70372

РОЛЬ И МЕСТО ПОНЯТИЯ «ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ» В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

С точки зрения воплощения соответствующих теоретических идей представляется небезынтересным обращение к российскому опыту современного регулирования отношений связанных со злоупотреблением правом. В отечественной юридической литературе сформировалось устойчивое мнение...

Русский

2014-10-19

62.5 KB

0 чел.

РОЛЬ И МЕСТО ПОНЯТИЯ "ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ"

В РОССИЙСКОЙ ПРАВОВОЙ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

А.А. ПОПОВ

Попов А.А., соискатель Московского университета МВД России.

С точки зрения воплощения соответствующих теоретических идей представляется небезынтересным обращение к российскому опыту современного регулирования отношений, связанных со злоупотреблением правом. Нужно отметить, что российский законодатель очень своеобразно отнесся к этой проблеме.

В отечественной юридической литературе сформировалось устойчивое мнение о том, что злоупотребление правом можно рассматривать в контексте гражданско-правовых отношений, тогда как о других сферах применения этого явления не говорится почти ничего <1>.

--------------------------------

<1> Скловский К. О злоупотреблении правом // ЭЖ-Юрист. 2000. N 32.

К этому выводу действительно приводит наличие ст. 10 ГК РФ, которая устанавливает пределы осуществления гражданских прав и недопустимость злоупотребления правом. Если обратиться к действующему российскому законодательству, то в ряде нормативных актов можно обнаружить использование данного термина для обозначения определенного типа юридически значимого поведения. Однако позиция законодателя в отношении злоупотребления правом крайне непоследовательна.

При анализе ст. 10 ГК обнаруживается явное стремление к охвату такой поведенческой сферы, которая не выходит за рамки, установленные законом, т.е. не включает в себя составы каких-либо правонарушений. Злоупотребление правом в контексте ст. 10 ГК - это реализация только законного права, причиняющая вред.

Если же рассматривать нормы других отраслей законодательства, то наблюдается стремление к уравниванию понятий злоупотребления каким-либо правом и правонарушения. В этой связи наиболее показательной частью национальной правовой системы России служит избирательное право. В Федеральных законах от 31 декабря 1999 г. "О выборах Президента Российской Федерации" <2> (ст. 53), от 24 июня 1999 г. "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" <3> (ст. 60), от 19 сентября 1997 г. "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изм. и доп.) <4> (ст. 45) говорится о недопустимости злоупотребления правом при проведении предвыборной агитации.

--------------------------------

<2> Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. N 1 (часть II). Ст. 11.

<3> Собрание законодательства Российской Федерации. 1999. N 26. Ст. 3178.

<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 38. Ст. 4339; 1999. N 14. Ст. 1653.

Введение подобного правила в процедуру проведения агитации представляется важным и необходимым шагом. Сам факт его наличия можно считать положительным достижением. Однако содержание статей (оно почти дословно одинаковое в перечисленных статьях актов) не соответствует их названию. Перечисляются, видимо, наиболее распространенные, по мнению законодателя, примеры злоупотребления правом: призывы к насильственному захвату власти, насильственному изменению конституционного строя и нарушению целостности Российской Федерации; пропаганда войны; возбуждение социальной, расовой, национальной, религиозной ненависти и вражды и иные ФОРМЫ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ, ЗАПРЕЩЕННЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ Российской Федерации (выд. мной. - Авт.).

О том, что часть из перечисленных примеров вообще представляют собой составы уголовно наказуемых деяний, говорить особо нет надобности (ст. ст. 280, 282 и др. УК РФ). Однако выделенное положение однозначно отрицает саму возможность выделения злоупотребления правом в публично-правовой сфере как самостоятельного правового явления, ибо формы злоупотребления правом, запрещенные законом, являются по сути правонарушениями. Злоупотребление правом тем и характеризуется (должно характеризоваться), что оно не нарушает законодательных запретов, а использует субъективное право для причинения вреда в рамках закона.

Говоря о выборах, стоит отметить любопытный факт. Несмотря на закрепление в законах под неуместным названием "злоупотребление правом" составов преступлений, Центризбирком в одном из своих постановлений привел пример того, что действительно может рассматриваться как злоупотребление правом. В Постановлении от 6 декабря 1999 г. Центральной избирательной комиссией РФ были "отмечены факты злоупотребления правом на проведение предвыборной агитации, в том числе в скрытой форме. К подобного рода приемам прибегает избирательный блок "Союз правых сил", который рекламирует общественно-политическую деятельность своих лидеров в связи с инициативой проведения референдума Российской Федерации" <5>. К сожалению, ЦИК не дает расшифровки понятия "скрытая форма злоупотребления правом", но, похоже, рассмотренный пример больше удовлетворяет критериям злоупотребления правом, чем перечисленные в упоминавшихся законах.

--------------------------------

<5> См.: Постановление Центральной избирательной комиссии РФ от 6 декабря 1999 г. "О результатах рассмотрения жалоб и заявлений о нарушении некоторыми участниками избирательного процесса порядка и правил проведения предвыборной агитации в ходе выборов депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации третьего созыва" // Российская газета. 1999. 15 декабря. N 248.

Таким образом, вывод о том, что злоупотребление правом как самостоятельная юридическая категория еще не нашло должного отражения в законодательстве, очевиден. Проблема также состоит еще и в недостаточно четком закреплении злоупотребления правом в документе, который рассматривается в качестве отправного при рассмотрении проблемы, - в ст. 10 ГК РФ. Не вдаваясь в многочисленные недостатки статьи с точки зрения юридической техники, отметим лишь следующие проблемные аспекты.

Во-первых, абз. 1 п. 1 ст. 10 устанавливает "классический" пример злоупотребления правом - шикану, т.е. действия, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред, и упоминает о злоупотреблении правом в иных формах. Тем не менее представляется, что шикана - это лишь частный пример злоупотребления правом, причем далеко не самый распространенный. Было бы целесообразно в этом пункте уделить большее внимание "иным" формам злоупотребления правом, нежели просто упомянуть о них <6>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

<6> О формах злоупотребления правом в том смысле, который придает им ГК, см.: Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1996.

Во-вторых, абз. 2 п. 1 ст. 10 ГК рассматривает такие формы злоупотребления правом, как ограничение конкуренции и злоупотребление доминирующим положением на рынке. Однако и это кажется сомнительным, так как перечисленные формы поведения представляют собой нарушения законодательства, в частности ст. 6 Закона РСФСР от 22 марта 1991 г. "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" (с изм. и доп.) <7>. Исходя из этого, признание подобных действий злоупотреблением правом вновь означает отождествление этого феномена с правонарушением.

--------------------------------

<7> Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. N 16. Ст. 499; 1992. N 34. Ст. 1966; Собрание законодательства Российской федерации. 1995. N 22. Ст. 1977; 1998. N 19. Ст. 2066; 2000. N 2. Ст. 124.

Наконец, в-третьих, из содержания п. 2 ст. 10 ГК следует главный вывод о последствиях злоупотребления правом - отказ в судебной защите прав злоупотребителя. Это положение имеет крайне важное значение. Фактически оно ставит под сомнение конституционный и один из основополагающих принципов международных отношений - права на судебную защиту без какой-либо дискриминации. Речь идет о связи между злоупотреблением материальным правом и его правовыми последствиями. Дело в том, что, как уже неоднократно указывалось, злоупотребление правом не предполагает нарушений законодательства. Следовательно, и отрицательных последствий, которые всегда в соответствии с действующим правом применяются к правонарушителю, злоупотребитель не испытывает. Однако сама возможность отказа злоупотребителю в защите права должна рассматриваться как своего рода санкция, реализуемая в рамках процессуальных норм. Оправданность такой санкции требует по указанным выше соображением пояснений.

В пользу необходимости использования института злоупотребления правом высказывается практика российского судопроизводства, уже имеющая прецеденты использования норм о злоупотреблении правом. Большинство авторов, занимавшихся проблемой злоупотребления правом, ссылаются на одни и те же прецеденты <8>, поэтому рассматривать их подробно нецелесообразно. Для нас важно в данном случае то, что механизм применения нормы ст. 10 ГК РФ позволяет судам отказать злоупотребителям в защите их права.

--------------------------------

<8> См., напр., п. 4 приложения к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. N 3; а также п. 3 раздела 1 приложения к информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц" // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. N 4.

Во внутреннем действующем российском праве в весьма ограниченном количестве существуют правила, которыми должны руководствоваться суды при рассмотрении дел о злоупотреблении правом. В частности, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <9> отмечается, что "при разрешении споров отказ в защите права допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребление правом".

--------------------------------

<9> Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. N 9.

Хотя здесь идет речь о сфере гражданского права и процесса, фактически эти правила можно было бы распространить и на случаи злоупотребления правом в других правоотношениях. Естественно, это осуществимо лишь при условии признания на законодательном уровне принципа недопустимости злоупотребления правами в качестве общеправового. На сегодняшний день такое общее положение в действующем праве существует, причем на самом высоком, конституционном, уровне. Часть 3 ст. 17 Конституции РФ 1993 г. указывает на недопустимость злоупотребления правом: "Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц". Хотя в конструкции приведенной статьи не используется термин "злоупотребление правом", ее сущность сводится именно к недопустимости использования права во зло.

Видимо, основываясь в целом на ст. 17 Конституции РФ, авторы проекта Федерального закона "Об административных процедурах" закрепили в ст. 7 запрет злоупотребления правом: "Как граждане, так и административные органы не вправе применять правовые средства с целью достижения интересов, для защиты которых данные правовые средства не предназначены. Злоупотребление правом не подлежит правовой защите". Примечательно, что названный запрет закреплен в разделе II "Общие принципы правового государства" наравне с принципом законности (ст. 4 проекта), принципом запрета произвола (ст. 8 проекта) и другими важнейшими принципами правового государства <10>.

--------------------------------

<10> Подробнее см.: Федеральный закон "Об административных процедурах": Инициативный проект с комментариями разработчиков / Вступ. ст. К. Экштайна, Е. Абросимовой. М., 2001.

Однако признание необходимости запрещения злоупотребления правом само по себе не может служить достаточным оправданием такого последствия этого деяния, как отказ в защите права. Последнее положение может быть истолковано как ограничивающее конституционное право на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) и одно из основополагающих.

Злоупотребления правом могут классифицироваться по различным основаниям. Безусловно, каждая из классификаций имеет свои плюсы и минусы, поскольку лишь частично охватывает исследуемое явление.

Наиболее полной представляется классификация по отраслевому принципу. Так, осуществление права в противоречии с его назначением, в результате которого причиняется вред личности, обществу и государству, может быть классифицировано на злоупотребления субъективными правами в сфере конституционного, семейного, трудового, гражданского права и т.д. Достоинство такого подхода заключается в том, что он позволяет определить назначение конкретного субъективного права на основе анализа принципов той отрасли права, в рамках которой оно было предоставлено. А значит, и выявить те случаи, когда субъект реализует свое право в противоречии с его назначением.

По субъекту злоупотребления подразделяются на злоупотребления физических и юридических лиц, государственных органов и общественных объединений. Сюда же можно отнести злоупотребление властью, служебным положением, должностными полномочиями. Эта классификация может быть использована законодателем для более точного определения метода и типа правового регулирования соответствующих общественных отношений.

По субъективной стороне злоупотребления классифицируются на умышленные и неосторожные. Умышленное злоупотребление правом представляет собой осуществление права с целью причинить вред другому лицу или целенаправленно использовать свое право вопреки интересам общества и государства. При неосторожном злоупотреблении правом причиненный вред не охватывается умыслом субъекта. Данный подход имеет не только научное, но и практическое значение, поскольку позволяет определить форму вины и направленность умысла. Это, безусловно, влияет на юридические последствия злоупотребления.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

71882. Приоритетные направления исследований 13.72 KB
  Эти технологии носят межотраслевой характер имеют значение для развития многих отраслей. К приоритетным направлениям развития науки и техники в России относят информационные технологии электронику производственные технологии лазерные робототехника гибкие производственные...
71883. Исследовательские проекты 15.08 KB
  По этому критерию выделяют: модернизационные новаторские опережающие пионерные проекты. С точки зрения масштабности исследовательские проекты можно разделить на монопроекты выполняются одной организацией мультипроекты комплексные программы мегапроекты многоцелевые комплексные программы.
71884. Инновационный проект 17.81 KB
  Одной из форм инновационного проекта является исследовательский проект. Исследовательский проект – это выполнение исследований и разработок, направленных на решение актуальных теоретических и практических задач, имеющих социально-культурное, народнохозяйственное, политическое значение.
71886. Инновационная стратегия 15.26 KB
  В конечном счете весь аппарат выявлений закономерностей можно свести к пяти методам: Метод структурно-морфологического анализа для выявления внутреннего состава предметной области для фиксации появления принципиально новых разработок.
71887. Этапы планирования инновационной стратегии 15.23 KB
  Формулировка общей цели организации. При этом учитывают основное направление деятельности фирмы, рабочие принципы во внешней среде (торговли, отношения к потребителю, ведения деловых связей и т.д.), культуру организации, ее традиции и микроклимат.
71888. Стратегическое планирование 15.37 KB
  Стратегическое планирование преследует две основные цели: 1 эффективное распределение и использование ресурсов внутренняя стратегия 2 адаптация к внешней среде внешняя стратегия. Этапы планирования инновационной стратегии: Формулировка общей цели организации.