68349

Научная и философская проблема языка

Доклад

Логика и философия

Рефлексивное обращение сознания к языку связано с созданием новой науки лингвистики. Лингвистика наука о человеческом языке как средстве общения общих законах его строения и функционирования и обо всех языках мира. Лингвистика то же самое что и языкознание.

Русский

2014-09-21

84 KB

0 чел.

PAGE  1

В современной философии проблема языка предстает как фундаментальная.

Рефлексивное обращение сознания к языку связано с созданием новой науки – лингвистики. 

Лингвистика – наука о человеческом языке как средстве общения (общих законах его строения и функционирования) и обо всех языках мира.

Лингвистика то же самое что и языкознание.

Правда, определение философией основных понятий этой науки – дело не новое, поскольку еще в трудах Платона и Аристотеля можно найти наброски фундаментальных проблем науки о языке и понятия, способные послужить для их разрешения.

Лингвистика как наука появилась лишь тогда, когда научное исследование, перешагнув границы одного или двух исторически определенных языков, начало изучать языковой феномен в его общности и абстрактности. Но, конечно, такая степень обобщенности науки о языке характерна лишь для ее современного уровня развития.

Научная и философская проблема языка.

Наука лингвистика главным образом интересуется особенностями функционирования языка, независимо от вопроса его природы.

Уточняя различие между философским и научным подходом к проблеме, можно сказать, что лингвистика точно описала структуры языка, то есть она разложила его на элементы и определила отношения между ними (фонетические, грамматические, синтаксические и т. д.).

Научная проблема – это исследование связей элементов языка между собой.

Исследуется фонетика, грамматика, транскрипция, стенография, письмо для слепых, изучается воздействие социальных факторов на язык.

Существуют многочисленные отрасли языкознания, изучающие языки мира, их семьи и группы: арабистика, германистика, романистика, славяноведение, финно-угроведение и др.

Особую область языкознания составляет интерлингвистика, изучающая международные языки как средство межъязыкового общения.

Эсперанто – искусственный международный язык. Создан в 1887 году.

Языкознание начало развиваться на Древнем Востоке, в Древней Индии (Панини, 5 - 4 вв. до н.э.), Древней Греции и Риме (Аристотель).

Научные направления складывались в начале 19 в. в Германии, России и других странах (В. Гумбольдт, Ф. Бопп, Я. Гримм, А.Х. Востоков и др.).

Философская проблема

Но подобный научный анализ оставляет незатронутой основную проблему, поставленную языком. Безусловно, язык состоит из элементов, взаимоотношения которых можно определить, но самое главное, что его характеризует, – это то, что язык имеет смысл.

Поэтому основная проблема не та, которая исследует связь элементов между собой, а та, которое отсылает всю систему этих элементов к тому, что эта система означает.

Обычно говорят, что язык – знак мысли.

Но если возможно научно-объективным способом определить систему знаков, организованных языком, то намного сложнее научно определить мысль, которую обозначает язык.

В связи с этим стоит отметить как важнейшее для философии языка признание некоторых лингвистов, считающих, что описание означаемого (то есть того, что означает язык и что называют мыслью или еще как-нибудь) является слабым местом в изучении языка.

Философски фундаментальная проблема – это проблема отношения языка к тому, знаком чего он является. 

Две варианта решения проблемы:

1.В общем плане эта проблема может быть поставлена как вопрос о природе или сущности языка как способа выражения и передачи мысли.

Мысль может быть объективно констатирована лишь языком, который ее выражает, так что научно нет никакого смысла полагать мысль, отделенную от языка, хотя и обозначенную им.

2.Но ее можно также поставить в историческом аспекте – как проблему происхождения языка. Научно эти два вопроса не могут быть разрешены.

Что касается происхождения языка, отсутствие свидетельств и фактов оставляет место лишь для предположений и чисто рациональных объяснений без малейшей возможности экспериментального подтверждения.

Рассмотрим проблему.

Пример насекомых и животных:

Пчелы располагают системой дифференцированных знаков, способных передавать информацию о длине дистанции и о направлении, в котором находятся цветы с пыльцой.

Такую систему знаков для передачи информации можно назвать языком. Разумеется, подобные знаки отличаются от человеческого языка, поскольку состоят исключительно из жестов.

Но другие системы коммуникации у животных имеют голосовую природу, как и у человека.

Наличие часового у животных и птиц, способного предупредить об опасности и располагающего набором звуков, чтобы сообщить о присутствии опасных представителей других видов.

Из этих примеров видно, что язык появляется в процессе разделения труда в организованных обществах – животных или людей.

Он служит средством общения или связи между особями, или индивидами, объединенными в коллективы.

Если же говорить точнее, язык имеет нечто специфическое, что можно выразить в терминах поведения.

Язык – это набор терминов поведения.

Язык – речевое замещение акта поведения, действия.

Любой акт поведения можно определить как реакцию (практическое действие) живого существа на внешний стимул (С):

В лингвистическом поведении стимул (С), получаемый индивидом (Я1), вызывает речевую реакцию , которая служит для слушающего индивида (Я2) речевым замещающим стимулом, каковой вызывает практическую реакцию (действие, поведение).

В этом смысле язык выступает в качестве орудия, которое позволяет одному человеку осуществить реакцию (действие и т.п.), когда другой человек имеет стимул :

Можно констатировать, что

Язык возникает в условиях дифференциации между элементами системы и как следствие возникает необходимость передачи сигналов от одного элемента системы к другому, чтобы обеспечить целостность системы, ее функционирование.

Функции языка связанны исключительно с передачей сигнала, имеющего информационную или директивную значимость и ожидающего в ответ определенное поведение.

Сигналы образуют язык, когда сигналы принадлежат к системе, в которой каждый из них имеет дифференцированное значение по отношению к другим.

В человеческом обществе подобная система стимулов предстает во многих формах:

визуальных (например, в трех цветах светофора или в жестах регулировщика);

слуховых (в военных командах: "вольно, смирно, к оружию" и т.д., или соответствующих свистках в морском флоте).

Здесь налицо системы сигналов, передаваемых жестами или голосом, которые не отличаются ни по значению, ни по форме от способов коммуникации, существующих в сообществах животных.

Недостаток: эта система коммуникации описывает лишь языковое общение в его самых элементарных формах.

Исследование показывает, что системы сигналов в обществах животных и людей включают лишь очень ограниченное число элементов, тогда как человеческие языки в собственном смысле располагают десятками тысяч слов.

Такая разница не может быть чисто количественной, поскольку даже с точки зрения количества она настолько велика, что не может не стать также разницей и в сложности, то есть разницей качества или природы.

Этнологические наблюдения констатируют существование языков, включающих весьма ограниченное количество слов. И можно предположить с большой долей вероятности, что таким было первоначальное состояние человеческого языка.

Что в человеческом языке привело к увеличению количества слов? Появлению сложных связей – предложений, различных частей речи?

Если на определенном этапе развития язык животных и человека был одинаков  – это система звуков, обозначающая ряд важных действий: сигнал опасности, появление чужой особи, (не неопасной), обнаружение пропитания и ряд других необходимых сигналов.

В то же время лексика человеческого языка чрезвычайно развита.

Качественное различие вытекает скорее из известной мысли, научно развитой современной лингвистикой, о том, что человеческий язык – это язык членораздельный.

Каждому члену языка противопоставлено определенное значение.

Любая система знаков членораздельна, потому что она включает четко различимые и взаимно несовместимые элементы.

Например, сигнал светофора, регулирующий дорожное движение, не может быть одновременно и красным и зеленым для одного направления движения.

В этом первом смысле имеется в виду, что человеческий язык членоразделен, потому что его можно разложить на слова, каждое из которых имеет свое значение.

Но в этом аспекте человеческий язык не отличается радикально от языков животных. 

Здесь язык определяется лишь как система различных знаков, связанных с различными  означаемыми (или связан с идеями).

Но человеческий язык членится и в другом смысле, более четко определенном.

Кроме своего разложения на значимые единицы он членится и на незначимые единицы (слоги и элементы слогов, гласные и согласные, то, что в лингвистике называют фонемами).

Фонема – минимальная единица звукового строя зыка.

Похоже, что этот второй вид членения не наблюдается в языках животных, которые делятся лишь на значимые единицы.

Второй вид составляет способ членения, характерный для языка человека. Поэтому нельзя называть языком любую систему знаков.

Простая система знаков может быть отнесена к семиотике, или науке о знаках, семиотика (от греческого semeion – знак, признак), наука, исследующая способы  передачи  информации,  свойства  знаков  и  знаковых  систем  в человеческом обществе  (главным  образом  естественные  и  искусственные языки, а также некоторые  явления  культуры  -  системы  мифа,  ритуала. Тогда как лингвистика занимается "языком" в собственном смысле слова, то есть системой знаков, включающей двойное членение на значимые элементы и незначимые.

Язык – это система коммуникации.

Язык – совокупность сигналов вызывающих акты поведения.

Информацией как раз и называется любая коммуникация, которая, существуя в общественном разделении видов деятельности, имеет функцию вызывать (или по крайней мере пытаться вызывать) в качестве ответа определенное поведение, порождая у слушателя хотя бы зачаток этого поведения – эмоцию.

В этом смысле коммуникацией является мольба о помощи, или приказ, указание и вообще любой сигнал, разрешающий или вызывающий действие.

Она может принимать неязыковые формы системы сигналов (звуковых, визуальных, обонятельных и т. д.). Но она также может принимать языковую форму. И причем достаточно сложную языковую форму: двойное, тройное членение.

Например: Опасность далеко, опасность близко, возможна опасность.

Существительное, прилагательное, глагол, причастные и деепричастные обороты и т.д.

Интонация, выражение, с которым произносится знак.

Многочисленное членение языка. Этого членения нет у животных.

Присутствует индивидуальное выражение говорящего.

Поэтому язык представляется как сигнальная система (у животного и у человека) и обладает также не лингвистическими элементами (чего нет у животных): ораторской жестикуляции, интонации, ритму, мелодии и т.д.

Язык сформировался как сигнальная система.

Язык как сигнал, то есть как стимул, способный вызывать эмоциональную или двигательную реакцию. Это начальная фаза.

Язык как знак, то есть как символический заменитель действительности. Следующий этап развития языка (этого этапа нет у животных).

Говорящий ожидает не действия, а другого высказывания, которое принимает или отрицает первое или ставит его под вопрос.

Диалог, в котором язык берется с точки зрения его значения, представляющего определенный смысл, не может быть обнаружен в животных способах коммуникации, относящихся лишь к сфере информации.

Именно в этом смысле можно сказать, что человечество началось с диалога.

Но благодаря чему язык от начальной формы как сигнальная система перешел в более развитую фазу стал системой коммуникации – это не только переда информации, но и общение, диалог?

Почему этого мы не наблюдаем у животных. Ведь животные различных видов не общаются между собой. Внутри вида есть система коммуникации – сигнальная система, а сигнальной системы между различными видами животных нет.

Язык возникает как система коммуникации между элементами системы. Если элементов много, то и язык должен быть разнообразным и многообразным. Что обеспечивает количество элементов в системе. У животных и насекомых – это примитивное разделение труда: насекомые выполняют разные функции охрана, труд, забота о потомстве. Это мы наблюдаем у пчел, муравьев, термитов. Аналогичная структура у животных.

Клод Леви-Стросс (1908-1990) – представитель структурализма и философской антропологии.

Он высказал предположение, что основу развития общества и его фундаментальное отличие от животных положило разделение общества по половому признаку: на мужчин и женщин. Самки выполняли свою работу, а самцы свою. Это разделение труда, но разделение не по выполняемым обязанностям, а по половому признаку.

Настоящее разделение труда у людей произошло позднее, когда язык сформировался. Это разделение на скотоводство и земледелие.

Разделение людей по половому признаку породило новые элементы системы, которых не было ранее: это структуры родства характерные для всех человеческих обществ: брат/сестра, муж/жена, отец/сын, дядя по матери/сын сестры и т.д. Структура родства и есть новые элементы системы.

Отношения между различными структурами родства разные, не одинаковые. Отношение матери и отца не такое как брата и сестры и т.д.

Затем необходимость брать в жены женщину не родственницу привело к контактам с другим племенем и т.д. Структуры родства дробятся, делятся и порождают новые отношения между членами общества отличные от разделения труда и как следствие новые элементы коммуникации, т.е. развитие языка. 

Независимо от природных условий существования человека структура родства спонтанно создает новые элементы в первобытном обществе. Новые элементы общества требуют новой коммуникации. Поле коммуникации расширяется.

Структуры родства обеспечили переход от природно-инстиктивного к примитивно-культурному человеку.

Язык человека отличен от простой системы сигналов. Язык – это не просто система знаков, а система репрезентативных знаков. Репрезентация  – это представление, само представляемое.

Система знаков требует действия, двигательной, физической реакции или эмоциональной реакции (издание устрашающих звуков – у животных).

А язык несет в себе не только физическую реакцию, но осмысление того, что знак означает. Знак может быть интерпретирован не как сигнал или стимул, побуждение, а представление, осмысление того, что он представляет. То есть язык выступает как система репрезентативных знаков.

Поэтому живопись (наскальные рисунки), танцы с этой точки зрения являются языком.

Поскольку язык имеет репрезентативную значимость, он может члениться на предложения, способные быть истинными или ложными, такие, как "крылатые кони существуют".

В общем возникает метафоричность языка, истинность или ложность (логическая, а нелингвистическая проблема), в итоге формируется мышление человека, его рефлексия.

Слоги и фонемы являются простым материалом языка. Их количество конечно. Из этого конечного материала формируются многочисленные (по сути бесконечные) смыслы и их интерпретации.

Изначальных основных фонем совсем мало – от двадцати до тридцати в каждом из ныне известных и исследованных языков.

Значение знаков языка сложилось как подражание и имитация явлениям природы. Название животных давались как повторение тех звуков, которое животное издавало.

Люди повторяли, имитировали природу. Так же сложилась и иероглифическая  письменность.

Например один из иероглифов – это изображение головы быка. Соответственно этот знак и обозначает быка.

Можно сказать, что фонема возникла как чувственное ощущение цвета, очертаний, звука, запаха.

В дальнейшем лингвистические знаки нагружаются привходящими элементами и модифицируются, теряя при этом свое первоначальное значение – связь с природными явлениями. В большинстве случаев очень трудно вскрыть имитационно значимый источник, всегда затушеванный и утерянный в повседневном использовании языка. В любом сложном языке значение слов устанавливается лишь обычаем, традицией, привычкой, которая приучает связывать слово с определенным смыслом (а не с природным явлением).

Сравнение с сообществами животных, с одной стороны, и явно имитативный характер у человека первоначальных языковых знаков, установленный археологическими исследованиями и этнографическими наблюдениями, с другой – дают возможность сделать вывод о том, каким мог быть язык в первых человеческих обществах:

Легко понять, что язык, не многим более утонченный, чем язык ворон или обезьян: нечленораздельные крики, много жестов и несколько звукоподражательных шумов должны были долгое время составлять всеобщий язык.

Исходная база человеческого языка состоит, следовательно, из сигналов и имитационных знаков, понимаемых непосредственно, то есть без необходимости обращения к какому-либо соглашению для их установления или понимания.

И трудность заключается как раз в объяснении перехода от первоначальных языков, по-видимому, очень близких к способам коммуникации животных, к членораздельной речи.

Как объяснить разницу между тем, что слово “мышь” обозначает и словом “ышь”, которое словом не является – это всего лишь звук.

1.Происходит дробление языка на значимые элементы (слова, знаки) и элементы ничего не значащие.

2.Затем происходит переход от знака имитационного типа к собственно языковому знаку, в соответствии с законами удобного произношения не всякая последовательность фонем возможна.

3.Язык никогда не слышится и, следовательно, никогда не произносится детьми в точности так, как их родителями.

4.В эволюции и структурировании языков действует закон экономии, или наименьшего действия, в соответствии с которым наибольшее количество дифференцированных знаков получается из наименьшего количества составляющих элементов.

Необходимость коммуникации требует того, чтобы с большим удобством всякое имя можно было приладить ко всякой вещи.

Вообще язык выступает в трех основных формах – жестовой, графической и звуковой, каждая из которых поддается процессу членения и обладает возможностью развития.

1.Жесты.

Примитивная форма языка жестов — это имитативный танец (африканская и индейская культура). Более сложные танцы – у народов Индии. Жесты руками и телом получают условное значение, понятное лишь внутри ограниченного культурного круга.

2.Вторая форма имитационного языка — это графический язык. Как живопись, он является целостно значимой имитацией.

Последовательность изображений, составляющих рассказ, расчлененный на значимые единицы, как в средневековых витражах или в пиктограммах американских индейцев.

В дальнейшем происходит графическая символизация звукового языка – египетские иероглифы. Затем идет формирование алфавита.

Алфавит – совокупность графических изображений, соответствующих элементарным фонемам звукового языка

Китайская письменность представляет собой скорее графическую транскрипцию языка жестов. Такой язык удобен для общения между несколькими народами.

Буквенное письмо имеет преимущество перед иероглифическим и идеографическим (способ письма обозначающий одним знаком целое понятие, слово), заключающееся в том, что оно сохраняет способность к абстракции, приобретенную при обучении аналитической письменности, и в то же время образует идеограммы, обычно узнаваемые с первого взгляда.

Это обстоятельство проливает свет на проблемы реформы орфографии.

Без сомнения, для обучения письму упрощение орфографии может показаться желательным.

Но для быстроты и правильности чтения важно, чтобы слова были тем более легко различимы, чем более они близки между собой.

Тем самым оправдываются удвоение согласных, лишние буквы и всякие орфографические сложности (суффиксы, приставки, сложные суффиксы), которые раздражают педантичных людей, смешивающих свой упрощенческий инстинкт с рационализмом.

Таким образом, прежде чем упрощать орфографические сложности, необходимо выяснить, не компенсируется ли впоследствии с лихвой большей быстротой чтения то время, которое затрачивается на обучение трудному письму.

Поэтому упрощение языка ни к чему хорошему не приведет. Как язык сложился, так он и должен существовать дальше. Постижение сложности языка компенсируется развитием воображения, фантазии, увеличению скорости чтения.

Две разновидности языка: письменная и устная.

Характеризуются разными приемами выражения.

3.Звуковая форма – третья форма выражения языка.

Речь, представляя собой последовательность звуков, может разворачиваться лишь во времени. Она требует времени для сообщения, тогда как письмо – особенно если значимые термины в нем схватываются с первого взгляда как идеограммы – позволяет использовать пространственное расположение знаков.

Устойчивость письменной речи – это не только ее преимущество перед устной речью – она облекает мысль в застывшую, омертвевшую форму, в то время как устная речь выражает ее изменчиво и живо.

Мысль — это не что иное, как внутренняя речь, осуществляемая словами, хотя они и не высказываются вслух.

Физиологические исследования  показали, что при любой деятельности внутренней мысли голосовые и артикуляционные аппараты приходят в движение, даже если их активность не проявляется во внешне заметном слове.

Мысль есть не что иное, как набросок речи или подражание ей.

Анализ абстрактного мышления также подтверждает, что оно не постижимо вне существования языка.

Любой язык содержит скрытую метафизику.

Невозможность точного перевода.

Ни один язык не был бы понятен, если бы он не был в своих истоках образным.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

34020. Философия истории 26 KB
  Философия истории представляет особую сферу практической философии исследующей смысл и значение уникального явления человеческой жизни исторического бытия. Тем не менее несмотря на большое разнообразие теоретических подходов к феномену истории единой унифицированной философскоисторической концепции до сих пор не существует. Есть все основания полагать что именно в этом отсутствии единой теоретической версии философии истории есть и свои положительные черты. Термин философия истории введен в научный оборот сравнительно недавно...
34021. Глобальные проблемы человечества 23.5 KB
  Десять тыяч лет назад было около 5млн человек 2 тысячи лет назад – около 200 млн в 1960 г – 3 млрд в 1975 – 4 млрд в 1987 5 млрд в 2000г более 6 млрд человек.
34024. Возникновение христианства как мировой религии. Средневековая философия. Доказательства бытия Бога. Принцип средневековой философии 25.5 KB
  Доказательства бытия Бога. Существование бога самоочевидно но если мы не знаем что такое бог то эта очевидность сомнительна. Невозможно определить бытие бога. Человек не может познать бога.
34025. Философия эпохи Возрождения 24 KB
  2 Расширение кругозора человека возникновение естествознания. Место человека периферийное т. Книги понижали достоинство человека в мире низводят человека с божественной высоты до земной. Гуманизм человек предстает как высшая ценность способности которой должны быть раскрыты полностью всё для блага человека.
34026. Проблема рационализма и сенсуализма начала 19 в. (сравнить Декарта и Локка) 30 KB
  разуме в центре работы теория познания Всякое познание это сближение с опытом. Он создаёт психологическую теорию познания. Что является самым главным в процессе познания По Декарту: чувства делятся на пришедшие из вне врожденные обнаруживаются нами самими. считает что элементы познания возникают только из чувственного опыта.
34027. Томас Гоббс 26.5 KB
  Власть проистекает из инстинкта самосохранения. Власть становится результатом конвенции разумного решения. Появляется общественная власть. Договор может быть расторгнут если власть не может больше защищать.
34028. Французское Просвещение (Вольтер, Руссо) 31 KB
  Крупнейшими мыслителями и идеологами этой эпохи стали Вольтер Дидро Гольбах Гельвеций Ламетри Руссо и др. Своим метким пером он поражал старое отжившее свой век его сатира и насмешка были убийственны для феодальной камарильи смех Вольтера разрушил больше чем плач Руссо. Мировоззренческая система Жан Жака Руссо завоевала огромную популярность еще при жизни он был признанным властителем дум большинства французов второй половины XVIII века.