68594

СПОСОБЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ИСХОДОВ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Научная статья

Психология и эзотерика

Психология как наука на протяжении своего существования решает одну из важнейших прикладных задач прогнозирование реакций намерений поведения людей прогностика как научно-практическое направление изучает законы и способы прогнозирования в различных отраслях жизнедеятельности человека.

Русский

2014-09-23

36.86 KB

0 чел.

СПОСОБЫ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ИСХОДОВ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Н.В. Волох,

старший преподаватель кафедры психологии управления
Академии управления при Президенте

Республики Беларусь, г. Минск, Беларусь

Автором статьи выявлены житейские способы прогнозирования исходов социального взаимодействия. Обсуждаются механизмы эффективных, неэффективных способов, связанных с прогностической точностью суждений и механизмы неоптимальных способов, имеющих случайную вероятность правильных предсказаний.  

The author of the article reveals the common-sense ways of forecasting the ends of the social interaction. The mechanisms of effective and ineffective ways which correlated with the forecasting nicety of judgement and mechanisms of non-optional ways which have the random probability value of the correct forecasts were discussed.

Психология как наука на протяжении своего существования решает одну из важнейших прикладных задач – прогнозирование реакций, намерений, поведения людей, прогностика как научно-практическое направление изучает законы и способы прогнозирования в различных отраслях жизнедеятельности человека. Не глядя на эти обстоятельства, мы недостаточно представляем себе, как человек на уровне обыденного сознания прогнозирует поведение другого.

Существующие исследования по проблеме раскрывают социально-перцептивные, когнитивно-аффективные механизмы прогнозирования поведения другого человека (Т. Липпс, Д.К. Адамс, Р. Арнгейм, А.А. Бодалев, Н.Н. Kelley и др.); ученые обращаются к исследованию индивидуальных различий в точности  межличностных предсказаний (В. Клейн, Д. Ричарде, Newcomb, Дж. Гилфорд, В.А. Лабунская, Л.А. Регуш, Е.К. Черанева, G.W. Allport); раскрывают важные несовершенства человеческого познания (Д. Канеманн, А. Тверски, Р. Нисбетт, Л. Росс, Т. Эймэбайл); обращают свой исследовательский интерес к анализу представлений простых людей относительно данных, которые используются в процессе предсказания (N. Cantor, W. Mischel, J.F. Kihlstrom, H.R. Markus). К сожалению, многовекторность исследований и разноплановость полученных данных не дает целостного видения процесса прогнозирования, способов, механизмов переработки социальной информации, факторов точности предсказания. Данное обстоятельство обусловило направление нашего исследования.

На основании анализа современного состояния категориального аппарата психологии прогнозирования можно констатировать, что существует терминологическое разнообразие близких по смыслу категорий, недостаточно четко сформулированы критерии классификации понятий, границы понятия «прогнозирования» неявны, порой противоречивы. Нами сформулировано содержание и расширен объем понятия «прогнозирование». Прогнозирование это процесс познания, результатом которого является прогнозное суждение о будущем. Формами познания будущего выступают предсказание, предчувствие, предвидение, предвосхищение. Выделяют научное, эмпирическое, интуитивное, вероятностное, социально-перцептивное предвидение, cоциально-вероятностное прогнозирование. Прогноз осуществляется научным / житейским способами, на сознательном / неосознаваемом уровнях функционирования психики, инструментом познания служат  эмоциональная / познавательная сферы, формой прогнозного знания выступают эмоциональная реакция, «понятие», «образ», «предположение», «дедукция высказываний», объктом прогноза – человек/группа, предмет.

В отличие от мнения о прогнозировании как о функции, компоненте (В.А. Брушлинский (1979), Ломов Б.Ф., Сурков Е.Н (1980), нами придается статус самостоятельности данного явления. Представленный объем понятия решает задачу устранения фрагментарности в определениях, что изначально объективно было обусловлено научными интересами исследователей. Расширены границы объема понятия посредством включения различных форм, видов прогнозирования, критериальных признаков. Так Конюхов Н.И. под прогнозированием понимает конкретное научное исследование перспектив какого-либо явления без указания на характер объекта прогнозирования [1], а Черанева Е.К. (2002), изучая вопросы межличностного восприятия, использует понятие cоциально-перцептивного предвидения, которое не является строго научным.

Ряд определений понятия «прогнозирование» содержат указания на конкретные методы получения знания, которые на первый взгляд противоречат друг другу. Так Фейгенберг И.М. (1986) пишет, что вероятностные гипотезы о предстоящих событиях строятся на основании соотношений прошлой и поступающей информации, а Д. Канеман, А. Тверски (1973), Нисбетт Р., Росс Л. (1980) указывают , что при вынесении суждений о вероятности наступления какого-либо события люди опираются на когнитивные структуры памяти. Проблему несовместимости методов можно разрешить посредством понимания, что они представляют собой частные свойства различных видов, форм прогнозирования. Авторское определение также позволяет решить задачу корректной категоризации, например, в справочной литературе в определения включены не свойства явления, а класс явлений, объединенных некоторым признаком, например, «прогнозирование» определяется  через «предвидение» [1], [2].

На основании анализа теоретических и эмпирических исследовательских данных мы предположили существование эффективных и неэффективных способов переработки социальной информации в процессе прогнозирования исходов социального взаимодействия, где вклад в прогнозную точность суждения вносят интуитивность, рациональность, социальный интеллект. Влияние познавательных способов на прогностическую точность суждений предстояло выяснить

В исследовании приняли участие респонденты в возрасте 19-21 года, студенты Академии управления, будущие менеджеры. Для проверки гипотезы была осуществлена экспериментальная процедура, моделирующая прогностическую деятельность испытуемых, где объектом прогноза выступали люди, принимающие индивидуальные и коллективные решения. Имитационная игра позволила проявиться феномену, зафиксировать результаты предсказания. После проведения игрового моделирования был проведен опрос респондентов в форме интроспективного вербального самоотчета на предмет выявления когнитивных оснований, которые  используют субъекты для прогнозирования, что позволило выявить представления испытуемых о процессе формирования прогнозных суждениях. Текстовая информация была исследована с помощью метода анализа документов, а именно процедуры открытого кодирования по методу обоснованной теории (Страусс А., Корбин Дж.).

В результате обработки эмпирических данных выяснилось, что испытуемые используют следующие когнитивные операции: 1) кодирование интеракции в терминах отношений, намерений людей, 2) кодирование в терминах личностных диспозиций, 3) наблюдение и интерпретация вербального поведения, 4) наблюдение и интерпретация невербального поведения, 5) наблюдение и интерпретация поведения, 6) экстраполяция поведения объекта прогноза в прошлом на будущее, 7) аналогия с собственным поведением в ситуации, 8) оценка априорных вероятностей исходов событий, 9) интуитивное предсказание, предчувствие, предугадывание. Обобщение операций позволило описать способы прогнозирования исходов социального взаимодействия, такие как категоризация, экстраполяция, эвристическое моделирование, наблюдение, «житейская теория вероятности», неосознаваемый способ [3].

Одновременно осуществлялось диагностическое обследование испытуемых с целью измерения личностных диспозиций: уровня интуитивности, рациональности, социального интеллекта. Для измерения были использованы опросники «Личностные факторы принятия решений» (ЛФР) Т.В. Корниловой [4], «Методика оценки уровня интуитивности» Е.А. Науменко [5], тест Дж. Гилфорда и М. Салливена «Диагностика социального интеллекта» [6].

С целью выявления эффективных / неэффективных способов прогнозирования и описания их механизмов, нами был произведен математико-статистический анализ измеренных ранее переменных, а именно взаимосвязи представлений испытуемых о когнитивных основаниях для формирования прогнозных суждений, личностных диспозиций и уровней прогностической точности. Для обнаружения группировок тесно связанных переменных был использован факторный анализ.

Из восьми полученных факторов наше внимание в первую очередь было обращено на первый и пятый, где в наборе коррелирующих переменных присутствовал показатель прогностической точности суждений. Мы считаем, что данные взаимосвязи можно представить как когнитивные способы прогнозирования исходов социального взаимодействия и описать механизмы эффективных способов, обеспечивающих точность прогноза.  

Категоризация как эффективный способ. Фактор представлен следующими переменными: прогностическая точность суждений (r = 0,31) и представления, сгруппированные в категории «кодирование в терминах личностных диспозиций (эго-направленности)» (r = 0,52), «кодирование в терминах личностных диспозиций (социальный интерес)» (r = 0,30), «кодирование интеракции в терминах отношений, намерений людей» (r = 0,61), «интуитивное предсказание, предугадывание, предчувствие»  (r = - 0,61). В комбинации этого познавательного подхода, очевидно, доминирует категоризация. Характерной особенностью этого способа является быстрая переработка ограниченного набора объективных данных и приписывания значения происходящему преимущественно на основе категориальных суждений, хранящихся в памяти.

Не глядя на эвристический характер категоризации, по мнению Дж. Брунера, правильность предсказаний обеспечивается использованием адекватной системы категорий, построенной для кодирования событий,  отражающей существенные черты окружающей действительности, вероятности появления данных объектов в определенных ситуациях, а точность восприятия связана с умением выделять избыточные и надежные признаки объекта сопоставлять их с эталонной системой категорий [7]. Экспериментально выявлено, что в ситуации прогнозирования исходов социального взаимодействия прогностическая точность обусловлена сложным категориальным конструктом «люди-в-ситуациях», который используется в процессе формирования прогнозного суждения. Установленный факт согласованного использования испытуемыми прототипических личностных категорий («совестливость», «благоразумие», «готовность договариваться», «алчность», «жадность» и т.д.) с категориями, включающими в себя представления об отношениях, поведении, интеракциях, мотивации, намерениях участников взаимодействия («конфликт», «нежелание работать коллективно», «гнались за прибылью, не было договоренности и слаженности») позволяет нам описать специфику категориальной структуры обыденного сознания в сфере межличностного познания, в которой соединены социальные категории «люди» и «ситуации».  Подобные выводы согласуются с данными исследований Cantor, N., Mishel, W., Schwartz, J. [8]. Этот механизм категоризации объясняет случаи успешности использования эвристик в процессе прогнозирования.

Отрицательная связь операции «интуитивное предсказание, предугадывание, предчувствие» с другими переменными, позволяет нам сделать вывод, что испытуемые с низким уровнем прогностической точности полагаются на неосознаваемые способы прогноза.

Второй эффективный способ получил название «интуитивное понимание», а фактор представлен такими коррелирующими переменными как прогностическая точность суждений (r = 0,67), интуитивность (r = 0,40),  «кодирование в терминах  личностных  диспозиций  (социальный  интерес)»  (r =       - 0,32). Данный способ обработки социальной информации, вероятно, имеет больший прогностический потенциал, чем категоризация в новых, нестандартных ситуациях, так как меньше зависит от прошлого опыта, а больше от личностного потенциала субъекта прогноза.

Свойства интуиции являются ресурсом для формирования правильных предсказаний. Повышенная сенсорная чувствительность, внимательность к деталям информации (Atkinson T., Claxton G., 2000; Науменко Е.А., 2003), распознавание скрытых паттернов, содержащихся в наличной информации (Simon, 1989; Dreyfus, Dreyfus, 1986; Benner, Tanner, 1987; Hammond, 2000; Степаносова, 2003) обеспечивают возможность расширить диапазон восприятия данных, бессознательный синтез и переработку большого объема информации;  эмпатичность (Бодалев А.А., Науменко Е.А., Bastick T., Весткотт М.Р.), повышенная эмоциональная чувствительность, (Atkinson T., Claxton G., Науменко Е.А.) как индикаторы интуитивности, позволяют постигать внутренний мир другого посредством отождествления с другим, воссоздания его переживаний, намерений.

Обнаружена незначимая связь прогностической точности со способностью понимать межличностные отношения в динамике и отсутствие корреляции с другими  способностями социального интеллекта (чувствительность к невербальной экспрессии и правильность оценивания состояний, чувств, намерений людей по их невербальным проявлениям; умение  предвидеть последствия поведения, предвосхищать дальнейшие поступки людей на основе анализа ситуаций семейного, делового, дружеского общения; способность быстро и правильно понимать речевую экспрессию в контексте определенной ситуации, определенных взаимоотношений). Данный факт можно объяснить особенностями заданной экспериментальной ситуации и спецификой используемого психодиагностического инструментария. С помощью теста Дж. Гилфорда, М. Салливена измеряются относительно простые способности к познанию поведения людей. Во-первых, успешное использование схем нормо-ролевого поведения при выполнении теста с целью прогнозирования типичных ситуаций социального взаимодействия не гарантирует достоверность прогноза в условиях нашей исследовательской ситуации, характеризующейся высокой степенью неопределенности. Во-вторых, в реальных ситуациях социального взаимодействия существует ряд факторов снижающих точность интерпретации невербальных сигналов: 1) люди часто выражают смесь эмоций (Ekman & Friesen); 2) они пытаются их сдерживать, не проявлять истинных переживаний; 3) существуют культурные нормы в выражении эмоций (Matsumoto & Ekman,; 4) контекстность (И. Гоффман) толкования эмоций, 5) существуют малозаметные реакции изменения цвета кожи, дыхания, губ, моментальные изменения мускулов. Все эти коды невербального поведения просто невозможно отразить в рисуночном тестовом материале для оценки способностей испытуемого. В-третьих, люди очень часто говорят не то, что думают, скрывают намерения за внешними проявлениями (П. Экман), вербальная продукция может содержать имплицитные смыслы, которые возможно не уловить (С.А. Шаповал).

Под неоптимальным будем понимать  способ, где вероятность правильного предсказания случайна, а переменные факторов не коррелируют с прогностической точностью. Изучены следующие неоптимальные способы: «житейская теория вероятности», экстраполяция, эвристика моделирования.

«Житейская теория вероятности» представляет собой восприятие и анализ объективных ситуационных  данных (количество  различных цветов, состояние матрицы) с последующим установлением закономерностей и выведением   суждений относительно вероятности событий. Отсутствие связи прогностической точности  с предсказанием на основе «житейской теории вероятности» можно объяснить, во-первых, особенностью познавательной деятельности человека, которая равновероятно будет выдавать и верные, и неверные прогнозы на основании эвристической тенденции относиться к событиям как к зависимым друг от друга во времени, воспринимать случайные последовательности событий как связанные между собой сопряженными вероятностями (Estes W. K., Goodnow I.J., Jarvik M.E.,  Вruneг J. S.). Во-вторых, на процесс формирования вероятностных представлений о том или ином событии искажающее влияние оказывает отношение испытуемого к этому событию как к желательному или, напротив, внушающему опасение (Mагks В.W., Iгwin F.W.). В нашем случае желательность может быть связана с потребностью подтвердить сложившиеся в прошлом представления и отношения к группе людей, дабы избежать когнитивного диссонанса.

Процесс умозаключения о вероятных реакциях объекта прогнозирования на основе переноса типичного, закономерного поведения человека, группы в прошлом, настоящем на будущее есть способ экстраполяции. Правило, по которому достаточно просто и экономично строится предположение о вероятной реакции объекта прогноза, имеет очевидный эвристический характер. Источником ошибочных суждений и неточных предсказаний для экстраполяции является иллюзия кросс-ситуативной согласованности поведения других в представлениях обычных людей [9], [10], не восприимчивость субъектов прогноза к сходству или различию контекстов и вытекающей из этого фундаментальной непредсказуемости поведения индивида в новой ситуации [10].

Эвристика моделирования представляет собой умозаключение о намерениях других на основании аналогичного собственного поведения в подобной ситуации, «Я-схема» является источником познания. В данном случае точность предвидения зависит от наличия объективного сходства объекта и субъекта предвидения и способности понимать эту степень сходства / различия между собой и другим (Е. К. Черанева, D.L. Wegner).

Итак, нами сформулировано содержание и расширен объем понятия «прогнозирование», выявлено многообразие способов прогнозирования, установлены эффективные, неэффективные и неоптимальные, сформулированы предположения об их обусловленности различными факторами. Эффективность  категоризации как эвристического способа прогнозирования исходов социального взаимодействия обусловлена обращением субъектов предсказания к сложным когнитивным конструктам «люди-в-ситуациях», содержащих как диспозиционные, так и ситуационные прототипические данные об объектах прогноза. Такие индикаторы интуитивности как повышенная сенсорная чувствительность, внимательность к деталям информации, распознавание скрытых паттернов, содержащихся в наличной информации обеспечивают возможность регистирировать стимулы окружающей действительности, которые не достигают порога осознания, быстро осуществлять синтез и переработку большого объема информации; эмпатичность, повышенная эмоциональная чувствительность позволяют посредством отождествления, сопереживания постигать внутренний мир другого, прочувствовать намерения объектов прогноза. Неосознаваемый способ прогноза в форме необоснованного предугадывания, предчувствия является неэффективным. Неоптимальные способы прогнозирования индуцируют случайную вероятность достоверных суждений в силу искажающего влияния эвристик, познавательной мотивации субъекта предсказания. Они представлены «житейской теорией вероятности», экстраполяцией и эвристикой моделирования.

Полученные новые данные о процессе прогнозирования, знания об эффективных (обеспечивающих прогностическую точность) и неоптимальных способах переработки социальной информации расширят представления о познании социального мира обыденным человеком. Новые знания внесут вклад в повышение точности предсказаний людей, занимающихся прогнозированием по роду своей деятельности (психологов, педагогов, специалистов по управлению персоналом, руководителей и т.д.).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Конюхов, Н.И. Словарь-справочник по психологии. – М.: Полиграфресурсы, 1996. – С.109.

2. Платонов, К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. Учеб пособие для уч. заведений профтехобразования / К.К.  Платонов. – М.: Высш.школа, 1984. – С.103.

3. Волох, Н.В. Информационно-процессуальная модель прогнозирования / Н.В. Волох // Научные труды Республиканского института высшей школы. Исторические и психолого-педагогические науки: сб. науч. ст.: в 2 ч. Вып. 9 (14) / РИВШ ; под ред. В.Ф. Беркова. – Минск, 2010. – Ч. 2 .  – С. 123 – 130.

4. Корнилова, Т.В. Диагностика личностных факторов принятия решений / Т.В. Корнилова // Вопр. психол. – 1994. – №6. – С. 99 – 109.

5. Науменко, Е.А. Интуитивность как психологическое свойство личности: дис. …д-ра психол. наук: 19.00.01 / Е.А. Науменко. – Санкт-Петербург, 2001. – 381 с.

6. Михайлова, (Алешина) Е. С. Тест Дж. Гилфорда и М. Салливена. Диагностика социального интеллекта: Методическое руководство / Е. С. Михайлова (Алешина).  – 2-е изд. –Санкт-Петербург: ГП «ИМАТОН», 2002.      – 56 с.

7. Брунер, Дж. Психология познания. За пределами непосредственной информации / Дж. Брунер.  Москва: Прогресс, 1977. 413 с.

8. Cantor, N. Social Knowledge: Structure, Content. Use and Abuse / N. Cantor, W. Mishel, J.  Schwartz // Cognitive Social Psychology / N. Cantor, W. Mishel, J.  Schwartz. Ed. by A. Hastrorf. A. Isen. – Holland. 1982. –  P. 33 – 72.

9. Регуш. Л. А. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего / Л. А.  Регуш. – СПб.: Речь, 2003. – 352 с.

10. Росс, Л., Нисбетт, Р. Человек и ситуация / Л. Росс, Р. Нисбетт, – М.: Аспект Пресс, 1999. – 429 с.

Материал поступил в редколлегию 22.02.13.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

30627. Тема противостояния героя и толпы в ранней поэзии В.В. Маяковского 13.38 KB
  Люди исчезли и потому герой готов целовать умную морду трамвая чтобы забыть окружающих:Ненужных как насморки трезвых как нарзан.Лирический герой Маяковского одинок в этом мире. За своим амплуа хулигана герой скрывает тонкую ищущую любви душу защищая ее от тех кто грубее жестче сильнее. Это стихотворение – вдохновенная мечта о красоте мира:ПослушайтеВедь если звезды зажигают – значит это комунибудь нужноГерой тоскует видя беззвездное небо.
30628. Смысл названия драмы «Гроза» 18.37 KB
  С одной стороны гроза непосредственный участник действия пьесы с другой стороны символ идеи этого произведения. Гроза играет важную роль в композиции драмы. Почти сразу после этого надвигается гроза: “.
30629. Стихотворение Г.Р. Державина «Река времен в своем стремленье…». Восприятие, истолкование, оценка. Выразительное чтение наизусть 17.09 KB
  А если что и остаётся Чрез звуки лиры и трубы То вечности жерлом пожрётся И общей не уйдёт судьбы. Автор размышляет о вечности о том что абсолютно все человеческие дела и стремленья рано или поздно будут забыты. Экспрессия стихотворения создается концентрацией метафор река времён пропасть забвенья жерло вечности и фонетической организацией повтор [р] определяет напряженную тональность восьмистишия; последовательность ударных гласных в третьей и предпоследней строках о о э э о о. В стихотворении 2 образа: образы времени и вечности.
30630. «Диалектика души» героев романа Л.Н. Толстого «Война и мир» (на примере одного из персонажей по выбору экзаменуемого) 13.54 KB
  Толстой известен не только как гениальный писатель но и как удивительно глубокий и тонкий психолог. Лев Толстой делает акцент на искренности детской доверчивости доброте и чистоте помыслов своего героя. Толстой замечает: повиновение даже не представлялось ему добродетелью а счастьем. Толстой подчеркивает оптический самообман героя отчужденного от повседневной жизни: в обыденном он не способен рассмотреть великое и бесконечное видит только одно ограниченное мелкое житейское бессмысленное.
30631. Диалог времен и культур в стихотворении О.Э. Мандельштама «За гремучую доблесть грядущих веков…» 14.23 KB
  В своем творчестве поэт опирается на богатые традиции мировой культуры включая в свои произведения идеи и образы художников разных эпох и разных народов события многовековой давности и нетленного искусства. Поэт пишет в первом четверостишии:За гремучую доблесть грядущих вековЗа высокое племя людейЯ лишился и чаши на пире отцовИ веселья и чести своей. Жестокость этого выбора поэт выражает в эпитете векволкодав:Мне на плечи кидается векволкодавНо не волк я по крови своей. Поэтому лирический герой решает уйти от этого общества.
30632. Духовный облик любимых героев Л.Н. Толстого в романе «Война и мир» 14.35 KB
  В романе Война и мир Толстой очень четко разделяет героев на любимых нелюбимых и тех к кому он достаточно равнодушен.Толстой использует весь арсенал художественных средств и приемов позволяющих воссоздать сложную картину внутреннего мира героев диалектику души. Изображая главных героев писатель создает как бы ряд моментальных рентгеновских снимков их души.
30633. Евангельские мотивы в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» 15.42 KB
  Евангельские истории художественно преображены Булгаковым в главах представляющих собою роман в романе – произведение мастера о Понтии Пилате и Иешуа ГаНоцри. Многие из них – измененные имена Нового и Ветхого Завета: Иешуа Понтий Пилат Иуда Марк Аврелий Кот Бегемот имеет параллель своего имени в Библии Азазелло – падший ангел в Ветхом завете.Свобода и несвобода в философском аспекте поставлена в спорах Иешуа и ГаНоцри с могущественным римским прокуратором Понтием Пилатом в душе которого происходит борьба человеческого и...
30634. Какова роль евангельского сюжета о воскрешении Лазаря в понимании идеи романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» 12.72 KB
  В центре Преступления и наказания помещен эпизод чтения XI главы Евангелия от Иоанна о воскрешении Лазаря.Образ воскресения Раскольникова действительно связан с евангельским повествованием о воскрешении Лазаря Христом которое читает Раскольникову Соня. Сама же Соня при чтении мысленно сравнивает его с иудеями присутствовавшими при совершении неслыханного чуда воскрешения уже смердящего Лазаря и уверовавшими во Христа.
30635. Женские образы и судьбы в русской классической литературе 16.26 KB
  Только в русской литературе обращается так много внимания на изображение внутреннего мира и сложных переживаний женской души. Ее любовь к русскому народу к патриархальной старине к русской природе проходит через все произведение. Все эти черты воспитала в ней связь с русским народом и русской природой создавшими поистине русскую женщину человека большой душевной красоты.