70375

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ: ТЕОРИЯ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Основное значение принципа недопустимости злоупотребления правом Жизнь настолько многообразна что законодатель объективно не в состоянии прямо установить пределы проявления интересов через объем корреспондирующих обязанностей установление запретов объем прав управомоченного лица...

Русский

2014-10-19

169.5 KB

1 чел.

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЕ ПРАВОМ:

ТЕОРИЯ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

Материал подготовлен с использованием правовых актов

по состоянию на 25 февраля 2009 года

А.Я. КУРБАТОВ

Курбатов А.Я., доцент кафедры предпринимательского права Государственного университета - Высшей школы экономики, кандидат юридических наук.

I. Характеристика принципа недопустимости

злоупотребления правом

1. Основное значение принципа недопустимости

злоупотребления правом

Жизнь настолько многообразна, что законодатель объективно не в состоянии прямо установить пределы проявления интересов (через объем корреспондирующих обязанностей, установление запретов, объем прав управомоченного лица) для всех случаев, возникающих в практической действительности.

В связи с этим основное значение принципа недопустимости злоупотребления правом заключается в создании возможности реагирования на конкретные действия определенных лиц, когда выявлено, что они нарушают законные интересы (как частные, так и публичные), но законом специальная ответственность за них не установлена. Данный принцип позволяет через акты применения (индивидуальные предписания) либо через интерпретационные акты (акты, закрепляющие результаты толкования права) подтвердить незаконность таких действий, которая вытекает из общего смысла законодательства.

Это связано с тем, что ни одно общество не может предоставить человеку безграничную свободу, поскольку это привело бы к проявлению эгоистического своеволия и анархизма, к бесконечным столкновениям и конфликтам индивидуальных интересов. Вот почему вся система прав и свобод строится таким образом, чтобы обеспечить законные интересы людей и предотвратить возможные ущемления их прав и свобод в результате злоупотреблений ими со стороны отдельных лиц <1>.

--------------------------------

<1> Комментарий к Конституции РФ / Под редакцией Б.Н. Топорнина, Ю.М. Батурина, Р.Г. Орехова. М., 1994. С. 124.

При этом следует подчеркнуть, что основная потребность в применении принципа недопустимости злоупотребления правом возникает для реагирования на действия, за которые ответственность прямо не установлена. Если за действия установлена ответственность, то их дополнительная квалификация как злоупотребления правом лишена всякого смысла.

Вместе с тем следует учитывать, что в настоящее время существуют случаи прямого законодательного закрепления указаний на необходимость квалификации определенных действий как злоупотребления правом, а также последствий такой квалификации. Данные случаи должны рассматриваться как специальные.

В последнее время правоприменительная практика все чаще обращает свое внимание на данный принцип. Свидетельством этого является подготовка Обзора практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, являющегося приложением к информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 (далее - Обзор).

2. Недопустимость злоупотребления правом

как общеправовой принцип

Вопрос о злоупотреблении правом может возникнуть при нарушении как частных, так и публичных интересов во всех сферах правового регулирования. Это свидетельствует о том, что принцип недопустимости злоупотребления правом распространяется на всю систему права и тем самым является общеправовым.

Такой же точки зрения придерживается и Конституционный Суд РФ (см., например, абз. 1 п. 3 мотивировочной части Постановления от 12 апреля 2002 г. N 9-П и абз. 2 п. 4.3 мотивировочной части Постановления от 15 марта 2005 г. N 3-П).

Данный принцип находит выражение как в Конституции РФ, так и в нормах международного права.

К сожалению, правоприменительная практика игнорирует это обстоятельство. Квалификация действий как злоупотребления правом производится исключительно через ссылки на ст. 10 Гражданского кодекса РФ (см., например, название Обзора).

3. Правовое выражение принципа недопустимости

злоупотребления правом

Недопустимость злоупотребления правом, как и любой другой правовой принцип, выражается в системе правовых норм.

В общем виде недопустимость злоупотребления правом установлена в ч. 3 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Данное положение закреплено в гл. 2 Конституции РФ, посвященной правам и свободам человека и гражданина. Однако эти права и свободы распространяются и на юридических лиц в той степени, в какой они по своей природе могут быть к ним применимы (см., например, абз. 1 п. 4 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 17 декабря 1996 г. N 20-П, абз. 4 п. 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 12 октября 1998 г. N 24-П).

Кроме того, в соответствии с ч. 2 ст. 36 Конституции РФ владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Запрет злоупотребления правами также содержится в Конвенции от 4 ноября 1950 г. "О защите прав человека и основных свобод". Согласно ст. 17 этой Конвенции ничто в ней не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа лиц или какое-либо лицо имеют право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на упразднение прав и свобод, признанных в настоящей Конвенции, или на их ограничение в большей мере, чем это предусматривается в Конвенции.

В связи с этим принципиально неверно рассматривать принцип недопустимости злоупотребления правом только как принцип гражданского права (т.е. как отраслевой принцип). Хотя, безусловно, он может находить закрепление и в нормах отдельных отраслей права.

В гражданском праве недопустимость злоупотребления правом закреплена в ч. 1 п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Кроме того, принцип недопустимости злоупотребления правом выражается в положениях п. п. 2 и 3 ст. 209 Гражданского кодекса РФ, запрещающих при реализации прав собственности нарушать права и охраняемые законом интересы других лиц.

4. Критика подходов к определению содержания принципа

недопустимости злоупотребления правом

Вопрос о том, что следует понимать под злоупотреблением правом, в юридической литературе остается дискуссионным.

Можно выделить следующие основные подходы к определению этого понятия.

В частности, злоупотреблением правом признается осуществление субъективного права в противоречии с доброй совестью, добрыми нравами (т.е. морально-этическими критериями) <2>.

--------------------------------

<2> Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М., 2000. С. 13.

При другом подходе злоупотребление правом определяется как особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему общего типа поведения.

При этом выделяется два вида злоупотребления правом:

а) совершенное в форме действия исключительно с намерением причинить вред другому лицу (шикана);

б) совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее вред другому лицу <3>.

--------------------------------

<3> Гражданское право. Учебник / Под редакцией Е.А. Суханова. М., 1998. Т. 1. С. 391 - 392. Данное определение заимствовано у В.П. Грибанова.

Однако эти подходы не могут быть признаны практически значимыми.

Первый подход не является юридическим и тем самым ставит разрешение споров исключительно в зависимость от судейского усмотрения.

Во втором случае речь идет, во-первых, о действиях в рамках дозволенного поведения, что искажает суть злоупотребления правом, во-вторых, о действиях, влекущих обязанность возмещения убытков (денежного выражения ущерба), что является самостоятельным правонарушением (см., например, ст. ст. 15, 393, 1064 Гражданского кодекса РФ).

Да и сама формулировка ч. 1 п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ, где речь идет о действиях исключительно с намерением причинить вред другому лицу, крайне неудачная, позволяющая утверждать о невозможности ее использования в практических целях.

Действия, совершаемые исключительно с целью причинения вреда другому лицу, в практической деятельности встречаются крайне редко. Вряд ли можно найти случай, когда, например, осуществляется строительство какого-либо объекта исключительно в целях причинения вреда населению, живущему в окрестностях; через суд повторно взыскивается долг исключительно с целью причинения вреда должнику; предъявляется требование раздела наследства исключительно с целью причинения вреда другим наследникам. Во всех этих случаях присутствуют и собственные корыстные интересы управомоченного лица.

К тому же следует учитывать, что в основе любого субъективного права лежит интерес, признанный законодателем социально значимым (объективный интерес). Одно это уже исключает юридическую квалификацию использования этого субъективного права исключительно с целью причинения вреда другим лицам.

Правда, теоретически можно предположить ситуации в отношениях между физическими лицами, когда цель причинения вреда другому лицу превалирует, например осуществляется строительство забора повыше с целью затемнить участок соседа, производится уничтожение имущества с целью не допустить его перехода по наследству. Однако следует учитывать, что в рамках гражданско-правовых отношений это недоказуемо. Действия исключительно с целью причинения вреда предполагают наличие умысла. При применении вины в гражданском праве достаточно доказать вину в форме неосторожности, т.е. только факта, что субъект ответственности должен был и мог предвидеть наступление противоправных последствий и соответственно предпринять меры по их предотвращению. Процедур доказывания умысла, учитывая достаточно ограниченный набор используемых доказательств, в гражданском праве не существует. Это можно доказать только в рамках процедур применения административной или уголовной ответственности. Однако в этом случае квалификации действий как злоупотребления правом не требуется.

Существует также третий подход, отрицающий практическую значимость принципа недопустимости злоупотребления правом. Согласно этому подходу возможно только одно из двух: или субъект действует в границах принадлежащего ему права - и тогда он не злоупотребляет своим правом, или он выходит за пределы, установленные законом, и, таким образом, нарушая закон, опять же не злоупотребляет правом, а совершает элементарное правонарушение, за которое должна следовать ответственность. В обоих случаях для идеи и общей нормы о злоупотреблении правом нет места <4>.

--------------------------------

<4> Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М., 1992. С. 160.

Однако такой подход игнорирует объективно существующие правовые потребности применения данного принципа в случаях, о которых говорилось выше.

5. Содержание принципа недопустимости

злоупотребления правом

Реализация любого субъективного права, в основе которого лежит интерес, признанный законодателем социально значимым, во многом зависит от субъективного интереса управомоченного лица, т.е. от того, как это лицо оценивает пути его реализации.

Естественно, что говорить о злоупотреблении правом нельзя, когда речь идет о попытках реализовать несуществующее право (см., например, п. 2 Обзора).

Однако под воздействием субъективного интереса субъективное право может реализовываться с выходом за его пределы и тем самым с искажением объективного интереса, лежащего в его основе, а соответственно, и с нарушением законных интересов других лиц. И это касается не только лиц, участвующих в конкретном правоотношении, но и не участвующих, интересы которых выражаются либо в виде частного (группового) интереса, либо в виде публичного (общественного) интереса.

Это, кстати, еще один аргумент в пользу того, что нельзя принцип недопустимости злоупотребления правом рассматривать в рамках только одной отрасли права.

Именно выход за пределы права под воздействием субъективных интересов и соответствующее нарушение законных интересов других лиц составляют суть злоупотребления правом.

Это можно называть "использованием субъективного права не в соответствии с его социальным назначением" <5>.

--------------------------------

<5> Общая теория права и государства / Под редакцией В.В. Лазарева. М., 1994. С. 324; Гражданское право. Учебник / Под редакцией Е.А. Суханова. М., 1998. Т. 1. С. 391.

Таким образом, можно сделать вывод, что для квалификации каких-либо действий как злоупотребления правом необходима совокупность трех фактов:

1) нарушение законных (охраняемых законом) частных и публичных интересов, что, за исключением случаев причинения вреда правомерными действиями, всегда выходит за рамки субъективного права, поскольку лежащий в его основе объективный интерес не предполагает нарушения интересов других лиц;

2) реализация права (совершение активных действий) с выходом за его пределы, т.е. не в соответствии с объективным интересом, лежащим в его основе. Причем следует учитывать, что, как уже отмечалось, интерес - это не цель, он касается способов ее достижения;

3) наличие вины. При этом ключевым моментом становится доказательство того, что субъект должен был и мог предвидеть наступление противоправных последствий и, соответственно, предпринять меры по их предотвращению. Иными словами, не обязательно доказывать наличие умысла, достаточно доказать вину в форме неосторожности. Данный признак вытекает из п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ, где устанавливается презумпция невиновности субъектов для таких случаев.

Не является признаком злоупотребления правом наличие вреда. Причинение вреда является отдельным правонарушением.

К сожалению, в Обзоре не уделяется внимание этим моментам: все ограничивается только разъяснениями о том, правильно или неправильно в конкретных случаях действия квалифицированы арбитражными судами как злоупотребление правом.

6. Злоупотребление правом как правонарушение

Учитывая изложенное, злоупотребление правом - это всегда виновное отступление от некой модели поведения. Данное отступление запрещено законодательством, поэтому оно также является правонарушением.

В связи с этим следует согласиться с позицией арбитражных судов о том, что злоупотребление правом, допущенное при совершении сделок, является основанием для признания этих сделок ничтожными на основании ст. 168 Гражданского кодекса РФ как не соответствующих закону (п. п. 9 и 10 Обзора).

Это, в свою очередь, дает возможность без возникновения спорных вопросов соотношения двух институтов применить общее последствие злоупотребления правом в виде отказа в защите прав, возникших из данных сделок.

7. Неправомерный характер злоупотребления правом

В связи с этим также следует не согласиться с мнением, что злоупотребление правом может быть правомерным. Оно всегда носит неправомерный характер. В связи с этим его необходимо отличать от действий в пределах субъективного права, которые причиняют убытки.

При правовом регулировании законодателю необходимо устанавливать приоритет (иерархию) одного законного интереса над другим. Например, при действиях в состоянии крайней необходимости интерес устранить опасность признается более социально значимым, чем интересы, связанные с непричинением вреда одного лица другому. Защита интересов лица, которому причинен вред, осуществляется через установление возможности возмещения ему этого вреда в определенных случаях (ст. 1067 Гражданского кодекса РФ). Проявление субъективных интересов лица, причиняющего вред, ограничивается через установление уголовной ответственности за умышленные действия (п. 2 ст. 39 Уголовного кодекса РФ). Однако установление необходимости возмещения вреда в определенных случаях не говорит о том, что речь идет о противоправных действиях. Пункт 3 ст. 1064 Гражданского кодекса РФ допускает возможность возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, в случаях, предусмотренных законом. Раз причинение вреда прямо допускается законом, значит, такие действия не являются неправомерными, а раз субъект действует в пределах предоставленного ему права, то эти действия злоупотреблением правом не являются.

8. Злоупотребление правом и злоупотребление властью

Исторически сложилось так, что проблема злоупотребления правом состоит из двух взаимосвязанных и в то же время самостоятельных частей <6>.

--------------------------------

<6> Малиновский А.А. Злоупотребление правом. М., 2000. С. 10.

Первая часть касается злоупотребления своими субъективными правами физическими и юридическими лицами, вторая - злоупотребления властью, т.е. теми полномочиями (правами), которыми в соответствии с действующим законодательством наделены государственные и муниципальные органы и их должностные лица для осуществления возложенных на них функций.

Соответственно под злоупотреблением властью как разновидностью злоупотребления правом понимается ее использование в корыстных интересах, а также достижение поставленной цели не соответствующими ей средствами <7>. Иными словами, это любые не предусмотренные законом действия должностных лиц государственных и муниципальных органов, нарушающие законные интересы других лиц (как публичные, так и частные).

--------------------------------

<7> Административное право зарубежных стран. Учебное пособие / Под редакцией А.Н. Козырина. М., 1996. С. 93.

Согласно Конституции РФ права потерпевших от злоупотреблений властью охраняются законом. В соответствии со ст. 52 Конституции РФ государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Согласно ст. 53 Конституции РФ каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (в частности, на это обращается внимание в абз. 1 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 523-О-П).

При этом, например, неприкосновенность судей не может быть истолкована как препятствующая защите прав граждан от злоупотреблений властью и осуществлению ими права на доступ к правосудию, поскольку это не затрагивает закрепленное ч. 2 ст. 46 Конституции РФ право граждан на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц, а также право направлять жалобы и сообщения о дисциплинарных проступках судей в соответствующие квалификационные коллегии и иные органы судейского сообщества (абз. 3 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 529-О).

II. Соотношение злоупотребления правом

со смежными понятиями

1. Злоупотребление правом и недобросовестность

Недобросовестность как понятие, противоположное добросовестности, используется в законодательстве для обозначения случаев виновного отступления от модели добросовестного поведения.

Так, согласно п. 1 ст. 401 Гражданского кодекса РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

В этой же норме содержится определение вины: лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

Отсюда можно вывести две обязанности субъекта ответственности:

а) принимать все меры для того, чтобы не нарушать интересы других лиц;

б) при определении того, какие меры следует предпринять, проявлять ту степень заботливости и осмотрительности, которая требуется от него по характеру его участия в обороте.

При этом само гражданское право не содержит определения понятий умысла и неосторожности как форм вины.

Исходя из преобладающего подхода в теории права и в правоприменительной деятельности, вина рассматривается как психическое отношение субъекта ответственности к своему действию (бездействию). При умысле субъект предвидит и желает наступления противоправных последствий, а при неосторожности - не предвидит наступления этих последствий, хотя должен был и мог это сделать.

Тем самым гражданское право устанавливает некую модель поведения должников, характеризуя эту модель через понятия заботливости и осмотрительности, а также добросовестности и разумности (п. 3 ст. 10, п. 3 ст. 53 Гражданского кодекса РФ). Данные лица могут не следовать этой модели как умышленно, так и по неосторожности.

При этом в данном случае действует презумпция виновности. Согласно п. 2 ст. 401 Гражданского кодекса РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство, то есть именно данное лицо должно доказать, что оно не должно было и не могло предвидеть наступление этих последствий.

Если же устанавливается ответственность без вины, данные обстоятельства уже не имеют юридического значения. Для применения ответственности достаточно факта объективно противоправного деяния, за исключением случая, когда должник докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 Гражданского кодекса РФ).

Однако из презумпции виновности есть исключение: когда речь идет о применении такого последствия злоупотребления правом, как отказ в судебной защите, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются (п. 3 ст. 10 Гражданского кодекса РФ), то есть это должно быть уже опровергнуто противоположной стороной в споре. Причем инициатива исследования таких доказательств чаще всего исходит от суда.

Соответственно в случаях, когда в законодательстве через понятие недобросовестности обозначается виновное отступление от модели добросовестного поведения, предписываемого законом, это, по сути, является одной из форм злоупотребления правом.

Помимо этого, данное понятие может одновременно охватывать и нарушения прямых законодательных предписаний с установлением за это ответственности. Примером такого употребления понятия недобросовестности является недобросовестная эмиссия (ст. 26 ФЗ "О рынке ценных бумаг").

2. Злоупотребление правом и правонарушения

в сфере защиты конкуренции

Недопустимость использования гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления доминирующим положением на рынке, предусмотренная ч. 2 п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ, является самостоятельным правонарушением, обозначаемым как недобросовестная конкуренция.

В частности, это подтверждается наличием специального ФЗ "О защите конкуренции", а также формулировкой, содержащейся в пп. 6 п. 2 ст. 1512 Гражданского кодекса РФ, согласно которой предоставление правовой охраны товарному знаку может быть оспорено и признано недействительным, если действия правообладателя признаны в установленном порядке злоупотреблением правом либо недобросовестной конкуренцией.

В связи с этим следует признать неправильной одновременную квалификацию действий и как недобросовестной конкуренции, и как злоупотребления правом (см. предпоследний абзац п. 8 Обзора).

Такое периодически допускаемое смешение связано с тем, что формами недобросовестной конкуренции признаются не только действия, нарушающие прямые предписания закона с установлением за это ответственности, но и другие действия, нарушающие обычаи делового оборота, требования добропорядочности, разумности и справедливости (пп. 9 ст. 4, ст. 14 ФЗ "О защите конкуренции").

Данные формы недобросовестной конкуренции - это обособившиеся в правовом регулировании разновидности злоупотребления правом. Отсюда и использование понятия недобросовестности.

3. Злоупотребление правом и преступления, обозначаемые

с использованием термина "злоупотребление"

Злоупотребление правом необходимо отличать от ряда преступлений, при обозначении квалифицирующих признаков которых используется понятие "злоупотребление".

1. Злоупотребление доверием при мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса РФ) или при причинении имущественного ущерба (ст. 165 Уголовного кодекса РФ).

При этом злоупотребление доверием заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим.

Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства) (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 "О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате").

2. Злоупотребление полномочиями лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, т.е. использование им своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (ст. 201 Уголовного кодекса РФ).

3. Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами (ст. 202 Уголовного кодекса РФ).

4. Злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 Уголовного кодекса РФ).

5. Злоупотребления при эмиссии ценных бумаг (ст. 185 Уголовного кодекса РФ).

В связи с этим существуют примеры некорректного использования термина "злоупотребление правом" в ст. 68 ФКЗ "О референдуме Российской Федерации", где закреплена недопустимость злоупотребления правом на проведение агитации по вопросам референдума, а также в ст. ст. 4 и 51 Закона РФ "О средствах массовой информации", в которых речь идет о недопустимости злоупотребления свободой массовой информации и правами журналиста. В этих статьях в основном перечислены действия, за которые установлена уголовная ответственность.

III. Реализация принципа злоупотребления правом

1. Специальные законодательно закрепленные случаи

злоупотребления правами (властью)

Примерами прямого законодательного закрепления указаний на необходимость квалификации определенных действий как злоупотребления правом, а также на последствия такой квалификации являются следующие случаи.

1. Злоупотребление правами как основание для досрочного освобождения от должности Председателя, заместителя Председателя или судьи-секретаря Конституционного Суда РФ (ч. 4 ст. 23 ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации").

2. Злоупотребления процессуальными правами.

Так, в случае, если спор возник вследствие нарушения лицом, участвующим в деле, претензионного или иного досудебного порядка урегулирования спора, предусмотренного федеральным законом или договором, в том числе нарушения срока представления ответа на претензию, оставления претензии без ответа, арбитражный суд относит на это лицо судебные расходы независимо от результатов рассмотрения дела.

Также арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не выполняющее своих процессуальных обязанностей, если это привело к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию законного и обоснованного судебного акта (ст. 111 Арбитражного процессуального кодекса РФ).

3. Злоупотребление родительскими правами как основание для лишения родительских прав (ст. 69 Семейного кодекса РФ).

Под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т.п. (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей").

4. Злоупотребление правами при обращении с жалобами.

Государственный орган, орган местного самоуправления или должностное лицо при получении письменного обращения, в котором содержатся нецензурные либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица, а также членов его семьи, вправе оставить обращение без ответа по существу поставленных в нем вопросов и сообщить гражданину, направившему обращение, о недопустимости злоупотребления правом (п. 3 ст. 11 ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации").

5. При отказе истца от иска, поданного прокурором в его интересах, суд прекращает производство по делу, только если это не противоречит закону или не нарушает права и законные интересы других лиц (п. 2 ст. 45 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Условие, когда дело при отказе истца от иска не может быть прекращено, имеет принципиальный характер и служит для предупреждения злонамеренного сговора представителей истца и ответчика и других проявлений злоупотребления правом (абз. 4 п. 2 информационного письма Генеральной прокуратуры РФ от 27 января 2003 г. N 8-15-2003 "О некоторых вопросах участия прокурора в гражданском процессе, связанных с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации").

Отличительным признаком этих случаев является всегда оценочный характер квалификации действий как злоупотребления правом.

Эти случаи как являющиеся по последствиям специальными необходимо разграничивать с общими понятием и последствиями злоупотребления правом.

2. Примеры злоупотребления правами из правоприменительной

практики на федеральном уровне

1. Предъявление бенефициаром, уже получившим исполнение от основного должника, иска к гаранту о повторном взыскании задолженности (п. 4 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 января 1998 г. N 27 "Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации о банковской гарантии", п. 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 февраля 1998 г. N 29 "Обзор судебно-арбитражной практики разрешения споров по делам с участием иностранных лиц").

2. Если плательщик был извещен кредитной организацией об отсутствии на ее корреспондентском счете денежных средств, но, несмотря на это, выставил платежное поручение на перечисление страховых взносов, имея в другой кредитной организации расчетный счет, у которой на корреспондентском счете были денежные средства, или не отозвал платежное поручение, то плательщик допустил злоупотребление принадлежащим ему правом и к нему может быть применена ответственность за несвоевременную уплату страховых взносов (письмо Пенсионного фонда РФ от 17 июня 1999 г. N КА-09-27/5674 "О списании денежных средств с расчетного счета плательщика").

3. Сокрытие работником временной нетрудоспособности на время его увольнения с работы либо того обстоятельства, что решение вопроса о его увольнении должно производиться с соблюдением процедуры учета мотивированного мнения выборного органа первичной профсоюзной организации либо соответственно с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа.

При установлении судом факта такого злоупотребления работником своим правом суд может отказать в удовлетворении его иска о восстановлении на работе (изменив при этом по просьбе работника, уволенного в период временной нетрудоспособности, дату увольнения), поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника (п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации").

4. Несоответствие объявленной грузоотправителем стоимости груза его действительной стоимости в целях возмещения ущерба при перевозке (п. 38 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 октября 2005 г. N 30 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации").

5. Неучастие без уважительных причин генерального директора акционерного общества в заседании совета директоров, что впоследствии явилось основанием для обжалования принятого решения, поскольку для его принятия по Уставу необходимо было участие всех членов совета директоров общества (п. 1 Обзора).

6. Требование учредителя муниципального бюджетного учреждения о расторжении договора аренды и выселении учреждения из занимаемых помещений, направленное, по существу, на прекращение деятельности данного учреждения (п. 3 Обзора).

7. Неоднократное предъявление требований о созыве внеочередного собрания акционеров по одному и тому же вопросу (п. 4 Обзора).

8. Определение в уставе или внутреннем документе акционерного общества в качестве мест проведения общих собраний акционеров населенных пунктов, находящихся вне пределов Российской Федерации (п. 5 Обзора).

9. Отчуждение единоличным исполнительным органом имущества, необходимого юридическому лицу для выполнения своих уставных задач, в результате чего данное юридическое лицо понесло дополнительные расходы в связи с необходимостью аренды этого же имущества, многократно превышающие сумму, полученную им за проданное имущество в качестве покупной цены (п. 9 Обзора).

10. Заключение договора доверительного управления имуществом (ценными бумагами) с целью сокрытия данного имущества от обращения на него взыскания по требованиям кредиторов (п. 10 Обзора).

При этом, наоборот, в некоторых случаях квалификация действий как злоупотребления правом признана неправильной.

1. Предъявление арендодателем требования о взыскании арендной платы, поскольку это право у него отсутствовало (п. 2 Обзора).

2. Отказ заплатить по договору, исполненному одной стороной, но признанному судом незаключенным, поскольку в этом случае применяются правила о неосновательном сбережении имущества (п. 6 Обзора).

3. Уклонение истца от государственной регистрации договора, поскольку ответчик не предпринял разумно необходимых действий для защиты своих прав, в то время как имел возможность потребовать регистрации сделки в судебном порядке (п. 7 Обзора).

3. Общее последствие злоупотребления правом

Общим последствием злоупотребления правом в экономическом обороте является отказ судебных органов в защите права (п. 2 ст. 10 Гражданского кодекса РФ).

Данное последствие не является мерой юридической ответственности в смысле воздействия на правонарушителя с целью создания для него дополнительных неблагоприятных последствий. Однако это последствие подпадает под общее понятие юридической ответственности как любых неблагоприятных последствий правонарушения <8>.

--------------------------------

<8> Подробнее о соотношении этих понятий см.: Курбатов А. Защита прав и законных интересов предпринимателей в публичных отношениях: Порядок реализации и проблемы правоприменения // Приложение к журналу "Хозяйство и право". 2009. N 1. С. 16 - 17.

С точки зрения процесса это, прежде всего, подразумевает отказ в удовлетворении иска (заявления) лица, злоупотребляющего правами. В этом случае в мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребления правом (абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации").

Однако в качестве отказа в защите прав может рассматриваться и удовлетворение судами требований потерпевшего в отношении лица (ответчика), допустившего злоупотребление правом (см. последний абзац п. 5 Обзора).

В правоохранительных отношениях такими правами пользуются не только суд, но и органы предварительного расследования, и прокурор. Так, своими мотивированными решениями они вправе отклонить ходатайство об обеспечении тому или иному участнику судопроизводства помощи переводчика, если материалами дела будет подтверждаться, что такое ходатайство явилось результатом злоупотребления правом (абз. 5 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 243-О). В рассмотренном Конституционным Судом РФ случае привлекаемое к уголовной ответственности лицо, проживая на территории России и хорошо зная русский язык, тем не менее требовало переводчика.

Суть злоупотребления правом подразумевает, что его последствия применяются государственными органами чаще всего по своей инициативе, что, в частности, подтверждается в п. 3 Обзора.

4. Конституционные и законодательные меры,

препятствующие злоупотреблению правами

Данные меры направлены на пресечение злоупотребления правами либо уменьшение их вредоносных последствий.

Примерами таких мер являются следующие.

1. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств (абз. 4 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 г. N 263-О).

2. Недопустимость установления необоснованных преимуществ.

Так, Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ п. 3 ст. 25 ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" в части, в которой им не допускается без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся в соответствии с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя (абз. 5 п. 3 мотивировочной части и п. 2 резолютивной части Постановления Конституционного Суда РФ от 24 января 2002 г. N 3-П).

Запрет на увольнение работника - члена избирательной комиссии по инициативе работодателя не должен трактоваться как исключающий любую возможность его увольнения за грубое нарушение трудовых обязанностей, в том числе когда оно не имеет отношения к исполнению полномочий члена избирательной комиссии. Вопрос же о том, являлось ли увольнение способом оказания давления, преследования либо наказания лица в связи с исполнением им полномочий члена избирательной комиссии, в каждом конкретном случае разрешается судом в ходе рассмотрения иска этого лица о восстановлении на работе (абз. 6 и 7 п. 3 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 16 января 2007 г. N 160-О-П).

3. Введение требования учета (регистрации) безработных граждан по месту жительства (абз. 4 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2003 г. N 105-О).

4. Правовой механизм принудительного исполнения судебных актов, который приводится в действие в случае отказа должника от добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе (абз. 9 п. 5 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 2003 г. N 8-П).

5. Порядок удовлетворения имущественных требований, на которые сроки исковой давности не распространяются (ст. 208 Гражданского кодекса РФ).

Соответствующие требования, предъявленные даже по истечении сколь угодно длительного периода времени с момента возникновения права, подлежат удовлетворению за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска (абз. 2 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2006 г. N 445-О).

6. Удаление участника процесса или его представителя, нарушающего порядок в судебном заседании, из зала судебного заседания (п. 2 ст. 159 Гражданского процессуального кодекса РФ). При этом данная мера не предполагает какого-либо произвольного, немотивированного лишения процессуальных прав участников процесса или отказа в допуске другого лица взамен удаленного представителя, если истец выступает с соответствующим ходатайством, не умаляет право участника процесса на судебную защиту, а лишь исключает возможность злоупотребления своим правом (абз. 4 п. 2 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 16 января 2007 г. N 33-О-О).

При этом, даже имея целью воспрепятствовать злоупотреблению правом путем введения определенных условий или ограничений, законодатель должен использовать не чрезмерные, а только необходимые и обусловленные конституционно признаваемыми целями таких ограничений меры (см., например, п. 3 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда РФ от 22 марта 2007 г. N 4-П).

Судебный контроль также подразумевает исследование фактических обстоятельств, могущих свидетельствовать не только о существенном нарушении требований закона, но и о злоупотреблении правами (см., например, абз. 1 п. 6 мотивировочной части Определения Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 681-О-П).


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

63452. Выбор средств видеоконтроля для оборудования объектов 190.5 KB
  Учебные вопросы: Выбор средств видеоконтроля для оборудования объектов особенности их эксплуатации Размещение камеры в наблюдаемой зоне Условия эксплуатации ТСН Заключение Литература: ГОСТ Р 515582000. Телевизионные камеры цветного изображения в таких системах практически...
63454. Особенности построения систем контроля доступа 1.49 MB
  По мере накопления опыта создания и применения аппаратуры СКД началось ее активное внедрение на широкий рынок охранных систем. Особенности построения систем контроля доступа Под системой контроля доступа СКД понимают объединенные в комплексы электронные механические электротехнические аппаратнопрограммные...
63456. Рекомендации по выбору средств и систем контроля доступа 145.5 KB
  Аппаратура СКД должна убедиться что доступ предоставляется именно тому лицу которое зарегистрировано как законный пользователь т. Известны разработки СКД основанные на считывании и сравнении конфигураций сетки вен на запястье образцов запаха преобразованных в цифровой вид анализе носящего уникальный характер...
63457. Ограждения периметра, отдельных участков территории. Элементы инженерной укреплённости охраняемых объектов 204.5 KB
  Контроль за выполнением требований настоящего руководящего документа осуществляется подразделениями вневедомственной охраны при включении их представителей в комиссии по обследованию и приемке в эксплуатацию объектов.
63458. Элементы инженерной укреплённости охраняемых объектов 6.99 MB
  Двери деревянные. Двери деревянные. Двери деревянные наружные для жилых и общественных зданий. Двери деревянные внутренние для жилых и общественных зданий.
63459. Основы проектирования систем охраны объектов. Методика определения варианта и тактики охраны 541 KB
  Требования к проекту оборудования объекта ТСОС Методика выбора системы сбора и обработки информации. Технические средства охраны. Состояние физических преград инженерных сооружений имеющих большую стойкость и в связи с этим не блокированных...