6953

Синтез богословия, философии и науки в трудах св. Августина и Фомы Аквинского

Научная статья

Логика и философия

Синтез богословия, философии и науки в трудах св. Августина и Фомы Аквинского Для древних народов, как известно, было характерно единство двух путей познания окружающего мира - пути сердца и пути разума, которое исключало  расчлененность богосл...

Русский

2013-01-11

40.5 KB

1 чел.

Синтез богословия, философии и науки в трудах св. Августина и Фомы Аквинского

Для древних народов, как известно, было характерно единство двух путей познания окружающего мира – пути сердца и пути разума, которое исключало  расчлененность богословского, философского и научного знания и которое крупнейший русский философ В.С.Соловьев обозначил термином «теософия». «Не подлежит никакому сомнению, – писал он, – что первый, древнейший период человеческой истории представляет как свой господствующий характер слитность, или необособленность, всех сфер и степеней общечеловеческой жизни. Не подлежит никакому сомнению, что первоначально не было ясного различия между духовным, политическим и экономическим обществом… Так же слиты были теология, философия и наука, мистика, изящное и техническое художество… Степень абсолютная, степень формальная и материальная, затем сферы творчества, знания и практической деятельности собраны здесь в одном фокусе. В области знания в эту эпоху, собственно говоря, нет совсем различия между теологией, философией и наукой – вся эта область представляет одно слитное целое, которое может быть названо теософией»[1]. Такое понимание, включающее в себя теологию, философию и науку, существенно отличается от принятых ныне трактовок теософии: 1) в широком смысле – всякое мистическое учение, претендующее на раскрытие божественных тайн; 2) мистическая доктрина Е.П.Блаватской и ее последователей, соединяющая мистику буддизма  и других восточных учений с элементами христианства и оккультизма[2].

Впервые расчленение богословия, философии и науки намечается в древнегреческом знании. Именно в нем зарождается наука, именно к нему восходят корни научной философии и именно в нем возникает термин богословие.

Эпоха Средневековья внесла новации в понимание богословия, философии и науки, в их соотношение. С одной стороны, богословие стало трактоваться как учение о живом Боге, Творце, Личности, под влиянием христианства произошла сакрализация философии и на этой основе сформировалась христианская философия, а с другой – совершилась сакрализация и науки, которая была преобразована в христианскую науку (иная, «языческая» наука тогда не признавалась).  В эту эпоху господствовали сначала нерасчлененность веры и разума («верующий разум») Аврелия Августина, а затем теория гармонии веры и разума Фомы Аквинского. Причем Фома не ограничился богословием и философией, он обратился и к «забытой» к тому времени древнегреческой («языческой») науке, сформулировав классическое положение о том, что религия и наука обладают разными способами достижения истины, но истина может быть только одна и исходит от Бога.

Философия Фомы Аквинского неоднозначно воспринимается в христианском мире: католики называют его философию «вечной», а православные считают, что его философия открыла «новый путь для чисто философского творчества, которое не просто стало обходиться в дальнейшем без религиозного обоснования (“верхнего этажа”), но постепенно вышло на путь полной автономии, возводимой отныне в принцип»[3]. На самом деле, Фома лишь находится у границы, за которой начинается «чисто философское творчество», самостоятельный путь «чистого разума». Не Фома Аквинский совершил «разрыв христианства и культуры», а Аверроэс (Ибн Рушд), Сигер Брабантский, Дунс Скот, Оккам и др., учившие, в частности, о «двойственной истине»,  согласно которой философия и теология  независимы  друг от друга,  а вера чужда разуму. Фома Аквинский, предостерегая об опасности отрыва разума от веры, лишь показал, что вера[4] и внерелигиозное познание могут существовать независимо друг от друга.

            Наилучшие предпосылки для синтеза богословия, философии и науки создают, по моему мнению, гносеологические концепции Августина и Фомы Аквинского, а также концепции последователей этих средневековых философов (Бонавентуры, М.Блонделя,

 

Ж.Маритена, Э.Жильсона и др.), в которых важнейшей  проблемой познания, в том числе социального, выступает соотношение веры и разума. Так, Августин исходит из того, что  без веры и благодати человек не может обрести самого себя и даже не может правильно пользоваться собственным разумом. Только  вера и благодать открывают человеку  возможность  истинного самопознания и направляют энергию разума на познание Бога. Иначе говоря, разум самостоятельно бессилен искать истину.

Августин противопоставляет веру как доверие «постигающему» мышлению, т.е.  пониманию. По его мнению, вера – это мышление с согласием, с одобрением, как слепое принятие и видение одновременно, так как  не всякое мышление есть верование,  но всякое верование есть мышление.  Вера предшествует пониманию: в качестве примера  Августин,  как педагог, приводит начало обучения учеников в школе, когда они, как малолетние дети, принимают на веру слова учителя подобно тому, как принимают слова своих родителей,  и лишь потом, развив в себе разумную способность,  доходят до всего того,  чему он их научил. Однако вера не является начальным условием познания, так как во времени ей предшествует  авторитет, а по отношению к существу дела – разум. «Верю, чтобы понимать», и «понимать, чтобы верить» – звучит знаменитая формула Августина, ставшая лейтмотивом  его творчества.

Философ убежден, что для  одних  полезнее вера,  для других – разум, для третьих – и то, и другое. Вера сама по себе не есть самоценность, а носит служебный, вспомогательный характер. Разум также не является самоценностью, поскольку имеет естественную  и историческую  ограниченность. Понятие «вера» шире понятия «разум»: «Что я разумею, тому и верю, но не все, чему я верю, то и разумею. Все,  что я разумею,  то я и знаю,  но не все то знаю,  чему верю. Я знаю, как полезно верить многому и такому, чего не знаю… Поэтому, хотя многих предметов я и не могу знать, однако знаю о пользе в них уверовать»[5]. Более того, без веры не могло бы существовать и само человеческое общество.

Объекты  веры  Августин  классифицирует  следующим  образом: а) предметы, которые доступны только вере и недоступны пониманию (исторические факты и события, которые вследствие своей необратимости не могут быть постигнуты);  б) предметы,  в отношении которых вера  тождественна пониманию (аксиомы логики  и  математики,  которые непосредственно «видимы» в самом разуме); в) предметы, к пониманию которых можно  придти  только через веру (догматы религии, открывающиеся тем, кто им верит и ими руководствуется).

Вера не противоразумна, а сверхразумна. Если вероучительные положения представляются неистинными, то в этом повинен разум. Вера полностью совпадает с божественным разумом, и потому истина станет ясной человеческому разуму  только после  смерти, в «загробном» мире. Вера и разум настолько тесно взаимосвязаны у Августина, что мы можем говорить о «верующем разуме»:  нет рационального познания без веры и, наоборот, нет веры  без рационального познания. Вот почему философ твердо стоит за веру, ищущую понимание.

Хотя Августин отождествляет рациональный «умственный свет» неоплатоников  и мистический евангельский  «свет»,  просвещающий всякого человека, приходящего в мир,  предпочтение он все же отдает рациональному познанию. Именно в разуме находится ключ к его онтологии, социальной философии, этике и эстетике.

В отличие от Августина, Фома Аквинский исходит из следующей посылки: «истины откровения  выше истин разума». Фома  отвергает августиновско-неоплатоническое мистическое положение о непосредственном  «озарении»  человека  божественным «светом», делавшее беспредметной постановку вопроса о гармонии веры и разума. Те  истины,  которые, хотя и даны откровением, но могут быть вместе  с тем обоснованы разумом,  как,  например, бытие Бога, по его утверждению, не являются  истинами веры  в строгом смысле  этого слова.

Фома обосновывает гармонию между верой и разумом, но не в смысле их равенства (ибо первенство отдается вере), а в том смысле,  что и у веры,  и у разума есть своя определенная область применения, за пределы которой они не должны выходить. Вера не только открывает перед разумом  новые  горизонты, но и укрепляет познающий разум сверхъестественным светом. Разум же должен сверять  свой ход с верой подобно тому, как часы сверяют с «эталоном времени».

Подчиненность разума вере  означает также  подчиненность философии теологии. По мнению Аквината, теология более достоверна, чем все остальные науки. Ведь она получает свои начала не от философии и не от других наук, а непосредственно от Бога через откровение, из чего следует, что она  не зависит от прочих наук, как от высших, но использует их, как низшие, подобно тому как госпожа прибегает к услугам служанок. Но это нисколько не унижает философию, а напротив – обеспечивает обогащение и расширение  круга ее задач в царстве истины. Сотрудничество философии и теологии может быть только плодотворным.  Однако  как только возникает  вопрос о возможности появления таких научных выводов, которые противоречат вере,  сотрудничество  сразу же  прекращается, ибо то, что в других науках будет противоречить  Священному Писанию, должно быть отвергнуто.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

45592. Информационно-коммуникативное общество: сущность, подходы, основные характеристики 33 KB
  Происходящая в современном мире глобальная трансформацияиндустриального общества в информационнокоммуникативное обществосопровождается не только проникновением коммуникации во все сферыжизнедеятельности общества возникновением и развитием качественно нового типакоммуникативных структур и процессов но и глубоким переосмыслениемкоммуникативной природы социальной реальности. Сегодня представления Никласа Лумана о коммуникации как о сущностнойхарактеристике самого общества его утверждения о том что человеческиеотношения да и сама...
45593. Норма современного русского литературного языка. Словари современного русского языка 52.5 KB
  Словари современного русского языка. Литературный язык форма общенародного языка понимаемая говорящими как образцовая. Возникает как необходимость существования единого общеупотребительного общераспространенного языка на территории единого государства.
45594. Научный стиль 39.5 KB
  Образные средства используются не для создания образности выразительности образа а для разъяснения авторской идеи. часто используются в значении мн. Часто используются субъективированные прилагательные переход из одной ч. Используются как средство конкретизации понятий: цепная реакция равномерное движение.
45595. Лексико-грамматические особенности деловой речи 44 KB
  Официально деловой стиль это разновидность литературного языка который функционирует в сфере административно правовой общественной деятельности. Активно используются эти модели и с отрицательной частицей НЕ Преобладание имен над глаголами Существительные обозначающие должности и употребляющиеся в официально деловом стиле в мужском роде: декан почтальон продавец Использование существительных в ед. для обозначения множества: журналист обязан Использование существительных обозначающих лицо по признаку обусловленному...
45596. Публицистический стиль 41.5 KB
  Использованием местоимения мы вместо я. Для публицистического стиля характерно использование следующих языковых средств: Лексические языковые средства: широкое употребление общественно-политической экономической общекультурной лексики; использование торжественной лексики мерило воззрение источать несравненно часто в сочетании с разговорной; использование образных средств: эпитетов сравнений метафор фразеологизмов и крылатых выражений; акцентирование авторского я личной оценки ситуации; частая языковая игра...
45597. Стилистика аудиовизуальных СМИ 59 KB
  Чтобы понять что такое телевизионная речь и в чем ее специфика необходимо прежде всего выяснить кому эта речь предназначена кто ее адресат и чего он ждет от телевизионных текстов. Телевизионная речь как и речь радио адресована массовой аудитории. Телеречь таким образом адресована всем.ТЕЛЕВИЗИОННАЯ РЕЧЬТелевизионная речь это литературная устная речь тут вряд ли могут быть какието разночтения.
45598. Речевые особенности информационных жанров 67.5 KB
  Основная роль принадлежит авторской причем непрямой речи К информационным жанрам относятся: Хроникальная информация заметка корреспонденция отчет интервью путевые заметки блицопрос вопросответ репортаж некролог Хроникальная информация Наиболее простой вид информации. власти настроения силы позиции частое употребление предлога по работы по расширению Синтаксис: относительно сложный строй предложения изза тяги к деловому языку множество оборотов прозрачность и ясность синтаксического строя...
45599. Речевые особенности аналитических жанров 54 KB
  Действительность в ее сущностных проявлениях Формирование универсальных представлений практически приложимых в условиях практического разрешения любой проблемной ситуации Методы теоретического и эмпирического анализа Редакционная статья Решения Формирование читательских представлений о редакционной политике Научные методы анализ синтез индукция дедукция аналогия сравнение и т. Комментарий Позиции Прямое объяснение событий поступка документа с определенной идейнополитической позиции Научные методы анализ синтез индукция...
45600. Речевые приемы выражения комического в СМИ 51.5 KB
  Ирония это высмеивание основанное на сомнении в ее истинности илипредполагающая неистинность употребление слов в отрицательном смысле прямопротивоположном буквальному. Записано со слов Фещенко. Надеюсь этого хватит на экзамене Модульный формат слово изображение в наружной транзитной печатной рекламе рекламной полиграфии. Фельетон основывается на нарочитом разрушении всех языковых норм: семантических стилистических грамматических словообразовательных и фразеологических.