70324

Социолингвистика: Учебно-методический комплекс

Книга

Иностранные языки, филология и лингвистика

Социолингвистика достаточно осознанное самостоятельное направление языкознания изучающее общественную обусловленность возникновения развития и функционирования языка воздействие общества на язык и языка на общество. Наряду с термином социолингвистика для обозначения...

Русский

2014-10-18

255.1 KB

43 чел.

КАЗАХСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И МИРОВЫХ ЯЗЫКОВ ИМЕНИ АБЫЛАЙ ХАНА

Кафедра теории лингвистики и коммуникации

Амирова Ж.Г.

СОЦИОЛИНГВИСТИКА

Учебно-методический комплекс

Алматы, 2013

ОГЛАВЛЕНИЕ

2. Логико-структурные схемы:

Модуль 1. Современная социолингвистика как научная дисциплина. Базовые понятия социолингвистики.

Модуль 2. Проблемы социолингвистики. Методы социолингвистики.  

 2.1. Аудиторная работа

 2.1.1. Лекции

 Лекция 1. Статус социолингвистики как научной дисциплины. Объект, предмет, цели и задачи социолингвистики.

Слайд 1: Характеристика социолингвистики как науки.

Лекция 2. Истоки современной социолингвистики

 Лекция 3. Основные направления современной социолингвистики (синхроническая и диахроническая СЛ; макро- и микро- СЛ; теоретическая и экспериментальная СЛ; прикладная СЛ).

Слайд 1: Основные направления современной социолингвистики.

  Лекция 4. Социально-коммуникативная система (языковое сообщество, языковой код, переключение кодов).

 Лекция 5. Языковая ситуация как категория социолингвистики. Компоненты языковой ситуации. Типы языковых ситуаций.

Слайд 1: Типы языковых ситуаций по количественным признакам

Слайд 2: Типы языковых ситуаций по качественным признакам

 Лекция 6. Формирование рас, этносов, языков.

 Лекция 7. Язык в межэтнических контактах. Контактные языки..

 Лекция 8. Культурный компонент в языке и проблемы перевода. Безэквивалентная лексика. Различия переводческих эквивалентов.

 Лекция 9. Языковая политика и языковое строительство.

 Лекция 10.  Методы социолингвистического исследования.

 2.1.2. Семинарские занятия

 Семинар 1. Зарубежные школы социолингвистики (3-я неделя).

 Семинар 2.  Основные формы существования языка и их взаимодействие (5-ая неделя).

 Семинар 3. Международные и мировые языки (10-ая неделя).

 Семинар 4. Национально-культурная специфика речевого поведения (12-ая неделя).

 Семинар 5. Социальный аспект владения языком (14-ая неделя).

2.2. Внеаудиторная работа

 2.2.1 Кейс-задания

Тема 1.2. Краткая история развития социолингвистики. Подтема 1.2.3. Российская и казахстанская социолингвистика. (3-я неделя)

Тема 1.4. Основные понятия социолингвистики. Подтема 1.4.4. Билингвизм и его виды. (7-ая неделя)

Тема 2.1. Раса, этнос, языки: их соотношение. Подтема 2.1.2. Роль языка в становлении национального самосознания (8-ая неделя)

Тема 2.4. Язык и государство. Подтема 2.4.2 Языковая политика в Республике Казахстан. (13-ая неделя)

3  Список литературы



2.1. Аудиторная работа

2.1.1. Лекции

 

Лекция 1: Статус социолингвистики как научной дисциплины

1. Определение социолингвистики.

2. Объект и предмет социолингвистики.

3. Цели и задачи социолингвистики.

1. Определение социолингвистики.

На рубеже ХХ и ХХI вв. социолингвистика – достаточно осознанное самостоятельное «направление языкознания, изучающее общественную обусловленность возникновения, развития и функционирования языка, воздействие общества на язык и языка на общество» .

Специфика этой научной дисциплины заключается в том, что она «развивается на стыке языкознания, социологии, социальной психологии и этнографии», т.е. имеет трансдисциплинарный характер. Этот трасдисциплинарный (или междисциплинарный) характер социолингвистики проявляется в используемом ею понятийном аппарате, который использует как языковые, так и социальные, психологические признаки и понятия (языковой коллектив, языковое сообщество, социолект, гендерлект, языковая ситуация и др.).

Термин социолингвистика впервые был употреблен американским исследователем Х. Карри в 1952 г., обозначившим направление в языкознании, которое фактически уже существовало в европейской науке.

Наряду с термином социолингвистика для обозначения этой дисциплины в разные периоды развития этого направления в языкознании употреблялись и другие наименования: «социология языка», «социологическая лингвистика», «социологическое языкознание», «лингвистическая социология», «лингвосоциология», «социальная лингвистика». Некоторые из этих терминов закреплены за определенными временными периодами или научными школами: социология языка» (российское языкознание 40-60-е годы ХХ в.), «социологическая лингвистика» (французская школа – 20-30-е годы ХХ в.),  «социальная лингвистика» (60-80-е годы ХХ в.). Наиболее употребительным и общепринятым в наши дни является термин социолингвистика.

2. Объект и предмет социолингвистики.

Американский исследователь Уильям Лабов (один из основателей современной социолингвистики) определяет социолингвистику как науку, которая изучает «язык в его социальном контексте».

Объектом изучения современной социолингвистики являются виды взаимодействия между социумом и языком этноса, точнее – целый комплекс проблем, связанных с социальной природой языка, его общественными функциями, механизмом воздействия социальных факторов на язык и той ролью, которую играет язык в жизни общества.

Если «лингвистика, анализирует языковой знак сам по себе: его звуковую и письменную форму, его значение, сочетаемость с другими знаками, его изменения во времени», то социолингвистика «изучает различные воздействия социальной среды на язык и на речевое поведение людей».  

Лингвист, рассматривающий слова масло, сталь как факты грамматической системы современного русского языка, опишет их как субстантивы, обладающие категорией неодушевленности, относящиеся к лексико-грамматическому разряду вещественных существительных, не имеющих соотносительных форм числа (употребляемых только в единственном числе). Для социолингвистики важным моментом окажется специфика употребления подобных субстантивов в речи разных социальных групп. Так, профессионалы (маслоделы, сталевары) употребляют данные слова и во множественном числе для обозначения известных им разных сортов (видов, типов) называемого вещества: маслá (машинные маслá), стáли (легированные стáли).

Известно, что разные ситуации общения требуют использования разных языковых средств, употребление которых регламентируется установившимися в данном социуме традициями, законами, этикетом общения. Как происходит взаимодействие языка и общественных устоев?

В ряде стран и целых регионов мира, отличающихся сложным этническим составом, общение в социуме происходит не на одном языке, а на нескольких, роли и статус которых в рамках конкретного социума различаются. Например, казахский и русский языки в Казахстане. Один из языков является государственным, второй – языком межнационального общения. (Сравните: английский и французский в Канаде; немецкий, французский, итальянский – в Швейцарии и др.). В этом случае происходит сложное взаимодействие и языков как в социальном, так и в чисто лингвистическом плане, которое не может не оказать влияние на развитие данного социума. Этот процесс имеет важное значение для развития социума и государства и требует определенных мер, направленных на управление языковыми процессами и языковым строительством, т.е. проведения определенной языковой политики.

Разработка лингвистических проблем, направленных на то, чтобы управлять языковыми процессами, носит название языковой политики; языковая политика – часть социолингвистики, выход этой науки в речевую практику.

Все эти проблемы требуют тщательного изучения.  

Предметом изучения социолингвистики являются закономерности функционирования языка в обществе, механизмы взаимодействия и взаимовлияния языка и общества

3. Цели и задачи социолингвистики.

Социолингвистика как научная дисциплина ставит перед собой определенные цели и стремится решить ряд задач.

Цели социолингвистики:

1) определение общих, социально обусловленных закономерностей функционирования и развития языков;

2) описание влияния социальных факторов на функционирование языка в процессе речевой коммуникации;

3) анализ воздействия объективных и субъективных социальных факторов на структуру языка.

Важнейшие практические задачи социолингвистики:

1) описание речевого поведения человека как члена определенной группы;

2) разработка методики регулирования процесса языковой социализации (языкового «вхождения» человека в определенный социум);

3) разработка комплекса мер для регулирования развития и функционирования языка (или языков) на определенной территории – разработка языковой политики.


Блок-схема 1: Характеристика социолингвистики как науки


Лекция 2: Истоки современной социолингвистики

Как известно, термин социолингвистика для наименования особого направления в языкознании, исследующего проблемы взаимосвязи и взаимовлияния языка и социума, впервые был употреблен американским ученым Г. Карри в 1952 г. Однако проблема социальной обусловленности языка и его функционирования в обществе рассматривалась языковедами и философами задолго до начала ХХ в. Так, например, во Франции интерес к социальной природе языка проявляется уже в середине ХVI века. В работе  Иохима Дю Белле «Защита и прославление французского языка» (1549 г.) отмечается, что язык — продукт сознательного творчества человека, отвечающий требованиям социальных условий жизни. В начале XVII в. профессор философии Саламанкского университета (Испания) Гонсало де Корреас писал о социальном расслоении языка: "Нужно отметить, что язык имеет кроме диалектов, бытующих в провинциях, некоторые разновидности, связанные с возрастом, положением и имуществом жителей этих провинций: существует язык сельских жителей, простолюдинов, горожан, знатных господ и придворных, ученого-историка, старца, проповедника, женщин, мужчин и даже малых детей». Примечательно, что в середине ХХ века еще один знаменитый испанец – философ, истории и лингвист Хосе Ортега-и-Гассет в фундаментальной работе «El hombre y la gente» / «Человек и люди» /развивая свои положения новой филологии в рамках своей феноменологической концепции, подчеркивал, что лингвистика ХХ в. «отважилась подойти к языку с позиций, максимально приближенных к конкретной реальности», т.е. с позиций человеческой жизни, которая представляет «систему значимостей, важных, насущных дел», реальность прагматическую, практическую, а не вещную2 [Ortega y Gasset 1957, 671].  Следующий шаг в становлении новой лингвистики должен заключаться, по его мнению, в том, чтобы начать «всерьез изучать свой предмет, но не как нечто готовое и завершенное, а как нечто становящееся, то есть находящееся in statu nascendi. То есть она должна изучать язык в его глубинных, питающих корнях» [Ortega y Gasset 1957, 672]. Этот шаг должен привести лингвистику от имперсональности через персонализм к реальному человеку, который является естественной точкой отсчета в радикальной реальности.

Истоки современного социолингвистического направления в языкознании следует искать в работах известных лингвистов и философов ХIХ  века, в рамках «психологического языкознания». Языковеды ХIХ  века фактически не разделяли науку о языке на «чистую» лингвистику и «социальную», рассматривая факты языка и речи в тесной связи с социальными и психологическими факторами. Одним из первых определил лингвистику как науку психологическую и социальную основатель Казанской лингвистической школы (1874 -1883 гг.) Иван Александрович Бодуэн де Куртене, который подчеркивал, что "Так как язык возможен только в человеческом обществе, то, кроме психической стороны, мы должны отмечать в нем всегда сторону социальную. Основанием языковедения должна служить не только индивидуальная психология, но и социология".

Особое место здесь занимает Франция, где бурно развивается социология, рано выделившаяся в самостоятельную гуманитарную науку  (в XIX в.). Французские социологи Э. Дюркгейм, Л. Леви-Брюль и Г. Тард заложили фундамент для изучения языка как социального явления. В конце XIX в. появляется известная работа Мишеля Бреаля «Очерк семантики», в которой подчеркивается, что «Язык представляет собой человеческий акт и не имеет реальности вне деятельности человека», поскольку язык - это, прежде всего средство общения людей, направленное на то, чтобы понимать окружающих и быть понятым ими. Подобную мысль высказывал и Поль Лафарг («Язык и революция», 1894 г.), отмечавший: «Язык не может быть отделен от своей социальной среды, так же, как растение не может быть отделено от свойственной ему климатической среды».

Дальнейшее развитие французской социологии языка связано с французской (франко-швейцарской) школой языкознания, главой которой принято считать швейцарца Фердинанда де Соссюра, основоположником - его ученика, Антуана Мейе, а подлинным основателем - Марселя Коэна.

Тем не менее подлинное изучение вопросов «социологии языка», «социологической лингвистики», «социологического языкознания», «лингвистической социологии», «лингвосоциологии», «социальной лингвистики» начинается в ХХ в.

Во Франции течение, названное лингвистическим социологизмом, получило свое развитие в трудах Фердинанда Брюно (Brunot 1905-1939), Альбера Доза (Dauzat 1930, Dauzat 1939, Dauzat 1940), Жозефа Вандриеса (Вандриес 1937), и многих других лингвистов первой половины XX века, которые подчеркивали в своих работах связь между языковыми и общественными явлениями. Общими положениями в работах представителей лингвистического социологизма можно считать следующие: 1) рассмотрение языка как единой целостной системы; 2) вывод о том, что язык является социальным продуктом; 3) установление связи между языковыми явлениями и социальными факторами.

Во второй половине XX века среди трудов представителей социологического направления во французской лингвистике особенно выделялись работы Жюля Марузо, Эмиля Бенвениста и Андре Мартине.

В начале ХХ в. исследования языковых фактов и явления с позиций их обусловленности социальными причинами ведутся учеными ряда европейских университетов. Идеи, которые образовали основу современной социолингвистики, были выдвинуты таким выдающимся ученым первой половины XX в., как И. А. Бодуэн де Куртенэ, Е. Д. Поливанов, Л. П. Якубинский, В. М. Жирмунский, Б. А. Ларин, А. М. Селищев, Г. О. Винокур в России, Ф. Брюно, А. Мейе, П. Лафарг, М. Коэн во Франции, Ш. Балли и А. Сешеэ в Швейцарии, Ж. Вандриес в Бельгии, Б. Гавранек, А. Матезиус в Чехословакии и др. К этим базовым идеям относятся:

  1.  идея о том, что все средства языка распределены по сферам общения, а деление общения на сферы имеет в значительной мере социальную обусловленность (Ш. Балли);
  2.  идея социальной дифференциации единого национального языка в зависимости от социального статуса его носителей (работы русских и чешских языковедов);
  3.  обоснование социально-исторического подхода к языку и необходимости включения социального аспекта в диалектологию в исследованиях немецких ученых, в особенности Т. Фрингса и созданной им лейпцигской школы;
  4.  идея связи языка с социальными процессами и особой социальной роли литературного языка в трудах представителей пражской лингвистической школы - В. Матезиуса, Б. Гавранека, Й. Вахека и др.;
  5.  положение, согласно которому темпы языковой эволюции зависят от темпов развития общества, а в целом язык всегда отстает в совершающихся в нем изменениях от изменений социальных (Е. Д. Поливанов);
  6.  распространение методов, применявшихся при изучении сельских диалектов, на исследование языка города (Б. А. Ларин);
  7.  обоснование необходимости социальной диалектологии, наряду с диалектологией территориальной (Е. Д. Поливанов);
  8.  важность изучения жаргонов, арго и других некодифицированных сфер языка для понимания внутреннего устройства системы национального языка (Б. А. Ларин, В. М. Жирмунский, Д. С. Лихачев) и др.

В этот период складываются основные научные школы социолингвистики, среди которых рано выделилась российская научная школа (Е. Д. Поливанов, Л. П. Якубинский, В. М. Жирмунский, Б. А. Ларин, А. М. Селищев, Г. О. Винокур). Кратко охарактеризуем наиболее известные идеи российских авторов начала ХХ в., оказавших влияние на дальнейшее развитие социолингвистики.

Е. Д. Поливанов  (конец 20-х – начало 30-х годов) обосновал необходимость введения в круг проблем современной лингвистики следующих идей:

  1.  определения языка как социально-исторического факта;
  2.  необходимости описания языков и диалектов с социологической точки зрения;
  3.  анализа причинных связей между социально-экономическими и языковыми явлениями;
  4.  анализа языка как средства борьбы за существование;
  5.  построения общей типологической схемы эволюции языка в связи с историей культуры;
  6.  разработки прикладных вопросов социальной лингвистики (языковая политика).3

Б.А. Ларин (конец 20-х – начало 30-х годов):

  1.  проводит систематизированные исследования разговорного языка города;
  2.  разрабатывает лингвистическую характеристику города.

Б.А. Ларин подчеркивал: «Нельзя понять эволюцию и судьбы литературного языка, пока к этому материалу не применены социологические принципы исследования. Нельзя приступать к социологическому истолкованию литературного языка, пока не изучена его непосредственная лингвистическая среда, т.е.  остальные типы письменного языка и все разновидности разговорной речи городского коллектива»4.

Проблема развития языка в разных социально-экономических формациях, выделения социальных диалектов активно разрабатывается историками языка Л.П. Якубинским и В.М. Жирмунским (30-е – 40-е годы) разрабатывает проблему образования общенационального языка буржуазного общества из территориальных диалектов феодальной эпохи (Очерки по языку, 1936).

Таким образом, уже во второй половине 20-х и в первой половине 30-х годов в советском языкознании был очерчен круг основных вопросов, характеризующих содержание нового, социологического направления в науке о языке. Однако конкретные работы этого направления оказались несвободны от вульгарно-социологического подхода к анализу связи между лингвистическими и социальными процессами.

Разработка проблем социальной лингвистики активно продолжается и в 50-е годы ХХ в.

Ко времени возникновения американской социолингвистики (начало 50-х годов ХХ века) на территории Западной и Восточной Европы уже существовали сложившиеся школы исследования языка и речи в связи с проблемами и процессами развития общества. Исследования в этой области основывались на мощной теоретической базе европейской лингвистики и философии.

Современное состояние российской и казахстанской школ социолингвистики – тема для самостоятельного изучения и выполнения рефератов).

Лекция 3: Основные направления современной социолингвистики

1. Синхроническая и диахроническая социолингвистика.

2. Микро- и макро- социолингвистика.

3. Теоретическая и экспериментальная социолингвистика.

1. Синхроническая и диахроническая социолингвистика.

В соответствии со знаменитой дихотомией Ф. де Соссюра, различавшей исследование языка в синхронии и дихотомии, в социолингвистике как науке о функционировании языка в социуме можно выделить синхронический и диахронический аспекты изучения объекта.

Синхронический аспект исследования в современной социолингвистике предполагает изучение социолингвистических проблем в рамках одного определенного временного среза. При этом синхроническая социолингвистика изучает: а) отношения между языком и обществом на определенном этапе развития этого общества (статический аспект); б) процессы социально обусловленного функционирования языка, существующие на данном этапе (динамический аспект). Таким образом,  синхроническая социолингвистика сочетает статический и динамический аспекты в подходе к изучению объекта.

Например, в описании социальной дифференциации конкретного национального языка на определенном этапе его исторического развития (т.е. на определенном синхронном срезе) неизбежно присутствуют две взаимосвязанных стороны:

1) выделение сложившихся социально обусловленных подсистем данного языка (литературный язык, просторечие, территориальные диалекты, профессиональные социолекты и т.п.) – статика;

2) описание взаимоотношений этих подсистем, характерных для этого синхронного среза – динамика.

К проблемам синхронической социолингвистики относится и изучение языковой социализации, освоения языка в связи с освоением системы социальных ролей, овладения основами "ситуативной грамматики" и ряда других процессов, относящихся к общей проблеме социальной обусловленности языковой компетенции.

Примеры синхронических социолингвистических исследований:

W. Labov. Sociolinguistic patterns. Phil., 1972 (включает описание фонетического варьирования современного американского варианта английского языка в зависимости от социальной характеристики говорящего и от стилистических условий речи);

Степанов Г.В. Типология языковых состояний и ситуаций в странах романской речи. М., 1976 (описание типологии языковых состояний и языковых ситуаций, сложившихся в полиэтнических государствах, использующих романские языки в коммуникации).

Диахронический аспект исследования в современной социолингвистике предполагает изучение взаимосвязи языковых фактов и социальных процессов в контексте исторического развития народа. Основная цель такого исследования – установление связей между историей языка (изменениями, происходящими в нем в ходе исторического развития) и историей общества (социальными, экономическими и культурными изменениями, которые характеризуют эволюцию данного общества).

Специфика социолингвистического исследования в диахроническом аспекте включает:

1) четкое разграничение внутренних, присущих самому языку законов его развития и внешних, социальных факторов, обусловливающих это развитие;

2) анализ языковых изменений в соотнесении с изменениями социальных процессов;

3) изучение изменений в языковой ситуации под воздействием изменений в обществе.

Примеры диахронических социолингвистических исследований:

Виноградов В.В. Очерки по истории русского литературного языка ХVII – ХIХ веков. М., 1982 (представляет анализ формирования лексико-грамматического и стилистического строя русского литературного языка  в связи с процессами формирования русской нации);

Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков (пер. с франц.). М., 1938 (описание принципов сравнительно-исторического исследования индоевропейских языков в историческом контексте);

Menendez Pidal, Ramon. Manul elemental de gramática historíca española. Madrid, 1904 (историческая грамматика испанского языка в контексте истории литературных процессов в Испании).

2. Микро- и макро- социолингвистика.

Разграничение в пределах одной научной дисциплины микро- (от греч. μικρός - малый) и макро- (от греч. μάκρός - большой) объектов исследования и, соответственно, микро- и макро- дисциплин – явление довольно распространенное в современном научном мире. (ср.: микро- и макроструктура, микро- и макрокосмос – микро- и макрокосмология; микро- и макроклимат – микро- и макроклиматология, микро- и макросоциология).

Выделение микро- и макросоциолингвистики методологически связано с различением микро- и макросоциологии. Если макросоцилогия исследует глобальные процессы, характеризующие развитие и функционирование общества в целом, то микросоциология рассматривает закономерности образования отдельных социальных групп (микросоциумов), а также языковую деятельность человека как члена микросоциума. Соответственно, макросоциолингвистика занимается языковыми фактами глобальными языковыми процессами макросоциума (общества в целом), а микросоциолингвистика рассматривает языковые явления и процессы, происходящие в микросоциумах.

В центре внимания макросоциолингвистики  оказываются крупномасштабные процессы и отношения, имеющие место в языке и обусловленные социальными факторами. Это процессы и отношения, возникающие в обществе в целом (человечество) или макросоциумах (социальный слой, этнос, этническая группа и т.п.). Например, объектом макросоцилингвистики является структура национального языка как совокупность его подсистем, определяемых социальной дифференциацией данного языка, проблемы нормализации и кодификации языка, языковой политики, языкового планирования, а также проблемы, связанные с анализом языковых ситуаций, которые характеризуют общество в тот или иной период его существования.

К области макросоциолингвистики относится и возникшая сравнительно недавно лингвистическая конфликтология, изучающая языковые конфликты, в основе которых лежат социальные и экономические причины. Предмет лингвистической конфликтологии  – типология языковых конфликтов, причины их возникновения и пути их предотвращения и нейтрализации. Например, в условиях полиэтнического государства язык этноса становится символом национальной солидарности, объединяющим ту или иную этническую группу в ее борьбе за собственные интересы, в противостоянии другим группам или центральной власти. В этой сфере нередко возникают конфликты по поводу языка, права на его употребление во всех сферах жизни социума (государственной деятельности, образования и т.п.). Примеры подобных языковых конфликтов можно обнаружить в истории многих государств (Западная Европа, Канада и др.). Информацию по этому вопросу содержит сборник «Социолингвистические проблемы в разных регионах мира» (Материалы международной конференции. Ин-т языкознания РАН. М., 1996).

Другие типы языковых конфликтов возникают в коммуникативном процессе вследствие нарушения коммуникантами моделей толерантного речевого поведения. Эти типовые конфликты также имеют лингвистическую, социальную и психологическую природу и определяются общими закономерностями развития макросоциума.

К области макросоциолингвистики следует отнести и исследования различных типов билингвизма.

Микросоциолингвистика – это составная часть современной социолингвистики, которая занимается изучением функционирования языка в так называемых малых социумах (микросоциумах) – небольших коллективах (производственная группа, учебная группа, игровой коллектив, семья), т.е. таких сообществах, в которых происходят непосредственные контакты между людьми. В микросоциуме закономерности использования языка имеют свою специфику, отличаются от явлений, наблюдаемых в больших сообществах (макросоциумах).

Объектом микросоциолингвистики является язык в его специфическом внутригрупповом и индивидуальном использовании. Соответственно, микросоциолингвистика тесно связана с другими науками о человеке как личности и члене языковой группы (психологий и социальной психологией) и использует их данные и достижения. Например, заимствует базовые понятия – понятия социальной роли, малой группы и всех разновидностей малых групп: формальной / неформальной, референтной (эталонной), первичной / вторичной и другие, понятия лидера и аутсайдера, конформного — неконформного поведения и некоторые другие.

Социально-групповая дифференциация обязательно отражается в языке и речи членов различных микросоциумов, в каждом из которых вырабатывается свой специфический языковой «код», позволяющий идентифицировать члена такого микросоциума или определить «чужого». Для такого «кода» характерна символьная функция языкового знака (наряду с номинативной и оценочной): определенные слова, формы слов, обороты речи, типы произношения, интонационный рисунок фразы, речевые шаблоны приобретают свойство символа принадлежности говорящего к данному микросоциуму. Без знания этого кода и манеры общения, принятой в данной группе, человек не может существовать в этой среде «на равных», как «свой», претендовать на значимую роль в этом коллективе, оказывается аутсайдером (или изгоем – lame по терминологии У. Лабова). Культурные и языковые нормы микросоциума базируются на совместном культурном и коммуникативном опыте группы. Например, речевые шаблоны группы (отдельные языковые единицы – слова, морфемы; фрагменты высказываний и диалогов, имевших место в коммуникативном прошлом группы, специфические формы, отмечающие начало и конец речевого акта, цитаты из литературных произведений, текстов СМИ, кинофильмов) обязательно соотносятся с коллективным опытом речевого общения, регулярно намеренно используются для создания и поддержания группового эмоционального фона (стабильного контекста внутригруппового общения), создания «коллективной личности».

Специфическим объектом микросоциолингвистики являются формы речевого общения в так называемых стандартных коммуникационных диадах и триадах — например, «врача ↔ пациент», «муж ↔ жена», «учитель ↔ ученик», «судья ↔ подсудимый ↔ адвокат» и т. п.

3. Теоретическая и экспериментальная социолингвистика.

Любая научная дисциплина предполагает два основных типа исследований – теоретические и экспериментальные. Социолингвистика, как и любая современная наука, на начальном этапе своего развития отличалась умозрительным подходом  к анализу социально-языковых связей, поскольку фактический материал для исследования еще не был накоплен. В первой четверти ХХ века многие вопросы социолингвистики только ставились и проходили стадию длительных дискуссий и обсуждения. Так, работы Е.Д. Поливанова в России или А. Мейе во Франции в этот период обосновывали необходимость особой науки «социологической лингвистики», для изучения опосредованного воздействия социальных изменений на языковую эволюцию (Е.Д. Поливанов) и  проблем социальной обусловленности развития языка, его дифференциации под влиянием расслоения общества (А. Мейе). Первые социолингвистические работы западноевропейских, чешских и российских ученых заложили фундамент системы научных взглядов на проблему «язык↔общество». Теоретическая социолингвистика в своем развитии тесно связана с развитием философской, социологической, психологической теории.

Вместе с тем, любое теоретическое построение нуждается в экспериментальной проверке, уточнении, детализации на основе эмпирического материала. Этот эмпирический материал в сфере социолингвистических исследований должен быть «массовым», поскольку должен охватывать всю исторически сложившуюся систему иерархических лингвосоциумов, возникших в результате социально-языковой дифференциации общества. Для получения подобного эмпирического материала необходимо проведение ряда экспериментальных исследований, которые начались в первой половине 60-х годов ХХ в. Толчком к развитию экспериментальной социолингвистики послужили социофонетические исследования М.В. Панова в России5 и У. Лабова в США6.

На основе массовых обследований носителей русского языка М.В. Панов описывал динамику изменений фонологической и грамматической системы современного русского языка, что позднее нашло отражение в коллективных монографиях группы российских лингвистов под его руководством (Русский язык и советское общество. Социолингвистическое исследование. Кн. 1-4. М., 1968; Русский язык по данным массового обследования. М., 1974), выдвинул идею построения «фонетического портрета» (социолингвистического описания личности или микросоциума на основе анализа особенностей произношения).

Социофонетические исследования М.В. Панова и У. Лабова сближали

  1.  понимание вариативности как естественного свойства языка;
  2.  ориентация на языковую реальность – существование языка в разных  социальных, возрастных, территориальных условиях;
  3.  стремление к количественным измерениям наблюдаемых произносительных различий;
  4.  разработка методики социофонетического обследования информантов.

Разработанные М.В. Пановым и У. Лабовым методики социофонетического обследования используются и в наши дни, несмотря на более совершенные технические средства, используемые в проведении экспериментального обследования.


Блок-схема: Основные направления современной социолингвистики


Лекция 4: Социально-коммуникативная система

1. Языковое сообщество.

2. Родной язык и сопутствующие понятия.

3. Языковой код. Переключение и смешение кодов

4. Социально-коммуникативная система

1. Языковое сообщество.

Понятие языковое сообщество, применяемое в современной социолингвистике, нуждается в некотором пояснении и уточнении. Прежде всего, следует помнить, что, подобно другим понятиям социолингвистики, оно основывается на собственно лингвистических и социологических критериях. Лингвистический критерий – наличие общего языка, применяемого в постоянном общении, в коммуникации, социологический критерий – принадлежность коммуникантов  к одному социуму, т.е. объединенных общностью социальной жизни.

Границы распространения языков могут не совпадать с границами географических зон, государственных образований, ареалов проживания этнических групп и сообществ. Наличие только лингвистического критерия не представляет достаточно основания объединения людей в языковое сообщество. Например, говорящие на испанском языке жители Испании и испаноязычных стран Центральной и Южной Америки не образуют единого языкового сообщества, поскольку используют один и тот же язык, но в условиях разных социумов. С другой стороны, люди, живущие в одном государстве, работающие в одном профессиональном коллективе, но принадлежащие к разным этносам, имеющие этнически разные родные языки, могут образовать языковое сообщество, поскольку общность социальной жизни и профессиональных задач определяют выбор общего, приемлемого для всех средства коммуникации – языка-посредника или нескольких взаимодействующих языков.

Таким образом, языковое сообщество - это совокупность людей, объединенных общими социальными, экономическими, политическими и культурными связями и осуществляющих в повседневной жизни непосредственные и опосредствованные контакты друг с другом и с различными социальными институтами при помощи одного языка или разных языков, распространенных в этой совокупности.

Языковые сообщества (ЯС) создаются разными по численности социумами, которые могут образовывать иерархическую систему: макросоциум (население страны или даже межгосударственного союза) включает в себя целый ряд социумов разного уровня (население области > население города > коллектив предприятия и т.п.) вплоть до микросоциумов (малых социальных групп – семьи, команды, учебной группы и т.п.). Соответственно, можно различать разные типы языковых сообществ – от макросообщества до микросообщества.

В зависимости от количества языков, функционирующих в данном языковом сообществе в качестве постоянного средства коммуникации, ЯС может быть однородным и неоднородным в языковом плане. Например, к неоднородным ЯС относится современный Казахстан, где основными средствами коммуникации выступают казахский и русский языки и большинство населения владеет не одним языком.

2. Родной язык и сопутствующие понятия.

В связи с понятием многоязычного (неоднородного) языкового сообщества необходимо охарактеризовать своеобразный комплекс понятий, касающихся представления о родном языке.

Традиционно в социолингвистике России и Казахстана термин родной язык используется, в основном, в значении  первый язык, усвоенный индивидом без специального обучения из практики повседневной коммуникации в ближайшем языковом микросообществе. Любой другой язык, усвоенный позднее является вторым языком.

В реальной действительности, в условиях полиязычного и полиэтнического государства (например, Казахстана или Российской Федерации) человек уже в раннем детстве практически в равной степени усваивает два языка, которые в этом случае можно считать для него родными языками. Возможны и случаи, когда из-за эмиграции в раннем возрасте человек, уже говорящий на родном языке (или даже двух родных языках), усваивает новый для него язык и с течением времени в результате отсутствия возможности использовать в общении родной язык полностью утрачивает свой первый язык (или языки). В этом случае роль родного языка для него начинает выполнять новый язык, усвоенный в эмиграции.

Вследствие таких достаточно сложных реальных ситуаций, наблюдаемых как в жизни отдельных индивидов, так и в рамках языковых сообществ в современной социолингвистике выдвигается ряд понятий, сопутствующих понятию родной язык:

1) этнический первичный язык – язык, характерный для этноса, к которому относится индивид (русский для русского, казахский для казаха и т.п.);

2) этнически вторичный язык – язык, функционирующий как родной для индивида, но не являющийся языком его этноса (русский для двуязычного казаха).

В двуязычном (или полиязычном) языковом сообществе языки редко бывают функционально равноправны, поскольку в силу ряда причин исторического, экономического и социального порядка в социуме складывается традиция доминирующего функционирования одного из языков в качестве наиболее употребительного средства коммуникации во всех сферах социальной жизни. Другие языки, которыми владеет индивид, становятся дополнительными языками коммуникации.

В англоязычной социолингвистике терминология более устойчива: первый по порядку усвоения язык называется flrst language, а любой усвоенный после него — second language; коммуникативно наиболее важный язык — primary language, a более ограниченный в использовании — secondary language. В англоязычной науке second language acquisition (в живом общении) противопоставляется  language learning (через  специальное  изучение). Second language acquisition (усвоение второго языка) — отдельная языковедческая дисциплина на стыке психо- и социолингвистики.

3. Языковой код. Переключение кодов.

В широком значении языковой код – это любое средство коммуникации, используемое в языковом сообществе (язык естественный – русский, казахский, английский, турецкий, китайский и т.п.; искусственный – эсперанто, язык математических символов и т.п.).

Любой код как система знаков, правил их соединения и закономерностей функционирования может включать подсистемы или субкоды – системы коммуникативных средств меньшего объема, более узкой сферы использования и меньшего набора функций, чем код. Например, любой развитый национальный язык представляет собой определенный код, состоящий из ряда субкодов (литературный язык – разговорный язык – просторечие; территориальные диалекты, социолекты), которые также могут подразделяться на более мелкие субкоды. Например, субкод литературный язык может подразделяться на субкоды по стилистическим разновидностям (официально-деловой субкод, научный субкод, художественно-литературный субкод, публицистический субкод).

В российской социолингвистике субкоды называют формами существования языка. В западной социолингвистике (особенно в англоязычной) субкоды называются регистрами языка.

Коды и субкоды в процессе коммуникации в данном языковом сообществе находятся в отношениях функциональной дополнительности, т.е. за каждым закреплена своя сфера функционирования. Носители языка в зависимости от сферы и цели общения используют языковые средства разных субкодов (в делопроизводстве и официально-профессиональном общении используется официально-деловой субкод, в СМИ  применяется публицистический субкод и т.д.). Иначе говоря, в зависимости от сферы общения говорящий переключается с одних языковых средств на другие. Такой процесс называют переключением кодов. В западноевропейской и американской социолингвистике этот процесс, соответственно, называют переключением регистров. Необходимость переключения кодов (смены регистров) диктуется изменениями в ситуации общения (смена адресата, смена роли, смена микросоциума, смена темы общения и т.п.) и сложившимися в данном языковом сообществе традициями и речевым этикетом. Переключение кодов (переключение регистров) обеспечивает взаимопонимание между людьми и относительную комфортность процесса речевой коммуникации. Напротив, неспособность индивида варьировать свою речь в зависимости от условий общения, приверженность лишь одному коду (или субкоду) воспринимаются как аномалия и могут приводить к коммуникативным конфликтам.

В реальной практике общения (особенно в устной речи) члены языкового сообщества нередко переходят от одного субкода к другому в рамках одной и той же ситуации общения, нарушая сложившиеся стереотипы коммуникации. Такое явление называют смешением кодов (смешением субкодов).

Лекция 5. Языковая ситуация как категория социолингвистики

1. Понятие языковой ситуации в социолингвистике.

2. Компоненты языковой ситуации.

3. Типы языковых ситуаций.

1. Понятие языковой ситуации в социолингвистике.

Компоненты социально-коммуникативной системы (коды, субкоды и их функции), формировавшейся в том или ином языковом сообществе, вступают друг с другом в определенные отношения. Система этих отношений не является неизменной, она постоянно эволюционирует в соответствии историческими и социальными изменениями данного языкового сообщества. Каждый исторический этап этой эволюции, связанный со сменой государственного строя, политической системы, экономическими преобразованиями, развитием культуры, науки, образования отражается на составе социально-коммуникативной системы и функциях образующих ее кодов и субкодов.

Состав социально-коммуникативной системы и функциональные отношения образующих ее кодов и субкодов на определенном историческом этапе развития языкового сообщества  формируют языковую ситуацию, характерную для этого сообщества.

Языковая ситуация представляет собой совокупность всех форм существования одного языка (или совокупность языков), функционирующая в определенном языковом сообществе, сложившемся в границах определенных географических регионов или административно-политических образований.

Таким образом, языковая ситуация как категория социолингвистики – это важнейшая характеристика языкового сообщества, находящегося на определенном историческом этапе своего развития. Соответственно, для этой категории особое значение имеет фактор времени, хронометрия и хронология событий.

Понятие языковая ситуация применяется обычно к большим языковым сообществам — странам, регионам, крупным территориальным образованиям. Особое внимание уделяется изучению и описанию языковых ситуаций в двуязычных или многоязычных языковых сообществах.

2. Компоненты языковой ситуации.

Языковая ситуация – одна из основных категорий социолингвистики, особый предмет изучения и описания.

Любое научное описание строится на основе выделения ведущих признаков, важнейших компонентов предмета изучения, на основе которых можно построить его типологию. Для понятия языковой ситуации такими необходимыми компонентами являются:

1) количественные характеристики:

  1.  число языков, функционирующих в данном языковом сообществе;
  2.  число говорящих на каждом языке в процентном отношении к общему числу населения исследуемого территориального образования (признак демографической мощности);
  3.  число коммуникативных сфер, обслуживаемых каждым языком (признак коммуникативной мощности).

2) качественные характеристики:

  1.  лингвистический характер языков, функционирующих в данном языковом сообществе (это разные языки или разновидности одного языка);
  2.  структурно-генетические отношения между языками (генетически родственные или неродственные, типологически одинаковые или неодинаковые);
  3.  функциональная равнозначность или неравнозначность языков;
  4.  характер доминирующего в государственном масштабе языка (металекта)  – язык местный или «импортированный»;

3) оценочные признаки (оценка того или иного языка в плане его коммуникативной пригодности, эстетичности, культурной престижности):

  1.  внешняя оценка (оценка языка носителями других языков);
  2.  внутренняя оценка (оценка языка его исконными носителями).

3. Типы языковых ситуаций.

Типы языковых ситуаций, в основном, выделяются на основе количественных и качественных признаков. На основе перечисленных выше  признаков выделяются следующие основные типы языковых ситуаций:

1) по количественным признакам:

  1.  монокомпонентные (функционирует только один язык) и поликомпонентные (несколько языков);
  2.  равномощные и разномощные (равные или неравные по демографической мощности);
  3.  равновесные и неравновесные (по коммуникативной мощности);

2) по качественным признакам:

  1.  одноязычные и многоязычные (функционируют варианты одного языка – разные языки);
  2.  для многоязычных – гомогенные и гомоморфные (родственные и типологически сходные) и гетерогенные и гетероморфные (неродственные и типологически несходные);
  3.  гармоничные (языки обладают равным статусом) и дисгармоничные (языки обладают разным статусом);
  4.  эндоглосные (металект – один из местных языков) и экзоглосные (металект – иностранный язык).


Блок-схема 1: Основные типы языковых ситуаций

Блок-схема 2: Основные типы языковых ситуаций


Лекция 6. Формирование рас, этносов, языков

 Старинный синкретизм значений 'язык' и 'народ' в слове язык, восходящий еще к старославянским текстам, известен языкам различных семей: индоевропейским (например, лат. lingua), финно-угорским (причем не только финскому или венгерскому, но и коми, марийскому), турецкому, некоторым языкам Африки. Эта семантическая двуплановость говорит о тесной связи понятий "язык" и "народ" в сознании людей: один народ — это те, кто говорит на одном языке, а язык — это то, на чем говорит народ, он объединяет народ и отличает его от других народов. Действительно, этнический и языковой принципы группировки народонаселения во многом совпадают и взаимосвязаны. При этом оба принципа противопоставлены антропологическому (расовому).

Расы объединяют людей по наследственному биологическому сходству (цвет кожи, характер волосяного покрова, строение черепа, цвет и разрез глаз, форма губ и т. п.). Звуковой язык человека древнее, чем расы. Становление языка и становление вида Homo sapiens взаимно связаны, это происходило примерно 50 — 40 тыс. лет назад. Разделение же человечества на расы связано с расселением племен из общей прародины человечества (Центральная или Южная Африка, по предположению антропологов) по всей территории Земли и происходило значительно позже, под длительным влиянием климатических и географических условий. С другой стороны, современная генеалогическая группировка языков (в зависимости от степени родства языков, происходящих из общего языка-источника — праязыка) также складывалась независимо от дальнейшего дробления и смешения рас.

Естественно, что определенные соответствия между границами территорий, заселенных одной расой, и границами языковых семей существуют. Например, на языках малайско-полинезийской семьи не говорит ни один народ евразийской (белой) расы; напротив, языки кавказской семьи не встречаются на территориях, заселенных народами негроидной (черной) и монголоидной (желтой) рас. Однако это лишь географическое совпадение принципиально разных сущностей.

Как все генетическое, биологическое, расовый фактор подспудно и глубоко определяет менталитет народов. Естественно допустить, что такое общее воздействие могли испытывать и языки. Однако доказательств подобной зависимости нет. На индивидуальном уровне то, какой язык является родным (материнским) для конкретного человека, зависит не от его антропологических характеристик, а от языкового коллектива, в котором он вырос. В США английский — это родной язык и белых и черных, а также многих индейцев. В Казахстане, по данным переписи 1979 г., свыше одного процента казахов назвали своим родным языком русский. Таким образом, не существует "антропологической" предрасположенности людей разных рас к языкам определенных семей или групп.

Совсем по-иному соотносятся между собой карта народов мира и карта языков мира. Они не только во многом совпадают, но и существенным образом взаимно обусловлены. Дело в том, что само формирование отдельной этнической общности (племени, народности) связано с языковым объединением населения определенной территории. Общность языка, наряду с общностью территории, экономической жизни, известной общностью культуры и этническим самосознанием, является существенным признаком этноса. С другой стороны, конкретное языковое образование воспринимается как язык (а не как диалект или жаргон) только в том случае, если оно обслуживает отдельный народ и при этом весь данный народ.

Является ли язык обязательным признаком этноса?

Вместе с тем в действительности — в исторической и географической реальности — параллелизм между этнической и языковой общностью существует не всегда. Нередко один народ использует не один, а несколько языков. Так, в современной Швейцарии, которая является государством швейцарской нации, сосуществуют четыре языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский. Два языка — английский и ирландский — используют ирландцы. На двух сильно различающихся финно-угорских языках — мокшанском и эрзянском — говорит мордовская нация. В мире широко распространена асимметрия и другого рода: один язык используется несколькими или многими народами.

На английском языке говорят англичане, американцы, канадцы, австралийцы, южноафриканцы; в 19 странах Африки английский признан официальным (в ряде случаев — наряду с каким-нибудь другим языком); он также является вторым официальным языком Индии (после хинди). На немецком говорят немцы и австрийцы; на испанском — в Испании, 20 странах Латинской Америки и на Филиппинах; на португальском — в Португалии, Бразилии; в 5 африканских государствах португальский является официальным языком. Три южнославянских народа — сербы, черногорцы и боснийцы — говорят на сербскохорватском. В Российской Федерации на карачаево-балкарском языке говорят два тюркских народа — карачаевцы и балкарцы; один язык у кабардинцев и черкесов — кабардино-черкесский (иберийско-кавказская языковая семья). Языковые ситуации в Африке, Азии, Океании еще дальше от одно-однозначного соответствия "один этнос — один язык" (см. с. 95 — 98).

Таким образом, в ответственных случаях — например, при разрешении территориальных споров, межэтнических конфликтов, изменении государственно-административного устройства и т. п. — определение этнического статуса некоторой общности людей (т. е. того, образует ли данная общность самостоятельный народ или нет) не может ставиться в зависимость от того, на каком языке говорят эти люди: на "отдельном" и "самостоятельном", или на языке соседей, или на нескольких языках. Нужен другой критерий.

Определяющий признак этноса — этническое самосознание

 Не только язык, но и некоторые другие признаки этноса трудно рассматривать как признаки идентифицирующие. Для этноса характерна общность важнейших составляющих социальной жизни: 1) общность территории; 2) единая социально-государственная организация; 3) сходство хозяйственно-экономического уклада; 4) общность языка, быта, культуры, религии, психологии. Однако ни один из этих признаков не может быть решающим при выяснении того, что представляет собой та или иная группа населения (допустим, жители Полесья, или Закарпатья, или Кавказа) — самостоятельный народ, часть народа или группу народов.

Далеко не всегда имеются все указанные признаки. Так, при всей важности государственной и территориальной общности сохраняли национальное единство поляки, разделенные до 1918 г. границами России и Австро-Венгрии; северные и южные вьетнамцы до 1976 г.; восточные и западные немцы до 1990 г.; один народ образуют пока еще не объединенные корейцы. Достаточно обычна, далее, конфессиональная неоднородность одного народа (см. с. 68 — 71). Трудно определить также ту меру культурной, бытовой или психологической близости, которая указывает на этническую общность. Ведь близки культуры и соседних народов; с другой стороны, внутри одного народа и быт, и ментальность разных его групп (например, северян и южан или сельских и городских жителей) могут значительно различаться.

Обязательным и четким признаком этноса является этническое самосознание, т. е. представление некоторой группы людей о себе как о народе. Этническое самосознание (самоопределение, самоидентификация) народа состоит в следующем: народ считает себя общностью людей, которая отличается от других народов и иных человеческих общностей (сословий, партий, союзов государств).

Каждый современный этнос имеет имя — этноним (бретонцы, коряки, белорусы, эстонцы, гагаузы, шотландцы, манси и т. д.), хотя, по-видимому, в дописьменной древности конкретный этнос какое-то время — до регулярных контактов с другими племенами — мог не иметь своего имени. В этническую общность входят все, кто считает это имя своим. Консолидирующее значение этнонима хорошо подчеркнул известный польский писатель Ежи Путрамент, когда говорил, что белорусы прошли свой путь od tutejszóści do narodowośći (от "тутэйшости" до национальности).

Правда, имя народа может измениться. Обычно это связано с распадом прежних этнических общностей и образованием новых, с миграцией народов. Так, народ Киевской Руси называл себя русь, русичи, русские, а сейчас русские

— это этноним только одного из трех восточнославянских народов. Самоназвание народа может отличаться от того, как его называют другие народы. Например, жители Московского государства в XV — XVII вв. называли себя русскими, а в Западной Европе их называли mosckovitae (московиты). В Великом княжестве Литовском самоназванием белорусов и украинцев было русские, русь, русины, в Москве жителей белорусских земель называли литвины, литва, литовцы, реже— белоросцы, белорусцы, жителей украинских земель — малоросцы, а в Западной Европе украинцев и белорусов называли ruteni, наряду с russi и roxolani. Тот балтийский этнос, который сейчас называется литовцы (самоназвание lietuviai), во времена Великого княжества Литовского составляли аукишиты и жемайты. Вообще, "кочующие" этнонимы, как и народы, которые стали называть себя иначе, — не такая уж редкость в многовековой истории человечества (см. подробно: Агеева 1990).

С этнонимами обычно связаны также названия государств (исключения составляют названия крупных полиэтнических государственных образований — название распавшегося государства СССР, США, ЮАР). Во взаимоотношениях народов и стран эти имена выполняют важную демаркационную, опознавательно-разграничительную функцию.

Вот характерный эпизод из области межгосударственных отношений. После распада Югославии Греция выступила против международного признания суверенности одной из республик бывшей СФРЮ, Македонии, именно под этим именем — Македония, поскольку это имя исторической области древнего мира может стать основанием для территориальных претензий: современная Македония может заявить о себе как о территориальном ядре древней империи Александра

Македонского (IV в. до н.э.) и рассматривать современную Грецию как свою провинцию. ООН признала опасения Греции заслуживающими внимания, и в апреле 1993 г. было принято беспрецедентное в истории ООН решение: 181-м членом ООН стало государство под временным названием — Бывшая югославская республика Македония.

Этническое самосознание входит в обыденное (повседневное) сознание людей. Оно складывается почти наследственно, в процессе семейного воспитания. "Этнические различия не мыслятся, а ощущаются по принципу: это мы, а все прочие — иные" (Л.Н.Гумилев). В исторические времена минимум этнического самосознания отдельного человека — это знать имя своего народа. Социопсихологи и этнологи с основанием говорят об этносах с более и менее развитым этническим самосознанием. Одним из показателей его уровня может быть широта общеизвестных в этносе представлений (мифопоэтических, религиозных, исторических) о себе самом. В нормальных условиях (т. е. без ассимилирующего внешнего давления) этническое самосознание характеризуется положительной самооценкой (подобно тому как у психологически здорового человека в целом преобладает положительное отношение к самому себе).

Решающая роль этнического самосознания (самоопределения) в формировании народа закреплена в международном праве. Согласно Уставу ООН (1948 г.), отношения между нациями должны строиться "на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов".

Согласно современному пониманию прав человека, национальное самоопределение человека является его личным делом. Замечательный языковед И.А.Бодуэн де Куртенэ, демократ и защитник прав национальных меньшинств, еще в 1913 г. писал, что "вопрос о национальной принадлежности решается... каждым сознательным человеком в отдельности"; "в области национальности без субъективного сознательного самоопределения каждого лица в отдельности никто не имеет права причислять его туда или сюда"; "вполне возможна сознательная... принадлежность к двум и более национальностям или же полная безнациональность, точнее, вненациональность, наподобие безвероисповедности или вневероисповедности" (Бодуэн де Куртенэ 1913, 18 — 21). О Бодуэне де Куртенэ см. с. 127 — 131.

В современных либерально-демократических обществах государство не фиксирует национальную принадлежность гражданина в документах, удостоверяющих его личность (например, в паспорте, иметь который, впрочем, во многих странах необязательно), и не "спрашивает" человека о его национальности (например, при переписях населения). В ряде полиэтничных стран (Финляндия, Бельгия, Швейцария, Австрия, Испания, Турция, Пакистан, Индия, Канада, Мексика, Гватемала) национально-языковая тема переписи ограничена вопросом о родном языке. В опросном листе первой всеобщей переписи в России (1897) не ставился вопрос о национальности, но был вопрос о языке. Прямой вопрос об этнической принадлежности ("национальности") был включен только в 1920 г., в программу первой советской переписи населения; этот вопрос был в переписях бывшей Югославии, Румынии, Шри-Ланки.

Лекция 7. Язык в межэтнических контактах

1. Языковые контакты.

2. Пиджины и креольские языки.

Этническое развитие в современном мире характеризуется некоторыми новыми тенденциями, которые существенно меняют традиционные отношения понятий "народ" и "язык". Во многих регионах третьего мира складываются этнические общности более крупные, чем нация. Их границы совпадают с границами государств или больших регионов внутри государств и в той или иной мере соответствуют границам прежних европейских колоний. В межэтническом общении внутри региона они используют несколько языков-посредников - иногда один из племенных языков региона, но чаще - языки соседей. Однако, вопреки реальным языковым барьерам, племена региона характеризуются общим этническим самосознанием, имеют единое самоназвание, т. е. представляют собой один народ. Государство объединяет десятки таких внутренне разноязычных народов.

Итак, на политической карте третьего мира преобладают многонациональные и разноязычные государства. Их создавали народы, совместно освобождавшиеся от колониальной зависимости, и сверхэтнические сообщества в границах прежних колоний казались естественной и перспективной социальной организацией.

Принцип равноправия наций становится не просто декларацией доброй воли, но условием выживания народов - и больших и малых. Человечество выработало правовые нормы мирного сосуществования народов, в том числе принципы ненасильственных разрешений межэтнических споров и защиты национальных меньшинств- Всеобщая Декларация прав человека (1948), Хельсинкский акт (1975), Парижская хартия для новой Европы (1990) исходят из приоритета прав человека над правами нации и государства. Созданы международные организации, осуществляющие контроль за соблюдением международных правовых норм (Международный суд ООН в Гааге, Комиссия и Совет ООН по правам человека, Комиссия ООН по предупреждению дискриминации и защите меньшинств, Совет ООН по устранению расовой дискриминации и др.).

Нарастающей мировой стандартизации противостоит гуманитарная культура с ее интересом к индивидуальному, особенному. По-видимому, поиски здорового равновесия будут усиливать тягу самых разных народов к своим корням, к "своему родному", близкому, нигде не повторимому и в том числе - к родному языку.

Когда у потенциальных собеседников нет взаимопонятных средств общения, а коммуникативная задача относительно сложна и не может быть решена при помощи элементарных жестов, коммуниканты создают новое средство общения — вспомогательный смешанный язык с крайне ограниченным словарем и минимальной, неустоявшейся грамматикой. Языки такого типа, а также их возможные эволюционные продолжения — пиджины и креольские языки (креолы) — называют контактными языками, а исследующий их раздел лингвистики — контактологией, или — чаще — креолистикой.

Основы креолистики заложены еще в XIX в. X. Шухардтом, однако как самостоятельное направление в лингвистике она стала развиваться лишь с 1950-х годов. Поскольку специфика контактных языков целиком обусловлена социальной ситуацией их возникновения и становления,креолистика вошла составной частью в более широкую дисциплину — социолингвистику.

Иногда первая фаза развития контактного языка называется препиджином (т. е. "до-пиджином"), в других случаях любой вспомогательный язык называется пиджином, а начальная стадия его формирования, соответствующая жаргону в только что указанном смысле, именуется ранним, или нестабильным, пиджином. Во избежание двусмысленности мы будем называть начальный этап формирования контактного языка препиджином. Поскольку контактный язык в ходе своего становления выполняет однотипные функции элементарной коммуникации, а процесс его стабилизации континуален, в подходящих контекстах термин пиджин вполне естественно использовать в широком значении и говорить о функциях пиджина (подразумевая и стадию препиджина) и о стабилизации пиджина, (т. е. о переходе препиджина в пиджин).

Этимология термина пиджин не до конца ясна, хотя обычно считается, что он восходит к китайскому восприятию английского слова business; впервые он зафиксирован в 1807 г. в применении к англо-китайскому пиджину (орфографически — pigeon); другой термин, использовавшийся в сходном значении, — лингва-франка .(В современной социолингвистической литературе этим термином обозначается любой неродной для коммуникантов язык-посредник, например английский, санскрит или хинди, используемый для достижения взаимопонимания ассамцами и бенгальцами. Сам термин лингва-франка ("язык франков", т. е. европейцев) первоначально обозначал средневековый пиджин Средиземноморья, иначе называвшийся сабир.)

Контактный язык никогда не создается намеренно, он является результатом неудавшейся попытки выучить язык партнера по коммуникации. Препиджин возникает как компромисс между плохо усвоенным вторым языком начинающих билингвов и "регистром для иностранца", который создается теми, для кого этот язык является родным. Выбор языка, на базе которого формируется препиджин, определяется сугубо прагматическими причинами: основой его становится тот язык, редуцированная форма которого по тем или иным причинам оказывается более эффективной для коммуникации. В результате большая часть лексики пиджина обычно восходит к одному из контактирующих языков; такой язык в креолистике называется лексификатором.

Препиджин имеет узкую коммуникативную направленность, поэтому словарь его ограничивается несколькими сотнями единиц, а грамматическая структура крайне примитивна; грамматическая семантика при необходимости может передаваться лексическими средствами. И лексический состав, и грамматика препиджина отличаются нестабильностью; его фонетика максимально приближена к нормам родных языков говорящих.

Чем более регулярный характер имеют контакты, чем более постоянен круг тех, кто прибегает к услугам препиджина, тем выше вероятность стабилизации его словарного состава и грамматической структуры, превращения в стабильный пиджин.

Часто говорится, что пиджин (в широком смысле) "может возникнуть по случаю, даже за несколько часов — если критическая ситуация требует общения с минимальным уровнем понимания"; например, в ситуации, когда "нью-йоркцы покупают солнечные очки в Лиссабоне". Это не вполне верно: о препиджине можно говорить лишь тогда, когда ситуация общения повторяется в каких-то своих существенных чертах хотя бы для одной из коммуницирующих сторон — например, если португальцы, продавая очки разным иностранцам, общаются с ними на смеси португальского и английского языков (при этом степень владения английским языком покупателями может быть различной). Не следует думать, что в структуре препиджина все случайно и непостоянно: препиджин— это скорее некоторая макросистема, в которой заданы предельные границы колебаний тех или иных языковых подсистем — фонетики, порядка слов, семантических возможностей служебных и знаменательных единиц и т. п. Носителям препиджина интуитивно знакомы эти пределы, и в ситуации общения они взаимно сближают собственные препиджинные идиолекты, отличающиеся меньшим диапазоном вариативности, чем препиджин в целом.

Поскольку функциональное назначение пиджина — поддержание коммуникации между носителями его различных этнолектов, его история представляет собой решение извечного языкового конфликта между говорящим и слушающим. Говорящий консервативен и не заинтересован в каком бы то ни было изменении собственных языковых навыков (а они определяются в первую очередь родным языком), однако он вынужден идти на компромисс со слушающим, чтобы быть понятым адекватно. В каждом акте коммуникации говорящий и слушающий постоянно меняются ролями и достигают некоторого ситуативного "языкового консенсуса". Вступая в новые коммуникативные акты, каждый индивид корректирует свой идиолект в соответствии с языковыми требованиями нового коммуниканта. При постоянстве контингента лиц, пользующихся контактным языком, начинается его унификация. С расширением функций контактного языка и детализацией передаваемой при его помощи информации по необходимости усиливается взаимная конвергенция идиолектов коммуникантов.

Итак, процесс стабилизации и перехода препиджина в пиджин представляет собой взаимное сближение этнолектов, в ходе которого в пределах каждого из них унифицируются идиолекты. Направление этого сближения определяется численностью и, что важнее, социальным положением носителей отдельных этнолектов. Результатом взаимного сближения этнолектов является достаточно стабильный узуальный стандарт, впрочем, этнолектные различия в пределах этого стандарта обычно сохраняются и во вполне развитых пиджинах.

Если контингент говорящих на препиджине непостоянен, а потребность в его использовании возникает лишь от случая к случаю, он не достигает стабилизации и редко может существовать длительное время. На протяжении человеческой истории такие препиджины должны были возникать тысячи раз, но, поскольку от них не сохранилось никаких следов, они остались неизвестными науке.

На ранних ступенях эволюции пиджины обслуживают минимальные потребности в тематически ограниченной коммуникации. В традиционном обществе чаще всего они возникают из потребностей торговли, но иногда используются и с более широкими коммуникативными задачами. Следует подчеркнуть, что при многогранных межэтнических взаимоотношениях пиджины не возникают: в этом случае развивается двуязычие. Существование торговых пиджинов отмечалось во всех частях света.

Менее специализированные пиджины встречаются реже. К их числу относится самый старый из известных пиджинов на европейской (южнороманской) лексической базе — уже упоминавшийся средиземноморский сабир, использовавшийся, по крайней мере с XII в., в контактах европейцев с арабами, позднее и турками.

Из неевропейских пиджинов многоцелевого назначения наибольшего внимания заслуживает так называемый чинукский жаргон — европейцам он стал известен с 1830-х годов, но возник заведомо раньше. Первоначальный район его распространения — низовья р. Колумбии, но позднее он Широко использовался на пестрой в языковом отношении территории от Калифорнии до Аляски. Им пользовались носители не всегда родственных, но структурно близких индейских языков, поэтому типологически он достаточно маркирован; в фонологической системе, например, присутствуют поствелярные согласные и глоттализованные смычные. В XIX — первой половине XX в. он был хорошо известен лицам европейского происхождения; канадские рыбаки, например, использовали иногда чинукский жаргон при радиопереговорах с целью сохранить важную информацию в секрете от рыбаков-японцев.

Большинство пиджинов характеризуются почти полным отсутствием морфологии, но если они функционируют в среде типологически и материально близких между собой языков, то морфология может быть достаточно выраженной.

В литературе по контактологии в числе пиджинов нередко упоминаются такие вспомогательные средства межэтнической коммуникации, как жестовые языки слышащих.

Развитие техники мореплавания в начале Нового времени и последующая европейская колониальная экспансия привели к закреплению за пиджинами новых функций. Так называемые морские пиджины распространились в пунктах стоянки судов, совершавших трансокеанские плавания. Вскоре во многих таких пунктах возникли укрепленные поселения европейцев. На Атлантическом побережье Африки главная цель таких поселений была в захвате или покупке рабов, в Южной и Юго-Восточной Азии они преследовали в основном торговые цели. Первыми заокеанскую экспансию начали португальцы и испанцы, затем — англичане, французы, голландцы, иногда сменяя предшественников в одних и тех же пунктах. В ходе контактов с местным населением в XVI—XVII вв. возникали пиджины на основе соответствующих европейских языков. Эти или сходные пиджины использовались при работорговле, а затем на плантациях в Новом Свете. Самостоятельная группа пиджинов на основе французского языка возникла на ранее не обитаемых островах Индийского океана, где с XVIII в. было организовано плантационное хозяйство.

С начала XIX в. морской пиджин бичламар (на английской основе) распространяется на островах Океании. Первоначально он использовался в местах стоянок китобоев, затем — при заготовке сандалового дерева, ловле трепангов и т. п. К середине XIX в. команды в значительной мере комплектовались из матросов-океанийцев, так что пиджин использовался и на самих судах. С 1860-х годов начинается развитие плантационного хозяйства в Квинсленде (Австралия) и на некоторых островах Океании. В качестве рабочей силы использовались законтрактованные меланезийцы, достаточно хорошо знакомые с бичламаром, поэтому он становится рабочим языком плантаций. После окончания контракта бывшие рабочие стали широко применять его в межэтнических контактах на родине. Таким образом, с конца XIX в. в юго-западной Океании начинают независимо развиваться четыре потомка бичламара: ток-писин (на Новой Гвинее), бислама (на Новых Гебридах, сейчас Республика Вануату), пиджин Соломоновых Островов и брокен на о-вах Торресова пролива (Жители о-вов Торресова пролива не работали на плантациях; бичламар широко распространился здесь благодаря ловцам жемчуга).

В условиях колониального управления бывали и другие пути возникновения пиджинов. В британской колонии Папуа многоязычные полицейские силы использовали пиджин на основе австронезийского языка моту. Вскоре "полицейский моту" (сейчас он называется хири-моту) превратился здесь в основной язык межэтнического общения, а в ходе получения независимости Папуа — Новой Гвинеей этот пиджин стал даже символом борьбы сепаратистов за отделение Папуа.

Итак, стабилизировавшиеся пиджины представляют собой вспомогательные языки, располагающие устоявшимся, однако ограниченным словарем. Эти языки не имеют собственной этнической или социальной базы: для какого-либо ребенка пиджин может оказаться первым по времени усвоения, но он не остается единственно известным или основным языком общения, поскольку не располагает возможностями выполнять все те функции, которые предъявляются к языку обществом, в котором пиджин используется. Функциональная ограниченность, вообще говоря, не свидетельствует о принципиальной неспособности языка выполнять все общественно необходимые коммуникативные функции.).

В отношении словаря пиджин часто основывается на каком-то одном языке, однако его грамматическая структура отличается от языка-лексификатора; степень взаимопонимания между пиджином и лексификатором может быть невелика. Со стороны тех, для кого язык-лексификатор является родным, пиджин требует специального изучения. Однако последние, даже если они придерживаются стандарта пиджина в фонетике и грамматике, склонны при необходимости включать в текст на пиджине любую лексику из своего родного языка, оформляя ее "под пиджин", ср. подчеркнутые слова в записи текста на русско-китайском пиджине (говорит русский, расхваливающий продаваемую китайцу шубу): Его coma рубли купеза давай; его хаохаоды ю, да-дады ю; полтора года таскай, ломай не могу; его замерзни мею. 'За нее [шубу] торговцы 100 рублей давали; она очень хороша, большая; полтора года проносишь — не порвется; в ней не замерзнешь'.

Структурные черты, свойственные всем пиджинам, имеют самый общий характер: простота состава фонем и правил их реализации в речи, слабо выраженная морфология, неглубокий синтаксис.

Как уже говорилось, лексически пиджин обычно строится на базе одного языка, причем в большинстве случаев он является целевым для тех, кто им не владеет. При достаточно большом числе носителей языка-лексификатора и отсутствии социальных барьеров между ними и остальными носителями складывающегося пиджина шансы на стабилизацию контактного языка невелики.

Как только препиджин начинают использовать для общения между собой представители двух и более языковых групп, каждая из которых не владеет языком-лексификатором, он получает хорошие шансы на стабилизацию и превращение в пиджин. Иногда даже утверждается, что это единственный путь стабилизации пиджина, но факты говорят об обратном.

Возможна и такая ситуация, что при контакте двух этнических групп каждая пользуется собственным пиджином. Так обстоит дело на о-вах Фиджи, куда с конца XIX в. в качестве плантационных рабочих завозили индийцев. Там возникло два пиджина: один на фиджийской основе, другой — на основе сложившегося здесь местного варианта хиндустани. При межэтнических контактах индийцы обычно пользовались первым из них, а фиджийцы — вторым.

В определенной ситуации пиджин может стать единственным языком социума, члены которого достаточно тесно связаны между собой, и начать обслуживать все коммуникативные потребности этого социума, в частности использоваться как язык семейного общения. При этом пиджин становится родным, а часто и единственным языком нового поколения. Этот процесс называется нативизацией (от англ. native 'родной'), или креолизацией, пиджина, а новая ступень развития контактного языка — креолом, или креольским языком. Термин креол восходит к возникшему в Бразилии португальскому crioulo, первоначально обозначавшему африканского раба, родившегося в Америке.

Лекция 8. Культурный компонент в языке и проблемы перевода.

Роль английского языка в образовании не исчерпывается тем, что он расценивается в наше время как одна из приоритетных дисциплин, о чем свидетельствуют увеличение времени, отведенного новым госстандартом на его изучение и результаты социологических опросов. Иностранный язык объективно является общественной ценностью, поэтому его включение программу средней школы – социальный заказ общества. Он способствует расширению не только филологического , но и общего кругозора учащихся. При изучении иностранного языка учащиеся овладевают новыми средствами общения для непосредственного доступа к ценностям мировой культуры, в особенности к культурным ценностям страны изучаемого языка : ее истории, географии, науке, литературе, искусству. Вот почему можем говорить о процессе аккультурации личности при изучении иностранных языков , т. е. усвоением человеком, выросшим в одной национальной культуре, существенных факторов, норм и ценностей другой национальной культурой. Вопрос аккультурации имеет непосредственное отношение к преподавания иностранного языка : единственной и максимальной целью преподавания культуры в связи с языком является формировании личности на рубеже культур, а отсюда вытекает, что методисты и преподаватели должны ознакомиться с закономерностями и результатами процесса усвоения человеком новой культуры. В тесной связи с указанной проблемой стоит еще один комплекс методических вопросов, а именно социокультурный аспект при обучении иностранным языкам.

Тезис социальности языка следует понимать как диалектическое единство языка и культуры, языка и общества. В любой момент развития культуры обслуживающий ее язык отражает ее полностью и адекватно. Следовательно, движущей силой прогресса, вообще любых перемен в языке являются в конечном счете общество, коллектив членов национально - культурной и языковой общности. Однако одновременно допустимо говорить и об определенном воздействии языка на развитие культуры (например, в области фольклора, художественной литературы). В такой взаимозависимости наблюдаются известные конфликты и даже неполные соответствия, поэтому единство языка и культуры на самом деле является диалектическим, а любые попытки установить механическую привязку языка к культуре или культуры к языку искажают сложное и многоплановое явление. 

Слово культура в его широком антропологическом значении
(противопоставляя его более узкому значению
искусство” ) может быть определено как “ the way the people of one community see the world around them, their way of thinking , behaving, reacting to the world and to the other people”. Культура определяется интеллектуальными, моральными и физическими ценностями.

Мир реальности, реальный мир, люди постигают путем как физического так и социокультурного опытов. Таким образом они входят в культурную жизнь общества. Язык отражает социокультурную направленность и взаимосвязи, потому что он ссылается на объекты через понятия. 

Вот почему культурный фон языка так важен, и язык не может изучаться изолированно, то есть только как набор лексических единиц и грамматических правил. “ …languages are not mere collections of labels or nomenclatures attached to pre-existing bits and pieces of the human world, but that each community lives in a somewhat different world from that of others , and that these differences are both realized in parts of their cultures and revealed and maintained in parts of their languages.”( J.B.Carrol, The Study of Language, Cambridge, Mass., )

Язык – это часть культуры, а культура – это часть языка, и его невозможно изучать как средство коммуникации без прочных культурологических знаний.

Социокультурный компонент языков не сводится только к кильтам и балалайкам, то есть к словам-реалиям, обозначающих какие-то предметы, существующие только в данных странах и не имеющих эквивалентов в других. Изучая язык и культуру страны , изучаемого языка можно говорить о психологических, политических, литературных и даже рекламных реалиях. Особое значение в изучении культуры народа занимает юмор, характеризующий своеобразие мышления народа.

Социокультурная компетенция есть готовность и способность к ведению диалога культур, что предполагает знание собственной культуры и культуры страны изучаемого языка. Это инструмент воспитания международно ориентированной личности, осознающей взаимозависимость и целостность мира, необходимость межкультурного сотрудничества в решении глобальных проблем человечества.(ELT News, 1996)
Предметом 
социолингвистики являются описание и анализ взаимоотношений языка и общества , общества и культуры. Социолингвисты в своей деятельности никогда не ограничиваются рассмотрением исключительно языковых единиц, а регулярно и систематически обращаются к так называемым экстралингвистическим фактам, т.е. к тем явлениям действительности, которые отражаются языком, испытывают воздействие языка или влияют на изменение языка.

Социолингвистическая компетенция есть способность использовать и преобразовывать языковые формы в соответствии с ситуацией. Здесь важно знать семантические особенности слов, идиоматических выражений, их семантики в зависимости от стиля и характера общения, того эффекта, который они могут указывать на собеседника.

Основная функция языка – быть средством общения между людьми. Однако столь же существенно назначение языка может быть средством познания мира. Иными словами, язык участвует не только в передаче мысли о чем-то уже познанном (другому человеку), но и в формировании самой этой мысли (для самого себя).

Официальное включение национально – культурного компонента в содержание обучения влечет за собой пересмотр старого статуса учителя иностранного языка : он должен быть не только знатоком иноязычной культуры в широком объеме (политической, экономической , художественной , экологической, интеллектуально-этической , языковой и др.), но и своей национальной , поскольку , процесс усвоения иностранного языка и дальнейшее его применение справедливо программируется как межкультурная коммуникация , как диалог культур, сопряженным оказывается ряд теоретико-практических проблем : определение различных терминов и понятий страноведческого характера, в частности содержания единицы страноведческой информации и критериев ее отбора; нахождение способов и приемов презентации страноведческого материала, его закрепления и применения; группировка аутентичных материалов и методы работы с ними.

Межкультурная коммуникация – это адекватное взаимопонимание двух участников коммуникативного акта, принадлежащих к разным национальным культурам.

Дело в том, что даже владея одним и тем же языком, люди не всегда могут понять друг друга, и причиной часто является именно расхождение культур. Именно поэтому цель преподавания иностранных языков – это в первую очередь обеспечение межкультурного общения и взаимопонимания между партнерами.

Три основные сферы интеркультурной коммуникативной компетенции – когнитивная, прагматическая и мотивационная – являются одинаково важными и существенными в изучении иностранных языков.

В когнитивной сфере цель состоит в получении информации о других культурах, при этом необходимо обращаться не только к культуре страны изучаемого языка, но и к культуре других стран. Прагматическая цель предполагает приобретение практических умений, необходимых для межкультурного общения. В мотивационном плане цель – это формирование такого отношения у обучающегося, которое включает открытость, толерантность и уважение к культуре другого народа, а также исключает предрассудки, стереотипы и дискриминацию.

Ознакомление учащихся с интеркультурным компонентом языка можно осуществлять, используя картинки, рисунки; реалии ( марки, монеты и др. ); коммуникативные жесты; видео; страноведческие комментарии; тексты разного вида. Желательно приглашать в класс носителей языка.
В рамках тренировки и применения могут быть использованы такие виды деятельности, как ролевая игра, проектная работа, постановка спектаклей, использование сказок, песен, стихов и т.д.

Кроме того, для формирования межкультурной компетенции было рекомендовано: создание клубов по переписке; приготовление еды по национальным рецептам; разгадывание географических загадок и головоломок; коллекционирование моделей машин, судов, марок, игрушек из стран; размещение в классе флагов, символики, постеров.
Эти и другие формы и приемы работы помогут учащимся приобрести межкультурную коммуникативную способность для того, чтобы достичь “the liberating value of stepping outside one’s own culture and one’s own language’ ( Peter Doye and Alison Hurrel )

Хотя существует множество определений “культуры”, Сторти, автор книги “The Art of Crossing Cultures” ссылается на общественные ценности и убеждения и также на поведения, которые они за собой влекут. Действительно существуют общемировые ценности и верования, но зачастую они отличаются в различных культурах какими-то небольшими деталями или поведением, связанным с ними. 

Сторти утверждает, что, находясь в другой стране “ ignorance is the breeding ground for anxiety”. Мы всегда чувствуем себя неловко и даже иногда испытываем страх, когда общаемся с людьми, живущими в стране, о которой нам ничего неизвестно , так как мы не знаем , что ожидать от них и что они ожидают от нас. Конечно , лучший способ познакомиться со страной изучаемого языка – это посетить ее, познакомиться с носителями языка, самому на своем опыте ощутить все реалии. Но иногда такое знакомство может сопровождаться так называемым “культурным шоком”. Человек, оказавшись в незнакомой стране, чувствует беспокойство, страх, дискомфорт, так как все для него здесь незнакомо, он испытывает стеснение в общении, боится сознаться в своей неосведомленности. Вот почему важно постараться предотвратить его, уделяя особое значение в процессе обучения иностранным языкам формированию у учащихся национально-культурного компонента. Некоторые распространенные проблемы, которые могут привести к культурному шоку попадают под следующие две категории:
Проблема сходства - мы представляем, что все люди в мире, будучи людьми, должны иметь одинаковые ценности, убеждения и манеру поведения.

Проблема различий - Зная, что человек другой культуры имеет отличные от нас убеждения и ценности, а также манеру поведения нам кажется, что мы никогда не сможем договориться с таким человеком и принять его точку зрения. 

Формирование у учащихся национально-культурного компонента включает не только знакомство с историей, традициями, выдающимися людьми страны изучаемого языка, но в первую очередь должно давать знания, которые пригодятся учащемуся непосредственно в ситуациях общения. Поэтому мы выделяем три общих концепции, которые должны быть включены в процесс формирования национально-культурного компонента, а именно:

  1.  Межкультурное общение включает в себя знакомство с ментальностью народа страны изучаемого языка.
  2.  Межкультурное общение включает в себя язык повседневного общения.
  3.  Чтобы понять чужую культуру, нужно прежде всего изучить свою собственную.

Прогрессирующее развитие международных контактов и связей в политике, экономике и культуре и в других областях обуславливает последовательную ориентацию современной методики обучения иностранным языкам на реальные условия коммуникации. 
Итак, целью обучения иностранному языку в рамках базового курса является овладение учащимися основами иноязычного общения, в процессе которого происходит воспитание, развитие и образование личности школьника. Овладение основами иноязычного общения предполагает достижение школьниками коммуникативной компетенции, который позволит им практически использовать иностранный язык в относительно естественных условиях общения, например читать аутентичные тексты, уметь объясняться с носителями языка в нестандартных ситуациях общения.
Стремление к коммуникативной компетенции как конечному результату обучения предполагает не только владение соответствующей иноязычной техникой (т. е. языковую компетенцию учащихся), но и усвоение колоссальной внеязыковой информации необходимой для адекватного общения и взаимопонимания. Вот почему обучение иностранному языку именно на старшем этапе, когда учащиеся владеют достаточными навыками чтения, письма, аудирования и говорения, должно строится как изучение феномена культуры народа, который говорит на этом языке.
Адекватное общение и взаимопонимание недостижимо без принципиального тождества основных сведений коммуникантов об окружающей действительности. Заметные различия в запасе этих сведений у носителей разных языков в основном определяются различными материальными и духовными условиями существования соответствующих народов и стран, особенностями их истории, культуры, общественно-экономического строя, политической системы и т. п. Отсюда общепринятый ныне вывод о необходимости знать специфику страны/стран изучаемого языка и тем самым о необходимости социокультурного и межкультурного подхода как одного из главных принципов обучения иностранным языкам.


Лекция 9. Языковая политика и языковое строительство.

Языковая политика - совокупность мер, предпринимаемых государством или общественной группировкой для изменения или сохранения существующего функционального распределения языков или языковых подсистем, для введения новых или сохранения старых языковых норм. Это своего рода государственная политика. Формируемая языковая политика стремится воплотить в жизнь разные общественные интересы:

а) интересы определенных классов,

б) интересы этноязыковых общностей,

в) цели в области культуры,

г) религиозные соображения и т.д.

Традиционно выделяют ретроспективное и перспективное направления в языковой политике. Перспективная языковая политика предполагает так называемое языковое строительство (например, создание алфавитов для бесписьменных языков). Ретроспективное направление - это языковая культура (или культура речи) в самом широком понимании, то есть поддержание норм литературного языка и целенаправленное внедрение их в общество (то есть в носителей языка), культивирование норм среди носителей языка.

Ретроспективную языковую политику (с известным огрублением и по аналогии с любой политикой) можно представить так:

1) определение норм (как правильно и почему - на этот вопрос могут ответить только специалисты, в нашем случае - лингвисты);

2) собственно кодификация норм, то есть закрепление норм в грамматиках и словарях. В словарях, грамматиках не только фиксируют норму, но также отмечают все отступления от нее при помощи, например, запретительных или рекомендательных помет;

3) внедрение норм (ср. законодательная власть исполнительная власть), культивирование норм. Как правильно: включИшь или вклЮчишь, обеспЕчение или обеспечение. В этом случае необходимо обратиться к грамматикам и словарям, которые являются результатами законодательной деятельности лингвистов.

Основными инструментами языковой политики являются:

1) академические институты, создаваемые ими грамматики и словари, - эти институты можно определить как базовые, теоретические, пассивные инструменты языковой политики;

2) правительство, создающее законодательство относительно языка.

В 1993 г. был принят закон «О языках народов РСФСР» (25 октября 1991), а в новой Конституции России (1993) впервые после 1917 года статус русского языка был определен как государственный (ст. 68, часть 1; в Конституции СССР рус¬ский язык имел статус языка межнационального общения, то есть СССР не имел одного из важных атрибутов государственности, в число которых входят: герб, флаг, гимн, столица и язык). В 2005 году был принят Федеральный закон Российской Федерации от 1 июня N 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации», в котором регламентировалось соблюдение норм языка и вводились некоторые ограничения на использование иноязычной лексики.

Языковая политика касается и положения национального языка в мировом сообществе. Объем и функциональное разнообразие коммуникации на том или ином языке определяет коммуникативный ранг языка. Коммуникативные ранги зависят:

1) от количества говорящих на данном языке;

2) от количества этносов, говорящих на данном языке,

3) от количества стран, в которых используется язык,

4) от состава общественных функций и социальных сфер, в которых используется язык.

В социолингвистике различают пять коммуникативных рангов языков, определяемых в зависимости от функций языков в межгосударственном и межэтническом общении. На вершине этой пирамиды - 6 так называемых мировых языков, в основании — сотни бесписьменных «местных» языков, которые используются в обиходно-бытовом общении только внутри своего этнического коллектива.

Мировые языки - это языки межэтнического и межгосударственного общения, имеющие статус официальных и рабочих языков ООН: английский, арабский, испанский, китайский, русский, французский. Состав «клуба» мировых языков исторически изменчив. В Европе, Средиземноморье, на Ближнем Востоке первым мировым языком был греческий. Позже латынь стала вторым (после греческого) языком христианской церкви, школы, науки. Латынь и греческий продолжали оставаться мировыми языками до эпохи великих географических открытий.

Международные языки - эти языки широко используются в международном и межэтническом общении и, как правило, имеют юридический статус государственного или официального языка в ряде государств. Например, португальский, вьетнамский. Вьетнамский, будучи родным для 51 из 57 млн. населения Вьетнама, является официальным языком страны, кроме того распространен в Камбодже, Лаосе, Таиланде, новой Каледонии, а также во Франции и США.

Государственные (национальные) языки. Они имеют юридический статус государственного или официального языка или фактически выполняют функцию основного языка в одной стране: русский язык в России, английский в Англии, французский во Франции.

Региональные языки. Это языки, как правило, письменные, однако не имеющие статуса официального или государственного. Региональные языки Европы, например, бретонский и провансальский во Франции, сардинский на Сардинии. Однако на этих языках не учат в школах, они не имеют официального статуса.

Местные языки. Как правило, это бесписьменные языки. Таких языков многие сотни. Они используются в устном неофициальном общении только внутри этнических групп в полиэтнических социумах. Нередко на них ведутся местные теле и радиопередачи. В начальной школе местный язык иногда используется в качестве вспомогательного языка, необходимого для перехода учащихся на язык обучения в данной школе. Например, осетинский язык в Осетии, ингушский язык в Ингушетии.

Проводимая языковая политика в государстве позволяет закрепить в мировом сообществе русский язык не только как государственный, но и как язык межнационального общения, сформировать и кодифицировать некоторые нормы употребления.

Лекция 10. Методы социолингвистического исследования.

Социолингвистика как трансдисциплинарная наука использует методы смежных наук на стыке которых она возникла. Прежде всего – методы социологии и лингвистики.

При создании социолингвистических теорий социолингвистика ограничивается общенаучными методами.

Методические особенности социолингвистики заключены в ее эмпирических исследованиях.

В целом методы, специфические для социолингвистики как языковедческой дисциплины, можно разделить на три группы: методы сбора материала, методы его обработки и методы оценки достоверности полученных данных.

Важной особенностью социолингвистики является необходимость уточнять методические детали применительно к каждой конкретной задаче.

При сборе информации социолингвисты чаще всего прибегают к наблюдению и опросам; достаточно широко используется и общенаучный метод анализа письменных источников. Эти методы комбинируются: после предварительного анализа письменных источников исследователь формулирует некую гипотезу, которую проверяет в процессе наблюдения; для проверки собранных данных он может прибегнуть к опросу определенной части интересующей его социальной общности.

Проблему отбора информантов обычно рассматривают в связи с анкетированием, но она важна при любом социолингвистическом исследовании. Задачи, которыми занимается социолингвист, всегда привязаны к определенному социуму; вслед за социологами социолингвисты называют членов этого социума генеральной совокупностью. Генеральная совокупность (применительно к задачам социолингвистики) — это множество всех индивидов, чьи языковые особенности являются объектом конкретного социолингвистического анализа. В зависимости от поставленной задачи размеры этой совокупности могут сильно различаться. Если изучаются особенности коммуникативного поведения в малой группе, то детальное исследование всей генеральной совокупности не представляет серьезной проблемы, но в большинстве случаев социолингвист имеет дело с такими генеральными совокупностями, которые полностью обозримы лишь чисто теоретически.

Когда вся генеральная совокупность труднообозрима, исследователи прибегают к отбору некоторых типичных представителей генеральной совокупности, формируют выборочную совокупность, или выборку.

С проблемой выборки сталкиваются не только социолингвисты, но и лингвисты. Лингвист может остановить свой выбор на двух-трех основных информантах, иногда прибегая к контрольным проверкам языковых фактов у других носителей языка. Подобный отбор социологи называют целевой выборкой. Для описательной лингвистики целевая выборка является ведущим и, бесспорно, очень продуктивным способом подбора информантов, но она имеет лишь вспомогательный характер для многих социолингвистических задач, а именно таких, которые направлены на выявление языковых характеристик некоторого социума в целом.

Многие социолингвистические задачи не предполагают статистической обработки материала, для их решения целевая выборка оказывается оптимальной.

Целевой выборке противостоят различные виды вероятностных выборок. Наиболее точной, но и наиболее трудоемкой является так называемая случайная выборка. Определение случайный следует в данном случае понимать не в обиходном его значении ('бессистемный'), а как теоретико-вероятностный термин: при случайном выборе любой элемент (и любой набор элементов) генеральной совокупности имеет равную вероятность попасть в выборочную совокупность. Чтобы идеально соблюсти требования простой случайной выборки, необходимо иметь полный список всех элементов генеральной совокупности и далее выбирать из него необходимое число элементов при помощи таблиц случайных чисел.

Размеры выборки зависят от степени разнообразия единиц, образующих генеральную совокупность. При неизменной генеральной совокупности увеличение выборки позволяет уменьшить количество возможных ошибок в собранном материале. Облегчить процесс выборки помогает кластерная выборка, которая предполагает разбиение генеральной совокупности на территориальные кластеры (от англ. cluster, букв, 'пучок, куст', а также 'группа') с последующей выборкой индивидов в пределах кластеров.

Еще один вид выборки — стратифицированная случайная выборка. Исследователь обычно имеет представление о структуре генеральной совокупности и может подразделить ее на определенные страты. Так, среди множества носителей русского литературного языка выделяются такие страты, как промышленные рабочие со средним образованием, служащие, журналисты и писатели, студенты-филологи и пр. Стратификация множества носителей литературного языка существует независимо от исследователя и применение стратифицированной выборки позволяет лишь более отчетливо осознать проблему определения множества носителей литературного языка.

Для упрощения процесса подбора индивидов, подлежащих изучению, различные типы выборок могут совмещаться в многоступенчатую выборку. Многоступенчатые выборки особенно эффективны, если необходимо создать представительную выборку, элементы которой различаются по многим значимым параметрам.

Например, для исследования билингвизма молодежи в многоязычном городе структура выборки должна повторять структуру генеральной совокупности по всем параметрам, которые могут влиять на коммуникативное поведение билингвов.

Массовые социолингвистические исследования возможны лишь при поддержке заинтересованных в них государственных институтов.

Социологи накопили значительный опыт в выделении выборочной совокупности. Институт Гэллапа и другие авторитетные организации, занимающиеся изучением общественного мнения всего населения США, пользуются выборками в 1,5-2 тыс. человек.

Наблюдение. Наблюдение является одним из основных способов получения материала, этот метод эффективен при изучении процессов, которые происходят на наших глазах.

В науках о человеке наблюдение играет очень важную роль. Если при изучении природных объектов исследователь может применять разного рода инструментальные методы, то к человеку подобные методические приемы применимы лишь в случаях, когда он изучается как физическая субстанция с определенными функциями: у него берут кровь, его "просвечивают" рентгеном, снимают кардиограмму...

Существуют разные способы уменьшить воздействие наблюдателя на изучаемые им процессы, происходящие при речевом общении в человеческих коллективах. Например, можно попытаться сделать наблюдение скрытым от наблюдаемого: в этом случае исследователь, подобно скрытой видеокамере, фиксирует особенности речевого поведения изучаемых им людей без их ведома и, естественно, получает более объективные данные, чем когда он объявляет о своих исследовательских намерениях.

Если исследователю не удается скрыть собственное присутствие и свою позицию наблюдателя, то он может сообщить изучаемым ложную цель своих действий; например, имея в виду изучение именно речи и речевых особенностей той или иной группы, заявить ее представителям, что он интересуется мнением членов этой группы по какому-либо актуальному политическому или социальному вопросу.

Включенное наблюдение. Этот способ изучения поведения людей заключается в том, что исследователь становится членом наблюдаемой им группы. Например, социологи часто становятся членами производственных бригад, геологических партий, сотрудниками отделов в научно-исследовательских институтах и т. п. Это, во-первых, дает им возможность изучать групповое поведение изнутри и во всех или во многих ситуациях внутри-группового общения и, во-вторых, избавляет от необходимости объявлять изучаемым индивидам о целях своих наблюдений и даже (если это возможно) о том, что такие наблюдения вообще ведутся.

Социолингвистика активно осваивает заимствованный у социологов метод включенного наблюдения. Для изучения речевого поведения людей этот метод в каком-то смысле даже более необходим, чем в социологических исследованиях: речь человека чувствительнее, чем многие другие стороны его поведения, к внешним воздействиям, которые искажают истинную языковую жизнь отдельного человека и целого коллектива; поэтому задача устранить эти внешние воздействия здесь еще более настоятельна.

Как при внешнем, так и при включенном наблюдении исследователь должен фиксировать наблюдаемый речевой материал. Фиксация может осуществляться двумя основными способами: вручную и  инструментально.

Поэтому для большей части задач, решаемых современной социолингвистикой при исследовании устной речи, характерно применение инструментальной техники — главным образом магнитофонов и диктофонов (для фиксации жестового и мимического поведения используются также видеокамеры). Их применение может быть открытым и скрытым.

При включенном наблюдении, особенно при инструментальной фиксации речи наблюдаемых, важное значение приобретает этический фактор. В любом случае должна быть соблюдена анонимность исследуемых — конечно, если это не противоречит их собственному желанию.

Устное интервью. Метод интервью также заимствован социолингвистикой из социологии и социальной психологии. Однако он претерпел существенные изменения в связи со спецификой исследовательских задач, отличающей эти задачи от того, что приходится решать социологам и социопсихологам. Если последние используют устное интервью для того, чтобы выяснить мнение информантов по тем или иным социальным, политическим, культурным вопросам (например, о том, за кого они предпочитают голосовать на ближайших выборах, какой фильм прошедшего года считают лучшим и т. п.), то социолингвиста часто интересует скорее форма ответов, чем их содержание.

Основная функция метода интервью — получить материал, характеризующий спонтанное речевое поведение людей. Интервью может иметь форму относительно свободной беседы интервьюера с информантом на заданную тему или же состоять из заранее подготовленных и, как правило, логически связанных друг с другом вопросов, провоцирующих отвечающего на употребление тех или иных языковых единиц. Интервью называют формальным (если оно имеет строго спланированный сценарий) и неформальным (когда такого сценария нет и общение интервьюера и интервьюируемого следует естественной логике развития беседы).

Анкетирование. Анкетирование – один из самых распространенных, "едва ли не самый надежный" метод получения социолингвистической информации. Он применяется главным образом при обследовании больших совокупностей говорящих, т. е. в макросоциолингвистических исследованиях.

Анкета представляет собой перечень вопросов, которым могут быть приписаны заранее заготовленные варианты возможных ответов (в этом случае важно, чтобы альтернативные ответы не пересекались и в сумме покрывали все возможности). Такие вопросы называются закрытыми; им противопоставлены открытые вопросы, когда респондент сам выбирает и форму, и содержание ответов.

Обычно анкетирование проводится с целью получить статистические результаты, поэтому подавляющее большинство содержащихся в анкетах вопросов либо закрытые, либо могут быть закрыты при их обработке.

Социолингвистические анкеты можно разделить на два типа: одни нацелены на объективное исследование функционирования языка в обществе, другие - на изучение речевого узуса, на оценку носителями языка конкурирующих языковых вариантов.

Основные требования к составлению анкеты.

Все вопросы, включенные в нее, должны пониматься однозначно. Если какие-то вопросы или предлагаемые варианты ответов могут вызвать неполное понимание или различные толкования, необходимы ясные комментарии. Наличие в анкете открытых вопросов возможно лишь в двух случаях: во-первых, когда исследователь заранее представляет, к каким категориям они будут сведены, а формулирование всех возможных вариантов в самой анкете было бы слишком громоздким (например, вопрос о национальности при действительно многонациональной генеральной совокупности), во-вторых, когда статистическая обработка данного пункта анкеты не предполагается. Последний вариант часто встречается при предварительном анкетировании в ходе пилотажного исследования. Однако даже в этих случаях целесообразно делать вопросы лишь наполовину открытыми: наиболее вероятные закрытые рубрики дополнить рубрикой типа "Прочее (указать подробно)".

Вопросы паспортной группы (пол, возраст, национальность, место жительства, социальное положение и т. п.) задаются исключительно в целях последующей разработки по соответствующим рубрикам, и именно этим задачам должна быть подчинена их формулировка.

Следует избегать вопросов сложной структуры.

В аккуратно составленной анкете непременно должна присутствовать и альтернатива.

Заполнение анкет может проходить двумя способами: анкетируемый либо сам заполняет бланк, либо это делает с его слов интервьюер.

Тесты. Тесты представляют собой разнообразные по форме задания, которые исследователь предлагает информантам. Это могут быть списки слов, которые надо прочитать перед микрофоном, или связный текст, также читаемый информантом вслух; письменные задания на восстановление пропущенных фрагментов текста; ответы на устные вопросы исследователя, задаваемые в определенном временном режиме, и т. п.

Как правило, цель подобных тестов сообщается информанту в самом общем виде; детали того, что собирается узнать с помощью этих тестов исследователь, остаются ему неизвестны.

Обработка и представление статистических результатов. Обработка статистических данных ведется с целью выявления объективно существующих закономерностей. Прежде чем перейти к анализу какой-либо социолингвистической переменной, следует очертить круг лиц, для которых ее значение релевантно.

В статистике способ упорядочения информации называется измерением. В процессе измерения ряду социолингвистических фактов ставится в соответствие некоторое множество чисел. Данные могут измеряться с различным уровнем точности.

Номинальная шкала лишь классифицирует данные, указывает, к какой группе они принадлежат: значениям "мужской пол"—"женский пол" или ответам типа "да"— "нет" могут быть присвоены как значения 0—1, так и значения 1—0 или 2—1, за числами не скрывается ничего, кроме разнесения данных по определенным категориям. Номинальная шкала может быть и многозначной — таковы, например, данные о языке, на котором получено образование.

При порядковой шкале данные получают числовую оценку, которая указывает лишь на их иерархию, порядок следования, но о количественном значении признака говорит лишь очень условно. Например, шкале ответов типа Только А — Чаще А — Ли Б — Чаще Б — Только Б может быть сопоставлен числовой ряд 1 — 2 — 3 — 4 — 5, но это не означает, что различие в оценках 1 и 2 (Только А и Чаще А) в точности таково же, как и между оценками 3 и 4 (А и Б и Чаще Б). Неравномерность порядковой шкалы не мешает ее использованию в социолингвистике. Вот, например, как выглядит шестибалльная шкала степени владения языком: 1 — свободно говорит на языке и предпочитает этот язык всем остальным; 2 — свободно говорит на языке, но предпочитает какой-либо другой язык; 3 — говорит на языке, однако старшие замечают в его речи ошибки; 4 — хорошо понимает речь, но сам способен произнести лишь десяток обиходных фраз; 5 — понимает общий смысл сказанного, говорить не может совершенно; 6 — не знает языка. Эта шкала служит хорошим инструментом при описании языковой ситуации.

На шкале, которая называется интервальной, величины отражают равные единицы измерения и могут сопоставляться не только по упорядоченности, но и по расстоянию. В действительности в применении к большинству социолингвистических (и социологических) измерений точнее будет говорить о примерном равенстве расстояний между единицами шкалы.

Интервальные шкалы разделены на равные расстояния, но сама единица измерения имеет довольно условный характер, она не существует вне процесса измерения.

Зависимость переменных иначе называют корреляцией. Корреляция может быть положительной (переменные возрастают или убывают одновременно) или отрицательной, когда они изменяются в разных направлениях. Наличие корреляции не обязательно говорит о причинно-следственной связи: оба сопоставляемых показателя могут зависеть от третьего или быть связаны с ним не вполне тривиальным образом.

Взаимозависимость переменных представляется в табличном или графическом виде. Графическим представлением служит либо собственно график зависимости, когда по осям координат располагаются числовые значения сопряженных переменных, либо диаграмма.

Конечной задачей социолингвистического исследования является обнародование полученных выводов. Форма их подачи во многом зависит от того, кому адресована публикация. Если публикация рассчитана на массового читателя, предпочтение отдается наглядным диаграммам. Профессионала же интересуют более точные и детализированные сведения, которые легче получить при табличном представлении результатов.

Анализ письменных источников.

Письменные источники можно условно разделить на первичные и вторичные. В первую категорию попадают документы, фиксирующие речевые произведения, авторам которых могут быть приписаны какие-либо социальиые характеристики, во вторую — исследовательские работы, материалом для которых служили первичные источники.

Социолингвистически значимые данные можно почерпнуть из письменных текстов различной стилистической и жанровой принадлежности. Например, изучение служебных документов, межведомственной переписки, разного рода инструкций, постановлений, актов и т. п. дает материал, позволяющий составить представление об официально-деловой стилистической разновидности языка на данном этапе его развития, о своеобразии реализации этой разновидности в многообразных жанрах (от заявления об отпуске до президентского указа).

Массовые обследования говорящих. Такие обследования предпринимаются для того, чтобы выяснить, каково реальное функционирование данного языка (или каких-либо его подсистем) в данном обществе. Массовые обследования, как это давно и хорошо известно социологам, сопряжены со многими организационными, финансовыми и методическими трудностями: для работы с сотнями информантов нужен немалый штат сотрудников (которым надо платить деньги), отбор информантов должен осуществляться по определенным критериям, а их обследование с помощью достаточно сложных анкет и объемистых вопросников (подобных тем, примеры которых приводились выше) и других методических приемов желательно проводить в присутствии и при разъяснительной помощи специально обученных интервьюеров. Собранный материал нуждается в фильтрации, в частности в выбраковке и отсеивании тех ответов, которые не удовлетворяют заранее сформулированным критериям, и т. д.

Имея в виду такого рода трудности, исследователи обычно изучают путем массового обследования язык (или языковую подсистему) не во всем объеме, а лишь в некоторых аспектах.

2.1.2. Семинарские занятия

Семинарское занятие 1

(3-я неделя)

Тема 1.2. Краткая история развития социолингвистики.

Подтема 1.2.2. Зарубежные школы социолингвистики

(1 час)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания.

Задание 1. Кратко ответьте на вопросы:

1) Кто и когда ввел в научное употребление термин социолингвистика?

2) Какие этапы можно выделить в развитии социолингвистики?

3) В какой период формируется социолингвистика как особое направление в языкознании?

Задание 2. Охарактеризуйте ведущие европейские школы социолингвистики по следующей схеме:

1) Год и место (страна) возникновения научной школы.

2) Ученый – основатель (или основатели) научной школы.

3) Наиболее известные представители научной школы и их основные труды (названия, выходные данные).

4) Теоретическая и методологическая база научной школы, важнейшие понятия и термины.

5) Основные идеи научной школы.

Задание 3. Укажите основные отличия американской социолингвистики от европейских школ социолингвистики.

Семинарское занятие 2

(5-ая неделя)

Тема 1.4. Основные понятия социолингвистики.

Подтема 1.4.1. Основные формы существования языка и их взаимодействие

(1 час)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания.

Задание 1. Сопоставьте и охарактеризуйте следующие понятия:

1) СТАНДАРТ и НОРМА в языке.

2) ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК и РАЗГОВОРНАЯ РЕЧЬ.

3) КОЙНЕ и ПРОСТОРЕЧИЕ.

Задание 2. Назовите и охарактеризуйте подсистемы литературного языка.

Задание 3. Ответьте на вопросы:

1) Что такое ДИАЛЕКТ?

2) В чем заключается различие между понятиями территориальный диалект и социальный диалект?

3) Какой термин употребляется в современной социолингвистике для обозначения понятия социальный диалект?

4) Какие типы социальных диалектов выделяет современная социолингвистика?

5) В каких языках различия между гендерлектами (мужской и женской речью) особенно важны и ощутимы?

6) В чем проявляется взаимодействие и взаимовлияние подсистем языка?

Семинарское занятие 3

(10-ая неделя)

Тема 2.2. Языковые контакты и формы существования языка.

Подтема 2.2.2. Международные и мировые языки

(1 час)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания:

Задание 1.

Охарактеризуйте понятия

1) язык межнационального общения;

2) язык-посредник;

3) международный язык;

4) язык мирового значения;

5) general subject, interlanguage, dominant spoken language.

Задание 2.

Какие из приведенных выше терминов (см.: задание 1) являются:

1) синонимичными;

2) соотносимыми по принципу включения (одно широкое понятие включает в себя другое как название подтипа, подвида).

Задание 3.

Кратко опишите историю формирования группы международно признанных мировых языков ХХ века (официальные языки ООН).

Семинарское занятие 4

(12-ая неделя)

Тема 2.3. Язык и культура.

Подтема 2.3.2. Национально-культурная специфика речевого поведения

(1 час)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания:

Задание 1. Подготовьте полные ответы на вопросы:

1) Что означает термин речевое поведение в социолингвистике?

2) Какие факторы определяют речевое поведение? Распределите их по 3 основным группам:

а) детерминанты коммуникативного акта;

б) стандарты функционирования языковых кодов,  субкодов и их единиц;

в) динамические (сменяющие друг друга в одном процессе) составляющие коммуникативного акта).

Задание 2. Опишите:

1) основные процессы речевого поведения (говорение ↔ слушание);

2) основные функциональные типы речевого поведения (фатическое РП, информационное РП).

Задание 3. Подготовьте полные ответы на вопросы:

1) Какова роль национально-культурных традиций в формировании речевого поведения (его основных процессов и функциональных типов )?

2) Какие моменты речевого поведения определяются национально-культурными традициями (приведите примеры)?

3) Какова связь между речевым поведением и стереотипами поведения в социуме?

Семинарское занятие 5

(14-ая неделя)

Тема 2.4. Язык и государство.

Подтема 2.4.3. Социальный аспект владения языком

(1 час)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания.

При подготовке к семинару обязательно используйте статью Л.П. Крысина «Социальный аспект владения языком» (destructioen.ru/krysyn_urovni_vladenija_jasikom.htm)

Задание 1. Охарактеризуйте понятие «владение языком» с точки зрения лингвистики, указав три важнейших составляющих этого понятия (по Ю.Д.Апресяну).

Задание 2. Охарактеризуйте понятие языковая компетенция говорящего (дихотомия competence / performance по Н. Хомскому).

Задание 3. Охарактеризуйте понятие коммуникативной компетенции (по Д. Хаймсу). Какие компоненты языковой способности человека и ее проявления в речевой деятельности, согласно Д. Хаймсу, наиболее актуальны для социолингвистического описания коммуникативной компетенции?

Задание 4. Ответьте на вопросы:

1) Какие термины для обозначения языковой способности человека и ее проявления в речевой деятельности используют представители американской школы социолингвистики С. Эрвин-Трипп, Ч. Филлмор, Дж. Гамперц?

2) В чем заключается отличие содержания предлагаемых ими терминов?

Задание 5.

Охарактеризуйте уровни владения языком, которые принято выделять в практике обучения иностранному языку.

2.2. Внеаудиторная работа

2.2.1 Кейс-задания

 

Тема 1.2. Краткая история развития социолингвистики.

Подтема 1.2.3. Российская и казахстанская социолингвистика.

(СРСП 1: 3-я неделя)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующее задание.

Задание: Охарактеризуйте основные особенности российской и казахстанской социолингвистики по схеме:

1) Год и место (страна) возникновения научной школы.

2) Ученый – основатель (или основатели) научной школы.

3) Наиболее известные представители научной школы и их основные труды (названия, выходные данные).

4) Теоретическая и методологическая база научной школы, важнейшие понятия и термины.

5) Основные идеи научной школы.

Тема 1.4. Основные понятия социолингвистики.

Подтема 1.4.4. Билингвизм и его виды

(СРСП 2: 7-ая неделя)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), обязательно используйте книгу казахстанского лингвиста Б.Х. Хасанова «Казахско-русское литературно-художественное двуязычие» (Алматы, 1990), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующие задания:

1. Дайте определение понятию билингвизм.

2. Составьте таблицу, представляющую основные виды билингвизма, выделяемые современной социолингвистикой, и принципы их выделения.

3. По книге Б.Х. Хасанова «Казахско-русское литературно-художественное двуязычие» (Алматы, 1990) составьте блок-схему, отражающую виды билингвизма, характерные для Казахстана.

Тема 2.1. Раса, этнос, языки: их соотношение.

Подтема 2.1.2. Роль языка в становлении национального самосознания

(СРСП 3: 8-ая неделя)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующее задание.

Напишите эссе по теме «Роль языка в становлении национального самосознания», включите в него ответы следующие вопросы:

1) Что такое национальный язык?

2) О чем свидетельствует совпадение названия этноса и его языка?

3) Почему в некоторых случаях название этноса и его языка не совпадают?

4) Почему национальный язык (язык этноса) считают основным признаком этноса?

Тема 2.4. Язык и государство.

Подтема 2.4.2. Языковая политика в Республике Казахстан

(СРСП 4: 13-ая неделя)

Ознакомьтесь с рекомендуемыми учебными материалами (см. файл «Список рекомендуемой литературы» и файлы в папке «Статьи и учебники по СЛ»), самостоятельно подберите дополнительный справочный материал и выполните следующее задание.

Напишите эссе по теме «Языковая политика в Республике Казахстан», включите в него ответы следующие вопросы:

1) Что такое языковая политика?

2) Какова роль социолингвистических исследований в разработке языковой политики?

3) Какова основная концепция языковой политики в Республике Казахстан и в каких законодательных актах она отражается?

4) В чем заключается суть культурного проекта «Триединство языков», принятого в Казахстане в 2007 году, и каково значение этого проекта для развития науки, культуры, образования и экономики Казахстана?

5) В чем заключаются особенности языковой политики Российской Федерации?

6) Какова специфика языковой политики Европейского Союза (родной язык + два иностранных)?

 

3.  Список литературы

Обязательная литература

1. Беликов В.И., Крысин Л.П. Социолингвистика. М.: 2001. 437.

2. Бондалетов В.Д. Социальная лингвистика. М., 1987.

3. Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. М., Аспект пресс, 1996. 2-ое изд. 2000, 3-е изд. 2001. – 208 с.

4. Швейцер А.Д., Никольский Л.Б. Введение в социолингвистику. М., Высшая школа, 1978. – 216 с.

5. Государственная программа функционирования и развития языков на 2011-2020 годы.

6. Закон о языках в Республике Казахстан.

Дополнительная литература

1. Роджер Т. Белл. Социолингвистика. Цели, методы, проблемы. М.: «Международные отношения. 1980. 318 с. (перевод с англ.).

2. Лабов У. Исследование языка в его социальном контексте // Новое в лингвистике. Вып.7. Социолингвистика. М., 1975.

3. Германова Н.Н. Введение в языкознание. Язык в социокультурном  контексте // М., 2008 (я2-47)

4. Крысин Л.П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского литературного языка. М., Наука, 1989. – 188 с.

5. Концепция развития иноязычного образования Республики Казахстан. – КазУМОиМЯ им. Абылай хана. - Алматы 2010.

2 Ortega y Gasset José. El hombre y la gente. – // Obras completas.  T. 4, Madrid, 1957. P. 390.

3 Поливанов Е.Д. Статьи по общему языкознанию. М., 1968. С.186.

4 Ларин Б.А. К лингвистической характеристике города: несколько предпосылок //Известия Ленинградского гос. пед. ин-та им. Грцена. – Л., 1926. – Вып. 1. С.176

5 Панов М.В. О развитии русского языка в советском обществе. – //Вопросы языкознания. 1962, № 3.

6 Labov W. Phonological Correlates of Social Stratification. American Antropologist. 1964. Vol. 66. 2. Part 2.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

61354. Релаксация на уроках немецкого языка на начальном этапе обучения 38.3 KB
  Современный урок иностранного языка характеризуется большой интенсивностью и требует от учеников концентрации внимания, напряжения сил. Хорошо известно, что внимание учащихся, особенно в V—VI классах неустойчиво.
61355. Использование компьютерных технологий при изучении иностранного языка 41.75 KB
  Преимущества и недостатки обучения иностранного языка с помощью ПК. Но этот метод обучения еще не оценен по достоинству. В своей работе я докажу что ПК может быть использован как вспомогательное средство как любое другое техническое средство обучения или учебник.
61356. Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации 835 KB
  Основанием для написания настоящей книги является ряд важных открытий и разработок, которые имели место в общественных науках в течение последнего полутора десятка лет. Эти открытия концентрировались главным образом в области социальной теории, и в максимальной степени затронули самую опасную
61357. Адаптации (приспособления) 29.59 KB
  Относительный характер адаптации: соответствуя конкретной среде обитания адаптации теряют свое значение при ее изменении заяцбеляк при задержке зимы или при оттепели ранней весной заметен на фоне пашни и деревьев; водные растения при пересыхании водоемов погибают и т. Примеры адаптации Вид адаптации Характеристика адаптации Примеры Особая форма и строение тела Обтекаемая форма тела жабры плавники Рыбы ластоногие Покровительственная окраска Бывает сплошная и расчленяющая; формируется у организмов живущих открыто и делает их незаметными...
61360. Hello 32.8 KB
  - Hello, children. I’m glad to see you. My name is Elvina Ranisovna. - Sit down, children! - What dayis it? - Who is absent today? - How are you? - Well, I think today we’ll have an interesting lesson. - Now children let’s begin our lesson.
61362. SCHOOLING IN ENGLAND 23.68 KB
  There are different types of secondary schools in England. This system of secondary education has developed since the Act of 1944 according to which on leaving the primary school a pupil may go either to a secondary Modem, Technical, Grammar or Comprehensive school.