68524

Общее понятие ценности. Ценность и истина. Проблема ценности в истории философии

Лекция

Логика и философия

Отличие человека от других живых существ можно определять по многим признакам: прямоходящее существо обладающее сознанием; способное к чувству стыда; владеющее членораздельной речью; использующее символы; производящее орудия и т. Это и означает что человеческие действия всегда ориентированы на ценности.

Русский

2014-09-23

109 KB

11 чел.

Тема 9. Ценности

Лекция 1.

Общее понятие ценности. Ценность и истина. Проблема ценности в истории философии

Отличие человека от других живых существ можно определять по многим признакам: прямоходящее существо, обладающее сознанием; способное к чувству стыда; владеющее членораздельной речью; использующее символы; производящее орудия и т.д.

Введем еще одно отличие человека, чтобы получить отправной пункт для нашей темы. Человек в своих действиях ориентируется на должное, на то, как должно быть. Например, когда мы изготовляем какую-то вещь, мы заранее знаем, какой она должна быть, т.е. имеется мысленный образец. Наши поступки и дела определяются как хорошие или плохие, добрые или злые, в зависимости от того, соответствуют ли они тому, какими они должны быть.

Итак, человеческие действия всегда ориентируются, сознаем мы это или нет, на образцы и нормы, идеалы, часто весьма абстрактные: прекрасное как таковое, добро как таковое и т.д. Это и означает, что человеческие действия всегда ориентированы на ценности.

В то же время мы оцениваем через соответствие или несоответствие норме и идеалу не только поступки и действия людей, но и природные явления и предметы. Мы рассматриваем вот этот пейзаж как прекрасный, а вот этот как наводящий уныние; жаба безобразна, а олень грациозен и поэтому прекрасен; нефть ценное ископаемое, а в нагромождении песка от горизонта до горизонта в пустыне Сахара мало приятного.

Может возникнуть неверное представление, что соответствие или несоответствие идеалу или норме это свойство вещей самих по себе, самих природных явлений. Например, золото, алмазы, жемчуг в силу своих химических и физических свойств есть ценность, богатство и сокровище. В действительности природные явления и предметы имеют ценностные характеристики не сами по себе, они их приобретают, лишь попадая в сферу человеческих отношений. Вне человеческих отношений эти предметы ценностно нейтральны. Сама по себе жаба ни плоха, ни хороша, она лишь целесообразна с точки зрения условий, в которых она живет. И бессмысленно обсуждать вопрос, прекрасен ли пейзаж или прекрасна ли радуга, когда никто их не созерцает.

Сформулируем важную мысль: мир для проявления всей полноты своих свойств, в том числе свойств ценностных, нуждается в созерцающем его человеке.

Сделаем уточнение. Чтобы быть ценностью, т.е. чтобы быть прекрасным или быть благом, вещи и предметы, конечно же, должны обладать определенными, не зависящими от человека свойствами. Например, нефть, чтобы быть ценным ископаемым, должна объективно, т.е. на самом деле, содержать в себе массу определенных веществ; в пейзаже, чтобы он был прекрасным, должны быть соизмеримость с человеческим масштабом и гармония. В этом смысле в ценности присутствует объективный элемент, независимый от человека.

Но, с другой стороны, вещи начинают что-то значить, становятся прекрасными или безобразными, благом или бесполезными, лишь попадая в сферу человеческих отношений, т.е. в сферу субъективного. В этом смысле ценность выступает субъективной категорией.

Таким образом, ценность есть единство объективного и субъективного. Но ведущей в этом единстве является субъективная сторона, определяющим здесь является должное с человеческой точки зрения. Дадим определение ценности.

Ценность это общезначимый вид межчеловеческих отношений, реализующийся через норму и идеал.

Различают два типа ценностей: предметные ценности и ценности сознания. Предметные ценности это то, что является объектами человеческих потребностей, интересов, устремлений. Сюда войдут природный пейзаж, полезные ископаемые, человеческие поступки, явления общественной жизни, произведения искусства: картина, стихотворение, танец. Это все то, что существует в чувственно-предметной форме, может созерцаться органами чувств: зрением, слухом, осязанием и т.п., может потребляться в той или иной форме.

Ценности сознания это потребности и интересы, выраженные в субъективной форме, т.е. на языке мыслей, образов, понятий, суждений, норм и образцов. Например, рассматривая чей-либо поступок, мы исходим из понятий добра и зла, справедливости. Оценивая человеческую жизнь, мы исходим из представления о счастье. Говорим, что вот эта жизнь не удалась, так как не соответствует представлению о счастливо прожитой жизни. Но счастье, счастливо прожитая жизнь есть некая норма, т.е. ценность сознания.

Сравнивая оба типа ценностей, подчеркнем, что ведущими являются ценности сознания, так как именно они определяют, что является значащим и важным в предметном мире, в действиях человека, его поступках.

Таково предварительное представление о ценностях как особом подходе к окружающему миру и человеку. Теперь мы должны двинуться дальше и посмотреть те проблемы и парадоксы, которые связаны с ценностным восприятием мира и человека.

Ценность и истина. Сравним понятия ценность и истина. Или по-другому, сравним ценностный и научный подход.

Что такое истина? Это знание, соответствующее действительности, т.е. знание того, что есть. Соответственно, наука есть познание того, что есть и почему это есть. Ставя вопрос “Почему мир именно такой, а не иной? ”, наука открывает законы природы и общества, изучает причины и следствия различных явлений.

А что такое ценность? Это то, что должно быть с точки зрения человека. Определение и описание должного этим занимается особая отрасль философии, который называется аксиологией, или учением о ценностях. Аксиология от греч. άξία ценность и λογος слово, учение. Это название ввели в начале ХХ века французский философ П. Лапи и немецкий философ Э. Гартман.

Рассмотрим на примерах различие между истиной и ценностью. Представим себе такую ситуацию. Плодородные поля, виноградники, налаженный быт, ухоженные домики, натруженные руки у мужчин, величавая походка у женщин. И вдруг землетрясение, все проваливается в бездну, уничтожены результаты многолетнего труда, семьи разорены, погибших раскапывают из-под обломков домов. Случилось несчастье, произошла несправедливость! Прихоть природы уничтожила то, что возводилось столько лет! Перед нами восприятие случившегося как того, что не должно быть, т.е. ценностный подход.

Но вот приходит ученый и все объясняет с научной точки зрения. Он расскажет про законы тяготения и равновесия, про движение больших масс, теорию вероятностей и пятна на Солнце. Начертит графики и уравнения. Он объяснит, почему все произошло и почему не могло произойти иначе. Дело в том, что вот такие законы природы, поэтому произошло то, что должно произойти.

Понятно, что сделают люди, потерявшие близких, с графиками ученого и с ним самим. Ведь люди будут исходить не из истины, но из своих человеческих представлений о справедливости и несправедливости, т.е. ценностных представлений.

Итак, зафиксируем, что между тем, что должно происходить согласно человеческим представлениям, и тем, что происходит на самом деле, вполне может быть противоречие; должное, выражаемое через ценность, и то, что есть, выражаемое через истину, могут не соответствовать друг другу.

Другой пример. Можно сколько угодно научно объяснять вид крыльев бабочки при помощи естественного отбора, химического и физического состава этих крыльев, интерференции света, но эти объяснения ничего не дадут для понимания, почему крылья бабочки именно красивы.

Третий пример. Допустим, у кого-то украли какую-то вещь. Ценностное сознание сразу четко определяет, что это зло, так как есть норма “не кради”. Но попробуем решить вопрос строго научно. Почему собственно зло? Потому что нарушены интересы человека, у которого украли. Но, возможно, человек, у которого украли, собирался использовать эту вещь во зло другим, а укравший хотел восстановить справедливость. Или украл потому, что обстоятельства заставили его украсть, украденную вещь он собирался обменять на хлеб, потому что три дня не ел. Но, с другой стороны, ему может понравиться красть и он теперь и дальше будет жить воровством.

Ученый должен рассматривать вопрос всесторонне, учитывая все обстоятельства дела, и… запутывается. И все же данное воровство есть зло или добро?

Для ценностного сознания все ясно с самого начала: кража всегда зло. И за свои поступки необходимо отвечать, потому что человек свободен.

Как это свободен? возразит ученый. Человеком движет биология, физиология, законы бессознательного, классовой борьбы, земного тяготения и т.д. Он вещь среди вещей, единство биологического и социального. Но аксиология стоит на своем. Физиология физиологией, а человек свободен, и он должен отвечать за свои поступки.

Важно уяснить различие между истиной и ценностью, наукой и ценностным подходом. Это различие есть. Но в то же время различие между истиной и ценностью относительно.

С одной стороны, истина сама есть одна из важнейших ценностей, научное познание должно быть истинным, истина выступает идеалом и нормой научного познания. Но с другой стороны, ценности не могут быть произвольными. Не может быть так, что у каждого человека было свое понимание справедливости, счастья, того, что должно быть. Люди не могли бы понимать друг друга, если бы вкладывали в эти понятия различные смыслы и содержания. Ценности должны быть не произвольными, но именно истинными. Таким образом, обе категории истина и ценность все же связаны между собой.

Важно выяснить, что считать истинными ценностями, найти их объективную основу, не зависящую от человеческих мнений и человеческой субъективности, или, как сказал бы Ницше, “от человеческого, слишком человеческого”.

Проблема состоит в том, что ценности это человеческие понятия, но в то же время необходимо найти объективную, независимую от человека их основу. Рассмотрим, как этот вопрос решался философами в различные эпохи.

Проблема ценности в истории философии. Если ценностные представления имеют какую-то объективную основу, то такой основой может быть только сама объективная реальность, т.е. то, что есть. Поэтому в истории философии одной из ведущих линий в объяснении ценностных представлений оказываются попытки выведения должного из того, что есть.

В качестве одной из самых первых таких попыток рассмотрим точку зрения Демокрита, греческого философа V-IV века до н.э. Он интересен тем, что у него сразу намечаются типичные противоречия, связанные с проблемой ценностей.

Демокрит материалист, поэтому он кладет в основу объяснения ценностей природу, то есть то, что есть. Добро, справедливость, прекрасное это проявление естественного порядка вещей, это то, что соответствует природе, а зло, безобразное это то, что ей противоречит. Поэтому люди в своих стремлениях и оценках должны следовать требованиям естественного.

Но как определить, что соответствует велениям природы? В качестве показателя, позволяющего отличать добро от зла, можно принять нашу способность испытывать наслаждение или страдание. То, что приносит удовольствие, например красота, есть благо и прекрасное. А то, что приводит к страданиям, не является благом и прекрасным. Все вроде бы ясно, так как удовольствие и страдание невозможно спутать.

Но здесь начинаются странности. Если ценно то, что приносит наслаждение, то смысл жизни должен состоять в погоне за наслаждениями, в угождении своим чувственным страстям. Но опыт говорит, что на этом пути добро как раз оборачивается злом. Пресыщение наслаждениями пищей, досугом, чувственностью оборачивается страданиями.

Кроме этого, то, что приятно одному, другому может быть неприятным. Но действительно ценное должно быть ценным для всех. Поэтому следует уточнение, что не всякое удовольствие необходимо принимать, а лишь связанное с прекрасным. Получается, что само природное, т.е. то, что есть, должно оцениваться тем, насколько оно прекрасно и ценно. Возникает круг: ценное определяется через природное, а природное через ценность. Как в древнем мифе, земля плавает на воде, а вода находится на земле. Тогда вводится понятие меры: “Умеренное умножает радость жизни и делает удовольствие еще больше”. Но как определить меру?

Выясняется, что мера находится отнюдь не в природе, а во внутреннем состоянии человека, в его душе: “Счастье и несчастье в душе. У мудрого дух привыкает черпать наслаждение из самого себя”. Но чем все-таки определяются высшие радости, почему они именно те, а не другие?

Итак, опора на природу, на естественное не позволила Демокриту найти основу для ценностей. Или по-другому: опора на то, что есть, не позволяет понять, почему должным является именно это, а не иное.

Христианская философия. В Новом Завете многие положения кажутся странными и абсурдными. Укажем некоторые из них:

Блаженны нищие, ибо их есть Царство небесное.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Не хлебом единым жив человек, отвечает Христос на здравое предложение накормить людей, превратив камни в хлеба. Или:

Сказано око за око, зуб за зуб, а я говорю вам, кто ударит вас по правой щеке, подставь левую.

Все это можно истолковывать различно, но ясно одно: то, что должно быть, противопоставляется тому, что естественно, разумно и даже неизбежно. Иисус не объясняет, почему надо подставлять щеку, т.е. он не выводит должное из того, что есть. Наоборот, должное провозглашается как то, что не от мира сего.

Личность человека, вот этого греховного индивида, объявляется высшей ценностью: не человек для субботы, а суббота для человека. Блудный сын промотал наследство, стал пропащим, но он вернулся, и это праздник, потому что он был мертв, а стал жив. К человеку должно относиться как свободной личности, которая может изменить свою жизнь и стать другим.

В романе “Братья Карамазовы” Ф. Достоевского великий инквизитор исходит из того человека, который есть, а этот человек слаб, не выдерживает свободы и ответственности. А Христос исходит не из того, что человек есть, но из того, как должно смотреть на человека. Поэтому Христос не спорит с инквизитором, но жалеет старика, который, прожив 90 лет, не понял главного.

Таким образом, христианство просто постулирует должное без всяких ссылок на то, что есть. Ценности не от мира сего, их источник мир сверхъестественный.

Буржуазные просветители. Имеются в виду французские философы Гольбах, Гельвеций, Монтескье, Вольтер, Дидро. Сюда же можно отнести голландского мыслителя Спинозу. В известной мере они возвращаются к Демокриту.

Человек не только творение Бога, но прежде всего часть природы. Он естественное существо, и все, что он делает и к чему стремится, вполне можно объяснить из законов природы, т.е. научно.

Таинственная свобода человека означает не что иное, как сознательное следование собственной человеческой природе и необходимым законам естественного хода вещей. Справедливо то, что отражает естественные интересы человека. Поэтому нужно создать общество, в котором будут соблюдаться естественные интересы человека. Тогда всякий будет повиноваться только себе, и в то же время будет выполняться справедливость для всех.

Свобода, согласно Монтескье, состоит не в том, чтобы делать, что хочется, а в том, чтобы делать то, что должно делать. Ну а дόлжное соответствует пользе разумного общества.

Прекрасно то, что соответствует природе вещей, поэтому искусство, как и наука, познает то, что есть, но в чувственной форме.

Таким образом, все вопросы можно решить научно, руководствуясь разумом. Но оказывается, в этих рассуждениях присутствует противоречие. Истинными ценностями объявляются те, которые соответствуют природе человека. А природе человека, оказывается, соответствуют ценности буржуазного, рыночного общества. Но почему из природы человека вообще, человека как такового, вытекают ценности именно буржуазного, а не иного общества? Это ниоткуда не следует. На деле эти ценности опять-таки просто провозглашаются, и ссылка на природу здесь непричем.

Таким образом, у просветителей, как и Демокрита, обнаруживается разрыв между тем, что есть природа, человек как таковой, и тем, что должно быть.

Иммануил Кант. Кант критикует просветителей. Неверно, что, опираясь на естественные качества человека, можно обосновать должное. Для человека естественно стремление к счастью, к благополучию. Но именно это толкает его чаще всего на аморальные поступки, к нечестности, к несправедливости. Следовательно, должное, например, мораль область противоестественного. Но откуда тогда вообще возникает представление о долге, и почему человек все-таки способен его выполнить даже вопреки своей непосредственной пользе? В человеке, отвечает Кант, присутствует, кроме естественного, другое начало.

Неверно, что свобода есть следование необходимости. В таком случае человек не несет ответственности за свои поступки. И даже если он поступит добродетельно, то это не будет его заслугой, так как обстоятельства вынудили его так сделать.

В фильме А. Тарковского “Солярис” есть фраза: “В нечеловеческих условиях вести себя по-человечески”. Возможно, Кант согласился бы с тем, что так можно определить свободу.

В этом мире действуют жесткие причины и следствия и нет места для свободы. Но это означает, что свобода есть состояние не этого, а другого мира. Человек есть двойственное существо. Он есть явление среди явлений, или вещь среди вещей, поэтому подчиняется законам природы, существует в пространстве и времени и подчиняется необходимости. В то же время он вещь-в-себе, и в качестве таковой он свободен, поэтому может действовать по законам нравственности, т.е. действовать как дόлжно.

Это означает, что нельзя доказать с научной точки зрения наличие свободы, Бога и бессмертной души. Но мы их вынуждены допустить, чтобы понять, как возможна мораль. Свобода, Бог, бессмертная душа должны быть, даже если мы их нигде не находим, иначе невозможна мораль. Кант еще до Достоевского формулирует его положение, только несколько иначе. По Достоевскому: если Бога нет, то все позволено. По Канту: Бог должен быть, иначе мораль невозможна. Мы не можем доказать существование Бога, но это наши проблемы. Если Бога нет, то не должно быть свободы, морали, прекрасного, истины и т.д. Однако все это есть, следовательно, мы вынуждены допустить существование Бога.

Мы постоянно видим, что добро и зло меняются местами, все истины быстро устаревают. Но мы должны принять, что все равно добро есть добро, а зло есть зло, т.е. разница между ними не относительна, но абсолютна, и существует абсолютная истина; в противном случае происходит распад человеческого в человеке, люди дичают, и становятся невозможными наука и нравственность.

В романе А. Солженицына “В круге первом” герой спрашивает старика-дворника: “Послушай, может быть, с точки зрения исторической необходимости то, что делает Сталин репрессии, насилие правильно? Это мы не понимаем, но, может быть, и нельзя различить, когда насилие справедливо, а когда нет?”. Ответ дворника: “Волкодав прав, а людоед нет”. То есть существует различие между людоедом и волкодавом, оно абсолютно. Есть добро, и есть зло, и есть между ними абсолютная разница.

Итак, по Канту, бессмысленно пытаться, исходя из свойств этого мира, обосновать ценности, делающие человека человеком. Есть другая реальность, или сторона бытия, которая присутствует или проявляется только через человека. Эта сторона не может быть обоснована рационально, научно, но, тем не менее, она лежит в основе человеческого в человеке и всего остального в мире.

Новейшая философия: Фр. Ницше, экзистенциализм (Ж.-П. Сартр, А. Камю). Кант прав, когда показывал, что в этом мире нет места свободе и что из этого мира невыводимы высшие ценности. Но он не прав, когда утверждает, что есть что-то еще, кроме этого мира. Мир, который перед нами, единственный, другого нет. Смерть не есть переход в какое-то другое состояние, в потусторонний мир. Смерть есть смерть, т.е. переход в ничто, в небытие. Это фундаментальный факт.

Но если из этого мира ценности невыводимы, а другого мира нет, то все высшие ценности Бог, красота, добро, истина не имеют какой-то объективной основы, эти ценности, следовательно, произвольны. Мы сами, смертные и несовершенные люди, своими поступками и действиями, на свой страх и риск устанавливаем эти ценности, а не другие, и поэтому несем ответственность за свой выбор. Мы свободны в том смысле, что нам не на кого опереться в своем выборе. Бога нет, поэтому все дозволено. Человек обречен на свободу, но именно поэтому он всегда отвечает за все, что он делает. Ему не на кого свалить ответственность за свои поступки: ни на законы природы, ни на законы истории, ни на физиологию, ни на Бога.

В повести А. Камю “Посторонний” герой Мерсо, еще учась в университете, открывает, что ценности, на которые ориентируется общество, патриотизм, трудолюбие, норма “не убий”, траур по умершей матери все произвольно. Так должно быть, потому что выгодно обществу в целом, государству. Но принято считать, что все это от Бога. Все лицемерят, так как боятся истины, которая состоит в том, что все свободны. Люди не выдерживают свободы, поэтому лицемерят.

Но есть действительные ценности, самые простые и естественные, которые не обманут. Это нормальные чувственные радости: хорошая сигарета, наслаждение от женщины, от чашки кофе. Хорошо сидеть на балконе и наблюдать, как сгущаются сумерки. Истина состоит в непосредственном, впитывающим в себя все краски и запахи мира состоянии. Мерсо и в араба стреляет, потому что лучи солнца ударили ему в голову.

Его отправляют на гильотину не столько за убийство араба, сколько за то, что он открыл тайну общества, которая состоит в том, что оно лицемерно верит в произвольные, но выгодные ему ценности.

Современная точка зрения. Мы приведем ее, опираясь на статью Мераба Мамардашвили “Проблема человека в философии”.

Когда философия говорит о человеке, она имеет в виду не эмпирического человека, который есть, несовершенного, ограниченного, случайного существа. Философия ориентируется на возможного человека, который лишь на время может промелькнуть перед нами, как просвет синего неба среди серых туч и облаков. Или, как пишет Мераб Мамардашвили: “Установится в пространстве некоторого собственного усилия”. За этим возможным человеком со времени греческой философии закреплены высшее благо, красота и истина.

Этот возможный человек соразмерен не с отдельным поступком, который связан всегда с конкретными обстоятельствами, причинами и следствиями, но с миром в целом как завершенной бесконечностью причин и следствий. И в этом соприкосновении с миром в целом человек выступает как ценностное существо, как нечто должное.

Можно сказать так: в поступке по законам нравственности, красоты и истины человек преодолевает тот тупик, в котором застревает наука, пытаясь просчитать все возможные последствия из конкретного действия и определить, положительными и отрицательными будут окончательные результаты. Поступая нравственно, мы поэтому заранее и безошибочно знаем, что конечным результатом всей бесконечной цепи причин и следствий будет обязательно добро, а не зло.

Допустим, автомобиль наезжает на ребенка, играющего на дороге. Ученый будет подсчитывать конечные последствия того, что кто-то бросится вытаскивать ребенка из-под колес. Возможно, тот, кто бросится спасать, сам погибнет, а ведь не исключено, что он более ценен для общества, чем ребенок, из которого, возможно, вырастет новый Гитлер. Но, возможно, из ребенка вырастет гений, или кто-то из его потомков будет гением, который сделает людей более счастливыми.

Необходимо учесть наследственность ребенка и в каких условиях он воспитывался. И учесть, что хорошего сделал и может сделать тот, кто собрался спасать ребенка. Ну хорошо, возможно, из ребенка вырастет Гитлер, но то, что Гитлер натворит, в десятом поколении приведет к светлому будущему, но, скажем, в двадцатом поколении приведет к гибели человечества. Как просчитать всю бесконечную цепь возможных последствий, и какое последствие наиболее вероятно? Как можно обозреть и просчитать бесконечный мир в целом?

Но, оказывается, не нужно лихорадочно подсчитывать, а нужно просто кинуться под машину и спасать, не смотря ни на что. Это нравственно и потому заранее ясно, что в конечном счете это будет добро, а не зло.

Вернемся к примеру про землетрясение. Что бы ни говорил ученый про законы тяготения и равновесия, перед нами зло, которого не должно быть. Поэтому сознание несправедливости произошедшего должно направить деятельность ученого не на оправдание того, что произошло, а на то, чтобы разработать способы предсказания и предотвращения таких землетрясений.

Поэтому ценности первичны, а наука вторична. Иначе предоставленная самой себе наука додумается до очередного оружия массового поражения и сделает возможной озоновую дыру в атмосфере.

Лекция 2.

Ценность и оценка. Иерархия ценностей, универсальные ценности

Ранее мы рассматривали свойства ценности в сравнении ее с истиной. Теперь мы сравним ценность с оценкой. Ценность, как мы определили в начале лекции, есть межчеловеческое отношение. Или по-другому, межсубъектное отношение, или субъект-субъектное отношение.

Этим ценность отличается от оценки, которая характеризует отношение субъекта к объекту, или к вещи.

Например, мы можем сказать, что вот этот человек более полезен обществу, чем тот, в таком случае личности рассматриваются и сравниваются как объекты, или вещи. Оценочное отношение к человеку до сих пор является господствующим; например, рассуждают: она всего лишь доярка, а он академик, а вообще человек есть, прежде всего, член общества, или член президиума, или член производственной бригады и пр.

Оценка сравнивает, измеряет количественно, тем самым разделяет, противопоставляет одних другим. У Достоевского в романе “Преступление и наказание” есть рассуждение: с одной стороны, смерть ничтожной старухи-процентщицы, зато с другой счастье миллионов. То есть всегда можно посчитать, кто важнее.

Ценность есть субъект-субъектное отношение, оно не противопоставляет, но объединяет и соединяет людей. С точки зрения ценностного подхода старуха-процентщица, и академик, и доярка в равной степени личности, т.е. абсолютные ценности. Они несравнимы, как цвета радуги.

Есть такой тест: тонут академик и бомж, кого спасать в первую очередь? С точки зрения ценностного подхода спасать надо того, кто ближе, кто окажется первым под рукой. С точки зрения оценочного подхода, в первую очередь надо спасать того, кто полезнее для общества.

Ценностный подход объединяет людей в естественные общности: семью, нацию, человечество. Поэтому ценностный подход связан с традицией, с преемственностью, с памятью прошлых поколений. В русской философии это соответствует идее соборности, рассматриваемой в качестве живой человеческой общности, охватывающей прошлое, настоящее и будущее, такой общности, в которой сохраняется уникальность личности.

Ценность связывает и объединяет людей, но не внешне и принудительно, как государство, а внутренне, добровольно и естественно. Ценность есть нечто логически недоказуемое, ее нельзя обосновать научно. Ценность переживается непосредственно и сердечно. Или, по Флоренскому, переживается как живой опыт.

Например, нельзя обосновать и доказать научно реальность религиозных ценностей или любви. Любовь выступает как сфера человеческой свободы: хочу, чтобы тебе было хорошо, причем без всяких условий, без “ты мне, я тебе”. Можно вспомнить арию Кармен из оперы Бизе: “Любовь свободна, мир чарует, законов всех она сильней…”.

Ценность не только нельзя доказать логически, но нельзя навязать силой или опровергнуть. Нельзя заставить или уговорить полюбить, нельзя полюбить по желанию, просьбе или приказу. Нельзя заставить быть честным, добрым, счастливым, свободным. Ценность по определению ненасильственна.

В фильме Марка Захарова “Убить дракона” Ланселот говорит горожанам: я заставлю вас быть свободными. Но невозможно заставить или принудить быть свободными. Зло нельзя преодолеть злом, оно преодолевается лишь добром. Нельзя подарить справедливость или освободить сверху.

На воротах Соловецкого концлагеря было написано: “Железной рукой загоним людей в счастье”. Однако счастье не может быть принудительным.

Поэтому ценности лежат в основе духовности и гуманизма. Они являются внутренним ядром культуры. Этим культура отличается от цивилизации, в которой начинают господствовать оценочные отношения, отношения использования.

Итак, ценности это такие межчеловеческие отношения, которые объединяют людей в естественные общности; ценности переживаются непосредственно, они добровольны, а не насильственны, лежат в основе культуры, духовности и гуманизма.

Иерархия ценностей. Стремление иерархизировать ценности, распределить их по вертикали “высшие-невысшие” выступает как нечто противоречивое, так как предполагает сравнение и, следовательно, оценку. Тем не менее, упорядочивание ценностей позволяет упорядочить и гармонизировать внутренний мир личности, определять, что важно и что неважно.

Иерархия ценностей должна исходить из структуры самого человека как особого типа бытия в мире. В человеке можно различать природную основу, далее социальную и, наконец, духовную. Соответственно, различаются такие ценности, как природа, социальные ценности и ценности духовные, или высшие, которые выражают собственно человеческое в человеке.

Различие между ценностями можно основывать также на том, в какой степени данная ценность способна рассматриваться и как предмет оценки, т.е. являться элементом отношения “человек-вещь”, или “субъект-объект”, в противоположность субъект-субъектному ценностному отношению.

Итак, природа как ценность. До сих пор господствующим является оценочное отношение к природе, т.е. ее рассматривают с точки зрения полезности для конкретных человеческих практических целей. Так, нефтяные залежи безусловно важнее и более ценны, чем песок пустыни Сахары, кедровое дерево ценнее осины и т.д. Но экологические проблемы, возникшие в ХХ веке, вдруг показали, что нельзя и невозможно противопоставлять одни природные явления другим, так как они являются частями единого целого. Частью этого целого являются и сами люди.

Оказывается, нельзя относиться, например, к тайге как некоторой вещи, которую можно механически расчленять, прорубать просеки, прокладывая линии электропередач. Потому что тайга живой организм, тончайшее единство флоры и фауны. И к ней уместнее относиться не как к объекту, т.е. предмету оценки, но как живому существу, или субъекту, т.е. как к ценности. То есть человек и тайга должны сосуществовать в рамках субъект-субъектного отношения.

Известный случаи, когда уничтожение миллионов личинок таежного гнуса, который мешал геологам ходить по тайге в поисках полезных ископаемых, привело к заболоченности рек и остановке работы гидростанций.

Далее, труд как ценность, деятельность, в которой мы предстаем и как природные, и как социальные существа. Труд также, прежде всего, и привычным образом оказывается предметом оценки. Есть низко и высоко оплачиваемый труд, физический и умственный, исполнительный и творческий и т.д.; т.е. это тоже сфера, которая разъединяет и противопоставляет людей друг другу.

В основе оценочного отношения к труду лежит ветхозаветная характеристика труда как проклятия, на которое обречен человек в результате грехопадения. Испокон веков поэтому труд рассматривался как неблагодарная деятельность, которую лучше переложить на кого-то другого: рабов, подневольных. То есть труд был вынужденной, отчужденной деятельностью. В то же время внутри этого оценочного отношения возникают островки отношения к труду как к ценности. Труд начинает рассматриваться как деятельность, к которой человек призван Богом. Например, в протестантизме труд рассматривается как призвание, а безделье как нечто неугодное Богу. И народы, у которых происходил такой сдвиг в сознании, прорываются в своем развитии вперед, начинают ощутимо жить иначе, чем другие.

Перемена отношения к труду есть причина тихих, нешумных, но действительных революций в экономическом развитии: это уже произошло в Японии, Сингапуре, Тайване, Южной Корее. Происходит так, что какая-то часть людей начинает трудиться хорошо независимо от того, как трудятся все вокруг, и вот эти люди начинают жить лучше. И постепенно втягивают в этот процесс всех остальных своим примером или в силу экономического принуждения: трудись хорошо, иначе разоришься.

В России старообрядцы становились ощутимой экономической силой, подготавливающей экономической взлет страны. Но революция все оборвала.

Политические ценности. Они имеют исторический характер и меняются от эпохи к эпохе. В ХХ веке это права человека, правовое государство, демократия, мир как безусловная ценность, нерушимость границ, даже несправедливых.

Необходимо различать политические ценности (на них ориентируются конкретные личности) и сферу политики как сферу действия социальных групп партий, государства, классов. Сфера политики всегда есть сфера оценки, т.е. отчуждения. Суть политики: борьба за власть одних социальных групп над другими.

В это же время государство, политика жестокая необходимость. Любое государство лучше, чем анархия. Революция же не ценность, не локомотив истории, не праздник трудящегося, но трагедия и беда, инфарктное состояние общества. Она отбрасывает общество назад экономически, политически, нравственно. Потом задним числом происходит приукрашивание, романтизация того, что было. После любой революции приходится десятилетиями восстанавливать хотя бы тот уровень, который был до революции.

Демократия как сфера политики есть власть большинства, сфера оценочных отношений. Часто приводит к диктатуре: так, Гитлер пришел к власти, победив на демократических выборах.

Но демократия как ценность есть учет мнения меньшинства, диалог личностей, обеспечивающий право каждого на участие в управлении обществом. Слова английского политического деятеля Уинстона Черчилля: демократия всегда плоха и несовершенна, но любой другой строй еще хуже.

Партия, причем любая, как политическая организация есть сфера оценочных отношений. Человек выступает не как личность, но как член партии, солдат партии, исчисляемая единица.

Духовные ценности. Это нация, семья, любовь, личность. Нация есть духовно-родственная связь, внутренняя и добровольная. Я сам отношу себя к определенной нации, за меня это не могут сделать другие. Это связь, которая передается через многие поколения, нравы, обычаи, связь генетическая. Это природно-духовная связь, основа человеческого в человеке. Нет народа вообще, но есть нация как совокупность семей; каждый не вообще человек, или пролетарий, буржуа, интеллигенция, но чей-то отец, сын, мать, сестра, невеста, жена, муж. Выше деления на классы, социальные группы, профессиональные и др.

Личность и нация являются соотносительными понятиями. Их психические структуры тождественны. Если бы немецкие генералы вчитались в “Евгения Онегина”, то не осмелились бы напасть на Россию. Онегин и Татьяна Ларина выразители русской нации: самостоятельность, способность хладнокровно стоять перед пистолетом на дуэли, верность слову (я другому отдана и буду век ему верна), нравственной норме, чести.

Семья как сфера интимных связей. Она несводима к регулированию сексуальных отношений, воспроизводству человеческого рода и хозяйственной единице. Все это может быть, а может и не быть (например, в неполной семье). Но каждый дорог таким, какой есть, каждый для другого неповторим, выступает безусловной ценностью, как вот этот неповторимый мужчина и вот эта неповторимая женщина.

Универсальные духовные ценности. Каждая эпоха имеет свои ведущие духовные ценности. До XVIII века высшей ценностью было Благо и Добро, которые отождествлялись с Богом. В XVIII-XIX веках высшими ценностями становятся счастье всего человечества, справедливое общество, где все счастливы. Отсюда борьба против эксплуатации, постоянные революции как попытки перехода к такому состоянию.

В XX веке высшая ценность свобода личности. По Н. Бердяеву, свобода выше счастья. В XXI веке высшей ценностью становится свобода нации. Поэтому впереди полоса национальных войн и революций, переделка границ.

Существуют в то же время универсальные, так называемые высшие ценности, ценности на все времена. Это нравственные, художественные и религиозные ценности. Всегда будет “не убий”, “не кради”, “не прелюбодействуй”, прекрасное, священное.

Прекрасное в конкретную эпоху прекрасно всегда. Искусство Древней Греции, Древнего Египта, Сикстинская мадонна Рафаэля, импрессионисты всегда будут прекрасны. Универсальные ценности вневременны и внепространственны.

Оценочные отношения в принципе противоречат этим ценностям. Бессмысленно спрашивать, что ценнее: “Джоконда” Леонардо да Винчи или “Красный виноградник” Ван Гога. Невыразимо в деньгах. Поэтому их рыночная стоимость только растет со временем, не становится то выше, то ниже.

Четыре признака высших, или универсальных, ценностей. Первый: бескорыстие полное и абсолютное. Неутилитаризм, бесполезность. Бессмысленно спрашивать: для чего быть добрым, честным, почему “не убий”. Красота ради красоты, добро ради самого добра. Честь ради чести.

Второй признак. Наивысшая целесообразность без конкретной цели. Совершенство вопреки несовершенству всего остального. Даже деталь совершенна и самодостаточна. Рука статуи Венеры Милосской прекрасна даже в виде обломка.

Третий признак. Обязательность и необходимость для всех. Не действует: на вкус и цвет товарища нет. Эта обязательность логически невыводима, но действует в нас независимо от нас. Если Сикстинская мадонна не нравится, значит, не дорос.

Четвертый признак. Предельная правдивость и искренность. Справедливость выражения “как на духу”. Нельзя создать произведение искусства или совершить нравственный поступок, не веря в то, что делаешь. Нельзя имитировать или захотеть что-то, потому что захотел захотеть, наступает распад личности. Поэтому искусство, нравственность и религия являются высшим проявлением человеческого в человеке.

Основная рекомендуемая литература

Ермакова Е.Е. Философия: Учебник для технических вузов. М., Высшая шк., 2000.

Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс: Учебник для вузов. М., Логос, 2001.

Новиков А.И. История русской философии X-XX веков. СПб.: Лань, 1998.

Радугин А.А. Философия: курс лекций. М., Центр, 1998.

Философия: Учебник для высших уч. заведений. Ростов на/Д. Феникс, 1998.

Дополнительная литература

Антология мировой философии. Т.1-4. М.: Мысль, 1969-1972.

Асмус В.Ф. Античная философия. М., 1998.

Выжлецов Г.П. Аксиология культуры. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1996.

Дробницкий О.Г. Мир оживших  предметов. М., 1967.

История философии. М.: Приор, 1989.

История философии. Запад-Россия-Восток. Кн. 1-4. М.: “Греко-латинский кабинет”, 1995-1999.

Мамардашвили М. Как я понимаю философию. М., 1992.

Мир философии. Ч. 1-2. М.: Политиздат, 1991.

О человеческом в человеке. М., 1991.

Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 1-4. СПб.: ТОО ТК “Петрополис”, 1994-1997.

Сумерки богов. М., 1989.

Чанышев А.Н. Курс лекций по древней и средневековой философии. М., 1991.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

2298. Математична обробка даних експерименту. Парна регресія 74.68 KB
  Постановка задачі. Парна регресія. Лінійна парна регресія. Лінеаризація деяких видів двопараметричних зв’язків. Метод найменших квадратів (МНК). Алгоритм МНК. Приклад розв’язування задачі в середовищі системи Mathcad.
2299. Теорія держави та права 139.5 KB
  Закони та підзаконні нормативно-правові акти, систематизації нормативно-правових актів. Предмет конституційного права. Фактична конституція. Адміністративне право України. Місцеве самоврядування в Україні. Політико-структурні елементи.
2300. Повышение долговечности бетона при проектировании и изготовлении конструкций 176.5 KB
  Основные правила проектирования. Ограничение содержания хлоридов в бетоне. Правила производства работ. Составляющие бетона. Приготовление, транспорт и укладка бетона. Дополнительная защита конструкций. Параметры долговечности и их контроль при изготовлении конструкций.
2301. Чисельне вирішення задачі Коші для звичайних диференціальних рівнянь І-го порядку 106.36 KB
  Основні типи рівнянь інженерної практики. Методи вирішення диференціальних рівнянь. Постановка задач для звичайних диференціальних рівнянь (ЗДР). Метод Ейлера. Модифіковані методи Ейлера та Ейлера-Коші. Метод Рунге-Кутта. Приклад вирішення задачі Коші для ЗДР І-го порядку в середовищі системи Mathcad.
2302. Програмування в Mathcad 76.51 KB
  Принцип програмування в Mathcad. Панель програмування. Локальний оператор присвоєння. Умовний оператор if. Організація обчислень з розгалуженнями. Алгоритми і програми циклічної структури. Оператор циклу з параметром. Оператор циклу з передумовою. Задачі обробки одновимірних та двовимірних масивів.
2303. Расчет затрат на технические обслуживание ПЭВМ 50.87 KB
  Материалы изучения и анализа существующей организации труда и передового опыта работников, занятых сервисным обслуживанием и текущим ремонтом ПЭВМ и ОТ и сопровождением программных средств. Положение по обеспечению работоспособности ПЭВМ.
2304. Расчет клиноременной передачи 43.69 KB
  Исходные данные: мощность на ведущем шкиве Р1 = 7 кВт, вращающий момент на ведущем шкиве Т1 = 45,5 Нм, частота вращения ведущего шкива n1 = 1470 мин-1 , передаточное отношение u = 3, характер нагрузки: имеют место умеренные колебания (например, ленточный конвейер).
2305. Теория и история развития художественного образования 213 KB
  Социальная природа художественно-педагогического образования. История развития художеств. образования в древнем мире и средневековье. Советский период художественного образования. Влияние педагогических взглядов П.П. Чистякова на современные тенденции в развитии образовательного искусства в общеобразовательной школе.
2306. Система Mathcad. Основні математичні операції 117.23 KB
  Алгебричні обчислення. Обчислення похідної, первісної, означеного інтегралу. Вирішення нелінійних алгебричних рівнянь. Обчислення систем лінійних алгебричних рівнянь.