71587

К ВОПРОСУ О НОРМАТИВНОМ ОСНОВАНИИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Под нормативным основанием административной ответственности в науке понимается система административно-деликтных законов устанавливающих административную ответственность материально-правовая основа и регулирующих производство по делам об административных правонарушениях...

Русский

2014-11-09

117.5 KB

0 чел.

Н. ЛУЦЕВА,

соискатель

К ВОПРОСУ О НОРМАТИВНОМ ОСНОВАНИИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Под нормативным основанием административной ответственности в науке понимается «система административно-деликтных законов, устанавливающих административную ответственность (материально-правовая основа) и регулирующих производство по делам об административных правонарушениях (процессуальная основа)»1. В закреплении нормативных установлений, касающихся административной ответственности, российское административное законодательство не слишком последовательно, поскольку нормы об административной ответственности можно найти в нормативно-правовых актах и федерального, и регионального уровней.

Дело в том, что нормы об административной ответственности разнесены в различные нормативно-правовые источники, содержащие, кроме прочих, отдельные составы правонарушений, исходящие из двух основных принципов. Согласно первому, законодательно закрепленному Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ2 (далее — КоАП РФ), административная ответственность может устанавливаться не только самим Кодексом, но и законодательными актами органов представительной власти субъектов Российской Федерации (ст. 2.1 КоАП РФ).

Согласно Конституции Российской Федерации3 (ст. 72), законодательство об административных правонарушениях как часть административного и административно-процессуального законодательства находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, что предполагает отнесение правового регулирования административной ответственности к компетенции в равной степени и федеральных, и региональных властей.

В соответствии с современными тенденциями, существующими в конституционном праве России, КоАП РФ более аккуратно подходит к равноправию субъектов Федерации и разграничению предметов ведения4. В соответствии со статьей 1.3 КоАП РФ к ведению Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях относится установление общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях, перечня видов административных наказаний и правил их применения; административной ответственности в вопросах, имеющих федеральное значение, в том числе административной ответственности за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами; порядка производства по делам об административных правонарушениях, в том числе установление мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях; порядка исполнения постановлений о назначении административных наказаний.

Предметы ведения субъектов Российской Федерации в КоАП РФ не определены, но из норм Конституции и федеральных законов, как полагают исследователи5, можно сделать вывод, что, во-первых, к ведению субъектов Российской Федерации относится установление административной ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Федерации и органов местного самоуправления о вопросах, не имеющих федерального значения (ст. 72, 76 Конституции, ст. 1.1, 1.3 КоАП РФ, подп. 39 п. 2 ст. 263 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»); во-вторых, подведомственности дел об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов РФ (ч. 2 ст. 22.1 КоАП РФ); в-третьих, полномочий должностных лиц по составлению протоколов об административных правонарушениях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации (ч. 6 ст. 28.3 КоАП РФ). Данный перечень вполне обоснованно иногда дополняется и другими полномочиями законодательных органов субъектов Федерации, например, устанавливать смягчающие обстоятельства, не указанные в части 1 статьи 4.2 КоАП РФ, и полномочиями образовывать коллегиальные органы административной юрисдикции6.

В науке административного права высказано и другое мнение о полномочиях органов государственной власти субъектов Российской Федерации. Так, профессор А.Б. Агапов ограничивает их следующими полномочиями: определение видов проступков по полномочиям, не указанным в статьях 71, 72 Конституции; определение видов проступков, посягающих на региональные полномочия (в случае их определения в договорах о разграничении предметов ведения и полномочий); определение основ компетенции муниципальных органов в сфере административной ответственности7. Ввиду отсутствия в указанном перечне важнейших полномочий на установление административных наказаний и административной юрисдикции, он представляется неполным.

В юридической науке высказано мнение, согласно которому нормы международного права о правах человека и нормы российской Конституции требуют, чтобы правовое регулирование всех вопросов административной ответственности было сосредоточено на федеральном уровне.

Так, Л.И. Поспелова предлагает закрепить КоАП РФ в качестве единственного источника административно-деликтного законодательства. По ее мнению, только такое нормативное решение будет соответствовать международно-правовым актам о правах человека и гражданина, Конституции Российской Федерации (части третьей ст. 55), системности российского деликтного законодательства, поскольку лишь федеральный уровень правового регулирования административной ответственности позволит обеспечить единство правового статуса гражданина, защиту его законных прав и интересов, единый масштаб ответственности за административные правонарушения8.

Это мнение разделяет и А.П. Шергин, утверждающий, что выделение двух блоков административно-деликтного законодательства не представляется легитимным9. Он полагает, что при издании КоАП РФ нарушен основной конституционный императив: ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно только на основании федерального закона. Вызывают сочувствие тезисы профессора А.П. Шергина о том, что «двухуровневое регулирование подрывает единство правового статуса гражданина» и что таким образом «самая широкая сфера государственного принуждения поставлена в зависимость от места пребывания человека»10.

Однако подобный подход все же не выглядит убедительным и с формальных, и с теоретических позиций. Формально подобное разграничение полномочий по предмету совместного ведения переводит административную ответственность в категорию предметов исключительного ведения Российской Федерации, что противоречит духу и букве cтатьи 72 Конституции и сложившимся законодательным традициям. На практике же он лишает субъекты Федерации последних возможностей подкреплять свои нормативные правовые акты принудительной силой государственного воздействия. В юридической науке отмечается, что необходимо неукоснительно следовать принципу субсидиарности, в соответствии с которым предметы ведения и объемы компетенции должны быть отнесены к тому уровню власти, на котором они решаются наиболее эффективно11.

В КоАП РФ имеется неопределенность в одном из важнейших вопросов — о разграничении законодательных полномочий при установлении составов административных правонарушений. В пункте 3 части 1 статьи 1.3 КоАП РФ сказано, что к ведению Российской Федерации относится установление административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе за нарушение правил и норм, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами. Последняя часть данной нормы достаточно ясна, понятна и логична. Если нормы и правила установлены нормативными правовыми актами Российской Федерации, то и меры ответственности за нарушение данных норм и правил должны устанавливаться органами государственной власти Российской Федерации. Неясно другое: что следует понимать под «федеральным значением» вопросов, по которым ответственность может быть установлена Кодексом об административных правонарушениях.

В 1998 г. при обсуждении проекта Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях В.В. Игнатенко указывал, что понятие «вопросы, имеющие федеральное значение», требует более детальной расшифровки (конкретизации), поскольку оценочный характер этого понятия способен осложнить проблему нормотворческой компетенции Российской Федерации и ее субъектов в области законодательства об административных правонарушениях12. Однако это справедливое замечание не было принято во внимание, и КоАП РФ вступил в силу без редактирования статьи 1.3 проекта.

Как справедливо утверждают И.Р. Винаркевич и И.А. Полянский, в настоящее время можно уверенно определять компетенцию регионального законодателя в сфере установления составов административных правонарушений негативным способом. Иными словами, можно утверждать, что региональные законодатели не могут признать деяния административными правонарушениями при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств:

1) если в соответствии с законодательством деяния не могут быть квалифицированы как административно ненаказуемые, т.е. признаны либо правомерными, либо преступными.

2) если административная ответственность за деяния предусмотрена Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях или за них установлена ответственность административного характера другими федеральными законами.

3) если нормы и правила, которые нарушает деяние (правонарушение), предусмотрены федеральными нормативными правовыми актами, а не нормативными правовыми актами субъекта Российской Федерации или органов местного самоуправления13.

Что же касается «вопросов федерального значения», то в законотворческой практике субъектов Федерации и практике общего прокурорского надзора выработан и реализуется следующий способ истолкования данного понятия. Если КоАП РФ устанавливает административную ответственность бланкетно, указывая на нарушение «законодательства» в какой-либо сфере вообще, а не «законодательство Российской Федерации», то за нарушение законодательных норм субъектов Российской Федерации в данной сфере административная ответственность субъектом Федерации установлена быть не может.

Но такой простой практический путь не снимает теоретическую и конституционную проблему разграничения предметов ведения по особенной части законодательства об административных правонарушениях.

Состояние нечеткой разграниченности полномочий федерального и регионального законодателей в части принятия норм особенной части законодательства об административных правонарушениях порождает и другую проблему, также имеющую конституционно-правовые корни. В частности, без ответа остается вопрос о том, вправе ли субъекты Российской Федерации принимать законы об административной ответственности по предметам совместного ведения, если такая ответственность федеральным законом не установлена.

В Постановлении Конституционного Суда от 1 февраля 1996 г. № 3-11 по делу о проверке конституционности ряда положений Устава — Основного закона Читинской области14 сказано, что отсутствие федерального закона по предмету совместного ведения в момент принятия Устава не препятствовало областной Думе принять собственный нормативный акт, что следует из статей 72, 76 (часть 2) и 77 (часть 1) Конституции Российской Федерации и вытекает из природы совместной компетенции. В связи с этим субъекты Российской Федерации вправе принимать свои законы об административной ответственности за нарушение собственных региональных законов, а также по вопросам совместного ведения до издания соответствующих федеральных законов.

В то же время признание Конституционным Судом такого права за субъектами Федерации не снимает указанную проблему в сфере административной ответственности, поскольку существует немало общественных отношений, полномочия по правовому регулированию которых не четко paзграничены между Российской Федерацией и ее субъектами. Существуют проблемы в толковании содержания различных предметов ведения и вопросов местного значения. Таким образом, очевидно, что данное направление развития нормативного основания административной ответственности нуждается в корректировке. В частности, КоАП РФ должен быть, дополнен положениями, более четко закрепляющими компетенцию субъектов Российской Федерации в области законодательства об административных правонарушениях.

Второй принцип разнесения норм об административной ответственности связан с общими, глобальными тенденциями, существующими в российском законодательстве. Суть указанных тенденций заключается в углубляющейся дифференциации выделяемых в административном праве подотраслей, которые постепенно, стараниями ученых, специализирующихся в соответствующих областях правовой науки об управлении, оформляются в качестве самостоятельных отраслей права. Это касается таких конгломератов административно-правовых норм, как таможенное, финансовое, земельное, налоговое, бюджетное, аграрное, экологическое, лесное и другие отрасли законодательства. В результате активной научной работы по обоснованию самостоятельности указанных подотраслей административного права ярко обозначились специфические особенности применения норм об административной ответственности в той или иной области. В российской правовой доктрине набирают силу концепции, признающие особенности и самостоятельность финансовой, налоговой, бюджетной и некоторых других видов ответственности. И, действительно, вполне очевидно, что привлечение к ответственности за налоговое правонарушение будет в значительной степени отличаться от привлечения к ответственности за мелкое хулиганство.

Следствием описанного процесса стало то, что многие «отраслеобразующие» нормативно-правовые документы российского права включают в себя разделы, содержащие нормы об ответственности за соответствующие правонарушения. Так, Налоговый кодекс Российской Федерации (часть 1 утверждена Федеральным законом от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ15, часть 2 — от 8 августа 2000 г. № 117-ФЗ16), содержит Раздел VII «Налоговые правонарушения и ответственность за их совершение». При этом вопрос о соотношении положений КоАП РФ, также содержащего нормы об административной ответственности за налоговые правонарушения (ст. 15.3-15.9 и 15.11), и части первой Налогового кодекса Российской Федерации решен следующим образом: субъектами ответственности, согласно статьям КоАП РФ, являются должностные лица организаций, а поскольку, в силу глав 15, 16 и 18 Налогового кодекса, в соответствующих случаях субъектами ответственности выступают сами организации, а не их должностные лица, привлечение последних к административной ответственности не исключает привлечения организаций к ответственности, установленной налоговым законодательством.

Аналогично часть 4 Бюджетного кодекса от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ17 называется «Ответственность за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации». Статья 281 устанавливает, что неисполнение либо ненадлежащее исполнение порядка составления и рассмотрения проектов бюджетов, утверждения бюджетов, исполнения и контроля над исполнением бюджетов всех уровней бюджетной системы признается нарушением бюджетного законодательства, которое влечет применение к нарушителю мер принуждения. Соответствующие меры названы в статье 282 Кодекса: предупреждение о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса, блокировка расходов, изъятие бюджетных средств, приостановление операций по счетам в кредитных организациях, наложение штрафа, начисление пени, иные меры в соответствии с Кодексом и федеральными законами.

Нормы об административной ответственности содержатся и в других нормативно-правовых актах, а именно:

Закон РФ от 22 марта 1991 г. № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»18 предусматривает ответственность за нарушения антимонопольного законодательства;

Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)»19 — за нарушение банковского законодательства;

Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве»20 — за нарушение законодательства об исполнительном производстве;

Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. № 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации»21 — за нарушение законодательства об обязательном пенсионном страховании.

Данное обстоятельство весьма настораживает многих видных специалистов в области административной ответственности, поскольку свидетельствует о несоблюдении одного из принципиальных положений нового Кодекса об административных правонарушениях, закрепляющего в статье 1.1, что Кодекс — единственный федеральный закон, регулирующий административную ответственность на федеральном уровне22.

Действительно, основанием для применения ответственности, предусмотренной перечисленными выше законами, не служит совершение физическими и юридическими лицами административных правонарушений, предусмотренных КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Если предположить, что действие указанных нормативных актов находится в рамках действующего правового поля, то предусмотренная названными законами ответственность не является административной в общепринятом понимании. Однако так ли это и можно ли говорить о каких-либо особых видах ответственности, существующих за рамками предмета правового регулирования административного права, скажем, в банковском праве?

Безусловно, большинство ученых, за исключением тех, кто занимается неблагодарным делом разработки основ самостоятельных институтов налоговой, финансовой и др. видов ответственности, разделяют мнение о том, что вся публично-правовая ответственность в сфере государственного управления, предусмотренная отдельными федеральными законами, действующими помимо КоАП РФ, также является административной. С таким подходом согласен и Конституционный Суд, в своих постановлениях и определениях неоднократно указывавший, что налоговая ответственность и ответственность за нарушение законодательства об исполнительном производстве по своей природе является административной ответственностью.

Однако следует отметить, что не все ученые делают из этого однозначный вывод о том, что административное законодательство России нуждается в дальнейшей кодификации норм о такой ответственности в рамках Кодекса об административных правонарушениях. В частности, И.М. Машаров и П.И. Кононов считают, что административная ответственность — это публично-правовая ответственность, применяемая не только за совершение административных правонарушений, предусмотренных КоАП РФ и законами субъектов РФ об административных правонарушениях, но и за иные правонарушения в сфере властно-публичной административной деятельности государства и местного самоуправления, предусмотренных специальными федеральными законами. Таким образом, ученые выдвигают тезис о том, что в зависимости от оснований применения, специфики административно-правовых санкций и порядка их применения может существовать несколько видов административной ответственности. С учетом такого понимания ответственность, предусмотренная КоАП РФ и законами субъектов РФ об административных правонарушениях, предстает лишь одним из видов административной ответственности23.

У автора данной статьи подобный подход вызывает большие сомнения. Дело в том, что признаки, ключевые особенности, отличающие административную ответственность от других видов юридической ответственности, несопоставимы по своему качественному и количественному составу с теми вторичными, зачастую производными от формулируемых нормативно-правовыми источниками признаков, которые выделяют отдельные подвиды административной ответственности, дифференцирующиеся, как правило, в зависимости от сферы общественных отношений, охраняемых той или иной группой норм об административной ответственности. В рамках КоАП РФ также соединены на первый взгляд весьма разнородные нормы. Однако природа административной ответственности едина, и именно это обусловливает возможность их сосуществования в рамках единого документа.

В науке также обращается внимание на существующие коллизии в применении процессуальных норм российского законодательства, регламентирующих процедуры рассмотрения дел об административных правонарушениях. В частности, после вступления в силу нового Арбитражного процессуального кодекса24 арбитражные суды рассматривают дела об административных правонарушениях в так называемом смешанном процессуально-правовом режиме, при котором оказались объединены исковое производство, производство по делам, вытекающим из административных и иных публичных правоотношений, и производство по делам об административных правонарушениях, урегулированное КоАП РФ. Суды вынуждены постоянно сталкиваться с правовыми коллизиями, разрешению которых не помогло даже принятие Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 27 января 2003 г. № 2 «О не-которых вопросах, связанных с введением Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях»25.

Безусловно, заслуживает внимания позиция, согласно которой «одним из способов разрешения правовых коллизий двух процессуальных кодексов будет ответ на вопрос, какую роль выполняет суд при рассмотрении дела об административном правонарушении; вершит ли он правосудие или ведет производство по делу об административном правонарушении»26. Однако представляется, что нецелесообразно ставить, в общем-то, технический вопрос об источнике процессуальных норм института административной ответственности (каковым является и должен быть Кодекс об административных правонарушениях) в зависимость от решения одной из сложнейших дилемм современной правовой науки.

Таким образом, думается, что окончательная кодификация норм об административной ответственности — следующий шаг в избранном законодателем направлении и дело недалекого будущего. Тем не менее, представляется, что различные виды финансовой ответственности, в том числе налоговой и бюджетной, нуждаются в дальнейшей разработке внутри отрасли финансового права, чтобы впоследствии влиться в общее русло административной ответственности в более совершенном и законченном виде (особенно это касается системы финансовых наказаний).

1 Рогачева О.С. Административная ответственность: Учебное пособие. – Воронеж, 2005. – С. 85.

2 См.: СЗ РФ. – 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 14; № 18. – Ст. 1721; № 30. – Ст. 3029; № 44. – Ст. 4295; 4298; 2003. – № 1. – Ст. 2; № 27 (ч. 1). – Ст. 2700; № 27 (ч. 2). – Ст. 2708; 2717; № 46 (ч. 1). – Ст. 4434; 4440; № 50. – Ст. 4847; 4855; № 52 (ч. 1). – Ст. 5037; 2004. – № 19 (ч. 1). – Ст. 1838; № 30. – Ст. 3095; № 31. – Ст. 3229; № 34. – Ст. 3529; 3533; № 44. – Ст. 4266; 2005. – № 1 (ч. 1). – Ст. 9; 37; 45; № 10. – Ст. 762; 763; № 13. – Ст. 1077; 1079; № 17. – Ст. 1484; № 19. – Ст. 1752; № 25. – Ст. 2431; № 27. – Ст. 2719; 2721; № 30 (ч. 1). – Ст. 3104; № 30 (ч. 2). – Ст. 3124; 3131; № 40. – Ст. 3986.

3 Конституция Российской Федерации. – М., 1993.

4 Чиркин B.Е. Предметы ведения федерации и се субъектов: разграничение, сотрудничество, субсидиарность // Государство и право. – 2002. – № 5. – С. 7.

5 Игнатенко В.В. Правовое качество законов об административных правонарушениях: Монография. – Иркутск, 1998. – С. 40; Полянский И.А. Законодательство субъекта Российской Федерации об административных правонарушениях // В сб.: Роль юридического образования и науки в формировании гражданского общества и правового государства: сборник материалов юбилейной научно-практической конференции, посвященной 65-летию юридического факультета ХГАЭП / Под общ ред. С.В. Нарутто и В.Н. Ширяева. – Хабаровск, 2005. – С. 40.

6 См.: Козин В.В. Проблемы правового регулирования административной ответственности Республики Карелия / Административная ответственность: вопросы теории и практики (Восьмые «Лазаревские чтения») // Государство и право. – 2005. – № 1. – С. 13.

7 Агапов А.Б. Административная ответственность: Учебник. – М., 2000. – С. 53.

8 Поспелова Л.И. Проблемы кодификации административно-деликтного законодательства: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 18.

9 Шергин А.П. Административно-деликтное законодательство России: состояние, проблемы, перспективы / В сб. Административное право и административный процесс: актуальные проблемы / Отв. ред. Л.Л. Попов и М.С. Студеникина. – М., 2004. – С. 170, 171.

10 Там же. – С. 171.

11 См., например: Ермаков С.М. Развитие законодательства субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2001. – С. 7.

12 Игнатенко В.В. Законодательная регламентация ответственности за административные правонарушения: Проблемы совершенствования Общей части Кодекса об административных правонарушениях. – Иркутск, 1998. – С. 42.

13 Винаркевич И.Р., Полянский И.А. Административная ответственность (законодательство субъектов Российской Федерации): Учебное пособие. – Хабаровск, 2005. – С. 51.

14 См.: СЗ РФ. – 1996. – № 7. – Ст. 700.

15 СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3824; 3825; 1999. – № 14. – Ст. 1649; № 28. – Ст. 3487; 2000. – № 2. – Ст. 134; № 32. – Ст. 3341; 2001. – № 53 (ч. 1). – Ст. 5016; 5026; 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 2; № 6. – Ст. 625; 2003. – № 22. – Ст. 2066; № 23. – Ст. 2174; № 27. – Ст. 2700 (ч. 1); № 28. – Ст. 2873; 2004. – № 52 (ч. 1). – Ст. 5037.

16 СЗ РФ. – 2000. – № 32. – Ст. 3340; 3341; 2001. – № 1 (ч. 2). – Ст. 18; № 23. – Ст. 2289; № 33 (ч. 1). – Ст. 3413; 3421; 3429; № 49. – Ст. 4554; 4564; – № 53 (ч. 1). – Ст. 5015; 5023; 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 4; – № 22. – Ст. 2026; № 30. – Ст. 3021; 3027; 3033; № 52 (ч. 1). – Ст. 5132; 5138; 2003. – № 1. – Ст. 2; 5; 6; 8; 11; № 19. – Ст. 1749; № 21. – Ст. 1958; № 22. – Ст. 2066; № 23. – Ст. 2174; № 24. – Ст. 2432; № 26. – Ст. 2567; № 27. – Ст. 2700 (ч. 1); № 28. – Ст. 2874; 2879; 2886; № 46 (ч. 1). – Ст. 4435; 4443; 4444; № 50. – Ст. 4849; – № 52 (ч. 1). – Ст. 5030, 5038; 2004. – № 15. – Ст. 1342; Российская газета. – 2004. – № 138, 141.

17 СЗ РФ. – 1998. – № 31. – Ст. 3823; 1999. – № 28. – Ст. 3492; 2000. – № 1 (ч. 1). – Ст. 10; № 32. – Ст. 3339; 2001. – № 1 (ч. 1). – Ст. 2. № 33 (ч. 1). – Ст. 3429; № 53 (ч. 1). – Ст. 5030; 2002. – № 22. – Ст. 2026; № 28. – Ст. 2790; № 30. – Ст. 3021; 3027; № 52 (ч. 1). – Ст. 5132; 2003. – № 28. – Ст. 2886; 2892; № 46 (ч. 1). – Ст. 4443; 4444; № 50. – Ст. 4844; № 52 (ч. 1). – Ст. 5036, 5038.

18 Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. – № 16. – Ст. 499; 1992. – № 32. – Ст. 1882; № 34. – Ст. 1966; СЗ РФ. – 1995. – № 22. – Ст. 1977; 1998. – Ст. 2066; 2000. – № 2. – Ст. 124; 2002. – № 1 (ч. 1). – Ст. 2; № 12. – Ст. 1093; № 41. – Ст. 3969.

19 СЗ РФ. – 2002. – № 28. – Ст. 2790; 2003. – № 2. – Ст. 157; № 52 (ч. 1). – Ст. 5029; 5032; 5038; 2004. – № 27. – Ст. 2711.

20 СЗ РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3591; 2001. – № 32. – Ст. 3412; 2002. – № 52 (ч. 1). – Ст. 5132; 2003. – № 2. – Ст. 160; № 50. – Ст. 4847; № 52 (ч. 1). – Ст. 5038; 2004. – № 10. – Ст. 837; № 27. – Ст. 2711.

21 СЗ РФ. – 2001. – № 51. – Ст. 4832; 2002. – № 22. – Ст. 2026; 2003. – № 1. – Ст. 2; 13; № 52 (ч. 1). – Ст. 5037; 2004. – № 27. – Ст. 2711.

22 См., например: Салищева Н.Г. Проблемные вопросы института административной ответственности в России // В сб.: Административная ответственность: вопросы теории и практики. – М., 2004. – С. 11, 12; Студеникина М.С. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в системе действующих федеральных кодексов // Там же. – С. 21.

23 См., например: Машаров И.М., Кононов П.И. О проблеме понимания административной ответственности по действующему законодательству Российской Федерации // В сб.: Административная ответственность: вопросы теории и практики. – М., 2004. – С. 38, 39.

24 СЗ РФ. – 2002. – № 30. – Ст. 3012; 2004. – № 31. – Ст. 3216; № 45. – Ст. 4377; 2005. – № 14. – Ст. 1210.

25 Вестник ВАС РФ. – 2003. – № 3.

26 Рогачева О.С. Административная ответственность: Учебное пособие. – Воронеж, 2005. – С. 83.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

18583. Логистические системы 36 KB
  Логистические системы Сложность задач управления которые приходится решать в современных производственных системах обусловливает интерес к логистике и развитию логистических систем. Традиционно логистику связывали с управлением процедурами движения сырья от исто
18584. Автоматизация управления технологическими процессами 45.5 KB
  Автоматизация управления технологическими процессами В автоматизированных системах управления технологическими процессами часто называемых системами промышленной автоматизации можно выделить свои иерархические уровни. На верхнем диспетчерском уровне АСУТП ос...
18585. Автоматизированные системы делопроизводства 37 KB
  Автоматизированные системы делопроизводства Информационные технологии и АСУ документами и документооборотом пользуются все возрастающим вниманием среди предприятий и фирм различного профиля поскольку организация работы с документами существенно влияет на эффекти...
18586. Инструментальные средства концептуального проектирования автоматизированных систем 41.5 KB
  Инструментальные средства концептуального проектирования автоматизированных систем В современных информационных технологиях важное место отводится инструментальным средствам и средам разработки АС в частности системам разработки и сопровождения их ПО. Эти технол
18587. Функции в языке ANSI C 2.74 MB
  Задача лабораторной работы состоит в практическом освоении основ создания собственных функций, написание приложения по индивидуальному варианту.
18588. Спецификации проектов программных систем 42 KB
  Спецификации проектов программных систем Важное значение в процессе разработки ПО имеют средства спецификации проектов ПО. Средства спецификации в значительной мере определяют суть методов CASE. Способы и средства спецификации классифицируют по базовой методологии
18589. Среды быстрой разработки приложений 36 KB
  Среды быстрой разработки приложений CASEсистемы часто отождествляют с инструментальными средами разработки ПО называемыми средами быстрой разработки приложений RAD Rapid Application Development. Примерами широко известных инструментальных сред RAD являются Visual Basic Delphi PowerBuilder фи
18590. Компонентно-ориентированные технологии 53.5 KB
  Компонентноориентированные технологии Появление компонентноориентированных технологий вызвано необходимостью повышения эффективности разработки сложных программных систем являющихся в условиях использования корпоративных и глобальных вычислительных сетей рас...
18591. Пример реализации компонентно-ориентированной технологии в САПР 36 KB
  Пример реализации компонентноориентированной технологии в САПР Основные идеи компонентноориентированной объектной технологии с созданием расширенных специализированных библиотек компонентов реализованы в системе CAS.CADE Computer Aided Software / Computer Aided Design Engineering фирмы Ma...