67899

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ ПРИ ПРИМЕНЕНИИ МЕР АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРЕСЕЧЕНИЯ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Исследование применения мер административного пресечения предполагает обращение к проблемам законности при осуществлении данного вида правоприменительной деятельности. К этому подвигает не только важность теоретического анализа механизма обеспечения законных прав и интересов при реализации...

Русский

2014-09-15

93 KB

5 чел.

В. ТЮРИН,

доктор юридических наук,

главный научный сотрудник ВНИИ МВД России

Р. БОГДАНОВ,

адъюнкт Московского университета МВД России

ПРОБЛЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ЗАКОННОСТИ

ПРИ ПРИМЕНЕНИИ МЕР

АДМИНИСТРАТИВНОГО ПРЕСЕЧЕНИЯ

Исследование применения мер административного пресечения предполагает обращение к проблемам законности при осуществлении данного вида правоприменительной деятельности. К этому подвигает не только важность теоретического анализа механизма обеспечения законных прав и интересов при реализации рассматриваемых правовых средств, но и практические обстоятельства, выражающиеся в массовом нарушении требований закона при применении мер административного пресечения.

Проблема законности — одна из центральных проблем юриспруденции. Большое внимание вопросам обеспечения законности в государственном управлении уделялось в административно-правовой науке1, не обойдены вниманием и проблемы  соблюдения прав и свобод граждан в деятельности правоохранительных органов2. Вопросы же законности при применении мер административного пресечения оставались малоисследованными. Вместе с тем актуальность разработки данной проблематики несомненна. Она обусловлена самим масштабом применения мер административного пресечения, их вторжением в сферу разнообразных прав и законных интересов физических и юридических лиц, массовыми нарушениями требований закона при реализации рассматриваемых средств правоохраны, о чем свидетельствуют многочисленные жалобы и иски, подаваемые в суды, материалы проверок прокуратуры, контрольно-надзорных органов и результаты ведомственных проверок.

Обратим внимание и на односторонность научных разработок проблемы законности применения мер административного пресечения. В них делался акцент на обеспечении прав и свобод человека и гражданина при реализации этих правовых средств, но в меньшей мере исследованы способы обеспечения законных прав юридических лиц, к которым применяются разнообразные меры  административного пресечения3. Законность в рассматриваемой сфере предполагает соблюдение правоприменителем нормативных требований, определяющих правовой режим деятельности органов, должностных лиц, уполномоченных применять меры административного пресечения (порядок наделения и реализации полномочий, соблюдение установленных регламентов и т.д.).

Исследование проблем законности при применении мер административного пресечения предполагает обращение к самому понятию законности. В нашей правовой литературе длительное время доминировал взгляд на данный феномен как на неуклонное соблюдение законов и соответствующих им иных правовых актов органами государства, должностными лицами, гражданами и общественными организациями4. Такое понимание — интерпретация известных ленинских положений о необходимости строжайшего соблюдения законов и предписаний советской власти5 и не раскрывает всего богатства понятия законности.

Следует согласиться с мнением видного российского ученого-административиста Д.Н. Бахраха, который высказал плодотворную мысль о том, что законность образуют три составляющие ее части: наличие самих законов, их соблюдение, образуемый ими режим6. В обобщенном виде законность можно определить как наличие оптимального количества правовых норм для регулирования существующих общественных отношений, соблюдение адресатами содержащихся в них предписаний и формируемый на этой основе особый правовой режим. Исходя из такого понимания законности, попытаемся обозначить ее проблемы относительно применения мер административного пресечения.

Первая проблема связана с нормативной основой законности.  Законы и иные правовые акты являются нормативной базой законности. Именно они задают правовой стандарт поведения людей, определяют рамки полномочий государственных органов.

Основные требования к нормативной базе законности сводятся, во-первых, к достаточности законов и иных правовых актов для регулирования определенных общественных отношений, во-вторых, к их качеству, в-третьих, к сбалансированности нормативных актов.

Достаточность законов не следует отождествлять с наличием большого количества нормативных актов, регулирующих определенную сферу общественных отношений. Достаточность — это прежде всего полнота правового регулирования. Исследуемый институт защиты образуют нормы, содержащиеся в большинстве кодексов Российской Федерации, федеральных законах и иных правовых нормативных актах. Множественность нормативных источников, их различный уровень создает серьезные затруднения для правоприменителя и дезориентирует физических и юридических лиц, к которым применяются меры административного пресечения. Столь масштабная правоохранительная деятельность, какой является применение рассматриваемых правовых средств, нуждается в консолидации ее нормативной базы. Кодификация затронула лишь нормы, регулирующие применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях (гл. 27 КоАП РФ). Нормы о применении иных мер административного пресечения, не связанных с производством по делам об этих правонарушениях, «рассыпаны» в многочисленных правовых актах, не всегда согласованных между собой.

Думается, целесообразно разработать и принять федеральный закон «О мерах административного пресечения». Это должен быть кодифицированный нормативный акт, определяющий виды, содержание мер административного пресечения и порядок их применения. Подчеркнем важность его федерального уровня, который создаст нормативную базу для единства применения мер административного пресечения. Данный уровень диктуется и необходимостью выполнения конституционных положений, в соответствии с которыми права и свободы граждан могут быть ограничены только федеральным законом (ч. 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации). Нормативная практика регулирования многих вопросов применения мер административного пресечения (правила задержания транспортных средств, содержания лиц, подвергнутых административному задержанию, и др.) правительственными актами находится, по нашему мнению, в противоречии с названными конституционными положениями. Подчеркнем еще раз: содержание и порядок применения рассматриваемых мер правоохраны должны быть урегулированы федеральным законом.

Качество нормативной основы законности предполагает прежде всего ее соответствие  объективно существующим общественным отношениям, социально-политическим реалиям. К сожалению, нормотворческая практика не всегда учитывает эти обстоятельства. Особенно это характерно для законодательства субъектов Российской Федерации, которые нередко устанавливали ограничения в сфере свободы передвижения, распоряжения имуществом, не предусмотренные федеральными законами. В предлагаемом федеральном законе должны быть закреплены не только содержание мер административного пресечения, но и гарантии прав и свобод граждан и законных интересов юридических лиц при их применении. В данном законе следует также унифицировать терминологию основных понятий института защиты, поскольку в действующем законодательстве по разному определяются однотипные действия по применению мер административного пресечения.

Уместно привести слова Д.А. Керимова о том, что «нарушение логики закона, неточность его понятий и формулировок, неопределенность терминов порождают многочисленные запросы, вызывают непроизводительную трату времени, сил и энергии, одновременно являясь питательной почвой для бюрократической волокиты, позволяют извращать смысл закона и неправильно его применять»7.

Сбалансированность нормативной базы применения мер административного пресечения выражается в соблюдении иерархии актов различного уровня. Верховенство федеральных законов перед иными правовыми актами цементирует всю нормативную систему правоприменительной деятельности. Следует особо подчеркнуть, что нормы закона не просто регулируют важные общественные отношения в рассматриваемой сфере, они являются первичными нормами, с которыми правоприменитель прежде всего сообразует свою деятельность. «Изначальность норм, устанавливаемых законом, — подчеркивает А.Ф. Ноздрачев, — есть лишь один из внешних признаков выражения высшей юридической силы закона и подзаконного характера нормативных актов, издаваемых министерствами и ведомствами»8. Поэтому при расхождении закона и подзаконного акта должны применяться законодательные нормы. Сбалансированность нормативной базы применения мер административного пресечения предполагает и одновременное действие всех ее составляющих. Зачастую правоприменитель встает в тупик, когда после вступления в действие закона длительное время не принимаются соответствующие подзаконные нормативные акты.

Так, после введения в действие с 1 июля 2002 г. КоАП РФ процесс издания в соответствии с частью 4 ст. 28.3 КоАП РФ ведомственных актов, утверждающих перечень должностных лиц, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях и проводить административное задержание, растянулся до 2004 г.; только через полтора года Правительство утвердило Правила задержания транспортного средства, помещения его на стоянку, хранения9, а также запрещения эксплуатации, без которых правоприменители не могли полностью реализовать положения статьи 27.13 КоАП РФ (Задержание транспортного средства, запрещение его эксплуатации). В связи с этим мы разделяем предложение Ю.А. Тихомирова о необходимости разработки концепции и механизма действия закона10. Одним из основных положений этой концепции должно быть требование пакетного принятия закона и подзаконных актов, регулирующих соответствующую область общественных отношений.

Вторая проблема связана с соблюдением и исполнением законодательных предписаний при реализации мер административного пресечения. Конституционный принцип об обязанности органов государства, должностных лиц и граждан соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и иные правовые акты приобретает особую значимость при осуществлении рассматриваемой деятельности.

Во-первых, это определяется назначением и местом органов исполнительной власти как субъектов применения мер административного пресечения. Данные органы создаются прежде всего для исполнения законов, в предусмотренных законом случаях они обязаны совершать действия по прекращению противоправной ситуации. Известный французский ученый Г. Брэбан, раскрывая смысл принципа законности, рассматривает его как обязанность администрации действовать в соответствии с законом, проявлять инициативу при исполнении законов и постановлений, судебных решений11.

Во-вторых, органы исполнительной власти и их должностные лица, уполномоченные применять меры административного пресечения, — самые многочисленные субъекты в области государственного принуждения. Основу их системы, согласно Указу Президента Российской Федерации от 9 марта 2004 г. «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти»12, составляют федеральные службы и их должностные лица.

В-третьих, данные субъекты — государственно-властная структура. Они наделены значительными полномочиями на применение мер административного пресечения к широкому кругу физических и юридических лиц в различных сферах деятельности. Реализация этих полномочий связана с вторжением в сферу законных прав и интересов. Ретроспективный взгляд на данную деятельность свидетельствует о стремлении государственной администрации усилить свое влияние, разрешить проблемы охраны правопорядка силовыми способами, действовать в обход закона. Демония исполнительной власти, по образному выражению Д.Н. Бахраха, проявляется здесь в нарушении прав и свобод граждан, применении мер административного пресечения, не соответствующих опасности предотвращаемой угрозы. Это характерно для всех тоталитарных государств. Однако переход к демократическим формам правления не влечет автоматически законопослушной администрации. Бюрократический эгоизм и здесь дает о себе знать пренебрежением к закону, нарушениями прав граждан, коррупцией, злоупотреблениями власти.

Рассматривая действие принципа законности в деятельности по применению мер административного пресечения, выделим две его составляющие: исполнение нормативных установлений о мерах административного пресечения и соблюдение законных прав и интересов, в отношении которых они применяются. В реальной правоприменительной практике их вряд ли различают, поскольку правильное применение мер административного пресечения предполагает незыблемость тех прав и интересов, ограничение которых не вызывается целями прекращения противоправного поведения.

Исполнение норм применения мер административного пресечения с позиций принципа законности должно соответствовать многим требованиям. Остановимся подробнее на них.

Основные требования можно свести к следующему:

1) применению подлежит та мера административного пресечения, которая предусмотрена законом;  

2) она должна применяться только на основаниях и в порядке, предусмотренных законом;

3) применять ее должен уполномоченный орган (должностное лицо) в пределах полномочий, предоставленных ему законом.

Правоприменитель может применить только те принудительные средства прекращения противоправной ситуации, которые установлены законом. Напомним, что меры, ограничивающие права и свободы граждан, устанавливаются в соответствии с Конституцией Российской Федерации только федеральным законом. Следовательно, применению подлежат меры административного пресечения, предусмотренные КоАП РФ, кодексами Российской Федерации и другими федеральными законами. При этом реализация рассматриваемых мер предполагает их применение в соответствии с их целевым назначением в системе правоохранительных средств. Так, огнестрельное оружие является средством пресечения опасных преступных посягательств и не должно использоваться для прекращения административно-наказуемых деяний. Заметим: общественно полезная цель прекращения противоправной ситуации определяется законом, поэтому она, по мнению французского ученого Ж. Веделя, всегда элемент законности.

Законным признается применение меры административного пресечения, если есть основания, предусмотренные законом. Правоприменитель должен учесть наличие всех обстоятельств, служащих основанием для реализации определенной меры административного пресечения. Здесь следует обратить внимание на проблему целесообразности применения той или иной меры административного пресечения.

Законность нередко противопоставляют целесообразности, а иногда эти понятия отождествляют. Вместе с тем это самостоятельные понятия, тесно связанные друг с другом. Закон определяет общие рамки поведения субъектов, возможность выбора наиболее эффективного решения вопроса о прекращении противоправного поведения. Но границы свободного усмотрения в деятельности субъектов применения мер административного пресечения могут быть различными. В одних случаях закон устанавливает возможность для выбора вариантов решения для прекращения противоправной ситуации. Такие формулировки правовых норм, регулирующих применение мер административного пресечения, как «в исключительных случаях», «в случае необходимости» и др., предоставляют правоприменителю определенную свободу усмотрения. Оценка таких «случаев» на основании конкретной ситуации осуществляется должностным лицом, уполномоченным применять меру административного пресечения.

Законным при условии прекращения противоправной ситуации может быть решение как о применении, так и о неприменении принудительной меры. В других случаях закон закрепляет жесткую правоприменительную модель поведения, не позволяющую органу исполнительной власти (должностному лицу) уклониться от установленного правового императива. Например, обнаружив наркотики, сотрудник милиции обязан их изъять, пьяного водителя отстранить от управления и направить на медицинское освидетельствование и т.д. Здесь законодатель учитывал повышенную опасность угроз общественным отношениям, которые могут быть прекращены немедленным применением соответствующих мер административного пресечения. Опасность для жизни и здоровья людей, которую несет в себе управление транспортным средством в состоянии опьянения, очевидна. Значительная часть ДТП с тяжелыми последствиями (в 2003 году на дорогах погибло 34 тыс. человек) совершается пьяными водителями. По данным МВД России, в 2003 г. задержано за управление транспортными средствами 12 000 тыс. человек, которые были отстранены от управления. Отказ от таких мер не снимает угрозы общественным отношениям и рассматривается как нарушение требований закона. К сожалению, как свидетельствуют проверки ДПС службой собственной безопасности МВД России, подобные нарушения закона не редкость.

Закон устанавливает не только основания, но и порядок применения рассматриваемых правовых средств. Такой порядок представляет нормативную матрицу обязательных процессуальных действий, которые должен выполнить орган (должностное лицо): предупредить нарушителя о возможности применения принудительных мер, составить протокол, соблюсти установленные процессуальные сроки и др. Как показало изучение правоприменительной практики, должностные лица, уполномоченные применять меры административного пресечения, чаще нарушают порядок их реализации. Весьма распространенное нарушение в деятельности органов внутренних дел — процессуальное упрощенчество, когда вместо требуемого протокола об административном задержании делается запись в протоколе об административном правонарушении, либо в книге учета задержанных, либо о применении данной меры составляется рапорт сотрудника милиции.  Об этих и других нарушениях неоднократно говорилось в прокурорских представлениях13, в выводах о результатах ведомственных проверок.  

Тревожат не столько сами нарушения порядка применения мер административного пресечения, сколько их хронический характер. Они типичны, повторяются из года в год, имеют тенденцию к росту. Типична и реакция органов управления субъектов применения мер административного пресечения: она сводится, как правило, к изданию очередных приказов, требующих устранить нарушения законности. Их декларативность очевидна, равно как и низкая результативность. Самый главный парадокс состоит в том, что известны и называются основные причины нарушений в административной практике милиции: незнание сотрудниками административного законодательства и отсутствие тактических навыков пресечения правонарушений. Кочующие из приказа в приказ формулировки вроде «принять меры к изучению административного законодательства и принять зачеты у личного состава» не могут изменить сложившуюся ситуацию. Институт защиты — это сложнейший комплекс правовых норм КоАП, большинства кодексов Российской Федерации, других федеральных законов, которые изучить «при принятии зачетов» невозможно. Это утопия. К сожалению, введение в учебные программы полномасштабного курса «Административно-деликтное право», что предлагалось сделать задолго до принятия КоАП РФ14, откладывается.

А при отсутствии полноценных знаний законодательства, регулирующего применение мер административного пресечения, не трудно спрогнозировать дальнейшее «тиражирование» нарушений закона в процессе реализации этих правовых средств.

Применение рассматриваемых мер закон связывает с деятельностью органов исполнительной власти и их должностных лиц: привод вправе осуществлять органы внутренних дел (милиция), приостанавливать лицензию на осуществление отдельных видов деятельности — лицензирующий орган и т.д. Каждый из этих субъектов должен быть четко определен. При отсутствии такого нормативного закрепления, как показала практика, возникает нежелательная для правоприменения неопределенность. На «горячей линии», которую было вынуждено открыть МВД России после введения с 1 июля 2002 г. в действие КоАП РФ, вопросы о том, кто вправе задерживать лиц, совершивших административные правонарушения, не были редкостью. Ситуация разрешилась только после принятия приказа МВД России от 21 августа 2002 г. № 803 «О должностных лицах системы Министерства внутренних дел Российской Федерации, уполномоченных составлять протоколы об административных правонарушениях и осуществлять административное задержание»15.

Законной признается реализация меры административного пресечения, если она применена уполномоченным на то органом (должностным лицом). Для этого в нормативном акте указывается точное наименование субъекта применения мер административного пресечения, его состав (для государственного органа), определяется его компетенция. Так, в упомянутом приказе МВД России перечислены должности сотрудников органов внутренних дел, полномочных осуществлять административное задержание. В отдельных случаях законодатель связывает полномочия на применение соответствующей меры административного пресечения с составом того или иного органа. Например, право принять решение о приостановлении всех видов финансовых платежей и расчетных операций по счетам проверяемых предприятий, учреждений и организаций предоставлено только Коллегии Счетной палаты Российской Федерации16. Злоупотреблениям при применении мер административного пресечения способствует, по нашему мнению, недостаточная информированность граждан и юридических лиц о том, кто вправе применять к ним те или иные принудительные меры17. Доведение до адресатов такой информации позволяет, как показала практика, предотвращать применение мер административного пресечения не уполномоченными на то лицами или находящимися не при исполнении своих служебных обязанностей.

Субъекты применения мер административного пресечения обязаны не только исполнять нормы, регулирующие их реализацию, но и соблюдать законные права иных субъектов права. Это обусловлено тем, что   в условиях построения правового государства охрана прав и свобод человека и гражданина — одна из первоочередных правоохранительных задач государства (ст. 2 Конституции Российской Федерации). Не случайно в статутных нормативных актах данная задача рассматривается как один из важнейших принципов деятельности органов исполнительной власти. В статье 3 Закона РФ «О милиции» сказано: «Деятельность милиции строится в соответствии с принципами уважения прав и свобод человека и гражданина, законности, гуманизма, гласности». Аналогичные нормы содержат и иные нормативные акты, определяющие правовой статус органов исполнительной власти.    

Идеи естественного права и общепринятые критерии классификации прав и свобод человека и гражданина для науки административного права имеют важное теоретико-правовое значение и открывают широкие перспективы для административно-процессуальной характеристики защищаемых нормами международного права, Конституции Российской Федерации и российского законодательства социально-экономических, политических, социально-культурных и личных прав и свобод человека и гражданина и пределов их дозволенных ограничений при применении мер  административного пресечения. Новый КоАП РФ внес немало новелл, усиливающих процессуальные гарантии прав участников административно-юрисдикционного процесса (право знакомиться с протоколами о применении мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, подписывать их и др.). Вместе с тем механизм защиты прав и свобод граждан в процессе применения рассматриваемых мер не получил надлежащего закрепления в Кодексе. В части 2 ст. 27.1 КоАП РФ содержится лишь указание на то, что вред, причиненный незаконным применением мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. В Кодексе отсутствует норма о порядке обжалования актов применения мер административного пресечения, что следует признать существенным пробелом закона, ограничивающим права граждан на защиту своих прав.

Практика применения многочисленных мер административного пресечения (приостановление работ, запрещение эксплуатации машин и механизмов, приостановление и аннулирование лицензий и др.) свидетельствует о нарушении прав и интересов юридических лиц. Не следует закрывать глаза на особый «интерес» к ним со стороны всех контрольно-надзорных органов, которые тотальными проверками, ревизиями порой парализуют деятельность хозяйствующих субъектов. В процессе таких проверок нередко применяются и меры административного пресечения, ограничивающие законные права и интересы этих субъектов.

Значительным шагом в укреплении законности в данной деятельности явился Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 134-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)»18, которым упорядочены общественные отношения в сфере осуществления мероприятий органов исполнительной власти функций по государственному контролю (надзору) в отношении юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. В плане рассматриваемой проблемы законности в процессе применения мер административного пресечения следует особо обратить внимание на принципиальный подход законодателя к определению взаимоотношений контрольно-надзорных органов и юридических лиц, индивидуальных предпринимателей.

Одним из принципов защиты этих субъектов при проведении государственного контроля (надзора) в статье 3 данного Федерального закона названа «презумпция добросовестности юридического лица или индивидуального предпринимателя». Исходя из этого можно сделать вывод о том, что меры административного пресечения — приостановление производства реализации, выполнения) товара (работы, услуги) и (или) отзыв товара с рынка (ст. 10 Федерального закона) — могут быть применены должностными лицами органов государственного контроля (надзора) только при доказанности нарушений законодательства юридическим лицом или индивидуальным предпринимателей. В Федеральном законе четко определены и меры защиты прав этих субъектов: возмещение вреда, причиненного неправомерными действиями должностных лиц органов государственного контроля (надзора), обжалование примененных к ним мер административного пресечения.

Третья проблема связана с самим режимом законности при применении мер административного пресечения. Нормы права и их исполнение (соблюдение) формируют соответствующий правовой режим. Режим законности — это то состояние общественных отношений, которое можно рассматривать как результат действия правовых норм, поведения субъектов права. Этот результат неоднозначен, он может характеризоваться высокой или недостаточной степенью исполнения правовых предписаний, разными уровнями нарушений в процессе правоприменительной деятельности.

В значительной мере режим законности зависит от правомерности деятельности органов (должностных лиц), уполномоченных применять меры административного пресечения — самого распространенного вида государственного принуждения. На обеспечение правомерности данной деятельности «работает» сложнейший механизм обеспечения законности: государственный и общественный контроль, прокурорский надзор, юридическая ответственность, административная юстиция19. Используя этот арсенал способов обеспечения законности, государство выявляет нарушения в правоприменительной деятельности, их причины, принимает меры к устранению нарушений закона, совершенствует организацию контрольно-надзорных органов.

Стимулированию законопослушной администрации должна способствовать оценка ее деятельности с позиций ее соответствия нормативным  требованиям. Мы разделяем плодотворную мысль одного из ведущих ученых-административистов Ю.А. Тихомирова о целесообразности рассмотрения законности в качестве одного из оценочных критериев любой деятельности20. Не должна быть исключением и деятельность органов (должностных лиц), уполномоченных применять меры административного пресечения. Для оценки законности их правоприменительной практики необходимо разработать систему показателей, позволяющих судить о ее соответствии нормативным стандартам. В 80-х гг. ВНИИ и Штабом МВД СССР была разработана методика проверки и анализа административной практики органов внутренних дел, которая была внедрена в управленческую практику. Видимо, есть основания вернуться к этому опыту с учетом законодательства, регулирующего применение мер административного принуждения. Таким образом, под законностью следует понимать наличие оптимального количества правовых норм для регулирования существующих общественных отношений, соблюдение адресатами содержащихся в них предписаний и формируемый на этой основе особый правовой режим. Проблемы обеспечения соответствия применения мер административного пресечения нормативным установлениям могут быть удовлетворительно разрешены при условии оптимизации всех трех составляющих законности: создания современной кодифицированной нормативной базы, отражающей потребности защиты общественных отношений от противоправных посягательств и иных угроз; обеспечения соответствия актов применения мер административного пресечения нормативным стандартам и соблюдение законных прав и интересов физических и юридических лиц в процессе реализации этих мер; поддержания устойчивости режима законности в практике применения мер административного пресечения как важнейшего условия эффективности правоохранительной системы России.  

1 См.: Лунев А.Е. Обеспечение законности в советском государственном управлении. — М., 1963; Советское административное право. Методы и формы государственного управления. — М., 1977; Студеникина М.С. Государственный контроль в сфере управления. — М., 1974; Старилов Ю.Н. Административная юстиция. Проблемы теории. — Воронеж, 1998, и др.

2 См.: Килясханов И.Ш. Права и свободы граждан в сфере административно-юрисдикционной деятельности милиции. — Омск, 1996; Павловский А.И. Административно-правовые гарантии прав и свобод граждан в сфере охраны общественного порядка: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — М., 1998.

3 Исключение составляют лишь немногие работы. См., например: Шилов Ю.В. Административная ответственность юридических лиц (процессуальный аспект): Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2002.

4 См., например: Лунев А.Е. Указ. соч. С. 7—13; Юридический энциклопедический словарь. — М., 1984. — С. 101.

5 Ленин В.И. Сочинения. — Т. 29. — С. 514.

6 Бахрах Д.Н. Административное право: Учебник. — М., 1993. — С. 157—165.

7 Керимов Д.А. Проблемы общей теории государства и права. — М., 2000. — С. 133.

8 Ноздрачев А.Ф. Нормативные акты министерств и ведомств: Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 1968. — С. 166.

9 Данные Правила были утверждены Постановлением Правительства  РФ от 18 декабря 2003 г. № 759 // СЗ РФ. 2003. № 51. Ст. 4990.

10 Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. Полный курс. — М., 2001. — С. 364—365; Тихомиров Ю.А. Действие закона. — М., 1992.

11 Брэбан Г. Французское административное право. Пер. с фран. — М., 1988. — С. 171—219.

12 См.: Российская газета. 2004. 12 марта, 22 мая.

13 См., например: Представление Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 7 декабря 2001 г. «Об устранении нарушений органами внутренних дел законодательства об административных правонарушениях»; Представление Санкт-Петербургской транспортной прокуратуры от 28 октября 2002 г. «Об устранении нарушений административного законодательства».

14 См., например: Шергин А.П. Проблемы административно-деликтного права // Государство и право. 1994. № 8—9.

15 Российская газета. 2002. 4 сентября.

16 См.: Федеральный закон от 11 января 1995 г. № 4-ФЗ «О Счетной палате Российской Федерации», ст. 24 // СЗ РФ. 1995. 3. Ст. 167.

17 Службой собственной безопасности МВД России выявлены случаи, когда сотрудники ГИБДД выезжали «подработать» на дороги, которые они не обслуживали.

18 СЗ РФ. 2001. № 33. Ст. 3436; 2003. № 2. Ст. 169; № 40. Ст. 3820.

19 Способы обеспечения законности в государственном управлении обстоятельно рассмотрены в учебной и научной литературе и поэтому не освещаются в настоящей статье.

20 Тихомиров Ю.А. Административное право и процесс. Полный курс. — М., 1998, 2001. — С. 365.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33477. Виправні роботи 26 KB
  57 КК застосовуються до особи за місцем роботи на строк визначений за вироком суду з відрахуванням у доход держави відповідного відсотка її заробітку. Виправні роботи призначаються на строк від шести місяців до двох років і обов'язково супроводжуються відрахуванням із суми заробітку засудженого у доход держави в розмірі встановленому вироком суду в межах від десяти до двадцяти відсотків заробітку засудженого. Виправні роботи це покарання яке широко застосовується на практиці.
33478. Громадські роботи 24.5 KB
  56 КК полягають у виконанні засудженим у вільний від роботи чи навчання час безоплатних суспільне корисних робіт вид яких визначають органи місцевого самоврядування. Громадські роботи встановлюються на строк від шістдесяти до двохсот сорока годин і відбуваються не більш як чотири години на день.
33479. Звільнення від кримінальної відповідальності 26 KB
  Перебіг давності переривається в разі ухилення особи від органу досудового розслідування або суду або в разі вчинення іншого злочину середньої тяжкості тяжкого чи особливо тяжкого. Давність не застосовується в разі вчинення таких злочинів: ст.
33480. Територія України 29.5 KB
  6 КК де зазначено що особи які вчинили злочини на території України підлягають кримінальній відповідальності за цим Кодексом. б КК злочин визнається вчиненим на території України якщо його було почато продовжено закінчено або припинено на території України незалежно від того де особу було віддано до суду в зв'язку з його вчиненням. Зазначене положення охоплює як випадки вчинення всього діяння на території України так і випадки вчинення діяння як на території України так і на території інших держав. Поняттям територія України...
33481. Принципи чинності кримінального закону у часі 30.5 KB
  За загальним правилом закон про кримінальну відповідальність набирає чинності через десять днів з дня його офіційного оприлюднення. При цьому під опублікуванням закону про кримінальну відповідальність треба розуміти опублікування його в офіційному друкованому виданні.Зворотна дія закону про кримінальну відповідальність. Закон про кримінальну відповідальність який скасовує злочинність діяння або пом’якшує кримінальну відповідальність має зворотну дію у часі тобто поширюється на осіб що вчинили відповідні діяння до набрання таким законом...
33482. Ексцес виконавця 26 KB
  Ексцес виконавця вчинення виконавцем злочину дій які не охоплюються умислом інших співучасників якщо його дії утворюють самостійний склад злочину або його дії суттєво відрізняються від дій запланованих іншими учасниками. Кількісний ексцес має місце там де виконавець учинив однорідний злочин але більш тяжкий ніж було заплановано співучасниками наприклад вчинив розбій замість крадіжки. В цьому разі виконавець несе відповідальність за статтею що передбачає покарання за фактично вчинений ним злочин а співучасники несуть...
33483. Загальні засади призначення покарання 28 KB
  Інакше кажучи яка б кримінальна справа не розглядалася яке б покарання не призначалося винному суд зобов'язаний виходити з цих загальних критеріїв. 65 загальні засади призначення покарання складаються з таких трьох критеріїв. Суд призначає покарання: 1 у межах встановлених у санкції статті Особливої частини КК що передбачає відповідальність за вчинений злочин; 2 відповідно до положень Загальної частини КК; 3 враховуючи ступінь тяжкості вчиненого злочину особу винного та обставини що пом'якшують та обтяжують покарання.
33484. Звільнення від відбування покарання з випробуваннями 41.5 KB
  Відомий багато років нашому праву інститут засудження з випробуванням умовне засудження і відстрочка виконання вироку трансформований новим КК в один із видів звільнення від відбування покарання звільнення від відбування покарання з випробуванням. 75 КК зазначено якщо суд при призначенні покарання у виді виправних робіт службових обмежень для військовослужбовців обмеження волі а також позбавлення волі на строк не більше п'яти років враховуючи тяжкість злочину особу винного та інші обставини справи дійде висновку про можливість...
33485. правових відносин між особою яка вчинила злочин і державою. 27.5 KB
  Прийняття судом рішення про звільнення особи від кримінальної відповідальності є актом що свідчить про припинення кримінальноправових відносин між особою яка вчинила злочин і державою. Тобто вчинене раніше нею діяння визнається юридичне незначним підлягає забуттю залежно від того правом чи обов'язком суду є звільнення особи від кримінальної відповідальності виділяють два види такого звільнення: обов'язкове і. Факультативним є звільнення передбачене ст. Звільнення особи від кримінальної відповідальності може бути безумовним і умовним.