67920

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Очевидно что право может быть реализовано только тогда когда ему соответствует обязанность государства или другого лица органа его обеспечить. Гарантии нужны не сами по себе а для наиболее полного претворения в жизнь прав и свобод; они призваны обеспечить такую благоприятную обстановку в атмосфере...

Русский

2014-09-16

174.5 KB

1 чел.

Н. ВЕХОВА,

соискатель

КОНСТИТУЦИОННЫЕ ГАРАНТИИ

ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

Очевидно, что право может быть реализовано только тогда, когда ему соответствует обязанность государства или другого лица (органа) его обеспечить1. Гарантии нужны не сами по себе, а для наиболее полного претворения в жизнь прав и свобод; они призваны обеспечить такую благоприятную обстановку, в атмосфере которой зафиксированные в конституции и других законах положения о юридическом статусе личности, ее правах и свободах стали бы фактическим положением каждого человека2. В правовом положении личности все элементы, ее составляющие, не только тесно связаны между собой, взаимно дополняют друг друга, но каждый из них имеет свое назначение, сущность, выполняет определенную функцию3. Это, как представляется, в полной мере относится к гарантиям прав человека и проблеме их реализации в государстве.

Согласно Толковому словарю живого великорусского языка В.И. Даля, гарантия (франц. garantie, от garantir – обеспечивать, охранять) – это ручательство, обеспечение, заверение и безопасенье4. Большая советская энциклопедия под гарантиями прав граждан понимает условия и средства, обеспечивающие гражданам возможность пользоваться правами, установленными конституцией и другими законами5. Каждое право может быть реализовано только тогда, когда ему соответствует обязанность государства или другого лица, органа (которых государство в случае их неправомерных действий привлекает к ответственности) его обеспечить.

В широком смысле понятием «гарантии прав человека» охватывается вся совокупность объективных и субъективных факторов, которые направлены на полную реализацию и всестороннюю охрану прав и свобод граждан, на устранение возможных причин и препятствий их неполного осуществления. Хотя эти факторы весьма разнообразны, но по отношению к реализации прав и свобод они выступают в качестве условий, средств, способов, приемов и методов правильного его осуществления. Большинство гарантий в виде условий обеспечивают благоприятную обстановку, в атмосфере которой гражданин может эффективно пользоваться своими конституционными правами и свободами. Такие условия образуют внешнюю среду деятельности каждого человека и гражданина и не зависят от его воли и желания, ибо они имеют корни в общественном и государственном строе6.

Гарантии в виде средств и способов обеспечения и охраны конституционных прав и свобод создаются не каждым гражданином, а обществом, государством, коллективом и используются ими для претворения указанных прав и свобод в жизнь. Однако вместе с этим существуют и такие условия и средства охраны конституционных прав и свобод граждан, формирование и пользование которыми во многом зависит от них самих, от их воли и желания. Иными словами, под гарантиями понимаются условия и средства, при наличии и с помощью которых обеспечиваются фактическая реализация и всесторонняя охрана прав и свобод всех и каждого человека.

В юридической литературе при исследовании проблемы гарантий высказываются следующие идеи: во-первых, рассматривать гарантии в качестве элемента правовой системы7; во-вторых, не отождествлять гарантии с другими понятиями – мерами правовой охраны, правовой защиты, юридической ответственностью8; в-третьих, исследовать в качестве самостоятельной категории, имеющей свои черты, объект воздействия, структуру, систему, методы реализации9; наконец, в аспекте формы определенной общности конституционных норм10.

Объектом гарантий выступают общественные отношения, связанные с охраной и защитой прав человека, удовлетворением имущественных благ и интересов граждан11. Содержание гарантий весьма динамично, обусловлено их целевой, институциональной и функциональной направленностью, зависит от общественно-политических и иных процессов, происходящих в стране на определенных этапах ее исторического развития.

Классификация гарантий необходима, она позволяет лучше и глубже проследить и раскрыть конституционные гарантии, указать на их достоинства и недостатки, сделать выводы и дать рекомендации12. В науке принято различать общие и специальные (юридические) гарантии. Под общими гарантиями понимается совокупность экономических, политических и других условий, делающих права реальными. Некоторые ученые характеризуют такие гарантии как «материальные гарантии прав»13. Ученые Н.В. Витрук, И.Е. Фарбер14 и Б.С. Эбзеев15 относят к общим гарантиям социально-экономические, политические и идеологические (духовные) гарантии, а к специальным – правовые (юридические), вытекающие из законов и других нормативных источников.

Социально-экономические гарантии предполагают специальную среду и материальную основу, обеспечивающие использование прав и свобод. Это социальная стабильность, развивающаяся экономика, производственные мощности, широкая инфраструктура – система учреждений, дающих возможность обслуживать все виды социальных потребностей общества16. В Конституции России нет специального раздела об экономической основе государства и общества, не установлена какая-либо форма собственности в качестве основной, равно как и не предусмотрено ограничений для других форм собственности. Конституция обязывает государство обеспечивать свободу законной экономической деятельности и поддерживать конкуренцию, запрещая лишь ее монополизацию и недобросовестную конкуренцию, провозглашает равенство всех форм собственности и их равную защиту (ст. 8, ст. 34).

В современных условиях, когда экономическое пространство России лишь формируется, роль Конституции как основного закона и иных нормативных актов, регулирующих развитие экономики страны, имеет особое значение. Вместе с тем развитие экономики предполагает создание инфраструктуры для удовлетворения социальных потребностей общества. Социальные гарантии углубляют реальное содержание правового статуса личности на основе принципов гуманизма, справедливости, равенства, расширения реальных условий в реализации потенциальных возможностей как для каждой личности, так и для всего общества.

Политические гарантии предполагают соответствующим образом ориентированную политику государства, ее направленность на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека; устойчивость политических структур, их способность к достижению гражданского согласия, исключающего дестабилизацию в обществе, должный уровень политической культуры граждан; борьбу с бюрократизмом государственного аппарата, взяточничеством и другие политико-организационные факторы. Политические гарантии – это всестороннее развитие и совершенствование политической системы общества, всей общей системы демократии с основополагающей идеей самоуправления народа, одной из важнейших в теории17.

Некоторые ученые18 под идеологическими (духовными) гарантиями понимают мировоззрение личности, не отделяющей себя от российского государства, осознающей все трудности переходного периода. Однако подобное определение представляется не совсем верным хотя бы потому, что существование одного только мировоззрения личности без учета роли государства (создания государством соответствующих условий (среды) возникновения и гармоничного развития личности), по сути, невозможно. Таким образом, идеологические гарантии – это деятельность государства и общества, направленная на создание (и поддержание) условий, посредством которых устанавливается свобода мировоззрения личности, осуществляется выбор духовных и нравственных ориентиров19.

Иногда выделяют организационные гарантии, которые воплощаются в деятельности государственных органов и общественных организаций. Организационная деятельность служит общим условием, универсальной предпосылкой действенности всей системы гарантий прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Закрепленные в законе средства, которые, будучи правовым выражением общих условий, непосредственно обеспечивают возможность правомерной их реализации и охраны прав человека в обществе, есть юридические гарантии этих прав20. Остановимся на них более подробно.

Под юридическими гарантиями следует понимать закрепление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина нормами права, обеспечение, охрану и защиту их всей правоохранительной деятельностью государства, институтами европейского и мирового сообщества. Соответствующие конституционные нормы относятся, прежде всего, к тем отношениям, которые связаны с возможностью применения государством к человеку мер принудительного воздействия, привлечения его к судебной ответственности, существенного ограничения его прав и свобод самим государством. Конституция России гарантирует демократические принципы судопроизводства, гуманное отношение к лицам, привлекаемым в судебном порядке к юридической ответственности. Юридические гарантии охватывают все правовые средства, обеспечивающие соблюдение и охрану прав и свобод человека и гражданина, и выражаются в нормах федерального законодательства, раскрывающих и конкретизирующих указанные права и свободы.

Отличие юридических гарантий от других видов гарантий состоит в следующем. Если экономические, политические, социально-нравственные гарантии служат предпосылкой реализации прав, свобод и обязанностей человека и гражданина, то юридические гарантии направлены на конкретное (непосредственное) осуществление прав, свобод и обязанностей личности и их охрану от противоправных посягательств и нарушений.

Некоторые авторы под юридическими гарантиями понимают развернутую систему институтов и норм материального и процессуального права, считая, что система обеспечения субъективных прав работает только с помощью юридических гарантий, норм правоустанавливающего и правовосстановительного характера, которые обеспечивают реальный правовой статус личности. Более широко содержание юридических гарантий трактует П.М. Рабинович, полагающий, что правильнее было бы относить к их числу определенные нормы права, основанную на них правоприменительную деятельность и индивидуальные юридические акты, в которых эта деятельность фиксируется21. Авторитетные ученые, С.С. Алексеев и Н.В. Витрук, высказали мысль о том, что в число юридических гарантий прав личности следует включить закрепленные нормами права меры надзора и контроля для выявления случаев правонарушений; меры правовой защиты, юридической ответственности, пресечения и другие правоохранительные меры; процессуальные формы охраны прав (включая формы применения правоохранительных мер); меры профилактики и предупреждения правонарушений22. В.С. Афанасьев внес в позицию С.С. Алексеева и Н.В. Витрука несколько существенных дополнений, согласно которым, во-первых, необходимо рассматривать негативные воздействия на процесс реализации прав человека (без изучения и профилактики которых невозможна эффективная деятельность по укреплению законности и обеспечению прав личности), во-вторых, на практике гарантии действуют только как совокупность каких-либо явлений и процессов, включающих положительные и отрицательные воздействия23.

Юридические гарантии будут эффективно действовать только в том случае, если они будут основываться и функционировать на принципе «гарантия гарантиям»24, что по большому счету было несбыточным идеалом для многих поколений.

Подход В.В. Петрова к проблеме гарантий не отрицает в своих работах В.С. Нерсесянц, утверждающий, что юридические гарантии воплощают идею такого согласованного действия права и государства, когда одни формы, направления и функции государственно-правовой регуляции и деятельности служат одновременно защитным механизмом для других, и наоборот. Получается сложная и многоликая соподчиненная система регуляции. Именно в контексте взаимной поддержки и согласованности разных частей и аспектов государственно-правового комплекса отдельные специальные формы и конструкции юридических гарантий прав и свобод личности могут выполнить свою защитную роль. Получается, что юридические гарантии сами нуждаются в юридических гарантиях, в форме которых выступают правовое государство и правовые законы25. Действительно, мнение В.С. Нерсесянца весьма аргументированно. Однако представляется, что «соподчиненная система регуляции», упомянутая выше, становится продуктом (результатом) нередко длительного государственно-правового строительства в стране.

В России начала XXI в. с очевидностью можно констатировать, что юридические гарантии юридических гарантий (по В.С. Нерсесянцу, правовое государство и правовые законы) не созданы, что эти понятия, скрупулезно занесенные законодателем в Конституцию и другие нормативные правовые акты, не являются «гарантиями гарантий» хотя бы потому, что их просто не существует в действительности26.

Если рассматривать модель идеального функционирования юридических гарантий прав и свобод, то ее вершиной будет правовое государство. По мнению автора, как невозможно при строительстве дома построить сначала крышу, а затем фундамент и стены, так нельзя применительно к России (да и к любой другой стране, где демократические принципы только начинают вписываться во внутригосударственную систему) говорить сначала о необходимости абстрагированного строительства правового государства, а затем о взаимодействии конкретного гражданина с конкретным государственным органом.

Подчеркнем, что начинать нужно именно с единичных случаев нарушения прав и свобод человека и исследовать применение в каждом случае механизма защиты, тем самым обобщая, выявляя общую картину и делая сравнительные выводы. Именно по такому принципу, например, работает Московская Хельсинкская группа27.

Отнюдь не все правовые нормы являются юридическими гарантиями прав и свобод граждан, а лишь те, которые содержат средства и способы, при помощи которых достигается беспрепятственное пользование правами, защита прав и свобод и восстановление их в случае нарушения. Закон закрепляет в своих нормах лишь статические элементы механизма охраны прав граждан вместе с системой гарантий. Эффективное действие этого механизма зависит от кропотливой организационной работы органов государственной власти, повышения ответственности чиновников за незаконные действия (бездействие) в ходе выполнения своих должностных обязанностей, от повышения правовой культуры граждан, а во многом именно с работой государственного аппарата (чиновников) связано воплощение в жизнь нормы ст. 18 Конституции Российской Федерации. Поэтому неизбежное решительное реформирование государственной службы28 дает возможность эффективно реализовать конституционные гарантии прав человека.

Международно-правовые документы и законодательные акты Российской Федерации дают юридической науке веские основания по-новому взглянуть на роль общих и специальных (юридических) гарантий в сфере прав человека. «Плюралистическая демократия и правовое государство, – записано в документе Копенгагенского Совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ, – являются необходимыми для обеспечения уважения всех прав человека и основных свобод, развития контактов между людьми и решения других связанных с этим вопросов гуманитарного характера»29.

Есть и другой научный подход. В 1947 г. А.И. Денисов в учебнике по теории государства и права высказал следующую мысль: «Всю совокупность гарантий прав и обязанностей можно подразделить на общие гарантии (для всех прав и обязанностей) и на особые гарантии каждого права и каждой обязанности»30. Эту мысль продолжил и обосновал применительно к личным конституционным правам Ф.М. Рудинский в 1976–1980 гг. Он утверждал, что любое конституционное право обеспечивается как общими экономическими, политическими, идеологическими и правовыми, так и специальными экономическими, политическими, идеологическими, правовыми и другими гарантиями.

Следует особо подчеркнуть, что система специальных гарантий одной отрасли права по всей структуре, совокупности условий и средств гарантирования схожа с аналогичной системой другой отрасли права, поскольку в каждом случае существует особый вид общественных отношений, подлежащих государственному правовому регулированию. Задача исследователя заключается в том, чтобы выяснить, во-первых, какова связь между общими гарантиями и самим конституционным правом и, во-вторых, какими именно специальными гарантиями оно обеспечивается31.

Поскольку все отрасли права имеют нормы, закрепляющие те или иные средства и способы соблюдения, исполнения и использования прав и свобод, представляется целесообразной классификация юридических гарантий в соответствии с делением системы права на отдельные отрасли: конституционно-правовые, административно-правовые, административно-процессуальные, гражданско-правовые, гражданско-процессуальные, гражданско-правовые, уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, трудовые гарантии, семейно-правовые, международно-правовые гарантии и др. Классификация гарантий прав и свобод (кстати, так же как и классификация основных прав и свобод) довольно условна. Как, например, определить, к какой группе отнести гарантии социальной защиты? Наличие специальных государственных органов и материальная поддержка отдельных социальных групп могут рассматриваться как экономические гарантии, наличие нормативных актов, возможность обжаловать в суд действия или бездействие государственных органов – как гарантии юридические.

Итак, гарантии могут быть определены как «юридически значимые и организационно определенные средства реализации предписаний, содержащихся в нормах права, способы достижения целей этих норм, организационно-правовые условия перевода регулирующих возможностей права в действительность, в фактическое поведение субъектов правоотношений»32. В случае возникновения угрозы существованию конституционных прав и свобод вступают в действие гарантии – средства защиты. Такой подход позволяет определить их как условия и средства (факторы), обеспечивающие фактическую реализацию прав, свобод и защиту в случае неправомерного посягательства на них.

Словарь Брокгауза и Ефрона определяет конституционные гарантии как установления закона, образующие составную часть Конституции, которые обеспечивают население от произвольного нарушения или изменения основных законов страны. В более узком значении под конституционными гарантиями понимаются правовые средства реализации и защиты гражданами своих прав.

Используемое в части 1 ст. 45 Конституции России слово «гарантируется» более весомое, нежели выражение «каждый имеет право», и чаще встречается в тех случаях, когда государство обладает системой, способной обеспечить права всех индивидов. Например, часть 1 ст. 39 Конституции России гласит: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности…» Отметим, что формулировки конституционных положений разнообразны. Одни закреплены непосредственно в форме гарантии, например: «гарантируется свобода массовой информации» (ч. 5 ст. 29), «каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту» (ч. 1 ст. 39). Другие конституционные положения закреплены в качестве объекта охраны или защиты государством или законом, например: «право частной собственности охраняется законом» (ч. 1 ст. 35), «материнство и детство, семья находятся под защитой государства» (ч. 1 ст. 38). Различие формулировок не умаляет признания тех или иных прав граждан, поскольку Конституция имеет прямое действие, и само закрепление того или иного права есть своеобразная его гарантия, во всяком случае, невозможность его отрицания33.

Для наиболее полной охраны прав и свобод личности их основополагающие юридические гарантии закреплены на конституционном уровне. Ученые М.В. Баглай и Б.Н. Габричидзе условно подразделяют конституционные гарантии на две группы: общие гарантии и специальные (гарантии правосудия). Наиболее общей гарантией прав и свобод, имеющей наивысшую юридическую силу, является конституционный строй, основанный на строгом соблюдении Конституции, неотчуждаемом естественном праве и общепризнанных принципах и нормах международного права34. Эта гарантия трансформируется Конституцией в систему определенных прав граждан и обязанностей государства по обеспечению прав и свобод и сформулирована в статьях 45, 46, 53, 55, 56, 60 и 61 Конституции. Без этих основ требования личности к обществу носили бы чисто формальный характер.35 

К общим конституционным гарантиям прав и свобод человека и гражданина относятся:

– конституционно-судебный механизм защиты прав и свобод;

– судебная защита прав и свобод;

– законная самозащита человеком своих прав и свобод;

– административно-правовая защита прав и свобод;

– международная защита прав и свобод.

К специальным конституционным гарантиям (гарантиям правосудия) относятся:

– гарантии подсудности;

– право на юридическую помощь;

– презумпция невиновности;

– запрет повторного осуждения за одно и то же преступление;

– недействительность незаконно полученных доказательств;

– право на пересмотр приговора;

– гарантия от самообвинения;

– права потерпевших;

– запрет обратной силы закона.

Ввиду того что большая часть специальных конституционных гарантий лежит в области уголовно-процессуального законодательства, представляется, что правильно выделить, обосновать и рассмотреть общетеоретические аспекты общих конституционных гарантий.

1. Конституционно-судебный механизм защиты прав и свобод (ст. 125 Конституции) – это возможность обращения в Конституционный Суд, которая детально регулируется Федеральным конституционным законом от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»36. Согласно статье 1 этого Закона, Конституционный Суд – судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

В соответствии со статьей 2 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда определяются Конституцией (в частности, главой 7 «Судебная власть») и названным Законом. По мнению Ю.А. Тихомирова, чрезвычайно важной для разделения властей «особой формой правосудия» является конституционное судопроизводство37. Защита Конституционным Судом конституционных прав и свобод граждан осуществляется косвенно, при рассмотрении следующих категорий дел:

– при проверке конституционности актов и договоров, указанных в пп. «а», «б», «в», «г», «д» ч. 2 ст. 125 Конституции России;

– при разрешении споров между органами государственной власти, определенными пп. «а», «б», «в» ч. 3 ст. 125 Конституции ;

– при толковании Конституции (ч. 5 ст. 125 Конституции )38.

Почти все дела, разрешенные Конституционным Судом, как утверждает судья Конституционного Суда Н.В. Витрук, затрагивают вопросы защиты конституционных прав и свобод граждан. Конституционный Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, полагая, что данный закон нарушает конституционные права и свободы граждан, в порядке, установленном федеральным законом (ч. 4 ст. 125 Конституции ; п. 3 ч. 1 ст. 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»)39.

Рассмотрение конституционных жалоб граждан в конституционных судах – особая категория дел. Во-первых, заявитель должен отчетливо выразить в жалобе свое мнение о том, что нарушено его конкретное конституционное право или свобода. Во-вторых, конституционные суды – это не кассационная, апелляционная или надзорная судебные инстанции, рассматривающие дела, связанные с нарушением прав и свобод граждан в судах общей юрисдикции. Конституционный Суд лишь оценивает конституционность закона или подзаконного акта, действия (бездействие) должностных лиц. Процедура рассмотрения конституционной жалобы не означает замену юрисдикции иных судов в защите конституционных прав и свобод личности40. Защита гражданами своих прав посредством конституционного судопроизводства способствовала утверждению свободы передвижения и запрету института прописки, защите избирательных прав, права частной собственности, всем видам прав человека и гражданина41. Таким образом, полномочия Конституционного Суда, порядок обращения и общие правила производства являются реализацией конституционной гарантии права граждан на судебную защиту его прав и свобод. Этот способ защиты индивидами своих прав особенно важен, поскольку определения и постановления Конституционного Суда при удовлетворении жалобы отдельной личности или группы лиц обеспечивают в то же время соответствие действующего законодательства Конституции.

2. Судебная защита прав и свобод гарантируется каждому (ч. 1 ст. 46 Конституции) и регулируется федеральными законами, в том числе Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации» (в ред. Федерального конституционного закона от 15 декабря 2001 г.)42; Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. «О мировых судьях в Российской Федерации»43; Законом РФ от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации»44; Законом РФ от 27 апреля 1993 г. № 4866-I «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»45.

В законах, принятых после вступления в силу Конституции России, содержатся положения, по сути дублирующие конституционные нормы. Так, часть 3 ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» дословно воспроизводит норму части 2 ст. 118 Конституции России: «…судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства». Однако следует помнить, что почву для принятия Конституции на референдуме 12 декабря 1993 г. подготовили действовавшие в то время Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» и Закон РСФСР от 12 июля 1991 г. «О Конституционном Суде РСФСР», который стал первым актом, нормативно закрепившим положение о судебной власти. Согласно части 1 ст. 1 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», судебная власть в России осуществляется только судами в лице судей. Содержание этой нормы (принятой еще в 1992 г.) воплотилось в норме части 1 ст. 118 Конституции, согласно которой правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.

В науке судебную защиту рассматривают как институт конституционного права, вид государственной защиты прав и свобод личности46, как общественное отношение и государственную функцию47. Иногда судебная защита отождествляется с правосудием48 или рассматривается как гарантия доступа к нему49. В уголовно-процессуальной науке под судебной защитой понимается «совокупность организационных и процессуальных правил, предоставленных подозреваемому, обвиняемому и потерпевшему для защиты своих прав и законных интересов»50. В теории права судебная защита рассматривается как составная часть правоохранительной функции государства51. Однако закономерное в правовом государстве усиление влияния судебной власти, ее обособление от правоохранительных органов, выделение в самостоятельную ветвь государственной власти неизбежно приводят к перерастанию судебной защиты прав и свобод граждан в самостоятельную государственную функцию.

Конституция России провозгласила права и свободы человека и гражданина высшей ценностью, обеспечиваемой правосудием (ст. 18), и возложила на государство обязанность признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина (ст. 2). Согласно Конституции, каждому предоставлено право защищать свои интересы всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45), обжаловать в суд решения и действия (бездействие) органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ч. 2 ст. 46), обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46).

Это свидетельствует о том, что Россия не только признает основные права и свободы человека, но и декларирует защиту прав и свобод своих граждан в качестве одной из приоритетных функций государства. Именно это в первую очередь позволяет характеризовать его как демократическое и правовое52, поскольку признано, что права и свободы индивида – обязательный системообразующий признак правового государства53.

Как отметили авторы Концепции судебной защиты прав и свобод человека и гражданина (одобренной Советом по судебной реформе Российской Федерации от 11 января 1995 г.), судебный порядок – наиболее совершенный из всех известных мировой человеческой цивилизации методов и средств обеспечения прав личности. Полномочия власти «легитимны лишь в пределах соблюдения прав человека. Нарушение общепризнанных стандартов в этой области служит основанием для изменения статуса самой власти»54.

Идея приоритета судебной защиты прав, свобод и охраняемых законом интересов любых субъектов правовых отношений прошла долгий путь развития и внедрения в практику. До января 1988 г. судам были подведомственны дела, прямо предусмотренные законом (все остальные были отнесены к компетенции иных органов власти); с 1 января 1988 г. до 1 июля 1990 г. – все дела о защите прав и охраняемых законом интересов граждан, кроме случаев, когда законодательством был установлен иной порядок их разрешения; с 1 июля 1990 г. до 17 сентября 1991 г. – все дела о защите прав и охраняемых законом интересов граждан, кроме случаев, когда законами был установлен иной порядок их разрешения; с 17 сентября 1991 г. – все дела о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов без ограничения.

Характер судебной защиты позволяет считать ее универсальным, а потому наиболее эффективным способом защиты нарушенных прав и свобод личности. Основной чертой судебной защиты является ее неограниченность или, по определению В.П. Кашепова, всеобщность55.

Во-первых, судебная защита распространяется на неограниченный круг лиц. Правом на судебную защиту обладают не только граждане, но и их объединения. В Конституции применительно к субъекту, чьи права и свободы обеспечиваются судебной защитой, употребляется термин «каждый», что подчеркивает неперсонифицированность судебной защиты, отсутствие каких-либо формализованных ограничений на использование этого способа защиты субъективного права и законного интереса. Судебные решения обязательны для всех субъектов права, и в этом проявляется сила судов как государственной власти. Суды выносят решения от имени государства, а государство обеспечивает исполнение этих решений. При этом право на судебную защиту гарантируется не только гражданам России, но и иностранцам, и не имеющим гражданства лицам (апатридам). Указание Конституцией на защиту прав человека и гражданина отражает стремление восстановить те общечеловеческие ценности, которые не зависят от принадлежности к государству, но естественны, принадлежат человеку от рождения56. Государственная защита этих прав и свобод состоит в невмешательстве государства в их свободную реализацию и ограждении от иного постороннего вмешательства.

Во-вторых, судебной защите подлежат все без исключения права и свободы, как принадлежащие индивиду в силу прямого указания Конституции и иных законов, так и не имеющие нормативного закрепления (но не противоречащие закону). Право на судебную защиту, как закрепленное законом, имеющим высшую юридическую силу, является непосредственно действующим (ст. 15 Конституции) независимо от наличия процедуры его реализации. В связи с этим Пленум Верховного Суда России в постановлении от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» обязал суды обеспечить надлежащую защиту прав и свобод человека и гражданина, рекомендовал в ряде случаев непосредственно применять Конституцию, в том числе и при отсутствии федерального закона, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения.

Отсутствие прямых указаний в законе не может служить основанием для отказа в праве на обжалование в суд любых действий и решений, в том числе органов расследования и прокуроров. Учитывая это, Конституционный Суд принял постановления о неконституционности законов, в которых отсутствует указание на возможность обращения в суд. В наибольшей степени это коснулось уголовно-процессуального законодательства.

В-третьих, в соответствии с Пактом о гражданских и политических правах (обязывающим государство обеспечить любому лицу, чьи права и свободы нарушены, эффективное средство правовой защиты, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве) Конституционный Суд в ряде постановлений указал на возможность обжалования в суд решений и действий (бездействия) любых государственных органов. Права, нарушенные судом, не могут быть исключены из числа объектов судебной защиты. Правовая позиция Конституционного Суда, заключающаяся в утверждении, что право на судебную защиту предполагает право на охрану прав и законных интересов не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда57, имеет принципиальное значение.

В-четвертых, судебная защита относится к тем правам, которые не подлежат ограничению ни при каких обстоятельствах58, поскольку ограничение этого права не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией целей: защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства59. Другой не менее существенной особенностью судебной защиты должно стать воплощение в жизнь конституционного принципа независимости суда от других государственных органов.

Заключенная во множестве правовых норм, судебная защита не может быть правильно понята, если считать ее выражением одной лишь статьи 46 Конституции («каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод»). Право на судебную защиту обеспечивает реализацию прав и свобод граждан, потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью, которым государство обеспечивает доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст. 52 Конституции), возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти (ст. 53 Конституции).

В рамках судебной защиты реализуется право на получение квалифицированной юридической помощи (ст. 48 Конституции), на обжалование незаконных действий и решений государственных органов и должностных лиц (ч. 2 ст. 46 Конституции). Поэтому судебную защиту необходимо рассматривать как институт, включающий совокупность приведенных выше правовых норм. Только в совокупности они создают гарантию судебной защиты прав и свобод индивида. Право на правосудие есть основная гарантия, предоставляемая гражданину для реализации свобод, а стало быть, и всего того, что связано с этой реализацией, а именно: защиты личности и имущественных прав и законных интересов. Все вместе они образуют одну из составных частей неприкосновенности личности60.

Сейчас, увы, можно констатировать, что законодательно деятельность судов полностью не обеспечена. До сих пор не принят федеральный конституционный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации»61, о котором так много говорят62. Именно он должен установить более или менее единую систему, с одной стороны, и конкретные права и обязанности судей и судов – с другой. В связи с этим важным моментом стало принятие закона о мировых судах, целью которого является, несомненно, разгрузка судов общей юрисдикции63.

Одна из главных причин низкой эффективности правосудия – незнание и непонимание людьми задач, образа действий, возможностей суда как потенциального защитника их прав и свобод, присущее российской правовой культуре недоверие населения к судам и правоохранительным органам, низкий престиж последних. В суды люди обращаются редко, боясь многодневных хождений по кабинетам, волокиты, грубости и бюрократизма, не надеясь добиться справедливости.

По мировым стандартам суды должны олицетворять справедливость. Именно для этого создавались Основные принципы независимости судебных органов, одобренные резолюциями 40/32 и 40/146 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 г. и от 13 декабря 1985 г.64 Не случайно Основные принципы независимости судебных органов начинаются словами: «…народы мира заявляют о своей решимости создать условия, при которых может соблюдаться справедливость…» В Основных принципах независимости судебных органов декларируются не только правила подготовки и повышения квалификации, условия службы и срок полномочий судей, но и формулируются правила, выполнение которых является обязанностью государства-члена. В частности, пункт 7 Основных принципов независимости судебных органов гласит: «Каждое государство-член обязано предоставить соответствующие средства, позволяющие судебным органам надлежащим образом выполнять свои функции». Думается, что эта норма-гарантия – одна из основных в рассматриваемом документе, поскольку раскрывает механизм действия остальных норм-принципов.

3. Законная самозащита человеком своих прав и свобод осуществляется лично или через общественные объединения в пределах, оговоренных в нормативных правовых актах. Согласно части 2 ст. 45 Конституции, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Индивид имеет право использовать для защиты своих прав и свобод все государственные средства защиты, согласно статьям 33, 35, 36, 46, 47–54 Конституции, т.е. может использовать все виды обращений, обжалований, в особенности судебную систему65. Защищая свои права и свободы, личность вправе использовать демократические институты гражданского общества: обращаться к средствам массовой информации, партиям и иным общественным объединениям. Используя свои гражданские права, человек может участвовать в пикетировании, обращаться к общественности с просьбой о проведении массовых акций в свою защиту в виде митингов, демонстраций или письменных обращений.

Законодательно урегулированы вопросы о видах оружия, используемого лицом в целях самообороны и защиты своих прав. Так, детализирует конституционную гарантию возможности законной самозащиты человеком своих прав и свобод Закон РФ от 13 декабря 1996 г. «Об оружии»66. Согласно части 1 ст. 3 и ст. 13 этого Закона, гражданское оружие определенного вида граждане Российской Федерации, достигшие 18 лет, в целях самообороны вправе приобретать без получения лицензии67. За каждым человеком признается право на необходимую оборону и действия в состоянии крайней необходимости. Необходимая оборона содействует предотвращению насильственных посягательств, так как лицо, намеревающееся совершить преступление, знает, что может встретить активное противодействие со стороны потерпевшего и что закон расценивает это противодействие, как и причинение вреда нападающему, правомерным68.

Причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т.е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости, согласно статье 39 УК РФ, не является преступлением.

4. Административно-правовая защита прав и свобод человека и гражданина предопределяется издаваемыми в соответствии с Конституцией федеральными конституционными и федеральными законами, устанавливающими полномочия органов исполнительной власти в конкретных сферах управления и определяющих в этих сферах взаимоотношения органов публичной власти с индивидами, обязанности соответствующих органов и формы защиты граждан от неправомерных действий должностных лиц69. Среди административно-правовых форм защиты прав человека и гражданина можно выделить следующие:

а) законодательные гарантии в сфере исполнительной власти;

б) административный (внесудебный) порядок обжалования актов органов исполнительной власти;

в) специфические формы государственного контроля в системе исполнительной власти: контроль Президента России над законностью и целесообразностью действий и актов Правительства, федеральных министерств и ведомств, органов исполнительной власти субъектов Федерации; государственный надзор как особая форма государственного контроля в отраслях хозяйства и социально-культурной сферы в целях обеспечения законности, охраны социально-экономических прав граждан, охраны и защиты их жизни, здоровья, обеспечения трудовых, жилищных и иных прав человека;

г) прокурорский надзор за соблюдением законов органами исполнительной власти, начиная с федеральных министерств и ведомств и заканчивая всеми органами исполнительной власти субъектов Федерации и органами местного самоуправления70.

5. Международная защита прав и свобод – возможность обращения в Европейский Суд по правам человека или иные международные правозащитные организации в соответствии с международными договорами России в том случае, если исчерпаны все средства правовой защиты внутри страны (пройдены все судебные инстанции). Принятие Билля о правах человека71, включающего Всеобщую декларацию прав человека 1948 г.72, Международный пакт о гражданских и политических правах 1976 г.73, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах 1976 г.74, Факультативный протокол № 175 и Факультативный протокол № 276 к Международному пакту о гражданских и политических правах, внесло коренные изменения в статус человека, переместив это понятие в разряд международных77. Так, согласно статье 2 Факультативного протокола № 1 к Международному пакту о гражданских и политических правах, «лица, которые утверждают, что какое-либо из их прав, перечисленных в Пакте, было нарушено, и которые исчерпали все имеющиеся внутренние средства правовой защиты, могут предъявить на рассмотрение Комитета письменные сообщения».

В первом документе СБСЕ – Хельсинкском Заключительном акте 1975 г., закрепившем принцип уважения основных прав и свобод человека в качестве принципа международного права, устанавливался баланс равного взаимодействия международно-правового и национального регулирования прав человека78.

Согласно статье 34 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., суд может принимать жалобы от любого физического или юридического лица79, любой неправительственной организации80 или группы частных лиц, которые утверждают, что стали «жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права».

Заявитель индивидуальной жалобы должен сам выступать в качестве жертвы того нарушения права или прав, предусмотренных Конвенцией, на которое он жалуется. Это – абсолютно необходимое условие. Конвенция не предоставляет права подавать жалобу против нарушений прав человека вообще (action popularis)81: чтобы жалоба имела шансы на успех, заявитель должен продемонстрировать, что он лично пострадал в результате нарушений, на которые жалуется. Таким образом, Суд не рассматривает in abstracto вопрос о соответствии внутреннего законодательства Конвенции. Условие о том, что заявитель должен быть жертвой нарушения его прав, гарантированных Конвенцией, должно соблюдаться на протяжении всего периода разбирательства дела в Суде82. Так, если, пока дело ожидало слушаний в Суде, заявитель получил компенсацию от внутригосударственных властей или иную форму возмещения, например в результате применения экстраординарных мер правовой защиты, Суд может установить, что данное лицо более не является жертвой в смысле, придаваемом этому слову статьей 34 Конвенции83. С 5 мая 1998 г. (дата вступления в силу для России Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод) по настоящее время в Европейский Суд по правам человека поступило около 10 000 жалоб на действия российских властей. Примерно 3500 из этих жалоб суд отклонил по различным основаниям84.

На основании изложенного сделаем следующие выводы.

Во-первых, в науке принято различать общие и специальные (юридические) гарантии. Под общими гарантиями понимается совокупность экономических, политических и других условий, делающих права реальными. Под юридическими гарантиями следует понимать закрепление прав, свобод и обязанностей человека и гражданина нормами права, обеспечение, охрану и защиту их всей правоохранительной деятельностью государства, институтами европейского и мирового сообщества.

Во-вторых, не все правовые нормы являются юридическими гарантиями прав и свобод граждан, а лишь содержащие определенные средства и способы, при помощи которых достигается беспрепятственное пользование правами, защита прав и свобод и восстановление их в случае нарушения.

В-третьих, гарантии прав человека условно подразделяются на общие и юридические (специальные), а конституционные гарантии прав человека – на общие гарантии и гарантии правосудия. Поскольку все отрасли права имеют нормы, закрепляющие средства и способы охраны, обеспечения и защиты прав и свобод, юридические гарантии классифицируются в соответствии с делением системы права на отдельные отрасли.

В-четвертых, конституционные гарантии прав человека в Российской Федерации – это закрепленная в Конституции страны совокупность экономических, социальных, политических и идеологических условий, которые предопределяют реальность исполнения и механизмы реализации всех прав и свобод человека и гражданина, являются решающей предпосылкой формирования у личности заинтересованности в их реализации.

1 См.: Ллойд Д. Идея права: репрессивное зло или социальная необходимость? – М.: Югона, 2002. – С. 12.

2 См.: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М.: Юнити, 2002. – С. 114.

3 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 4-е изд. – М.: Норма, 2004. – С. 275–276.

4 См.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1955. – Т. 1. – С. 283.

5 См.: Большая советская энциклопедия. 4-е изд. – 1989. – С. 277.

6 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 4-е изд. – М.: Норма, 2004. – С. 277.

7 См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. – Саратов, 1987. – С. 8.

8 См.: Толкачев Х.Б., Хабибуллин А.Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристики, особенности реализации. – Уфа, 1990. – С. 46.

9 См.: Синюкова Т.В. Юридические гарантии как метод регулирования правового положения личности // Вопросы теории государства и права. Межвузовский сборник научных работ. – Саратов, 1991. – Вып. 9. – С. 150 –160.

10 См.: Лучин В.О. Конституционные институты // Современный конституционализм. – М., 1990. – С. 35.

11 См.: Зарицкий А.В. Гарантии прав личности при реализации юридической ответственности (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. – Коломна, 1999. – С. 16.

12 См.: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М.: Юнити, 2002. – С. 115.

13 См.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. – М., 1996. – С. 225.

14 См.: Фарбер И.Е., Ржевский В.А. Вопросы теории советского конституционного права. Выпуск 1. – Саратов, 1967. – С. 25.

15 См.: Эбзеев Б.С. Советское государство и права человека. – Саратов, 1986. – С. 69.

16 См.: Баглай М.В. Указ. соч. – С. 278–279.

17 См.: Зарицкий А.В. Гарантии прав личности при реализации юридической ответственности (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. – Коломна, 1999. – С. 17.

18 См., напр.: Комаров С.А. Личность в политической системе российского общества. – М., 1995. – С. 39.

19 См.: Головистикова А.Н., Грудцына Л.Ю. Конституционное право России: Учебник / Под ред. Н.А. Михалевой; – М.: Эксмо, 2006. – С. 205.

20 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. – Саратов, 1996. – С. 48 – 49.

21 См.: Рабинович П.М. Упрочение законности – закономерность социализма. – Львов, 1974. – С. 237.

22 См.: Права личности в социалистическом обществе. – М., 1981. – С. 178, 203–205.

23 См.: Общая теория права и государства: Учебник для юрид. вузов / Под ред. акад. В.В. Лазарева; – М., 1994. – С. 187–192.

24 См.: Петров В.В. Экологический кодекс России (к принятию Верховным Советом РФ Закона «Об охране окружающей природной среды») // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. – 1993. № 3. – С. 10–12.

25 См.: Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. – М., 1990. – С. 60–61.

26 См.: Лучин В.О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. – М.: Юнити, 2002. – С. 119.

27 См.: Доклад о соблюдении прав человека в Российской Федерации в 2001 г. // Права человека в регионах Российской Федерации в 2001 г. – М.: Московская Хельсинкская группа, 2002. – С. 13–14.

28 См.: Федеральный закон от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» // СЗ РФ. – 2003. – № 22. – Ст. 2063.

29 См.: Международная жизнь. – 1990. – № 9. – С. 135.

30 См.: Денисов А.И. Советское государственное право. – М., 1947. – С. 322.

31 См.: Рудинский Ф.М. Личность и социалистическая законность. – Волгоград, 1976. – С. 51.

32 См.: Боброва Н.А. Гарантии реализации государственно-правовых норм. – Воронеж, 1984. – С. 19.

33 См.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Указ. соч. – С. 226.

34 Там же. – С. 227.

35 См.: Чхиквадзе В.М. Гарантировано конституцией. – М., 1979. – С. 49.

36 См.: СЗ РФ. – 1994. – № 13. – Ст. 1012.

37 См.: Конституционное законодательство России / Под ред. Ю.А. Тихомирова; – М., 1999. – С. 78.

38 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие: Учебное пособие. – М., 1998. – С. 177.

39 Там же. – С. 180.

40 См., напр.: Николаев А. Проблемы реализации принципа разделения властей в Конституции Российской Федерации // Право и жизнь. – 2000. – № 25. – С. 12.

41 См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ по делу о проверке конституционности абз. 2 ч. 7 ст. 19 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 г. «О милиции» в связи с жалобой гражданина В.М. Минакова от 6 июля 1995 г.; постановление по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 4 Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина В.А. Мостипанова; определение по жалобе гражданина П.М. Терзияна на нарушение его конституционных прав положениями статей 159 и 199 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях.

42 См.: СЗ РФ. – 1997. – № 1. – Ст. 1; – 2001. – № 51. – Ст. 4852.

43 См.: СЗ РФ. – 1998. – № 51. – Ст. 6270.

44 См.: ВВС РФ. – 1992. – № 30. – Ст. 1792; – 1993. – № 17. – Ст. 606; СЗ РФ. – 1995. – № 26. – Ст. 2399; – 1999. – № 29. – Ст. 3690; – 2000. – № 26. – Ст. 2336; – 2001. – № 51. – Ст. 4934.

45 См.: Ведомости СНД и ВС РФ. – 1993. – № 19; СЗ РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 4970; Российская газета. – 1993. – 12 мая.

46 См.: Мордовец А.С. Социально-юридический механизм обеспечения прав человека и гражданина. – Саратов, 1996. – С. 113–114.

47 См.: Баглай М.В., Габричидзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации. – М., 1996. – С. 225.

48 Там же. – С. 226.

49 См.: Международная жизнь. – 1990. – № 9. – С. 135.

50 См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. – Саратов, 1987. – С. 8–9.

51 См.: Толкачев Х.Б., Хабибуллин А.Г. Личные конституционные права и свободы граждан СССР: система, характеристики, особенности реализации. – Уфа, 1990. – С. 46.

52 См.: Синюкова Т.В. Юридические гарантии как метод регулирования правового положения личности // Вопросы теории государства и права. Межвузовский сборник научных работ. – Саратов, 1991. – Вып. 9. – С. 150–160.

53 См.: Лучин В.О. Конституционные институты // Современный конституционализм. – М., 1990. – С. 35.

54 См.: Зарицкий А.В. Гарантии прав личности при реализации юридической ответственности (вопросы теории и практики): Дис. … канд. юрид. наук. – Коломна, 1999. – С. 16.

55 См.: Общая теория права и государства: Учебник для юрид. вузов / Под ред. акад. В.В. Лазарева; – М., 1994. – С. 187–192.

56 См.: Петров В.В. Экологический кодекс России (к принятию Верховным Советом РФ Закона «Об охране окружающей природной среды») // Вестник МГУ. Сер. 11. Право. – 1993. – № 3. – С. 10–11.

57 См.: Социалистическое правовое государство: концепция и пути реализации. – М., 1990. – С. 60–61.

58 См.: Часть 3 ст. 56 Конституции России, постановление Конституционного Суда от 13 ноября 1995 г. по делу о проверке конституционности части 5 статьи 209 УПК РСФСР.

59 См.: Шопенгауэр А. Избранные произведения. – М., 1992. – С. 139–140.

60 См.: Люшер Ф. Указ. соч. – С. 333.

61 Проект закона № 98102315-2 был внесен в Государственную Думу Президентом России 14 декабря 1998 г. и включен в план пленарных заседаний Государственной Думы на 16 апреля 1999 г., однако был отклонен.

62 В частности, Совет судей Российской Федерации в своем постановлении от 31 октября 1997 г., заслушав и обсудив сообщения членов рабочей группы В.В. Демидова и В.В. Ершова о ходе подготовки проекта федерального конституционного закона «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», постановил: «Признать необходимым при дальнейшей работе над законопроектом руководствоваться положениями Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации». Внесение в современных условиях кардинальных изменений в сложившуюся судебную систему Российской Федерации повлечет отрицательные последствия для правосудия в целом и неоправданные материальные затраты».

63 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова; – М.: Юристъ, 2002. – С. 351.

64 См.: Международные акты о правах человека: Сборник документов. 2-е изд. – М.: Норма, 2002. – С. 172.

65 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова; – М.: Юристъ, 2002. – С. 353.

66 См.: СЗ РФ. – 1996. – № 51. – Ст. 5681.

67 Согласно статье 13 Закона РФ «Об оружии», механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, электрошоковые устройства и искровые разрядники отечественного производства, пневматическое оружие с дульной энергией не более 7,5 Дж и калибра до 4,5 мм включительно регистрации не подлежат.

68 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова; – М.: Юристъ, 2002. – С. 354.

69 См.: Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. – С. 378.

70 Там же. – С. 379–380.

71 См.: Международный билль о правах человека // Международные акты о правах человека. Сборник документов. 2-е изд. – М., 2002. – С. 38–77.

72 Принята и провозглашена резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 г.

73 Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.

74 Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 16 декабря 1966 г.

75 Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 19 декабря 1966 г.; вступил в силу 23 марта 1976 г.

76 Принят резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 15 декабря 1989 г.

77 См.: Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова; – М.: Юристъ, 2002. – С. 354.

78 См.: Павлова Л.В. Современная концепция прав и свобод человека и ее трактовка Всеобщей декларацией прав человека 1948 года // Белорусский журнал международного права и международных отношений. – 1998. – № 5.

79 См., в частности, дело Stran Greek Refineries and Stratis Andreadis v. Greece, постановление от 9 декабря 1994 г., Сер. А, № 301-В.

80 См., в частности, дело Canea Catholic Church v. Greece, постановление от 16 декабря 1997 г., Reports 1997-VIII, параграф 30, 31.

81 См., в частности, постановление о приемлемости дела Tuncer and Durmus v. Turkey (жалоба № 30494/96) от 19 июня 2001 г.

82 См.: Европейский Суд по правам человека: правила обращения и судопроизводства. Сборник статей и документов / Под ред. А.В. Деменевой, Б. Петранова; – Вып. 1. – Екатеринбург, 2001. – С. 14–15.

83 См.: дело Caraher v. the United Kingdom (24520/94), постановление о приемлемости от 11 января 2000 г.

84 Действия российских властей в Европейский Суд по правам человека обжаловали Анатолий Бурдов и еще 10 000 его сограждан // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание Московского клуба юристов. – 2002. – № 3. – С. 3–4.

PAGE  1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

3726. Системный кризис в СССР ( 70-е -первая половина 80-х гг.) 35.5 KB
  Системный кризис в СССР ( 70-е -первая половина 80-х гг.) Уже в 70-е годы поиски теоретической мысли были направлены на оправдание просчетов в коммунистическом строительстве. Если поначалу появлялись робкие упреки в адрес авторов Программы коммунист...
3727. Эволюция представлений о строении атома. Есть ли предел системе элементов Менделеева. 375.5 KB
  Возникновение атомистики Вопрос о строении окружающего мира всегда волновал человека. Начало современной науке о строении вещества было положено в античном мире, работами древнегреческих ученых разных школ – ионийской, элеатской, пифагорейской....
3728. Эволюция вселенной 79 KB
  Введение Мир, Земля, Космос, Вселенная… Тысячелетиями пытливое человечество обращало свои взгляды на окружающий мир, стремилось постигнуть его, вырваться за пределы микромира в макромир. Величественная картина небесного купола, усеянного мириадами з...
3729. Управление обслуживание судов в порту 385.5 KB
  Введение В мировой практике торгового мореплавания под стивидорным сервисом (стивидорным обслуживанием) подразумевают комплекс услуг, представляемых судам в период пребывания их в порту. При этом понятие «обслуживание» используется в широком смысле ...
3730. Штукатурные работы и материалы для штукатурки 93.5 KB
  Введение Общее назначение штукатурок – заполнение стыков, швов на поверхности основания, обеспечение защитного или декоративного защитного покрытия на нем. Штукатурки могут применяться в порядке исключения при отделке помещения в местах, где пр...
3731. Основы экологии 191.5 KB
  Основы экологии Что такое экология? Наука об условиях жизни организмов и их взаимных связях со средой. Экология - это наука об организмах , наука о взаимоотношениях между живыми организмами и их сообществами, с окружающей их живой и неживой средой о...
3732. Основные закономерности развития человеческого сознания и интеграция знаний 48 KB
  Человек владеет прекрасным даром - разумом с его пытливым полётом, как в отдаленное прошлое, так и в грядущее, миром мечты и фантазии, творческим решением практических и теоретических проблем, наконец, воплощением самых дерзновенных замысл...
3733. Состав и свойства целофана 75.5 KB
  Введение Целлофан - это прозрачная гидратцеллюлозная (вискозная) пленка, полученная из вискозы. Целлофан является наиболее дешевым и распространенным упаковочным пленочным материалом, производится во всем мире в очень больших количествах. Лакированн...
3734. Расчет многопластинчатого ротационного компрессора 399 KB
  Исходные данные Холодопроизводительность, Вид компрессора: многопластинчатый ротационный. Построим цикл холодильной машины в диаграмме i - Lg(P). Параметры основных точек сведем в таблицу