70425

ПОУЧЕНИЯ ПРЕПОДОБНЫХ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ КАК РУКОВОДСТВО К НРАВСТВЕННОМУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ХРИСТИАНИНА

Дипломная

Религиоведение и мифология

Согласно учению Святой Православной Церкви, нравственное совершенствование христианина – необходимая и важная задача, от которой зависит наше спасение. Как говорит святитель Григорий Богослов: «Душа наша подобна кораблю, плывущему вверх по реке.

Русский

2014-10-20

981 KB

8 чел.

PAGE   \* MERGEFORMAT 107

МОСКОВСКИЙ ПАТРИАРХАТ

БЕЛОРУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

МИНСКАЯ ДУХОВНАЯ СЕМИНАРИЯ

ПОУЧЕНИЯ ПРЕПОДОБНЫХ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ КАК РУКОВОДСТВО К НРАВСТВЕННОМУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ХРИСТИАНИНА

Дипломная работа

студента 5 курса

ГУРОВА АНТОНА Юрьевича

Научный руководитель –

иерей Виктор ВАСИЛЕВИЧ,

кандидат богословия

Жировичи, 2010

Тропарь, глас 6

Православныя веры светильницы, монашества непоколебимии столпи, земли Российския утешителие, преподобнии старцы Оптинстии, любовь Христову стяжавшии и души своя за чада полагавшии, молитеся ко Господу, да утвердит земное отечество ваше в православии и благочестии и спасет души наша.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ …………………………………………………………………………….4

ГЛАВА 1. ОПТИНСКИЕ СТАРЦЫ И ИХ ОСОБОЕ ЕДИНСТВО В ДУХЕ …12

ГЛАВА 2. ДУХОВНОЕ РУКОВОДСТВО ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ       НА ПУТИ К НРАВСТВЕННОМУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ

  1.   О цели жизни человеческой…………………………..  22
  2.   О смирении…………………………………………….   26
  3.   О терпении в скорбях………………………………….  30
  4.   О покаянии……………………………………………..  34
  5.   О вере…………………………………………………...  37
  6.   О молитве………………………………………………  39
  7.   О любви к Богу и ближнему………………………….   47
  8.   О страхе Божием……………………………………….  51

ГЛАВА 3. УЧЕНИЕ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ О ПРЕПЯТСТВИЯХ       НА ПУТИ КО СПАСЕНИЮ

  1.  Гордость………………………………………………..   54
  2.  Самолюбие … …………………………………………    56
  3.  Гнев ……………………………………………………    59
  4.  Зависть ………………………………………………...    62
  5.  Осуждение …………………………………………….    66

ЗАКЛЮЧЕНИЕ……………..……………………………………….   71

ИСТОЧНИКИ  И ЛИТЕРАТУРА………………………………….   73

ПРИЛОЖЕНИЕ: КРАТКОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ОПТИНСКИХ    СТАРЦЕВ, ИХ ДУХОВНЫЙ ОБЛИК И ХАРАКТЕР

Преподобный Лев Оптинский………………………………..  80

Преподобный Макарий Оптинский………………………….  82

Преподобный Моисей Оптинский…………………………..   84

Преподобный Антоний Оптинский…………………………   86

Преподобный Иларион Оптинский…………………………   88

Преподобный  Амвросий Оптинский……………………….   89

Преподобный  Анатолий Оптинский Старший…………….   93

Преподобный  Исаакий I Оптинский ……………………….   95

Преподобный  Иосиф Оптинский……………………………   97

Преподобный Варсонофий Оптинский………………………  99

Преподобный  Анатолий Оптинский Младший………….. .. 101

Преподобный  Нектарий Оптинский………………………… 102

Преподобный  Никон Оптинский……………………………. 104

Священномученик Исаакий II Оптинский…………………... 106  


ВВЕДЕНИЕ

Согласно учению Святой Православной Церкви, нравственное совершенствование христианина – необходимая и важная задача, от которой  зависит наше спасение. Как говорит святитель Григорий Богослов: «Душа наша подобна кораблю, плывущему вверх по реке. И если он не будет подниматься вверх – то спускается  вниз; на одном месте стоять не может»1. Так и в деле нашего спасения, мы призваны Богом к нравственному совершенствованию, которое должно стать для нас делом всей жизни. Это призвание не простое. «Подвизайтесь войти в Царство Небесное сквозь тесные врата, ибо, сказываю вам, многие поищут войти, и не возмогут» (Лк. 13, 24), – говорит Спаситель. Наше спасение требует большого труда, правильного духовного руководства и благодатной помощи, которую мы получаем только в Святой Церкви. Всё это познаётся нами на собственном опыте. Почти у каждого из нас встречаются всевозможные затруднения, препятствия, возникают недоумения, сомнения. Всё это побуждает нас искать именно того опытного духовного руководителя, который помог бы нам советом и наставлением на пути к спасению. Как показывает жизнь, не каждый имеет действительно опытного духовника, и в деле нашего спасения необходимым условием должно стать внимательное изучение Священного Писания и творений святых отцов. Ведь опыт Церкви свидетельствует, что жизнь святых отцов во все времена была и будет неиссякаемым источником для духовного питания и подражания2.  А практика духовного руководства  снова и снова убеждает нас, что «вести по пути духовного делания может лишь тот, кто сам прошёл успешно этот путь»3. Поэтому для нас весьма актуально и  полезно обратиться к драгоценной жемчужине русского старчества – преподобным старцам Оптинским. В их духовном наследии мы можем увидеть очень полезное для всех нас руководство к нравственному совершенству, которое и является основанием нашего спасения. Мы сможем нарисовать для себя полную и ясную картину внутренней духовной жизни человека и увидеть высшую цель – Царство Небесное и пути его достижения.

В одной из своих проповедей  Святейший Патриарх Алексий II говорил: «Возлюбленные! В наши непростые дни, когда все мы ощущаем на себе сложности жизни и происходящие в Отечестве перемены, когда оскуде преподобный и умалишася истины от сынов человеческих (Пс. 11, 2), каждый христианин всем своим сердцем должен почувствовать, сколь благодатны и вдохновенны светлые образы великих Оптинских старцев, сколь яркий свет подлинно Евангельской жизни излучают они на современную нам Русь, подавая пример искренней веры, надежды и любви, свидетельствуя, что Христос вчера и сегодня и во веки Тот же (Евр. 13, 8)»4. Поистине, ни в одном из русских монастырей старчество не было поставлено так твёрдо, так прочно, как в Оптиной пустыни.

Оптинское старчество стало для многих духовным форпостом, благодаря которому они шли к спасению. Их опыт духовной жизни полезен нам, как монашествующим, так и мирянам. Не случайно один из исследователей Оптинского старчества замечает, что в их письмах содержится целая система православного нравственного богословия, которая неизбежно действует на душу, сердце и волю человека. Он утверждает, что учение Оптинских старцев изложено «не в форме отвлечённых теоретических рассуждений о христианской жизни, добродетелях и пороках, а в положительных и ясных указаниях, советах и наставлениях, которые исходят из глубокого опыта познания Слова Божия и деятельного изучения святоотеческих творений»5. С глубоким уважением и благоговением, отзывается об Оптинских старцах и валаамский старец, схиигумен Иоанн (Алексеев) († 1958): «Оптинские старцы – духоносные, они пропитаны святоотеческим духом, я высоко чту их и благоговею перед ними»6.

Из всего вышесказанного вытекает и актуальность темы работы. Актуальность темы обуславливается ее уникальностью: в процессе исследования автор не встретил работ, посвящённых теме нравственного совершенствования по соборному учению всех Оптинских старцев. Необходимо отметить, что следование учению Оптинских старцев, есть их духовный завет, исполняя который, мы сможем достичь той высоты нравственного совершенствования, которой достигли они.

Можно вспомнить жизнеописание преподобного Амвросия Оптинского, а точнее момент его кончины. Ученики спросили преподобного перед смертью: «Что мы будем делать без тебя, отче?». Он же сказал: «Вы видели, как я вёл себя перед вами; если хотите подражать сему, сохраняйте и вы заповеди Божии, и Бог пошлёт благодать Свою. И мы также скорбели, когда отходили от нас к Господу отцы наши, но, соблюдая заповеди Господни и завещания старцев, жили так, как будто они были с нами. Поступайте так и вы, и спасётесь!»7. Так же и преподобный Варсонофий Оптинский, в своём посмертном завещании, даёт следующее наставление своим ученикам: «Верьте мне, святые отцы и братия, что все мои действия и делания сводились к одному – сохранить святые заветы и установления древних отцов-подвижников и великих наших старцев во всей божественной и чудной их красоте от разных тлетворных веяний века сего, начало которых – гордыня сатанинская, а конец – огонь неугасимый и мука бесконечная! Может быть, плохо исполнил я это – каюсь в том и повергаю себя перед Благостию Божией, умоляя о помиловании. А вас всех, возлюбивших меня о Господе, прошу и молю: соблюдайте мои смиренные глаголы. Не угашайте духа, но паче возгревайте его терпеливо молитвой и чтением святоотеческих и Священных Писаний, очищая сердце от страстей»8. 

Критический обзор историографии темы работы. Необходимо отметить, что исследованием Оптинского старчества занимались многие авторы.

Иван Михайлович Концевич, в своём труде «Оптина Пустынь и её время»9, особое внимание уделил жизни и подвигам преподобных старцев Оптинских, раскрыл такое понятие, как старчество. В его книге содержатся их письма и поучения, драгоценные воспоминания современников и духовных чад, в числе которых был и сам Иван Михайлович.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов), в своём труде «Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие»10, сумел раскрыть учение старца о спасении, показать его значение и важность для духовного возрастания. Целая глава в его «Лекциях по пастырскому богословию»11, посвящена учению о пастырстве таких старцев, как преподобный Лев, Макарий, Моисей и Амвросий. Его исследования отличаются обилием ссылок, хорошим знанием и пониманием святоотеческого учения.

Митрополит Трифон (Туркестанов), в своей кандидатской дисертации «Древнехристианские и оптинские старцы»12, сумел наиболее полно передать тот, особый оптинский дух, который всегда прибывал в оптинской братии, показать и раскрыть феномен оптинского старчества.

Зоя Михайловна Афанасьева в своей книге «По этим стёртым Оптинским ступеням… Оптина Пустынь: люди и судьбы»13, составила замечательные очерки,  посвящённые Оптинским старцам, в которых мы можем почерпнуть для себя их таинственный и благодатный облик. Так же можно привести в пример ряд замечательных очерков таких авторов, как Сергей Нилус14, Владимир Николаевич Лосский15, Евгений Николаевич Поселянин16. В их мы можем увидеть таинственную духовную красоту и силу великих Оптинских подвижников.

Предметом исследования является соборное учение Оптинских старцев о нравственном совершенствовании и спасении христианина.

Цель исследования – показать, что духовное наследие Оптинских старцев является пособием и руководством к нравственному преображению и возрождению человека.

Для достижения цели исследования необходимо решить следующие задачи: 

  •  определить, в чём именно заключается основание оптинского старчества;
  •  отобразить особое духовное устроение преподобных;
  •  проанализировать учение каждого старца в отдельности, убедиться в том, что каждое слово старца исходило из его жизненного опыта;
  •  доказать, что учение Оптинских старцев единодушно и соборно.

Описание источников исследования. В процессе исследования данной темы, было затронуто обширное наследие преподобных старцев Оптинских, использованы,  в первую очередь,  полные жизнеописания каждого старца, составленные издательством Свято-Введенской Оптиной пустыни, и полные собрания их писем и поучений. Сюда можно отнести: «Полное собрание писем преподобного старца Амвросия в трёх частях»17, самый полный в настоящее время сборник духовного наследия преподобного Варсонофия18, полное собрание писем старца Иосифа19 и другие известные сборники писем Оптинских старцев, в большинстве своем изданные в недавнее время. К ним относятся письма о духовной жизни старцев: Макария, Антония, Амвросия и Анатолия, составленные издательством Сретенского монастыря в 2008 и 2009 гг.. Это, например, «Письма великих оптинских старцев»20, под общей редакцией митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима. Так же была использована «Симфония по творениям преподобного Амвросия, старца Оптинского»21, составленная издательством «Дар». Весьма удобным и полезным источником для работы послужил двухтомный сборник «Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев»22, издательства Свято-Введенской Оптиной пустыни. Также сборник душеполезных поучений преподобного старца Макария Оптинского и сборник поучений «Оптинский Цветник»23. В работе были использованы и труды, рассмотренные в историографии, так как они были посвящены  непосредственно изучению оптинского старчества. Были приведены и некоторые журнальные статьи. Проанализирован Акафист преподобным старцам Оптинским, отдельные стихи которого были использованы для наиболее всестороннего представления духовного облика каждого старца. Важным пособием к составлению структуры работы послужила магистерская работа, «Православное учение о спасении по трудам Глинских старцев»24, написанная Николаем Васильевичем Масловым. Также хорошим пособием к составлению работы, послужила и книга профессора КДА, протоиерея Георгия Соменока «Духовное совершенствование христианина по трудам святителя Игнатия (Брянчанинова)»25.

Структура работы. Работа состоит из трёх глав, заключения и приложения. Первая глава – «Оптинские старцы и их особое единство в духе». В этой главе проанализировано учение Оптинских старцев как единое целое, очерчено их духовное устроение,  показано,  что основанием их жизни во Христе было  исключительно  глубокое смирение, что старческое руководство, преемственность в святоотеческом учении,  неотделимость ученика от учителя с ясностью показывают единство духовного опыта старцев. Одна из целей главы – изображение значения, которое Оптина пустынь имела для всего православного народа, и особого духовного влияния, которое великие Оптинские старцы имели на душу каждого христианина.

Вторая глава – «Духовное руководство Оптинских старцев на пути к нравственному совершенствованию». Эта глава содержит концептуальное ядро работы, в ней выделено основное учение старцев о нравственном совершенствовании. В частности, в главе изложено учение: о цели жизни человеческой, о смирении, о терпении в скорбях, о покаянии, о вере, о молитве, о любви к Богу и ближнему, о страхе Божием.

Третья глава – «Учение Оптинских старцев о препятствиях на пути ко спасению». В этой главе описаны основные страсти, которые, по учению преподобных старцев, препятствуют нравственному совершенствованию.

В конце работы помещено приложение – «Краткое жизнеописание Оптинских старцев, их духовный облик и характер». В приложении приведены жизнеописания всех старцев, а также воспоминания их духовных чад. Цель приложения – показать духовный облик преподобных, осветить жизненный подвиг каждого из них. В подвиге их много общего (как и в подвиге вообще всех святых), но духовная красота каждого из них помогает нам многогранно раскрыть и увидеть душу человеческую, освящённую Духом Святым, помочь нам глубже воспринять и усвоить их учение о нравственном совершенствовании и спасении.


ГЛАВА 1. ОПТИНСКИЕ СТАРЦЫ И ИХ ОСОБОЕ ЕДИНСТВО В ДУХЕ

«…Слава их не потребится…, а имена их живут в роды.

Премудрость их поведят людие, и похвалу их исповесть Церковь».

(Сир. 44, 12-14)

«О, созвездие небосвода иноческаго!

О, дивная стая орлиная!

Многосвещное паникадило храма Богородицы,

Истинная гроздь винограда Христова,

Тако речем вам, отцы преподобнии,

Тако именуем и славим, собор святых Оптинских».

                                                                                     Иеромонах Василий (Росляков)26

                                                                                                              Стихира, глас 7.

«Радуйся, во Христе единство духовное!»27. «Радуйтеся, Духа Святаго сосуди избрании!»28, –  воспевает Святая Церковь Христова в акафистном пении преподобным старцам Оптинским. Увидеть всю духовную силу, красоту и величие оптинского старчества, можно обратившись к их богатому духовному наследию. Но прежде, чем рассматривать их учение о спасении, которое достигается путём нравственного преображения человека действием Святого Духа, попытаемся взглянуть на собор оптинских старцев как на единое духовное целое, увидеть их внутреннее устроение и особые духовные дары каждого из них. Также немаловажным будет  обратить внимание и на то особое значение, которое имела «благословенная Оптина» и её святые старцы для всего Православного народа Руси. Ведь именно Оптина была духовным форпостом для ищущих спасения.

Схиархимандрит Иоанн (Маслов), изучивший духовное наследие русской святоотеческой мысли, хорошо знавший учение святых отцов, писал: «Малейшее знакомство с жизнью и деятельностью оптинских старцев порождает в душе исследователя стремление глубже изучить и определить её значение в истории Русской Церкви»29. Это значение, по словам отца Иоанна, заключается «в большом влиянии, которое оказывали оптинские подвижники на нравственное воспитание русского народа»30. Поэтому неслучайно, отец Павел (Флоренский), говорил об оптинских старцах, что они «как в огненный фокус, вобрали в себя святыню народную … И трудно идти не за ними, а помимо них, ибо это означало бы самовольно изменить от века намеченный ход мировой истории»31. Отец Иоанн, уверенно называет их «святыми вождями нравственности земли Русской»32. И это, для нас неудивительно. Великий светильник земли Русской, глубочайший знаток святых отцов – святитель Игнатий (Брянчанинов), так писал об Оптиной и её старце, преподобном Макарии: «Оптина, в настоящее время есть, бесспорно, лучший монастырь в России в нравственном отношении, особливо скит её... и тамошнее сокровище духовник, или старец, их, в руках которого нравственное руководство скитской братии и большей части братий монастырских, то есть всех благонамеренных и преуспевающих в добродетели»33.   Святитель не только был их современником, он был теснейшим образом связан с Оптиной пустынью. Как пишет современный духовный писатель, игумен Сергий Рыбко: «Его полным правом можно назвать одним из почитателей и даже благодетелей этого монастыря, хорошо знавших духовную обстановку в нём не понаслышке»34.

Из жизнеописания святителя Игнатия и его писем мы видим особое отношение, которое он всегда имел к этой святой обители и её старцам. В конце своей жизни он желал остаться в этом монастыре. Это видно из его письма дальнему родственнику, Николаю Николаевичу Муравьёв-Карскому. В письме святитель говорит о том, как духовно близок ему оптинский скит, что он не только знает преподобного Макария и иноков этого монастыря около тридцати лет и находится с ними в глубоких дружеских отношениях, но самое главное он выражает свои чувства, которые переполнены уважением к святой обители. «В скиту, – пишет он, – я нахожу свой род занятий, свой род мыслей; в скиту я вижу людей, живущих в точном смысле для человечества в духовном, высоком его назначении. Вижу я и людей, с которыми могу делиться своими мыслями, ощущениями, пред которыми могу изливать мою душу… все причины, вне и внутри меня, соединяются для того, чтоб заставить меня употребить все усилия к перемещению моему в скит. Чтоб хотя конец моей жизни провести на правах человека и для человечества в духовном и обширном смысле этого слова»35.

Известный философ и литературный критик XIX века, Иван Васильевич Кириевский, будучи духовным чадом преподобного Макария Оптинского, смело утверждал: «Если хотите узнать основательно дух христианства, – то необходимо познакомиться с монашеством; а в этом случае лучше Оптиной пустыни (где введено старчество) трудно найти»36. 

Также совсем немаловажное значение Оптиной пустыни предавал и известный писатель Сергей Александрович Нилус. В своей книге «На берегу Божьей реки», описывая Оптину пустынь, он пишет: «Велика и несравненно-прекрасна  река Божья – святая Оптина! Течет река эта из источников жизни временной в море вечно-радостного бесконечного жития в царстве незаходимого Света. И несет на себе она ладьи и своих пустынножителей, и многих других многоскорбных, измученных, страдальческих душ, обретших правду жизни у ног великих оптинских старцев…»37. «О, красота моя Оптинская! О мир, тишина, о безмятежие и непреходящая слава Духа Божия, почивающая над святыней твоего монашеского духа, установленного и утвержденного молитвенными воздыханиями твоих великих основателей!.. О, благословенная моя Оптина!»38.

Также можно вспомнить слова игумена Антония (Бочкова), который в своём письме к преподобному Антонию Оптинскому, вспоминая о святой обители, писал: «Блаженна была обитель, где сияло столько света, и блаженно и радостно время, когда нераздельно жило и поучало собою это христианское собрание! К Оптиной пустыни положились дороги, и к ней влеклись монашеские сердца»39. «Именно в старчестве, – как замечает протоиерей Сергий Четвериков, – раскрылось истинное значение и истинное назначение Оптиной пустыни»40.

Николай Васильевич Гоголь, впервые посетивший эту святую обитель, был поражен её красотой. Оптинская братия с её знаменитыми старцами открывала для русского писателя новые духовные горизонты. Никакой другой монастырь так глубоко не задел чувств писателя, не проник в его сердце. В жизни оптинских монахов он усматривал особенное благочестие и послушание, и особенно праведную жизнь. В своём письме графу А. П. Толстому, Гоголь пишет: «Я думаю, на самой Афонской горе не лучше. Благодать видимо там присутствует. Это слышится и в самом наружном служении... Нигде я не видал таких монахов. С каждым из них, мне казалось, беседует всё небесное. Я не расспрашивал, кто из них как живет: их лица сказывали сами всё… за несколько вёрст, подъезжая к обители, уже слышим её благоуханье: всё становится приветливее, поклоны ниже и участия к человеку больше»41.

Как замечает митрополит Трифон (Туркестанов), выдающийся проповедник, архиерей и смиренный ученик преподобного старца Амвросия Оптинского: «Оптина пустынь сделалась известной не только простому народу, но, что гораздо удивительнее, и образованному классу, вообще чуждающемуся монашества. И этим она обязана не какой-либо выдающейся святыне, как, например, наша Сергиева Лавра и Киевская, а исключительно своему духовному строю, высокому подъёму духа монашествующих»42.

Касаясь духовного устроения Оптинских старцев, которые «создаста старчество на твердом камени смирения»43, прежде всего, обратим внимание на эту добродетель. Глубокое смирение – вот то духовное расположение, которое было основанием их жизни во Христе. Оно помогало им идти ко Христу, оно вселяло в их сердца Христа. И как, сказал великий подвижник Исаак Сирин: «Сокровище смиренномудрого внутри его, и это – Господь»44. Так и в смиренном сердце Оптинских старцев всегда был Господь. Они не забывали Господа ни на минуту, ум и сердце их непрестанно молитвенно призывали Его. Именно смирение, как говорит святитель Киприан Карфагенский, «всегда было основанием святости»45. «Блажен, кто отвергнув самодовольство и самонадеянность, познал свою немощь, – говорит преподобный Исаак Сирин, – поскольку такое познание служит для него основанием, корнем и началом всякой добродетели и привлекает к нему милость Божию, ибо «Бог гордым противится» и только «смиренным даёт благодать (1 Пет. 5, 5)»46.  

Митрополит Трифон (Туркестанов) вспоминает: «Особенно отличались они тою добродетелью, которая называется венцом всех других, –любвеобильностью. Если бы они не имели её, то все их наставления и даже пример подвижнической жизни не принесли бы никакой пользы, были бы как «медь звенящая или кимвал звучащий» (1 Кор. 13, 1). Она заставила их выйти на великий подвиг служения ближнему. Она давала силы претерпевать все лишения… Так жить и действовать мог только подвижник, совершенно отвергшийся мира, свергший с себя все его узы, вдохновенный духом христианской любви»47.

Преподобный Исаак Сирин говорит: «Указанием любви служит смирение»48. Так и духовный дар старцев проявлял себя во всём, ибо «пока не обретём любви – делание наше на земле терний»49.

Иван Михайлович Концевич, известный писатель и богослов русского зарубежья начала XX века, будучи сам глубоким почитателем Оптинских старцев, в своём труде «Оптина пустынь и её время», выделяет основным отличием оптинских старцев дар рассуждения: «Оптинские старцы отличались высшим из всех даров, даром рассудительности, а также прозорливостью, даром исцелений и чудотворений»50.

«Рассуждением дышит всякая строка писем их»51, – пишет митрополит Трифон. Для нас также примечательно то, что сам преподобный Макарий Оптинский всегда утверждал: «Истинный разум, или рассуждение, стяжавается от смирения»52. Это снова показывает нам корень духовного устроения Оптинских подвижников, и что все духовные дары, которые имели Оптинские старцы, имели твёрдое основание, которое помогло им не уклониться с пути спасительного, не впасть в прелесть. Они достигли совершенства, исполнив монашеские обеты, постепенно возрастая и укрепляясь в послушании, и в старческом руководстве. Поистине, ни в одном из русских монастырей старчество не было поставлено так твёрдо, так прочно, как в Оптиной пустыни. Ведь на протяжении целого столетия в обители прочно сформировалась целая плеяда духоносных старцев, объединённых живой преемственностью и одинаковым духовным устроением. Все четырнадцать старцев были прославлены Русской Православной Церковью в лике преподобных53. И можно даже сказать, что подобного места по количеству канонизированных угодников Божиих в России нет, разумеется, это не должно умалять значение других обителей, которые тоже явили многочисленный сонм святых подвижников. Всё это, можно сказать, и было неотъемлемой чертой оптинского старчества, которое и явило в себе настоящее единство в Духе и единение во Христе.

Старческое руководство, преемственность в святоотеческом учении, неотделимость ученика от учителя с ясностью показывают единство духовного опыта и единство устроения каждого старца в отдельности. Глубокое рассмотрение всего духовного наследия оптинских старцев в целом убеждает и показывает нам единство мысли и духовного устроения каждого старца.

Оптинское старчество имело большое значение также и в жизни самой обители, как пишет известный богослов Владимир Николаевич Лосский в своём очерке, посвящённом оптинским старцам: «Во всём ощущалось присутствие старцев, живших в безмолвии скита среди леса: оно создавало в жизни монастыря ту особую атмосферу сосредоточенности и тишины, которая сразу же охватывала прибывавших в Оптину паломников»54. Хорошо объясняет эту атмосферу Митрополит Трифон (Туркестанов). По словам владыки, старцы сближали братию в одну родную семью, благодаря своей духовной мудрости они исцеляли недостатки и пороки отдельных иноков, примиряли ссоры, неизбежные в общежитии, старались насадить любовь, сами показывая пример настоящей любви. «В общем, – как замечает владыка, – это и создало то, что можно назвать оптинским духом, который и привлекал так людей всякого рода»55. Что тоже немаловажно: «Не было там ни обычного в наших монастырях назойливого попрошайничества, лицемерной угодливости, быстро превращающейся в дерзость. Монахи не старались изобразить из себя светских, галантных людей, как в Лаврах или, напротив, не старались щегольнуть своим невежеством и грубостью, полагая их признаками истинного аскетизма. Среди братства, благодаря просвещённым настоятелям и старцам, не было той ненависти и озлобления против образованного человека, которые так печально характеризуют даже лучшие русские обители. Там нельзя было услыхать подобных выражений: «Мы в этих учёных-то не очень нуждаемся, нам работника подавай, чтобы он хлебы мог печь, или ремесло бы знал, а эти образованные ни к какому тяжёлому труду не способны»»56. Вообще, как снова замечает владыка Трифон, исходя из опыта пребывания в этой святой обители: «Дух оптинский охватывал всякого приходящего в обитель, этот дух выражался в какой-то особенной мягкости, простоте и смирении братства, в особенно сердечном и любовном отношении ко всякому, как бы к родному близкому человеку. Это испытал на себе пишущий эти строки; можно это подтвердить многими свидетельствами лиц, вовсе не пристрастных в хорошую сторону к русскому иночеству»57.

Как вспоминает известный русский писатель и философ К. Н. Леонтьев, монахи в Оптиной пустыни обладали особой «добротой и примерной жизнью»58. «Всё иночество под руководством старцев носило на себе отпечаток духовных добродетелей: простота, кротость и смирение были отличительными признаками оптинского монашества, – пишет И. М. Концевич. – Младшая братия старалась всячески смиряться не только перед старшими, но и перед равными себе, боясь даже взглядом оскорбить другого. Они даже из-за малейшего повода немедленно просили друг у друга прощения»59. 

Примечательны и воспоминания святителя Игнатия (Брянчанинова), которые глубоко показывают сердечное расположение оптинских старцев: «С состраданием смотрели они на страждущее человечество; облегчали пред ним значение греха, объясняя значение Искупителя, и из значения Искупителя объясняя необходимость для христианина в оставлении греховной жизни; были снисходительны к немощи человеческой, и вместе сильно врачевали эту немощь! ...Память их была богато украшена мыслями святыми. Никогда не давали они советов из себя: всегда представляли в совет изречение или Писания, или Отцов. И это давало советам их необычную силу. Те, которые хотели бы возразить на слово человеческое, с благоговением выслушивали Слово Божие»60. Душа страдающего, уставшего человека, словно иссохшая земля, с жадностью впитывала бесконечную любовь оптинских старцев, даже все посетители у них были равны, а для многих людей посещение старца и беседа с ним изменяли жизнь. Порой одного слова было достаточно страдающему человеку, чтобы разрешить его глубочайшие жизненные проблемы, понять, как жить дальше, и главное – примириться со своей совестью и ближними. Иногда любознательные люди приходили к старцам только затем, чтобы испытать их прозорливость и очень часто они уходили духовно преображенными, потому что старец, раскрыв в мягкой форме такому посетителю лукавство его души, показывал человеку его духовные проблемы. Таким образом, Оптина пустынь стала одним из тех святых мест, к которым за хлебом духовным шёл ищущий вечного спасения души русский человек.

Рассмотрев оптинское старчество в целом, попробуем прочувствовать всю их духовную мощь и нравственную красоту, вкратце ознакомившись с их жизнеописанием (См. ПРИЛОЖЕНИЕ). Ведь каждый оптинский старец был не только связан особой духовной связью с предыдущим старцем, но и имел свой особый характер, личный подвиг, от которого и зависел его путь к духовному возрастанию. В этом личном духовном подвиге видно много общего, но духовная красота каждого из них помогает нам многогранно раскрыть и увидеть душу человеческую, освящённую Духом Святым. Знание их духовной жизни, их пути к спасению, сердечное усвоение их духовного облика и осмысление их особых духовных дарований поможет глубже и плодотворней усвоить их учение о нравственном преображении и совершенствовании христианина.

                                                        

ГЛАВА 2. ДУХОВНОЕ РУКОВОДСТВО ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ НА ПУТИ К НРАВСТВЕННОМУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ

2.1.  О цели жизни человеческой

Согласно учению преподобных старцев Оптинских, целью человеческой жизни на земле является спасение души и унаследование жизни вечной. «Жизнь есть не что иное, как приготовление к жизни будущей»61, – пишет преподобный Амвросий. А «цель всей земной жизни заключается в унаследовании Жизни Вечной»62, –  поясняет нам преподобный Варсонофий. Поэтому жизнь становится для человека по-настоящему важным отрезком времени, пройдя который, не навредив своей душе, но очистив её от страстей и грехов, человек сподобляется вечной жизни с Богом в Царстве Небесном. Преподобный Амвросий, объясняя эту связь жизни временной и вечной, обращается к рассуждению преподобного Никиты Стифата, который учит, что христиане, «стяжавшие внутренно Царствие в жизни сей, имеют свободный переход в Царство Небесное»63. Об этом же говорит и преподобный Антоний Оптинский, увещевая чад своих: «Царство Божие отыскивать не за оградой своей, а внутри, то есть в сердце своём»64. Это внутреннее Царство, согласно учению старцев, достигается особым путём нравственного совершенствования, или особого «духовного возрождения, начинающегося с освобождения нашего сердца от страстей»65.  По словам преподобного Амвросия, «духовное возрождение начинается освобождением от страстей, а завершается прохождением добродетелей»66. «Мы должны здесь на земле, раздавить этих гадов, пишет преподобный Варсонофий, – чтобы очистить вполне свою душу и перед смертью сказать со Спасителем нашим: «Грядет сего мира князь и во мне не имать ничесоже». (Ин. 14, 30). Ведь душа грешная, не очищенная покаянием, не может быть в сообществе святых. Если бы и поместили её в рай, то ей самой нестерпимо было бы там оставаться, и она стремилась бы уйти оттуда»67. Поэтому «какие чувства насадит человек себе при жизни, с тем и отойдёт в жизнь вечную»68. Преподобный Варсонофий с уверенностью утверждает:  «Цель, единственная цель нашей жизни и заключается в том, чтобы искоренить страсти и заменить их противоположными добродетелями»69. Святой говорит о необходимости в этой жизни ощутить Господа Иисуса Христа, ибо «кто не узрит Его здесь, тот не увидит Его и там, в будущей жизни»70. Советует он, как и преподобный Амвросий, «внимая себе и своей душе»71, «углубляться в свой внутренний мир, очищая своё сердце от греховной скверны призыванием имени Господа Иисуса, для того чтобы Сам Господь ввёл человека в Свой Небесный Чертог»72.

Преподобный Иосиф Оптинский называет земную жизнь великим Даром Божиим, тем даром, которым «мы можем заслужить себе вечное блаженство»73. Преподобный с пастырской заботой увещевает своих чад, «пока ещё есть время, пока Господь не отнял от нас сей жизни, всеусильно с понуждением стараться спастись»74. Старец увещает «торговать духовно, пока ещё есть день»75. То есть использовать данное нам время с усердием для приобретения нравственного совершенствования и спасения. Он предупреждает, что и «вся наша земная жизнь должна проходить в борьбе со злом»76. С ним согласен и преподобный Макарий, который называет жизнь христианина «духовной войной»77. «Впрочем от нас самих зависит наш рай»78, говорит преподобный Анатолий (Зерцалов), постоянно призывая своих духовных чад к духовному подвигу. Так, например, письма батюшки Анатолия почти всегда начинаются и заканчиваются словами «мир тебе и благословение Господне!»79. «Спасайся!»80. Преподобный твёрдо верил, что спастись может каждый, так как Господь всех призывает ко спасению и любит так же всех. Например, в одном из писем духовной дочери старец писал: «Пишешь, я когда-то сказал, что ты не спасёшься. Да ведь это клевета. Это не то что старец, а всякий простой рассерженный полоумный монах того не скажет. Господь всех призывает, всех любит, за всех пролил Свою Святейшую Кровь, чтобы спасти человека, а не погубить. И вот видим Святая Церковь воспевает спасённых блудников, разбойников, мытарей, хищников, и мы со Святой Церковью молимся: «Господи, сопричти мя мытарю, разбойнику и блуднице». Вон какие спасаются! А ты какую ахинею взвалила на мою голову, будто не спасёшься»81.

В целом, по учению Оптинских старцев, спасение души есть весьма нелёгкая задача. «Душу спасти – не лапоть сплести»82, замечает духовно опытный подвижник преподобный Лев Оптинский. «И сколько должно пролить пота, употребить трудов и претерпеть лишений, болезней, печалей и воздыханий для приобретения себе вечного покоя на небеси! А мы думаем, как и я, лежачи на боку, то есть с мягкой постели, и после роскошной жизни, да и в Царство Небесное!»83,  говорит преподобный Антоний.

Говоря о пути ко спасению, немаловажным будет снова привести слова преподобного Варсонофия, который, исходя из своей жизни, говорит, что всё-таки «у всех людей, идущих ко спасению, жизнь располагается по одному плану, но пути, по которым они идут, бывают различны. Представьте себе круг: от разных точек окружности идут линии, которые все сходятся в одной точке у центра. Центр это Христос, цель всякой души ищущей спасения. А радиусы различные пути, которыми люди приходят ко Христу»84. И именно поэтому, как замечает преподобный Макарий Оптинский, очень важно знать, что «святые отцы, прошедшие путь сей деятельно, оставили нам учение, как и нам идти путём сим, и показали нам различные образы противу каждого устроения нашего, могущии нам способствовать ко спасению»85. Нам же остаётся, как говорит преподобный Никон Оптинский, опять и опять «терпеливо понуждать себя на всякую добродетель ради Господа, трезвенно следить за всеми чувствами, мыслями, делами, надо призывать на помощь Господа Бога, надо прийти во смирение и сознать, что своими делами, без Божественной помощи, человек ничего не успеет. И когда, наконец, уготовится сосуд души и тела человека, когда настроятся струны его псалтири во всяком смирении, терпении и благочестии…, тогда придёт время, и раздастся чудное пение, и польются прекрасные дивные звуки духовной жизни»86.

В целом учение преподобных старцев Оптинских о цели жизни человеческой, можно выразить замечательными словами преподобного Амвросия: «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, чуть только одной точкой касается земли, а остальными непременно стремится вверх, а мы как заляжем на землю, так и встать не можем»87.

Человек, по учению преподобных старцев, рождается в вечность, то есть, уже тут, на земле, начинается его путь к Богу, начинается путь в Вечную Жизнь с Богом. Этот путь есть отрезок жизни человеческой, путь тяжёл и  скорбный, но если человек «не оставляет Спасителя, цепляется за ризу Христову»88, с «самопонуждением»89 стремится к нравственному совершенствованию и спасению, не оставляя Божественного учения Христова и изучение писаний святых отцов, Господь не оставит его, укрепит и сохранит Своею Благодатью и сподобит Царствия Небесного.

 

2.2. О смирении

В начале пути ко спасению, пути к Богу и нравственному совершенствованию, основным и очень важным качеством, преподобные старцы Оптинские считали смирение. Смирение, по учению преподобных старцев, есть главный фундамент, «основание всей нашей духовной жизни»90, начало пути к духовному совершенствованию и спасению христианина. Понимание Оптинскими старцами значения смирения полностью согласуется с пониманием его такими святыми отцами, как преподобные авва Дорофей и Исаак Сирин, преподобный Иоанн Лествичник, о чём свидетельствует многократное и точное цитирование старцами этих святых отцов. Смирение, как неотъемлемое качество оптинского старчества было характерной чертой каждого старца и поэтому каждое слово их духовного назидания непосредственно имело цену для них, они на собственном опыте знали и чувствовали всю великую силу и ценность смирения. Для них смирение было «великим сокровищем»91, «матерью дарований»92 и «основанием всех добродетелей»93. Смирение было для них тем важным материалом, который крепко связывает наше духовное устроение, и если нет его, то наше строение рассыпается.  Преподобный Макарий Оптинский с особой важностью советует «при исполнении добродетелей – скреплять каждую смирением»94, потому что именно «во смирении состоит успех в духовной жизни»95, и если «всех наших зол причина – гордость, то всех благ ходатай – смирение»96, ведь только по мере «смирения нашего мы получаем помощь Божию»97. Оптинские старцы единодушно ставят смирение на первое место нашего духовного возрастания, именно в смирении должен быть начинаться путь нашего совершенствования, путь ко спасению. Если «есть смирение – всё есть, а нет смирения – ничего нет», – говорит преподобный Варсонофий Оптинский, считающий, что «без смирения добродетель ничто»98. Ибо, по словам преподобного Никона: «Какое бы здание добродетели мы не возвели, оно рухнет без смирения»99. Потому что, по объяснению преподобного Иоанна Лествичника, – которого дословно цитирует преподобный Макарий, – «если любовь возвышает, смирение не даёт пасть»100.  Преподобный Анатолий (Зерцалов) замечает, «дарования даются не трудам а смирению»101.  Следовательно, труд духовного возрастания напрямую зависит от нашего смирения.  

Все письма, все советы Оптинских старцев содержат в себе особый дух смирения, который каждый из них старается передать в душу своего духовного чада. Именно смирение для них есть то средство, «которое восполняет недостающее»102, – говорит преподобный Иосиф Оптинский. Смирение «есть риза Божества, в которую облеклось вочеловечившееся Слово и через него приобщилось нам в теле нашем»103, – говорит преподобный Исаак Сирин, благодаря которому мы можем более ясно понять святоотеческое учение о смирении, в данном случае и учение преподобных Оптинских старцев. Ведь для преподобного Исаака говорить о смирении – это говорить о Боге, потому что Бог в его восприятии Тот, Кто в наивысшей степени, «кроток и смирен сердцем» (Мф. 11, 29). Поэтому и смиренный человек – это тот, кто уподобляется Самому Богу. А «усыновление Богу и уподобление Ему происходят, – согласно Исааку, – не столько через различные аскетические делания, сколько через приобретение смирения. Делание без смирения не приносит никакой пользы, а смирения и без дел достаточно для усыновления Богу»104. Смиренный человек – это человек, становящийся на путь совершенства христианского, которое и состоит, согласно преподобному Исааку, «в глубине смирения»105. Об этом говорит и преподобный Амвросий, в точности цитирующий этого святого отца. Именно поэтому смирение, в понимании Оптинских старцев, становится тем начальным путём к Богу, с которого христианин начинает свой путь к нравственному совершенствованию и спасению. «Каким путём идти к Богу? Идите путём смирения! – говорит преподобный Нектарий Оптинский. Смиренным несением трудных обстоятельств жизни, смиренным терпением посылаемых Господом болезней, смиренной надеждой, что не будете оставлены Господом»106. «Этот путь, то есть смирения, – говорит преподобный Анатолий (Зерцалов), – есть путь самый надёжный и, как говорят отцы, «непадательный». Ибо куда может упасть смиренный, когда он считает себя хуже всех? Да и как не смиряться, когда Иисус, Бог богов и Господь господей, «смирил Себе даже до смерти, смерти же крестныя?» (Флп. 2, 8)»107. Этот путь очень тяжёл, ибо, как говорит преподобный Антоний: «Смирению от одних слов научиться нельзя, потребна практика, чтобы кто трепал нас и мял, и выколачивал кострику (жёсткая кора растений), без чего и в Царствие Божие попасть нелегко, которое многими скорбьми приобретается»108. Можно сказать, что без испытаний, скорбей и не смиришься. Например, преподобный Анатолий (Зерцалов) считал, что «самое лучшее средство обрести смирение, потерпеть всякую боль, которая колет гордое сердце. И ждать день и ночь милости от Всемилостивого Спаса. Кто так ждёт, непременно получит… Эта-то боль, это-то самое горькое острое жало, укалывающее чувствительность сердца, и есть настоящий источник милостей Божиих и смирения. В них-то сокровенна есть милость Божия. Отыми от тебя болезни эти, томноту твою, оскорбления, укоры, недостатки и ты останешься совсем нагая!»109. Также, и преподобный Амвросий говорит: «Болезни и скорби ведут к смирению»110. Поэтому смирение, можно сказать, даром не даётся: «Господь готов помогать человеку в приобретении смирения, как и во всё добром, – говорит батюшка Амвросий, – но нужно, чтобы и сам человек заботился о себе. Сказано у святых отцов: «Дай кровь и прими дух». Это значит: «Потрудись до пролития крови, и получишь духовное дарование»111. Преподобный Варсонофий Оптинский, говорил своим духовным чадам: «Приобрести смирение очень трудно, легче иметь сто тысяч, чем смирение. Но если у нас будет хоть на копеечку, всё-таки не будем унывать, может быть, потом будет и на две, а Господь и за малое смирение не отвергнет нас»112.

2.3. О терпении в скорбях

«Без зимы не было бы весны, без весны не было бы лета, так и в жизни духовной: немножко утешения, а затем немножко поскорбеть, и составляется так помалу путь спасения»113. Эти слова преподобного Анатолия Оптинского наиболее просто и ясно выражают основную суть учения Оптинских старцев о скорбях. «Наш путь такой, – замечает преподобный Макарий, – что хотим или не хотим, а скорбь должна быть, попущением Божиим, к искусу нашему и к обучению терпения»114. «Терпению нельзя научиться без скорбей»115, – замечает преподобный Амвросий, и «терпение необходимо для спасения»116, потому что «только через терпение скорбей можно спасти свою душу. И если бы не было скорбей, не было бы и святых»117, – говорит преподобный Иосиф.

Терпение, по учению Оптинских старцев, имеет своё основание в смирении, потому что только смирение может дать силу терпению, но и смирение не может существовать отдельно без этого самого терпения. Эта таинственная взаимосвязь становится понятной, когда мы обращаемся к такому понятию, как несение своего креста, который и ведёт нас в Царствие Небесное. Этот крест должен, по учению старцев, «научать нас именно терпению и смирению»118. Поэтому именно смирение и терпение в скорбях и являются наиважнейшими средствами к изменению и совершенствованию нашей духовной жизни. Что такое крест? «Крест же есть, ни что иное как скорби, которые посылает нам Промысл Божий по мере устроения каждого и силы»119, – говорит преподобный Макарий. Для чего мы несём этот крест? «Несение креста необходимо потребно для спасения всякому христианину, а не только монаху. Все несут крест и несли, даже вочеловечивыйся Бог нёс крест, и Его крест был самый тяжёлый, как заключивший в себе все кресты всех людей. И заметьте: Бог несёт крест, а человек помогает (Симон Канонит) тем, что берёт от Него крест и сам несёт его. Значит и мы, неся свои кресты, помогаем Господу в несении креста, то есть готовимся быть Его слугами на Небесах в лике безплотных Духов… какое высокое назначение!»120, – говорит преподобный Варсонофий. «А кто никакого креста не несёт терпеливо без ропота, – говорит преподобный Иосиф, – тот и не войдёт туда, куда вошёл Крестоносец, Господь Иисус Христос!»121. Потому что, как говорил преподобный Анатолий (Зерцалов), терпящий скорби уподобляется Господу Иисусу Христу: «Скорби и болезни были страшны и безотрадны, а как Вечная Любовь испила  до дна чашу скорбей и самую даже тяжкую чашу смерти, тогда болезни и скорби засияли паче сапфира и злата, паче звёзд небесных, паче луны и солнца. Потому что ими украшался Сам Бог, Сам Царь царей. И носящий эти украшения-язвы есть истинный подрожатель Иисуса Христа»122. По мнению старца, путь за Христом предполагает испытания и скорби, ибо каждый, кто стремится исполнять волю Божию, подвергается различным искушениям: «Хочешь быть с Иисусом, иди за Ним, Его святым путём. – А как Он шёл? Разве Он сидел на Престолах? Разве почести собирал? Хотя и стоил того и мог. Но этого Он не делал. А только творил повеленное Ему Отцом – творил добро. И за это от облагодетельствованных слышал:  беса имаше, Самарянин ты. И подобное. И вот за сие и Бог превознесе Его паче всякого имени»123.

Следует сказать, что преподобные старцы Оптинские не только на собственном опыте знали, что такое скорби, и как они тяжелы для нас, но также понимали  и всё то, благотворное действие, которое они могут принести нашей душе. Они ежедневно встречались с множеством человеческих судеб, принимая на себя бремя их скорбей и страданий. Старцы старались поддержать и наставить своих духовных чад, убеждали, что земная жизнь с её скорбями и испытаниями есть подвиг временного странствия на пути к жизни вечной. Вот почему их учение так нужно сейчас, когда скорби и испытания всё более и более охватывают современного человека. Если нет правильного понимания значения скорбей в нашей жизни, то существует реальная опасность сбиться с истинного пути к спасению, впасть в уныние, ропот, потерять веру. Во-первых, нужно знать, что «скорби неизменный удел людей»124, то есть «у каждого человека есть свои скорби, которые для постороннего глаза незаметные»125, так как «неприятных случаев в жизни сей избежать невозможно»126. Ведь все «люди разделяются на праведных и грешных, но ни те, ни другие не свободны от различных скорбей или болезней, как сказано в псалмах: многи скорби праведным, многи раны грешному»127, – говорит преподобный Амвросий. Этот же батюшка приводит нам интересное объяснение, для чего Господь посылает скорби праведным: «Во-первых, для того, чтобы не ослабевали в подвигах благочестия и, разленившись, не уклонились в противоположную сторону и не погибли…  Во-вторых, праведным Господь посылает различные скорби для того, чтобы через них они совершенно очистились от грехов и страстей, и получили велие воздаяние в будущем веке, по сказанному: яко злато в горниле искуси их, и яко всеплодие жертвенное прият я. А на грешных наводит Господь различные напасти и болезни, чтобы привлечь их к покаянию»128. «От нищего и до носящего диадему, – говорит преподобный, – не найдёшь здесь совершенно мира и спокойствия, всё оное посылает Господь каждому в своё время и по мере потребы для него, чтобы здешним скорбным путём привести нас в Царствие Небесное. Скорбями очищаются грехи и испытуется вера наша»129. Также удивительны для нас слова преподобного Анатолия (Зерцалова), они исполнены глубокой веры, надежды и мужества. В одном письме духовной дочери он пишет: «То-то меня, матушка, и утешает, что у тебя скорбей, как у богатого купца денег да товару, то есть видимо-невидимо. А ты, глупенькая, не понимаешь, что не скорби, а богатство страшное обеими руками загребаешь»130. Потому что, «чем кто больше скорбей здесь несёт, тем легче тому войти в то Вечное Царствование»131.

Нужно снова отметить, что сами преподобные старцы Оптинские, согласно их жизнеописанию, несли тяжёлый крест различных болезней, иногда невинных гонений, оклеветаний. Поэтому их поучения имеют своё твёрдое основание, каждое их слово было сказано ими не просто, а приправлено солью. Однако их слова были не только опытом жизни, но и особым откровением Духа Святого. Возникает вопрос: что же делать, когда всё-таки скорбь постигла нас, как себя вести? В этом случае, Оптинские старцы советуют не унывать, терпеть, смиряться и усиленно молиться. «Если всё случающиеся принимать близко к сердцу, то нас и на месяц не хватит»132, – говорит преподобный Никон Оптинский. Преподобный Анатолий (Зерцалов) советует «в скорби просить помощи Божией»133. Старец Иосиф, также советует молиться, говоря: «Молитва есть пища души. Кто больше и внимательнее молится, тот и больше силы имеет к перенесению скорбей»134. И тогда, как пишет преподобный Никон, «в скорбях и искушениях Господь помогает нам. Он не освобождает нас от них, а подаёт силу легко переносить. Даже не замечать их»135. Но если будут скорби, которые мы будем не в силах перенести, то в этом случае преподобный Нектарий советует «от всего сердца обратится к Господу, Матери Божией, Святителю Николаю, святому, имя которого носишь, и скорбь облегчится»136.

2.4. О покаянии

     «Покайтесь» (Мф. 1, 15), – начинает Свою проповедь Спаситель мира, Господь наш Иисус Христос. О покаянии, как необходимом условии спасения, учили и святые апостолы, и все святые отцы. Говоря об учении преподобных старцев Оптинских о покаянии, с уверенностью можно сказать, что оно для них было той необходимой основой в духовной жизни, без которой не только нравственное совершенствование, но и «само спасение не возможно»137. Покаяние в понимании Оптинских старцев непосредственно становится делом всей жизни. Поэтому и должно оно стать «всегдашнем залогом в сердце»138, ибо чтобы стяжать жизнь вечную, необходимо, как пишет преподобный Варсонофий, «воспитывать в себе покаянное чувство, без которого все поклоны, посты и молитвы ничего не стоят»139. И если мы говорим о нравственном совершенствовании христианина, то нужно усвоить, что совершенствование в православном понимании – есть исправление. А исправление, как замечает преподобный Иосиф Оптинский, «прежде всего нужно начинать с покаяния»140, ведь, как известно, «оживление души человеческой совершается волей Божией, и только от человека требуется его произволение в принесении искреннего покаяния»141.

В понимании Оптинских старцев, покаяние – «Дар Божий, страданием Его нам дарованный, ибо человек, сознающий себя грешником, но приступающий к человеколюбивому Богу, по Его милосердию, не имея ничего своего, кроме греха, исповедуя его без оправдания, получает от Господа прощение»142. Покаяние есть то, что примиряет нас с Богом и даёт благодатную, утверждающую силу для борьбы со грехом. Покаяние имеет также непосредственную связь со смирением, ибо, как пишет преподобный Амвросий, «именно в смирении состоит главная сила покаяния»143. «Бог судит о покаянии, – говорит старец Иосиф, –  не по мере трудов, а по мере смирения»144. Эта глубокая взаимосвязь становится понятной и из слов преподобного старца Иллариона, который говорит, что именно «рассматриванием грехов человек приходит в смирение и стяживает сердце сокрушенно и смиренно, которое Бог не уничижит»145.

Истинность покаяния заключается ещё в том, как замечает преподобный Макарий, что «сам человек, восчувствовавший свои грехи, оставляет своё греховное действо..., а когда не оставляет, хоть и кается, то всё равно его покаяние нельзя назвать покаянием»146. Святые оптинские подвижники всегда учили, что «только у Господа и в Господе можно найти себе мир душевный. Истерзанная душа только в Господе, в покаянии и исправлении жизни может найти себе отраду. И если грех ядом своим убивает душу человека, то воскрешает её и оживляет живительное действие покаяния»147. Особую важность оптинские старцы уделяли исповедованию грехов. Исповедь, по их учению, должна быть совершенно откровенна, ведь Сам Господь видит и наши грехи, и даже наши помыслы. Поэтому утаивание грехов и ложный стыд может принести нам большой вред. Об этом говорит преподобный Амвросий: «Христиане, которые приносят покаяние, но не всё высказывают на исповеди, утаивая и скрывая стыда ради некоторые грехи, тем самым, по слову апостола, недостойно причащаются Святых Таин, за то подвергаются ещё большему осуждению и вреду»148. Например, преподобный Иосиф в одном письме своей духовной дочери говорит: «Ты пишешь, что не можешь своему батюшке говорить грехи – это не хорошо и грешно, это враг тебя искушает. Почему же ты не можешь ему говорить? Что он, что я, что другой священник, ведь у всех благодать одна и надо исповедоваться каждому с верою. А будешь скрывать, то и прощения не получишь. Стыдится тут нечего, ты каешься Богу, а не священнику. Пиши и мне, если хочешь, я не запрещаю, но исповедоваться надо всем. Господь поможет тебе»149.

  1.  . О вере

Вера, по учению преподобых старцев Оптинских, есть неотъемлемое качество христианина, без которого он не может жить. Вся жизнь духовная питается верою. Вера соединяет нас с Богом, открывает нам дверь к Богу. Вера есть «основание всех благ»150, «сокровище»151, «столп крепости»152 и «опора»153. Именно живая вера у настоящего христианина превращается в действенную любовь к Богу и человеку. Необходима так же вера и для постоянства в молитвенном подвиге. Можно сказать, что она есть начальное основание молитвы и не только молитвы. Вера нужна нам во всём: и в скорби, и в искушении, и в духовном подвиге нравственного совершенствования. Сам Господь заповедует всем иметь веру, настоящую и живую, которая показывает себя в делах, которая ведёт ко спасению.

В своих духовных поучениях преподобные старцы Оптинские всегда призывали беречь святую веру. Например, преподобный Варсонофий Оптинский с особой пастырской заботой призывает: «Деточки, берегите святую веру, это неоценимое сокровище, с ним войдёте в Царство, ведь не для малого мы трудимся, а для завоевания Царства, да ещё какого Небесного»154. Говоря о важности веры, преподобный Амвросий говорит, что христианин так же обязан просить в молитве к Богу и то, чтобы Господь укрепил нашу веру, потому что вера есть именно то, что соединяет нас с Богом, ведёт к Нему. И «если апостолы, будучи ещё несовершенными говорит батюшка,молились Господу, чтобы приложил им веру, то кольми паче нам, немощным и изнемогающим в вере, прилично и потребно молиться, чтобы Господь преложил неверие наше в веру, и отгнал дух сомнения и нерассудного недоумения»155. Преподобный Макарий советует всегда «прибегать к сокровищам веры и всем сердцем отвергать разум, наводящий сомнение касательно будущей жизни»156. Вера помогает христианину идти путём нравственного преображения, становиться духовным, она укрепляет, помогает переносить скорби и страдания. Имеющий настоящую веру имеет в сердце своём Христа. Батюшка Макарий пишет: «Вера же и в великих бедах, скорбях и болезнех подаёт больным утешение, вера утверждает нас в Промысле Божием, что без воли Его, и влас главы нашей не погибнет, и что всякие скорби и болезни попускаются нам иметь по недоведомым нам судьбам Божиим, к пользе нашей, и мы не можем постигать разумом, но только верою утверждаемся»157. И «если страдает тело, страдает и душа; а если бы душа была укрепляема верою, то и тело могло бы получить укрепление при спокойствии духа; смущённый же дух имеет влияние и на телесный состав и болезнь умножает»158. Преподобный, объясняет: вера – не только голое знание, что Бог наш Создатель, а надежда на Бога, постоянное упование и доверие Ему. Вера должна быть крепкой и живой, «ибо лицемерие хуже неверия»159, говорит преподобный Амвросий Оптинский. Как говорит преподобный Никон, чтобы сохранить веру, «нужно воздерживаться от всякого греха…, молиться, просить помощи Божией»160. Вера, настоящая и живая неотделима от искренней и сердечной молитвы, по словам отца Макария: «Влекомый действием благодати человек в желании добродетели, не находя в себе к совершению той силы и способов, наставляется чрез то по взысканию непосредственной помощи Христовой, начинает обращаться к Нему, от всего сердца взывать, плакать и воздыхать, учащать свои моления ко Христу. И таким образом обретает, ощущает помощь и входит в живую веру, в которой утверждается сердцем, успокаивается и обретает всё»161. Поэтому живая вера должна стать для христианина той надёжной опорой, которая поможет ему идти путём нравственного совершенствования, ведь без веры достигнуть спасения невозможно.

  1.  .  О молитве

       Если живая вера водворилась в сердце христианина, его душа начинает стремиться к Богу. «Как лань желает к потокам воды, так желает душа моя к Тебе, Боже! Жаждет душа моя к Богу крепкому, живому: когда приду и явлюсь пред лице Божие!» (Пс. 41, 2–3), – воспевает пророк Давид. Настоящая вера наполняет душу любовью к Богу, жаждой и желанием богообщения. Поэтому именно молитва становится для христианина тем живоносным источником, который питает душу. «Всякий истинный христианин, как замечает преподобный Амвросий, не только в земной жизни не разлучается с Богом, но и не прекратит этого общения с Ним в бесконечных веках. И нет большего утешения для христианина, как ощущать близость Небесного Отца и беседовать с Ним в своей молитве»162. Именно молитва устанавливает непосредственную связь с Богом, Который преображает, укрепляет и помогает немощному человеку на его пути ко спасению.

В поучениях преподобных старцев Оптинских учение о молитве занимает особое место. Молитва для преподобных есть «дыхание души»163, непрестанное делание, которое не должно прекращаться. Молитва преподобного Макария Оптинского, например, была настолько непрестанной, что «даже во сне губы его непрерывно повторяли сладчайшее имя Иисуса»164. Одним из отличий старцев, было их постоянное молитвенное внимание, все они обладали умносердечной молитвой, уделяя большое значение молитве Иисусовой. Поэтому в их духовном наследии мы можем увидеть драгоценный опыт делания этой молитвы. Хорошо показывает отношение старцев к молитве следующий случай, который вспоминал преподобный Варсонофий: «Однажды один послушник спросил батюшку Макария, отчего это в монастыре заставляют много молиться? Вместо ответа батюшка зажал ему нос и рот рукою. Тот с трудом высвободился. – Что ты отбиваешься?  – спросил отец Макарий. – Разве не можешь некоторое время не дышать? – Батюшка, я чуть не задохнулся! – Вот видишь, – заметил тогда старец, – молитва есть дыхание души. Ты и непродолжительное время не мог дышать, так как тело этого требует, иначе оно умрет, так и душа нуждается в дыхании, т. е. в молитве, в противном случае она умрет духовно»165.

Преподобный Никон, говорит, что христианская жизнь всегда должна быть наполнена молитвой, всякое дело должно как бы освящаться ею, для того чтобы не терялся молитвенный настрой из-за постоянных суетных житейских обстоятельств. «Кто оставляет молитву, не прибегает к ней, забывает её, – говорит батюшка, – сразу вдается в суету, тот быстро теряет молитвенное настроение, ум и сердце наполняются у него пустотой. Чтобы этого не было, и нужно творить молитву Иисусову при всяком деле, по крайней мере понуждать себя к этому. Дело молитвы – первое дело. Молитва утешит в скорби, молитва не допустит впасть в уныние, молитва предохранит от греха, и всех плодов её и действий не перечтёшь»166.

Однажды, когда духовная дочь старца Анатолия (Зерцалова), попросила батюшку прислать его фотокарточку, преподобный ответил: «Лучше всех крестиков и крестоносцев, всех портретиков и их подлинников  – вырисовывать на мягком юном сердце Сладчайшее Имя, светозарную молитовку Иисусову. Тогда, когда утвердится в сердце Иисус, не захочешь ни Рима, ни Иерусалима»167. Преподобный Макарий Оптинский пишет, что молитва – обоюдоострый меч: «произносимая со смирением, она поражает врагов наших, а совершаемая с тонкой духовной гордостью и мнением о себе – вредит самим нам, и не столько приближает нас к Богу, сколько удаляет от Него; ибо только смиренным даёт Он благодать Свою»168.

В своих поучениях Оптинские старцы стараются объяснить, что есть молитва, на чём она должна держаться, как нужно молиться. В основе любой молитвы, по учению старцев, должно стоять именно смирение. Преподобный Амвросий пишет: «Ежели всякая добродетель без смирения не может состояться, то кольми паче молитва прежде всего требует смирения, так как молящиеся имеют дело с гордыми бесами»169. И вообще, «молитва без любви, смирения и терпения не прочна. Хотя вовремя и подаются молитвенные действия но, по недостатку любви, смирения и терпения, скоро отнимаются»170. Молитва, произносимая в смирении сердца, по мысли старца Амвросия, дает человеку распознать все искушения, наносимые дьяволом, и помогает молящемуся одержать победу над этими искушениями. Необходимость смирения во время молитвы утверждал и преподобный Макарий. Старец убеждал своих чад в том, что «Всемилостивый Господь  не отринет прибегающих к Нему со смирением»171. Самым частым его советом были слова: «Смири себя,  познай свою немощь и увидишь силу Божию,  в смиренных действующую»172. Важным расположением в молитве должно стать так же внимание и покаянное чувство. Преподобный Иосиф пишет: «Молитва должна быть со вниманием, с чувством покаяния о грехах своих»173. Проходящим молитвенный подвиг старец Амвросий советует внимательно следить за движением своего сердца и не допускать возникновения в нём каких бы то ни было помыслов. «Во время молитвы, пишет он, должно стараться отвергать всякие помыслы и, не обращая на них внимания, продолжать молитву; если же стужение помыслов очень усилится, то опять должно просить против них Божией помощи»174.

По учению преподобных старцев, молитва требует настоящего труда и понуждения. В их поучениях мы видим постоянный призыв понуждать себя к молитве, не оставлять её в любом случае. «Если не хочется молиться, надо понуждать себя, – говорит преподобный Амвросий, – потому что святые отцы говорят, что молитва с понуждением выше произвольной»175. Преподобный Макарий заповедует «не оставлять молитвы, хотя бы оная казалась для нас и холодной, потому что мы не знаем Промысла Божия, почему Господь отъемлет от нас чувство теплоты и попускает сухость, уныние, леность и прочее»176. Всё это, по его словам, ведёт нас к преуспеванию. Преподобный Иосиф говорит подобное: «Если у вас на языке молитва, а на уме Бог весть что, всё равно нужно не оставлять ни в каком случае молитву. Лучше сухим хлебом питаться, чем оставаться без хлеба»177. «И если, – пишет старец, – благодатное состояние прошло, и молитва снова стала с рассеянностью, всё равно не смущайся. Так бывает со всеми желающими жить благочестиво. Господь порадует человека Своею благодатью, а потом оставляет человека при его немощных силах, чтобы, во-первых, он видел своё ничтожество, а во-вторых, чтобы не обленивался, а трудился с самопонуждением, ища и прося благодати»178. Поэтому молитва для христианина становится тем светильником, который он должен постоянно, с усердием и понуждением, возжигать в сердце своём, ведь как замечает преподобный Анатолий (Зерцалов): «Сердце – фитиль, молитва – огонь, а радость неизглаголанная в сердце молитвенном – действие Духа Святого»179. «И если станет тебе очень тяжело – пишет преподобный Варсонофий, – мрак обступит тебя, стань перед образом, зажги лампадочку, если она не была зажжена, стань на колени, если можешь, а то и так скажи: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного!» Скажи раз, другой, третий, так скажи, чтобы не одни уста произносили эту молитовку, а доходила бы она до сердца. Впрочем, и дойдёт непременно до сердца Сладчайшее Имя Господа, и мало-помалу удалится тоска и скорбь, просветлеет на душе, тихая радость воцарится в ней»180. В молитвенном делании, по словам преподобного Нектария, так же важно понимать, что «сила молитвы не в многословии, а в искренности молитвенного вздоха»181. Очень важно помнить, что молитва, обыкновенно «прекращается от празднословия, обжорства, осуждения, и главное – от гордости»182. Этому нас учит преподобный Анатолий (Зерцалов).

Преподобный Иосиф, тоже считает, что «превозношение приводит к нарушению нашей молитвы»183. По мнению преподобных, вообще главной причиной развлечения на молитве в основном и служат наши страсти, поэтому каждый христианин, который стремится достигнуть настоящей, живой молитвы, должен очищать себя от страстей посредством воздержания, терпения и смирения.

В своих поучениях преподобные старцы Оптинские неоднократно свидетельствуют о том, что дару внимательной молитвы обыкновенно предшествуют особенные скорби и душевные переживания. Также необходимо отметить, что всякому приступающему к молитве следует приуготовить себя на борьбу с невидимым врагом, потому что никакая другая добродетель так не тревожит врага, как молитва. «Где люди заботятся преимущественно о молитвенном подвиге, – пишет старец Амвросий, – тут-то враг и старается возводить с обеих сторон гневливость, которая делает человека неспособным не только к молитве, но и ко всякому доброму делу»184. Невидимый враг, заметив усердную молитву человека, ещё нередко «старается навести на него сильный страх. Если же этим он не сможет одолеть христианина, то иными путями старается отвлечь внимание верующего во время молитвы, вселяя в него различные помыслы, наводя леность или болезнь, а иногда и смущение»185. Преподобный Амвросий говорит, что «молитва без очищения помыслов и без перенесения скорбей совершаться не может. Хотя вовремя и подаются молитвенные действия но, по недостатку любви и смирения, – скоро отнимаются»186. Замечательны, глубоки и точны стихи преподобного старца Варсонофия, которые он непосредственно посвятил молитве Иисусовой:

«Её начало – тесный путь.

Душе тревожной негде отдохнуть.

Болезни и труды, великие страданья.

Смущённый вихрь, призренье, порицание.

Подвижника встречают: видит он,

Как скорби восстают со всех сторон»187.

В свете вышесказанного становятся особенно понятными слова преподобного Льва Оптинского, который говорит: «Кого посетит Господь тяжким испытанием, скорбью, лишением возлюбленного из ближних, тот и невольно помолится всем сердцем и всем помышлением своим, всем умом своим. Следовательно, источник молитвы у каждого есть, но отверзается он или постепенным углублением в себя, по учению отцов, или мгновенно Божиим сверлом»188.

Серьёзны и примечательны слова преподобного Анатолия (Зерцалова). Он утверждает, что путь настоящей умной молитвы даётся не книгою, а кровью: «Даждь кровь и приими Духа. У меня были опыты, – говорит старец, – что учёные и даже очень учёные по книгам, на деле не на волос, не понимали этого духовного делания»189. Поэтому основным советом старцев начальным в делании молитвы было стяжание покаянного и смиренного чувства к Богу, трепетного и простого благоговения. «В молитве не стремись к высокому, а, сознавая во всём свою немощь, имей себя всегда поверженным пред Богом, призывая Его со смирением и простотой, как дитя призывает отца»190, – поучает нас преподобный Макарий Оптинский. Старец, также советует «не углубляться слишком в значение слов молитвы, а читать просто и смиренно, произнося ее устами»191. Такая молитва, по мысли старца, принесёт пользу и не попустит впасть в прелесть. 

Весьма полезны особые советы старцев, как и где нужно молиться. Например, тот же старец Макарий, говоря об общественной молитве, пишет: «В общественной молитве не надо отличаться от прочих поклонами или на коленях молиться, а когда положены по уставу поклоны, то надобно класть в приличное время. Внутреннее чувство не надо при всех выражать, а если придёт чувство умиления, то надобно иметь оное сокровенно: Бог зрит на сердце. А когда особо молимся, то можно и наружно выражать, только смиренно. Сердце сокрушенно и смиренно Бог не уничижит (Пс. 50, 19)»192. Говоря же о церковной молитве, преподобный свидетельствует: «Знайте, что она выше домашней вашей молитвы, ибо оная возносится от целого собора людей, в числе коих, может, много есть чистейших молитв… Совет мой вам – не оставлять церковной молитвы… о домашней же не возноситься»193. На вопрос одной своей духовной дочери, почему она не может молиться в церкви так, как дома, преподобный Макарий тонко и с рассуждением отвечает, что она не может при всех мирно молиться, желая молиться дома, из-за особой прелести. «Вы не понимаете, что есть сильная прелесть, лишающая вас спокойствия, – говорит старец. – Когда вы молитесь уединенно и думаете, что хорошо молитесь, то будьте уверены, что такая молитва Богу неприятна, хотя бы были слезы и чувство умиления; когда все это не имеет глубокого смирения, это есть прелесть. В церковной же молитве вы, ища такого же чувства и не находя которого, считаете себя не молившейся и смущаетесь; это есть последствие или плоды домашних молитв ваших. Враг возводит вас до небес и низводит до бездн; там возвышает, а здесь низвергает и причиняет смущение, что и доказывает об основании молитвы вашей на высокоумии. Вы молитесь просто, не ища в себе высоких дарований, считая себя недостойной их, и будете спокойны; и хотя видите хладность молитвы своей, тем паче имейте в чувстве смирение, что я недостойна, но без смущения; то, верно, она принята будет у Господа лучше той, о коей вы мните, что молитесь хорошо»194.  

На вопрос, что лучше: совершать обычное правило или проходить молитву Иисусову, хорошо отвечает преподобный Амвросий: «Лучше исполнять и то, и другое, потому что под правилом жили и не оставляли оного великие мужи… стоя в Церкви, должно слушать внимательное пение и чтение церковное, а кто может, не должен оставлять при этом и молитвы Иисусовой, особенно, когда нехорошо и невнятно слышно чтение церковное. Молитва Иисусова, по научению святых отцов, прилична, когда человек идёт, или сидит, или лежит, пьёт, ест, беседует или занимается каким рукоделием, кто может при всём этом произносить молитву со смирением, тот не должен оставлять оной, за оставление же укорять себя и каяться со смирением. Но не смущаться, потому что смущение, какое бы оно ни было, есть признак тайной гордости»195. Преподобный Нектарий, также учит, что «молитва Иисусова может совершаться при всех занятиях»196. Преподобный Амвросий, советует: «если придёт желание молиться среди правила особенной молитвой с поклонами, то и тогда не надо мешать такому настроению»197. «Не оставляй Божественной молитвы… – призывал преподобный Варсонофий. – И ты увидишь, полный изумленья, иной страны сияющую даль…»198.

Поэтому молитва, в понимании Оптинских старцев, –необходимейшее звено, которое соединяет человека с Богом и даёт возможность духовного возрождения и спасения.

2.7. О любви к Богу и ближнему

Если молитва является средством соединения человека с Богом и святыми Его, то любовь, как основное свойство Божие, является основным даром молитвы. Каждый христианин призван стать живым воплощением образа и подобия Божия, ведь само христианское призвание заключается именно в служении Богу и ближнему, которое бывает наиболее полным тогда, когда оно совершается с искренним чувством христианской любви. Спаситель в основу всех заповедей, положил заповедь о любви (Мф. 22, 37-40), которая и составила всю сущность новозаветного закона. Если христианин не имеет любви, – он не христианин, не ученик Христов, ибо Сам Господь сказал: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 34-35; 15, 12)». Как пишет епископ Пётр (Екатериновский)199: «Бог есть высочайшее добро наше; потому Бог есть первый, главный предмет нашей любви. Любя Бога, мы должны любить и не можем не любить Его образ, отражающийся в наших ближних, созданных по образу и подобию Божию. Потому любовь разделяется на два вида: любовь к Богу и любовь к ближним нашим»200. Поэтому, обращаясь к учению преподобных старцев Оптинских о любви к Богу и ближнему, мы видим, что в их понимании сущность любви – жизнь в Боге и ближнем, но не в себе самом. Достаточно вспомнить жизнь любого из старцев – и увидим, что каждый из них действительно обладал этой настоящей любовью (СМ. ПРИЛОЖЕНИЕ). Евгений Поселянин пишет в очерке, посвящённом преподобному Амвросию: «Любовь, которая одушевляла отца Амвросия, была та, которую заповедал Своим ученикам Христос. Она многим отличается от того чувства, которое известно в миру… Главное её отличие, что она всё даёт и ничего не просит. В тот час, когда она нужна, она сотворит величайшие подвиги самопожертвования, а потом молча отойдёт, только горе смягчилось, туда, где новое горе»201. Как пишет Владимир Николаевич Лосский: «Преподобный не только любил всех, кто к нему приходил, но и обладал способностью с ними отождествляться, и поэтому также любил их близких и всё, к чему они были привязаны, всё, что составляло их жизнь»202.

Именно любовь к ближнему, в понимании преподобных Оптинских старцев, – есть самое лучшее и надёжное средство, с помощью которого верующий приобретает в своём сердце любовь к Богу. Как пишет преподобный Амвросий, «эти две заповеди (о любви к Богу и ближнему), не могут совершаться одна без другой»203, потому что «любовь к Богу, доказывается любовью и милосердием к ближнему»204. Говоря о любви, преподобный пишет: «Должно знать, что если всякая добродетель приобретается не вдруг, а постепенно, с трудом и понуждением, то кольми паче любовь, как начало и конец, требует к приобретению своему и времени и великого понуждения, внутреннего подвига, молитвы и, прежде всего, требует глубокого смирения пред Богом и людьми. Смирение и искреннее осознание своего недостоинства – во всех добродетелях скорый помощник, равно и в приобретении любви. Итак, начнём каждый с той степени любви, какую кто имеет, и Бог поможет нам. Кого тяготят грехи, тот да помышляет, что любовь покрывает множество грехов; чья совесть возмущена множеством беззаконий, тот да помышляет, что любовь есть исполнение закона. Любяй бо друга, – говорит апостол, – закон исполни (Рим. 13, 8)»205. Как говорит преподобный Макарий, «сама любовь со смирением нераздельна»206. Ведь «любовь к Богу доказывается исполнением заповедей, но и эта Его заповедь: Егда сотворите вся повеленная вам, глаголите, яко рабы неключимии есмы; яко еже должны бехом сотворити, сотворихом (Лк. 17, 10). Это есть смирение»207. Важно, что «любовь Божия не тогда познаётся в нас, когда наслаждаемся утешениями, но когда терпим духовный крест, в котором так же испытуется в нас любовь Божия, что мы не тогда только любим Бога, когда Он нас утешает, но и тогда, когда испытует отъятием оных, и протяжением скорбных внутренних чувств»208.

Как учит преподобный Никон: «Любовь к Богу, прежде всего, выражается в соблюдении заповедей Божиих»209. Здесь интересно рассуждение преподобного Макария. В одном из писем он замечает: «Вы упомянули о любви вашей к Богу, что сердце ваше пламенно горит любовью к Богу. Я в этом не сомневаюсь, но любовь Божия состоит не в том только, что в некоторое время ощущаем чувство умиления и слёзы: это можно относить более к дарованием Божиим или награде от Него, а о любви сказано, любяй Мя заповеди Моя соблюдает (Ин. 14, 15), то, считая чувства оные любовью к Богу, можно обольститься о себе мнением, за что иногда попускаются искушения, подобные тем, какие вы испытываете: грусть, тоска, мрак и так далее»210.

Оптинские старцы учат, что важной задачей для христианина должно стать ревностное исполнение заповедей Божиих, исполнение не фарисейское, но искреннее, живое, смиренное и христианское. «Ели хочешь любить Господа Иисуса Христа, то исполняй Его заповеди»211, – говорит преподобный Иосиф. «А заповеди Божии все любовь суть и смирение»212, – говорит преподобный Макарий. Говоря о стяжании любви, старец Никон заповедует: «Отвергнуть всякое злобное и немирное помышление, не говоря уже о делах и словах, прощать всем обиды справедливые и несправедливые»213. Любя ближнего, любить его, «видя в нём образ Божий, несмотря на его пороки, и холодностью не отстранять от себя людей»214.

Оптинские старцы учат, что в приобретении любви необходимейшим средством являются: смирение, милосердие, сострадание, благодушное терпение в скорби, горячая и исполненная веры молитва, любовь к ближнему, любовь к заповедям Божиим и подвиг в исполнении их. «Мы далеки ещё от любви Божией, и смиритесь в своём мудровании, прося всесильной Его помощи… Любовь к Богу противными искушается, и непременно надобно сразиться с тремя врагами нашими: миром, плотью и дьяволом»215, – говорит преподобный старец Макарий.

       2.8.  О страхе Божием

      «Милость Божия в роды родов боящихся Его» (Лк. 1, 50), – слышим мы за каждой вечерней службой в песне Пресвятой Богородице. Слышим мы и заповедь святого апостола Петра: «Со страхом жития вашего время жительствуйте» (1 Пет. 1, 17). Страх Божий есть неотъемлемое сердечное чувство, которое необходимо для нашего спасения и духовного преображения. Чем сильнее человек приближается к Богу, тем яснее он чувствует Его, чувствует огонь благодати Его. Практика жизни и духовный опыт Церкви свидетельствуют, что вне благоговения и страха этот же самый огонь будет «огнь поядающий» (Евр. 12, 29), и поэтому заповедует «хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом» (Евр. 12, 29). К стяжанию этого спасительного чувства призывали и Оптинские старцы. Они понимают страх Божий как необходимое средство, которое удерживает душу от многих греховных поползновений. Их поучения всегда содержат в себе не только особый призыв ко смирению, но и призыв к благоговению пред Богом. Хорошо выражает учение о страхе Божием Оптинский старец Амвросий. Объясняя заповедь апостола Петра о страхе Божием, он говорит: «Слова сии показывают, что главное средство к тому, чтобы жить благочестиво и свято, состоит в страхе Божием и страхе будущего суда и вечных мук. Только при содействии этого страха, с помощью Божией, и бывает соблюдение заповедей, как сказано в псалмах: Блажен муж, бояйся Господа в заповедях Его восхощет зело (Пс. 111, 1)»216. Старец говорит, что без этого страха и благоговения, даже если бы кто и жил на небесах, то пал бы, имея гордыню. Также он говорит, что если всем святым в Слове Божием заповедано иметь страх Божий (бойтеся Господа вси святи Его (Пс. 111, 1)), то насколько нам, грешным, нужно иметь в себе страх Божий, «страх смерти, страшного суда Божия, вечных мук во аде, растворяя страх сей надеждой наследовать Царствие Небесное»217. Кто забывает благоговейный страх, тот начинает грешить: празднословить, осуждать, злословить и унижать. «Сердце же такого, – замечает преподобный Амвросий, – начинает увлекаться помыслами плотскими и нечистыми»218. На вопрос, как стяжать страх Божий, батюшка всегда отвечал так: «Должно всегда иметь Господа пред собою»219. Преподобный Иосиф Оптинский также увещает своих духовных чад иметь страх Божий, всегда помнить, что «не утаится от Бога ни един помысел»220. Преподобный Никон учит, что страх Божий нужен нам для благоговения, без которого мы не можем служить Богу, потому что осуждаемся. «Прежде всего должно иметь страх Божий. Он научает благоговению и всему доброму. Небрежное, неблагоговейное обращение со святыней получается от привычки, а этого не должно быть» 221, – говорит старец. Преподобный Амвросий придаёт большое значение воспитанию у детей страха Божия. Если с самого раннего детства ребёнок имеет страх Божий, то дальнейшее его развитие может принести хорошие плоды. Батюшка учит: «Главное, чтобы ребенок был занят по силам и направлен к страху Божию. От этого все доброе и хорошее, как и напротив, праздность и не внушение детям страха Божия бывают причиной всех зол и несчастий. Без внушения страха Божия, чем детей ни занимай, – не будет желаемых плодов в отношении доброй нравственности и благоустроенной жизни. При внушении же страха Божия всякое занятие хорошо и полезно»222.

Таким образом, страх Божий в человеке, согласно учению старцев, становится для него той уздой, которая может удержать душу от многих греховных поползновений. Он пробуждает от сна греховного, позволяет удержаться на высоте нравственного совершенствования, вселяя в сердце христианина неуклонное желание исполнять заповеди Божии.


ГЛАВА 3. УЧЕНИЕ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ О ПРЕПЯТСТВИЯХ НА ПУТИ КО СПАСЕНИЮ

3.1. Гордость

Согласно учению Православной Церкви, гордость родилась не на земле, а на небе. Первый ангел – Денница, не захотел повиноваться Творцу, превознёсся умом и впал в самообольщение, возмечтав быть «равным Богу» и восходить к духовному совершенствованию без Его помощи. Всё это явилось причиной падения. Благодать Божия, поддерживающая его на высоте была отнята, и он увлёк с собой в погибель множество ангелов, будучи сам впавшим в безысходную бездну мрака и отчаяния, низвержен в ад, в глубины преисподней (Ис. 14, 12-15). Священное Писание поэтому говорит нам: «Начало греха есть гордыня» (Сир.10,15). Именно гордыня скорее других грехов удаляет человека от Бога, именно она неприятна Господу и подвергается суду Его более других грехов и пороков.

Согласно  учению преподобных Оптинских старцев, именно гордость есть причина всех наших падений, грехов, зол и бедствий. В своих поучениях Оптинские старцы единодушно считают гордость «корнем, от которого происходят все пороки»223. Например, если смирение в понимании Оптинских старцев является главным основанием и фундаментом духовной жизни, то гордость для них есть фундамент для греха и страстей. Именно поэтому преподобные всегда старались насадить в своих сердцах смирение. Они знали: если в сердце посеет свои семена гордость, то вся духовная жизнь будет бесплодна. «Как бы мы не старались делать добродетели, если в сердце нашем присутствует гордость, они бесполезны»224, – говорит преподобный Макарий. Духовное наследие старца орошено драгоценной росой смирения. В его понимании гордость «уничтожает все добрые дела и лишает помощи Божией»225.

В учении преподобных старцев Оптинских мы чётко видим стержень их духовной борьбы, которая и заключается в «низложении гордости и стяжании смирения»226, которое есть для них, как замечает преподобный Варсонофий, «краеугольный камень»227. Для них гордость есть самый «богоненавистный порок»228, «бесовское свойство, так как гордый становится сродник бесу»229.

По учению старцев, гордость имеет свои признаки. Во-первых, она не видит себя. «Гордость облекает душу тьмой и мраком,… препятствует видеть суть»230, – замечает преподобный Макарий. Имеющий гордость никак не может распознать её, если только «Сам Господь не пошлёт какого-либо обличения через искушение»231. Осуждение ближних, гнев, раздражительность, злопамятство, споры и ссоры – всему этому причиной гордость. Интересно заметить, что, по мысли преподобного Макария, гордым человек не рождается, а становится, «гордость происходит не от естества…, но от произволения»232. Дело искоренения гордости, по мысли старцев, есть дело не одного дня или месяца. Искоренить гордыню очень трудно, но если «искоренится этот смертоносный корень, – ободряет преподобный Макарий, – все ветви страстей иссохнут и отпадут»233. По мысли преподобного Моисея, любая гордость есть грех, и нет никакой «так называемой благородной гордости»234. Если мы чувствуем, что наше сердце заполняется гордостью, прежде всего нам необходимо «воспоминание о грехах своих, память смирения Христова, чувствование себя хуже всех, память о том, что Бог, гордым противится. (1 Пет. 5, 5)»235. Когда одолевает гордость, преподобный Амвросий советует стараться «смирятся пред Богом и людьми, с самоукорением исповедовать немощь свою Господу»236. Вообще смирение, как было сказано выше, является противоядием от гордости. Преподобный Анатолий (Зерцалов), говорит: «Смирись, укори себя, и силён Господь подать тебе руку помощи и утешить»237. Смирение считает главным средством против гордости и преподобный Исаакий I238.

Поэтому каждый христианин, который начинает свой путь ко спасению, обязательно встретит гордость, которая постарается сделать своё чёрное дело. Она будет незаметной, изменит внутреннее содержание, постарается привлечь в душу сродственные пороки. Смирение для подвижника становится той важной вакциной, благодаря которой можно сохранить себя от гордости и идти истинным, плодотворным путём нравственного совершенствования к стяжанию спасения.

3.2. Самолюбие

Согласно учению Церкви грехопадение человека явилось причиной отпадения от Бога. Падший человек отдаляется от Бога, теряет благодать Божию, его начинают покидать духовные силы. Одним из результатов отпадения от Бога, явилось и то, что в человеке повредилось чувство любви. Любовь, которую человек должен был оказывать Господу, он полностью обращает на себя, начинает творить свою волю. Как замечает известный исследователь святоотеческого учения, Гермоген Иванович Шиманский, «признак самолюбия есть творение своей воли и оставление закона Божия»239. Хотя самолюбивый и может уклоняться от зла, но не ради воли Божией, но ради человеческого страха или похвалы и своей особой корысти. После грехопадения человека в душе его начинает расти и развиваться это губительное семя самолюбия. Оно становится для него причиной многих, если и не всех страстей. Как особенная инфекция, самолюбие или эгоизм начинает прогрессировать, если вовремя не подавлять её в себе. Воспитание, черты характера, в особенности дурной пример, настолько может развить эту страсть, что она станет для человека губительной, закостенелой и невидимой. Всё это делает её весьма трудноисправимой.

Согласно учению преподобных Оптинских старцев, самолюбие есть действительно «чувство не врождённое, но приобретённое от греха»240. Об этом пишет нам преподобный Макарий, называя её ещё «изобретением дьявола»241. Действительно, чувство самолюбия или эгоизма не сотворено Богом, а является чувством греховным, следствием искажения любви и плодом гордости. По мысли преподобного Анатолия (Потапова), самолюбие есть ни что иное, как одно из видов гордости. «Гордость бывает разная, – пишет батюшка, – есть гордость мирская, то есть мудрование, а есть гордость духовная, которая и есть самолюбие»242. Говоря о самолюбии, как о главном порождении гордости, все Оптинские старцы, и в частности преподобный Макарий, единодушно считали, что «самолюбием, как и гордостью, мы отпадаем от Бога»243. Причём самолюбие становится, настолько опасной духовной болезнью, что как и «гордость ослепляет и не видит в себе недостатков»244, полностью «закрывая от себя грех»245. По своей сути самолюбие для человека становится полной противоположностью христианской любви. Если в любви человек всю свою энергию направляет на Бога и на ближнего, то в самолюбии вся энергия человека направляется только на его личность. Такие чувства, как не сочувствие, равнодушие, угождение своей плоти и желаниям становятся для самолюбца весьма и весьма естественными. Таланты же свои (что самое главное и является признаком гордости) самолюбец приписывает не Богу, а себе, что и является губительным для смирения и спасения. Признаками же самолюбия становятся, такие мерзкие страсти как, гнев, зависть, осуждение, уныние, ропот и ненасытное сладострастие. Именно самолюбие, по словам преподобного Амвросия, «более всего портит наше дело и препятствует душевному исправлению»246. «Самолюбие лишает мира и не даёт смирения»247, – замечает старец Макарий. Преподобные Оптинские старцы считали, что самолюбие не только обесценивает все наши добродетели, но и мешает молиться, то есть молитва самолюбивого, не может возноситься Богу чистой. Об этом пишет преподобный Амвросий, считая так же, что именно от «самолюбия плодятся противные помыслы, словно саранча, поедающие не только плоды духовные, но и листья и саму веру»248.

Считая самолюбие главным детищем гордости, старцы учили, что именно смирение является её самым главным средством врачевания. Имея в себе самолюбие, человек не может идти путём нравственного совершенствования. Его путь становится ложным и приводит его в погибель. Именно смирение, как говорилось во второй главе, должно стать основанием в духовной жизни. Начиная путь исправления, человек должен понимать, как замечает преподобный Иосиф, что «начинать его нужно без саможаления или самолюбия»249. Также, по учению преподобных, самолюбие скоро врачуется терпением различных болезней и скорбей, потому что любое страдание делает сердце человека более чувствительным и сострадательным. Терпение в скорбях, если оно происходит благодушно, без ропота, рождает великую силу смирения, которая врачует и гордость и самолюбие. «Без неприятных же случаев человек всегда склонен к самомнению»250, – замечает снова преподобный Иосиф. На пути к спасению христианину очень важно помнить, что именно гордость и самолюбие рождают в нас многие греховные желания, именно они затемняют наш ум, делая из нас не рабов Божиих, а рабов своих желаний и страстей. Смирение, как основа нашего духовного возрастания, должно стать для нас тем средством, благодаря которому мы сможем избежать этих пагубных для нас страстей.

3.3. Гнев

Святые отцы, многими подвигами достигшие безгневия, единодушно свидетельствовали, что ничто так не отгоняет от нашего сердца благодать Духа Святого, как гнев251. Страсть гнева не только отгоняет от нас благодать Духа Святаго, но и помрачает разум. В одном из псалмов говорится: «Смятеся от ярости око мое» (Пс. 6, 8). Человек, пребывающий в гневе, действительно теряет разум. Он теряет способность отличать правду от неправды и добро от зла, пораженный этой слепотою, человек впадает во многие ямы, овраги и всяческие вражеские ловушки. Очень часто человек может утешать себя тем, что хоть и вспыльчив, но быстро отходит. Но и тут нужно быть настороже. Преподобный Иоанн Лествичник пишет по этому поводу, что бесы гнева так себя специально ведут, чтобы оставить человека в беспечности относительно своей болезни252.

Рассматривая духовное наследие преподобных Оптинских старцев, мы видим, что гнев рождается непосредственно от безмерного самолюбия. Ведь самолюбивый всегда желает видеть себя в славе и чести, а если ему препятствуют в этом он раздражается и с гневом извергает свою злобу. Гнев возникает и от желания во что бы то ни стало исполнить свою волю и от обиды, причинённой его самолюбию другим лицом. «Познайте корень гнева, – пишет преподобный Макарий Оптинский, – он есть гордость»253. «Никто не должен оправдывать свою раздражительность какой-нибудь болезнью, – замечает преподобный Амвросий, – потому что она происходит от гордости»254. О том, что гнев происходит от самолюбия и тщеславия, пишет и преподобный Иосиф255. Старец советует во время гнева молиться «Господи, помилуй нас грешных»256, подразумевая и себя и тех на кого гневаешься. Преподобный Анатолий (Зерцалов) сравнивает человека пребывающего в гневе с псом: «Если пёс, когда не дают ему кусок мяса, рвёт и лает, – говорит батюшка, – значит, и мы с тобою любим свою вольку»257. Самомнение и самолюбие, завышенная самооценка – вот самая частая причина обидчивости и гнева. Всем легко быть спокойными и снисходительными, когда хвалят, но тронь только пальцем, и видно сразу, чего мы стоим. Преподобные старцы Оптинские учат, что гнев в человеке может иметь разные проявления. Это и раздражительность, вспыльчивость, страстные споры. Это и злопамятство, ненависть, жажда отмщения, непрощение обид. Говоря о раздражительности, преподобный Антоний Оптинсккий считает её не только вредной для нашего духовного состояния, но и крайне опасной для нашего физического здоровья. Батюшка советует «охранять себя от неё, как от смертной отравы, которая заметным образом губит здоровье, недействительными делает медицинские средства и самую жизнь сокращает»258. Он сравнивает её с «желчью»259. Спорливость же, по словам преподобного Амвросия Оптинского, является для нас тоже очень вредной страстью, потому что может принести много скорбей. «Со спорливым характером, – замечает батюшка, – едва ли можно ожидать, чтобы был толк. В духовной жизни нет ничего хуже и вреднее спорливости»260. Преподобный Макарий, называя злопамятство «бедственным устроением»261, решительно увещевает начинать борьбу, и все свои силы направлять на искоренение этого зла. Каждый человек, который хочет победить в себе страсть гнева, по учению преподобных Оптинских старцев должен помнить, что «искоренение гнева – это не дело одного дня или месяца, но многого времени, произволения, подвига, труда и помощи Божией»262. Преподобные советуют в первую очередь укрощать гнев смирением. О смирении, как основном лекарстве против гнева пишет нам преподобный Макарий263, также вооружаться против гнева смирением советует и преподобный батюшка Амвросий264. Преподобный Амвросий советует: «Чтобы не предаваться раздражительности и гневу, не должно торопиться»265. Преподобный Иларион советует молчать: «Если чувствуешь, что гнев объял тебя, – говорит батюшка, – сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанною молитвою и самоукорением не утишится твоё сердце»266. Если тебя объял гнев, по словам преподобного Амвросия, очень важно с рассуждением понять, что «гневаться и негодовать, нужно на невидимых поджигателей»267. «Молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф. 5: 44), – говорил Господь, так и преподобные следуя словам Божиим, всегда молились и за себя, чтобы Господь укрепил и даровал терпения, и за обидчика, чтобы Господь простил его и помог ему исправиться.

Учение преподобных Оптинских старцев о гневе показывает их неуклонное следование святоотеческому духу и живое восприятие Божественного евангельского закона, который во всей своей полноте зиждется на образе Христа Спасителя.

3.4. Зависть

Говоря о страсти зависти, прежде всего нужно сказать, что она, как и гордость, была принесена в мир дьяволом. От зависти последовало отступничество на Небесах, денница упал в бездну и с собою увлек третью часть Ангелов, обратившихся в злых демонов. Можно вспомнить библейский рассказ о грехопадении Адама и Евы, которых дьявол именно из зависти совратил на грех. (Быт. 3, 1-5). И вообще, следует заметить, что многие препятствия, возникающие на нашем пути к Богу, связаны прежде всего с завистью дьявола. Как замечает современный богослов митрополит Иларион (Алфеев), «дьявол не только однажды позавидовал людям и совратил их с истинного пути, но он завидует им и сейчас, завидует каждому из нас прежде всего потому, что мы являемся членами Церкви, приобщаемся Святых Христовых Таин. Завидует и тому, что путь, по которому ведет нас Господь, является путем ко спасению, тогда как дьявол этого спасения лишился»268.

Зависть, которая была принесена в мир дьяволом, уже во втором поколении людей становится причиной убийства: «Когда они были в поле, восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт.4:8). Поэтому со всей уверенностью можно сказать, что зависть есть страсть бесовская, страсть очень пагубная, потому что если все прочие смертные грехи имеют целью какую-нибудь выгоду и наслаждение, то только зависть ищет не добра для себя, но зла для ближнего. О страсти зависти, как о самой большой мерзости, говорят многие святые отцы, сравнивая её с «ржавчиной, которая съедает душу»269.

Преподобные старцы Оптинские, хорошо знавшие святоотеческое наследие, со всей важностью предупреждали своих чад о душевредности и опасности зависти. Говоря о происхождении зависти, старцы единодушно учат: причина её – гордость. «Зависть происходит от гордости»270, – говорит преподобный Амвросий. Как пишет преподобный Макарий, «кто обрёл зависть, тот обрёл в сердце своём дьявола, который есть тьма и смущение, а где благодать, там свет и мир»271.

Оптинские старцы учат, что человек, который одержим страстью зависти, не может быть способен к богоугодной жизни и вообще к нравственному совершенствованию. Например, преподобный Амвросий Оптинский говорит о том, что эта страсть может достигнуть такой степени, что «завистливый даже готов подвергнуть себя вреду, лишь бы только повредить ближнему»272. Батюшка, приводит очень хороший пример, благодаря которому мы можем увидеть, насколько гордость может изменить человека, сделать из него не человека, а ненавистное безжалостное чудовище. Он рассказывает об одном царе, который однажды захотел проверить, кто хуже: сребролюбец или завистник. Он повелел своим слугам найти таких и позвать к нему во дворец. Когда же их привели, царь сказал им: «Просите у меня каждый, что хочет, только знайте, что второй вдвое получит, что попросит первый». Они долго думали, каждый не хотел просить первым. Наконец, царь приказал завистливому, чтобы он попросил первый. Завистливый, пылая огнём своей жалкой страсти, обратился к царю: «Государь! Прикажи мне выколоть глаз». Удивлённый царь спросил, почему у него такое желание. Он же ответил: «Для того чтобы ты, государь, приказал товарищу моему выколоть оба глаза»273. Старец Амвросий говорит о том, что эта страсть «ни в какой радостный праздник, ни при каких радостных обстоятельствах не дает вполне порадоваться тому, кем она обладает, но всегда, как червь, точит душу и сердце смутною печалью, потому что завистливый благополучие и успехи ближнего почитает своим несчастием, а оказываемое другим предпочтение считает для себя несправедливою обидою»274. Эти слова, старца свидетельствуют о том, что зависть не только лишает человека мира душевного и радости сердца, но и здорового делает больным. Также слова батюшки показывают, насколько часто друзья через зависть делаются недоброжелателями, ненавистными друг другу. Поэтому неспроста премудрый Соломон дает совет не заводить дружбы с завистливым человеком, поставляя себя вдали от стрел зависти (Притч. 23, 6). Эта «душевредная примесь»275, как называет её батюшка преподобный Амвросий, становится для Оптинских старцев опасной душевной заразой, с которой необходимо бороться с самого её возникновения, не допуская ей укрепиться и разрастись. Преподобные учат, противиться ей с самоукорением, не оставляя молитву, которая отгоняет от нас бесовские искушения, просвещает наш разум и помогает нам познать себя, увидеть, насколько мерзостна пред Богом наша зависть и насколько мы должны благодарить Бога за то, что имеем. «Когда зависть есть, то уже явно любовь и смирение изгнаны вон, а без них и добродетели ничего не стоят»276, – говорит преподобный Макарий.

Главным средством побороть зависть Оптинские старцы называют смирение и любовь. Если эта мерзкая страсть прогоняет их прочь из нашего сердца, то мы должны сказать ей: «Стой!» Мы должны снова призвать в наше сердце смирение и любовь, и зависть не выдержит, сама уйдёт от нас. И тогда именно «по мере умаления самолюбия и приобретения любви и смирения, от оной получим свободу»277. Преподобный Макарий советует сразу «подвизаться против этой страсти и не думать, что люди сами подают нам повод, но видеть, что именно разные случаи только показывают тебе её»278. Преподобный Иосиф Оптинский советует завистникам «иметь память смертную и страх адской вечной муки»279, всё это может помочь в исправлении. Очень полезный и весьма полный совет, даёт батюшка Амвросий. Старец говорит о том, что «должно стараться подавлять её и истреблять при первом ощущении, молясь Всесильному Сердцеведцу Богу псаломскими словами: «от тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба Твоего» (Пс. 18, 13-14). Также со смирением должно исповедовать немощь эту пред духовным отцом. А третье средство – всячески стараться не говорить чего-либо противного о том человеке, которому завидуем. Употребляя эти средства, мы можем, с помощью Божиею, хотя не скоро, исцелиться от завистливой немощи»280. Преподобные Оптинские старцы учат подавлять в себе чувство зависти, располагая себя быть довольным малым, зная, что Господь Бог подает каждому из нас то, что нужно. Зная, что Бог имеет свой особый Промысл о нас. Вместо зависти мы должны научиться любить, радоваться за ближнего, учиться у него, как достигать того или иного совершенства или вести свои дела, но учиться только хорошему, помня, что на Страшном Суде мы дадим ответ не за ближнего а за себя.

3.5. Осуждение

О недопустимости греха осуждения и его большом вреде писали все святые отцы Церкви, поскольку Сам Спаситель ясно и многократно предупреждает нас не осуждать: «Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк. 6, 37).

По учению преподобных Оптинских старцев своё начало осуждение берёт от страсти гордости, самолюбия и зависти. О гордости, как матери осуждения пишет преподобный Амвросий. Старец говорит, что «раздражение и осуждение происходят от гордости»281. Если в сердце нашем нет смирения, то в нем рождается гордость, которая и начинает пускать свои пагубные корни. «Если мы позволяем себе судить других, то настоящего смирения в нас нет»282, – замечает батюшка. Действительно, ведь больной больного не станет осуждать, но лишь посочувствует. Но если в сердце есть гордость, то есть в нём и все мерзкие страсти, в том числе и осуждение. И осуждает больной больного, глухой слепого, хромой безрукого, забывая, что все они находятся в одной палате. «Некоторые греху осуждения подвергаются от привычки, иные от памятозлобия, другие от зависти и ненависти, а большею частью подвергаемся мы греху сему от самомнения и возношения; несмотря на великую свою неисправимость и греховность, нам всё-таки кажется, что мы лучше многих»283, – говорит преподобный Амвросий. Преподобный Макарий Оптинский предостерегает своих духовных чад от этого зловредного недуга, предупреждая, что если человек не оставляет осуждения, «его оставляет Бог и человек сам впадает в ещё более тяжкие пороки»284. Всё это бывает, по его словам, для того чтобы познать свою немощь и смириться. Преподобный Иосиф со всей уверенностью и строгостью говорит: «Осуждатели, и злопамятники, и горделивые, хоть они постись, хоть раздавай деньги, если они не исправятся, то им нет и не будет места на Небе, но пойдут они в ад, к бесам навеки мучиться без конца»285.  

Преподобные Оптинские старцы сравнивают страсть осуждения с вражью сетью, которая уничтожает все плоды добродетели. В их понимании борьба со страстью осуждения, как и с любой иной страстью, не может быть теоретической; она должна быть ежедневной, ежеминутной, пожизненной; она должна основываться на понуждении себя и на внимании к своим словам и мыслям. Для начала преподобный Амвросий советует «постоянно иметь внимание к своей внутренней жизни»286. «Если будешь внимать себе, то Господь со временем поможет тебе, и получишь вечное спасение»287, – говорит преподобный Анатолий (Зерцалов). А преподобный Макарий учит не доверять даже малейшему «помыслу, который, при скорбях наносимых, научает не себя обвинять, а сожалеть о причинивших оные, как о виновных: что они покоряются врагу и т.п.»288. Преподобный также учит воздержанию в слове, говоря, что оно во многом помогает обуздать эту страсть. Поэтому во всех случаях нужно не спешить со словами, а сначала подумать над ними – провести их через фильтр ума. Если же искушения на осуждение очень велики, всё равно нужно помнить, как замечает преподобный Антоний, что «праведный Лот даже среди Содома сохранил свою праведность»289. Преподобный Нектарий при первом появлении помысла осуждения советует сразу же молиться: «Господи, даруй мне зрети мои согрешения и не осуждати брата моего»290. Вообще наличие страсти осуждения в человеке показывает в нём отсутствие любви. Ведь чем меньше страсти осуждения, тем больше любви, и наоборот: чем меньше любви, тем больше осуждения. Поэтому, преподобный Анатолий (Зерцалов), советует не забывать Божию заповедь о любви, стараться иметь сердце сострадательное. «Пожалей и не осудишь»291, – говорит батюшка. Часто осудители подвергаются тем же страстям и грехам, которые осудили они в ком либо. Об этом нас со всей серьёзностью предупреждает преподобный Иосиф: «В чём осудишь других, в то сам падёшь»292. Об этом так же пишет преподобный Никон. Батюшка говорит, что есть особый закон духовной жизни, согласно которому, «чем кого осудишь или смутишься чем-нибудь у другого человека, то тебя это же самое постигнет, ты сделаешь сам то, в чем осудил другого, или будешь страдать этим самым недостатком»293. Более пространно увещает преподобный Амвросий. Старец советует не входить в рассмотрение поступков людей и не говорить: зачем так, для чего это? Лучше, замечает батюшка, говорить всегда в себе: «А мне какое до них дело? Не мне за них отвечать на Страшном Суде Божием»294. Преподобный всячески заповедует «отвлекать свою мысль от пересуд и дел людских, усердно молиться Господу, прося помощи в преодолении страсти»295. Во всех своих делах старец призывает «беречься подозрительности как огня, ибо враг рода человеческого тем и уловляет людей в свою сеть, что всё старается представить в извращённом виде, белое чёрным и чёрное белым, как и поступил он с прародителями Адамом и Евою в раю»296. Согласно преподобным старцам, по внешним действиям человека нельзя определить святость или греховность. Об этом рассуждает преподобный Макарий, который говорит, что если мы при взгляде на других видим их недостатки и грехи, это лишь наше, человеческое слабое зрение, нам нужно не забывать, что только Бог может увидеть по-настоящему внутренние движение сердец. «Мы видим их падения, но не видим их покаяния»297, – замечает старец. Преподобный Амвросий советует всегда приводить себе на память, что у грешника может быть такое тайное добро, которое перед Богом ценнее всей нашей жизни, потому что «человек может видеть только видимое, Господь же зрит самые глубины сердечные»298. Старец приводит очень подходящий пример: «Разбойник тридцать лет разбойничал и, покаявшись, вошёл в рай, – говорит он. – А апостол Иуда находился всегда при Господе Учителе, и под конец предал Его»299. Преподобный Никон советует всегда «видеть в каждом человеке образ Божий»300. Только тогда, когда человек будет иметь в сердце смирение, он сможет воздержаться от осуждения. Смиренный считает себя духовно слабым и грешным, он боится судить других, потому что, осуждая других, он осуждает себя. Если осуждение, происходит от гордости, оно исчезает последствием смирения. Если осуждение есть плод самолюбия, то любовь избавляет от него. Человек, который по-настоящему, любит Бога, любит и каждого ближнего, ведь в каждом есть образ Божий. Человеколюбие, но не лицемерие помогает побеждать в себе эту мерзкую страсть. От осуждения следует отличать также и обличение. По внешней форме они могут быть весьма сходны, но по внутренним мотивам, содержанию и результативности – совершенно различными, едва ли не противоположными. И обличающий, и осуждающий своё мнение полагают из видения недостатков в ближнем. Но тот, кто осуждает, в лучшем случае констатирует только факт недостатка человека, делая это с неприязнью к нему. Обличающий же делает это исключительно из духовных побуждений, не ища при этом своей собственной воли, а желая ближнему только добра и блага от Господа.

В духовной жизни, по учению преподобных старцев Оптинских, очень важно помнить, что «везде потребно смирение, терпение, и неосуждение других. Только этими духовными средствами приобретается мирное устроение души»301. Человек должен помнить, что при любых обстоятельствах он должен стараться не осуждать, если же обстоятельства жизни или статус начальства требуют особого замечания, то нужно сделать обличение, но сделать с любовью, хоть и строгой.  

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В процессе изучения духовного наследия преподобных Оптинских старцев и написании работы, было выявлено, что основанием Оптинского старчества является смирение, которое есть фундамент всех добродетелей. Именно смирение помогло им обрести такую драгоценную добродетель, как рассуждение. Именно смирение вселило в их сердце Христа, научило любить и молиться. Жизнеописание и духовное наследие преподобных старцев показало не только их особый характер и личный подвиг, но и открыло их особую соборность и единодушие. Неотделимость учителя от ученика с ясностью показало единство духовного опыта и единство внутреннего устроения каждого Оптинского подвижника. Всё это на протяжении целого столетия и явило себя в неразрывной цепочки духоносных старцев, наставников и учителей духовной жизни. Неоспоримым аргументом важности и особой духовной пользы их поучений явилось то, что каждое слово старцев исходило из их личного духовного опыта. Все четырнадцать старцев были прославлены Русской Православной Церковью в лике преподобных на Юбилейном Соборе 2000 года. Можно с уверенностью сказать, что их религиозный опыт явился достоянием не только святоотеческой мысли Православной Руси, но и каждого христианина в отдельности. Поэтому в наше время было бы большим упущением не заметить всю их ценность и благотворное  действие на душу человеческую. Ведь оставление их духовного наследия, которое соединило в себе духовные традиции иночества и русского, и афонского, способно не только значительно ослабить наш нравственно-религиозный кругозор, но и повлиять на духовное возрождение каждого христианина в отдельности.

Отвечая на вопрос, чем же для нас полезно их учение, можно сделать следующие выводы:

  •  во-первых, оно учит нас истинно христианской жизни;
  •  во-вторых, оно помогает нам понять основание и фундамент духовной жизни –  смирение;
  •  в-третьих, если, по учению Оптинских старцев от смирения рождаются все добродетели, то от гордости, которая полностью противоположна смирению, происходят все наши страсти. Поэтому именно гордость является главным препятствием к спасению;
  •  в-четвёртых, христианская жизнь должна быть неотделима также и от терпения, покаяния и веры, которая полностью доверяет Богу и Его Промыслу;
  •  в-пятых, именно молитва устанавливает непосредственную связь с Богом, Который преображает, укрепляет и помогает немощному человеку на его пути к спасению. А любовь к Богу и ближнему помогает в призвании стать живым воплощением образа Божия и Его подобия;
  •  в-шестых, страх Божий становится неотделимым средством, которое удерживает душу от многих греховных поползновений.

Всё это свидетельствует о том, что духовное наследие Оптинских старцев действительно является ценным пособием и руководством к нравственному преображению и возрождению не только монаха, но и мирянина. А обширность и насущность их духовного руководства, и в особенности духовный и нравственный авторитет их слов, показывают, что каждый христианин может черпать для себя в нём всё необходимое для своей духовной жизни, приближаясь постепенно к нравственному совершенствованию, которое и является основанием нашего спасения.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета в русском переводе с параллельными местами и приложением. – М.: Российское Библейское Общество, 2005. – 1232 с.

  1.  Акафист Преподобным Старцам Оптинским.
  2.  Агапит (Беловидов), архимандрит. Житие преподобного Амвросия старца Оптинского. В 2-х ч. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2008. – 576 с.
  3.  Афанасьева З. М. По этим стёртым Оптинским ступеням… Оптина пустынь: люди и судьбы. – М.: Вера, Надежда, Любовь, 2009. – 367 с.
  4.  Будем идти путем смирения. Письма Преподобного Макария Оптинского Льву Александровичу Кавелину. М.: Сестричество во имя Святителя Игнатия Ставропольского,  2004. – 38 с.
  5.  Благословенная семья. Советы преподобного Макария Оптинского. – Ростов-на-Дону: Ростов-на-Дону епархия, 2008. – 365 с.
  6.  Благословенная Оптина. Воспоминания паломников об обители и её старцах. Воспоминание князя Н. Д. Жевахова. – Свято-Введенская Оптина пустынь: Отчий Дом, 1998. –  300 с.
  7.  Быков В. П. Тихие приюты для отдыха страдающей души. – М.: Издание Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря, 1993. – 349 с.
  8.  Вениамин (Федченков), митрополит. Из того мира. Книга чудес и знамений нашего времени. – М.: Сретенский монастырь; храм Рождества Пресвятой Богородицы села Льялово, 2003. – 400 с.
  9.  Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. В 2-х т. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006.
  10.  Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2007. – 831 с.
  11.  Дневник последнего старца Оптиной пустыни иеромонаха Никона (Беляева). – СПб.: Сатис, 1994. –  304 с.
  12.  Ераст (Вытропский), иеромонах. Историческое описание Козельской Оптиной пустыни и Предтечева скита (Калужской губернии). – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2005. – 303 с.
  13.  Жития Преподобных Старцев Оптиной пустыни. – Мн.: Лучи Софии, 2007. – 478 с.
  14.  Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков: Июль. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1994. (Репринт) – 590 с.
  15.  Жития Оптинских старцев. Преподобный Лев. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 448 с.
  16.  Житие иеросхимонаха Льва Оптинского. М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1994. – 410 с.
  17.  Жития Оптинских старцев. Преподобный Моисей. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2004. – 334 с.
  18.  Житие преподобного схиигумена Антония Оптинского. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 1992. –  222 с.
  19.  Житие иеросхимонаха Илариона. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1993. – 350 с.
  20.  Жития Оптинских Старцев. Преподобный Амвросий / Сост. протоиерей Сергий Четвериков. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2007. – 490 с.
  21.  Житие и наставления преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1990. – 48 с.
  22.  Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1994. – 222 с.
  23.  Житие архимандрита Исаакия. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1996. – 158 с.
  24.  Житие схиархимандрита Исаакия I. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1995. – 158 с.
  25.  Житие иеросхимонаха Иосифа. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1993. – 283 с.
  26.  Житие схиархимандрита Варсонофия / Сост. В. Афанасьев. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1995. –  464 с.
  27.  Житие иеросхимонаха Анатолия (Потапова). – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1995. – 351 с.
  28.  Житие иеромонаха Нектария. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1996. – 320 с.
  29.  Житие иеромонаха Никона. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 1996. – 464 с.
  30.  Жизнеописания Оптинских новомучеников иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2005. – 350 с.
  31.  Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина Слова подвижнические. Слово 53 / Перевод с греч. С. И. Соболевского. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. – 632 с.
  32.  Илларион (Алфеев), епископ Венский и Австрийский. Духовный мир преподобного Исаака Сирина. – СПб.: Изд. 4, испр. и доп. Олега Абышко, 2008. – 448 с.
  33.  Иларион (Алфеев), игумен. Вы – свет мира. Беседы. О зависти. – Клин: Христианская жизнь, 2-е издание, 2004. – 319 с.
  34.  Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 406 с.
  35.  Иоанн (Маслов), архимандрит. Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие. – М., 2000. –  190 с.
  36.  Иоанн (Алексеев), схиигумен. Загляни в свое сердце. – М., 2006. – 416 с.
  37.  Иоанн (Кологривов), иеромонах. Очерки по Истории Русской Святости. – Сиракуза, 1991. – 415 с.
  38.  Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2008. – 687 с.
  39.  Концевич И. М. Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси. – М.: Никея, 2009. – 240 с.
  40.  Клемент (Зедергольм), иеромонах. Оптинский старец игумен Антоний. Жизнеописания и записи. – Калифорния: Братство преподобного Германа Аляскинского, 1973. – 224 с.
  41.  Леонид (Кавелин), иеромонах. Житие иеросхимонаха Макария. – М.: Свято-Введенской Оптина пустынь, 1995. (Репринт) – 184 с.
  42.  Леонтьев К. Н. Отец Климент Зедергольм иеромонах Оптиной Пустыни. –  Paris: YMCA-PRESS, 1978. – 123 с.
  43.  Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 240 с. – Духовное наследие.
  44.  Марк (Лозинский), игумен. Отечник проповедника. – Свято-Успенская Почаевская Лавра, 2008. – 672 с.
  45.  Нужно жить нелицемерно. Духовные наставления Старцев Оптинских. – Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2007. – 191 с.
  46.  Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой / Сост. послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. – 58 с.
  47.  Нилус С. На берегу Божьей реки. Записки православного. Ч. 1. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1991. – 322 с.
  48.  Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. – 491 с.
  49.  Оптина Пустынь в фотографиях. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2007. – 36 с.
  50.  Преподобный Исаак Сирин. Путь в жизнь вечную. – М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2008.– 60 с. – Духовная Библиотека.
  51.  Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на небо. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 592 с. – Духовная сокровищница.
  52.  Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2009. – 288 с. – Письма о духовной жизни.
  53.  Преподобный Антоний, старец Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2003. – 285 с.
  54.  Преподобный Амвросий Оптинский. Умудряйся и смиряйся. – М.: Сретенский монастырь, 2008. – 416 с.
  55.  Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 768 с.
  56.  Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 2008. – 336 с.
  57.  Преподобный Варсонофий Оптинский. Духовное наследие. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. – 367 с.
  58.  Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2009. – 704 с.
  59.  Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 336 с.
  60.  Путеводитель по письмам Оптинского старца Макария / Сост. Дубинина И. В. – М.: Даниловский благовестник, 2001. – 191 с.
  61.  Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина пустынь: Изд. 2-е, испр. и доп., 2006. – 511 с.
  62.  Письма великих Оптинских старцев. – М.: Сретенский монастырь, 2003. –  654 с.
  63.  Поселянин Е. Оптинский старец иеросхимонах Амвросий. – М.: Живоносный источник, 2001. – 59 с.
  64.  Пётр (Екатериновский), епископ. Указание пути ко спасению. Опыт аскетики (в сокращении). М.: Сибирская Благозвонница, 2008. – 444 с.
  65.  Святитель Василий Великий. Творения в двух томах. Том 1. – М.: Сибирская Благозвонница, 2008. – 1169 с. – Полное собрание творений святых отцов Церкви и Церковных писателей в русском переводе.Том 3.
  66.  Святитель Игнатий Брянчанинов. Полное собрание творений в 7 томах. Т. 6. Святитель Игнатий Брянчанинов и благословенная Оптина Пустынь / Сост. Ольга Шафраново. М.: Паломникъ, 2004. 799 с.
  67.  Собрание писем Святителя Игнатия, епископа Кавказского. Письмо № 452. М., СПб., 1995. – 846 с.
  68.  Собрание писем Оптинского старца Амвросия. – М.: Свято-Введенская Оптина пустынь, 2009. – 377 с.
  69.  Собрание писем Оптинского старца Амвросия к мирским особам. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2003. – 415 с.
  70.  Собрание писем  преподобного Оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – Свято-Введенская Оптина пустынь, 1998. – 311 с.
  71.  Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2005. – 895 с.
  72.  Собрание писем блаженныя памяти Оптинского старца Макария. – СПб.: Изд. Л. С. Яковлевой, 1993. – 760 с.
  73.  Старец Нектарий (1857-1928). Житие: Подвиги и чудеса. – М.: ТРИМ, 1994. – 64 с. – Подвижники благочестия XX столетия.
  74.  Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 352 с.
  75.  Собор преподобных старцев, в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2001. –  103 с.
  76.  Созвездие Иноческого Небосвода. Новые чудеса Оптинских старцев. – М.: Ксения, 2002. – 32 с.
  77.  Смолич И. К. Русское монашество. – М., 1997. – 607 с.
  78.  Сергий (Рыбко), игумен. Спасительна ли вера в ложь? Ответ русского инока на Брошюру афонского иеромонаха Доримедонта (Свинина). М.: Издательство имени Святителя Игнатия Ставропольского, 2004. – 256 с.
  79.  Соколов Д. Д. Старчество в Оптиной пустыни // Прибавления к Церковным Ведомостям. – СПб, 1898. – N 32. – С. 1192.
  80.  Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. М. 13-16 августа 2000 года. – Нижний Новгород: Братство во имя Св. кн. Александра Невского 2000. – 288 с.
  81.  Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в день прославления Собора старцев Оптинских (Свято-Введенский собор Оптиной пустыни, 26 июля 1996 года) / Официальный веб-сайт Русской Православной Церкви [Электронный ресурс]. Режим доступа: http: //www. patriarchia.ru/db/print/478995.html. Дата доступа: 20.09.09.
  82.  Трифон (Туркестанов), митрополит. Любовь не умирает. Духовное наследие. – М., 2007. – 658 с.
  83.  Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и Оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997. – 247 с.
  84.  Туркина Е. Оптина пустынь и Россия // Журнал Московской Патриархии. – 1989. – № 4.
  85.  Хоружий С. С. Феномен русского старчества: Примеры из духовной практики старцев. – М., 2006. – 272 с.
  86.  Четвериков Сергий, протоиерей. Правда христианства. – М.: Крутицкое Патриаршее Подворье; Общество любителей церковной истории, 1998. – 418 с.
  87.  Шиманский Г. И. Учение святых отцов и подвижников Православной Церкви о борьбе с главными греховными страстями и о добродетелях. – М.: Сретенский монастырь, 2-е изд., 2007. – 672 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ

КРАТКОЕ ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ОПТИНСКИХ СТАРЦЕВ, ИХ ДУХОВНЫЙ ОБЛИК И ХАРАКТЕР

«Радуйся, отче Льве, старчества кореню крепкий!»302

«Радуйся, по Бозе пламенный ревнителю!»303

                                                                                                 Первый оптинский старец, преподобный Лев (1768-1841), (в миру – Лев Данилович Наголкин), родился в городе Карачеве (Орловская губерния)304. В молодости был приказчиком по торговым делам. В 1797 году поступил в Оптину пустынь, где в 33 года пострижен в монашество с именем Леонид, и после рукоположен в священство. Промыслом Божиим монашеский путь проходил в различных обителях. Духовными  руководителями его были ученики преподобного Паисия Величковского, старцы схимонах Феодор и иеросхимонах Клеопа305. В 1829 году, вернувшись в Оптину, принимает великую схиму, становится духовным руководителем, старцем, фактически полагает начало духовного руководства в обители. Вообще, можно сказать заслуга преподобного Льва заключалась в том, что он вывел старчество из монастырских стен (ранее старцы окормляли почти исключительно монастырских насельников) и распространил его на внешний мир.

      Известный историк И. К. Смолич пишет: «Труды отца Льва способствовали превращению Оптиной в духовный центр России, куда устремлялось множество людей, чтобы получить помощь и духовный совет по многим вопросам христианской жизни»306.  Так как в то время старчество не совсем правильно понималось,  преподобный выносит многие скорби, но остаётся верным продолжателем святоотеческого духа. Говоря о старце Льве, можно сказать, что советы его имели огромный вес, потому что он сам соблюдал в своей жизни то, чему учил.  Преподобный отличался необыкновенной ревностью и любовью к Богу, духовною мудростью, простотой обращения. Сильная вера старца выражалась в благородном мужестве и твёрдости в борьбе за человеческую душу. Старец имел необыкновенно милостивое сердце к страдающему народу. Его любовь была настолько сильной, что он мог пожертвовать даже собственной жизнью ради нуждающегося в его помощи человека. «Один валаамский монах, человек строгой и суровой жизни, спросил отца Леонида, как может он сохранять трезвенность ума и внимательность при непрерывной беседе с всё время приходящими к нему и нарушающими его уединение братьями? Отец Леонид ответил, что по любви к кому-либо из своих ближних он готов, если надо, говорить с ним двое суток подряд, не испытывая ни малейшего стеснения для внутренней молитвенной жизни»307. «Однажды, проходя мимо кельи отца Льва, отец Моисей увидел  у двери старца толпу народа. Настоятель счёл своей обязанностью напомнить старцу о непреклонной воле епископа, запрещающей ему принимать посетителей. Старец, указывая на лежащего у кельи калеку в параличе, ответил: «Посмотрите на него, он живой в аду, я могу помочь ему. Господь прислал его сюда для покаяния, чтобы я открыл ему его грехи». Настоятель, охваченный ужасом и жалостью, всё настаивал: «Его Высокопреосвященство грозит вашим арестом». А отец Леонид возражал: «Ну и что ж? Хоть в Сибирь меня пошлите; хоть костёр разведите, хоть на огонь поставьте, я буду всё тот же Леонид. Я к себе никого не зову, а кто приходит ко мне, тех гнать от себя не могу»308. Духовным даром старца был дар прозорливости,  душу кающегося грешника он видел насквозь. Дар рассуждения помогал ему направить мятущуюся душу на путь спасения. Как сообщает жизнеописание, при всём его сильном характере «никто никогда не видел его в раздражении и гневе, не слышал от него слов нетерпения и ропота»309. День памяти преподобного Льва Оптинского 11 октября.

«Радуйся, отче Макарие, высото смирения»310

«Хотяще  угодити Богови, велений Его явился еси усердный хранитель, преподобне Макарие, соблюдающе заповедь Господню: аще кто тя ударит в ланиту десную, обрати тому и другую. Силою толикого смирения исхождаху духове нечистии от одержимых теми. Мы же, образ зряще сей смиренномудрия, славим Бога: Аллилуиа»311

      Преподобный  Макарий  (1788-1860),  (в миру – Михаил Николаевич Иванов), был из дворянского рода Орловской губернии. В 22 года поступил в Площанскую пустынь, где принял иночество с именем Мелхиседек.312  А через 5 лет монашество, в котором получил имя в честь преподобного Макария Египетского. В 1834 году отец Макарий поступил в Оптинский скит, где стал сподвижником старца Льва. С этого момента старчество в Оптиной пустыни начинает ещё более укореняться. В скиту он исполняет должность начальника, проявляет себя как очень мудрый духовный руководитель. Делом жизни старца стало издание святоотеческих трудов, что объединило вокруг обители лучшие духовные интеллектуальные силы России. Историк И. К. Смолич пишет: «Благодаря преподобному Макарию многие русские писатели, поэты и мыслители сумели проникнуться аскетическим духом христианства»313. Очевидной добродетелью старца было глубокое смирение. «Смирение старца выражалось во всяком движении и слове и в виде его. Это же глубокое смирение давало ему и мирность духа»314. «Изумительно было спокойствие преподобного Макария в минуты его наставнической деятельности. Он с одинаковым терпением выслушивал нелепое суеверие и безумное вольнодумие, бессмысленную жалобу крестьянской женщины и замысловатую пытливость учёного человека. Ничто не могло возмутить его христианского терпения, его полного христианского спокойствия, всё было покорено им в себе глубочайшему смирению»315.  Как пишет  в своём очерке В. Н. Лосский: «Великое смирение старца Макария было источником той сверхъестественной власти, которую этот немощный старец имел над душами: его всегда тихая речь склоняла горделивых, возвращала надежду отчаявшимся, вновь приводила к вере разуверившихся. Даже дерзания бесов не могли сопротивляться этой силе» 316.  Жизнеописание старца рассказывает особый случай. Однажды один человек каждый раз, как находился в присутствии чего-либо священного, подвергался приступам сумасшествия. Все врачебные средства, которыми как в России, так и заграницей его лечили, были бессильны перед его духовной болезнью. В конце концов, больного привезли в Оптину. Пока ходили за старцем, его оставили в монастырской гостинице. Больной, прежде никогда раньше об отце Макарии не слышавший, стал кричать: «Макарий идёт, Макарий идёт!». В то время, когда старец входил в комнату, бесноватый, ринувшись ему навстречу, сильно ударил его по щеке. Макарий тут же подставил ему другую. Этого бес выдержать не смог: больной, как подкошенный, упал к ногам старца и долго лежал в обмороке, а потом поднялся  здоровым. Преподобный Макарий обладал  даром непрестанной молитвы, «даже во сне губы его непрерывно повторяли сладчайшее имя Иисуса. Страдая бессонницей, он проводил ночные часы в размышлениях о величии Божием и путях Его Промысла»317. Имел отец Макарий и дар рассуждения: «он мог дать каждому монаху то именно чтение, которое соответствовало степени его духовного развития»318.

«Письма его, писал один из современников старца Макария, – могут быть названы часами, по которым и утром, и в полдень, и ночью можно поверять жизнь всякому... И юный, и зрелый, и старый может прибегать во всякое время к этому указателю, который сам шествовал неуклонно по пути Солнца правды»319.

День памяти – 7 сентября.

 

«Потаенный (сокровенный) сердца человек явился еси в красоте неистленной кроткаго и молчаливого духа, преподобне отче Моисее, стадо твое добре упасл еси, на камени веры обитель созидая, на немже и храм сердца своего устрояя…»320   

Тропарь глас 4, составитель – иеромонах Василий (Росляков)

Преподобный Моисей Оптинский (1782-1862), (в миру – Тимофей Иванович Путилов), родился в городе Борисоглебске Ярославской губернии321. В 22 года с братом Ионой поступил в Саровский монастырь (ещё при жизни преподобного Серафима). В последствии  его брат стал игуменом Саровской пустыни. Из Сарова, ища отшельнической жизни, перешёл в Рославльские леса. Старейшим пустыни иеросхимонахом Афанасием был пострижен в монашество в честь преподобного Моисея Мурина. Десять лет, проведённых в Рославльских лесах под руководством старцев паисиевского духовного устроения, сформировали личность отца Моисея. Он стяжал сосредоточенность, молчание, дар непрестанной молитвы. В 1822 году епископ  Калужский Филарет (Амфитеатров) вызвал его для устройства при Оптиной пустыни уединённого скита.  37 лет в сане схиархимандрита  он исполняет послушание настоятеля обители, проявляя себя как выдающийся администратор, талантливый строитель и мудрый наставник. Оптина пустынь обязана ему как внешним благополучием и устройством, так и внутренним благочинием. Самая неоценимая заслуга его состояла в том, что он при содействии старцев Льва и Макария учиредил в Оптиной старчество. Именно он пригласил старца Льва поселиться в Оптиной пустыни. Отличался старец своей милостью и кротостью, вера его была доверием Промыслу Божию. Можно вспомнить, как старец «любил принимать в свою обитель калек, слепых, людей никчемных, от которых монастырю не могло быть никакой материальной пользы»322. «Неподражаемо было искусство отца архимандрита говорить с каждым в его тоне: с простыми попросту, с   образованным на их языке, а с средними сообразно с их понятиями и их образом речи»323. Мудрый настоятель монастыря сумел восстановить обитель и в духовном, и материальном плане. «Труды архимандрита Моисея не ограничивались заботой о том, чтобы построить и благоустроить церкви и кельи, снабдить братство одеждой и трапезой; главное внимание старца было обращено на духовное воспитание монашествующих и нравственную их поддержку»324. Поэтому, как замечает митрополит Трифон (Туркестанов), Оптина пустынь «духовным могуществом своим обязана преимущественно старцу Моисею, который своей высокой душой понял, что не богатством, не пением и внешним благоустройством должна прославляться обитель иноческая, а высокою жизнию братства. Как сам прошедший школу аскетизма и хорошо знакомый с уставами древних иноческих обителей, отец Моисей понимал ясно, чем можно поднять дух братства. Его можно возвысить лишь старчеством, вот почему первая и главная забота его была о водворении во вверенной ему обители старчества»325. Память преподобного празднуется 16 июня.

«Всем сердцем во Христе возлюбил еси житие скитское и послушание брату богомудрому; странствуя же от них далече, в терпении стяжал еси душу твою…»326

Тропарь глас 2, составитель иеромонах Василий  (Росляков)

                                                                                                                      

        

      

           Преподобный Антоний Оптинский (1795-1865), (в миру – Алесандр Иванович Путилов), родился в городе Тутаеве (Ярославская губерния)327. Свой духовный путь начал в Рославльских лесах под духовным руководством своего брата, преподобного Моисея. Исполняя волю архипастыря, вместе с братом отправился в Оптину пустынь, где они и основали уединённый скит. После назначения старца Макария настоятелем обители преподобный Антоний стал скитоначальником, неся возложенное послушание 14 лет. За это время скит становится сердцем монастыря. Так же около 13 лет старец Антоний исполнял и должность игумена Малоярославского Свято-Никольского монастыря. Свои же последние 12 лет жизни провёл в Оптиной пустыни на покое. Как сообщает нам жизнеописание, покой этот был многоболезненный, но в духовном отношении многоплодный.

       Отличительной чертой старца была его сердечная чистота и смирение, он никогда никого не осуждал и не порицал, ничем не соблазнялся, ни о ком не изменял благой мысли. Смирение преподобного Антония проявлялось во всём.  Например, как повествует жизнеописание: «После избрания  настоятелем молодого иеромонаха отца  Исаакия, старец смирялся перед ним как простой послушник.  А отец Исаакий, благоговевший перед ним, приветствовал его земным поклоном, в ответ на что и преподобный, несмотря на боль в ногах, совершал земное поклонение»328.  Преподобный Антоний всегда  был  исполнен любви и состраданием к человеку.   «Сердце его всегда   принимало самое тёплое участие в скорбях ближнего, и потому он особенно любил утешать приходящих к нему»329, – вспоминал о преподобном иеромонах Климент (Зедергольм). Неся крест тяжёлой длительной болезни, он никогда не ослаблял свой строгий монашеский подвиг, непрестанно пребывая в молитве, терпеливо всё перенося. «Многие, видя всегда светлое его лицо и слыша его оживлённую беседу, не понимали, какого страдальца видят они пред собой»330.  Вообще  преподобный предавал особое значение болезням, считая, что иногда они посылаются особым Промыслом Божиим. В одном  письме духовной дочери, старец писал: «Вы в болезни своей очи свои часто с молитвою обращаете к образу Христа Спасителя и к Пречистой Его Матери, а здоровые дамы или девы вместо образа раз по сто в день посмотрят на себя в зеркало; а помолиться хорошенько или перекреститься, как должно, – некогда»331. Говоря же о духовном наследии преподобного, не лишним будет привести слова наместника Александро-Невской лавры, архимандрита Ювеналия (Половцева), который с чувством глубокого благоговения к старцу замечал: «Эти письма писала святая душа»332. А архимандрит Владимир, начальник Алтайской миссии, называл их «наукой о преданности воле Божией»333. Память преподобного старца Антония Оптинского празднуется 8 августа.

«Радуйся, Иларионе, заблудших исправляющий»334

«Радуйся, Иларионе, душ и телес целебниче»335           

  

 Преподобный Иларион Оптинский (1805-1873), (в миру – Родион Никитич Пономарёв), родился в селе Ключи Воронежской губернии336, принадлежал к купеческому сословию. Живя в миру, много потрудился в обращении раскольников Саратовского края. В 1839 году после двухлетнего странствования по российским монастырям  в 33 года поступает в скит Оптиной пустыни, обретя там желанное старческое руководство. После назначения старца Макария скитоначальником был избран им в келейники и пробыл в этом послушании до кончины старца (20 лет). В 1849 году был пострижен в монашество с именем Иларион. В 1853 году посвящён в иеродиакона, а в 1857 – в иеромонаха. Перед кончиной старец Макарий благословил иеромонаха Илариона продолжать старчество. В 1863 году отец Иларион был назначен начальником скита и общим братским духовником, но и вне Оптиной у него было множество духовных чад.

 Выразительным духовным качеством старца Иллариона была тихость и смиренная кротость сердца, он всегда был немногословен, но слова его имели благодатную святую силу. Наряду с даром духовного рассуждения преподобный Иларион имел и дар прозорливости. Так он за четыре недели предсказал день своей кончины. Знание сердца человеческого было у него такое, что нельзя было не изумляться. Одно духовное чадо старца вспоминало: «Мне случалось не раз после беседы с ним испытывать на душе такое спокойствие, такой рай, что решительно забываешь всё земное. Это испытывали мы и после того, как он уже скончался. Когда стараешься жить по его советам, бывает отрадно, легко; когда же по немощи впадаешь в искушение и сделаешь что-либо не так, как он учил, то бывает очень тяжело. Только с той минуты, как мы узнали его, мы поняли, что такое спокойствие духа, что такое мир душевный. И теперь единственное, что поддерживает в великих и постоянных скорбях житейских, – это память о нём. Вспомнишь его смирение, его терпение непостижимое, его любовь отеческую ко всем, его снисхождение к нашим великим недостаткам душевным, – и невозможно не обратиться на себя, не видеть свою нищету в сравнении с этим облагодатствованным отцом»337. Память преподобного празднуется 18 сентября.

«Радуйся, Амвросие, в болезнех долготерпеливый»

«Раудуйся, слёзы страждущих изсушивый»338

«Радуйся, Амвросие, благоуханный крине старчества»339

              Преподобный  Амвросий Оптинский (1812-1891) (в миру – Александр Михайлович Гренков) родился в селе Большая Липовица Тамбовской губернии в семье пономаря. Во время обучения в духовной семинарии он смертельно заболел и дал Господу обет в случае выздоровления поступить в монастырь340. Александр поправился, но свое намерение исполнил только спустя четыре года, которые прошли в борьбе между голосом совести и привязанностью к миру. В 1839 году Александр Михайлович посетил троекуровского старца Илариона, который сказал ему: «Иди в Оптину. Ты там нужен»341. Осенью 1839 года Александр Михайлович прибыл в Оптину и в марте 1840 года был принят в число братства. Одним из его послушаний было чтение правила старцу Льву, который перед смертью поручил его особенному попечению старца Макария.  В 1842 году Александр Михайлович был пострижен в монашество и наречен Амвросием.  В 1843 году состоялось посвящение его в иеродиакона, а в 1845 году – в иеромонаха342. В 1846 году в возрасте 34 лет отец Амвросий становится помощником старца Макария в духовничестве. Вскоре он тяжело заболел и вследствии неспособности выполнять монастырские послушания был выведен из штата обители343. Тяжкие болезни не оставляли преподобного Амвросия до конца жизни, однако он считал их необходимыми для спасения. После кончины старца Макария иеромонах Амвросий становится его преемником. К келье старца Амвросия начинают стекаться за советом и утешением люди всех сословий и возрастов со всей России. 1 октября 1884 года преподобным Амвросием была основана женская Шамординская Казанская обитель для малоимущих344, куда в 1890 году старец переехал и где оставался до самой смерти. 

       Говоря о духовном облике преподобного, можно привести слова Владимира Николаевича Лосского, который пишет: «Старец Амвросий сочетал в своём лице лучшие качества своих предшественников. Осмелюсь сказать, что в нём оптинское старчество достигло своего апогея»345. Один из исследователей старчества замечает, что именно «преподобный Амвросий Оптинский даёт чистый и классический образец того, что обыкновенно понимают под русским старчеством. Его главная и определяющая черта – сочетание строгого подвижничества и высокой духовности с активным выходом в мир»346. Самым главным качеством старца Амвросия была любовь, настоящая, непроходимая, как замечает митрополит Трифон (Туркестанов) в своём слове при погребении старца: «Та любовь, которая во всех людях видит, прежде всего, образ и подобие Божие, – и любит его, и плачет об его искажениях, если замечает их. И не гордым словом упрёка встречает слабости и немощи человеческие, но все их несёт на себе. Та любовь, которая душу свою кладёт за ближних своих, – выше которой, как засвидетельствовано Словом Божиим, ничего не может быть. Та любовь, которая заставила одного святого (прп. Варсануфий Великий) в молитвах с дерзновением взывать к Богу: «Господи, если я приобрёл благодать пред Тобою, если я достиг Царства Небесного, то вели и братьям моим войти со мною: а без них и я не пойду туда»… Вот этой-то любовью, было проникнуто всё существо нашего батюшки»347. «К отцу Амвросию довольно было подойти, чтобы почувствовать, как сильно он любит»348, – замечает Евгений Николаевич Поселянин. Каждый собеседник «знал, что в эти минуты старец вошёл в его жизнь и заботится о нём больше, чем он сам, потому что своё собственное существо он позабыл, оставил, стряхнул с себя, отрёкся от него и на место этого изгнанного «я» поставил своего ближнего и перенёс на него в сильнейшей степени всю ту нежность,  которую люди тратят на себя»349. По этой причине «ни звание человека, ни состояние не имели никакого значения в его глазах,  нужна была только душа человека, которая настолько была дорога для него, что он, забывая себя, всеми силами старался спасти её, поставить на истинный путь»350. ««Когда человек весь бывает внутренне соединён и срастворён любовью Божией, тогда и по наружному своему виду, – говорит преподобный Иоанн Лествичник (30, 17), – на теле своём изъявляет светлость души своей». Вот такая-то светлость всегда была заметна на сухеньком лице старца и чувствовалось, что он готов «течь на выю и облобызать тебя, кающагося»»351, – пишет иеромонах Ераст (Вытропский). Так же характерным качеством преподобного Амвросия была глубокая прозорливость и дар духовного рассуждения. «Для него не существовало тайн – он видел всё. Незнакомый человек мог прийти к нему и молчать, а он знал его жизнь, и обстоятельства, и зачем он сюда пришёл»352. «Светло-карие глаза старца прямо смотрели на того, с кем он говорил, и было ощутимо, что взгляд проникал до самых глубин человека, что ничто не могло от него скрыться, и тем не менее присутствовало чувство исключительной лёгкости, внутреннего освобождения, радости»353. По воспоминаниям современников в старце Амвросии «поражал исключительный дар понимания людей. Он всегда видел состояние души своего собеседника,  умел  каждому подать нужную помощь»354.  Вся тайна прозорливости отца Амвросия, как замечает Владимир Николаевич Лосский, «таилась в его сострадании, старец не только любил всех, кто к нему приходил, но и обладал способностью с ними отождествляться и поэтому так же любил их близких и всё, к чему они были привязаны, всё, что составляло их жизнь»355. «Это громадное сочувствие, благодатная способность принять чужое горе и нужду ближнего своего и поясняют всё то значение, которое имел отец Амвросий для тех, кто его знал»356,  – пишет Евгений Николаевич Поселянин. «Одарённый духовным рассуждением, острой памятью и словом, преподобный всякому приходящему к нему давал соответствующие наставления из Священного Писания и отеческих книг. Его беседы были преисполнены глубокого смирения; они согревали охладевшие сердца, открывали душевные очи, просвещали разум, призывали людей к раскаянию, душевному миру и к духовному возрождению, они покоряли сердца людей, вселяя в них благодатный мир и тишину»357. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых (1 Кор. 9, 22), – эти слова Священного Писания, написанные на надгробие старца прп. Амвросия Оптинского, по мнению Митрополита Трифона (Туркестанова), «ярко выражают и характер, и направление деятельности этого великого подвижника»358. Память преподобного празднуется 10 октября.

«…Освятил еси именем Христовым сердце свое, преподобне отче Анатолие, зерцало Духа Всесвятаго, моли Жизнодавца Утешителя Христа да помилует нас грешных и спасет души наша»359 

Тропарь глас 6, составитель – иеромонах Василий (Росляков)

«Радуйся, Анатолие, молитвы светильниче»360

    

      Преподобный Анатолий Оптинский Старший (1824-1894), (в миру – Алексей Моисеевич Зерцалов), родился в семье диакона. После окончания Калужской духовной семинарии поступил на службу в Казённую палату, но вскоре тяжело заболел и дал обет в случае выздоровления принять монашеский постриг361. Господь даровал ему жизнь, и в 1853 году он поступил в число братства Оптиной пустыни. Его старцем стал преподобный Макарий, который перед своей кончиной поручил послушника старцу Амвросию. В 1862 году брат Алексей был пострижен в монашество с именем Анатолий, в честь святителя Анатолия Цареградского362. Вскоре старец Амвросий стал посылать отца Анатолия в монастырскую гостиницу утешать скорбящих363, вводя его, таким образом, в старческий труд. В 1870 году преподобный Анатолий был посвящен в иеромонаха и стал ближайшим помощником старца Амвросия, а также благочинным скита. В 1874 году отец Анатолий принял должность скитоначальника и окормление новосозданной Шамординской женской обители. Двадцать один год был он для инокинь преданным, любящим отцом и наставником. Преподобный Амвросий говорил: «Ему такая дана молитва и благодать, какая единому из тысячи даётся»364. Поэтому если говорить о духовном облике старца Анатолия (Зерцалова), прежде всего надо сказать, что он был великий и благодатный молитвенник. Старец не только был её делатель, но и наставник для многих иноков и инокинь. «Молитву Иисусову он почитал главным средством ко спасению, глубже всего запечатлевающим в душе нашей постоянную память о Боге и, как огонь, очищающим и воспламеняющим её»365. В его письмах каждое слово направлено к одной цели – спасению души. Письма преподобного Анатолия (Зерцалова), по словам протоиерея Сергия Четверикова, «учат знать и любить Бога, разъясняют высокую цель жизни христианской и монашеской, ободряют в подвиге борьбы со страстями и немощами, учат молитве Иисусовой и вообще заключают в себе много полезных уроков для всякого, ищущего жизни духовной»366. Старец был опытным духовником, обладающим даром рассуждения. Преподобный Амвросий Оптинский говорил, что «отцу Анатолию был дан особый дар утешать молодых»367. Как вспоминает о старце князь Николай Давыдович Жевахов, «не было не одного затруднительного положения из которого этот дивный старец не вывел бы и не освободил бы заблудившегося в дебрях жизни»368. Преподобный Анатолий умел вселить в сердце человека веру в Бога, потому что «соединял с глубиною и богатством духовного познания  нежнолюбящее сердце, детски простую душу и удивительную способность настраивать других на свой тон, переливать в их душу собственное духовное содержание»369. Особенное значение старец придавал смирению и терпению скорбей, считая их «сокровищем, которое очень способствует Иисусовой молитве»370. Вообще преподобный отличался чистым, милостивым сердцем. Он был так сострадателен, «что даже если узнавал о чьём-нибудь горе, долго волновался, что часто сильно ухудшало его самочувствие»371. Старец Анатолий предавал так же большое значение старческим традицием Оптиной пустыни, говоря: «Верьте, сердце моё с вами и будет с вами, пока будете держаться заветов блаженных отцов наших – Макария и Леонида. Мир вам и спасение!»372. Сам, будучи истинным монахом, старец учил, что есть настоящее монашество: «Не всё монашество заключается в подряснике да каше. Надел подрясник, стал есть кашу и думает: «Я теперь стал монахом». Нет. Одно внешнее не принесёт никакой пользы. Правда, нужно носить монашескую одежду и поститься, но это не всё. Лампа, пока не горит, не оправдывает своего назначения – светить. Чего же недостает? Огонька. Необходим фитиль и керосин, но ещё нет огня: а если лампа зажжена, сразу польётся свет. Так и в монашестве: одна внешность не приносит пользы, необходим внутренний огонёк. Монашество есть сокровенный сердца человек»373. Это глубокое определение монашества и охарактеризовало весь внутренний монашеский подвиг преподобного Анатолия. Память преподобного празднуется 25 января.

«О, велия твоя купля, преподобне отче Исаакие, село отеческое оставив, покров Божией Матери приобрел еси и игуменство с кротостию и незлобием, обитель Заступницы Усердной прославляя и украшая, под сенью Ея упокоился еси»374

Тропарь глас 1, составитель иеромонах Василий (Росляков)

Преподобный Исаакий I Оптинский (1810-1894), (в миру – Иван Иванович Антимонов), родился в Курске в благочестивой купеческой семье375. Мысль о монашестве долгое время вызревала в его душе. В возрасте тридцати семи лет в 1847 году он поступил послушником в скит Оптиной пустыни под духовное руководство преподобного Макария. В 1855 году был посвящён в иеродиакона, в 1858 – в иеромонаха. После смерти старца Макария отец Исаакий переходит под руководство преподобного Амвросия. В 1862 году после смерти настоятеля Оптиной пустыни старца Моисея, архимандрит Исаакий становится его преемником376. Тридцать два года управлял он обителью, поддерживая ее в цветущем духовном и материальном состоянии. Будучи истинным монахом, преподобный Исаакий никогда не начинал монастырских дел без совета со старцем, служа для братии примером подлинного иноческого смирения и послушания. Те, кто общался с преподобным Исаакием, говорили, что уходили от его простой беседы освежёнными и готовыми на борьбу с миром и греховным себялюбием. Главным отличием старца была искренняя простота и смирение. Имея желанную цель – спасение души, «он всеми силами старался избегать славы мира сего, уклоняясь даже от принятия священства, и только по убеждению своего духовного отца, преподобного Макария, со слезами согласился на посвящение»377. Простота обращения его с братьями была поразительна. «Вне начальственных отношений он считал всех как бы равными себе; не стеснялся сажать своих монахов рядом с собою пить чай или беседовать»378. Трогательны и особенно точны слова митрополита Трифона (Туркестанова), сказанные им в девятый день после кончины особо уважаемого настоятеля Оптиной пустыни схиархимандрита Исаакия: «Да он любил Бога, ибо всю жизнь нелицемерно служил Ему! Да, он любил службу Божию, ибо за день до кончины коснеющим уже языком благословлял Господа, призывая чтеца к началу утреннего богослужения; не желая лёжа выслушивать Божественные словеса евангельские, а силясь встать, дабы стоя их слушать!»379. «Всё упование своё возложил он на Господа, Которого всегда имел пред духовными очами своими. Господь мне прибежище и сила, на Него аз уповаю (Пс. 17, 3), – Вот что легло в основание его настоятельства»380. Последним его наставлением ко всем братьям, из которых многие его спрашивали, как же им жить после него, было следующее: «Живите по совести и просите помощи у Царицы Небесной, и всё будет хорошо»381. Память преподобного празднуется 22 августа.

«Послужив старцу преусердно, облистаем был еси сиянием его славы и преобразился еси телом и душею, благообразне преподобне отче Иосифе, светильниче пресветлый. Темже чреду старчества унаследовав, таинник Божия благодати явился еси»382

Тропарь глас 1, составитель иеромонах Василий (Росляков)

«Радуйся, Царицы Небесныя любимиче блаженный»383

Преподобный Иосиф Оптнский (1837-1911), (в миру – Иван Литовкин), родился в селе Городище Харьковской губернии. В раннем детстве он лишился родителей и был вынужден работать в трактире, бакалейной лавке, сопровождать обозы с товаром. Он много видел черную сторону жизни, однако не развратился, храня в себе стремление к духовности384. В 1861 году, по совету своей сестры-монахини, Иван пришёл в Оптину пустынь, и преподобный Амвросий благословил его остаться в монастыре385. После мирской жизни Иван принял тишину и покой святой обители как бесценный Божий дар. Вскоре он был принят в келейники к старцу Амвросию. В 1872 году состоялось его пострижение в мантию, в 1877 году отец Иосиф был посвящён в иеродиакона, в 1884 – в иеромонаха. Старец Амвросий советовал посетителям обращаться к своему старшему келейнику. Он любил его и доверял ему, «называя его своей правой рукой, и никогда не разлучался с ним в течение тридцати лет»386. Отъезжая в Шамордино преподобный Амвросий благословил отца Иосифа на духовничество в Оптиной. На протяжении двенадцати лет преподобный Иосиф был начальником Оптинского скита, духовником оптинской братии и шамординских сестер, окормлял насельников других монастырей и множество мирян. «Отличительной чертой его характера была необыкновенная скромность, деликатность, уступчивость, со временем эти качества глубоко проникли во всё его существо и претворились в великие добродетели смирения, любви и ангельской кротости. Смиренная поступь, опущенные глаза, краткий ответ с поклоном и всегда неизменно скромная, приветливая улыбка… в нём чувствовалось что-то особенное»387. Он был человек «глубокого внутреннего мира, хранивший сердечное безмолвие и непрестанную молитву»388. Неспроста преподобный Амвросий иногда говорил: «Вот я пою вас вином с водою, а отец Иосиф будет поить вас вином неразбавленным»389. В старце Иосифе действительно присутствовали духовные дарования подобно его великому учителю. Старческое руководство его отличалось сдержанностью, рассудительностью, немногословностью. «Его краткие ответы были сильнее и действеннее самых обстоятельных бесед, он умел в двух-трёх словах сказать так много, что сразу всё становилось ясным и понятным»390. Преданные старцу духовные дети говорили: «Иногда и один взгляд его говорил мне более, чем тома проповедей»391. Старцу был присущ особый дар исповеди, о нём говорили: «Точно шубу снял с меня батюшка мою скорбь, – так мне стало легко»392. Свидетельствует о духовном состоянии старца Иосифа особое отношение к нему Пресвятой Богородицы, Которая, как сообщает жизнеописание, два раза являлась ему: «Потерпи, любимче Мой, немного осталось»393, – утешала Она его во время тяжёлой болезни. Эти слова услышал послушник, ходивший за отцом Иосифом. Думая, что за ширмой, где лежал больной, кто-то есть, он заглянул за ширму и был поражён: там никого не было, а батюшка Иосиф лежал, как пласт, с закрытыми глазами. Как и великий светильник земли Русской преподобный Серафим Саровский, батюшка сподобился услышать от Самой Честнейшей Херувим, сии слова: «Любимче Мой». Память преподобного празднуется 9 мая.

  

«Воине доблестный и изряднейший, светом откровения яко Павел озаренный, вся в уметы Христа ради вменил еси, иноческим подвигом подвизался еси, течение сконча и веру соблюде, вне стана со Христом смерть приял еси»394 

Тропарь глас 4, составитель иеромонах Василий (Росляков)

«Радуйся, Варсонофие, славу земную презревый»

«Радуйся, воинству Царя Небесного причтенный»395

Преподобный Варсонофий Оптинский (1845-1913) (в миру – Павел Иванович Плиханков) родился в Самаре в купеческой семье396. В юности он избрал военную стезю, учился в кадетском корпусе, дослужился до полковника, а в возрасте 46 лет, оставив всё, стал послушником в скиту Оптиной пустыни. Его старцем был преподобный Анатолий Старший, у преподобного Нектария он нёс послушание келейника. В 1900 году пострижен в мантию, в 1902 – посвящён в иеродиакона, в 1903 в иеромонаха и назначен помощником старца Иосифа и духовником Шамординской женской обители. Во время войны с Японией преподобный Варсонофий был фронтовым священником. После войны, в 1907 году, возведён в сан игумена и назначен скитоначальником Оптиной пустыни. В 1912 году преподобного Варсонофия назначают настоятелем Старо-Голутвинского Богоявленского монастыря с возведением в сан архимандрита, но управление его продлилось менее года. В надгробном слове митрополит Трифон (Туркестанов), духовный сын старца, говорил о нём: «Ты умел только любить, только творить добро… Ты всё принимал с покорностью, как многострадальный Иов. Я свидетель, что ни одного слова осуждения кому бы то ни было я не слыхал от тебя. Я как пастырь знаю, что в наше   

время значат такие старцы. Его наставления тем более ценны, что с образованием он соединил высоту монашеской жизни…»397. Батюшка Варсонофий обладал особым даром прозорливости, хотя, как замечает Иван Михайлович Концевич, этим даром обладали все Оптинские старцы, но в нём «этот дар как-то особенно открыто выражался»398. Как сообщает нам его жизнеописание, его дар прозорливости особенно проявлялся при совершении таинства Исповеди. Например, С. М. Лопухина рассказывала, как, «приехав шестнадцатилетней девушкой в Оптину, она попала в хибарку, где принимал старец. Преподобный Варсонофий увидел её, позвал в исповедальню и там пересказал всю жизнь, год за годом, проступок за проступком, не только указывая точные даты, когда они были совершены, но также называя и имена людей, с которыми они были связаны. А завершив этот страшный пересказ, велел: «Завтра ты придёшь ко мне и повторишь мне всё, что я тебе сказал. Я хотел тебя научить, как надо исповедоваться»399. У старца был дар сразу располагать к себе душу кающегося грешника, подвигать её к покаянию, тяжесть сменялось лёгкостью, скорбь превращалась в радость. Он был очень рассудительный духовник, его духовное руководство многих укрепило и помогло не сбиться с истинного пути ко спасению. Преподобный непрестанно творил молитву Иисусову, сердце его горело любовью к Господу а крепкая искренняя вера никогда не оставляла его. Старец, ободряя своих чад, всегда говорил: «Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову, и Он не оставит вас»400. Память преподобного празднуется 1 апреля.

«Радуйся, Анатолие, народа Божия окормление»401

«Радуйся, Анатолие, утешителю скорбящих»402

      Преподобный Анатолий Оптинский Младший (1855-1922) (в миру – Александр Алексеевич Потапов) родился в Москве, его родители происходили из мещан. С юности он стремился к монашеству, но, следуя воле матери, оставался в миру. После смерти матери в 1885 году в возрасте тридцати лет калужский приказчик Александр Потапов пришёл в Оптину пустынь403. Вскоре он стал келейником старца Амвросия. В 1895 году был пострижен в монашество404.  После кончины старцев Иосифа и Варсонофия стал вместе с преподобным Нектарием продолжателем оптинского старческого делания. Духовными детьми преподобного Анатолия были в основном люди из простого народа, который ласково называл старца «утешителем»405 и «вторым Серафимом»406. После закрытия Оптиной в 1918 году старца арестовали, но вскоре отпустили. В 1922 году готовился второй арест преподобного Анатолия. Старец попросил отсрочки на сутки и под утро скончался в молитве407. Духовный писатель В. П. Быков одним из первых запечатлел образ старца Анатолия, в своей книге «Тихие приюты для отдыха страдающей души» он писал: «Глядя на него, невольно хочется воскликнуть: Какое это вместилище любви! Вечно приветливый, постоянно ласковый, изумительно сердечный, готовый, кажется, всего себя, всю свою жизнь отдать тому, кто приходит к нему с той или другой нуждой, с той или другой скорбью…»408. Преподобный обладал особым даром утешения, он был необыкновенно прост и милостив к людям. По свидетельству духовных чад старца, исповедь у преподобного обновляла и возрождала. Будучи прозорливым, старец «не оставлял на душе кающегося даже самых малых грехов и не разрешал, если видел нераскаянным даже малый помысел»409. Всегда имея крепкую веру в Промысл Божий, отец Анатолий говорил: «Положись на волю Господню, и Господь не посрамит тебя. Положись не словами, а делами. Пред кончиной своей будешь благодарить Бога не за радости и счастье, а за горе и страдания, и чем больше их было в твоей жизни, тем легче будешь умирать, тем легче будет возноситься душа твоя к Богу!»410. Эти были слова праведника, который опытно знал цену всего, что говорил. Память преподобного празднуется 30 июля.

«Радуйся, Нектарие, прозорливче и тёплый молитвенниче»411

     Преподобный Нектарий Оптинский (1853-1928) (в миру – Николай Васильевич Тихонов) родился в городе Ельце в бедной семье412. В юности он потерял родителей и поступил на работу в лавку. В свободное время Николай ходил в храм и читал церковные книги. В 1873 году он пришёл в Оптину пустынь и после разговора со старцем Амвросием остался в скиту. Николай был духовным сыном преподобного Анатолия (Зерцалова), также советовался с преподобным Амвросием. В 1887 году он был пострижен в мантию, в 1894 году посвящен в иеродиакона, в 1898 в иеромонаха. В 1912 году иеромонах Нектарий был соборно избран старцем Оптиной, которым он стал только за послушание братии413. В 1923 году старца арестовали. После выхода из тюрьмы и до смерти, Нектарий жил в селе Холмищи                                                                                 у крестьянина, куда к нему приезжали многочисленные духовные чада. Особенно чтили старца Нектария монашествующие и интеллигенция. Если говорить о духовном облике старца, то, как замечает Иван Михайлович Концевич: «Невозможно передать его дивные качества воплощённого смирения, необычайной кротости и скромности, любви и всего непередаваемого обаяния его благодатной личности»414. Преподобный обладал великой духовной проницательностью и рассудительностью. Слова старца имели особую силу. Один ученик преподобного Нектария вспоминал: «Батюшкина беседа! Что пред ней самые блестящие лекции лучших профессоров, самые блестящие проповеди! Удивительная образность, картинность, своеобразие языка, лёгкость речи и плавность»415. В высшей степени в нём была развита духовная трезвость. «Сам, будучи глубоким аскетом, он с любовью благословлял своих духовных детей на брак»416. К каждому человеку у старца был свой особый подход, своя мера: «Нельзя требовать от мухи, чтобы она делала дело пчелы. Каждому надо давать по его мерке, нельзя всем одинаково»417, – говорил преподобный. Так же старец обладал даром молитвы, духовные чада отца Нектария порой вспоминали, что молитва его была исполнена настоящей детской веры и простоты, «когда старец читал «Отче Наш», всем казалось, что Господь тут, совсем рядом, и преподобный к Нему обращается»418. Жизнеописание старца свидетельствует нам, что «от непрестанных слёз, которые проливал он пред Господом и Богородицей в своей келии, у него началось воспаление глаз. Когда он выходил на приём, в руке у него всегда был платок, который он прикладывал к глазам»419. По воспоминанием митрополита Вениамина (Федченкова), отец Нектарий постоянно сердцем своим предстоял пред Богом. Внутренний взор его был направлен в себя. Однажды, когда владыка в первый раз увидел его, ему показалось, что старец нёс какую-то святую чашу наполненную драгоценной жидкостью, боясь пролить даже малейшую каплю420. Обладая добротой он очень любил животных и птиц. У него был кот, который его необыкновенно слушался, и батюшка любил говорить: «Старец Герасим был великий старец, потому у него был лев. А мы малы – у нас кот»421. Говоря о духовном авторитете преподобного Нектария, примечательно будет сказать то, что «сам святейший патриарх Тихон советовался через доверенных лиц со старцем. Не один важный церковный вопрос не решался без благословения преподобного Нектария… Когда патриарх Тихон узнал, что старец не благословил принимать новый стиль церковного богослужения, он, уповая на всемогущую помощь Божию, решительно отказал осаждавшим его врагам Церкви»422. Память преподобного празднуется 29 апреля.

«Отрасле святая лозы старческой, простершаяся до севера и моря, плодами исповедничества украшенная и венцем мученичества венчанная, преподобне отче Никоне, слава Оптины и похвало!»

Тропарь, глас 2, составитель иеромонах Василий (Росляков)423

«Радуйся, Никоне, монахов кроткое утешение»

«Радуйся, исповедниче многострадальный»424

Преподобный Никон Оптинский (1888-1931) (в миру – Николай Митрофанович Беляев) родился в Москве в благочестивой купеческой семье. В 1907 году Николай вместе с братом Иваном приехали в Оптину пустынь и вскоре были приняты в число братства425. В 1908 году брат Николай стал письмоводителем старца Варсонофия и его духовным сыном. В 1915 году Николай был пострижен в мантию426. В 1916 году отец Никон был рукоположен в иеродиакона, в 1917 – в иеромонаха. В 1923 году, после окончательного закрытия Оптиной пустыни, её настоятель архимандрит Исаакий благословил преподобного Никона служить и исповедовать в оптинском Казанском храме. Так преподобный Никон стал последним оптинским старцем. Тогда же к нему стал направлять своих духовных чад ссыльный преподобный Нектарий. В 1927 году старца Никона арестовали, и он провёл три года в лагере, а затем был сослан в Архангельскую область427. Условия жизни были крайне тяжёлые, отец Никон был болен туберкулёзом, при этом ему приходилось работать на хозяйку квартиры. Умирающего отца Никона перевёз в другую деревню отец Петр, также ссыльный оптинец, и вскоре преподобный отошел ко Господу. Если говорить о духовном облике старца Никона, прежде всего можно сказать, что преподобный отличался настоящим христианским терпением. Ещё в детстве, как вспоминает мама преподобного, терпение его было исключительным. «Даже во время болезней и вообще физических страданий он поражал всех своим не по годам мужественным терпением»428. «Монах должен быть весь в Боге»429, – говорил отец Никон, будучи сам всегда собран, внимателен и сдержан. Молитвы преподобный не оставлял никогда, сердце его непрестанно держало в себе Сладчайшее Имя Господа Иисуса Христа. Даже в тюрьме, даже в ссылке, там, где невозможно было выполнить молитвенное правило по книге, «он читал мысленно по памяти то, что мог вспомнить, промежутки заполняя Иисусовой молитвой»430. Вообще, отец Никон был человек настоящей непоколебимой веры, а вера его была искренним доверием в Промысл Божий, который он всегда чувствовал в своей жизни. Будучи учеником преподобного Варсонофия, он унаследовал от него особый дар проникновения в кающуюся душу. По свидетельству духовных чад, человек выходил от старца «как бы возрождённый, омытый и очищенный от душевной скверны»431. Отец Никон умел так расположить к себе человека, что кающийся забывал ложный стыд и легко открывал грехи, которые так долго тяготили его душу. Вся жизнь преподобного была подвигом веры, терпения и любви. Память преподобного празднуется 25 июня.

         

«Радуйся, Исаакие, славный священномучениче»432

      

 

Священномученик Исаакий II Оптинский (1865-1938), (в миру – Иван Николаевич Бобриков), родился в селе Остров Орловской губернии в крестьянской семье433. В 1884 году он пришёл в Оптину пустынь, в 1898 году был пострижен в мантию, через три месяца посвящён в иеродиакона и вскоре в иеромонаха. В 1913 году братия избрала иеромонаха Исаакия настоятелем монастыря. В 1917 году он принял участие во Всероссийском Церковном Соборе. В 1923 году, после закрытия Оптиной, архимандрит Исаакий с братией поселились в Козельске, где служили в местной церкви. В 1929 году все они были арестованы и сосланы, архимандрит Исаакий – в город Белев Тульской области. В 1932 году его арестовали вторично, и через пять лет он принял мученическую кончину. Когда во время допросов ему предлагали компромисс, он отвечал: «От креста своего не побегу»434. Говоря о духовном облике преподобного старца Исаакия, нужно сказать о его глубокой, настоящей вере, которая не оставляла старца никогда. Нужно отметить и его детскую простоту, и одновременно удивительную духовную мудрость. Сострадание, милосердие, доброта, постоянная готовность понести тяготы ближних – показывали его чистое сердце, которое умело и могло любить. Духовная дочь преподобного Никона, монахиня Амвросия, называла отца Исаакия «идеальным монахом»435, рассказывала о его особой любви к богослужению и церковному пению. Старец не только умел очень красиво петь, «но и даже сам составлял ноты»436.       

     Протоиерей Сергий Четвериков, посетивший Оптину пустынь в 1894 году, вспоминал: «Отец Исаакий своим углубленным спокойствием и простотой произвёл на меня сильное впечатление, но особенно я был тронут его молитвенными слезами  при богослужении… Я впервые ощутил в Оптине веяние истинной духовной жизни, от которой как бы расцвела и моя собственная душа»437.

1 Пётр (Екатериновский), епископ. Указание пути ко спасению. Опыт аскетики (В сокращении). – М.:        Сибирская Благозвонница, 2008. – 12 с.

2 Марк (Лозинский), игумен. Отечник проповедника. –  Свято-Успенская Почаевская Лавра, 2008. – 6 с.

3 Концевич И. М. Стяжание Духа Святого в путях Древней Руси. – М.:Никея, 2009. – 45 с.

4 Слово Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в день прославления Собора старцев Оптинских (Свято-Введенский собор Оптиной пустыни, 26 июля 1996 года) / Официальный веб-сайт Русской Православной Церкви [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http: //www. patriarchia.ru/db/print/478995.html. – Дата доступа: 20.09.09.

5 Соколов Д. Д. Старчество в Оптиной пустыни // Прибавления к Церковным Ведомостям. – С-Пб, 1898. – N 32. – С. 1192.

6 Иоанн (Алексеев), схиигумен. Загляни в свое сердце. – М., 2006. – 107 с.

7 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Мн.: Лучи Софии, 2007.  – 10 с.

8 Преподобный Варсонофий Оптинский. Духовное наследие. Посмертное завещание. – Свято-Троицкая   Сергиева Лавра, 2006. – 367 с.

9 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 688 с.

10 Иоанн (Маслов), архимандрит. Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие. – М., 2000. – 204 с.

11Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 406с.

12 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997. – 246 с.

13 Афанасьева З. М. По этим стёртым Оптинским ступеням… Оптина Пустынь: люди и судьбы. – М.: Вера, Надежда, Любовь, 2009. – 367 с.

14 Нилус С. На берегу Божьей реки. Записки православного. Ч. 1. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1991. – 322 с.

15 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 240 с. Серия Духовное наследие.

16 Поселянин Е. Оптинский старец иеросхимонах Амросий. – М.: Живоносный источник, 2001. – 59 с.

17 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 768 с.

18 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 704 с.

19 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 895 с.

20 Письма великих оптинских старцев. – М.: Сретенский монастырь, 2003. – 654 с.

21  Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 352 с.

22 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т. 1, Т. 2. – Свято-Введенская оптина пустынь, 2006. – 687 с., – 591 с.

23 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006.  – 491 с.

24 Н. В. Маслов. Православное учение о спасении по трудам глинских старцев. – М.: САМШИТ-ИЗДАТ, 2005. – 368 с.

25  Георгий (Соменок), протоиерей. Духовное совершенствование христианина по трудам святителя Игнатия (Брянчанинова). – Киев, 2007. – 222 с.

26 Созвездие Иноческого Небосвода. Новые чудеса Оптинских старцев. – М.: Ксения, 2002. – задняя сторона обложки.

27 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 1.

28 Там же, Икос 10

29Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 271 с.

30Там же, – 271 с.

31Цит. по: Туркина Е. Оптина пустынь и Россия // Журнал Московской Патриархии, – 1989. – №4, – С.17-18.

32Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 271 с.

33Собрание писем Святителя Игнатия, епископа Кавказского. Письмо № 452. – М., С-Пб., 1995. – 691 с.

34Сергий (Рыбко), игумен. Спасительна ли вера в ложь? Ответ русского инока на Брошюру афонского иеромонаха Доримедонта (Свинина). – М.: Издательство имени Святителя Игнатия Ставропольского 2004. – 139 с.

35Святитель Игнатий Брянчанинов..  Полное собрание творений в 7 томах. Т. 6. Святитель Игнатий Брянчанинов и благословенная Оптина Пустынь. / Сост. Ольга Шафраново. – М.: Паломникъ, 2004. – 527 с.

36 Леонтьев К. Н. Отец Климент Зедергольм иеромонах Оптиной Пустыни. –  Paris: YMCA-PRESS,  1978  – 4 с.

37 Нилус С. На берегу Божьей реки. Записки православного. Ч. 1.  – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1991. – 2 с.

38 Там же, – 157 с.

39 Афанасьева З. М. По этим стёртым Оптинским ступеням… Оптина Пустынь: люди и судьбы. – М.: Вера, Надежда, Любовь, 2009.  – 105 с.

40 Протоиерей Сергий Четвериков. Правда христианства. М.: Крутицкое Патриаршее Подворье; Общество любителей церковной истории, 1998. – 351с.

41 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. –  92 с.

42 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997. –169 с.

43 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 4.

44 Преподобный Исаак Сирин. Путь в жизнь вечную. – М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2008. – 34 с. Серия Духовная Библиотека.

45 Цит по: Пётр (Екатериновский), епископ. Указание пути ко спасению. Опыт аскетики (В сокращении). – М.: Сибирская Благозвонница, 2008. – 14с.

46 Там же, – 15 с.

47 Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 6 с.

48 Преподобный Исаак Сирин. Путь в жизнь вечную. – М.: Православное братство святого апостола Иоанна Богослова, 2008. – 15 с. Серия Духовная Библиотека.

49 Там же, – 14 с.

50 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 94 с.

51 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997. – 215 с.

52 Нужно жить нелицемерно. Духовные наставления Старцев Оптинских. – Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2007. – 135с.

53 Сборник документов и материалов Юбилейного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви. Москва 13-16 августа 2000 года. – Нижний Новгород: Братство во имя Св. кн. Александра Невского 2000. – 135 с.

54 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 26  с. Серия Духовное наследие.

55 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997.  –169 с.

56 Там же, – 169 с.

57 Там же – 170 с.

58 Цит по: Оптина Пустынь в фотографиях. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 23 с.

59 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 273 с.

60 Святитель Игнатий Брянчанинов. Полное собрание творений в 7 томах. Т. 1. Аскетические опыты. / Сост. Ольга Шафраново. – М.: Паломникъ, 2001. –  448-449 с.  

61 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009.  – 55 с.

62Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 152 с.

63 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 65 с.

64 Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2009. –  242 с. Серия письма о духовной жизни.

65 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 86 с.

66 Собрание писем Оптинского старца Амвросия. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2009. – 377с.

67 Преподобный Варсонофий Оптинский, Духовное Наследие. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. – 80 с.

68 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 30 с.

69 Там же, – 92 с.

70 Там же, – 130 с.

71 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 98 с.

72 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 354 с.

73 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 178 с.

74 Там же, – 178 с.

75 Там же, – 194 с.

76 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 335 с.

77Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2006. – 133 с.

78 Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2008. – 41 с.

79 Там же,  – 138 с.

80 Там же, – 31 с.

81 Там же,  – 264 с.

82 Житие иеросхимонаха Льва Оптинского. М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994.  – 82 с.

83 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Антоний Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 391 с.

84 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 149 с.

85 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Макарий Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 388 с.

86 Дневник последнего старца Оптиной Пустыни иеромонаха Никона (Беляева). – С-Пб.: Сатис, 1994. – 205 с.

87 Преподобный Амвросий Оптинский. Умудряйся и смиряйся. – М.: Сретенский монастырь, 2008. – Задняя сторона обложки.

88 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 133 с.

89 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 207 с.

90 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 324 с.

91 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.: Сретенский монастырь,, 2006. – 33 с.

92 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 389 с.

93 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 238 с.

94 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. М.: Сретенский монастырь, 2006. – 82 с.

95 Там же, – 70 с.

96 Там же, – 85 с.

97 Там же, – 28 с.

98 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Варсонофий Оптинский.   – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006.  – 326 с.

99 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Никон Оптинский. –  Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 342 с.

100Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.:  Сретенский монастырь, 2006. – 276с.

101 Собрание писем  преподобного Оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). –  Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1998. – 201с.

102 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. –  276 с.

103 Иже во святых отца нашего аввы Исаака Сириянина Слова подвижнические. Слово 53 / перевод  с греческого С. И. Соболевского. – М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. – 233 с.

104 Илларион (Алфеев), епископ Венский и Австрийский. Духовный мир преподобного Исаака Сирина. – С-Пб.: Изд. 4, испр. И доп. Олега Абышко, 2008. – 185 с.

105 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009.  – 447 с.

106 Житие иеромонаха Нектария. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 179 с.

107 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 61 с.

108 Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2009. – 249с.  Серия письма о духовной жизни.

109 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 125 с.

110 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. –  Успенско-Казанский монастырь, 2009. –  637 с.

111 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар 2006. –  280 с.

112 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. –  300 с.

113 Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2008. – 48 с.

114 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Преподобный Макарий Оптинский.   Т 2. –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 271 с.

115 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 108 с.

116 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 57 с.

117 Там же, – 638 с.

118 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. М.: Изд-во Сретенского м-ря, 2006. – 165 с.

119 Там же,  – 209 с.

120 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Варсонофий Оптинский.  – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 369 с.

121 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 116 с.

122 Собрание писем  преподобного Оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). –  Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1998. – 102с.

123 Там же, – 194с.

124Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. –  527 с.

125 Там же, –  639 с.

126 Там же, –  99 с

127 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009, –  55 с.

128 Там же, –  56 с.

129 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Макарий. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 269 с.

130 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 104 с.

131 Там же, – 121 с.

132 Житие иеросхимонаха Никона. –  М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь,1996. – 331 с.

133 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 202 с.

134  Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 256 с.

135 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Никон. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 323 с.

136 Житие иеромонаха Никона. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 91 с.

137 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Макарий. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006, – 162 с.

138 Там же. – 38 с.

139 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009.– 95 с.

140 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 617 с.

141 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 2. Преподобный Никон Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 45 с.

142 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.: Сретенский монастырь, 2006. – 40 с.

143 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 619 с.

144 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 161 с.

145 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 204 с.

146 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. М.: – Сретенский монастырь, 2006. – 124 с.

147 Нужно жить не лицемерно. Поучения преподобных старцев оптинских. Преподобный Никон. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина пустынь, 2007. –  107 с.

148 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. М.: Дар, 2006.  – 204 с.

149 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005.  – 459 с.

150 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 82 с.

151Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. –  39 с.

152 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.:  Сретенский монастырь, 2006. – 256с.

153 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Варсонофий Оптинский.  Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006.  – 123 с.

154Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 39 с.

155 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 119 с.

156 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. М.: Сретенский монастырь, 2006.  – 224 с.

157 Там же,  – 224 с.

158 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского.  – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007.  – 83 с.

159 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. М.: Дар, 2006.  – 36 с.

160 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет, 2006.  – 424 с.

161 Там же, – 104 с.

162 Цит по: Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 339с.

163 Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.:  Сретенский монастырь, 2009.  – 239 с.

164 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 57 с.  Серия Духовное наследие.  

165 Преподобный Варсонофий Оптинский. Беседы. Келейные записки. Духовные стихотворения. Воспоминания. Письма. «Венок на могилу Батюшки». – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2009. – 208 с.

166 Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой    / Сост., послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. –  2 с.

167 Там же,  – 12 с.

168 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.:  Сретенский монастырь, 2006. – 185с.

169 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 288 с.

170 Там же, – 328 с.

171 Собрание писем блаженныя памяти Оптинского старца Макария. –  СПб.: Изд. Л. С. Яковлевой, 1993, – 279 с.

172 Собрание писем блаженныя памяти Оптинского старца Макария. –  СПб.: Изд. Л. С. Яковлевой, 1993, – 407 с.

173 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 332 с.

174Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001.–340 с.

175 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар 2006, – 131 с.

176 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. –  М.:  Сретенский монастырь, 2006. – 69 с.

177 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 223 с.

178 Там же,  – 227 с.

179 Не оставляй божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой. Составитель: послушница Зоя Афанасьева. Москва. 2004,  – 13 с.

180 Там же, – 42 с.

181 Житие иеромонаха Нектария. М.: Изд. Свято-Введенской Оптиной Пустыни, 1996, – 98 с.

182Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2008. –128с.

183 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 240 с.

184 Цит. по: Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. –339с.

185 Там же, – 339 с.

186 Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой.   / Сост., послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. – 55 с.

187  Там же, – 15 с.

188 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Лев Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 427 с.

189Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2008. –132с.

190 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.: Сретенский монастырь, 2006. – 184 с.

191 Цит. по: Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. –293с.

192 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. –  М.: Сретенский монастырь, 2006.  – 62 с.

193 Там же,  – 132 с.

194 Цит. по: Иоанн (Маслов), архимандрит. Преподобный Амвросий Оптинский и его эпистолярное наследие. – М., 2000. –294 с.

195 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009.  – 111 с.

196 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный университет, 2006,  – 413 с.

197 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 111 с.

198 Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой    / Сост., послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. – 5 с.

199 (Владыка два года прожил на покое в Оптиной пустыни во время настоятельства преподобного Исаакия и старчества преподобного Амвросия)

200 Пётр (Екатериновский), епископ. Указание пути ко спасению. Опыт аскетики (В сокращении). – М.: Сибирская Благозвонница, 2008.  – 313 с.

201 Поселянин Е. Оптинский старец иеросхимонах Амросий. – М.: Живоносный источник, 2001.– 12с.

202. Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007.  –75 с.  Серия Духовное наследие.   

203 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 57 с.

204 Там же, – 77с.

205 Там же, – 58 с.

206 Преподобный Макарий Оптинский. Слово на пользу вашу. – М.:  Сретенский монастырь, 2006. – 90 с.

207 Там же, – 36 с.

208 Там же, – 160 с.

209 Дневник последнего старца Оптиной Пустыни иеромонаха Никона (Беляева). – С-Пб.: Сатис, 1994. – 202 с.

210 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Макарий Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006.  – 387 с.

211 Собрание писем Оптинского старца Иосифа. Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 44 с.

212 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Макарий Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 386 с.

213 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Никон Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006.  – 390 с.

214 Житие иеромонаха Никона. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 313 с.

215 Душеполезные поучения преподобных оптинских старцев. Т 1. Преподобный Макарий Оптинский.  –Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 387 с.

216 Преподобный Амвросий Оптинский. Полное собрание писем в трёх частях. – Успенско-Казанский монастырь, 2009. – 67 с.

217 Там же, – 67 с.

218 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т 2. Преподобный Амвросий Оптинский.  – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 431 с.

219 Там же, – 432с.

220 Оптинский Цветник.Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, 2006. – 325 с.

221 Там же, – 438 с.

222 Там же, – 238 с.

223 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 108 с.

224 Там же, – 107 с.

225 Там же, – 115 с.

226 Путеводитель по письмам Оптинского старца Макария. / Сост. Дубинина И. В. – М.: Даниловский благовестник, 2001. – 37 с.

227 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т 1. Преподобный Варсонофий Оптинский.  – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 172 с.

228 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 108 с.

229 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т 1. Преподобный Варсонофий Оптинский.  – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 178 с.

230Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 109 с.

231 Там же, – 108 с.

232 Там же, – 109 с.

233 Там же, – 119 с.

234 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Моисей Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 174 с.

235 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 119 с.

236 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 51 с.

237 Преподобный Анатолий (Зерцалов). Следовать воле Божией. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2008. – 191 с.

238 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Исаакий I Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 178 с.

239 Г. И. Шиманский. Учение святых отцов и подвижников Православной Церкви о борьбе с главными греховными страстями и о добродетелях. – М.: Сретенский монастырь, 2-е издание, 2007. – 131 с.

240 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 572 с.

241 Там же, – 571 с.

242 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. – 397 с.

243 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 572 с.

244 Там же, – 572 с.

245 Там же, – 573 с.

246 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 2. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 229 с.

247 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 574 с.

248 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 2. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 230 с.

249 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. – 324 с.

250 Там же, – 340 с.

251 Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на небо. Степень 8, 14. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 167 с.

252 Преподобный Иоанн Лествичник. Лествица, возводящая на небо. Степень 8, 9. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 165 с.

253Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 104 с.

254Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 48 с.

255Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Иосиф Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 161 с.

256Там же, – 161 с.

257Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Анатолий  Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 162 с.

258 Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2009. Серия писем о духовной жизни. – 46 с.

259 Там же, – 46 с.

260 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 290 с.

261 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 206 с.

262 Благословенная семья. Советы преподобного Макария Оптинского. – Ростов на Дону: Ростовская на Дону епархия, 2008. – 365 с.

263 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Макарий  Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 161 с.

264 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 165 с

265 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.:  Дар, 2006. – 48 с.

266 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Иларион Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 165 с

267 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 164 с

268 Иларион (Алфеев), игумен. Вы – свет мира. Беседы. О зависти. – Клин: Христианская жизнь, 2-е издание, 2004. – 133 с.

269 Святитель Василий Великий. Творения в двух томах. Том 1. Беседа 11. О зависти. – М.: Сибирская Благозвонница, 2008. – 968 с. – Полное собрание творений святых отцов Церкви и Церковных писателей в русском переводе. Том 3.

270 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 262 с.

271 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 191 с.

272 Симфония по творением преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 88 с.

273 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 264 с.

274 Симфония по творениям преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Дар, 2006. – 87 с.

275 Собрание писем Оптинского старца Амвросия к мирским особам. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2003. – 237 с.

276 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 190 с.

277 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Макаарий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 262 с.

278 Там же, – 263 с.

279 Там же, – 262 с.

280 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 265 с.

281 Там же, – 624 с.

282 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006.  – 205 с.

283 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 628 с.

284 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 379 с.

285 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006.  – 205 с.

286 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 624 с.

287 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Макарий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 623 с.

288Там же, преподобный Макарий Оптинский – 618 с.

289Там же, преподобный Антоний Оптинский – 620 с.

290Там же, преподобный Нектарий Оптинский – 623 с.

291 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Анатолий (Зерцалов) Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 623 с.

292 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006. – преп. Иосиф, 97 с.

293 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Никон Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 624 с.

294 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Анатолий (Зерцалов) Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 627 с.

295 Там же, – 627 с.

296 Там же, – 628 с.

297 Душеполезные поучения преподобного Макария Оптинского. / Сост. Архимандрит Иоанн (Захарченко) – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 379 с.

298 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 629 с.

299 Там же, – 625 с.

300 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2006.  – преп. Никон 37

301 Душеполезные поучения преподобных Оптинских старцев. Т. 1. Преподобный Амвросий Оптинский. – Свято-Введенская Оптина пустынь, 2006. – 626 с.

302 Акафист Преподобным Старцам Оптинским.  Икос 11.

303 Акафист Преподобным Старцам Оптинским.  Икос 3.

304 Жития Оптинских старцев. Преподобный Лев. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2009. – 10 с.

305 Там же, –22 с.

306 Смолич И.К. Русское монашество. – М., 1997. – 437 с.

307 Жития Оптинских старцев. Преподобный Лев. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2009. –  29 с.

308  Там же, – 238 с.

309 Там же, – 240 с.

310 Акафист Преподобным Старцем Оптинским. Икос 3.

311 Акафист Преподобным Старцем Оптинским. Кондак 7.

312 Леонид (Кавелин), иеромонах. Житие иеросхимонаха Макария. – М.:  Свято-Введенской Оптина пустынь, 1995. (Репринт) – 32 с.

313 Смолич И.К. Русское монашество. – М., 1997. – 348с.

314 Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 287 с.

315Там же, –  288с.

316 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 60 с. Серия Духовное наследие.  

317 Там же,  – 57 с.

318 Там же,  – 57 с.

319 Будем идти путем смирения. Письма Преподобного Макария Оптинского Льву Александровичу Кавелину. – М.: Сестричество во имя Святителя Игнатия Ставропольского,  2004. – 1 с.

320Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 91с.

321 Жития Оптинских старцев. Преподобный Моисей. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2004. – 11с.

322 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. –34 с. Серия Духовное наследие.  

323Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 276с.

324 Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001. – 272с.

325 Трифон (Туркестанов), митрополит. Древнехристианские и оптинские старцы. – М.: Мартис, 1997. –171 с.

326 Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 92с.

327Житие преподобного схиигумена Антония Оптинского. – Свято-Введенская Оптина Пустынь,1992. –7с.

328 Преподобный Антоний старец Оптинский. . – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2003. – 236 с.

329 Клемент (Зедергольм), иеромонах. Оптинский старец игумен Антоний. Жизнеописания и записи. – Калифорния: Братство преподобного Германа Аляскинского, 1973. – 75 с.

330Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 28 с.

331 Преподобный Антоний старец Оптинский. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2003. – 252с.

332Преподобный Антоний Оптинский. Наука о преданности воле Божией. – М.: Сретенский монастырь, 2009. – 19 с. Серия письма о духовной жизни.

333 Там же, – 19с.

334 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 5.

335 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 11.

336Житие иеросхимонаха Илариона. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1993. – 25 с.

337 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 198 с.

338 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 7.

339 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 11.

340Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 218 с.

341 Жития Оптинских Старцев. Преподобный Амвросий.  / Сост., протоиерей Сергий Четвериков. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2007. – 45 с.

342Житие и наставления преподобного Амвросия, старца Оптинского. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1990. –  8 с.

343Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 274 с.

344Агапит (Беловидов), архимандрит. Житие преподобного Амвросия старца Оптинского. В двух частях. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2006, – 173 с.

345 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. Серия Духовное наследие.  – 66 с.

346 Хоружий С. С. Феномен русского старчества: Примеры из духовной практики старцев. – М.: РПЦ, 2006. – 12 с.

347 Трифон (Туркестанов), митрополит. Любовь не умирает. Духовное наследие. Слова, произнесённые о Оптинских Старцах. Слово при погребении Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия в Шамординской обители. – М.: РПЦ, 2007. – 65 с.

348Поселянин Е. Оптинский старец иеросхимонах Амросий. – М.: Живоносный источник, 2001. – 6 с.

349 Там же, – 6 с.

350 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. –  282 с.

351 Ераст (Вытропский), иеромонах. Историческое описание Козельской Оптиной Пустыни и Предтечева скита (Калужской губернии). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 164 с.

352 Там же, – 282 с.

353 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. Серия Духовное наследие.  – 85

354 Иоанн (Кологривов), иеромонах. Очерки по Истории Русской Святости. – Сиракуза, 1991. – 380 с.

355 Лосский В. Н. На страже истины / Сост. М. В. Осипова. – М.: Сретенский монастырь, 2007. – 75 с.  –Духовное наследие.  

356 Поселянин Е. Оптинский старец иеросхимонах Амросий. – М.: Живоносный источник, 2001. – 10 с.

357 Иоанн (Маслов), схиархимандрит. Лекции по Пастырскому Богословию. – М.: САМШИТ, 2001.–316 с.

358 Трифон (Туркестанов), митрополит. Любовь не умирает. Духовное наследие. Воспоминания: Шамординская Казанская Амвросиевская пустынь и её основатель старец иеросхимонах Амвросий.


– М.: РПЦ,  2007. – 466 с.

359 Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 92с.

360  Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 11.

361 Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков: Июль. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. (Репринт) – 72 с.

362 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 12 с.

363 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 259 с.

364Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 48 с.

365Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 335 с.

366 Собрание писем  преподобного Оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). –  Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1998. – 7с.

367 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. –  260 с.

368 Благословенная Оптина. Воспоминания паломников об обители и её старцах. Воспоминание князя Н. Д. Жевахова. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Отчий Дом, 1998. – 228 с.

369 Собрание писем  преподобного Оптинского старца скитоначальника иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). –  Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1998. – 7с.

370Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой. / Сост., послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. – 8 с.

371 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. –  253 с.

372 Житие и поучения иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1994. – 336 с.

373 Не оставляй Божественной молитвы. Оптинские старцы о молитве Иисусовой. / Сост., послушница Зоя Афанасьева. – М.: 2004. – задняя сторона обложки.

374Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). –Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. –  93с.

375 Житие схиархимандрита Исаакия I. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 8 с.

376Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 53 с.

377Житие схиархимандрита Исаакия I. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 36 с.

378Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007.  – 280 с.

379 Трифон (Туркестанов), митрополит. Любовь не умирает. Духовное наследие. Слово в 9-й день по кончине настоятеля Оптиной пустыни схиархимандрита Исаакия в Соборном храме Введенской Оптиной пустыни 29 августа 1894 года. – М.: РПЦ, 2007. – 73 с.

380 Там же, – 74 с.

381Житие схиархимандрита Исаакия I. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 136 с.

382 Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. –93 с.

383 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 7.

384 Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 58 с.

385 Житие иеросхимонаха Иосифа. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1993. – 25 с.

386 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. – 296 с.

387 Там же, – 291 с.

388 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь:   Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006.  – 319 с.

389 Там же,  – 323 с.

390 Там же, – 322 с.

391Житие иеросхимонаха Иосифа. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1993. – 80 с.

392 Там же, – 80 с.

393 Житие иеросхимонаха Иосифа. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1993 – 51 с.

394Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. –92 с.

395 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 7.

396 Житие схиархимандрита Варсонофия / Сост. В. Афанасьев. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 9 с.

397 Трифон (Туркестанов), митрополит. Любовь не умирает. Духовное наследие. Слово при отпевании старца Оптиной пустыни схиархимандрита Варсонофия ( Старо-Голутвин монастырь, 6 апреля 1913 года, в пересказе автора статьи «Кончина старца Варсонофия»). –  М.: РПЦ, 2007. – 308 с.

398 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 358 с.

399 Преподобный Варсонофий Оптинский. Духовное наследие. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2006. – 6 с.

400Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, 2006. – 364 с.

401 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 9

402 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 11

403Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. –380 с.

404 Житие иеросхимонаха Анатолия (Потапова). – М.: Свято- Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 13 с.  

405 Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2001. – 76 с.

406 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007.  – 352 с.

407 Житие иеросхимонаха Анатолия (Потапова). – М.: Свято- Введенская Оптина Пустынь, 1995. – 163 с.

408 Быков В. П. Тихие приюты для отдыха страдающей души. – М.: Издание Е. И. Быковой, 1914. – 226 с.

409Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006.  – 385 с.

410 Там же, – 88 с.

411 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 11

412Житие иеромонаха Нектария. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996, – 5 с.

413 Собор преподобных старцев в Оптиной пустыни просиявших. – Свято-Введенская Оптина Пустынь,2001. – 83 с.

414 Концевич И. М. Оптина пустынь и её время. – Свято-Введенский ставропигиальный мужской монастырь Оптина Пустынь, 2008. – 472 с.

415 Старец Нектарий (1857-1928).  Житие: Подвиги и чудеса. – М.: ТРИМ, 1994. – 31 с. Серия подвижники благочестия  XX  столетия.

416 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. – 408 с.

417 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное 2006. –420 с. Изд. 2-е, исправленное и дополненное

418 Там же, – 422 с.

419Житие иеромонаха Нектария. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 138 с.

420 Вениамин (Федченков), митрополит. Из  того мира. Книга чудес и знамений нашего времени. – М.: Сретенский монастырь; храм Рождества Пресвятой Богородицы села Льялово, 2003. – 239 с.

421 Старец Нектарий (1857-1928).  Житие: Подвиги и чудеса. – М.: ТРИМ, 1994. – 30 с. Серия подвижники благочестия  XX  столетия.

422 Там же, – 146 с.

423Жизнеописания Оптинских новомучеников  иеромонаха Василия, инока Ферапонта, инока Трофима. Благословенно воинство (Мученичество в жизни Церкви). – Свято-Введенская Оптина Пустынь, 2005. – 93с.

424 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 9

425 Житие иеромонаха Никона. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 62 с.  

426 Там же,  – 246 с.

427 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. – 448 с.

428 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 445 с.

429 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, 2006. – 449 с.

430 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006.  – 467 с.

431 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. – 446 с.

432 Акафист Преподобным Старцам Оптинским. Икос 9

433Житие архимандрита Исаакия. – М.: Свято-Введенская Оптина Пустынь, 1996. – 6 с.

434 Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. – М.: Православный Свято-Тихоновский Гуманитарный Университет, 2006. – 457 с.

435 Преподобные Старцы Оптинские. Жития и наставления. – Свято-Введенская Оптина Пустынь: Изд. 2-е, исправленное и дополненное, 2006. – 500 с.

436 Там же, – 500 с.

437 Жития Преподобных Старцев Оптиной Пустыни. – Минск: Лучи Софии, 2007. – 459 с.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

5237. Київська Русь. Початки державотворчого процесу 90 KB
  Київська Русь. План лекції: Особливості державотворчого процесу в Європі. Теорії походження Київської Русі. Основні етапи становлення і розвитку Давньоруської держави. Період становлення Київської Русі. Політичний та соціальний устрій Київ...
5238. Українські землі у складі Литви і Польщі. Початок козаччини 36.5 KB
  Українські землі у складі Литви і Польщі. Початок козаччини. Соціально-економічне становище України. Зміни соціально-економічних порядків. 1. 1447 рік на Православну церкву поширено католицькі порядки, згідно яких король-князь мали право, розд...
5239. Козацький період історії україни 113 KB
  Початоккозаччини. 1.Причини і джерела виникнення українського козацтва. 2.Запорозька Січ.2.1. Виникнення Запорозької Січі. 2.2. Соціально-економічний та військовий устрій Запорожжя. 2.3. Як козаки воювали. 2.4. Освіта на Січі. 2.5. Реєстрове (...
5240. Визвольна війна 1648 року. 127.5 KB
  Визвольна війна 1648 року. 1.Напередодні Великого повстання. 2.Богдан Хмельницький 3.Перші перемоги. 4.Бойові дії 1649-1651рр. (Битва під Берестечком 1651р. 18-30 червня) 5. Умови Зборівського і Білоцерківського миру. 6. Причини блискучих пере...
5241. Економічний та культурний вплив Гетьманщини на Московію 67 KB
  Економічний та культурний вплив Гетьманщини на Московію. Економічний та культурний рівень козацької країни невпинно зростав. Літом 1654 року архидіакон Павло Алеппський, супроводжуючи свого батька, антіохійського патріарха Макарія, мандрував Україно...
5242. Итоги и уроки Великой Отечественной войны 49 KB
  Война для Советской страны и ее Вооруженных Сил была самым тяжелым и вместе с тем героическим временем. Она сформировала облик целой эпохи. При всем переплетении света и теней послевоенных десятилетий неизменным остается главное — бессмертный...
5243. Эволюция взглядов на менеджмент. 32 KB
  Эволюция взглядов на менеджмент. Не существует никаких универсально применимых приёмов или твёрдых принципов, которые бы делали управление эффективным. Существуют однако подходы, которые помогают руководителям повысить вероятность эффективного дости...
5244. Биохимия костной ткани. Схема и описание ремоделирования кости 7.18 MB
  Биохимия костной ткани Состав кости. Имеется несколько различных видов костей: трубчатые, губчатые и т.п. Минеральная часть кости состоит главным образом из различных форм фосфатов кальция, кроме того включает карбонаты, фториды, гидроксиды и цитрат...