68543

П.Б.Струве — выдающийся мыслитель российского либерализма

Научная статья

Логика и философия

Имя Петра Бернгардовича Струве выдающегося мыслителя историка политика социолога экономиста сегодня не нуждается в представлении. В начале пути Струве являлся одним из основателей российского легального марксизма и внес решающий вклад в его идейную победу над народничеством высоко оцененный в частности...

Русский

2014-09-23

52 KB

1 чел.

Бердин А.Т.,

канд. филос.наук, БашГУ, г. Уфа

П.Б.Струве — выдающийся мыслитель российского либерализма

Имя Петра Бернгардовича Струве — выдающегося мыслителя, историка, политика, социолога, экономиста, сегодня не нуждается в представлении. На Западе его творческое наследие всегда являлось объектом самого пристального изучения — достаточно вспомнить таких ученых, как Бэрон, Колановски, Гейр Фликке и др. Так, для Р.Пайпса анализ творчества П.Б.Струве служил главной сферой его научных интересов. Из плеяды современных российских исследователей его жизни и творчества упомянем работы М.А.Колерова, О.Л.Гнатюк, Г.В.Померанца, А.В.Полякова, диссертации Хашковского, Осипова, Головина, Лотарева, Казбан, Бердина. Согласно периодизации, предложенной Р.Пайпсом, основные этапы идейной эволюции П.Б.Струве можно обозначить следующим образом: 1890-е - 1902 гг. — социал-реформизм; 1902 - 1905/17 — либерализм и правый национализм; 1917 - 1944 — либеральный консерватизм.

В начале пути Струве являлся одним из основателей российского «легального марксизма», и внес решающий вклад в его идейную победу над народничеством, высоко оцененный, в частности, В.И.Лениным и Г.В.Плехановым. В марксизме раннего Струве привлекал научной детерминизм, эволюционизм и антинародовольческая направленность. Отход Струве от марксизма был обусловлен философской слабостью и эклектизмом последнего. Помимо анализа экономической несостоятельности народничества, Струве указал некоторые философские основы критики домарксистских российских социалистических учений, которые ему придется неожиданно возобновить в годы эмиграции, в полемике с евразийцами. Его замечания особенно актуальны в связи с современным нам расцветом тенденций как «неонародничества» (А.Г.Дугин), так и евразийства. Малоизвестно, что евразийство, как оригинальное течение русской мысли, привлекало внимание П.Б.Струве с самого момента своего зарождения. Один из основателей евразийства, П.Н.Савицкий, как и будущий идеолог национал-большевизма Н.В.Устрялов, считал себя учеником П.Б.Струве, еще со времен учебы в Петербургском Политехническом Институте. В 1920 году Савицкий предлагал Струве помощь в возобновлении издания «Русской мысли» в эмиграции, в Софии, на базе Русско-Болгарского книгоиздательства, и, соответственно, место главного редактора. П.Б.Струве обозначил и творческие перспективы, и главные опасности, подстерегающие евразийство, как мировоззренческую традицию, в формулировках, актуальных до сих пор.

Но наибольший вклад Струве внес в разработку либерального направления русской мысли, в мировоззрение, определенное как российский либеральный консерватизм. Эти идеи изложены им еще в период редакции им журнала «Русская мысль» и знаменитого сборника «Вехи», организатором и участником которого он являлся. Несмотря на внешнюю противоречивость идейной эволюции П.Б.Струве, исторически доказана органически цельная сущность его философствования. Наиболее точно выразился С.Л.Франк: «Зная его убеждения на протяжении всей нашей жизни, я решительно утверждаю, что никакого переворота в них никогда не произошло. Если уж нужно —…то Струве следовало бы назвать либералом. И вместе с тем он опирался на античную идею меры – на убеждение в гибельности в человеческой жизни всякой крайности и безмерности, и напротив, в необходимости соглашения, уступчивости, компромисса между противоборствующми началами и силами в общественной жизни»1.

«Идея меры» действительно являлась основой его методологии. Так, Струве являлся предшественником Фридмана в доказательстве независимой и определяющей роли рыночных механизмов и частной собственности в социально-экономической жизни. Но это не привело его к догматической абсолютизации (точнее, фетишизации) этих механизмов, в отличие от Е.Т.Гайдара и прочих современных эпигонов Фридмана и фон Хайека. Главенство принципа свободы личности так же не противостоит в его философии консервативным традициям и сильной государственной власти, более того, скорее подразумевает ее. Критика самодержавия не привела его к одобрению Февральской революции, так как он видел ее чреватость дальнейшим неуправляемым социальным взрывом. Струве понимал разноуровневый, иерархический характер свободы и ее актуализации в жизни, и гибельность «революционных» потрясений, во имя отвлеченных либеральных или социалистических лозунгов грозящих ценностям более высокого – национального и цивилизационного порядка. К религиозному обоснованию теории общества Струве пришел через индуктивную  проработку своего миросозерцания в рамках научного позитивизма, рационализма, через глубокую критическую оценку протестантского персонализма, неокантианства, православия, либерализма и марксизма, что позволяет нам понять соотношение российского либерального консерватизма с этими учениями.

Каким образом совмещался «последовательный либерализм» Струве с эволюцией его миросозерцания? Рассматривая либерализм в его общем смысле, поражаешься многообразию оттенков и значений, которые ему придают, нередко не задумываясь о несоответствии истинной сущности этого термина, и определениям, которые вкладывают в него различные идеологи и политики (наиболее профанирующим примером может послужить известная в России аббревиатура ЛДПР). Поэтому  предпочтительна трактовка П.Б.Струве, который понимал либерализм не в виде элемента политической или партийной программы, но в качестве широкой социально-философской системы. По Струве, основной принцип либерализма подкрепляется двумя различными основами: 1) Натуралистически, когда основу свободы личности составляет биологический индивидуализм и идея свободной конкуренции, которая представляет собой двигатель общественного прогресса и выживания сильнейшего (Т.Гоббс). 2) Идеалистически, когда свобода личности подкрепляется ее религиозной самоценностью. Именно это понимание либерализма, всегда было ближе к российскому менталитету, хотя и не отвергало собою первое (В.С.Соловьев, В.Н.Сагатовский, П.Б.Струве) и послужило основой для разработки российского либерального консерватизма, духовно обоснованного в социокультурных традициях страны.

В основе истинного либерализма всегда лежит идея воспитания масс и каждого отдельного индивидуума на базе свободного личного и общественного выбора и ответственности каждого за свой выбор. Этой идее противостоит тенденция революционизма и радикализма, в идеологической основе которой всегда заложено не воспитание, но принуждение по отношению не только к отдельной личности, но к целым классам и даже нациям. «Воспитание» Струве понимает не в народническом смысле «хождения в народ», и вообще не в педагогическом смысле «внешнего влияния» «воспитателя» или среды на личность - в этом как раз лежит основа и неправильность социализма. «Воспитание совершенно чуждо социалистического оптимизма. Оно верит не в устроение, а только в творчество, в положительную работу человека над самим собой, в борьбу его внутри себя во имя творческих задач». «Вне идеи воспитания в политике есть только две возможности: деспотизм или охлократия»2.

В такой интерпретации либерализм несопоставим только с двумя идеологемами: революционным радикализмом и тоталитаризмом. Одним из важнейших истоков радикализма Струве считал «безрелигиозность», «беспочвенность», свойственную, в частности, российской революционной интеллигенции.  («Вехи», «Русская мысль»). Либерализм — намного более широкое понятие, чем «демократия» или «авторитаризм», которые есть не содержание, а лишь формы правления, и ни сколько не противостоит ни одной из них, и не подменяет их собою. Либерализм, в широком смысле, как раз подразумевает не только свою независимость от внешних форм правления, будь то авторитаризм или демократия, но и свободу от формальных, часто, казалось бы, чисто либеральных, по внешним признакам, требований, если они идут в разрез с конкретной политической ситуацией и вредят, тем самым, главному — эволюционному развитию общества и государства.

Исключить либерализм в принципе, может только одно — тоталитаризм, который обычно вырастает на развалинах неудавшихся формальных демократий. В России, исходя из ее исторического опыта, сильная, т.е. единственно возможная для нее, как для суверенного государства, власть, всегда имела авторитарные черты, что совершенно не исключает для этой власти проявления последовательной либеральной политики. Именно в целях эволюционного развития и демократического воспитания масс, в России необходима сильная, возможно, внешне авторитарная власть, не допускающая революционных взрывов и возвращения страны в тупики тоталитаризма или охлократии, власть, опирающаяся на внутренние силы самого российского общества и возможности его менталитета. Поэтому истинный либерализм в России всегда национален. Именно в сплаве идей правильно понятого либерализма, не боящегося обвинений в авторитарных тенденциях, и сильной государственной власти, вдохновленной идеями духовного и национально-культурного созидания, возможен путь к подлинно творческой демократии и выход из бесконечных социально-экономических кризисов для нашей Родины.

Осознание первичности духовного, религиозного обоснования либерализма привело к тому, что необходимым творческим элементом любого крупного, в масштабах человечества, идеологического учения, Струве считал элемент религиозный. В момент наивысшего действия силы синтезированного в учении религиозного элемента это учение переживает свой апогей. С «обмирщением», утратой религиозных элементов, идея утрачивает свои позиции, оставив свой след в истории человечества. Интересно сопоставить эти высказывания с изысканиями Л.Н.Гумилева или Д.Белла. Последней, и казалось бы, последней вообще мыслимой глобальной идеей из этого ряда являлся социализм. После «обмирщения» социализма в идейной сфере человечества наступает глубокий религиозный, т.е. — творческий кризис, из которого трудно найти реальный выход. «До сих пор весь «этос», вся высшая культура человечества была жива тем запасом религиозной энергии, который был создан в эти эпохи. Не иссяк ли этот запас?»3 Эти мысли Струве перекликаются с построениями Ф.Фукуямы на тему «конца истории», тем более, что вызваны они к жизни одним и тем же источником - глубоким кризисом социалистических идей4(и, по нашему мнению, в действительности диагностируют так же кризис идей радикально-либеральных, и кризис всей эпохи «рационалистической», эпохи бездуховного универсализма). А.С.Панарин более категоричен: «в интеллектуальном отношении наша эпоха является паразитарной. Она питается большими духовными открытиями прежних эпох, будучи не в состоянии к самостоятельным открытиям такого же масштаба. …прежние духовные запасы уже иссякают, и если грядущее поколение окажется неспособным оплодотворить культуру новыми большими идеями, его будущее станет проблематичным»5. Ставка на безудержный технический прогресс, разновидностями которого в области «социальных технологий» являлись классический либерализм и социализм, исчерпала себя и поставила мир в социокультурный тупик. Струве более оптимистичен: : «Конечно, делить прогресс на «внутренний» и «внешний» можно только условно. Но выдвижение «внутреннего» прогресса на первый план более нравственно и научно. Не мифические «производительные силы», но человек и именно его религиозная природа имеют решающее значение для прогресса»6. В этих антропоцентричных мотивах - ключ к решению поставленной им самим проблемы творческого и религиозного кризиса мира и «конца истории». «Я думаю, что на смену религиозному кризису идет новое, подлинно религиозное миросозерцание, в котором воскреснут религиозные идеи раннего либерализма (т.е. Реформации) — идеи личного подвига и личной ответственности, осложненные новым мотивом, мотивом свободы лица, понимаемым как «творческая автономия»...Человек, как носитель в космосе личного творческого подвига — вот та центральная идея, которая захватит человечество и вольет в его омертвевшую личную и общественную жизнь новые силы. Такова моя вера»7. Такой творческий оптимизм очень характерен для П.Б.Струве, трезвого политика и проницательного мыслителя, потому что он всегда верил в духовную силу России, способной преодолеть все испытания, и доказать — себе и миру, что выход из мирового и национального кризиса — возможен.

1 Франк С.Л. Биография П.Б.Струве. М., 1971. С.21.

2 Струве П.Б. Интеллигенция и революция // Вехи. С.144-147.

3 Струве П.Б. Facies hippocratica // Русская мысль. 1907. октябрь. С.155.

4 Фукуяма Ф. Конец истории // За рубежом. 1991. № 12. С.7-10.

5 Панарин А. Прагматизм рынка и космизм человека // Российская Федерация. 1998. № 23. С. 48.

6 Струве П.Б. Религия и социализм // Русская мысль. 1909. № 8. С.155.

7 Там же. С.156.

7

file:///web/1/5fan/public_html/www/files/13/5fan_ru_68543_0295bd4707113ab4c3a92910bbbe3c8e.doc


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

50621. Дихотомия 177.5 KB
  Задание Минимизировать унимодальную функцию fx методом дихотомии: Пpостейшим методом минимизации функции одной пеpеменной является дихотомия деление отpезка пополам. Для успешной pеализации этого метода не тpебуется вычислять или оценивать пpоизводную функции. Обозначим через X множество точек минимума функции fx. Для унимодальной функции X=[ α β].
50622. Метод золотого сечения 122.5 KB
  Золотым сечением отрезка называется деление отрезка на две неравные части так что отношение всего отрезка к длине большей части равно отношению длины большей части к длине меньшей части отрезка. Нетрудно проверить что золотое сечение отрезка производится двумя точками x1=3b 2=0.61803b расположенными симметрично относительно середины отрезка. Замечательно здесь то что точка x1 в свою очередь производит золотое сечение отрезка x2.
50623. Метод Фибоначчи 108 KB
  Можно показать что для решения задачи одномерной минимизации оптимальным является метод Фибоначчи основанный на использовании знаменитых чисел Фибоначчи. При достаточно большом количестве итераций окончательный интервал n b n интервал неопределенности в методе золотого сечения лишь на 17 больше чем в методе Фибоначчи однако организация вычислительного процесса значительно проще. Числа Фибоначчи определяются соотношениями F 1=1; F2=2; Fn2=Fn1 F nn=123.
50624. Метод сканирования 103.5 KB
  Сравним значения функции у0=fx0 и у1=fх1=fx0h. у1 у0– произошло уменьшение значения функции. На некотором ком шаге произойдет увеличение значения функции т. у1 у0 – значение функции возросло.
50625. Метод градиентного спуска 54.5 KB
  Минимизировать функцию fxy=x by expcx2 dy2 методом градиентного спуска. Методы построения таких последовательностей называются методами спуска. В этих методах элементы последовательности Xk вычисляются по формуле Xk1=Xkk Pk k=012 где Pk направление спуска; длина шага в этом направлении.
50626. Метод сопряженных градиентов 54 KB
  Применение метода сопряженных градиентов позволяет существенно ускорить сходимость. Метод сопряженных градиентов обладает замечательным свойством: положительно определенная квадратичная форма n переменных минимизируется не более чем за n шагов. Метод успешно применяется для минимизации гладких функций. Опишем алгоритм метода сопряженных градиентов.
50627. Метод касательных 32.5 KB
  Порядок выполнения работы: Построим график функции: Минимизируем исходную функцию стандартными средствами MtLb: Получим: min = 0.
50628. Метод покоординатного спуска 56.5 KB
  Напишем программу минимизации функции методом покоординатного спуска: Минимизируем исходную функцию стандартными средствами MatLab
50629. ИССЛЕДОВАНИЕ РАБОТЫ МЕЖСЕТЕВОГО ЭКРАНА VIPNET OFFICE FIREWALL 78.5 KB
  Изучение функционирования программного обеспечения VIPNET OFFICE FIREWLL приобретение навыков по работе с данным продуктом. Межсетевые экраны firewll это средство которое разграничивает доступ между двумя сетями или в частном случае узлами с различными требованиями по обеспечению безопасности. Программное обеспечение VIPNET OFFICE FIREWLL документация VIPNET OFFICE FIREWLL 4.