69799

Предварительное слушание как правовой институт в рамках стадии назначения судебного заседания

Диссертация

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Институт предварительного слушания в Российском уголовном судопроизводстве в рамках стадии назначения судебного заседания является новым институтом впервые введенным в российское уголовное судопроизводство с принятием Закона о суде присяжных в 1993 году а затем для всех категорий...

Русский

2014-10-10

316.35 KB

18 чел.

ОГЛАВЛЕНИЕ Введение...4-10

Глава 1. Предварительное слушание как важнейшая часть стадии

назначения судебного заседания...11 - 64

1.1. Признаки стадии назначения судебного заседания 11-21

1.2. Предварительное слушание как правовой институт в рамках стадии назначения судебного заседания...22 - 33

1.3. Подготовка уголовного дела к слушанию в судебном

заседании в истории российского уголовного процесса 34 - 64

Глава 2. Основания и порядок проведения предварительного

слушания...65 - 92

2.1. Основания проведения предварительного слушания... 65- 71

2.2. Порядок проведения предварительного слушания...72-92

Глава 3. Вопросы, разрешаемые на предварительном слушании ...93-153

3.1. Об исключении доказательств...93 -128

3.2. О возвращении уголовного дела прокурору...128 - 141

3.3. Иные вопросы, подлежащие разрешению на предварительном слушании...142 - 153

Заключение 154-162

Список использованной литературы 163 - 182

Введение

Введение

Актуальность темы исследования. Институт предварительного слушания в Российском уголовном судопроизводстве в рамках стадии назначения судебного заседания является новым институтом, впервые введенным в российское уголовное судопроизводство с принятием Закона о суде присяжных в 1993 году, а затем для всех категорий дел - с принятием УПК РФ 2001 года. Предварительное слушание, как и сама стадия назначения судебного заседания, представляют собой новую концепцию подготовки уголовного дела к рассмотрению его в судебном заседании по существу, воплотившую в себе в концентрированном виде демократические преобразования в нашей стране, происшедшие за последние 15 лет, и заменившую ранее применявшуюся, не совсем удачную концепцию предания суду. Однако новая концепция подготовки уголовного дела к слушанию в судебном заседании не свободна и от недостатков, что естественно во всяком новом деле.

Законное и правильное решение вопросов, связанных с -подготовкой уголовного дела к рассмотрению в судебном разбирательстве, в том числе и на предварительном слушании имеет огромное значение для эффективного проведения судебного разбирательства и в дальнейшем для вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора. Ненадлежащее проведение предварительного слушания может отрицательно сказаться на дальнейшей судьбе уголовного дела.

Обобщение уже имеющейся практики проведения предварительного слушания и последующий анализ данных обобщения позволит выявить как сильные, так и слабые стороны новой концепции подготовительных действий судьи к рассмотрению уголовного дела в, судебном заседании, что позволит войти с предложениями по совершенствованию законодательства.

Этим объясняется выбор темы диссертационного исследования и его актуальность.

4

Настоящее диссертационное исследование представляет собой первое комплексное исследование проблем, сопряженных с предварительным слушанием в российском уголовном судопроизводстве.

Степень изученности темы исследования. Предварительное слушание и круг вопросов, подлежащих разрешению во время его проведения, как правовой институт в российском уголовном судопроизводстве введен сравнительно недавно.

Ранее же действовавшие концепции подготовки уголовного дела к рассмотрению в судебном разбирательстве (предание обвиняемых суду) довольно широко исследованы в российской науке уголовно-процессуального права. Исследованием этих проблем специально занимались такие ученые как: И.М. Гальперин; В.З-Лукашевич; Т.А. Михайлова; С.Г. Новиков; И.Д. Перлов, Р.Д. Рахунов; В.М. Савицкий; М.С. Строгович; М.Л. Шифман и ряд других.

В настоящее время исследованием проблем стадии назначения судебного заседания и допустимостью доказательств вообще и на предварительном слушании, в частности, занимаются авторы: А. В. Аверин, А. Д. Бойков, Е. Доля, С. Пашин, С. Шестакова, Н.Н. Ковтун, С. Некрасов, Н. Кипнис, М. Сильное, А.Леви, В.И. Зажицкий, И.Л. Трунов, Л.К. Трунова, Н.Г. Муратова, Е.П. Гришина, Е. Карякин, А.В. Федотов, Е. Центров, С.А. Шейфер, М. Шалумов и ряд других.

Цели и задачи исследования. Цель диссертационного исследования заключается в комплексном изучении теоретических и практических вопросов, связанных с предварительным слушанием, проводимом в связи с подготовкой уголовного дела к рассмотрению в судебном заседании.

Указанная цель достигается решением следующих взаимосвязанных задач:

1) анализ истории правовой регламентации подготовительных действий к рассмотрению уголовного дела в суде;

5

2) определение концептуальных положений предварительного слушания как правового института стадии назначения судебного заседания;

3) исследование пределов непосредственного исследования доказательств на предварительном слушании;

4) изучение комплекса проблем, сопряженных с исключением доказательств из их перечня, представленных для обсуждения в судебном заседании;

5) оценка практики возвращения уголовных дел прокурору в порядке статьи 237 УПК, приостановления и прекращения уголовных дел;

6) анализ рассмотрения на предварительном слушании вопросов по подготовке судебного разбирательства с участием присяжных заседателей;

7) разработка рекомендаций и предложений по совершенствованию процедуры предварительного слушания.

Объект и предмет исследования. Объектом диссертационного исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с деятельностью суда первой инстанции при проведении предварительного слушания в процессе подготовки уголовного дела к судебному разбирательству.

Предметом исследования являются правовые нормы, регламентирующие деятельность суда при проведении предварительного слушания при определении оснований: для исключения недопустимых доказательств; возвращения уголовного дела прокурору; приостановления и прекращения уголовного дела и решения ряда других вопросов, сопряженных с подготовкой уголовного дела к разбирательству в судебном заседании.

Методология и частно-научные методы исследования. В качестве методологической основы проводимого исследования автором избраны общенаучные положения философии, логики, гносеологии, психологии,

6

аксеологии и других наук: о сущности и понятии; о содержании и форме, о доказательствах и доказывании, о причинах и следствии, о переходе количественных изменений в качественные и т.п.

В качестве частно-научных методов исследования, были использованы: исторический, сравнительно-правовой, статистический, конкретно-социологический, научный анализ по методу факторных группировок, научный анализ по методу экспертных оценок и ряд других.

Нормативную базу исследования составляют отечественные нормативно-правовые акты: Конституция Российской Федерации 1993 года; Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации, УПК РСФСР 1960 года со всеми изменениями и дополнениями, УПК РСФСР 1923 года, Устав уголовного судопроизводства российской империи 1864 года и ряд других актов.

Кроме того, в работе проанализированы постановления Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации и .определения Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ по проблематике диссертации, а также правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по вопросам, затрагиваемым в диссертационном исследовании, сформулированные в его постановлениях и определениях.

Теоретическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых-правоведов, посвятивших свои исследования проблемам подготовки уголовных дел к судебному разбирательству.

Эмпирическая база исследования. В процессе диссертационного исследования был использован следующий эмпирический материал:

1. По специально разработанной анкете было опрошено 214 федеральных судей районного звена Краснодарского края (Брюховецкого, Калининского, Каневского, Тимашевского, Кореновского, Крыловского районов Краснодарского края и Ленинского района г.Краснодара) .

2. Статистические данные о работе Брюховецкого районного суда Краснодарского края за два года.

7

3. Было изучено 130 уголовных дел, рассмотренных с проведением-предварительного слушания в судах общей юрисдикции Тимашевского, Брюховецкого, Каневского, Калининского, Кореновского, и других районов Краснодарского края и Ленинского района г. Краснодара. На предварительном слушании по указанным уголовным делам рассматривался весь спектр вопросов, отнесенных к их компетенции.

4. По диссертационной проблематике была изучена опубликованная судебная практика Верховного Суда Российской Федерации за 2002- 2004 гг.

5.Использовались обзоры судебной практики Верховного Суда Российской Федерации: квартальные обзоры судебной практики^ Верховного Суда Российской Федерации за 2002-2004 г.г.; обзоры по делам, рассмотренным судами с участием присяжных заседателей за 2003г.; обзор кассационной практики судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2003 год.

В диссертации нашел отражение многолетний личный опыт работы автора в качестве председателя Брюховецкого районного суда общей юрисдикции Краснодарского края.

Научная новизна исследования обусловливается новизной института «предварительное слушание» в российском уголовном судопроизводстве, впервые введенного федеральным законом о суде присяжных в 1993 году и распространенного на все уголовное судопроизводство с принятием Уголовно - процессуального кодекса Российской Федерации в 2001 году.

Относительно непродолжительное функционирование правового института «предварительное слушание» в рамках российского уголовного судопроизводства объясняет отсутствие серьезных монографических исследований о нем. Настоящая диссертация представляет собой попытку восполнения этого пробела в российской науке уголовно-процессуального права.

В работе впервые анализируются теоретические аспекты предварительного слушания как сложного правового института уголовно-

8

процессуального права; исследуется эффективность механизма исключения из перечня представленных в суд ' недопустимых доказательств и эффективность возвращения уголовного дела прокурору.

Впервые предпринимается попытка изучить место и роль других свойств доказательств при их оценке на предварительном слушании. На защиту выносятся следующие положения:

1. Авторское определение понятия предварительного слушания как разновидности судебного заседания, проводимого судьей единолично в закрытом режиме в целях . подготовки к судебному разбирательству (исключения недопустимых доказательств, возвращения дела прокурору для устранения препятствий к рассмотрению дела судом и т.п.) либо прекращения производства по делу при наличии к тому оснований.

2. Авторское определение понятия допустимости доказательств как их пригодности с точки зрения законности источников, приемов и методов получения сведений надлежащим субъектом от компетентных лиц и лиц, могущих указать источник своей осведомленности, облаченных в надлежащую процессуальную форму и не содержащих в себе догадки и предположения, а также деятельность по их использованию.

«г

3. Авторское определение понятия «Недопустимые доказательства» в уголовном процессе.

4. Тезис о необходимости нормативного закрепления обязанности судьи принимать уголовное дело к своему производству путем вынесения специального постановления.

5. Комплекс предложений, направленных на совершенствование порядка проведения предварительного слушания:

а) Предложение о введении обязательности проведения предварительного слушания при наличии указанных в законе оснований;

б) Предложение об обязательном участии прокурора на предварительном слушании, так, как этот вопрос решен в Приказе Генерального Прокурора РФ;

9

в) предложение о предоставлении судье права по своей инициативе ставить вопрос об исключении недопустимых доказательств из перечня, представляемого сторонами к исследованию в судебном разбирательстве;

г) предложение об исключении из части шестой ст. 234 УПК РФ термина «подсудимый», поскольку назначение судебного заседания еще не состоялось и обвиняемый продолжает оставаться обвиняемым;

д) предложение о нормативном закреплении промежуточных постановлений, выносимых судьей на предварительном слушании;

е) предложение о порядке вынесения постановления о назначении судебного заседании в случае, когда судья отказывает в удовлетворении ходатайства стороны об исключении доказательства;

6. Рекомендация о необходимости нормативного закрепления обязанности судьи на предварительном слушании определять достаточность доказательств, необходимых для рассмотрения уголовного дела в судебном заседании.

7. Обоснование целесообразности возвращения нормативного закрепления возможности направления уголовного дела для дополнительного расследования в случае неполноты, односторонности или необъективности произведенного дознания или предварительного следствия.

Теоретическая и практическая значимость исследования вытекает из анализа его результатов и заключается в дальнейшей теоретической разработке проблемы предварительного слушания как важнейшей части стадии назначения уголовного дела к судебному заседанию..

Изложенные в диссертации выводы и рекомендации могут быть использованы:

- в законотворческой деятельности по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства, а также учтены при создании ведомственных нормативных актов;

- в правоприменительной деятельности правоохранительных органов.

10

- в учебном процессе на юридических факультетах и в институтах (при преподавании уголовно-процессуального права и ряда спецкурсов по этой дисциплине и другим учебным дисциплинам);

- в научно-исследовательской работе по проведении дальнейших разработок исследуемой проблемы.

Научно-практические рекомендации, по мнению автора, способны оказать помощь в повышении эффективности работы судебных органов судов общей юрисдикции.

Апробация и внедрение результатов исследования. Прикладной характер диссертационного исследования позволил автору на основе анализа и обобщения эмпирического материала сформулировать конкретные предложения по совершенствованию деятельности судьи при назначении судебного заседания. Эти предложения обсуждались на семинаре федеральных судей Краснодарского края и докладывались на семинарах федеральных судей общей юрисдикции Брюховецкого районного суда Краснодарского края в течение 2003 - 2005 г.г..

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в трех научных статьях, посвященных теоретическим вопросам предварительного слушания как сложного уголовно-процессуального правового института, а также проблемам разрешения вопросов, рассматриваемых на предварительном слушании: об исключении доказательств из перечня доказательств, представляемых на рассмотрение судебного разбирательства; возвращении уголовного дела прокурору; приостановлении и прекращении уголовного дела в процессе подготовки уголовного дела к слушанию в судебном заседании и др.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Глава 1. Предварительное слушание как важнейшая часть стадии назначения судебного заседания

§ 1. Признаки стадии назначения судебного заседания

В теории российского уголовно-процессуального права под стадией принято понимать относительно самостоятельную часть уголовного процесса, характеризующуюся следующими признаками:

- наличием собственных задач, подчиненных общим задачам уголовного судопроизводства;

- наличием собственного круга участников процесса;

- собственными временными границами (процессуальными сроками);

- специфическими уголовно-процессуальными правоотношениями;

- итоговыми процессуальными документами.

Нам представляется, что в данном случае определение понятия стадии предпочтительнее давать через перечень признаков, а не через дефиницию. Хотя в литературе приводятся и дефиниции стадии. «Стадии - это самостоятельные, связанные между собой части уголовного процесса,- пишут авторы учебника по уголовному процессу, - отграниченные друг от друга итоговым процессуальным решением и характеризующиеся непосредственными задачами (вытекающими из общих задач судопроизводства), кругом органов и лиц, участвующих в производстве по делу, порядком выполнения процессуальных действий и характером уголовно-процессуальных отношений».1

Проф. М.С. Строгович также предпочитал дефинитивное определение стадии уголовного процесса. «Стадиями уголовного процесса называются -писал он, - те части, на которые делится уголовный процесс и которые характеризуются свойственными им непосредственными задачами,

1 Советский уголовный процесс: Учебник / Под ред. Л.М. Карнеевой, П.А. Лупинской, И.В. Тыричева. - М.; Юрид. лит. 1980. - С. 10.

12

процессуальными действиями и процессуальными отношениями. Производство по делу переходит в следующую стадию лишь после того, как были выполнены задачи предыдущей стадии. Последовательность стадий уголовного процесса в их связи друг с другом и образует систему уголовного процесса».1

Рассмотрим, каким образом, общие признаки стадии воплощаются в стадии назначения уголовного дела к судебному заседанию.

1. О собственных задачах стадии назначения судебного заседания, вытекающих из общих задач уголовного судопроизводства. Группа правовых норм отрасли уголовно-процессуального права только тогда образует стадию процесса, когда она подчинена относительно обособленной задаче, вытекающей из общих задач судопроизводства, выполнение которых означает прохождение уголовным процессом определенного этапа. Перед новым этапом уже стоят другие задачи.

Обычно, группа норм, образующих стадию, обособлена в отдельном разделе нормативно-правового акта (УПК) под соответствующим названием, выражающим стоящие перед стадией задачи.

В анализируемой стадии решается не одна конкретная задача, а комплекс задач. Перед судьей, получившим уголовное дело от прокурора, стоят следующие задачи:

- определить подсудность уголовного дела данному суду;

- выяснить, вручены ли обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

- установить, подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения;

- разобраться, подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и жалобы;

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Том 1. Основные положения науки советского уголовного процесса М., Издательство «Наука» 1968. - С.66.

13

- выяснить, приняты ли меры по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением и возможной конфискации имущества;

- определить, достаточно ли собрано доказательств для рассмотрения уголовного дела в судебном заседании;

- установить, допустимы ли представленные доказательства, недопустимые доказательства — исключить из числа перечня представленных на судебное разбирательство;

- установить, соответствуют ли требованиям закона составленные обвинительное заключения и обвинительный акт;

- определить, нет ли оснований для приостановления производства по делу или для прекращения уголовного дела или уголовного преследования.

Направленность всех этих задач одна - подготовить уголовное дело к слушанию в судебном заседании, исключив из него все, что может помещать такому разбирательству. Для достижения этих задач судья наделяется необходимыми властными полномочиями:

1) Направить уголовное дело по подсудности;

2) вернуть уголовное дело прокурору для устранения препятствий к рассмотрению уголовного дела в судебном разбирательстве;

3) приостановить производство по уголовному делу;

4) прекратить уголовное дело или уголовное преследование.

2. О наличии у стадии назначения судебного заседания собственного круга участников уголовного процесса. Разумеется, вопрос не ставится так, что в каждой стадии уголовного судопроизводства функционируют такие субъекты (участники), которые не участвуют больше ни в какой стадии. Речь идет только о специфике такого участия субъектов уголовно-процессуальной деятельности. Есть такая специфика и у стадии назначения судебного заседания. Одним из аспектов этой специфики можно считать отсутствие вообще на этой стадии подозреваемого. Освобождение судьи (суда) от

14

обязанностей возбуждать уголовные дела устранило участие подозреваемого на судебных стадиях, в том числе и на стадии назначения к судебному заседанию.1 К этому времени подозреваемый может выступать только в роли обвиняемого.

На анализируемой стадии в суде общей юрисдикции нельзя встретить также заявителя о совершенном преступлении, пострадавшего - участников самых ранних стадий уголовного судопроизводства, хотя закон и не определяет правовой статус этих лиц.

Одновременно, закон ограничивает участие в этой стадии процесса такого участника, каким является свидетель. Так, в части шестой статьи 234 УПК РФ мы читаем: «Ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежит удовлетворению лишь в случае, если оно заявлялось в ходе предварительного расследования и было отклонено дознавателем, следователем, прокурором. Данное ходатайство может быть удовлетворено также в случае, если о наличии такого свидетеля становится известно после окончания предварительного расследования».

Однако это требование несколько смягчается уже в следующем пункте седьмом той же статьи: «Ходатайство стороны защиты, - говорится в пункте седьмом,- об истребовании дополнительных доказательств или предметов подлежат удовлетворению, если данные доказательства и предметы имеют значение для уголовного дела».

1. О временных границах стадии назначения судебного заседания. Как и всякая стадия уголовного судопроизводства, стадия назначения судебного

1 Мы не учитываем здесь случаи соприкосновения суда с подозреваемым в ходе досудебного производства при принятии решений: об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста; о помещении подозреваемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы; о производстве обыска и (или) выемки в жилище, в том числе и в жилище подозреваемого; о наложении ареста на корреспонденцию подозреваемого и в ряде других случаев. Во всех этих случаях дело не находится в производстве суда, суд не выступает как орган, ведущий процесс.

15

заседания имеет свои временные границы. Статья 227 УПК РФ устанавливает два варианта сроков стадии назначения судебного заседания:

1) 30 суточный срок для принятия судьей решения о назначении судебного заседания;

2) 14 суточный срок для принятия судьей того же решения, если обвиняемый содержится под стражей.

С этими сроками напрямую связана регламентация двух временных моментов стадии назначения судебного заседания:

- направление уведомления сторонам (п. 4 статьи 231 УПК РФ) о месте, дате и времени судебного заседания — в срок не менее чем за пять суток до дня его начала;

- направление в течение пяти суток копии постановления о прекращении уголовного дела со дня его вынесения прокурору, а также лицу, в отношении которого прекращено уголовное преследование, и потерпевшему (см. часть четвертая статьи 239 УПК РФ).

Роль связующего звена между окончанием стадии назначения судебного заседания и началом стадии судебного разбирательства играет положение части первой ст. 233 УПК, согласно которому рассмотрение уголовного дела в судебном заседании должно быть начато не позднее 14 суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания, а по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей - не позднее 30 суток.

Предусмотренные законом остальные процессуальные сроки в этой стадии связаны с проведением предварительного слушания.

Согласно п. 3 статьи 229 УПК РФ ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение семи суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

16

Согласно части 2 статьи 234 УПК РФ стороны извещаются о дне проведения предварительного слушания не менее чем за 3 суток до дня его проведения.

Анализ норм, регламентирующих сроки стадии назначения судебного заседания, позволяет выявить проблему, требующую разрешения. Проблема состоит в несогласованности содержания части первой с содержанием части второй статьи 227 УПК РФ. Несогласованность состоит в том, что и решение о назначении предварительного слушания и о назначении судебного заседания (часть первая) должны приниматься в срок не позднее 30 суток (часть вторая), если обвиняемый не содержится под стражей, и в 14 суток, если он содержится под стражей. Но решение в. виде постановления о назначении судебного заседания — это конец стадии, в то время как решение о назначении предварительного слушания далеко не свидетельствует о ее завершении. Поэтому, на наш взгляд, было бы логичнее пункт 2 части первой статьи 227 УПК РФ исключить из данной нормы с тем, чтобы неоправданно не затягивать сроки стадии, когда не требуется проведение предварительного слушания.

Таким образом, мы видим, что в законе продолжительность стадии назначения судебного заседания в случае проведения предварительного слушания не определяется в силу ряда объективных причин. В первую очередь, невозможно заранее предусмотреть продолжительность предварительного слушания, когда заявлено ходатайство о проверке алиби обвиняемого, либо когда необходимо допросить свидетелей, которым что-либо известно об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу доказательств и предметов.

t

2. Особенность объекта уголовно-процессуальных правоотношений

между участниками процесса в стадии назначения судебного заседания. Эта особенность обусловлена спецификой задач, стоящих перед стадией. В самом общем плане, как было отмечено выше, задача, стоящая перед стадией

17

назначения судебного заседания заключается в подготовке уголовного дела к рассмотрению в судебном разбирательстве. Достижению этой задачи и подчинены возникающие в этой стадии уголовно-процессуальные правоотношения.

Уголовно-процессуальные правоотношения между судьей и представителями стороны обвинения.

Судья и прокурор — правоспособные и дееспособные субъекты уголовно-процессуальной деятельности.

Юридическим фактом, порождающим уголовно-процессуальные правоотношения между прокурором и судьей (судом) является направление прокурором уголовного дела в суд.

В дальнейшем на исследуемой нами стадии назначения судебного заседания содержание уголовно-процессуальных правоотношений между судьей и прокурором видоизменяется в зависимости от поэтапного решения задач, стоящих перед стадией. Выполняя свою обязанность по выяснению вопроса, составлены ли в соответствии с законом обвинительное заключение и обвинительный акт, в случае выявления такого несоответствия, судья возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий для рассмотрения дела судом в судебном разбирательстве. Прокурор обязан принять возвращенное судьей уголовное дело и в пятисуточный срок устранить препятствие к рассмотрению уголовного дела судом.

При назначении предварительного слушания прокурор согласно приказу Генерального прокурора Российской Федерации обязан принять участие в его работе. Он может и сам ходатайствовать о проведении предварительного слушания.

С точки зрения характера выполняемых функций, уголовно-процессуальные правоотношения между судом (судьей) и прокурором являются охранительными правоотношениями, поскольку основным содержанием их являются правовые запреты, правовые ограничения, либо активные обязанности соответствующих должностных лиц

С.Э. Воронин, Н.Ю. Луцкая

  

Предварительное слушание в уголовном судопроизводстве: проблемы и перспективы решения

 

 

 

Монография

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Барнаул - 2010

 

Печатается по решению Ученого совета Юридического факультета и редакционно-издательского совета

АНО ВПО «Алтайская Академия экономики и права (институт)»

 

Авторы:

доктор юридических наук, профессор С.Э. Воронин

(кафедра уголовно-правовых дисциплин Хабаровского пограничного института

ФСБ России)

Ст. преподаватель Н.Ю. Луцкая 

(кафедра уголовного права и процесса ААЭП)

Рецензенты:

Заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор Р.М. Абызов

(кафедра уголовного права и процесса ААЭП)

кандидат юридических наук, доцент М.М. Черняков

(кафедра уголовного процесса Сибирского юридического института МВД России)

 

Воронин С.Э., Луцкая Н.Ю. Предварительное слушание в уголовном судопроизводстве: проблемы и перспективы решения: Монография. – Барнаул: Изд-во ААЭП, 2010. – 160 с.

 

В монографии рассматриваются теоретические и практические аспекты проведения предварительного слушания в стадии подготовки дела к рассмотрению в суде. В этой связи исследуются ретроспектива и современный комплекс социальных и правовых условий, способствующих изначально возникновению и формированию предварительного слушания в России, а сегодня – воссозданию и становлению данного правового явления.

Современное предварительное слушание, являясь универсальной правовой категорией, рассматривается как самостоятельный институт подготовки и назначения судебного разбирательства, как этап усложненной формы названной стадии, как дополнительная процессуальная гарантия соблюдения прав участников процесса, и как проверочная инстанция по отношению к досудебному производству. Исследуется предмет предварительного слушания во взаимосвязи с предметом самой стадии, формулируется понятие основания и повода проведения предварительного слушания.

На базе обобщения судебной практики проведения предварительного слушания в судах общей юрисдикции (на примере районных судов г. Барнаула) разработаны и сформулированы предложения по внесению изменений и дополнений в действующий УПК РФ, направленные на разрешение проблем законодательного регулирования в области предварительного слушания

Монография адресована специалистам в области уголовного процесса, преподавателям высшей школы, научным сотрудникам, студентам, а также практическим работникам правоохранительных органов.

 

 

содержание

 

ВВЕДЕНИЕ ………………………………………………………………..4

ГЛАВА 1. Исторические предпосылки возникновения и развития предварительного слушания в России и соотношение его с ранее существующей стадией предания суду в уголовном процессе РСФСР…………………………………………………………………….

ГЛАВА 2. Правовая сущность предварительного слушания при подготовке уголовного дела к судебному разбирательству ...............

2.1. Понятие и значение предварительного слушания как этапа усложненной формы стадии подготовки дела к судебному разбирательству………………………………………………………

2.2. Предварительное слушание как самостоятельный институт подготовки дела к судебному разбирательству……………………

2.3. Структура предварительного слушания………………………

2.4. Основные направления деятельности суда на предварительном слушании……………………………………………….

ГЛАВА 3. Поводы и основания проведения предварительного слушания………………………………………………………………….

3.1. Поводы для проведения предварительного слушания и их соотношение с основаниями .…………………………

3.2. Основания проведения предварительного слушания и их виды ……………………………………………………

Заключение…………………………………………………………………..

 

 

 

 

Введение

 

Одной из современных задач российской юридической науки, нормотворческой деятельности и правоприменительной практики, связанных с утверждением демократических начал в нашей стране и создания подлинно правового государства, является реальное обеспечение и защита прав и свобод человека. В связи с провозглашением приоритета прав личности в уголовном судопроизводстве (ст. 6 УПК РФ), как никогда, становится актуальным вопрос о создании оптимальных форм уголовного судопроизводства, позволяющих в максимальной степени защищать интересы таких субъектов как обвиняемый, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик. Одной из таких унифицированных форм стала стадия подготовки и назначения судебного заседания с проведением предварительного слушания (Глава 34 УПК РФ).

Рассматриваемая форма появилась в уголовно-процессуальном законодательстве с введением УПК РФ, т.е. с 1 июля 2002 года. Предварительное слушание стало новым или, правильнее сказать, возобновленным институтом российского уголовного судопроизводства на стадии подготовки дела к слушанию. По УПК РСФСР вопросы, аналогичные решаемым ныне в порядке предварительного слушания, разрешались в подготовительном, позднее в распорядительном заседании суда, проводимом на стадии предания суду, с 1993 г. – на предварительном слушании при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, а по Уставу уголовного судопроизводства (1864 г.) – в порядке приготовительных к суду распоряжений для рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

Представляется, что предварительное слушание имеет в настоящее время уникальную юридическую природу. Более правильно было бы сказать, что не предварительное слушание само по себе уникально, а подготовка и назначение судебного разбирательства с проведением предварительного слушания. Именно этот этап уголовного судопроизводства является контрольной, проверочной инстанцией по отношению к предшествующей стадии, а также служит своеобразным процессуальным «фильтром», который позволяет своевременно устранить возможные препятствия судебного разбирательства по уголовному делу, в том числе исключить некоторые процессуальные ошибки, допущенные следователем, дознавателем и не устраненные прокурором в досудебном производстве, а также выявить нарушения требований уголовно-процессуального закона, касающихся собирания доказательств, что, в свою очередь, должно привести к признанию доказательств недопустимыми.

В связи с тем, что предварительное слушание «в чистом виде» существует относительно небольшой период времени, в настоящее время назрела необходимость в проведении комплексного исследования этого правового явления, его сути, задач, роли и места в системе судебного производства по уголовному делу, а также понятия и сущности, порядка его проведения, для выработки стройной системы подготовки дела к судебному рассмотрению, согласующейся с основными положениями, принципами и институтами уголовного процесса. Разрешение отдельных проблем существующего предварительного слушания, негативно отражающихся на единстве формы уголовно-процессуальной деятельности, позволит сократить разрозненность уголовно-процессуальных норм. Это и обуславливает актуальность темы исследования.

В научной литературе проблемам оптимизации процессуальной формы предания обвиняемого суду, посвятили свои работы такие известные русские процессуалисты конца 19 и начала 20 века, как К.К. Арсеньев, И.Я. Баршев, С.И. Викторский, Ю. Глазер, В.П. Даневский, М.В. Духовский, В. Случевский, С.В. Позднышев, Н.Н. Полянский, И.Я. Фойницкий.

В советский период развития уголовно-процессуального права в исследовании круга проблем предания суду немалое внимание уделено в отдельных работах, монографиях и в диссертационных исследованиях ученых М.А. Чельцова, М.Л. Шифмана, И.Д. Перлова, И.В. Тыричева, Н.М. Савгировой, И.М. Гальперина, В.З. Лукашевича, А.Ф. Кони, М.М. Выдря, Т.А. Михайловой, Г.Д. Побегайло, М.К. Нуркаевой, В.В. Леоненко, С.Ф. Шумилина, Л.М. Володиной, В.А. Азарова, С.В. Супруна, В.А. Лазаревой, Н.А. Юркевича, Т.К. Рябининой и др.

После принятия УПК РФ исследования по отдельным аспектам рассматриваемой стадии возобновились с новой силой. Вопросы предварительного слушания рассматривались в диссертационных работах А.И. Морозова (2009 г.), М.А. Верещагиной (2008 г.), Т.Н. Долгих (2007 г.) П.Л. Ишимова (2007 г.), С.В. Лупановой (2006 г.), Н.В. Кулика (2006 г.), Л.Н. Сыроватской (2005 г.) и в монографических исследованиях Н.Н. Ковтуна, Н.Г. Муратовой, В.В. Золотых, А.П. Гуськовой, О.В. Волколуп, С.Э. Воронина, И.Ю. Таричко, Н.А. Юркевича, Н.А. Дудко, В.Д. Адаменко, С.А. Тумашова, А.Н. Качуры и др.

Это объективно свидетельствует о том, что законодателю и научному сообществу не безразличны проблемы оптимизации процессуальной формы подготовки дела к судебному разбирательству и реализации механизма обеспечения прав, свобод и законных интересов личности, вовлеченной в уголовно-процессуальную деятельность на этом этапе производства по делу.

Несмотря на весомый вклад указанных учёных в области разработки отдельных аспектов стадии подготовки дела к судебному разбирательству в отечественном уголовном судопроизводстве, осталось множество неразрешенных вопросов, связанных с отсутствием единых подходов к пониманию правовой природы предварительного слушания и его сущностным параметрам, и не все предложенные пути их разрешения являются достаточно эффективными.

Новые потребности судебной практики, изменившееся российское законодательство, в том числе после принятия УПК РФ, разъяснения Пленума Верховного суда РФ выявили немало таких проблем, возникающих в ходе подготовки и проведения предварительного слушания.

Цель настоящего исследования заключается в комплексном анализе существующих теоретических и нормативных основ функционирования предварительного слушания и выработке на основе полученных результатов научно-обоснованных предложений и рекомендаций теоретического и практического характера, направленных на оптимизацию правового регулирования, совершенствование уголовно-процессуального законодательства и правоприменительной практики данного процессуального института.

В монографии проведено исследование исторических аспектов возникновения и развития форм стадии подготовки дела к рассмотрению по существу в уголовном судопроизводстве России, что позволило охарактеризовать подготовительные (распорядительные) заседания как предпосылку появления предварительного слушания. Систематизация основных этапов законодательного реформирования указанной стадии и перехода от ее обвинительной формы к судебной, позволила определить основные направления деятельности суда на современном предварительном слушании.

Определены и проанализированы особые (специальные) признаки предварительного слушания, которые обусловливают место и роль в уголовном судопроизводстве и позволяют его рассматривать Проведено исследование процессуальной формы проведения предварительного слушания.

Предложены понятия повода и основания проведения предварительного слушания, определено их соотношение. Наряду с общими основаниями, закрепленными в ст. 229 УПК РФ, выделены также дополнительные основания, определенные судебной практикой. Проведен анализ отдельных оснований проведения предварительного слушания. Выявлены и исследованы нарушения и проблемы, возникающие при заявлении ходатайств, которые могут послужить основаниями проведения предварительного слушания, в ходе назначения и проведения указанного судебного заседания.

На основе полученных результатов разработаны рекомендации по совершенствованию действующего уголовно-процессуального законодательства России в вопросах правового регулирования предварительного слушания.

В подготовке работы авторами использовались результаты эмпирических исследований 368 уголовных дел, рассмотренных федеральными судами Ленинского, Октябрьского, Центрального района г. Барнаула за 2002-2008 годы; статистические данные Судебного Департамента Алтайского края за 2002-2009 годы; представлены сводные данные проведенного выборочного анкетирования 167 судей мировых и федеральных судов г. Барнаула, Бийска, Алейска, Белокурихи, Заринска, Змеиногорска, Камня-на-Оби, Новоалтайска, Славгорода, Рубцовска, г. Мирный Республики Саха-Якутии, а также районных судов Алтайского края.

Авторы монографии не претендуют на полное и окончательное исследование затронутых проблем в силу их сложности и дискуссионности. Однако надеются на их широкое обсуждение, результаты которого возможно и позволят создать максимально эффективный и оптимально ориентированный порядок подготовки и проведения предварительного слушания в уголовном судопроизводстве России,

 

 

 

 

 

Глава 1. Исторические предпосылки возникновения и развития предварительного слушания в России и соотношение его с ранее существующей стадией предания суду в уголовном процессе РСФСР

Анализ развития российского и зарубежного уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего производство в стадии, которая предшествует судебному разбирательству, позволяет предположить, что аналогом предварительного слушания, была английская судебная процедура: «arraignment» – привлечение к суду»1, а также стадия предварительного слушания Германского уголовного процесса. Хотя в Германском в уголовном судопроизводстве и нет предания суду как процессуальной стадии, но существует, так называемое промежуточное производство (Zwischenferfahren), которое имеет сходные со стадией предания суду задачи. На этом этапе производства проверяются собранные по делу материалы, определяется достаточность доказательств для начала судебного процесса, в окончательном виде формулируется обвинение. При этом суд вправе по собственной инициативе истребовать необходимые доказательства либо обязать прокурора предоставить дополнительный материал2.

Можно согласиться с мнением большинства процессуалистов, которые утверждают, что современный уголовный процесс прошел сложный тернистый путь развития и становления3, и в настоящий момент «…сочетает черты французской и германской моделей, к которым в последние годы примешиваются отдельные элементы из английского судопроизводства…»4.

Первое упоминание о предварительном слушании, как о самостоятельном этапе процессуальной деятельности в системе отечественного уголовного судопроизводства, осуществляется в конце 19 века. Связано оно с судебно-правовой реформой 1864 г., когда в России был принят Устав уголовного судопроизводства5.

Очевидно одно, что уяснить правовую природу предварительного слушания, не раскрыв содержание стадии предания суду, от которой отказался УПК РФ, невозможно.

Стадия предания суду кардинально изменялась в 1917, 1918, 1920, 1922, 1924, 1927-1929, 1934, 1936, 1958, 1960-1961, 1992-1993, 2001 годах. С.В. Лупанова указывает еще и на 1935 и 1955 г.г.6 Согласимся с А.Н. Качурой, что стадия, институт или акт предания суду имеют богатую историю своего развития7.

В соответствии с этим, Н.А. Юркевич выделяет следующие этапы развития или реформирования стадии предания суду: 1) с принятия УУС 1864 г. по октябрь 1917 г.; 2) с октября 1917 г. по май 1922 г. (до принятия УПК 1922 г.); 3) с принятия УПК РСФСР 1922 г. - по ноябрь 1929 г. (постановление ВЦИК и СНК РСФСР об изменениях УПК); 4) с ноября 1929 г. - по июль 1936 г.; 5) с июля 1936 г. – по 1958 г.; 6) с 1958 г.- по 1977 г.; 7) с февраля 1977 г. – по май 1992 г.; 8) с 1992 г. - до принятия УПК РФ 2001 г.; 9) с введения в действие УПК РФ по настоящее время8. Почти аналогичные основные этапы реформирования стадии предания суду определяют Н.Н. Ковтун и Л.Н. Сыроватская9.

По нашему мнению, за критерий определения временных границ этапов реформирования стадии предания суду не следует признавать отдельные изменения, вносимые в порядок разрешения данного вопроса. Необходимо исходить из рамок коренных преобразований уголовного судопроизводства, определявших функциональную роль и значение судебной власти на данном этапе процесса, являющимся связующим звеном между предварительным и судебным производством.

С.В. Лупанова справедливо указывает, что процессуальный порядок предания суду зависит от «общего строя процесса или его нормативно-определенных задач» и сводится либо к «обвинительной форме внесения дела в суд» либо «к независимой судебной проверке наличия к тому достаточных юридических и фактических оснований»10.

Прав С.Э. Воронин в том, что таких этапов полного реформирования уголовного судопроизводства, переводивших его с обвинительного на состязательный тип процесса и наоборот – пять, и они соответствуют:

1) дореволюционному (по УУС 1864 г.- смешанному типу процесса) - 1864 – 1917 г.г.;

2) его полной отмене первыми Декретами советской власти о суде - с 1917 г. по май 1922 г.;

3) частичному восстановлению и приспособлению к новой судебной системе по УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г. в его изначальной редакции (1922 – 1958 г.г.);

4) этап принятия и действия Основ уголовного судопроизводства Союза СССР и союзных республик 1958 г. и УПК РСФСР 1960 г. (1958 – 2000 г.г.);

5) принятие и введение в действие УПК РФ - с 2001 г.11.

Первый этап (1864 – 1917 г.г.). Предание суду в дореволюционной России осуществлялось в двух формах: по «делам о преступлениях, подлежащих наказаниям уголовным или тяжким исправительным» - обвинительной камерой предания суду; по делам, рассматриваемым «…общими судебными установлениями без присяжных заседателей, ее заменяет предъявление прокурором обвинительного акта в распорядительном заседании окружного суда»12.

Раздел третий УУС, регламентирующий общий порядок предания обвиняемого суду состоял из двух глав: 1) «О действиях окружного суда и состоящего при нем прокурора» и 2) «О действиях судебной палаты и состоящего при ней прокурора».

Согласно УУС прокурор окружного суда, получив материалы законченного предварительного следствия по определенным категориям дел, в течение недели рассматривал вопросы подведомственности дела прокурорской власти, полноты следствия и достаточности доказательств для составления обвинительного акта и предания обвиняемого суду. После этого начинался второй уровень прокурорской проверки: прокурор судебной палаты получал от прокурора окружного суда все материалы уголовного дела (ст. 525 УУС), к которым прилагалось либо заключение прокурора о прекращении или приостановлении дела, либо обвинительный акт, оформлявший заключение прокурора о возможности предания обвиняемого суду. Определение палаты о предании суду носило окончательный характер (ст. 534 УУС) и могло быть обжаловано только в кассационном порядке и лишь вместе с приговором суда.

При такой конструкции стадии, как писал в свое время И.Я. Фойницкий, «…само производство предания суду вверяется, по нашему праву, органам двоякого рода – обвинительным и судебным»13. Передача уголовных дел, законченных расследованием, в стадию судебного разбирательства являлась прерогативой прокурора, а не чиновника14.

К положительным моментам такой формы следует отнести «…признание необходимости предварительной проверки обвинения, выдвинутого обвинительной властью, а также признание того факта, что лучший способ такой проверки – судебный»15. Правильно отмечает Н.Н. Ковтун, что прокурор просил, а суд решал, достаточно ли представлено материалов для рассмотрения его просьбы (по Н.Н. Ковтуну - иска) в судебном заседании16.

С этих позиций, как справедливо полагает Н.Г. Муратова, формы предания суду по УУС 1864 г. стали основой для создания в дальнейшем более удобных и рациональных способов судебного контроля за материалами предварительного расследования и подготовки проведения судебных процессов17.

Второй этап (с 1917 г. - по май 1922 г., т.е. до принятия УПК 1922 г.) - в котором первоначально была сохранена идея производства предварительного следствия должностными лицами, состоящими при судах.

Н.А. Юркевич указывает, что этот этап состоял из двух периодов18. Первый (с октября 1917 г.) - период отмены предшествовавшего уголовно-процессуального законодательства, в результате которого предание суду перестало быть самостоятельной стадией, и произошел отказ от осуществления предания суду судебным органом. Декрет о суде № 2 от 7 марта 1918 г. предусматривал, что обвинительный акт по уголовным делам заменяется постановлением следственной комиссии о предании суду (т.е. органа предварительного следствия), что в дальнейшем нашло отражение в Положении о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г.19

Второй период создания «революционной законности» датируется с принятия декрета СНК РСФСР от 10 июня 1919 г. «Об утверждении и введении в действие положения о полковых судах»20, который в какой-то степени, как отмечает М.М. Выдря, явился «прообразом первого УПК РСФСР»21. Реформирование продолжилось с принятием Положений о революционных военных трибуналах от 20 ноября 1919 г. и от 4 мая 1920 г., Положения о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г.22

Основными недостатками предания суду на этом этапе являлись: во-первых, отсутствие четкой регламентации полномочий суда в этой стадии; а имеющиеся полномочия носили формальный характер, т.к. проверке подвергалось только постановление следователя о предании суду; во-вторых, допускалось совмещение функций расследования и правосудия (когда дополнительное расследование поручалось судье). Все было упрощено до формального разрешения вопроса о предании обвиняемого суду.

Данный порядок не мог гарантировать беспристрастного и объективного подхода к решению вопроса о предании обвиняемого суду, что в полной мере «…соответствовало духу времени, когда приоритет отдавался не закону, а революционному правосознанию. Время требовало «скорого суда», а не четко прописанных процедур»23.

Третий этап (с принятия УПК РСФСР 1922 г. и УПК РСФСР 1923 г.). Данный этап является самым противоречивым как по законодательной регламентации предания суду, так и по неоднозначности его оценки в процессуальной литературе24. УПК РСФСР 1922 г. действовал весьма непродолжительное время и в вопросах предания суду мало отличался от первой редакции сменившего его УПК РСФСР 1923 г.

Следует отметить, что постановление о предании обвиняемого суду выносилось следственной комиссией и передавалось в окружной народный суд, судебный контроль осуществлялся в распорядительном заседании. Судебные действия были в основном не проверочными, а подготовительными к судебному разбирательству (разбору дела - по названию гл. 20 УПК РСФСР 1923 г.). При этом суд утверждал обвинительное заключение (п. «а» ст. 234) или составлял новое (ст. 238), что соотносило суд с обвинительной властью. По существу решение о предании суду принималось обвинительной властью (прокурором или следователем), суд же формально готовил «разбор» уголовного дела.

Нечто похожее на предание суду было предусмотрено для дел, поступающих непосредственно в суд (наказание по которым не превышало одного года лишения свободы). Суд самостоятельно формулировал обвинение и сам решал вопрос о предании обвиняемого суду либо о прекращении уголовного дела (ст. 237 УПК РСФСР 1922 г., ст. 233 УПК РСФСР 1923 г.). При осуществлении предания суду судебные органы выполняли, в определенной степени, функцию органа государственного обвинения. Так, в соответствии со ст. 256 УПК РСФСР 1923 г. по делам, по которым не состоялось предание суду прокурором, народный судья был вправе, до назначения дела к слушанию, вызвать обвиняемого и разъяснить ему сущность предъявляемого обвинения и опросить его, и занести в протокол сделанные обвиняемым заявления.

По справедливому замечанию Н.Н. Ковтуна, именно «боязнь» предрешения вопроса о виновности привела в свое время законодателя к тому, что как по УПК РСФСР 1922 г, так и по сменившему его УПК РСФСР 1923 г, в распорядительном (позднее подготовительном) заседании, судье запрещалось знакомиться с материалами уголовного дела и все свои выводы суд мог сформулировать, исходя из анализа лишь одного обвинительного заключения25. В итоге данное ограничение было отменено Постановлением ВЦИК РСФСР от 16 октября 1924 г., а суд получил право проверять и оценивать все материалы уголовного дела и в части достаточности в нем фактических оснований (доказательств) для предания обвиняемого суду26.

Прямые указания о том, что предание суду являлось по УПК РСФСР 1923 г. (с учётом изменений от 16 октября 1924 г.) актом обвинительной власти содержатся в ст.ст. 312–316 данного кодекса, предусматривавших при необходимости изменения обвинения на более тяжкое или привлечения к суду новых лиц обязательность направления дела со стадии судебного разбирательства для расследования и предания суду.

На отрицательные моменты такой формы распорядительного заседания обращалось внимание в процессуальной литературе27. По нашему мнению, можно выделить следующее:

1) на суд возлагались две уголовно процессуальные функции уголовного преследования и разрешения дела по существу, что способствовало формированию судейского предубеждения;

2) контрольная деятельность суда ограничивалась рамками обвинительного заключения;

3) судебный порядок предания суду исключал возможность обоснованного решения судом вопроса о достаточности доказательств для предания суду;

4) не разрешалась задача по оценке соблюдения установленных законодательством процессуальных форм предварительного расследования;

5) в распорядительном заседании не участвовала сторона защиты, что позволяло стороне обвинения окончательно доминировать над защитой при подготовке дела к рассмотрению по существу.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР «Об изменениях Уголовно-процессуального кодекса» от 20 октября 1929 г. принципиальная возможность проведения подготовительных заседаний суда была чрезвычайно ограничена, и «стадия предания суду была упразднена»28. Следует отметить, что такие изменения сразу отразились на результатах правоприменительной практики.

Так, М.А. Чельцов писал, что в судебные заседания стало попадать большое количество плохо подготовленных дел, суды сталкивались с многочисленными проблемами расследования, с фактами неправильного предъявления обвинения, что в свою очередь обуславливало необходимость возвращать уголовные дела на дополнительное расследование или же оправдывать подсудимых29.

Нарастание подобных тенденций привело к принятию в 1934 г. Постановления 47-го Пленума Верховного Суда СССР от 7 июня, в котором оно обязывало суды назначать подготовительные заседания для решения вопроса о предании суду по всем делам, за которые возможно наказание в виде лишения свободы.

В ряде последующих судебных актов30 без изменения законодательного регламентирования института предания суду, существенным образом изменился фактический характер судебной деятельности на начальном этапе судебного производства. Таким образом, существенно расширился перечень уголовных дел, по которым в обязательном порядке назначалось подготовительное (распорядительное) заседание; установлен перечень вопросов, разрешаемых подготовительным заседанием суда. Такая форма предания суду была подтверждена Законом о судоустройстве СССР 1938 г.

Следует отметить и существенные изменения в составе лиц, участвующих в распорядительных заседаниях:

а) изменился состав суда (в народных судах – 1 судья и 2 народных заседателя; в областных (краевых) судах – в составе трех судей, решающих этот вопрос на постоянной основе). Причем один из судей, участвующих в подготовительном заседании, должен был участвовать в рассмотрении этого же дела по существу. Однако, как отмечено процессуалистами, в некоторых регионах появилась тенденция по поручению функций предания суду и рассмотрения дела по существу различным судьям31;

б) участие прокурора в подготовительных заседаниях областных, краевых судов стало обязательным, особенно по делам, по которым проводилось предварительное расследование в форме предварительного следствия32;

в) был разрешен вызов председательствующим обвиняемого для участия в подготовительных заседаниях в случаях, когда это необходимо было в интересах обеспечения более правильного разрешения возбужденных ходатайств обвиняемых о дополнении следствия, истребовании новых доказательств и т.д. Был утвержден перечень случаев обязательного участия обвиняемого в подготовительном заседании33;

г) постановлением Президиума Верховного Суда РСФСР от 14-16 января 1935 г. «О порядке рассмотрения уголовных дел в подготовительных, распорядительных заседаниях судов» были урегулированы вопросы: об участии защитника в подготовительных заседаниях, в том числе случаи обязательного его участия; о порядке проведения подготовительного заседания: докладчиком выступал прокурор, участие судьи в качестве содокладчика не допускалось34, предусмотрена возможность предоставления слова обвиняемому и его защитнику.

Четвертый этап законодательного реформирования предания суду начался с принятия 25 декабря 1958 г. Основ уголовного судопроизводства ССР и союзных республик и 27 октября 1960 г. - УПК РСФСР. Глава 20 которого была названа: «Предание обвиняемого суду и подготовительные действия к судебному заседанию». Именно тогда, как отмечает Н.А. Юркевич, «…стадия предания суду пережила очередные коренные преобразования»35.

Самое важное в этих преобразованиях состояло в том, что Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик и все процессуальные кодексы союзных республик сохранили неизменной идею самостоятельности стадии предания суду, внеся некоторые изменения в вопросы о порядке предания суду (единоличный и коллегиальный), об утверждении обвинительного заключения (только прокурором), о докладчике в распорядительном заседании (только судья)36 и окончательно превратили её в судебную стадию. Статья 36 Основ определяла главные задачи стадии предания суду: проверка полноты, всесторонности и объективности проведенного предварительного расследования; правильности и обоснованности привлечения обвиняемого к уголовной ответственности.

Позднее в УПК РСФСР 1960 г., утвердилась не прокурорско-обвинительная, а судебная форма предания суду. Такой порядок предания суду был признан наиболее целесообразным и эффективным, и дискуссия по этому вопросу в процессуальной литературе не возникала вплоть до начала перестроечных процессов в стране37.

По справедливой оценке Н.Н. Ковтуна, законодатель правомерно оставил за судом, как в Основах 1958 г., так и в УПК РСФСР 1960 г., право на проверку и оценку не только законности предыдущего этапа производства по делу, но и обоснованности обвинения, что отражено в Постановлении № 2 Пленума Верховного Суда РСФСР от 18 марта 1963 г. «О строгом соблюдении законов при рассмотрении уголовных дел». Следует обратить внимание, что в ст.ст. 221, 227 УПК РСФСР была введена норма о том, что суд не вправе предрешать вопрос о виновности обвиняемого при вынесении постановления (определения) о предании обвиняемого суду. Таким образом, законодатель пытался нормативными средствами решить не столько юридическую, сколько психологическую проблему формирования «правильного» внутреннего убеждения судей38.

Итоги реформирования предания суду (1958-1960 г.г.), кратко можно свести к следующему:

1) стадия, став исключительно судебной, получила наименование, соответствующее основному содержанию данного этапа процессуальной деятельности; определены две формы порядка предания суду: единолично судьей и в распорядительном заседании всех судов в составе судьи и двух народных заседателей с обязательным участием прокурора;

2) установлен единый порядок предания суду для всех категорий уголовных дел39;

3) закреплён перечень вопросов, подлежащих выяснению при предании суду (ст. 222 УПК) и вопросов, связанных с подготовкой к рассмотрению дела в судебном заседании (ст. 228 УПК), которые соответственно являлись контрольно-проверочными по отношению к предварительному производству40 и подготовительными к судебному заседанию;

4) подготовительное заседание окончательно переименовано в распорядительное заседание; были закреплены основания его проведения;

5) был определен перечень ходатайств и порядок их разрешения, предусматривавший возможность вызова для дачи объяснений заявителя ходатайства (ст. 223 УПК)41;

6) закреплены контрольно-проверочные правомочия суда: составлено ли обвинительное заключение в соответствии с требованиями УПК; собраны ли по делу доказательства, достаточные для его рассмотрения в судебном заседании; приняты ли меры, обеспечивающие возмещение материального ущерба, причиненного преступлением.

Наряду с отмеченными достоинствами, новая регламентация предания суду по УПК РСФСР 1960 г. не была лишена недостатков, среди которых можно назвать42:

1) ограничение возможности коллегиального предания суду только двумя основаниями (ст. 221), поэтому распорядительное заседание стало «исключительной» формой решения вопроса о предании обвиняемого суду43;

2) вместо равенства прав сторон закон закрепил обязательное участие в распорядительном заседании прокурора как представителя органа надзора за соблюдением законов;

3) ограничение возможности заявления ходатайств. В законе не было ответа на вопрос, как поступать судье в случае поступления ходатайств после принятия решения о предании суду, о чем частично было разъяснено в Постановлении №5 Пленума Верховного Суда РСФСР от 17 сентября 1975 г. «О соблюдении судами Российской Федерации процессуального законодательства при судебном разбирательстве уголовных дел (в ред. постановления Пленума от 21 декабря 1993 г.)» 44;

4) в распорядительное заседание могли быть вызваны лица или представители организаций, заявившие ходатайство, но не для участия в заседании, а только для дачи объяснений (ст. 223);

5) постановление или определение о предании суду не подлежало обжалованию, но могло быть опротестовано.

Перечисленные недостатки, в силу их существенности, «перевешивают» достоинства «реформированной» таким образом стадии предания суду. Последующим изменением порядка предания суду было: предоставление права суду рассматривать вопрос о вызове в судебное заседание специалиста (ст. 228 УПК)45; редакционные изменения ст. 234 УПК46; дополнение ст. 221 УПК двумя основаниями для распорядительного заседания и закрепление обязательности его проведения по делам о преступлениях несовершеннолетних и по делам, о преступлениях, за которые в качестве меры наказания могла быть назначена смертная казнь47. Более существенным было исключение из ч. 1 ст. 225 УПК указания на обязанность судьи обосновывать своё несогласие с выводами обвинительного заключения или с мерой пресечения.

Указанные и другие противоречия, а также непоследовательность законодательной регламентации предания суду вызвали непонимание специфики указанной стадии, ее задач, что подтверждается опубликованными результатами социологических исследований48. Неудовлетворительное состояние судебной практики предания суду, зафиксированное в научных исследованиях49 и руководящих постановлениях высших судебных инстанций50, к середине 1970-1980 г.г. вызвали многочисленные предложения по совершенствованию законодательной регламентации стадии предания суду и правоприменительной практики. Процессуалистами были внесены резонные, по нашему мнению, предложения по расширению прав обвиняемого при окончании расследования и в стадии предания суду.

Так, Т.А. Михайлова полагала необходимым51:

1) законодательно закрепить обязанность следователя при ознакомлении обвиняемого с материалами оконченного расследованием уголовного дела разъяснить права, удостоверив их соответствующей отметкой в протоколах ознакомления, что позволит ему своевременно заявить ходатайства, которые могут быть рассмотрены в распорядительном заседании (т.е. фактически права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ); обязанность сообщать участникам, когда и в какой суд направлено их дело (аналог ст.ст. 222, 226 УПК РФ); четкую организацию порядка назначения дел к рассмотрению в распорядительном заседании (прообраз главы 33 УПК РФ); обязанность вынесения мотивированного постановления судьи о назначении распорядительного заседания (сходство с ч. 2 ст. 234 УПК РФ);

2) разработать меры по совершенствованию практики предания суду: повысить ответственность судей за предварительное ознакомление с материалами дела, за рассмотрением в этой стадии ходатайств, заявляемых участниками процесса, а также за правильность оформления протокола распорядительного заседания, за фиксирование причин нарушений в стадии предания суду; распространить на подготовку к преданию суду методические указания по подготовке дела к слушанию в суде первой инстанции отдельных категорий уголовных дел52.

И.Л. Петрухин предложил допустить участие защитника в стадии предания суду (сходство с ч. 1 ст. 234 УПК РФ) и обязать суд проводить распорядительное заседание по всем уголовным делам (по УПК РФ - при наличии условий, предусмотренных ст. 229)53.

Ю.В.Астафьев высказывался в поддержку развития состязательных начал на этой стадии уголовного процесса и приводил критические доводы против коллегиального предания суду по всем делам без исключения54.

В.З. Лукашевич, Г.Д. Побегайло и Л.Д. Кокорев обосновали обязанность вручения копии обвинительного заключения обвиняемому не судом, а прокурором до предания суду (аналог ст. 221 УПК РФ)55.

Против такой формы распорядительного заседания высказывались М.К. Нуркаева и С.Ф. Шумилин56. Но их доводы представляются недостаточно убедительными и не вполне отвечающими задачам данной стадии и обеспечению прав участвующих в деле лиц.

При всём несовершенстве законодательной регламентации и недостатках сложившейся практики, всё же имелись достаточные основания для следующего определения: «Предание суду – это самостоятельная стадия советского уголовного процесса, в которой судья единолично или суд в распорядительном заседании, не предрешая вопроса о виновности обвиняемого, проверяют достаточность фактических данных и юридических оснований для рассмотрения дела в судебном заседании и принимают соответствующее решение»57.

К началу 1990 г., в связи с разработкой и Концепции судебной реформы в РСФСР, дискуссия о проблемах предания суду развернулась с новой силой. В Концепции, принятой Верховным Судом РФ 24 октября 1991 г.58, официальное закрепление получила прокурорско-обвинительная форма предания суду59. Ряд авторов результаты таких изменений оценивают как попытку отменить стадию предания суду60.

М.А. Митюков, представлявший соответствующий законопроект в Верховном Совете РФ, указал: «…вторая новелла данного законопроекта направлена на исключение такой стадии уголовного процесса, как предание суду»61. Аргументом послужило то, что стадия предания суду – пустая формальность, которая забирает много времени у народных заседателей и судей. Тем более, что законом от 29 мая 1992 г. №2869-1 в УПК РСФСР были внесены изменения, направленные на реализацию данной идеи. Стадия получила название «Полномочия суда до судебного разбирательства и подготовительные действия к судебному заседанию». Термин «предание суду» был изъят из законодательного оборота.

По оценке Н.Н. Ковтуна, в результате стадия не только «потеряла» свое исконное название, но и претерпела существенные изменения по форме62. Стадию реорганизовали, упразднив распорядительное заседание, видоизменив вопросы, разрешаемые судом на этом этапе, которые судья стал решать единолично, исключив полностью гласность судопроизводства (было отменено ведение протокола судебного заседания, участие сторон, в т.ч. и прокурора). В связи с перечисленными новациями появились суждения о том, что стадия предания суду оказалась фактически ликвидированной63.

В целом же более правы авторы, считающие, что стадия предания суду как судебная не была ликвидирована64. Она действительно формально осталась судебной по наименованию главы 20 и её размещению в кодексе (в третьем разделе: «Производство в суде первой инстанции»), а также месту, занимаемому в системе стадий и системе производств. Но это как раз тот случай, когда форма не определяет содержание.

Во второй половине 90-х годов этот вопрос вновь встал на повестку в силу следующих причин: во-первых, стали меняться представления о существе основных процессуальных функций и объеме полномочий государственных органов, которые их осуществляют, на что общалось в целом ряде решений Конституционного Суда РФ; во-вторых, шел процесс подготовки нового уголовно-процессуального законодательства.

А.П. Гуськова указывала: «…сегодня мы наблюдаем значительное отставание действующего УПК РСФСР 1960 г. от решения жизненно необходимых задач судопроизводства. Многочисленные вносимые изменения и дополнения в УПК ни в коей мере не осовременили действующее законодательство, а даже, наоборот, некоторые из них внесли в правоприменительную практику путаницу и хаос»65. Путаница и хаос наблюдаются не только в правоприменительной практике, но и в теории уголовно-процессуального права при оценке порядка предания суду по УПК РСФСР 1960 г., особенно в редакции 1992 г. По справедливому выражению Н.А. Юркевича, «запутался» раньше всех сам законодатель66.

Следующим важным шагом в развитии стадии подготовки и назначения судебного разбирательства послужило введение в 1993 г. на территории субъектов РФ суда присяжных. Закон РФ от 16 июля 1993 г. в главе 36 УПК РСФСР закрепил «Особенности назначения судебного заседания в суде присяжных», установив для суда присяжных обязательность проведения предварительного слушания67. При этом предварительное слушание стало не отдельной стадией уголовного процесса, а одной из форм подготовки и назначения судебного разбирательства.

Во время разработки, обсуждения и принятия УПК РФ дискуссия о проблемах предания суду продолжилась. Часть ученых негативно откликнулась на такое «нововведение»68. Другие процессуалисты отстаивали необходимость восстановления прежнего порядка предания суду, восстановление деятельности распорядительного заседания, предусматривая при этом обязательное участие в нем защитника обвиняемого69.

Полагаем, что определенное значение для развития стадии, предшествующей судебному разбирательству, имеют решения высших инстанций по вопросу возвращения уголовного дела на дополнительное расследование70. Всё это, по мнению Н.А. Дудко, и предопределило направление дальнейшего совершенствования стадии на основе принципа состязательности71.

Пятый период датируется с принятия в 2001 г. УПК РФ. По своей структуре Кодекс не только не предусмотрел стадию предания суду, но и вообще какого-либо промежуточного этапа производства между досудебным производством и производством в суде первой инстанции. Так, согласно структуре УПК РФ, главы 33 и 35, определяющие порядок подготовки дела к судебному разбирательству, размещены в третьем разделе («Производство в суде первой инстанции»). Статьи 221, 226 УПК РФ (решения прокурора по поступившему к нему делу с обвинительным заключением, актом) относятся к VIII разделу («Предварительное расследование»). Полагаем, что стадию подготовки дела к судебному разбирательству все же следует рассматривать как промежуточное звено между предварительным расследованием и судебным разбирательством, о чем еще в 1984 году, до принятия УПК РФ, писал М.Ф. Маликов72.

В то же время нельзя считать стадию подготовки и назначения судебного разбирательства полностью соответствующей ранее стадии предания суду. Поэтому полагаем, не правы те авторы, которые пишут, что стадия предания суду сохранила свое существование только в обновленной процессуальной форме73 или проводят аналогию между ней и стадией назначения дела к судебному разбирательству применительно к УПК РФ74.

Предание суду существенно отличается от стадии подготовки дела к судебному разбирательству по следующим аспектам: 1) по временным рамкам, охватывающим период производства по уголовному делу; 2) по структурным частям, составляющим этот этап; 3) по итоговым процессуальным решениям, завершающим производство на стадии; 4) по кругу и характеру решаемых на нем вопросов; 5) по субъектному составу и характеру их деятельности на данном этапе; 6) по предмету и пределам доказывания.

По УПК РФ стадии подготовки дела к судебному разбирательству присущи особые (специальные) признаки, которые обусловливают ее место и роль в уголовном судопроизводстве: 1) она является первоначальной самостоятельной судебной стадией75; 2) осуществляя действия и принимая решения на данной стадии, судья не вправе предрешать вопрос о виновности лица, в отношении которого осуществляется производство по уголовному делу; 3) данная стадия является особой76 или дополнительной процессуальной гарантией обеспечения прав сторон обвинения и защиты, позволяющей суду как можно раньше определиться в законности и обоснованности уголовного преследования обвиняемых, связанных с этим мер процессуального принуждения, в требовании публичной процедуры и наличии для этого достаточных оснований77.

Следует обратить внимание на то, что отдельные процессуалисты, независимо от времени реформирования УПК, называют стадию подготовки дела к судебному разбирательству: производство в суде до судебного разбирательства78, разрешение судьей вопроса о назначении судебного заседания79, назначение судебного заседания80, подготовка материалов уголовного дела к судебному заседанию81, назначение судебного разбирательства82, подготовка дела к судебному разбирательству83 (судебному заседанию84), подготовка и назначение судебного разбирательства85, принятие дела судом к своему производству86, стадия подготовки дела к слушанию87.

Исходя из таких представлений, на наш взгляд, необходимо обратить особое внимание на соотношение понятий «судебное заседание» и «судебное разбирательство».

Во-первых, согласно УПК РФ, главы 33 и 34, регулирующие уголовно-процессуальную деятельность на данном этапе, включены в раздел X Кодекса - «Производство в суде первой инстанции», куда входят наряду с главами «Общие условия судебного разбирательства», «Подготовительная часть судебного заседания», «Судебное следствие», из чего следует, что «Общий порядок подготовки к судебному заседанию» разбирательству является составной частью деятельности суда первой инстанции.

Авторы УПК РФ неоднократно подчеркивали: «Такое структурное построение соответствующих разделов не случайно. Оно отражает подход, в соответствии с которым, производство в суде первой инстанции представляет собой не совокупность двух стадий (т.е. подготовки дела и самого судебного разбирательства – отмечено нами), а единый этап уголовного процесса»88. Хотя законодательно стадия «Подготовки дела к судебному заседанию» является первой стадией судебного производства, но уголовное дело в ней по существу не разрешается.

Во-вторых, п. 51 ст. 5 УПК РФ определяет «судебное разбирательство» как «судебное заседание судов первой, второй и надзорной инстанций». Пункт 52 ст. 5 УПК РФ определяет суд первой инстанции как «суд, рассматривающий уголовное дело по существу и правомочный выносить приговор, а также принимать иные решения в ходе досудебного производства». Следует заметить, что к «судебному разбирательству» не относится решение вопросов в досудебном производстве и в стадии «подготовки и назначения судебного заседания».

В-третьих, понятие «судебное заседание» определено в п. 50 ст. 5 УПК РФ, согласно которому «судебное заседание – процессуальная форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу». В связи с этим, совершенно непонятно, как может суд первой инстанции принимать решения в ходе досудебного производства?

Например, если рассмотрение уголовного дела по первой инстанции относится по подсудности к мировому или краевому судам, то разрешение вопросов о применении мер пресечения (заключение под стражу, домашний арест, залог), о производстве отдельных следственных действий, в любом случае, является прерогативой районного суда (ч. 2 ст. 29, ч. 4 ст. 108 УПК РФ).

Следуя логике законодателя, судебное заседание является процессуальной формой разрешения судом любого правого вопроса в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу, требующим присутствия отдельных участников производства. Исходя их таких представлений порядок, определенный главой 33 «Общий порядок подготовки к судебному заседанию», должен соблюдаться при проведении любого судебного заседания, в т.ч. и в досудебном производстве (например, разрешение вопросов о применении мер пресечения (ст.ст. 106-109 УПК РФ), о производстве отдельных следственных действий (ст. 165 УПК РФ), о рассмотрении жалоб (ст. 125 УПК РФ). Следовательно, возможна и усложненная форма подготовки любого судебного заседания – с проведением предварительного слушания, предусмотренного гл. 34 УПК РФ, что не предусмотрено иными статьями Кодекса.

В то же время перспективной считается точка зрения А.И. Морозова, который считает возможным использование положений глав 33 и 34 УПК РФ в апелляционном и кассационном производствах89. В его подходе на наш взгляд есть правильное указание о том, что во второй инстанции необходимо проводить предварительные слушания для решения вопросов, связанных с исследованием доказательств, приостановлением и прекращением уголовных дел, возвращением уголовных дел прокурору.

Прав Л.Ф. Мартыняхин в том, что: термины судебное заседание» и «судебное разбирательство» - разные и применяются для обозначения совершенно различных по своему назначению, содержанию и порядку осуществления судебной деятельности90.

Таким образом, название стадии «подготовка и назначение судебного заседания» по УПК РФ не соответствует ее содержанию. Для устранения указанных противоречий предлагается внесение следующих корректировок в уголовно-процессуальное законодательство:

- заменить название главы 33 УПК РФ с «Общий порядок подготовки к судебному заседанию» на «Общий порядок подготовки к судебному разбирательству»;

- внести изменение в п. 3 ч. 1 ст. 227 УПК РФ: пункт 3 изложить в следующей редакции – «3) о назначении судебного разбирательства.»;

- переименовать ст. 231 УПК РФ «Назначение судебного заседания» на «Назначение судебного разбирательства».

- переименовать пункт 5 часть 1 статьи 236 УПК РФ: в пункте 5 части 1 статьи 236 УПК РФ слова «о назначении судебного заседания» заменить словами «о назначении судебного разбирательства».

В свете изложенного целесообразно отметить, что соответствующие главы процессуальных законодательств ГПК РФ (глава 14) и АПК РФ (глава 14) называются именно «Подготовка дела к разбирательству», а не к «судебному заседанию». Правильно отражено название стадии и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 - «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству»91.

В юридической литературе неоднозначно отмечалось, что однопорядковыми терминами, созвучными «предварительному слушанию», могут быть хорошо известные прежнему уголовно-процессуальному законодательству понятия: «стадия предания суду» (ст. 221 УПК РСФСР 1960 г.), «подготовка к судебному заседанию» (гл. 30 УПК РСФСР в редакции закона от 26 мая 1992 г.), «полномочия судьи до судебного разбирательства и подготовительные действия к судебному заседанию (гл. 20 УПК РСФСР в редакции закона от 29 мая 1992 г.)92. Применительно к УПК РФ, М.А. Верещагина предварительное слушание называет преданием суду93.

По нашему мнению, в этом случае происходит неоправданное с логической точки зрения «смешение» понятий «подготовка и назначение судебного заседания» и «предварительное слушание». Однопорядковыми терминами, созвучными «подготовке и назначению судебного заседания», следует считать перечисленные выше, а «предварительному слушанию» - «распорядительное (подготовительное) заседание» или «предварительное слушание» в суде присяжных (раздел 10 УПК РСФСР в редакции закона от 16 июля 1993 г.).

Полагаем, что нельзя механически перенести на наше уголовно-процессуальное право заимствованный разработчиками УПК РФ опыт Великобритании, в силу которого судебное заседание по преданию суду и назвали предварительным слушанием. Л.М. Мартыняхин правильно отмечает, что предварительное слушание имеет место там, где нижестоящий суд признает виновным, а вышестоящий назначает наказание, суд проверяет поступившие материалы и выносит решение (отдает распоряжение) о назначении судебного разбирательства. Никакого предварительного слушания в отечественном процессе не проводится»94.

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод, что для верного определения юридической природы предварительного слушания, необходимо учитывать все этапы его развития, как в дореволюционной России, так и в советский период.

Деление предания обвиняемого суду и подготовки дела к судебному разбирательству на две процессуальные формы не является новым в уголовном судопроизводстве. По УПК РСФСР вопросы, аналогичные решаемым ныне в порядке предварительного слушания, рассматривались в подготовительном, позднее в распорядительном заседании суда, проводимом в стадии предания суду, с 1993 г. – на предварительном слушании при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, а по Уставу уголовного судопроизводства (1864 г.) – в порядке приготовительных к суду распоряжений для рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей.

В этой связи, распорядительное заседание на стадии предания суду следует рассматривать как предпосылку возникновения предварительного слушания и считать его «своеобразным прообразом»95.

Результаты анкетирования судей показали, что 38,3% из них считают предварительное слушание совершенно новым и самостоятельным институтом; 8,4% - своеобразным аналогом распорядительного заседания; 43,7% - новым институтом, но содержит некоторые элементы распорядительного заседания.

А.И. Морозов проводя сравнение существующего предварительного слушания с прежним распорядительным заседанием выявляет лишь два отличия: составом лиц и задачами, решаемыми на предварительном слушании96.

Считаем, что распорядительное заседание существенно отличается от предварительного слушания по следующим параметрам: 1) по субъектам, принимающим участие в судебном заседании; 2) по субъектам, наделенным правом на инициирование его проведения; 3) по основаниям для назначения; 4) по процессуальному порядку его проведения; 5) по предмету и пределам доказывания на этом этапе; 6) по определению характера деятельности участников судебного заседания.

 

ГЛАВА 2. Правовая сущность предварительного слушания при подготовке уголовного дела к судебному разбирательству

По своей структуре уголовный процесс далеко не однороден и состоит не только из системы стадий, но и из отдельных производств, многие из которых сами являются полистадийными97. Действующее уголовно-процессуальное законодательство пошло по пути дифференциации уголовного судопроизводства98 не только «вглубь», но и «вширь».

Так, предварительное слушание явило пример создания не только отдельных «сквозных» производств, в которых дело проходит все стадии в более сложных формах, таких как: производство по делам несовершеннолетних (глава 50 УПК РФ), производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ), но и пример дифференциации производства в одной отдельной стадии процесса, в данном случае – стадии подготовки и назначения судебного разбирательства.

Если с определением сущности стадии подготовки и назначения судебного разбирательства все достаточно ясно, то с предварительным слушанием возникает много проблем теоретико-прикладного характера. Современное предварительное слушание является универсальной правовой категорией, имеет особые (специальные) признаки, которые обусловливают место и роль в уголовном судопроизводстве.

Именно поэтому до сих пор отсутствует единая позиция процессуалистов во взглядах на определение предварительного слушания, которые рассматривают его как: особую форму предания суду99; особый этап уголовного процесса100; новую самостоятельную стадию уголовного процесса101 (ряд авторов уточняют, что самостоятельную судебную стадию102); особую форму судебного разбирательства по уголовным делам103; как предстадию104; как этап рассмотрения дела по существу105; особую форму106 (процессуальную форму107, усложненную форму108, усложненную процессуальную форму109, усложненную дифференцированную форму110) стадии подготовки дела к слушанию; форму подготовки дела к судебному разбирательству111; самостоятельный институт подготовки и назначения судебного разбирательства112; правовой институт уголовного судопроизводства113; разновидность судебных заседаний при подготовке дела к рассмотрению в судах первой и второй инстанций114; самостоятельную часть судебного разбирательства в суде присяжных (наряду с такими частями как: подготовительная часть, формирование коллегии присяжных заседателей, судебное следствие, прения сторон)115; или как новую форму судебного контроля116.

Признавая безусловную полезность такого всестороннего исследования предварительного слушания учеными, считаем необходимым заметить, что по рассматриваемому вопросу нет единого мнения и среди практических работников. Так, 38,9% респондентов охарактеризовали предварительное слушание как этап стадии подготовки и назначения судебного разбирательства; 27,5% - назвали его самостоятельной стадией уголовного процесса; 22,2% - особым видом досудебного производства; 4,8% - особым видом судебного производства; 0,6% - аналогом подготовительной части судебного разбирательства (за исключением порядка решения вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу).

Анализ теоретических и практических подходов авторов свидетельствуют о том, что стадия назначения судебного разбирательства с проведением предварительного слушания, в том числе и само предварительное слушание, имеет в настоящее время уникальную юридическую природу.

Предварительное слушание, как часть подготовки и назначения судебного разбирательства, являясь контрольным проверочным этапом по отношению к предшествующей деятельности органов предварительного расследования, служит подготовительным действием по отношению к предстоящему судебному заседанию117.

Исходя из таких представлений, учитывая многогранность характеристик предварительного слушания, полагаем возможным охарактеризовать его в настоящем исследовании не только как этап усложненной формы стадии подготовки дела к слушанию, но и как самостоятельный институт подготовки и назначения судебного разбирательства, как дополнительную процессуальную гарантию соблюдения прав участников процесса, и как контрольную проверочную инстанцию по отношению к досудебному производству, и как разновидность судебных заседаний.

 

2.1. Предварительное слушание как этап усложненной формы стадии подготовки дела к судебному разбирательству

Говоря о дифференциации производства в рассматриваемой стадии следует отметить, что оно может осуществляться в обычной форме (назначение судебного разбирательства без проведения предварительного слушания - глава 33 УПК РФ) и в усложненной форме (назначение судебного разбирательства с проведением предварительного слушания - глава 34 УПК РФ). Деление стадии подготовки дела к рассмотрению в суде на две формы не является совершенно новым в уголовном судопроизводстве, о чем уже было сказано ранее.

Определение формы подготовки к судебному разбирательству во многом определяется степенью подготовленности уголовного дела, т.е. зависит от качества проведенного предварительного расследования и прокурорского надзора за соблюдением уголовно-процессуального законодательства, а также от волеизъявления сторон обвинения и защиты по обеспечению их прав (например, от наличия заявленных ходатайств, предусмотренных ст. 229 УПК РФ).

Общий (упрощенный) порядок подготовки к судебному разбирательству (ст. 227 УПК РФ) предполагает единоличное разрешение судьей вопросов по уголовному делу, поступившему в суд первой инстанции. Указанная форма стадии структурно представляет собой два этапа: первый - ознакомления судьи с поступившими в суд материалами дела и принятие решения о назначении судебного разбирательства (ст.ст. 227, 228, 231 УПК РФ); второй – вычленение судьей подготовительных действий к проведению судебного разбирательства (ст.ст. 232, 233 УПК РФ).

Задачи такой формы стадии точно сформулированы А.В. Смирновым, К.Б. Калиновским, Н.А. Юркевичем, В.В. Вандышевым: а) контрольно-ревизионные (проверка правильности определения подсудности уголовного дела, своевременности вручения копии обвинительного заключения (акта) обвиняемому); б) правообеспечительные (выяснение вопроса о мере пресечения; подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы; в) распорядительные (решение вопросов, связанных с назначением судебного разбирательства)118.

При усложненной форме подготовки дела к судебному разбирательству (с проведением предварительного слушания) от судьи требуется принятие таких решений, «…которые, оказывая влияние на процессуальное положение дела и процессуальные права сторон, носят по существу своему судебный характер, … в которых председатель встретил сомнение»119.

Такая подготовка к рассмотрению дела структурно состоит уже из четырех этапов: первый - ознакомление судьи с поступившими в суд материалами дела и принятие решения о проведении предварительного слушания при наличии соответствующих оснований (ст.ст. 227-229 УПК РФ); второй - подготовительные действия судьи к проведению предварительного слушания (ст. 232, ч.ч. 1, 2 ст. 234 УПК РФ); третий - непосредственное проведение предварительного слушания; четвертый - подготовка и назначение судебного разбирательства по итогам предварительного слушания (ст.ст. 231-233 УПК РФ), если не вынесены иные решения, например, о направлении уголовного дела прокурору. А.П. Рыжаков несколько упрощает рассматриваемую форму стадии, определяя ее в два этапа: предварительное слушание и подготовительные действия к судебному заседанию120.

Из сказанного следует, что само предварительное слушание, является структурным этапом усложненной дифференцированной формы стадии подготовки и назначения судебного разбирательства.

Уникальность данного этапа заключается еще и в том, что предварительное слушание содержит в себе отдельные признаки, присущие стадии уголовного процесса. Так, при подготовке дела к разбирательству, т.е. вне предварительного слушания, в стадии не могут быть задействованы такие участники процесса как прокурор, обвиняемый, защитник, потерпевший, свидетель (при решении вопросов, предусмотренных ст. 235 УПК РФ) и др. Только на предварительном слушание судья может вынести решения, ограничивающие конституционные права обвиняемого (о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога) или решить вопрос о признании доказательств недопустимыми (ст. 235 УПК РФ), о приостановлении производства по делу (ст. 238 УПК РФ), либо завершить производство в данной стадии путем принятия решения о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ), о прекращении уголовного дела или уголовного преследования (ст. 239 УПК РФ). Только в рамках предварительного слушания действуют сроки, предусмотренные ч. 3 ст. 229, и ч. 2 ст. 234 УПК РФ. Только на предварительном слушании возможно проведение отдельных следственных действий, таких как допрос, осмотр предметов или документов, проведение судебной экспертизы в случае исследования вопроса о допустимости доказательства. Кроме того. подготовка дела к разбирательству будет осуществляться в форме судебного заседания лишь при условии проведения предварительного слушания.

В системе последовательно сменяющих друг друга стадий подготовке и назначению судебного разбирательства отведена роль звена, расположенного между досудебным производством по уголовному делу и рассмотрением его по существу в суде первой инстанции. Согласно структуре УПК РФ, она относится к третьей части – судебному производству, что означает наделение судьи всеми основными процессуальными полномочиями на данной стадии. Стороны имеют право лишь заявлять ходатайства, а решение по уголовному делу принимает только судья. Исключение составляют случаи, когда прокурор отказывается от поддержания государственного обвинения, тем самым, вынуждая судью прекратить уголовное дело или уголовное преследование (ч. 1 ст. 239 УПК РФ).

Вместе с тем каждая стадия уголовного процесса наделена определенными контрольными функциями по отношению к предыдущей и призвана исправлять ее ошибки и пробелы121. С этих позиций вполне правомерно можно считать, что нормами глав 33, 34 УПК РФ установлен своеобразный «процессуальный фильтр» («проверочный фильтр»122), позволяющий «предварительно проконтролировать достаточность оснований для обвинения и избежать необоснованного назначения судебного заседания»123, что является одним из важнейших этапов в системе судебно-надзорных гарантий обеспечения прав, свобод и законных интересов граждан. Следует отметить, что по УПК РФ на предварительном слушании судья не наделен полномочиями по проверке и контролю за достаточностью оснований для предъявленного обвинения.

А.А. Юнусов и С.В. Лупанова считают, что непосредственные задачи стадии подготовки дела к судебному разбирательству, в том числе с проведением предварительного слушания, заключаются в возможности предварительно оценить и проверить: законность предшествующего производства по делу; законность и обоснованность требования стороны обвинения о внесении данного дела в суд с целью разрешения вопроса (утверждения стороны обвинения) о виновности обвиняемого в инкриминируемых ему преступлениях124. Представляется ошибочным их утверждение, т.к. проверка законности и обоснованности предъявленного обвинения не является «предметом проверки и оценки суда» на этом этапе производства или предметом доказывания на предварительном слушании.

Судья на предварительном слушании не принимает решения по вопросу о достаточности доказательств для назначения судебного разбирательства (как это было по УПК РСФСР), а также не производит исследование и оценку доказательств виновности лица. В силу презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ) как обвинительное заключение (акт), так и решения на предварительном слушании устанавливают лишь «…вероятность виновности, а не достоверность ее»125. Совершенно прав Н.Н. Ковтун отмечая, что на данной стадии осуществляется контроль «…за обоснованностью притязаний обвинительной власти на уголовное преследование обвиняемых ею, непосредственно в уголовном суде»126.

Из сказанного выше так же следует, что стадия имеет двойственную процессуальную природу, и на нее возлагаются как минимум две основные (или контрольно-подготовительные127)функции128.

Первая функция заключается в осуществлении контроля, проверке соблюдения законности в процессуальной деятельности органов предварительного расследования в предшествующей стадии и устранении выявленных нарушений уголовно-процессуального закона. Устранить выявленные нарушения (например, призанять доказательство недопустимым) или принять меры по их устранению (например, направить уголовное дело прокурору) без проведения предварительного слушания не представляется возможным.

Вторая функция включает в себя непосредственную реализацию организационных мероприятий в отношении предстоящего судебного разбирательства. Общее содержание этих действий заключается в изучении судьей уголовного дела (ст.ст. 227, 228 УПК РФ), вызове участников процесса и организации предстоящего судебного заседания. В усложненной форме стадии такие действия проводятся дважды при подготовке предварительного слушания (ч. 2 ст. 234, 233 УПК РФ) и в последующем - судебного разбирательства (ст. 231, 232, 233 УПК РФ).

В юридической литературе определяется еще третье направление уголовно-процессуальной деятельности суда в исследуемой стадии, которое рассматривается в качестве самостоятельной правообеспечительной функции129. А.П. Гуськова, применительно ко всему уголовному судопроизводству, характеризуя эту деятельность суда как «охранительную функцию» или «правоохранительную функцию»130, указывает, что «…судебный контроль можно обозначить как универсальные способ реализации судом правоохранительной функции государства, позволяющей с помощью правосудия обеспечивать защиту прав и свобод личности»131.

А.Е. Пучковский определяет всего одну задачу рассматриваемой стадии - «в реализации полномочий судебного контроля»132. Считаем, приведенное положение не совсем точным, т.к. задачи стадии подготовки дела к слушанию необходимо определять исходя из анализа основных направлений уголовно-процессуальной деятельности суда на этом этапе производства.

Следует отметить, что впервые на необходимость выделения функции охраны прав участников процесса обратил внимание Ф.Н. Фаткуллин133. Позднее, но до принятия УПК РФ, об этом писали Н.А. Юркевич, И.Ф. Демидов, В.М. Бозров134. В силу сказанного представляется ошибочным суждение П.Л. Ишимова, который считает, что судья в рассматриваемой нами усложненной форме стадии осуществляет только «…процессуальную организационно-распорядительную деятельность, направленную на отправление правосудия по поступившему в суд уголовному делу, и связанную с подготовкой его материалов к судебному заседанию»135.

О назначении рассматриваемой стадии точно отмечено у Л.М. Володиной. В ее подходе, на наш взгляд, есть правильное суждение о том, что стадия подготовки дела к судебному разбирательству «…призвана решать вопросы, направленные на создание условий производства в суде первой инстанции. На данной стадии разрешаются вопросы подготовки дела к слушанию в суде, и назначается судебное заседание»136.

Все сказанное выше позволяет сделать вывод о том, что значение данной стадии в усложненной ее форме состоит в следующем: 1) выполняя контрольную функцию по отношению к досудебному производству, стадия не допускает до судебного разбирательства дела, по которым оно осуществлялось с нарушением требований УПК РФ; 2) выявляя ошибки и недостатки предварительного расследования, стадия опосредованно способствует повышению его качества; 3) устраняя выявленные нарушения, она обеспечивает защиту прав и законных интересов лиц, вовлеченных в сферу уголовного судопроизводства; 4) осуществляемые в этой стадии подготовительные действия создают необходимые предпосылки для своевременного и эффективного рассмотрения уголовного дела по существу и способствуют минимизации дальнейших судебных издержек государства.

Исходя из анализа основных направлений уголовно-процессуальной деятельности суда при подготовке дела к рассмотрению, задачами стадии подготовки и назначения судебного разбирательства с проведением предварительного слушания являются: 1) осуществление судебного контроля за качеством предварительного расследования; 2) установление наличия (отсутствия) обстоятельств, препятствующих проведения судебного разбирательства; 3) устранение выявленных нарушения закона, допущенных в ходе досудебного производства, а также причин, способствующих их образованию; 4) производство подготовительных организационно-распорядительных действий, обеспечивающих эффективность судебного разбирательства.

Предварительное слушание, согласно структуре УПК РФ, является этапом самой усложненной формы стадии, поэтому и задачи предварительного слушания составляют более узкий перечень по сравнению с задачами самой стадии. Именно поэтому не прав П.Л. Ишимов, отмечая: «…что стоящие перед судом на стадии подготовки к судебному заседанию задачи являются аналогичными задачам, реализуемым судьей в процессе производства предварительного слушания»137. В другой работе автор включает в перечень задач, решаемых на предварительном слушании, организацию предстоящего судебного разбирательства уголовного дела138. Деятельность суда по подготовке предстоящего судебного разбирательства относиться к другому (четвертому) этапу усложненной формы стадии.

Определяя задачи предварительного слушания, следует обратиться к трудам классика теории уголовного процесса И.Я. Фойницкого, который писал в свое время: «задача подготовительных к суду распоряжений – решить вопрос о возможности слушания дела в данном суде и подготовить последнее»139.

В настоящее время С.В. Бородин отмечает: «…основная задача предварительного слушания состоит в обеспечении судебного разбирательства только тех дел, по которым с достаточной полнотой проведено предварительное расследование»140, а для самой стадии – «…выяснение существенных вопросов, ответ на которые позволит установить полноту и достаточность собранных материалов для рассмотрения дела в судебном заседании…»141.

В.П. Кашепов, указывает, что предварительное слушание проводится в целях решения «…вопросов, определяющих дальнейшее направление уголовного дела, определения достаточности собранных в стадии предварительного расследования доказательств, обеспечении иных условий подготовки судебного разбирательства»142.

Приведенные утверждения не являются бесспорным, т.к. в действующем законодательстве отсутствует институт возвращения дела для дополнительного расследования, ранее предусмотренный ст. 232 УПК РСФСР, а в ст. 237 УПК РФ закреплен совершенно другой правовой институт. Судить о полноте и достаточности по делу материалов, собранных органами предварительного расследования, можно только с позиций соблюдения уголовно-процессуальных норм при формировании обвинительной доказательственной базы (ст. 235 УПК РФ), либо - с реализации права прокурора отказаться от обвинения, выдвинутого органами предварительного расследования (ч. 1 ст. 239, ч. 7 ст. 246 УПК РФ).

Т.М. Махова считает, что предварительное слушание направлено на своевременное устранение препятствий по делу до разрешения его по существу и выявление нарушений требований процессуального закона, касающихся собирания доказательств, что должно привести к признанию доказательства недопустимым и его исключению из дела143.

В.М. Лебедев уточняет, что основными задачами непосредственно предварительного слушания являются: 1) рассмотреть все поступившие к моменту назначения судебного разбирательства ходатайства; 2) выяснить степень готовности дела к рассмотрению его судом; 3) в определенных законом случаях принять дополнительные меры к его подготовке144.

Т.Н. Долгих к задачам предварительного слушания относит: установление наличия (отсутствия) обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела в ходе судебного разбирательства и принятия мер по их устранению; создание условий для использования в ходе судебного разбирательства только допустимых доказательств; определение состава суда для дальнейшего рассмотрения дела по существу145.

Обобщая точки зрения последних из указанных авторов правы, выделяем те задачи, которые могут быть разрешены только в рамках предварительного слушания:

1) обеспечить качественную доказательственную базу для судебного разбирательства, путем исключения недопустимых доказательств или приобщения к уголовному делу новых доказательств, представленных стороной обвинения (защиты), или полученных по результатам допроса в качестве свидетелей дополнительных лиц (ч. 8 ст. 234 УПК РФ);

2) обеспечить перспективу судебного разбирательства: прекратить при наличии основания уголовное дело или уголовное преследование (ст. 239 УПК РФ); приостановить производство по уголовному делу в силу возникшей ситуации, не позволяющей назначить судебное разбирательство (ст. 238 УПК РФ); установить причины допущенных нарушений уголовно-процессуального законодательства органами предварительного расследования; устранить их самостоятельно в судебном заседании или направить уголовное дело прокурору (ст. 237 УПК РФ);

3) обеспечить явку обвиняемого (в дальнейшем – подсудимого) в судебное разбирательство и для этого разрешить вопрос о мере пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста (избрать, отменить или продлить срок содержания), залога;

4) обеспечить возможность исполнения последующих решений суда первой инстанции в части гражданского иска путем разрешения вопроса о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением (ст. 230 УПК РФ), например, наложение ареста на имущество146.

Главный смысл предварительного слушания, по мнению Б.Т. Безлепкина и Н.Е. Осипкова, заключается в том, что здесь наиболее важные вопросы подготовительного характера решаются в судебном заседании на основе состязательности сторон, хотя вопросы, относящиеся к существу дела, в частности и в первую очередь – вопросы о виновности-невиновности обвиняемого, не решаются и не предрешаются147.

А.В. Гриненко существенно уточняет его, что предварительное слушание представляет собой судебное заседание, которое проводится при необходимости разрешения вопросов, требующих ознакомления с материалами уголовного дела и с мнением сторон148.

Мы не можем согласиться с В.В. Золотых, который пишет: «…значение предварительного слушания как контрольной стадии по отношению к досудебному производству заключается в том, что оно выполняет роль определенного фильтра, позволяющего предварительно проконтролировать достаточность оснований для обвинения и избежать необоснованного назначения судебного заседания»149.

Во-первых, «избежать необоснованного назначения судебного заседания» следует рассматривать как результат проведения предварительного слушания в случаях вынесения по его итогам решений о прекращении уголовного дела (ст. 239 УПК РФ), о направлении по подсудности (п. 1 ч. 1 ст. 236 УПК РФ) или прокурору (ст. 237 УПК РФ); во-вторых, вопрос о достаточности оснований для обвинения не может быть предметом исследования на этом этапе производства, о чем мы отмечали выше; в-третьих, предварительное слушание не является стадией уголовного процесса.

Считаем, предварительное слушание, являясь контрольной, проверочной инстанцией по отношению к предварительному расследованию, служит своеобразным процессуальным «фильтром», который позволяет своевременно устранить возможные препятствия судебного разбирательства по уголовному делу, в том числе исключить некоторые процессуальные ошибки, допущенные следователем, дознавателем и не устраненные прокурором в досудебном производстве, а также устранить нарушения требований уголовно-процессуального закона, касающихся собирания доказательств, что, в свою очередь, должно привести к признанию доказательств недопустимыми.

Следовательно, целью проведения предварительного слушания является необходимость в судебном заседании с участием сторон на основе состязательности сторон, не предрешая судьей вопроса о виновности-невиновности обвиняемого, устранить выявленные препятствия (или принять меры по их устранению), не позволяющие назначить судебное разбирательство порядке, предусмотренном ст.ст. 231-233 УПК РФ.

А теперь перейдем к исследованию предварительного слушания как института стадии подготовки и назначения судебного разбирательства.

 

2.2. Предварительное слушание как самостоятельный институт подготовки дела к судебному разбирательству.

Предварительное слушание, как универсальная правовая категория, рассматривается рядом ученых и как самостоятельный институт уголовно-процессуальной стадии подготовки дела к судебному разбирательству150 и как правовой институт уголовного судопроизводства151.

Мы считаем, что предварительное слушание, которое является этапом усложненной формы стадии подготовки дела к разбирательству, можно рассматривать еще и как институт указанной стадии. Безусловно, категории «этап» и «институт» разноплановые, но не исключающие друг друга. Результаты анкетирования практических работников показали, что 82,0% судей назвали предварительное слушание новым институтом уголовного судопроизводства.

По словарю С.И. Ожегова, институтом является «совокупность норм права в какой-либо области общественных отношений»152. В юридическом словаре О.Г. Румянцева и В.Н. Додонова институт права определяется как «обособленная группа юридических норм, регулирующих однородные общественные отношения и входящих в соответствующую отрасль права»153.

В теории права принято считать, что правовой институт представляет собой первичную правовую общность, объединяющую в себе правовые нормы, регулирующие относительно самостоятельную совокупность общественных отношений или какого либо их компонента, или свойства в рамках отрасли права154. Отдельными авторами уточняется, что для правового института155 характерно наличие: внутриотраслевой обособленности; совокупности (комплекса156, группы157) взаимосвязанных между собой предметно-функциональными связями юридических норм158. Нормы института: должны регулировать небольшую (устойчивую159) группу видовых родственных (однородных160) отношений или призваны: регламентировать отдельные участки, фрагменты, стороны (компоненты, свойства161) общественной жизни162; содержат общие принципиальные положения163. Каждый правовой институт выполняет только ему присущие функции и специфичен по сравнению со всеми другими компонентами системы права164.

Юридическим критерием обособления той или иной совокупности норм в конкретный правовой институт, по мнению М.В. Сырых, служат три признака: 1) юридическое единство правовых норм; 2) полнота регулирования определенной совокупности общественных отношений; 3) обособление норм, образующих правовой институт, в главах, разделах, частях и иных структурных единицах законов, других нормативно-правовых актов165.

В процессуальной литературе также сложилось однозначное определение института отрасли права.

Так, самостоятельным институтом уголовного судопроизводства является «…правовой институт с объективно сложившейся внутри отрасти права обособленной группой норм, регулирующей с требуемой детализацией общественное отношение и приобретающий в силу этого относительную самостоятельность, устойчивость и автономность функционирования»166.

Называя предварительное слушание самостоятельным институтом стадии подготовки дела к судебному разбирательству, который существует «в чистом виде» относительно небольшой период времени, необходимо охарактеризовать признаки, присущие ему как институту.

1. Это внутриотраслевая обособленность норм. Действительно, такого

явления как предварительное слушание, нет ни в одной другой отрасли процессуального права (в гражданском и в арбитражном судопроизводствах проводятся предварительные судебные заседания, но это далеко не одно и то же). Анализируя соответствующие нормы УПК РФ, ГПК РФ и АПК РФ можно выделить следующие отличия предварительного слушания от предварительных судебных заседаний: а) по обязательности его назначения; б) по цели проведения; в) по участникам судебного заседания; г) по процессуальному порядку проведения; д) по форме окончания судебного заседания167.

2. Наличие обособленной системы норм, образующих правовой институт, связанных между собой предметно-функциональными связями. Процессуальный порядок назначения и проведения предварительного слушания регламентируется главой 34 УПК РФ с соблюдением требований глав 33, 35, 36 УПК РФ, а также в зависимости от оснований назначения предварительного слушания – главами 4 (основания прекращения уголовного дела или уголовного преследования), 10 (доказательства в уголовном процессе), 42 (производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей) и др. Полагаем, что размещение норм, регулирующих предварительное слушание, в отдельную главу свидетельствует о логической последовательности законодателя в совершенствовании уголовно-процессуального закона, тем самым определяется качественная обособленность анализируемого правового института, что как раз и охватывается понятием правовой институт.

3. Нормы института содержат общие принципиальные положения. Предварительное слушание проводится при непосредственном участии сторон в судебном заседании, с соблюдением принципов уголовного судопроизводства, предусмотренных главой 2 УПК РФ.

В юридической литературе, раскрывающей природу и структуру правового института, отмечается, что «сложный институт или комплексный, будучи относительно крупным, имеет в своем составе более мелкие образования, называемые субинститутами»168, которые отличаются от правового института объемом регулирования и кругом норм права.

С этих позиций вполне правомерно считать субинститутами института предварительного слушания субинститут участников предварительного слушания, субинститут решения вопросов на предварительном слушании о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей; субинститут приостановления производства по уголовному делу на предварительном слушании и т.д.

Л.Н. Сыроватская правильно отмечает, что «…каждый из указанных субинститутов имеет относительно самостоятельное значение, регламентирован собственным небольшим кругом правовых норм, но, в конечном счете, призван обеспечить правовое регулирование предварительного слушания. Именно поэтому в названии каждого субинститута присутствует словосочетание «предварительное слушание»169.

Между институтами внутри отрасли права могут существовать отношения субординации и соподчинения. Все институты уголовно-процессуального права функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом. Не является исключением и институт предварительного слушания. Указанный институт «сотрудничает» с определенными нормами других институтов как уголовного судопроизводства (например, с институтами: подсудности, прекращения или приостановления уголовного дела, участия защитника в деле, отложения судебного заседания и т.д.), так и с институтами других отраслей (например, институт возмещения вреда - глава 59 ГК РФ, институт применения принудительных мер медицинского характера – глава 15 УК РФ, институт освобождения от уголовной ответственности - глава 11 УК РФ и т.п.).

4. Нормы института регулируют небольшую, но устойчивую группу видовых родственных отношений. В данном случае группой видовых родственных отношений является процессуальная форма рассмотрения судом вопросов (п. 50 ст. 5 УПК РФ), как связанных с осуществлением правосудия (судебное разбирательство проводится в форме судебного заседания); либо с осуществлением судебного контроля за предварительным расследованием (например, вопрос о применении меры пресечения в виде заключения под стражу - рассматривается судьей в судебном заседании), так и разрешение вопросов, связанных с подготовкой дела к судебному разбирательству (процессуальной формой проведения предварительного слушания является судебное заседание). Поэтому представляется ошибочным суждение М.В. Немытиной о том, что «предварительное слушание – это форма судебного разбирательства»170.

Понятие «судебное разбирательство» несколько уже, чем «судебное заседание» и не приемлемо для определения процессуальной формы проведения предварительного слушания. Аргументом в этом споре может служить тот факт, что всякое судебное разбирательство проходит в форме судебного заседания, но не всякое судебное заседание является судебным разбирательством.

 

2.3. Структура предварительного слушания

Порядок назначения и проведения предварительного слушания определяется главой 34 УПК РФ с соблюдением требований глав 33, 35, 36, 4, 10, 42 и других, в зависимости от оснований проведения предварительного слушания. Однако в главе 34 УПК РФ, в отличие от ст. 432 УПК РСФСР, отсутствует детальная регламентация самой процедуры проведения предварительного слушания, несмотря на то, что на разрешение этого судебного заседания выносится не один, а несколько различных по сути и правовым последствиям вопросов. Например, законодателем объемно урегулированы вопросы, связанные с решением вопроса о допустимости доказательств, в то время как процедура разрешения иных вопросов, послуживших основанием для проведения предварительного слушания полно не освещена. Расхождение в сути вопросов, подлежащих разрешению в ходе предварительного слушания, требует различия в процессуальной форме их разрешения, предмете проверки и полномочиях суда на данном этапе.

Согласимся с Н.Н. Ковтуном171 в том, что это явных пробел нормативного регулирования, который не устраняет ни ссылка законодателя на то, что предварительное слушание проводится по правилам указанных глав, ни на возможное обращение правоприменителей к нормам тех разделов и глав УПК РФ, которые регулируют сходные процессуальные отношения. Правоприменителям для разрешения вопросов, послуживших основанием для назначения предварительного слушания, как правильно отмечает В.А. Лазарева, придется руководствоваться либо аналогией процедуры, предусмотренной ст. 234 УПК РФ, либо «общим духом», вне буквы закона172.

Полагаем, назрела необходимость внесения федеральными законами поправок в соответствующие статьи УПК РФ, определяющие порядок проведения предварительного слушания. Следует отметить, что отдельные разъяснения в порядок проведения предварительного слушания были даны в Постановлениях Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» и в главе 6 постановления «Об утверждении регламента Верховного Суда РФ» от 22 декабря 2009 г. № 29173.

Поскольку процессуальной формой форма осуществления правосудия в ходе досудебного и судебного производства по уголовному делу является судебное заседание (п. 51 ст. 5 УПК РФ), то можно предположить, что указанный порядок судебного заседания в общей его форме должен быть присущ каждому судебному заседанию. Все это в полной мере относится к предварительному слушанию, процессуальной формой проведения которого также является судебное заседание. Тем более, что авторы УПК РФ, разместив предварительное слушание в разделе IX «Производство в суде первой инстанции», неоднократно подчеркивали, что такое структурное построение соответствующих разделов не случайно174.

Следовательно, глава 35 УПК РФ определяет общие условия производства в суде первой инстанции (раздел IX), к которому согласно структуре УПК РФ относятся судебное разбирательство, стадия подготовки и назначения судебного разбирательства и само предварительное слушание. Поэтому положения глав 36-39 УПК РФ, определяющих структуру судебного разбирательства, должны быть применимы и к предварительному слушанию.

В то же время ряд процессуалистов указывая на большое количество «изъятий» из требований, установленных главами 33-36 УПК РФ175, отмечают, что «…многие статьи главы 35 к предварительному слушанию не имеют отношения (например, ст.ст. 240, 241 УПК РФ и др.)176.

По нашему мнению «изъятия» в большей степени относятся к главе 35 УПК РФ: проведение предварительного слушания единолично судьей в закрытом судебном заседании, не зависимо от последующего состава суда; допустимость отсутствия в нем обвиняемого; ограничение предмета рассмотрения основаниями проведения предварительного слушания.

Полагаем права Т.Н. Долгих в том, что категорическое закрепление законодателем закрытой формы предварительного слушания противоречит Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод, Международному пакту о гражданских и политических правах, ст. 123 Конституции РФ, закрепляющих положение о том, что судебное разбирательство дел во всех судах открытое177.

Видимо поэтому анализ изученной нами судебной практики показывает, что предварительные слушания (не зависимо от оснований их проведения) в протоколах отражены как закрытое судебное заседание в 37,5% случаях; в 25% - как открытое. В остальных 37,5% случаях форма судебных заседаний не была указана совсем. Считаем, что такое положение является недопустимым, т.к. допускается грубейшее нарушение уголовно-процессуального закона.

Для устранения выявленных противоречий необходимо внести изменения в ч. 1 ст. 234 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции:

«1. Предварительное слушание проводится судьей единолично в открытом судебном заседании с участием сторон с соблюдением требований глав 33, 35 и 36 настоящего Кодекса с изъятиями, установленными настоящей главой. Закрытое судебное заседание допускается на основании постановления судьи в случаях, предусмотренных частью второй статьи 241 настоящего Кодекса. В постановлении судьи о проведении закрытого предварительного слушания должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял данное решение.».

Среди процессуалистов также нет единого мнения в отношении структуры предварительного слушания.

Г.И. Загорский включал в структуру распорядительного заседания этап подготовительных действий судьи к назначению судебного заседания, начинающийся после ознакомления его с поступившими материалами уголовного дела178.

В.Д. Адаменко считает, что предварительное слушание проводится в порядке, предусмотренном для подготовительной части судебного разбирательства (открытие судебного заседания, проверка явки лиц или причин их отсутствия, разъяснение прав явившимся лицам, удаление свидетелей из зала судебного заседания и т.д.), но отмечает некоторые отличия порядка предварительного слушания от подготовительной части судебного разбирательства возможностью: истребования различных доказательств и приобщения к уголовному делу новых; допроса свидетелей; оглашения протоколов следственных действий и иных документов, имеющихся в деле и (или) предоставленных сторонами; а также новеллой - возможностью заявления ходатайств об исключении доказательства179.

Г.И. Бушуевым, называет предварительное слушание аналогом судебного

следствия, имеющим свои внутренние этапы180.

Нельзя согласиться с мнением указанных авторов, т.к. структура судебного заседания определена в УПК РФ и, применительно к судебному разбирательству, состоит из пяти основных частей. Предварительное слушание, являясь одним из видов судебных заседаний, также состоит из отдельных последовательно сменяющих друг друга этапов.

В этой связи заслуживают внимания следующие точки зрения ученых.

Т.А. Махова, В.В. Золотых (а ранее для распорядительного заседания М.К. Нуркаева и В.В. Кадырова) полагают, что предварительное слушание состоит из трех частей: 1) подготовительная часть судебного заседания (установление личности обвиняемого и своевременности вручения копии обвинительного заключения или обвинительного акта, рассмотрение вопроса об отводах, изложение оснований, по которым дело вынесено на предварительное рассмотрение); 2) основная часть (рассмотрение ходатайств, заявленных сторонами, выслушивание их мнений, возражений); 3) заключительная часть (удаление судьи в совещательную комнату для вынесения решения, оглашаемого потом на предварительном слушании)181.

Л.Б. Алексеева, Н.Н. Ковтун, А.А. Юнусов и Н.А. Дудко выделяют в предварительном слушании четыре этапа182. При этом указанную вторую (основную) часть судебного заседания они делят на два самостоятельных этапа: судебное следствие и прения сторон.

Мы считаем, что правы последние авторы, т.к. они наиболее полно охарактеризовали порядок проведения предварительного слушания. Кроме того, по своей структуре указанные этапы ближе к ранее законодательно-регламентируемой процедуре, предусмотренной ст. 432 УПК РСФСР, которая также устанавливала четыре этапа: 1) подготовительная часть; 2) рассмотрение ходатайства сторон; 3) выслушивание мнений участников процесса; 4) принятие решения.

Следовательно, процессуальный порядок проведения предварительного слушания включает в себя:

1) подготовительную часть (открытие судебного заседания; проверка явки лиц в суд; разъяснение переводчику его прав, если он участвует в деле; удаление свидетелей из зала судебного заседания, если их присутствие в дальнейшем необходимо для разрешения с ходатайств, предусмотренных ст. 234 УПК РФ; выяснение личности обвиняемого и вопроса о своевременности вручении ему копии обвинительного заключения (акта); объявление участвующих в судебном заседании лиц; рассмотрение вопросов об отводе; разъяснение прав обвиняемому, предусмотренных ст. 47 УПК РФ и иным участникам (защитнику, потерпевшему, представителю); заявление и разрешение иных ходатайств, не перечисленных ст. 229 и 234 УПК РФ; разрешение вопроса о возможности проведения предварительного слушания в отсутствии кого-либо из участников уголовного судопроизводства);

2) судебное следствие (определение порядка разрешения ходатайств, заявленных сторонами; исследование вопроса, послужившего основанием для проведения предварительного слушания; рассмотрение иных ходатайств, заявленных сторонами в ходе судебного заседания);

3) прения сторон и обмен репликами, которые представляют собой выслушивание мнений сторон по исследуемому вопросу;

4) постановление и оглашение судьей принятого по результатам предварительного слушания решения.

В настоящее время порядку проведения предварительного слушания как важнейшему аспекту стадии подготовки дела к судебному разбирательству в процессуальной литературе уделяется достаточно внимания. В частности в диссертационных исследованиях тщательно были рассмотрены алгоритмы проведения судебных заседаний для рассмотрения вопросов: о возвращении уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ - А.И. Ткачевым (2006 г.), Т.Н. Баевой (2006 г.), Е.В. Ежовой (2006 г.), С.В. Лупановой (2006 г.), Т.Н. Долгих (2007 г.); о прекращении уголовных дел в порядке, предусмотренном ст. 239 УПК РФ - Е.В. Кузбагаровой (2003 г.), С.В. Косовой (2002), Е.А. Рубенштейном (2004 г.), А.Ю. Юрасовым (2005 г.), Т.Н. Долгих (2007 г.); о признании доказательств недопустимыми, в порядке, предусмотренном ст. 235 УПК РФ – Л.Н. Сыроватской (2005 г.), Лупановой (2006 г.), Т.Н. Долгих (2007 г.), П.Л. Ишимова (2007 г.), М.А. Верещагиной (2008 г.), А.И. Морозова (2009 г.); о приостановлении уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 238 УПК РФ - А.И. Морозова (2009 г.) и др.

 

 

2.4. Основные направления деятельности суда на предварительном слушании

Немаловажное значение для теории и практики имеет проблема определения органа, который будет осуществлять подготовку дела к судебному разбирательству, в том числе с проведением предварительного слушания. Следует отметить, что рассматриваемая проблема не нова и сохраняет свою актуальность на протяжении всего развития уголовно-процессуального законодательства.

Большинство российских процессуалистов считают, что подготовка дела к судебному разбирательству является прерогативой суда, причем эта деятельность ими рассматривается как форма судебного контроля за соблюдением законности органами предварительного расследования. Об этом писали еще в 20-е годы М.С. Строгович, Н. Николин, С. Байков183, позднее - И.Д. Перлов184, в период действия УПК РСФСР (1960 г.) - И.М. Гальперин, В.З. Лукашевич, Т.Н. Добровольская, М.М. Выдря, Т.А. Михайловская, Н.А. Колоколов, Ю.И. Стецовский185.

До введения в действие УПК союзных республик, принятых в соответствии с Основами уголовного судопроизводства 1958 г., в судебной практике было принято, что подготовительные (распорядительные) заседания всех судов (кроме народных) проходили в составе трех профессиональных судей. Только в случае невозможности проведения подготовительного заседания суда в указанном составе допускалось участие народных заседателей186, а уже с 1958 г. распорядительное заседание проводилось в составе судьи и двух народных заседателей.

Сторонником коллегиального предания суду (судьей с участием народных заседателей) является Ю.И. Стецовский полагая, что «…коллегиальность – важная форма организации и деятельности суда. Она призвана гарантировать законность принимаемых решений, исключить возможность бесконтрольного усмотрения, произвола и злоупотребления со стороны единолично действующего судьи. Коллегиальность связывается с всесторонностью и полнотой рассмотрения дела, поскольку разные люди могут по-разному смотреть на один и тот же вопрос»187. Противником коллегиального предания обвиняемого суду выступала Т.Н. Добровольская188.

На недостатки такой формы предания обвиняемого суду обращено внимание еще в п. 4 Постановления № 2 Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г., в котором сказано, что народные заседатели чаще всего не чувствуют себя достаточно компетентными в решении вопросов, не требующих юридической квалификации преступления, не проявляют должной активности в исследовании доказательств, а судьей недостаточно учитывается их мнение, и все это в совокупности порождает формальное решение исследуемого вопроса189. Неэффективность деятельности народных заседателей подтверждена временем. Федеральным законом от 4 июля 2003 г. № 92-ФЗ в УПК РФ данный институт был отменен.

В.В. Золотых, В.В. Вандышев и А.Н. Качура190 выделяют как одну из форм судебного учреждения по преданию суду – специальный суд с участием присяжных заседателей. Данный институт, традиционный для англо-саксонской уголовно-процессуальной системы, был создан в Англии и существовал там до 1933 г. В США Большое жюри присяжных также является одним из старейших институтов американского уголовного процесса и действует до настоящего времени. Во Франции, при введении суда присяжных, который действовал не продолжительное время, предание суду также осуществляли жюри присяжных (обвинительное жюри).

По нашему мнению, такая форма не лишена отдельных недостатков. Деятельность присяжных заседателей, как и народных заседателей, носит односторонний и поверхностный характер, т.к. решение принимается спонтанно, на основании эмоциональных переживаний, а не на основе профессиональной оценки наличия фактических и юридических оснований (применительно к УПК РСФСР) для рассмотрения дела в суде первой инстанции191. Кроме того, данная форма влечет за собой весьма существенные материальные затраты. К положительным моментам можно отнести лишь «…наличие народного элемента – представителей общественной совести»192.

Заслуживает определенного внимания позиция процессуалистов о единоличной судебной форме подготовки дела к слушанию. Единоличное предание обвиняемого суду наиболее интересно проанализировать с позиции «многовариантости подсудности», позволяющей судье его осуществлять.

Современное состояние учений по данной проблеме, позволяет выделить четыре основных точки зрения процессуалистов, согласно которым подготовка дела к судебному разбирательству с проведением предварительного слушания может осуществляться: а) тем же судьей, что и в дальнейшем будет рассматривать дело по существу; б) разными судьями одного суда; в) судьей вышестоящего суда по отношению к тому, который будет рассматривать дело по существу; г) мировым судьей, независимо от подсудности уголовного дела.

Результаты специальных исследований, предметом которых являлся именно этот вопрос, показали, что среди практических работников нет единого мнения. Часть из них считают, что предварительное слушание должен проводить уже существующий судебный орган, в том числе: судья, который будет рассматривать дело по существу (87,0%); судья того же суда, к которому дело отнесено по подсудности, но без права на рассмотрение его по существу (1,8%); мировой судья по всем уголовным делам, не зависимо от подсудности дела (1,2%); судья вышестоящего суда, по отношению к тому, который будет рассматривать дело по существу (0,6%).

Проблема определения категории «право» или «обязанность» судьи, осуществлявшего подготовку дела к судебному разбирательству, в том числе с проведением предварительного слушания, на рассмотрение им же дела по существу, нуждается в дальнейшей разработке. Поскольку действующий Кодекс, определяя подсудность уголовного дела (ст. 31 УПК РФ), в главах 33, 34 и 35 (ст. ст. 227, 228, 234, 242) УПК РФ закрепляет лишь процедурный порядок подготовки поступившего дела к судебным заседаниям.

В разное время в судебной практике отдельных регионов РФ появлялась тенденция по поручению функций предания суду и рассмотрения дела по существу различным судьям суда одного уровня193.

Н.А. Юркевич отмечает: «…мы здесь имеем дело с крайне редким случаем, когда практические работники «интуитивно почувствовали» главное противоречие рассматриваемой стадии – совмещение в руках одного органа разных функций – предания суду (функции близкой к обвинению) и разрешения дела по существу»194, что способствовало формированию судейского предубеждения. На что также обращено внимание С.Э. Ворониным195.

Эта практика была признана Верховным Судом РСФСР в корне неверной.

В теории уголовного процесса Российской империи уже был тезис, в силу которого решать вопрос о предании суду и выносить судебный приговор не должен один и тот же судья, «…дабы судьи, постанавливающие приговор, не стеснялись своими прежними решениями по делу, а подсудимые не видели в своих судьях преждевременных обвинителей»196. Во всяком случае, законодательство того периода не расходилось с теоретическими воззрениями, согласно которым предание суду, по общему правилу, должно быть поручено именно суду197.

Наиболее примечательным при этом является то, что выход из такой ситуации был найден очень простой. Без изменения законодательства выполнение разных функций было поручено разным судьям одного суда. Аналогичная точка зрения высказана З.Д. Еникеевым198.

Применительно к предварительному слушанию (для разрешения вопроса об исключении доказательств) М.А. Верещагина указывает, что его следует проводить судье, не участвующему в дальнейшем рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, и предлагает данную норму закрепить в п. 4 ст. 63 УПК РФ199.

Действующая судебная система предусматривает достаточно большое количество односоставных районных и мировых судов в сельских населенных пунктах и именно поэтому возникнет много процессуальных и технических сложностей с переносом проведения предварительного слушания в другие суды соответствующего звена, что никак не способствует курсу экономии расходов, связанных с судебным производством. Полагаем, что именно поэтому законодателем в 2002 г. (Федеральный закон от 29 мая 2002 г. №58-ФЗ) была исключена ч. 2 ст. 63 УПК РФ. Считаем необходимым заметить лишь 1.8% опрошенных нами респондентов указали, что судья, проводивший предварительное слушание, не вправе в дальнейшем рассматривать это дело по существу).

Интересное суждение высказано В.В. Дорошковым и А.В. Смирновым, которые предлагают возложить полномочия по подготовке дела к слушанию, осуществлению судебного контроля за законностью и обоснованностью ареста, на мирового судью, причем на постоянной основе200. Позволим себе усомниться в рациональности такого подхода. Районные, краевые и верховные суды наделены правом на пересмотр решений мирового суда, внесенных на предварительном слушании, следовательно, они не могут быть судом первой инстанции по этим уголовным делам, что и отражено в ст. 63 УПК РФ.

По УУС 1864 г имело место предание суду вышестоящим судьей, по отношению к суду, который впоследствии будет рассматривать делу по существу. Положительной стороной указанной формы является то, что предание суду осуществлялось лицами, имеющими больший опыт. Кроме того, исключалась возможность возникновения судейского предубеждения в виновности обвиняемого. Такая практика показала себе не жизнеспособной, т.к. возникает большое скопление дел в вышестоящих судах, что уже имело место на практике по УУС 1864 г.201 При этом ущемлялись права обвиняемых, особенно находящихся под стражей, и, как следствие этого - формальное отношение к решению вопроса о предании суду.

Т.А. Михайлова, своевременно, на наш взгляд, замечала, что возникает закономерный вопрос: правомерно ли такое положение, когда один судья назначает распорядительное заседание, под председательством другого проводится судебное заседание, третий председательствует при рассмотрении дела по существу202? А.В. Смирнов полагает, что закон не запрещает, но и не оговаривает возможность участия разных судей в предварительном слушании и в судебном разбирательстве203.

Но показывает практическое исследование, что всего 6,0% респондентов отметили, что участие разных судей не влияет на качество судебного разбирательства. В то время как 32,3% - считают, что такая ситуация отрицательно сказывается на качестве производства по делу, а 44,9% - указали на недопустимость такой ситуации и на необходимость внесения поправок в УПК РФ204. По действующему законодательству практика верно идет по такому пути, когда во всех трех случаях в рассмотрении дела участвует один и тот же судья.

В рамках производства по уголовному делу, на что также указывает С.В. Лупанова205, может возникнуть сложная с правовой точки зрения ситуация, когда при рассмотрении дела по существу стали известны обстоятельства, обосновывающие отвод судьи (ч. 2 ст. 64 УПК РФ). Часть 2 ст. 242 УПК РФ указывает, что судья заменяется другим и судебное разбирательство начинается сначала.

Но как быть с решениями, принятыми на предыдущем этапе судебного производства, в т.ч. на предварительном слушании? Их выносил судья, который впоследствии был отведен. Выход из создавшейся ситуации законодателем не определен. Теоретически, как нам представляется, необходимо вернуть дело на стадию назначения судебного разбирательства, и провести ее заново, но другим судьей.

В то же время, невозможно представить, как пересмотреть решения, вынесенные по итогам предварительного слушания в порядке, предусмотренном ст. 236 УПК РФ. Такую процедуру пересмотра вынесенных решений нельзя отнести ни к порядку обжалования процессуальных решений (ч. 7 ст. 236 УПК РФ), ни к положениям главы 49 УПК РФ.

В силу указанных проблем заслуживает внимание предложение, согласно которому предание суду должно было осуществляться специально уполномоченным должностным лицом, не наделенным правом на рассмотрение дела по существу206. Как показывает практическое исследование, всего 7,0% респондентов отметили необходимость введения специальной должности (судебного следователя - 4,0%; следственного судьи - 3,0%).

В российском уголовном процессе такая форма предания суду не применялась, но законодательству ряда стран известны такие должности: следственный судья (Франция, Германии, ФРГ в прошлом), судья суммарной юрисдикции (Великобритания), суд магистратского суда (США). Так, для решения исследуемой проблемы в Германском уголовном процессе предлагается (Г. Геншен) рассмотрение вопроса о предании суду передать специально созданному самостоятельному судебному органу – единоличному судье или суду по вопросам предания обвиняемого суду207. По действующему законодательству вопрос о предании обвиняемого суду решает судебный орган, которому подсудно дело, но без участия шеффенов.

Во Франции вопросами оценки достаточности оснований для направления дела в суд и преданию обвиняемого суду занимается специальный судебный орган – обвинительная камера, которая в рассматриваемом нами варианте действовала до 2000 года. Обвинительная камера является также следственным судом второй инстанции и рассматривает апелляции на действия следственного судьи208. Причем, если обвинительная камера установит основание для признания недействительным процессуального акта, она объявляет его недействительным с последующим изъятием из дела.

Интересным, на наш взгляд, представляется опыт законодателей Республики Молдова. Согласно ст. 41 УПК Республики Молдова в систему должностных лиц уголовного судопроизводства введена новая ключевая фигура судьи по уголовному преследованию, который рассматривает вопросы, касающиеся применения меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, или дачи разрешения на производство оперативно-розыскных действий и следственных действий209.

В теории российского уголовного процесса в определении должностного лица, правомочного осуществлять подготовку дела к рассмотрению по существу, можно выделить два направления: подготовка дела к суду следственным судьей или судебным следователем.

Одни процессуалисты считают, что в уголовное судопроизводство для стадии подготовки и назначения судебного разбирательства, в том числе с проведением предварительного слушания, необходимо ввести нового субъекта судебной деятельности – судебного следователя210.. Н.Г. Муратова предлагала даже внести изменения в ч. 1 ст. 234 УПК РФ211. Необходимо отметить, что в работах более позднего периода Н.Г. Муратова уже считала, что указанную деятельность должен осуществлять следственный судья.

Согласимся с М. Сулеймановым, который высказал категорическое суждение против введения должности судебного следователя212. Судебный следователь не являлся носителем судебной власти и не может принадлежать к категории лиц судейского звания. Кроме того, может возникнуть сложная правовая ситуация, когда судья, рассматривающий дело по существу, не согласен с выводами судебного следователя.

Большинство других ученых пишут о необходимости введения в уголовный процесс института следственных судей213.

Согласимся с мнением Н.Н. Ковтуна и А.А. Юнусова о нецелесообразности введения института следственных судей. Свою точку зрения они аргументируют следующим: в законопроекте не определен порядок ознакомления федерального судьи с материалами дела; не отрегулирован вопрос по разрешению возможной ситуации, когда федеральный судья может не согласиться с выводами следственного судьи по принципиальным вопросам (например, по решению вопроса о мере пресечения в отношении подсудимого, об исключении из дела отдельных доказательств, о составе суда (единолично или коллегиально)214.

Каковы же направления деятельности судьи в предварительном слушании? В соответствии с предложенным подходом, на предварительном слушании можно выделить четыре основные группы полномочий судьи215:

1) непосредственное осуществление судебно-проверочных действий (осуществление судебного контроля). На данном этапе производства по делу «…суд контролирует … правильность применения закона (материального и процессуального), принятие достаточных мер по охране свобод, прав и интересов обвиняемого»216. В соответствии с предложенным Н.Г. Муратовой подходом по определению многофункциональности судебного контроля217, считаем, что судебный контроль на предварительном слушании включает в себя:

- Судебный контроль за соблюдением законности в деятельности органов предварительного расследования или, как называет его А.П. Гуськова, судебный контроль за законностью обвинения со стороны органа, его представившего218. В ходе осуществления судебного контроля осуществляется проверка соблюдения требований закона по обеспечению прав обвиняемого и иных участников процесса (например, вручены ли копии обвинительного заключения – п. 2 ст. 228 УПК РФ, приняты ли меры по обеспечению вреда, причиненного преступлением - п. 5 ст. 228 УПК РФ). Направлен он, во-первых, на содействие эффективному осуществлению предварительного следствия, а во-вторых, на обеспечение оптимальных условий для осуществления правосудия;

- Судебный контроль за прокурорской деятельностью, включающий в себя изучение обстоятельств, предусмотренных ст. 237 УПК РФ, в силу которых судья может вернуть уголовное дело прокурору для устранения выявленных нарушений219. Так считают 2,4% судей - при рассмотрении вопросов, связанных с применением ст. 237 УПК РФ, судья на предварительном слушании осуществляет судебный контроль за прокурорской деятельностью в досудебном производстве220.

Ю.К. Якимович, анализируя санкционирование проведения следственных действий и применения мер процессуального принуждения в досудебном производстве (по УПК РСФСР), предостерегал: «…судебный контроль не должен превращаться в судебный надзор, а суд подменять прокурора»221. На недопустимость замены судебным контролем прокурорского надзора акцентировали внимание в разное время Ю. Глазер, А.Г. Халиулин, Э.Р. Арсланова222. В.А. Азаров отмечает, что судебный контроль здесь не может быть тотальным и ни в коем случае судебный контроль нельзя приравнивать к судебному надзору223. Считаем, что все сказанное применимо к деятельности суда на предварительном слушании.

Правы В.Д. Адаменко, А.Д. Назаров, В.Г. Даев, М.Н. Маршунов - судебный контроль нацелен на эпизодическое вмешательство суда в деятельность органов предварительного расследования, а прокурорский надзор, как и организованное руководство, включает в себя постоянное реагирование на деятельность следователя и дознавателя224. Кроме того, по мнению М. Шалумова, в правовом государстве судебный контроль должен обязательно дополняться внесудебными альтернативными механизмами обеспечения исполнения законов, соблюдения прав и свобод граждан225.

В силу сказанного можно сделать вывод о том, что на предварительном слушании судебный контроль не заменяет и не подменяет собой прокурорский надзор за законностью, а судебная система не может и не должна выполнять надзорные функции прокуратуры.

- Судебный контроль как дополнительная процессуальная гарантия соблюдения законных прав и свобод граждан в досудебном производстве по уголовному делу (правообеспечительная функция). Еще период действия УПК РСФСР отдельные процессуалисты писали о судебном контроле как дополнительной процессуальной гарантии соблюдения законных прав и свобод граждан226.

После принятия УПК РФ ряд ученых также отмечают, что стадия подготовки дела к судебному разбирательству становится одной из форм реализации системы судебно-надзорных гарантий обеспечения прав, свобод и законных интересов граждан227.

Думается, что это следует отнести не только к стадии подготовки и назначения судебного разбирательства с проведением предварительного слушания, но и непосредственно к самому предварительному слушанию. В процессе этой деятельности решаются особые задачи контрольно-проверочного характера, и реализуется правообеспечительная функция.

Исследуемая деятельность судьи на предварительном слушании включает в себя: 1) рассмотрение ходатайств, заявленных сторонами: о признании доказательств недопустимыми (ст. 235 УПК РФ), об истребовании дополнительных доказательств или предметов (ч. 7 ст. 234 УПК РФ)228; 2) рассмотрение жалоб, заявленных сторонами в случаях: когда в период утверждения прокурором обвинительного заключения (акта) и передачи материалов дела в суд подана жалоба на действия и бездействия следователя (дознавателя) или прокурора; когда одновременно с передачей прокурора материалов дела в суд подана жалоба на применение мер пресечения в виде заключения под стражу, или продлении ее сроков; когда такое основание возникает в ходе проведения предварительного слушания, или если жалоба подается в этот период времени.

- Судебная проверка. Отдельными процессуалистами, не зависимо от времени реформирования УПК РФ определяется еще одно направление деятельности суда на предварительном слушании – судебная проверка229. Кроме того, 19,8 % респондентов считают, что вся деятельность суда на предварительном слушании является судебной проверкой.

Полагаем, что судебная проверка в большей степени относится к деятельности судьи на этапе единоличного рассмотрения поступившего в суд уголовного дела (например, проверка судьей правильности определения подсудности). Следует учитывать, что при разрешении вопроса о приостановлении производства по уголовному делу на предварительном слушании, судья все же осуществляет судебную проверку оснований, предусмотренных ст. 238 УПК РФ. С этих позиций вполне правомерно рассматривать деятельность по осуществлению судебной проверки в качестве составной части судебного контроля.

2) Реализация элементов правосудия на предварительном слушании. Не следует однозначно расценивать всю деятельность судьи на предварительном слушании только как форму судебного контроля, на что, еще до принятия УПК РФ, правильно указывали В.М. Бозров и В.М. Кобяков230.

Нет единого мнения и среди ученых и практических работников. Например, группа респондентов указала, что вся деятельность судьи, за исключением решения вопросов, связанных с заключением под стражу (3,6%) или с применением ст. 237 УПК РФ (1,2%) не является правосудием. Часть судей наоборот указали, что вся деятельность суда является судебным контролем (4,8%) или судебной проверкой (0,6%), но при прекращении уголовного дела - осуществление правосудия. Остальные 51,2% судей считают, что вся деятельность суда на предварительном слушании является осуществлением правосудием.

Определенную сложность на предварительном слушании представляет определение характера деятельности суда при прекращении уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным ст. 239 УПК РФ. Одни ученые указывали, что все определения, завершающие производство по делу в стадии предания суду, вся деятельность суда в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства являются осуществлением правосудия231. В настоящее время П.Л. Ишимов, всю деятельность суда в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства, называет осуществлением правосудия232. Другие процессуалисты отмечают, что акта правосудия нет в решениях судьи, принимаемых им в стадии назначения судебного разбирательства, в том числе и при прекращении уголовного дела233. Третьи авторы полагали еще для распорядительного заседания в стадии предания суда «…осуществляется также правосудие в случаях, когда в нем прекращается дело», т.е. «…в стадии предания суда дело может быть разрешено по существу путем его прекращения. При этом прекращение по реабилитирующим основаниям равносильно оправдательному приговору»234.

С.Ф. Шумилин разделяет и дополнительно аргументирует позицию Г.Н. Агеевой, Ю.М. Грошевого и Т.Н. Добровольской, согласно которой к актам правосудия относятся лишь те решения, которые прекращают производство по делу в данной процессуальной стадии с реабилитацией обвиняемых или освобождением лиц от уголовной ответственности»235.

Аналогично считает Н.А. Юркевич: «…поскольку уголовное дело при этом разрешается по существу, можно предположить, что деятельность судьи при прекращении уголовного преследования по данным основаниям (ст. 25, 27, 28 УПК РФ) имеет признаки отправления правосудия»236. Аналогичной точки зрения придерживается Т.К. Рябинина, указывая, что третьей задачей предварительного слушания является «…разрешение уголовного дела по существу путем прекращения уголовного дела или уголовного преследования

при наличии тому оснований»237.

На наш взгляд, более права последняя группа авторов: прекращение уголовного дела на предварительном слушании можно условно назвать одной из форм его разрешения по существу, т.к. в этом случае разрешается правовой спор путем установления «формальной истины». В то же время согласимся с М.К. Свиридовым: «…в новом УПК РФ получили закрепление две тенденции: и потребность установления материальной истины и возможность использовать формальную истину»238, что является внутренним противоречием, которое в ряде случаев способно негативно повлиять на достижение поставленных перед уголовным процессом задач. Однако установление формальной истины нельзя полностью приравнивать к осуществлению правосудия. Полагаем, что при прекращении уголовного дела на предварительном слушании устанавливается лишь «формальная истина», а деятельность суда при разрешении этого вопроса можно с большим трудом назвать осуществлением правосудия. Права М.В. Немытина, которая пишет: «…термин «правосудие» принято рассматривать как понятие тождественное справедливому судебному разбирательству»239.

Полагаем, что ст. 238 УПК РФ определяет слишком большой список оснований, по которым можно прекратить уголовное дело на предварительном слушании240. На наш взгляд, уголовное дело может быть прекращено только в том случае, если для этого не требуется исследование доказательств о виновности лица, т.е. достаточно установления только «формальной истины». Считаем, что допустимо прекращение дела только по следующим основаниям: смерть обвиняемого, примирение сторон.

3) Осуществление элементов функции обвинения на предварительном слушании. В процессуальной литературе высказаны спорные суждения о характере деятельности суда при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или продления ее срока на предварительном слушании. Среди практических работников 3,6% респондентов указала, что деятельность суда при решении вопросов, связанных с заключением под стражу - судебный контроль с элементами функции обвинения.

М.А. Чельцов еще в 1958 г. относил к уголовному преследованию деятельность суда в стадии предания суду (проверку полноты и обоснованности обвинения)241. Такая точка зрения критиковалась П.С. Элькинд, которая писала, что М.А. Чельцов «…безгранично расширяет понятие уголовного преследования»242.

В настоящее время З.Д. Еникеев высказывает сомнение: «…правильно

ли УПК РФ не считает суд органом уголовного преследования (ч. 3 ст. 15), если на него возложены полномочия, ограничивающие права и свободы подозреваемого и обвиняемого (ч. 2 ст. 29), а международные акты отождествляют понятия «уголовное преследование» и «судебное преследование»243. Согласимся с З.Д. Еникеевым в том, что здесь есть «явное противоречие и полагаем, что сам российский законодатель в отдельных случаях поставил суд в положение субъекта уголовного преследования».

Анализ юридической литературы и судебной практики позволяет

сделать вывод о том, что деятельность судьи на предварительном слушании содержит некоторые элементы функции обвинения в двух случаях: при возвращении судом уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ и при рассмотрении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Возвращение судом по собственной инициативе уголовного дела прокурору по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, представляет собой проявление обвинительной функции, что недопустимо. А.И. Ткачев, указывает, что для решения указанного вопроса «…необходима оценка доказательств по существу, что возможно только в рамках судебного разбирательства»244. На наш взгляд, им предлагается правильное решение – применение судом института возвращения уголовного дела прокурору по указанному основанию, должно быть допустимо только по инициативе сторон и со стадии судебного разбирательства.

А.В. Смирнов считает, что при рассмотрении вопроса о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу «… суду волей-неволей приходится вторгаться и в обоснованность привлечения лица к уголовной ответственности». Поэтому когда судья убеждается в обоснованности ареста, «происходит неизбежное и опасное сближение функций правосудия по данному уголовному делу и уголовного преследования»245. На наш взгляд, такой подход применим к предварительному слушанию, когда судье приходится разрешать вопрос об указанной мере пресечения в отношении обвиняемого.

Полагаем, правы те ученые и практики, которые определяют деятельность судьи при разрешении вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста как один из элементов функции обвинения, хотя это и противоречит положениям принципа состязательности.

Согласимся с Л.В. Головко в том, что становится очевидным - знаменитая «триада процессуальных функций», будучи превосходным достижением абстрактного метода в процессуальной науке, и замечательно чувствующая себя на страницах учебников, где она помогает начинающим студентам изучать уголовное судопроизводство и освоить процессуальную материю, никак не годится для конструирования конкретных институтов в том типе процесса, к которому принадлежит процесс отечественный246.

4) организационно-распорядительные, к которым относятся: выдача судьей распоряжений, обеспечивающих возможность соблюдения процессуального порядка судебного заседания (например, о вызове в зал судебного заседания дополнительного свидетеля для дачи показаний; об осуществлении привода не явившегося, но своевременного извещенного о дате судебного заседания обвиняемого247); направление, на основании заявленного ходатайства, запроса в соответствующие учреждения или организации для представления дополнительных документов (направление телефонограмм в СИЗО для получения информации о своевременности вручения обвиняемым копий обвинительного заключения248), направление требования следователю о необходимости предоставления в суд подлинного документа (паспорта) обвиняемого, а не его копии249; рассмотрение ходатайства сторон о переносе судебного заседания на другое время250; рассмотрение вопроса о возможности проведения предварительного слушания в отсутствии своевременно извещенных, но не явившиеся потерпевших251; объявление обвиняемого, скрывшегося от суда, в розыск252; направление дела по подсудности (например, в случае отказа государственного обвинителя в части предъявленного обвинения)253; разрешение вопроса о назначении, участии или замене защитника обвиняемого254; обеспечение присутствия законных представителей несовершеннолетнего потерпевшего255 или обвиняемого, представителей учебно-воспитательных учреждений, комиссии по делам несовершеннолетних; органов опеки и попечительства256.

Приведенный выше перечень подготовительных действий, реализуемых на предварительном слушании нельзя признать исчерпывающим. Практика может выдвигать необходимость принятия и иных организационных мер.

 

Глава 3. Проводы и основания проведения предварительного слушания

 

3.1. Поводы для проведения предварительного слушания и их соотношение с основаниями

Необходимость проведения подготовки и назначения судебного разбирательства в усложненной форме, т.е. назначения предварительного слушания определяется моментом получения судьей, осуществляющим подготовку дела к его рассмотрению по существу, ходатайств, заявленных сторонами, или иной информации, предусмотренной ст. 229 УПК РФ, установленной на основании изучения материалов поступившего уголовного дела.

Ни ст. 5, ни ст. 229 УПК РФ не раскрывают понятий повода и оснований проведения предварительного слушания, ограничиваясь лишь перечислением их видов в п.п. 1, 2 ст. 229 УПК РФ. Данные понятия в достаточной мере не разработаны и в юридической науке. Между тем они имеют не только теоретический интерес, но и важное практическое значение.

Нет единой точки зрения о том, что следует понимать под поводом для проведения предварительного слушания и в теории уголовного процесса.

Подавляющее большинство процессуалистов под поводами257 понимают предусмотренный законом источник определенных сведений (информации)258. Отдельные авторы акцентирую внимание, на том, что повод это: любой источник осведомления259 или только источник, предусмотренный законом260; указанный источник и одновременно юридический факт либо фактическую и юридическую предпосылку для начала уголовного процесса261; источник получения определенной информации и одновременно процессуальную предпосылку начала уголовно-процессуальной деятельности на данном этапе262; факт получения (поступления, принятия, обнаружения) должностным лицом определенной информации263; явление объективной действительности, с которыми закон связывает возникновение у должностных лиц юридической обязанности разрешить определенный вопрос264; определенная исходная информация или сведения, полученные из предусмотренного законом источника, но не сам по себе источник265; только юридический факт, с которым закон связывает возникновение уголовно-процессуальных правоотношений266.

М.С. Строгович считает, что поводы – это «установленные законом источники, которые дают следственным, прокурорским или судебным органам» определенные сведения и обязывают эти органы принять соответствующее решение267.

Если не обращать внимание на частные моменты и детали приведенных определений повода, то не трудно заметить, что, большинство процессуалистов под поводами понимают либо первичные сведения об информации, либо их источники. По мнению В.Н. Галузо, «…такой разнобой объясняется тем, что и в законе, и в литературе понятие повода подменяется признаками, присущими основанию процессуального решения»268.

Кроме того, трактовка повода как сведения (например, о недопустимости доказательства) ведет к смешению его с доказательствами. Согласно ч. 1 ст. 73 УПК РФ доказательствами являются любые сведения, на основании которых суд, прокурор, следователь устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В силу этого, Н.В. Жогин, Ф.Н. Фаткуллин правильно отмечают, что «…это создает не только путаницу, но и связано с порочным выводом – признанием непосредственного усмотрения лица, возбуждающего уголовное дело судебным доказательством или его источником»269.

Думается, что доказательства отличаются от всех иных сведений, прежде всего тем, они обладают признаками относимости, достоверности и достаточности.

В современной процессуальной литературе имеется ряд понятий и для повода проведения предварительного слушания.

Так, одни авторы под поводом понимают ходатайство стороны или собственную инициативу судьи270. Другие процессуалисты уточняют, что ходатайство есть основное условие для принятия судьей решения о проведении предварительного слушания271.

Такие трактовки процессуального понятия повода для проведения предварительного слушания вызывают возражения. Считаем, что побудительная сторона повода, показывающая предпосылку возникновения деятельности, связанной с необходимостью проведения предварительного слушания, затемняется. В результате этого вопрос о том, почему эта деятельность началась, чем она обусловлена, остается, неразрешимым. Между тем «…при уяснении существа повода самое важное – его побудительная сторона...»272, которая дает ответ на наш вопрос. А с этой стороны повод есть обстоятельство, при наличии которого закон уполномочивает судью совершить действия по подготовке и проведению предварительного слушания и вступить в уголовно-процессуальные правоотношения, образующие в своем единстве деятельность по подготовке к рассмотрению дела по существу. Тем более, что в русском толковом словаре указано: «Повод-это непосредственная причина, для чего-нибудь»273.

В силу сказанного, полагаем, что более правы те авторы, которые определяют повод как «толчок, запускной механизм», который «сработает» только в том случае, если в поводе будет соответствующая информация274. Необходимо отметить, что повод должен быть надлежащим образом оформлен, т.к. для уголовного процесса форма имеет важное значение.

Законодатель в ч. 1 ст. 229 УПК РФ называет поводом те условия, при наличии которых у судьи, осуществляющим подготовку дела к судебному разбирательству, появляются определенные права и обязанности, следовательно, возникает ряд правоотношений. Так, п. 2 ч. 1 и ч. 3 ст. 227 УПК РФ обязывают судью принять решение о назначении предварительного слушания в срок до 30 суток (14 суток - для лица, содержащегося под стражей) со дня поступления уголовного дела в суд. Согласно ч. 1 ст. 233 УПК РФ, не позднее 14 суток с момента принятия решения, судье необходимо провести предварительное слушание. При этом направить уведомление о вызове сторон в судебное заседание не позднее, чем за 3 суток

до дня проведения предварительного слушания (ч. 2 ст. 234 УПК РФ) и т.д.

Перечисленные обязанности судьи порождают соответствующие права и у лиц, участвующих в предварительном слушании. Например, обвиняемый обязан явиться в судебное заседание, за исключением случаев, предусмотренных ч. 3 ст. 234 УПК РФ. Иные заинтересованные лица также наделяются правом на участие в предварительном слушании (ч. 4 ст. 234 УПК РФ). Если к обвиняемому применена мера пресечения в виде заключения под стражу, то соответствующие органы обязаны доставить его в судебное заседание (п. 13 ст. 109 УПК РФ) и т.д.

Таким образом, правы те авторы, которые повод для проведения предварительного слушания расценивают как юридический факт, порождающий указанные в законе права и обязанности, и складывающиеся на их основе правовые отношения. Между тем всякий юридический факт – это определенное действие (бездействие) или событие, оформленное с соблюдением уголовно-процессуальной формы.

Применительно к поводу для проведения предварительного слушания заявленное ходатайство следует расценивать как определенное действие (волеизъявление) сторон. Источником этих сведений являются те документы, в которых эти действия фиксируются. Это может быть заявленное стороной мотивированное ходатайство о проведении предварительного слушания; ходатайство об исключении доказательств, о возвращении уголовного дела прокурору, о приостановлении или прекращении производства по уголовному делу, о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ, или о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей.

Судья может сам установить причину, по которой необходимо будет провести предварительное слушание. Поэтому собственная инициатива судьи, его усмотрение – это тоже различные действия, посредством которых стороны осведомляются о предстоящем судебном заседании. Например, несоответствие обвинительного заключения постановлению о привлечении лица в качестве обвиняемого или наличие ошибки в обвинительном заключении (акте) влекут обязанность судьи провести предварительное слушание и направить уголовное дело прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ. Тогда источником сведений, обуславливающих необходимость проведения предварительного слушания, будет обвинительное заключение (акт) и постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого.

Следует отметить, что перечисленные выше действия, как юридические факты, всегда представляют собой волеизъявление, субъект которого утверждает о необходимости проведения предварительного слушания либо предполагает разрешение интересующих его вопросов в указанном судебном заседании. Считаем, что это важный признак повода, отличающий его от иных заявлений, разрешить которые можно вне предварительного слушания.

Так, в материалах дела могут присутствовать заявления сторон, пусть даже не рассмотренные следователем (дознавателем). После окончания предварительного следствия потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители могут быть ознакомлены с материалами уголовного дела полностью или частично, но только в случае заявленного об этом ходатайства (ст. 216 УПК РФ). При этом прав, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, указанным лицам не разъясняется, но в протоколе фиксируются заявления, сделанные при ознакомлении, и указывается их содержание.

Очевидно, что юридический смысл понятий «заявление» и «ходатайство» не одинаков. Хотя заявления и являются источником определенной информации, из которых судья может узнать о нарушениях, допущенных в ходе предварительного расследования, но они ни при каких условиях под понятие повода не подходят. Иначе теряется смысл данного процессуального понятия. Следовательно, заявления не могут служить поводом проведения предварительного слушания.

Вот почему наиболее удачной представляется позиция процессуалистов, определяющих термин «поводы» как предусмотренные уголовно-процессуальным законом юридические акты и поступки, с которыми закон связывает обязанность судьи решить вопрос о необходимости проведения предварительного слушания.

Согласно ч. 1 ст. 229 УПК РФ сведения, требующие разрешения их в порядке предварительного слушания, могут содержаться в источниках только двух видов: 1) в ходатайствах, заявленных сторонами; 2) непосредственно в материалах уголовного дела, выявленные судьей при изучении поступившего уголовного дела275.

Следует учитывать, что сведения, необходимые для проведения предварительного слушания могут быть получены и из постановлений Конституционного Суда РФ. Например, если в ходе досудебного производства в отношении обвиняемого была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, то такая процессуальная ситуация, независимо от наличия иных ходатайств либо усмотрения судьи и вопреки положениям, закрепленным в ст. 229 УПК РФ, требует проведения предварительного слушания для разрешения вопроса о мере пресечения276. Необходимость рассмотреть данный вопрос на предварительном слушании нельзя назвать ни наличием ходатайства стороны, ни наличием внутренней убежденности судьи, указанной в ч. 1 ст. 229 УПК РФ.

Анализ судебной практики показал, что поводом проведения предварительного слушания для разрешения вопроса о мере пресечения послужила инициатива судьи в 99,2% случаях и только в 0,4 % - ходатайство обвиняемого и в 0,4 % - ходатайство прокурора.

Поэтому определение повода, как источника сведений, необходимых для проведения предварительного слушания, приводит к тому, что перечень условий, содержащихся в ч. 1 ст. 229 УПК РФ, становится весьма условным и подлежит расширительному толкованию. Такое положение недопустимо и поэтому необходимо внести соответствующие поправки в ст. 229 УПК РФ.

Анализ судебной практики показывает, что поводом для проведения всех предварительных слушаний в 79,9% случаев послужило собственное решение судьи, возникшее в результате изучения материалов поступившего уголовного дела, в 20,1% -ходатайство сторон, в том числе: обвиняемого - в 13,4% случаях, защитника – 4,6%, потерпевшего – 1,5% и прокурора – 0,6% случаях.

Безусловно, повод только тогда влечет юридические последствия, когда он отвечает требованиям уголовно-процессуального законодательства, обладает определенными качествами, свойствами или признаками, и облачен в соответствующую процессуальную форму.

Применительно к поводу для проведения предварительного слушания можно выделить следующие признаки: а) он должен быть обязательно указан в законе; б) перечень поводов является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию, т.е. охватывает все юридические факты, с которыми закон связывает возникновение уголовно-процессуальных правоотношений; в) законом устанавливаются определенные формы волеизъявления соответствующих лиц в связи с необходимостью рассмотрения вопросов, разрешение которых возможно только в порядке предварительного слушания. Следует отметить, что закон не устанавливает обязательных реквизитов письменных ходатайств, которые могут послужить поводом проведения предварительного слушания, но указывается, что оно должно быть мотивированным. Поэтому отсутствие в нем каких-то данных может быть восполнено при проверке этого источника сведений в ходе судебного заседания.

Резюмируя сказанное выше относительно повода для проведения предварительного слушания в современном уголовном процессе, приходим к следующим выводам:

1. Поводом следует считать юридические факты, вызывающие деятельность судьи по подготовке к проведению предварительного слушания (соответствующие ходатайства сторон или собственная инициатива судьи).

2. Юридические факты лишь обуславливают указанную деятельность, но не предопределяют ее результат (судья назначает предварительное слушание, но результат рассмотрения вопроса станет ясен только после исследования вопроса в судебном заседании с участием сторон).

3. Юридические факты выражаются в указанных уголовно-процессуальным законом действиях, при помощи которых судья устанавливает наличие основания проведения предварительного слушания.

4. Источниками первичных сведений о необходимости проведения предварительного слушания, могут быть как ходатайства, предусмотренные ст. 229 УПК РФ, так и доказательства по делу или иные процессуальные документы, в которых судья устанавливает нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие назначению судебного разбирательства.

Таким образом, поводами к проведению предварительного слушания являются юридические факты, вызывающие деятельность судьи по подготовке к его проведению, т.е. наличие соответствующих ходатайств, заявленных сторонами в установленном законом порядке или собственное решение судьи, основанное на необходимости устранения выявленных при изучении поступившего уголовного дела нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих рассмотрению дела в суде первой инстанции.

Поводы к проведению предварительного слушания существенно отличаются от его оснований277. Это различие состоит в следующем:

а) информация, содержащаяся в поводе, есть утверждение (или предположение) лица, не уполномоченного решать такие процессуальные вопросы (например, стороны, заявившей соответствующее ходатайство), либо когда хотя лицо, и уполномочено решать такие процессуальные вопросы, но законом не допускается рассмотрение их вне проведения предварительного слушания (когда судья сам устанавливает такую информацию). Основание проведения предварительного слушания представляет собой оценку этой информации, осуществляемую судьей в ходе судебного заседания;

б) сведения, которые приводятся в поводе, в отличие от тех, что служат основанием проведения предварительного слушания, могут быть достаточными, либо недостаточными для правильного разрешения вопроса о наличие препятствий к проведению судебного разбирательства;

в) фактические данные, имеющиеся в поводе, влекут ближайшим образом не самостоятельное устранение судьей выявленных нарушений, а проведение предварительного слушания, в котором и будет разрешен данный вопрос. Будут ли указанные данные признаны препятствиями для проведения судебного разбирательства выяснится судьей при изучении поступившего уголовного дела, а основанием для вынесения решения, предусмотренного ст. 236 УПК РФ - определится только в конце предварительного слушания.

Если сведения, которые приводятся в поводе, порождают достаточно серьезное предположение о наличии препятствий к назначению судебного разбирательства, то это сведения явятся основанием проведения предварительного слушания. Но это не значит, что в подобном случае грань между поводом и основанием стирается. Раньше, чем стать основанием эти данные выполняют особую роль повода.

Если же сведения, имеющиеся в поводе, недостаточны для проведения предварительного слушания, то повод является юридическим условием, в связи с которым судья приобретает право (и на него возлагается процессуальная обязанность) назначить рассмотрение дела по существу.

Как было нами отмечено ранее, одной из форм механизма обеспечения прав личности в досудебном производстве и в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства по уголовному делу является закрепленное законом право сторон на заявление ходатайств, которые в соответствии со ст. 229 УПК РФ могут послужить поводами проведения предварительного слушания. Реализация судебного контроля здесь проявляется в форме необходимости в закрытом судебном заседании рассмотреть указанные ходатайства.

Ходатайство о проведении предварительного слушания, в соответствии с ч. 3 ст. 229 УПК РФ, может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением (актом) в суд в течение 3 суток со дня получения копии указанных документов. Полагаем, что ходатайства могут быть еще заявлены во время рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным (заключением) актом, или непосредственно судье, но до назначения судебного разбирательства.

Заявление ходатайств о проведении предварительных слушаний при ознакомлении участников с материалами уголовного дела. Такое право предоставляется сторонам как после окончания предварительного следствия (ч.ч. 4, 5 ст. 217 УПК РФ), так и после окончания дознания (ч.ч. 2, 3 ст. 225 УПК РФ).

По результатам обобщения судебной практики установлено, что при ознакомлении с материалами уголовного дела было заявлено 10,6% ходатайств (от общего количества), послуживших поводами для назначения предварительных слушаний. Из них по основанию, предусмотренному п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ –12,5%, п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ – 7,1%, п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ – 17,5%, для необходимости разрешения вопроса о мере пресечения – 0,4% ходатайств.

В силу действия принципа состязательности участникам со стороны защиты и обвинения должны быть предоставлены равные права и процессуальные возможности, в том числе и на заявление ходатайств о проведении предварительного слушания. Но о фактическом соблюдении равенства указанных процессуальных возможностей по реализации прав потерпевшего, обвиняемого, гражданского истца (ответчика) на этом этапе производства по делу говорить трудно. На неравенство в реализации процессуальных возможностей участников со стороны защиты и обвинения в уголовном процессе также обращает внимание ряд процессуалистов278.

Например, согласно п. 8 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемому предоставляется право пользоваться помощью защитника, в том числе, по назначению. В такой ситуации первоначально расходы на оплату труда защитника должны компенсироваться за счет средств федерального бюджета. Потерпевший имеет право на участие представителя (п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ). В статье 45 УПК РФ сказано, что представителем может быть адвокат279, но в законе не оговорено право на первоначальное бесплатное оказание потерпевшему квалифицированной юридической помощи280.

По данным, приведенным В.М. Быковым и С.В. Колдиным, 40% населения страны имеет доход ниже прожиточного минимума281. Очевидно, что названная категория населения, при совершении в отношении них преступления, не будет в состоянии оплатить услуги профессионального адвоката – представителя и, соответственно, не получит квалифицированной юридической помощи, что может повлиять на возможность своевременного заявления ходатайства о проведении предварительного слушания. Таким образом, наличие закрепленного в УПК РФ права на участие адвоката – представителя потерпевшего, не имеет процессуального механизма реализации в случае необходимости оказания бесплатной квалифицированной юридической помощи.

Кроме того, после окончания предварительного следствия следователь обязан ознакомить обвиняемого и (или) его защитника с материалами уголовного дела (за исключением случаев, предусмотренных ч.ч. 4 и 5 ст. 215 УПК РФ). При этом следователь разъясняет обвиняемому право, предусмотренное ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Заявление ходатайств о проведении предварительных слушаний во время дополнительного ознакомления стороной с материалами уголовного дела в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 227 УПК РФ. Согласно ч. 1 ст. 222 УПК РФ прокурор обязан уведомить стороны не только о дате направления дела в суд, но разъяснить им право на заявление ходатайства о проведении предварительного слушания в порядке, установленном главой 15 УПК РФ. Если потерпевший, гражданский истец (ответчик) не заявили ходатайства о направлении им копии указанных процессуальных документов, то они не знают точную дату получения обвиняемым обвинительного заключения (акта) и поэтому не могут своевременно заявить ходатайство о проведении предварительного слушания. Такая же ситуация складывается в случае, если обвиняемый содержится под стражей (ч. 3 ст. 222 УПК РФ).

Следовательно, хотя ранее стороны и имели возможность ознакомиться с материалами уголовного дела (полностью или частично), но в полном объеме ознакомиться с уголовным делом, в т.ч. с обвинительным заключением (актом), они могут лишь после поступления дела в суд. Думается, что такое право на дополнительное ознакомление с материалами уголовного дела может быть предоставлено как обвиняемому и его защитнику, так потерпевшему, гражданскому истцу и гражданскому ответчику (в части, касающейся гражданского иска) и их представителям.

Практика показывает, что ходатайства о предоставлении права на дополнительное ознакомление с соответствующими материалами уголовного дела возникает в случаях:

а) если в судебных стадиях будет участвовать новый защитник282 (как вновь назначенный, так и иное лицо, указанное в ч. 2 ст. 49 УПК РФ)283;

б) если при подготовке дела к судебному разбирательству произошла замена ранее назначенного для поддержания государственного обвинения прокурора284. Указанная ситуация должна быть «исключительной», т.к. согласно п.п. 1.3, 2 и 4 Приказа Генеральной прокуратуры от 20 ноября 2007 г. №185 Управлению Генеральной прокуратуры по обеспечению участия прокуроров в рассмотрении дел судами необходимо назначать государственных обвинителей заблаговременно с тем, чтобы обеспечить тщательное изучение ими материалов уголовного дела285;

в) если обвиняемый не был надлежащим образом ознакомлен с материалами уголовного дела или не ознакомлен с доказательствами, аргументирующими необходимость разрешения вопроса о мере пресечения, например, замены подписки о невыезде на заключение под стражу, домашний арест или залог.

3.2. Основания проведения предварительного слушания и их виды

Наряду с поводом, необходимым условием для проведения предварительного слушания является наличие для этого достаточного основания. Правильное толкование понятия «основание проведения предварительного слушания» имеет очень важное значение. Проведение предварительного слушания при отсутствии основания означает серьезный недостаток в деятельности судьи, осуществляющего подготовку дела к судебному разбирательству, что влечет необоснованное затягивание сроков рассмотрения, возрастание расходов, связанных с производством по делу. Неправильный, необоснованный отказ в проведении предварительного слушания может повлечь за собой не только возникновение оснований для отмены решения суда первой инстанции, но и нарушение прав личности, вовлеченной в сферу уголовно-процессуальной деятельности.

Однако вопрос не только об основаниях проведения предварительного слушания, но и определении самого термина «основание» в юридической литературе освещен не до конца. Законодателем в ч. 2 ст. 229 УПК РФ установлен лишь общий перечень отдельных поводов предварительного слушания (п.п. 1, 41) и вопросов (п.п. 2, 3, 5), подлежащих разрешению в рамках этого судебного заседания.

В некоторых работах предпринималась попытка раскрыть содержание данного понятия путем механического перечисления отдельных поводов286. Полагаем, правы Н.В. Жогин и Ф.Н. Фаткуллин в том, что этим самым по существу смешиваются поводы и основания, два процессуальных понятия, каждое из которых, при их своей близости, имеет самостоятельное значение287.

Авторы ряда работ под основанием проведения предварительного слушания подразумевают: процессуальную ситуацию, когда отсутствуют основания для рассмотрения дела в судебном заседании288; наличие определенных обстоятельств, при которых судья не может ни назначить судебное заседание, ни самостоятельно устранить эти обстоятельства289; наличие препятствий к рассмотрению дела в судебном заседании290; условия не позволяющие назначить судебное заседание (наличие ходатайства стороны об исключении доказательства, при наличии основания для направления уголовного дела прокурору и т.д.)291.

Соотношение перечисленных терминов (основание и повод) следует рассматривать в контексте предмета правового регулирования. Так, «…правовое регулирование выступает в качестве единого механизма, включающего систему правовых средств, при помощи которых обеспечивается регулятивное правовое воздействие на общественные отношения»292. Право влияет на общественные отношения, закрепляя их в правовых институтах «…путем оформления их статики и динамики»293.

Например, в словаре С.И. Ожегова понятие «основание» толкуется как «причина, достаточный повод, оправдывающие что-нибудь», а «повод» - как «обстоятельство, способное быть основанием для чего-нибудь»294. В философском словаре разъясняется, что основание это «суждение или идея, из действительности которых вытекает действительность другого суждения или идея (следствие); или «логическое основание или основание познания». При этом «закон достаточного основания (principium rationis sufficientis) для всего существующего устанавливает основание, исходя из которого можно законным образом выводить отсутствие или наличие какого-либо явления»295. В толковом словаре основание трактуется как «существенный признак, являющийся основой при рассмотрении каких-нибудь предметов, явлений. 4. Обстоятельство, достаточное для того, чтобы вызывать (в 3 знач.) какое-нибудь действие или состояние, оправдать его»296.

Исходя из сказанного и содержания ч. 2 ст. 229 УПК РФ следует, что основанием проведения предварительного слушания являются достаточные данные, свидетельствующие о наличии признаков, обстоятельств, препятствующих назначению судебного разбирательства.

Анализируя это положение, приходим к выводу, что под основаниями проведения предварительного слушания законодатель имеет в виду два неразрывно связанных обстоятельства: наличие данных, свидетельствующих об установлении препятствий к рассмотрению дела по существу, и достаточность данных, на основе которых устанавливается наличие признаков таких препятствий. Таким образом, основания к проведению предварительного слушания характеризуются как с юридической стороны (наличие данных, свидетельствующих об установлении препятствий к рассмотрению дела по существу), так и с фактической (достаточность данных, на основе которых устанавливаются эти препятствия)297.

Основание отражает существование того факта, по поводу которого ставится вопрос о необходимости его устранения или разрешения, что возможно только в порядке предварительного слушания. Рассмотрим это более подробно.

1. Основание проведения предварительного слушания обуславливается,

прежде всего, конкретными объективными данными, свидетельствующими о наличии препятствий к рассмотрению дела по существу. Согласно ч. 2 ст. 229 УПК РФ такими данными является необходимость разрешения вопросов: об исключении доказательств (ст. 235 УПК РФ); о возвращении уголовного дела прокурору (ст. 237 УПК РФ); о приостановлении уголовного дела (ст. 238 УПК РФ); о прекращении уголовного дела (ст. 239 УПК РФ). Кроме того, предварительное слушание проводится для разрешения вопросов: о применении мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, или возможной конфискации имущества (ст. 115 УПК РФ); о мере пресечения в виде залога (п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ) или заключения под стражу, домашнего ареста (в порядке, предусмотренном ч. 10 ст. 108 и ст. 255 УПК РФ и положениями, указанными в Постановлении №4-П Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г.).

2. Для того, чтобы основание проведения предварительного слушания было налицо, необязательно иметь вполне достоверный вывод о наличии препятствий к рассмотрению дела по существу. Достаточно, если на это препятствие с определенной степенью вероятности укажут стороны в заявленном ходатайстве (например, об основаниях признания доказательства недопустимым), или у судьи при изучении поступившего уголовного дела возникнет серьезное предположение о наличии таких препятствий, вытекающих из фактических данных, отраженных в процессуальных документах или решениях, принятых в досудебном производстве (например, копия обвинительного заключения не была вручена обвиняемому). При этом у судьи должны отсутствовать полномочия на самостоятельное устранение таких нарушений уголовно-процессуального закона.

Итак, основание, в отличие от поводов, ставит на исследование в предварительном слушании следующие вопросы:

а) существуют ли в действительности факты, указывающие на невозможность назначения судебного разбирательства? В этом отношении основание проведения предварительного слушания выступает как предположительный факт, подлежащий доказыванию для правильного разрешения вопроса об отсутствии препятствий или возможности проведения судебного разбирательства (предмет доказывания);

б) так как предмет доказывания выясняется с помощью доказательств, то рассматриваемое понятие отвечает и на другой вопрос: имеются ли доказательства, которые устанавливают факты, позволяющие предположить с определенной вероятностью существования препятствия к проведению судебного разбирательства? С этой стороны основание проведения предварительного слушания выражает собой пределы доказывания на предварительном слушании, и в целом – в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства.

2. Если совокупность имеющихся доказательств приводит к обоснованному выводу о наличии препятствия к проведению судебного разбирательства, то такое предположение является правовой (процессуальной) предпосылкой для назначения предварительного слушания. Если такой совокупности имеющихся доказательств недостаточно, то такое предположение послужит правовой (процессуальной) предпосылкой для перехода дела в другую стадию, т.е. в стадию судебного разбирательства.

Таким образом, правовым основанием проведения предварительного слушания следует считать совокупность достаточных данных, свидетельствующих о наличии обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела по существу, и обосновывающих необходимость проведения предварительного судебного заседания с участием сторон, на котором выявленные препятствия должны быть устранены или приняты соответствующие меры по их устранению. Уголовно-процессуальной формой правового основания является вынесенное судьей постановление о назначении предварительного слушания.

Виды оснований проведения предварительного слушания. Классификация оснований проведения предварительного слушания представляет собой возможность их разграничения по отдельным группам в силу имеющихся у них особенностей. При этом одно и то же основание, в зависимости от рассматриваемых характеристик, может быть отнесено к различным группам. Весьма актуальным, по нашему мнению, является разделение оснований на следующие группы:

1. По форме закрепления в УПК РФ: 1) напрямую закрепленные в ч. 2 ст. 229 УПК РФ (наличие достаточных данных в ходатайстве об исключении доказательств; наличие оснований для направления дела прокурору; в ходатайстве стороны о проведении судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ); 2) закрепленные в иных статьях главы 34 УПК РФ (в ходатайстве о вызове дополнительного свидетеля – ч. 3 ст. 235); 3) не закрепленные в главе 34 УПК РФ, но разрешение таких вопросов возможно только в порядке предварительного слушания (наличие достаточных данных, обосновывающих необходимость разрешения вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или о продлении их сроков298, а с 2007 г. еще и залога).

2. В зависимости от инициирующего субъекта, установившего необходимость проведения предварительного слушания: 1) по собственной инициативе судьи на основании выводов, к которым он приходит при изучении материалов поступившего уголовного дела (ст. 237 УПК РФ - необходимость возвращения уголовного дела прокурору) – проводилось в 79,9% от всех предварительных слушаний; 2) по инициативе стороны (20,1%)- при заявлении ходатайства, содержащего основание проведения предварительного слушания (в ходатайствах об исключении доказательства - п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ, о рассмотрении дела судом присяжных - п. 5 ч. 2 ст. 229 УПК РФ).

3. По кругу лиц, правомочных заявлять ходатайства, в которых содержатся данные, свидетельствующие о наличии основания проведения предварительного слушания: 1) только обвиняемый (заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей); 2) только должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование (прокурор вправе возбудить перед судом ходатайство об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении этого срока); 3) только сторона обвинения: прокурор, потерпевший, гражданский истец и их представители (ходатайство о принятии мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением, либо возможной конфискации имущества); 4) вправе заявить как сторона обвинения, так и сторона защиты (ходатайство об исключении доказательств).

4. По времени, когда были заявлены ходатайства, в которых содержатся данные, свидетельствующие о наличии основания для проведения предварительного слушания: 1) после ознакомления с материалами уголовного дела (ч. 3 ст. 229 УПК РФ); 2) после направления уголовного дела с обвинительным заключением (актом) в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии указанных процессуальных документов (ч. 3 ст. 229 УПК РФ)299; 3) во время рассмотрения прокурором уголовного дела, поступившего к нему с обвинительным заключением (актом); 4) судье в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства, и в случае удовлетворения ходатайства о предоставлении стороне дополнительного времени для ознакомления с материалами уголовного дела - ч. 3 ст. 227 УПК РФ.

5. По кругу лиц, в отношении которых рассматриваются заявленные ходатайства, содержащие данные, свидетельствующие о необходимости проведения предварительного слушания: 1) только определенной категории лиц: (например, только в отношении несовершеннолетних обвиняемых – возможность прекращения уголовного дела в связи с применением принудительной меры воспитательного воздействия - ч. 3 ст. 427 УПК РФ); 2) только в отношении обвиняемого (необходимость заключения под стражу, избрания залога, домашнего ареста, наложения ареста на имущество, как меры, необходимой для обеспечения возмещения вреда, причиненного преступлением); 3) в отношении всех участников (совершеннолетние и несовершеннолетние – необходимость исключения доказательства).

6. В зависимости от характера вопросов, решаемых на предварительном слушании: 1) решение вопроса о дальнейшем движении дела (прекращении, приостановлении или направлении его прокурору). В данном случае разрешению подлежит принципиальный вопрос о возможности судебного разбирательства; 2) несогласие стороны защиты с обвинением (например, по вопросу об исключении недопустимых доказательств; о приобщении и истребовании дополнительных доказательств). Такое основание имеет отношение исключительно к объему доказательственного материала, который предстоит исследовать в судебном разбирательстве, и не ставит под сомнение саму необходимость и возможность его проведения; 3) основания, свидетельствующие, что стороной обвинения допущены отдельные нарушения или серьезные ошибки на досудебных стадиях (решение вопроса о направлении дела прокурору); 4) решение вопроса о выборе формы предстоящего судебного разбирательства (о рассмотрении судом присяжных, «которое необходимо для «запуска» сложнейшего механизма судопроизводства с участием присяжных заседателей»300).

7. По характеру оснований проведения предварительного слушания301: 1) носят процедурно-правовой характер (необходимость решения вопроса о направлении уголовного дела прокурору, о рассмотрении дела судом присяжных); 2) основания, связанные с доказательственно-правовым значением тех вопросов, которые необходимо разрешить суду (наличие данных о признании доказательств недопустимыми, наличие оснований для прекращения уголовного дела).

8. Основания предварительного слушания, устанавливающие препятствия проведению судебного разбирательства, в зависимости от порядка их разрешения: 1) непосредственно судьей на предварительном слушании (приобщение к делу новых доказательств, признание их недопустимыми, избрание или продление меры пресечения в виде заключения под стражу); 2) для устранения которых необходимо направить уголовное дело прокурору (ст. 237 УПК РФ).

Полагаем, что предложенная классификация, основанная на неоднородности оснований проведения предварительного слушания, имеет скорее теоретическое, нежели практическое значение.

Представляется, что наиболее важное значение для практики имеет проблема разграничения оснований проведения предварительного слушания по способу из закрепления: 1) основания, закрепленные в ч. 2 ст. 229 УПК РФ; 2) основания, закрепленные в иных правовых актах; 3) основания - наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости рассмотрения отдельных вопросов, разрешение которых невозможно вне проведения предварительного слушания.

К первой группе относятся достаточные данные, свидетельствующие: о недопустимости доказательства - п. 1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ; о необходимости направления уголовного дела прокурору - п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ; о наличии оснований для приостановления или прекращения уголовного дела - п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ; о наличии оснований для проведения судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ - п. 4.1 ч. 2 ст. 229 УПК РФ; о желании обвиняемого на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей - п. 5 ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

Вторая группа оснований проведения предварительного слушания, установленная судьей, включает в себя достаточные данные, свидетельствующие о необходимости разрешения вопросов: о мере пресечения (см.: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. № 4-П, п. 1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ), о мерах по обеспечению гражданского иска и возможной конфискации имущества (ст. 230 УПК РФ).

Третья группа оснований определяется нами по результатам обобщения судебной практики районных судов г. Барнаула. Так, возникает необходимость проведения предварительного слушания в каждом случае, когда следователь ненадлежащим образом разъяснит положение, предусмотренное ч. 5 ст. 247 УПК РФ, а обвиняемый не укажет, каким именно правом он желает воспользоваться. На практике такое предварительное слушание может быть проведено для «разрешения вопроса о составе суда, который будет рассматривать дело по существу»302.

Следует отметить, что на момент поступления уголовного дела в суд не всегда можно однозначно определить основание проведения предварительного слушания. Анализ изученной судебной практики показывает, что по отдельным уголовным делам возникала необходимость рассмотрения сразу нескольких вопросов.

Например, необходимость разрешения вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу возникала при наличии иных оснований проведения предварительного слушания (в 17,6% случаев), таких как направление уголовного дела прокурору (11,0%), прекращении уголовного дела (6,2%) и, особенно, о признании доказательств недопустимыми (0,4%). Уточним, что, как показывает практика, до начала судебного разбирательства участники уголовного дела вообще крайне редко пользуются предоставленным им правом на заявление ходатайства об исключении доказательства как недопустимого. Причинами такого положения можно считать: 1) недостаточно внимательное изучение сторонами материалов уголовного дела по завершению досудебного производства; 2) недостаточную активность суда при изучении поступившего дела по выявлению нарушений, допущенных в ходе досудебного производства по вопросам рассмотрения и заявления ходатайств о признании доказательства недопустимым; 3) определенную сложность процесса доказывания недопустимости доказательств в ходе предварительного слушания; 4) существует опасность, что у судьи, проводившего предварительное слушание, по его итогами возникнет мнение, способное предрешить его позицию при рассмотрении уголовного дела по существу; 5) процедура проведения предварительного слушания по основанию исключения доказательства не способствует процессуальной экономии, так как ч. 7 ст. 235 УПК РФ и положения, указанные в определении Конституционного Суда РФ от 12 июля 2005 г. № 323-О303, допускают повторность рассмотрения вопроса о допустимости этого же доказательства в судебном разбирательстве.

В каждом из изученных нами случаев сторона обвинения возражала по сути внесенного ходатайства, не признавая его законным и обоснованным, настаивая на решении этого вопроса непосредственно судом. В подавляющем большинстве названных случаев суд либо частично удовлетворял данные ходатайства (14,4%), либо значительно чаще (85,6%) отказывал в их удовлетворении. Полагаем, что сторона защиты постепенно теряет веру в эффективность и продуктивность предварительных слушаний, оставляя за собой право - обратиться к вопросу об исключении доказательства непосредственно в судебном разбирательстве.

Наличие достаточных данных о необходимости истребования дополнительных доказательств по ходатайству стороны защиты (ч. 7 ст. 234 УПК РФ). Законодателем остался недостаточно разрешенным вопрос о том, может ли необходимость истребования дополнительных доказательств, отраженная в ходатайстве стороны защиты, предусмотренном ч. 7 ст. 234 УПК РФ, считаться самостоятельным основанием проведения предварительного слушания. Это обусловило разные точки зрения процессуалистов по данному вопросу.

Одни ученые считают, что такое ходатайство304 служит самостоятельным основанием проведения предварительного слушания, т.к. согласно п. 4 ст. 228 УПК РФ, все заявленные ходатайства по поступившему в суд уголовному делу подлежат выяснению305. Другие процессуалисты утверждают, что такое ходатайство не может служить самостоятельным основанием проведения предварительного слушания306.

Полагаем, что не права первая группа авторов, т.к. не все заявленные ходатайства об истребовании доказательств могут послужить поводом для назначения предварительного слушания. Часть из них разрешается единолично судьей при подготовке дела к судебному разбирательству. Например, при разрешении вопроса о направлении запроса нет необходимости проводить предварительное слушание, что, в свою очередь, согласуется с положениями, закрепленными во Временных инструкциях по делопроизводству в районном или краевом судах. Ранее на это указывалось в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. №5«О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту».

Полагаем, что с ходатайством об истребовании дополнительных доказательств может обратиться любой участник уголовного процесса, имеющий в данном деле собственный или представляемый интерес. Большинство процессуалистов утверждают, что при заявлении таких ходатайств, предпочтение отдается стороне защиты, т.к. сторона обвинения уже имела полную возможность собрать все необходимые доказательства в ходе предварительного расследования, используя для этого весь арсенал следственных действий и мер процессуального принуждения307.

Необходимо отметить, что, к сожалению, предложения ученых о расширении прав стороны защиты за счет допустимости проведения альтернативного адвокатского расследования не были восприняты и закреплены законодателем в УПК РФ308.

Действующая редакция ч. 3 ст. 227 УПК РФ свидетельствует о праве судьи при наличии соответствующей просьбы стороны (как защиты, так и обвинения) предоставить ей возможность дополнительного ознакомления с материалами уголовного дела. Закон не запрещает прокурору (назначенному для поддержания обвинения), потерпевшему или гражданскому истцу (или их новым представителям) по результатам ознакомления заявить ходатайства об истребовании дополнительных доказательств. Конституционный Суд РФ в определении от 4 декабря 2003 г. №446-О существенно расширил круг лиц, участвующих в качестве представителей потерпевшего и гражданского истца, а ч. 1 ст. 45 УПК РФ не запрещает судье на этом этапе производства разрешать вопрос об их замене при наличии соответствующего ходатайства.

Поэтому мы солидарны с Н.Н. Ковтуном и А.А. Юнусовым, которые предлагают закрепить в ч. 7 ст. 234 УПК РФ право стороны обвинения на заявление ходатайств о приобщении к делу новых доказательств, и, тем самым, обеспечить равенство прав сторон на предоставление и исследование доказательств в рамках последующего судебного разбирательства309.

Положения глава 34 УПК РФ не запрещает сторонам заявлять ходатайства об истребовании или приобщении к материалам дела новых доказательств в ходе предварительных слушаний, проводимых для разрешения вопросов о признании доказательства недопустимым, о направлении уголовного дела прокурору, о приостановлении или прекращение производства по уголовному делу.

Следует обратить внимание на то, что сторонами могут быть заявлены две различные группы ходатайств: об «истребовании дополнительных доказательств» и о «приобщении к материалам уголовного дела представленных дополнительных документов». Ходатайство об истребовании дополнительных доказательств представляет собой просьбу заинтересованного лица о проведении отдельных процессуальных (например, направить запрос в соответствующую организацию) или следственных действий (например, допрос дополнительного свидетеля) с целью получения определенной информации и приобщении ее в качестве доказательства к материалам уголовного дела.

Рассматривая поступившие ходатайства об истребовании или приобщении к материалам дела новых доказательств, судья вправе вызвать для объяснения лицо (или его представителя), заявившего ходатайство для разъяснения его обоснованности или представления документов, подтверждающих обоснованность ходатайства.

Практика последних лет свидетельствует, что с ходатайствами об истребовании или приобщении дополнительных доказательств на предварительных слушаниях в равной степени обращаются как прокурор, так и обвиняемый и (или) его защитник. Чаще всего прокурор обращается с ходатайствами о приобщении к делу копий приговоров, вынесенных по другим уголовным делам, совершенным этим же обвиняемым310. Защитник и обвиняемый заявляют указанные ходатайства для подтверждения ими нарушений уголовно-процессуального закона, допущенными органами предварительного расследования. Например, для подтверждения факта несвоевременности вручения копии обвинительного заключения – соответствующий запрос в СИЗО311, для подтверждения наличия заболевания обвиняемого или его родственников312 - запрос в медицинские учреждения, или запросы - для приобщения к делу характеристик с места работы или жительства313, для обозрения в суде копии постановления о снятии судимости314 и т.п.

Следовательно, на предварительных слушаниях, проводимых по иным основаниям, необходимость разрешения вопроса о приобщении к уголовному делу новых доказательств может возникнуть в следующих ситуациях: 1) при наличии такого ходатайства, заявленного стороной в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства; 2) при наличии ходатайства, не рассмотренного следователем, дознавателем в ходе предварительного расследования, и оставленного без внимания прокурором при утверждении обвинительного заключения (акта). Такие ходатайства могут поступить в суд вместе с уголовным делом от прокурора, либо дополнительно переданы или отправлены по почте непосредственно в суд; 3) при наличии необходимости проведения дополнительного процессуального или следственного действия в судебном заседании, связанного с разрешением вопросов об исключении доказательств или иных вопросов, послуживших основанием проведения предварительного слушания.

Наличие достаточных данных, указывающих на необходимость вызова дополнительных лиц для дачи показаний в качестве свидетелей (ч. 8 ст. 234 УПК РФ). Часть 8 ст. 234 УПК РФ закрепляет право сторон на заявление ходатайства о вызове в качестве свидетелей дополнительных лиц. Интересным представляется решение вопроса о том, может ли такая информация, содержащаяся в заявленном ходатайстве, считаться самостоятельным основанием проведения предварительного слушания.

В юридической литературе нет единого мнения по этому вопросу. Одни процессуалисты утверждают, что необходимость вызова для дачи показаний в качестве свидетелей дополнительных лиц, обоснованная в заявленном сторонами ходатайстве, служит самостоятельным основанием проведения предварительного слушания, хотя это напрямую и не закреплено в ст. 229 УПК РФ315. Их мнение основывается на положении, согласно которому подобное ходатайство может быть рассмотрено исключительно в процедуре предварительного слушания. Другие ученые считают, что необходимость разрешения данного вопроса не является самостоятельным основанием проведения предварительного слушания, а служит только для практической реализации институтов истребования дополнительных доказательств или предметов316, либо признания доказательства недопустимым317.

Считаем, что возможность определения данного ходатайства как дополнительного повода для проведения предварительного слушания зависит от предмета показаний и категории лиц, подлежащих вызову в качестве свидетелей по заявленному ходатайству.

Условно этих лиц можно подразделить на пять групп.

1. Лица, присутствующие при производстве отдельных следственных действий. К ним относятся иные участники уголовного судопроизводства (глава 8 УПК РФ). Удовлетворение судьей заявленного ходатайства о вызове в предварительное слушание этой категории лиц не вызывает сомнений, кроме того, указанные лица обязаны давать соответствующие показания. Цель их вызова «получение сведений (доказательственной информации) об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщении к уголовному делу отдельных документов»318.

2. Лица, осуществляющие досудебное производство по уголовному делу. Удовлетворение судом такого ходатайства, в полной мере, зависит от цели вызова этих лиц. Так , следователь (дознаватель) в соответствии с ч. 1 ст. 56 УПК РФ не может быть допрошен как свидетель по расследованному им уголовному делу. Конституционный Суд РФ в определении от 6 февраля 2004 г. №44-О319 разъяснил, что лицо, у которого в досудебном производстве находилось дело, может быть вызвано в судебное заседание (полагаем, что и в предварительное слушание) для дачи разъяснений по порядку получения доказательственной базы, в т.ч.: а) для подтверждения порядка производства им следственного действия, но не о содержании показаний, данных подозреваемым, обвиняемым, потерпевшим; б) для установления законности его собственных действий (например, когда обвиняемый ссылается на применение к нему незаконных методов следствия). Но поскольку речь идет о законности его собственных действий, следователь вправе отказаться от дачи показаний со ссылкой на ст. 51 Конституции РФ.

3. Лица, обладающие свидетельским иммунитетом в силу своего участия в уголовном деле. Часть 8 ст. 234 УПК РФ не исключает возможность допроса на предварительном слушании лиц, обладающих свидетельским иммунитетом, об обстоятельствах производства следственных действий или изъятия и приобщения к уголовному делу документов при условии их согласия, на что особо обращено внимание Конституционным Судом РФ в постановлении от 29 июня 2004 г. №13-П320. Именно поэтому нельзя в обязательном порядке (без согласия самого лица) допрашивать по ходатайству адвоката обвиняемого в качестве свидетеля - защитника другого обвиняемого об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с его участием в производстве по делу (например, допросить в качестве свидетеля защитника другого подозреваемого для подтверждения фальсификации следователем материалов уголовного дела), что отражено в определении Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. №108-О321. Вместе с тем п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ не исключает его право дать соответствующие показания в случаях, когда сам адвокат и его подзащитный заинтересованы в оглашении тех или иных сведений. Данная норма также не служит для адвоката препятствием в реализации права выступить свидетелем по делу при условии изменения вследствие его правового статуса и соблюдения прав и законных интересов лиц, доверивших ему информацию.

В подобных случаях судья не вправе отказать в даче свидетельских показаний лицам, перечисленным в ч. 3 ст. 56 УПК РФ, в т.ч. защитникам подозреваемого (обвиняемого) при заявлении ими соответствующего ходатайства. Считаем, что невозможность допроса на предварительном слушании указанных лиц – при их согласии дать показания, а также при согласии тех, чьих прав и законных интересов непосредственно касаются сведения, конфиденциально полученные адвокатом, приведет к нарушению конституционного права на судебную защиту.

4. Лица, ранее не принимавшие участие в производстве по делу. Такие лица могут быть вызваны только для дачи показаний, способствующих для практической реализации институтов истребования дополнительных доказательств или признания существующих - недопустимыми.

Например, Л.В. Симанчева считает, что в качестве дополнительного свидетеля может быть только новый, ранее не допрошенный, свидетель и по одной причине – подтвердить недопустимость доказательств322. По нашему мнению, отсутствие такой оговорки в ч. 8 ст. 234 УПК РФ, позволяет вызывать в качестве свидетеля на предварительное слушание совершенно

иное лицо, которое может дать дополнительные сведения по делу.

Наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости вызова дополнительных лиц в качестве свидетелей, содержащихся в заявленном ходатайстве, будет рассматриваться как самостоятельное основание предварительного слушания только в том случае, когда в нем поставлен вопрос об установлении алиби обвиняемого. Необходимо отметить, что ч. 6 ст. 234 УПК РФ, ставящая в зависимость допустимость вызова и допроса такого свидетеля от определенных условий была отменена Федеральным законом от 3 июня 2006 г. №72-ФЗ.

5. Лица, в отношении которых прекращено уголовное преследование в досудебном производстве. Ними было отмечено выше, что ч. 8 ст. 234 УПК РФ не налагает прямого запрета на заявление стороной ходатайства о вызове такого лица для допроса и дачи показаний.

В УПК РФ надлежащим образом не закреплено процессуальное положение лица, в отношении которого прекращено уголовное преследование, в случае если возникает необходимость вызвать для дачи дополнительных показаний по следственным действиям, ранее проведенным с его участием. Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ такой субъект может быть вызван и допрошен только в качестве свидетеля.

На предварительном слушании данное лицо не является обвиняемым и поэтому не имеет комплекса прав, которым тот наделяется в соответствии с законом. Это лицо не может быть свидетелем по «чужому» теперь для него делу, поскольку оно ранее было заинтересовано в его исходе.

Согласимся с мнением ряда авторов323 в том, что целесообразно наделить названных лиц определенным комплексом прав и обязанностей и приравнять их положение к лицам, обладающим свидетельским иммунитетом.

На основании изложенного считаем, что данные, указывающие на необходимость вызова свидетеля (из проанализированных нами пяти групп) для подтверждения обстоятельств производства оспариваемого следственного действия, изложенные в ходатайстве, не являются самостоятельным основанием проведения предварительного слушания. В этом случае предметом дачи свидетельских показаний является информация о процессуальном порядке получения (приобщения) доказательств к материалам уголовного дела, но не об обстоятельствах совершения преступления, на что обращено внимание в Постановлении Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. №13-П.

Кроме того, возможность допросить такого свидетеля не находится в зависимости от наличия соответствующего ходатайства стороны. Поэтому суд вправе провести следственное действие по своему усмотрению или по инициативе стороны. Например, по уголовному делу по обвинению Криволуцкого С.В. в преступлении, предусмотренном ст. 228 ч. 1 УК РФ, защитником было заявлено ходатайство об исключении отдельных доказательств. Для подтверждения правильности производства следственного действия, прокурором было заявлено ходатайство о вызове и допросе дознавателя Лиханову С.П., в чьем производстве находилось уголовное дело324.

По данным нашей судебной практики, что подтверждается исследованием С.В. Лупановой325, ни в одном из указанных случаев суд не воспользовался правом вызова по собственной инициативе на допрос свидетелей, специалистов, каждый раз лишь формально оглашая отдельные материалы дела, что во многом нивелирует эффективность предварительных слушаний по разрешению вопросов, впервые предложенных законодателем в нормах, указанных в ч. 8 ст. 234 и ч. 3 ст. 235 УПК РФ.

2) Наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости возвращения уголовного дела прокурору (п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ).

Предварительное слушание по основанию - наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости возвращения уголовного дела прокурору (п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ), может проводиться как при наличии ходатайства, заявленного одной из сторон, так и по собственной инициативе судьи (при наличии данных, установленных им по результатам изучения материалов поступившего уголовного дела).

Анализ изученной нами судебной практики показывает, что предварительные слушания, по анализируемому основанию проводились в 15,5% от их общего количества. Этот вопрос так же рассматривался судом на предварительных слушаниях, проводимых и по другим основаниям.

Инициаторами возвращения уголовных дел прокурору с предварительных слушаний явились: в 77,2% - судья; в 10,5% - обвиняемый (1 ходатайство заявлено при ознакомлении с материалами уголовного дела, 5 - при передаче дела в суд); защитник - 10,5% (2 ходатайства заявлены при ознакомлении с материалами уголовного дела, 2 - при передаче дела в суд, 1 - непосредственно судье, на этапе изучения им уголовного дела). По результатам исследования, проведенного С. Бурмагиным, инициатором возвращения уголовных дел прокурору явились: в 56,2% - суд; в 40,4%- прокурор; в 2,3%- защитник; в 1,2%- другие участники процесса326.

Выборочный анализ материалов уголовных дел показал, что предварительные слушания по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 2 ст. 229 УПК РФ, могут проводиться как для разрешения одного из вопросов, перечисленных в п.п. 1-5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (в 63,2% случаях), так и нескольких, в том числе по основаниям: п.п. 1, 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (14,0%); п.п. 1, 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (7,0%); п.п. 2, 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (7,0%); п.п. 1, 2, 5 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (8,8%).

Изучение вопроса о нарушениях обвинительного заключения (акта), показывает, что большинство процессуалистов327 разделяют их на две основные группы, к которым относятся: непосредственное нарушение требований закона при составлении обвинительного заключения (акта) и иные нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные в ходе предварительного расследования.

Другие ученые, уточняя вид нарушений, полагают, что таковыми могут быть: несоответствие обвинительного заключения (акта) требованиям ст. 220 (225) УПК РФ328; нарушения только уголовно-процессуального закона329; любые нарушения как уголовно-процессуального, так и уголовного закона, препятствующие рассмотрению дела, исключающие возможность постановления судом приговора или принятия иного решения330.

По мнению А.И. Ткачева, все нарушения обвинительного заключения можно объединить в следующие группы: связанные с изложением содержания доказательств; связанные с указанием данных о личности обвиняемого; связанные с указанием иных данных; связанные с изложением обвинения в обвинительном заключении331.

Считаем, что правы все авторы, т.к. УПК РФ не только не содержит исчерпывающий, но и вообще какой-либо перечень нарушений обвинительного заключения (акта), служащий основанием для возращения уголовного дела прокурору. Следовательно, п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ подлежит расширительному толкованию в части перечня оснований для направления уголовного дела прокурору, но только при соблюдении условия, если возращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного расследования332. Такие нарушения уголовно-процессуального закона признаются существенными, если допущены они в досудебном производстве и не могут быть устранены в судебном заседании.

Практика последнего времени показала, что нарушения, допущенные при составлении обвинительного заключения (акта) можно объединить в следующие группы:

1) нарушения, связанные с изложением в обвинительном заключении

(акте) информации о месте333, времени334 и мотивах335 совершения преступлении, или наличие указанных противоречий в обвинительном заключении и постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого336;

2) нарушения, связанные с указанием данных о личности обвиняемого (фамилии, имени и отчества; информации о месте и времени нахождения, о прошлых судимостях, не указан состав семьи) или указаны неверные сведения337;

3) нарушения, связанные с указанием в обвинительном заключении (акте) данных о других участниках: о потерпевшем, гражданском истце, гражданском ответчике, законном представителе обвиняемого338; не содержится списков лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, со стороны защиты или обвинения, либо в него включены не все лица339;

4) нарушения, связанные с изложением обвинения: в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого или в обвинительном заключении (акте) не раскрыто существо обвинения; отсутствует юридическая формулировка обвинения, содержащая квалификацию данного деяния; не указана статья УК РФ (часть или пункт), конкретные действия обвиняемого340; отсутствие ссылки на смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, тома и листы дела341; отсутствие данных о характере или размере вреда, причиненного преступлением, если он охватывается уголовно-правовой квалификацией342; при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них; не указаны действия пособников при совершении преступления343; имеются противоречия в изложении существа обвинений, предъявляемых разным лицам, обвиняемым в совершении одно и того же преступления (в части места, времени и способов и иных отдельных обстоятельств совершения единого преступления)344; формулировка обвинения, данная в обвинительном заключении, существенно отличается от предъявленного обвинения345;

5) нарушения процессуального порядка окончания досудебного производства: обвинительное заключение (акт) составлено лицом, не уполномоченным на то законом или подлежащим отводу346; не подписано следователем (дознавателем)347; нет утверждения руководителя следственного органа (начальника органа дознания); не утверждено прокурором348 или утверждено прокурором, в компетенцию которого это не входило349; составлено после предусмотренного срока расследования дела350;

6) нарушения, связанные с изложением содержания доказательств: имеются неподтвержденные в установленном порядке исправления и дописки351; если обвинительное заключение (акт) не включают в себя перечень доказательств, подтверждающих обвинение, или перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты352. Если по делу привлечено несколько обвиняемых, то перечень указанных доказательств должен быть приведен отдельно по каждому обвиняемому и эпизоду.

Для наиболее полной реализации положений п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1 от 5 марта 2004 г.353, обязывающего судью возвращать уголовного дело прокурору в случае, если обвинительное заключение (акт) содержит только перечень обвинительных доказательств, но не включает в себя краткое их содержание, полагаем необходимым:

- внести изменение в ст. 220 УПК РФ, дополнив ее частью 2.1 следующего содержания: «2.1. Перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты или обвинения, должен включать в себя не только ссылку на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении краткого содержания доказательств.».

- внести изменение в ст. 225 УПК РФ, дополнив ее частью 2.1 следующего содержания: «2.1. Перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты или обвинения, должен включать в себя не только ссылку на источники доказательств, но и приведение в обвинительном акте краткого содержания доказательств. Если делу привлечено несколько обвиняемых, то перечень указанных доказательств должен быть приведен в отдельности по каждому обвиняемому и по каждому эпизоду.»;

7) нарушения, связанные с указанием иных данных: не указана избранная обвиняемому мера пресечения354; при предъявлении обвинения допущены нарушения требований ст. 171 УПК РФ (не указаны статья УК РФ, часть или пункт статьи, конкретные действия обвиняемого, либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них); если в материалах дела, поступивших в суд, не содержится сведений об уведомлении потерпевшего об окончании предварительного следствия и направления дела в суд; не приобщена справка о движении уголовного дела и о месте нахождения обвиняемого; материалы предварительного расследования подготовлены ненадлежащим должностным лицом, и поэтому все уголовное дело не имеет юридической силы, что также делает невозможным предстоящее судебное разбирательство; отсутствует подпись следователя под текстом постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого355; в деле отсутствует постановление о выделении уголовного дела в отдельное производство в отношении неустановленного лица356; дата утверждения прокурором дела отсутствует либо предшествует времени составления обвинительного заключения.

Признавая безусловную полезность исследования нарушений, допущенных при составлении обвинительного заключения (акта), считаем необходимым заметить, что перечень оснований для возвращения уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, может относиться не только к названным документам, но и к постановлению о применении принудительных мер медицинского характера, если оно составлено с нарушениями требований УПК РФ, что исключает возможность вынесения необходимого решения на основе данного документа357.

Уголовные дела, направленные в суд с постановлением о применении

принудительных мер медицинского характера, рассматриваются судами в том же порядке, что и уголовные дела с обвинительным заключением (актом). Постановление о направлении уголовного дела в суд, в том числе и для применения принудительных мер медицинского характера, носит характер итогового процессуального документа, завершающего на данном этапе предварительное расследование.

Полагаем необходимым внести изменения в ч. 1 ст. 237 УПК РФ: дополнить часть первую указанной статьи пунктами 1.1 и 1.2. следующего содержания:

«1.1) постановление о применении принудительных мер медицинского характера составлено с нарушениями требований настоящего Кодекса, что исключает возможность вынесения судом решения на основе данного документа.

1.2) постановление о применении принудительным мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего обвиняемого, поступившее в суд вместе с уголовном делом, по которому составлено обвинительное заключение (акт), составлено с нарушениями требований настоящего Кодекса, что исключает возможность вынесения судом решения на основе данного документа.».

3) Наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости приостановления производства по уголовному делу.

В юридической литературе приостановление производства по уголовному делу рассматривают как уголовно-процессуальную деятельность, связанную с нарушением нормального развития судопроизводства, т.е. как исключительную уголовно-процессуальную форму. Причем этот вид перерыва отличается от отложения судебного заседания и кратких перерывов, объявляемых в ходе судебного заседания, по основаниям, сроку и порядку его возобновления после окончания перерыва. Полагаем, что к основаниям отложения судебного заседания на предварительном слушании относятся ситуации, когда: 1) невозможность его продолжения обусловлена неявкой в судебное заседание кого-либо из участников процесса (помимо обвиняемого); 2) при неявке в суд обвиняемого, если известно место его пребывания, но отсутствует по уважительной причине (несвоевременное вручение судебной повестки, стихийное бедствие); 3) в связи с истребованием новых доказательств по уголовному делу (например, направление запросов в учреждения для предоставления требуемой информации - запрос начальнику СИЗО для подтверждения времени вручения обвиняемому копии обвинительного заключения); 4) необходимостью предоставления дополнительного времени одной стороне для ознакомления с новыми доказательствами, предоставленными в предварительном слушании другой стороной.

Практика последнего времени свидетельствует, что отложение производства на предварительных слушаниях проводилось в 9,5 % случаях: в связи с установлением причин неявки своевременно извещенных лиц; не доставления из СИЗО обвиняемого; для решения вопросов о замене защитника, законного представителя обвиняемого; для предоставления дополнительного времени для ознакомления с материалами уголовного дела; для направления запросов с целью подтверждения имеющихся в деле оспариваемых данных; для оформления письменного отказа прокурора от поддержания обвинения.

Основания для приостановления производства по делу на предварительном слушании предусмотрены ст. 238 УПК РФ. Полагаем, что приведенный в законе перечень оснований является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию основания. Аналогично считают Л.Б. Алексеева, Б.Т. Безлепкин, М.М. Матющенко358.

Обобщение судебной практики показало, что проведение предварительных слушаний по основанию - наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости приостановления производства по уголовному делу, происходит довольно редко. Из 368 изученных нами уголовных дел не было ни одного случая специального проведения предварительного слушания по этому основанию. В то же время производство по уголовному делу приостанавливалось на предварительных слушаниях, проводимых по другим основаниям.

Приостановление по основанию, предусмотренному в п. 1 ч. 1 ст. 238 УПК РФ. В названной норме закона, на что справедливо указывают процессуалисты359, содержатся два относительно самостоятельных основания для приостановления производства по делу: а) обвиняемый скрылся от органов следствия или суда; б) его место пребывания не установлено по иным (не связанным с сокрытием от суда) причинам, и в зависимости от этого для обвиняемого наступают различные правовые последствия.

В ситуации, когда обвиняемый уклоняется от явки в суд, необходимо применить меру процессуального принуждения – привод (ст. 113 УПК РФ), судебное заседание не приостанавливается, а переносится на другое время. Например, по уголовному делу по обвинению Данина С.А. в преступлении, предусмотренном ст. 119 УК РФ, на предварительное слушание без уважительной причины не явился своевременно уведомленный обвиняемый. Судебное заседание было перенесено на другое время, в которое обвиняемый был принудительно доставлен (инициировал вопрос о применении привода – прокурор)360.

По изученной нами судебной практике такая мера уголовно-процессуального принуждения применялась в 7 случаях (только в отношении обвиняемого).

Установление того факта, что обвиняемый скрывается от суда, влечет наступление иных правовых последствий: 1) принятие решения о приостановлении производства на предварительном слушании; 2) в соответствии со ст. 78 УК РФ приостанавливается течение срока давности привлечения к уголовной ответственности; 3) обвиняемый объявляется в розыск; 4) нарушение избранной меры пресечения является основанием для избрания в отношении него более строгой - заключения под стражу; 5) если скрылся обвиняемый, находящийся под стражей, то факт его побега образует новый состав преступления, предусмотренный ст. 313 УК РФ; 6) если по делу несколько обвиняемых, а скрылся один, то это будет основанием для выделения дела в отношении скрывшегося лица в отдельное производство. Если такое не возможно, то производство по делу должно быть приостановлено в отношении всех обвиняемых.

Для принятия обоснованного решения о приостановлении производства по делу в связи с сокрытием обвиняемого от суда «…необходимо одновременное наличие: а) активных действий обвиняемого (подсудимого) по уклонению от явки в суд и б) принятие им мер к тому, чтобы место его нахождения осталось тайной для суда и органов, исполняющих предписание суда о доставке не явившегося лица. Наличие только первого из указанных обстоятельств, позволяет говорить лишь об уклонении обвиняемого от явки в суд, но не о его сокрытии от суда.

Авторы разделяют мнение тех ученых, которые считают, что главным признаком факта сокрытия обвиняемого от суда является переход его «на нелегальное положение»361. Такой обвиняемый нарушает меру пресечения, изменяет место жительства, паспортные данные, увольняется с работы, может выехать в другой населенный пункт, т.е. целенаправленно пытается избежать уголовной ответственности. Например, по уголовному делу по обвинению Стародубцева С.С. в преступлении, предусмотренном ст. 228 ч. 1 УК РФ, на предварительное слушание, проводимое по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 237 УПК РФ, не явился своевременно уведомленный обвиняемый. В судебном заседании прокурор пояснил, что Стародубцев С.С., не являлся и по вызовам следователя для ознакомления с обвинительным заключением. Кроме того, прокурор заявил ходатайства о приобщении к делу дополнительных документов: копии приговоров в отношении Стародубцева С.С., справку об условно-досрочном освобождении. Судья, посчитав, что обвиняемый уклоняется от явки в суд, удовлетворил ходатайство прокурора о замене меры пресечения подписки о невыезде на заключение под стражу, и обвиняемый был объявлен в розыск. Дело слушанием было приостановлено362.

На наличие доказательственной базы, констатирующий цель и факт сокрытия обвиняемого указано в ч. 1 ст. 108 УПК РФ, что должно быть подтверждено показаниями свидетелей, справками (например, подтверждающими выписку обвиняемого с места постоянного жительства или регистрации).

Обобщение судебной практики показало, что на 3 предварительных слушаниях (8,1%) производство по уголовному было приостановлено в связи с сокрытием обвиняемого.

Ни ст.108, ни ст. 234, ни ст. 238 УПК РФ не содержат указания на обязанность судьи уведомить защитника, если он участвует в деле, о решении вопроса об избрании заключения под стражу в отсутствии обвиняемого, на что обращено внимание в определении Конституционного Суда РФ от 18 января 2005 г. №26-0. Полагаем необходимым в этой ситуации, прежде всего, решить вопрос об участии защитника на предварительном слушании, но такой случай не предусмотрен ч. 1 ст. 51 УПК РФ.

Кроме того, ч. 1 ст. 108 УПК РФ, предусматривающая возможность заочного избрания меры пресечения в виде заключения под стражу в досудебном производстве, ограничена условиями ч. 4 ст. 108 УПК РФ – объявление обвиняемого в международный розыск. Следует отметить, что ч. 2 ст. 238 УПК РФ таких ограничений для предварительного слушания не содержит.

Часть 3 статьи 238 УПК РФ содержит указание на поручение прокурору

обеспечить розыск обвиняемого, при этом не указывает, где будет находиться уголовное дело в этот период. Исходя из разъяснений, изложенных в определении Конституционного Суда РФ от 5 февраля 2004 г. №134-О, суд не обязан осуществлять контроль за деятельностью органа дознания по розыску обвиняемого, и возлагает его на прокурора. Из сказанного следует, что для надлежащего осуществления контроля за обеспечением розыска, уголовное дело должно находиться у прокурора, но такое не предусмотрено ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

Указанное несовершенство уголовно-процессуального законодательства, вызывает сложности в соблюдении законности на предварительном слушании, что отражается на реализации механизма надлежащего обеспечении и соблюдения прав участников производства. В целях устранения выявленных противоречий предлагаем внести изменения:

- в ч. 2 ст. 238 УПК РФ: дополнить часть вторую указанной статьи следующим предложением: «При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.»;

- в ст. 237 УПК РФ: дополнить указанную статью частью 21: «21. Участие защитника в судебном заседании, проводимом в соответствии с частью второй настоящей статьи обязательно. При отсутствии приглашенного обвиняемым защитника судья принимает меры по назначению защитника.»;

- в ч. 1 ст. 237 УПК РФ: дополнить часть первую указанной статьи пунктом 6: «6) если совершил побег обвиняемый, содержащийся под стражей и требуется обеспечить его розыск. Предварительное слушание проводится в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 238 УПК РФ.».

Установление факта, когда местопребывания обвиняемого не известно по иным причинам (не связанным с сокрытием от суда), подтвержденного доказательствами, влечет наступление следующих правовых последствий: 1) принятие решения о приостановлении производства на предварительном слушании; 2) не приостанавливается течение срока давности привлечения к уголовной ответственности; 3) по истечении указанного срока, уголовное дело подлежит прекращению (п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Приостановление по основанию, предусмотренному в п. 2 ч. 1 ст. 238 УПК РФ, в котором законодателем закреплено два относительно самостоятельных основания проведения предварительного слушания: наличие доказательств о временном тяжком психическом расстройстве обвиняемого и ином тяжком заболевании обвиняемого.

Анализ изученной нами судебной практики показал, что в связи с временным заболеванием обвиняемого производство по уголовному делу было приостановлено на 6 предварительных слушаниях (1,6 %).

Приостановление производства на предварительном слушании ввиду временного психического расстройства обвиняемого возможно только при наличии условий: 1) психическое заболевание обвиняемого носит временный характер; 2) к моменту поступления дела в суд, он уже страдал таким заболеванием, делающим невозможным его участие в судебном заседании; расстройство наступило после совершения обвиняемым преступления, предусмотренного уголовным кодексом; 3) факт временного психического расстройства удостоверен заключением судебно-психиатрической экспертизы; 4) по своему психическому расстройству, состоянию здоровья, течению болезни обвиняемый не представляет опасности для общества и самого себя и поэтому не нуждается в принудительном психиатрическом лечении; 5) по поступившему делу, судом выполнены все следственные и процессуальные действия, производство которых обусловлено предметом проверки на этом этапе (ч. 2 ст. 231, ч.ч. 2-4 ст. 236 УПК РФ)363.

Представляется, что указанный перечень условий является исчерпывающим и не подлежащий расширительному толкованию, и только наличие совокупности всех указанных условий делает приостановление производства по делу по данному основанию законным и обоснованным.

Приостановление по основанию, предусмотренному в п. 3 ч. 1 ст. 238 УПК РФ, т.е. в связи с принятием Конституционным Судом РФ к рассмотрению направленного с предварительного слушания запроса суда или жалобы, о соответствии Конституции РФ отдельных положений УПК РФ, подлежащих применению в уголовном деле.

На предварительном слушании инициатива рассмотрения вопроса о приостановлении дела по данному основанию может исходить как от прокурора, так и иного лица (например, обвиняемого или потерпевшего). Иной точки зрения придерживается П.Л. Ишимов,указывая,что только тот судья, который осуществляет подготовку дела к судебному разбирательству, правомочен направлять запрос в Конституционный Суд РФ364.

Полагаем, указанный автор прав только в том случае, если необходимость правления запроса в Конституционный Суд РФ возникла после передачи дела в суд. Если такой запрос был направлен в досудебном производстве, а ст. 208 УПК РФ не предусматривает соответствующего основания для приостановления производства по делу, то основанием для проведения предварительного слушания будет «полученное уведомление о том, что жалоба лица, участвующего в производстве по делу, принята к рассмотрению Конституционным Судом РФ (ч. 2 ст. 98 Федерального Конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»)365, что «…подтверждено соответствующим документом Конституционного Суда РФ, не вызывающим сомнений в его подлинности»366.

Изучение судебной практики показало, что такие ситуации на предварительных слушаниях возникают очень редко и по анализируемым уголовным делам их не было.

Приостановление по основанию, предусмотренному в п. 4 ч. 1 ст. 238 УПК РФ. Анализ литературы по вопросу приостановления производства по уголовному делу в случае, когда местонахождение обвиняемого известно, но реальная возможность его участия в судебном заседании отсутствует, показывает, что оно может быть приостановлено в следующих ситуациях: 1) произошло стихийное бедствие, техногенная катастрофа; 2) отсутствует транспортная связь в определенный период времени; 3) обвиняемый находится за рубежом или по каким-либо иным причинам не может пересечь границу РФ с сопредельным государством; 4) обвиняемый пребывает на морском судне, находящемся в дальнем плавании, или в отдаленной экспедиции, с которой нет транспортной связи; работает на приисках или в труднодоступных в определенное время года местах; 5) обвиняемый выехал в командировку или на отдых и отсутствует связь с ним; 6) факт нахождения обвиняемого в следственном изоляторе в условиях карантина; 7) место пребывания обвиняемого известно, но на территории, где он дислоцируется, введено чрезвычайное или военное положение; 8) наличие иных непреодолимых препятствий, которые не позволяют обвиняемому присутствовать на предварительном слушании.

Необходимо отметить, что отсутствие у обвиняемого возможности участвовать в предварительном слушании не должно связываться с его противоправным или иным недобросовестным поведением.

Анализ судебной практики показал, что таких ситуаций по изученным предварительным слушаниям не было.

4) Наличие достаточных данных, свидетельствующих о возможности прекращения уголовного дела.

Обращаясь к анализу рассмотренной нами судебной практики необходимо отметить, что количество предварительных слушаний проводимых по основанию - наличие достаточных данных для прекращения уголовного дела (п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ), от общего количества предварительных слушаний составило: в 2002 году – 22,2%; в 2003 г.- 26,3%; в 2004 г.- 8,1%, в 2006 г. - 9,8%. Уменьшение процентной составляющей по этому основанию в 2004 г. и 2006 г. обусловлено увеличением количества предварительных слушаний проводимых для разрешения вопроса о мере пресечения.

В зависимости от оснований прекращения уголовного дела предварительные слушания проводились для разрешения вопросов, предусмотренных: ст. 25 УПК РФ – в 50% случаях; издания акта об амнистии – в 15,0%; п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ – в 35,0% (в т.ч. в связи: с декриминализацией преступления по 4 уголовным делам367; по 3 - с непричастностью обвиняемого к совершению преступления; по 4 - с отсутствием состава преступления; по 3-с не достаточностью доказанности вины).

Считаем, что прекращение уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления (в т.ч. декриминализацией преступления), непричастностью обвиняемого к совершению преступления, не достаточностью доказанности его вины или отсутствием состава преступления недопустимо на предварительных слушаниях, т.к. не предусмотрено в ст. 239 УПК РФ. Вынесение перечисленных незаконных решений можно объяснить, но не оправдать факт их вынесения, лишь отсутствием в 2003 г. наработанной судебной практики и опыта по проведению предварительных слушаний, а также плохим знанием уголовного и уголовно-процессуального закона. В силу сказанного не можем согласиться с предложениями С.В. Лупановой и Т.Н. Долгих о необходимости на законодательном уровне допустить на предварительном слушании возможность прекращения уголовного дела по основаниям п.п. 1-2 ч. 1 ст. 24 и п. 1. ч. 1 ст. 27 УПК РФ368.

Вопросу классификации оснований прекращения уголовного в юридической литературе уделяется много внимания. В контексте исследований оснований прекращения уголовного дела, как наличие достаточных данных для проведения предварительного слушания, наибольший интерес представляет классификация их в зависимости от субъекта инициирующего рассмотрение этого вопроса.

В этой связи В.Д. Адаменко предлагает классифицировать основания

прекращения уголовного дела на две группы: 1) по ходатайству сторон и по специально указанным в ч. 1 ст. 239 УПК РФ основаниям (п.п. 3-6 ч. 1 и ч. 2 ст. 24, п.п. 3-6 ч. 1 ст. 27, ч. 7 ст. 246 УПК РФ); 2) по нереабилитирующим основаниям ч. 2 ст. 229 УПК РФ (по основаниям ст. 25 и 28 УПК РФ), требующим дополнительных условий369.

Т.Н. Долгих предлагает основания прекращения уголовного дела разделить на два блока: основания, при наличии которых судья должен (например, п.п. 3-5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ) и может(ст.ст. 25, 28, 427 УПК РФ) вынести постановление о прекращении уголовного370.

Основываясь на положениях частей 1 и 2 ст. 239 УПК РФ следует разграничить основания прекращения уголовного дела, по которым допускается собственная инициатива судьи, а когда для этого обязательно необходимо ходатайство одной из сторон или наличие дополнительных условий. К первой группе относятся основания прекращения уголовных дел, для которых обязательно наличие ходатайства, заявленного стороной (ст.ст. 25, 28 УПК РФ; ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Ко второй группе относятся основания, для которых допускается альтернативность возникновения условий их рассмотрения на предварительном слушании, т.е. наличие ходатайства стороны или собственной инициативы судьи после изучения материалов уголовного дела (п.п. 3-6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ; п.п. 4-6 ч. 1 ст. 27 УПК РФ). К третьей группе оснований следует отнести ситуации, когда для прекращения уголовного дела на предварительном слушании необходимо наличие дополнительно создавшихся, не зависимо от суда или сторон, условий (ч. 2 ст. 24 УПК РФ, п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ).

Необходимо отметить, что ходатайства о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным ч. 2 ст. 239 УПК РФ (ст.ст. 25, 28 УПК РФ) могут быть заявлены: 1) при ознакомлении с материалами уголовного дела; 2) прокурору и поступить в суд вместе с уголовным делом; 3) непосредственно в суд или поступить по почте - в течение 3 суток со дня получения копии обвинительного заключения (акта); 4) в ходе проведения предварительного слушания, назначенного по другим основаниям. Ходатайство о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ч. 7 ст. 246 УПК РФ может быть заявлено только прокурором в ходе предварительного слушания.

Например, по уголовному делу по обвинению Яшкина В.А. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 199 ч. 2 п. «г», ст. 165 ч. 3 п. «б» УК РФ, проводилось предварительное слушание для разрешения вопроса о прекращении уголовного дела в связи наличием ходатайства защитника о деятельном раскаянии обвиняемого в преступлении, предусмотренном ст. 199 ч. 2 п. «г» УК РФ. В ходе судебного заседания обвиняемый заявил новое ходатайство – о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ст. 165 ч. 3 п. «б» УК РФ. После исследования документов, предоставленных стороной защиты, прокурор не выразил своего возражения против прекращения уголовного преследования по основанию п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, и это было расценено судом как отказ от поддержания им обвинения на основании ч. 7 ст. 246 УПК РФ371.

Обобщение судебной практики определило следующих субъектов, инициировавших проведение предварительного слушания по основанию - наличие достаточных данных, предусмотренных п. 3 ч. 2 ст. 229 УПК РФ: судья - в 43,0% случаях, в 30,0% - обвиняемый (по 6 уголовным делам - при ознакомлении с материалами уголовного дела, по 5- прокурору при передаче дела в суд, по 3 - непосредственно в суд), в 15,0% - защитник; 12,0% - потерпевший (по 1- при ознакомлении с материалами уголовного дела, по 3 - непосредственно в суд).

Вопросам прекращения уголовного дела до назначения судебного разбирательства в юридической литературе всегда уделялось много внимания, т.к. на всех этапах производства следует учитывать «…возможное несовпадение субъектов преступления и субъекта уголовного преследования (обвиняемого, подсудимого и даже осужденного)»372. В свое время А.Ф. Кони отмечал: «…ни последующее оправдание судьи, ни даже прекращение дела до предания суду, очень часто не могут изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку, необоснованным привлечением его к уголовной ответственности»373. Все сказанное относится и к предварительному слушанию.

Поэтому часть ученых, справедливо по нашему мнению, считает, что прекращение уголовного дела на предварительном слушании позволит, принять важное процессуальное решение на более раннем этапе и не допустить существенных затрат по проведению судебного разбирательства, а также не подвергнуть обвиняемых без лишней надобности процедуре, существенно затрагивающей их права, свободы и законные интересы, ущемляющей их честь и достоинство374.

В то же время необходимо обратить внимание на негативные стороны прекращения уголовного дела на этом этапе, которые существенно ущемляют возможность реализации процессуальных прав отдельными участниками производства.

Нами уже отмечалось, что прекращение уголовного дела на предварительном слушании можно условно назвать одной из форм его разрешения по существу, т.к. в этом случае разрешается правовой спор путем установления «формальной истины», т.е. осуществляется правосудие. Ю. Щербаков правильно акцентирует внимание на несовпадение состава суда при разрешении данного вопроса на предварительном слушании и в судебном разбирательстве, если бы оно состоялось375 (например, при подсудности дел краевому суду - судом с участием присяжных заседателей или в составе трех судей - в районном суде). В этом случае, нарушается положение ч. 3 ст. 8 УПК РФ и не реализуется возможность для обвиняемого воспользоваться правами, предусмотренными п.п. 1 и 11 ч. 5 ст. 217 УПК РФ.

Считаем, что прекращение уголовного дела на предварительном слушании в связи с деятельным раскаянием обвиняемого недопустимо, т.к. оно осуществляется без установления обстоятельств, указанных в примечаниях к ст. 210 УК РФ, что также отмечено О.Д. Жуком376. Кроме того, согласимся с А.С. Барабашем, на предварительном слушании «говорить об обстоятельствах, освобождающих от уголовной ответственности, предусмотренных гл. 11 УК РФ (деятельное раскаяние, примирение с потерпевшим, истечение срока давности) можно при принятии решения уже при доказанной вине»377. Судья же устанавливает «формальную истину» без непосредственного исследования доказательств в судебном следствии.

Именно поэтому в 2003 г. законодателем был исключен из п. 4 ч. 2 ст. 229 УПК РФ, в соответствии с которым судьи на предварительном слушании, следуя «букве закона», выносили решения, предусмотренные гл. 40 УПК РФ, т.е. «приговор без проведения судебного разбирательства». Но в частях 1 и 2 ст. 314, ст. 315 УПК РФ и в настоящее время указывается, что «постановляется приговор без проведения судебного разбирательства», что естественно, не соответствует правовой сути особого порядка принятия решения, т.к. фактическое отсутствие судебного следствия по исследованию доказательств378 вовсе не означает отсутствие судебного разбирательства.

При прекращении уголовного дела на предварительном слушании по отдельным основаниям, на что также указывает А.А. Шамардин, Т.Н. Долгих379, происходит существенное нарушение прав потерпевших от преступления. Например, отказ прокурора от поддержания обвинения понуждает суд вынести постановление о прекращении уголовного дела (ч. 1 ст. 239 и ч. 7 ст. 246 УПК РФ). Следует указать, что в УПК РФ не предусмотрено субсидиарное обвинение, и не указан процессуальный участник, который вправе будет продолжать деятельность прокурора. Думается, что поэтому в Приказе Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 г. №185 «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» усложняется процедура отказа от поддержания обвинения государственным обвинителем, т.к. предусматривается обязанность по согласованию такого решения с прокурором, утвердившим обвинительное заключение (акт) и вышестоящим прокурором.

Т.Н. Долгих предлагает закрепить возможность такой формы прекращения дела только «в ходе судебного разбирательства при отсутствии возражений со стороны», указав, что в этом случае потерпевший вправе поддерживать обвинение в судебном разбирательстве сам и с помощью адвоката (представителя). При отсутствии у потерпевшегоденежных средств на оплату его труда, адвокат участвует по назначению суда380.

Аналогичные решения выносятся при истечении срока давности привлечения к уголовной ответственности, вследствие акта об амнистии (ч. 1 ст. 239 УПК РФ), при деятельном раскаянии обвиняемого (ч. 2 ст. 239 УПК РФ). В перечисленных случаях согласие потерпевшего на прекращение уголовного дела не требуется, и тем самым нарушается положение п. 1 ч. 1 ст. 6 УПК РФ.

Изложенное позволяет сделать вывод, о том, что ст. 239 УПК РФ определяет слишком большой список оснований, по которым можно прекратить уголовное дело на предварительном слушании.

Считаем, что на предварительном слушании уголовное дело может быть прекращено только в том случае, если в силу сложившихся обстоятельств

уже не требуется исследования доказательств о виновности лица:

1) в случае смерти обвиняемого (за исключением необходимости производства по уголовному делу для реабилитации лица). Однако, если документы, подтверждающие факт смерти обвиняемого вызывают у судьи сомнение, то следует назначить судебное разбирательство;

2) при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ), т.к. при разрешении правового спора стороны уже пришли к соглашению, правовые последствия им разъяснены, вред, причиненный преступлением, потерпевшему возмещен в полном объеме.

По другим основаниям (деятельное раскаяние, издание акта амнистии, в связи с отказом государственного обвинителя от поддержания обвинения, декриминализацией преступления) необходимо сначала в судебном разбирательстве исследовать предоставленную доказательственную базу на предмет ее допустимости и достаточности доказанности всех обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. Например, постановление оправдательного приговора, если вина не доказана в силу признания части доказательств недопустимыми, по правовым последствиям существенно отличается от вынесения судьей на предварительном слушании постановления о прекращении уголовного дела в связи с изданием акта об амнистии.

5) Наличие достаточных данных, свидетельствующих о возможности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Статьи 20, 70 Конституции РФ и статьи 30, 217, 218, 325 УПК РФ правом выбора формы судопроизводства, в т.ч. судом с участием присяжных заседателей, наделяют только обвиняемого. По этому вопросу среди процессуалистов есть разные мнения.

Одни авторы считают, что из всех участников процесса только обвиняемый наделен правом (может воспользоваться или отказаться от него)

на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей381

Другие ученые утверждают, что о суде присяжных может быть заявлено также защитником, законным представителем обвиняемого, потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями382 либо только потерпевшим383, но удовлетворение или отклонение их ходатайства, указывает И.Л. Петрухин, полностью зависит от позиции обвиняемого384.

Полагаем, права первая группа авторов, т.к. защитник и законный представитель не подменяют обвиняемого, а участвуют в судопроизводстве совместно с ним и имеют свои собственные полномочия, но лишь некоторые из них аналогичны полномочиям обвиняемого (например, предоставлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, по окончании предварительного расследования знакомиться со всеми материалами дела, выписывать из него любые сведения и в любом объеме – п.п. 4, 5, 12 ст. 47; п.п. 2, 7, 8 ст. 53; п.п. 5-7 ст. 426 УПК РФ). Участвуя в уголовном деле, указанные лица оказывают помощь обвиняемому в реализации его прав, например, целесообразность заявления ходатайства о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, но они не наделены правом на заявление таких ходатайств.

Как мы уже отмечали, ч. 1 ст. 215 УПК РФ предусматривает обязанность следователя только обвиняемому разъяснить право, предусмотренное ч. 5 ст. 217 УПК РФ. При этом не выясняются мнения других участников процесса (кроме других обвиняемых, т.е. потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика), так как оно процессуального значения не имеет. На такое нарушение прав потерпевшего еще в 1995 г. указывала С.И. Добровольская, предлагая пересмотреть обязанность следователя уведомить потерпевшего о выбранном обвиняемым порядке судопроизводства385.

Полагаем, правы те авторы386, которые считают, что нет необходимости в извещении потерпевшего о заявленном обвиняемым ходатайстве, т.к. он узнает о рассмотрении дела судом присяжных в предварительном слушании, проведение которого обязательно (п. 5 ч. 2 ст. 229, ст. 325 УПК РФ). Кроме того, обвиняемый может и отказаться от рассмотрения дела судом присяжных, и тогда оно будет рассмотрено другим составом (ст. 325 УПК РФ).

Процессуальный порядок заявления ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных имеет некоторые особенности. Так, по УПК РФ закрепленным начальным моментом выбора формы судопроизводства с участием присяжных заседателей следует считать этап ознакомления с материалами уголовного дела по окончанию предварительного следствия.

Согласимся с Ю.Г. Зуевым, право на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, получает с момента возбуждения уголовного дела, но осуществить его обвиняемый вправе только по завершении предварительного следствия путем подачи соответствующего ходатайства в порядке, предусмотренном ч. 5. ст. 217 УПК РФ387.

Определить окончательный момент принятия решения о рассмотрении дела данным судом очень важно, т.к. от этого зависит «запуск» сложнейшего механизма судопроизводства с участием присяжных заседателей. Ходатайство, предусмотренное п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, может быть заявлено стороной после направления уголовного дела с обвинительным заключением в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения. После назначения судебного разбирательства, в соответствии с ч. 5 ст. 325 УПК РФ, подсудимый уже не вправе заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела таким составом.

Следует обратить внимание на то, что законодателем не оговорена возможность заявления обвиняемым соответствующего ходатайства в процессе проведения предварительного слушания, назначенного по другим основаниям в соответствии со ст. 229, ч. 2. ст. 325 УПК РФ. В связи с этим считаем, заявление ходатайства, предусмотренного п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ допустимым, т.к. судебное заседание для рассмотрения дела по существу в порядке ст. 231 УПК РФ еще не назначено, и положение ч. 5 указанной статьи УПК РФ еще не действует.

Как показывает исследование, проведенное Ю.Г. Зуевым, в 99% случаев ходатайство о рассмотрении судом присяжных заседателей подается в письменном виде388. Однако закон не запрещает обвиняемому заявлять о составе суда в устной форме во время предварительного слушания.

Полагаем, необходимо внести в уже предложенную нами редакцию ст. 229 УПК РФ еще одно изменение, дополнив ее частью четвертой:

«4. Ходатайство о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей может быть заявлено на предварительном слушании, когда оно является обязательным в соответствии с ч. 3 настоящей статьи.».

В УПК РФ, на что указывают процессуалисты389, не определен порядок разъяснения обвиняемому особенностей выбора форм судопроизводства, предусмотренных ч. 5 ст. 217 УПК РФ, который, как имеет большое процессуальное значение. Для доказательственного закрепления разъяснения обвиняемому права на рассмотрение уголовного дела судом присяжных, следователю необходимо процессуально правильно оформить данный факт390.

Процессуальные документы по оформлению волеизъявления обвиняемого в отношении суда присяжных служат гарантией: осведомленности обвиняемого о его праве на суд присяжных и юридических последствий, связанных с этой процедурой; добровольности волеизъявления обвиняемого, поскольку ходатайство заявляется в присутствии защитника; последующего судебного контроля за предварительным следствием; информированности обвиняемого о том, когда можно заявить ходатайство о суде присяжных или отказаться от этой процедуры.

Считаем, что отразить разъяснение условий выбора порядка судопроизводства и юридических последствий удовлетворения ходатайства, предусмотренного п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, в протоколе ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела, практически не представляется возможным. На данную проблему обращают внимание Н.А. Дудко, Ю.Г. Зуев391.

Анализ изученной судебно-следственной практики показал, что с 2004 г. следователи, на наш взгляд, правильно составляют два дополнительных процессуальных документа: «Протокол разъяснения обвиняемому условий выбора формы судопроизводства» и «Протокол разъяснения прав обвиняемому и условий судопроизводства с участием суда присяжных»,

которые подписываются следователем, обвиняемым и защитником.

В протоколе разъяснения обвиняемому условий выбора формы судопроизводства следователю необходимо зафиксировать разъяснение обвиняемому права о рассмотрении дела выбранной формой судопроизводства или его отказ; обвиняемый должен собственноручно внести в протокол запись факта желания воспользоваться именно этим правом, указав причину заявления ходатайства или отказа.

Если обвиняемый заявил ходатайство, предусмотренное п. 1 ч. 5 ст. 217 УПК РФ, то следователем составляется дополнительный протокол разъяснения ему прав и условий судопроизводства с участием суда присяжных. В протоколе обвиняемому разъясняются юридические последствия удовлетворения такого ходатайств, т.е. особенности: рассмотрения дела судом присяжных, порядка обжалования судебного решения; порядка рассмотрения жалоб на приговор суда, предусмотренные ч. 2 ст. 325; ч. 5 ст. 325, ч.ч. 6-8 ст. 335; ст. 334; ст. 379; ст. 385; ч. 3 ст. 386 УПК РФ), а также его права в судебном разбирательстве (ст. 47 УПК РФ).

В соответствии с вышеизложенным для процессуального закрепления разъяснений обвиняемому права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, предлагаем внести изменения в ст. 217 УПК РФ, дополнить указанную статью частью шестой:

«6. При разъяснении положений, предусмотренных частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса, следователь составляет протокол разъяснения обвиняемому условий выбора формы судопроизводства. В случае заявления ходатайства, предусмотренного пунктами один или два частью пятой статьи 217 настоящего Кодекса, следователь составляет протокол разъяснения прав обвиняемому при рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей (или в особом порядке судебного разбирательства). Протоколы подписываются следователем, обвиняемым и защитником.».

6) Наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости проведения судебного разбирательства в порядке, предусмотренном ч. 5 ст. 247 УПК РФ.

В производстве по уголовному делу складываются ситуации, когда обвиняемый находится за пределами территории Российской Федерации, оказавшись там надлежащим образом (например, находится в командировке), или специально скрылся от органов предварительного расследования, уклоняясь от привлечения к уголовной ответственности за совершенное им преступление. Поэтому ведение Федеральным законом от 27 июля 2006 г. №153-ФЗ данного основания проведения предварительного слушания весьма актуально.

До введения ч. 5 ст. 247 УПК РФ в случае, когда обвиняемый скрылся после совершения преступления на территории посольства иностранного государства, которое не выдает его для привлечения к уголовной ответственности, суды использовали возможность приостановления производства по уголовному делу по основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 238 УПК РФ392, и обвиняемый объявлялся в международный розыск. Аналогичное решение ранее принималось и в судебном разбирательстве, тем самым существенно затягивались сроки вынесения приговора.

Согласно указанным поправкам, сейчас суды вправе провести заочное рассмотрение дела по существу, вынести обвинительный приговор и приостановить его исполнение до тех пор, пока обвиняемый не будет доставлен правоохранительным органам, или не явится сам из-за границы. Таким образом, в решении законодателя прослеживается применение аналогии закона, когда обвиняемому вручается постановление о привлечении его в качестве обвиняемого в порядке, предусмотренном ч. 6 ст. 172 УПК РФ.

Представляется, проведение предварительного слушания в отсутствии обвиняемого в порядке, предусмотренном п. 41 ч. 2 ст. 229 УПК РФ, допустимо при наличии следующих условий:

1) деяние относится к категории тяжких или особо тяжких преступлений;

2) обвиняемый находится за пределами территории РФ;

3) в материалах дела есть ходатайство обвиняемого о рассмотрении дела в его отсутствии (если он отсутствует по уважительным причинам), либо соответствующее ходатайство прокурора (если обвиняемый срывается);

4) предварительное слушание проводится при обязательном участии защитника. В первом случае защитником должно быть предоставлено соответствующее ходатайство обвиняемого. Во втором - судья принимает меры по назначению защитника в порядке, предусмотренном ст. 51 УПК РФ;

5) предварительное слушание проводится при обязательном участии прокурора. Согласно структуре раздела IX УПК РФ, предварительное слушание и судебное разбирательство проводятся с соблюдением общих условий, предусмотренных главой 35 УПК РФ. Часть 2 ст. 246 УПК РФ указывает, что судебное разбирательство проводится с обязательным участием государственно обвинителя. Поэтому положение ч. 4 ст. 234 УПК РФ, допускающее проведение предварительного слушания в отсутствии прокурора, не должно применяться, и тем более к судебному заседанию, проводимому в порядке, предусмотренном п. 41 ч. 2 ст. 229 УПК РФ.

В связи с этим, считаем необходимым внести изменение в уголовно-процессуальное законодательство, часть четвертую ст. 234 УПК РФ, изложить их в следующей редакции:

«4. Неявка других, кроме обвиняемого и прокурора, своевременно извещенных участников производства по делу не препятствует проведению предварительного слушания.».

7) Иные основания проведения предварительного слушания

Часть 2 ст. 229 УПК РФ не содержит исчерпывающего перечня оснований

проведения предварительного слушания, на что уже было обращено внимание в настоящем исследовании. Полагаем, к таким основаниям следует отнести наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости разрешения вопросов: о мере пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста (особенно если такая мера пресечения была избрана в досудебном производстве по уголовному делу), залога; о применении мер по обеспечению возмещения вреда, причиненного преступлением (например, наложение ареста на имущество), либо возможной конфискации имущества.

Наличие достаточных данных, свидетельствующих о необходимости разрешения вопроса о мере пресечения.

Наиболее сложной в правом регулировании в стадии подготовки и назначения судебного разбирательства представляется проблема процессуального порядка разрешения вопросов об избрании или продлении мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста393.

Европейский Суд по правам человека не случайно указал, что необходимо «…усовершенствовать процедуру принятия решения о содержании под стражей»394, т.к. «..УПК РФ, вступивший в силу в 2002 г., формулирует нормы о содержании под стражей так же нечетко, как и предыдущий», особенно «…регулирующих положение находящегося под стражей лица после направления уголовного дела в суд»395.

После принятия УПК РФ в судебной практике складывалась ситуация, когда оконченные предварительным расследованием уголовные дела направлялись в суд накануне или в день истечения срока содержания обвиняемых под стражей, установленного на стадии предварительного расследования396. В течение 5-10 дней после поступления дел в суд, а по некоторым делам – в более поздние сроки, судьи принимали (вне судебного заседания) решения об оставлении меры пресечения без изменения397.

Так, по результатам изучения судебной практики за 2002-2003 г.г. не было ни одного случая проведения предварительного слушания специально для рассмотрения вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу. Причем оформляли судьи эти решения не отдельным актом, а включали в постановления о назначении предварительного слушания по иным основаниям или о назначении судебного разбирательства. Аргументом в сторону автоматического продления сроков служило то, что срок содержания обвиняемого под стражей продлевается на шесть месяцев самим фактом поступления уголовного дела в суд.

Такая ситуация не допустима. В силу этого отдельные процессуалисты еще до разъяснений, данных высшими судами Российской Федерации, писали о самостоятельности данного основания для проведения предварительного слушания398 и необходимости судьи «обращения к аналогии норм, регулирующих сходные отношения (ст. 108-109 УПК РФ)»399.

Позднее в решениях Конституционного Суда РФ (№132-О от 8 апреля 2004 г., №26-О от 18 января 2005 г., №4-П от 22 марта 2005 г.) и Пленума Верховного Суда РФ (п. 17 Постановления №1 от 5 марта 2004 г., п. 20 Постановления №22 от 29 октября 2009 г.,) было отмечено, что сторонам должна быть предоставлена возможность довести до сведения суда свою точку зрения относительно столь важного для судьбы обвиняемого вопроса, как продолжение пребывания под стражей. Иное явилось бы нарушением конституционного принципа состязательности, так как судье пришлось бы разрешать вопрос о содержании обвиняемого под стражей исключительно на основе аргументов, изложенных в обвинительном заключении, ходатайстве прокурора, следователя, дознавателя или в ранее вынесенном постановлении судьи об избрании меры пресечения, т.е. по существу отказаться от проверки обоснованности дальнейшего применения ранее избранной меры пресечения, исходя только из собственной самостоятельной оценки обстоятельств по делу.

Резюмируя изложенное, можно сделать вывод, что предварительное слушание, как, в своем роде, уникальное правовое явление, действительно занимает особое место в системе судебных стадий.

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Подводя итоги исследования, сформулируем следующие выводы:

Предварительное слушание, появившееся в уголовно-процессуальном законодательстве с введением УПК РФ, стало возобновленным институтом российского уголовного судопроизводства в стадии подготовки дела к судебному разбирательству. По УПК РСФСР вопросы, аналогичные решаемым ныне в порядке предварительного слушания, разрешались в подготовительном, позднее в распорядительном заседании суда, проводимом в стадии предания суду, с 1993 г. – на предварительном слушании при рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, а по Уставу уголовного судопроизводства (1864 г.) –в порядке приготовительных к суду распоряжений для рассмотрения дела судом присяжных. В этой связи следует рассматривать распорядительное заседание как предпосылку возникновения предварительного слушания.

  1.  Действующее уголовно-процессуальное законодательство пошло по пути дифференциации уголовного судопроизводства не только «вглубь», но и «вширь». Так, предварительное слушание явило пример создания не только отдельных «сквозных» производств, в которых дело проходит все стадии в более сложных формах, таких как: производство по делам несовершеннолетних (глава 50 УПК РФ), производство по делам о применении принудительных мер медицинского характера (глава 51 УПК РФ), но и пример дифференциации производства в одной отдельной стадии процесса, в данном случае – стадии подготовки и назначения судебного разбирательства.
  2.  Специфические признаки предварительного слушания, определяющие его сложную правовую природу, позволяют рассматривать данное явление как этап и самостоятельный институт усложненной формы стадии подготовки и назначения судебного разбирательства, как дополнительную процессуальную гарантию соблюдения прав участников процесса, как проверочную инстанцию по отношению к досудебному производству, которая выступает в роли уголовно-процессуального «фильтра» по отношению к стадии судебного разбирательства.
  3.  Назначение предварительного слушания заключается в том, чтобы в судебном заседании с участием сторон на основе принципа состязательности, не предрешая судьей вопросов о виновности-невиновности обвиняемого, устранить выявленные препятствия (или принять меры по их устранению), не позволяющие назначить судебное разбирательство в порядке, предусмотренном ст.ст. 231-233 УПК РФ. К задачам предварительного слушания относятся: а) обеспечение качества доказательственной базы для судебного разбирательства (в аспекте расширения доказательственной базы или признания доказательств недопустимыми); б) обеспечение перспективы судебного разбирательства (в контексте необходимости его проведения); в) обеспечение явки обвиняемого (в дальнейшем подсудимого) в судебное разбирательство; г) обеспечение возможности исполнения последующих решений суда первой инстанции, в т.ч. в части гражданского иска.
  4.  Действующий уголовно-процессуальный закон не раскрывает понятий повода и основания проведения предварительного слушания. По нашему мнению, поводом для принятия решения о проведении предварительного слушания следует считать юридические факты, вызывающие деятельность судьи по подготовке к проведению предварительного слушания, т.е. наличие соответствующего ходатайства, заявленного сторонами в установленном законом порядке, или собственное решение судьи, основанное на необходимости устранения выявленных при изучении поступившего уголовного дела нарушений уголовно-процессуального законодательства, препятствующих рассмотрению дела по существу. Правовым основанием проведения предварительного слушания является совокупность достаточных данных, свидетельствующих о наличии обстоятельств, препятствующих разрешению дела по существу, и обосновывающих необходимость проведения предварительного судебного заседания с участием сторон, на котором выявленные препятствия должны быть устранены или приняты соответствующие меры по их устранению. Настоящая монография, безусловно, не претендует на дачу исчерпывающих ответов на те вопросы, которые ставит перед правоприменителем и теоретиками предварительное слушание. Представляется, что данная проблема является весьма многогранной, достаточно актуальной в современных правовых реалиях и нуждается в дальнейшей научной разработке.

 

 

Список литературы 

 

1 Смирнов А.В. Дискурсивно - состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ). Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч.2. - С. 276.

2 Четвертый раздел: параграфы 199-211: «Решение о начале судебного разбирательства дела» // Федеративная республика Германии. Уголовно-процессуальный кодекс. – М., 1994.

3См.: Полянский Н.Н. Вопросы теории советского уголовного процесса. – М., 1956.- С.19-51; Крылов И.Ф., Быстрыкин А.И. Розыск, дознание следствие: Учеб. пособие. – Л., 1984. - С. 85-115; Зинатуллин З.З., Зинатуллин Т.З. Общие проблемы обвинения и защиты по уголовным делам: Учеб. пособие. – Ижевск, 1997. - С. 11; Азаров В.А., Супрун С.В. Охрана имущественных интересов личности в сферах оперативно-розыскной и уголовно-процессуальной деятельности: Монография. – Омск, 2001. - С. 3.

4 Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. – СПб., 2000. - С. 133.

5 Далее по тексту Устав уголовного судопроизводства - УУС.

6 Лупанова С.В. Предварительное слушание как форма подготовки дела к судебному разбирательству в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2006. – С. 4.

7 См.: Качура А.Н. Дифференциация форм производства в стадии предания суду в уголовном процессе России: Монография. – М., 2004. – С. 112.

8 См.: Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. - Томск, 2003. - С.15- 35.

9 См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н.Новгород, 2002. - С. 222-223; Сыроватская Л.Н. Предварительное слушание в российском уголовном судопроизводстве: Дис. …канд. юрид. наук. – Майкоп, 2005. – С. 34-36.

10 Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 3.

11 См.: Воронин С.Э. Диалоги об уголовном судопроизводстве России: Монография. – Хабаровск, 2007. – С. 8-18.

12 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1996. Т. II. - С. 415.

13 Фойницкий И.Я. Указ. работа. - С. 408.

14 См., например: Арсеньев К.К. Предание суду и дальнейший ход уголовного дела до начала судебного следствия. Сборник практических заметок. - СПб., 1870; Викторский С.И. Русский уголовный процесс. - М., 1997. - С. 371.

15 Юркевич Н.А. Указ. работа. - С. 26.

16 Ковтун Н.Н. Указ. работа. - С. 217-233

17 См.: Муратова Н.Г. Предварительное слушание в системе судебного надзора по уголовным делам // Уголовная юстиция: состояние и пути развития: Материалы конференции. - Тюмень, 2002. - С. 45.

18 Юркевич Н.А. Указ. соч. - С. 47-70.

19 См.: ст. ст. 21, 22 Декрета О суде: от 7 марта 1918 г. № 2 // СУ РСФСР. - 1918. - № 26. - Ст. 420 (347); Положение о народном суде РСФСР от 30 ноября 1918 г. // СУ РСФСР. - 1918. - № 85. - Ст. 889.

20См.: Положение о полковых судах от 10 июля 1919 г. // СУ РСФСР. - 1919. - № 31-32. - Ст. 326.

21 Выдря М.М. Участники судебного разбирательства и гарантии их прав: Учеб. пособие. - Краснодар, 1979. - С. 7.

22См.: Положение о революционных военных трибуналах от 20 ноября 1919 г. // СУ РСФСР. -1919. -№58. - Ст. 549; Положение о революционных военных трибуналах от 4 мая 1920 г. // СУ РСФСР. -1920. -№54. - Ст. 236; Положение о народном суде РСФСР от 21 октября 1918 г. // СУ РСФСР.- 1920. - №83. - Ст. 407.

23 Юркевич Н.А. Указ. работа. - С. 53.

24 См., напр.: Чельцов М.А. Предание суду. - М.,1944. - С. 2-4; Н. Громов, Н. Клюцев. Качество работы подготовительных заседаний // Советская юстиция. - 1936. - №2. - С.7; Строгович М.С. Предание суду военного трибунала. – Ашхабад, 1942. - С. 4-5; Выдря М.М. Стадия предания суду должна быть состязательной // Вопросы кодификации советского права. - Л., 1960. Вып. 3. - С. 88-91 и др.

25 См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. – Н.Новгород, 2002. - С. 220.

26 См.: СУ РСФСР. – 1924. - №78. – Ст. 784.

27 См., например: Строгович М.С. Предание суду // Избранные труды. Т.2: Гарантии прав личности в уголовном судопроизводстве. - М., 1992. - С. 13-16.

28 Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 15.

29 См., например: Чельцов М.А. Предание суду. - М., 1944. - С. 2-4.

30 См.: Постановление Президиума Верховного Суда РСФСР от 14-16 января 1935 г. «О порядке рассмотрения уголовных дел в подготовительных, распорядительных заседаниях судов» // Советская юстиция. - 1935. - №6. - С. 23; Директивное письмо Верховного Суда СССР от 17 августа 1935 г. №42 «О работе подготовительных заседаний» // Советская юстиция. - 1935. - №30. - С. 23-24; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 7 июня 1934 г. №47 «О необходимости строжайшего соблюдения судами уголовно-процессуальных норм» // Советская юстиция. - 1934. - №19. - С. 2-3; Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29 марта 1936 г. №54 «О работе подготовительных заседаний» // Сборник действующих постановлений Пленума и директивных писем Верховного суда СССР 1924- 1944 г.г. - М., 1946. - С. 90-91.

31 См. например: Н. Громов, Н. Клюцев. Качество работы подготовительных заседаний // Советская юстиция. - 1936. - №2. - С.7.

32 Циркуляр Прокурора СССР от 29 июня 1936 г. №41/5 // Сборник приказов Прокуратуры СССР. – М., 1939. – С. 152.

33 С другой стороны в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 29 марта 1936 г. №54 указано, что участие обвиняемого в подготовительном заседании допускается только в исключительных случаях.

34 На том периоде времени все же возникали споры о возможности участия судьи в качестве содокладчика прокурора. Например, о невозможности выступления в качестве содокладчика прокурора судьи отмечали М.С. Строгович и М.М. Выдря (Строгович М.С. Предание суду военного трибунала. – Ашхабад, 1942. - С. 4-5; Выдря М.М. Стадия предания суду должна быть состязательной // Вопросы кодификации советского права. - Л., 1960. Вып. 3. - С. 88-91). Другие авторы выступали за то, что стадия предания суду является формой сотрудничества прокуратуры и суда, т.к. в этой стадии суд является органом обвинительной власти (например, Чельцов М.А. Предание суду. - М., 1944. - С.4).

35 Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. – Томск, 2003. - С. 69.

36 См.: Побегайло Г.Д. Предание суду: Учеб. пособие. - М., 1982. - С. 4.

37В правовой литературе сразу же были сформулированы предложения по совершенствованию законодательного регулирования порядка предания суду. Одни авторы предлагали распространить коллегиальный порядок предания суду на все уголовные дела (например, см.: Раджабов С. Спорные вопросы предания суду // Социалистическая законность. – 1967. - №3. - С. 36), другие – обеспечить факультативный порядок предания суду по всем категориям уголовных дел (например, см.: Божьев В.П. Пути совершенствования законодательства о предании суду // Правоведение. – 1969. - №6. – С. 73-77; Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. – М., 1975. – С. 232). Более подробно см.: Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду: Монография. – Л., 1966. – С. 21-26; Пантелеев В. Спорные вопросы стадии предания суду // Социалистическая законность. – 1967. - №3. – С. 37; Качура А.Н. Дифференциация форм производства в стадии предания суду в уголовном процессе России: Монография. – М., 2004. – С. 117.

38 См.: Ковтун Н.Н. Указ. работа. - С. 222-223.

39Заслуживает поддержки мнение, что формы предания суду должны быть дифференцированы - см.: Якимович Ю.К., Ленский А.В., Трубникова Т.В. Дифференциация уголовного процесса. - Томск, 2001. – С. 213.

40М.К. Нуркаева называет их вопросами, связанными с проверкой материалов предварительного расследования, подразделяя их еще на две подгруппы в зависимости от наличия или отсутствия в деле оснований для предания обвиняемого суду - см.: Нуркаева М.К. Распорядительное заседание как форма предания обвиняемого суду: Автореф. дис. … канд. юрид. наук - Казань, 1983. - С. 16.

41Мы разделяем мнение авторов, считающих, что данный перечень не является исчерпывающим - см.: Гальперин И.М., Лукашевич В.З. Предание суду по советскому уголовно-процессуальному праву. -М., 1965.-С.85-101; Нуркаева М.К. Указ. работа. - С.17.

42Подробнее причины возникновения недостатков и их перечень рассмотрены в работах: Петрухин И.Л. Причины судебных ошибок // Советское государство и право. -1970. - №5. - С. 105; Шумилин С.Ф. Законность и обоснованность решений, принимаемых в стадии предания суду: Автореф. дис. …канд. юрид. наук. – Харьков, 1981. - С.2; Добровольская Т.Н. Изменение обвинения в судебных стадиях советского уголовного процесса. – М., 1977. - С.85; Мартынчик Е.Г. Проверка обвинительного заключения в стадии предания суду // Советская юстиция.- 1972. - №22. - С.19; Михайлова Т.А. Предание суду в советском уголовном процессе. – М., 1981. - С.57-64; Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. – Томск, 2003. - С.77-78.

43 В процессуальной литературе того времени отражено, что после принятия Основ, количество распорядительных заседаний на практике стало близким к нулю - см.: Гальперин И.М., Лукашевич В.З. Указ. работа. - С. 5.

44 Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда РФ по уголовным делам. - М., 2003. – С. 382-388.

45 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 31 августа 1966 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1966. - №36. - Ст. 1018.

46 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 21 мая 1970 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1970. - №22. – Ст. 442.

47 См.: Указ Президиума Верховного Совета РСФСР от 26 июня 1972 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости Верховного Совета РСФСР. - 1972. -№26. - Ст. 663.

48 Так из 367 практических работников 206 судей заявили, что вопросы предания суду они предпочитают решать при рассмотрении дела по существу (Михайлова Т.А. Предание суду в советском уголовном процессе.– М., 1981. - С. 61). Более поздний опрос судебных работников также показал, что значительная часть их (40%) считает эту стадию формальной, а 8% - затрудняется ответить на вопрос о ее необходимости (Юркевич Н.А. Реализация правообеспечительной функции в стадии предания обвиняемого суду: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. – Ленинград, 1989. - С. 18).

49Ряд процессуалистов отмечают недостаточность профессиональных знаний и опыта работы некоторых судей; факты небрежного отношения и невнимания некоторых судей к решению существенных вопросов рассматриваемых ими дел; недостаточно критичное отношение их к материалам и выводам органов предварительного расследования - см.: Добровольская Т.Н. Изменение обвинения в судебных стадиях советского уголовного процесса. – М., 1977. - С. 78; Петрухин И.Л. Причины судебных ошибок // Советское государство и право. - 1970. - №5. - С. 105; Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. – Томск, 2003. - С. 77-78.

50 См. Постановление №8 Пленума Верховного Суда СССР от 28 ноября 1980 г. «О практике применения судами законодательства о предании обвиняемого суду» // Сборник постановлений Пленумов по уголовным делам. - М., 2003. - С. 360-366.

51 Михайлова Т.А. Указ. работа. - С. 64-74.

52 См.: Настольная книга судьи (рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанции). - М., 1972. - С. 506-507, 630.

53 Петрухин И.Л. Право и социология. - М., 1973. - С. 271.

54 См.: Астафьев Ю.В. Право на защиту в стадии предания обвиняемого суду: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Харьков, 1989. – С.17-19.

55 Лукашевич В.З. Гарантии прав обвиняемого в стадии предания суду: Монография. - Л., 1966; Кокорев Л.Д. Положение личности в советском уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … докт. юрид. наук. - Л., 1975; Побегайло Г.Д. Участие адвоката (защитника) в стадии судебного разбирательства: Дис. … канд. юрид. наук. - Саратов. 1974. - С. 117.

56 См.: Нуркаева М.К. Распорядительное заседание как форма предания обвиняемого суду: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Казань, 1983. - С. 10; Шумилин С.Ф. Законность и обоснованность решений, принимаемых в стадии предания суду: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Харьков, 1981. - С. 16.

57 Советский уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева. – М., 1990. – С. 274.

58 Концепция судебной реформы в РФ / сост. С.А. Пашин. - М., 1992. - С. 93.

59Сторонниками такой формы предания суду являлись: Арсеньев Б. Как организовать предание суду // Социалистическая законность. - 1947. - №1. - С. 16-17; Шнейдер М. Сохранить и улучшить существующий порядок предания суду // Соц. законность. - 1947.- №2. - С.13-14; Дорман И. Подготовительные заседания нужно сохранить // Соц. законность. - 1947. - №2. - С. 15-17; Шифман М.Л. Предание суду должно стать функцией прокуратуры // Соц. законность. - 1946. - №10. - С. 14; Золотухин Б., Пашин С. Концептуальные основы судебной реформы в РСФСР // Советская юстиция. - 1991. - №21-22 - С. 3; Лукашевич В.З. Предание суду по новому процессуальному законодательству // Правоведение. - 1993. - №3. - С. 94-95; Михайлова Т., Ястребова О. Нужны ли новшества в регламенте судьи до разбирательства дела // Законность. - 1993. - №9. - С. 19 и др.

60Божьев В.П. О совершенствовании уголовно-процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: Материалы конференции. - М., 2001. - С. 223.

61Стенограмма заседаний четвертой сессии Верховного Совета РФ. – М., 1992. - С. 27.

62 Ковтун Н.Н. Указ. соч. - С. 223.

63 См.: Бойков А.Д. Судебная реформа: обретения и просчеты // Государство и право. – 1994. - №6. – С. 19; Савицкий В.М. Уголовный процесс России на новом витке демократизации // Государство и право. – 1994. - №6. – С. 104; Стецовский Ю.И. Концепция судебной реформы и проблемы конституционной законности в уголовном судопроизводстве // Государство и право. - 1993. - №9. – С. 115.

64Лукашевич В.З. Предание суду по новому процессуальному законодательству // Правоведение. - 1993. - №3. - С.96-99; Бозров В., Кобяков В. Процессуальная деятельность судьи при назначении судебного заседания // Российская юстиция. - 1994.- №10. -С. 22-23.

65 Гуськова А.П. Актуальные вопросы защиты прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве: Материалы конференции. - Москва-Оренбург, 1999. - С. 11.

66 См.: Юркевич Н.А. Указ. соч. – С. 84.

67 См.: Закон РФ от 16 июля 1993 г. «О внесений изменений и дополнений в Закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», УПК РСФСР, УК РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях» // Ведомости народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. - 1993 - №33. - Ст. 1313.

68См.: Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учебное пособие.– М., 1999. - С. 48, Бойков В.А. Третья власть в России. - М., 1997. - С. 155-156; Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. - Кемерово, 1997. - С. 210-211; Адаменко В.Д. Охрана свобод, прав и интересов обвиняемого. – Кемерово, 2004. - С. 238.

69Кадырова В.В. Назначение уголовного дела к судебному разбирательству по уголовно-процессуальному законодательству Республики Узбекистан: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Ташкент, 1997. - С.12; Зинатуллин З.З. Этические нормы уголовно-процессуальной деятельности защитника. - Ижевск, 1999.- С.19; Юркевич Н.А. Указ. соч. – С. 95 и др.

70 См.: Постановление Конституционного Суда РФ №7-П от 20 апреля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 ч. 1 ст. 232, ч. 4 ст. 248 и ч. 1 ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижний Новгород» // СЗ РФ. - 1999. - №17. - Ст. 2205; Постановление Конституционного Суда РФ №1-П от 14 января 2000 г «По делу о проверке конституционности отдельных положений УПК РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П. Смирновой и запросом Верховного Суда РФ» // СЗ РФ. - 2000. - №5. - Ст. 611; п. 5 Постановления №84 Пленума Верховного Суда РФ от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регламентирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования» // БВС РФ. - 2000. - №2. - С. 2-4.

71См.: Дудко Н.А. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: предварительное слушание: Учеб. пособие. –Барнаул, 2003.-С.75.

72См.: Маликов М.Ф. Оценка доказательств в правоприменительной деятельности. - Уфа, 1984. - С.56.

73 См.: Качура А.Н. Дифференциация форм производства в стадии предания суду в уголовном процессе России: Монография. – М., 2004. – С. 119; Вандышев В.В. Уголовный процесс: Курс лекций. – СПб., 2004. – С. 555-561.

74Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 3,4; Долгих Т.Н. – С.3.

75 См.: Кадырова В.В. Указ. работа. - С. 12. Некоторые авторы более подробно акцентируют внимание на том, что она, в отличие от предшествующих стадий, является судебной; открывает судебное производство по делу, выступает в качестве первоначальной в системе судебных стадий - см.: Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. – М., 1990. - С. 17; Уголовный процесс: Учебник / отв. ред. А.В. Гриненко. – М., 2004. - С. 278.

76 См.: Гельдибаев М.Х. Уголовный процесс: Учебное пособие. – СПб., 2001. - С. 153.

77 См.: Володина Л.М. Судебная власть и некоторые проблемы уголовного процесса // Юридическая наука и юридическое образование в России на рубеже веков: состояние, проблемы, перспективы: Материалы конференции. – Тюмень, 2002, - С. 61; Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н.Новгород, 2002. - С. 219, Адаменко В.Д.Указ. работа. - С. 34; Золотых В.В. Предварительное слушание уголовных дел: Научно-практ. пособие. - Ростов н/Д, 2002. - С. 3.

78 См.: Уголовный процесс: Учебник / под. ред. В.П. Божьева. - М., 2002. - С. 433.

79См.: Уголовный процесс: Учебник / ред. С.А. Колосович.- Волгоград, 2002.-С.334-335.

80См.: Гуценко К.Ф. О некоторых современных тенденциях эволюции понятия и содержания уголовно-процессуального права и его источников, их значение для теории и практики и преподавания уголовного судопроизводства // Уголовно-процессуальное право: понятие, содержание, источники: Материалы конференции.– М., 2006.- С. 19; Сыроватская Л.Н. Указ. работа.

81 См.: Тумашов С.А. Подготовка к судебному заседанию. Предварительное слушание: Монография – Волгоград, 2002; Россинский С.Б. Уголовно-процессуальная форма: понятие и тенденция развития // Вестник ОГУ. - 2006. – №3. – С.143; Ткачева Н.В. Избрание, изменение, отмена мер пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу на стадии подготовки материалов к судебному заседанию // Ученые записки: Сборник научных трудов ОГАУ. – Выпуск 3. – Оренбург, 2006. – С. 310.

82См.: Егоров А.Ю. Состязательность в стадии назначения судебного разбирательства: Дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003; Мартыняхин Л.Ф. О предании суду по УПК РФ // Судебная власть в России: законотворчество и практика: Сборник статей. - Тюмень, 2005. - С. 383.

83 См.: Ковтун Н.Н., Юнусов А.А. Стадия подготовки дела к судебному разбирательству: Проблемы нормативного регулирования и практической реализации: Учебное пособие. – Казань, 2005.

84 См.: Володина Л.М. Уголовный процесс. Часть общая: Учеб. пособие. – Красноярск, 2004. – С.14; Воронин С.Э. Указ. работа. – С. 5-25; Кулик Н.В. Осуществление прокурором доказывания на предварительном слушании: Автореф. … дис. канд. юрид. наук. – СПб, 2006. – С. 4; Ткачев, А. И. Возвращение уголовного дела прокурору со стадии подготовки к судебному заседанию: Автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск, 2007; Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Уголовный процесс: Учебник. - М. 2005. - С. 562; Химичева Г.П., Химичева О.В., Мичурина О.В. Комментарий Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. – М., 2002. - С. 136; Адаменко В.Д. Указ. работа. - С. 278-279; Хабарова Е.А. Обеспечение прав участников уголовного судопроизводства при прекращении уголовного дела в уголовно-процессуальном законодательстве // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: Сборник статей. В 5 ч. - Тюмень, 2006. Ч. 4. - С. 111; Ишимов П.Л. Процессуальный порядок подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2005.

85См.: Зайцева Е.А. Проведение экспертиз в судебных стадиях уголовного судопроизводства // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. Ч.1. – Екатеринбург, 2005. - С. 315.

86См.: Уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева. – М., 2002.- С. 434.

87 См.: Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / отв. ред. И.Л. Петрухин. – М., 2006. - С. 431.

88 См.: Мизулина Е.Б. Новый Уголовно-процессуальный кодекс и проблемы правоприменительной практики в Сибирском федеральном округе // Мониторинг введения в действие УПК РФ: Информационный бюллетень. - М., 2002. - №13. - С. 85.

89 См.: Морозов А.И. Предварительное слушание в судебном разбирательстве уголовных дел: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Воронеж, 2009. – С. 18-21. Процессуалисты и ранее уже указывали на необходимость проведения предварительного слушания в апелляционном производстве – см.: Динер А.А., Л.Ф. Мартыняхин., Сенин Н.И. Апелляционное производство в российском уголовном процессе: научно-практ. пособие.– М., 2003. – С. 38-42.

90 См.: Мартыняхин Л.Ф. Указ. работа. - С. 380.

91 Режим доступа: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/218010/?mail_fed.

92 См.: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории и практики: Монография. - Казань, 2004. – С. 180.

93См.: Верещагина М.А. Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми в ходе предварительного слушания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Челябинск, 2008. – С. 21.

94 См.: Мартыняхин Л.Ф. Указ. работа. - С. 383.

95 Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 17.

96 Морозов А.И. Указ. работа. – С. 12.

97 См: Динер А.А., Мартыняхин Л.Ф., Сенин Н.Н. Указ. работа. - С. 15.

98 Подробнее о дифференциации уголовного судопроизводства - см.: Якимович Ю.К., Ленский А.В., Трубникова. Т.В. Указ. работа.

99 См.: Золотых В.В. Указ. работа. - С. 6.

100 Морозов А.И. Указ. работа. – С. 7.

101См.: Гаврилов Б.Я. Совершенствование досудебного производства в свете реализации основных положений УПК РФ // Уголовный процесс. - 2005. - №1. - С. 16-22.; Оксюк Т.Л. Возвращение уголовного дела прокурору // Уголовный процесс. – 2005. - №1. - С. 25-30; Шурыгин А.П. Суд присяжных в Российской Федерации // БВС РФ. – 1994. - №6. - С.11; Соколова Н.Г. Понятие предварительного слушания в суде присяжных // Актуальные проблемы права России и стран СНГ: Материалы конференции.– Челябинск, 2005. Ч. III.-С. 416.

102 См.: Желтобрюхов С. Соединение и выделение уголовных дел судами // Уголовный процесс. - 2005. - №1-2. - С. 58; Коротков А.П., Тимофеев А.В. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ. – М., 2004. - С. 365.

103См.: Немытина М.В. Российский суд присяжных: Учебно-метод. пособие. - М., 1995. – С .51.

104 Е.Б. Мизулина, называет предварительное слушание «предстадией», отмечая: «…это не совсем стадия предания суду, к которой мы привыкли, она существовала в советском уголовном процессе, это стадия именно предварительных слушаний» – см.: Выступление Е.Б. Мизулиной на парламентских слушаниях 23 апреля 2001 г. // Стенограмма парламентских слушаний по проекту УПК РФ 23 апреля 2001 года. – Режим доступа: http://www.mero.ru/ hr/gosduma/wyp20/wyp20.ht#_VPID_8.

105 См.: Верещагина М.А. Указ. работа. – С. 21.

106 Верещагина М.А. Указ. работа. – С. 7.

107 Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. – С. 96-99.

108См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в Уголовном судопроизводстве. - Н.Новгород, 2002.-С.237; Гуськова А.П. Процессуально-правовые и организационные вопросы подготовки к судебному заседанию по УПК РФ: Монография. – Оренбург, 2002. –С. 23-24; Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории, законодательного регулирования и практики: Дис. … д-ра юрид. наук. - Казань, 2004.- С.267; Гурова О.Ю. Теоретические и практические проблемы назначения судебного заседания по уголовным делам: Дис. … канд. юрид. наук. – М., 2005. – С. 41; Сыроватская Л.Н. Указ. работа. – С. 21; Морозов А.И. Указ. работа.

109 Ишимов П.Л. Производство предварительного слушания в суде первой инстанции. – М., 2007. - С. 16.

110 Цит. по: Дудко Н.А. Предварительное слушание в системе стадий уголовного процесса // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае: Материалы конференции. – Барнаул, 2003. Вып. 2. - С. 61.

111 Лупанова С.В. Предварительное слушание как форма подготовки дела к судебному разбирательству в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2006.

112Сыроватская Л.Н. Указ. работа. - С. 22-23.

113 Долгих Т.Н. Институт предварительного слушания в уголовном судопроизводстве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Калининград 2007.

114 Морозов А.И. Указ. работа. - С. 18-21.

115 См.: Кириллова Н.П. Суд присяжных в России и мировой опыт. - СПб., 1998. - С. 12; Дудко Н.А. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: предварительное слушание: Учебное пособие. – Барнаул, 2003. – С. 75.

116 Осипков Е.Н. Действие принципа состязательности сторон на этапе подготовки к судебному заседанию в уголовном судопроизводстве России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Оренбург, 2009. – С. 3.

117См.: Динер А.А., Мартыняхин Л.Ф., Сенин Н.Н. Указ. работа. - С. 17.

118 См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Смирнова. – СПб., 2003; Юркевич Н.А. К вопросу о характере уголовно-процессуальной деятельности суда при назначении судебного заседания // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. - Томск, 2005. Ч. 29. - С. 109-110; Вандышев В.В. Уголовный процесс: Курс лекций. – СПб., 2004. - С. 561-562.

119Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1996. Т. II. - С.423.

120 См.: Рыжаков А.П. Уголовный процесс: Учебник. – М., 1998. – С. 563.

121 На это положение особо обращают внимание ряд ученых, рассматривая обязанность осуществления контрольных полномочий по отношению к предыдущей стадии как один из основных признаков, присущих каждой стадии производства по уголовному делу - см.: Адаменко В.Д. Указ. работа. - С. 214; Гуськова А.П. Каким должно быть предание суду // Российская юстиция. - 2002. - №2. - С. 79, 82; Бозров В. Стадия назначения судебного заседания // Российская юстиция. - 1996. - №3. - С. 48.

122См.: Ковтун Н.Н. Стадия подготовки дела к судебному разбирательству: проблемы нормативного регулирования и практической реализации // Ученые записки: Сборник научных трудов ОГАУ.– Выпуск 3.–Оренбург, 2006. – С.28; Лазарева В.А. Предварительное судебное производство в уголовном процессе РФ: Учеб. пособие. – Самара, 2000. - С. 15; Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. - Томск, 2003. – С. 32.

123 Золотых В.В. Указ. работа. - С. 3.

124См.: Ковтун Н.Н., Юнусов А.А. Указ. работа.- С. 25-26; Лупанова С.В. Указ. работа.– С. 17.

125 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1996. Т. II. - С. 410.

126 Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. – Н.Новгород, 2002. - С. 217.

127 См.: Алексеев Н.С., Даев В.Г., Кокорев Л.Д. Очерк развития науки советского уголовного процесса. – Воронеж, 1980. - С. 189.

128 Подробнее о процессуальных функциях, осуществляемых в стадии подготовки дела к судебному разбирательству - см.: Бозров В. Стадия назначения судебного заседания // Российская юстиция. - 1996. - №3. С. 48; Мангушев В.И. Значение стадии назначения судебного заседания по уголовному делу для обеспечения прав граждан, участвующих в судебном разбирательстве // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве: Материалы конференции. - Москва-Оренбург, 1999.- С. 93.

129 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / под ред. А.В. Смирнова. – СПб., 2003. - С.229–230; Юркевич Н.А. К вопросу о характере уголовно-процессуальной деятельности суда при назначении судебного заседания // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. - Томск, 2005. Ч. 29. - С. 109-110; Мартыняхин Л.Ф. Судебная власть в предварительном производстве по уголовному делу // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч.2. - С.61.

130 Гуськова А.П. К вопросу о современной функции уголовного судопроизводства – охранительной // Вестник ОГУ. - 2006. – №3. – С.54-58.

131 Гуськова А.П. Уголовно-процессуальные средства защиты прав и свобод человека и гражданина посредством реализации судебного контроля // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина: Сб. статей. В 5 ч.; ч. 4. - Тюмень, 2006. - С. 25.

132 См.: Пучковский А.Е. Указ. работа. - С.179.

133 См.: Фаткуллин Ф.Н. Обвинение и судебный приговор. – Казань, 1965. - С. 61.

134 О реализации правообеспечительной функции в стадии предания суду - см.: Юркевич Н.А. Реализация правообеспечительной функции в стадии предания обвиняемого суду: Дис.…канд. юрид. наук. – Кемерово, 1989. - С. 70-74; Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. – М., 1990. - С. 11 и др.

135 См.: Ишимов П.Л. Процессуальный порядок подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2005. - С. 8, 15.

136 Володина Л.М. Уголовный процесс: Учеб. пособие. – Красноярск, 2004. – С. 16.

137 Ишимов П.Л. Процессуальный порядок подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2005. – С. 16.

138См.: Ишимов П.Л. Производство предварительного слушания в суде первой инстанции. – М., 2007. – С. 10.

139 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. - СПб., 1996. Т. II. - С. 420.

140 Уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева. - М., 2002. - С. 438.

141Научно-практический комментарий к УПК РФ/ под ред. В.М. Лебедева - М., 2002.–С.452.

142 Уголовный процесс: Учебник / под общ. ред. В.И. Радченко. – М., 2003. - С. 410.

143Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / отв. ред. П.А. Лупинская.- М., 2003. - С. 445.

144См.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева.– М., 2003.- С. 50.

145 Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 3.

146 Более подробно о порядке разрешения вопроса, предусмотренного ст. 230 УПК РФ и анализе п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» будут рассмотрено в главе 3.

147 См.: Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. – М., 2004. - С. 360; Осипков Е.Н. Указ. работа.

148 См.: Уголовный процесс: Учебник / отв. ред. А.В. Гриненко. – М., 2004. - С. 282.

149Золотых В.В. Предварительное слушание уголовных дел: Научно-практ. пособие. – Ростов н/Д, 2002. - С.3.

150См.: Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н. Новгород, 2002. - С. 232; Дудко Н.А. Предварительное слушание в системе стадий уголовного процесса // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае. Вып. 2: Материалы конференции. – Барнаул, 2003. - С. 57; Конин В.В. Институт предварительного слушания по УПК РФ и институт предания суду по УПК РСФСР: сравнительный анализ // Сибирский юридический вестник. – Иркутск, 2004. - №1. - С. 41; Ишимов П.Л. Производство предварительного слушания в суде первой инстанции. – М., 2007. – С. 4; Сыроватская Л.Н. Указ. работа. - С. 22-33; Лупанова С.П. Указ. работа. - С. 3-5; Осипков Е.Н. Указ. работа. – С. 13.

151 Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 9, 15-18.

152 Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. – М., 1990. – С. 251.

153Румянцев О.Г., Дадонов В.Н. Юридический энциклопедический словарь.– М., 1997. – С. 121.

154См.: Общая теория права для юридических вузов / под ред. А.С. Пиголкина. – М., 1996. -.С.180.

155 Более подробно об определении «правового института» – см.: Алексеев С.С. Проблемы теории права. - Свердловск, 1972. Т.1. - С. 14, 139; Керимов Д.А. Философские проблемы права. - М, 1972. - 299-301 и др.

156 См.: Алексеев С.С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. – М., 1999. - С. 44.

157 Общая теория государства и права: Академический курс в 2-х томах / под ред. М.Н. Марченко. – М., 1988. Т. 2. - С. 232.

158 См.: Морозова Л.А. Теория государства и права: Учебник. – М., 2002. - С. 230; Алиев Т.Т. Громов Н.А. Основные начала уголовного судопроизводства. - М., 2003. – С. 19.

159 Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – М., 1997. - С. 351.

160Теория государства и права: Учебник / под ред. д.ю.н. А.С. Пиголкина. - М., 2003. - С. 257-258.

161 См.: Общая теория права: Учебник / под ред. А.С. Пиголкина. – М., 1995. - С. 180.

162 Теория государства и права / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – М., 1997. - С. 351.

163 Общая теория государства и права: Академический курс в 2-х томах / под ред. М.Н. Марченко. – М., 1988. Т. 2 - С. 232

164 Теория государства и права: Учебник / под ред. А.С. Пиголкина. - М., 2003. - С. 257-258.

165 См.: Сырых М.В. Система права / Общая теория права: Учебник / под общ. ред. А.С. Пиголкина. – М., 1995. - С. 181-182.

166 См. например: Добровольская Т.Н. Указ. работа. - С. 27.

167 Более подробно сравнение перечисленных судебных заседаний - см.: Воронин С.Э., Луцкая Н.Ю. Соотношение предварительного слушания по УПК РФ и предварительных судебных заседаний по ГПК РФ и АПК РФ // Вестник Алтайской академии экономики и права. – Барнаул: Изд-во ААЭП, 2010. - Вып. 14.

168 См.: Морозова Л.А. Указ. работа. - С.230; Теория государства и права: Курс лекций / под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. – М., 1997.- С. 351.

169 Сыроватская Л.Н. Указ. работа. – С. 27.

170 См.: Немытина М.В. Указ. работа. - С. 51.

171 Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Н. Новгород, 2002. - С. 230

172См. Лазарева В.А. Доказывание в уголовном процессе: Учеб. пособие.– М., 2009. - С. 282.

173 Режим доступа: http://www.garant.ru/hotlaw/federal/218010/?mail_fed; http://www.legis.ru/misc/doc/6718/.

174См.: например, позицию Е.Б. Мизулиной, выраженную ей на научно-практической конференции «Новый Уголовно-процессуальный кодекс и проблемы правоприменительной практики в Сибирском федеральном округе»: Мониторинг введения в действие УПК РФ // Информационный бюллетень. - 2002. - № 13. - С. 85.

175См.: Якимович Ю.К., Пан Т.Д. указ. работа. - С. 82-83; Комментарий к Уголовно – процессуальному кодексу РФ / под ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М., 2002. - С. 458; Дудко Н.А. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: Предварительное слушание: Учеб. пособие.– Барнаул, 2003. - С. 79.

176 Комментарий к УПК РФ / под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2002. - С. 395. 

177 См.: Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 11.

178 См.: Загорский Г.И. Указ. работа. - С. 12-15.

179 Адаменко В.Д. Охрана свобод, прав и интересов обвиняемого.– Кемерово, 2004. - С. 240-241.

180 Бушуев Г.И. Судья в уголовном процессе. – М., 1984. - С. 57-60.

181См.: Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. - М., 2003. - С. 447; Золотых В.В. Указ. работа. - С. 204-505; Нуркаева М.К. Указ. работа. - С. 19; Кадырова В.В. Указ. работа. - С. 15.

182 См.: Комментарий к УПК РФ / отв. ред. Д.Н. Козак, Е.Б. Мизулина. - М., 2002. - С. 458; Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. - С. 103; Дудко, Н.А. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: Предварительное слушание: Учеб. пособие. – Барнаул, 2003. - С. 100.

183См., например: Николин Н. К вопросу об упразднении распорядительных заседаний суда // Рабочий суд. -1928. - №21/22. - С. 1588; Байков С. Кому предоставить право предания суду // Еженедельник советской юстиции.- 1927. - №20. - С. 605; Строгович М.С. Новый проект Уголовно-процессуального кодекса // Рабочий суд. -1928. - №18. - С. 1349-1350.

184 См.: Перлов И.Д. Предание суду в советском уголовном процессе: Перераб. диссертация. – М., 1948. - С. 18, 25-36, 79-114.

185 См.: Гальперин И.М. Лукашевич В.З. Указ. работа. - С. 23; Добровольская Т.Н. Указ. работа. - С. 87; Выдря М.М. Предание суду как гарантия законности привлечения к уголовной ответственности: Учеб. пособие. – Краснодар, 1981. – С. 10; Михайлова Т.А. Указ. работа. – С.9; Колоколов Н. А. Судебный контроль: некоторые проблемы истории и современности. – Курск, 1996. - С.77-78; Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учеб. пособие. – М., 1999. - С. 45 и др.

186 См.: Постановление Пленума Верховного Суда ССС № 16/14 от 15 сентября 1950 г. «О квалификации преступлений, связанных с нарушением правил движения на автотранспорте» // Судебная практика Верховного Суда СССР. - 1950.- № 11. - С.2.

187 Стецовский Ю.И. Судебная власть: Учеб. пособие. – М., 1999. - С.45.

188См.: Добровольская Т.Н. Указ. работа. - С. 87.

189 См.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 18 марта 1963 г. №2 «О строгом соблюдении законов при рассмотрении уголовных дел» // Сборник Постановлений Пленумов Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам. - М., 2003- С. 309.

190 См.: Золотых В.В. Указ. работа. – С. 8-9; Вандышев В.В. Указ. работа. - С. 559; Качура А.Н. Указ. работа. – С. 212.

191 Более подробно о недостатках предания суду присяжными заседателями - см.: Чельцов-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права. – СПб., 1951. – С. 487-488; Уголовный процесс западных государств / под ред. К.Ф. Гуценко. – М., 2001. - С. 244-246; Золотых В.В. Указ. работа. – С. 8-9.

192 См.: подробнее: Случевский В. Учебник русского уголовного процесса. - СПб., 1913. - С. 526; Вандышев В.В. Указ. работа. - С. 559.

193 См. напр.: Громов Н., Клюцев Н. Качество работы подготовительных заседаний // Советская юстиция. - 1936. - №2. - С. 7; Кашепов В.П. Институт судебной защиты прав и свобод граждан и средства ее реализации // Государство и право. - 1998. - №2. - С. 71.

194 Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. – Томск, 2003. - С. 63.

195 См.: Воронин С.Э. Указ. работа. – С. 23.

196 Соображение государственной канцелярии о преобразовании судебной части в России // Журнал соединенных департаментов. - 1862. - №65. - С. 237.

197 См. подробнее об этом: Арсеньев К.К. Указ. соч.; Викторский С.И. Указ. соч. – С. 371; Фойницкий И.Я. Указ. соч. – С. 423-424.

198 См.: Еникеев З.Д. Проблемы уголовного преследования в современной России // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч.1 - С. 280.

199 См.: Верещагина М.А. Указ. работа. – С. 13.

200 См.: Дорошков В. Судебный контроль за деятельностью органов предварительного расследования // Российская юстиция. – 1999. - № 7. – С. 27; Смирнов А.В. Дискурсивно- состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч.2. - С. 274.

201 См.: Юркевич Н.А. Указ. работа. – С. 26-27.

202 Михайлова Т.А. Указ. работа. - С. 71

203 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к УПК РФ / под ред. А.В. Смирнова. -СПб., 2003. - С. 227.

204 Приложение 1. Таблица 17.

205 Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 24.

206 Понятие «должностного лица, уполномоченного законом осуществлять судебные функции» наравне с должностью судьи отражено в ч. 3 ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав и основных свобод.

207 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. – М,. 2002. - С. 448; Уголовный процесс западных государств / под ред. К.Ф. Гуценко. – М., 2001. - С. 428.

208 См.: Амбасса Л.Ш. Организация предварительного следствия во Франции на современном этапе // Государство и право. - 1999. -№1. - С. 109-112; Фоков А. Франция: судебный контроль за следствием // Законность. - 2000. - №2. - С. 57-58.

209См.: Уголовно-процессуальный кодекс Республики Молдова от 12 июня 2003. – Кишинев, 2003.

210 См.: Рощина Ю. Судебный следователь гарантирует объективность // Российская юстиция. – 2003. - №5. - С. 61.

211 Муратова Н.Г. Предварительное слушание в системе судебного надзора по уголовным делам // Уголовная юстиция: состояние и пути развития: Материалы конференции. - Тюмень, 2002. - С. 46.

212 См.: Сулейманов М. Нельзя смешивать функции обвинения и защиты // Российская юстиция. – 2003. - №5. – С. 60.

213 См.: Демидов И.Ф. Судебная реформа и новые проблемы науки уголовного процесса // Вопросы укрепления законности в уголовном судопроизводстве в свете правовой реформы: Материалы конференции. - Москва - Тюмень, 1995.- С. 24-25; Громов Н.А., Николайченко В.В. Принципы уголовного процесса, их понятия и система // Государство и право. - 1997. - №7. - С. 38; Деришев Ю.В. Уголовное досудебное производство в контексте теории разделения властей // Проблемы теории и практики уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности в свете нового российского законодательства: Материалы конференции. – Томск, 2004. - С.104-105; Азаров В.А. Функциональное содержание предварительного уголовного судопроизводства и судебный контроль // Там же. - С. 127; Гриненко А.В. Политические основы уголовного судопроизводства в Российской Федерации // Там же. - С. 26; Кальницкий В.В. Некоторые проблемы определения предмета процессуального контроля в досудебном производстве // Там же. - С. 136; Юркевич Н.А. К вопросу о выборе субъекта для осуществления процедуры предания обвиняемого суду // Там же. - С. 174; Назаров А.Д. Влияние следственных ошибок на ошибки суда. – СПб., 2003. - С. 210-211; Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: вопросы теории и практики: Монография. – Казань, 2004. - С. 93-95; Лебедев В.М. Указ. работа. - С. 71; Петрухин И.Л. Прокурорский надзор и судебная власть. – М., 2001. - С. 52, 54; Быков В.М. Уголовно - процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (Полемические заметки) // Право и политика. – 2002. - №9. – С. 67-68; Сбоев А.С. Механизм судебного контроля в досудебном производстве России: Дис. … канд. юрид. наук. - Оренбург, 2004. - С. 130; Ежова Е.В. Институт возвращения уголовного дела прокурору в Российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Уфа, 2006.- С. 11, 18; Рябкова О.В. Судебный контроль на стадии возбуждения уголовного дела и предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2003. – С. 8 и др..

214 См.: Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. - С. 18-19.

215 Аналогичные группы полномочий судебной деятельности можно выделить и в ходе судебного разбирательства. Так можно выделить группу правомочий, направленных на формирование доказательственной базы и группа правомочий по организации судебного разбирательства – см.: Семухина О.Б. Типология уголовного процесса и деятельность суда в рамках обвинительного и состязательного типов уголовного процесса: Дис... канд. юрид. наук. - Томск, 2002. - С. 54; Свиридов М.К. Установление истины и активность суда в состязательном уголовном процессе // Проблемы теории и практики уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности в свете нового российского законодательства: Материалы конференции. - Томск, 2004. - С. 184.

216 См.: Концепция судебной реформы РФ / сост. С.А. Пашин. – М., 1992. - С. 84.

217 См.: Муратова Н.Г. Многофункциональность судебного контроля в уголовном судопроизводстве // Судебная власть в России: законотворчество и практика: Сборник статей. - Тюмень, 2005. - С. 376.

218 См.: Гуськова А.П. Проблемные вопросы стадии подготовки к судебному заседанию по УПК РФ // Новый УПК РФ и практика его применения. – Оренбург, 2002. - С. 14-15.

219 О новом направлении деятельности суда в стадии судебного производства по уголовному делу - осуществление судебного контроля над прокурорским надзором (думается, неправильно расценивать деятельность суда как контроль за прокурорским надзором, более правильно было бы считать - контроль за прокурорской деятельностью в досудебном производстве) - см.: Юркевич Н.А. Институт предания суду в России от реформы до реформы: Монография. – Томск, 2003. - С. 32; Смирнов А.В. Калиновский К.Б. Комментарий к УПК РФ / под ред. Смирнова А.В. - СПб., 2003. - С. 227.

220 См.: Приложение 1. Таблица 8.

221 Якимович Ю.К. Избранные статьи. - Томск, 1997. - С. 56.

222 См.: Глазер Ю. О предании обвиняемого суду // Журнал Министерства юстиции. - 1868. - №3. - С. 230; Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России. – Кемерово, 1997. - С. 154; Арсланова Э.Р. Указ. работа. - С.49.

223См.: Азаров В.А Функциональное содержание предварительного уголовного судопроизводства и судебный контроль // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч. 1 - С.125.

224См.: Адаменко В.Д. Охрана свобод, прав и интересов обвиняемого. - Кемерово, 2004. - С. 234; Назаров А.Д. Указ. работа. - С. 51; Даев В.Г., Маршунов М.Н. Основы теории прокурорского надзора. - Л., 1990. - С. 42.

225 См.: Шалумов М. Указ. работа. - С. 15.

226См.: Лукашевич В.З. Указ. работа. - С. 50; Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. – Самара, 1999. - С. 79; Кашепов В.П. Указ. работа. - С. 70; Солодилов А.В. Судебный контроль в системе уголовного процесса. – Томск, 2000. - С.22; Бабенко М.А. Защита прав и свобод человека и гражданина как функция судебной власти /Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. – Самара, 1999. - С.73.

227 См.: Муратова Н.Г. Система судебного контроля в уголовном судопроизводстве: Монография. – Казань, 2004. – С. 186; Гуськова А.П. Каким должно быть предание суду // Российская юстиция. - 2002. - №2. - С. 79; Ежова Е.В. Указ. работа. – С. 15; Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 9; Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 3.

228 Проверяется качество предоставленной в суд доказательственной базы, т.е. ее соответствие ст. 75 УПК РФ.

229См.: Кадырова В.В. Указ. работа. - С. 20; Назаров А.Д. Указ. работа. – С. 205; Мангушев В.И. Указ. работа. - С. 93.

230 См.: Бозров В., Кобяков В. Указ. работа. - С. 22-23.

231 Цит. по: Шумилин С.Ф. Указ. работа. - С. 9.

232 См.: Ишимов П.Л. Процессуальный порядок подготовки уголовного дела к судебному разбирательству: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Ижевск, 2005. - С. 8.

233 Зинатуллин З.З., Зезянов В.В. Судебная власть и правосудие по уголовным делам: соотношение с судебным контролем // Судебная власть в России: законотворчество и практика: Сборник статей. - Тюмень, 2005. - С. 343.

234 Нуркаева М.К. Указ. работа. - С. 12; Ларин А.М. Указ. работа. - С. 177.

235 Цит. по: Шумилин С.Ф. Указ. работа. – С .9.

236 Юркевич Н.А. К вопросу о характере деятельности судьи при прекращении уголовного дела в предварительном слушании // Уголовное право. - 2003. - №4. - С. 82.

237Рябина Т.К. Стадия назначения судебного заседания в свете нового уголовно–процессуального закона: проблемы теории и практики, пути их решения // Российский судья. -2004. - №7. -С.7.

238 Свиридов М.К. Установление истины и активность суда в состязательном уголовном процессе // Проблемы теории и практики уголовного процесса, прокурорского надзора и правоохранительной деятельности в свете нового российского законодательства: Материалы конференции. – Томск, 2004. - С.184.

239 Немытина М.В. Российская модель уголовного правосудия // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч.2. - С. 131.

240 Более подробно см. в параграфе 3.2.

241См.: Чельцов М.А О недопустимости перенесения буржуазных конструкций в советскую уголовно-процессуальную теорию // Ученые записки ВИЮН. Вып.VI. - М., 1958. - С. 86-87.

242 Элькинд П.С. Указ. работа. - С.58.

243 Еникеев З.Д. Указ. работа. - С. 279.

244 Ткачев А.И. Возвращение уголовного дела прокурору со стадии подготовки к судебному заседанию: автореф. дис. канд. юрид. наук. - Томск, 2007. – С. 24.

245 Смирнов А.В. Дискурсивно - состязательная модель уголовного процесса // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. – Екатеринбург, 2005. Ч. 2. - С.273.

246 См.: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права // Государство и право. - 2002. - №5. - С.55.

247Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 г. Уголовное дело № 01-0440/2004.

248 Там же. Уголовные дела № 01-0626/2004, 01-0855/2004.

249 Там же. Уголовное дело № 01-0653/2004.

250 Там же. Уголовное дело № 01-0327/2004.

251 См. Приложение 12. Таблица 1,4.

252 Там же. Уголовное дело № 01-0065/2004.

253 Там же. Уголовное дело № 01-0473/2004.

254 Там же. Уголовные дела № 01-0626/2004; 01-0699/2004; № 01-0963/2004, 01-0988/2004.

255 Там же. Уголовное дело № 01-0654/2004.

256 Там же. Уголовные дела № 01-0801/2004, 01-0281/2004.

257 Следует отметить, что понятие повода в уголовно-процессуальной литературе рассматривалось только применительно к возбуждению уголовного дела. Считаем, что если отвлечься от деталей этих определений, относящихся к возбуждению уголовного дела, то их вполне можно проанализировать применительно к предварительному слушанию.

258См.: Сердюков П.П. Доказательства в стадии возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие.– Иркутск, 1981. – С.11-22; Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Указ. работа. – С.314-315; Химичева Г.П. Рассмотрения милицией заявлений и сообщений о преступлении: Монография. – М., 1997.– С. 25; Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / отв. ред. И.Л. Петрухин. – М., 2007. – С. 317; Шимановский В.В. Законность и обоснованность возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие – Л., 1987. – С. 9.

259См.: Чельцов. М.А. Советский уголовный процесс. - М., 1962. – С. 219; Даньшина Л.И. Указ. работа. – С. 48.

260См.: Власова Н.А. Досудебное производство в уголовном процессе: Пособие.– М., 2000.– С. 9.

261 См.: Савицкий В.М. Очерк теории прокурорского надзора. – М., 1975. - С. 76.

262См.: Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник / под ред. А.В. Смирнова. - СПб., 2006. – С. 318; Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / отв. ред. П.А. Лупинская.–М., 2003.–С. 234.

263 См.: Якупов Р.Х. Уголовный процесс: Учебник для вузов / под ред. В.Н. Галузо. - М., 1988. – С. 210; Вандышев В.В. Указ. работа. - С. 309.

264См.: Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / под. ред. В.В. Мозякова.-М., 2002. – С.310; Возбуждение уголовных дел о налоговых преступлениях.–М., 2005. – С. 33; Григорьев В.Н. Обнаружение признаков преступления органами внутренних дел: Учеб. пособие – Ташкент, 1986. – С. 15.

265См.: Тетерин Б.С., Трошкин Е.З. Возбуждение и расследование уголовных дел.–М. 1997. – С.9.

266См.: Строгович М.С., Алексеева Л.Б., Ларин А.М. Советский уголовно-процессуальный закон и проблемы его эффективности. – М., 1979. – С.91-92; Кузнецов Н.П. Доказывание в стадии возбуждения уголовного дела: Учеб. пособие – Воронеж, 1983. – С.116; Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Возбуждение уголовного дела. - М., 1961. – С.93.

267 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 2. – М., 1970. – С.13.

268 Рыжаков А.П. Указ. работа. - С. 209.

269 Фаткуллин Ф.Н., Жогин Н.В. Указ. работа. – С. 90.

270См.: Уголовный процесс: Учебник / под ред. В.И. Радченко. – М., 2003. - С.408; Уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева. – М., 2002. - С.441; Россинский С.Б. Уголовный процесс России: Курс лекций. – М., 2007. - С. 362.

271См.: Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. – М.; 2003. - С.445.

272 Фаткуллин Ф.Н., Жогин Н.В. Указ. работа.– С. 90.

273 Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. – М., 2000. – С. 452-453.

274См.: Барабаш А.С. Указ. работа. - С.43.

275 Например, С.В. Лупанова предлагает расширить перечень оснований проведения предварительного слушания, путем введения обязательности его проведения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого и по делам, за которые в качестве меры наказания может быть назначена смертная казнь – см.: Лупанова С.В. Указ. работа. – С.10. Полагаем, что в настоящее время в современных правовых реалиях это не совсем верно.

276 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 22 марта 2005 г. №4-П «По делу о проверке конституционности положений УПК РФ, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направления уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2005. - №3. – С.20.

277 Аналогичное сравнение поводов и основания, но применительно к возбуждению уголовного дела, проводилось в работах: - см.: Сердюков П.П. Указ. работа. – С. 20-22; Фаткуллин Ф.Н., Жогин Н.В. Указ. работа. – С. 126, 134-136.

278См.: Научно–практический комментарий к УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева. – М., 2002. - С. 4-36; Стойко Н.Г. Перспективы развития государственной стратегии защиты жертв преступлений в уголовном процессе // Ученые записки Юридического института Красноярского гос. ун-та. – Красноярск, 2003. Вып. 2. - С.422-438; Муратова Н.Д. Процессуальные акты адвоката в уголовном процессе: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2009. – С. 11; Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 12; Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 18.

279Представителем потерпевшего могут быть, помимо адвоката, лица, в том числе близкие родственники, о допуске которых ходатайствует потерпевший – см.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 декабря 2003 г. №446-О.

280 Более подробно о проблемах профессионального представительства в уголовном судопроизводстве, в том числе потерпевшего - см.: Тарло Е.Г. Проблемы профессионального представительства в судопроизводстве России: Дис. … д-ра юрид. наук. – М., 2004.

281Быков В.М., Колдин С.В. Права потерпевшего по УПК РФ 2001 г. // Следователь.– 2002. -№10.- С.3.

282 См.: Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2006 год. Уголовные дела № 01-0152/2006, 01-0159/2006, 01-0170/2006, 01-0212/2006, 01-0214/2006.

283Необходимо отметить, что еще и в 30-е годы и в более поздний период действия УПК РСФСР существовала судебная практика, когда вновь назначенному защитнику разрешалось знакомиться с материалами дела и заявлять ходатайства в суде, еще до решения вопроса о предании обвиняемого суду - см.: Лукашевич В.З. Указ. работа. - С.40; Баев М.О., Баев О.Я. Защита от обвинения в уголовном процессе. Тактика профессиональной защиты по уголовным делам (нормативные акты, постатейный материал). – Воронеж, 1995. - С. 20; Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. – СПб., 2000. - С.124-127.

284 См.: Там же. Уголовное дело № 01-0290/2006.

285 Приказ Генерального прокурора РФ от 20 ноября 2007 г. №185 (в ред. Приказа Генпрокуратуры от 26 мая 2008 г. №98) «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства» // Прокурорский надзор: Internet - журнал / под ред. Е.Н. Рябова. – Режим доступа: http: // Юридическая банерная сеть. LLE.ru.

286См.: Возбуждение уголовного дела: Учебно-метод. материалы / сост. А.С. Барабаш. – Красноярск, 2000. – С. 154.

287 См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Указ. работа. – С. 120.

288См.: Шумилин С.Ф. Указ. работа. - С.8-9.

289 См.: Безлепкин Б.Т. Комментарий к УПК РФ – М., 2002. - С. 293.

290См.: Бородин С.В. Производство в суде до судебного разбирательства // Уголовный процесс: Учебник / под ред. В.П. Божьева. – М., 2002. - С. 441.

291См.: Адаменко В.Д. Охрана свобод, прав и интересов. – Кемерово, 2004. - С 240; Россинский С.Б. Указ. работа.- С. 362.

292См.: Тихомирова Л.В., Тихомиров М.Ю. Юридическая энциклопедия. -М., 2001. - С.673.

293См.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. – М., 2003. - С. 61.

294 Ожегов С.И. Словарь русского языка / под ред. Н.Ю. Шведовой. – М., 1990.-С.461; 527.

295 Философский энциклопедический словарь.М., 1997. – С. 323.

296 Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Русский толковый словарь. – М., 2000. – С. 391.

297Применительно к основанию для возбуждения уголовного дела два аналогичных обстоятельства выделяются в работах: Григорьев В.Н., Победкин А.В., Яшин В.Н. Указ. работа. – С.320; Курс уголовного судопроизводства: Учебник в 3 т. / под ред. В.А. Михайлова. Т.2.– М., 2006.– С.21; Фаткуллин Ф.Н., Жогин Н.В. Указ. работа. – С.121; Сердюков П.П. Указ. работа.– С.20-22.

298См. также Симанчева Л.В. Некоторые проблемы признания доказательств недопустимыми в ходе предварительного слушания // Вестник Томского гос. ун-та. - Томск. - 2003. - №4 (февраль). - С.79; Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Предварительное следствие по УПК РФ. – Томск, 2002. - С.161.

299 Ходатайства могут быть направлены по почте или непосредственно заявлены в суде.

300 Безлепкин Б.Т. Указ. работа. - С. 357.

301См.: Муратова Н.Г. Предварительное слушание в системе судебного надзора по уголовным делам // Уголовная юстиция: состояние и пути развития: Материалы конференции. - Тюмень, 2002. - С. 44-45.

302 Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 г. Уголовные дела № 01-0481/2004, 1-0760/2004.

303 См.: Определение Конституционного суда РФ от 12 июля 2005 г. №323-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шейченко В.И. на нарушение его конституционных прав статьями 17, 88, 234 и 235 УПК РФ». - Электронные данные. - Режим доступа: //http://www.hand-help.ru/documents/ks_12.07.2005_n323-O.doc.

304Здесь и далее по тексту работы при цитировании мнения ученых, мы не будем комментировать их точку зрения - основанием предварительного слушания является непосредственно само ходатайство стороны, а не достаточные данные, содержащиеся в нем, свидетельствующие о необходимости проведения предварительного слушания.

305См.: Уголовно-процессуальное право Р Ф: Учебник / ред. П.А. Лупинская. –М., 2003.– С.449; Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Указ. работа . -С. 271-272.

306 См.: Жук О.Д. Уголовное преследование по уголовным делами об организации преступный сообществ. – М., 2004. - С.195.

307См.: Комментарий к УПК РФ / под ред. А.Я. Сухарева. - М., 2002. - С. 234; Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. – С. 46.

308См.: Барабаш А.С. Состязательность в стадии предварительного расследования // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции. - Екатеринбург, 2005. Ч.1. -С. 77; Белканов Е.А., Казаков А.И. К вопросу о полномочиях защитника по собиранию доказательств // Там же. - С.91-95; Гармаев Ю., Фалилеев В. Пределы полномочий защитника по собиранию доказательств (взгляд с позиции стороны обвинения) // Уголовное право. - 2003. - №1. - С.90-91.

309 См.: Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. – С. 46.

310 См.: Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2006 г. Уголовные дела № 01-310/2006, 01-0345/2006, 01-0430/2006, 01-555/2006, 01-0761/2006.

311 См.: Там же. Уголовное дело № 01-365/2004.

312См.: Там же. Уголовные дела № 01-0315/2006, 01-0335/2006, 01-0497/2006, 01-0488/2006.

313 См.: Там же. Уголовные дела № 01-0225/2006, 01-0424/2006.

314 См.: Там же. Уголовное дело № 01-0164/2006.

315См.: Уголовно-процессуальное право РФ: Учебник / под ред. П.А. Лупинская. –М., 2003. – С.449; Якимович Ю.К., Пан Т.Д. Досудебное производство по УПК РФ. – СПб., 2003. -С.271-272.

316См.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / ред. В.М. Лебедева.– М., 2003.- С.53.

317 См.: Золотых В.В. Указ. работа. – С.102.

318 Гуськова А.П. К вопросу о судебном контроле в стадии подготовки к судебному заседанию // Досудебное производство: (Актуальные вопросы теории и практики): Материалы конференции. – Омск, 2002. - С.218

319 См.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. №44-О «По жалобе гражданина Демьяненко В.Н. на нарушение его конституционных прав положениями ст.ст. 56, 246, 278, 355 УПК РФ» // Российская газета. - 2004. - № 71.

320 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. №13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений ст.ст. 7, 15, 107, 234 и 450 УПК РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы именем Российской Федерации» // Российская газета. - 2004. - 7 июля.

321 Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. №108-О «По жалобе гражданина Цицишвили Г.В. на нарушение его конституционных прав п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2003. - № 4.

322 См.: Симанчева Л.В. Некоторые проблемы признания доказательств недопустимыми в ходе предварительного слушания // Вестник ТГУ. – 2003. - № 4 (февраль). - С.79.

323См.: Воронина Н.Ф., Воронин С.Э. Усмотрение прокурора и пределы судебного разбирательства // Уголовный процесс.- 2005. -№5. - С. 42-43; Бравилова Е.А. Пределы судебного разбирательства: Дис…канд. юрид. наук. - Екатеринбург, 2004. - С.34; Потемкин И.Ю. Актуальные проблемы уголовно-процессуального института объединения и выделения уголовных дел: Дис. … канд. юрид. наук. - Харьков, 1994. - С.61; Пустовая И.Н. Прекращение уголовного дела в стадии предварительного расследования с освобождением лица от уголовной ответственности (ст. 6-9 УПК РСФСР): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Челябинск, 2001. -С.10.

324См.: Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 г. Уголовное дело №01-0464/2006.

325 См.: Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 21.

326 См.: Бурмагин С. Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ // Уголовный процесс. – 2002. - №1-2. - С. 71.

327См.: Ефимычев С., Шаруева М. Решения суда кассационной инстанции и их роль в совершенствовании предварительного расследования // Уголовное право. - 2003. - №4 - С. 73; Коротков А.П., Тимофеев А.В. Указ. работа. - С.360; Веригин В. О практике направления уголовных дел для дополнительного расследования // БВС РФ. -2000. -№ 7. –С.22; Петуховский А.А. Направление уголовных дел на дополнительное расследование и проблемы повышения качества дознания и предварительного следствия. - М., 1990.- С.45; Ежова Е.В. Указ. работа. –С.12.

328См.: Волколуп О.В. Система уголовного судопроизводства и проблемы ее совершенствования: Монография. – М., 2003. - С. 124; Корнуков В., Сотников С. Допускает ли статья 237 УПК РФ возможность дополнительного расследования по уголовному делу? // Уголовное право. - 2003. - №1. - С. 71-72.

329См.: Махова Т.А. Предварительное слушание / Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / отв. ред. П.А. Лупинская. – М., 2003. - С. 449; Стуканев А.П. Основания и порядок проведения предварительного слушания / Уголовно- процессуальное право: Учебник / под общ. ред. В.И. Рохлина. - СПб., 2004. - С. 402; Бурмагин С. Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (комментарий судебной практики) // Уголовный процесс. – 2005. - №1-2. - С. 59.

330 См.: Пиюк А.В. Указ. работа. - С. 164-165; Ежова Е.В. Указ. работа. – С. 19.

331 См.: Ткачев А.И. Указ. работа. – С. 21.

332 На это особенно обращено внимание в Постановлении Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. № 18-П «По делу о проверке конституционности положений ст.ст. 125, 219, 227, 229, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // СЗ РФ. -2003.-№51.-Ст. 5026.

333 Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 год. Уголовные дела № 01-0374/2004, 01 - 0735/2004.

334 Там же. Уголовные дела № 01-0919/2004, 01-0374/2004, 01-0735/2004.

335 Там же. Уголовное дело № 01-0919/2004.

336 Там же. Уголовные дела № 01- 0707/2004, 01-0050/2004.

337 Там же. Уголовные дела № 01-01035/2004, 01-0578/2004, 01-0732/2004, 01-0873/2005.

338 Там же. Уголовные дела. № 01-972/2004, 10-1035/2004, 01-919/2004, 01-965/2005.

339 Там же. Уголовное дело № 01-0722/20004.

340 Там же. Уголовные дела № 01-0783/2004, 01-0398/2005, 01-0378/2006.

341 Там же. Уголовное дело № 01-07474/2004.

342 Там же. Уголовные дела № 01-0383/2004, 01-0465/2004, 01-0735/2004, 01-0998/2005.

343 Там же. Уголовное дело № 01-0203/2004.

344 Там же. Уголовные дела № 01-0481/2004, 01-0779/2004.

345 Там же. Уголовные дела № 01- 0919/2004, 01-0374/2004, 01-0735/2004.

346См.: Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 12 ноября 2003 г. №734п03пр // БВС РФ. - 2004. - №5. - Режим доступа: http://www.arbitr.msk.ru/serch_bvs15/index.htm.

347 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. №18-П «По делу о проверке конституционности положений ст.ст. 125, 219, 227, 229, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // Собрание Законодательства РФ. - 2003. - №51. - Ст. 5026.

348 См.: Научно-практическое пособие по применению УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева. – М., 2003. - С. 415.

349 См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ №11-099-60 по делу Рафикова и др. // Сборник Постановлений Пленумов Верховного суда РФ по уголовным делам. - М., 2003. – С. 566-567.

350 См.: Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ №1028п99 по делу Мишина // Сборник Постановлений Пленумов Верховного суда РФ по уголовным делам. - М., 2003. – С. 585-586.

351 Там же. Уголовные дела № 01-0626/2004, 01-0779/2004, 01-0217/2005.

352 Там же. Уголовные дела № 01-0919/2004, 01-0875/2005.

353 Постановление №1 Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. «О применении судами норм уголовно-процессуального Кодекса РФ» // Российская газета. - 2004. - № 60. - 25 марта.

354 См.: Бурмагин С. Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ (Комментарий судебной практики) // Уголовный процесс. – 2005. -№1-2. - С. 61.

355 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 г. №18-П «По делу о проверке конституционности положений ст. 125, 219, 227, 229, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 УПК РФ в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» // СЗ РФ. - 2003. - №51. - Ст. 5026.

356Там же. Уголовное дело. № 01-0914/2005.

357 Более подробно о нарушениях в постановлении о применении принудительных мер медицинского характера - см.: Бурмагин С. Возвращение уголовных дел прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ // Уголовный процесс. – 2005. - №1-2. - С. 68. Кроме того, С.В. Лупанова писала о необходимости применения положений п. 3 ч. 1 ст. 237 УПК РФ к делу, поступившему в суд с постановлением о применении принудительных мер медицинского характера – см.: Лупанова С.В. Указ. работа. - С. 27.

358 См.: Безлепкин Б.Т. Справочник адвоката по уголовному процессу. – М., 2004. - С. 329; Матющенко М.М. Приостановление производства по уголовным делам в суде первой инстанции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1976. - С. 10.

359См.: Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. – С.185; Научно – практический комментарий к УПК РФ / под общ. ред. В.М. Лебедева. - М., 2002. – С.422; Ефимычев С., Ефимычев П. Некоторые вопросы приостановления предварительного расследования // Уголовное право. – 2005. -№3. –С.77.

360Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 год. Уголовное дело №01-0440/2004.

361 См.: Матющенко М.М. Указ. работа. - С.7; Ковтун Н.Н. Юнусов А.А. Указ. работа. – С. 186; Быков В.М., Попов А.М. Развитие оснований приостановления предварительного следствия в уголовном процессе России // Российской следователь. – 2003. - №6. – С. 8; Фоменко В. О приостановлении, возобновлении производства по уголовному делу, выделение уголовного дела судом // Российский судья. - 2003. - №4. – С. 20.

362Архив Ленинского районного суда г. Барнаула за 2004 год. Уголовное дело №01-0065/2004.

363 См.: Ковтун Н.Н. Юнусов А.А.Указ. работа. - С. 188.

364 См.: Ишимов П.Л. Производство предварительного слушания в суде первой инстанции. – М., 2007- С. 64.

365См.: Халдеев Л.С. Судья в уголовном процессе: Практич. пособие.–М., 2000.-С. 26.

366 Научно-практический комментарий к УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева. –М., 2002. -С.465.

367 См.: Постановление Правительства РФ от 6 мая 2004 г. N231 «Об утверждении средних разовых доз наркотический средств и психотропных веществ для целей статей 228, 228.1 и 229 УК РФ» (утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 7 февраля 2006 г. №76 // Собрание Законодательства РФ. – 2004. – №19 (ч. 2) – Ст. 1898.

368 См.: Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 21; Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 24.

369См.: Адаменко В.Д. Охрана свобод, прав и интересов обвиняемого. – Кемерово, 2004. - С. 242.

370 Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 23.

371Архив Октябрьского районного суда г. Барнаула за 2003 год. Уголовное дело №01-0091/2003.

372 Элькинд П.С. Указ. работа. - С. 31.

373 Кони А.Ф. Избранные произведения. - М., 1980. - С. 156-159.

374См.: Выявление и устранение следственных ошибок при судебном рассмотрении уголовных дел. – М., 1990. - С.19-20; Погодин С.Б. Указ. работа. - С.4; Рябина Т.К. Указ. работа. - С.7.

375 См.: Щербаков Ю. Отказ прокурора от обвинения: последствия для потерпевшего // Законность. - 2002. - № 2. – 29.

376 Жук О.Д. Указ. работа. – С. 208.

377 Барабаш А.С. Указ. работа. - С.125.

378 В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 декабря 2006 г. №60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» указано, что в судебном следствии допускается исследование отдельных доказательств.

379 См.: Шамардин А.А. К вопросу о содержании принципа диспозитивности в уголовно-процессуальном праве // Вестник ОГУ. - 2004. - №3- С.6; Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 23.

380 См.: Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 23.

381 См.: Степалин В. Ходатайство обвиняемого как основание рассмотрения дела судом присяжных // Российская юстиция. - 1995. - №3. - С.2; Рустамов ХУ. Указ. работа. - С.224-225; Научно – практический комментарий к УПК РФ / под ред. В.М. Лебедева. - М., 2002. - С.562.

382См.: Уголовный процесс: Учебник / под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С.583; Научно-практический комментарий к УПК РСФСР. - М., 1997. - С.683; Комментарий к УПК РСФСР / под ред. В.М. Савицкого.- М., 1999. - С.490-491. Кроме того, Ю.В. Гриненко уточняет, что в случаях, предусмотренных п.п. 2-3 ч. 1 ст. 51 УПК РФ, ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных может быть заявлено защитником или законным представителем обвиняемого, поскольку несовершеннолетние и лица, страдающие физическими и психическими недостатками, не в полной мере дееспособны и не могут полноценно осуществлять свое право на защиту - см.: Комментарий к УПК РФ от 29 мая 2002 г. / под. ред. А.Я. Сухарева. – М., 2002. - С.543. Аналогичная позиция была закреплена ранее в п.п. 2 и 3 ст. 49 УПК РСФСР.

383См.: Руденко Т.Е. К вопросу о суде присяжных // Юрист. - 1998. - № 1. - С.16.

384 См.: Уголовный процесс: Учебник / под ред. И.Л. Петрухина. - М., 2001. - С. 383.

385См.: Добровольская С.И. Суд присяжных – актуальные проблемы организации и деятельности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - М., 1995. - С.25.

386 См.: Дудко Н.А. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей: Учеб. пособие. – Барнаул, 2003. - С.30.

387 См.: Зуев Ю.Г. Реализация обвиняемым права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс. - 2005. - №2. - С.38.

388 См.: Зуев Ю.Г. Указ. работа. - С. 39.

389См.: Дудко Н.А. Указ. работа. -С.63-64; Радутная Н.В. Порядок разрешения на предварительном следствии ходатайства о рассмотрении дела судом присяжных // Рассмотрение дел судом присяжных. Научно-практич. пособие. -М., 1998. -С.29; Комментарий к УПК РФ / под. ред. А.Я. Сухарева. –М., 2002. -С.543; Лупанова С.В. Указ. работа. - С.27; Долгих Т.Н. Указ. работа.– С.12.

390 Именно поэтому, еще в 2002 г. Кассационная палата Верховного Суда РФ, обобщая ошибки, допущенные при рассмотрении дел судом присяжных, повлекшие за собой отмену приговоров в кассационном порядке, отметила, что общим для УПК РСФСР и УПК РФ является требование о том, что позиция обвиняемого в отношении суда присяжных должна быть четко отражена в протоколе - см.: Бюллетень Верховного Суда РФ. - 2002. - №7. - С19.

391 См.: Дудко Н.А. Указ. работа. - С.30; Руденко Т.Е. Указ. работа. - С.17; Зуев Ю.Г. Реализация обвиняемым права на рассмотрение уголовного дела судом с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс. - 2005. - № 2. - С.38.

392См.: Научно-практический комментарий к УПК РФ / под. ред. В.М. Лебедева. – М., 2002. - С. 465.

393 По тексту Диссертации говориться только о заключении под стражу, но подразумевать следует и домашний арест.

394 Исполнение решений Европейского Суда по правам человека в России: необходимость создания эффективных механизмов исполнения. - Электронные данные - Режим доступа:- http://www.hri.ru/docs/?content=doc&id=424.

395 Постановление Европейского Суда по правам человека по жалобе Худоёрова (Khudoyorov) v. Russia, вынесенное 8 ноября 2005 г. - Электронные данные. - Режим доступа:- http://www.echr.ru/documents/doc/12048175/12048175.htm.

396 См. более подробно: Конин В.В., Долгих Т.Н. Некоторые проблемные вопросы, возникающие при возвращении уголовного дела прокурору // Пятьдесят лет кафедре уголовного процесса УрГЮА (СЮИ): Материалы конференции.– Екатеринбург, 2005. Ч.1.- С.452.

397Практика ЕСПЧ по рассмотрению жалоб россиян, в т.ч. по вопросам избрания (продления) мер пресечения показывает, что «…нарушения основных прав и свобод, чаще всего происходит не из-за несовершенства российского законодательства, а из-за ненадлежащего толкования и применения российских законов» - см.: Исполнение решений Европейского Суда по правам человека. - Электронные данные - Режим доступа:- http://www.hri.ru/docs/?content=doc&id=423

398См. напр.: Ковтун Н.Н., Юнусов А.А. Указ. работа. – С. 39-40; Симанчева Л.В. Указ. работа. - С. 79; Долгих Т.Н. Указ. работа. – С. 11.

399 Лупанова С.В. Указ. работа. – С. 23.

Предварительное слушание

Предварительное слушание – это судебное заседание, которое проводится с участием заинтересованных сторон для рассмотрения вопросов, связанных с процедурой последующего судебного разбирательства, а также разрешения вопросов о допустимости и достаточности доказательственной базы по делу. Основания проведения предварительного слушания:

1) по инициативе (ходатайству) стороны: при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства; для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей; при наличии ходатайства стороны о проведении судебного разбирательства в порядке заочного производства (ст. 247 Уголовно-процессуального кодекса);

2) по инициативе суда: при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 Уголовно-процессуального кодекса; при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного дела. Если нет возможности собирания достаточных доказательств, а собранные данные недостаточны для полноценного рассмотрения дела, тогда дело прекращается. Ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено стороной после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 7 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта. Предварительное слушание проводится судьей единолично в закрытом судебном заседании с участием сторон. Все заинтересованные лица извещаются судом не позднее чем за трое суток до предварительного слушания дела. Явка сторон разбирательства признается законом необязательной, за исключением обвиняемого. Проведение предварительного слушания без участия обвиняемого возможно, только если он об этом вносит ходатайство.

По результатам предварительного слушания судья принимает одно из следующих решений в форме постановления:

  1.  о направлении уголовного дела по подсудности в случае изменения прокурором обвинения, которое повлекло изменение подсудности;
  2.  о возвращении уголовного дела прокурору;
  3.  о приостановлении производства по уголовному делу;
  4.  о прекращении уголовного дела;
  5.  о назначении судебного заседания.

Если судья удовлетворяет ходатайство об исключении доказательства, то в постановлении указывается, какое доказательство исключается и какие материалы уголовного дела, обосновывающие исключение данного доказательства, не могут исследоваться и оглашаться в судебном заседании и использоваться в процессе доказывания. После назначения судебного заседания подсудимый не вправе заявлять ходатайства:

  1.  о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей;
  2.  о проведении предварительного слушания.

Судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

51030. Определение коэффициента вязкости газа 59 KB
  Рассчитаем коэффициент вязкости по формуле: Где радиус капилляра длинна капилляра Подставив данные получим.
51031. Изучение распределения Больцмана, определение постоянной Больцмана 40.5 KB
  Собрать установку в соответствии с рисунком: Принципиальная схема установки 1двухэлектродная лампа 2анод 3катод 4нить накала 5потенциометр R 6 источник постоянного тока 6выключатель mА – миллиамперметр; mкА – микроамперметр; Vа – вольтметр в цепи накала лампы. По указанию преподавателя установить напряжение накала Uн: 5. Зафиксировать ток накала лампы Iн по амперметру. Измерим анодный ток Iа и анодное напряжение Uа если напряжение накала Uн =5.
51034. Изучение зависимости температуры кипения воды от внешнего давления 58.5 KB
  Цель работы: Изучение зависимости температуры кипения воды от внешнего давления экспериментальное определение теплоты парообразования воды. Выждали пока показания температуры на табло электронного измерителярегулятора перестали измеряться. Сняли показания температуры и давления на табло измерителярегулятора и манометра: Включили переключатель нагрев 2ую ступень.
51035. Разработка тестов в программеPower Point 37.5 KB
  Индивидуальные данные для выполнения работы: 2 вариант Результаты выполнения работы Открыла программу Power Point; выбрала шаблон оформления слайдов для теста. Оформила титульный слайд. Как рассчитать количество нужных слайдов при оформлении теста в Power Point Количество слайдов =: количество вопросов 3сам вопрос правильно неправильно два титульных листа 1 заключительный; 4. Что необходимо выбрать в настройках слайда с результатом неправильного ответа чтобы вернуться на слайд с вопросом Добавить управляющую...
51036. Разработка тестов в программе Excel 37 KB
  Разработка тестов в программе Microsoft Excel на основе индивидуальных данных минимум 6 тестовых заданий. Индивидуальные данные для выполнения работы: 2 вариант Результаты выполнения работы Создала тест в Microsoft Excel 2010 по образцу данному в задании лабораторной работы Контрольные вопросы 1. Какие этапы создания тестовых заданий выделяют в технологии составления компьютерных тестов средствами Excel Можно выделить следующие этапы создание теста.
51038. Автоматизація та компютерно-інтегровані технології. Методичні вказівки 44.28 MB
  По статичним характеристикам перетворення визначити абсолютну відносну та приведену похибки по діапазону вимірювання для обох приладів та побудувати графіки для обох приладів: а реальної статичної характеристики перетворення; б залежності приладів похибок по діапазону вимірювання.