68468

Нравственные основы законодательства о правосудии и правоохранительной деятельности

Лекция

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Нравственное содержание конституционных норм о правосудии и правоохранительной деятельности Правосудие как вид государственной деятельности призванной обеспечить справедливость в отношении тех чьи права и интересы оно затрагивает базируется на правовых и нравственных началах.

Русский

2014-09-22

158.5 KB

26 чел.

Нравственные основы законодательства о правосудии и правоохранительной деятельности

 

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии и правоохранительной деятельности

2. Нравственные принципы и нормы в материальном праве

3. Нравственное содержание уголовно-процессуального законодательства

4. Правовые и нравственные отношения в уголовном процессе

5. Соотношение цели и средства в уголовном процессе

 

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии и правоохранительной деятельности

Правосудие как вид государственной деятельности, призванной обеспечить справедливость в отношении тех, чьи права и интересы оно затрагивает, базируется на правовых и нравственных началах. Законность и нравственность в правосудии, в деятельности правоохранительных органов находятся в неразрывном единстве. Правосудие, не связанное законом, не отвечающее требованиям права, вообще немыслимо. Правосудие – суд по праву, справедливости. Но сам закон должен отвечать требованиям нравственности, а его применение судом не должно противоречить нравственным нормам. Формальное применение закона вопреки требованиям справедливости извращает саму идею правосудия.

Единство законности и нравственности находит свое воплощение в законодательстве о правосудии, его основных началах, принятых мировым сообществом, а также в конституционном национальном законодательстве.

Всеобщая декларация прав человека, принятая Организацией Объединенных Наций 10 декабря 1948 года, содержит ряд принципиальных требований к организации правосудия, которые с полным основанием можно отнести к числу общечеловеческих правовых ценностей. Одновременно они воплощают и нравственные требования, общепризнанные нравственные ценности, отражают важнейшие этические категории. Гуманизм, справедливость, защита достоинства человека характеризуют нормы этого важнейшего документа ООН.

Ст. 1 Всеобщей декларации прав человека устанавливает, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

В ст. 7 говорится, что все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона.

1. Нравственное содержание конституционных норм о правосудии 35

Ст. 5 запрещает подвергать кого бы то ни было пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Ст. 11 провозглашает презумпцию невиновности, принцип гласности судебного разбирательства с обеспечением всех возможностей для защиты.

Ст. 12 гласит, что никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

В ст. 29 определяется, что при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно в целях обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Приведенные, а также и другие положения Всеобщей декларации прав человека в юридической форме закрепляют нравственные начала права, служат воплощению и защите нравственных ценностей.

Другой важнейший документ ООН – Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 года воспроизводит, развивает и конкретизирует положения Всеобщей декларации прав человека, в том числе и относящиеся к области прав в сфере правосудия.

Для уголовного процесса существенное значение имеют положения Пакта о процессуальных гарантиях личности.

Ст. 9 Пакта провозглашает право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность и запрещает произвольный арест или содержание под стражей. Каждому арестованному сообщается о причине его ареста и в срочном порядке сообщается любое предъявляемое ему обвинение. Каждое арестованное или задержанное по уголовному обвинению лицо в срочном порядке доставляется к судье (или к другому должностному лицу, которому принадлежит по закону право осуществлять судебную власть) и имеет право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение. Содержание под стражей лиц, ожидающих судебного разбирательства, не должно быть общим правилом, но освобождение может ставиться в зависимость от представления гарантий явки на суд, явки на судебное разбирательство в любой другой стадии и, в случае необходимости, явки для исполнения приговора. Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно. Каждый, кто был жертвой незаконного ареста или содержания под стражей, имеет право на компенсацию, обладающую исковой силой.

Приведенные нормы, предоставляя каждому человеку гарантии против произвольного стеснения свободы и личной неприкосновенности, делает судебную власть гарантом неприкосновенности личности.

Ст. 10 Пакта обязывает гуманно обращаться со всеми лицами, лишенными свободы, и уважать их достоинство, присущее человеческой личности.

Ст. 14 провозглашает равенство всех лиц перед судами и трибуналами. Она устанавливает право каждого при рассмотрении любого предъявляемого ему уголовного обвинения на справедливое и публичное разбирательство его дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Ограничения гласности судебного разбирательства могут иметь место, в частности, "по соображениям морали. . . или когда того требуют интересы частной жизни сторон". Однако любое судебное постановление по уголовному или гражданскому делу должно быть публичным, "за исключением тех случаев, когда интересы несовершеннолетних требуют другого или когда дело касается матримониальных споров или опеки над детьми".

В ст. 14 Пакта содержатся формулировка презумпции невиновности, а также перечень процессуальных гарантий, которые как минимум должны предоставляться каждому обвиняемому в преступлении на основе полного равенства. К их числу относятся, в частности, право знать характер и основания предъявляемого обвинения, о чем лицо должно уведомляться "в срочном порядке и подробно" на языке, который оно понимает; быть судимым без неоправданной задержки; право иметь достаточное время и возможности для подготовки своей, защиты и сноситься с выбранным им самим защитником; быть судимым в его присутствии и защищать себя лично или через посредство выбранного им самим защитника; допрашивать показывающих против него свидетелей или иметь право на то, чтобы эти свидетели были допрошены; не быть принуждаемым к даче показаний против себя самого или к признанию себя виновным; пользоваться бесплатной помощью переводчика; при отсутствии достаточных средств пользоваться безвозмездно помощью защитника. Каждый осужденный за какое-либо преступление имеет право на пересмотр его осуждения и приговора вышестоящей судебной инстанцией согласно закону. Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны.

Ст. 15 Пакта устанавливает принцип уголовного права – "нет преступления без закона" – nullum crimen – и положение об обратной силе уголовного закона, смягчающего ответственность, а ст. 17 воспроизводит ст. 12 Всеобщей декларации прав человека, цитированную выше.

Международный пакт о гражданских и политических правах, таким образом, развивая идеи гуманизма и справедливости применительно к производству по уголовным делам, устанавливает конкретные процессуальные гарантии личности, которые как минимум должны быть воплощены в национальном законодательстве членов мирового сообщества.

В конституционном законодательстве всех государств при регулировании основ организации и деятельности судебной власти гуманные идеи нормативных актов мирового сообщества, отражающие общечеловеческие нравственно-правовые ценности, находят более или менее полное воплощение. Именно конституционное законодательство, как правило, формулирует принципы правосудия и правоохранительной деятельности.

Конституция Российской Федерации 1993 года содержит развернутую систему норм, создающих гарантии прав личности, включая гарантии справедливого правосудия, которые отражают общечеловеческие правовые и нравственные ценности.

Одна из ключевых статей Конституции России – ст. 2, помещенная в главе первой, где определяются основы конституционного строя, гласит: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства". Здесь мы имеем дело с формулировкой принципа гуманизма, выраженной в праве на высшем, конституционном уровне. Эта конституционная норма, воспроизводящая этический принцип, обязывает прежде всего последовательно реализовать идею гуманизма во всем законодательстве, начиная с самой Конституции. Гуманизм, человеколюбие должны пронизывать все отрасли права России. Все, что не соответствует признанию человека высшей ценностью, должно быть устранено из отраслевого законодательства, какую бы область общественной жизни оно ни регулировало. Гуманизм – ведущий принцип правопримени-тельной деятельности. Государство, его органы обязаны признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина.

Правосудие, деятельность судебной власти должны соответствовать принципу гуманизма. Процессуальное законодательство призвано создавать такой порядок судопроизводства, который обеспечивал бы защиту человека от правонарушений, в том числе от преступлений, восстановление нарушенных прав, охрану чести, достоинства, репутации честных людей. В то же время и те, кто подозревается или обвиняется в правонарушениях, преступлениях, должны быть ограждены от необоснованных обвинений и тем более необоснованного осуждения. Их свободы, права и законные интересы должны быть ограждены должным образом от необоснованного стеснения или нарушения, их человеческое достоинство не должно унижаться.

Ст. 7 Конституции характеризует гуманистическую сущность Российской Федерации как социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.

Гуманизм права и правопорядка в России ярко выражает глава вторая Конституции – "Права и свободы человека и гражданина". Ст. 17 Конституции фиксирует, что в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод не должно нарушать прав и свобод других лиц. Ст. 18 Конституции устанавливает, что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. Права и свободы обеспечиваются правосудием.

Регулируя начала правосудия, Конституция России фиксирует их демократическое содержание, отражая требования справедливости и гуманности.

Важнейшая этическая категория – категория справедливости означает прежде всего требование равенства между людьми. Ст. 19 Конституции провозглашает: "Все равны перед законом и судом". Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

В ряде конституционных норм гарантируется охрана жизни, чести, достоинства человека, личная неприкосновенность, неприкосновенность жилища, охрана частной жизни – важнейших благ, защита которых предусматривается документами мирового сообщества. При этом во многих случаях их гарантом является судебная власть.

Ст. 20 Конституции устанавливает: каждый имеет право на жизнь. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

В марте 1997 г. Государственная Дума Российской Федерации отклонила проект закона о моратории на исполнение смертной казни в России. Недавно представитель России в Совете Европы подписал протокол Европейской конвенции об отмене смертной казни. Но окончательное решение должна принять Государственная Дума.

Ст. 21 Конституции посвящена охране достоинства человека. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Ст. 23 устанавливает право каждого на защиту чести и достоинства.

В соответствии со ст. 22 Конституции каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов.

Право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну устанавливает ст. 23 Конституции, а ст. 24 запрещает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Ст. 23 Конституции устанавливает право каждого на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Ст. 25 Конституции гласит: "Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения".

Глава седьмая Конституции Российской Федерации устанавливает демократические принципы организации и деятельности судебной власти: осуществление правосудия только судом; независимость судей и подчинение их только Конституции Российской Федерации и закону; несменяемость судей; неприкосновенность судей; гласность суда; состязательность. Ст. 32 Конституции установила право граждан Российской Федерации участвовать в отправлении правосудия, а ст. 123 предусмотрела возможность ведения судопроизводства с участием присяжных заседателей.

Конституция России 1993 года, расширив круг прав и свобод человека, восприняв важнейшие положения международно-правовых актов, воплощающих общепризнанные нравственно-правовые ценности, и усилив судебные гарантии личности, основных человеческих благ, существенно усовершенствовала основы российского права, его нравственный потенциал.

2. Нравственные принципы и нормы в материальном праве

При производстве по уголовным делам суд, органы следствия, дознания, прокуратуры применяют нормы различных отраслей права. Однако по любому уголовному делу центральное место занимает применение уголовного права. Поэтому целесообразно рассмотреть нравственную характеристику уголовного права, причем лишь некоторых его институтов, так как этические основы и содержание уголовного права в целом требуют углубленного и развернутого самостоятельного научного исследования.

Уголовное право служит задаче охраны человека и общества от общественно опасных деяний, определяя, что является преступлением, устанавливая уголовные наказания и правила их применения к лицам, виновным в преступлении. История уголовного права в прошлом – история кровавых, мучительных, унижающих человека наказаний. Двигаясь по пути прогресса, человечество постепенно избавляется от смертной казни и гуманизирует уголовное право.

Уголовный кодекс Российской Федерации 1996 г. относит к числу принципов, на которых основывается Кодекс, законность, равенство граждан перед законом, принцип вины, справедливость и гуманизм. Принципы уголовного права выражают основополагающие идеи, в соответствии с которыми создается и функционирует эта отрасль права.

Итак, к числу принципов уголовного права России относятся принципы гуманизма и справедливости, отражающие коренные требования этики.

В уголовном праве принципиальное значение имеет определение понятия преступления, а одну из сложных и важных для общества проблем составляет криминализация и декрими-нализация тех или иных деяний. При решении этой проблемы мы наблюдаем неразрывную связь уголовного права и нравственности.

Преступление, посягающее на права и свободы человека, на интересы общества, представляет собой нарушение не только правовых, но и нравственных норм. Поэтому отнесение тех или иных деяний к числу преступлений, установление за них уголовной ответственности опирается на их нравственное осуждение обществом, признание их злом в общественном сознании. "В принципе всякое деяние, прежде чем стать преступлением в глазах населения, во всяком случае подавляющей его части, рассматривается как безнравственное. В тех случаях, когда законодатель устанавливает уголовную ответственность за то или иное деяние, не осуждаемое нравственностью, создание соответствующего уголовного закона является ошибочным или преждевременным".

С другой стороны, исключение из числа преступлений тех или иных деяний, противоречащих общественной нравственности, глубоко безнравственных, должно производиться осмотрительно с учетом последствий как правового, так и нравственного характера.

Вопрос о включении признака аморальности в само понятие преступления, определяемое законом, вызвал дискуссию между учеными. Так, А. А. Пионтковский считал, что "хотя всякое преступление в нашем обществе есть одновременно не только действие противоправное, но и аморальное, этот последний признак нет необходимости специально вводить в определение понятия преступления, так как понятие противоправности деяния тем самым предполагает его противоречие коммунистической морали". А. А. Герцензон же полагал, что в определении понятия преступления должна быть отражена отрицательная морально-политическая оценка. И. И. Карпец поддерживал позицию А. А. Герцензона и считал, что "элемент этический должен быть выделен в определении преступления".

Как видим, никто из специалистов в области уголовного права не отрицает того, что преступление – деяние не только противоправное, но и аморальное. Вряд ли последователен взгляд тех, кто признает аморальность любого преступления и одновременно возражает против включения признака аморальности в законодательное определение понятия преступления.

Признак аморальности, моральной осуждаемости деяния характеризует каждый состав преступления, все без исключения преступления аморальны.

Тем не менее ст. 14 Уголовного кодекса 1996 г. в определение понятия преступления признак аморальности не включила.

В российском уголовном праве с момента принятия в 1958 году Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик не применяется аналогия закона. До этого в соответствии с Уголовным кодексом РСФСР 1926 года (ст. 16) допускалось наказание за общественно опасные действия, не предусмотренные Уголовным кодексом, "применительно к тем статьям кодекса, которые предусматривают наиболее сходные по роду преступления". Наличие возможности применения уголовного закона по аналогии открывает путь к произволу, а это с этической точки зрения безнравственно. Государство присваивает себе право наказывать человека за действие или бездействие, которое уголовным законом не запрещено, в момент его совершения было не наказуемо, во всяком случае в уголовном прядке. Если в ряде других отраслей права аналогия допустима и может быть нравственно оправдана, то в уголовном праве, где речь идет о признании человека преступником и его уголовном наказании, применение аналогии несправедливо.

Вслед за международно-правовыми нормами ст. 54 Конституции России в настоящее время устанавливает гуманный принцип уголовного права – nullum crimen sine poena, nulla poena sine lege – "никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением". Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон. При этом закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Последнее положение, крайне важное именно для уголовного права, обусловлено нравственно теми же причинами, что и отказ от аналогии. Человек, наказываемый за действия, которые при их совершении не считались преступными, становится жертвой произвола, объектом расправы.

Целый комплекс нравственных проблем связан с уголовном наказанием. Среди них заслуживают внимания прежде всего цели наказания. Исторически цели и нравственное обоснование уголовного наказания получали разную трактовку. Объяснения природы и цели наказания давали различные теории: теория возмездия, теория устрашения, теория целесообразности, теория психологического принуждения, теория заглажения вреда и т. п..

Признание целью уголовного наказания устрашения, возникшее, видимо, вместе с уголовным правом и бытующее до настоящего времени в обыденном общественном сознании, влечет за собой ужесточение уголовной ответственности, дегуманизацию уголовного права. Опыт средневековых государств с их поражающей воображение изобретательностью в мучительстве человека, разнообразии видов смертной казни и предшествовавших ей пыток свидетельствует о том, что наказание, целью которого является устрашение, не только антигуманно, но и не достигает целей, которые преследует законодатель.

Наказание как возмездие рассматривал еще Аристотель, который писал, что "люди стараются воздать за зло злом, и если подобное воздаяние невозможно, то такое состояние считается рабством". Кант также считал наказание возмездием и, как многие другие, поддерживал идею талиона. Возмездие есть отплата, кара за причиненное зло. Принятие идеи наказания как возмездия при всех ее модификациях приводит логически к признанию талиона. Талион был свойствен далекому прошлому, когда возмездие за преступление должно было по силе точно равняться причиненному злу ("око за око, зуб за зуб"). Признание возмездия в качестве цели наказания влечет за собой признание того, что наиболее эффективны самые строгие наказания, и необходимость реанимации идеи талиона, несовместимой с представлениями о правопорядке в современном цивилизованном обществе.

Разработка нового уголовного законодательства актуализировала проблему нравственного обоснования системы уголовных наказаний. Здесь наибольшие сложности вызывает оправдание сохранения института смертной казни в национальном законодательстве. Не вдаваясь в аргументы активных противников и сторонников смертной казни, отметим лишь, что смертная казнь представляет собой убийство человека по воле государства на основании решения других людей, которым доверяется судебная власть. Смертная казнь никогда не может быть гуманной. Но в то же время в конкретных обстоятельствах при наличии законных оснований она может считаться в отношении отдельного человека справедливым наказанием. При этом надо иметь в виду, что судебная ошибка здесь непоправима: судебное убийство – самая крайняя и жестокая несправедливость в отношении человека, которую может допустить государство.

Система уголовных наказаний в России подверглась изменениям и, надо полагать, претерпит новые серьезные преобразования. Важно, чтобы эти изменения не вели к ужесточению системы наказаний, а сами наказания не унижали человеческое достоинство осужденных.

Анализ нравственной стороны других институтов уголовного права, связанных с наказанием, потребовал бы многих исследований. Здесь уместно лишь отметить, что статьи Уголовного кодекса, определяющие общие начала назначения наказания, предусматривают индивидуализацию уголовной ответственности как проявление справедливости в ее распределительном аспекте: лицу, совершившему преступление, должно быть назначено справедливое наказание.

3. Нравственное содержание уголовно-процессуального законодательства

Нравственное значение конкретных уголовно-процессуальных норм может быть полнее уяснено на основе ознакомления с более общими, принципиальными положениями уголовно-процессуального права. Это важно потому, что нравственный аспект того или иного процессуального института или же отдельной нормы далеко не всегда очевиден, если рассматривать их изолированно, вне всей процессуальной системы. Здесь уместно напомнить справедливую мысль М. С. Строговича, писавшего, что "... было бы упрощением и вульгаризацией искать нравственное содержание в каждой отдельной процессуальной норме, например, в норме, определяющей структуру обвинительного заключения, или в норме о судебных издержках и т. п.". Но даже эти примеры могут получить иное толкование. Так, нормы УПК о судебных издержках исходят из необходимости возмещения расходов в связи с производством по делу за счет виновного в преступлении, повлекшем это производство, что справедливо. В то же время они принимаются на счет государства при оправдании, прекращении уголовного дела, а также при несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суммы, выплаченные переводчику, не могут быть взысканы с осужденного.

Но если рассматривать законодательство об уголовном судопроизводстве и уголовно-процессуальную деятельность как единую функционирующую .систему, то нравственные начала уголовного судопроизводства выявляются достаточно отчетливо. Уголовно-процессуальное законодательство и основанная на нем процессуальная деятельность проникнуты нравственным содержанием.

Особенностью уголовно-процессуального права, характеризующей его в целом, является гуманизм, ориентированность на создание системы гарантий личности.

Итальянский юрист Ферри (1856–1929), подчеркивая специфику уголовно-процессуального права, утверждал, что уголовный кодекс пишется для преступников, а уголовно-процессуальный – для честных людей. Этот афоризм не лишен рационального зерна. В уголовном законодательстве доминирует карательное начало, в законодательстве о судопроизводстве ведущая роль принадлежит гарантиям личности и правосудия.

Уголовно-процессуальное право призвано обеспечить справедливость при расследовании и разрешении уголовных дел. Требование справедливости означает в уголовном процессе исключение случаев осуждения невиновных, привлечения их к уголовной ответственности. Обвинительный приговор в отношении невиновного – проявление несправедливости, попрание прав, свобод, достоинства человека той самой государственной властью, которая обязана их защищать.

Справедливость в уголовном процессе означает раскрытие преступлений и привлечение к ответственности виновных. Положение, при котором около половины преступлений, а по некоторым видам их преобладающая часть остается нераскрытой, противоречит требованию справедливости. Зло, причиненное преступником, остается без должного воздаяния, а сам преступник получает возможность совершать новые преступления.

Справедливость в правосудии по уголовным делам выражается в строгом соблюдении принципа индивидуализации ответственности, требований уголовного закона о назначении наказания с учетом обстоятельств дела и личности виновного. Уголовно-процессуальный закон относит к числу задач уголовного судопроизводства справедливое наказание виновных в преступлении. Именно с соразмерностью наказания действующий УПК связывает понятие справедливости приговора (ст. 347).

Справедливость обязывает в уголовном процессе обеспечить возмещение вреда, причиненного преступлением, восстановить полностью или в максимальной степени ущерб, причиненный потерпевшему. Заметим, что там, где преступление осталось нераскрытым, возмещение причиненного преступлением ущерба в соответствии со ст. 52 Конституции России обеспечивает государство.

Справедливость в уголовном процессе означает, далее, обеспечение равенства всех граждан перед законом и судом, запрет какой-либо дискриминации или каких-либо привилегий в зависимости от различия людей по их происхождению или положению в обществе и по иным признакам.

Основополагающие правовые принципы правосудия проникнуты нравственным содержанием. Они базируются на нравственных требованиях справедливости, гуманности, охраны чести и достоинства человека.

Ст. 15 Конституции России устанавливает принцип законности. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы. Принцип законности в уголовном судопроизводстве означает строгое соблюдение материального и процессуального закона, всех гарантий личности и правосудия. Ни следователь, ни

3 Нравственный аспект уголовно-процессуальных норм 47

прокурор, ни суд не вправе отступать от требований закона под предлогом каких бы то ни было якобы благих целей (в интересах усиления борьбы с преступностью, целесообразности, экономии и т. д.).

Ст. 120 Конституции России предусматривает право и обязанность суда, установившего при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принять решение в соответствии с законом.

Нравственная сторона принципа законности в уголовном процессе состоит в соблюдении нравственных требований, воплощенных в законе, запрете поступать по произволу, субъективному усмотрению в отношении человека, что неминуемо следует за послаблениями в отношении режима законности в уголовном процессе. Соблюдение закона – нравственный, а не только юридический долг судьи, следователя, прокурора, адвоката.

Нарушение закона судьей, работником правоохранительных органов всегда безнравственно. Если это нарушение делается сознательно, то оно может перерасти в должностное преступление. Если закон нарушается деятелем юстиции вследствие низкого уровня профессионализма, плохой юридической подготовки, неряшливости и т. п., то такие действия и решения также аморальны.

Нравственная характеристика принципа равенства перед законом и судом как непременного условия реализации требования справедливости в ее уравнительном аспекте очевидна. Проблема состоит в том, чтобы декларированный Конституцией, этот принцип правосудия реализовывался в жизни, чтобы на деле не было неравенства в защите от преступлений и ответственности за них между людьми разных национальностей, имущественного и социального положения и т. д.

Принцип независимости судей и подчинения их только закону означает не только запрет вмешательства в судебную деятельность кого бы то ни было. Этот принцип одновременно возлагает на судей личную нравственную ответственность за справедливость принимаемых ими решений. Судья, которому гарантирована независимость, не вправе переложить свою ответственность за выполнение профессионального долга на кого-либо другого. Эта мысль достаточно ясно выражена в принятых VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 6 сентября 1985 года "Основных принципах независимости судебных органов". В п. 6 "Основных принципов..." говорится: "Принцип независимости судебных органов дает судебным органам право и требует от них обеспечения справедливого ведения судебного разбирательства и соблюдения прав сторон".

Несменяемость и неприкосновенность судей, предусмотренные ст. 121 и 122 Конституции России, служат охране независимости судебной власти. Одновременно они обязывают судью честно исполнять свой долг, руководствуясь только законом и собственной совестью, быть объективным и беспристрастным.

Гласность – важнейшее начало демократического правосудия. Тайный процесс – атрибут средневековья и тоталитаризма служит устрашению и антигуманен по своей сути, так как оставляет человека наедине с преследующими его агентами власти, действующими вне контроля общества. Ст. 123 Конституции России определяет, что разбирательство дел во всех судах открытое. Одновременно предусмотрена возможность слушания дела в закрытом заседании, но лишь в случаях, предусмотренных федеральным законом. Эти случаи по уголовно-процессуальному законодательству России связаны с охраной нравственности, ограждением неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (дела о половых преступлениях, дела, при рассмотрении которых возможно разглашение сведений об интимных сторонах жизни участвующих в них лиц). Исключения из правил о гласности обусловлены приоритетом нравственных требований над общим установлением права об открытом слушании дел в суде.

Ст. 123 Конституции России устанавливает принцип состязательности в судопроизводстве. Сердцевину состязательности составляет в уголовном процессе равенство процессуальных прав сторон обвинения и защиты. Так в правосудии по уголовным делам находит свое реальное выражение требование справедливости в ее уравнительном аспекте.

Особое место среди принципов уголовного процесса принадлежит презумпции невиновности и связанному с ней праву обвиняемого на защиту (ст. 49, 48 Конституции). Эти принципы выражают гуманную сущность правопорядка в целом. Человек, обвиненный в преступлении, – не бесправный объект преследования, а субъект уголовного процесса. Ему гарантируется возможность активно защищаться от обвинения как лично, так и с помощью защитника. Тот, кого представитель власти или потерпевший обвиняет в преступлении, не считается преступником, пока его виновность не доказана и не признана приговором суда, вступившим в законную силу. Обвиняемый считается невиновным до этого момента. Презумпция невиновности опирается на более широкую презумпцию добропорядочности любого человека, пока не доказано обратное. Она исходит из признания ценности человеческой личности, уважения к человеку, его достоинству. Человек, даже и официально обвиненный в преступлении, еще юридически и морально не преступник. Он лишь обвиняется. Он может быть оправдан, и кроме того, обвинительный приговор может быть отменен, а осужденный – реабилитирован на основании решения вышестоящего суда.

Наряду с общими принципиальными установлениями уголовно-процессуального законодательства, придающими процессуальной деятельности и процессуальным отношениям нравственный характер, существует и система отдельных конкретных норм, направленных на охрану нравственных ценностей в ходе производства на различных стадиях процесса, при совершении следственных и судебных действий и принятии решений.

Так, уголовно-процессуальное законодательство запрещает при производстве следственных и судебных действий разглашать сведения об обстоятельствах интимной жизни (см. ст. 18, 170 УПК). Личный обыск может производиться только лицом одного пола с обыскиваемым и в присутствии понятых того же пола (ст. 172 УПК). Следователь не присутствует при освидетельствовании лица другого пола, если оно сопровождается обнажением этого лица. В этих случаях освидетельствование производится в присутствии понятых того же пола, что и лицо, подвергаемое освидетельствованию (ст. 181 УПК). Производство следственного эксперимента допускается, если при этом не унижается достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих (ст. 183 УПК).

При заключении под стражу обвиняемого или подозреваемого в случае наличия у заключенного под стражу несовершеннолетних детей, остающихся без присмотра, орган дознания, следователь, прокурор и суд обязаны передать их на попечение родственников либо других лиц или учреждений (ст. 98 УПК).

К несовершеннолетним обвиняемым и подозреваемым задержание и заключение под стражу в качестве меры пресечения могут применяться лишь в исключительных случаях, когда это вызывается тяжестью совершенного преступления (ст. 393 УПК). При решении вопроса о санкции на арест несовершеннолетнего прокурор обязан во всех случаях лично допросить обвиняемого или подозреваемого несовершеннолетнего.

Суд вправе удалить несовершеннолетнего подсудимого из зала судебного заседания на время исследования обстоятельств, могущих отрицательно повлиять на него (ст. 402 УПК).

Наложение ареста на корреспонденцию и выемка ее в почтово-телеграфных учреждениях могут производиться только с» санкции прокурора или по определению суда на основании мотивированного постановления следователя (ст. 174 УПК).

В случае наложения ареста на имущество из него должны быть исключены предметы, необходимые для самого обвиняемого и лиц, находящихся на его иждивении. Перечень таких предметов устанавливает закон (ст. 175 УПК).

При оправдании подсудимого или освобождении его от наказания либо от отбывания наказания или в случае осуждения его к наказанию, не связанному с лишением свободы, суд, если подсудимый находится под стражей, освобождает его немедленно в зале суда (ст. 319 УПК).

До обращения обвинительного приговора к исполнению близким родственникам осужденного, содержащегося под стражей, по их просьбе предоставляется свидание с ним. Семья осужденного, приговоренного к лишению свободы, ставится в известность о том, куда он направляется для отбывания наказания (ст. 360 УПК).

В случае тяжелой болезни осужденного, препятствующей отбыванию наказания, суд может отсрочить исполнение приговора (ст. 361 УПК), а если осужденный во время отбывания наказания заболел хронической душевной или иной тяжкой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, суд может освободить его от дальнейшего отбывания наказания (ст. 362 УПК).

Высоконравственный, гуманный смысл названных выше и многих других норм уголовно-процессуального права наполняет все уголовно-процессуальные отношения и процессуальную деятельность на досудебных стадиях нравственным содержанием. При этом уголовно-процессуальное право, как и все российское право, развивается в направлении последовательной гуманизации, расширения гарантий справедливости, уважения достоинства личности.

Ст. 243 УПК России, определяющая положение судьи, председательствующего по делу, возлагает на него руководство судебным заседанием, обязанность принимать все предусмотренные законом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины. Он обязан устранять из судебного разбирательства все, не имеющее отношения к делу, и обеспечивать воспитательное воздействие судебного процесса. Решение всех этих задач требует строгого соблюдения как правовых, так и нравственных норм. Искание истины не может быть успешным, если судья необъективен, пристрастен, склонен заранее к принятию одной версии. Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела, его справедливое разрешение – обязанность суда, деятельностью которого руководит председательствующий, и судьи, единолично рассматривающего уголовное дело.

Воспитательное воздействие судебного процесса включает в себя и нравственное воспитание, которое достигается в значительной степени безупречным соблюдением в судебном разбирательстве нравственных норм судьями и всеми профессиональными участниками уголовного судопроизводства.

К числу гарантий правосудия относится равенство прав сторон. Обвинитель, подсудимый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств. Состязательность судебного разбирательства способствует установлению истины по делу. Одновременно она отражает гуманные начала судебной деятельности, когда подсудимый рассматривается законом не как объект исследования, а как активный участник судебного разбирательства, когда противоборствующие в споре стороны уравниваются в своих правовых возможностях.

Нравственным содержанием наполнены и многие другие нормы уголовно-процессуального закона, регулирующие общие условия и порядок судебного разбирательства. В частности, разбирательство дела в суде первой инстанции в отсутствие подсудимого допускается лишь в исключительных случаях, прямо оговоренных в законе (ст. 123 Конституции России, ст. 246, 247 УПК). Человек, обвиненный в преступлении, должен иметь возможность опровергать обвинение в целом или добиваться смягчения своей участи лично перед судом. Прокурор, пришедший к убеждению, что данные судебного следствия не подтверждают предъявленного подсудимому обвинения, обязан отказаться от обвинения (ст. 248 УПК). При неявке потерпевшего в судебное заседание суд откладывает судебное разбирательство, если найдет, что в его отсутствие невозможны полное выяснение всех обстоятельств дела и защита прав и законных интересов потерпевшего (ст. 253 УПК). Изменение обвинения в суде не допускается, если при этом ухудшается положение подсудимого или нарушается его право на защиту (ст. 254 УПК). Лица моложе шестнадцати лет, если они не являются обвиняемыми, потерпевшими или свидетелями по делу, не допускаются в зал судебного заседания. В судебном заседании все присутствующие лица обязаны соблюдать порядок и беспрекословно подчиняться распоряжениям председательствующего, а также обращаться к суду стоя и т. д. (ст. 262, 263 УПК).

Вышестоящий суд не вправе ухудшить положение подсудимого, подавшего жалобу на приговор (ст. 340, 341, 350, 353 УПК).

О ряде других процессуальных норм, регламентирующих отдельные процессуальные действия в их нравственном аспекте, будет сказано ниже. Но бесспорным является то, что все законодательство, регламентирующее деятельность суда, предполагает строгое соблюдение нравственных норм.

4. Правовые и нравственные отношения в уголовном процессе

Нравственное содержание уголовно-процессуальных отношений обусловлено нравственными началами уголовно-процессуального законодательства, регулирующего всю уголовно-процессуальную деятельность. В ходе этой деятельности реализуются и нравственные требования, адресованные лицам, которые ее осуществляют.

М. С. Строгович, как и многие другие ученые, различает в уголовном процессе два основных элемента: основанную на законе деятельность органов следствия, прокуратуры и суда и правоотношения этих органов как друг с другом, так и с лицами и организациями, на которых распространяется их деятельность. Он писал: "... уголовно-процессуальные отношения представляют собой правовую форму деятельности органов следствия, прокуратуры и суда, осуществляющих возложенные на них законом задачи.., а сама эта деятельность есть содержание уголовно-процессуальных отношений".

Уголовный процесс – это в определенном смысле система уголовно-процессуальных отношений, в которых участвуют все субъекты уголовного процесса, которые одновременно являются и субъектами правоотношений.

В процессуальной литературе некоторые ученые выделяют центральное правоотношение: между судом и подсудимым или между органами власти и обвиняемым. Выделение этого комплексного правоотношения, которое, естественно, включает более конкретные правоотношения, представляется обоснованным. Оно способствует, по сути, гуманизации подхода к анализу системы процессуальных правоотношений.

В уголовном процессе правовые отношения существуют в тесном единстве с нравственными отношениями.

В этике нравственные отношения принято рассматривать в двух аспектах, на разных уровнях.

Прежде всего, нравственные отношения – это установившаяся в обществе система нравственных ценностей, норм и запретов, регулирующих поведение и реализуемых в повседневной жизни. В этом смысле говорят о том, каковы нравственные отношения, сложившиеся в данном обществе, социальной группе, то есть какова реальная мораль этого общества с точки зрения установившихся в нем представлений о нравственных ценностях нравственных отношений.

С другой стороны, нравственные отношения – это отношения, в которые вступает и в которых находится отдельный человек, личность с другими людьми, руководствуясь представлениями о нравственном и безнравственном, добре и зле, велениями долга, совести, чувством собственного достоинства.

Процессуальные отношения, как и иные правоотношения, в качестве основных элементов включают субъектов, объект и правовую связь между субъектами в виде прав и обязанностей.

Примерно по этой схеме можно анализировать и нравственные отношения, когда речь идет об отношениях между конкретными субъектами. Так, А. М. Архангельский пишет: "Вступая в так или иначе мотивированные отношения друг с другом, с обществом, люди возлагают на себя определенные моральные обязательства, фиксируемые сознанием долга, ответственности, совести. Наряду с этим нравственные отношения влекут за собой и моральные права для участников этих отношений, связанные с ожиданием исполнения обязанностей долга со стороны окружающих, с признанием личного достоинства, с ожиданием стимулирующей оценки со стороны общественного мнения".

Отдельный человек находится в системе моральных связей, в моральных отношениях с другими людьми на разных уровнях. Эти связи типов: личность и личность; личность и коллектив; личность и группа (возрастная, профессиональная и др.) и, наконец, личность и общество и даже личность и человечество.

Нравственные отношения носят двусторонний характер. Люди вступают в нравственные отношения с другими потому, что в процессе своей деятельности так или иначе затрагивают интересы окружающих, которые отвечают им либо оценками, либо действиями, поступками.

Если анализировать процессуальные отношения под углом зрения их связи и соотношения с нравственными, то главное внимание следует уделять нравственным отношениям типа: личность – личность, так как при производстве по уголовному делу им принадлежит ведущее место. К примеру, следователь находится в процессуальных отношениях с обвиняемым. Оба субъекта этих правоотношений связаны процессуальными правами и обязанностями. Но одновременно следователь несет и нравственные обязанности, которым соответствуют нравственные права обвиняемого и т. п. Можно считать, что большинство процессуальных отношений включает в себя нравственные отношения или сопровождается ими.

Возьмем, к примеру, нравственные отношения между судьей, единолично рассматривающим и разрешающим уголовное дело, и подсудимым. Судья имеет право по закону в результате рассмотрения дела решать судьбу подсудимого. Но это юридическое право реализуется в условиях, когда на судье лежат нравственные обязанности по отношению к подсудимому. Судья обязан исследовать дело объективно, беспристрастно и непредвзято: он обязан видеть в подсудимом человека, не унижать его достоинство и не допускать такого рода действий со стороны участвующих в деле лиц; судья обязан заботиться о защите прав и интересов подсудимого как гражданина; при принятии решения быть справедливым, равно относясь к подсудимым, независимо от их социальных, имущественных и прочих различий и определять их судьбу, руководствуясь законом и своей совестью, нравственным долгом.

Подсудимый несет нравственную обязанность проявлять уважение к суду, уважать достоинство потерпевшего и других участвующих в деле лиц, соблюдать в публичном процессе, в обращении с судьей и участниками процесса нравственные нормы. В то же время ему принадлежит нравственное право требовать от судьи справедливого правосудия. Например, невиновный, чье дело рассматривает судья, имеет моральное право на оправдание, какими бы внешне убедительными доказательствами ни оперировало обвинение. Подсудимый имеет нравственное право требовать справедливости в назначении наказания, если он виновен, что означает, в частности, и гуманность, а во многих случаях и милосердие. Подсудимый вправе рассчитывать на ограждение его достоинства как человека, на охрану его личной жизни, уважение его права не свидетельствовать против себя самого и своих близких родственников или супруга.

Как видим, нравственные права и обязанности участников нравственных отношений тесно связаны с их процессуальным положением, регулируемым законом, но правоотношения образуют как бы внешнюю оболочку, юридическую форму, в которой функционируют нравственные отношения.

Если возвратиться к характеристике уголовного процесса в качестве сочетания содержания – процессуальной деятельности и формы – процессуальных отношений, то следует признать, что нравственные отношения скорее относятся к содержанию уголовного процесса, реализуются в виде нравственной деятельности.

Уголовно-процессуальные отношения, регулируемые законом, не персонифицированы. Права и обязанности их субъектов обозначены применительно к абстрактным судьям, прокурорам, следователям, обвиняемым, потерпевшим и т. д. Но нравственные отношения в рамках производства по уголовному делу – это отношения между конкретными людьми с присущими им лично индивидуальными нравственными качествами. Эту сторону дела пессимистически зафиксировала старинная русская поговорка: "Бойся не суда, бойся судью". В Уголовно-процессуальном кодексе все судьи, подсудимые, свидетели одинаковы, что вполне естественно. А в реальной жизни в правовых и нравственных отношениях находятся при производстве по уголовному делу следователь "А", обвиняемый "Б", защитник "В", свидетели "Г", "Д" и т. д.; прокурор "Е", затем судья "3" и т. п. Нравственные отношения, в которых они участвуют, – отношения между определенными личностями. Каждый осужденный, к примеру, помнит не абстрактного судью, а именно того конкретного человека, который его судил и приговорил к наказанию, человека, которому он дает нравственную оценку и к которому питает определенные чувства.

Нравственные отношения при производстве по уголовному делу, складывающиеся между конкретными субъектами, отражают нравственные отношения в обществе в целом, систему принятых в нем нравственных ценностей. Так, средние века с их жестокостью, попранием личности, абсолютистской властью имели атрибутом инквизиционный процесс с бесправием обвиняемого, презумпцией виновности, пыткой как способом добывания "совершенного доказательства". Современный процесс цивилизованного общества требует гуманных форм, уважения достоинства личности, беспристрастного, независимого и компетентного суда.

О влиянии состояния нравственности общества в целом, характера существующих в нем нравственных отношений и признаваемых нравственных ценностей на уголовно-процессуальную деятельность и нравственные отношения в процессе можно судить, в частности, по тем явлениям, которые возникли в условиях кризиса, охватившего общество в последние несколько лет. Широкое распространение получило уклонение граждан от свидетельствования на следствии и суде. Под влиянием угроз, подкупа, просто нежелания сотрудничать с органами государства лжесвидетельство (обычно в пользу преступников) стало едва ли не привычным явлением. Средства массовой информации сообщают о взяточничестве работников правоохранительных органов, экспертов, о невозможности организовать работу судов вследствие неявки народных заседателей в суды для выполнения своих обязанностей и других негативных процессах и фактах. Нравственный кризис в обществе сказывается на состоянии законности в государстве, на решении нравственных проблем, возникающих при осуществлении правосудия и правоохранительной деятельности в целом.

Виды нравственных отношений при производстве по уголовному делу различаются в зависимости от стадии процесса, на которой они имеют место, и субъектов, в них участвующих.

На стадии возбуждения уголовного дела субъектами нравственных отношений выступают заявитель – обычно пострадавший от преступления или иное лицо, сообщающее о преступлении в силу правовой или нравственной обязанности, и прокурор, следователь, орган дознания, судья, правомочные и обязанные по закону возбудить уголовное дело при обнаружении признаков преступления. При свершении тяжких преступлений на потерпевшем и ином лице, достоверно знающем о преступлении, лежит не только правовая, но и нравственная обязанность сообщить о нем органам власти. Должностные лица, правомочные и обязанные возбудить уголовное дело, несут нравственную ответственность за уклонение от возбуждения дела, сокрытие преступлений, лишение потерпевшего права на судебную защиту. В то же время необоснованное возбуждение дела чревато стеснением прав и свобод граждан, может создать предпосылки для привлечения к ответственности невиновных. Процессуальные нормы, регулирующие правовые отношения на этой стадии процесса, определенны и обязывают к соответствующему поведению как должностных лиц, так и граждан. Однако дефекты нравственного свойства, присущие какой-то части этих людей, порождают неединичные отступления от закона и нравственного долга.

На предварительном следствии складываются и развиваются нравственные отношения между следователем, ведущим расследование, и подозреваемым, обвиняемым, его защитником, а также с потерпевшим, гражданским истцом и гражданским ответчиком, экспертом, специалистом, переводчиком, свидетелями и всеми остальными, с кем следователь вступает в контакт по долгу службы. С прокурором, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователь также находится в нравственных отношениях.

Наиболее острые ситуации, которые во многих случаях связаны с нравственным выбором и в которых проявляются нравственные отношения, возникают при привлечении в качестве обвиняемого, применении мер процессуального принуждения, принятии решения об окончании следствия (прекращении дела или направлении его в суд).

Судья, назначая судебное заседание, также находится в нравственных отношениях с участниками процесса, прокурором, следователем, хотя решения он принимает в их отсутствие. Его процессуальные права реализуются с учетом нравственных критериев. Например, право изменить обвинение в сторону смягчения реализуется в соответствии с нравственной обязанностью справедливо оценивать действия, вмененные в вину обвиняемому, обнаружить и исправить ошибку, допущенную следователем и прокурором.

В судебном разбирательстве, где в условиях непосредственности судьи вступают в общение со всеми участниками процесса, нравственные отношения складываются как внутри коллегии судей или присяжных заседателей, так и между судьями и сторонами, между сторонами, между судьями и экспертами, свидетелями и другими участвующими в деле лицами.

Судьи реализуют нравственную обязанность объективно, непредвзято исследовать дело, установить по нему истину и справедливо его разрешить. При этом они учитывают разное положение и разные притязания сторон, но руководствуются своей совестью и законом, заботясь о справедливости.

В суде присяжных присяжные вступают в нравственные отношения как между собой, так и с председательствующим по делу судьей и со сторонами.

При производстве в суде вышестоящей инстанции долг судей перед участниками процесса – тщательно проверить основания и содержание приговора, обнаружить несправедливость, и если она была допущена – исправить ее.

5. Соотношение цели и средства в уголовном процессе

Участники нравственных отношений, вступая в них и действуя соответствующим образом, так или иначе мотивируют свои поступки и поведение. Мотив является основанием поступка. Он представляет собой внутреннее побуждение к действию, заинтересованность в его совершении. Мотив реализуется в цели. Цель же – это желаемый результат предпринимаемого субъектом действия или поступка. Участники уголовно-процессуальных отношений, действуя в пределах установленных законом рамок, преследуют разные цели и, стремясь к их достижению, используют разные средства.

Проблема соотношения цели и средства – одна из важнейших в этике. Она приобретает правовой аспект, едва мы коснемся права и правоприменения. В узкой сфере уголовного процесса можно констатировать эволюцию в подходе к ее решению как в праве, так и в нравственном сознании. Если инквизиционный процесс был подчинен цели изобличить преступника во что бы то ни стало, чтобы затем жестоко его покарать "в назидание другим", то и средства, предназначенные для ее достижения, согласовывались с этой целью. Система доказательств "сосредоточилась на показаниях и прежде и главнее всего на собственном сознании и оговоре. Это сознание надо добыть во что бы то ни стало – не убеждением, так страхом, не страхом, так мукою. Средством для этого является пытка... Судья допытывается правды и считает за нее то, что слышит из запекшихся от крика и страданий уст обвиняемого, которому жмут тисками голени и пальцы на руках, выворачивают суставы, жгут бока и подошвы, в которого вливают неимоверное количество воды. Этого нельзя делать всенародно – и суд уходит в подземелье, в застенок", – так писал А. Ф. Кони о цели и средствах в средневековом уголовном процессе.

В современном уголовном процессе цивилизованного общества проблема соотношения цели и средства решается на иных нравственных и правовых началах.

В этике отвергается принцип: "цель оправдывает средства", мнение, что для достижения благих целей оправданны любые средства. На место этой антигуманной формулы выдвигаются принципиальные положения о том, что цель определяет средства, но не оправдывает их, что несоответствие цели применяемых для ее достижения средств искажает природу самой цели. Нравственно только то средство, которое необходимо и достаточно для достижения нравственной цели. Тезисы "цель определяет средства" и "средства определяют цель" взаимодополняются.

Цель, для достижения которой надо применять безнравственные средства, – безнравственная цель. Нравственно то средство, которое необходимо и достаточно для достижения нравственной цели, которое не противоречит более высокой и высшей цели, не изменяет ее морального характера, пишет философ В. И. Бакштановский.

При толковании положений действующего уголовно-процессуального закона (ст. 2 УПК) в процессуальной литературе обсуждался вопрос о соотношении целей уголовного процесса и его задач. Представляется, что нет достаточных оснований каким-либо образом противопоставлять эти понятия, между которыми нет резкого различия. В то же время можно считать, что цель – это то, к чему стремятся, чего хотят достигнуть, а задача – это то, что надо сделать для достижения цели.

Цель уголовного процесса" – это защита личности и общества от преступных посягательств путем справедливого правосудия. Задачи же состоят в раскрытии преступлений, изобличении виновных, привлечении их к справедливой ответственности, восстановлении нарушенных преступлением прав.

П. С. Элькинд, исследовав виды целей в уголовном процессе, различала цели перспективные и ближайшие; цели всего уголовного процесса и отдельных стадий; цели всей уголовно-процессуальной деятельности и цели функциональные. Она выделяла цели официальные и неофициальные и отмечала, что "неофициальные цели могут быть результатом как безразличного отношения субъекта к целям судопроизводства..., так и явно отрицательного отношения к таким целям".

Классификация целей в уголовном процессе представляет интерес с нравственных позиций. При этом для судебной этики особенно важно рассмотрение соотношения официальных целей, определяемых законом или из него выводимых, и неофициальных, то есть тех, которые определяют поведение субъектов уголовного процесса в реальной жизни в зависимости от мотивов, которыми те руководствуются на самом деле. Так, закон определяет компетенцию судьи, прокурора, следователя, органов дознания, обязанности экспертов, свидетелей и т. д. Но на практике приходится сталкиваться с преступлениями против правосудия, сокрытием преступлений, прекращением уголовных дел по надуманным основаниям, уклонением от свидетельствования на следствии и в суде, фальсификацией доказательств и т. п.

Цели же подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего вряд ли вообще можно отрегулировать законодательно. Мотивы, которыми руководствуется каждый из них в каждом конкретном случае, никто заранее определить не может.

Что касается средств в уголовном процессе, то, по мнению П. С. Элькинд, они должны быть дозволены законом; быть этичными; быть подлинно научными; быть максимально эффективными; быть экономичными.

Этичность, нравственность целей для работников суда и правоохранительных органов и соответственно избираемых ими средств для их достижения может быть обеспечена при определенных условиях. К ним, в частности, относится научно обоснованное, четкое формулирование целей в уголовном процессе. Отступление от этого требования влечет за собой негативные последствия. Так, характеристика суда как органа борьбы с преступностью, несущего якобы ответственность за состояние преступности, а не как органа правосудия, означает возложение на суд обвинительных функций.

Требование обеспечить 100-процентное раскрытие всех совершенных преступлений, которое не удалось реализовать ни в одной стране, порождало сокрытие преступлений, фальсификацию отчетности и криминальной статистики и другие негативные последствия.

Законодательство и организационно-правовые меры должны создавать условия для постановки только общественно полезных нравственных целей и использования соответствующих средств правоприменителями. Этому служат ограждение независимости судей, работников правоохранительных органов, поднятие престижа их профессии, создание благоприятных материальных условий, отвечающих социальной роли и трудностям деятельности.

Правовое регулирование и организация практической деятельности должны создавать гарантии, стимулирующие совпадение официальных и неофициальных целей субъектов уголовного процесса. К примеру, критерии оценки деятельности следственного аппарата «по проценту раскрываемости», независимо от характера и сложности дела, уже сами по себе могут породить такое несовпадение. Существовавшая до недавнего времени обязанность близких родственников обвиняемого под угрозой уголовной ответственности выступать в роли свидетелей обвинения побуждала искать выход в даче неправдивых показаний.

Несовпадение официальных и неофициальных целей может быть обусловлено несовершенством законодательства, когда сама норма закона противоречит представлениям о справедливости, нравственных ценностях, отстает от требований жизни. В этих ситуациях правоприменителям приходится или применять закон формально, или прибегать к различным формам обхода закона, а гражданам, чьи права и интересы так или иначе затрагивает уголовное дело, нарушать свои обязанности, определенные законом. Выход следует искать в максимальном учете нравственных требований при разработке правовых норм, в оперативном их изменении в соответствии с происходящими в обществе процессами, а также в широком внедрении суда присяжных с его правом поступать по справедливости.

Средства, применяемые субъектами уголовного процесса, должны соответствовать его целям, этическим нормам, быть законными. При этом, независимо от своих целей, никто из участвующих в деле лиц не вправе прибегать к средствам, не разрешенным законом. Что касается обвиняемого и подозреваемого, то от них нельзя требовать совпадения целей, к которым они стремятся, с официальными целями, которым подчинен уголовный процесс. Но аморальные средства, которые могут быть ими использованы, все равно останутся аморальными. Судья, следователь, прокурор, защитник обязаны правильно определять цели своей деятельности, которые не должны противоречить закону и нравственности, и применять для их достижения лишь нравственно дозволенные средства.

29


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45094. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления опиоидов (F11) 31 KB
  Терапия острой передозировки опиатами включает применение налоксона 001 мг на кг веса или антаксона. К специфической терапии относятся метадоновая как первичная терапия при детоксикации так и в ходе реабилитации как поддерживающая терапия лечение клонидином в ходе детоксации а также терапия налоксоном и налтрексоном или бупренорфином как частичным агностом опиатов. Требуются также продолжительная и упорная групповая и индивидуальная психотерапия и реабилитация в специализированных центрах.
45095. Хронические бредовые расстройства (F22) 34.5 KB
  В строгом смысле это монотематический бред который вторично может приводить к депрессии если пациент не может реализовать своей моноидеи или агрессии против предполагаемых врагов. Идеи преследования величия отношения изобретательства или реформаторства ревности и влюбленности или убежденность в наличии некоего заболевания религиозные идеи аффективно заряжены. Идеи величия и религиозные идеи приводят пациентов к руководству еретическими сектами и новыми мессианскими течениями. Идеи ревности и влюбленности синдром Клерамбо нелепы при...
45096. Программирование КИХ-фильтра на языке ассемблера процессора ADSP-2181 569.5 KB
  Разработка программы КИХ-фильтра заданного типа и с заданными характеристиками на языке ассемблера ADSP-2181. Изучение характеристик спроектированного фильтра с использование программы DFT.ASM. Изучение преобразований типовых дискретных сигналов при прохождении через КИХ-фильтры.
45097. Исследование процесса аналого–цифрового преобразования радиолокационных эхо-сигналов 1.21 MB
  Исследование спектрально-корреляционных свойств радиолокационных сигналов и помех Временная реализация процесса: Автокорреляционная функция процесса: Спектр процесса: Исследование характеристик аналого-цифрового преобразования Исследование влияния на ошибки квантования спектры квантованного сигнала и сигнала ошибки выбора величины динамического диапазона АЦП Спектры квантованного сигнала и сигнала ошибки выбора величины динамического диапазона АЦП: А Д А=Д А Д При уменьшении амплитуды сигнала от D до...
45098. Знакомство с основами работы с Visual DSP++. Изучение программно-логической модели ADSP-2181 3.15 MB
  Сигнальный процессор взаимодействует с внешней средой путём использования адресной шины (ADDR), шины данных параллельного обмена (DATA), мультиплексированной шины адреса/данных (IAD)...
45099. Программная реализация алгоритма ДПФ на языке ассемблера процессора ADSP-2181 4.2 MB
  Сигнальный процессор взаимодействует с внешней средой путем использования адресной шины ADDR, шины данных параллельного обмена DATA, мультиплексированной шины адреса/данных IAD, линий последовательного обмена DT0, DR0, DT1, DR1 и использования информационных, управляющих, служебных сигналов и сигналов прерываний
45100. English in my life 15.61 KB
  English is the max widespread language nowadays. It is a world language, spoken by more than 1750 million people. Residents of more than 70 countries speak English(for example, Canada, Australia, New Zeeland, USA and others)
45101. Great Britain 14.21 KB
  Gret Britin is situted on the British Isles. The lrger of two big islnds is known s Gret Britin. The islnd of Gret Britin together with the neighboring minor islnds nd the northestern prt of Irelnd constitute the United Kingdom of Gret Britin nd Northern Irelnd.
45102. The Judicial System of Great Britain 17.32 KB
  The courts in Gret Britin re divided into two lrge groups: criminl division nd civil division. Criminl courts re Mgistrtes’ Courts nd Crown Courts. The mjority of ll criminl cses re delt with in the Mgistrtes’ courts by mgistrtes who re lso clled Justice of Pece. Mgistrtes’ courts normlly consist of three JP’s up to seven.