70275

УГОЛОВНОЕ ПРАВО: ЛЕКЦИИ

Лекция

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Уголовное право как одна из отраслей права представляет собой совокупность принятых государством правовых норм, которые устанавливают и регулируют определенные общественные отношения в соответствии с интересами и потребностями общества.

Русский

2014-10-18

2.51 MB

15 чел.

Белорусский государственный университет

Юридический факультет

Кафедра уголовного права

УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ОБЩАЯ ЧАСТЬ

ЛЕКЦИИ

2008г.


Авторский коллектив:

Н. Ф. Ахраменка — гл. 4, канд. юрид. наук, доц. (тема: 4, 20),

А.В. Барков — канд. юрид. наук, доц. (тема: 2, 8; гл. 21),

И.О. Грунтов — канд. юрид. наук, доц.( тема: 6, 11, 22),

П.А. Дубовец — канд. юрид. наук, доц. (тема: 3, 7, 17),

В.В. Марчук – канд. юрид. наук, доц. (тема:10, 12, 18),

Е.В. Новикова — канд. юрид. наук, доц. (тема 9, 19),

В.М. Хомич — д-р юрид. наук, проф. (тема: 1, 13; 16,)

Ю.Л. Шевцов — канд. юрид. наук, доц. (тема 5; 14),

А.В. Шидловский — канд. юрид. наук, доц. (тема 15)

Под общей редакцией кандидата юридических наук

доцента И. О. Грунтова


СОДЕРЖАНИЕ

ТЕМА 1. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРАВА. НАУКА УГОЛОВНОГО ПРАВА……...6

1.1. Понятие и предмет уголовного права…………………………………………………………………………………..…6

1.2. Задачи уголовного права……………………………………………………………………………………………….….12

1.3. Принципы уголовного права………………………………………………………………………………………….…..14

1.4. Наука уголовного права……………………………………………………………………………….…………………..22

ТЕМА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН…………………………………………………………......………………………….…25

2.1. Понятие уголовного закона…………………………………………………………………………………………….....25

2.2. Структура уголовного закона………………………………………………………………………………………..……27

2.3. Действие уголовного закона в пространстве…………………………………………………………………….………30

2.4. Действие уголовного закона во времени……………………………………………………………………….…...……35

2.5. Толкование уголовного закона…………………………………………………………………………………….……...37

ТЕМА 3. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ………………………………………………………………………………..…40

3.1 Понятие и признаки преступления……………………………………………………………………………………..…40

3.2 Отличие преступления от других правонарушений……………………………………………………………..………44

3.3 Классификация преступлений……………………………………………………………………………………….…....46

ТЕМА 4. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ………………………………………………………………………………….…48

4.1. Понятие и значение состава преступления………………………………………………………………………………48

4.2. Признаки состава преступления……………………………………………………………………………………….…54

4.3. Признаки состава преступления………………………………………………………………………………………….58

4.5. Состав преступления и квалификация преступлений…………………………………………………………………..60

ТЕМА 5. ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ……………………………………………………………………………………..65

5.1. Понятие объекта преступления………………………………………………………………………………………...…65

5.2. Виды объектов преступления…………………………………………………………………………………….……….73

5.3. Предмет преступления………………………………………………………………………………………………….…76

ТЕМА 6. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ……………………………………………………………..79

6.1. Понятие объективной стороны преступления……………………………………………………………………..…….79

6.2. Общественно опасное деяние………………………………………………………………………………………..…....87

6.3. Общественно опасные последствия преступления…………………………………………………………………...…90

6.4. Причинная связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями

6.5. Способ, место, время и обстановка совершения преступления……………………………………………………..…98

ТЕМА 7. СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ…………………………………………………………………...………………97

7.1. Понятие субъекта преступления………………………………………………………………………………………..97

7.2. Вменяемость и невменяемость. Уменьшенная вменяемость……………………………………………………..….....98

7.3. Опьянение и уголовная ответственность……………………………………………………………………………..…101

7.4. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность…………………………………………………………....103

7.5. Специальный субъект преступления…………………………………………………………………………………....105

ТЕМА 8. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ……………………………………………………….…107

8.1. Понятие субъективной стороны………………………………………………………………………………………….107

8.2. Понятие вины……………………………………………………………………………………………………………...109

8.3. Умышленная вина……………………………………………………………………………………………………..…..111

8.4. Неосторожная вина……………………………………………………………………………………………..………....116

8.5 Вина в преступлениях с формальным составом…………………………………………………………………………121

8.6. Сложная вина………………………………………………………………………………………………………….…..121

8.7. Мотив и цель преступления…………………………………………………………………………………..……..........123

8.8Юридическая и фактическая ошибки………………………………………………………………………..………....…125

ТЕМА 9. ВИДЫ НЕОКОНЧЕННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ……………………………………………………...…..…130

9.1. Понятие, виды и уголовно-правовое значение неоконченной преступной деятельности……………………...……130

9.2. Оконченное преступление. Момент окончания различных видов преступлений…………………………………….132

9.3 Неоконченное преступление………………………………………………………………………………………………134

9.4 Приготовление к преступлению………………………………………………………………………………………......135

9.5 Покушение на преступление………………………………………………………………………………………………137

9.6 Добровольный отказ от доведения преступления до конца. Деятельное раскаяние……………………………….…140

ТЕМА 10. СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ……………………………………………………………….………....143

10.1. Понятие соучастия……………………………………………………………………………..………………….…….143

10.2.Виды соучастников………………………………………………………………………………………..……………..146

10.3.Формы соучастия……………………………………………………………………………………………………...…148

10.4.Ответственность соучастников………………………………………………………………………………………....153

10.5.Прикосновенность к преступлению…………………………………………………………………………………....156

ТЕМА 11. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ……………………………………………………………..158

11.1. Множественность преступлений и единое преступление………………………………………………………..…..158

11.2. Совокупность преступлений и ее виды………………………………………………………………………….…….161

11.3. Повторность преступлений………………………………………………………………………………….………….163

11.4. Рецидив преступлений…………………………………………………………………………………..………............167

ТЕМА 12. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ…………………………...169

12 1. Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деянии…………………………………………..…..169

12.2 Необходимая оборона………………………………………………………………………………………………..…..170

12.3. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление………………………………………..…..172

12.4. Крайняя необходимость……………………………………………………………………………………..……….…175

12.5. Пребывание среди соучастников преступления по специальному заданию………………………………...………177

12.6. Обоснованный риск…………………………………………………………………………………………….…..178

12.7. Исполнение приказа или распоряжения………………………………………………………………………….……179

12.8. Иные обстоятельства, исключающие преступность деяния……………………………………………………….…180

ТЕМА 13. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ………………………………………………………………….....183

13.1. Понятие и цели уголовной ответственности……………………………………………………………………….….183

13.2. Уголовно-правовые отношения и уголовная ответственность……………………………………………………....190

ТЕМА  14. ПОНЯТИЕ, СИСТЕМА И ВИДЫ НАКАЗАНИЙ……………………………………..………………..…193

14.1. Понятие и признаки наказания……………………………………………………………………………………..….193

14.2. Система и виды наказаний………………………………………………………………………………………….…195

14.3. Общественные работы……………………………………………………………………………………………........199

14.4. Штраф…………………………………………………………………………………………………………………...200

14.5. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью………….…201

14.6. Исправительные работы…………………………………………………………………………………………….…204

14.7. Ограничение по военной службе…………………………………………………………………………………..….206

14.8. Арест……………………………………………………………………………………………………………….…....206

14.9. Ограничение свободы………………………………………………………………………………………………..…207

14.10. Направление в дисциплинарную воинскую часть………………………………………………………………..…209

14.11. Лишение свободы………………………………………………………………………………………………….......210

14.12. Пожизненное заключение………………………………………………………………………………..………....…213

14.13. Смертная казнь……………………………………………………………………………………………………...….214

14.14. Лишение воинского или специального звания…………………………………………………………………...….214

14.15.Конфискация имущества……………………………………………………………………………………………....215

ТЕМА 15. НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ………………………………………………………………………………217

15.1 Основные начала (принципы) назначения наказания…………………………………………………..…………....217

15.2 Обстоятельства, смягчающие ответственность………………………………………………………………..….….223

15.3 Обстоятельства, отягчающие ответственность………………………………………………………………….…....232

15.4Назначение наказания при рецидиве преступлений……………………………………………………….………….237

15.5 Назначение наказания за преступление, совершенное в соучастии…………………………………………….…...241

15.6 Назначение наказания за неоконченное преступление………………………………………………….……….......243

15.7 Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств……………………………………….………......245

15.8 Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление………………….………..….246

15.9. Назначение наказания при повторности преступлений, не образующих совокупности………………………….251

15.10. Назначение наказания по совокупности преступлений………………………………………………………...….252

15.11 Назначение наказания по совокупности приговоров……………………………………………………..……...…256

15.12 Правила сложения наказаний…………………………………………………………………………………………259

15.13 Правила зачета сроков содержания под стражей и домашнего ареста…………………………………………….260

15.14. Исчисление сроков наказания……………………………………………………………………………………...261

ТЕМА 16. МЕРЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ НЕ СВЯЗАННЫЕ С ПРИМЕНЕНИЕМ НАКАЗАНИЯ

16.1. Осуждение с отсрочкой исполнения наказания…………………………………………………………………….262

16.2.Осуждение с условным неприменением назначенного наказания……………………………………………...…267

16. 3. Осуждение без назначения наказания………………………………………………………………………………271

16. 4. Превентивный надзор за осужденными………………………………………………………………….………272

ТЕМА 17. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И НАКАЗАНИЯ………………..….274

17.1. Понятие, основания и виды освобождения от уголовной ответственности……………………………………....274

17.2. Давность привлечения к уголовной ответственности………………………………………………………………276

17.3. Освобождение от уголовной ответственности с привлечением лица к административной ответственности….278

17.4. Освобождение от уголовной ответственности в силу утраты деянием общественной опасности……………....279

17.5. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием………………………………..280

17.6. Освобождение от уголовной ответственности в связи с добровольным возмещением причиненного ущерба (вреда)………………………………………………………………………………………………………………………...281

17.7 Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим……………………….….283

17.8 Понятие, основания и виды освобождение от наказания и замены наказания более мягким…………………….284

17.9 Освобождение от наказания в связи с истечением сроков давности исполнения обвинительного приговора….285

17.10 Условно-досрочное освобождение от наказания……………………………………………………………………286

17.11 Замена неотбытой части наказания более мягким…………………………………………………………………..289

17.12 Освобождение от наказания или замена наказания более мягким по болезни……………………………………290

17.13 Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет..291

17.14 Освобождение от наказания вследствие чрезвычайных обстоятельств……………………………………………293

17.15 Освобождение от уголовной ответственности и наказания на основании акта об амнистии или помилования..293

ТЕМА 18. СУДИМОСТЬ…………………………………………………………………………………………………...295

18.1. Понятие судимости……………………………………………………………………………………..……….……...295

18.2. Погашение судимости…………………………………………………………………………………………….……290

18.3. Снятие судимости………………………………………………………………………………………………….…...303

ТЕМА 19. ПРИНУДИТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ И ЛЕЧЕНИЯ………………………………………..305

19.1. Понятие и цели принудительных мер безопасности и лечения……………………………………………………...306

19.2. Принудительные меры безопасности и лечения, применяемые к психически больным…………………………..307

19.3. Принудительные меры безопасности и лечения в отношении лиц с уменьшенной вменяемостью……………....312

19.4. Принудительные меры безопасности и лечения в отношении лиц, страдающих хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией…………………………………………………………………………………………….313

ТЕМА 20. ОСОБЕННОСТИ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЛИЦ, СОВЕРШИВШИХ ПРЕСТУПЛЕНИЕ В ВОЗРАСТЕ ДО ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ……………………………………………………..315

20.1. Особенности основания и условий  уголовной ответственности несовершеннолетних…………………………...315

20.2. Осуждение лиц, совершивших преступление в возрасте до восемнадцати лет, с применением назначенного наказания………………………………………………………………………………………………………………………319

20.3. Особенности реализации иных форм уголовной ответственности в отношении несовершеннолетних………….332

20.4. Осуждение несовершеннолетнего с применением  принудительных мер воспитательного характера…………..333

20.5. Условно-досрочное освобождение от наказания и замена наказания более мягким……………………………….338

20.6. Погашение судимости………………………………………………………………………………………………..…341

ТЕМА 21. КРАТКИЙ ОЧЕРК СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ УГОЛОВНОГО ПРАВА БЕЛОРУССКОЙ ССР И РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ……………………………………………………………………………………………342

21.1. История уголовного права Белорусской ССР…………………………………………………………………..……342

21.2. Уголовное право Республики Беларусь………………………………………………………………………………347

ТЕМА 22. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УГОЛОВНОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ…………..352

22.1. Исторический аспект……………………………………………………………………………………………………352

22.2.Уголовный закон…………………………………………………………………………………………………………356

22.3. Понятие преступления……………………………………………………………………………………………….….360

22.4. Понятие вины………………………………………………………………………………………………………...…..362

22.5. Предварительная преступная деятельность……………………………………………………………………………365

22.6. Соучастие в преступлении………………………………………………………………………………………………367

22.7 Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность…………………………………………………………369

22.8 Система и виды уголовно-правовых санкций……………………………………………………………………….…370


Хомич В. М.

ТЕМА 1. ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ И СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРАВА.

НАУКА УГОЛОВНОГО ПРАВА

1. 1. Понятие и предмет уголовного права

Уголовное право как одна из отраслей права представляет собой совокупность принятых государством правовых норм, которые устанавливают и регулируют определенные общественные отношения в соответствии с интересами и потребностями общества. Ему характерны признаки и свойства, присущие праву в целом (нормативность и системность выражения, общеобязательность, обеспеченность властью государства).

Вместе с тем, в отличие от иных отраслей права (конституционного, гражданского, трудового и т.п.), назначение уголовного права в жизни общества и соответственно в правовой системе особенное. Оно призвано обеспечить посредством правовых установлений борьбу с общественно-опасными посягательствами путем объявления соответствующих деяний преступными и запрещения их совершения под угрозой уголовной ответственности. В нормах уголовного права определяется, какие общественно-опасные деяния являются преступлениями и какие меры уголовной ответственности могут быть применены к лицам, их совершившим. Отмеченная черта выражает основную функциональную направленность норм уголовного права, их запретительный (охранительный) характер.

Особенность уголовного права, таким образом, состоит в том, что оно призвано охранять от преступных посягательств позитивные общественные отношения, которые, по общему правилу, регулируются нормами иных отраслей права. Из этого, однако, вовсе не следует, что уголовное право тем самым и регулирует те общественные отношения, которые составляют объект его охраны. Уголовное право только запрещает (устанавливает запрет) под угрозой уголовной ответственности совершение деяний, которые представляют опасность для общественных отношений, поддерживаемых обществом и государством, в том числе и путем их позитивного правового регулирования нормами иных отраслей права.

Общественные отношения, которые охраняются нормами уголовного права, составляют предмет позитивно-правового регулирования соответствующих отраслей права либо вообще поддерживаются общепринятыми правилами человеческого общежития. Так, нормы конституционного права регулируют отношения, которые связаны с государственным строем, функционированием политической и экономической системы общества, социальным статусом человека, его правами и обязанностями, а уголовное право охраняет эти отношения, признавая преступными деяния, посягающие на внешнюю безопасность государства (суверенитет, территориальную целостность, обороноспособность), конституционный строй, финансовую и кредитную системы. Если гражданское право регулирует отношения, вытекающие из права собственности, то уголовное право охраняет эти отношения от общественно-опасных посягательств, устанавливая уголовную ответственность за хищение чужого имущества, его уничтожение или повреждение и т.д. Таким образом уголовное право охраняет позитивные общественные отношения как бы извне, не вторгаясь функционально в суть их содержания и регулирования. Однако, охраняя эти отношения, уголовное право тем самым поддерживает и обеспечивает стабильность позитивного правового регулирования и установленного в обществе правопорядка.

Основу уголовно-правового регулирования составляют охранительные уголовно-правовые отношения, которые складываются между государством (охраняющей инстанцией) и гражданами по поводу соблюдения уголовно-правовых запретов и имеют общий (общеобязательный для всех граждан) характер. В рамках регулируемых уголовным правом общих охранительных отношений реализуется очень важный как для граждан, так и для государства комплекс их взаимных прав и обязанностей, обусловленных действием запретительных норм уголовного права. На основе правового взаимодействия субъектов общих охранительных правоотношений должно обеспечиваться: во-первых, соблюдение уголовно-правовых запретов и, во-вторых, уголовно-правовая неприкосновенность граждан в случае совершения ими деяний, в том числе и противоправных, но не нарушающих норм уголовного права. Уголовное право, несмотря на его охранительный характер, “заряженность” его запретительных норм уголовной ответственностью, потому и право, что, по образному выражению С.С. Алексеева, “говорит о правах”(Алексеев С.С. Общие дозволения и общие запреты в советском праве. – М., 1989. – С.36.), является государственно-властным критерием определения нормативно недозволенного и дозволенного в поведении людей, наказуемого и ненаказуемого со всеми вытекающими из этого правами и обязанностями для субъектов общего охранительного правоотношения. Возникают общие охранительные правоотношения непосредственно из уголовного закона с момента введения его в действие.

Наличие уголовно-правового запрета нацелено на то, чтобы посредством угрозы уголовной ответственностью предотвратить совершение преступных деяний. Если, несмотря на угрозу уголовной ответственности, лицо совершает запрещенное уголовным законом деяние, возникают конфликтные охранительные уголовно-правовые отношения между государством и лицом, совершившим деяние по поводу правовой оценки того, является ли это деяние преступлением, и по поводу уголовной ответственности лица в случае признания данного деяния преступлением. В рамках конфликтных уголовно-правовых отношений в соответствии с нормами уголовного закона разрешаются вопросы как возложения на виновного уголовной ответственности, так и освобождения от уголовной ответственности и наказания.

Объектом уголовно-правового регулирования в рамках конфликтного уголовно-правового отношения является и применение принудительных мер безопасности и лечения в отношении лиц, которые совершили запрещенные уголовным законом деяния в состоянии невменяемости, а также в отношении лиц, которые заболели психической болезнью после совершения преступления.

Особенность уголовного права заключается и в специфике метода уголовно-правового установления и регулирования охранительных правоотношений. Обеспечение нормативности и общеобязательности уголовно-правового запрета на совершение преступного деяния требует необычного по силе правового средства воздействия на обязанных субъектов охранительных отношений. По своей сути метод уголовно-правового регулирования является императивно-запретительным, поскольку установление запрета на совершение преступного деяния исходит от государства как охраняющей инстанции и имеет властно-обязательный характер для граждан, которые не должны нарушать установленных в уголовном праве запретов. В качестве же непосредственного метода правового регулирования в уголовном праве выступает нормативно закрепленная угроза уголовной ответственности за нарушение запрета, то есть несоблюдение вытекающей из него обязанности воздерживаться от совершения преступных деяний, и реальное применение мер уголовной ответственности в случае совершения лицом преступления. 

В уголовном праве в качестве дополнительного, обслуживающего основной метод уголовно-правового регулирования, используется и метод правового дозволения. Указанный метод используется, в частности, в уголовном праве при определении условий, при наличии которых поведение человека, объективно содержащее признаки запрещенного уголовным законом, не является все же преступлением (причинение вреда при осуществлении акта правомерной обороны, при задержании преступника, в состоянии крайней необходимости и т.п.). Нельзя не заметить, что метод дозволения в данном случае носит вспомогательный характер и направлен на уточнение граней преступного и непреступного поведения с учетом дозволенного, при котором фактически наступают последствия преступного характера.

Значительное место в уголовно-правовом регулировании в последние годы отводится методу стимулирующего предписания. На указанном методе основано регулирующее воздействие норм о добровольном отказе от доведения преступления до конца (ст.15 УК), об освобождении от уголовной ответственности виновного за деятельность, способствовавшую прекращению и раскрытию преступления (ст.20, п.5 примечания к главе 24 УК, п.2 примечания к ст.235 УК, примечания к ст.287, 289, 291, 295, 328, 357, 358, 431 и 432 УК). Метод стимулирующего предписания является своего рода исключением из правила о неотвратимости уголовной ответственности за каждый случай совершения лицом уголовно-наказуемого деяния. Посткриминальное поведение виновного, направленное на изобличение собственного преступления, устранение его опасных последствий, исключает необходимость применения мер уголовной ответственности.

Предмет уголовного права составляют необычные общественные отношения, так называемые охранительные отношения, которые обусловлены, с одной стороны, установлением под угрозой уголовной ответственности запрета на совершение деяний, представляющих опасность для общественного правопорядка, и, с другой стороны, применением мер данной ответственности в случае совершения преступлений. Нетрудно заметить, что сферу уголовно-правового регулирования составляют отношения двоякого характера: во-первых, собственно охранительные отношения, и во-вторых, конфликтные охранительные отношения, возникающие в связи с совершением деяния, подпадающего под признаки запрещенного уголовно-правовой нормой. Будучи производными от норм уголовного права, и охранительные, и связанные с ними конфликтные охранительные отношения приобретают статус уголовно-правовых отношений.

Таким образом, уголовное право представляет собой совокупность правовых норм, которые предусматривают с целью охраны общества и установленного в нем правопорядка запрет на совершение общественно-опасных деяний под угрозой уголовной ответственности за их совершение и в связи с этим определяют перечень и признаки деяний, которые являются преступными, и меры уголовной ответственности за их совершение, а также основания и условия освобождения лиц, совершивших преступления, от уголовной ответственности и наказания.

Уголовное право как нормативно-публичная система охраны общества сформировалось одновременно с появлением частной собственности и возникновением государства как орудия защиты общества с учетом интересов экономически и политически господствующего класса. Признавая преступными как деяния, нарушающие элементарные требования общечеловеческого общежития (посягательство на жизнь, телесную неприкосновенность), так и деяния, нарушающие сугубо классовые интересы (посягательство на политическую, экономическую системы и др.), уголовное право в конечном итоге охраняло интересы экономической и политической системы конкретного общества.

как и любое другое явление цивилизации, уголовное право отражало и отражает соответствующий уровень экономического, политического, духовного развития общества. На первых стадиях цивилизации право открыто закрепляет и охраняет классовые и сословные привилегии (Законы Ману, Русская правда, Статуты Великого Княжества Литовского). Однако необходимость обеспечения стабильности и безопасности общества объективно требовала отражения в уголовном праве общесоциальных интересов (борьба со стихийными бедствиями, отражение военного нападения, охрана среды обитания людей и т.п.). По мере достижения обществом определенного уровня цивилизованности, совершенствования политической структуры, освоения культуры и демократии уголовное право охраняет все более широкий спектр социальных интересов, трансформируясь в инструмент, обеспечивающий борьбу с преступностью в интересах всего общества. В демократическом гражданском обществе уголовное право, прежде всего, должно оптимально обеспечивать защиту человека, его прав и свобод, предупреждать негативные проявления государственной власти, запрещать произвол во все сферах жизни общества и в любых его проявлениях.

Опасность того или иного деяния человека для общества в истории человечества оценивалась по-разному, в зависимости от социально-экономических условий и уровня человеческой цивилизации. Преступление, как социально-правовое понятие, связано с возникновением публичной власти (государства), стремлением последней гарантировать незыблемость объективно сложившихся в обществе экономических отношений, упорядочить в соответствии с этим систему устоев социальной жизни членов общества, обеспечить их охрану, в том числе и путем объявления соответствующих деяний в качестве преступлений. Естественно, что понятие преступного в экономических и политических системах, основанных на открытом подавлении (принуждении) экономически господствующим классом интересов угнетаемых, не могло не носить классового характера. Доминирующее значение классовый фактор в решении вопроса об отнесении того или иного деяния к числу преступлений имел в эпоху рабовладельческого и феодального государства.

Однако следует иметь в виду, что понятие преступного никогда не основывалось на узкоклассовых интересах экономически господствующего класса, ибо преступление, это деяние, подрывающее в целом устои общественной и политической организации, в сохранении которой заинтересован, прежде всего, экономически властвующий класс. Сегодня подавляющее число преступлений посягает на ценности, охраняемые государством в интересах всего общества, совершается по мотивам, противоречащим общечеловеческим представлениям. Определение в уголовном праве в качестве приоритетных объектов уголовно-правовой охраны человека, его прав и свобод с учетом достигнутого обществом уровня цивилизации — объективная тенденция и результат исторического развития человеческого общества. Для уголовного права современных демократических государств характерно именно такое понимание и оценка социальной роли уголовного права в обеспечении установленного обществом правопорядка.

Объектом преступных посягательств в конечном итоге всегда является человек с его индивидуальными потребностями и интересами, правами и обязанностями, которые реализуются через общественные отношения. В зависимости от важности этих отношений для существования самого человека и человеческого общежития они и ставятся под охрану уголовного закона. По мере достижения обществом более высокого уровня цивилизованности, усовершенствования государственно-политической системы, повышения уровня легитимности политической власти уголовное право должно и непременно будет приобретать характер общеправового средства борьбы с преступностью как с явлением, которое представляет собой произвол конкретного человека по отношению к общесоциальным ценностям человеческой цивилизации.

Реформа уголовного права, проведенная в государствах СНГ, ставила именно такие цели. Охрана человека, его прав и свобод, установленного в обществе правопорядка являются основными правовыми ценностями в Уголовном кодексе Республики Беларусь 1999 года1. Все иные объекты уголовно-правовой охраны (собственность, политическая система и т.д.) рассматриваются уголовным законом в русле интересов конкретного человека и гражданского общества, имеют своей целью обеспечить достигнутый уровень согласия в обществе.

По сфере действия и в определенной мере по характеру своих функций уголовное право тесно связано с уголовно-процессуальным и уголовно-исполнительным правом. Все три отрасли права направлены на решение задачи борьбы с преступностью. В комплексе указанных отраслей уголовное право занимает ведущее (базовое) место, определяя, какие деяния являются преступными и какие меры уголовной ответственности могут применяться к лицам, их совершившим. Уголовно-процессуальная деятельность и процесс исполнения уголовно-правовых мер воздействия, регулируемые соответственно нормами уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного права, возможны только в связи с совершением преступления и применением наказания или иных мер уголовной ответственности.

Указанные отрасли права отличаются по предмету правового регулирования. Так, уголовно-процессуальное право регулирует деятельность (отношения) по расследованию преступлений и осуществлению судопроизводства в отношении лиц, совершивших преступление. Уголовно-процессуальные отношения возникают и изменяются на основе соответствующих актов процессуальной деятельности (постановление о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого и т.д.). Предмет же уголовно-исполнительного регулирования составляют отношения, которые возникают между лицом, которое подвергнуто наказанию или иной мере уголовной ответственности, и органом государства, который призван исполнить соответствующую меру уголовно-правового воздействия. Уголовно-исполнительные правоотношения возникают по поводу порядка и условий исполнения и отбывания осужденными мер уголовной ответственности. Возникают уголовно-исполнительные отношения в рамках конфликтных охранительных уголовно-правовых отношений на стадии реализации уголовной ответственности, когда назначенная судом мера ответственности обращается к исполнению.

Уголовное право соприкасается и с административным правом. Наряду с регулированием общественных отношений, складывающихся в процессе исполнительно-распорядительной деятельности органов государства, административное право охраняет общественные отношения от проступков, которые не столь опасны как преступления и поэтому запрещаются под угрозой применения мер административного взыскания. По своим правовым последствиям меры административного взыскания, несмотря на известное сходство с уголовным наказанием (арест, исправительные работы, штраф), менее репрессивны, их применение не сопровождается осуждением лица в качестве преступника.

Система уголовного права представляет собой структурное подразделение ее норм на относительно самостоятельные части. Правовые нормы, составляющие содержание уголовного права, традиционно подразделяется на две части — Общую и Особенную. Такое деление уголовного права — результат исторического развития, обобщения опыта и практики применения норм данной отрасли права, когда постепенно в процессе законотворчества стали выделяться отдельно нормы, носящие общий характер по отношению к нормам, определяющим признаки конкретных преступлений (нормы о стадиях преступной деятельности, соучастии, обстоятельствах, исключающих уголовную ответственность, видах и системе наказаний и т.д.). Так, в УК Беларуси нормы Общей части определяют принципы уголовного права, порядок действия УК во времени и пространстве, понятие преступления, определение вины, понятие уголовной ответственности и формы ее реализации, виды наказания, общие начала его назначения, основания и условия освобождения от уголовной ответственности и наказания, особенности уголовной ответственности несовершеннолетних, принудительные меры безопасности и лечения.

В нормах Особенной части дается перечень и описание конкретных видов преступлений с указанием наказания и его пределов за каждое преступление в соответствии с его характером и степенью общественной опасности.

Нормы Общей и Особенной частей уголовного права органически связаны. Нельзя, например, определить признаки конкретного преступления без учета вины и общих оснований уголовной ответственности, даваемых в нормах Общей части уголовного права. В свою очередь, правильное применение наказания или иных мер уголовной ответственности за совершение конкретного преступления возможно лишь при соблюдении изложенных в Общей части требований их назначения. Таким образом при применении уголовно-правовых норм необходимо учитывать внутреннюю динамику и взаимосвязь норм Общей и Особенной частей уголовного права (Уголовного кодекса).

1. 2. Задачи уголовного права 

Социальное назначение уголовного права определяется его задачами, которые сформулированы непосредственно в уголовном законе. В статье 2 УК Беларуси указывается, что задачей настоящего Кодекса является охрана “мира и безопасности человечества, человека, его прав и свобод, собственности, прав юридических лиц, природной среды, общественных и государственных интересов, конституционного строя Республики Беларусь, а также установленного правопорядка от преступных посягательств”. Далее в указанной статье говорится, что Уголовный кодекс “способствует предупреждению преступных посягательств, воспитанию граждан в духе соблюдения законодательства Республики Беларусь”. 

Защищенность (наличие системы защиты) от общественно опасных посягательств — объективное качество любого организованного общества. Функцию охраны общества и установленного в нем правопорядка берет на себя государство, являясь властно-охраняющей инстанцией. Уголовное право является в руках государства правовым средством охраны установленных и сложившихся в обществе отношений путем определения и объявления в уголовно-правовых нормах в качестве преступных деяний, опасных для общества, и всеобщего их запрещения под угрозой уголовной ответственности каждого, кто совершит преступление.

Уголовное право, объявляя наиболее опасные для общества деяния преступными и запрещая их совершение под угрозой уголовной ответственности, тем самым предупреждает совершение преступлений. Многочисленные исследования убедительно подтверждают факт, что количество преступлений во много раз возросло бы, если бы была снята угроза уголовной ответственности за совершение соответствующих преступных деяний. Конечно, само по себе уголовное право не может решить задачу борьбы с преступностью, причины которой носят социально-индивидуалистический характер и в конечном итоге не устранимы. Причины, порождающие преступность, сохраняются и будут сохраняться в той или иной степени в любом обществе. при сохранении социальных причин преступных проявлений уголовное право может лишь способствовать предупреждению преступности посредством угрозы уголовной ответственности и применения мер ее воздействия в случае совершения преступления.

Задачу предупреждения преступлений уголовное право решает двояким путем: во-первых, путем общепредупредительного воздействия на граждан фактом объявляемого в уголовном праве запрета на совершение соответствующего преступного деяния под угрозой уголовной ответственности каждого, кто совершит такое деяние, и, во-вторых, путем предупреждения новых преступлений со стороны лиц, осуждаемых за совершение преступлений к определенной мере уголовной ответственности. В последнем случае предупреждение осуществляется путем реального применения в отношении виновного мер уголовной ответственности.

Уголовное право объективно способствует решению задачи воспитания граждан сообщества, ориентируя их на правопослушное поведение, укрепляя общественные позиции нравственного осуждения преступного поведения. Эффективность воспитательного резонанса уголовного права определяется адекватностью уголовно-правового запрета, социальным ожиданиям и интересам большинства членов общества, справедливостью и неотвратимостью уголовной ответственности за совершение преступления.

Охранительная, предупредительная и воспитательная задачи реализуются уголовным правом в единстве посредством установления и регулирования особого рода публичных отношений — охранительных уголовно-правовых отношений. Регулирование соответствующих общественных отношений — неотъемлемое свойство права, в том числе и уголовного, несмотря на его охранительный характер. Поэтому регулирование охранительных отношений — это не задача, а функция (функциональное свойство) уголовного права. Уголовное право посредством введения запрета на совершение опасных для общества деяний под угрозой уголовной ответственности решает следующие задачи: охранительную, предупредительную и воспитательную.

Охрану общественных отношений от преступных посягательств уголовное право осуществляет путем регулирования общих охранительных отношений, которые возникают между государством и гражданами по поводу соблюдения установленных под угрозой уголовной ответственности запретов, а также конфликтных охранительных отношений между государством и лицом, совершившим деяние, содержащее признаки запрещенного уголовным законом.

Правовой запрет, установленный государством под угрозой уголовной ответственности за совершение преступного деяния, заключает в себе комплекс взаимных прав и обязанностей государства, установившего запрет, и граждан, обязанных воздерживаться от совершения запрещенных уголовным законом деяний. Нормы уголовного права, запрещая совершение преступных деяний, устанавливают для граждан не только обязанность воздерживаться от совершения деяний, нарушающих уголовно-правовые запреты, но и право требовать от государства уголовно-правовой неприкосновенности, если их деятельность не нарушает соответствующего запрета. Таким образом, содержание общих охранительных уголовно-правовых отношений образует совокупность взаимных прав и обязанностей его субъектов: с одной стороны, граждане обязаны соблюдать уголовно-правовые запреты и одновременно требовать от государства обеспечения уголовно-правовой неприкосновенности (неприменения наказания и иных мер уголовной ответственности), если их поведение не нарушает данных запретов; с другой стороны, государство вправе требовать от граждан под угрозой уголовной ответственности соблюдения установленных запретов и в то же время обязано обеспечивать уголовно-правовую неприкосновенность граждан, не нарушающих уголовно-правовые запреты. Возникают общие охранительные уголовно-правовые отношения непосредственно из уголовного закона с момента его принятия и вступления в силу. Специфика общих охранительных правоотношений, возникающих на основе действия уголовно правовых запретов, заключается в том, что организуются они непосредственно государством, являющимся одновременно и субъектом данных правоотношений, и носителем властных полномочий по их утверждению.

Конфликтные уголовно-правовые отношения возникают на основе общих охранительных уголовно-правовых отношений с момента совершения лицом деяния, подпадающего под признаки запрещенного уголовным законом. В соответствии с нормами уголовного права, государство в лице его правоохранительных органов вправе дать правовую оценку совершенному деянию и при признании его преступлением привлечь виновного к уголовной ответственности. В свою очередь государство обязано осуществлять правовую оценку совершенного деяния на предмет признания его преступным в строгом соответствии с уголовным законом и возложить на виновного лишь такую меру ответственности, которая предусмотрена санкцией статьи УК. Лицо, совершившее преступление, обязано претерпеть возлагаемую на него меру уголовной ответственности и в свою очередь вправе требовать от государства соблюдения пределов применения мер ответственности, установленных уголовным законом за совершенное им преступление.

Уголовное право, реализуя охранительную, предупредительную и воспитательную задачи посредством установления и регулирования охранительных отношений, является в руках государства эффективным правовым средством борьбы с преступностью. По своему происхождению нормы уголовного права исходят от государства, являются выражением его политики в области борьбы с преступностью средствами уголовно-правового принуждения.

Уголовная политика — это выработанные государством стратегия и тактика, определяющие основные задачи, принципы и средства воздействия на преступность, посредством формирования уголовного законодательства, критериев и уровня криминализации, выбора и определения системы уголовных санкций за совершение преступления и их рационального применения. Уголовная политика подразделяется на уголовно-правовую, уголовно-исполнительную, уголовно-процессуальную и криминологическую.

Содержательную сторону уголовно-правовой политики, имеющей непосредственное отношение к уголовному праву, составляет решение следующих вопросов: определение основных принципов и подходов в области уголовно-правового воздействия на преступность; установление круга общественно опасных деяний, признаваемых преступными (криминализация); исключение тех или иных деяний из числа преступных (декриминализация); определение характера и видов наказания, а равно альтернативной наказанию системы мер уголовно-правового воздействия на преступника, оснований и условий освобождения от уголовной ответственности и наказания; выявление возможностей и основных путей сужения сферы применения наказания; и наконец, определение направлений деятельности правоохранительных органов по эффективному и рациональному применению уголовного законодательства.

1. 3. Принципы уголовного права

Принципы уголовного права — основополагающие идеи, выраженные в уголовном законе и отражающие в своей исходной основе этические, нравственные и правовые представления о применении обществом правовых средств, направленных на борьбу с преступностью путем запрещения определенных общественно-опасных деяний как преступных под угрозой уголовной ответственности каждого, кто совершит такое деяние. Являясь правовыми по сути, принципы уголовного права выражают не только правовой идеал для правоприменяющих и исполняющих нормы уголовного права лиц и органов (судей, прокуроров, адвокатов, обвиняемых и просто граждан), но и для власти законодательной.

Уголовное право оперирует такими карательными, исключительными средствами правового утверждения и поддержания общественного порядка, которые как нигде требуют строгого соблюдения принципов права на уровне принятия уголовного закона, введения уголовно-правовых запретов, которые не противоречат идеалам правовой законности и свободы, равенства и справедливости, демократизма и гуманизма. Без соблюдения указанных принципов права на стадии разработки и принятия уголовного закона снижается его регулятивное содержание на стадии применения и исполнения норм уголовного права.

Отечественное уголовное право, долгое время находившееся под прессом тоталитаризма, в своем функциональном проявлении было далеко от провозглашаемых на уровне политических институтов власти принципов права. Правовые принципы заменялись требованиями политической идеологии большевизма и иррациональной целесообразности. Не случайно во всех предшествующих уголовных кодексах (1922, 1928 и 1960 гг.) принципы права не закреплялись в качестве нормативных требований уголовного закона. Да и само содержание ряда норм уголовного закона не вписывалось в общепринятые правовые требования-принципы, уже давно принятые демократическим сообществом в качестве аксиомы. Взять хотя бы нормы, предусматривающие ответственность гражданина Республики Беларусь за преступление, совершенное за пределами республики независимо от того, что он уже был подвергнут ответственности за это преступление по суду государства, где оно было совершено. Или признание факта совершения преступления гражданином Республики Беларусь за пределами республики, несмотря на то, что законодательство страны, где было совершено это деяние, не рассматривает его как преступление.

Значимость нормативного закрепления в уголовном законе принципов права заключается, прежде всего, в том, чтобы оказать воздействие на практику в плане обеспечения максимально полного соответствия законодательной и правоприменительной деятельности требованиям уголовного закона, стандартам демократического правового государства и ожиданиям народа. Исходя из того, что в основе метода уголовно-правового регулирования лежит метод правового запрета на совершение преступления под угрозой уголовной ответственности, УК Беларуси в ст.3 провозглашает принципы уголовной ответственности. Однако это вовсе не означает, что сформулированные принципы касаются только и только уголовной ответственности. Они распространяются и на основания и условия уголовной ответственности, то есть на решение вопросов об определении граней между преступным и непреступным.

К числу принципов уголовной ответственности, на которых базируется УК Беларуси, относятся: законность, равенство граждан перед законом, неотвратимость ответственности, личная виновная ответственность, справедливость и гуманизм.

Принцип законности в уголовном праве в соответствии с требованиями Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) означает, прежде всего, то, что никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовной ответственности иначе, как по приговору суда и в соответствии с законом.

Законность — общеправовой идеал, не знающий исключений и оговорок, запрещающий всякий произвол, всякое отступление власти от принципа nullam crimen nullum poena sina lege (нет преступления, нет наказания без точного указания закона). Ссылки на непредусмотренную законом исключительность ситуации, на соображения целесообразности и политически “оправдывающие” директивы недопустимы ни в законодательной деятельности, ни в осуществлении правосудия по уголовным делам. В области уголовного права и уголовного правосудия должна безоговорочно соблюдаться нравственно-правовая максима, выработанная древними римлянами fiat justitia, pereat mundus (да свершится правосудие, хотя бы погиб мир).

В области уголовного права принцип законности в современном понимании означает прежде всего то, что закон (уголовный кодекс) объявляется единственным источником уголовного права (ч.2 ст.1 УК Беларуси), единственным источником, определяющим, какие деяния являются преступными и какие меры уголовной ответственности могут применяться к лицам, совершившим преступления. Уголовное право, как известно, связано с применением наиболее острых форм государственного принуждения для поддержания установленного в обществе правопорядка. Поэтому придание уголовному кодексу значения единственного источника уголовного права — важнейшее политико-правовое и нравственное требование всякого демократического и правового государства. Никакие другие правовые акты, кроме закона, а также и отдельные законы, до тех пор пока они не будут включены в действующий уголовный кодекс не могут определять преступность и наказуемость деяния и применяться в качестве таковых.

Важное значение имеют и другие аспекты принципа законности в уголовном праве, в их числе такие, как:

а) преступлением может быть признано только такое деяние, которое непосредственно предусмотрено в качестве такового уголовным законом. В части 2 ст.3 УК Беларуси установлено, что применение закона по аналогии не допускается;

б) преступность и наказуемость конкретного деяния определяется только законом, который действовал во время совершения этого деяния. В уголовном праве недопустимо признание деяния человека преступлением на основании закона, который признал это деяние преступным, но был принят после совершения данного деяния;

в) уголовно-правовые последствия преступления (наказание, иные меры уголовной ответственности, принудительные меры безопасности и лечения) могут устанавливаться только уголовным законом и должны применяться в пределах и в соответствии с предусмотренными им требованиями. К числу важнейших нравственно-правовых достижений в этой области относится закрепление на уровне уголовного закона ограничения для государства на установление и применение смертной казни случаями совершения преступлений, связанных с умышленным лишением жизни человека при отягчающих обстоятельствах, а также введение на уровне уголовного закона строго фиксированной системы ограничений для осужденных в течение срока их судимости. Это позволит избежать ведомственного регулирования правового статуса лиц, имеющих судимость, которое не всегда (если не в большинстве случаев) отвечало требованиям социальной справедливости и уж тем более — принципу законности.

Принцип законности пронизывает все институты и нормы общей и особенной части уголовного права. Важное значение в обеспечении указанного принципа имеет надлежащее толкование уголовно-правовых норм, а в связи с этим ясность и недвусмысленность текста закона, научно-обоснованная систематизация уголовно-правовых норм, четкое определение граней между преступным и непреступным деянием. Обеспечение указанных требований к уголовному закону — важнейшая сторона законодательной деятельности государства в области обеспечения законности в борьбе с преступностью.

Принцип равенства граждан перед законом предполагает, что уголовная ответственность устанавливается и определяется на основе одинаковой, равной для всех граждан юридической обязанности понести ответственность за совершенное преступление, предусмотренное уголовным законом. Речь идет о юридически одинаковом для всех основании уголовной ответственности — наличии в совершенном лицом деянии признаков конкретного преступления.

В части 3 ст.3 УК Беларуси сказано: “Лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств”. Указанную формулировку принципа равенства не следует понимать как фактически одинаковую ответственность всех, за примерно равные по тяжести преступления. Это означает лишь то, что каждый, кто совершил преступление, обязан нести уголовную ответственность и наличие или отсутствие таковой обязанности не может зависеть и определяться полом, национальностью, должностным положением и другими обстоятельствами, указанными в ч.3 ст.3 УК Беларуси.

Согласно принципу равенства всех граждан перед законом основания уголовной ответственности должны формулироваться путем указания на объективные и субъективные признаки деяния, признаваемого преступным, а не на субъективные признаки того, кто совершает это деяние. Принцип равенства сохраняется и в тех случаях, когда наличие состава преступления зависит от того, удовлетворяет ли лицо признакам так называемого специального субъекта (должностное лицо, военнослужащий и т.д.). Уголовная ответственность и здесь определяется характером деяния, предусмотренного уголовным законом, совершить которое и фактически, и юридически может не всякое лицо, что и фиксирует уголовный закон.

Равенство перед уголовным законом выражается и в том, что каждый, кто совершил преступление, в котором имеются одинаковые юридически значимые обстоятельства, повышающие ответственность виновного (повторность, судимость, совершение преступления группой и т.д.), обязан нести такую ответственность.

Принцип равенства всех граждан перед законом, однако, не означает фактически одинаковой ответственности каждого при равенстве юридических оснований ответственности. Суд при избрании конкретной меры уголовной ответственности виновному в преступлении должен учесть индивидуальные особенности конкретного случая и лица, совершившего преступление, прошлые заслуги виновного, условия его жизни (а это значит в какой-то мере его социальное происхождение), психические, в том числе связанные с принадлежностью к определенному полу, национальности или социальной группе особенности и т.п. Указанные положения не опровергают принцип равенства. Если так можно сказать, в данном случае речь идет об индивидуализации уголовной ответственности в рамках юридического равенства всех перед неотвратимостью ответственности каждого, кто совершил преступление.

Равная для всех и не имеющая исключений по признакам пола, национальности, служебного или имущественного положения обязанность лица понести уголовную ответственность при наличии в совершенном им деянии признаков преступления, предусмотренного уголовным законом, и составляет суть равенства всех граждан перед уголовным законом.

Принцип неотвратимости ответственности с позиций уголовного права выражается в системе правовых норм и институтов, которые обеспечивают всеобщность и обязательность уголовно-правового преследования каждого, кто совершает преступление. Уголовно-правовая реакция со стороны государства может быть различной в рамках применения санкций уголовного закона — от самого строгого наказания — до альтернативных наказанию мер уголовной ответственности и вплоть до освобождения виновного в преступлении от уголовной ответственности в допустимых законом случаях. Содержание данного принципа многозначно и не исчерпывается сказанным. Неотвратимость ответственности в уголовном праве фактически обеспечивается:

а) наличием правовых норм и институтов, стимулирующих прекращение преступной деятельности и раскрытие преступлений;

б) наличием в уголовном праве альтернативных наказанию систем уголовно-правового воздействия на преступника в рамках реализации и применения уголовной ответственности;

в) допустимостью освобождения виновного в преступлении от уголовной ответственности только в предусмотренных законом случаях, когда виновный может быть исправлен без применения уголовно-правовой санкции;

г) точным и содержательным описанием в законе признаков конкретных преступлений, что исключает возможность их неоднозначного или многозначного понимания судебной практикой. Уголовный кодекс Беларуси в ст.4 и в многочисленных примечаниях к разделам и главам дает однозначное толкование понятий, которые судебной практикой могут определяться по-разному.

Несмотря на падение авторитарного режима и отмену номенклатурного порядка согласования вопроса о привлечении к уголовной ответственности, принцип неотвратимости пока не стал нормой деятельности правоохранительной системы нашего государства. По-прежнему коррупция, случаи осуждения невиновных, политическое покровительство, вмешательство в деятельность судебной системы подрывают престиж государства в области обеспечения принципа неотвратимости ответственности за преступление.

Принцип личной виновной ответственности относится в уголовном праве к числу фундаментальных достижений уголовно-правовой доктрины и правоприменительной практики.

Уголовная ответственность носит сугубо личный характер в том смысле, что может возлагаться только на лицо, которое совершило преступное деяние или соучаствовало в совершении преступления с другим лицом. Требование персонализации уголовной ответственности за совершенное преступление было выдвинуто еще в период французской буржуазной революции. В современном понимании указанный принцип исключает возможность привлечения к уголовной ответственности близких родственников и членов семьи лица, совершившего преступление, если они не были причастны к преступлению (не являлись его соучастниками) и при этом не совершали иных предусмотренных уголовным законом преступлений. Еще не так давно (в 20-50-е годы) массовым репрессиям подвергались все члены семьи осуждаемого за политическое преступление.

Принцип личной (персональной) ответственности дополняется требованием ответственности только за виновное учинение преступного деяния, за виновное причинение преступных последствий. Это значит, что человеку может вменяться в ответственность то совершенное им преступное деяние и лишь те преступные последствия, которые были не только объективным следствием его сознательно-волевых телодвижений, но и результатом его вины — вины как определенного психологического отношения субъекта к совершаемому им преступному деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности.

Принцип виновной ответственности не сразу стал достоянием уголовного права и практики его применения. Только с середины XVIII века он стал доминировать в уголовном законодательстве европейских государств. Правда, в уголовном законодательстве Англии и сегодня допускается уголовная ответственность без вины за так называемые абсолютные преступления (к их числу, в частности, относятся незаконное владение наркотическими средствами, нарушение правил обращения с взрывчатыми веществами). Однако, это скорее исключение из общего правила, обусловленное традициями и особенностями англо-саксонской системы права и правосудия.

Отечественная наука уголовного права, да и судебная практика, несмотря на все ее противоречия в послесталинский период, последовательно проводили в жизнь принцип личной и виновной ответственности лица за совершение преступного деяния.

Принцип виновной ответственности или субъективного вменения вовсе не означает, что требование объективного вменения как одного из оснований уголовной ответственности утрачивает свою значимость. Человек не может и не должен нести уголовную ответственность за свои мысли и намерения, какими бы гнусными и опасными они не были, если они реально не воплотились в общественно-опасном деянии. Субъективное вменение как ответственность за мысли и намерения уголовным правом не допускается. В свою очередь, никакое общественно-опасное (объективно преступное) деяние и его опасные последствия не могут быть достаточным основанием уголовной ответственности лица, если не была установлена его вина в совершении преступления.

Принцип справедливости в уголовном праве в ч.6 ст.3 УК Беларуси сформулирован так: “Наказание и иные меры уголовной ответственности должны быть справедливыми, то есть назначаться с учетом характера и степени общественной опасности преступления, обстоятельств его совершения и личности виновного”. Далее содержится положение о том, что никто не может нести уголовную ответственности дважды за одно и то же преступление. Последнее положение, безусловно, вытекает из принципа справедливости. Однако уголовное законодательство советского периода полностью игнорировало указанное требование.

Справедливость в уголовном праве категория достаточно сложная. Однако, с учетом достигнутого уровня человеческой цивилизации вполне поддающаяся объективной оценке.

В уголовном праве важной стороной рассматриваемого принципа является справедливость наказания или иных мер уголовной ответственности, которые назначаются виновному в преступлении. Однако, это уже скорее практическое выражение принципа справедливости уголовной ответственности, чем его нормативно-правовое утверждение на уровне уголовного закона. Справедливая уголовная ответственность возможна лишь в том случае, когда законодателем определена и установлена справедливая мера ответственности за каждое преступление в отдельности, санкции за все преступления строго обоснованы, дифференцированы и согласованы с учетом сравнительной тяжести преступных деяний.

Принцип справедливости в уголовном праве требует от законодательных и правоохранительных органов осуществления такой уголовной политики в области криминализации, которая не противоречила бы нравственным представлениям о добре и зле, о преступном и непреступном, цивилизованному уровню человеческой свободы. Принцип справедливости уголовной ответственности невозможен без учета в уголовной политике системы демократических приоритетов и требований, которые должны всегда соблюдаться при определении граней преступного и непреступного в демократическом правовом обществе и государстве. В частности, уголовный закон не должен ограничивать допустимую меру человеческой свободы и деятельность демократических институтов общества. Наконец, принцип справедливости требует наличия в обществе альтернативных уголовной ответственности мер ресоциализации преступников, системы общественного воздействия на них, оказании им помощи в социальной реабилитации и адаптации.

Принцип гуманизма — нравственно-мировоззренческий идеал, в соответствии с которым человек объявляется наивысшей ценностью общественного мироздания. Государству адресуется требование охраны жизни и чести, свободы и достоинства человека. Особую необходимость и критическое переосмысление гуманизм находит в уголовном праве — области, где общество в целях защиты употребляет наиболее суровые меры воздействия в отношении человека, нарушившего требования уголовно-правового запрета.

В уголовном праве и практике его применения гуманистическое отношение к человеку подвергается самым большим испытаниям, поскольку в уголовном праве незримо существует возможность (угроза) перехода к возмездию, унижению преступника, наконец, к массовым преследованиям людей под предлогом защиты общества, его политических и экономических порядков. Уголовному праву необходим гуманистически-правовой заслон от возможности его использования государством в узко политических целях посредством игнорирования общечеловеческих идеалов свободы и достоинства каждого человека.

Гуманизм уголовного права внешне противоречив: с одной стороны, необходимо защитить общество и конкретных людей от преступных посягательств на их интересы, соблюсти чувство сострадания к потерпевшим, а с другой, относиться к преступникам как к своим согражданам, последовательно стремясь вернуть их в общество после принудительной ресоциализации и покаяния. В этой связи содержание принципа гуманизма в уголовном праве многоаспектно: он проявляется в отборе объектов уголовно-правовой охраны, в постановке целей уголовной ответственности, закреплении системы мер ее воздействия, в смягчении ответственности несовершеннолетним преступникам, наличии институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания и т.д.

Конечно же, основное содержание принципа гуманизма в уголовном праве определяется отношением к человеку как объекту уголовно-правового воздействия и как объекту уголовно-правовой охраны. При этом во втором своем значении принцип гуманизма в УК Беларуси 1999 г. получил более четкое и системное выражение. В части 7 ст.3 УК Беларуси сказано: “Уголовный кодекс служит обеспечению физической, психической, экологической и иной безопасности человека. Соответственно на это сориентированы разделы V (Особенности уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в возрасте до восемнадцати лет); VI (Преступления против мира и безопасности человечества); VII (Преступления против человека); IX (Преступления против экологической безопасности и природной среды); (Преступления против общественной безопасности и здоровья населения) и др. В целом система объектов уголовно-правовой охраны построена на приоритете человеческих ценностей и интересов, что является существенным достижением гуманистических начал уголовно-правового регулирования.

Гуманистические представления в уголовном праве немыслимы без соответствующего отношения к преступнику. “Лицу, совершившему преступление, — гласит ч.7 ст.3 УК Беларуси, — должны быть назначены наказание или иная мера уголовной ответственности, необходимые и достаточные для его исправления. Наказание и иные меры уголовной ответственности не имеют своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства”. В указанном смысле гуманизм проявляется в отказе от возмездия преступнику за причиненное им зло, в сокращении применения лишения свободы и смягчении режима его отбывания, введении и применении альтернативных лишению свободы мер уголовной ответственности, существенном ограничении применения смертной казни. Экономия уголовно-правовых средств осуществляется при неизменном условии их достаточности для достижения целей уголовной ответственности.

Наказание и иные меры уголовной ответственности не могут не причинять физических и нравственных страданий преступнику. Однако уголовный закон и государство должны ограничивать эти страдания полным отказом от таких наказаний, которые по своему характеру несовместимы с гуманным отношением к человеку. В свою очередь, применяя соответствующее наказание, суд должен исходить только из его достаточности для исправления виновного и предупреждения новых преступлений осужденным. В последнем случае задача государства и общества состоит также в том, чтобы нейтрализовать и ограничить естественные негативные издержки процесса применения наказания, в особенности лишения свободы, что весьма важно для последующей ресоциализации осужденных, отбывших наказание.

1.4. Наука уголовного права 

Наука уголовного права являет собой систему знаний о социально-исторической обусловленности и закономерностях построения, изменения и функционирования правовых средств воздействия на преступность посредством определения круга преступных деяний и установления уголовной ответственности за их совершение.

Предмет науки уголовного права составляют прежде всего преступление, уголовная ответственность и наказание как исходные фундаментальные социально-правовые явления, а также связанные с ними уголовно-правовые институты, формы их нормативно-правового выражения и закрепления в уголовном законодательстве. Таким образом, основу науки уголовного права образует комплекс закономерностей построения и функционирования системы правовых норм, образующих содержание данной отрасли права. Однако это не значит, что наука уголовного права сливается в своем содержании с уголовным правом как отраслью права. Уголовное право как отрасль права представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих определенные общественные отношения в целях охраны общества от преступных посягательств. Наука же уголовного права, не регулирует общественные отношения, а изучает свойственными ей научными методами правовые нормы, относящиеся к уголовному законодательству, а равно те общественные отношения, которые регулирует уголовное право.

Наука уголовного права, изучая уголовно-правовые нормы, не ограничивается их формально-логическим анализом и толкованием (хотя это одна из важнейших ее задач), а исследует их в тесной связи с общественно-политическими условиями, в которых они действуют, раскрывает социальные истоки и содержание преступления и соответственно социальную обусловленность уголовно-правовых средств борьбы с преступностью, практику их применения и эффективность.

Рассматривая преступление и преступность как исторически изменчивое явление, наука уголовного права изучает историю развития отечественного уголовного законодательства, уголовное право зарубежных государств.

Наука уголовного права в исследовании стоящих перед ней проблем руководствуется диалектическим методом. Применение данного метода в науке уголовного права требует изучения преступления, системы определяющих его правовых норм во взаимосвязи и развитии. Истинное содержание уголовного права может быть раскрыто только на основе системного анализа его норм, установления уровня их адекватности нравственным представлениям о зле, незыблемым принципам свободы и демократическим устоям общества.

В науке уголовного права используются также методы конкретно-социологического, сравнительно-правового и системно-структурного анализа норм уголовного права. Метод конкретно-социологического исследования позволяет изучать вопросы эффективности действия и применения уголовно-правовых норм, в частности эффективность применения тех или иных видов наказания. Используя метод сравнительно-правового анализа, наука уголовного права изучает в сравнении однородные уголовно-правовые институты и нормы разных стран и на этой основе дает рекомендации законодателю о возможности использования зарубежного опыта в правовой регламентации соответствующих институтов уголовного права. Метод системно-структурного анализа предполагает рассмотрение норм уголовного права в целом или отдельных его институтов как единой внутренне согласованной и взаимосвязанной совокупности (системы). Благодаря данному методу удается выявить внутреннюю несогласованность уголовно-правовых норм (институтов), выработать рекомендации по ее устранению.

Следует особо указать на то, что отечественная наука уголовного права долгое время развивалась под прессом коммунистической идеологии, исключавшей объективную (научную) оценку преступности, системы правовых средств ее предупреждения, наконец, оценку эффективности ряда институтов уголовного права. Советский период науки уголовного права характеризуется ее изолированностью от достижений зарубежной доктрины уголовного права, непринятием ее прогрессивных положений только по идеологическим (классовым) соображениям. Отечественная наука уголовного права с «успехом» раскрывала «реакционную» сущность любых уголовно-правовых теорий, которые не вкладывались в рамки марксистской концепции. В этой связи особой оценки заслуживают работы белорусских криминологов, которые в условиях идеологического диктата внесли значительный вклад в развитие прогрессивных тенденций уголовно-правовой науки, становление принципа законности при осуществлении правосудия по уголовным делам. Нынешние юристы еще долго будут обращаться к работам таких белорусских ученых, как И.И. Горелик, И.С. Тишкевич, М.А. Ефимов, В.Т. Калмыков, М.Н. Меркушев и многих других. Основываясь на прогрессивных тенденциях уголовно-правового воздействия на преступность белорусскими учеными, на кафедре уголовного права Белорусского государственного университета была разработана концепция реформирования уголовного законодательства и отвечающая ей правовая модель Уголовного кодекса республики, которая была положена в основу принятого в 1999 г. Уголовного кодекса Республики Беларусь.

Отказ от узкоклассового подхода в исследованиях проблем борьбы с преступностью существенно изменяет содержание правовой идеологии, которая сегодня должна опираться на приоритет общечеловеческих ценностей по отношению к любым иным, в том числе классовым, при разработке, совершенствовании и применении уголовного законодательства. Формирование такой общечеловеческой (общесоциальной) идеологии — достаточно сложная задача. Либерально-гуманистические идеи в уголовном праве и уголовной политике не без труда пробивают себе дорогу в обществе, которое долгое время воспитывалось на идеологии классовой вражды. Важную роль в преодолении последствий прежней системы во взглядах на проблему преступности и ее предупреждения, на практику применения уголовного закона должна сыграть нынешняя наука уголовного права.

Задачи науки уголовного права определяются предметом ее исследования и направлены на решение уголовно-правовых проблем борьбы с преступностью. Применительно к ныне действующему уголовному законодательству задачи науки уголовного права сводятся к разработке на основе фундаментальных исследований уголовно-правовой теории рекомендаций по дальнейшему совершенствованию уголовного законодательства в следующих направлениях: усиление гарантий уголовно-правовой защиты общества и его демократических устоев, природной и биологической среды обитания человека от преступных посягательств; гуманизация и дифференциация уголовной ответственности и наказания; расширение применения мер уголовного наказания, не связанных с лишением свободы, а также альтернативных наказанию мер уголовно-правового воздействия.

Уголовно-правовая наука базируется на данных, вырабатываемых социологией права — наукой, которая изучает право как социальное явление общественной и политической системы, закономерности его функционирования, социальные факторы, влияющие на эффективность правового регулирования и воздействия на общественную систему и поведение людей.

Наука уголовного права соприкасается с рядом других наук, исследующих вопросы борьбы с преступностью (криминологией, криминалистикой, судебной психиатрией, правовой статистикой). Решая общую с ними задачу борьбы с преступностью, наука уголовного права вместе с тем существенно отличается от указанных наук по предмету научного исследования. Так, если уголовное право изучает отдельные преступления с точки зрения их определения в уголовном законе, то криминология исследует преступность с точки зрения ее причин и мер предупреждения. Криминология изучает состояние преступности в социальном аспекте (ее уровень, динамику, структуру), разрабатывает меры ее предупреждения. В то же время, изучая преступность, криминология исходит из понятия преступления, которое дается наукой уголовного права.

Из понятия преступления исходит и такая наука как криминалистика, изучая приемы и методы обнаружения и расследования конкретных преступлений посредством собирания, фиксации и исследования доказательств его совершения.

Изучение психики лица с точки зрения его вменяемости или невменяемости в момент совершения преступного деяния составляет предмет науки судебной психиатрии, результаты которой используются наукой уголовного права при выработке и определении медицинских критериев невменяемости и уменьшенной вменяемости.

При решении ряда вопросов, относящихся к определению признаков отдельных преступлений, связанных с причинением смерти, телесных повреждений и др., наука уголовного права опирается на данные судебной медицины, изучающей медицинские и биологические проблемы указанных понятий.

Большое значение для науки уголовного права имеет правовая статистика (ее уголовно-правовой раздел) — наука, которая ставит своей задачей учет совершенных преступлений, а также мер уголовно-правового воздействия, применяемых в отношении лиц, совершивших преступление.

Предмет науки уголовного права составляет основу курса уголовного права как учебной дисциплины, преподаваемой в высших юридических учебных заведениях. Перечень и глубина излагаемых в учебном курсе уголовного права вопросов определяется учебной программой и объемом часов, отведенных на его изучение. Естественно, что более глубокое и всестороннее изучение уголовно-правовой теории предполагает самостоятельное изучение студентами специальной научной литературы.

Система курса уголовного права как учебной дисциплины в соответствии с уголовным законодательством делится на общую и особенную части.

В настоящем учебнике “Уголовное право Республики Беларусь” излагаются вопросы, относящиеся к общей части уголовного законодательства Республики, истории его развития, дается характеристика уголовного права (общей части) зарубежных стран.

Литература:

  1.  Курс советского уголовного права / Отв. ред. Н.А. Беляев, М.Д. Шаргородский. В 5-ти т. — Л., 1968. — Т.1, Л., 1971. — Т.2;
  2.  Курс советского уголовного права / Ред. коллег.: А.А. Пионтковский, П.С. Ромашкин, В.М. Чхиквадзе. В 6-ти т. — М., 1970. — Т.1-3;
  3.  Горелик И.И., Тишкевич И.С. Вопросы уголовного права (Общей части) в практике Верховного суда БССР. — Минск, 1973;
  4.  Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. — М., 1988;
  5.  Хомич В.М. Содержание уголовно-правового регулирования (теоретический аспект) // Право и демократия: Межвед. сб. науч. тр. — Минск, 1990. — Вып.3. — С.99-114;
  6.  Понятовская Т.Г. Концептуальные основы уголовного права России: история и современность. — Ижевск, 1994;
  7.  Российское уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. — М., 1997; Уголовное право. Общая часть. Учебник для вузов / Отв. ред. И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова. — М., 1998;
  8.  Уголовное право России. Учебник для вузов. В 2-х т. / Отв. ред. А.Н. Игнатов и Ю.А. Красиков. — М., 1998;
  9.  Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть Общая. — М., 1999. — Т.1.

Барков А.В.

ТЕМА 2. УГОЛОВНЫЙ ЗАКОН

2.1. Понятие уголовного закона

Источниками уголовного права Республики Беларусь являются: Конституция Республики Беларусь, общепризнанные принципы и нормы международного права, Уголовный кодекс Республики Беларусь.

Конституция Республики Беларусь,

во-первых, очерчивает круг социально значимых ценностей, подлежащих уголовно-правовой охране (жизнь человека — ст.24, свобода, неприкосновенность и достоинство личности — ст.25, неприкосновенность жилища — ст.29, отношения собственности — ст.ст.13 и 44 и т.д.);

во-вторых, закрепляет принципы уголовной ответственности (ст.ст.22 и 26);

в-третьих, предопределяет правовые основы применения уголовной ответственности (ст.ст.26, 27, 60 и др.).

В части 3 статьи 21 Конституции Республики Беларусь сказано: «Государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства». Более того, в части 1 статьи 8 Конституции провозглашено: «Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства». Поэтому своеобразным источником уголовного права Беларуси являются и отдельные нормы международного права. Если внутригосударственные уголовно-правовые нормы противоречат общепризнанным принципам и нормам международного права (например, нормам Международного пакта о гражданских и политических правах), лицо не подлежит уголовной ответственности в силу прямого действия Конституции Республики Беларусь и указанных норм.

Основным источником уголовного права Беларуси является Уголовный кодекс (УК).

Уголовный кодекс — это закон, принятый Парламентом Республики Беларусь, определяющий, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, закрепляющий основания и условия уголовной ответственности, устанавливающий наказания и иные меры уголовной ответственности, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступления, а также принудительные меры безопасности и лечения в отношении лиц, совершивших общественно опасные деяния (см. ч.1 ст.1 УК).

Только уголовный закон, а не какой-либо иной нормативный акт регламентирует вопросы уголовной ответственности. Из пункта 2 статьи 97 Конституции Республики Беларусь следует, что только законодательная власть должна определять принципы уголовной ответственности, круг деяний, признаваемых преступлениями, виды наказания и иных мер уголовной ответственности.

В части 2 статьи 1 УК сказано: «Настоящий Кодекс является единственным уголовным законом, действующим на территории Республики Беларусь. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в настоящий Кодекс». Вопросы уголовной ответственности не могут решаться в каких-либо особых законах, направленных на борьбу с теми или иными преступлениями.

Уголовный закон — это юридическая основа осуществления борьбы с преступностью, фундамент уголовно-правовой политики государства. Уголовно-правовая политика определяет направления законотворческой и правоприменительной деятельности по выработке общих положений, принципов и целей уголовной ответственности, установлению пределов уголовно-правового запрета, формированию системы наказаний и иных мер уголовной ответственности, дифференциации и индивидуализации ответственности, реализации целесообразных и справедливых мер воздействия на лиц, виновных в совершении преступлений, в целях эффективной охраны установленного правопорядка от преступных посягательств. Сам факт существования уголовного закона оказывает предупредительное воздействие не только на неустойчивых лиц, склонных к совершению преступлений, но и на законопослушных граждан, вырабатывая у людей отрицательное отношение к поступкам, которые в соответствии с законом отнесены к преступлениям.

Уголовный кодекс Республики Беларусь — это систематизированный уголовный закон, который принят Палатой представителей Национального собрания 2 июня 1999 г., одобрен Советом Республики 24 июня 1999 г. и подписан Президентом Республики Беларусь 9 июля 1999 г. (Уголовный кодекс введен в действие с 1 января 2001 г.)

2.2. Структура уголовного закона

Уголовный кодекс Республики Беларусь представляет собой логически и юридически обоснованную систему уголовно-правовых норм. Он делится на Общую и Особенную части, которые в свою очередь делятся на разделы и главы (всего 37 глав).

Общая часть Уголовного кодекса имеет следующие разделы:

раздел I. Уголовный закон;

раздел II. Основания и условия уголовной ответственности;

раздел III. Уголовная ответственность;

раздел IV. Принудительные меры безопасности и лечения;

раздел V. Особенности уголовной ответственности лиц, совершивших преступления в возрасте до восемнадцати лет;

Особенная часть Уголовного кодекса включает следующие разделы:

раздел VI. Преступления против мира, безопасности человечества и военные преступления;

раздел VII. Преступления против человека;

раздел VIII. Преступления против собственности и порядка осуществления экономической деятельности;

раздел IX. Преступления против экологической безопасности и природной среды;

раздел X. Преступления против общественной безопасности и здоровья населения;

раздел XI. Преступления против общественного порядка и общественной нравственности;

раздел XII. Преступления против информационной безопасности;

раздел XIII. Преступления против государства и порядка осуществления власти и управления;

раздел XIV. Преступления против порядка исполнения воинской обязанности;

раздел XV. Заключительные положения.

Общая и Особенная части Уголовного кодекса находятся в органичном единстве. Нормы Общей части кодекса содержат общие положения о преступлении и уголовной ответственности и касаются всех норм Особенной части. Применение норм Особенной части всегда связано с обращением к тем или иным правовым предписаниям Общей части.

Каждая глава Уголовного кодекса состоит из статей, которые имеют сплошную нумерацию для всего кодекса. Статья содержит одну (ст.32 УК) или несколько (ст.16 УК) уголовно-правовых норм. Отдельные правовые предписания выделяются в части. Частями статьи называют абзацы, которые начинаются с большой буквы и имеют нумерацию: цифра с точкой (см., например, ст.ст.1, 3 УК).

В статье или в части статьи могут выделяться пункты, которые начинаются со строчной буквы и имеют нумерацию: цифра со скобкой (см., например, ст.ст.63, 139 УК). Разделам, главам и статьям Уголовного кодекса могут быть предпосланы примечания, которые делятся на части (см., например, примечания к разд. X, к гл.24, к ст.235 УК).

С помощью этой «системы координат» мы имеем возможность кратко сформулировать правовую оценку (квалификацию) содеянного виновным. Например, запись «ч.6 ст.16, ст.14, п.12 ч.2 ст.139 УК» означает, что лицо привлекается к уголовной ответственности за пособничество в покушении на убийство из корыстных побуждений.

Применяются специальные правила внесения изменений и дополнений в кодекс. Если пункт, статья, глава или раздел исключаются из Уголовного кодекса, то их номер сохраняется (см., например, ст.68, 256 УК). Если в Уголовный кодекс включается новая статья, то она размещается с учетом системы кодекса и ей присваивается номер предыдущей статьи с добавлением цифрового значка (см., например, ст.ст.881, 1141, 1771 УК). Аналогичные правила применяются при дополнении статей частями или пунктами (см.: ч.31 ст.90; п.51 ст.136 УК).

Во всех случаях исключения статьи из Уголовного кодекса или дополнения его новой статьей или изменения редакции статьи в официальном тексте закона указывается, каким законом и когда в Уголовный кодекс внесены изменения, источник и дата официального опубликования данного закона.

Особенная часть Уголовного кодекса является систематизированным исчерпывающим перечнем конкретных видов преступлений и предусмотренных за них наказаний. Статьи Особенной части называют преступление, раскрывают его признаки и указывают виды и размер наказания за данное преступление. Этим объясняется своеобразная структура норм Особенной части кодекса, которые состоят из двух частей: диспозиции и санкции.

Диспозиция — это та часть уголовно-правовой нормы, в которой дается название преступления и раскрываются его объективные и субъективные признаки.

Выделяют пять видов диспозиций: простая, описательная, бланкетная, ссылочная, смешанная.

Простая диспозиция лишь называет преступление, но не указывает его особых признаков. Такая диспозиция встречается крайне редко, лишь в тех случаях, когда законодатель полагает, что значение слов в названии преступления понятно всем гражданам и нет необходимости в дополнительном разъяснении. Признаки такого преступления уясняются путем толкования. Примером простой диспозиции является часть 1 статьи 431 УК, в которой сказано: “Дача взятки...”

Описательная диспозиция не только дает название преступлению, но и раскрывает его признаки. Такая диспозиция является типичной. Примером описательной диспозиции может служить текст части 1 статьи 430 УК, в которой подробно характеризуются признаки получения взятки.

Бланкетная диспозиция для определения всех признаков преступного деяния отсылает к иным нормативным актам, не имеющим уголовно-правового характера (законам, декретам и указам Президента, постановлениям Правительства, положениям и другим нормативно-правовым актам). Так, для уяснения признаков преступления, предусмотренного статьей 306 УК «Нарушение правил охраны труда», следует обратиться к соответствующим нормативным актам, содержащим правила техники безопасности на производстве, правила промышленной санитарии, иные правила охраны труда.

Ссылочная диспозиция для уяснения смысла одной нормы адресует к другой норме Уголовного кодекса. Так законодатель поступает, формулируя диспозицию части 1 статьи 149 УК, где даются признаки умышленного причинения менее тяжкого телесного повреждения.

Смешанной признается диспозиция, которая сочетает в себе черты названных ранее видов. Так, диспозиция части 1 статьи 321 УК “Нарушение правил, обеспечивающих безопасную работу транспорта” содержит в себе черты описательной, бланкетной и ссылочной диспозиции.

Санкция — это часть уголовно-правовой нормы, в которой предусматривается вид и размер наказания за преступление, указанное в диспозиции.

По степени конкретизации вида и размера наказания выделяют три вида санкций: абсолютно неопределенную, абсолютно определенную и относительно определенную. В свою очередь абсолютно определенная и относительно определенная санкции могут быть альтернативными.

Абсолютно неопределенная санкция не называет вид и размер наказания. Такие санкции отсутствуют в действующем уголовном законе. Они были характерны для начального периода формирования советского уголовного права, когда вид и размер наказания определялись по усмотрению суда.

Абсолютно определенная санкция точно называет вид и размер наказания. Такая санкция, наоборот, лишает суд возможности индивидуализировать наказание с учетом обстоятельств дела и личности виновного. В действующем Уголовном кодексе таких санкций нет. Однако в истории уголовного права Беларуси такие санкции встречались. Например, статья 632 УК БССР 1928 г. предусматривала, что измена Родине, совершенная военнослужащим, карается высшей мерой уголовного наказания — расстрелом.

Относительно определенная санкция называет вид наказания и определяет пределы, в рамках которых суд с учетом обстоятельств дела, тяжести содеянного и личности виновного избирает размер наказания. Так, часть 1 статьи 139 УК предусматривает за убийство наказание в виде лишения свободы на срок от шести до пятнадцати лет. В некоторых случаях законодатель указывает только максимальный предел размера наказания, а нижней границей размера в этом случае является тот минимум, который установлен в нормах Общей части кодекса (например, для лишения свободы ч.1 ст.57 УК определяет минимальный срок данного наказания в шесть месяцев). В санкциях не указываются минимальный и максимальный пределы для таких видов наказания, как общественные работы, штраф, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Размеры наказания в этих случаях определяются в нормах Общей части Уголовного кодекса соответственно в статьях 49—51, а суд в указанных пределах избирает конкретную меру наказания.

Альтернативная санкция называет несколько видов наказания, размеры которых могут быть абсолютно или относительно определены. Альтернативная абсолютно определенная санкция предусматривалась статьей 253 УК 1960 г., по которой добровольная сдача в плен наказывалась смертной казнью или лишением свободы сроком на пятнадцать лет. Альтернативная относительно определенная санкция наиболее типична для действующего Уголовного кодекса. Она позволяет суду избрать вид наказания, а затем и его размер. Примером является санкция статьи 185 УК, предоставляющая суду возможность назначить виновному в преступлении общественные работы или штраф, или исправительные работы, или арест, или ограничение свободы.

2.3. Действие уголовного закона в пространстве

Наука уголовного права и уголовный закон выделяют четыре принципа, определяющие действие уголовного закона в пространстве: территориальный принцип, принцип гражданства, реальный принцип и универсальный принцип.

Территориальный принцип действия уголовного закона сформулирован в статье 5 УК. Общее правило таково: лицо, совершившее преступление на территории Республики Беларусь, подлежит ответственности по Уголовному кодексу Беларуси. В данном случае не имеет значения, кем совершено преступление — гражданином Республики Беларусь, иностранным гражданином, лицом без гражданства. В статье 52 Конституции Республики Беларусь сказано: «Каждый, кто находится на территории Республики Беларусь, обязан соблюдать ее Конституцию, законы и уважать национальные традиции».

Для правильного применения территориального принципа нужно уяснить два важных момента: что охватывается понятием «территория республики» и какое преступление признается совершенным на этой территории.

Юридическая трактовка понятия территории шире географической. Из содержания статьи 1 Закона Республики Беларусь от 21 июля 2008 г. «О Государственной границе Республики Беларусь» следует, что это суша, внутренние воды, недра и воздушное пространство, ограниченные вертикальной поверхностью, проходящей по линии Государственной границы Республики Беларусь.

Под воздушным пространством понимается атмосферный слой над сушей и внутренними водами республики. Недра Беларуси — это подземное пространство под поверхностью сухопутной и водной территории страны.

К территории Республики Беларусь приравниваются и иные объекты:

военные водные и воздушные суда под флагом Республики Беларусь или с опознавательными знаками республики независимо от их местонахождения;

гражданские водные и воздушные суда под флагом или с опознавательными знаками страны, если они находятся в открытом море (нейтральных водах) или в открытом воздушном пространстве (если иное не предусмотрено международным договором Республики Беларусь).

Для применения территориального принципа необходимо точно определить место совершения преступления. В части 2 статьи 5 УК сказано: «Преступление признается совершенным на территории Республики Беларусь, если оно начато, продолжалось или было окончено на ее территории, или совершено в пределах Республики Беларусь в соучастии с лицом, совершившим преступление на территории иностранного государства». Следовательно, по Уголовному кодексу Республики Беларусь должно нести ответственность лицо, которое, например:

готовило преступление в республике (вербовало соучастников), но совершило его за рубежом;

либо начало преступление за рубежом, но продолжало преступление в Беларуси (перевозка наркотических средств);

либо преступное деяние совершило за рубежом, а общественно опасные последствия наступили в Беларуси (смерть от отравления).

Ответственность по УК Беларуси будет наступать и в том случае, когда организатор, подстрекатель или пособник действовали на территории республики, а исполнитель совершил преступление за ее пределами (например, пособник сообщил из Витебска в Санкт-Петербург, в каком вагоне поезда находится предполагаемая жертва убийства).

Часть 4 статьи 5 УК формулирует исключение из территориального принципа действия закона в пространстве: «Вопрос об уголовной ответственности дипломатических представителей иностранных государств и иных граждан, которые, согласно действующим законам и международным договорам Республики Беларусь, неподсудны по уголовным делам судам Республики Беларусь, в случае совершения этими лицами преступления на территории Республики Беларусь разрешается дипломатическим путем на основе международных договоров и норм международного права».

Не подлежат уголовной ответственности по уголовному закону Республики Беларусь за деяния, совершенные на территории Беларуси, лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом. Дипломатический иммунитет от уголовной ответственности закреплен в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г., Венской конвенции о консульских сношениях 1963 г., Венской конвенции о представительствах государств при международных организациях универсального характера 1975 г.

Личный иммунитет предоставляется руководителю (послу, посланнику, поверенному в делах) и персоналу представительства (советнику, торговому представителю, военному атташе, секретарям посольства и т.д.), членам их семей. Дипломатический иммунитет предоставляется также в полном объеме руководителям государств, правительств, министрам иностранных дел, руководителям высших государственных органов. Глава консульского представительства и иные консульские должностные лица (генеральный консул, консул, вице-консул, консульский агент) пользуются иммунитетом от уголовной ответственности только в части, относящейся к их служебной деятельности. Однако на основе двусторонних консульских соглашений, исходя из принципа взаимности, на указанных лиц могут быть распространены в полном объеме принципы дипломатической неприкосновенности.

Неподсудность судам Беларуси распространяется и на прибывших в Республику Беларусь представителей иностранных государств, на членов парламентских и правительственных делегаций, на служащих международных организаций. Так, дипломатическим иммунитетом наделены судьи Экономического Суда Содружества Независимых Государств.

Дипломатический иммунитет не исключает преступности и наказуемости деяния, но он не разрешает рассмотрение дела судом Республики Беларусь без согласия аккредитующего государства. В случаях ясно выраженного согласия соответствующего государства виновный может быть привлечен к уголовной ответственности по Уголовному кодексу Республики Беларусь. При отсутствии подобного согласия иностранный гражданин, пользующийся дипломатическим иммунитетом, объявляется нежелательным лицом (persоna nоn grata) и обязан покинуть в установленный срок пределы Республики Беларусь.

При совершении преступления вне пределов Республики Беларусь следует руководствоваться правилами статьи 6 УК, закрепляющей три принципа действия уголовного закона в пространстве: гражданства, реальный и универсальный.

Принцип гражданства сформулирован в части 1 статьи 6 УК: «Гражданин Республики Беларусь или постоянно проживающее в республике лицо без гражданства, совершившие преступления вне пределов Республики Беларусь, подлежат ответственности по настоящему Кодексу, если совершенные ими деяния признаны преступлениями в государстве, на территории которого они были совершены, и если они не понесли уголовную ответственность в этом государстве».

Из указанной нормы следует, что за общественно опасное деяние, совершенное вне пределов Беларуси, гражданин республики будет отвечать по Уголовному кодексу Республики Беларусь при наличии трех условий:

а) данное деяние признается преступлением по Уголовному кодексу Республики Беларусь;

б) это деяние признается преступлением по уголовному закону страны, на территории которой оно совершено;

в) гражданин Республики Беларусь не привлекался к уголовной ответственности за это преступление иностранным государством.

Данные правила кроме граждан республики распространяются на апатридов — лиц без гражданства, но при условии, что они официально постоянно проживают в Республике Беларусь, т.е. имеют вид на жительство в Республике Беларусь.

В части 1 статьи 6 УК формулируется гуманное правило: «При осуждении указанных лиц наказание назначается в пределах санкции статьи настоящего Кодекса, но не должно превышать верхнего предела санкции, предусмотренной законом государства, на территории которого было совершено преступление».

Следовательно, даже самое суровое наказание, избранное судом, не будет строже максимума, установленного уголовным законом иностранного государства. Если же этот максимум превосходит верхний предел санкции статьи УК Беларуси, то суд обязан руководствоваться только нормой национального кодекса.

Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве сформулирован в ч. 2 ст 6 УК. В соответствии с этим правилом иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в нашей республике, будут отвечать по Уголовному кодексу Республики Беларусь за преступление, совершенное на территории иностранного государства, при наличии следующих условий:

а) совершенное общественно опасное деяние относится к категории особо тяжких преступлений по критериям ч. 5 ст. 12 УК;

б) это преступление направлено против интересов Республики Беларусь, т.е. посягает на гражданина Республики Беларусь, на интересы юридических лиц, зарегистрированных в Республике Беларусь, на государственные интересы Республики Беларусь (например, убийство гражданина Республики Беларусь (ст.139 УК); умышленное уничтожение имущества коммерческой организации Республики Беларусь, повлекшее тяжкие последствия (ч.3 ст.218 УК); посягательство на жизнь государственного деятеля Республики Беларусь, совершенное из мести за политическую деятельность (ст.359 УК) и другие особо тяжкие преступления);

в) лицо, совершившее преступление, не было осуждено за него в иностранном государстве.

Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве вытекает из необходимости борьбы с международными преступлениями, а также преступлениями международного характера. Государства мира объединяют свои усилия в борьбе с определенными категориями преступлений, участвуя в международных конвенциях по борьбе с этими преступлениями. Присоединившись к конвенции, государство обязано привлекать к уголовной ответственности преступников даже тогда, когда преступление совершено вне пределов страны иностранными гражданами и не причинило данному государству реального вреда.

В части 3 статьи 6 УК дается перечень преступлений, которые могут караться независимо от уголовного законодательства места совершения преступления на основании обязательного для Республики Беларусь международного договора. В частности, Республика Беларусь является участницей международных конвенций “По борьбе с подделкой денежных знаков” (1929 г.), “О предупреждении преступления геноцида и наказаний за него” (1948 г.), “О борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами” (1949 г.), “О борьбе с незаконным захватом воздушных судов” (1970 г.) и др.

В соответствии с универсальным принципом Уголовный кодекс Республики Беларусь может применяться лишь тогда, когда иностранные граждане или лица без гражданства не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Республики Беларусь.

При расследовании уголовных дел и рассмотрении их в суде возникают проблемы уголовно-правовой оценки фактов осуждения судами других государств лиц, привлекаемых к уголовной ответственности в Республике Беларусь. О преюдициальном значении совершения преступления на территории иностранного государства говорится в статье 8 УК: «Судимость и иные уголовно-правовые последствия совершения лицом преступления на территории иностранного государства имеют уголовно-правовое значение для решения вопроса об уголовной ответственности этого лица за преступление, совершенное на территории Республики Беларусь, в соответствии с международными договорами Республики Беларусь».

Примером практической реализации этого правила являются нормы Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам — Кишиневской конвенции 2002 г. Так, ст.99 гласит: «Каждая из Договаривающихся Сторон при расследовании преступлений и рассмотрении уголовных дел судами может учитывать предусмотренные ее законодательством смягчающие и отягчающие обстоятельства независимо от того, на территории какой Договаривающейся Стороны они возникли…»

Осуществление принципа неотвратимости уголовной ответственности каждого, кто совершил преступление, в ряде случаев было бы не возможно без института выдачи преступника.

Выдача преступника (экстрадиция) — это передача для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора лица, совершившего преступление, тем государством, на территории которого находится преступник, государству, на территории которого было совершено преступление, или государству, гражданином которого является преступник.

В части 3 статьи 10 Конституции Республики Беларусь сказано: «Гражданин Республики Беларусь не может быть выдан иностранному государству, если иное не предусмотрено международными договорами Республики Беларусь». Статья 7 УК воспроизводит это положение и далее определяет: «Иностранный гражданин или лицо без гражданства, совершившие преступление вне пределов Республики Беларусь и находящиеся на территории Республики Беларусь, могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Республики Беларусь».

Следовательно, обязанность выдачи преступника возникает у государства, если оно связано положениями соответствующего международного договора. Это могут быть двусторонние и многосторонние соглашения.

Так, Республика Беларусь обязана на началах взаимности выдавать преступников в соответствии с Конвенциями о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанными государствами-участниками СНГ 22 января 1993 г. в г. Минске, — Минской конвенцией 1993 г. или 7 октября 2002 г. в г. Кишиневе. Примером двустороннего соглашения является Договор между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, подписанный 20 октября 1992 г.

Экстрадиция возможна лишь тогда, когда совершенное лицом деяние преступно и наказуемо в обоих государствах. Государство может требовать выдачи в тех случаях, когда преступник является его гражданином или когда преступление совершено на его территории.

Можно выделить следующие разновидности выдачи преступников:

а) выдача обвиняемого в совершении преступления для привлечения его к уголовной ответственности;

б) выдача осужденного по требованию государства, где был осужден преступник, для приведения приговора в исполнение;

в) передача осужденного иностранным государством для отбывания наказания государству, гражданином которого он является, или государству, на территории которого совершено преступление;

г) временная выдача лица, которое привлечено к уголовной ответственности за другое преступление на территории запрашиваемого государства, для проведения соответствующих действий по уголовному делу с последующим возвращением лица обратно;

д) повторная выдача, если ранее выданное лицо уклонилось от уголовного преследования и вновь возвратилось на территорию выдавшего его государства.

Требование о выдаче преступника должно основываться на факте возбуждения уголовного преследования в отношении данного лица и может быть удовлетворено при наличии ряда условий. В частности, совершенное лицом преступление должно быть предусмотрено договором, считаться преступлением по законодательству обеих сторон (требуется совпадение составов преступления, а не их наименований).

В соответствии со статьей 12 Конституции Республика Беларусь может предоставлять право убежища лицам, преследуемым в других государствах за политические, религиозные убеждения или национальную принадлежность. Предоставление убежища иностранным гражданам или лицам без гражданства — это суверенное право Республики Беларусь, соответствующее принципам международного права.

2. 4. Действие уголовного закона во времени

Для правильного применения уголовного закона необходимо точно установить время совершения преступления и закон, который в этот момент действовал.

В ч.1 ст. 9 УК формулируется общее правило: «Преступность и наказуемость деяния определяется законом, действовавшим во время совершения этого деяния». Далее закон указывает: «Временем совершения деяния признается время осуществления общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий». Так, если убийство было совершено путем отравления, то временем совершения преступления будет день, когда виновный ввел отравляющее вещество в организм потерпевшего, а не день его смерти. В том случае, если закон обрисовывает преступление как ряд взаимосвязанных действий, то временем совершения преступления будет день совершения последнего из необходимых действий. Если преступление не было доведено до конца по причинам, не зависящим от воли виновного (был задержан гражданином при попытке совершить преступление), момент неудавшегося преступного посягательства и будет временем совершения преступления. Для соучастников преступления (организатора, подстрекателя, пособника, исполнителя), действовавших в разное время, день (время) совершения преступления определяется раздельно с учетом времени выполнения ими своей роли в совместном совершенном преступлении.

Необходимым условием применения уголовного закона является точное установление времени введения его в действие. Момент вступления закона в силу связан с его обнародованием. В соответствии с ч.5 ст. 104 Конституции Республики Беларусь и ст. 65 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. “О нормативных правовых актах Республики Беларусь” законы вступают в силу на всей территории Республики Беларусь одновременно по истечении десяти дней после их официального опубликования. В случае разновременного опубликования в нескольких официальных изданиях десятидневный срок исчисляется с даты первоначального опубликования. Моментом истечения срока и вступления закона в силу будет наступление 24 часов десятого дня (день опубликования не считается).

Иной порядок вступления уголовного закона в силу может определить сам законодатель. Так, действующий УК, был подписан Президентом Республики Беларусь 9 июля 1999 г., а введен в действие с 1 января 2001 г. Значительные сроки, устанавливаемые для введения в действие уголовных кодексов, обусловлены необходимостью приведения в соответствие с новым Уголовным кодексом законодательства в иных отраслях права, а также подготовительной работы по переходу на практическое использование нового уголовного закона.

Уголовный закон прекращает свое действие в результате его отмены или замены иным законом. Возможны ситуации, когда уголовный закон утрачивает силу в связи с истечением срока действия или в связи с отпадением обстоятельств, вызвавших его принятие (в настоящее время таких законов нет).

Таким образом, вопрос о том, какой закон подлежит применению, решается путем сопоставления момента вступления уголовного закона в силу и времени совершения преступления. Если преступление совершено после вступления в силу нового уголовного закона, то применяется этот закон, если преступление совершено ранее, то применяется прежний уголовный закон. Таково общее правило. Но из него есть важное исключение.

В части 6 статьи 104 Конституции Республики Беларусь утверждается: «Закон не имеет обратной силы, за исключением случаев, когда он смягчает или отменяет ответственность граждан».

Развивая конституционное положение, ч. 2 ст. 9 УК гласит:

«Закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость. Со дня вступления в силу закона, устраняющего преступность деяния, соответствующее деяние, совершенное до его вступления в силу, не считается преступным. Если новый уголовный закон смягчает наказуемость деяния, за которое лицо отбывает наказание, суд назначает наказание в соответствии с санкцией нового уголовного закона...»

Обратная сила уголовного закона — это распространение положений нового уголовного закона на деяния, совершенные до вступления его в силу.

Требования ч.2 ст. 9 УК являются проявлением принципов справедливости и гуманизма, исключающих ответственность лица по уголовному закону, действовавшему во время совершения деяния, поскольку новый закон устраняет преступность и наказуемость данного деяния вообще либо смягчает наказание за его совершение.

При решении вопроса о том, является ли новый уголовный закон более мягким, необходимо всесторонне сравнить новый и прежний законы по всем параметрам. В частности, закон будет более мягким, если:

а) уменьшает максимальный или минимальный пределы наказания;

б) при неизменном основном наказании обязательное дополнительное наказание заменяет факультативным;

в) уменьшает верхнюю или нижнюю границу дополнительного наказания либо вводит более мягкий вид дополнительного наказания;

г) вообще отказывается от дополнительного наказания;

д) вводит альтернативную санкцию, позволяющую применить более мягкий вид наказания, чем прежний закон.

Более мягким признается закон, предусматривающий уголовную ответственность при наличии смягчающих обстоятельств.

Конкретизируя положения об обратной силе уголовного закона, ч. 3 ст.9 УК указывает: «Закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, совершившего это деяние, обратной силы не имеет».

Все рассмотренные положения ст. 9 УК согласуются с требованиями ч.1 ст. 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., где сказано: «Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника».

В тех случаях, когда со времени совершения преступления до дня рассмотрения дела в суде уголовное законодательство изменялось неоднократно, возникает вопрос о возможности применения «промежуточного уголовного закона». Часть 4 ст. 9 УК 1999 г. устанавливает следующее правило: «Если действующий во время совершения преступления уголовной закон был отменен или изменен уголовным законом, устраняющим преступность деяния, смягчающим наказание или иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступления, но ко времени расследования уголовного дела или рассмотрения дела в суде вступил в силу иной более строгий уголовный закон, применению подлежит наиболее мягкий промежуточный закон».

2.5. Толкование уголовного закона

Практическая реализация каждой нормы уголовного закона требует выявления ее действительного смысла и раскрытия ее назначения. Это обеспечивает точное и единообразное понимание и применение уголовного закона, устранение неясностей и возможных ошибок при его реализации, что является предпосылкой законности. В части 2 статьи 3 УК подчеркивается, что нормы уголовного закона подлежат строгому толкованию.

Уяснению содержания норм уголовного закона в значительной мере способствуют разъяснения отдельных терминов в статье 4 УК, законодательные дефиниции (например, ч.1 ст.13, ч.1 ст.14, ч.1 ст.15, ч. 1 ст.16 УК), многочисленные примечания к разделам, главам и отдельным статьям Особенной части кодекса.

Толкование уголовного закона – это деятельность органов правосудия, должностных лиц, ученых и отдельных граждан по установлению содержания норм уголовного права. Толкование необходимо в процессе правотворческой деятельности, при осуществлении правосудия, реализации норм уголовного права субъектами права, в научной деятельности, при изучении уголовного права студентами. Толкование уголовного закона различают по приемам, объему, субъекту и юридическим последствиям.

По приемам выделяют грамматическое, систематическое, историческое, логическое толкование.

Грамматическое (текстовое, или филологическое) толкование основывается на анализе смысла отдельных слов нормы, построения фраз, расстановки знаков препинания и т.д. Для усвоения смысла закона иногда требуется морфологический, этимологический и синтаксический разбор его текста.

Систематическое толкование основывается на установлении связей и взаимозависимостей толкуемой нормы с другими, близкими по содержанию нормами и правовыми институтами, на определении места, занимаемого определенной нормой в структуре Уголовного кодекса. Так, сопоставляя содержание статьи 185 УК “Принуждение” с другими нормами Особенной части Уголовного кодекса, предусматривающими разновидности преступного принуждения, можно сделать вывод о том, что состав преступления, предусмотренного статьей 185 УК, является родовым и к нему нужно обращаться лишь в тех случаях, которые не охватываются специальными нормами, формулирующими видовые составы данного преступления.

Историческое толкование позволяет понять содержание уголовного закона путем анализа социального значения нормы с учетом намерения законодателя и общественно-политических обстоятельств, обусловивших ее принятие. Этот вид толкования, в частности, предполагает изучение исторической ситуации, предшествовавшей и сопутствовавшей принятию толкуемой нормы, текста законопроекта (его вариантов), результатов обсуждения проекта в специальных комиссиях, содержания докладов и выступлений в прениях на заседаниях Парламента.

Логическое толкование — это использование законов формальной логики для выяснения смысла уголовно-правовой нормы в целом или частично. Этот прием применяется и при других способах толкования уголовного закона.

В результате толкования действительное содержание нормы может быть определено с различной степенью соответствия словесной формулировке закона. В зависимости от “объема” толкования выделяют буквальное, ограничительное и распространительное толкования.

Буквальное толкование заключается в трактовке положений закона строго в соответствии с его текстом, согласно “букве закона”. Толкование в этом объеме должно являться типичным для судебной практики и науки уголовного права.

Ограничительное толкование имеет место в тех случаях, когда смысл нормы понимается уже содержания текста статьи Уголовного кодекса. Например, п.2 ч.2 ст. 139 УК предусматривает более строгую ответственность за убийство «лица, находящегося в беспомощном состоянии». Судебная практика пришла к правильному выводу: лицо, находящееся в состоянии естественного сна, не должно рассматриваться как находящееся в беспомощном состоянии.

Распространительное (расширительное) толкование заключается в более широком понимании смысла нормы, чем это следует из текста статьи Уголовного кодекса. Так, ст. 175 УК “Уклонение детей от содержания родителей” при буквальном толковании ведет к выводу о том, что субъектами преступления могут быть только дети потерпевших. Однако приемы систематического и логического толкования позволяют включить в круг ответственных лиц – усыновленных (удочеренных).

Распространительное толкование должно применяться в исключительных случаях, на основании скрупулезного анализа текста закона. Существует опасность, что под видом распространительного толкования будет осуществляться применение уголовного закона по аналогии, что прямо запрещено в ч. 2 ст. 3 УК.

Толкование уголовного закона различается и в зависимости от того, какой орган, какое лицо дают разъяснение. По субъекту выделяют легальное, аутентическое, судебное и доктринальное толкования.

Легальное толкование дается органом, который в соответствии с законом наделен правом толкования закона. Видом легального толкования является аутентическое толкование, которое дается органом, принявшим закон (аутентический — исходящий из первоисточника). В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 97 Конституции Республики Беларусь право легального толкования законов предоставлено Палате представителей Национального собрания.

Судебное толкование дается уголовному закону в процессе его применения и обобщения судебной практики. Следует различать судебное толкование, даваемое в приговорах, определениях и постановлениях судов всех инстанций по конкретным уголовным делам. Такое толкование обязательно лишь в отношении конкретного уголовного дела. Иной характер имеют разъяснения в постановлениях Пленума Верховного Суда Республики Беларусь по вопросам применения законодательства, в том числе и уголовного. Эти разъяснения являются обязательными для всех судов, иных органов и должностных лиц при применении ими уголовного закона.

Доктринальное (научное) толкование уголовного закона дается научными учреждениями, учеными в монографиях, учебниках, комментариях к закону, научных статьях и иных публикациях, в лекциях. Доктринальное толкование учитывается в правотворческой деятельности, способствует повышению эффективности уголовного законодательства и практики его применения, содействует формированию у населения правосознания.

В зависимости от юридических результатов, к которым приводит толкование уголовного закона, выделяют официальное и неофициальное толкования.

Официальное толкование имеет директивный характер, оно обязательно для исполнения и дается уполномоченным на то органом в специальном акте (так, постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь о судебной практике по уголовным делам той или иной категории адресовано конкретному кругу органов и должностных лиц). Официальным является легальное и судебное толкование. Оно бывает нормативным и казуальным. Нормативное толкование обязательно для всех органов и должностных лиц, подведомственных органов, осуществляющих толкование, и распространяется на весь круг случаев, предусмотренных толкуемой уголовно-правовой нормой. Это обеспечивает правильное и единообразное применение закона. Казуальное толкование — это официальное разъяснение уголовно-правовой нормы, даваемое судом или иными компетентными органами и должностными лицами по поводу рассмотрения конкретного уголовного дела.

Неофициальное толкование дается в виде рекомендаций, советов, комментариев практическими работниками и другими лицами. Разновидностью неофициального толкования является доктринальное толкование.

Литература:

  1.  Барков А.В. Концептуальные основы Уголовного кодекса Республики Беларусь 1999 года. // Юстиция Беларуси. – 1999.  № 4. – С. 23-28.
  2.  Барков А.В. Уголовный кодекс Республики Беларусь: пять лет в действии. // Юстиция Беларуси. – 2005.  № 12. – С. 2933.
  3.  Барков А., Лукашов А. К вопросу об обратной силе уголовного закона // Судовы веснiк. — 1997. — № 3. — С.14-15.
  4.  Барков А. Обратная сила норм Особенной части Уголовного кодекса Республики Беларусь // Судовы веснiк. — 2001. — № 2. — С.30-31.
  5.  Бойцов А.И. Действие уголовного закона во времени и пространстве. — СПб, 1995.
  6.  Врублевская Н.Г. Методика определения уголовного закона, имеющего обратную силу // Судебная практика в контексте принципов законности и права: сб. науч. тр. / редкол.: В.М.Хомич (гл. ред.) [и др.].– Минск: Тесей, 2006. С.103-112.
  7.  Марчук В. Структура уголовно-правовой нормы. // Право и демократия: сб. науч. тр. Вып. 17 / редкол.: В.Н. Бибило (гл. ред) [и др.]. – Минск: БГУ, 2006. – с.164-175.
  8.  Марчук В. Применение уголовного закона на основании принципа гражданства. // Судовы веснік. – 2007. – № 2. – Судовы веснік. - 2007. - № 2. - С. 48-51. С. 48-51.
  9.  Якубов А.Е. Обратная сила уголовного закона: некоторые проблемы совершенствования Уголовного кодекса РФ. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2003.
  10.  О дипломатических сношениях: Венская конвенция ООН от 18 апреля 1961 г. // Сборник постатейных материалов к Уголовному кодексу Республики Беларусь. — Минск, 1996. — С.9-12.
  11.  О консульских сношениях: Венская конвенция ООН от 24 апреля 1963 г. // Сборник постатейных материалов к Уголовному кодексу Республики Беларусь. — Минск, 1996. — С.12-15.

Дубовец П.А.

ТЕМА 3. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

3.1 Понятие и признаки преступления

Понятие преступления связано с появлением в человеческом обществе государства и права. Возникнув, государство в издаваемых им правовых нормах устанавливает, какие деяния являются преступными и какие меры наказания должны применяться за их совершение. Конечно, еще задолго до появления государства, при первобытнообщинном строе отдельные члены общины совершали действия, которые противоречили существовавшим в ней нормам поведения, обычаям и нравам. К этим членам общества применялись такие меры воздействия как изгнание из общины, различные виды ограничения свободы и другие, которые, однако, не являлись уголовным наказанием. Иначе говоря, преступное поведение как социальное явление возникло и существовало задолго до появления государства и права, а также самого понятия преступления.

Понятие преступлений в разных государствах с момента его возникновения в значительной мере различалось, как отличались и наказания, применяемые за их совершение. Это обусловливалось различными социальными условиями жизни людей, обычаями и традициями. В течение всей истории человеческого общества понимание преступного менялось, поскольку изменялись социальные условия жизни людей. В рабовладельческом и феодальном государствах понятие преступного отражало в своей основе классовые, а не общесоциальные интересы. И лишь с эпохи буржуазных революций понятие преступления устойчиво приобретает общесоциальное содержание.

В разных странах социальные условия жизни людей с их противоречиями, традициями, обычаями не являются одинаковыми, поэтому признание тех или иных конкретных деяний преступными в них также разнится. Например, в Египте признается преступлением собирание окурков на улицах, а в Нигерии — нарушение неписаных семейных законов, выражающихся в непочтительности или неповиновении страшим членам своей семьи.

Преступление не только уголовно-правовое, но и социальное понятие. Преступление социально, потому что оно совершается в обществе и посягает на существующий в нем правопорядок. К тому же преступление совершает человек — член данного общества. В принципе социальны в конечном итоге и причины совершаемых преступлений. Ими выступают различные противоречия, другие негативные явления, присущие данному обществу.

С понятием преступления тесно взаимосвязано такое понятие, как преступность. Эти понятия хотя и близки между собой, однако не являются тождественными. Преступление — это единичный акт поведения человека, который уголовный закон признает преступным. Преступность же — это совокупность всех совершенных преступлений в конкретном обществе за определенный период времени. Они соотносятся между собой как единичное и общее.

В УК Беларуси понятие преступления раскрывается в ч.1 ст.11. В ней говорится: “Преступлением признается совершенное виновно общественно опасное деяние (действие или бездействие), характеризующееся признаками, предусмотренными настоящим Кодексом и закрепленное им под угрозой наказания”. Как это вытекает из данного определения, закон называет четыре признака преступления: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость.

Общественная опасность как признак преступления заключается в опасности деяния для общественных отношений, в причинении или угрозе причинения им определенного вреда. В концентрированном виде эти общественные отношения перечислены в ст.2 УК, в которой предусматривается, что УК Беларуси имеет задачей охрану мира и безопасности человечества, человека, его прав и свобод, собственности, прав юридических лиц, природной среды, общественных и государственных интересов, конституционного строя Республики Беларусь, установленного правопорядка от преступных посягательств. Общественная опасность преступления, хотя и не поддается чувственному восприятию, существует объективно, независимо от нашего сознания и может быть познана путем выяснения вредного влияния данного деяния для нормального функционирования общественных отношений.

Характер и степень общественной опасности того или иного преступления определяется, прежде всего, его объектом, то есть теми общественными отношениями, на которые посягает общественно опасное деяние. Чем важнее защищаемые уголовным законом общественные отношения, тем выше общественная опасность данного преступления. Так, преступления против государства (ст.356-361 УК) более общественно опасны, чем преступления против правосудия или порядка управления. Убийство более общественно опасно, чем причинение телесных повреждений любой тяжести.

Степень общественной опасности преступления во многом зависит от объективных признаков преступления и, прежде всего, от того ущерба, который причиняется или может быть причинен общественным отношениям преступлением. Чем больший вред причиняется (или создается угроза причинения такого вреда), тем выше общественная опасность преступления. Так, хищение имущества в крупном размере, совершенное путем кражи, значительно более опасно, чем простая кража. На степень общественной опасности влияют и такие объективные признаки как способ, место, время, обстановка совершения преступления. Например, незаконная охота с применением транспортных средств (ч.3 ст.282 УК) более общественно опасна и строже карается законом, чем незаконная охота без использования таких средств (ч.1 ст.282 УК).

Существенно влияют на общественную опасность и субъективные признаки: вина, мотив и цель. Так, общественная опасность умышленного тяжкого телесного повреждения (ч.1 ст.147 УК) значительно выше, чем неосторожного тяжкого телесного повреждения (ст.155 УК). Убийство из корысти или из хулиганских побуждений (п.12 и 13 ч.2 ст.139 УК) более опасно, чем убийство при отсутствии вышеуказанных мотивов (ч.1 ст.139 УК).

Характер и степень общественной опасности преступления находит свое юридическое выражение в санкциях статей Особенной части УК. Так, за преступления особой общественной опасности предусмотрены наказания в виде лишения свободы на длительные сроки или даже — смертная казнь. Преступления, не представляющие большой общественной опасности, согласно УК наказываются лишением свободы на непродолжительные сроки, исправительными работами, штрафом либо другими более мягкими мерами наказания.

Общественная опасность — признак любого преступления. Отсутствие ее означает, что совершенное деяние не может быть признано преступлением. Часть 4 ст.11 УК гласит: “Не является преступлением действие или бездействие, хотя формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не обладающее общественной опасностью, присущей преступлению. Малозначительным признается деяние, которое не причинило и по своему содержанию и направленности не могло причинить существенного вреда охраняемым уголовным законом интересам”. Будет отсутствовать общественная опасность и, следовательно, преступление, например, в случаях тайного похищения малоценных вещей (карандаша, коробка спичек и т.д.), хотя формально здесь имеются все признаки преступления, предусмотренного ст.205 УК. При определении того, является ли деяние малозначительным, учитывается не столько причиненный фактически вред, как направленность действий лица на причинение малозначительного вреда.

Во многих случаях малозначительные деяния могут быть общественно опасными с точки зрения административного, трудового или гражданского права и поэтому влечь за собой применение соответствующих мер воздействия. С точки же зрения уголовного права малозначительные деяния не представляют общественной опасности, свойственной именно преступлению. Поэтому-то в ч.1 ст.1 УК Беларуси и предусмотрено, что “Уголовный кодекс Республики Беларусь определяет, какие общественно опасные деяния являются преступлениями, закрепляет основания и условия уголовной ответственности, устанавливает наказания и иные меры уголовной ответственности, которые могут быть применены к лицам, совершившим преступления”. Из закона вытекает, что не все общественно опасные деяния признаются преступными, а только такие, которые представляют общественную опасность в уголовно-правовом смысле.

Другим признаком преступления является противоправность общественно опасного деяния. Противоправность как признак преступления означает, что данное деяние (действие или бездействие) запрещено уголовным законом под страхом применения уголовного наказания. Одни уголовно-правовые нормы Особенной части УК запрещают совершать определенные действия (например, тайное похищение имущества — кражу, ст.205 УК), другие же — обязывают лицо выполнять указанные в законе действия, а несовершение таких действий влечет уголовную ответственность (например, неоказание помощи больному, ст.161 УК). Уголовная противоправность (противозаконность) деяния выражается в том, что оно нарушает запрещение, предусмотренное в уголовном законе, совершать (или не совершать) действие, которое причиняет или способно причинить значительный ущерб общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Ни одно деяние не может быть признано преступлением, если оно не предусмотрено уголовным законом. В УК Беларуси дан исчерпывающий перечень преступлений.

Третий признак преступления — виновность — предусмотрен не только в ч.1 ст.11 УК, но и в п.5 ст.3 УК, где устанавливается, что уголовной ответственности подлежит только лицо, виновное в совершении преступления. Данный признак преступления выражается в том, что общественно опасное деяние совершается лицом умышленно или по неосторожности, то есть виновно.

Ни одно деяние, какую бы общественную опасность оно не представляло и какие бы тяжкие последствия им не были вызваны, не может быть признано преступлением, если оно совершено невиновно, поскольку уголовное право Республики Беларусь (ст.3 и 11 УК) исключают объективное вменение, то есть ответственность за совершенное общественно опасное деяния без вины. Лицо совершает общественно опасное, предусмотренное уголовным законом деяние без вины тогда, когда оно не сознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Уголовная ответственность в таких случаях исключается, а совершенное деяние не может рассматриваться как преступление.

Понятие преступления немыслимо без наказания. Поэтому четвертым признаком преступления является наказуемость. В части 1 ст.1 УК предусмотрено, что уголовное законодательство устанавливает наказания и иные меры уголовной ответственности, подлежащие применению к лицам, совершившим преступления. Конкретные наказания за совершение того или иного преступления предусмотрены в санкциях статей Особенной части УК. Виды и размеры наказаний в них зависят от общественной опасности преступления.

Наказуемость как признак преступления вовсе не означает, что абсолютно во всех случаях совершение общественно опасного деяния должно влечь за собой применение наказания. Наказание как составная часть уголовной ответственности имеет своей целью исправление лица, совершившего преступление. Поэтому в тех случаях, когда эта цель может быть достигнуты иными мерами уголовной ответственности, отпадает и необходимость в реальном применении уголовного наказания. Уголовный кодекс предусматривает альтернативную наказанию систему мер уголовной ответственности, когда цели ответственности могут быть достигнуты без реального применения наказания, предусмотренного санкцией статьи, устанавливающей ответственность за данное преступление. Система применения таких мер уголовной ответственности регламентируется главой 11 УК, а также ст.117 УК. Тем не менее, каждое преступление, предусмотренное санкцией Особенной части УК определяется через наказуемость соответствующего преступления.

Таким образом, преступление можно определить как общественно опасное, уголовно-противоправное, виновное и наказуемое деяние, посягающее на охраняемые уголовным законом общественные отношения.

Данное определение преступления является формально-материальным, поскольку оно, с одной стороны, включает в себя формальный признак, указывающий на то, что деяние уголовно-противоправно, запрещено уголовным законом, а, с другой стороны, содержит материальный признак, который характеризует деяние как общественно опасное, то есть причиняющее или способное причинить вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

В уголовном законодательстве большинства зарубежных стран дается формальное определение преступления, в котором указывается, что преступлением признается такое деяние, которое запрещено уголовным законом. Так, § 1 ст.1 УК Республики Польша устанавливает: «Уголовной ответственности подлежит лишь лицо, которое совершило деяние, запрещенное под угрозой наказания законом, действовавшим во время его совершения». Из содержания данной нормы вытекает, что при определении преступления есть указание лишь на один признак — формальный (уголовную противоправность деяния).

3.2 Отличие преступления от других правонарушений

Преступление представляет собой особый вид правонарушения. Оно отличается от административных, дисциплинарных и иных правонарушений специфическими, присущими только ему признаками.

Все правонарушения — общественно опасны. Поэтому они признаны законом правонарушениями и за их совершение предусмотрены соответствующие меры воздействия. Однако степень общественной опасности преступления и других правонарушений различна. Преступлению присуща большая общественная опасность, чем любому иному правонарушению. Большая общественная опасность преступления по сравнению с другими правонарушениями обусловливается целым рядом объективных и субъективных признаков.

На степень общественной опасности правонарушения значительное влияние оказывает причиненный вред. Для преступления характерно причинение общественно опасным деянием существенного (значительного) вреда. Так, самовольные действия, не причинившие существенного вреда гражданам либо предприятиям, учреждениям или организациям, образуют административное правонарушение (ст. 23.39 КоАП). Эти же действия, причинившие существенный вред правам и законным интересам граждан либо государственным и общественным интересам, являются преступлением (ст.383 УК). Иногда правонарушение признается преступлением только тогда, когда причинен крупный или особо крупный ущерб. Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности, повлекшее причинение ущерба в особо крупном размере, рассматривается как преступление (ст.219 УК), а те же действия, не повлекшие указанных последствий, могут влечь за собой применение административных мер воздействия.

Степень общественной опасности зависит во многих случаях от способа, места, времени и обстановки совершения общественно опасного деяния. Например, в соответствии со ст.404 УК принуждение свидетеля, потерпевшего или эксперта к отказу от дачи показаний или заключения либо к даче ложных показаний или заключения является преступлением, если при этом имела место угроза убийством, насилием, уничтожением или повреждением имущества, распространения клеветнических или оглашения иных сведений, которые это лицо желает сохранить в тайне либо подкуп свидетеля, потерпевшего или эксперта с той же целью. Принуждение же свидетеля, потерпевшего или эксперта к отказу от дачи показаний или заключения либо к даче ложных показаний или заключения иными не указанными в законе способами не является преступлением и может влечь лишь административную, дисциплинарную или гражданскую ответственность в зависимости от вида правонарушения, определяемого конкретными обстоятельствами дела.

Степень общественной опасности деяния значительно повышается, когда оно совершается повторно, неоднократно или систематически. Поэтому некоторые деяния, совершенные впервые, представляют собой административное или другое правонарушение, а если же они совершены повторно (неоднократно, систематически), то законодатель рассматривает их как преступление. Так, умышленное незаконное пересечение государственной границы Республики Беларусь, совершенное впервые, является административным правонарушением (ст.23.29 КоАП). В случаях же совершения его повторно в течение года после наложения административного взыскания за такое же деяние, оно признается преступлением и влечет уголовную ответственность по ст.371 УК.

Значительное влияние на степень опасности деяния оказывают и субъективные признаки. В некоторых случаях деяние признается преступлением лишь тогда, когда оно совершено умышленно. Совершение же такого деяния по неосторожности образует иное правонарушение. Так, причинение легкого телесного повреждения, повлекшего кратковременное расстройство здоровья, является преступлением только тогда, когда оно совершено умышленно (ст.153 УК). Причинение таких же телесных повреждений по неосторожности не является преступлением.

Преступление во всех случаях без исключения — это виновное деяние. Без вины нет преступления. Абсолютное большинство других правонарушений также предполагают наличие вины. Однако в некоторых случаях за деяния, совершенные без вины, наступает ответственность. Например, за вред, причиненный источником повышенной опасности, наступает гражданско-правовая ответственность и при отсутствии вины.

Совершение преступления возможно только физическим вменяемым лицом, достигшим определенного возраста (16 лет, а некоторые преступления с 14 лет). Субъектами других же правонарушений могут быть не только физические, но и юридические лица.

Преступление отличается от других правонарушений и своими юридическими последствиями. Осуждение лица за совершенное преступление влечет за собой судимость, которая связана с различными ограничениями, предусмотренными уголовным законом. Таких последствий для лица, совершившего иное правонарушение, не наступает.

3. 3 Классификация преступлений

Классификация преступлений на группы возможна на основании различных критериев. Такими критериями могут быть характер и степень общественной опасности преступного деяния,  форма вины, объект посягательства.

Все преступления по характеру и степени общественной опасности действующий УК Беларуси (ст.12) подразделяет на: 1) преступления, не представляющие большой общественной опасности; 2) менее тяжкие преступления; 3) тяжкие преступления; 4) особо тяжкие преступления.

К преступлениям, не представляющим большой общественной опасности, УК относит как умышленные, так и неосторожные преступления, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше двух лет или иное более мягкое наказание.

Менее тяжкими преступлениями, согласно УК, являются умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не свыше шести лет, а также преступления, совершенные по неосторожности, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет.

К тяжким преступлениям УК относит только умышленные преступления, за которые законом предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не свыше двенадцати лет.

Особо тяжкими преступлениями УК считает умышленные преступления, за совершение которых законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двенадцати лет, пожизненное заключение или смертная казнь.

Классификация преступлений по характеру и степени общественной опасности имеет важное значение для применения уголовного закона и его институтов, дифференциации уголовной ответственности и наказания. Так, в соответствии с ч.2 ст.13 УК приготовление к совершению преступления, не представляющего большой общественной опасности, не влечет уголовной ответственности. При определении понятия особо опасного рецидива учитывается только судимость за тяжкие и особо тяжкие преступления (ч.3 ст.43 УК). За лицами, имеющими судимость за тяжкое или особо тяжкое преступления, после отбытия наказания осуществляется профилактическое наблюдение (ч.1 ст.81 УК). Тяжесть совершенного преступления учитывается при определении окончательного наказания за совокупность преступлений (ст.72 УК). В соответствии со ст.77, 78 и 79 альтернативные меры уголовной ответственности, предусмотренные указанными статьями УК, не применяются в случае совершения лицом тяжкого или особо тяжкого преступления. Наконец, классификационная тяжесть совершенного преступления, закрепленная ст.12 УК, учитывается при определении продолжительности судимости (осуждения).

В зависимости от формы вины все преступления в УК подразделяются на умышленные, неосторожные и преступления, которые могут быть совершены и умышленно, и по неосторожности. Абсолютное большинство преступлений совершается только умышленно. К ним, например, относятся преступления против государства (ст.356-361 УК) и все виды хищения имущества (ст.205-212 УК). Некоторые из преступлений совершаются только по неосторожности. Например, ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению безопасности жизни и здоровья детей (ст.165 УК), служебная халатность (ст.426 УК) и др. Уголовный кодекс знает преступления, которые могут совершаться как при наличии умышленной, так и неосторожной вины. Так, нарушение правил обращения с радиоактивными материалами (ч.1 ст.325 УК) является преступлением, если такие действия совершены умышленно или по неосторожности.

В соответствии со ст.97 УК отнесение преступления к умышленному или неосторожному имеет значение при определении продолжительности судимости. Так, при осуждении лица к наказанию за неосторожное преступление судимость ограничивается временем отбывания (исполнения) назначенного наказания, а при осуждении к наказанию за неосторожное преступление — продолжается известное время после отбытия (исполнения) наказания.

По родовому объекту посягательства УК подразделяет все преступления на: против мира и безопасности человечества (ст.122-131 УК); против законов и обычаев ведения войны (ст.132-138 УК); против жизни и здоровья (ст.139-165 УК); преступления против половой неприкосновенности и половой свободы (ст.166-171 УК); против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних (ст.172-180 УК); против личной свободы, чести и достоинства (ст.181-189 УК); против конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст.190-204 УК); против собственности (ст.205-220 УК); против порядка осуществления экономической деятельности (ст.221-262 УК); против экологической безопасности и природной среды (ст.263-284 УК); против общественной безопасности (ст.285-308 УК); против безопасности движения и эксплуатации транспорта (ст.309-321 УК); против здоровья населения (ст.322-338 УК); против общественного порядка и общественной нравственности (ст.339-348 УК); против информационной безопасности (ст.349-355 УК); против государства (ст.356-361 УК); против порядка управления (ст.362-387 УК); против правосудия (ст.388-423 УК); против интересов службы (должностные) — ст.424-433 УК и против военной службы (ст.434-465 УК). Все главы Особенной части УК, за исключением должностных преступлений, имеют свой родовой объект. Лишь должностные преступления выделены в самостоятельную главу, исходя также и из особенностей субъекта (должностное лицо). В свою очередь преступления, помещенные в той или иной главе, можно подразделить на самостоятельные группы в зависимости от непосредственного объекта посягательства. Так, преступления, предусмотренные в главе 19 (ст.139-165 УК), можно подразделить: на преступления против жизни, против здоровья и т.д.

Литература:

  1.  Дурманов Н.Д. Понятие преступления. — М., 1948;
  2.  Пионтковский А.А. Учение о преступлении. — М., 1961;
  3.  Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. — М., 1969;
  4.  Фефелов П.А. Общественная опасность преступного деяния и основания уголовной ответственности. Основные методологические проблемы. — М., 1972;
  5.  Кривоченко Л.Н. Классификация преступлений. — Харьков, 1979;
  6.  Прохоров В.С. Преступление и ответственность. — Л., 1981;
  7.  Основания уголовно-правового запрета. Криминализация и декриминализация. — М., 1982;
  8.  Ковалев М.И. Понятие преступления в советском уголовном праве. — Свердловск, 1987;
  9.  Карпец И.И. Преступность: иллюзии и реальность. — М., 1992; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Часть общая. — М., 1994.

Ахраменка Н. Ф.

ТЕМА 4. СОСТАВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

4.1. Понятие и значение состава преступления

Реализация принципов законности и субъективного вменения немыслимы без точного определения преступления путем перечисления всех составляющих его элементов и неотъемлемых признаков, отсутствие которых делает недопустимым привлечение лица  к уголовной ответственности. В результате научных изысканий европейских, в том числе и российских юристов, был сделан вывод, что   всякое преступление характеризуется наличием четырех составных взаимосвязанных частей: явления, на которое направлено преступное посягательство, преступника,  внешней и внутренней стороны его деяния. Речь идет о конструкции, получившей наименование состав преступления.

Понятием состав преступления широко оперирует уголовно-процессуальное законодательство Республики Беларусь. Из анализа постановлений  пленумов Верховного Суда, приговоров судов по рассмотренным ими  уголовным делам видно, что понятие  «состав преступления» используется для установления наличия в действиях лица признаков конкретного  вида преступления, предусмотренного уголовным законом.

Как определенный правовой институт состав преступления известен законодательству и признается юридической практикой большинства стран континентальной правовой системы. В уголовном законодательстве России, члена Союзного государства, понятие состава преступление упомянуто в статье 8 УК РФ.

Вместе с тем, в УК Республики Беларусь 1999 г. этого понятия не содержится, как впрочем, не было его и в УК 1960 г. Оно дается   отечественной  наукой уголовного права, исходя из законодательного определения основания и условий  уголовной ответственности, материально-формального понятия преступления и теоретического обобщения признаков конкретных преступлений, предусмотренных нормами Особенной части УК. Под составом преступления понимается совокупность установленных законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление. Общее понятие преступления, данное с части 1 статьи 11 УК, конкретных признаков, необходимых для уяснения сущностных характеристик разных преступлений, не содержит. Использование понятия «состав преступления» позволяет решить эту задачу.

Все входящие в состав преступления признаки общественно опасного деяния образуют целостную совокупность, интегративным свойством которой является однозначное обоснование вывода о том, что это, содеянное виновно общественно опасное деяние является преступлением. Реально совершенное преступление всегда характеризуется огромным количеством определенных внешних и внутренних примет, многие из которых безразличны для уголовного права. В качестве признаков состава преступления выступают только те обобщенные свойства, присущие и данному преступлению, которые имеют юридическое значение. Под элементом состава преступления понимают однородные группы значимых для уголовного закона признаков, описывающих преступление под одним углом зрения.

В составе преступления, рассматриваемом в данном случае как система, признаки перечисляются в определенной жестко заданной последовательности, поскольку  сгруппированы они применительно к его элементам. Состав преступления отражает характерные внутренние связи образующих его элементов. В соответствии с отечественной уголовно-правовой доктриной единую общую структуру всех преступлений, служащую остовом построения на этой основе состава конкретного преступления, образуют четыре группы признаков, характеризующие  объект, субъект, объективную и субъективную сторону преступления.

Объектом преступления признаются общественные отношения по поводу социальных благ, ценностей и интересов, преступное посягательство на которые  причинило им вред либо поставило под угрозу его причинения. В статье 2 УК о его задачах, в наименованиях разделов и глав  Особенной части УК дается перечень объектов, поставленных под охрану уголовного закона: мир и безопасность человечества, жизнь, здоровье человека, имущество,  социальные права и свободы личности, права юридических лиц, общественные и государственные интересы, правопорядок в целом. Указанные объекты уголовно-правовой охраны сами по себе ни признаками преступления, ни элементами его состава быть не могут. Суть преступления состоит в посягательстве на них. Объект преступления появляется только тогда, когда  преступлением ему причиняется вред. Таким образом, в объект преступления включают только те общественные отношения, которые подверглись вредным изменениям в результате преступного посягательства.

К признакам объекта преступления относятся потерпевший и предмет преступления. Под потерпевшим  понимается физическое лицо, которому предусмотренным уголовным законом деянием причинен физический, имущественный или моральный вред и признанное таковым в установленном законом порядке. Признание потерпевшего признаком объекта преступления обусловлено философским пониманием человека как носителя общественных отношений. Предметы материального мира, воздействием на которые причиняется вред объекту преступления, и с наличием которых закон в статьях Особенной части связывает наличие состава преступления,  принято называть   предметом преступления.

Объективную сторону образует совокупность описанных в диспозициях статей уголовного закона внешних признаков общественно опасного поведения. К ним относят само деяние в форме действия или бездействия, посягающее на тот или иной объект и причиненный им вред. Наступившие последствия должны находиться в  причинной связи с деянием виновного. К объективной стороне  относятся также внешние обстоятельства совершенного деяния: способ, орудия и средства, время, место, обстановка совершения преступления.

Субъект преступления описывается при помощи таких признаков физических свойств лица, совершившего преступление, как его возраст, психическое здоровье (вменяемость). Достаточно часто субъектом преступления выступает лицо, характеризующееся наличием специфического признака (специальный субъект.

Субъективная сторона  включает совокупность признаков, характеризующих  психическое отношение лица к совершенному преступлению. В нее входят вина в форме умысла или неосторожности, мотов, цель и эмоциональное состояние.

Составы конкретных преступлений охватывают своим признаками только оконченное преступление. Для квалификации  приготовления к преступлению, покушения на преступление, а также действий соучастников преступления (организатора, руководителя, подстрекателя и пособника) составы преступлений определяются положениями статей как Особенной, так и Общей части УК. Нормы Общей части (статьи  13, 14, 16 УК) содержат характеристику объективных и субъективных признаков указанных форм преступной деятельности, которая в сочетании с признаками составов  конкретных преступлений, предусмотренных статьями Особенной части, образует состав приготовления или покушения либо соучастия в каждом отдельном случае.

Выделение в составе преступления его отдельных элементов носит методологический характер и связано с необходимостью систематизации признаков при квалификации преступлений. В действительности объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона, являясь элементами одной системы – состав преступления –  органически взаимосвязаны и взаимодействуют между собой. Взаимодействие объекта и объективной стороны проявляется в  признаке вред. Объективная сторона является ничем иным, как актом поведения субъекта преступления, выразившемся в конкретном действии или бездействии, причинившем вред объекту. Субъективная и объективная стороны преступления неразрывно связаны, ибо человеческая деятельность всегда осознанна, изначально мотивированна и направляется волей деятеля. Более того, содержание  объективной стороны охватывается предвидением, являющимся одним из моментов вины, заключающемся и в осознании  общественной опасности деяния, и в предвидении преступных последствий, и в развитии причинной связи между ними. Признаки субъективной стороны в настоящее время могут быть установлены только в их внешнем проявлении, нашедшем отражение в признаках объективной стороны.  В негативном отношении субъекта к  поставленным под охрану уголовного закона социальным  ценностям, благам и интересам, проявившемся в преступном посягательстве на них, проявляется связь субъективной стороны и объекта преступления.

Таким образом, состав преступления представляет собой  законодательно закрепленную систему объективных и субъективных признаков, необходимых и достаточных для признания совершенного общественно опасного деяния  преступлением. Они необходимы, поскольку отсутствие любого их них исключает возможность обвинения лица в совершении преступления данного вида, а, следовательно, и привлечения к уголовной ответственности за него. Установления их совокупности достаточно, ибо  для предъявления лицу обвинения в совершении преступления нет необходимости добывать какие-либо дополнительные сведения о происшедшем.

Состав преступления как выражение признаков всех преступлений данной разновидности можно рассматривать как качественную информационную модель преступления определенного вида, закрепленную в уголовном законе. И признаки, содержащиеся в уголовно-правовой норме, и те, посредством которых описано конкретное преступное деяние, являются суждениями, представлениями о нем. Однако,   первые, как результат обобщения,  представляют собой более высокий уровень абстракции по сравнению с признаками конкретного преступления. Их соответствие следует понимать как вхождение  признаков единичного явления (преступления) в соответствующие группы признаков, содержащихся в норме права. И если каждый признак конкретного преступления входит в обобщенный признак состава,  то можно делать вывод, что в действиях лица имеется состав преступления. Ответственность наступает по точно установленной статье Особенной части  уголовного закона. В случае отсутствия хотя бы одного обязательного для данного состава преступления признака  возможность наступления уголовной ответственности по ней исключается. В соответствии с действующим уголовно-процессуальном законодательством  отсутствие в деянии состава преступления является препятствием для возбуждения уголовного дела и основанием прекращения производства по возбужденному, а равно основанием постановления оправдательного приговора (пункт  2 части  1 статьи  29, пункт  2 части  1 статьи 357 УПК).

Значение состава преступления предопределяется его социально-правовым содержанием и той ролью, которая отводится ему в  предупреждении  преступлений уголовно-правовыми методами. В первую очередь, оно состоит в том, что   состав преступления является юридическим основанием  уголовной ответственности. Помимо указанной роли состав преступления призван выполнять и другие функции: разграничительную, процессуальную и гарантийную.

Поскольку невозможно  представить ситуацию наличия в уголовном законе идентичных (одинаковых) преступлений, все включенные в него составы отличаются друг от друга хотя бы по одному признаку. Каждый признак состава преступления играет разграничительную роль, отделяя данный вид преступления от других, либо отграничивая преступление от иных правонарушений или общественно опасных деяний. Таким образом, вторая функция состава преступления  состоит в  обеспечении разграничения преступлений различных видов и категорий.

Процессуальная функция состава преступления заключается в установлении пределов, границ  расследования преступления,  в рамках которых оно производится. В ходе процесса уголовного преследования его органы должны  установить в содеянном наличие  всех элементов и признаков конкретного состава преступления, вменяемого лицу,  наличие которых необходимо и достаточно для привлечения его к уголовной ответственности.

Гарантийная функция состава преступления обеспечивает недопущение необоснованного привлечения к уголовной ответственности лица, в деянии которого не установлено состава преступления. Признаки состава  преступления,  будучи выясненными и доказанными добытыми данными, позволяют дать правильную уголовно-правовую оценку деянию, предрешают вопрос о пределах наказуемости преступного деяния определенного вида. Установление состава преступления является гарантией соблюдения законности, недопущения нарушения прав личности, ее свободы и неприкосновенности, гарантированных Конституцией Республики Беларусь.

Образующая состав преступления совокупность  необходимых и достаточных для привлечения лица к уголовной ответственности признаков содержится в уголовно-правовой норме.  Понятие последней как по объему, так и по содержанию является более широким, нежели состав преступления. Состав преступления не включает гипотезу нормы, за его пределами находится и санкция ее.  Следует сказать, что диспозиция уголовно-правовой нормы и диспозиция статьи (части статьи) Особенной части уголовного закона  тоже не совпадают. В диспозиции статьи описываются не все, а, как правило, отличительные  признаки объективной стороны преступления. Для формирования полного представления о составе преступления определенного вида необходимо выяснить содержание не описанных в диспозиции статьи объективных признаков, а также других признаков состава – объекта, субъекта, субъективной стороны. Для этого необходимо обратиться к  статьям Общей части УК. Кроме того, для уяснения признаков составов преступлений, сформулированных в нормах с  бланкетными или ссылочными  диспозициями, необходимо обращение к иным законодательным или нормативным актам не уголовно-правового характера или иным статьям Особенной части УК.

Системный анализ норм уголовного закона, положений, содержащихся в них, позволяет установить признаки составов преступления, отсутствующие в диспозициях статей особенной части.

Применительно к признакам объекта преступления – это их общий перечень (статья 2 УК).

Такие недостающие признаки объективной стороны, как внешнее проявление общественно опасного деяния – действие или бездействие– содержатся в части 1 статьи 11 УК; признаки неоконченной преступной деятельности – в  статьях 13, 14 УК;  признаки совершения преступления в соучастии – в статье 16 УК.

Возрастные признаки субъекта преступления – достижение определенного возраста (14 или 16 лет) – указаны в статье 27 УК; вменяемость, описанная через негативный признак невменяемость, – в статье 28 УК.

Признаки видов форм вины, характеризующие субъективную сторону преступления,  наличие которых в большинстве случаев подразумевается в  статьях Особенной части УК, – прямой и косвенный умысел, легкомыслие и небрежность – раскрыты соответственно в статьях 22 и 23 УК.

Объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона являются обязательными  элементами любого состава преступления. Они представлены  и во всех без исключения преступлениях, как фактах объективной реальности.

Преступление и состав преступления – близкие понятия. Преступлением признается лишь такое общественно опасное деяние, признаки которого указаны в законе. В своей совокупности они  содержат законодательную характеристику данного вида преступления. Закрепляя эти признаки, законодатель  закрепляет тем самым тот или иной вид преступления (кражу, убийство, получение взятки). Следовательно,  состав преступления является правовым понятием о преступлении определенного вида. Поэтому, говоря о каком-либо конкретном преступлении (мошенничестве, клевете и т.д.), имеют в виду признаки  преступлений данного вида, перечисленные в законе.

Вместе с тем преступление и состав преступления – понятия не тождественные. Преступление – это явление реальной действительности, обладающее множеством индивидуальных признаков. Состав преступления – это совокупность предусмотренных законом лишь наиболее существенных и типичных признаков, необходимых для признания данного общественно опасного деяния преступлением. Закрепляя эти признаки, законодатель абстрагируется  от отдельных случаев преступного деяния. Состав преступления ýже  описания всего преступления, поскольку состав преступления образует  лишь минимальная совокупность признаков общественно опасного деяния, предусмотренных законом, а преступление, совершенное в реальной действительности,  характеризуют не только эти, но и другие, не охватываемые составом объективные и субъективные признаки (обстановка, время, место, способ совершения преступления, особенности предмета посягательства, психическое и эмоциональное  состояние преступника и пр.).

Следовательно, конкретное преступление и его состав  соотносятся друг с другом как явление и понятие о нем. Преступление представляет собой явление общественной жизни, а состав преступления – правовое понятие об этом явлении. Как и всякое понятие оно отражает в себе лишь существенные и типичные признаки явления. Преступление, таким образом, как общественное явление всегда полнее юридического понятия о нем.

Кроме конкретного состава преступления как правового понятия о преступлении определенного вида в науке уголовного права существует общее понятие состава преступления как научной абстракции.  Оно тесно связано с общим понятием преступления, но опять же ему не тождественно, поскольку каждое из них по-своему определяет природу преступления. Общее понятие преступления указывает на признаки, свойственные всем видам преступлений, а общее понятие состава преступления – на признаки, обязательные для всех конкретных составов преступлений.  Общее понятие преступления характеризует сущность преступления как  общественно опасного и уголовно-противоправного деяния, а общее понятие состава преступления раскрывает общие черты юридической структуры конкретных составов преступлений, содержит характеристику их общих признаков.

Общее понятие преступления  отличается  также от конкретного состава преступления. Первое представляет собой обобщенную характеристику такого общественного явления как преступление, указывает на признаки, отличающие его от иных правонарушений. Конкретный состав преступления является правовым понятием о преступлении определенного вида, указывает на признаки, отграничивающие его от других преступлений. Наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления является юридическим основанием для привлечения его к уголовной ответственности. Общее понятие преступления, как и общее понятие состава преступления, этой роли выполнять не может.

Таким образом, в науке уголовного права различаются такие категории, как преступление и общее понятие преступления, состав преступления и общее понятие состава преступления. Назначение каждой из них различно.

В доказательствах, характеризующих деяние, подлежащее расследованию и судебному рассмотрению, необходимо, прежде всего, усмотреть признаки, позволяющие отграничить его от правомерного поведения, от иных правонарушений и аморальных поступков, то есть, отнести его к преступлениям. Таковыми, присущими всем без исключения преступлениям, являются следующие признаки состава преступления: объект преступления; из объективной стороны – деяние;  из признаков субъекта – физическое лицо, вменяемость, возраст уголовной ответственности; из субъективной стороны – вина. В теории уголовного права эти признаки именуются основными. Остальные признаки, присущие конкретным составам преступлений, являются факультативными, поскольку не обязательны для всех составов, включаются в них в различных сочетаниях.

Классификация признаков на основные и факультативные проводится по включенности их в общее понятие состава преступления и имеет смысл применительно только к этому понятию, ибо отсутствие любого из основных признаков исключает возможность признать деяние преступлением.  Применительно к конкретному составу преступления все включенные в уголовно-правовую норму признаки состава преступления данного вида (кражи, клеветы, дезертирства и др.) являются обязательными. Установлению и документированию подлежат и иные, не предусмотренные уголовно-правовой нормой  обстоятельства совершенного преступления, свидетельствующие о положительных качествах личности обвиняемого, особенностях личности потерпевшего, специфике  места, времени, обстановки  совершения преступления, которые могут быть учтены при выборе формы реализации уголовной ответственности, меры наказания именно для этого лица. Они образуют группу  признаков, смягчающих или отягчающих ответственность, именуемых в уголовном праве «наказательственными».

4.2. Признаки состава преступления

Признаком состава, понимаемого как  признак преступления, включенного в состав, следует считать такое качество (свойство, черту, особенность) преступления, которое удовлетворяет следующим требованиям:

а) вместе с другими признаками определяет общественную опасность, противоправность, виновность и наказуемость деяния;

б)  выражает его отличие от иных преступлений и правонарушений;

в) прямо указано в законе либо однозначно вытекает из его толкования;

г) не является производным от других признаков;

д) присуще всем  преступлениям данного вида.

В зависимости от роли  при конструировании конкретных составов преступлений выделяют следующие виды признаков.

Конститутивные – базовые, необходимые и достаточные  для совокупности признаков  преступления определенного вида (признаки, конструирующие основной состав).

Квалифицирующиеявляющиеся дополнительными к конститутивным признакам основного состава данного вида преступления, наличие которых отягощает ответственность в отдельной уголовно-правовой норме (признаки, конструирующие квалифицированный состав).

Привилегирующие являющиеся дополнительными к конститутивным признакам основного состава данного вида преступления, наличие которых смягчает  ответственность в отдельной уголовно-правовой норме (признаки, конструирующие привилегированный состав).

Специальные -  дополнительные к признакам  отдельно существующего состава преступления, используемые законодателем  для создания нового самостоятельного состава преступления (признаки, конструирующие  специальный состав).

Например, конститутивные признаки убийства (умышленного противоправного лишения жизни другого человека) закреплены в части 1 статьи 139 УК. Совершение его общеопасным способом подпадает под признаки квалифицированного состава убийства, предусмотренного пунктом 5 части 2  статьи 139 УК. Аффект, как признак убийства, требует уголовно-правовой оценки содеянного по статье 141 УК, санкция которой предусматривает гораздо более мягкие меры уголовной ответственности, нежели  санкции части 1 статьи 139 УК, а тем паче – части 2 этой же статьи. Наличие в диспозиции  статьи 442 УК таких   признаков потерпевшего, как «начальник» и  обстановки « в связи с исполнением им обязанностей по военной службе» свидетельствует, что  они выступают в качестве специальных по отношению всех иных, охватываемых  статьей  186 УК «Угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества» признаков ее состава.

По наличию равнозначных признаков, предопределяющих варианты  преступного поведения, описанных в одном тексте диспозиции статьи Особенной части УК выделяют альтернативные признаки. В составах с альтернативными признаками для обоснования уголовной ответственности требуется установление не всех названных в законе признаков элемента состава, а одних или других. Альтернативными в уголовном праве считаются  два и более  взаимозаменяющих друг друга признаков.

Так, виновный в принуждении (статья 185 УК) мог угрожать лицу и применением насилия к нему или его близким, и уничтожением или повреждением их имущества, и распространением клеветнических или оглашением иных сведений, которые они желают сохранить в тайне, и ущемлением прав,  свобод и законных интересов одновременно. Но на практике встречается та или иная разновидность поведения, которая для уголовного права равноценна. Достаточным для наличия в содеянном признаков состава преступления установления хотя бы одного из перечисленных альтернативных признаков.

По наличию или отсутствию тех или иных качеств, свойств, отношений, выраженных в признаках, различают позитивные и негативные признаки состава преступления.

Позитивные признаки – это признаки, указывающие на  присущие преступлению качества (свойства). Большинство указанных в законе признаков состава относится к позитивным и выражается в положительных понятиях. Например, в статье 161 УК говорится о неоказании  помощи больному  без уважительных причин «лицом, занимающимся медицинской или фармацевтической практикой», в статье 223 УК – о нарушении правил о сделках «с драгоценными металлами и камнями».

Негативные признаки – это признаки,  указывающие на  отсутствие  тех или иных качеств, свойств, особенностей деяния, признаваемого преступлением. Например, в статье 178 УК говорится об умышленном разглашении медицинским, фармацевтическим или иным работником «без профессиональной или служебной необходимости» сведений о заболевании или результатах медицинского обследования пациента, а в статье 338 УК –  о выполнении работ или оказании услуг, заведомо «не отвечающих требованиям безопасности для жизни или здоровья потребителя»  и т.д.

Указание на отсутствующие (негативные признаки) имеет важное значение для разграничения данного состава от смежных составов преступлений. Так,  умышленное причинение продолжительной боли или мучений, способами, вызывающими особые психические страдания потерпевшему, либо систематическое  нанесение побоев будут подпадать под признаки истязания (статья  154 УК), если не повлекли последствий, предусмотренных статьями 147 и 149 УК (причинение тяжкого или менее тяжкого телесного повреждения).

Негативные признаки в составе преступления используются при квалификации преступлений равно как и позитивные для установления наличия определенного  состава преступления и отделения его от смежных преступлений.

По степени неизменности, устойчивости признаки состава преступления можно разделить на постоянные и переменные.

Под постоянными понимаются  признаки, которые стабильны  как во времени,  так и в пространстве, не меняют своего  содержания в течение действия данного уголовного закона. Они означают одно и то же на всей территории, подпадающей под его юрисдикцию. Постоянные признаки не зависят существенным образом от конкретных обстоятельств совершаемого преступления. Например, признак «беременной женщины» умышленного противоправного посягательства на жизнь другого человека характеризует общественную опасность независимо от того, совершено ли оно в отношении белоруски или украинки, в городе или в деревне, днем или ночью, в 1968 или в 2008 году.

Такие элементы состава преступления как объект, субъект, субъективная сторона обычно испытывают воздействие меняющейся внешней обстановки в меньшей степени, и постоянные признаки, как правило, относятся к ним. Указанные элементы состава преступления описываются  терминами общеупотребительными (здоровье, имущество), научно-техническими (ядерная энергия), специальными юридическими (должностное лицо).

Содержание второй группы – переменных признаков –  может изменяться на протяжении действия данного уголовного закона, ибо определяется не только текстом статьи, но и иными обстоятельствами. Различают бланкетные и оценочные признаки.

Содержание бланкетного признака зависит от другой, в большинстве случаев подзаконной нормы  иной отрасли права. Использование этого признака позволяет при сохранении  неизменным на протяжении ряда лет  текста соответствующей статьи УК криминализировать все возможные новые формы общественно опасного поведения, связанные с изменением правил поведения людей. В современных условиях существование  норм, содержащих бланкетные признаки состава преступления, неизбежно.

УК включает достаточно большое количество бланкетных норм, как правило, запрещающих нарушение каких-либо предписаний. Например, нарушение правил  международных полетов (статья  315 УК), нарушение правил безопасности дородного движения или эксплуатации автодорожных транспортных средств (статья 317 УК), нарушение правил охраны линий связи (статья  372 УК), нарушение правил несения боевого дежурства (статья  450 УК) и др.

Уяснение содержания бланкетных признаков часто требует  толкования не только уголовного законодательства, но и подзаконных актов, меняющихся  достаточно часто.

Содержание  оценочного  признака  определяется правосознанием юриста, применяющего закон с учетом требований УК и обстоятельств конкретного дела. Оценочные суждения должны основываться  на реальных фактах, отражать требования закона, истолковываться во взаимосвязи с другими институтами и понятиями права. Существование оценочных понятий в уголовном законе объясняется тем,  что они дают возможность оперативно учитывать социальную обстановку, специфические обстоятельства дела, которые обладают многообразным содержанием и в конкретном своем проявлении выступают в различной форме.

Оценочные признаки можно встретить в статьях как Общей, так и Особенной частей УК. Например, в статье 31-й его  оценочным является понятие «сильное» душевное  волнение при аффекте, в части 3 статьи 34 – «явное» несоответствие  защиты характеру и опасности посягательства. Ряд оценочных понятий включен законодателем  в статьи 63 и 64 УК, содержащие перечни  обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность. В Особенной  части  оценочными признаками можно считать выражения «с особой жестокостью» (убийство – пункт  6 части  2 статьи 139 УК), «грубо нарушающие общественный порядок», «отличающиеся по своему содержанию исключительным цинизмом» (хулиганство – статья 339 УК), информация «особой ценности» (нарушение правил эксплуатации компьютерной системы или сети – статья 450 УК).

В целях сужения пределов судейского усмотрения и укрепления законности законодатель стремится предельно сокращать число оценочных признаков, однако, избавиться от них практически невозможно.

4.3. Признаки состава преступления

Главное значение состава преступления состоит в том, что он является юридическим основанием  уголовной ответственности. Установление наличия его признаков в конкретном общественно опасном деянии  является необходимой предпосылкой для привлечения виновного к уголовной ответственности. Прежде всего,  следует дать ответ на то, какой вид преступления имеет место, есть ли в данном деянии объективно существующие юридические признаки уголовного преступления и  образуют ли они в совокупности состав преступления.

Законодатель, формулируя признаки преступления в уголовно-правых нормах, классифицирует все составы преступлений на определенные виды. В основу классификации положены конкретные критерии. В одном случае таким критерием может быть признак общественной опасности, в другом – используется критерий признаков объективной стороны либо особых признаков субъекта.

В науке уголовного права деление составов преступлений на виды осуществляется по-разному, но, как правило, на основе трех критериев:  по степени обобщенности признаков, по степени общественной опасности и по конструкции (способу построения) уголовно-правой нормы.

По степени обобщенности  признаков составы преступления подразделяются на общий, родовой и состав конкретного преступления. Такое деление необходимо для правильного уяснения правоприменителем содержания  и назначения конкретной статьи УК на первоначальной стадии правовой оценки деяния.

Общий состав преступления характеризуется совокупностью признаков, которые присущи любому преступлению, указанному в УК. Эти признаки дают возможность составить представление о степени общественной опасности, противоправности и уголовной наказуемости деяния.

Установленные признаки противоправного поведения лица позволяют в общих чертах предположить (представить) наличие конкретного состава преступления. Если же данные признаки не обнаружены,  то далее вести речь о привлечении лица к уголовной ответственности и выяснять элементы и признаки специального состава преступления не следует.

Родовой (специальный) состав преступления  характеризуется наличием таких признаков, которые характерны только для определенной группы преступлений. Именно признаки специального состава позволяют разделить ныне действующий УК Республики Беларусь на  главы, а все преступления на большие группы. Только в главах Особенной части УК сосредоточены те группы преступлений, которые отвечают признакам специального состава. К примеру, это преступления, совершаемые против жизни и здоровья (глава 19 УК). Преступления, сосредоточенные в этой главе,  сгруппированы по признакам, присущим только специальному составу преступления. Таким образом, для специального состава преступления характерны такие признаки, которые присущи только данной группе преступлений, входящих в главу 19 УК.

Состав конкретного преступления характеризуется совокупностью таких признаков и элементов, которые относятся только к совершенному преступлению и содержатся  в конкретной  норме Особенной части уголовного закона. При этом не следует забывать, что признаки конкретного состава преступления также вытекают из положений, закрепленных в Общей части УК. К примеру, статьи 16-19 регулируют институт соучастия в совершении преступлений;  статьи 34-40 УК устанавливают обстоятельства, исключающие преступность деяния. Без данных норм невозможно правильно квалифицировать конкретное преступление, если оно совершено в соучастии либо в условиях необходимой обороны.

Установление признаков состава – общего, родового  (специального) и состава конкретного преступления, позволяет выявить фактическую противоправность, виновность деяния, совершенного конкретным лицом, а также сформулировать уголовно-правовую оценку общественно опасного деяния.

В теории уголовного права  и уголовном законодательстве  различают три вида составов, характеризующихся различной степенью общественной опасности: основной, с квалифицирующими признаками и с особо квалифицирующими признаками.

Признаки основного состава выражают суть преступления, его специфические черты, проявляющиеся каждый раз при совершении противоправного деяния этого вида и содержащиеся, как правило, в части первой конкретной статьи УК.

Состав с квалифицирующими признаками (отягчающими обстоятельствами) – это состав с признаками, повышающими общественную опасность преступления. Например, кража, совершенная: повторно, либо группой лиц, либо с проникновением в жилище (ч. 2 ст. 204 УК).

Состав с особо квалифицирующими признаками (особо отягчающими обстоятельствами) – это состав с признаками, которые придают преступлению повышенную общественную опасность, характеризуют более высокий уровень ее. Например, незаконная предпринимательская деятельность, осуществляемая организованной группой (ч. 3 ст. 233 УК).

По способу описания признаков различают составы преступлений  простые – описание одного преступления, посягающего на один объект (убийство), и сложные – с двумя непосредственными объектами (разбой, хулиганство), с двумя действиями (изнасилование), с двумя формами вины (умышленное причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего). К сложным относятся и альтернативные составы, в которых закон  указывает несколько преступлений, способов совершения, а для наступления уголовной ответственности достаточно наличия одного из указанных действий, способов либо последствий.

По особенностям конструкции составы преступлений подразделяются на формальные, материальные и усеченные. Хотя эти термины принято считать условными, они имеют большое значение для следственно-судебной практики и теории уголовного права. Выделение таких составов в самостоятельные виды важно и для уяснения  тех случаев, когда необходимо установить причинную связь между действием (бездействием) лица и наступившими последствиями. Деление составов на материальные, формальные и усеченные – это своеобразный прием правотворческой техники. Суть его в том, что законодатель связывает момент окончания преступления  в одних случаях с  совершением запрещенных той или иной нормой уголовного закона действий (бездействия), а в других случаях – с наступлением указанных в диспозиции статьи уголовного закона последствий.

Формальными  принято называть такие составы, в которых закон считает окончанием  объективной стороны сам факт совершения деяния независимо от наступления  общественно опасных последствий, которые могут быть вызваны этим деянием (например, вымогательство, ст. 208 УК). Факт предъявления  требования передачи имущества или права на него либо совершения действий имущественного характера рассматривается в законе как оконченный состав преступления независимо от того, удалось ли виновному лицу достичь желаемого результата. Таких составов в УК большинство.

Материальными  принято считать такие составы преступления, в которых закон считает объективную сторону оконченной с наступлением в результате действия или бездействия виновного  определенных преступных последствий, предусмотренных УК (например, грабеж, статья  206 УК).

Усеченный состав в юридической литературе именуется еще составом опасности. Особенность данного состава в том, что в уголовном законе содержится описание признаков не только объективной стороны, но и реальной угрозы возможности наступления вреда от совершенных описанных в диспозиции действий. Например, при разбое (ст. 207 УК) – преступление считается оконченным с момента применения насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего либо выказывания угрозы  применения такого насилия; при бандитизме с момента создания устойчивой вооруженной группы (ст. 286 УК).

Деление составов на виды имеет существенное значение  для правильной квалификации преступлений и назначения наказания, По действующему уголовному законодательству квалифицированный состав преступления  предусматривает применение более строгих мер наказания, нежели основной. Деление составов преступления на формальные, материальные и усеченные важно в случаях разграничения сходных преступлений.

4.4. Признаки состава преступления

Преступность деяния, его наказуемость и уголовно-правовые последствия определяются только уголовным законом. Применение уголовного закона по аналогии запрещено.  Практическое использование уголовного закона представляет собой  правильное применение мер уголовного наказания, если признаки деяния,  описанного в Особенной части УК, будут совпадать с фактически совершенными лицом действиями (бездействием). Процесс установления этого совпадения в уголовном праве носит название  квалификации преступления.

Квалификация преступлений – это стержневая проблема уголовного права, представляющая собой разновидность применения норм уголовного права. Изучая составы конкретных преступлений, наука уголовного права тем самым учит правильной квалификации преступлений. В уголовном  праве квалификация означает выбор конкретной уголовно-правовой нормы, охватывающей конкретный социальный факт, конкретный случай совершения лицом общественно опасного деяния.

Специфика применения норм уголовного права  при квалификации преступления выражается в том, чтобы  в конкретном жизненном факте обнаружить наиболее типичные признаки, которые определяют сущность данного явления, и, сопоставив их с признаками, указанными в той или иной статье Уголовного кодекса, прийти к выводу, что именно такой случай имел  в виду законодатель, устанавливая конкретный уголовно-правовой запрет.

Квалификация преступления осуществляется органами уголовного преследования (судом, следователем, дознавателем) и представляет процесс познания, включающий в себя социально-правовую оценку конкретных общественно опасных деяний в целях установления истины по делу. Квалификация является также результатом  деятельности вышеуказанных органов, получающим официальное закрепление в  соответствующих процессуальных документах: постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре и в других  актах.

Следовательно, уголовно-правовая квалификация деянияэто принятие компетентными органами юстиции  решения по существу дела, т.е. установления того, что конкретное  поведение обвиняемого, имеющее значение для данного  дела как единичное явления, содержит (или, напротив, не содержит) все элементы и признаки состава преступления, предусмотренного в конкретной статье УК.

Уголовно-правовая квалификация осуществляется путем выбора необходимой нормы уголовного закона. Пределы этой деятельности определяются нормами материального уголовного права, а установление фактических обстоятельств дела – нормами уголовно-процессуального права.

Совершенное преступление должно быть квалифицировано в точном соответствии с законом, предусматривающим уголовную ответственность за это деяние, и никакие отступления от этого требования недопустимы.

При квалификации преступлений применяются нормы Особенной части, а в необходимых случаях и нормы Общей части уголовного закона. Так, например, если в содеянном содержатся признаки покушения на кражу чужого имущества, при квалификации преступления данное обстоятельство должно быть отражено путем ссылки на статью 14 УК. Виновный в  покушении на кражу чужого имущества должен быть привлечен к уголовной ответственности по статьям 14 и 205 УК. Аналогичным образом решается вопрос при квалификации соучастия в преступлении. Например, действия виновного в подстрекательстве к хулиганству должны быть квалифицированы по части 5 статьи 16 и статье 339 УК. Квалификация преступлений  представляет собой оценочно-познавательный процесс, который основывается на положениях закона, а также на концептуально-понятийном аппарате общей теории права и науки уголовного права. Методологической предпосылкой и положений закона, и концептуально-понятийного аппарата являются законы и категории материалистической диалектики.

Диалектика является глубокой научной  основой для правильного применения уголовно-правовой нормы, а, следовательно, и для точной квалификации преступлений. Познавательный характер предметного содержания категорий диалектики используется в процессе квалификации преступлений работниками правоохранительных органов. Такие категории диалектики, как сущность и явление; конкретное и абстрактное; содержание и форма; общее, особенное и единичное; причина и следствие; количество и качество, несут важную методологическую нагрузку и позволяют компетентным органам юстиции всесторонне, правильно и точно в соответствии с законом дать надлежащую уголовно-правовую оценку совершенному деянию. Задача следователя, а затем суда – определить социально-правовую сущность этого явления, дать ему правильную юридическую оценку, т.е. квалифицировать согласно требованиям уголовно-правовой нормы. Важное значение при этом имеют категории «причина» и «следствие». В каждом конкретном случае если в результате преступного действия (бездействия) лица,  привлеченного к уголовной ответственности, наступили общественно опасные последствия,  предусмотренные диспозицией соответствующей нормы уголовного права, необходимо установить наличие  причинной связи между этими последствиями и  деянием обвиняемого.

Особо важное значение при квалификации преступлений придается категориям «общее» и «единичное», «конкретное» и «абстрактное». Процесс квалификации – это восхождение от конкретного к абстрактному и от  абстрактного к конкретному. Здесь на помощь правоприменителю приходят методы анализа и синтеза.

В процессе квалификации судебно-следственные органы опираются и на положения формальной логики. Ведь квалификация преступления  представляет определенный вывод о социально-правовой природе и характере совершенного лицом деяния. А получается такой вывод с помощью умозаключения, т.е. такой формы мышления, посредством которой из одного или нескольких суждений делается вывод, заключающий в себе новое знание.

Уголовный закон является юридической основой квалификации преступлений. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности только в тех случаях, когда умышленно или по неосторожности совершило предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние. Преступление всегда квалифицируется по закону, действующему в момент его совершения. Если преступление совершено до издания закона, устраняющего уголовную ответственность за такие деяния или смягчающего уголовную ответственность за них, то он имеет обратную силу. Закон,  устанавливающий наказуемость деяния или усиливающий наказание, обратной силы не имеет. Это вытекает из статьи 9 УК. При квалификации преступлений происходит сопоставление, сличение законодательного определения того или иного состава преступления,  предусмотренного  диспозицией статьи уголовного закона, с конкретным, единичным фактом преступного проявления.

Квалификация преступления в конечном счете направлена на то, чтобы в каждом конкретном случае определить основание для привлечения лица, совершившего преступление, к уголовной ответственности. Признаки состава преступления законодатель стремится перечислить в самой уголовно-правовой норме (при этом следует учесть, что состав конкретного преступления есть признаков, указанных не только в Особенной, но и в Общей части Уголовного кодекса). В описательных диспозициях статей УК отражены наиболее существенные и необходимые признаки объективной стороны многих составов преступлений. Однако не всегда представляется возможным отразить все признаки состава в описательных диспозициях статей, особенно если необходимо  признать преступлением нарушение определенных правил. В таких случаях законодатель прибегает к конструкции составов  с бланкетными диспозициями. В процессе их применения орган уголовного преследования, используя признаки состава преступления с бланкетной диспозицией, устанавливает нормативные акты, с которыми связана применяемая уголовно-правовая норма.

Итак, при квалификации преступлений необходимо всегда опираться на действующее уголовное законодательство, придерживаясь следующих принципов:

содеянное должно быть непосредственно предусмотрено статьей Особенной части УК, т.е. содержать состав преступления;

преступление квалифицируется по закону, действовавшему в момент совершения преступления;

квалификация преступления основывается на нормах Особенной и Общей части уголовного закона, а также на других нормативных актах при наличии норм с бланкетными диспозициями;

квалификация преступления должна быть основана на точном установлении фактических обстоятельств дела в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Квалификация представляет собой довольно сложный  юридический и психологический процесс, направленный на решение определенной задачи –  установления в конкретном факте социальной действительности, в поведении того или иного лица признаков состава преступления, предусмотренного  статьей УК.

Процесс квалификации состоит как минимум из четырех этапов.

На первом этапе следователь и  дознаватель сталкиваются  с конкретным деянием при осмотре места происшествия, которое дает основание полагать, что совершено преступление. Задача сводится к установлению фактических обстоятельств дела и их упорядочению. Наличие фактических оснований,  т.е. достаточных данных о том, что определенное деяние, содержащее признаки состава преступления, действительно совершилось, является одним из  непременных  условий возбуждения уголовного дела. В соответствии с частью 1 статьи 167 УПК Республики Беларусь  основанием к возбуждению  уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления. При недостаточности таких данных  уголовно-процессуальное законодательство  лает право правоохранительным  органам собирать дополнительные сведения (истребовать документы, получать объяснения, при необходимости назначать дополнительную экспертизу и пр.). Поэтому важной составной частью деятельности по возбужденному уголовному делу является доказывание в определенных  пределах, объеме и форме отдельных фактических обстоятельств дела, связанных с составом преступления. Например, на шоссе обнаружен труп с признаками наезда автомобилем. При осмотре места происшествия у следователя (дознавателя) могут возникнуть несколько предположений (версий) и о квалификации содеянного. Здесь может иметь место и случай убийства с последующей имитацией наезда, и террористический акт, и самоубийство, и преступление, предусмотренное статьей 317 УК. Из всех данных, полученных следователем, ему необходимо отобрать лишь юридически значимые признаки, т.е. такие, которые имеют значение для квалификации преступления, упорядочить фактические обстоятельства дела, которые имеют  для этого значение. Здесь осуществляется классификация признаков, свойственных любому составу преступления по системе: объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона. Имеет смысл установить, в первую очередь,  особенности деяния: способ действия, определить характер последствий, затем –  отыскать субъекта деяния, выяснить цели и мотивы и т.д. В приводимом примере характер последствий очевиден. Последовательность действий может быть различной, главное, чтобы  были установлены все  без  исключения признаки подлежащего вменению состава преступления.

На втором этапе  следует выявить все возможные законодательные конструкции, которые в той или иной мере могут соответствовать фактическим обстоятельствам дела. Последнее дает возможность следователю с учетом отработанных версий и объективно проверенных данных приблизиться к той уголовно-правой норме, под которую подпадает конкретный преступный акт.

На третьем этапе следователь выявляет группу смежных составов преступлений, которые соответствуют фактическим признакам, установленным по материалам дела. В приведено примере это  будут составы  преступлений, описанных в диспозициях статей 139, 359, 317 УК.

И, наконец, на четвертом этапе квалификации осуществляется выбор одного конкретного состава преступления, признаки которого описаны в норме УК.

Таким образом, для уяснения этапов  процесса квалификации преступлений необходимо четко установить характер совершенного преступления, т.е. выявить, относится ли содеянное к разряду преступлений или же содержит признаки какого-либо иного правонарушения (административного правонарушения, дисциплинарного проступка, гражданско-правового деликта). Если следователь убеждается в преступном характере совершенного деяния, то он переходит к выявлению родовых признаков этого преступного деяния путем установления того, к какой главе уголовного кодекса оно относится. На этом этапе квалификации выявляются и сопоставляются видовые признаки конкретного преступления, т.е. признаки состава преступления, предусмотренного законом.

Применение нормы уголовного права не ограничивается квалификацией преступления, ибо в целом процесс квалификации включает в себя и назначение наказания. Следовательно, квалификация преступления  есть лишь один из этапов применения нормы уголовного права, состоящий в принятии решения о том, какая именно  уголовно-правовая норма предусматривает совершенное преступление, и в завершении этого решения в уголовно-процессуальном акте. Квалификация преступления осуществляется на всех стадиях уголовного процесса: при возбуждении уголовного дела, при предварительном расследовании, предании суду, судебном разбирательстве и вынесении приговора. Окончательный вывод о квалификации преступления получает выражение в приговоре суда.

Правильная квалификация преступления имеет важное социально-политическое и правовое значение. Точно квалифицировать преступление с позиций закона, оценить юридическую и, следовательно, общественно-политическую сущность этого преступления – значит, установить его соответствие той правовой норме, которая описывает в типовом виде подобное деяние. Правильно квалифицировать преступление – значит, неуклонно соблюдать все предписания закона.

Таким образом, квалификация преступления – это установление и юридическое закрепление точного соответствия (тождества) между признаками конкретного совершенного в объективной действительности деяния и элементами и признаками состава преступления, предусмотренного диспозицией статьи Уголовного кодекса Республики Беларусь.

В общем виде значение правильной квалификации преступления сводится к следующему:

квалификация является правовым основанием наступления уголовной ответственности;

она служит  доказательством соответствия совершенного деяния признакам конкретного состава,  указанного в Особенной части УК;

с помощью квалификации обосновывается правомерность назначенного судом наказания, его вида, размера;

квалификация является гарантией соблюдения законности по отношению к конкретному субъекту, совершившему преступление.

Игнорирование основных приемов квалификации, их нарушение практически напрямую ведет к грубым нарушениям законов, неправомерному осуждению лиц, не совершивших преступления, либо к  применению к ним несправедливого наказания.

Литература:

  1.  Гаухман, Л. Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика / Л. Д. Гаухман. – М.: ЦентрЮрИнформ, 2001. – 316 с.
  2.  Корнеева, А. В.  Теоретические основы  квалификации преступлений :  учеб. пособие / под ред. А. И. Рарога. – М. : ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 176 с.
  3.  Кудрявцев, В.Н.  Общая теория  квалификации преступлений / В. Н. Кудрявцев. –  М.: Юристъ, 2001. –  328 с.
  4.  Трайнин,  А. Н. Общее учение о составе преступления / А. Н. Трайнин. – М. : Госюриздат, 1957. – 363 с.
  5.  Уголовный закон : опыт теоретического моделирования / АН СССР, Институт государства и права ; редкол : В.Н. Кудрявцев [и др.]. – М. : наука, 1987. – 278 с.
  6.  Щепельков, В. Ф. Уголовный закон : преодоление противоречий и неполноты / В. Ф. Щепельков ; под ред. Н. И. Пикурова. – М. : Юрлитинформ, 2003. – 416 с.
  7.  Энциклопедия уголовного права : в 10 т. / редкол. Н.И.Коржанский   [и др.]. – СПб. : Издание  проф. Малинина, 2000-2008. – Т.4 : Состав преступления  /  А. И. Рарог  [и др.]. – 2005. – 797 с.

Шевцов Ю. Л.

ТЕМА 5. ОБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

5.1. Понятие объекта преступления

Традиционно среди элементов состава преступления объект преступления исследуется первым, поскольку он характеризует  то, на что направлено преступное посягательство, чему оно причиняет или может причинить существенный вред.

Анализ конкретного преступления следует начинать с объекта по причине того, что указанный подход позволит установить те охраняемым уголовным законом социальные ценности, на которые посягает преступление и которым в результате посягательства причиняется вред (ущерб).  Следует иметь в виду, что преступление всегда посягает на объективно существующие материальные и нематериальные ценности, поставленные под охрану уголовного закона. При этом ценности, которым ущерб преступлением не может быть причинен, не нуждаются в уголовно-правовой охране.

Понятие объекта преступления тесно связано с признаками объективной стороны состава преступления. Во-первых, с сущностью и признаками преступного деяния, прежде всего, с его основной социальной характеристикой – общественной опасностью. Преступным может быть признано только то, что причиняет или может причинить существенный вред охраняемым социально значимым ценностям. Если деяние не причиняет ущерба или не содержит в себе реальной угрозы причинения вреда социальным ценностям, охраняемым уголовным законом, либо этот вред явно малозначителен, такое деяние не может быть признано преступлением. Во-вторых, с общественно опасными последствиями как конкретным материализованным и овеществленным ущербом, который причинен в результате посягательства охраняемым социальным ценностям.

Следует иметь в виду, как нет преступления без объекта посягательства, так нет без объекта и состава преступления.

В уголовно-правовой литературе общепринятым является положение о том, что объектом преступления являются общественные отношения.

В современной науке обоснован взгляд на общество как на целостный социальный организм, важными качествами которого является организованность и упорядоченность образующих социальную жизнь общественных отношений. Социальное урегулирование общественных отношения осуществляется посредством социальных регуляторов, в том числе права.

Уголовный закон, устанавливая основания уголовной ответственности, базируется на постулате о свободе воли и детерминированности поведения человека. В этом плане в пределах поля личных прав и свобод человек волен распоряжаться своими частными ценностями по своему усмотрению (своей жизнью, своим имуществом и любыми иными собственными ценностями). Такие случаи не влекут возникновения общественных отношений, и такие действия не признаются преступными. Однако любое воздействие субъекта на чужие охраняемые правом ценности является вступлением в общественные отношения с  вторжением в сферу чужой свободы. Такое  поведение детерминировано внешними социальными факторами и должно соответствовать принятым в обществе правилам, совокупность которых составляет содержание общественного порядка, являющегося необходимым условием существования общества. Преступление представляет собой не что иное, как нарушение установленного в обществе порядка взаимодействия (отношений) по поводу тех или иных социальных ценностей. Каждое преступное деяние является опасным для общества именно потому, что негативно воздействует на общественные отношения и причиняет или может причинить им существенный вред. Характер и степень общественной опасности преступления зависят от того, какие социальные ценности выражают эти отношения и  насколько важны они для общества и отдельного человека.

Объектом преступления являются именно общественные отношения, а не материальные вещи или нематериальные ценности либо физические лица, подверженные преступному воздействию субъекта. Так, кража причиняет ущерб общественным отношениям собственности; телесные повреждения — общественным отношениям, которые обеспечивают гражданам их здоровье; взяточничество — общественным отношениям в сфере правильного функционирования государственного и общественного аппарата. При хищении виновный посягает именно на существующие в обществе отношения собственности, а не на конкретные предметы и вещи, которыми он завладевает. Следует иметь в виду, что в результате похищения самой вещи ущерб, как правило, может и не причиняться, напротив, виновный заинтересован в сохранении ее потребительских свойств. При похищении вещь выходит из сферы правового обладания собственника посредством нарушения охраняемых правом отношений владения, пользования, распоряжения вещью, в чем и выражается ущерб: собственник лишается права осуществлять указанные правомочия. Поэтому правом охраняется не вещь сама по себе, а вещь как элемент общественных отношений и, следовательно, посягательство на эту вещь есть воздействие на связанные  с ней общественные отношения. Только признание общественных отношений объектом преступления позволяет обосновать вредоносность имущественных посягательств, а также объяснить, почему не считается  преступлением уничтожение или повреждение собственником своего имущества.

Точно также при совершении посягательства на жизнь, здоровье, свободу, честь и достоинство личности в качестве объекта преступления выступают общественные отношения, а не конкретные физические лица, потерпевшие в результате преступления. Только с указанной позиции можно обосновать общественную полезность причинения, например тяжкого телесного повреждения, нападающему человеку при осуществлении защиты себя или других лиц от общественно опасного посягательства. По той же причине не считаются преступлениями и случаи, когда лицо уничтожает свои собственные правовые ценности (напр., при самоубийстве, самокалечении). В последнем случае нет внешнего преступного посягательства на охраняемые уголовным законом общественные отношения.   Очевидно, что объектом при посягательстве на жизнь, здоровье, честь, свободу и достоинство является не человек в его биологическом проявлении, а личность, включенная  в круг определенных общественных отношений, на которые и совершается посягательство.  

Преступное воздействие на общественные отношения может иметь результатом их вредоносное для общества нарушение, изменение, уничтожение либо возникновение иных асоциальных отношений по поводу нарушаемых ценностей. При этом преступление всегда посягает на объективно существующие отношения независимо от того, могли ли данные отношения быть фактически нарушенными в конкретном случае (например, при негодном покушении, когда преступник стреляет в уже мертвого человека).

Также нельзя посягать (причинять ущерб) тем отношениям, которые не существуют в объективной действительности или не могут выступать  объектом преступного воздействия, поскольку вообще не являются предметом правового регулирования (например, убеждения лица, отношение к Богу, религии и т.п.).

Без признания общественных отношений объектом преступления невозможно объяснить общественную опасность деяния, поскольку остается без ответа вопрос, почему преступление является общественно опасным и в чем его общественная опасность, чем вызывается необходимость применения мер уголовной ответственности.

Признание объектом преступления общественных отношений требует уяснения их содержания и структуры. Под общественными отношениями понимаются определенные социальные связи между субъектами относительно материальных и нематериальных ценностей, общества в целом и отдельных людей. При этом общественные отношения как объект преступления представляют собой не любые социальные связи между людьми, в том числе и конкретные, индивидуальные (например, отношения собственности гражданина Иванова), а лишь те, которые связываются с типичными общественными отношениями.

В теории уголовного права относительно структуры и содержания понятия “общественные отношения” существует две точки зрения. В соответствии с первой, широкой трактовкой, общественные отношения определяются как система таких взаимосвязанных элементов, как: 1) субъекты (носители) отношений; 2) объективная связь (взаимосвязь) между субъектами; 3) социальные интересы (ценности), относительно которых существуют отношения.

В соответствии с другим, более узким, подходом под общественными отношениями понимаются только социальные связи, опосредующие социальные ценности и их носителей. Между тем, ответить на вопрос, на какие ценности посягает преступление можно только путем анализа трех структурных элементов отношений.

Большинство криминалистов считают, что причинение вреда объекту возможно только через воздействие на указанные выше элементы структуры. При совершении преступления объектом воздействия выступает либо конкретный элемент общественных отношений (субъект, предмет отношения или социальные взаимосвязи), либо вся их совокупность. Предметом преступного воздействия являются субъекты (отдельные лица или группа лиц и т.д.), определенные ценности или социальные связи.

В состав любого общественного отношения входят его носители (субъекты). Субъектами общественных отношений являются физические и юридические лица, общественные организации, государство или его уполномоченные органы. Субъектный состав имеет уголовно-правовое значение для определения сущности и объема тех отношений, которые охраняются уголовным законом. Во-первых, когда необходимо конкретизировать круг отношений, которые охраняются уголовным законом. Так, жизнь и здоровье человека охраняются уголовным законом не в зависимости от пола, возраста, состояния здоровья, а с точки зрения подхода к человеку как носителю общественных отношений. Исходя из этого к числу преступлений против государства, а не преступлений против человека (жизни человека) относится убийство человека при террористическом акте или диверсии, к числу преступлений против порядка управления — убийство сотрудника органов внутренних дел. Во-вторых, когда необходимо уточнить содержание отношений, определяемых социальным статусом лица. Так, определение функции субъекта (взаимосвязей) в должностных преступлениях зависит от того,  как уголовный закон определяет содержание термина «должностное лицо». Поэтому определение субъектного состава и социальной функции субъектов во многих случаях позволяет выяснить и те отношения, которые являются объектом преступления.

Вторым элементом общественных отношений является объективно существующая социальная взаимосвязь между субъектами, под которой чаще всего понимают определенное взаимодействие субъектов. Социальные связи являются обязательными элементом любых общественных отношений. Они  отображают их содержание. Однако их не следует отождествлять с общественными отношениями вообще, поскольку содержание социальной связи можно выяснить только путем анализа взаимодействия субъектов относительно конкретных социальных ценностей в их неразрывном единстве. Социальная связь, как и общественные отношения вообще, носит объективный характер и как предмет уголовно-правовой охраны существует до момента совершения преступления. Социальная взаимосвязь часто выступает в качестве предмета преступного воздействия: при нанесении имущественного ущерба путем обмана, злоупотребления доверием (ст.209 УК) или при хищении путем использования компьютерной техники (ст.212 УК), при воспрепятствовании законной деятельности религиозных организаций (ст.195 УК), при укрывательстве преступлений (ст.405 УК) и др. В приведенных случаях ущерб объекту причиняется как уничтожением социальной связи, так и ее изменениями.

Третьим элементом общественных отношений являются социальные ценности, относительно которых они отношения. Необходимо иметь в виду, что беспредметных отношений в объективной действительности не существует. В структуре общественных отношений социальные ценности (предмет отношений) имеют различное уголовно-правовое значение: например, оружие как предмет при похищении (ст.294 УК) и оружие как средство осуществления (орудие) при умышленном убийстве.

Предметом общественных отношений выступает все то, относительно чего или в связи с чем они существуют: материальные вещи, социальные и духовные ценности. Исходя из этого общественные отношения можно подразделить на вещественные (материальные) и невещественные (нематериальные). В материальных отношениях предметом выступает определенная вещь. Так, при незаконной порубке деревьев и кустарников (ст.277 УК) в качестве объекта выступают общественные отношения в области охраны природы, а в качестве предмета — деревья или кустарники. Нематериальные общественные отношения не имеют вещественного предмета, например общественные отношения по поводу защиты чести и достоинства личности при клевете или оскорблении (ст.ст.188 и 189 УК).

Согласно общепризнанной точке зрения, при преступном воздействии на физическое лицо как носителя определенных общественных отношений человек не может быть предметом преступления, за исключением тех случаев, когда относительно данного лица существуют такие отношения, в которых оно выступает в качестве их предмета, например при торговле людьми (ст.181 УК), при похищении человека (ст.182 УК).

В юридической литературе последних лет достаточно часто  утверждается о том, что объектом преступления являются не общественные отношения, а общественные интересы, социальные (правовые) блага, отдельные лица или материальные или нематериальные ценности и т.п.

В качестве объекта определенного преступления часто называется определенный интерес. При этом общим объектом всех преступлений считаются интересы народа, родовыми - группа однородных интересов, непосредственным - конкретный интерес, имеющий конкретного своего носителя с его социально-индивидуальными признаками.

Признание объектом преступления интересов (личности, государства, службы и др.) нельзя признать оправданным по следующим причинам. Объективно интерес можно рассматривать, с одной стороны, как материальную категорию, существующую в действительности, а с другой, как категорию чисто психологическую, существующую в субъективном представлении. В процессе исследования конкретного понятия «интерес» следует установить  его объективную составляющую (носители интереса и источники его  возникновения) и субъективную (осознание потребности (интереса), мотивы деятельности, постановка цели, выбор способа поведения лица в целях удовлетворения интереса и т.д.). При этом  следует констатировать, что содержание интереса различается в зависимости от характера и субъекта оценки.

Интерес еще не есть общественное отношение, поскольку он выступает и побуждающим фактором (стимулом) для вступления субъектов в социальные отношения. Свое воплощение интерес находит через общественные (антиобщественные) отношения (взаимосвязи), в результате которых он может быть удовлетворен. Следовательно, понятие «интерес» явление более широкое и многоуровневое, чем «общественные отношения». При этом интересы (общественные, частные) субъективно скрыты, и при выяснении сущности интереса в правоприменительной практике необходимо перейти к анализу его объективных оснований – субъекта как носителя интереса, его действий, социальных отношений по поводу ценностей, выступающих предметом интереса. Определяя объект преступления как общественный интерес, против которого направлено  преступление, Б.С. Никифоров считал, что интерес входит  в структуру общественного отношения. Таким образом, интерес является категорией, сопряженной с понятием общественные отношения, но более структурированными и субъективно наполненным, что и является препятствием для его выделение «интереса» в качестве объекта преступления.

Профессор А.В.Наумовым считает, что в настоящее время представляется возможным возвращение к теории объекта как правового блага, созданной еще в конце прошлого века в рамках классической и социологической школ уголовного права. В контексте указанного понятия объекта преступления им признается не какой-то «правоохраняемый интерес», а определенные социальные блага (ценности) - жизнь, здоровье, честь, свобода, имущество и др. В этой связи возникает вопрос о соотношении понятий «благо» и «ценности». Иногда эти понятия отождествляются и под благами понимаются те или иные ценности, в других случаях блага противопоставляются ценностям как не имеющим реального бытия.

Правовое благо как охраняемая уголовным законом ценность включает в себя вещи, т.е. материальные предметы, продукты духовного творчества (результаты определенной деятельности), личные нематериальные блага, действия (воздержание от действия) и результаты действия субъектов правоотношений. Иными словами, предмет преступления и есть правовое благо как определенная ценность. При этом сторонники этой концепции признают возможным не выделять предмет как самостоятельную уголовно-правовую категорию.

Однако нарушение общественных отношений может происходить путём преступного воздействия на социальное благо (предмет отношения). Поэтому не социальные ценности (блага или интересы) являются объектом преступления, а  общественные отношения, существующие по поводу этих социальных благ и интересов. Как показано выше, именно общественные отношения определяют, какое совершено преступление, а не сам по себе социальные блага.

Против признания объектом преступления общественных отношений выступают те ученые, которые считают, что все складывающиеся в обществе отношения представляют собой отношения между людьми, которым в конечном счете и причиняется ущерб при совершении преступления. По их мнению, отношения между людьми представляют интерес для уголовно-правовой науки не в качестве объекта преступления, а в качестве формы проявления любого социально значимого поведения, в том числе преступного. Следовательно, при совершении преступления нет оснований для того, чтобы вести речь о посягательстве на какие-либо общественные отношения. Только человек, по их мнению, противостоит виновному в процессе посягательства, и именно против него направлено общественно опасное действие посягающего. Поскольку общественные отношения — это отношения между людьми, то люди могут быть признаны и их субъектами (так как от них исходит социальная активность), и их объектами (то, что противостоит субъекту).

Однако признать данную точку зрения последовательно аргументированной нельзя. Например, если лицо осуществило подделку почтовых марок или других знаков почтовой оплаты (ст.261 УК), то трудно представить, что объектом этого преступления (то, чему причиняется вред) является другой человек, который противостоит виновному, а не общественные экономические отношения.

В конце ХIХ в. получила распространение нормативная теория объекта, основной смысл которой заключается в понимании преступления как нарушения нормы права и существующего правопорядка. В  соответствии с формальным определение преступления в рамках указанной концепции объектом преступления признавалась норма права в ее реальном бытии. Убийца осуществляет посягательство на статью Уголовного кодекса, которая угрожает наказанием за противоправное лишение жизни, вор посягает на статью, которая угрожает наказанием за кражу чужого имущества и т.п. Однако признавая, что преступление нарушает закон, необходимо иметь в виду только то, что оно является деянием уголовно-противоправным. Последний признак свойственен любому преступлению и позволяет объяснить, почему посягательство влечет уголовную ответственность. Очевидно, что самому уголовному закону преступление не причиняет никакого ущерба. Уголовно-правовая норма не терпит и не может терпеть ущерба от преступления.

Нормативная теория объекта преступления наиболее полно была представлена в трудах известного русского ученого в области уголовного права Н.С. Таганцева, суждения которого по рассматриваемым вопросам актуальны и сегодня. Он считал, что объектом преступного посягательства является заповедь, или норма права, которая реализована в субъективных правах и нашла свое выражение в конкретном социальном интересе, охраняемом этой нормой. Таким образом, в качестве объекта преступления фактически рассматриваются интересы как правовые ценности.

Определял объект преступления Н.С. Таганцев отмечал: «таковым является заповедь или норма права, нашедшая свое выражение во входящем в сферу субъективных прав, охраненном этой нормой интересе жизни.

Причинение вреда обладателю реального права,— писал Н. С. Таганцев,— составляет только средство, а не сущность преступления. Оно играет в уголовном праве роль второстепенную, так как сущность преступления составляет выраженная этим путем решимость воли нарушить требования государства о неприкосновенности юридического порядка, а поэтому и страдает от преступления всегда государство, как охранитель господства права. Исходя из этого, Н.С. Таганцев делал вывод, что, признавая объектом преступления реальные блага и интересы, мы не будем в состоянии разъяснить юридическую природу тех деяний, при которых уничтожение какого-либо блага не считается противозаконным.

Помимо нормативной теории в ХIХ веке существовала и теория субъективного права как объекта преступления. Этой теории придерживался, в частности, В.Д.Спасович, который считал, что преступление есть противозаконное посягательство на чье-либо право, столь существенное, что государство, считая это право одним из необходимых условий общежития, при недостаточности других средств, охраняет его уголовно-правовыми средствами.

Н.С.Таганцев отмечал в связи с этим, что преступное деяние заключается, согласно этому взгляду, или в уничтожении чьего-либо права, или в воспрепятствовании к пользованию им, или в невыполнении чьих-либо законных требований. Однако, по его мнению, посягательство на субъективное право составляет не сущность, а только средство, путем которого виновный посягает на норму права, на которой покоится субъективное право. Право в субъективном смысле в свою очередь представляет отвлеченное понятие, как и норма, а потому само по себе, по общему правилу, не может быть непосредственным объектом преступного посягательства, пока оно не найдет выражения в конкретно существующем благе или интересе. Для преступного посягательства на такое право необходимо посягательство на проявление этого права.

Значение объекта преступления состоит в том, что он является необходимым элементом каждого состава преступления и в значительной степени определяет квалификацию преступного деяния.

В уголовном праве нет “безобъектных” преступлений. Если отсутствует объект преступления — это значит, что в действиях лица нет состава преступления и он не подлежит уголовной ответственности. При этом объект может отсутствовать по двум причинам: либо данные действия лица вообще не нарушают общественных отношений, либо нарушение определенных общественных отношений имеет место, однако они не охраняются в уголовно-правовом порядке.

Значение объекта преступления проявляется также в том, что он дает возможность раскрыть социальное содержание преступления и адекватность политики государства при установлении характера его общественной опасности.

Являясь необходимым условием правильной квалификации преступления и назначения виновному справедливого наказания, объект преступления выступает критерием систематизации норм Особенной части Уголовного кодекса.

Вместе с тем, в качестве объекта преступления рассматриваются лишь те общественные отношения, которые охраняются от преступных посягательств нормами уголовного права. Уголовное право охраняет не все общественные отношения, а лишь наиболее важные из них. В этой связи объект преступления следует отличать от объекта уголовно-правовой охраны. Объект уголовно-правовой охраны — это все то, что охраняется уголовным законом от преступных посягательств. Признак защищенности общественных отношений уголовно-правовыми нормами является обязательным и для объекта преступления. Однако в отношении последнего этот признак трансформируется в понятие “уголовная противоправность” и предполагает наличие конкретного общественно опасного посягательства субъекта. До тех пор, пока нет посягательства, нельзя говорить и об объекте преступления. Объект же (объекты) уголовно-правовой охраны появляется в момент вступления уголовного закона в силу.

5.2. Виды объектов преступления

Виды объектов преступления в науке уголовного права выделяются на основании двух классификаций, которые условно называют  классификациями «по вертикали» и «по горизонтали».

В первой из них традиционно выделяются общий, родовой (его иногда называют специальным), групповой и непосредственный объекты преступления. Однако это четырехступенчатая классификация объектов отвечала интересам структуры ранее действовавшего УК 1960 года. В ныне действующем УК с появлением в структуре Особенной части разделов, объединяющих несколько глав, она должна претерпеть изменения путем введения названия для соответствующего вида объектов, объединенных в рамках разделов. Однако наукой уголовного права такого названия пока еще не выработано.   

Общий объект является единым для всех преступлений. Это совокупность всех тех общественных отношений, которые охраняются уголовным законом от преступных посягательств. Общий объект - это объект всех и каждого преступлений, это то целое, на какую-то часть которого посягает каждое преступление. Общий объект преступления дает целостное представление о тех социальных благах, которые современное гражданское общество и государство считают настолько значимыми, что предусматривают из защиту уголовно-правовыми средствами.

В статье 2 УК дается приблизительный перечень наиболее важных для общества ценностей и отношений, которые охраняются нормами уголовного права: мир и безопасность человечества, человек, его права и свободы, собственность, права юридических лиц, природная среда, общественные и государственные интересы, конституционный строй Республики Беларусь, а также установленный правопорядок.

Исторический анализ общественных отношений, которые охраняются нормами уголовного права, показывает, что их круг динамичен и подвержен изменениям. С течением времени одни общественные отношения включаются в число охраняемых уголовным законам, а другие, наоборот, исключаются. Этот процесс актуализации обусловлен изменениями в сфере экономических отношений, сменой приоритетов политики государства, развитием культуры общества и др. Например, изменения в экономических отношениях способствовали появлению в УК 1999 года группы новых преступных деяний: лжепредпринимательство (ст.234 УК), ложное банкротство (ст. 238 УК), ограничение конкуренции (ст.247 УК) и др. В действующем Уголовном кодексе по сравнению с Уголовным кодексом 1960 г. декриминализированы такие деяния как изготовление, хранение с целью продажи или продажа спиртных напитков домашней выработки и некоторые другие.

Родовой объект – это совокупность родственных и взаимосвязанных общественных отношений, которые охраняются статьями одной главы Уголовного кодекса. Он является единым для определенной совокупности однородных преступлений и выступает как часть общего объекта. Так, кража, грабеж, мошенничество, уничтожение имущества посягают на один и тот же родовой объект — отношения собственности.

Родовой объект является основанием для систематизации преступлений, а также позволяет произвести сравнительный анализ характера и значения объединяемых им преступлений для интересов общества и государства. Все преступления, которые посягают на один и тот же родовой объект, объединяются в одной главе Особенной части Уголовного кодекса. Наименование главы обычно отражает соответствующий родовой объект. Так, в главе 24 “Преступления против собственности” объединены преступные посягательства против собственности физических и юридических лиц, а также государства; в главе 35 “Преступления против интересов службы” — преступления, нарушающие общественные отношения в сфере осуществления служебных полномочий. В некоторых случаях родовой объект определяется в законе. Так, в примечании 1 к главе 37 УК содержится общее понятие воинского преступления, где в качестве родового объекта называется установленный порядок прохождения воинской службы.

Родовой объект не только позволяет определить родовую принадлежность преступления и его место в системе Особенной части, но и  является основанием для законодательной и научной систематизации преступлений и уголовно-правовых норм. Социальная значимость и ценность той или другой группы общественных отношений, по общему правилу, определяют место соответствующей главы о преступлениях в системе Особенной части Уголовного кодекса.

Виды и перечень родовых объектов также подвержены изменениям. Так, по сравнению с УК 1960 г., в ныне действующем  кодексе появились новые главы: глава 17 “Преступления против мира и безопасности человечества”, глава 18 “Военные преступления и другие нарушения законов и обычаев ведения войны”, глава 20 “Преступления против половой неприкосновенности или половой свободы”, глава 21 “Преступления против уклада семейных отношений и интересов несовершеннолетних”, глава 22 “Преступления против личной свободы, чести и достоинства”, глава 25 “Преступления против порядка осуществления экономической деятельности”, глава 26 “Преступления против экологической безопасности и природной среды”, глава 27 “Преступления против общественной безопасности”, глава 28 “Преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта”, глава 29 “Преступления против здоровья населения”, глава 31 “Преступления против информационной безопасности”, глава 36 “Преступления призывников, резервистов и военнообязанных”.

Значение родового объекта заключается в том, что он позволяет отграничить схожие между собой совокупности преступлений, например преступления должностных лиц от преступлений в сфере осуществления предпринимательской деятельности. Правильное определение родового объекта позволяет различить и схожие составы преступлений, например убийство лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга (п.10 ч.2 ст. 139 УК) от убийства сотрудника органов внутренних дел (ст.362 УК).

Родовой объект преступления имеет важное значение для квалификации преступлений, поскольку позволяет определить, каким  именно однородным отношениям причинен ущерб в результате совершения преступного деяния.

Наряду с родовым объектом важное значение имеет групповой объект, который объединяет группу сходных преступлений, охраняемых несколькими статьями одной и той же главы УК. Групповой объект включает в себя несколько непосредственных объектов и входит как составная часть в родовой объект (например, при убийстве – жизнь человека (ст.139-143 УК). Следует иметь в виду, что некоторые авторы называют групповой объект видовым.

Непосредственным объектом преступления является то конкретное общественное отношение, охраняемое отдельной статьей УК, которому преступным деянием причиняется или может быть причинен ущерб. Так, непосредственным объектом убийства является жизнь человека, хулиганства – общественный порядок. Непосредственный объект – это объект отдельного конкретного преступления, который является обязательным признаком каждого состава преступления. Иногда в юридической литературе непосредственный объект преступления называют видовым.

Непосредственный объект имеет важное практическое значение для квалификации содеянного и назначения справедливого наказания.

При установлении в правоприменительной деятельности непосредственного объекта преступления возникает много сложностей. Как правило, нет трудностей в тех случаях, когда объект назван непосредственно в статье Особенной части кодекса. Так, в статье 356 кодекса в качестве непосредственного объекта измены государству называются общественные отношения, обеспечивающие внешнюю безопасность Республики Беларусь, ее суверенитет, территориальную неприкосновенность, национальную безопасность и обороноспособность. Однако чаще всего непосредственный объект определенного преступления не указан в законе, и его необходимо установить путем толкования. Так, на человека посягают и убийство, и телесные повреждения, и изнасилование, и противоправное лишение свободы, и клевета. Все эти преступления воздействуют на один и тот же объект — общественные отношения, которые обеспечивают человеку нормальное существование. В то же время каждое из них имеет и свой непосредственный объект: соответственно жизнь, здоровье, половую свободу, личную свободу и неприкосновенность, честь и достоинство.

В большинстве случаев непосредственный объект выступает в качестве части родового объекта. Однако взаимоотношения по вертикали родового и непосредственного объектов могут быть и другим (например, они совпадают в должностных преступлениях и преступлениях против собственности).

Анализ характера соотношения непосредственный объект – родовой (групповой) объект в их сравнительном сопоставлении свидетельствует, что если почти каждое преступление против человека имеет свой непосредственный объект, то все преступления против собственности посягают на один и тот же непосредственный объект (отношения собственности).

Достаточно часто преступное деяние причиняет ущерб сразу нескольким общественным отношениям. Однако не все общественные отношения, на которые воздействует преступление, признаются его объектом. Непосредственным объектом выступают только те отношения, которые охраняются уголовно-правовой нормой. При совершении преступления виновный посягает, как минимум, на один непосредственный объект.

Однако некоторые преступления способны повлечь причинение вреда двум или более непосредственным объектам, охраняемым уголовным законом (многообъектные преступления). В отношении таких составов принято проводить классификацию объектов «по горизонтали» и различать основной и дополнительный непосредственные объекты. Так, при разбое (ст.207 УК) основным объектом являются отношения собственности, дополнительным — здоровье человека; при заведомо ложном доносе (ст.400 УК), соответственно,— установленный порядок отправления правосудия и неприкосновенность личности. Основной объект влияет на квалификацию преступления и является основанием для систематизации уголовно-правовых норм. Дополнительный объект учитывается при построении системы санкций и может влечь назначение более сурового наказания. В науке уголовного права считается, что причинение вреда дополнительному объекту является средством, необходимым этапом (приёмом) осуществления посягательства на основной объект.

Дополнительный непосредственный объект может быть обязательным или факультативным. Дополнительный объект является обязательным при разбое, т.е. в этом случае посягательство на основной объект всегда осуществляется параллельно с посягательством на дополнительный объект. Дополнительный объект считается факультативным, если деяние только в некоторых случаях может причинять ущерб другим соответствующим общественным отношениям. В частности, при изготовлении фальшивых денег в ряде случаев причиняется ущерб и дополнительному объекту — имущественным правам граждан.

В некоторых случаях дополнительный объект может быть альтернативным, когда для наличия состава преступления требуется  причинение вреда хотя бы одному из возможных дополнительных объектов.

5.3. Предмет преступления

Предмет преступления – это те материальные вещи или нематериальные ценности, по поводу которых или в связи с которыми существует то общественное отношение, воздействуя на которое виновный осуществляет посягательство на объект  преступления. Так, при похищении автомобиля объектом преступления является право собственности, предметом  сама вещь –  автомобиль.

В науке уголовного права имеются различные точки зрения на предмет преступления. Среди них наибольшее распространение получила концепция предмета преступления, согласно которой он определялся как вещь материального мира, воздействуя на которую виновный посягает на охраняемый уголовным законом объект. Предмет был закреплен в системе элементов состава преступления в качестве факультативного признака, характеризующего объект преступления.

Действительно, совершение многих общественно опасных деяний связано с преступным воздействием на овеществленные предметы внешней среды. Так, служебный подлог всегда связан с изготовлением документов, которые содержат заведомо ложные сведения; кража — с завладением чужим имуществом, а надругательство над государственными символами — с Государственным гербом и Государственным флагом Республики Беларусь. Такими предметами являются любые предметы материального мира, с определенными свойствами которых уголовный закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления.

Однако в последние десятилетия уголовное право было призвано обеспечить надлежащую защиту социальных связей, которые складывались по поводу невещественных факторов социальной жизни - безналичных денег, бездокументарных ценных бумаг, различных видов энергии, информации, объектов интеллектуальной собственности и др. В связи с этим многими учеными были высказаны предложения о расширении объема понятия предмета преступления за счет включения в него явлений материальной действительности невещественного характера.

Таким образом, в настоящее время под предметом преступления в теории уголовного права в первую очередь понимаются любые вещи материального мира (имущество, деньги, документы и т. п.), с определенными свойствами которых связывается наличие в действиях лица признаков состава преступления. В некоторых составах преступлений в качестве предмета выступают нематериальные ценности (интеллектуальная собственность, честь, достоинство и т. п.).

Предметы преступлений, указанные в конкретных составах Особенной части, разнообразны по своим свойствам. Так предметом преступлений против собственности является чужое, обладающее экономической стоимостью, не изъятое из гражданского оборота имущество, составляющее объект права собственности. В качестве имущества как предмета указанных преступлений выступают вещи, в том числе деньги и ценные бумаги, энергия, газ, овеществленные в документах права требования, а также имущественные права в случаях, когда они входят в неделимый объект права собственности. Недвижимое имущество может быть предметом хищения, совершаемого путем приобретения права на него, а его фактический захват не может рассматриваться как похищение.

Предмет преступления не входит в число обязательных признаков общего состава преступления. Это объясняется тем, что многие преступления не связаны с физическим воздействием на определенные материальные вещи (например, угроза убийством (ст.186 УК), заведомо ложный донос (ст.400 УК), недонесение о преступлении (ст.406 УК) и др). В тех составах, в которых предмет преступления непосредственно указан в законе, он строго обязателен. Например, в статье 296 УК предусмотрена уголовная ответственность за незаконное ношение, перевозку, изготовление или сбыт таких предметов, как холодное оружие.

В уголовном праве в преступлениях против человека (и некоторых других) не принято говорить о человеке как предмете преступления (при убийстве, причинении вреда здоровью, изнасиловании и др.). В отношении лица, которому преступлением причинен физический, материальный, моральный или иной вред, в уголовно-правовой науке используется термин «потерпевший». Поэтому при посягательстве на человека вместо понятия «предмет преступления» употребляется термин «потерпевший».

Однако понятие потерпевшего в уголовном праве не следует смешивать с «потерпевшим» как уголовно-процессуальной фигурой в рамках уголовного судопроизводства. Существует достаточное число преступлений, в которых имеется потерпевший, но предметом преступления является иная вещь или ценность (например, при совершении кражи есть потерпевший – собственник, однако предметом преступления является похищенное имущество).

Не следует отождествлять уголовно-правовое понятие «потерпевший» и со схожим виктимологическим понятием. В криминологии в рамках учения о потерпевшем как о жертве преступления изучаются свойства и поведение человека в плане потенциальной или реальной возможности стать потерпевшим от преступления, его жертвой.

Значение предмета преступления в тех случаях, когда он является обязательным признаком состава, состоит в следующем. Во-первых, он влияет на квалификацию преступления, например, кража радиоактивных веществ влечет ответственность на основании статьи 323 УК, а лекарственных средств — по статье 205 УК. Во-вторых, предмет преступления может выступать в качестве условия реализации уголовной ответственности. Так, хранение огнестрельного нарезного оружия влечет уголовную ответственность, а хранение охотничьего гладкоствольного оружия не является преступлением. В-третьих, в некоторых случаях предмет преступления учитывается законодателем в качестве обстоятельства, отягчающего ответственность. Так, охота, повлекшая уничтожение диких зверей, птиц и рыб, занесенных в Красную книгу, влечет более суровую ответственность на основании части 2 статьи 282 УК.

Если объект преступления — это общественные отношения, то предмет — это материальная вещь или иные явления материальной действительности невещественного характера. Если объекту всегда причиняется ущерб, то предмету преступления вред может и не причиняться. Объект является обязательным элементом каждого состава преступления, овеществленный предмет – только в установленных законом случаях в конкретных составах преступлений.

Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступлений. Одна и та же вещь в одном случае может выступать в качестве предмета преступления, а в другом — в качестве орудия или средства его совершения. Так, пистолет может являться предметом хищения (ст.294 УК) или средством совершения преступления при умышленном убийстве (ст.139 УК), бандитизме (ст.286 УК) либо разбое (ст.207 УК). В этом случае отличие предмета преступления от средств (приспособлений) зависит от той роли, в которой они использовались в процессе совершения преступления. Если общественно опасное деяние совершается в связи или относительно определенного предмета (например, чтобы завладеть вещью), то он должен рассматриваться как предмет преступления. Если вещь используется в качестве инструмента, с помощью которого можно осуществить преступное посягательство и достигнуть преступных целей, то это — средство или приспособление совершения преступления (например, ядовитые вещества при убийстве, бензин как средство поджога в целях уничтожения чужого имущества и т.п.). Если предмет преступления тесно связан с теми общественными отношениями, на которые осуществляется посягательство, то средства и приспособления никакого отношения к ним не имеют. В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством приспособления и средства всегда подлежат конфискации. Предмет преступления, по общему правилу, возвращается потерпевшему.

Литература:

  1.  Бикмурзин М.П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ. М., 2006.
  2.  Гавриш C. Б. Теоретические предпосылки исследования объекта преступлений // Право и политика. 2000. № 11.
  3.  Глистин В.К. Проблема уголовно-правовой охраны общественных отношений. Л., 1979.
  4.  Демидов Ю.А. Социальная ценность и оценка в уголовном праве. М., 1975.
  5.  Коржанский Н.И. Объект преступления и квалификация преступлений. Волгоград, 1976.
  6.  Коржанский Н.И. Предмет преступления. Волгоград, 1976.
  7.  Новоселов Г.П. Учение об объекте преступления. Москва, 2001.
  8.  Никифоров Б.С. Объект преступления. М., 1960.
  9.  Таций В.Я. Объект и предмет преступления по советскому уголовному праву. Харьков, 1982.

Грунтов И. О.

ТЕМА 6. ОБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

6.1. Понятие объективной стороны преступления

Существование человека всегда связано с определенным поведением. Деятельность человека может быть полезной, нейтральной или вредной для общества или государства. Однако независимо от этого в любом поступке человека одновременно проявляется его внешняя (объективная) и внутренняя (субъективная) активность. В жизни физическая и психическая активность человека всегда составляют психофизическое единство.

Преступное поведение человека отличается от его обычных поступков тем, что оно причиняет вред охраняемым отношениям и обладает общественной опасностью. В преступном деянии, как и в ином деянии человека, проявляется единство его психического и физического начала. Отсюда в преступлении психическую деятельность субъекта принято называть субъективной стороной преступного деяния, а физическую — объективной, внешней стороной преступного деяния.

Выделение объективной стороны преступления как элемента преступления носит весьма условный характер. Однако подобный подход имеет определенную логику. Каждый из элементов преступления характеризует его с разных сторон. Самостоятельный анализ этих элементов позволяет более глубоко познать и определить их значение при квалификации деяния в целом.

Следует различать объективную сторону преступления и объективную сторону состава преступления. Объективная сторона преступления включает все внешние признаки, характеризующие конкретно совершенное преступление. Содержание объективной стороны преступления составляют общественно опасное деяние (действие или бездействие), а также внешние факторы, характеризующие определенный поступок человека как преступление. Вместе с тем, для наличия основания уголовной ответственности и квалификации преступления имеют значение только объективные признаки преступления, описанные в определенной уголовно-правовой норме, т.е. объективная сторона конкретного состава преступления.

Объективная сторона состава преступления — это совокупность предусмотренных законом признаков, характеризующих внешнюю сторону общественно опасного поведения, посягающего на охраняемый уголовным законом объект, а также объективные обстоятельства и условия такого поведения.

Признаки объективной стороны конкретного состава преступления описываются в диспозиции соответствующей статьи Особенной части уголовного закона. Признаки, характеризующие объективную сторону конкретного состава преступления, по сравнению с другими (объектом, субъектом, субъективной стороной) в уголовно-правовой норме определяются более полно.

Объективная сторона конкретных составов преступлений изучается в Особенной части уголовного права. Объективные признаки, общие для всех преступлений либо присущие большому числу преступлений, изучаются в Общей части уголовного права в учении об объективной стороне преступления.

Объективная сторона состава преступления включает в себя:

а) общественно опасное деяние;

б) общественно опасные последствия;

в) причинную связь между деянием и последствиями;

г) время, место, способ и обстановку совершения преступления.

Объективная сторона состава преступления в качестве обязательного признака всегда включает в себя характеристику общественно опасного деяния. Общественно опасные последствия такого деяния, причинная связь между деянием и общественно-опасным последствием, а также место, время, способ и обстановка совершения деяния являются факультативными признаками, поскольку могут и не использоваться при описании в законе признаков объективной стороны конкретных составов преступлений.

Правильное понимание элементов объективной стороны совершенного преступного деяния имеет важное значение для квалификации преступления. Если в уголовно-правовой норме дается характеристика общественно опасного действия (бездействия), то деятельность лица, осуществляющего квалификацию преступления, состоит в сопоставлении законодательной конструкции (признаков) объективной стороны состава преступления с установленными внешними признаками совершенного лицом деяния.

В Особенной части Уголовного кодекса встречаются нормы, в которых не содержится описание общественно опасного действия (бездействия). Объективная сторона этих преступлений конструируется в уголовном законе путем указания на общественно опасные последствия (например, ст.139 “Убийство”; ст.144 “Причинение смерти по неосторожности” и др.). Тем не менее, для осуществления уголовно-правовой квалификации содеянного лицом при наличии такой законодательной конструкции объективной стороны необходимо не только установить соответствие общественно опасных последствий, причиненных лицом и описанных в уголовно-правовой норме, но и определить, каким деянием было причинено указанное в законе последствие. Характер преступного деяния при такой конструкции объективной стороны выражается через последствия, и поэтому законодатель не считает необходимым характеризовать (описывать) само деяние.

В Уголовном кодексе определение общественно опасного действия (бездействия) в некоторых случаях осуществляется путем использования так называемых бланкетных диспозиций. Особенностью уголовно-правовой квалификации при бланкетных диспозициях является лишь то обстоятельство, что законодатель заранее предопределил тот нормативный источник, который необходимо использовать при установлении вида и характера общественно опасного деяния. Использование этого нормативного источника является строго обязательным для лица, применяющего данную бланкетную уголовно-правовую норму в процессе квалификации совершенного деяния.

Правильное понимание элементов объективной стороны совершенного преступного деяния имеет большое значение при разграничении сходных по другим признакам преступлений. Например, в пункте 1 примечания к главе 24 “Преступления против собственности” дается определение хищения как умышленного противоправного безвозмездного завладения чужим имуществом или правом на имущество с корыстной целью путем кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, злоупотребления служебными полномочиями, присвоения, растраты или использования компьютерной техники. Девять способов хищения имеют много общих признаков: один и тот же объект, одинаковую форму вины, одну и ту же цель преступления. Различные виды хищения можно разграничить только по признакам объективной стороны (кража — тайное похищение имущества; грабеж — открытое похищение имущества и т.д.).

Некоторые структурные элементы объективной стороны состава преступления рассматриваются законом в качестве квалифицирующих признаков. Поэтому правильное их установление влияет на квалификацию содеянного. Например, в качестве квалифицирующего признака в некоторых преступлениях описан способ совершения деяния. Так, умышленные действия, направленные на возбуждение расовой, национальной, религиозной вражды или розни, на унижение национальной чести и достоинства, соединенные с насилием, квалифицируются не по части 1, а по части 2 статьи 130 УК; убийство, совершенное общеопасным способом или с особой жестокостью, квалифицируется не по части 1, а по части 2 (п.п.5, 6) ст.139 УК.

Отдельные элементы объективной стороны не влияют на квалификацию, но в соответствии с законом могут оцениваться как смягчающие или отягчающие ответственность обстоятельства (ст.ст.63 и 64 УК).

6.2. Общественно опасное деяние

Преступное деяние является важным элементом преступления. Оно представляет собой исходный момент внешней стороны преступного посягательства, образующего объективную сторону преступления. Преступное деяние порождает последующие звенья объективной стороны: причинную связь и общественно опасные последствия. Без преступного деяния не может быть осуществлено ни одно преступление. Деяние — необходимое проявление каждого преступления. Оно совершается лицом в конкретном месте и в определенное время, при соответствующих условиях, определенным способом и выражается в определенном по форме поведении. Уголовно-правовое понятие “деяние” определяет два возможных вида преступного поведения человека: активное (действие) и пассивное (бездействие).

Преступное деяние включает в себя все признаки, присущие человеческому поведению в психологическом и физиологическом смысле, и помимо этого обладает дополнительными социальными качествами. Уголовно-правовое деяние — это осознанное, волевое, активное (действие) или пассивное поведение (бездействие) субъекта, выражающееся в совершении общественно опасного посягательства, предусмотренного уголовным законом.

Уголовно-правовое действие представляет собой активный вариант поведения и является наиболее распространенным видом общественно опасного деяния. В уголовно-правовом смысле действие обладает социальными и правовыми признаками. Социальное качество уголовно-правового действия состоит в его общественной опасности. Каждое преступное действие посягает на охраняемые законом общественные отношения, причиняет им вред и поэтому признается преступным. В свою очередь действие (деяние), хотя и общественно опасное, но не обладающее признаком уголовной противоправности, не является преступным деянием.

Преступное деяние как любая деятельность человека — это осознанное поведение человека. Внешняя (физическая) и внутренняя (психическая) стороны деяния образуют неразрывное единство.

Однако осознаваемое поведение человека приобретает характер уголовно-правового деяния (действия) только в том случае, если оно явилось выражением его воли. Поэтому не являются уголовно-правовым действием телодвижения рефлекторного и импульсивного характера. Если, например, во время сильного гололеда гражданин П. для сохранения равновесия рефлекторно взмахнул рукой и, падая, увлек за собой другого прохожего, который в результате этого получил увечье, то ответственность П. исключается ввиду отсутствия уголовно-правового действия и, следовательно, вины.

Намерения и убеждения человека, какими бы предосудительными по своему характеру они бы не были, не воплощенные в конкретном деянии, не влекут уголовной ответственности. Уголовно-правовое деяние — это всегда определенное поведение человека в объективной действительности. Любое действие человека проявляется в виде телодвижения. Преступное действие может воплощаться в форме жеста (например, при угрозе), в виде произнесения слов (например, при оскорблении), в виде физического воздействия на других людей или на различные предметы внешнего мира. Преступные действия могут включать единичные или многократные акты внешнего поведения человека. Зачастую уголовно-правовое действие носит сложный характер, состоящий в том, что оно охватывает не только телодвижения, направляемые сознанием и волей лица, но и те внешние силы и закономерности, которые не только приводятся в движение его действием, но и сознательно направляются субъектом преступления в процессе его деятельности. В этом случае использование человеком объективных естественных процессов и сил, орудий и технических средств, поведения животных, действий других лиц составляют единую составную часть его действия.

В уголовно-правовой литературе ситуации использования лицом в процессе преступной деятельности действий невменяемого лица либо несовершеннолетнего, не достигшего возраста, с которого наступает уголовная ответственность, либо неосторожные действия другого человека именуют посредственным причинением.

Большое практическое значение имеет определение начального и конечного момента преступного действия. Правильное их установление имеет важное значение для решения вопросов о соучастии и заранее не обещанном укрывательстве, о добровольном отказе и деятельном раскаянии, о давности уголовного преследования, о наличии некоторых обстоятельств, исключающих преступность деяния, об амнистии.

В зависимости от времени существования преступные действия в научной литературе подразделяют на следующие группы: одномоментные; разномоментные; продолжаемые; длящиеся и деяния (действия) с отдаленным результатом.

В одномоментных преступлениях начало и конец действия практически совпадают, например угроза убийством, причинением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества (ст.186 УК).

В разномоментных преступлениях между началом и концом деяния происходит определенный промежуток времени, например незаконный экспорт объектов экспортного контроля (ст.229 УК); приобретение либо сбыт материальных ценностей, заведомо добытых преступным путем (ст.236 УК).

В продолжаемых преступлениях началом действия будет первый акт преступного деяния, а концом — последнее действие из ряда тождественных (например, из складского помещения на протяжении нескольких суток ночью вывозится все ценное имущество).

В длящихся преступлениях началом действия будет акт активного или пассивного преступного нарушения закона (самовольное оставление воинской части; незаконное хранение огнестрельного оружия; уклонение родителей от содержания детей, недонесение и т.д.), а концом — прекращение преступного состояния (в случаях задержания лица, его добровольной явки в органы власти; отпадения условий, устанавливающих правовую обязанность, невыполнение которой образует длящееся преступление).

В преступных действиях с отдаленным результатом началом преступления будет совершение первых актов преступного поведения, концом — начало наступления общественно опасных последствий. Например, если лицо закладывает в автомобиль управляемое взрывное устройство, то началом действия будет минирование автомашины потерпевшего, окончанием действия — начало взрыва и убийство в автомашине потерпевшего.

Уголовно-правовое бездействие — это общественно опасное, осознанное, волевое поведение субъекта, выражающееся в несовершении тех действий, которые лицо обязано было и могло совершить в данных условиях, вследствие чего был причинен вред общественным отношениям, охраняемым уголовным законом.

Уголовно-правовое бездействие, так же как и действие, должно быть по своему характеру общественно опасным и уголовно-противоправным.

Преступное бездействие — это осознанное и волевое поведение человека. Ответственность за бездействие наступает в том случае, если на лице лежит обязанность действовать и в данной конкретной обстановке оно могло совершить требуемое действие. Обязанность лица действовать может быть обусловлена прямым указанием закона или иного нормативного акта, вытекать из служебного положения или профессионального статуса лица, из предшествующего поведения лица и т.д.

При определении того, могло ли лицо действовать, учитываются реальные возможности лица в данных условиях места, времени и обстановки совершить необходимое действие. Уголовная ответственность за бездействие наступает только тогда, когда уголовный закон рассматривает данное бездействие в качестве преступного.

Например, уголовный закон иногда непосредственно возлагает на лиц определенные обязанности, невыполнение которых образует уголовно-правовое бездействие. Так, ст. 425 УК устанавливает ответственность за бездействие должностного лица; ст. 406 УК предусматривает ответственность за недонесение о преступлении.

Обязанность совершать определенные действия может обусловливаться предшествующим поведением лица, создавшего угрозу причинения вреда охраняемым интересам. Так, водитель транспортного средства обязан оказать помощь лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, если он сам поставил потерпевшего в такое состояние. Невыполнение данной обязанности влечет ответственность по ч. 3 ст. 159 УК.

Преступное бездействие, как и действие,— это определенная форма общественно опасного поведения. Намерение лица вести себя пассивно, каким бы предосудительным по своему характеру оно не было, если оно не воплотилось в определенном поведении, не влечет уголовной ответственности. При пассивном поведении, в отличие от действия, отсутствуют телодвижения человека. При преступном бездействии лицо не обязательно ведет себя пассивно во всех отношениях. Оно может развивать активную деятельность в определенных направлениях. Основанием же уголовной ответственности лица за бездействие является несовершение им в конкретный момент, в данных условиях таких действий, которые оно обязано было и могло совершить, по определенным основаниям. Подобного рода поведение оказывает серьезное воздействие и вызывает изменения в объективной действительности. В существующих в обществе и государстве сложных социальных и экономических отношениях участвует множество людей. В этих отношениях зачастую используются сложные механизмы, различные достижения науки и техники. При такой ситуации невыполнение отдельными участниками общественных отношений возложенных на них обязанностей причиняет вред охраняемым уголовным законом объектам.

Так, невыполнение диспетчером атомной электростанции своих служебных обязанностей может привести к аварии, связанной с экологической катастрофой, огромному материальному ущербу и человеческим жертвам; невыполнение машинистом электропоезда правил движения может вызвать крушение поезда, сопровождающееся гибелью людей и т.п.

Как и при совершении преступления путем активных действий, при бездействии необходимо устанавливать начало и конец такого поведения. Однако трудность заключается в том, что бездействие не имеет объективных внешних проявлений (телодвижений, слов и т.д.). В этой связи границы этого поведения не могут определяться теми же признаками, что и границы действия. При решении данного вопроса необходимо использовать специальные признаки.

Началом преступного бездействия следует признавать тот временной отрезок, когда в совокупности имеются три обстоятельства: 1) обязанность лица выполнить определенное действие; 2) возможность совершить такое действие; 3) невыполнение лицом действия, которое от него требуется. Это бездействие должно быть уголовно-противоправным и общественно опасным. Отпадение любого из перечисленных условий или наступление общественно опасных последствий означает прекращение во времени бездействия. Вопрос о начале и окончании преступного бездействия так же, как и преступного действия, имеет большое практическое значение для установления наличия или отсутствия соучастия, добровольного отказа и т.п.

В научной литературе выделяют следующие формы преступного бездействия: бездействие, создающее конкретную опасность, бездействие-невмешательство и смешанное бездействие.

Бездействие, создающее конкретную опасность, приравнивается к активному действию, если оно удовлетворяет трем условиям: к моменту возникновения обязанности действовать опасная ситуация еще не существует; на бездействовавшем в силу его непосредственных служебных функций, закона или договора лежала обязанность действовать, чтобы предотвратить возникновение такой ситуации; вследствие бездействия этого лица события развиваются до степени возникновения опасной ситуации. Таковым, например, является бездействие диспетчера железной дороги, не включившего в установленное время предупреждающий сигнал светофора, вследствие чего произошло столкновение поездов.

При бездействии-невмешательстве лицо, несмотря на имеющуюся обязанность и субъективную возможность, не оказывает помощь, чтобы устранить уже возникшую опасность, вызванную не бездействием этого лица, а другими причинами. Например, такой вид бездействия будет иметь место в том случае, если работник спасательной станции не оказывает помощи тонущему, который по неосмотрительности, не рассчитав силы, заплыл слишком далеко.

Смешанное бездействие предполагает такую конструкцию преступного деяния, когда оно одновременно включает как бездействие-невмешательство, так и действие или приравненное к нему бездействие. Примером совершения преступления путем сложного бездействия является уклонение от очередного призыва на военную службу путем предъявления подложных документов. В своей основе это преступление характеризуется бездействием — невыполнением соответствующей обязанности. Но в данном случае к бездействию присоединяется вполне активное поведение виновного — представление подложных документов с целью уклониться он несения военной службы.

Обстоятельством, устраняющим действие или бездействие в уголовно-правовом смысле и, следовательно, уголовную ответственность, является непреодолимая сила. Под непреодолимой силой следует понимать воздействие сил природы, механизмов и других объективных факторов, в результате которых лицо полностью лишается возможности действовать соответствующим образом. Например, врач не может приехать к больному и оказать помощь в результате сильного разлива рек и чрезвычайно плохой погоды; работники милиции не могут выехать на осмотр места происшествия из-за отсутствия транспорта и т.п. Однако, если при подобных обстоятельствах у лица все-таки имелась возможность определенным образом преодолеть препятствия, но для этого необходимо было рисковать правоохраняемыми интересами, то вопрос об ответственности за невыполнение определенных действий лица должен решаться по правилам крайней необходимости.

К непреодолимой силе относятся явления чрезвычайные, исключительные, непредвиденные, которые не могли быть устранены или их воздействие нельзя было преодолеть. Явление может быть непреодолимым для данного общества в целом (засухи, наводнения и т.п.) или для отдельного человека (тяжелая болезнь).

Чрезвычайность и исключительность определенных сил является их объективной характеристикой. Однако непреодолимость этих сил определяется не абстрактно, а лишь по отношению к поведению того конкретного лица, которое подверглось их воздействию и совершило деяние, подпадающее под признаки преступления.

Физическое и психическое принуждение также оказывает влияние на правовую оценку совершенного действия или бездействия. Под физическим принуждением понимают воздействие на телесную неприкосновенность или свободу человека, при котором лицо лишается возможности действовать по своему усмотрению. Физическое принуждение не следует отождествлять с физическим насилием. Эти явления имеют сходство, но различны по объему. Физическое принуждение включает в себя не только физическое воздействие на телесную неприкосновенность, но и иные формы воздействия на человека, лишающие его возможности действовать (например, человека лишают свободы и закрывают в помещении). Лицо, которое под воздействием физического принуждения не могло руководить своим действием или бездействием, не совершает уголовно-правовое деяние, поскольку оно не является выражением его воли. Устраняется уголовно-правовой характер деяния лица, которое утратило волевой контроль над собственным телодвижением вследствие физического воздействия другого лица. Так, падая под воздействием толчка (удара), лицо толкает проходящего рядом человека под колеса движущегося транспортного средства. В данном случае падение под воздействием толчка (удара) не может рассматриваться в качестве деяния, находящегося под контролем сознания и воли падающего. Вместе с тем, если, несмотря на физическое принуждение, лицо сохраняло возможность руководить своими действиями и осуществлять свою волю, то причинение им общественно опасного вреда должно оцениваться по правилам института крайней необходимости (ст.36 УК).

Под психическим принуждением следует понимать применение угрозы причинить какой-либо вред с целью побудить потерпевшего совершить определенное действие или бездействие. Психическое принуждение независимо от характера и его силы не лишает лицо способности осознавать свои действия и руководить ими. В подобной ситуации у лица имеется определенный выбор вариантов поведения: жертвовать своими интересами или причинить вред другим правоохраняемым объектам. В этой связи правовая оценка поведения лица, причинившего вред при психическом принуждении, решается так же, как и при физическом принуждении при наличии возможности руководить своими действиями по правилам правомерности крайней необходимости (ст.36 УК).

6.3. Общественно опасные последствия преступления

Любое преступное деяние причиняет вред охраняемым уголовным законом общественным отношениям. Вред, причиняемый общественным отношениям, образует преступные последствия. Его характер определяется двумя обстоятельствами: особенностями объекта, на который было совершено посягательство, а также объективными свойствами деяния вызывать определенные изменения в окружающей действительности.

С учетом этого преступные последствия могут носить материальный и нематериальный характер. Хищение, уничтожение и повреждение имущества, отдельные преступления в сфере предпринимательства и иной хозяйственной деятельности и др. причиняют ущерб имущественного (материального) характера.

Убийство, телесные повреждения, нарушение правил охраны труда, правил безопасности движения и эксплуатации транспортных средств, правил безопасности горных работ и др. причиняют материальные последствия физического характера.

Клевета, оскорбление, преступления против политических, трудовых, жилищных и иных прав граждан причиняют нематериальные последствия в виде нравственного и морального ущерба личности.

Отдельные преступления в области предпринимательства и иной хозяйственной деятельности, некоторые должностные и другие преступления могут причинять нематериальные последствия в виде ущерба охраняемым правам и законным интересам граждан, государственным или общественным интересам.

В уголовно-правовой литературе различают последствия преступления в широком и в узком, уголовно-правовом, смысле. Последствие преступления в широком смысле — это объективный ущерб, причиняемый деянием лица общественным отношениям, охраняемым уголовным законом. Последствие преступления в узком смысле — это вредные изменения в объективной действительности, которые предусмотрены законом в качестве признака объективной стороны конкретного преступления.

Преступное деяние может вызвать различные опасные последствия. Вместе с тем, лицо, совершившее это деяние, будет нести ответственность только за те последствия, которые предусмотрены законом в качестве признака объективной стороны конкретного преступления. Так, мошенник, завладевший чужим имуществом, может причинить собственнику не только имущественный вред: у потерпевшего от сильных переживаний может возникнуть тяжелая болезнь. Объективная сторона мошенничества предусматривает в качестве последствия только имущественный вред потерпевшему. Иной ущерб, который может наступить, не является признаком объективной стороны мошенничества. Подобные последствия учитываются судом в качестве отягчающих обстоятельств (п.13 ч.1 ст.64 УК).

Законодатель пользуется различными способами описания преступных последствий. Материальные последствия физического характера в законе, как правило, определяются четко. Так, в статьях 139—143 УК последствие определено в виде убийства; в статьях 147, 149, 153 УК говорится о тяжком, менее тяжком или легком телесных повреждениях; в статье 317 УК в этом качестве названы: смерть потерпевшего или причинение ему тяжкого телесного повреждения (ч.2), смерть двух или более лиц (ч.3) и т.д.

Материальные последствия имущественного характера в действующем Уголовном кодексе определяются едиными терминами: мелкий размер; крупный размер или крупный ущерб (крупный имущественный ущерб); особо крупный размер или особо крупный ущерб. Данные оценочные понятия конкретизируются в стоимостном выражении в Особенной части кодекса.

Нематериальные последствия в виде ущерба охраняемым правам и интересам личности, общества и государства описываются в законе в виде оценочных понятий: существенный вред, тяжкие последствия и др. В отдельных случаях Верховный Суд Республики Беларусь истолковывает эти понятия применительно к конкретному преступлению, устанавливает критерии определения того или иного последствия. Так, под существенным вредом в ряде должностных преступлений Верховный Суд имеет в виду нарушение конституционных прав и свобод граждан, подрыв авторитета органов власти, государственных, общественных и иных организаций, нарушение общественного порядка, сокрытие преступлений и т.п.

Применительно к вымогательству, к иным тяжким последствиям, указанным в ч. 3 ст. 208 УК, следует относить вынужденное прекращение деятельности предприятий, организаций, кооперативов либо профессиональной деятельности потерпевшего, а равно иные последствия, которые суд с учетом конкретных обстоятельств дела может признать тяжкими.

В уголовном законодательстве объективная сторона состава преступления конструируется по-разному. В одних случаях уголовный закон признает наличие юридически оконченного преступления с момента наступления определенного в законе последствия. Конструкции таких преступлений принято называть материальными. К ним относятся составы убийства, причинения телесных повреждений, хищений и др. Так, убийство считается юридически оконченным преступлением с момента наступления смерти потерпевшего, грабеж — с момента, когда лицо противоправно с корыстной целью завладело чужим имуществом и имеет реальную возможность распоряжаться им по собственному усмотрению и т.п.

В большинстве случаев уголовный закон считает объективной стороной юридически оконченного преступления сам факт совершения общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, независимо от последствий, вызванных таким поведением. Подобные конструкции преступлений условно именуют формальными. К таким конструкциям составов преступлений относятся, например, пропаганда войны, разжигание расовой, национальной или религиозной вражды или розни, нарушение правил международных полетов и др.

К формальным составам преступлений относят и те составы, которые в соответствии с законом считаются юридически выполненными, если совершенное деяние содержит в себе реальную возможность наступления вредных последствий. Так, в соответствии с частью 1 статьи 301 УК нарушение правил производственно-технической дисциплины или безопасности на объектах, связанных с использованием ядерной энергии, оценивается в качестве юридически оконченного преступления, когда оно создает угрозу радиоактивного заражения.

Выделение законодателем формальных составов преступлений основано на том, что в отдельных случаях уже сам факт совершения деяния свидетельствует о значительной общественной опасности содеянного. В подобной ситуации было бы неправильно конструировать объективную сторону этих опасных преступлений таким образом, чтобы они считались юридически оконченными с момента наступления определенных последствий. Законодатель использует формальные конструкции составов преступлений также и в тех случаях, когда наступившие последствия не поддаются точному учету и измерению.

В отдельных случаях в Уголовном кодексе при описании объективной стороны конкретного преступления используются две упомянутые конструкции одновременно. Примером такой конструкции может служить ч. 1 ст. 302 УК, в которой присутствуют и формальная, и материальная модель объективной стороны преступления, предусматривающая ответственность за нарушение правил производственно-технической дисциплины, правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах либо правил безопасности взрывоопасных работ, создавшее угрозу взрыва либо повлекшее взрыв.

Уголовно-правовая квалификация общественно опасного поведения лица по объективной стороне состава преступления предполагает помимо установления характера действия (бездействия) определение также вредных последствий. Деление составов преступлений на материальные и формальные дает возможность определить момент окончания преступления и тем самым предопределить вопрос о квалификации преступления. Если закон точно указывает конкретный характер последствий, то юридически оконченным совершенное лицом преступление будет только тогда, когда в результате деяния лица наступили именно эти, описанные в законе, последствия.

В Уголовном кодексе для определения вредных последствий нередко используются понятия и термины, употребляемые в различных профессиональных сферах деятельности (в технике, медицине, экономике и т.д.). Для квалификации таких деяний необходимо установить характер вредных последствий на основе нормативных актов тех отраслей права, в которых содержится описание этих терминов и понятий. Например, в ч. 2 ст. 301 УК в качестве вредных последствий закон указывает радиоактивное заражение. Содержание этого понятия в уголовном законе не раскрывается. Квалифицируя содеянное по ч. 2 ст. 301 УК, следователь или суд должны обратиться к ведомственным нормативным актам, раскрывающим признаки такого явления, как радиоактивное заражение.

В ряде случаев вредные последствия определяются путем использования в уголовно-правовой норме оценочных понятий. Например, ст. 176 УК устанавливает ответственность за использование опеки или попечительства в корыстных целях, либо жестокое обращение с подопечными, либо умышленное оставление их без надзора или необходимой помощи, повлекшие существенное ущемление прав и законных интересов подопечных. Квалифицируя содеянное по ст. 176 УК, следователь или суд должны признать, что совершенное лицом злоупотребление правами опекуна или попечителя существенно нарушило права и законные интересы подопечного лица и в чем это конкретно выражено.

В некоторых диспозициях указан альтернативный ряд вредных последствий, наступление которых дает основание квалифицировать содеянное по этой статье кодекса. Например, самовольная без необходимости остановка поезда, если по неосторожности причиняется смерть либо тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение потерпевшему, либо ущерб в особо крупном размере (ст.312 УК). Для квалификации по этой статье достаточно установить, что общественно опасное деяние лица вызвало одно из указанных в законе последствий. Однако квалификация содеянного не изменится, если деяние виновного по неосторожности повлечет все указанные вредные последствия одновременно.

6.4. Причинная связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями

Обязательным признаком преступлений с материальным составом является причинная связь. Общественно опасное последствие при совершении таких преступлений может быть вменено в ответственность лицу, если оно находилось в причинной связи с его деянием.

Уголовное законодательство не содержит определения причинной связи, которая должна быть установлена по уголовному делу, равно как и методики, на основании которой она должна устанавливаться. Вопрос о причинной связи между деянием и общественно опасными последствиями разрешается теорией уголовного права и судебной практикой на основе философского понимания причинной связи как реальной действительности, основанной на всеобщей взаимозависимости явлений окружающего мира и способности при определенных обстоятельствах одного явления (причины) с внутренней необходимостью порождать другое явление (следствие).

Процесс становления и развития учения о причинной связи имеет в уголовном праве длительную историю. Некоторые положения этого учения давно и довольно детально разработаны в науке уголовного права, другие носят постановочный и до конца не решенный характер.

Сущность проблемы причинной связи в уголовном праве заключается в разработке методики, способной разделить соответствующие отношения между деянием и последствием на необходимые для обоснования уголовной ответственности за наступившие вредные последствия и отношения несущественные, не влияющие на решение этого вопроса. Чрезмерное расширение границ отношений, необходимых для обоснования уголовной ответственности за наступившие последствия, не только приведет к нарушению принципа виновной ответственности за содеянное, но и будет носить элементы объективного вменения. В свою очередь узкое понимание пределов отношений причинности приведет к неоправданному сужению сферы действия уголовного закона, нарушению принципа неотвратимости ответственности за содеянное.

На протяжении нескольких столетий во многих странах велись поиски приемлемой теории причинной связи, которая имела бы, с одной стороны, некоторое философское обоснование, а с другой — определенное практическое применение.

Первой теорией, которая долгое время господствовала в науке уголовного права и существовала в судебной практике, была “теория исключительной причинной связи”. Она возникла в средние века в Италии. Итальянские юристы предложили определенный подход установления причинно-следственных отношений применительно к одному преступлению — убийству. Ими применялась следующая методика: если рана сама по себе не являлась смертельной и смерть потерпевшего наступала из-за определенного состояния его организма или в случае небрежности самого раненого или врача, то причинная связь отсутствовала. Причинная связь имела место в том случае, если нанесенная рана была неизлечима. При этом для признания наличия причинной связи между нанесенным телесным повреждением и наступлением смерти необходимо было, чтобы подобный результат наступил в течение критического срока (продолжительность его была разной — 7, 20, 40 дней или год и один день). Такой подход применялся юристами на протяжении трех столетий (в XVIXVIII вв.).

В дальнейшем данная методика была положена в основу теории исключительной причинной связи. В соответствии с этой теорией общественно опасные последствия вменяются в вину обвиняемому, когда они были  вызваны исключительно его действиями без вмешательства каких-либо других причин. Эта теория исходит из того, что только причины, а не условия обладают способностью неизбежно порождать определенные последствия.

В XIX в. широкое распространение в уголовном праве получила теория адекватной причинной связи. Согласно этой теории, причиной преступного результата является такое поведение человека, которое вообще (адекватно), а не только в данном конкретном случае способно повлечь причинение этого результата. Недостатком этой теории является то обстоятельство, что объективный характер причинной связи подменяется субъективным представлением о типичности или нетипичности причинно-следственной связи. Представление о типичности причинной связи — это оторванное от конкретной ситуации абстрактное суждение.

Несколько позже возникла так называемая теория эквивалентности. Она признавала причинную связь между деянием человека и наступившим результатом только тогда, когда действие было предшествующим необходимым условием результата (conditio sine qua non). При этом ход рассуждений был следующим: если действие человека было необходимым условием наступления последствий и при мысленном исключении его из ряда отдельных условий результат не последовал бы или последовал бы иначе, то этого достаточно для признания объективной связи, которую можно назвать причинной связью. Если при мысленном исключении деяния лица из числа других условий наступления результата общественно опасные последствия все равно бы наступили, то делался вывод о том, что это действие лица нельзя признать необходимым условием наступления результата, и оно не является причиной этого результата.

Теория эквивалентности получила широкое распространение во многих странах. В России ее разделяли такие ученые-криминалисты, как Н.Д. Сергеевский и Э.Я. Немировский. По мнению некоторых правоведов, недостатком этой теории является уравнивание всех условий наступления общественно опасного последствия и в этой связи определенное расширение границ уголовной ответственности.

В правовой теории эквивалентности, обосновывавшей достаточно широкий подход к определению причинной связи, была сделана попытка создания теории неравноценности условий. В соответствии с этой теорией под причиной понимается одно из условий наступления последствия, которое больше, чем другие, повлияло на наступление общественно опасного последствия. Данная теория была сформулирована в научных трудах немецких криминалистов К. Бикмайера и К. Биндинга, а также в работах Н.С. Таганцева и С.В. Познышева.

В настоящее время в уголовном праве зарубежных стран можно встретить влияние различных теорий причинной связи. Как отмечается в литературе, наибольшее признание в науке и судебной практике получила эквивалентная теория. Вместе с тем, в отдельных странах по отношению к определенным категориям преступлений применяются положения теории исключительной причинной связи. Например, законодательством многих штатов США признается доктрина общего права, в соответствии с которой лицо обвиняется в убийстве, если смерть потерпевшего наступает в течение одного года и одного дня после причинения телесного повреждения или нанесения удара. В Уголовном кодексе штата Калифорния подобный критический срок продлен до трех лет и одного дня.

В некоторых странах встречаются и другие методики определения юридически значимых причинно-следственных отношений. Например, в ФРГ сформулирована объективная теория, которая основывается на концепции риска. В соответствии с такой методикой последствия вменяются только тогда, когда лицо своим поведением создает опасность причинения неодобряемого правом вреда. Любое поведение лица рассматривается в качестве причины, если оно создавало неодобряемую правом опасность независимо от того, породило оно этот результат или нет. В соответствии с такой методикой чрезмерно широко понимаются границы юридически значимых причинно-следственных отношений. Поэтому практическое значение этой теории невелико.

После 1917 г. в издаваемых работах по уголовному праву вопросы о причинной связи рассматривались с позиций эквивалентной теории причинной связи. Начиная примерно с 30-х годов прошлого столетия в науке уголовного права в СССР предпринимались попытки модифицировать эквивалентную теорию причинности, несколько сузив широкие рамки объективных оснований уголовной ответственности.

Наибольшее распространение среди других теорий причинности в современной уголовно-правовой науке получила теория “необходимого причинения”, впервые обоснованная А.А. Пионтковским. Данная методика используется правоприменительными органами Республики Беларусь. В соответствии с теорией “необходимого причинения” все отношения между соотносимыми явлениями подразделяют на необходимые и случайные.        Юридическое значение в уголовном праве придается необходимым отношениям.

Необходимой причинной связи присущи следующие характеристики: 1) деяние предшествует последствию во времени; 2) деянию присуща способность с внутренней закономерностью порождать наступление данного последствия; 3) с учетом условий места, времени, обстановки и иных обстоятельств данное деяние с внутренней закономерностью вызвало эти последствия; 4) последствие следует по времени за деянием; 5) последствие порождается именно этим деянием, является следствием закономерного его развития, а не результатом действия иных лиц и сил природы. Для случайной причинной связи характерно, что наступившие последствия не вызывались закономерным развитием событий в конкретной обстановке.

Необходимая причинная связь может быть непосредственной (прямой) (например, смерть наступает от удара ножом в сердце), либо включать в себя промежуточные связи. В последнем случае возможны следующие варианты развития причинно-следственных отношений:

а) деяние закономерно порождает другие явления, которые в силу своей внутренней логики закономерно порождают преступное последствие (сын на несколько дней оставляет без помощи своего парализованного престарелого отца, который без воды и пищи погибает);

б) деяние лица порождает другое деяние, а последнее порождает общественно опасное последствие (организатор преступления разрабатывает план похищения, а исполнитель на основе плана осуществляет кражу чужого имущества);

в) два или более деяния закономерно порождают одно общественно опасное последствие (два теплохода движутся навстречу друг другу, капитаны обоих судов нарушают правила движения на водном транспорте, в результате происходит столкновение судов).

В судебной практике Республики Беларусь в абсолютном большинстве случаев применяется теория “необходимого причинения”. В ограничительных пределах используются приемы эквивалентной теории причинной связи. Сочетание таких методик необходимо правоприменительным органам, чтобы не выводить из уголовно-правового поля определенные виды поведения, непосредственно не порождающие общественно опасные последствия, но сопряженные с этим процессом. По этим же причинам во многих странах используются концепции, требующие разных методик установления причинно-следственных отношений между деянием и наступившими последствиями. Так, в уголовном праве Италии и некоторых штатов США используются критерии эквивалентной и исключительной теорий причинной связи.

В судебной практике Республики Беларусь методика эквивалентной концепции используется при оценке причинно-следственных связей в следующих ситуациях:

1. В ряде статей Уголовного кодекса предусматривается ответственность за умышленно или неосторожно совершенное бездействие. Поскольку бездействие в уголовном праве подразделяется на бездействие, создающее опасность, и бездействие-невмешательство, то применяются разные концепции и методики установления причинной связи. Бездействие, создающее опасность, ничем не отличается от активного действия. Поэтому вопрос о причинной связи между таким поведением и наступившим последствием определяется по правилам теории необходимого причинения. Вопрос о наличии юридически значимой причинной связи при бездействии-невмешательстве определяется с использованием методов эквивалентной теории. Если бездействие лица было одним из условий, без которого результат не наступил бы, то имеет место юридически значимая причинная связь. Если бездействие лица представляет такое условие, наличие или отсутствие которого не влияет на наступление общественно опасного последствия, то имеет место случайная, не имеющая юридического значения связь.

2. В уголовном праве соучастие как своеобразная форма преступной деятельности характеризуется совокупностью обязательных объективных и субъективных признаков. Для наличия объективной стороны соучастия необходимо: совершение преступления общими (взаимно дополняющими друг друга) усилиями всех участников; причинение единого для всех соучастников результата; наличие необходимой причинной связи между деянием всех участников и наступившим общим результатом. Вместе с тем, объективная сторона соучастия при некоторых видах деятельности имеет особенности. Так, пособничество в продолжаемом или длящемся преступлении будет иметь место не только тогда, когда оно с ним связано необходимой причинной связью, но и в ситуации, когда действия пособника были одним из условий, без которого это преступление не могло дальше продолжаться. Если пособническая деятельность не влияла на дальнейшее осуществление длящегося или продолжаемого преступления, то будет иметь место случайная, не имеющая юридического значения связь.

Еще один пример. В ч. 2 ст. 18 и ч. 4 ст. 19 УК закреплено особое условие ответственности организатора или руководителя организованной преступной группы или преступного сообщества. Эти лица несут ответственность за все совершенные группой преступления при условии, если между действиями организатора (руководителя) группы, с одной стороны, и рядовыми участниками групповой преступной деятельности, с другой стороны, существовала не только необходимая причинно-следственная связь, но и положение, когда деятельность организатора была одним из условий совместной преступной деятельности.

3. В судебной практике и уголовно-правовой литературе для обозначения определенного вида фактической ошибки используется понятие “общий умысел”. Этот термин обозначает один из случаев ошибки в причинной связи, при котором лицо совершает действие с умыслом достигнуть определенное общественно опасное последствие, которое наступает в реальной действительности, но не от этого действия, а от другого, совершенного этим лицом, но с иной формой вины (по неосторожности). Например, желая лишить потерпевшего жизни, виновный наносит ему сильный удар по голове и, считая потерпевшего мертвым, с целью сокрытия засыпает его песком. В действительности смерть наступила не от умышленного действия лица, а от действия, совершенного по неосторожности (песок попал в дыхательные органы потерпевшего). При таком виде ошибки между умышленным действием лица и наступившим последствием отсутствует необходимая причинноследственная связь. Умышленное поведение субъекта является одним из условий, без которого бы это последствие не наступило. Между умышленным действием лица и наступившим последствием судебная практика и теория уголовного права признают юридически значимое отношение, и лицу вменяется умышленное юридически оконченное убийство.

6.5. Способ, место,  время и обстановка совершения преступления

К числу признаков объективной стороны состава преступления, имеющих факультативный характер, относятся способ, место, время и обстановка совершения преступления.

Под способом совершения преступления понимают совокупность приемов и методов, с помощью которых лицо осуществляет общественно опасное посягательство. Способ совершения преступления, являясь важным элементом деяния, оказывает существенное влияние на характер и степень общественной опасности содеянного. Во многих составах преступления он выступает в качестве обязательного признака объективной стороны. Так, доведение до самоубийства будет считаться преступлением, если подобное было совершено путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства (ст.145 УК). В отдельных случаях способ выступает в качестве признака, позволяющего разграничивать сходные преступления. Так, хищения различаются между собой в зависимости от способа завладения чужим имуществом. В некоторых случаях способ совершения преступления является квалифицирующим признаком данного преступления. Например, умышленное убийство, совершенное общеопасным способом или с особой жестокостью (пп.5, 6 ч.2 ст.139 УК); умышленное причинение тяжкого телесного повреждения способом, носящим характер мучения или истязания (п.3 ч.2 ст.147 УК); умышленные уничтожение или повреждение имущества, совершенные общеопасным способом (ч.2 ст.218 УК).

В отдельных случаях конструктивным признаком объективной стороны состава преступления являются средства совершения преступления. Под средствами совершения преступления понимают орудия либо физические процессы (радиация, электрический ток и т.п.), которые лицо использует для осуществления преступного посягательства. Например, в ч. 1 ст. 281 УК предусматривается ответственность за добычу рыбы или водных животных недозволенными орудиями, способами или приемами. В ч. 1 ст. 282 УК устанавливается ответственность за охоту запрещенными орудиями и способами. В ч. 3 этой же статьи предусмотрен такой квалифицирующий признак, как незаконная охота с использованием механического наземного, водного или воздушного транспортного средства.

Место совершения преступления — это определенная территория, где совершено общественно опасное посягательство. Это обстоятельство в отдельных случаях при описании объективной стороны состава преступления используется в качестве основного либо квалифицирующего признака состава преступления. Так, действия, дезорганизующие работу мест лишения свободы, могут оцениваться как преступление, если они совершены в местах отбытия наказания в виде лишения свободы (ч.1 ст.410 УК). В качестве квалифицирующего признака место совершения преступления определяется в ч.2 ст. 282 УК (незаконная охота на территории заповедника, национального парка, заказника, в зоне экологического бедствия или в зоне чрезвычайной экологической ситуации).

Время совершения преступления — это определенный в законе промежуток времени, в период которого совершается общественно опасное посягательство. Этот факультативный признак применяется в законе крайне редко в качестве основного или квалифицирующего признака состава преступления. Время в качестве основного признака указано, например, в части 1 статьи 281 УК (незаконная добыча рыбы или водных животных в запретное время); в части 1 статьи 282 УК (незаконная охота в запрещенное время) и т.д.

Такое обстоятельство, как “военное время”, в качестве квалифицирующего признака  предусматривается в ряде составов воинских преступлений: неповиновение (ч.2 ст.438 УК); сопротивление начальнику либо принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ч.2 ст.440 УК); насильственные действия в отношении начальника (ч.2 ст.441 УК); самовольное оставление части или места службы (ч.4 ст.445 УК) и др.

Обстановка совершения преступления — это описанные в законе определенные внешние обстоятельства, при наличии которых совершается общественно опасное посягательство. В отдельных случаях это обстоятельство является обязательным признаком основного состава преступления. Так, призывы к свержению или изменению конституционного строя Республики Беларусь или к совершению преступлений против государства будут рассматриваться как преступление, если подобные действия совершались публично. В отдельных составах воинских преступлений квалифицирующим признаком является совершение преступления в боевой обстановке: неповиновение (ч.2 ст.438 УК); сопротивление начальнику либо принуждение его к нарушению служебных обязанностей (ч.2 ст.440 УК); насильственные действия в отношении начальника (ч.2 ст.441 УК) и др.

В процессе уголовно-правовой квалификации время, место, способ и обстановка совершения преступления в зависимости от законодательного определения того или иного деяния учитываются как признак либо основного, либо как квалифицирующего состава преступления, либо вообще не влияют на квалификацию содеянного.

Вместе с тем, время, место, способ и обстановка совершения преступления всегда должны быть выявлены и установлены в процессе расследования и судебного рассмотрения каждого уголовного дела. Так, в пункте 1 части 1 статьи 89 УПК сказано, что при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела подлежат доказыванию наряду с другими обстоятельствами время, место и способ совершения преступления.

Литература:

  1.  Кудрявцев В.Н. Объективная сторона преступления. М., 1960;
  2.  Пионтковский А.А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961;
  3.  Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. М., 1963;
  4.  Михлин А.С. Последствия преступления. М., 1969;
  5.  Тимейко Г.В. Общее учение об объективной стороне преступления. Ростов, 1977; Тер-Акопов А.А. Бездействие как форма преступного поведения. М., 1980;
  6.  Попов Н.И. Уголовно-правовое значение способа совершения преступления. Харьков, 1984;
  7.  Землюков С.В. Уголовно-правовые проблемы преступного вреда. Новосибирск, 1991;
  8.  Ковалев М.И. Объективная сторона преступления. Красноярск, 1993;
  9.  Акоев К.Л., Кауфман М.А. и др. Объективная сторона преступления (факультативные признаки). М., 1995;
  10.  Грунтов И.О. Понятие причинной связи и принцип субъективного вменения в уголовном праве Республики Беларусь // Судовы веснiк. 1998. № 2. С.49—53.

Дубовец П. А.

ТЕМА 7. СУБЪЕКТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

  1.  Понятие субъекта преступления

Среди элементов состава преступления важное место занимает субъект преступления. Без субъекта не может совершиться преступление. Действительно, именно человек совершает общественно опасные деяния, которые посягают на определенный объект. Кроме того, в сознании лица имеются определенные психологические отношения к своим общественно опасным деяниям и последствиям этих деяний. Иначе говоря, без субъекта не может быть ни объекта, ни объективной стороны, ни субъективной стороны преступления.

Субъектом преступления в соответствии с уголовным законодательством Республики Беларусь является физическое лицо, которое достигло необходимого возраста, находится в состоянии вменяемости и совершило общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом. В статьях 5 и 6 УК определяется, что уголовную ответственность могут нести физические лица: граждане Республики Беларусь, лица без гражданства и иностранные граждане, которые не пользуются дипломатическим иммунитетом. Не может быть субъектом преступления животное. В тех случаях, когда человек использует животное для причинения общественно опасного вреда или когда такой вред причинен в результате недосмотра за животным, к уголовной ответственности привлекается человек, который и является субъектом соответствующего преступления.

В соответствии с УК Республики Беларусь юридическое лицо также не может быть субъектом преступления. Когда общественно опасные деяния совершают представители юридического лица, то они и несут уголовную ответственность. Например, за загрязнение атмосферного воздуха (ст.274 УК) отвечают лица, а не предприятия, производственной деятельностью которого причинен вред окружающей среде.

Согласно законодательству некоторых иностранных государств к уголовной ответственности могут привлекаться и юридические лица. Так, УК Франции 1992 г. предусматривает уголовную ответственность юридических лиц. Наказанием для них, как правило, является штраф.

Законодательством Республики Беларусь субъектом преступления признается не всякое физическое лицо, а только такое, которое находится в состоянии вменяемости в момент совершения преступления и достигло определенного возраста. Наличие вменяемости и достижение определенного возраста, установленного законом, являются обязательными признаками субъекта каждого состава преступления. Отсутствие хотя бы одного из них означает, что лицо ни при каких обстоятельствах не может быть признано субъектом преступления и привлечено к уголовной ответственности.

Для привлечения к уголовной ответственности за совершение некоторых преступлений необходимо, кроме вменяемости и достижения определенного возраста, наличие еще других (дополнительных) признаков. Так, субъектами должностных преступлений могут быть только должностные лица, воинских преступлений — военнослужащие.

Кроме таких юридических признаков субъекта преступления, как вменяемость, достижение определенного возраста и дополнительных признаков, существенное значение имеет установление других сведений, характеризующих личность преступника (возраст, образование, семейное положение, моральный облик и т.д.). Обстоятельства, которые характеризуют личность преступника, но не являются признаками состава преступления, в значительной мере определяют степень общественной опасности личности преступника, а поэтому имеют значение при индивидуализации наказания. Некоторые из них, согласно закону, являются смягчающими ответственность обстоятельствами (например, чистосердечное раскаяние в совершении преступления или совершение преступления женщиной в состоянии беременности — ст.63 УК), другие же — отягчающими обстоятельствами (например, совершение преступления лицом, которое ранее уже совершило какое-либо преступление — ст.64 УК).

Таким образом, наличие или отсутствие тех или иных признаков субъекта преступления имеет большое значение для отграничения преступных деяний от непреступных и правильной квалификации общественно опасных действий виновного. Наличие же обстоятельств, которые характеризуют личность преступника, учитывается судом при назначении наказания.

7.2. Вменяемость и невменяемость. Уменьшенная вменяемость

Поведение человека, любые его деяния, включая и преступные, определяются его сознанием и волей. Последние — продукт внешних условий, в которых живет человек, так как сознание и воля формируются социальными условиями жизни человека. Каждый человек с нормальной психикой обладает свободой воли, что означает способность принимать решение со знанием дела. Сознавая характер своих действий (бездействия), он может ими руководить. Это и обуславливает обязанность человека нести уголовную ответственность за совершенные им общественно опасные действия (бездействие). Таким образом, вменяемость — это способность человека сознавать свои действия (бездействие) и руководить ими. Понятие вменяемости в уголовном законе отсутствует. Поскольку вменяемость человека — это общее правило, поэтому законодатель дает определение невменяемости.

Понятие невменяемости содержится в ст.28 УК, согласно которой лицо признается невменяемым, если оно во время совершения общественно опасного деяния “не могло сознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) или руководить им вследствие хронического психического заболевания, временного расстройства психики, слабоумия или иного болезненного состояния психики”. Из этого следует, что для признания лица невменяемым необходимо наличие двух критериев: медицинского (биологического) и юридического (психологического).

К медицинскому критерию невменяемости относятся: хроническая психическая болезнь; временное расстройство психики; слабоумие; иное болезненное состояние психики.

Хронические психические заболевания — это такие заболевания психики, которые носят длительный характер, способны к прогрессированию и, как правило, неизлечимы. К ним относятся: прогрессивный паралич, эпилепсия, шизофрения и другие.

К временному расстройству психики относятся психические заболевания, которые протекают относительно непродолжительное время. Такими расстройствами психики являются: реактивное состояние, белая горячка, патологическое опьянение, патологический аффект и другие.

Слабоумие — это врожденное недоразвитие умственных способностей, которое может быть вызвано повреждениями или заболеваниями самого плода, болезнью родителей (олигофрения), либо приобретенное снижение умственных способностей (деменция). На практике чаще встречается слабоумие в виде олигофрении. Олигофрения относится к заболеваниям, носящим постоянный характер, и подразделяется на три группы: глубокая степень недоразвития умственных способностей (идиотия), менее глубокая (имбецильность) и легкая (дебильность). Идиоты и имбецилы всегда невменяемы. Дебилы же в отношении одних общественно опасных деяний невменяемы, в отношении других могут быть вменяемы.

Под иным болезненным состоянием психики понимается такое ее состояние психики, которое не относится ни к хроническому, ни к временному расстройству психики, но приравнивается к ним. Иное болезненное состояние психики может наступать при инфекционных заболеваниях (например, при сыпном и брюшном тифах, воспалении легких), болезнях внутренних органов, нарушении обмена веществ и других. В таких случаях больной человек может быть лишен возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего действия (бездействия) либо руководить им.

Для признания лица невменяемым одного медицинского критерия недостаточно, поскольку во многих случаях, несмотря на болезненное расстройство психики, человек может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Поэтому для признания лица невменяемым требуется наличие юридического критерия. Юридический критерий невменяемости согласно ст.28 УК заключается в том, что лицо не может сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими. Этот критерий характеризуется двумя признаками: интеллектуальным и волевым.

Интеллектуальный признак выражается в том, что лицо во время совершения преступления не может сознавать своих действий. В этих случаях лицо не понимает фактической стороны совершаемых им действий и их последствий, либо, понимая это, не способно осознавать общественную опасность своих действий.

Волевой признак означает неспособность лица руководить своими действиями. Сознание и воля человека неразрывно связаны между собой. В тех случаях, когда нарушается интеллект, естественно, нарушается и эмоционально-волевая сфера, лицо теряет способность руководить своими действиями. Однако встречаются случаи, когда у страдающего психическим заболеванием сохраняется интеллект, но нарушается волевая сфера психической деятельности. Психически больной сознает характер своих действий, в том числе и их общественную опасность, но не может удержаться от их совершения вследствие болезненного состояния психики. Так, у некоторых лиц, страдающих эпилепсией, возникает непреодолимое желание к поджогам (пиромания), хотя они и осознают общественно опасный характер этих действий. Для признания психически больного человека невменяемым достаточно любого из двух признаков юридического критерия невменяемости.

Решение вопроса о вменяемости или невменяемости лица относится к компетенции органов следствия и суда, потому что эти понятия не медицинские, а юридические. Однако необходимо заключение судебно-психиатрической экспертизы, производство которой необходимо во всех случаях сомнения во вменяемости лица, совершившего общественно опасное деяние. Это объясняется тем, что для решения вопроса о психических способностях лица требуются специальные познания. Нарушение ст.75 УПК влечет за собой отмену приговора.

Лицо, признанное невменяемым в момент совершения им общественно опасного деяния, не является субъектом и не может быть привлечено к уголовной ответственности. К такому лицу при необходимости лечения по определению суда могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения, предусмотренные ст.101 УК. Наряду с этим ст.101 УК предусматривает случаи, когда лицо, совершившее преступление в состоянии вменяемости, затем до вынесения судом приговора заболело психической болезнью, лишающей его возможности осознавать свои действия или руководить ими. В таком случае лицо не освобождается от уголовной ответственности, поскольку оно было вменяемым в момент совершения преступления. Однако, поскольку уголовная ответственность имеет целью исправление осужденных, ответственность до выздоровления такого лица не применяется. Согласно ст.101 УК, к такому лицу судом могут быть применены принудительные меры безопасности и лечения, а после выздоровления оно подлежит наказанию, если не истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности (ст.83 УК).

Уменьшенная вменяемость. До принятия Уголовного кодекса 1999 г. уголовное законодательство Республики Беларусь не знало такого понятия, как уменьшенная вменяемость, хотя в судебной практике нередко встречались случаи, когда лицо в момент совершения преступления не в полной мере осознавало свои действия или не в полной мере могло ими руководить вследствие болезненного психического расстройства, умственной отсталости или иных обстоятельств.

УК Республики Беларусь 1999 г. впервые в уголовном законодательстве республики ввел понятие уменьшенной вменяемости (ст.29 УК). Фактически УК предусматривает два вида уменьшенной вменяемости: уменьшенная вменяемость, предусмотренная ст.29 УК, и уменьшенная вменяемость, предусмотренная ст.31 УК (совершение деяния в состоянии аффекта).

Согласно ст.29 УК, лицо считается находящимся в состоянии уменьшенной вменяемости во время совершения общественно опасного деяния, если оно не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими вследствие болезненного психического расстройства или умственной отсталости. Для признания лица уменьшенно вменяемым также требуется наличие двух критериев: медицинского и юридического.

Медицинский критерий уменьшенной вменяемости предполагает наличие у лица психического расстройства или умственной отсталости. Психические расстройства такого рода характерны, например, для психопатов.

Юридический критерий уменьшенной вменяемости характеризуется тем, что лицо при совершении преступления сознает общественно опасный характер своего деяния и может им руководить, хотя и не в полном объеме.

Поскольку уменьшенно вменяемое лицо не теряет способности сознавать общественную опасность своего деяния и руководить им (хотя и не в полном объеме), поэтому оно не освобождается от уголовной ответственности.

Согласно ч.2 ст.29 УК, состояние уменьшенной вменяемости может учитываться судом при назначении наказания и иных мер уголовной ответственности. Кроме того, к таким лицам могут быть применены и принудительные меры безопасности и лечения.

Специальный вид уменьшенной вменяемости предусмотрен ст.31 УК. Согласно этой статье УК состояние уменьшенной вменяемости наступает тогда, когда деяние совершается в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, в результате чего лицо не могло в полной мере сознавать значение своих действий или руководить ими, то есть тогда, когда имеет место совершение преступления в состоянии физиологического аффекта. В состоянии аффекта сознание, способность мыслить и руководить своими поступками снижаются, хотя эти лица и остаются вменяемыми.

Для признания наличия уменьшенной вменяемости в этих случаях требуется ряд условий. Необходимо, чтобы деяние было совершено в состоянии сильного душевного волнения и, кроме того, такое состояние должно возникнуть внезапно, то есть непосредственно за противоправными действиями потерпевшего. Именно внезапность возникновения характерна для сильного душевного волнения. Деяние может рассматриваться как совершенное в состоянии аффекта в том случае, если внезапно возникшее сильное душевное волнение вызвано насилием, издевательством, тяжким оскорблением или иными противозаконными или грубыми аморальными действиями потерпевшего либо длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего. Насилие, тяжкое оскорбление и другие противоправные и аморальные действия в отношении лица, совершившего общественно опасное деяние, должны быть совершены только потерпевшим, а не кем-либо другим. Указанные противозаконные действия потерпевшим чаще совершаются умышленно, однако не исключена и неосторожная вина. Например, когда на глазах у отца совершается наезд автомашины на его ребенка. Для признания деяния совершенным в состоянии аффекта достаточно любого из перечисленных противозаконных и аморальных действий потерпевшего.

Уголовная ответственность в соответствии со ст.31 УК наступает лишь тогда, когда в состоянии аффекта совершается умышленно убийство, тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение. Эти преступления законодательством выделены в самостоятельные составы (ст.141, 150 УК), в которых санкции предусматривают значительно более мягкие меры наказания по сравнению с такими же преступлениями, совершенными умышленно, но без указанных обстоятельств.

7. 3. Опьянение и уголовная ответственность

Преступность имеет тесную связь с пьянством. В Республике Беларусь преступления, совершенные лицами в нетрезвом состоянии, составляют в последние годы 30-35 % от всех совершенных преступлений. Такие же особо тяжкие преступления как умышленное убийство, умышленное причинение тяжких телесных повреждений совершаются лицами, находящимися во время совершения преступления в нетрезвом состоянии, в 70-75 % случаев этих преступлений, процент совершения хулиганства в состоянии опьянения достигает 90 %.

Употребление алкоголя притупляет чувство ответственности за свои действия, способствует оживлению имеющихся у лица антиобщественных взглядов и привычек, что приводит к решимости совершить преступление. В связи с этим борьбе с пьянством в нашей стране придается большое значение. Важную роль в ней играют и уголовно-правовые нормы ответственности лиц, совершивших преступления в состоянии опьянения.

Согласно ст.30 УК “лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения, либо в состоянии, вызванном употреблением наркотических средств, токсических или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности”.

При употреблении спиртных напитков, наркотических или других одурманивающих веществ нарушаются нормальные процессы психической деятельности. В результате этого снижается самоконтроль, ослабляется работа тормозящих центров. Однако при физиологическом опьянении лицо в определенной степени сохраняет способность осознавать окружающую действительность, свои действия, а также может руководить ими. В связи с этим такие лица признаются вменяемыми и несут уголовную ответственность за общественно опасные деяния, поскольку в таких случаях отсутствует как медицинский, так и юридический критерий невменяемости. Даже при глубоком физиологическом опьянении не наступает болезненного психического расстройства. У таких лиц нет помрачения сознания, отсутствуют галлюцинации и бредовые идеи. В состоянии глубокого опьянения лицо сохраняет известный контакт с реальной обстановкой а поэтому способно осознавать свои действия и руководить ими. В подобных случаях лицо также признается вменяемым и подлежит уголовной ответственности, так как отсутствует медицинский и юридический критерий невменяемости.

Хронические алкоголики, как правило, признаются вменяемыми в соответствии со ст.28 и 30 УК, так как они способны сознавать фактическую сторону и общественную опасность своих действий и руководить ими. В тех же случаях, когда на почве злоупотребления алкоголем у лица возникает психическое расстройство (белая горячка, алкогольный параноид, корсаковский психоз и др.) в соответствии со ст.28 УК такое лицо может быть признано невменяемым. Так, К., являясь алкоголиком, систематически избивал свою жену, причиняя ей легкие телесные повреждения (истязание). Судебно-психиатрической экспертизой было установлено, что К. страдает алкогольным параноидом и является невменяемым в отношении совершенных им действий.

От физиологического опьянения следует отличать патологическое опьянение. Последнее встречается весьма редко и возникает при наличии предрасполагающих факторов (физического и психического истощения) и независимо от количества принятого спиртного. Состояние патологического опьянения характеризуется тем, что у лица наступает кратковременное психотическое состояние, качественно отличающееся от клинического проявления физиологического (простого) опьянения.

В состоянии патологического опьянения лицо в силу психического расстройства лишается возможности осознавать свои действия и руководить ими. При совершении общественно опасного деяния оно признается невменяемым, так как имеются указанные в ст.28 УК медицинский и юридический критерий невменяемости.

Согласно ч.2 ст.30 УК при совершении преступления лицом, страдающим хроническим алкоголизмом, наркоманией или токсикоманией, суд наряду с применением наказания или иных мер уголовной ответственности может назначить принудительные меры безопасности и лечения. Порядок применения этих мер предусмотрен ст.107 УК.

Таким образом, уголовный закон не освобождает лицо от уголовной ответственности за преступления, совершенные в состоянии физиологического алкогольного опьянения либо в состоянии, вызванном употреблением наркотических средств или токсических веществ. Более того, ст.64 УК среди других обстоятельств, отягчающих ответственность за преступление, называет перечисленные выше виды опьянения. Устанавливая такую норму, законодатель исходит из того, что лицо сознательно приводит себя в указанное состояние, заранее сознавая возможность совершения в этом состоянии общественно опасных действий. Кроме того, законодатель учитывает и то обстоятельство, что лица, находящиеся в состоянии опьянения, представляют повышенную опасность для окружающих при совершении преступлений. Как показывает судебная практика, общественно опасные действия этих лиц, как правило, носят особо злостный характер, циничны, отличаются особой дерзостью, приводят к тяжким последствиям и т.д.

В отдельных случаях, исходя из конкретных обстоятельств совершенного преступления, суд в соответствии со ст.64 УК может не признать состояние опьянения отягчающим ответственность обстоятельством.

7. 4. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность

Согласно закону, субъектом преступления может быть не всякое вменяемое лицо, а лишь достигшее определенного возраста.

Формирование сознания человека, его характера, навыков и привычек начинается с его рождения. Этот процесс длителен и в основном заканчивается к моменту наступления совершеннолетия. В тех случаях, когда формирование личности подростка проходит в неблагоприятных условиях, ему прививаются антиобщественные взгляды, навыки, привычки, под воздействием которых совершаются правонарушения и преступления.

Способность сознавать характер своих действий, в том числе и общественную опасность, является предпосылкой вины и служит основанием для наступления уголовной ответственности. Такая способность наступает у несовершеннолетних, достигших шестнадцатилетнего возраста. Исходя из этого, ч.1 ст.27 УК устанавливает, что уголовной ответственности подлежат лица, которым до совершения преступления исполнилось шестнадцать лет. Однако некоторые преступления по своему характеру таковы, что несовершеннолетние сознают их общественную опасность и противоправность в более раннем возрасте. Поэтому ч.2 ст.27 УК устанавливает уголовную ответственность с четырнадцатилетнего возраста за следующие преступления: за убийство (ст.139 УК), причинение смерти по неосторожности (ст.144 УК), умышленное тяжкое телесное повреждение (ст.147 УК), умышленное менее тяжкое телесное повреждение (ст.149 УК), изнасилование (ст.166 УК), насильственные действия сексуального характера (ст.167 УК), похищение человека (ст.182 УК), кражу (ст.205 УК), грабеж (ст.206 УК), разбой (ст.207 УК), вымогательство (ст.208 УК), угон транспортного средства или маломерного водного судна (ст.214 УК), умышленное уничтожение или повреждение имущества, повлекшее тяжкие последствия (ч.2 и ч.3 ст.218 УК), захват заложника (ст.291 УК), хищение огнестрельного оружия, боеприпасов или взрывчатых веществ (ст.294 УК), умышленное приведение в негодность транспортного средства или путей сообщения (ст.309 УК), хищение наркотических средств, психотропных веществ и препаратов (ст.327 УК), хулиганство (ст.339 УК), заведомо ложные сообщения об опасности (ст.340 УК)и осквернение сооружений и порча имущества (ст.341 УК), побег из исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы, арестного дома или из-под стражи (ст.413 УК).

За совершение других преступлений несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет не могут нести уголовную ответственность. Однако, если несовершеннолетний, достигший четырнадцатилетнего возраста, совершает преступление, ответственность за которое наступает с шестнадцати лет, но в его действиях одновременно имеются все признаки другого преступления, предусмотренного в ч.2 ст.27 УК, он подлежит уголовной ответственности. В таком случае его действия квалифицируются по статье УК, указанной в ч.2 ст.27 УК. Например, за насилие в отношении работника милиции в целях воспрепятствования его законной деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности, выразившееся в причинении менее тяжкого телесного повреждения (ст.364 УК), несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до шестнадцати лет отвечают как за умышленное менее тяжкое телесное повреждение (ст.149 УК).

При совершении преступления несовершеннолетним всегда должен быть точно установлен его возраст. Лицо считается достигшим определенного возраста не в день рождения, а начиная со следующих суток. В тех случаях, когда возраст несовершеннолетнего определяется судебно-медицинской экспертизой лишь его годом рождения, днем рождения следует считать последний день того года, который назван экспертом, а при определении возраста минимальным и максимальным количеством годов, необходимо исходить из предполагаемого экспертизой минимального возраста такого лица.

Хотя закон устанавливает уголовную ответственность за большинство преступлений с шестнадцати лет, фактически несовершеннолетние, достигшие этого возраста, не могут быть субъектами ряда преступлений, поскольку для субъектов этих преступлений требуются дополнительные признаки, которыми не могут обладать подростки. Например, не могут быть судьями несовершеннолетние, поэтому ответственность по ст.173 УК несут только взрослые лица.

В некоторых случаях совершения преступления несовершеннолетние лица, достигшие предусмотренного ч.1 и ч.2 ст.27 УК возраста, могут не сознавать характера и общественной опасности своих действий вследствие умственной отсталости. Поэтому ч.3 ст.27 УК устанавливает, что не подлежит уголовной ответственности несовершеннолетнее лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, если будет установлено, что в результате отставания в умственном развитии, не связанного с болезненным психическим расстройством, оно во время совершения общественно опасного деяния не способно было сознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния. Для этого в необходимых случаях должна быть проведена экспертиза специалистами в области детской и юношеской психологии (психолог, педагог) или вопросы об умственной отсталости могут быть поставлена на разрешение эксперта-психиатра.

Хотя несовершеннолетие не включено в перечень смягчающим ответственность обстоятельств, предусмотренных ст.63 УК, оно является смягчающим ответственность обстоятельством. Об этом свидетельствуют многие нормы УК. Согласно ст.118 УК, лицо, впервые совершившее в возрасте до восемнадцати лет преступление, не представляющее большой общественной опасности, может быть освобождено от уголовной ответственности с передачей его под наблюдение родителей или лиц, их заменяющих, по их просьбе, если исправление несовершеннолетнего возможно без привлечения его к уголовной ответственности. В соответствии со ст.117 УК несовершеннолетнему, совершившему преступление, не представляющее большой общественной опасности, или впервые менее тяжкое преступление, если его исправление возможно без наказания, суд может постановить обвинительный приговор без применения наказания и назначить ему принудительные меры воспитательного характера, перечень которых содержится в этой же статье УК.

7. 5. Специальный субъект преступления

Специальный субъект преступления — это лицо, которое наряду с общими признаками (вменяемость и достижение определенного возраста) обладает дополнительными признаками, предусмотренными соответствующими статьями Особенной части УК.

Признаки многих преступлений описаны в законе таким образом, что они могут быть совершены только специальным субъектом. В большинстве случаев дополнительные признаки субъекта непосредственно перечисляются в самой норме УК, в других — они подразумеваются. Так, из смысла ст.199 УК, предусматривающей уголовную ответственность за отказ в приеме на работу или увольнение с работы беременной женщины, следует, что отвечать по этой статье может только лицо, имеющее право приема на работу и увольнения с работы.

В качестве дополнительных в ряде случаев указаны признаки, характеризующие служебное положение виновного. Так, субъектами воинских преступлений (ст.438-465 УК) могут быть только военнослужащие, военнообязанные во время прохождения ими учебных или поверочных сборов. Субъектами должностных (ст.424-433 УК) и многих других преступлений (ст.192, 197, 204, 390 УК и т.д.) могут быть только должностные лица. Более того, за многие из этих преступлений уголовную ответственность несут не все, а только такие должностные лица, которые обладают определенными полномочиями и на которых возложены специальные обязанности. Так, ответственность за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угрозы, шантажа или совершения иных незаконных действий (ст.394 УК) несут лица, производящие дознание, предварительное следствие или осуществляющие правосудие.

Отдельные составы преступлений описаны в законе таким образом, что субъектами их совершения могут быть лишь лица, выполняющие определенный род работы или занимающиеся определенной профессией. Так, ответственность за недобросовестное отношение к охране имущества (ст.220 УК) могут нести лица, которым поручена охрана имущества.

В качестве дополнительных признаков субъекта иногда указываются обстоятельства, характеризующие взаимоотношения (родственные и др.) между виновным и потерпевшим. Так субъектами злостного уклонения от уплаты алиментов или от содержания детей (ст.174 УК) и злостного уклонения от оказания помощи родителям (ст.175 УК) являются в первом случае родители, во втором — совершеннолетние дети. Субъектом такого преступления, как заведомое оставление лица, находящегося в опасном для жизни состоянии является лицо, которое обязано было заботиться о потерпевшем (ч.2 ст.159 УК) либо само поставило его в опасное для жизни состояние (ч.3 ст.159 УК).

Специальным признаком субъекта может быть гражданство лица. Такое преступление, как шпионаж (ст.358 УК), совершается иностранным гражданином или лицом без гражданства, а измена государству (ст.356 УК) — только гражданином Республики Беларусь.

Признаки специального субъекта преступления имеют значение при решении вопроса об уголовной ответственности, а также при квалификации действий виновного. Отсутствие у лица дополнительных признаков, предусмотренных в статье Особенной части УК, означает, что лицо либо вовсе не подлежит уголовной ответственности, либо его действия должны быть квалифицированы по другой статье УК. Например, за разглашение государственной тайны военнослужащий будет отвечать по ст.457 УК, гражданское лицо, которому государственная тайна была доверена или стала известна по службе либо работе — по ст.373 УК, а другие лица вообще не могут быть привлечены к уголовной ответственности за такого рода действия.

Признаки специального субъекта преступления относятся только к исполнителю преступления. Поэтому соучастниками преступления со специальным субъектом могут быть и лица, которые не имеют дополнительных признаков, указанных в статье Особенной части УК. Например, частное лицо склоняет должностное лицо к злоупотреблению властью или служебным положением (ст.424 УК). Ответственность за совершенное преступление в данном случае будет нести по ст.424 УК не только должностное лицо, но и частное лицо как подстрекатель этого преступления (ст.16 и 424 УК). Однако в тех случаях, когда лицо, не обладающее признаками специального субъекта, непосредственно участвует в совершении преступления совместно со специальным субъектом (субъектами), оно должно нести ответственность как соисполнитель такого преступления, если его объективная сторона носит сложный (составной) характер и позволяет соучаствовать в совершении данного преступления в качестве соисполнителя другому лицу, не являющемуся специальным субъектом..

Литература:

  1.  Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. — Л., 1968;
    1.  Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. — Владивосток, 1970;
    2.  Дубовец П.А. Правовые меры борьбы против пьянства и алкоголизма. — Минск, 1975;
    3.  Орымбаев Р. Специальный субъект преступления. — Алма-Ата, 1977;
    4.  Лазарев А.М. Субъект преступления. — М., 1981;
    5.  Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. — Владивосток, 1983;
    6.  Голик Ю.В. Случайный преступник. — Томск, 1984;
    7.  Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступность и психические аномалии. — М., 1987;
    8.  Михеев Р.И. Уголовная ответственность лиц с психофизиологическими особенностями и психогенетическими аномалиями. — Хабаровск, 1989;
    9.  Устименко В.В. Специальный субъект преступления. — Харьков, 1989;
    10.  Трахтеров В.С. Вменяемость и невменяемость в уголовном праве (исторический очерк). — Харьков, 1992;
    11.  Павлов В.Г. Субъект преступления в уголовном праве (историко-правовое исследование). — М.-СПб., 1999.

Барков А. В.

ТЕМА 8. СУБЪЕКТИВНАЯ СТОРОНА ПРЕСТУПЛЕНИЯ

8.1 Понятие субъективной стороны преступления

Всякий поступок человека проходит через его разум, является воплощением его волеизъявления, имеет как бы две стороны:

– внешнюю (активное или пассивное поведение, вызывающее изменения в окружающей действительности) и

– внутреннюю (осмысление поступка, его оценка, выбор формы поведения, принятие решения). Совершение преступления не является исключением из этого правила.

Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, если общественно опасное деяние являлось не только “делом его рук”, но и продуктом его сознания, воли, эмоциональных переживаний.

Принципом уголовного права является субъективное вменение.

Это означает, что уголовная ответственность возможна только тогда, когда лицо проявило заслуживающее упрека (виновное) отношение к своему деянию:

– лицо сознавало или в конкретных условиях должно было и могло сознавать характер своего деяния,

– предвидело или должно было и могло предвидеть его результаты

– и проявило или могло проявить свое волевое отношение к общественно опасному деянию (действию или бездействию).

Нельзя строить уголовную ответственность на принципе объективного вменения, когда во внимание принимаются только опасность поступка человека и вредные результаты этого поведения, а психическое отношение лица к содеянному игнорируется.

Понятием субъективной стороны преступления охватывается психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию и общественно опасным последствиям этого деяния. К содержанию субъективной стороны преступления уголовное право относит только те элементы психического отношения, которые имеют значение для решения вопроса об основаниях уголовной ответственности и определения ее пределов.

Запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние (действие или бездействие) только в том случае признается преступлением, а лицо привлекается к уголовной ответственности за содеянное, когда его психическое отношение к деянию (деянию и последствиям) соответствует предусмотренным в законе формам вины: умыслу или неосторожности. Умысел и неосторожность — это формы вины как важнейшего и обязательного признака субъективной стороны преступления. Кроме вины субъективная сторона преступления включает такие психологические признаки совершаемого деяния, как мотив и цель. Эти признаки характеризуют волевую направленность деяния, раскрывают внутренний стимул, который вызвал совершение преступления.

Таким образом, субъективная сторона преступления — это элемент состава преступления, который выражает внутреннее, психическое отношение лица к своему общественно опасному деянию и его общественно опасным последствиям посредством вины (умысла или неосторожности), мотива и цели в совершенном преступлении.

Субъективная сторона преступления в целом, как и каждый ее признак, проявляет себя через объективную сторону преступления. Поэтому изучение субъективной стороны и исследование наличия или отсутствия того или иного ее признака должны осуществляется на основе анализа объективных признаков совершенного деяния и его последствий.

Особое место в субъективной стороне преступления занимают эмоции (чувства), которые испытывает человек во время совершения преступления. Они сопровождают приготовление к преступлению и процесс его совершения. Будучи связаны с мотивом общественно опасного деяния, они в некоторых случаях входят в субъективную сторону конкретного состава преступления, например убийства, совершаемого в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения — физиологического аффекта (ст.141 УК).

Субъективная сторона преступления имеет существенное значение для решения вопросов уголовной ответственности.

Во-первых, с ее помощью отграничивают преступное поведение от непреступного. Так, не является преступлением причинение даже особо тяжких последствий при отсутствии вины: умысла или неосторожности. Не будет преступления при неосторожном совершении деяния, которое наказуемо лишь при умышленном совершении. Нет преступления, если поступок совершен при отсутствии мотива или цели, предусмотренных уголовным законом.

Во-вторых, с помощью субъективной стороны разграничиваются составы преступлений, которые имеют одинаковые по характеру признаки объективной стороны преступления. В этих случаях исследование субъективной стороны преступления является условием точной уголовно-правовой оценки (квалификации) преступления.

В-третьих, содержание субъективной стороны преступления указывает на степень общественной опасности преступления и лица, его совершившего. Это учитывается при индивидуализации ответственности, избрании судом вида и размера наказания.

Судебная практика исходит из необходимости тщательного исследования содержания и направленности умысла, выяснения действительных мотивов и целей преступления, четкого отграничения умышленных преступлений от совершенных по неосторожности.

8.2. Понятие вины

Уголовная ответственность человека за его поступок основывается не только на том, что он вызвал своим деянием общественно опасные последствия, но и на том, что это деяние прошло через его сознание и волю, сопоставлено им с окружающей действительностью и оказалось проявлением его устремлений, желаний и интересов.

Методологической основой принципа субъективного вменения (принципа вины) являются детерминистские представления о природе человеческих поступков, которые исходят не только из объективной обусловленности преступного поведения человека, но и из относительной самостоятельности человеческого сознания и воли в выборе целей и способов своего поведения, в принятии и осуществлении решений, в том числе и преступных.

Общественно опасное преступное поведение формируется под влиянием трех причинно-взаимосвязанных факторов: свойств личности субъекта; конкретной жизненной ситуации, в которой находится лицо; учета самим человеком результатов собственных поступков и его последствий.

Поступок человека нельзя рассматривать как простую реакцию на внешние обстоятельства. В совершении каждого общественно опасного деяния отражается определенная направленность личности. Волю человека нельзя рассматривать как психическую способность, оторванную от мышления. Всякое волевое поведение связано с той или иной степенью осознания условий, в которых действует человек. Это касается как правомерных поступков, так и правонарушений.

Вина — это заслуживающее упрека психическое отношение лица к своему общественно опасному действию или бездействию, к общественно опасным последствиям своего деяния в форме умысла или неосторожности.

Вина — это не только психологическое, но и правовое понятие. Понятиями умысла и неосторожности пользуются и другие отрасли права, например административное или гражданское в отношении соответствующих правонарушений. Нельзя употреблять понятие вины в отношении правомерного поведения. Вина — это отношение лица именно к общественно вредным поступкам, а в уголовном праве — к запрещенным уголовным законом деяниям. Это отношение порицаемое обществом.

Субъективным основанием привлечения лица к уголовной ответственности за совершение умышленного преступления признается то, что это лицо сознавало общественно опасный характер своего деяния, предвидело его общественно опасные последствия и  по собственной воле осуществило посягательство на человека, его права и свободы, на чужую собственность, общественный порядок и иные объекты, охраняемые уголовным правом. Так, лицо, которое крадет чужое имущество, понимает вредность этого деяния для собственника и для общества в целом, но направляет свою волю на изъятие чужого имущества и причинение ущерба потерпевшему.

При неосторожном совершении общественно опасного деяния лицо признается виновным потому, что допустило неизвинительную ошибку, непростительное легкомыслие, невнимательность или грубую небрежность в поведении, которых могло бы избежать при более внимательном отношении к окружающей действительности. Например, лицо управлявшее автомобилем, совершило аварию, которая привела к гибели людей, потому что превысило скорость, не следило за обстановкой на дороге и тем самым грубо нарушило правила дорожного движения. Водитель, проявивший недопустимо небрежное отношение к правилам безопасности, совершил неосторожное преступление и подлежит уголовной ответственности.

Виновное отношение лица к действительности, проявившееся в совершении преступления или иного правонарушения, осуждается не только правом, но и моралью. Вина — такое отношение лица к своему поведению, которое заслуживает порицания со стороны закона, нравственности, правосознания.

Вина существует объективно. Она должна быть установлена судом и зафиксирована в приговоре. Первоначально виновность лица в совершении преступления устанавливается органом дознания или следователем в ходе дознания или предварительного следствия, но официально признать лицо виновным в совершении преступления и назначить наказание или иную меру уголовной ответственности может только суд. Это конституционный принцип правосудия (ст.26 Конституции Республики Беларусь).

Сознательно-волевой акт преступника и его оценка лежат в основе решения всех вопросов уголовной ответственности и применения наказания. Потому психологическое содержание вины включает в себя как интеллектуальный, так и волевой момент.

Интеллектуальный момент заключается в осознании виновным общественно опасного характера совершаемого деяния, в предвидении его общественно опасных последствий либо в отсутствии такого осознания и предвидения при наличии, однако, объективной и субъективной возможности осознания и предвидения характера содеянного.

Волевой момент проявляется в желании виновным наступления общественно опасного результата или в сознательном допущении наступления таких последствий либо в легкомысленном или небрежном отношении к возможности наступления общественно опасных последствий, которых лицо не желает.

Разные соотношения интеллектуального и волевого моментов при совершении преступления дают основание для выделения двух форм вины: вины в форме умысла и вины в форме неосторожности. В свою очередь формы вины подразделяются на виды: умысел может быть прямым или косвенным (эвентуальным), а неосторожность может проявляться в легкомыслии или в небрежности.

Практический смысл деления вины на формы и виды заключается в том, что с их помощью законодатель и правосудие могут дифференцировать преступления по степени их тяжести, а также отграничивать правонарушения от невиновных деяний. Формы вины отражают разное по степени злостности и ущербности психическое отношение субъекта к совершаемому им преступлению, что важно для решения вопроса об индивидуализации ответственности.

8.3. Умышленная вина

Преступление признается совершенным умышленно, когда лицо, его совершающее, сознает общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидит его общественно опасные последствия и желает либо сознательно допускает их наступление.

В статье 22 УК законодатель раскрывает содержание вины при прямом и косвенном умысле. Интеллектуальный момент умысла одинаков для обоих его видов и включает сознание общественно опасного характера действия или бездействия и предвидение наступления общественно опасных последствий. Волевой момент при прямом умысле включает желание наступления общественно опасных последствий, а при косвенном умысле — отсутствие желания, но сознательное допущение таких последствий.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия и желало их наступления (ч.2 ст.22 УК).

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо, его совершившее, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело их общественно опасные последствия, не желало, но сознательно допускало наступление этих последствий либо относилось к ним безразлично (ч.3 ст.22 УК).

Интеллектуальный момент умысла раскрывается двумя характеристиками: сознанием общественной опасности деяния и предвидением наступления общественно опасных последствий.

Сознание общественно опасного характера деяния присуще всем без исключения умышленным преступлениям и относится к моменту совершения самого деяния. Предвидение общественно опасных последствий включает понимание виновным возможности или неизбежности их наступления. Предвидение относится к сфере будущего, поскольку общественно опасный результат наступает как следствие совершения общественно опасного деяния. Предвидение общественно опасных последствий требуется при совершении тех умышленных преступлений, объективная сторона которых в качестве обязательного признака предусматривает наступление или возможность наступления определенных общественно опасных последствий.

Полное и точное раскрытие содержания сознания и предвидения одинаково важно для понимания как прямого, так и косвенного умысла. Зная признаки, которыми характеризуется объективная сторона того или иного преступления, можно определить и содержание субъективной стороны конкретного преступления и, в частности, содержание умысла при совершении данного деяния. В содержание умысла включаются сознание и предвидение всех фактических обстоятельств, которые соответствуют объективным признакам состава данного преступления и определены в уголовном законе.

Так, при совершении кражи (тайное похищение имущества — ст.205 УК) лицо сознает, что завладевает чужим имуществом вопреки воле владельца (т.е. незаконно) и незаметно для него и окружающих (тайно), что обогащается само и причиняет ущерб потерпевшему. При совершении грабежа (открытое похищение имущества — ст.206 УК), наоборот, лицо понимает, что делает то же самое, но открыто для владельца и других людей без маскировки своего поступка.

При совершении таких умышленных преступлений, необходимыми признаками которых являются время, место или способ совершения общественно опасного деяния, в содержание интеллектуального момента входит и сознание этих обстоятельств. Умысел наполняется содержанием в зависимости от совокупности объективных признаков того или иного преступления. Поэтому, когда состав преступления включает какие-либо обстоятельства, отягчающие уголовную ответственность, в содержание умысла включается и осознание лицом этих обстоятельств. Так, преступник будет отвечать за убийство, совершенное общеопасным способом (п.5 ч.2 ст.139 УК), лишь в том случае, когда виновный сознавал опасность способа убийства (взрыв, поджог) для многих людей.

При совершении преступлений, в состав которых не включен в качестве обязательного признака общественно опасный результат, для умысла достаточно только сознания общественной опасности действия или бездействия. Так, клеветник понимает, что распространяет в средствах массовой информации заведомо ложные, позорящие другое лицо измышления (ч.2 ст.188 УК). В содержание умысла при совершении преступлений, состав которых кроме деяния предусматривает наступление или возможность наступления общественно опасного последствия, включается обязательное предвидение возможных последствий, являющихся признаками объективной стороны основного или квалифицированного состава данного преступления. Виновный в диверсии предвидит, что последствиями его действий (взрыва, поджога, затопления, отравления и т.д.) могут быть гибель людей, причинение им телесных повреждений, разрушение или повреждение зданий, сооружений и т.д. (ч.1 ст.360 УК).

В содержание умысла включается предвидение только тех общественно опасных последствий, которые относятся к обязательным признакам конкретного состава преступления. Предвидение хотя и вредных последствий, но не включенных в число признаков объективной стороны состава данного преступления, не является обязательным и не влияет на квалификацию преступления.

При совершении преступлений, объективная сторона которых наряду с общественно опасным деянием предполагает наступление или возможность наступления общественно опасных последствий, в содержание умысла включается также предвидение развития причинной связи между деянием и его последствиями. Для наличия умысла достаточно предвидения развития причинной связи хотя бы в общих чертах. Виновный может и не знать, каким образом действует яд на внутренние органы человека, достаточно, что он знает о свойствах ядовитого вещества и предвидит, что его использование повлечет смерть.

При умышленном преступлении виновный может предвидеть как неизбежность, так и только возможность наступления вредного результата. Если виновный выстрелил в голову жертвы в упор, то он предвидел неизбежность смерти, а если со значительного расстояния, то лишь возможность наступления смерти.

Умысел имеет место лишь тогда, когда лицо в момент совершения деяния предвидит реальную возможность наступления преступных последствий. Этим умысел отличается от простого желания, надежды. Например, если кто-либо покупает недругу билет на самолет и надеется, что вследствие какой-нибудь аварии тот погибнет,— умысла не будет. Но умысел будет иметь место, если лицо знает, что именно этот самолет будет взорван террористами.

В содержание умысла входит не только осознание фактических обстоятельств, которые относятся к объективной стороне преступления, но и осознание фактических обстоятельств, которые в составе преступления особо оговорены в отношении объекта или субъекта преступления. Так, лицо, которое совершает террористический акт, сознает, что совершает посягательство на жизнь именно государственного или общественного деятеля в связи с его государственной или общественной деятельностью (ст.359 УК). Лицо, уклоняющееся от оказания помощи больному, сознает, что принадлежит к числу тех, кто обязан в соответствии с законом и специальными правилами такую помощь оказывать (ст.161 УК).

Для умысла необходимо не только сознание фактических обстоятельств совершаемого деяния, но и сознание общественно опасного характера действия или бездействия.

В большинстве случаев лицо, которое сознает фактические обстоятельства своего деяния, одновременно сознает и его общественно опасный характер. Всем гражданам очевидна общественная опасность убийства, хищений, хулиганства и т.д. Однако возможны случаи, когда лицо, сознавая фактические обстоятельства своего деяния, не сознает его общественной опасности. Например, гражданин сознает, что передает от определенного лица деньги должностному лицу, но не знает, что это взятка, и потому не считает свои действия общественно опасными. Поскольку сознание общественно опасного характера совершаемого деяния является обязательным признаком умысла, постольку отсутствие такого сознания исключает вину в форме умысла.

Сознание противоправности и наказуемости деяния не является обязательным признаком умысла. Оно может иметь место, а может и отсутствовать. Для наличия умысла не требуется, чтобы лицо, сознавая общественную опасность своего деяния, одновременно с этим сознавало, что это деяние предусмотрено уголовным законом в качестве преступления и что его совершение наказуемо. Включение в содержание умысла сознания уголовной противоправности деяния означало бы по существу возможность наказания только тех лиц, которые досконально знают уголовное законодательство. Соблюдение на практике такого требования вызвало бы неосновательное освобождение от уголовной ответственности лиц, которые сознавали общественно опасный характер своего деяния, но сослались на незнание уголовного закона.

Волевой момент умысла. Как уже отмечалось, при прямом умысле лицо предвидит общественно опасные последствия и желает их наступления. Косвенный умысел отличается от прямого умысла именно по волевому моменту: лицо не желает, но сознательно допускает их наступление.

Сознательное допущение наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле может быть сопряжено с безразличным отношением лица к наступлению последствий или даже с нежеланием этих последствий. Судебная практика чаще сталкивается со случаями, когда косвенный умысел характеризуется “полным безразличием” виновного. Это является показателем исключительного эгоизма и полного равнодушия лица к тем интересам, которые охраняются уголовным законом. Именно потому общественная опасность преступления, совершенного с косвенным умыслом, может быть не меньшей, чем при совершении его с умыслом прямым.

При отграничении прямого умысла от косвенного нужно учитывать еще одну особенность. Достигнутый при прямом умысле преступный результат является либо целью, к которой стремился виновный, либо необходимым средством достижения какой-нибудь иной цели. Например, целью убийства в одном случае является смерть потерпевшего, которая удовлетворяет чувство мести, а в другом — последующее получение наследства.

При косвенном умысле наступление общественно опасных последствий не является ни прямой целью преступления, ни необходимым средством достижения какой-то другой цели. Общественно опасные последствия при косвенном умысле воспринимаются виновным как “побочный продукт” его деятельности, которая направлена на достижение иных преступных или даже непреступных последствий. Отсюда и название — косвенный умысел.

Прямой умысел при совершении определенного преступления может сочетаться с наличием у лица одновременно косвенного умысла на совершение другого преступления, например в том случае, когда преступник раздевает беспомощного пьяного потерпевшего (грабеж, прямой умысел) и оставляет его ночью на морозе без одежды, в результате чего потерпевший погибает от переохлаждения (убийство с косвенным умыслом).

В юридической литературе высказывается точка зрения, что прямой и косвенный умыслы различаются не только по волевому моменту, но и по содержанию интеллектуального момента. Придерживающиеся ее ученые считают, что при прямом умысле допустимо предвидение как возможности, так и неизбежности общественно опасных последствий, а при косвенном — только возможности наступления последствий. Сознание же неизбежности наступления преступных последствий, по их мнению, несовместимо с сознательным допущением их наступления, и в этой ситуации волевое отношение лица ближе к желанию наступления последствий.

Такой подход нашел юридическое закрепление в статье 25 УК Российской Федерации и доминирует в комментариях к этому кодексу и учебниках, основанных на новом уголовном законодательстве России.

Высказанная позиция в теоретическом плане является весьма спорной. Признание, что виновный желает наступления общественно опасных последствий только потому, что предвидит неизбежность их наступления, противоречит действительности. Так, известны случаи, когда по обстоятельствам дела очевидно, что причиненные последствия лежат за рамками интересов виновного, не приносят ему выгод, совершенно ему безразличны. Безразличие к наступлению последствий (пусть и неизбежных) не адекватно желанию их наступления. Нельзя теоретической конструкцией заменять необходимость выяснения действительного волевого отношения лица к наступлению общественно опасных последствий.

Рассмотренное деление умысла на прямой и косвенный проводится по его волевому содержанию.

По времени формирования умысел подразделяется на заранее обдуманный, внезапно возникший и спокойно реализованный, внезапно возникший аффектированный.

Заранее обдуманный — это умысел на совершение преступления, который реализуется через значительный отрезок времени после его возникновения. Чаще он свидетельствует о настойчивости субъекта в достижении намеченной цели и, таким образом, о большей общественной опасности преступника. Однако иногда он свидетельствует о нерешительности виновного, о его колебаниях, неуверенности в избранном варианте поведения.

Внезапно возникший умысел — это умысел, который сформировался под влиянием жизненной ситуации и был реализован немедленно или через незначительный промежуток времени после возникновения. Умысел, возникший внезапно, тем не менее, может быть реализован виновным весьма хладнокровно, спокойно, взвешенно. Так, вор, обнаружив случайно, что ценная вещь осталась без охраны, немедленно завладевает ею и прячет в укромном месте.

Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел. Он отличается по психологическому механизму формирования: это умысел, который возникает на фоне внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного, например, насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего (ст.ст.31, 141 и 150 УК). Сильное душевное волнение (физиологический аффект) усложняет, но не исключает сознательный контроль человека за своим поведением.

По степени точности предвидения последствий прямой и косвенный умыслы подразделяются на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный).

Определенный (конкретизированный) умысел характеризуется наличием у лица конкретного представления о качественных и количественных характеристиках, относящихся к будущим последствиям преступления. Например, виновный предвидит, что выстрел в голову вызовет смерть потерпевшего.

Неопределенный (неконкретизированный) умысел характеризуется наличием у виновного общего представления об объективных свойствах последствий своего деяния. Например, преступник, нанося потерпевшему удары кулаком в лицо, грудь, живот, предвидит, что причинит вред здоровью потерпевшего, но точно не представляет возможные масштабы этого вреда (легкое, менее тяжкое или тяжкое телесное повреждение).

Определенный умысел, в свою очередь, подразделяется на простой и альтернативный. При простом определенном умысле лицо предвидит одно конкретное последствие своего преступного деяния (например, смерть потерпевшего). При альтернативном определенном умысле виновный предвидит примерно одинаковую возможность наступления двух конкретных последствий (например, смерть потерпевшего или причинение ему тяжкого телесного повреждения).

Действия виновного, которые совершены с неопределенным или альтернативным умыслом, должны квалифицироваться в зависимости от фактически наступивших последствий.

В законе применяется несколько способов описания признаков состава преступления, указывающих на необходимость умышленной вины. Наиболее типичными из них являются следующие:

непосредственно в законе указывается на умышленную форму вины при совершении данного преступления (ст.139 УК);

в диспозиции статьи предусматривается указание на специальную цель или специальный мотив преступления (ст.251 УК);

в статье указывается на заведомость или злостность общественно опасного деяния (ст.249 УК);

законодателем оговаривается самовольный характер деяния (ст.383 УК);

деяние характеризуется как уклонение от исполнения лицом своих обязанностей (ст.434 УК);

законодателем используются понятия, указывающие, что преступление предполагает исключительно умышленную вину (похищение, понуждение, сокрытие и т.д.).

В остальных случаях для определения формы вины, в том числе умышленной, необходимо исходить из анализа состава преступления в целом.

8.4. Неосторожная вина

Неосторожным преступлением признается общественно опасное деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Содержание неосторожной вины раскрывается законодателем в статье 23 УК.

Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение (ч.2 ст.23 УК).

Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло их предвидеть (ч.3 ст.23 УК).

Интеллектуальный момент легкомыслия включает предвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. К волевому моменту относится легкомысленный расчет виновного на предотвращение этих последствий.

При легкомыслии виновный чаще сознает общественную опасность своего поведения: субъект понимает, что его деяние является рискованным, что оно запрещено определенными правилами или противоречит общепризнанным нормам предосторожности. Но возможны ситуации, когда виновный не считает свой поступок опасным, поскольку уверен в том, что последствия будут предотвращены. По этой причине законодатель не относит сознание общественной опасности деяния к обязательным признакам интеллектуального момента легкомыслия.

В содержание интеллектуального момента легкомыслия входят: сознание фактических признаков совершаемого лицом действия или бездействия; предвидение возможности наступления последствий деяния и сознание их общественно опасного характера; предвидение развития причинной связи между деянием и возможными общественно опасными последствиями.

Если при умысле лицо предвидит возможность или неизбежность наступления преступных последствий, то при легкомыслии оно предвидит лишь возможность наступления последствий своего деяния. Предвидение неизбежности наступления общественно опасных последствий исключает какой-либо расчет на их предотвращение.

Особенность предвидения при легкомыслии заключается еще и в том, что виновный не рассматривает последствия как результат именно своего поведения. Лицо, действуя определенным образом, полагает, что от аналогичного деяния других лиц и при иных обстоятельствах опасные последствия наступят, однако в его ситуации такие последствия исключены. Такое предвидение иногда именуют абстрактным. Лицо действует с убежденностью, что ему удастся предотвратить общественно опасный результат.

При легкомыслии волевой момент характеризуется активным нежеланием наступления общественно опасных последствий. В этом его отличие от волевого момента косвенного умысла. Расчет виновного на предотвращение наступления преступных последствий при легкомыслии — это всегда расчет на конкретные и объективные обстоятельства (т.е. существующие или существовавшие на момент совершения деяния), которые должны, по мнению лица, предотвратить последствия. Обстоятельства, на которые лицо рассчитывает, могут быть различными. Виновный может рассчитывать на самого себя (жизненный или профессиональный опыт, квалификацию, знания, навыки, умение обращаться с техникой, спортивную подготовку и т.д.), на других людей и иные факторы (разумное поведение возможного потерпевшего, помощь иных лиц, хорошие погодные условия, надежную работу механизма и т.д.).

Существенным моментом расчета на предотвращение наступления общественно опасных последствий, определяющих вину лица, при легкомыслии является его легкомысленный характер. Виновный считает, что те или иные обстоятельства способны предотвратить опасный результат, но ошибочно переоценивает их, не видит их недостаточности, неэффективности. Расчет является поверхностным, опрометчивым.

Если же лицо, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий, принимает все необходимые и достаточные в данном случае меры для их предупреждения, а вредный результат все же наступает по причинам, не зависящим от воли деятеля, то этот человек не подлежит уголовной ответственности, ибо не было легкомысленного расчета, а следовательно, и вины.

Отграничение косвенного умысла и легкомыслия. По содержанию легкомыслие имеет значительное сходство с косвенным умыслом: и в том и в другом случае лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния и не желает их наступления. Однако между этими видами вины есть существенные различия.

1. При косвенном умысле лицо всегда сознает общественную опасность своего деяния, а при легкомыслии такое сознание может быть, а может и отсутствовать.

2. При косвенном умысле лицо предвидит как неизбежность, так и возможность наступления преступных последствий, а при легкомыслии — только возможность наступления последствий своего деяния.

3. Возможность наступления вредного результата при косвенном умысле проявляется как следствие данного конкретного деяния виновного, а при легкомыслии лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий при иных обстоятельствах, но не в данном случае.

4. При косвенном умысле субъект не рассчитывает на предотвращение наступления преступных последствий (сознательно их допускает) или иногда рассчитывает, но на случайные обстоятельства, надеется на удачу, действует на авось; при легкомыслии всегда имеется расчет на предотвращение вредных последствий, который строится на реальных, имеющих место обстоятельствах, в принципе способных предотвратить возможный преступный результат, но оказавшихся в данном случае недостаточными и малоэффективными, что и должен был сознавать виновный.

В отличие от легкомыслия законодатель определяет небрежность как такой вид неосторожности, при котором лицо вообще не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. В судебной практике небрежность встречается чаще легкомыслия.

Интеллектуальный момент небрежности характеризуется отсутствием у лица предвидения возможности наступления общественно опасных последствий своего деяния. Отсутствует всякое предвидение, как конкретное, так и абстрактное. Лицо действует без надлежащей внимательности и предусмотрительности.

При небрежности лицо может сознательно нарушать правила предосторожности либо делать это несознательно, но главное, что оно не предвидит преступного результата вследствие совершения такого деяния. Нарушаемые правила предосторожности могут быть различными. Чаще всего это писаные правила, предусмотренные в нормативных актах (правила техники безопасности, правила дорожного движения, правила производства полетов и т.д.). Возможны нарушения неписаных правил житейской предосторожности (например, оставление сильнодействующих лекарств в месте, которое доступно малолетним детям, повлекшее отравление ребенка).

Волевой момент небрежности также выражен в законе своеобразно: лицо не напрягает свою волю, не концентрирует внимание на совершаемом поступке. Лицо не контролирует свое поведение. Оно заслуживает упрек постольку, поскольку должно было и могло предусмотреть опасное развитие событий, если бы проявило самоконтроль, дисциплину, осмотрительность.

Критерии небрежности. Лицо должно было и могло предвидеть последствия своего деяния — в этих словах закона заключены два критерия небрежности: объективный и субъективный.

Объективный критерий небрежности выражается в законе словами о том, что лицо “должно было... предвидеть”. Объективный критерий небрежности — это те требования предусмотрительности, которые мы можем предъявить каждому лицу, занимающему определенную должность, осуществляющему определенную профессиональную деятельность, имеющему определенный житейский опыт. Это требования предусмотрительности, которые адресуются отвлеченному человеку без учета его конкретных особенностей. Такие требования имеют общественный и общеобязательный характер: каждый хирург должен.., каждый пилот должен.., каждый шофер должен.., каждая няня должна... Так, любому водителю автотранспорта предъявляются требования предусмотрительности, вытекающие из Правил дорожного движения.

Субъективный критерий небрежности выражен в законе словами: лицо “могло... предвидеть”. Этот критерий предполагает учет тех требований предусмотрительности, которые мы можем предъявить конкретному лицу исходя из его личностных свойств: умственного развития, особенностей психики, состояния здоровья, способностей, житейского опыта, профессиональных знаний, навыков и других качеств. При установлении субъективного критерия небрежности во внимание следует принимать и обстоятельства, в которых действовало лицо: сложные погодные условия, чрезвычайную ситуацию, вмешательство посторонних лиц и т.п.

Для констатации вины в виде небрежности объективный и субъективный критерии должны сочетаться. Если в конкретной ситуации имеется только объективный критерий, а субъективный отсутствует — нет вины в виде небрежности. Например, врач — молодой специалист — не мог точно определить диагноз, поскольку не имел достаточного профессионального опыта и специализированной подготовки. Он не заслуживает упрека в ошибке, так как отсутствует субъективный критерий небрежности: он не мог предвидеть особенностей течения данной болезни.

Учет при установлении небрежности двух критериев позволяет избежать несправедливости и объективного вменения в тех случаях, когда человек не был способен предвидеть опасное развитие событий.

Иные виды неосторожности. В судебной практике встречаются такие виды неосторожности, которые не вполне согласуются с признаками законодательного определения легкомыслия или небрежности, но обладают общими чертами неосторожной вины. К таким видам неосторожности относятся: преступное невежество, волевая небрежность и правовая неосторожность.

Для преступного невежества характерно то, что лицо берется за исполнение работы, требующей специальных познаний или навыков, не имея надлежащей подготовки, и в силу невежества не предвидит возможности наступления конкретных общественно опасных последствий. Примерами могут быть незаконное врачевание, наносящее вред здоровью пациента (ст.335 УК), управление автомобилем лицом, не прошедшим практического обучения вождению и поэтому совершившим аварию (ст.317 УК). В отличие от невиновного причинения вреда, обусловленного отсутствием субъективного критерия небрежности, невозможность предвидения общественно опасных последствий в подобных ситуациях вызвана неизвинительными причинами: игнорированием возможности соизмерить требования, предъявляемые соответствующим видом деятельности, со своими знаниями и опытом.

При преступном невежестве виновный не сознает, но имеет возможность сознавать общественную опасность своего деяния. Лицо обязано воздержаться от совершения деяния либо приобрести необходимые познания или навыки; оно имеет возможность осознать свою неподготовленность.

Волевая небрежность проявляется в ситуации, когда опасность возникает не по вине субъекта, но субъект был обязан и мог предотвратить наступление общественно опасных последствий. Психологическими причинами волевой небрежности являются растерянность, замешательство, несобранность. Так, водитель автомобиля в аварийной ситуации, имея возможность повернуть машину вправо и остановиться, не делает этого и наезжает на препятствие.

При волевой небрежности лицо предвидит возможность наступления последствия, которое оно обязано предотвратить (в этом отличие от типичной небрежности), не желает и сознательно не допускает наступления этих последствий (нет умысла), но в силу недостаточности приложенных волевых усилий не находит решения для устранения последствий и не рассчитывает на их предотвращение (нет легкомыслия). Однако по объективной обстановке и своим субъективным данным лицо могло найти верное решение и предотвратить последствия.

При волевой небрежности лицо не предвидит возможности предотвращения вредных последствий (которые обязано предотвратить), но имеет объективные и субъективные возможности для правильного решения и предотвращения последствий.

Правовая неосторожность имеет место при юридической ошибке в преступности деяния, когда лицо не сознает ни общественной опасности деяния, ни его уголовной противоправности, но должно было и могло сознавать уголовную противоправность своего поведения (подробнее см. § 8 настоящей главы).

Вредные последствия, независимо от степени их тяжести, могут быть поставлены в вину лицу при условии, что оно действовало с умыслом либо допустило их по неосторожности. Невиновное причинение вреда исключает уголовную ответственность.

Невиновное причинение вреда именуется случаем или казусом. Сущность случая раскрывается в статье 26 УК: “Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не сознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть”.

Водители Б. и Н. совместно с заведующим складом К. совершили хищение подсолнечного масла. Но вместо масла был похищен внешне идентичный раствор витамина Д3. Заведующий складом К. не предупредил об этом Б. и Н. Похитители продавали “масло” гражданам, из которых свыше ста тяжело заболели (повреждение почек, опорно-двигательного аппарата). Водители Б. и Н. раздали “масло” своим родственникам, одиннадцать из которых также заболели. В указанной ситуации по отношению к факту причинения вреда здоровью людей у водителей отсутствует вина, это случай (казус). Б. и Н. не знали о действительных свойствах “масла”, не предвидели возможности причинения вреда здоровью людей и не могли это предвидеть.

При случае отсутствуют объективный или субъективный критерии небрежности либо оба критерия одновременно. Так, объективный критерий отсутствует, когда лицо не нарушало правил безопасности и потому не обязано (не должно) предвидеть опасность; субъективного критерия нет, когда лицо в силу личных качеств или внешних обстоятельств не могло предвидеть опасного развития событий.

8.5. Вина в преступлениях с формальным составом

По конструкции объективной стороны, как известно, составы преступлений делятся на материальные и формальные. В предыдущих параграфах содержание умысла и неосторожности раскрывалось применительно к преступлениям с материальным составом. В преступлениях с формальным составом проявление умысла и неосторожности имеет некоторые особенности.

В преступлениях с формальным составом, признаком которого является возможность наступления общественно опасных последствий (ч.2 ст.266 УК), форма, вид и содержание вины определяются, как и в преступлениях с материальным составом.

В преступлениях, состав которых не предполагает даже возможности наступления общественно опасных последствий, форма и вид вины определяются относительно общественно опасного действия или бездействия.

В ч.2 ст. 24 УК сказано: “Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия и желало его совершить”. Согласно части 3 этой же статьи “преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, не сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, хотя должно было и могло это сознавать”.

Таким образом, умышленная вина в преступлениях с формальным составом выступает в виде прямого умысла. Косвенный умысел при совершении таких преступлений невозможен, так как нельзя, например, представить психологическую ситуацию, когда лицо, сознающее, что незаконно носит при себе огнестрельное оружие, не желает его носить, но сознательно допускает ношение оружия.

Неосторожная вина в преступлениях с формальным составом может быть выражена в виде небрежности. Легкомыслие исключается, поскольку психологически невозможна ситуация, когда лицо сознательно совершает конкретное общественно опасное деяние и рассчитывает его не совершать.

8.6. Сложная вина

Сложная вина — это сочетание умысла и неосторожности при совершении одного преступления. Законодательная характеристика сложной вины дана в статье 25 УК: “Сложная вина характеризуется умышленным совершением преступления и неосторожностью по отношению к наступившим в результате этого преступления последствиям, с которыми закон связывает повышенную уголовную ответственность”.

Сложная вина — это различное психическое отношение лица к деянию, образующему основной состав преступления (умысел), и квалифицирующим последствиям (неосторожность). В целом такое преступление признается умышленным.

Субъективная сторона преступления характеризуется сложной виной, когда этого требует конструкция состава преступления. Так, часть 3 статьи 147 УК предусматривает ответственность за умышленное тяжкое телесное повреждение, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. По части 3 статьи 147 УК должны квалифицироваться действия Р., который во время ссоры с женой ударил ее кухонным ножом в бедро. Женщина спряталась от мужа в ванной и через некоторое время умерла от потери крови. По делу установлено, что Р. нанес ножом тяжкое телесное повреждение с прямым неопределенным умыслом, но смерть потерпевшей от ранения в бедро не предвидел, хотя должен был и мог ее предвидеть (небрежность).

Сложная вина возможна в двух ситуациях:

1) при разном психическом отношении к общественно опасному действию или бездействию (умысел) и квалифицирующим последствиям этого деяния (неосторожность), например неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч.2 ст.161 УК);

2) при различном психическом отношении к определенным в законе, но имеющим разное юридическое значение общественно опасным последствиям, когда одно последствие является признаком основного состава преступления, а второе — квалифицирующим признаком. Так, согласно части 3 статьи 147 УК, отношение к причинению тяжкого телесного повреждения проявляется в прямом или косвенном умысле, а отношение к смерти от таких повреждений — в небрежности или легкомыслии.

В подобных ситуациях мы имеем дело не с какой-либо новой, третьей формой вины, а с сочетанием двух предусмотренных законом форм — умыслом и неосторожностью. Такое сочетание и называется сложной виной.

В юридической литературе встречаются иные названия: “двойная вина” или “смешанная вина”. Представляется, что термин “двойная вина” не соответствует сущности явления, поскольку вина у преступника одна, но характеризуется сложным психическим отношением к деянию и его результатам. Термин же “смешанная вина” нежелателен, так как в гражданском праве существует понятие “смешанная вина сторон”, которое имеет совершенно иное содержание.

Нельзя рассматривать как сложную вину разное сочетание видов умысла (прямого и косвенного) или видов неосторожности (легкомыслия и небрежности). Нельзя говорить о сложной вине при одновременном совершении двух преступлений: умышленного и неосторожного, например незаконное хранение взрывного устройства (ст.295 УК) и причинение смерти по неосторожности (ст.144 УК) при срабатывании этого устройства. Сложная вина — это своеобразное проявление (сочетание) разных форм вины в единичном по составу преступлении.

Нельзя относить к сложной вине различное психическое отношение лица к таким признакам преступления, как его способ, возраст потерпевшего и т.д.

В юридической литературе имеют место попытки распространить понятие сложной вины не только на квалифицированные, но и на основные составы преступлений. Для этого искусственно разрывают объективную сторону преступления. Так, анализируя злоупотребление властью или служебными полномочиями (ч.1 ст.424 УК), утверждают, что отношение к факту злоупотребления служебными полномочиями может быть только умышленным, а к обязательным последствиям — умышленным или неосторожным; рассматривая нарушение правил дорожного движения или эксплуатации автодорожных транспортных средств (ст.317 УК), утверждают, что отношение к факту нарушения правил безопасности движения может быть как умышленным, так и неосторожным, а к последствиям — только неосторожным. На основе подобных рассуждений делается вывод, что в таких ситуациях имеет место факультативная сложная вина, которая может быть, а может и не быть.

Данный подход является спорным, поскольку в названных случаях деяние, взятое в отрыве от общественно опасных последствий, является не преступлением, а дисциплинарным или административным проступком, следовательно, нет необходимости определять форму вины исключительно для деяния.

8.7. Мотив и цель преступления

В субъективную сторону конкретного преступления, как отмечалось ранее, включаются не только вина в форме умысла или неосторожности, но и определенный мотив, побуждающий виновного к совершению преступления, и определенная цель, к которой стремится преступник. Мотив и цель — факультативные признаки субъективной стороны состава преступления.

Мотив преступления — это осознанное побуждение, которым руководствуется лицо, совершая преступление, обусловленное желанием достичь определенной цели. Мотив присутствует при совершении любого преступления, но его роль, место и юридическое значение зависят от содержания вины.

Мотив преступления как стимул к желаемым общественно опасным последствиям является неотъемлемым спутником прямого умысла. При совершении преступления с косвенным умыслом, по легкомыслию или небрежности мотив касается только деяния, так как виновный не желает наступления общественно опасных последствий.

С целью классификации мотивы можно условно разделить на три группы:

— антиобщественные побуждения — антигосударственные мотивы, иные низменные побуждения (корысть, месть, коварство, хитрость, хулиганские побуждения и т.д.);

— общественно нейтральные побуждения (обида, ревность и др.);

— общественно полезные побуждения (сочувствие, жалость, ложно понятые интересы дела, дружбы и т.п.).

В судебной практике чаще приходится сталкиваться с такими мотивами, как корысть, хулиганские побуждения, месть, ревность. В своем поведении человек может руководствоваться сразу несколькими мотивами. Так, при убийстве из мести может присутствовать и желание обогатиться за счет имущества жертвы (корысть).

Мотив является самостоятельным признаком субъективной стороны преступления. Он влияет на сознание человека, формирует направленность его воли, обусловливает характер действий субъекта и тем самым существенно определяет содержание вины, но не утрачивает своей самостоятельности.

Цель преступления — это представление о желаемом результате, к которому стремится лицо. В отличие от мотива цель преступления характеризует тот непосредственный результат, на достижение которого виновный направляет свое общественно опасное деяние. Например, целью кражи имущества является обогащение, целью подделки документов — использование их самим изготовителем или иным лицом либо сбыт фальшивого документа.

Различие между целью и мотивом в том, что они по-разному характеризуют волевой процесс:

мотив отвечает на вопрос, чем руководствовалось лицо, совершая преступление, где истоки общественно опасного поведения, а цель определяет направленность деяния, результат, к которому стремится виновный.

Так, мотивом совершения убийства с целью скрыть другое преступление (п.8 ч.2 ст.139 УК) может быть страх в связи с возможностью изобличения лица в совершении им ранее преступления, целью же убийства будет избавление от свидетеля, способного уличить виновного. Мотивом изготовления фальшивых денег может быть корысть, а целью их изготовления — сбыт (ст.221 УК). Ложный донос (ст.400 УК) может совершаться по мотивам ненависти, мести, а целью его будет привлечение человека к уголовной ответственности.

Как признаки субъективной стороны преступления мотив и цель могут выполнять три функции.

1. Мотив и цель могут быть обязательными признаками основного состава преступления, указанными в диспозиции статьи Особенной части Уголовного кодекса. Так, обязательным признаком диверсии (ст.360 УК) является цель нанесения ущерба экономической безопасности и обороноспособности Республики Беларусь.

2. Они могут выступать в качестве квалифицирующих признаков преступления и указываться в соответствующих пунктах и частях статей Особенной части Уголовного кодекса. Так, пунктами 8—14 части 2 статьи 139 УК предусмотрено убийство: с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение; с целью получения трансплантата либо использования частей трупа; лица или его близких в связи с осуществлением им служебной деятельности или выполнением общественного долга; лица или его близких за отказ этого лица от участия в совершении преступления; из корыстных побуждений, либо по найму, либо сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; из хулиганских побуждений; по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни.

3. Наконец, если мотив и цель не предусмотрены специально в статье Особенной части Уголовного кодекса в качестве признаков субъективной стороны состава преступления (основного или квалифицированного), то они могут выступать в качестве обстоятельств, смягчающих или отягчающих уголовную ответственность. Как смягчающие обстоятельства мотив и цель предусмотрены в пунктах 6 и 7 части 1 статьи 63 УК. Поскольку перечень смягчающих обстоятельств в Уголовном кодексе является примерным, суд может признать таковым и другие мотивы и цели. Так, мотив сострадания при убийстве тяжело и безнадежно больного по его просьбе может быть учтен судом в качестве смягчающего при назначении наказания. В качестве отягчающих обстоятельств (пп.7—10 ч.1 ст.64 УК) признаются случаи совершения преступления из корыстных или иных низменных побуждений, по мотивам расовой, национальной, религиозной вражды или розни, с целью скрыть другое преступление и т.д.

Выявление мотива и цели общественно опасного деяния во время предварительного расследования или при рассмотрении дела в суде обеспечивает выяснение действительных причин и условий совершения преступления, позволяет определить, действовало лицо в состоянии вменяемости или есть основания в этом усомниться.

8.8. Юридическая и фактическая ошибки

Ошибка — это неверная оценка лицом, совершившим общественно опасное деяние, своего поведения, его результатов, иных фактических обстоятельств, неправильное представление лица о характере и степени общественной опасности совершенного деяния и его противоправности.

В юридической литературе ошибки классифицируются по различным критериям. По причинам возникновения их делят на извинительные (исключающие вину) и неизвинительные (не исключающие вину). По влиянию на квалификацию преступлений их делят на существенные, т.е. изменяющие правовую оценку, и несущественные, которые не отражаются на квалификации преступления.

Но основная классификация производится по предмету ошибки. По этому критерию все ошибки подразделяются на юридические (ошибки в законоположениях) и фактические (ошибки в фактических обстоятельствах).

Юридическая ошибка — это неправильное представление лица о преступности и наказуемости совершаемого деяния, его квалификации и пределах уголовной ответственности. Это определение позволяет выделить три разновидности юридической ошибки: ошибка в преступности деяния, ошибка в квалификации деяния, ошибка в наказуемости деяния.

При ошибке в преступности деяния возможны следующие варианты:

1. Лицо считает свое деяние общественно опасным и уголовно противоправным, а оно таким не является, поскольку не предусмотрено Уголовным кодексом. Это так называемое “мнимое преступление”. Примером может быть ситуация, когда гражданин хранит у себя дома кортик и считает, что тем самым совершает преступление. При “мнимом преступлении” лицо не подлежит уголовной ответственности, так как отсутствует уголовная противоправность.

2. Лицо не сознает уголовной противоправности деяния, предусмотренного Уголовным кодексом, но сознает его общественную опасность. Так, кредитор самовольно с целью возврата ему долга забирает у соседа-должника корову и продает ее. Он считает, что действует в рамках права, но понимает, что причиняет должнику имущественный ущерб. Для констатации умышленной вины в самоуправстве (ст.383 УК) достаточно наличия у лица сознания общественной опасности своего поведения, хотя в данном случае оно не считает эти действия уголовно противоправными.

3. Лицо не сознает общественной опасности деяния, но знает о его уголовной противоправности. Например, гражданин продолжает заниматься определенной предпринимательской деятельностью, узнав, что на эту деятельность теперь нужно получать специальное разрешение (лицензию), так как считает, что добросовестно уплачивает налоги и вреда обществу не причиняет. Уголовная противоправность является юридическим выражением общественной опасности. Поэтому ее осознания достаточно для констатации умышленной вины и привлечения к уголовной ответственности (ст.233 УК).

4. Лицо не сознает ни общественной опасности деяния, ни его уголовной противоправности. Такая ситуация является исключительно редкой, но она возможна, когда законодатель внезапно включает в круг преступлений деяние, которое прежде не каралось и даже считалось общественно полезным. Эта ошибка может быть извинительной и исключать уголовную ответственность, если лицо не сознавало уголовной противоправности деяния и не могло ее сознавать по уважительным причинам. Такое возможно вследствие того, что были нарушены правила обнародования закона или иного нормативного акта, если лицо находилось в обстоятельствах, не позволяющих своевременно ознакомиться с законом (зарубежная командировка, незнание языка и т.п.). Ошибка может быть и неизвинительной, если лицо не сознавало уголовной противоправности своего деяния, но должно было и могло ее сознавать (имелась возможность ознакомиться с законом, получить юридическую помощь). При названных условиях исключается умысел, но, если это предусмотрено законом, возможна ответственность за неосторожное преступление (правовая неосторожность).

Ошибка в квалификации может проявляться в различных заблуждениях лица относительно правовой оценки совершенного им преступления: лицо считает, что деяние предусмотрено определенной нормой Уголовного кодекса, а оно предусмотрено другой нормой; виновный полагает, что нарушил одну норму закона, а нарушил несколько норм; или наоборот, считает, что нарушил несколько статей Уголовного кодекса, а нарушил только одну. Все эти варианты ошибок не влияют на решение вопроса об уголовной ответственности. Лицо будет привлечено к ответственности за то преступление, которое оно фактически совершило.

Аналогично решается вопрос и при ошибке в наказуемости деяния, когда лицо ошибалось относительно вида и размера грозящего ему наказания. Вид и размер наказания определяет суд в соответствии с законом, и мнение преступника на сей счет значения не имеет.

Фактическая ошибка — это неправильное представление лица о фактических обстоятельствах деяния и его последствий. Она имеет четыре разновидности: ошибка в объекте посягательства, ошибка в предмете посягательства, ошибка в личности потерпевшего, ошибка в признаках объективной стороны преступления.

При ошибке в объекте посягательства виновный полагает, что своим деянием причиняет вред одному объекту уголовно-правовой охраны, а фактически причиняет вред иному объекту или нескольким объектам. Существует несколько разновидностей ошибки в объекте:

1) ошибка, которая проявилась в посягательстве на однородный объект. Например, лицо намеревалось похитить государственное имущество, а совершило кражу частного имущества. Данный вид ошибки не отразится на квалификации деяния, поскольку отношения государственной и частной собственности охраняются уголовным законом одинаково;

2) ошибка, при которой лицо причинило вред не тому объекту, в отношении которого намеревалось совершить посягательство. Так, субъект намеревался совершить террористический акт путем посягательства на жизнь государственного деятеля с целью воспрепятствовать его политической деятельности, но по ошибке лишил жизни другого человека. При подобной ошибке содеянное должно квалифицироваться с учетом направленности умысла как покушение на то преступление, которое виновный желал совершить, так как причинить вред намеченному объекту не удалось по причинам, не зависящим от воли виновного;

3) ошибка, проявившаяся в том, что при посягательстве на один объект виновный причинил вред нескольким объектам. Так, желая убить сотрудника органов внутренних дел с целью мести за исполнение им своих служебных обязанностей по охране общественного порядка, виновный подбрасывает ему в пищу яд, но в результате погибает не только работник милиции, но и его приятель, принявший угощение. В подобной ситуации ответственность наступает за умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла и за неосторожное причинение вреда. В нашем примере — по статьям 362 и 144 УК;

4) ошибка, при которой виновный намеревался совершить преступления в отношении нескольких объектов, но по причинам, не зависящим от его воли, причинил вред только одному объекту. Например, лицо имело намерение путем поджога уничтожить имущество и документы государственного учреждения, но в результате пожара были уничтожены только документы. Уголовная ответственность наступает с учетом направленности умысла за оконченное преступление относительно одного объекта (ст.377 УК) и за покушение на то преступление, которое не было завершено (ст.14, ч.2 ст.218 УК).

Ошибка в предмете посягательства имеет несколько видов: ошибка в предмете в пределах основного состава преступления, ошибка в размере предмета, посягательство на предмет, который отсутствует.

Ошибка в предмете посягательства в пределах основного состава преступления не отражается на квалификации (например, если вор, имея намерение выкрасть со склада телевизор, перепутал в темноте коробки и завладел электропечью).

Ошибка в размере предмета может быть двоякой:

а) количественные характеристики предмета оказались большими, чем полагал виновный;

б) эти характеристики оказались меньшими, чем считал преступник. Данная ошибка чаще всего встречается при хищениях.

В первом случае, когда лицо имело желание завладеть меньшим количеством имущества (определенный умысел), а изъяло больше намеченного и обнаружило это после окончания преступления, ответственность наступает за умышленное преступление в границах того размера, который охватывался умыслом виновного. Во втором случае, когда виновный желал похитить большое количество имущества, но по причинам, не зависящим от его воли, завладел меньшим количеством, ответственность наступает за покушение на причинение большего вреда с учетом направленности умысла.

Посягательство на предмет, который отсутствует,— ошибка, имеющая в юридической литературе спорное название “посягательство на негодный объект”. Примером может быть ситуация, когда лицо совершает кражу со взломом сейфа и обнаруживает, что он пуст. Виновный привлекается к уголовной ответственности за покушение на преступление с учетом направленности умысла: если субъект желал украсть имущество — по статьям 14 и 205 УК, если намеревался завладеть документами — по статьям 14 и 377 УК.

Ошибка в личности потерпевшего может проявляться в трех вариантах:

1) лицо считает, что специальные признаки потерпевшего, предусмотренные законом в качестве квалифицирующих, имеются, а фактически их нет. Например, виновный считал, что совершает убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, а она не была беременной. Содеянное квалифицируется как покушение на преступление с учетом направленности умысла. В данном случае — по статье 14 и пункту 3 части 2 статьи 139 УК;

2) субъект уверен в том, что квалифицирующие признаки, характеризующие потерпевшего, отсутствуют, а в действительности они имеются. Например, виновный склоняет потерпевшего к потреблению наркотических средств и уверен, что потерпевший совершеннолетний, а тот не достиг восемнадцатилетнего возраста. Ответственность наступает за оконченное преступление в пределах, охватываемых сознанием виновного, т.е. по части 1 статьи 331 УК, а не по части 2 этой статьи;

3) преступник с целью убийства стреляет в спящего человека (потерпевшего), который, однако, уже является мертвым (т.е. в действительности потерпевший отсутствует). Квалификация содеянного в этой ситуации подобна квалификации при посягательстве на предмет, который отсутствует (как покушение на преступление с учетом направленности умысла).

Ошибки в признаках объективной стороны преступления включают следующие разновидности заблуждений: отклонение действия, ошибка в средствах, ошибка в развитии причинной связи, ошибка в факультативных признаках объективной стороны преступления.

Отклонение действия несколько напоминает ошибку в личности потерпевшего. Например, с целью защиты от нападения преступника гражданин стреляет в него из ружья, но заряд не попадает в нападающего, который пригнулся, а ранит женщину, внезапно появившуюся из-за дома. Отклонение действия исключает ответственность за умышленное причинение вреда.

Ошибка в средствах имеет несколько видов:

а) когда ошибочно используется иное, но не менее пригодное средство совершения преступления (виновный с целью обезображивания лица потерпевшей ошибочно вместо серной кислоты воспользовался соляной. Такая ошибка не влияет на квалификацию преступления);

б) для совершения преступления используется средство, сила которого ошибочно занижена. Так, лицо выстрелило в похитителя яблок, полагая, что патрон заряжен солью, а в действительности был заряд картечи. Подобная ошибка исключает ответственность за умышленное причинение более тяжкого вреда;

в) виновный уверен, что использует средство, пригодное для преступления, а оно не вызвало желаемого общественно опасного результата. Например, лицо с целью убийства подсыпает в пищу якобы яд, но он оказывается безвредным порошком. Уголовная ответственность наступает за покушение на преступление с учетом направленности умысла;

г) лицо по причине крайнего невежества использует для причинения вреда очевидно непригодное средство, которое объективно неспособно вызвать общественно опасные последствия. Так, с целью вызвать смерть своего недруга лицо ставит в церкви свечу за упокой его души. В таких случаях уголовная ответственность исключается, поскольку имеет место простое обнаружение умысла.

При ошибке в развитии причинной связи лицо правильно сознает характер своего деяния и того последствия, которое желает причинить, но неверно оценивает промежуточные звенья процесса, связывающего деяние с ожидаемым последствием. Можно выделить следующие виды такой ошибки:

а) лицо сознает общественно опасный характер своего деяния и предвидит преступные последствия, но ошибается относительно течения причинной связи и тех факторов, которые должны привести к наступлению результата. Например, преступник наносит потерпевшему два удара молотком по голове (что вызвало смерть) и, не догадываясь об этом, вешает труп потерпевшего. Поскольку при данной ошибке лицо правильно осознавало характер своих действий и предвидело наступление общественно опасных последствий, то ошибка не влияет на квалификацию преступления как умышленного. В этом случае имеет место так называемый общий умысел;

б) ошибка в развитии причинной связи является существенной, когда результат, предвидимый лицом, не совпадает с последствиями, которые фактически наступили. Здесь возможны два варианта.

При первом фактические последствия более тяжкие, чем предвидимые. Эта ошибка исключает умысел в отношении наступивших последствий. Ответственность наступает за неосторожное причинение последствия, если лицо должно было и могло предвидеть фактически наступившие последствия. Ответственность исключается, если лицо не имело возможности предвидеть данные последствия.

При втором варианте последствия вообще не наступают или фактический результат менее тяжкий, чем предвидимый. Например, лицо выстрелило в левую часть груди потерпевшего, но пуля не пробила бронежилет, и тяжкие последствия не наступили. Действия виновного следует квалифицировать как покушение на преступление с учетом направленности умысла.

Ошибка в факультативных признаках объективной стороны преступления (место, время, способ, обстановка) имеет две разновидности:

а) когда лицо ошибается в факультативных признаках, которые для данного конкретного состава преступления являются обязательными. Содеянное квалифицируется как оконченное преступление с учетом содержания умысла. Так, виновный считает, что похищает имущество тайно, незаметно от окружающих, а в действительности за его поведением наблюдают свидетели. Ответственность наступает за тайное похищение чужого имущества — кражу (ст.205 УК);

б) лицо ошибается в квалифицирующих признаках преступления. Здесь возможны два варианта. При первом виновный ошибочно полагает, что такие признаки имеются, а в действительности их нет. Например, преступник считает, что дает жертве мучительно действующий яд, намереваясь причинить ей перед смертью дополнительные страдания, но потерпевший умирает быстро, без страданий. Ответственность должна наступать за покушение на преступление при квалифицирующих обстоятельствах (в данном случае — за покушение на убийство с особой жестокостью по ст.14 и п.6 ч.2 ст.139 УК). При втором варианте, наоборот, лицо убеждено, что квалифицирующие признаки отсутствуют, а фактически они имеют место. Ответственность наступает за оконченное преступление без квалифицирующих обстоятельств с учетом содержания умысла.

Обобщая правила юридической оценки ошибок относительно фактических признаков объективной стороны преступления, можно выделить следующие две типичные ситуации:

а) ошибочное представление об отсутствии юридически значимых признаков исключает ответственность за умышленное преступление;

б) ошибочная убежденность в наличии таких признаков требует квалификации содеянного с учетом содержания и направленности умысла.

Литература:

  1.  Волков Б.С. Проблема воли и уголовная ответственность. — Казань, 1965.
  2.  Волков Б.С. Мотивы преступлений. — Казань, 1982.
  3.  Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. — Воронеж, 1974.
  4.  Дагель П.С. Неосторожность: уголовно-правовые и криминологические проблемы. — М., 1977.
  5.  Злобин Г.А., Никифоров Б.С. Умысел и его формы. — М., 1972.
  6.  Лунеев В.В. Мотивация преступного поведения. — М., 1991.
  7.  Лунеев В.В. Субъективное вменение. – М.: Спарк, 2000.
  8.  Рарог А.И. Вина в советском уголовном праве. — Саратов, 1987.
  9.  Угрехелидзе М.Г. Проблема неосторожной вины в уголовном праве. — Тбилиси, 1976.
  10.  Якушин В.А. Ошибка и ее уголовно-правовое значение. — Казань, 1988.

Новикова Е. В.

ТЕМА 9. Неоконченная преступная деятельность

9.1. Понятие, виды и уголовно-правовое значение неоконченной преступной деятельности.

Любая осознанная волевая деятельность человека, в том числе и преступная, в своем развитии проходит определенные этапы, и может быть прервана на любом из них. Сначала у человека может возникнуть идея совершения преступления, потом он начинает ее обдумывать, принимает окончательное решение, приобретает необходимые предметы для ее осуществления, совершает иные, направленные на достижение задуманного действия.  Путь, который предстоит пройти преступнику от возникновения самой мысли о совершении преступления, до осуществления задуманного, бывает иногда весьма продолжительным. Задуманное может быть доведено до желаемого результата или прервано на любом этапе своего развития. Возникает вопрос: может ли признаваться преступлением незаконченная преступная деятельность? В каких случаях? Как квалифицируются такие действия?

Ответственность за умышленное преступное деяние наступает не только в случае, когда оно полностью осуществлено, но и в тех ситуациях, когда виновный приступает к осуществлению задуманного, но по независящим от него причинам не доводит свои действия до конца. Например, квартирный вор пытается вскрыть чужую квартиру, но слышит шаги возвращающихся хозяев и убегает.

Остановимся на тех этапах (стадиях) совершения преступления, которые могут предшествовать его окончанию:

Формирование и обнаружение умысла. Эти психические процессы могут проявляться по-разному и длиться более или менее значительное время. Сначала может промелькнуть желание, потом оно крепнет, обдумывается, анализируется. Таким образом, формируется умысел на совершение преступления. Затем возможно сообщение кому-либо о своем намерении совершить преступление – возникает этап обнаружения умысла. Но еще Екатерина 2 в своем Наказе говорила: «Законы не обязаны наказывать никаких других, кроме внешних или наружных действий». Сколь бы опасными не были мечты, планы человека, пока они не начнут реализовываться, ни о какой уголовной ответственности не может быть и речи. Таким образом, этапы формирования и обнаружения умысла на совершение преступления находятся вне рамок уголовно-правовой оценки (следует обратить внимание на то, что наша история – 30-40е годы – знает случаи применения уголовной ответственности за обнаружение умысла, то есть за намерение осуществить преступление, даже, если ничего не было предпринято для его осуществления). Следует учитывать, что очень похожей на обнаружение умысла на первый взгляд видится угроза. В отличие от  обнаружения умысла угроза при определенных обстоятельствах (условиях) признается самостоятельным преступлением (так, ст. 186 УК устанавливает уголовную ответственность за угрозу убийством, причинением ТТП или уничтожением имущества) или часто бывает предусмотрена законодателем как способ совершения преступления (например, при разбое, вымогательстве). Уголовно-наказуемая угроза – это не просто слова, это общественно опасное деяние, суть которого сводится к оказанию определенного психического воздействия на человека. Она всегда направлена на конкретный объект.

Кроме угрозы УК предусматривает и другие «словесные» преступления, которые надо отличать от обнаружения умысла. Это может быть разного рода призывы, клевета…

Вторым возможным этапом развития преступной деятельности является приготовление к преступлению.

Третий – покушение на преступление.

Четвертый – оконченное преступление.

И, наконец, некоторые авторы выделяют такой заключительный этап, как посткриминальное поведение.

Стадии приготовления (за небольшим исключением, о котором будет говориться далее), покушения и оконченного преступления являются уголовно- наказуемыми. Стадии приготовления и покушения объединены понятием неоконченного преступления или неоконченной преступной деятельности. В Особенной части УК все сформулированные законодателем составы являются оконченными преступлениями. Возникает вопрос, на каком основании приготовление и покушение на преступление признается уголовно-наказуемыми? Для ответа на этот вопрос необходимо обратиться к статье 10 УК, в которой закреплено, что основаниями уголовной ответственности является не только оконченной преступление, но и приготовление к преступлению, и покушение на него.

Таким образом, преступная деятельность может проходить в своем развитии определенные этапы. Следует обратить внимание на слово «может». Оно означает, что такое развитие вовсе не обязательно или может не содержать все перечисленные ступени развития. Так, преступление может совершаться, минуя стадию приготовления или стадию покушения или обе стадии.

Этапы развития умышленного преступления именуются стадиями совершения преступления. Уголовное право знает три такие стадии: приготовление к совершению преступления, покушение на него и оконченное преступление. Первые две стадии образуют понятие неоконченной преступной деятельности и также как и стадия оконченного преступления являются основаниями уголовной ответственности.

  1.  Оконченное преступление. Момент окончания различных видов преступлений

Когда мы говорим, что преступление окочено, нам представляется, что преступник добился желаемого результата. С точки зрения оконченного преступления как стадии преступной деятельности это не совсем так.

Оконченным признается такое преступление, объективная сторона которого выполнена полностью и содержатся все признаки состава, предусмотренные соответствующей статьей Особенной части УК. Таким образом, законодатель, формулируя ту или иную статью Особенной части УК, решил, каких признаков состава будет достаточно для признания этого преступления оконченным. Проанализировав все эти признаки, можно определить момент окончания преступления. Пример, преступник, совершая разбой, имеет целью завладеть чужим имуществом, выбрав для этого способ угрозы или применения насилия, опасного для жизни человека. Казалось бы, что такие преступные действия будут окончены, как только лицо завладеет желаемым. Но это не так. Читаем ст.207 УК «Применение насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угроза применения такого насилия с целью непосредственного завладения имуществом (разбой)». Проанализировав эту формулировку объективной и субъективной стороны, мы видим, что момент окончания преступления – момент применения насилия или угрозы с названной законодателем целью.

Таким образом, вопрос о наличии оконченного преступления решается в зависимости от того, каким образом данный состав сформирован законодателем в Особенной части УК. В первую очередь, необходимо вспомнить деление составов на материальные и формальные. Преступления с материальными составами считаются оконченными в момент наступления общественно опасных последствий, включенных законодателем в качестве обязательного признака объективной стороны конкретного состава. Например, убийство считается оконченным с момента наступления смерти потерпевшего.

Преступления с формальными составами считаются оконченными с момента совершения общественно опасного деяния независимо от наступления общественно опасных последствий, находящихся вне рамок объективной стороны конкретного состава преступления. Например, оставление в опасности считается оконченным с момента неоказания помощи потерпевшему. Наступление последствий не влияет на квалификацию деяния.

Разновидностью формальных составов являются так называемые усеченные составы преступлений, которые считаются юридически оконченными с момента совершения действий фактически являющихся приготовлением или покушением на преступление. К таким преступлениям традиционно относят разбой, бандитизм и другие. В науке уголовного права составы с такой конструкцией объективной стороны вызывают немало споров, в том числе и в контексте проблем, связанных с неоконченной преступной деятельности (например, ведутся дискуссии на тему возможности или невозможности при осуществлении усеченных преступлений приготовления и покушения).

Нередко возникают сложности при определении момента окончания преступлений со сложными составами.  В данном случае следует исходить из того, к какому виду состава по конструкции объективной стороны (материальному или формальному) относится конкретный сложный состав. Так, незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров относится к преступлению, в основе которого лежат альтернативные действия (изготовление, переработка, приобретение, хранение, перевозка, пересылка), совершение любого из которых образует состав оконченного преступления. Одновременное совершение нескольких альтернативных действий также будет рассматриваться как одно оконченное преступление. Таким образом, можно утверждать, что для определения момента окончания преступлений со сложным составом следует внимательно изучить конструкцию объективной стороны преступления, сформулированную законодателем в диспозиции статьи Особенной части УК.

Определенной спецификой обладает момент окончания в продолжаемых  преступлениях. Наиболее распространенной точкой зрения является то, что такое преступление оканчивается в момент совершения лицом последнего из тождественных действий, задуманных им как одно преступление. В науке есть и противоположные мнения, в соответствии с которыми продолжаемое преступление оканчивается уже в момент совершения первого действия, а по мере совершения новых преступных действий повторяется осуществление оконченного преступления. Такой подход представляется неверным, зато демонстрирует сложность и неоднозначность проблемы. Следует не забывать, что такое продолжаемое преступление. Это преступление характеризуется единым умыслом, который предполагает и единство совершаемых тождественных действий, внешне напоминающих самостоятельные преступления. Совершение последнего из задуманных действий и есть момент окончания продолжаемого преступления.

Не менее сложно и определение момента окончания длящегося преступления. Сложность состоит в том, что преступление считается оконченным, но момент окончания продолжает тянуться во времени до факта наступления неких обстоятельств, пресекающих преступное состояние (например, добровольная сдача оружия при его незаконном хранении). Таким образом, моментом юридического окончания длящихся преступлений признается момент возникновения преступного состояния, а моментом фактического окончания таких преступлений является момент пресечения преступного состояния.

Для определения того, оконченным или неоконченным является конкретное общественно опасное деяние необходимо установление двух основных моментов. Во-первых, того, что задумал совершить виновный. Так, причинение им телесных повреждений еще не означает, что преступник собирался совершить именно это преступление. Да, если лицо намеревалось причинить потерпевшему телесные повреждения и причинило их, можно говорить об оконченной преступной деятельности. Но замысел может охватывать и причинение смерти потерпевшему, а значит необходимо вести речь о неоконченном преступлении. Во-вторых, требуется правильное установление статьи Особенной части УК, по которой лицо может быть привлечено к уголовной ответственности и определение момента окончания состава, предусмотренного данной статьей.

  1.  Неоконченное преступление

Деятельность лица, совершающего преступление, может быть прервана на каком-либо этапе ее развития по независящим от лица причинам. В таких случаях говорят о неоконченном преступлении. Понятием неоконченного преступления охватываются приготовление и покушение на него, которые согласно статье 10 УК являются самостоятельными основаниями уголовной ответственности.

В научной литературе в отношении неоконченного преступления распространено понятие «предварительной преступной деятельности».

Уголовный закон не дает определения понятию неоконченного преступления. В науке уголовного право можно встретить самые различные трактовки. Можно предложить определение, данное И.С Тишкевичем. Неоконченное преступление представляет собой умышленную общественно опасную деятельность, которая содержит в себе лишь часть признаков состава данного преступления вследствие неполного развития его объективной стороны. Как видно из данного определения, неоконченное преступление отличается от оконченного неполным выполнением объективной стороны состава. Все иные элементы состава преступления представлены в неоконченном преступлении в полном объеме. Таким образом, состав неоконченного преступления включает в себя объект посягательства, субъективную сторону, субъект и часть признаков объективной стороны. Если сравнить убийство с прямым умыслом и покушение на убийство, выразившееся в выстреле из пистолета, давшего осечку, то можно будет выделить общий объект (отношения по поводу жизни потерпевшего), наличие вины в виде прямого умысла, субъекта преступления, и признаки объективной стороны в полном объеме при убийстве и частично при покушении на него.

Объектом неоконченного преступления являются определенные общественные отношения, которым преступник не причиняет вреда, как при оконченном преступлении, а лишь намеревается причинить такой вред. Поэтому при неоконченном преступлении может быть ситуация, когда причиняется вред каким-либо иным общественным отношениям, чем те, на которые был направлен замысел преступника. Так, намереваясь причинить смерть потерпевшему, виновный смог лишь навредить его здоровью.

Поскольку объективная сторона неоконченного преступления является тем элементом состава, который отличает его от оконченного преступления, она будет подробно разобрана при характеристике приготовления и покушения на преступление.

Говоря о субъективной стороне неоконченного преступления, следует обратить внимание на утверждение большинства ученых о том, что приготовление к преступлению и покушении на преступление возможно только с прямым умыслом. Данное утверждение основывается на том, что приготовление и покушение – это всегда целенаправленная деятельность. Все силы и устремления преступника направлены на достижение определенной цели, чего не может быть при неосторожности или косвенном умысле. Хотя справедливости ради стоит заметить, что в литературе можно встретить и иные суждения.

При неоконченном преступлении виновному не удается достичь желаемого, и результат, к которому лицо стремилось, отсутствует либо не совпадает с задуманным. В связи с этим точное установление субъективной стороны неоконченного преступления имеет большое значение, поскольку важно определить, чего желал виновный, к чему он стремился, и по направленности умысла квалифицировать совершенное.

Характеризуя субъективную сторону неоконченного преступления, необходимо вспомнить деление умысла на конкретизированный и неконкретизированный, а также альтернативный. Квалификация неоконченного преступления при конкретизированном умысле понятна. Лицо привлекается к ответственности по направленности умысла, то есть по той статье УК, которая предусматривает ответственность за задуманное преступником деяние. При неконкретизированном умысле, как известно, лицо предвидит общественно опасные последствия своего деяния без точного определения их степени тяжести, а при альтернативном желает причинения вреда одному из конкретных объектов или желает наступления одного из конкретных вредных последствий. Возникает вопрос квалификации неоконченного преступления при неконкретизированном или альтернативном умысле. В таких случаях должно действовать правило вменения наименьшего по тяжести результата из желаемых.

При неоконченном преступлении деятельность лица прерывается по независящим от него причинам. Речь идет о неких фактических обстоятельствах, возникших независимо от воли виновного, то есть объективно. Если же лицо прерывает свою преступную деятельность самостоятельно, при наличии у него свободы воли, то такое неоконченное преступление имеет иные уголовно-правовые последствия.

Лицо, совершившее неоконченное преступление, подлежит наказанию с учетом особенностей, о которых будет говориться далее.

  1.  Приготовление к преступлению

Приготовление к преступлению является первой стадией совершения преступления. Законодательное определение понятию приготовления к преступлению дается в части 1 статьи 13 УК: «Приготовлением к преступлению признается приискание или приспособление средств или орудий либо иное умышленное создание условий для совершения конкретного преступления».

Таким образом, приготовление – это создание условий для совершения  конкретного преступления. Такое создание условий и образует объективную сторону приготовления к преступлению. Оно может выражаться в самых различных действиях. Законодатель указывает на две разновидности создания таких условий – это приискание средств или орудий совершения преступления или их приспособление. Под приисканием средств или орудий совершения преступления понимается приобретение их любым способом, как законным, так и незаконным. Это может быть покупка, принятие в дар, находка, взятие взаймы, похищение, обмен и др. В случае незаконного приискание средств или орудий совершения преступления такие действия могут образовывать самостоятельный состав преступления. Например, кража пистолета с целью убийства квалифицируется по ч.1 ст.294 (хищение огнестрельного оружия) и ч.1 ст.13, ч.1 ст.139 (приготовление к убийству).

Приспособление орудий или средств совершения преступления – это изменение указанных предметов для их более удобного и эффективного использования. Например, заточка металлического предмета для использования его при нападении. Закон ничего не говорит об изготовлении орудий или средств совершения преступления. Такие действия необходимо также рассматривать как приискание этих предметов для совершения преступления, хотя это и не является терминологически точным.

Понятие «иное создание условий для совершения преступления» охватывает широких круг разнообразных действий. Дать некий исчерпывающий перечень таких действий невозможно. Это могут быть, например, разработка плана совершения преступления, изучение места планируемого преступления, сбор различного рода информации, необходимой для совершения преступления, подбор соучастников, заблаговременное устранение препятствий и мн.др.

В целом, все указанные действия направлены на создание условий совершения преступления, хотя еще и не воздействуют на объект посягательства.

Приготовление с объективной стороны могут выражаться и в форме бездействия. Например, сознательное непринятие мер по охране имущества с целью его дальнейшего хищения.

Приготовление возможно лишь к конкретному преступлению, о чем говорится и в законодательном определении этого понятия. Подготовка к преступной деятельности вообще, неопределенно, без осознания обязательных признаком конкретного состава не является стадией совершения преступления.

С субъективной стороны приготовление возможно только с прямым умыслом. Виновное лицо должно осознавать общественную опасность своего деяния, образующего приготовление к преступлению, и желать его совершить именно для последующей реализации преступного намерения.

В соответствии с ч.2 ст.13 УК приготовление к преступлению, не представляющему большой общественной опасности, уголовную ответственность не влечет. А это означает, что уголовно наказуемы лишь приготовительные действия к совершению менее тяжкого, тяжкого и особо тяжкого преступления. Правила квалификации за такие действия закреплены в ч.3 ст.13 УК, в соответствии с которой квалификация за приготовление к преступлению осуществляется по той же статье Особенной части УК, что и за оконченное преступление, со ссылкой на данную статью. Например, приготовление к простой краже – ч.1 ст.13, ч.1 ст.205 УК.

Правила назначения наказания за неоконченное преступление и за приготовление к совершению преступления, в частности, содержатся в ст.67 УК.

  1.  Покушение на преступление

Следующей стадией преступления является покушение на преступление, законодательное определение которому дается в ч.1 ст.14 УК. «Покушением на преступление признается умышленное действие или бездействие лица, непосредственно направленное на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

Из законодательного определения видно, что покушение составляют действия, непосредственно направленные на совершение преступления. Речь идет о начале выполнения объективной стороны преступления. Степень развития действий, образующих объективную сторону, при покушении может быть самой различной. Это может быть самое начало выполнения объективной стороны или совершение всех действий, требуемых для достижения поставленной виновным цели без достижения по независящим от лица причинам результата. В любом случае при покушении преступление не доводится до конца, выполняется лишь часть, входящих в объективную сторону состава преступления действий. Таким образом, важное значение приобретает правильное определение признаков объективной стороны конкретного преступления, установление того, включены ли общественно опасные последствия в качестве обязательного признака состава, или они находятся за его рамками.

Покушение на преступление с материальным составам характеризуется выполнением части деяния либо выполнением всего деяния без наступления предусмотренных законом общественно опасных последствий либо выполнением всего деяния и наступлением иных общественно опасных последствий, отличных от тех, наступление которых желал виновный. Например, лицо, желающее убить потерпевшего, прицеливается в него, но его действия пресекаются иными лицами. Или лицо стреляет, но совершает промах. Или лицо стреляет, но вместо причинения смерти лишь ранит жертву. Во всех перечисленных вариантах будет иметь место покушение на убийство, поскольку виновный начал выполнения объективной стороны этого преступления (процесс лишения жизни), но не довел ее по независящим от него обстоятельствам.

Покушение на преступление с формальным составом отличается от покушения на преступление с материальным составом тем, что, поскольку в данном случае общественно опасные последствия находятся за рамками состава преступления, постольку и покушение характеризуется выполнением лишь части действий, образующих объективную сторону преступления данного вида. Например, покушение на изнасилование может выражаться в применении насилия с целью вступления с потерпевшей в половую связь. Следует иметь в виду, что покушение на преступление возможно не во всех преступлениях с формальным составам. В частности, нельзя совершить покушение на длящееся преступление с формальным составом, выражающемся в бездействии. Такое преступление считается оконченным с момента начала преступного состояния.

Покушение на преступления не доводится до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Это могут быть причины самого разного характера: и объективные и субъективные. Объективные причины связаны с некими обстоятельствами, возникшими вопреки воли виновного: вмешательство посторонних, непреодолимые препятствия в виде крепких замков, активное сопротивление потерпевшего и многие другие. Субъективные причины связаны с характеристикой преступника, его личностными свойствами: недостаток сил, знаний, навыков, состояния здоровья, его ошибок и неправильных решений и др. Все причины объединяет одно. Они возникают вопреки воли и желанию виновного и лишают его возможности довести задуманное до конца.

Исходя из изложенного, можно сделать вывод, что с объективной стороны покушение представляет собой деяние, непосредственно направленное на совершение преступления, что означает его воздействие на объект посягательства и начало выполнение объективной стороны преступления, которое не было доведено до конца по каким-либо объективным или субъективным причинам, возникшим вопреки воли виновного.

С субъективной стороны покушение возможно только с прямым умыслом. Выполнение действий, образующих покушение, предполагает, что лицо сознает то, что предпринимаемые им действия направлены на непосредственное выполнение состава определенного умышленного преступления. В литературе можно встретить высказывания за возможность покушения с косвенным умыслом. Однако, следует понимать, что при косвенном умысле лицо не желает наступления общественно опасных последствий своего деяния, а лишь сознательно их допускает. Поэтому представляется странным допущение возможности привлечения к уголовной ответственности за не наступление последствий, к которым лицо вовсе не стремилось.

При покушении возможен аффектированный, а также альтернативный умысел.

Вызывает споры вопрос о возможности покушения при прямом неконкретизированном умысле. Есть как сторонники, так и противники признания возможности покушения в такой ситуации. Так, противники утверждают, что неконкретизированный умысел близок по своему содержанию к косвенному умыслу. У преступника нет прямой цели достичь определенного результата, а следовательно, трудно признать прерывание преступления до конца происшедшим исключительно по не зависящим от воли виновного обстоятельствам. Подобный подход представляется весьма спорным. На наш взгляд, покушение возможно и при прямом не конкретизированном умысле. Ответственность в таком случае, как и при альтернативном умысле, должна наступать за наименьший из желаемых видов вреда.

Таким образом, покушение на преступление возможно только с прямым умыслом, который может быть конкретизированным, не конкретизированным, альтернативным и аффектированным.

В зависимости от объема выполненных действий, входящих в объективную сторону преступления покушение делят на оконченное и неоконченное.

Оконченное покушение будет иметь место в случаях, когда виновный выполнил все действия, которые он считал необходимыми для окончания задуманного, но по обстоятельствам, не зависящим от воли лица, преступление не было окончено. В преступлениях с материальным составам оконченное покушение характеризуется не наступлением желаемого результата. Так, промах при выстреле с целью убить жертву образует оконченное покушение на убийство. Возможно оконченное покушение и в преступлениях с формальным составом. Однако, это должен быть такой состав преступления, который считается оконченным не с момента совершения всех действий со стороны виновного, но и наступлением неких дополнительных событий (обстоятельств, условий). Наглядным примером такой ситуации является оконченное покушение на получение взятки, когда виновное лицо передало предмет взятки, но должностное лицо отказалось его принять.

Неоконченное покушение будет иметь место в случаях, когда лицу не удалось выполнить все необходимые для доведения преступления до конца действия по независящим от него причинам. Например, виновный прицелился с целью убийства потерпевшего, но был остановлен третьими лицами. Совершенные им действия образуют начало выполнения объективной стороны преступления. Они не способны сами по себе привести к наступлению смерти потерпевшего, и виновный это понимает. Степень завершенности покушения может быть различной, и это должно учитываться судом при назначении наказания.

В уголовно-правовой литературе выделяют негодное покушение. Под негодным покушением понимается совершение таких действий, которые по своим объективным свойствам не могли привести к желаемому результату. Негодное покушение делится на два вида: покушение на негодный объект и покушение с негодными средствами.

Часто, говоря о покушении на негодный объект, в литературе отмечается неудачность термина «объект» в данном случае, поскольку объект уголовно-правовой охраны всегда пригоден для посягательства. Правильнее говорить о покушении на негодный предмет. Такое покушение имеет место в двух случаях. Первый случай – это ситуация, когда виновный посягает на отсутствующий предмет, то есть тот, которого в это время или в этом месте нет. Вариантом такого посягательства является покушение на отсутствующего потерпевшего. Например, выстрел в манекен, принятый за человека. Второй случай – это посягательство виновного на предмет, не обладающий теми качествами, которые определяли намерение лица совершить преступление (похищение стирального порошка вместо желаемых наркотических средств). Правила квалификации подобных ситуаций являются общими. Деяние квалифицируется по направленности умысла виновного, как покушение на причинение того вреда, который желал виновный.

Покушение с негодными средствами образуют деяния, при совершении которых виновный использует средства, орудия или способы, объективно не способные привести к желаемому результату (выветренный яд, непригодное для стрельбы оружие и т.п.). В подобных случаях необходимо учитывать два момента. Во-первых, используемые виновным средства, орудия или способы в случае их исправности, применения в других ситуациях и т.д. способны причинить желаемый вред. А, следовательно, использование неких средств (орудий, способов), объективно не способных ни при каких обстоятельствах причинить такой вред, но применяемых в силу убежденности виновного (сглаз, порча и т.п.), не могут быть признаны покушением на преступление. Во-вторых, виновный не знает о «негодности» средств. Речь идет о фактической ошибке, правила квалификации при которой являются общими.

Покушение на преступление следует разграничивать со стадиями приготовления к преступлению и оконченного преступления.

Главным отличием покушения на преступление от приготовления к нему является то, что при покушении виновный всегда начинает выполнение объективной стороны конкретного состава преступления, описанной законодателем в диспозиции статьи Особенной части УК. Степень развития действий, образующих объективную сторону может быть различной. Приготовление к преступлению находится вне рамок объективной стороны конкретного состава преступления. Так, при совершении убийства начало выполнения действий, образующих процесс лишения жизни другого лица, есть начало выполнения объективной стороны преступления, а следовательно покушение на убийство. Действия же, направленные на создание условий для лишения жизни другого человека, образуют стадию приготовления (приискание оружия, сбор информации о потерпевшем и др.). Одни и те же действия могут образовывать различные стадии совершения различных преступлений. В связи с этим важным являются два момента. Это направленность умысла виновного, то есть определение того, к чему он стремился в данном конкретном случае, и конструкция конкретного состава преступления, момент окончания которого может быть различным.

При покушении на преступление виновный воздействует на объект посягательства, чего нет еще при приготовлении к преступлению. По времени приготовление всегда предшествует покушению.

Разграничение покушения с оконченным преступлением зависит от конструкции состава преступления. Неполное выполнение объективной стороны конкретного состава образует покушение на преступление.

  1.  Добровольный отказ от доведения преступления до конца. Деятельное раскаяние

В ч.1 ст.15 УК дается определение добровольного отказа от доведения преступления до конца. «Добровольным отказом от доведения преступления до конца признается прекращение лицом приготовительных действий либо прекращение действия или бездействия, непосредственно направленного на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца».

Принимая решение совершить преступление и совершая приготовительные действия или действия, непосредственно направленные на совершение преступления, лицо может по тем или иным причинам прекратить преступную деятельность при этом, сознавая, что у него есть возможность довести задуманное до конца. В таких случаях мы имеем дело с добровольным отказом. Правовые последствия такого отказа – освобождение лица от уголовной ответственности. В ч.2 ст.15 УК прямо говорится, что деяние, в отношении которого осуществлен добровольный отказ, не влечет уголовной ответственности.

Выделяют следующие признаки добровольного отказа: 1) добровольность отказа; 2) его окончательность; 3) своевременность добровольного отказа.

Сам термин «добровольный отказ» указывает на добровольность как обязательный признак такого отказа. Добровольность означает, что лицо само приняло решение прекратить продолжение своей преступной деятельности. При этом инициатива может принадлежать и иным лицам, но такая инициатива не должна подавлять волю лица, его свободу выбора. Предложение или совет со стороны иных лиц, под влиянием которых виновный прекращается совершение преступления, не исключает добровольности отказа. Возникновение же объективных обстоятельств, делающих невозможным продолжение совершения преступления, исключает добровольный отказ. Такими обстоятельствами могут быть самые различные ситуации. Например, появление на месте преступления  посторонних лиц, невозможность преодолеть возникшие препятствия в виде сложного замка, сигнализации и т.п.; отсутствие предмета посягательства и др. Спорным является вопрос о возникновении обстоятельств, которые затрудняют доведение преступления до конца, но не устраняют полностью такую возможность. На наш взгляд, такие ситуации должны рассматриваться в каждом конкретном случае с точки зрения всех обстоятельств дела.

Мотивы отказа от доведения преступления до конца могут быть самыми различными: испуг, раскаяние, жалость к жертве, чувство стыда и т.д.

Добровольный отказ должен быть окончательным.  Это означает, что лицо не прерывает свою деятельность на какое-то время, а прекращает начатое посягательство полностью и окончательно. В случае же, если лицо лишь откладывает завершение задуманного на какое-то время, добровольный отказ отсутствует.

Добровольный отказ возможет на стадиях приготовления к преступлению и неоконченного покушения на преступление. Добровольный отказ невозможен на стадии оконченного преступления и, как правило, на стадии оконченного покушения. Лицо, выполнившее все необходимые на его взгляд действия для доведения преступления до конца, не может отказаться от задуманного, поскольку уже все сделано. Однако, в ситуациях оконченного покушения, когда лицо выбирает такие способы совершения преступления, которые после приведения их в действия развиваются без участия виновного (использование медленно действующего яда, приведение в действие взрывного устройства), добровольный отказ возможен. Следует отметить, что в литературе встречаются мнения о несостоятельности споров вокруг возможности добровольного отказа в указанных ситуациях, поскольку здесь речь надо вести о моменте окончания покушения. Так, по мнению некоторых авторов, покушение на такие преступления следует считать оконченным с момента, когда лицо утрачивает контроль над развитием событий. При таком подходе действительно следует вывод о том, что добровольный отказ невозможен на стадии оконченного покушения.

Отказ лица от продолжения преступной деятельности на стадии оконченного покушения следует признавать добровольным отказом от повторной попытки совершить преступление, что не исключает ответственности за уже совершенное покушение.

В соответствии с ч.2 ст.15 УК лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности лишь в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит признаки иного преступления. В данном случае закон закрепляет ситуацию, при которой уже совершенные приготовительные действия или действия, непосредственно направленные на совершение преступления содержат состав какого-либо иного преступления. Например, похищение оружия с целью убийства образует состав оконченного преступления – хищение оружия и состав приготовления к убийству. В случае добровольного отказа от осуществления убийства лицо привлекается к уголовной ответственности за хищение оружия.

Добровольный отказ следует отличать от деятельного раскаяния. Деятельное раскаяние – это активное посткриминальное поведение лица, совершившего преступление, которое может выражаться в одном из следующих вариантов поведения: 1) в явке с повинной; 2) в активном способствовании раскрытию преступления, изобличению других соучастников, розыску имущества, приобретенного преступным путем; 3) оказании медицинской или иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления; 4) добровольном возмещение или устранение материального или морального вреда, причиненного преступлением; 5) иных действиях, направленные на заглаживание такого вреда. Все перечисленные действия осуществляются на стадиях оконченного покушения или оконченного преступления. Институт деятельного раскаяния существует в уголовном праве с целью стимулирования поведения преступника уже после совершения им преступления.

По общему правилу деятельное раскаяние служит основанием для смягчения уголовной ответственности. В ст. 63 УК среди обстоятельств, смягчающих уголовную ответственность законодатель указал и на формы деятельного раскаяния.

В случае совершения впервые преступления, не представляющего большой общественной опасности, суд в соответствии со ст. 88 УК может освободить виновное лицо от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. В статьях Особенной части УК содержатся специальные основания освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица. Например, в примечании к ст. 431 говорится, что лицо, давшее взятку освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно заявило о содеянном.

Таким образом, отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния заключается в следующем. Во-первых, добровольный отказ возможен только на стадиях приготовления, неоконченного покушения, и в редких случаях – оконченного покушения. Деятельное раскаяние возможно после совершения преступления или окончания покушения. Во-вторых, по своей сути добровольный отказ представляет собой окончательный отказ от доведения до конца начатой преступной деятельности при сознании лицом возможности завершить начатое, в то время как деятельное раскаяние – это заглаживание уже причиненного вреда и оказание помощи правоохранительным органам в раскрытии преступления как результат раскаяния в содеянном. И, наконец, в третьих, различие проводится по правовым последствиям. При добровольном отказе лицо всегда освобождается от уголовной ответственности за начатое преступление. При деятельном раскаянии ответственность, как правило, смягчается. Однако в предусмотренных уголовным законом случаях возможно и освобождение от уголовной ответственности.

Литература:

  1.  Антонов А.Г. Деятельное раскаяние / А.Г.Антонов. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2002. – 164 с.;
  2.  Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. М., 1955;
  3.  Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление (На основании практики судебных и следственных органов Казахской ССР): учеб. пособие / В.Д.Иванов. – Караганда: Изд-во Караганд. высш. шк. МВД СССР, 1974. – 116с.;
  4.  Козлов А.П. Учение о стадиях преступления / А.П.Козлов. – СПб.: Юрид. Центр Пресс, 2002. – 353с.;
  5.  Лясс Н.В. Стадии преступной деятельности по советскому уголовному праву: Автореф.дисс. канд.юрид.наук. Л., 1952;
  6.  Назаренко Г.В. Неоконченное преступление и его виды / Г.В.Назаренко, А.И.Ситникова. – М.: Ось-89, 2003. – 160с.;
  7.  Николюк В.В. Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием: учеб.-практ. пособие / В.В. Николюк, Р.М.Дочия, В.Г.Шаламов. – М.: профессиональный союз адвокатов России, 2002. – 136с.;
  8.  Панько К.А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву / К.А.Панько. – Воронеж: Изд-во Воронеж. Гос. Ун-та, 1975. – 147с.;
  9.  Сабитов Р.А. Посткриминальное поведение (понятие, регулирование, последствия) / Р.А.Сабитов. – Томск: Изд-во Томск. гос. ун-та, 1985. – 192с.;
  10.  Тер-Акопов А.А. Добровольный отказ от совершения преступления / А.А.Тер-Акопов. – М.: Юрид.лит., 1982. – 96с.;
  11.  Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по советскому уголовному праву: Понятие и наказуемость / И.С.Тишкевич. – М.: Госюриздат, 1958. – 260с.;
  12.  Щерба С.П. Деятельное раскаяние в совершенном преступлении: Значение, правовые последствия и доказывание: практ. пособие / С.П.Щерба, А.В.Савкин; под общ. ред. С.П. Щеоба – М.: Спарк, 1997. – 110с.

Марчук В.В.

ТЕМА 10. СОУЧАСТИЕ В ПРЕСТУПЛЕНИИ

10.1. Понятие соучастия

В истории уголовного права понятие соучастия в преступлении трактовалось по-разному. В уголовном законодательстве современных государств также отсутствует единство в определении соучастия в преступлении. Разночтения в понимании конститутивных признаков соучастия в преступлении обусловлены сложностью юридической природы этой категории уголовного права.

В отечественном уголовном праве понятие соучастия в преступлении закреплено непосредственно в уголовном законе. Согласно ч. 1 ст. 16 УК Республики Беларусь соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления.

Действующий УК Республики Беларусь признает соучастие в преступлении самостоятельным основанием уголовной ответственности. Это основание в п. 4 ст. 10 УК сформулировано в обобщенной форме: основанием уголовной ответственности является совершение виновно запрещенного УК деяния в виде соучастия в совершении преступления. Но применительно к отдельно взятому соучастнику «деяние в виде соучастия в совершении преступления» трансформируется в конкретный вид преступного поведения, выражающийся в выполнении соучастником в рамках общего замысла соответствующей преступной роли: непосредственное исполнение объективной стороны соответствующего преступления либо совершение иного деяния (напр., склонение лица к совершению преступления).   

Установление указанного основания обязывает суд учитывать особенности при назначении наказания соучастникам преступления. Но требования уголовного закона, предусмотренные положениями ст. 66 УК, суд может обеспечить лишь в том случае, когда лица, осуществляющие уголовное преследование, не только в материалах дела, но и в формуле квалификации обозначат факт совершения преступления в соучастии.  

В теории уголовного права признаки соучастия условно делят на объективные и субъективные.

Объективные признаки соучастия в преступлении:

- множественность субъектов (участников) преступления;

-  совместность деяний соучастников преступления.

Преступление считается совершенным в соучастии, если в нем  участвовали два или более лица, которые способны нести уголовную ответственность. Это означает, что каждый из соучастников должен быть вменяемым либо уменьшено вменяемым и должен достичь на момент совершения деяния соответствующего возраста уголовной ответственности. Однако по некоторым категориям уголовных дел судебная практика придерживается иного подхода (см. п. 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь № 9 от 16. 12.1994 г. «О судебной практике по делам об изнасиловании» (Судовы веснiк.-   1995. - № 1).

Если умышленное преступление, ответственность за которое наступает с 16-летнего возраста, было совместно совершено несколькими лицами с участием несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 16 лет, но в его деянии  имеются признаки другого преступления, указанного в ч. 2 ст. 27 УК, то содеянное соучастниками квалифицируется по разным статьям УК. Деяние лица, совершившего преступление в возрасте от 14 до 16 лет, квалифицируется по статье о преступлении, указанном в ч. 2 ст. 27 УК.

Если в силу добросовестного заблуждения соучастники не осознавали того обстоятельства, что в момент совершения деяния исполнитель преступления находился в состоянии невменяемости или не достиг возраста уголовной ответственности, то их деяния должны квалифицироваться  как покушение  на совершение преступления в соучастии. В равной степени это правило должно применяться и к случаям, когда в процессе расследования не установлена личность исполнителя (соисполнителя) и отсутствуют доказательства, подтверждающие его возраст и психическое состояние на момент совершения преступления.  

Совместность поведения соучастников определяется:

- взаимообусловленностью деяний соучастников;

- общим для всех соучастников преступным результатом;

- причинной связью между деянием каждого соучастника и общим для всех соучастников результатом.

Взаимообусловленность поведения соучастников означает, что деяния соучастников взаимосвязаны, деяние одного соучастника создает условие для совершения другого деяния соучастника.

Взаимообусловленность деяний соучастников порождает общий для всех преступный результат. При совершении преступлений, связанных с обязательным наступлением общественно опасных последствий (материальных составах), общий результат выражается в наступлении соответствующего последствия (смерть потерпевшего, уничтожение чужого имущества и т.п.). При совершении преступлений, не связанных с обязательным наступлением общественно опасных последствий (формальных составах), общий для всех соучастников результат выражается в деянии, совершенном исполнителем преступления (подлог документа, принуждение и др.).

Сложность взаимодействия соучастников при совершении преступления предопределяет и особенности причинной связи. Деяние исполнителя (соисполнителя) является причиной либо необходимым условием наступления общественно опасного результата. Деяния иных соучастников могут быть только необходимыми условиями наступления результата.    

Субъективные признаки соучастия в преступлении:

- совместное участие в совершении преступления может быть только умышленным;

- умысел для всех соучастников является единым;

- соучастие может иметь место только в совершении умышленного преступления.

Совместность деяний соучастников предполагает всегда и наличие психологической составляющей. Совместность деяний свидетельствует о том, что соучастники взаимодействуют осознанно. Это означает, что  в рамках совместной преступной деятельности каждый соучастник совершает свое общественно опасное деяние (действие или бездействие) с прямым умыслом.

Соучастие имеет место только в совершении умышленного преступления. При  совершении преступлений, связанных с наступлением последствия, психическое отношение к общественно опасному последствию может быть выражено в прямом или косвенном умысле.

Сознательное совместное участие нескольких лиц  в совершении неосторожного преступления, равно как и неосторожное совместное участие в совершении умышленного преступления не образует признаков соучастия.

При неосторожном сопричинении действия каждого из сопричинителей квалифицируются самостоятельно, как преступление совершенное одним лицом.

Общность преступного результата при соучастии объясняется единством умысла соучастников. Это единство предполагает специфику в состоянии интеллектуальной и волевой сферы психической активности соучастников.

Формула умысла отдельного соучастника при совершении преступления, связанном с наступлением последствия, выглядит следующим образом:

- лицо сознает  общественную опасность своего действия или бездействия;

- лицо осознает общественную опасность деяния хотя бы еще одного соучастника, действующего с ним совместно;

-  лицо предвидит наступление общественно опасного последствия;

- лицо понимает, что это последствие наступит в результате совместных деяний соучастников;

- лицо предвидит развитие причинной связи в контексте результата от общих совместных деяний соучастников;

- лицо желает или сознательно допускает наступление общего для всех результата.   

При совершении преступления в соучастии действия каждого соучаст