69969

Психолого – акмеологическая специфика коммуникации в системе «врач-больной»

Научная статья

Психология и эзотерика

Минск старший преподаватель кафедры юридической психологии Эффективность медицинской помощи во многом зависит от умения врача общаться с пациентом. Взаимоотношения медицинского работника и больного складываются индивидуально в зависимости от особенностей состояния и личности пациента...

Русский

2014-10-13

156.5 KB

2 чел.

Психолого – акмеологическая специфика коммуникации в системе «врач-больной»

Ю.В. Михайлюк

Минский институт управления, г. Минск

старший преподаватель кафедры

юридической психологии

Эффективность медицинской помощи во многом зависит от умения врача общаться с пациентом. Взаимоотношения медицинского работника и больного складываются индивидуально в зависимости от особенностей состояния и личности пациента, а также от индивидуально-психологических особенностей врача. На формирование взаимоотношений влияют половые и возрастные различия, уровень образования, социальный статус. Хороший контакт с врачом нужен любому больному для гарантии того, что вместе они успешно справятся с болезнью. Замечательно, когда взаимопонимание формируется свободно и естественно, когда стиль общения больного соответствует аналогичным характеристикам врача [1, с. 293].

The effectiveness of care depends on the ability of doctors to communicate with patients. Relationships providers and patients are added individually depending on the features of the state and the individual patient as well as from individual psychological characteristics of a physician. Influence on the formation of sexual relationships, age, level of education, social status. Good contact with a physician is necessary to any patient to ensure that together they successfully cope with the disease. Remarkably, when rapport is formed freely and naturally, when a patient communication style in line with similar characteristics doctor.

Взаимоотношения между больным и врачом зависят не только от индивидуальных особенностей больного, его психики, но и от личности и поведения медицинского работника, его общей и профессиональной культуры, соблюдения принципов этики и деонтологии [9, с. 71].

К сожалению, многие медицинские работники строят свои взаимоотношения с больными стихийно, опираясь, главным образом, на свои способности и наглядный пример коллег. Вследствие этого часто общение с больным полностью зависит от ситуации: при благоприятном расположении больного контакт возникает, при нежелании пациента общаться контакт неэффективен. Отсутствие контакта или формальные отношения врача и пациента резко снижают информативность анамнеза, ухудшают результативность лечения. Предпосылками возникновения положительных психологических отношений и доверия между медицинскими работниками и больными являются, несомненно, квалификация и опыт врача [4, с. 49].

В личностных качествах больного врач очень часто видит главную причину плохого контакта с ним, конфликтов, отсутствия взаимопонимания. Врач ослабляет ответственность за улучшение взаимодействия с пациентом на основе учета особенностей его личности и объективных условий. Необходим анализ всей ситуации общения, ее условий, противоречий, а также своего поведения в процессе общения, поскольку пациент не всегда «лично ответственен» за конфликтное поведение.

По мнению Н.Д. Лакосиной и Г.К. Ушакова основная ответственность за характер этих взаимоотношений, столь важных для успешного лечения, всегда ложится на медицинского работника. Он обязан, строя свои взаимоотношения с больным, учитывать особенности его личности, переживания.
Так, диагностический процесс для врача начинается уже с момента появления больного: его внешнего вида, походки, особенностей речи, позы и мимики. Однако нельзя забывать, что и больной с первых мгновений оценивает врача. Разница в том, что, если врач видит каждого пациента на фоне бесконечной вереницы больных, то для больного врач – человек необычный, уникальный, которому он вверяет свое благополучие, а то и жизнь. Поэтому он пытливо и с особым пристрастием изучает врача. Создающееся у него впечатление является фундаментом будущего психотерапевтического влияния [2, с. 14].

В медицинской литературе Быкова Л.А. и Ташлыков В.А. часто указывают на эмпатию как один из важных способов познания личности пациента. С одной стороны, эмпатия – это «эмоциональное понимание», когда мы не столько продумываем, сколько стремимся «прочувствовать» ситуацию другого человека. Можно представить себе, что он переживает, как он мыслит и как поведет себя, оставаясь в своем состоянии. Иногда это называют «когнитивной эмпатией» в отличие от «эмоциональной эмпатии». Есть ещё «сочувствие», когда мы переживаем по поводу чувств другого человека, хотя сами не испытываем этих чувств. Наконец, «сочувствие» предполагает не только переживание за другого, но и содействие ему («действенную эмпатию»). Для врача важнее всего не постоянное и бурное сопереживание пациенту, а следующие качества:

- владение «когнитивной эмпатией»,

- сочувствие пациенту и умение его выразить,

- потребность оказать помощь («действенная эмпатия») и умение это сделать [7, с. 113].

Помимо слов, Макшанов И.Я. указывает на эффективность использования невербальных форм коммуникации и психокоррекции, которые «растопляют» напряженность и недоверчивость больных. В то же время надо видеть, что некоторая группа пациентов отвергает сопереживающий тип поведения врача. Как правило, это больные с тревожно-мнительной или педантичной акцентуацией, ожидающие от врача точного диагностического заключения, вследствие чего они ориентированы на «эмоционально-нейтральный» тип взаимоотношений больше, чем на эпатирующий [4, с. 53].
Особенности влияния впечатления в диаде взаимоотношений «врач-больной» изучал И.Г. Климкович, и им было подчеркнуто, что опытному врачу в этом отношении легче, на него «работают» его стаж, известность, звание: больной заранее готов отнестись к нему с доверием. Молодому врачу труднее: он должен преодолеть естественное подозрение в неопытности. Больной также изучает своего врача, прежде всего как человека: добр ли он, внимателен ли, участлив, спокоен или суетлив. С первых слов надо создать впечатление приветливости, участия, готовности помочь. Равнодушный тон, сухое обращение, невнимательность, по его мнению, здесь создают губительный эффект. Необходимо помнить, что только после установления контакта с больным можно переходить к оценке результатов анализов и других вспомогательных методов обследования. Больной должен почувствовать, что врача, к которому он пришел за помощью, интересуют не только вопросы диагностики, но и сам обратившийся к нему человек [3, с. 68].

Так, Н.А. Магазаник различает два типа взаимоотношений в диаде «врач-больной»: авторитарный – с директивной позицией врача, являющегося для пациента компетентным руководителем, занимающим активную позицию (принцип доминирования), и больным, который является ведомой, сравнительно малоактивной личностью. Такие взаимоотношения иногда целесообразны, ибо облегчают некоторые психотерапевтические акции врача, особенно если нужен авторитет для их проведения и повышенная вера в чудодейственность психокоррекционных воздействий (гипносуггестия, эффект плацебо) и другие.

Другой вариант взаимоотношений в системе «врач-больной» предпочтительный для лиц, стремящихся к максимально возможному проявлению активности, основан на так называемом «принципе партнерства».

При этой позиции врач стремится к партнерскому взаимодействию с больным, основанном на уважении личности пациента и пробуждении его активности, а главное к сочувственно-сопереживательному (эмпатическому) отношению к нему. Активирующиеся при этом механизмы подражания и идентификации с врачом позволяют лучше усвоить лечебные установки врача [3, с. 19].

Из вышеизложенного материала видно, что специфика общения в системе «врач-пациент» обусловлена различными социально-ролевыми и функциональными позициями субъектов. В процессе общения врач прямо или косвенно осуществляет свои функциональные обязанности по руководству процессом диагностики и лечения. Социально-ролевые позиции и функции субъектов общения в практической медицинской деятельности могут быть различными. Важную роль играет также и психологический фактор: представляет ли собой врач гармонически развитую личность с морально-этическими устоями, умеет ли входить в контакт с людьми и грамотно взаимодействовать с ними – все это является важным составляющим личности врача как профессионала.

Таким образом, данное исследование представляется весьма актуальным как в теоретическом, так и в практическом отношениях.

Актуальность исследования продиктована тем, что в настоящее время в медицине существует несоответствие между высокими требованиями к характеру межличностных отношений с пациентами и психологической подготовленностью врачей для общения с ними.

Для исследования коммуникативной компетентности у студентов-медиков использовалась методика «Диагностика коммуникативной социальной компетентности» (КСК).

В качестве респондентов была выбрана группа будущих врачей – студентов (5-6-го) курса Белорусского государственного медицинского университета (БГМУ) общей численностью 124 студента, среди которых 17 юношей и 107 девушек. При этом все испытуемые составили 4 группы респондентов: первая группа – студенты лечебного факультета (40 человек), вторая – студенты педиатрического (30 человек), третья – стоматологического (21 человек), четвертая группа была представлена студентами медико-профилактического факультета (33 человека). Возраст – от 19 до 26 лет.

Методика рассчитана на изучение способности устанавливать контакт и адекватно выражать собственную позицию, возможность работать в команде, и способностью разрешать межличностные проблемы.

Анализируя результаты исследования можно отметить: 4 респондента (3,2%) характеризуются необщительностью и замкнутостью, у 34 испытуемых (27,5%) наблюдается открытость и легкость в общении. У 39 опрошенных (31,4%) преобладает одно из качеств, соответствующих высокой оценке: открытый, легкий или общительный. Наконец у 47 испытуемых (37,9%) наблюдается примерное равновесие между двумя противоположными личностными качествами (например, в меру открыт, в меру замкнут).

Сравнение уровня коммуникативной социальной компетентности (КСК по Фактору А) представителей различных факультетов (рисунок 1) показало, что у студентов всех факультетах кроме педиатрического, более выражен средний уровень КСК, у испытуемых педиатрического факультета преобладает высокий уровень КСК (63,4%). У респондентов всех факультетов наименее выражена низкая коммуникативная социальная компетентность.

Рисунок 1 - Результаты диагностики коммуникативной

социальной компетентности у студентов медицинского университета

Как видно из рисунка 1, полученные данные свидетельствуют о том, что на педиатрическом факультете (ПФ) преобладает высокий уровень коммуникативной социальной компетентности (КСК). Полученные данные обусловлены тем, что студенты ПФ имеют наиболее длительное и регулярное общение с пациентами и их родственниками в процессе профессионального взаимодействия в сравнении с другими специалистами в сфере оказания медицинских услуг.

В целом, несмотря на некоторые различия изученных показателей у студентов различных факультетов, следует констатировать, что более половины студентов-медиков имеют высокий уровень КСК. Это профессионально значимое личностное качество в сочетании с хорошей специальной подготовкой позволяет успешно осуществлять врачебную деятельность.

Использование критерия φ-Фишера показало наличие значимого различия между долями студентов с определенным преобладанием качества, соответствующего высокой оценке МПФ и ПФ (φ=7,71, p≤0,01), МПФ и СФ (φ=3,74, p≤0,01), ПФ и МПФ (φ=11,3, p≤0,01), ПФ и ЛФ(φ=7,71, p≤0,01),СФ и МПФ (φ=7,94, p≤0,01),СФ и ЛФ (φ=4,75, p≤0,01).

Статистический анализ свидетельствует о том, что значимых различий (p≤0,05) между студентами стоматологического, медико-профилактического, педиатрического и лечебного факультетов по уровню КСК не выявлено. Тем не менее, показатель вероятности ошибки (p=0,09) позволяет говорить о наличии тенденции достоверности различий между переменными. Возможно, при увеличении размеров выборки или изменении условий проведения диагностики различия проявились бы более отчётливо.

Полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что студенты различных медицинских профилей значимо не различаются между собой по уровню КСК. Тем не менее, существует тенденции достоверности различий.

В целом, можно говорить о преобладании высокой оценки уровня коммуникативной социальной компетентности у 58,9% испытуемых студентов-медиков. Более всего уровень коммуникативной социальной компетентности сформирован у студентов стоматологического (66,7%) и педиатрического (63,4%) факультетов, в меньшей степени у студентов лечебного (55%) и медико-профилактического (54,6%) факультетов.

Подводя итоги выполненной работы можно сделать следующие выводы: уровень коммуникативной социальной компетентности будущего врача зависит от профиля медицинской специальности, при этом студенты-педиатры имеют более высокий уровень коммуникативной социальной компетентности по сравнению со студентами лечебного факультета. Это можно объяснить тем, что студенты педиатрического факультета имеют наиболее длительное и регулярное общение с, пациентами и их родственниками в процессе профессионального взаимодействия, в сравнении с другими специалистами в сфере оказания медицинских услуг. К данной категории врачей предъявляются высокие требования к коммуникативной компетентности, к умению не только психологически правильно строить отношения с больным, но оставаться в рамках профессиональной роли в процессе этих отношений.

Таким образом, под эффективным врачебным общением можно понимать такое общение врача с больными различного возраста, их родителями и родственниками, которое способствует адекватной реализации врачом своих функций в лечебно-профилактическом процессе (инструментальной, психологической, социально-психологической, регулятивной, когнитивно-информационной, социально-перцептивной и психотерапевтической). Относительно устойчивая совокупность коммуникативных свойств и характеристик врача, обеспечивающих успешность его взаимодействия со всеми участниками лечебно-профилактического процесса, есть интегративное личностное качество, утрата которого означала бы утрату способности врача к осуществлению эффективной коммуникации.

Необходимо отметить, что в психологии критериями эффективной коммуникации считают: 1) способность продвижения в решении проблем участников общения; 2) обеспечение достижения целей общения с оптимальными затратами (отсутствие нервно-психических перегрузок, адекватное расходование психологических ресурсов); 3) достижение взаимопонимания между партнерами по общению. Очевидно, что соответствие профессионального общения врача всем этим критериям и будет означать успешную реализацию им потенциала, который заложен в коммуникативной составляющей деятельности врача [5].

Список использованных источников

  1.  Актуальные вопросы современной медицины: Материалы науч. конф., посв. 80-летию БГМУ, в двух частях. Часть I / Под ред. С.Л. Кабака. – Мн.: БГМУ, 2001. – С. 293-295.
  2.  Васильева, Л.Н. Коммуникативная компетентность в профессионально-личностном становлении будущего врача: автореф. дис. канд. псих. наук:19.00.13 / Л.Н Васильева. – Кострома, 2010. – 24 с.
  3.  Магазаник, Н. А. Искусство общения с больным / Н. А. Магазаник. – М.: Медицина, 2001. – 110 с.
  4.  Макшанов, И.Я. Врачебная деонтология / И.Я. Макшанов. – М.: Высшая школа, 2000. – 160 с.
  5.  Полянцева, О.И. Психология для средних медицинских учреждений / О.И. Полянцева. – М.: Феникс, 2008. – 416 с.
  6.  Руденко, А.М. Психология для медицинских специальностей / А.М. Руденко. – М.: Медицина, 2009. – 670 с.
  7.  Соловьева, С.Л. Личность врача: учебно-методическое пособие / С.Л. Соловьева. – СПб.: Издательство, 2004. – 148с.
  8.  Телеусов, М.К. Сферы компетентности выпускника медицинского вуза / М.К. Телеусов. – Караганда, 2010. - 46 с.
  9.  Этико-деонтологические и организационно-правовые аспекты оказания хирургической помощи в Республике Беларусь: учеб. - метод. пособие / Чередниченко [и др.]. – Минск: БГМУ, 2010. - с.19-25.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

80163. Нарушения нормальной эксплуатации, обусловленные нарушением отвода тепла со стороны 2-го контура 191 KB
  Отключение одного ТПН из двух работающих. Полное прекращение подачи питательной воды от ТПН и ВПЭН на все парогенераторы. г Закрывается задвижка пароснабжения ТПН12 от СПП13 RB50S02. м Открываются задвижки пароснабжения ТПН12 от КСН RQ50S0102 и регулятор байпаса RQ50S03.
80164. Нарушения нормальной эксплуатации, обусловленные нарушениями в работе компенсатора давления и подпитки 1-го контура 111.5 KB
  Лекция № 18 Тема: Нарушения нормальной эксплуатации обусловленные нарушениями в работе компенсатора давления и подпитки 1го контура План лекции 1. Внезапный переход на подпитку 1го контура водой с температурой 6070 оС. Отключение трех подпиточных насосов подпиткипродувки первого контура. Указанная ситуация возможна после динамических возмущений реакторной установки приводящих к повышению давления 1 контура до открытия...
80165. Нарушения нормальной эксплуатации, обусловленные нарушениями в работе вспомогательного оборудования реакторной установки 114 KB
  Рассматривается ситуация, связанная с прекращением подачи охлаждающей воды системы промконтура (TF) на потребители системы. Указанное нарушение может явится следствием отказов в цепях блокировок и механических повреждений насосов
80166. Аварийные режимы, обусловленные несанкционированным изменением реактивности 130 KB
  Мгновенное прекращение расхода теплоносителя в одной из петель первого контура. Срыв естественной циркуляции первого контура. эквивалентную разрыву трубопровода Ду 55; компенсация течи аварийными насосами происходит при давлении контура равным 5560 кгс см2 т.С разрыв трубопровода 1 контура контроль параметров работы механизмов СБ на расхолаживании первого контура при наличии течи эквивалентным Ду 55мм в соответствии с требованиями разделов Течи 1 контура.
80167. Аварийные режимы, обусловленные нарушением режима теплоотвода по второму контуру 163 KB
  Рассматривается авария, связанная с резким увеличением расхода пара от ПГ в результате разрыва главного паропровода 2 контура при работе блока на любом уровне мощности. Предполагается мгновенный разрыв одного из паропроводов.
80168. Аварийные режимы, обусловленные разуплотнением первого контура 298 KB
  В связи с тем, что размер и место утечки является фактором, ограничивающим нормальную работу реакторной установки и вспомогательных систем (например: системы ТК, системы ТF),возможность работы реакторной установки на мощности определяется для каждого конкретного случая.
80169. Максимальная проектная авария – разрыв трубопровода первого контура большого диаметра 131 KB
  В результате выброса горячего теплоносителя давление и активность под оболочкой резко возрастают. С момента разрыва по сигналу аварии происходит запуск механизмов систем обеспечения безопасности. В случае обесточивания секций надежного питания
80170. Аварийные режимы, обусловленные неисправностями предохранительных клапанов компенсатора давления 112 KB
  6 Когда давление в первом контуре уменьшится менее 160 кгс см2 при условии открытого положения УР21S09 закроется УР21S08 что приведет к закрытию главного клапана УР21S01 НУ12 для бл. Когда давление в первом контуре уменьшится до 155 кгс см2 примерно через 35 сек. 7 Давление в УР20W01 увеличивается но не достигнет точки разрыва мембраны 62 кгс см2. 10 Возможно срабатывание АЗ РУ вследствие снижения давления над активной зоной ниже 148 кгс см2.
80171. Тяжелые аварии на АЭС 469 KB
  Тяжелые аварии на АЭС План лекции 1. Ошибки в действиях оперативного персонала при аварии на АЭС ТриМайлАйленд и ЧАЭС. До Чернобыльской аварии случившейся через семь лет авария на АЭС ТриМайлАйленд считалась крупнейшей в истории мировой ядерной энергетики и до сих пор считается самой тяжёлой ядерной аварией в США в ходе неё была серьёзно повреждена активная зона реактора часть ядерного...