67922

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА УСЫНОВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Усыновление играло весьма важную роль у всех древних народов – индийцев греков римлян и др. Римскому праву известны две формы усыновления: одна с передачей родительского права другая – без передачи когда под родительскую власть поступало лицо свободное от этой власти. Для усыновления нужно было соблюсти особые...

Русский

2014-09-16

103.5 KB

3 чел.

В. ЖУКОВИНА

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ИНСТИТУТА УСЫНОВЛЕНИЯ

В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Усыновление играло весьма важную роль у всех древних народов – индийцев, греков, римлян и др.

В Риме усыновление было важным национальным учреждением, которое согласовывалось и с религиозным, и с политическим устройством семьи. Религиозное начало, лежавшее в основании древней семьи, требовало непременного поддержания домашней святыни и постоянного служения ей. Каждому главе семейства «надлежало по долгу оставить по себе преемника»1. Если природа отказывала ему в кровном сыне, религиозный обычай требовал, чтобы принять в дом чужого сына и приобщить его к домашнему очагу торжественным обрядом вступления (in sacra transitio).

В таком случае усыновлению соответствовала эмансипация (emancipatio, sacrorum detestatio), то есть отпуск чужого сына из прежнего дома, от прежней власти и прежней святыни. Впоследствии усыновление служило в Риме средством для поддержания знатных патрицианских родов, для пополнения и обновления самого патрициата из среды низшего сословия. В этом смысле в позднейшую эпоху усыновление получило свойство аристократического учреждения2.

Таким образом, для древнего римлянина усыновление было средством приобрести того, кто после смерти усыновителя станет преемником его имени.

Римский закон, с одной стороны, подражал природе (imitatio naturam), а с другой – копировал отношения (mores) между естественным отцом и сыном.

Римскому праву известны две формы усыновления: одна с передачей родительского права, другая – без передачи, когда под родительскую власть поступало лицо, свободное от этой власти.

Первая форма (in adoptionem datio) была вначале свободная, но впоследствии закон ввел ограничения. На основании того, что усыновление, по своей идее, было средством создать отеческую власть, оно не допускалось там, где она уже существовала или даже могла существовать. Усыновителями могли быть только восходящие родственники усыновляемого; для всех прочих родственников и посторонних возможно было лишь неполное (minus plena) усыновление, без перехода полной родительской власти. В том и в другом случае требовалось разрешение общественной власти3.

Для усыновления нужно было соблюсти особые условия, например, усыновителем мог стать только бездетный, способный к браку; разница в возрасте между усыновителем и усыновляемым должна быть не менее 18 лет. Кроме того, римское законодательство наделяло усыновителя отцовской властью, а так как эта власть была достоянием лишь одного мужского пола, то женщины не могли усыновлять; по общему правилу они не могли быть и усыновляемы, как не способные получать по преемству patria potestas и связанных с нею сакральных прав4.

В древнее время усыновление было законодательным актом. Римлянин, желавший усыновить своего согражданина, заявлял об этом в народном собрании, и только санкция последнего считалась для этой цели достаточной. (В императорском периоде усыновление производилось посредством рескрипта.) Позже возникло усыновление с менее строгой формой – с формой сделки в суде между отцом усыновляемого и усыновителем.

Представляется интересным затронуть и такую форму искусственного сообщения родительских прав, которая образовалась в Германии и получила название Einkindschaft (присоединение детей, unio prolium).

Это учреждение состоит в связи с германскими понятиями об отношении супругов по имуществу. Оно возникло из необходимости дать права на имущество умершего супруга супругу, оставшемуся в живых и вступающему в новый брак. В силу этой Einkindschaft все дети от первого брака считаются как бы происшедшими от второго и, следовательно, усыновляются своим отчимом или мачехой.

Отличаясь по существу, германское усыновление отличалось и по форме от римского усыновления: оно никогда не носило на себе того законодательного величия, как в Древнем Риме, а было актом судебным.

Существовала и простая форма усыновления – в виде обыкновенного письменного акта, имевшая значение передачи имущественных прав от усыновителя усыновляемому5.

Эти договоры подлежали утверждению правительственной властью и требовали согласия со стороны наличных детей или их опекунов. Из таких договоров возникало личное родительское отношение отчима или мачехи к присоединенным детям; практическое же значение их состояло в том, что имущество присоединенных детей, в котором надлежало бы их выделить (abfinden) после смерти их природного родителя, по-прежнему оставалось за другим их родителем, а дети приобретали наследственное право относительно четы, вступившей в новый брак, наравне с будущими общими детьми6.

В Россию юридическая идея усыновления перешла в первый раз из греко-римского права и сохранилась в церковной юрисдикции. Дела об усыновлении подлежали церковному ведомству. Гражданских форм усыновления не было; но из памятников видно, что усыновленный входил в семейство и приобретал наследственные права. Гражданские формы усыновления возникли у нас и были узаконены при Александре I. Формы эти были различны, и усыновление совершалось с большей или меньшей легкостью и простотой – по различию сословий. Потомственным дворянам и принадлежавшим к потомственному дворянству лицам духовного звания православного исповедания дозволялось усыновлять только тем, кто не имел потомков или сродников мужского пола той же фамилии; таким образом, усыновлению придавалось политическое значение. Могли быть усыновлены только ближайшие законнорожденные родственники, не только один, но и несколько, не только сирота, но и имеющий кровных родителей. В последнем случае требовалось их согласие. Для усыновления было необходимо разрешение царя, а для лиц духовного звания, сверх того, разрешение епархиальных архиереев.

Усыновление личными дворянами, не принадлежавшими к потомственному дворянству, православными священнослужителями и церковными причетниками и почетными гражданами совершалось по постановлениям губернских правлений, а купцами – по постановлениям казенных палат, с утверждения в обоих случаях Сената. У крестьян и мещан усыновление производилось припиской к семейству, для последних с утверждения казенной палаты7.

Законом 12 марта 1891 года были установлены общие однообразные формы для усыновления и с точностью определены его условия и последствия. На основании закона усыновление во всех сословиях, за исключением мещан и крестьян, совершалось окружными судами, а где они не были введены, судебными местами первой степени, по месту постоянного жительства усыновителей или усыновляемых.

Лицам, чьи права нарушались неправильным усыновлением, было предоставлено право возражать во время производства дела или начать спор общим исковым порядком в двухгодичный срок со дня вступления определения суда в законную силу. Данный спор должен был быть заявлен при жизни усыновителя.

Для мещан и крестьян была сохранена прежняя форма усыновления – приписка к семейству, которая у крестьян производилась с ведома мирских обществ, а у мещан – с утверждения казенной палаты.

Новые правила определили не только форму, но и установили условия и последствия усыновления, одинаковые для всех сословий, не исключая и бывших податных. Условия эти состояли в том, что усыновителями не могли быть лица, имевшие родных и узаконенных детей и по своему сану обреченные на безбрачие; они должны быть не моложе 30 лет и быть старше усыновляемых по крайней мере на восемнадцать лет и иметь общую гражданскую правоспособность.

Супругам предоставлялось право усыновлять каждому одно и то же лицо, а в случае усыновления одним необходимо согласие другого. Не дозволялось усыновление христианами нехристиан и наоборот, и раскольниками и сектантами – православных. Для усыновления требовалось согласие родителей, опекунов или попечителей усыновляемого и его самого, если он достиг четырнадцатилетнего возраста8.

Вопросы, связанные с усыновлением детей в Российской империи подданными других государств, представляют интерес не только с исторической точки зрения. Знакомство с законодательством об усыновлении конца XIX–начала XX вв. позволяет составить более полное представление о современных проблемах международного усыновления. К тому же, как показывает практика, даже спустя многие десятилетия информация об усыновлении российских детей иностранцами нередко приобретает решающее значение при рассмотрении сложнейших споров, связанных с определением судьбы наследственного имущества. Далеко не безразлична для некоторых иностранных граждан и их родословная, история рода, изучение которого может быть сопряжено с поисками усыновителя и усыновленного.

В Российской империи, особенно в конце XIX в., вопрос о праве иностранцев усыновлять российских детей относился к числу принципиальных. Поэтому Гражданский кассационный департамент в одном из своих решений предлагал принять за «исходную точку» такое положение: иностранцы подлежат действию российских законов и пользуются «общею оных защитою и покровительством»9. Для иностранцев, прибывавших в Россию или живших здесь, но не принявших российского подданства, не существовало каких-либо особых правил при усыновлении. Они подчинялись законам Российской империи и пользовались «всеми правами, этими законами установленными». А в комментариях к Закону от 12 марта 1891 г. «О детях усыновленных и узаконенных» говорилось: «…что касается права иностранцев усыновлять русских подданных, нет оснований ставить преграды проявлению того доброго чувства, которым вызывается усыновление»10.

Всякий раз речь шла об иностранцах, находившихся в России, а не вне ее пределов. Таким образом, в качестве главного условия усыновления иностранным подданным российского ребенка фигурировало, прежде всего, неукоснительное соблюдение российского законодательства.

Согласно статье 145 Свода законов Российской империи, «усыновление дозволяется лицам всех состояний, без различия пола, кроме тех, кои по сану своему обречены на безбрачие». Статья 1 Свода законов «О состояниях» причисляла к лицам, имевшим право усыновления, как «иностранцев, в империи проживающих», так и других иностранцев.

В разъяснениях к статье 145 Свода законов гражданских обращалось внимание на то, что в законе не содержится «воспрещения» усыновлять своих и чужих незаконнорожденных детей, иностранного подданного, собственного брата и т.д. Исключение для иностранцев составляли дети-подкидыши и дети, не помнящие родства. Их усыновление иностранцем, жившим в России, допускалось при условии, чтобы усыновляемые подкидыши, «которых происхождение и крещение не известны, были крещены и воспитываемы в православном исповедании… и чтобы, сверх того, они сохраняли звание российских подданных…».

Таково было общее правило усыновления, распространявшееся и на иностранцев. Оно имело, однако, несколько существенных исключений. Так, статья 145 Свода законов гражданских объявляла: «Усыновление чужих детей не допускается, если у лица усыновляющего есть собственные законные или узаконенные дети». Этим самым государство оберегало семейную частную собственность, права законных наследников. Аналогичную задачу выполняла статья 150 Свода законов гражданских, согласно которой для усыновления одним из супругов требовалось согласие другого супруга.

Другое условие, столь же обязательное, имело своей целью приблизить отношения, возникающие в результате усыновления, к кровнородственным. Заключалось оно в требовании: «Усыновитель должен иметь не менее тридцати лет от роду, быть старше усыновляемого, по крайней мере, восемнадцатью годами, иметь общую гражданскую правоспособность». Правда, для усыновления собственных внебрачных детей допускалось исключение: во-первых, усыновлять мог совершеннолетний и ранее достижения им тридцатилетнего возраста, не будучи восемнадцатью годами старше усыновляемого; во-вторых, усыновление допускалось и в том случае, если у лица усыновляющего есть собственные законные и узаконенные дети.

И, наконец, было установлено, пожалуй, самое главное для православной России условие усыновления: «Усыновление лиц христианского вероисповедания не христианами и сих последних лицами христианского вероисповедания воспрещается». Говоря о подобного рода запрете, следует иметь в виду, что понятие «иностранцы» с точки зрения их религиозной принадлежности собирательное. Иностранцы могли исповедовать разную религию, в том числе и христианство. Следовательно, усыновление зависело от религиозной принадлежности усыновителя и усыновляемого, а не от их подданства. Поэтому иностранец-христианин мог усыновлять детей-христиан. Но, поскольку в Российской империи православие охранялось особо, существовал целый ряд защищающих его правил. В частности, Закон «О вере и веротерпимости» обязывал духовенство православного исповедания крестить детей кого-либо из иностранцев христианского вероисповедания лишь по отобрании от родителей (усыновителей) письменного обязательства в том, что они будут воспитывать своих детей в правилах православного исповедания. Если же «родители (усыновители), которые бы по закону обязаны воспитывать детей своих в вере православной, будут крестить их или приводить к прочим таинствам и воспитывать по обрядам другого христианского вероисповедания, присуждаются за сие: к заключению в тюрьме на время от восьми месяцев до одного года и четырёх месяцев».

Кроме перечисленных условий, при усыновлении были обязательны и другие: согласие родителей усыновляемого, его опекунов или попечителей, а также несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста. Причем согласие на усыновление могло быть выражено не только в особой подписке, но и в прошении на имя суда или в другом документе, исходившем от заявителя. При невозможности выявить согласие родителей, когда они не известны или место жительства их не известно, оно могло быть заменено согласием опекуна или попечителя. Если же опекуна нет, «он должен быть для сего определен».

Характерной особенностью Российской империи было неукоснительное соблюдение принципа сословности, который действовал и при усыновлении. Согласно статье 1 Закона «О состояниях», в Российском государстве были установлены различия права состояния для природных обывателей, иностранцев, иностранцев, в империи проживающих. К числу первых статья 2 относила дворянство, духовенство, городских и сельских обывателей. Таковы были «четыре главных рода людей», населявших Россию.

В зависимости от принадлежности к тому или другому состоянию находились правила, определявшие порядок усыновления. Однако трудности в толковании термина «лица всех сословий» превращали усыновление российских детей иностранцами в проблему, поскольку иностранцы в царской России не составляли сословия, т.е. не входили в «четыре главных рода людей». Поэтому существовало мнение, что Закон от 12 марта 1891 г. «О детях узаконенных или усыновленных» на иностранцев полностью не распространяется, т.к. они не могут усыновлять лиц, принадлежащих к категории подкидышей или не помнящих родства.

Возникшая по этому поводу полемика завершилась выводом: «лица всех состояний» надо понимать как «лица всех сословий»11. К тому же по одному из конкретных дел Кассационный Сенат признал, что право на усыновление принадлежит и иностранным гражданам, так как Закон от 12 марта 1891 г. «О детях усыновленных и узаконенных» предоставляет это право лицам всех состояний, следовательно, и иностранцам12.

Порядок усыновления зависел от сословной принадлежности, будь то подданный России или иностранец. Наибольшей простотой отличалось усыновление так называемыми природными обывателями, составлявшими городское и сельское население. Согласно статье 494 Закона о состояниях, «под именем городских обывателей в особенности разумеются лица, причисляемые законом к среднему роду людей». Их называли гражданами и мещанами. Доказательством пребывания в состоянии городских обывателей признавалась запись в приходской книге той приходской церкви, где состоялось крещение. В их число входили главным образом лица из местной буржуазии.

Городское население усыновляло детей, приписывая усыновляемого к городскому состоянию (в мещане), которое производилось Казенной палатой. В случае каких-либо затруднений «дела сего рода» передавались на предварительное рассмотрение губернатора. Окончательное рассмотрение и разъяснение «сих дел» принадлежало министерствам финансов и внутренних дел. Причем для приписки к семейству мещанскому согласия так называемого общества не требовалось, достаточно было уведомить его о происходящем.

Статья 700 Закона о состояниях содержала перечень разного рода сельских обывателей: крестьяне и поселяне-собственники, крестьяне, водворенные на землях государственных, и др.

Сельские жители образовывали в деревне первичную административную единицу. Приписка усыновленного к крестьянскому семейству (усыновление) состояло во включении его в посемейные списки, которые вело волостное правление. К обязанностям Казенной палаты относилась только регистрация усыновленных сельских обывателей, но не утверждение самого усыновления. Согласно статье 157 Свода законов гражданских, приписка к крестьянским семействам производилось «с ведома подлежащих обществ, но согласия общества на таковую приписку не требуется».

Следовательно, усыновление мещанами и сельскими обывателями совершалось не судебным порядком, а припиской усыновленного к семейству усыновителя, на что специально обращалось внимание в одном из решений Гражданского кассационного департамента за 1898 г. И никаких изъятий, в том числе и для иностранцев, закон здесь не делал, поскольку при усыновлении мещанами и сельскими обывателями лиц высших сословий право состояния и фамилия усыновленных оставались без изменения.

Иное дело усыновление лицами привилегированных сословий. Оно было обставлено более сложными формами и вверено судебным учреждениям, поскольку при этом могли изменяться права состояния и фамилия усыновленных. Поэтому процедура усыновления дворянином простотой не отличалась и состояла из нескольких этапов.

Сначала акт об усыновлении совершался у нотариуса, после чего вопрос рассматривал окружной суд по месту постоянного жительства усыновителей или усыновляемого. Лица, чьи права нарушались неправильным усыновлением, могли заявить свои возражения во время производства дела об усыновлении или позже, но не позднее двух лет со дня вступления определения суда в законную силу. Спор этот, во всяком случае, мог быть заявлен только при жизни усыновителя. Дела об усыновлении разрешались «по выслушании заключения прокурора». Мало того, согласно статье 1909 Устава гражданского судопроизводства, при рассмотрении просьбы об усыновлении несовершеннолетнего «должно быть представлено также удостоверение подлежащего опекунского учреждения о том, что усыновление не обратится во вред усыновляемому». Вынесенное окружным судом определение об усыновлении подлежало утверждению Судебной палатой. Таким образом, не предусматривалось предъявление иностранцем-усыновителем специального разрешения на усыновление.

Правовые последствия усыновления распространялись равным образом как на усыновителей – российских подданных, так и на усыновителей – иностранцев.

Наиболее важно было то, что усыновление вводило детей только в семью, а не в род усыновителя. Тем самым усыновление отличалось от узаконения, на что обращалось особое внимание. Не менее существенно и то обстоятельство, что усыновление иностранцем российского подданного не меняло подданства усыновленного. Усыновляемый также не утрачивал имущественной связи со своими родителями, сохранял право наследования по закону после своих родителей и их родственников. Сохранение определенной правовой связи между усыновленным и его родителями порождало вопрос о сохранении за усыновленным права на содержание от своих родителей в случае невозможности получать содержания от усыновителя. На этот счет следовал однозначный ответ: в связи с тем что усыновленный сохраняет правовую связь с родителями, а усыновители не в состоянии нести обязанности, вытекающие из усыновления, ухудшать положение усыновляемого значило бы противоречить целям усыновления.

Тем не менее устанавливалось, что усыновленный вступает по отношению к усыновителю во все права и обязанности законных детей. В их числе права как личного, так и имущественного характера. В частности, право наследования в «благоприобретенном имуществе усыновителя, с тем, однако, что наследуемое имение усыновителя, не имеющего родных сыновей, а имеющего лишь дочерей, делится между последними и усыновленными поровну». Вместе с тем усыновленный не имел права на пенсию и на единовременное пособие за службу усыновителя.

С особой тщательностью закон излагал правила, оберегавшие принцип сословности. Обычно усыновленный сохранял то право состояния, которое ему принадлежало до усыновления. Однако усыновление дворянами и потомственными почетными гражданами лиц, имевших меньшие права состояния, давало им возможность приобрести личное почетное гражданство. При усыновлении своих внебрачных детей усыновитель мог передать усыновленному свою фамилию, если усыновленный не пользовался большими правами состояния сравнительно с усыновителем. Имелись и другие, менее важные нормы, когда соблюдался принцип сословности, пронизывавший все сферы жизни российского общества.

Первый Семейный кодекс России13 послеоктябрьского периода усыновления не предусматривал вовсе. Главной причиной невозможности правового регулирования отношений по усыновлению было стремление устранить всякую попытку эксплуатации труда малолетних детей. К тому же отпала проблема передачи имущества от усыновителя-наследодателя к усыновленному, поскольку перестал существовать институт наследования. Однако потребность в усыновлении не исчезла. Она объяснялась, во-первых, соображениями экономическими, главным образом потребностью крестьян иметь в семье еще одного работника, и, во-вторых, ростом числа бездомных детей, потерявших родителей из-за социально-экономических потрясений, затронувших все сферы жизни и все слои населения14.

Выходом из положения в первом случае стало предусмотренное Земельным кодексом15 примачество. Но, в отличие от усыновления, основу примачества составлял договор между совершеннолетним примаком и крестьянским двором с целью «сугубо трудовой». Что же касается устройства массы осиротевших детей, проблема решалась с помощью различных детских учреждений.

Тем не менее осиротевших детей продолжали брать в семью, используя в основном правила, касавшиеся опеки (попечительства). Но сохранение при этом правовой связи ребенка с его родителями устраивало не всех, поэтому за лицами, принявшими несовершеннолетнего на воспитание, признавалось право присваивать своему подопечному фамилию опекуна.

Таким образом, необходимость возрождения института усыновления становилась все более очевидной, в связи с чем 1 марта 1926 г. Декретом ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменении Кодекса законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве» была введена новая глава, посвященная усыновлению16.

Кодекс законов о браке, семье и опеке 1927 г.17 уделял усыновлению сравнительно мало внимания. Существовавший в России принцип сословности был сохранен, но продолжал существовать в несколько ином виде. В соответствии с первым советским законом об усыновлении оно могло быть установлено только в отношении несовершеннолетних и в их интересах. Не разрешалось усыновление, если цели его были иными, например, закрепление излишков жилой площади. Под интересами ребенка понималось не только материальное содержание, но и надлежащее трудовое воспитание, подготовка к общественно полезной жизни.

Для разрешения усыновления необходимо было соблюдать определенные условия. Закон устанавливал требования к личности усыновителя, возрасту усыновляемого, к наличию согласия родителей (или лиц, их заменяющих) и ребенка, если он достиг возраста десяти лет. Не могли быть усыновителями лица, которые не имели права быть опекунами, – лишенные избирательного права: монахи, служители культа всех исповеданий и толков, агенты царской полиции, отдельного корпуса жандармов и охранных отделений, лица, признанные в установленном порядке душевнобольными, осужденные за корыстные и порочащие преступления. Не были, однако, лишены права усыновлять «нетрудовые элементы», которые, как и перечисленные выше категории граждан, были лишены избирательных прав. Это объяснялось остротой беспризорности, которая признавалась таким социальным злом, что было нецелесообразно лишать частных предпринимателей, торговцев, других лиц, имевших «нетрудовой доход», права усыновлять.

Кроме неблагонадежных в политическом плане лиц, не могли усыновлять лишенные родительских прав и несовершеннолетние, а также лица, чьи интересы были противоположны интересам усыновляемых. Других ограничений для личности усыновителя не было. Не устанавливалось требований к возрасту усыновителя и к разнице в возрасте усыновителя и усыновляемого.

Таким образом, законодатель пытался оградить усыновляемых детей от ненадлежащего социально-политического влияния, заботился об обеспечении нормальной семейной обстановки и воспитании.

Поскольку усыновление вводилось в интересах детей, то усыновлять можно было не достигших 18 лет. Если возраст усыновляемого невозможно было установить на основании документов, его определяли при помощи врачебной экспертизы.

Вопросами усыновления ведали органы опеки и попечительства, которыми в городах являлись отделения народного образования, а в сельской местности – районные исполнительные комитеты. Желающий усыновить ребенка должен был обратиться в соответствующий орган, сообщив целый ряд сведений. Перечень этих сведений был утвержден Распоряжением Народного комиссариата просвещения от 12 июня 1926 года № 104. Усыновитель должен был указать фамилию, имя, отчество, возраст, место жительства, род занятий, имущественное положение и источник доходов, сведения о семейном положении и состоянии здоровья (не болен ли он сифилисом, туберкулезом, не страдает ли эпилепсией), мотивы усыновления, какие отношения существуют между ним и усыновляемым. Необходимо было сообщить и сведения о состоянии здоровья лиц, проживающих с усыновителем. Если усыновитель не мог подать письменное заявление, словесные заявления записывались государственными служащими.

Сотрудники органа опеки проверяли данные, указанные заявителем, разъясняли усыновителю последствия усыновления, предусмотренные законом. В частности, усыновителю должно было быть разъяснено, что:

– усыновление допускается только в интересах усыновляемого и любое учреждение или лицо может возбудить иск об отмене усыновления;

– усыновленный и его потомство по отношению к усыновителю и его потомству в личных и имущественных правах приравнивается в правах и обязанностях к родственникам усыновителя по происхождению;

– в случае отмены усыновления по мотивам невыполненных обязанностей усыновителя или жестокого обращения с усыновленным обязанность содержать усыновленного не прекращается;

– если усыновление будет совершено при отсутствии согласия родителей, оно может быть отменено по этому основанию.

Регистрация актов усыновления возлагалась на территориальные органы ЗАГСа. Если органы ЗАГСа в присланных копиях постановлений органов опеки усматривали нарушение закона, они должны были приостановить регистрацию акта усыновления и сообщить вышестоящему органу опеки о нарушении18.

Первоначально Кодекс не регулировал вопрос об усыновлении, осложненном иностранным элементом. Позже Кодекс законов о браке, семье и опеке был дополнен примечанием, в соответствии с которым допускалось усыновление иностранными гражданами и подданными, проживавшими на территории СССР, при соблюдении установленных законом правил и ограничений. В каждом случае усыновления иностранцами требовалось разрешение исполнительного комитета по месту жительства усыновляемого. Могли усыновлять граждане СССР граждан СССР на территории иностранных государств. В соответствии с Консульским уставом 1928 г. в таких случаях усыновление производили консулы19. О возможности усыновления иностранных граждан и подданных советскими людьми законодательство умалчивало.

Усыновленному могла быть присвоена фамилия усыновителя. Если усыновленный был старше десяти лет, для этого необходимо было его согласие. В соответствии с разъяснениями Народного комиссариата просвещения крайне нежелательно было изменять фамилию усыновленного, если его родители были известны деятельностью на революционном поприще, в области науки или искусства.

Усыновление могло быть отменено. Вопрос об отмене усыновления имело право возбудить в суде любое лицо или учреждение, если усыновление противоречило интересам ребенка. Предполагалось, что таким образом будет мобилизовано внимание общественного мнения и это послужит действенной мерой против эксплуатации несовершеннолетних усыновителями. Как писал Е.И. Домбровский, «случаи… всякого кабального положения ребенка… может и должен пресечь любой гражданин или гражданка, любое советское государственное или общественное учреждение»20.

По мере накопления опыта становилось ясно, что существовавших правовых норм для последовательной защиты усыновленного ребенка было явно недостаточно. К числу наиболее острых относился вопрос о возможности усыновления без согласия родителей. В 1934 г. циркуляром Наркомпроса РСФСР было разрешено усыновление без согласия родителей, если более года было неизвестно место их пребывания, а также когда они жили отдельно и не участвовали в воспитании и содержании несовершеннолетнего.

С целью совершенствования законодательства об усыновлении в 1943 г. был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об усыновлении»21. Это был еще один шаг к укреплению правовых предпосылок усыновления. Но только в 1969 г. Кодекс о браке и семье РСФСР подробно и тщательно урегулировал отношения, связанные с усыновлением (удочерением). Специальные правила, посвященные усыновлению без согласия родителей, изменению фамилии, имени, отчества усыновляемого, отмене усыновления только в судебном порядке и прочие облегчали возможность такого усыновления, которое отвечало интересам ребенка и одновременно не допускало неоправданного нарушения прав его родителей и других лиц.

1 Победоносцев К.П. Курс гражданского права, в трех томах. – СПб.: Синодальная типография, 1896.

2 Там же.

3 Там же.

4 Загоровский А.И. Курс семейного права. – Одесса, 1909.

5 Загоровский А.И. О незаконнорожденных. Viollet. Prиcis de l'Histoire de droit francais. – С. 401–411, 741.

6 Победоносцев К.П. Указ. соч.

7 Там же.

8 Там же.

9 Журнал Министерства юстиции. – СПб., 1896. – № 5. – С. 204 // Нечаева А. Российская юстиция. – 2002. – № 10. – С. 63.

10 Там же.

11 Журнал Минюста. – СПб., 1897. – № 3. – С. 226 // Нечаева А. Российская юстиция. – 2002. – № 10. – С. 64.

12 Там же.

13 Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве. Принят ВЦИК 16.09.1918 г. // СУ РСФСР. – 1918. – № 76–77. – Ст. 818.

14 Нечаева А.М. Семейное право: Курс лекций. – М., 2002. – С. 260.

15 Постановление ВЦИК от 30.10.1922 г. «О введении в действие Земельного кодекса, принятого на 4 сессии IX созыва» // СУ РСФСР. – 1922. – № 68. – Ст. 901.

16 СУ РСФСР. – 1926. – № 13. – Ст. 101.

17 Постановление ВЦИК от 19.11.1926 г. «О введении в действие Кодекса законов о браке, семье и опеке» // СУ РСФСР. – 1926. – № 82. – Ст. 612.

18 Кустова В.В. Усыновление по законодательству первых лет советской власти // Журнал российского права. – 2002. – № 2.

19 См.: Генкин А., Кишкин С., Роднянский А. Кодекс законов о браке, семье и опеке с постатейно систематизированными материалами. – М., 1929. – С. 118.

20 Домбровский Е.И. Усыновление и опека по действующему закону и проекту Кодекса законов о браке, семье и опеке // Сборник статей и материалов по брачному и семейному праву. – М., 1926. – С. 82.

21 ВВС СССР. – 1943. – № 34.

PAGE  14


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

42282. ОСНОВНОЕ УРАВНЕНИЕ ДИНАМИКИ ВРАЩАТЕЛЬНОГО ДВИЖЕНИЯ ВОКРУГ НЕПОДВИЖНОЙ ОСИ 981 KB
  Изучение динамики вращательного движения твердого тела. Исследование зависимости угла поворота твердого тела от времени, экспериментальная проверка основного уравнения динамики вращательного движения, определение момента инерции твердого тела как коэффициента пропорциональности в основном уравнении
42283. ИЗУЧЕНИЕ УПРУГИХ СВОЙСТВ ПРУЖИНЫ 2.68 MB
  Если пружина находится в равновесии то силы действующие на любую часть пружины уравновешены рис. По закону Гука сила упругости пропорциональна деформации пружины : 1 где проекция силы упругости на ось направленную вдоль оси пружины рис. Рис. Одной из упругих характеристик...
42284. ЦЕНТРОБЕЖНАЯ СИЛА 843 KB
  Исследование зависимости величины центробежной силы от массы тела угловой скорости и расстояния до оси вращения. Вместе с платформой вращается привязанная к оси вращения небольшая тележка. Рассмотрим небольшой груз массы m подобно тележке привязанный к оси вращения нерастяжимой невесомой нитью и вращающийся вместе с платформой.1 этот груз схематически изображён слева от оси вращения.
42285. ИЗУЧЕНИЕ КОЛЕБАНИЙ СВЯЗАННЫХ МАЯТНИКОВ 1.67 MB
  Измерение собственных частот колебаний и частоты биений экспериментальная проверка соотношения между этими частотами. Теоретическая часть Биения Гармоническими колебаниями называются колебания которые описываются формулой 1 где координата колеблющейся точки амплитуда колебаний циклическая частота период колебаний начальная фаза. Амплитуда колебаний и начальная фаза определяются начальными условиями:...
42286. ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОМЕНТА ИНЕРЦИИ ТВЕРДОГО ТЕЛА И ПРОВЕРКА ТЕОРЕМЫ ШТЕЙНЕРА 1.78 MB
  Теоретическая часть Момент инерции это величина зависящая от распределения масс в теле и являющаяся мерой инертности тела при вращательном движении. Момент инерции тела относительно оси вращения определяется выражением 1 где элементарные точечные массы на...
42287. КОЛЕБАНИЯ СТРУНЫ 6.2 MB
  Исследование зависимости частоты колебаний струны от силы натяжения длины и линейной плотности материала струны. Оборудование: Установка включающая в себя устройство для натяжения струны с динамометром измерительную линейку с подвижными порожками электрическую лампочку с держателем фотоэлемент низкочастотный усилитель осциллограф и универсальный счетчик; резиновый молоток; набор струн. Колебания струны как пример стоячей волны На практике стоячие волны возникают при отражении волн от преград: падающая на преграду волна и бегущая ей...
42288. Уравнение состояния идеального газа 2.55 MB
  Оборудование: Установка включающая в себя газовый шприц в стеклянном корпусе нагреватель датчик давления датчик температуры блок управления Cobr3 компьютер. Чтобы показать это раскроем физический смысл давления газа и температуры. Существует два определения температуры: одно использует термодинамический подход другое молекулярнокинетический. В термодинамике понятие температуры вводится как характеристика степени нагретости вещества.
42289. МИКРОПРОГРАММИРОВАНИЕ КОМАНД СМ ЭВМ 67 KB
  Цель работы: Знакомство с принципами микропрограммной эмуляции ЭВМ с программным управлением микропрограммирование машинных команд СМ ЭВМ. по условию CH 0 Конец...