67898

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ И ПУТЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЕЙ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Особенности характерные для экономической преступности высокое общественное положение субъектов ее совершения изощренно интеллектуальные способы их действий огромный материальный физический и моральный ущерб ими причиняемый исключительная латентность экономических посягательств и снисходительное...

Русский

2014-09-15

92.5 KB

0 чел.

В. СЫРОВАТКО,

соискатель

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ

И ПУТЯХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЕЙ

Особенности,  характерные для экономической преступности  (высокое общественное положение субъектов ее совершения, изощренно интеллектуальные способы их действий, огромный материальный, физический и моральный ущерб, ими причиняемый, исключительная латентность экономических посягательств и снисходительное отношение властей к этой группе преступников), ставят коррупцию в ряд необходимых ее составляющих или,  по крайней мере, относят к важной причине совершения множества экономических преступлений.

Уголовное законодательство России не знает понятия коррупции и не предусматривает мер ответственности за нее, как и иные отрасли российского права не знают законодательного определения коррупции, лишь называют это социальное явление и, главное, не предусматривают действенных комплексных мер борьбы с ней1.  Многолетнее обсуждение проблемы принятия всеобъемлющего федерального закона, направленного на борьбу с коррупцией, пока не привели к положительному результату.     

Коррупция имеет не только латентный, но и согласительный характер совершения.  Коррупционные действия, как правило, не влекут за собой жалоб, так как стороны получают выгоду от незаконной сделки.  Даже вымогательство взятки не всегда будет обжаловано, так как люди в различных странах не питают доверия к процессу борьбы с коррупцией, причем для этого есть достаточно оснований — объективных и субъективных, отечественных и международных.

Коррупционные действия обычно совершаются в очень сложных, специфических и конфиденциальных видах государственной деятельности, где непрофессионалу разобраться трудно. Коррупция имеет высочайшую приспособительную способность.  Она непрерывно мимикрирует, видоизменяется и совершенствуется.  Латентностьосновная ее особенность.  Поэтому нет сколько-нибудь полных или хотя бы репрезентативных данных об этом явлении, еще меньше виновных лиц, предстающих перед уголовным судом, и лишь единицам из них, причем самой низшей категории, назначается уголовное наказание2.

В законодательстве США есть более десяти норм, предусматривающих уголовную ответственность за различные формы взяточничества, а в 1989 г. был принят дополнительный закон о борьбе с коррупцией.  Каждый штат имеет и собственные законы, направленные на борьбу с этим явлением.

Коррупция не сводится лишь к примитивному взяточничеству, особенно в условиях рыночной экономики, свободной торговли и демократии. Лоббизм, фаворитизм, протекционизм, взносы на политические цели,  традиции перехода политических лидеров на должности почетных президентов корпораций и частных фирм, инвестирование коммерческих структур за счет госбюджета, перевод государственного имущества в акционерные общества, использование связей преступных сообществ часто являются завуалированными формами коррупции.

Начало борьбы с этим видом преступности в международном масштабе было положено еще в 1983 г. на конференции в Вашингтоне. В 1989 г. под эгидой ООН был проведен международный семинар по проблеме коррупции в сфере государственного управления в Гааге (Нидерланды), результаты которого послужили серьезной попыткой рассмотрения этой проблемы на Восьмом конгрессе ООН.  Препровождая проект резолюции этому конгрессу, ЮКОСОС высказал следующую рекомендацию: «Поскольку коррупция среди государственных должностных лиц может свести на нет потенциальную эффективность всех видов правительственных программ, затруднить развитие и создать угрозу для отдельных лиц и групп лиц,  в высшей степени важно, чтобы все государства:

а) рассмотрели адекватность своего уголовного законодательства, включая процессуальные нормы, чтобы реагировать на все виды коррупции,  и соответствующие  санкции, которые обеспечат надлежащее сдерживание;

б) разработали административные механизмы и механизмы регулирования для предупреждения коррупции и злоупотребления властью;

в) установили процедуры выявления, расследования и осуждения коррумпированных должностных лиц;

г) разработали правовые положения для конфискации средств и имущества, приобретенного в результате коррупции;

д) применили экономические санкции к предприятиям, причастным к коррупции»3.

Конгресс рассмотрел подготовленное Секретариатом ООН руководство «Практические меры борьбы с коррупцией», доработанный вариант которого был опубликован, и принял резолюцию «Коррупция в сфере государственного управления»4.  В ней обоснованно отмечалось, что проблемы коррупции носят всеобщий характер и оказывают пагубное влияние на экономику стран,  подрывая эффективность правительственных решений, наносят ущерб морали, расшатывают доверие граждан к правительству и разрушают принцип справедливого и беспристрастного правосудия.

Конгресс рекомендовал разработать проект международного кодекса поведения для государственных служащих, чтобы представить его Девятому конгрессу ООН.        

Эти документы были рассмотрены Генеральной Ассамблеей ООН (Резолюция 45/07 от 14 декабря 1990 г.), ЭКОСОС и другими организациями ООН.  К ним обращались Совет Организации экономического сотрудничества и развития  (ОСЭР), Программа ООН по международному контролю над наркотиками, организовавшая Форум по борьбе с коррупцией в Претории  (Южная Африка) и Семинар стран Восточной и Центральной Африки в Энтеббе (Уганда), посвященный коррупции в международных сделках.

В феврале 1995 г. Совет Европы созвал междисциплинарную группу по проблемам коррупции.  Эта проблема также рассматривалась Организацией Американских Государств, Европейским Союзом, Европейской комиссией и другими международными объединениями.

Коррупция составляла одну из важных тем специальных заседаний Девятого Конгресса ООН (Каир,  1995 г.), где при рассмотрении всего комплекса проблем был обсужден и одобрен проект международного кодекса поведения государственных должностных лиц5.  На заседаниях отмечалось, что коррупция проникла в экономику, политику, во все сферы общественных отношений, вышла за рамки национальных границ и приобрела глобальные масштабы, а дела о коррупции, поступающие в суды, представляют собой верхушку айсберга.  Для борьбы с коррупцией предлагалось расширить гласность, свободу средств массовой информации, независимость уголовного правосудия, ужесточить контроль над деятельностью чиновников.  Было высказано аргументированное мнение о том, что на пороге ХХI века человеческое общество вынуждено будет придерживаться принципа «демократия в интересах общественности» вместо бытующего «демократия в интересах богатства».

Один лишь неполный перечень проведенных мероприятий заставляет серьезно сомневаться в объективной регистрации коррупции, ибо если бы она была действительно такой, какой мы ее видим в сборниках криминальной статистики, то международному сообществу не было бы особой нужды проявлять такое беспокойство.

Что же понимает международное сообщество под коррупцией?

Существует множество определений, но полной ясности и правовой точности нет.  Конечно,  коррупция скорее синтетическое социальное или криминологическое понятие, чем правовое, поэтому ее надо рассматривать не как конкретный состав преступления, а как совокупность родственных составов деяний6.

Краткое и емкое определение, которое дано в Справочном документе ООН о международной борьбе с коррупцией, таково: «Коррупция это злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях».  Из него следует, что коррупция выходит за пределы взяточничества.

Джордж Най, например, полагает, что коррупция включает в себя взяточничество (дачу вознаграждения для совращения должностного лица с позиций долга), непотизм (покровительство на основе личных связей) и незаконное присвоение публичных средств для частного использования7.          

Это же подтверждается и рабочим определением междисциплинарной группы по коррупции Совета Европы: коррупция представляет собой взяточничество и любое другое выполнение определенных обязанностей в государственном или частном секторе, которое ведет к нарушению обязанностей,  возложенных на лиц статусом государственного должностного лица, частного сотрудника, независимого агента или иного рода отношений, и имеет целью получение любых незаконных выгод для себя и других.

Аналогичная идея заложена в Руководстве, подготовленном Секретариатом ООН на основе опыта разных стран.  Оно включает в коррупцию: 

— кражу, хищение и присвоение государственной собственности должностными лицами; 

— злоупотребление служебным положением для получения неоправданных личных выгод (льгот, преимуществ) в результате неофициального использования официального статуса;  

— конфликт интересов между общественным долгом и личной корыстью.

Критерием установления ответственности предлагается не оценка общественной пользы принятого решения, что очень трудно сделать, а открытость процесса принятия решения: должностное лицо не вправе принимать решение без предоставления всей информации.  Если это условие нарушено,  лицо может быть признано виновным.     

К этим видам нарушений присоединяется непредставление информации о всех финансовых активах, обязательствах, связях при занятии должности и ежегодной отчетности.  Причем санкции за них предлагаются не меньше санкций, чем за другие виды коррупции, чтобы нарушение было невыгодным.  Особое внимание уделяется предоставлению информации о финансовой поддержке партий.  По мнению Питера Айгина8, коррупция — это злоупотребление служебным положением с целью личного обогащения, когда чиновники принимают решение не на благо общества, а в корыстных целях.  Коррупцией поражен государственный аппарат во всем мире, вопрос только в размерах.  В развивающихся странах, как правило, размах коррупции больше, чем в развитых.  Так, государства третьего мира тратят 15 %  бюджета на взятки торговцам оружием.  В Германии и Франции, да и почти во всех странах, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), до последнего времени считалось приемлемым уменьшить налогооблагаемую базу частных компаний на сумму взяток, выплаченных ими иностранным чиновникам для получения выгодного контракта.

Для администрации США проблема коррумпированности иностранных чиновников — это и вопрос конкурентоспособности американских товаров и услуг.  Американским фирмам запрещено подкупать иностранцев под страхом уголовного наказания, тогда как в ряде европейских государств, в Австралии и Новой Зеландии такие взятки не только не преследуются законом, но и выводятся из-под налогообложения.  Чтобы положить конец практике подкупа должностных лиц, от которых зависит судьба заграничных контрактов, Вашингтон инициировал в 1996 г. переговоры в рамках ОЭСР (эта организация объединяет 29 наиболее развитых стран мира), и 17 декабря  1997 г. в Париже ее участники (а также Аргентина, Бразилия, Болгария, Чили и Словакия) одобрили Конвенцию о борьбе с подкупом иностранных чиновников в сфере международного бизнеса.  Документ вступил в силу 15 февраля 1998 г. в двенадцати странах, которые ратифицировали его.  Данная Конвенция квалифицирует как преступление взятки иностранным чиновникам в исполнительной, законодательной и судебной ветвях власти, включая сотрудников государственных предприятий.  Она различает «пассивную» и  «активную» коррупцию и направлена на пресечение последней, то есть на борьбу с взяткодателями, которых страны-участницы обязаны отныне наказывать в уголовном порядке, а также на сотрудничество друг с другом в выявлении случаев подкупа.

Американские эксперты оценивают объем международного взяточничества следующими цифрами: за 1998—1999 финансовый год взятки выявлены в 60 крупных международных сделках, их общая сумма (не контрактов, а взяток) составила 30 млрд. долл. США9.

В 1999 г. к коррупции стали относить «подношения», которыми большой бизнес «одаривает» политические партии, движения, фонды и конкретных политиков.

Мировое сообщество выработало определения криминальных проявлений коррупции.  Они содержатся в таких документах, как Конвенция Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (1999 г.), Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (2000 г.) и Конвенция ООН против коррупции (декабрь 2003 г.)  

Россия подписала все эти три документа, но не привела свое внутреннее законодательство в соответствие с ними.  Кроме того,  РФ не участвовала в подписании Конвенции Совета Европы по гражданско-правовой ответственности за коррупцию (1999 г.), то есть наше законодательство не приведено в соответствие и с данной международно-правовой нормой, что необходимо сделать в кратчайшие сроки,  поскольку в части 4 ст. 15 Конституции РФ закреплен приоритет норм международного права.

Согласно последней названной (2003 г.) Конвенции ООН, к криминальной коррупции прежде всего относится подкуп должностных лиц национальных и международных публичных организаций. Признаки подкупа и вымогательства в ней подробно описаны.  Конвенция относит к коррупции также хищение, неправомерное присвоение или нецелевое использование имущества публичным должностным лицом, злоупотребление служебным положением, подкуп и хищение имущества в частном секторе, отмывание доходов от преступлений, воспрепятствование отправлению правосудия, незаконное обогащение (то есть значительное увеличение активов должностного лица, превышающее его законные доходы, которые он может различным образом обосновать).

Как считает Пино Арлакки (заместитель Генерального секретаря ООН,  возглавлявшего делегацию международных специалистов — 150 экспертов из 18 стран), за один год по всему миру «отмывается» до 100 млрд. долл. США из России (хотя российские специалисты оценивают эту сумму в 10-20 млрд. долл. США). В нескольких богатейших странах «отмываемые» суммы колеблются от 300 до 500 млрд. долл. США, и большая часть «отмываемых» в мире денег заработана не в России, а в США и других развитых странах мира.

Однако Россию, по словам заместителя Генерального секретаря ООН,  в этом смысле ждет «большое будущее»: несовершенство отечественных законов и недоразвитость банковской системы создают идеальные предпосылки для того, чтобы именно наше государство стало в недалеком будущем центром, где будет «отмываться» львиная доля «грязных» денег со всего мира.  По его мнению, чтобы положить конец отмыванию «грязных»  денег, мировую и российскую банковскую систему придется кардинально видоизменить и лишить ее части традиционных либеральных атрибутов — речь идет прежде всего о сохранении тайны банковских вкладов (это предложение ООН уже вызвало негативное восприятие банковских кругов во всем мире).

Согласно исследованиям, проведенным как в России, так и за рубежом, наша страна — одна из наиболее коррумпированных стран в мире.  В 1999 г. в Вашингтоне под председательством вице-президента США Альберта Гора состоялась первая международная конференция по борьбе с коррупцией в правоохранительных органах.  Согласно распространенному на этой конференции рейтингу, Россия заняла 76 позицию из 85 обследованных стран.  Рейтинг, впрочем, оценивает лишь «индекс восприятия коррупции»,  выведенный на основании опросов среди представителей деловых кругов.

По данным авторитетной международной организации «Transparency Inetrnational» (специализирующийся на борьбе с коррупцией в международной торговле и иностранных инвестициях), в 2003 г.  Россия находилась на 47 месте из 133 стран по индексу восприятия коррупции (в 2001 г.  — на 81, в 2000 г. — на 83, а в 1999 г. — на 76 месте, но тогда было исследовано меньшее количество стран), рядом с Малави, Индией, Алжиром, Мадагаскаром и Никарагуа10.  Налицо явный прогресс, хотя, видимо, несмотря на действительную и очень серьезную опасность рассматриваемого явления, эти оценки следует расценивать только как условные, исходя из специфики экономических, общественных, социальных и правовых отношений, существующих в каждой из стран, и того смысла, который мы вкладываем в то или иное рассматриваемое понятие (ту же коррупцию).

Слабость государства сводит на нет экономические и другие реформы. Наша бюрократия и сегодня обладает огромными полномочиями.

Но находящийся в ее руках объем полномочий по-прежнему не соответствует качеству власти. Такая власть в значительной степени имеет своим источником не что иное, как избыточные функции государственных органов. Правительство России провело в 2003 г. инвентаризацию функций министерств и ведомств11, в результате чего выяснилось, что почти каждое ведомство считает, что его функции нужно не сокращать, а расширять, в том числе за счет других ведомств.

Несмотря на огромное число чиновников, в стране тяжелейший кадровый голод  на всех уровнях и во всех структурах власти,  голод на современных, эффективных управленцев.  Сказанное составляет тот фон, на котором предстоит провести жизненно необходимую административную реформу.  Бюрократию надо не убеждать уменьшить свои аппетиты, а директивно ограничивать.  Надо провести радикальное сокращение функций государственных органов.  Конечно, это должно быть просчитано очень точно и связано  с комплексом решений о разграничении полномочий между уровнями власти и обеспечению их финансовой самостоятельности12.

Контрольно-надзорная функция государства — чуть ли не самая обременительная для бюджета, потому что число людей, работающих в государственных учреждениях и осуществляющих именно контроль и надзор, очень велико. Однако через эту функцию государство обеспечивает безопасность человека. Но тотального контроля государство ни с какими ресурсами никогда не сможет организовать. Поэтому одна из основных задач — найти гармонию, компромисс между тем, что может эффективно контролировать государство, и тем, что оно не должно контролировать ни при каких обстоятельствах. И надо искать новые методы и формы управления. Одновременно следует сформировать эффективно работающий механизм разрешения споров между гражданами и государством за счет совершенствования административных процедур и судебных механизмов13.

Коррупционная преступность — это только часть такого социального явления, как коррупция14. Правонарушения, связанные с коррупцией, включают:

  а) коррупционные правонарушения, совершаемые в виде предоставления, принятия материальных, иных благ и преимуществ;

  б) правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т.п.).

Эти правонарушения многообразны, могут носить уголовно-правовой,  административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер.

Вот почему иногда употребляется выражение «борьба с коррупцией и преступностью».  Оно отражает то, что не вся коррупция преступна и уголовно наказуема, но в то же время не вполне корректно.  Точнее было бы представить соотношение этих явлений как частично накладывающихся друг на друга кругов15.

Круг коррупционных преступлений не совпадает с должностной преступностью, ибо, например, он не включает халатность. Не вполне совпадает он и с преступностью по службе, хотя к нему относятся многие преступления против государственной власти, государственной и иной службы (ст. 290, 291 УК РФ), с коррупцией могут быть связаны и злоупотребление должностными полномочиями, превышение должностных полномочий, незаконное участие в предпринимательской деятельности, служебный подлог, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности, преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях и целый ряд других преступлений.  Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел,  материалов о взяточничестве, коммерческом подкупе, незаконном участии в предпринимательской деятельности, а анализ последних проводится начиная со статистических данных.

При анализе причин и детерминации коррупции существенны три аспекта: характеристики служебной среды; характеристики служащих;  условия и процессы их взаимодействия, состояние социального контроля в сфере службы16.

В течение года более 38 млрд. долл. США отдают в виде взяток российские граждане, причем приблизительно 3 млрд. долл. граждане — не предприниматели  (449 млн. долл. — на поступление детей в вузы, автоинспекциям — 368 млн.  долл. и 274 млн. долл. США — в суды), а 33 млрд. долл. США  —  предприниматели.

Для сравнения можно привести следующие данные: за 2000 г. в виде подоходного налога в России была собрана сумма, эквивалентная примерно  6 млрд. долл. США, а вся доходная часть федерального бюджета в том же году составляла около 40 млрд. долл. США, таким образом, в нашей стране параллельно существуют две налоговые системы — официальная и теневая.  Согласно проведенным исследованиям, в ситуации, когда приходится решать, давать или не давать взятку, оказывалась половина всего населения нашей страны. Однако только 38 % соглашались с коррупционными требованиями чиновников (получается, что взятки давали более 55 млн. человек).  

Что же касается деловой коррупции, то 82 % бизнесменов абсолютно точно давали взятки (причем 75 % от суммы «деловых взяток» приходится на муниципальные уровни власти, 20 % — на региональные и лишь 5 % — на федеральные структуры).  Правда, методом исследований не охватывались самые верхние уровни коррупции, «когда хватают очень редко, но много».

Согласно опросам, население считает, что уровень коррупции при Ельцине и Путине соотносится как восемь к одному.  «На самом деле это не соответствует действительности, — подчеркивает Г.Н. Сатаров, — за последние годы уровень коррупции практически не изменился»17.

Согласно приведенным данным, надежность коррупционной сделки составляет примерно 98 %, так что соблазн очень велик.

Обычно выделяются три основные причины взяточничества среди государственных чиновников: низкая зарплата, слабость социальных гарантий при отставке и правовая незащищенность.  Одновременно с этим подчеркивается, что само повышение зарплаты государственным чиновникам автоматически не приведет к снижению количества взяток.

26 ноября 2003 г. вступил в силу Указ Президента РФ от 24 ноября  2003 г. № 1384 «О Совете при Президенте Российской Федерации по борьбе с коррупцией»18.  Согласно Положению о названном Совете, он является совещательным органом при Президенте РФ.  При Совете создаются Комиссия по противодействию коррупции и Комиссия по разрешению конфликта интересов.  В Совет входят Председатель Правительства РФ, Председатели Совета Федерации и Государственной Думы ФС РФ и председатели высших судебных инстанций страны (что наглядно говорит об озабоченности государства названной проблемой).  Не имеющие властных функций (но обладающие огромным объемом информации об интересующих вопросах и возможностями его всестороннего и объективного анализа и синтеза), названные Совет и его Комиссии призваны содействовать Президенту в реализации его конституционных полномочий в устранении условий, порождающих коррупцию; видимо, в этом и заключается смысл реальной антикоррупционной политики в стране.  Однако, думается, что эта мера только первый реальный шаг руководителей государства в противодействии коррупции.  Видимо, следующим шагом должно быть создание специализированного органа, направленного на противодействие коррупции, независимого от тех или иных государственных структур, который противостоял бы коррупции (в том числе) и среди работников правоохранительных структур и судов (конечно, эта задача на годы и ее реализация возможна только на основе существенно обновленного законодательства, причем в первую очередь не уголовного).               

12 августа 2002 г. был принят Указ Президента Российской Федерации № 885 «Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих» (вступил в силу 15 августа 2002 г.)19.  Данные общие принципы представляют собой основы поведения государственных служащих, которыми им надлежит руководствоваться при исполнении должностных (служебных) обязанностей.  Согласно им, государственный служащий призван исполнять должностные (служебные) обязанности добросовестно, на высоком профессиональном уровне в целях обеспечения эффективной работы государственного органа; исходить из того, что признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина определяют основной смысл и содержание деятельности органов государственной власти и государственных служащих; осуществлять свою деятельность в рамках установленной законами и подзаконными нормативными правовыми актами компетенции государственного органа; не оказывать предпочтения каким-либо профессиональным или социальным группам и организациям, быть независимым от влияния со стороны граждан, профессиональных или социальных групп и организаций; исключать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению должностных (служебных) обязанностей; соблюдать установленные законом ограничения для государственных служащих; соблюдать политическую нейтральность, исключающую возможность какого-либо влияния на свою служебную деятельность решений политических партий или иных общественных объединений; соблюдать нормы служебной, профессиональной этики и правила делового поведения; быть корректным и внимательным в обращении с гражданами и представителями организаций; проявлять терпимость и уважение к обычаям и традициям народов России, учитывать культурные и иные особенности различных этнических, социальных групп и конфессий, способствовать межнациональному и межконфессиональному согласию; воздерживаться от поведения, которое могло бы вызвать сомнение в объективном исполнении государственным служащим должностных (служебных) обязанностей, а также избегать конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его репутации или авторитету государственного органа; при угрозе возникновения конфликта интересов — ситуации, когда личная заинтересованность влияет или может повлиять на объективное исполнение должностных (служебных) обязанностей, — сообщать об этом непосредственному руководителю и выполнять его решение, направленное на предотвращение или урегулирование данного конфликта интересов; не использовать свое служебное положение для оказания влияния на деятельность государственных органов, организаций, должностных лиц, государственных служащих и граждан при решении вопросов, лично его касающихся; воздерживаться от публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности государственных органов и их руководителей, если это не входит в его должностные (служебные) обязанности; соблюдать установленные в государственном органе правила публичных выступлений и предоставления служебной информации; уважительно относиться к деятельности представителей средств массовой информации по информированию общества о работе государственного органа, в установленных законами случаях и порядке оказывать им содействие в получении достоверной информации.

Государственный служащий, наделенный организационно-распорядительными полномочиями по отношению к другим государственным служащим, призван также принимать меры к предотвращению и урегулированию конфликта интересов, не допускать принуждения государственных служащих к участию в деятельности политических партий и иных общественных объединений.

1 Принято считать, что термин «коррупция» происходит от латинского  «corruptio» — «порча», «разложение», совращение», подкуп».

2 Лунеев В.В. Преступность ХХ века. Мировые,  региональные и российские тенденции. Мировой криминологический анализ. — М., 1999. — С. 267—268.

3 Практические меры борьбы с коррупцией: Руководство, подготовленное Секретариатом ООН. А/CONF. 144/8. 1990. Р. 4.

4 Восьмой конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. — Нью-Йорк, 1990. — С. 150—153.

5 Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный Секретариатом ООН. А/CONF. 169/14. 1995. 13 апреля; Опыт осуществления практических мер, направленных на борьбу с коррупцией государственных должностных лиц. А/CONF. 169/L. 20/Add. 3. 1995. 6 мая; Девятый конгресс ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. — Каир, 1995. — 29 апреля—8 мая. А/CONF. 169/16. С. 78—83.

6 Лунеев В.В. Указ. соч. С. 271.

7 Politikal corruption: A hand book/Ed. By Heldenheimer A .J. еt. аl. — Oxford, 1989. — Р. 22.

8 Руководитель некоммерческой и неправительственной организации  «Международная гласность», созданной в 1993 г. специально для борьбы с коррупцией и действующей в 70 странах мира.   

9 Абаринов В.В. Борьба с коррупцией в мировом масштабе // Российская газета. 2000. 25 февраля.

10 Российская газета. 2003. 15 октября.

11 Из 5,6 тыс. функций государственного управления к январю 2004 г. более 800 из них были признаны избыточными, 350 дублирующими и более 500 требующими сокращения масштабов исполнения.  Вопрос не столько в количественных показателях, сколько в качественных особенностях, которые и требуют преобразований. Среди них действия контрольно-надзорных органов и органов МВД РФ не процессуального характера, которые необходимо прекратить, ведь сейчас любой инспектор на потребительском рынке может прийти к предпринимателю и потребовать любые документы, даже тогда, когда требуется предварительное следствие.  В каждом министерстве останется лишь 10-15 %  его контролирующих обязанностей,  касающихся тарифного и нетарифного регулирования, управления имуществом, бюджетного управления.  Остальные функции контроля будут «выведены» на рынок и переданы бизнесу (в лице саморегулируемых организаций на конкурентной основе) — это сфера лицензирования, сертификации,  аудита, экспертизы.  В перспективе никто из чиновников не будет вправе без суда приостанавливать деятельность предприятий, штрафовать и изымать документацию. Так, из более чем 200 функций, возложенных на МВД России, около 100 признаются несвойственными органам внутренних дел, и от них необходимо избавляться. Для этого необходимо вносить изменения в Закон РФ «О милиции» и другие нормативные акты, которых сегодня более четырехсот // Российская газета. 2004. 14 января, 18 февраля, 26 февраля.

12 Послание Президента России В.В. Путина Федеральному Собранию РФ // Российская газета. 2003. 17 мая.

13 Там же.

14 Долгова А.И. Криминология. — М., 2001. — С. 251.

15 См.: Долгова А.И. Указ. соч. С. 252.

16 Там же. С. 252—253.

17 По данным социологического исследования «Диагностика российской коррупции», проведенного фондом «ИНДЕМ» (под руководством Г.Н. Сатарова) в 1998—2001 гг. и подтвержденного его же исследованием 2003 г. // Российская газета. 2002. 22 мая, 29 июня; 2003. 28 ноября; 2004. 4 марта.

18 Российская газета. 2003. 26 ноября.

19 Российская газета. 2002. 15 августа.

PAGE  2


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62112. Повторение на уроках истории в дореволюционной школе 42.49 KB
  Необходимо постоянное классное повторение ил урока в урок всего самого первостепенного самого существенного что позволит ученикам видеть в истории нечто целое. Повторение это не механическое воспроизведение изученного...
62113. Позакласна робота з інформатики 36.59 KB
  Можна виділити основні вимоги до організації позакласної роботи в школі: залучення до позакласної діяльності учнів з урахуванням їхніх інтересів і здібностей; органічна єдність навчальної і позакласної діяльності...
62116. Анализ финансовой отчетности. Методические рекомендации 89.96 KB
  Признаки хорошего баланса: 1 валюта баланса в конце отчетного периода должна увеличиваться по сравнению с началом периода; 2 темпы прироста оборотных активов должны быть выше чем темпы прироста внеоборотных активов; 3 собственный капитал предприятия должен...
62117. Цивилизация Древней Руси (6 – н. 12 вв.) 30 KB
  Версии образования древнерусской государственности и особенности раннефеодальной монархии работа с термином государство доклады дискуссия. Социальная структура общества доклады работа с источником...
62119. Методы отказа от курения. Выявление степени никотиновой зависимости (тест Фагестрема), мотивации к отказу от курения, мотивации к курению (тест Хорна) 40.47 KB
  Табакокурение является одной из самых распространенных и значительных бытовых вредностей, а табачная интоксикация является одним из этиологических факторов большого числа расстройств и заболеваний...