7174

Проверка поведения, ее теоретические основы и ее практическое выполнение

Книга

Психология и эзотерика

Рудольф Менцель Проверка поведения, ее теоретические основы и ее практическое выполнение I РАЗДЕЛ: Принципиальное наблюдение за поведением защитно-караульной собаки Введение Выращивание — это формирование определенных форм в живом мире. Заводчи...

Русский

2013-01-18

114 KB

2 чел.

Рудольф Менцель

Проверка поведения, ее теоретические основы и ее практическое выполнение

I РАЗДЕЛ: Принципиальное наблюдение за поведением защитно-караульной собаки

Введение

Выращивание — это формирование определенных форм в живом мире. Заводчик такой же творец, как художник или скульптор, который работает не с деревом или с камнем, а с живой материей. Творческий заводчик создает определенные формы не только в физической области, но ему удается проникать и в такое темное царство, которое мы называем психикой.

Средства этого формирования в своем единстве имеют три лица:

1. Выбор подходящего первичного материала — выработка базы разведения путем не очень маленького количества подходящих особей.

2. Направленность на определенную комбинацию признаков — фиксации желаемых признаков и ослабление нежелаемых путем систематического спаривания с последующим обновлением выбора.

3. Унаследование формируемых признаков — усиление желаемых имеющихся предрасположенностей путем применения непротиворечивых раздражителей внешней среды.

Заводчик, который желает применить этот инструмент искусства разведения, должен, прежде всего, знать для каких целей он его хочет использовать. Он должен отдавать себе отчет в том, какие признаки и предрасположенности характера желательны для породы, разведением которой он как раз и занимается, а какие не желательны, в каких приблизительных границах он может или должен допускать взаимодействие отдельных предрасположенностей. Когда мы говорим конкретно о проверке поведения, то мы должны, конечно, перед этим знать, какую картину поведения мы должны требовать от наших собак, иначе может случиться, что то, что один отмечает как особо желаемое, другой проклинает как плохое. Картина поведения породы или группы пород зависит от службы, которая требуется от собак, их представляющих. Ясно, что декоративная собака демонстрирует другую картину поведения, чем охотничья, а защитно-караульная — другую, чем ездовая. В предлагаемой рукописи мы хотим заняться желаемой картиной, создаваемой у нас поведением собаки, которую мы бы хотели иметь в качестве защитно-караульной на службе у человека.

Основной чертой характера любой собаки, рассматриваемой в качестве потенциальной защитно-караульной, должно быть мужество-бесстрашие (Mut.).

Так как, с одной стороны, защитно-караульная собака должна действовать устрашающе и, таким образом, предотвращать нападение, а с другой стороны, в случае произошедшего нападения должна защищать жизнь и плоть, чаще всего безоружного, хозяина до последнего движения челюстей. Действительно, несмелая собака уже не так импонирует своим внешним видом, в случае же настоящего нападения (которое должно быть смыслом и венцом ее жизни) она с жалостным видом отойдет, бросив надеящегося на нее хозяина в еще большей опасности. Таким образом, оценка бесстрашия собаки является важнейшим квалификационным признаком защитно-караульной собаки. Поэтому в работе, которая посвящена поведении защитно-караульной собаки, без сомнения необходимо очертить понятие «бесстрашие» (Mut). Мы уверены, таким образом, в необходимости постановки уже в начале наших рассуждений вопроса: Что же такое бесстрашие (Мut)?

Бесстрашие (Mut) как стадное явление

Эммануил Кант определил («Антропология в прагматическом смысле») бесстрашие следующим образом: Бесстрашие — это душевное состояние, необходимое для обдуманного принятия на себя опасности. Нормальной биологической реакцией на опасность является уклонение от нее (инстинкт самосохранения). Бесстрашие по Канту это как раз противоположное поведение, не уклоняться от опасности, а принять ее на себя. Таким образом мужественная реакция живого организма на опасность возможна только при наличии некоторой психологической силы, действие которой направлено против инстинкта самосохранения.

С какими противосилами мы имеем здесь дело? Прежде всего, уже сам инстинкт самосохранения может действовать как противосила, если уклонение от опасности означает еще большую угрозу существования индивидуума, чем ее воздействие; это, например, случай, когда под действием голода существо вынуждено вступать в сомнительную борьбу, в которую оно бы никогда не вступило в сытом состоянии. Голодная смерть — большая опасность, чем борьба с неизвестным исходом. Кроме того, в живом существе так сильно инстинктивно закреплен интерес к сохранению вида, что он может подавить инстинкт самосохранения. Самопожертвование во имя собственного потомства, борьба за любовь, то есть за право размножения, понуждает от имени продолжения Я-жизни в виде цепочки поколений к действиям, которые кажутся противоречащими примитивному инстинкту самосохранения.

Но есть не только продолжение Я-жизни в виде цепочки поколений, но и понятие социального общества (стадо, стая, народность и т. д.) более высокого ранга, чем Я.

Для каждого члена стаи жизненный интерес социального общества (стаи) неотделимо связан с каждым членом стаи и, таким образом, может быть рациональным, что член стаи в интересах социального общества преодолевает свой инстинкт самосохранения и принимает на себя опасность, вместо того, чтобы ее избежать. С позиции общественной этики мы можем признать исключительно эту последнюю форму как бесстрашие. Остальные формы — парадоксальные результаты расширенного эгоизма.

В этом смысле мы изменим процитированное выше определение Канта следующим образом: Бесстрашие — такое душевное состояние, благодаря которому существо, живущее по закону коллективизма, осознанно принимает на себя опасность. Кантовское выражение «обдуманно» мы, таким образом, преобразовали в «осознанно», так как бесстрашные поступки и у людей возникают часто интуитивно, следовательно необдуманно, молниеносно, быстро (мгновенная смелость).

С позиции вышестоящего социального организма является самим собой разумеющимся, что часть жертвуется в интересах целого. С позиции же части такая жертва не считается изначально само собой разумеющейся. Здесь какой-то положительный результат (удовольствие) должен компенсировать отрицательный — пренебрежение инстинктом самосохранения.

Здесь мыслимы два принципиальных подхода: либо мы допускаем чисто механически-ассоциативный, а точнее коллективистский инстинкт в каждом члене стаи или мы рассматриваем индивидуально-психологически осознано воспринимаемое удовлетворение стремления значимости отдельного стадного животного как движущую силу в этом процессе. Принципиально с нашей точки зрения здесь необходимо исходить из следующего: Мы с самого начала в соответствии с нашим мировоззрением, отвергаем какое бы то ни было разделение данных проблем для человека и для животных. «Человек» — обозначение одного из родов в большой группе живых существ, которую мы научно выделяем как группу «животные». По образу жизни люди отличаются от других животных родов, точно как и разные роды животных между собой. Существуют противопоставления между человеческим видом и другими видами животных, что-то типа человек-обезьяна, человек-лев, человек-кошка. Антитеза: человек-животное логически невыводима. Понятие «животное» в противопоставлении понятию «человек» является фиктивным, несколько детским (например, так же как древние греки называли все другие народы варварами). В противопоставлении к понятию «растение» понятие «животное» имеет научный смысл. В противопоставлении к понятию «человек» оно является примитивной наивно детской функцией неразвитого человечества, которое не осознает свое положение в масштабах вселенной.

В соответствии с нашими взглядами имеется только одно единое объяснение всех явлений самопожертвования в интересах общества, наблюдаемое у различных социально живущих живых организмов. Либо мы примем коллективизм стадных животных как инстинктивно обусловленный и истолкуем наши этические понятия и мысли как вторичные производные нашей инстинктивной жизни, которую определяет природа. Тогда было бы то, что мы у людей называем эгоизмом и альтруизмом, ничем другим как результатом антагонистически действующих инстинктивных сил, а именно: с одной стороны, инстинкт самосохранения индивидуума его личной жизни и, с другой стороны, инстинкт самосохранения социального организма (стаи), который инстинктивно значит и жив в каждом отдельном члене стаи. (С этой точки зрения все эгоистические и альтруистические (альтруизм обусловлен стаей) действия с самого начала являются инстинктивными. Так как человек сильно склонен к размышлению и имеет потребность эти наблюдения обобщать и находить для них элементы языка, то мы можем все этические понятия и оценки с этой позиции рассматривать как вторичное обратное изображение понятий и действий, первично инстинктивно протекающих у нас.).

Или мы следуем выводам индивидуально-психологической школы Alfred Adlers, тогда решение проблемы будет следующим: Каждый индивидуум, входящий в общество подобных себе живых существ, в исключительно высокой степени зависит от отношения его соплеменников к нему. Признание со стороны общества означает высочайшее мыслимое чувство радости, презрение — тяжелейшее чувство печали.

Ощущение уверенного и уважаемого положения в обществе себе подобных живых организмов является движущим принципом существования, имеющим жизненное значение для каждого социально организованного существа. Стремление к уверенному положению в рамках своего сообщества играет под эгидой «инстинкта значимости» доминирующую роль в индивидуально-психологическом учении. Стремление значимости может привести отдельный индивидуум ко всевозможным действиям, изначально не лежащих в области его жизненных законов, и это может выражаться в самоуничтожающих, саморазрушающих явлениях болезненного вырождения индивидуума. Даже болезни могут возникать на почве ложно развивающегося стремления значимости и быть роковыми для отдельного существа. Если мы это, приведенное здесь вкратце, примем к сведению, то легко понять, что стремление значимости представляет собой психологическую инстинктивную силу, которая, пожалуй, в состоянии противодействовать инстинкту самосохранения. Точно также, как в стремление удовлетворить чувство голода может быть сильнее инстинкта самосохранения, так и желание к удовлетворению стремления значимости, соответственно, страх потери уважения, ущемления потребности значимости может полностью или частично парализовать инстинкт самосохранения. Это стремление, таким образом, в состоянии побуждать индивидуум к действиям, которые полезны обществу (которому принадлежит это отдельное существо), но очень опасны для него, если даже не смертельны. С этой точки зрения сразу ясно, что существо принимает на себя опасность в интересах других. То есть, соответствуя нашему выше приведенному определению, ведет себя бесстрашно.

В конечном результате совершенно безразлично, какую из этих точек зрения разделяет естествоиспытатель (Мы считаем, что оба фактора в различных оттенках действенны, это часто зависит только от позиции наблюдателя, рассматривается ли стремление значимости или биологический закон стаи, как побуждение к бесстрашному поведению).

Одно остается постоянным: социальная организация стадных животных действует инстинктивно или осознанно (тогда, конечно, в обход стремления значимости) определяющее на отдельное существо. Это воздействие приводит к убеждениям и действиям, которые мы в различно выраженных оттенках выделяем в комплекс бесстрашия. Одно ясно из прошлого. Бесстрашие, так, как его знает человек — социально определенное явление, полученное из наблюдений общественно живущих существ: в первую очередь из самонаблюдения стадного животного «человека». Очень очевидна социальная зависимость комплекса бесстрашия, если мы противопоставим Кантовскому определению толкование проблем бесстрашия Спинозой (Ethik III Teil 51. Lthrsatz, Anm.) Поэтому получается, что когда мы сравниваем одного человека о другим, они отличаются друг от друга только по состоянию нервного напряжения, то одного мы называем не пугливым, другого трусоватым, а остальных еще как-то по другому. Так, например, я того назову не пугливый, который не обращает внимания на зло, которое бы я считал нужным бояться. И, если я, кроме того, вижу, что его страстное желание (сделать плохо тому, кого он ненавидит и хорошо тому, кого он любит) не подавляется страхом от зла, из-за которого я многое не делаю, — то я его назову смелым. Кроме того, тот мне будет казаться боязливым, который боится зла, которое я не считаю нужным бояться. Если, к тому же, я вижу, что его страстное желание подавляется злом, которое меня не пугает, то я скажу, что он трусливый. И так оценивает каждый. Это, пожалуй, окончательная формулировка понятия бесстрашия с позиции наблюдающего человека, показывает с кристальной ясностью построение мысленных рассуждении Спинозы, социальную обусловленность понятия бесстрашия. Отсюда следует, что заключение о более или менее бесстрашном поведении мыслимо лишь в сравнении с поведением однотипного существа в тех же условиях. Уже эта обусловленность предполагает социальные связи. Кроме того ясно, что любовь и ненависть — это к тому же формы выражения душевного отношения членов стаи друг к другу. Таким образом, понятие бесстрашия по представлению Спинозы социально обусловлено по двум направлениям.

И только лишь включение индивидуума в вышестоящую биологическую совокупность (стая, рой и т. п.) делает возможным понятие бесстрашия. Для одиночек имеются лишь различные формы выражения инстинкта самосохранения.

Наш хороший друг, который не признает социальную обусловленность проблем бесстрашия, в письменной дискуссии по этой теме сделал нам следующие упреки: «Бесстрашие стадного животного это второсортное бесстрашие. Как раз поведение только за себя стоящего, то есть одиночки, особенно этически ценна, например, так, как самопожертвование солдата, который сражается и погибает под всеобщим криком «ура» в линии обороны, в нравственном значении несравненно ниже героизма отдельного патрульного, который никем не наблюдаемый и никем не поощряемый выполняет до последнего дыхания свой долг». Этот упрек, на первый взгляд, кажется очень оправдан. Но при этом не учитывается принципиальная стайная обусловленность социально живущего существа. Отдельный патрульный — это не одиночка, а член отряда. Он жертвует собой в интересах общества, так как это чувство общества уже так высоко развито и так глубоко сидит в его собственном «Я», что он вынужден делать все необходимое на благо общества, к которому он принадлежит. Людей с высоко развитым чувством общества мы оцениваем очень высоко. Такие люди являются — здесь намеренно используется резкое, кажущееся, очень характерное слово — исключительно высоко развитыми стадными животными. Исходя из этой позиции так же неверно утверждение, что патрульный погибает в одиночестве, вдалеке от своего отряда. Живой социальный организм всегда присутствует там, где находится принадлежащая ему живая часть. Одинокий патрульный, (чтобы остаться на этом примере; мы могли, кроме солдатской жизни, найти еще более ценные примеры) носит свой отряд в своей «я» или, если выразиться образно, в своем ранце. Так же нельзя заявлять, что пчела, отлетевшая от улья, которая не смотря на это собирает мед или пыльцу, действует одиноко и вдалеке от своего сообщества. Жизненное пространство пчелиной семьи определяется дальностью полета пчел. Отдельная пчела несет в себе «дух пчелиного улья» (материнская линия), она должна иметь некоторое подобное чувство: «Где нахожусь я, там находится пчелиный улей». Разобранное здесь понимание бесстрашия, зависящее от общественного сознания и общественного закона, выражено ясным образом в великолепной надгробной надписи Леонида и его трехсот. В немецком, к сожалению несовершенном, переводе она звучит так: «Путник, придя в Спарту, сообщи там, что видел нас, лежащих, выполнивших закон Родины!»

Чтобы еще раз коротко все суммировать: бесстрашие — это понятие, взятое из коллективной жизни. Из комплекса понятий «бесстрашия» исключаются все те случаи, в которых бесстрашное действие заключается в том, что из двух изолированных зол на основе правильного соображения или инстинктивно выбирается наименьшее. Такие действия — это не что иное, как проявления индивидуального инстинкта самосохранения.

Таким образом, на основе вышесказанного мы убеждены, измененное нами Кантовское определение бесстрашия можно рассматривать как конечный результат наших размышлений. Бесстрашие — это такое душевное состояние, благодаря которому существо, живущее по закону коллективизма, осознанно принимает на себя опасность.

Основы поведения

Когда мы, наконец, покинули серое царство теории и обратились к практической работе с собакой, пожалуй, оправдывает себя легко понятное объяснение (вместо вышеприведенного слабо измененного философского вырисовывания понятия бесстрашия) той формы бесстрашия, которое мы хотим иметь у защитно-караульной собаки как основную черту и которую мы называем распространенным выражением — смелость (Schneid).

Смелость — это основополагающая черта поведения, благодаря которой живое существо (так в нашем случае — это собака) без внешнего принуждения противостоит реальной или предполагаемой опасности, соответственно, насколько это возможно, пытается ей содействовать. Даже физические боли не должны удерживать действительно смелое существо от этого вида поведения.

За счет симбиоза «человек-собака» наша собака стала относиться к опасностям иначе, чем когда она была диким животным, естественная «трусость» (О естественной «трусости» дикого животного смотря также Stephаnits в «Немецкой овчарке».)… дикого животного в ней утеряна. Собака научилась не только стойко выдерживать явления, от которых ее дикие родственники в страхе убегают (огонь, железная дорога, автомобиль, выстрелы и подобные), но и по-другому относятся к людям. Для собаки, которая действительно стала спутником человека, человек стал почти ровней, которого она почитает либо как вожака стаи, или к которому относится безразлично, или видит в ней врага. Если это враг, то он встречается с бойцом, которого не смущает его человеческий облик. Дикое животное нападает на человека только тогда, когда его заставляет острая нужда, (защита супруга, потомства или собственной жизни). Собака в совместной жизни с нами потеряла эту черту дикого животного и приобрела человекоподобную черту: она любит борьбу по собственной воле, она принимает на себя опасности, хотя она может их избежать и, при всем этом, ей не стоит больших усилий противостоять нападению человека, так же как и против других нападений, и, наконец, нападение на человека, как на его спутника стаи, является таким же сигналом к борьбе, как для дикого животного нападение на супруга или потомство. Это человекоподобное отношение к борьбе мы обозначаем заимствованным из человеческой психологии термином «бесстрашие» или широко распространенным понятием «смелость».

Эта смелость соответствует самосознанию и самоуверенности затрачиваемого существа. Предпосылкой для них, кроме унаследованной предрасположенности к бесстрашию, являются еще безопасность и крепкие корни внутри сообщества, к которому относится конкретное существо. (Эти положения в этой форме действительны только для стадных животных.).

Каждое живое существо, человек это или животное привносит в свою жизнь унаследованные способности. На эти способности созидательно действует окружающая среда. Будущая судьба, таким образом не устанавливается окончательно при рождении, за счет воздействия среды она может меняться и в худшую и в лучшую стороны, и, наоборот, новорожденный ни в коем случае не является чистым листом, на котором жизнь впервые оставляет свой след. Влияние окружающей среды возможно только в пределах определенных естественных границ, но также невозможно его совсем исключить. С рождением похожее, может за счет соответствующего воздействия среды стать непохожим. Собака с врожденной смелостью может за счет продолжающегося неправильного обращения, недокорма и подобного может так много потерять, что от природы намного менее смелая собака — чье самосознание продолжительно укрепляется — будет во внешнем проявлении такой же или даже ее превосходить.

На основе юношеского опыта у ребенка, так же как у молодого животного, вследствии их ощущаемой слабости по отношения к большим, сильным и мощным взрослым возникает естественное чувство второсортности (приведенные здесь психологические положения для животных основывается на общих психологических знаниях, которые выработали индивидуально-психологическая школа и ее основатель Alfred Adlers), которое у здорового крепкого развивающегося существа само проходит, как только исчезают причины его вызвавшие. Это чувство у молодых существ вытесняется позднее, как только вместе с половым созреванием юное существо наполняется ощущением чрезмерной силы, чувством переоценки своей собственной силы. Только больные или в течении продолжительного времени ослабленные животные чувствуют себя пожизненно второсортными, Здоровые же животные — только тогда, когда они вступили в жизнь с недостатком бесстрашия или когда они не могут занять удовлетворяющее их положение в обществе, в котором проходит их жизнь, или когда внутренне присущее каждому живому существу стремление значимости не развито или систематически подавляется общественностью «стаи». У ребенка, с которым плохо обращаются в семье, который не получает ласки и продолжительно истязается духовно или физически, не будет никакой жизнерадостности, так же как и у волка, который в результате какой-нибудь слабости или несчастливому общественному положению подавляется или истязается стаей или, по крайней мере, ее вожаком. Если у него есть смелость воспротивиться или найти себе новую стаю, то тогда жизнь его еще может быть направлена в правильное русло, иначе он останется на всю жизнь жалким существом. Собака, чьей стаей являются люди, а вожаком является хозяин, не может себе найти другую стаю. Следовательно, если она нашла себе плохую стаю, и со смелой собакой так может получиться, что она будет угнетаться и, вследствие этого, будет казаться трусливой. И наоборот, за счет систематического приободрения изначально небольшая смелость собаки растет или за счет смены среды меняется картина ее характера. Мы хотели бы здесь привести три примера из нашей личной практики:

— Кобель А по природе своей не производил впечатление особого героя. В привычной среде стаи, в которой он вырос, это не могло проявиться, так как у него было высокое стремление значимости и вследствие этого он обеспечил себе вполне-уважаемое положение в стае. Когда он поменял среду и попал в чисто человеческое общество, то выявился недостаток смелости. И только тогда, когда за счет сильной любви своей хозяйки, он врос в в эту среду, он опять производил обманчивое впечатление на неспециалиста, он казался бесстрашным, был несомненно бесстрашнее, чем другая такая же собака, которой не хватает этой любвеобильной поддержки. Любая смена стаи, пожалуй, восстановит эту картину трусости.

— Сука Д была по природе исключительно труслива, так как у нее отсутствовало стремление значимости и вследствие этого, она с самого начала находилась в своей стае в нехорошем положении и, в конце концов, была в прямом смысле подавлена. Настоящий любитель собак занялся спасением ее души. Он сросся с ней в новую стаю, в которой она очень высока ценилась. Сука позднее стала особенно смелой. (На состязании полицейских собак она заслужила лавровый венок за смелую работу при задержании.).

— Сука М была по природе очень смелой. Она что-то не поделила с членами ее собачьей стаи и потеряла свое прежнее признание, в конце концов владельцу пришлось держать ее отдельно, так как она не смогла там ужиться. Она стала просто трусливой. Собака выполнявшая прекрасно задержание, больше уже не защищала, она оставляла картину жалости и страдания. Переведенная в новую среду, она добилась своего признания — стала исключительно смелой собакой.

Мы привели эти примеры, чтобы показать, что смелость — это что-то данное от природы, но которая может подавляться за счет длительных неблагоприятных воздействий окружающей среды. Влияние может быть таким глубоким, что его ликвидировать позднее удается только с больший трудом. Однако, если смелость однажды была, то ее после соответствующей смены среды можно снова продемонстрировать. И наоборот, менее смелая собака за счет соответствующей среды может быть усилена в своем бесстрашии так, что она еще может быть использована в защитно-караульной службе.

При оценке смелости должен учитываться порог раздражимости (порогом раздражимости обозначает то граничное значение величины раздражения, которое еще достаточно, чтобы раздражение было ощутимо (прошло через «порог» ощущения) экспонируемой собаки. Если порог раздражимости очень высокий, то может случиться, что от натуры «сонливая» собака при поверхностной оценке может показаться смелой попросту только потому, что раздражение, с которым может быть связана опасность, не достигает порога ее ощущения. Специалист не отличит всегда «сонливость» от самоосознанного покоя.

К желаемой картине нашей собаки наряду со смелостью относится также и стремление защищать. Это — врожденная готовность находиться рядом с человеком в минуту опасности, то есть отвечать борьбой не только на нападение, угрожающее себе, но и на нападение на человека. (О замене звериной стаи на человеческую нашел великолепные слова Stephanitz в своей книге «Немецкая овчарка».).

Институт защиты не всегда может соединяться со смелостью. Каждый из нас, пожалуй, уже видел собак, которые при нападении на их хозяина с лаем убегали, то есть определенно показывали инстинкт защиты, но не имели бесстрашия, необходимого для защиты. Особенно сильно развитый инстинкт защиты может в определенной степени компенсировать недостаток бесстрашия. Мы сами однажды владели сукой, которая была исключительно обделена бесстрашием, соответственно терроризировалась стаей наших собак и поэтому и не могла быть бесстрашной. Это был порочный круг (circulus vitiosus, так называют две ошибки, которые себя взаимно усиливают в своей неблагоприятном воздействии), мы, человеческие спутники в этой стае, не могли ничем ей помочь, хотя, собственно этого и не хотели. Эта боязливая сука, которая боялась любого человека и почти любого животного, нападала как черт (мы думаем, что лаяла она при этом от страха), когда она считала, что один на нас обоих, которых она особенно любила, находился в опасности. Для неопытного наблюдателя в этой ситуации недостаток в смелости не был заметен, если не проводить других испытаний. И, наоборот, мы знали собаку, которая была абсолютно смелой, но на задержание шла всегда со второй попытки, так как в первый раз она это принимала за веселую игру. Ее инстинкт защиты был недоразвит.

Инстинкт бороться не очень легко отличить от инстинкта защищаться. Он является первичным признаком смелой собаки и только такой собаки. Это врожденная радость самой борьбы, радость использования своих челюстей и мышц. Когда инстинкт бороться имеет частую возможность выражаться, то он вырождается в драчливость.

К желаемой картине нашей собаки, кроме того, относится и определенная злоба. Под ней мы понимаем инстинктивную или выработанную готовность враждебной реакции на не ожидаемые раздражения (то, что Hansmann в своей прекрасной работе, к которой мы еще вернемся, называет злобой, приблизительно совпадает с нашим понятием смелости. Наше понятие смелости может соответствовать его безрассудству). Чем ниже порог раздражимости и чем больше раздражителей достигает области «неожидаемого», тем сильнее злоба. Однако, при низком пороге раздражимости злоба может так выражаться, что при малейшем раздражении следует враждебная ответная реакция собаки. Такая собака постоянно находится в состоянии готовности бороться, ей кажется, что ее все время окружают опасности. Если такая сверхзлоба достигнута не за счет «передрессировки», а имеется от природы, то это всегда подозрительно. Собака без доверия, пожалуй, никогда не может быть смелой, так как доверие исходит из безопасности по отношении к окружающей среде и из сознания силы. Смелая собака знает или верит, что она может противостоять любому нападению. Она «знает», что она остановит любого человека, когда это будет необходимо. Поэтому с самого начала она и не воспринимает весь мир странным и опасным, а ждет, когда опасность коснется ее и она «знает» на опыте, что всегда защититься. Она доверяет своей силе и поэтому доверяет миру.

Если мы хотим, чтобы такая смелая собака была особенно недоверчива, то это можно вызвать искусственно. Есть собаки (в большинстве своем особенно смелые), которые с юности абсолютно доверчивы и такими остаются, если только этих «чистых зверей» не сделают искусственно недоверчивыми, заставляя их приобретать плохой опыт. Но и у злобной и недоверчивой от природы собаки постепенно притупляется ее злоба (если она смелая) при нормальном содержании ее как любительской (и еще больше, как бы парадоксально это не звучало, как полицейской) собаки. Так, она за счет многообразного опыта узнает насколько дружелюбны все люди и сколько раз она обманывалась и исправлялась своим «вожаком стаи», когда она их считала опасными. Какое несчетное количество раз отзывалась собака любителя, а еще больше служебная собака полицейского, более или менее дружелюбно успокаивалась, когда с лаем была готова задержать кажущегося ей подозрительным человека. Если она смелая, то она должна из этого извлечь урок, что люди более порядочны, чем она думает. Исключительно смелую собаку можно только тогда сохранить злобной, когда она по возможности оберегается от контактов с чужими людьми, то есть не очень часто ей дается возможность сделать вывод, что подозрительные люди дружелюбны и что это желание хозяина быть с ними дружелюбными. Естественно, что эта методика работает только для действительно смелых собак; собака, лишенная бесстрашия, за счет такая изоляции станет боязливой.

У нас росли две особенно смелые молодые собаки, которые были в определенной степени и злобными. Им сейчас 6 месяцев, начиная с 8 недель у них вошло в привычку облаивать каждого чужого человека как внутри, так и за пределами дома. Пока они имели щенячий вид, этот лай вызывал веселье, и у нас не было причины вмешиваться. Это стало другим, когда они достигли юношеского возраста. Мы жили в очень пустынной местности, собаки при прогулке не очень часто встречали людей и поэтому сохраняли свою недоверчивость. Плохой практики у них не было, так как они могли гулять только с нами, и мы, и наши собаки были известны во всей окрестности, так что никто не осмеливался трогать наших собак. Малыши становились, таким образом, все более нахальными, а мы избегали какого бы то ни было принуждения, чтобы не повредить их самосознание. Когда им было 4 месяца, один из нас шел с ними через поля, малыши довольно далеко бежали впереди и встретили чужого крестьянского парня, который радостно шел под лучами зимнего солнца и махал прутиком. Конечно, малыши его остановили и мальчик испугался и попытался отмахиваться прутиком, при этом он произносил «Pfui, Marsch», слова, которые у нас считались веселыми, игривыми. Результат для него был плачевный. Один из наших малышей бросился на него с лаем, но выдерживал дистанцию, второй пошел прямо на мальчика, прыгнул и схватил мальчика за руку и тянул ее с диким рычанием, к счастью, он был в толстой зимней одежде. Как только это увидел первый, то его бесстрашие сильно поднялось, и он тоже принял участие борьбе. Это было делом максимально двух минут, пока подошел дрессировщик взял своих двоих «защитно-караульных» собак под мышку и успокоил мальчика и уважительно попросил его, за соответствующую хорошую плату, все повторить, но уже со свистом и толчками.

После этого случая молодые собаки часто имели возможность воспринимать равнодушно людей. Так на Reichsstrasse, как только ее ввели в эксплуатацию, где они вначале ко всеобщей потехе прохожих всех облаивали, после некоторого времени они поняли, что эти люди абсолютно безынтересны. После нескольких тренировок они стали себя вести достаточно прилично и стали облаивать днями только тех людей, которые казались им особенно подозрительными. Их злоба стала заметно уменьшаться. Особенно смелые звери из своего опыта узнали, что большинство людей являются беспомощными. Их смелость, напротив, продолжает еще расти, три недели назад, при проверке предрасположенности молодняка, у них была возможность защитить свою хозяйку от нападения злоумышленника (конечно, у каждого в отдельности) и при этом без промедления переходили к нападению, хватали нарушителя и не обращали внимание на легкие угрожающие движения, пройдя, таким образом, безукоризненно Неnzesche испытание на бесстрашие. Если мы хотим сохранить этих собак на уровне сегодняшней, все еще значительной, злобы, то необходимо их оградить от чрезмерно частых контактов с людьми, соответственно допускать только такие контакты с людьми, когда любая их наглость пресекается нападением и, таким образом, чаще проводить соответствующие испытания. Если мы хотим сделать их особенно злобными, то мы должны им демонстрировать мир в котором каждый чужой человек является противником, должны, таким образом во всех возможных ситуациях способствовать нападению со стороны дружелюбных людей. Таким образом выращиваются собаки, которые при полной смелости становятся абсолютно недоверчивыми; звери, которые нужны в исследовательских экспедициях в дикую местность.

Любителю же особо никогда и не нужна особая злоба его собаки. Вполне достаточно, если собака на каждое серьезное нападающее движение отвечает нападением. Для него собака, которая на каждый раздражитель отвечает нападением не нужна, при некоторых обстоятельствах даже опасна, по крайней мере, неудобна. Пожалуй могут быть ситуации, в которых любителю нужна собака, которая должна выступать превентивно против каждого человека, но это и в наших цивилизованных условиях не является правилом. Собака, чье недоверие основывается на страхе, будет оставаться недоверчивой постоянно, так как она всегда боится плохого, везде видит противника и в своем страхе готова к защите против любого неожидаемого раздражителя. В ряду таких зверей и находятся собаки, кусающие от страха. Подобная же психологическая причина позволяет увидеть в поле среди менее смелых собак тех, которые боятся выстрела. Пугливая собака-это сигнальная машина, практически безотказная сигнальная машина, которая однако в том теряет свою ценность, что она просто замечает все: безобидное, так же как на самом деле опасное. Такая пугливая собака или трусливый, если прямо и не пугливый зверь, может быть в определенных условиях предпочтительным сторожем, но не защитником. У полностью недоверчивой собаки испытания на смелость всегда уместны. В большинстве случаев выделяется недостаток смелости. Предпосылкой для любой защитно-караульной собаки является смелость. Это может быть выражено недостаточно.

При соответствующей смелости слабые недостатки в смысле развития желания защищать или бороться легко устраняются. За счет частой борьбы желание бороться у добродушной собаки растет и путем этого желания бороться почти всегда можно разбудить и желание защищать. Каждая собака с больной смелостью применима, таким образом, для защитно-караульной службы, если даже злоба, желание защищать или бороться с самого начала развиты слабо. Необходимо только учитывать способ развития предрасположенностей собаки и специальные желания судьи. Но об этом позднее.

При ограниченной смелости желания бороться и защищать должны быть особенно развиты, тогда они смогут частично компенсировать смелость так, что такие собаки при трезвой оценке их способностей могут еще стать полезными защитно-караульными собаками. Такая собака в конце концов справляется с собой, отвечая на нападение, вместо того, чтобы отступить, встречным нападением, если ее на это толкает желание защищать, или если она усвоила, что борьба-это веселое и безопасное приключение.

Злоба никогда не может компенсировать смелость. Злобная собака без смелости представляет опасность для своей среды. Она может нравиться непосвященному, знатока же ее поза никогда не обманет.

Со злобой внутренне связан инстинкт охранять. Это инстинкт облаивать каждый «подозрительный» раздражитель, то есть отмечать все, что проникает в область собственного гнезда или стаи. Он только косвенно связан со смелостью. В общем, менее смелая собака это более надежный сигнальщик, так как у нее неуверенность и страх не дают заснуть инстинкту охранять. У смелой собаки инстинкт охранять, так же как и злоба, может за счет опыта притупляться, она тогда сообщает не обо всем и о каждом, так как ей меньше вещей кажутся подозрительными, чем ее более трусливому сотоварищу. Ее можно перехитрить успокаивающей добротой, но никогда нельзя испугать палкой, тогда как трусливую сигнальную машину можно легко остановить замахом палки или притопом, как эта мы знаем из собственного опыта.

Таким образом, при анализе поведения собаки мы сталкиваемся с распознанием следующих черт характера: смелость, злоба, желание бороться, желание защищать. Для ясного обзора этих психологических основ защитно-караульной службы мы еще раз приведем определение этих понятий: Смелость — это характеристика поведения, благодаря которой живое существо без внешнего принуждения противостоит настоящей или предполагаемой опасности, соответственно, насколько это возможно, пытается ей противостоять.

Желание защищать  — это врожденная готовность противостоять опасностям, направленным против человека, то есть отвечать борьбой не только на нападение против собственной персоны, но так же и на нападение против сотоварища в образе человека.

Желание бороться  — это врожденная радость самой борьбы, радость использования челюстей и мышц. В последней она соприкасается с желанием играть.

Злоба  — это инстинктивная или выработанная готовность реагировать враждебно на неожидаемые раздражители.

Как важнейшие факторы поведения, которые, конечно, не относятся к комплексу бесстрашия, сюда входят еще темперамент, твердость и дрессируемость, как моменты, усиливающие или ослабляющие пригодность собаки для человеческой защитно-караульной службы.

Под темпераментом в научном смысле мы понимаем такое базовое состояние духовной жизни существа, которое заранее определяет характерный для него вид и способ реакции на различные раздражения внешней среды. В этом смысле темперамент это большой комплекс, в который изначально входят выше обсужденные духовные качества, проявляющиеся в опасности и в борьбе.

В обычном использовании этого слова, особенно в кинологии, выражение «темперамент» используется в более узком смысле. Здесь мы под этим понимаем низкие пороги раздражимости, «духовную неустойчивость» («легко поддающийся» надо говорить в противоположность к «тяжело поддающемуся»), следовательно, способность быстро воспринимать раздражения внешней среды и отвечать действиями, а так же способность быстро ориентироваться в меняющейся ситуации; кроме того, мы хотели бы требовать от темпераментной собаки осознанной, радостной и жизнеутверждающей базовой направленности. Таким образом, из встречающихся в действительности различных темпераментов мы самовольно исключаем практически бесценные, и зверей с таким темпераментом обозначаем без темпераментными.

Когда мы мысленно упорядочим различные степени темперамента на вертикальной линии от нуля до бесконечности, то мы устанавливаем для нашей практической оценки граничную точку на месте, которое зависит от наших личных требований и вкуса, и говорим: все, что лежит ниже этой точки не имеет темперамента, что лежит выше, имеет тем лучший темперамент, чем дальше оно удалено от этой точки. Но это только до известной границы, тоже установленной нами точки, которая отделяет для нас темперамент от нервозности.

Мы взяли, таким образом, из области научного понятия темперамента только ту его часть, которая кажется нам практически применимой и обозначает темперамент в узком смысле. В этом смысле собака с более низким порогом раздражимости темпераментнее, так как уже ограниченные раздражения переходят порог ее ощущения. Высоко развитый темперамент в вышеприведенном смысле это очень ценное желаемое качество, но для службы, которую мы требуем от защитно-караульной собаки, он только тогда будет действительно ценен, если он связан с соответствующей дозой смелости. Так как слишком низкий порог раздражимости, дополненный недостаточным бесстрашием, дает нервозный страх, который становится опасным, если сюда добавляется еще и злоба. Злобная, темпераментная, но трусливая собака обязательно будет кусать из-за страха. Это совершенно ясно каждому, кто осмыслил это понятие. Таким образом, мы особенно будем приветствовать темперамент у смелой собаки (пока он не выродится в нервозность), в общем же мы удовлетворимся средним положением темперамента.

Различными степенями твердости мы обозначаем различную силу памяти состояний нервозного возбуждения, особенно по отношению к неприятным состояниям, это означает таким образом: мы обозначаем «мягкой» собаку, которая очень сильно воспринимает неприятные воздействия и хранит прочно в памяти, напротив, собаку быстро забывающую такие воздействия — «твердой». У мягкой собаки очень легко формируются связи раздражителей между определенными мысленными впечатлениями (выстрел, автомобиль, кнут и т. д.) и чувством испуга или страха на основе одноразовой ситуации. Мягкая собака будет далеко обходить трамвай, если она хоть один раз от него убегала, тогда как твердая собака не так быстро извлекает уроки и требует больше неприятного опыта, чтобы усвоить, что электричество больно «кусает».

Здесь невозможно построить однозначную шкалу применимости для службы у человека. Есть люди, которые предпочитают мягких, а есть и те, которые предпочитают твердых собак (так же как в верховой езде и катаниях одни предпочитают мягкую, а другие — твердую лошадь). Твердая собака имеет преимущество в том, что она может дрессироваться и темпераментным человеком, без того, чтобы мелкие ошибки в дрессировке могли вызвать тяжелые, трудно и длительно исправимые ошибки, тогда как мягкая собака реагирует на каждое воздействие как точный инструмент так, что запретная дрессировка с ней выполняется играючи легко, тогда как намного тяжелее достичь положительных результатов. В случае мягкой собаки незначительные ошибки в дрессировке вызывают тяжелые нарушения и не всегда удается избежать нежелательных связей между раздражениями даже опытным дрессировщикам.

Команда «место» у мягкой собаки очень быстро и надолго будет связана с укладкой. Для жесткой собаки часто длится долго, пока она по этому слову подчиняется воле собаковода. Напротив, любые работы, успех которых основывается на связи с чувством радости, у мягких собак получают препятствия за счет неизбежных или случайно проявившихся неприятных чувств и часто в течении долгого времени невыполнимы. Здесь мы думаем о собаках, которые, например, потеряли желание к аппортировке в процессе неизбежных корректировок при освоении идентификации предметов, или такие, которые больше не прыгают, после того как барьер один раз рассыпался под ними и т. п. Если у мягкой собаки смелость, желание защищать и бороться не особенно сильно развиты, то может получиться, что такая собака больше не выполнит задержание, если во время задержания она убежала, испугавшись выстрела или сильного удара помощника. Поэтому мы лично предпочитаем твердых собак.

Нельзя путать отсутствующую твердость с дрессируемостью, как это часто случается. Дрессируемость — это готовность собаки с удовольствием подчиняться вожаку стаи «человеку», угадывать его желания и их выполнять. И очень твердая собака может быть дрессируемой, хотя, как уже было сказано, ей будет трудно в обучении там, где за счет формирования неприятных ощущений должны формироваться связи раздражений. Например, мягкая собака никогда себе не позволит больше гонять кур. если она один раз за это испытала взмах бича. Но она так же и не выполнит действие, желаемое хозяином, если неудача так захотела, что однажды при его выполнении у нее возник неприятный опыт и в этом смысле она менее дрессируема, чем твердая собака. Хоть часто более дрессируемы и мягкие собаки, эта задача разведения соединять твердость и дрессируемость.

Таким образом, при анализе поведения собаки мы наблюдали и различали следующие основные признаки: смелость, желание защищать, желание бороться, злоба, дрессируемость, темперамент, твердость.

Сюда относится важный для использования собаки в общественной службе безопасности вопрос о ее желании искать и интересе различать человеческие индивидуальные предметы. Эти признаки хотя и не относятся собственно к характеру собаки и не очень важны для защитно-караульной собаки, но имеют очень большое значение для целевого разведения (Leistungszucht). Мы бы хотели предвосхитить испытание носа (собственно проверку интереса на использование носа) сразу в этой главе.

Проверять желание работать носом по следу, оставленному куском сала, мы считаем непрактичным, так как здесь мы непосредственно проверяем отношение (аппетит) собаки к салу, а не ее интерес к человеческому следу. Поэтому мы настоятельно рекомендуем испытать нос собаки на следе человека, лучше всего на следе хозяина (дрессировщика). Это чаще всего выполняется так, что хозяин прячется и не совсем чужой человек подводит собаку к началу следа и там заставляет ее искать. При таком виде поиска молодая собака так возбуждается, что она из-за стремления к хозяину не имеет терпения и времени для следа, а начинает беспорядочно искать. Поэтому мы рекомендуем в качестве проверки желания «искать» поиск потерянных предметов, основанный на желании аппортировать, то есть мы полагаем, что для сложной работы с носом рассматриваются только с желанием аппортирующие собаки.

«Поиск потерянного» выполняется следующим образом: дрессировщик играет с собакой каким-нибудь предметом, который имеет сильный запах дрессировщика и который очень хорошо берет собака (перчатка, носки). Потом он с собакой подходит к полянке, привязывает ее или дает кому-нибудь ее подержать, а сам в непосредственной близости начинает протаптывать след, показывает собаке предмет и возбуждает ее желание схватить этот предмет; затем дрессировщик медленно идет вперед, все время показывая ученику предмет, метров 30-50 (прямо или наискосок, но без угла!). Затем он кладет этот предмет перед своими ногами и бежит обратно по тому же следу к собаке, берет ее на поводок и содействует ей в поиске. Если собака отвлекается поводком, то вначале ее надо пускать без поводка. От природы желающая искать собака сразу или после первой или второй попытки опускает нос к земле и ищет сильно пахнущие следы. Как только собака нашла свою добычу, то помощник с собакой возвращается в исходную точку, играя весело с собакой и предметом. Для того, чтобы проверить интерес собаки к выборке, дрессировщик снова прокладывает короткий след и в конце его рядом со своим предметом кладет предмет с чужим запахом. Есть собаки, которые обнюхивают оба предмета и затем правильно выбирают свой.

II РАЗДЕЛ: Проверка поведения собаки

Лучше всего проверять поведение любого животного в подростковый период, пока минимально формирующее воздействие внешней среды. Полностью исключить влияние окружающей среды невозможно. Человеческая или звериная стая, в которой живет собака, обязательно влияет на ее поведение. Если мы вдруг захотели бы изучить поведение собаки без какого-либо следа влияния, то мы должны бы были бедного черта держать в вольере с щенячьего возраста до семи или восьми месяцев (по возможности изолированно), исключив для него любую возможность набираться жизненного опыта, то есть дать ему расти до этого времени как идиоту (но даже это не делает его свободным от воздействий внешней среды, так как изоляция для стадного животного означает тяжелое несчастье).

И если, несмотря на все это, собака показывает себя смелой, то, пожалуй, смелости она от матушки природы получила в особенно большом количестве.

Но, наверное, никому не придет в голову провести такую проверку смелости для своей собаки. При проверке предрасположенностей молодняка мы в большей или меньшей степени имеем уже дело с животными, ощутившими на себе воздействие внешней среды. Это искусство судьи, максимально полно распознать в общей картине поведения собаки то, что дано ей от природы, а что есть результат воздействия внешней среды. Так, как раз из того, как созидающе может воздействовать внешняя среда, можно сделать очень важные выводы. Если пятимесячная собака как черт охраняет своего хозяина, то вполне возможно, что хозяин ее уже перед этим проверил и разбудил в ней злобу и смелость. Но, однако, если бы малый не был бы от природы особенно смелым зверем, то разбудить в нем в этом возрасте смелость было бы невозможно. Смелость может усиливаться или подавляться за счет соответствующего содержания, но там, где её нет, ее можно усилить только до определенной степени. При каждом анализе поведения все должно взаимно взвешиваться; поэтому судьями для проверки предрасположенностей молодняка назначаются особенно грамотные психологи. Мы считаем проверку предрасположенностей молодняка важнейшей проверкой практически каждой применяемой породы. Собственно, от нее зависит будущее породы. К сожалению, это не всегда признается в достаточной степени. Проверок организуется слишком мало, так что еще довольно большая часть собак проскакивает сеть проверок предрасположенностей молодняка. Прежде всего мы хотели бы здесь подчеркнуть слова Stephanits, что мягкость оценки при проверке предрасположенностей молодняка является абсолютно недопустимой.

Если мы хотим проверить «смелость», то мы должны проверить гарантированность этого достояния во всех жизненных ситуациях. Таким образом, мы наблюдаем за поведением собаки по отношению к людям, животным, предметам и шумам. Смелая собака среди дружелюбных людей ведет себя либо доверчиво, в крайнем случае, игнорирует их или обнюхивает их с той или иной степенью недоверчивости, пока они ею не интересуются. То, что она делает, когда к ней обращаются или завлекают играть, уже не является чистым вопросом смелости, здесь имеет значение любовь к аппортировке, злоба, привязанность к своему хозяину. Мы могли бы полностью подписать выводы, которые делает Hansmann по поведению присланной издалека собаки, когда открывают пересылочный ящик. Смелая собака, если она даже и злобная, в своей радости от освобождения от одиночного содержания доверчиво выпрыгнет из ящика и в своей тоске по человеческому обществу более или менее легко привыкнет к новому хозяину. Недоверчивая от страха собака при открытии ее «норы» спрячется в самый темный угол, так как она верит, что таким образом может избежать исходящих от человека опасностей, или она молниеносно выскакивает из «западни» и, от страха оскаливая зубы, прячется в каком-нибудь темном углу. Ей не хватает самосознания, чтобы утвердиться в новой стае и часто требуется длительное время для установления до некоторой степени желаемого отношения между ней и новым дрессировщиком. Молодая собака ведет себя покорно по отношении к другим собакам, это лежит в сути ее инфантильного чувства второсортности: собака с особенно высоким инстинктом значимости, пожалуй и здесь будет немного огрызаться, но и это не относится к области чистой смелости (злоба, стремление бороться). При внезапных шумах смелая собака не будет убегать, а остановится, если она даже в первый момент будет выглядеть несколько испуганной. Такие вздрагивания не должны уж слишком плохо сказываться на оценке поведения собаки, даже самый смелый человек может вдруг испугаться, но сумеет взять себя в руки. В качестве таких не ожидаемых шумов мы рекомендуем резкое перемещение изделий из жести или им подобных за ширмой, запуск мотора и следующие друг за другом выстрелы.

При реакции на звуки исключительную роль играют порог раздражимости и содержание собаки. Выросшей в одиночестве в сельской местности собаке мы скорее простим внезапный испуг, чем городской собаке, выросшей в среде, изобилующей шумами. С другой стороны, плохое влияние такого испуга на оценке поведения для очень злобной собаки будет меньшим, чем для особенно туповатой собаки с высоким порогом раздражимости.

Похожее происходит и при испытании неожиданными действиями, так например, неожиданное раскрытие зонтика, подход поезда, автомобили и т. п. Хотя, пожалуй, и бесстрашная поза при раскрытии зонтика тоже может быть освоена. Но у судьи есть возможность при подозрении на такие заученные позы провести другие испытания (развевающийся платок, хлопающий бич и т. д.) и, кроме того, действительно трусливую собаку, несмотря на заученную стойкость при раскрытии зонтика, выдает ее неуверенность в поведении. Очень трусливая собака такую позу освоить не может. Если собака себя везде проявляет трусливой и освоила только эту позу (с зонтиком), то судье нетрудно понять причину этой стойкости. Естественно, для вопроса смелости совершенно безразлично, относится ли собака к раскрытию зонтика враждебно или хочет с ним играть. Для оценки же злобы такие реакции надо различать.

Наиважнейшим среди всех испытаний на смелость нам кажется испытание враждебно затаившимся человеком. Оно, собственно, и является настоящей проверкой поведения, здесь сразу выявляется пригодна собака к защитно-караульной службе или нет. Испытание обычно выполняется так, что хозяин со своей собакой на поводке проходит мимо укрытия, из которого угрожающе выскакивает преступник и на соответствующем удалении от собаки делает нападающие движения, отскакивает снова назад или вперед, так как он не защищен и должен остерегаться попасть в зону укуса собаки. Когда при этом собака с лаем бросается вперед, а иногда даже и тогда, когда она натянув повод стоит с вздыбившейся шерстью и лает, то зрители и судьи кажутся удовлетворенными или даже восхищенными: «У собаки есть смелость!» — вот, что они обычно считают. В действительности, оцениваемая собака может быть самой жалкой трусишкой, так как при этом испытании выявляется только злоба, а не смелость! (На уже упоминавшейся последней проверке предрасположенностей молодняка мы имели возможность видеть хороший пример по этому поводу. Речь шла о шестимесячном кобеле, который по способности носа и предварительным испытаниям на смелость был кандидатом на оценку «отлично». На внезапные шумы он останавливался с лаем, то же при угрожающих движениях палкой, на раскрываемый зонтик он тоже бросался с лаем, был дружелюбен с беспомощными чужими, но не уходил от хозяина. Когда же помощник в дрескостюме напал на его хозяина, то он поджал хвост и убежал. Хозяин инсценировал настоящую борьбу с нарушителем, звал на разных голосах свою собаку на помощь, но собака не подходила. Была сделана еще одна попытка, собака была взята на поводок, снова было нападение на хозяина и тот же отрицательный результат. Также было безрезультатным привлечение для его поддержки другой собаки. Теперь он уже не выдерживал и на поводке и был так сильно напуган, что при угрожающих движениях на поводке тянул хозяина в противоположную сторону. Его с трудом можно было заставить пройти мимо этого жуткого человека. Он получил вместо «отлично» оценку «отказал» в качестве утешительной бирки. Через четыре месяца мы еще раз посмотрим эту собаку, так как в подростковом возрасте собаки еще возможно, что с усилением ее самосознания вырастет и ее смелость, или желания защищать и бороться так разовьются, что этот кобель может быть еще полезным защитником. Но для разведения это осталось отмеченным, независимо от того, как он позднее разовьется. Без этого испытания могло получиться, что эта бойкая собака могла пойти в жизнь с фальшивым описанием «очень смелая» и натворить самое ужасное в разведении.) Последнюю можно проверить, когда приводит к настоящей борьбе. Должна быть возможность, после вышеупоминавшегося испытания злобы, выполнить нападение защищенным нарушителем,… (при работе с молодой собакой конечно не надо иметь какой-то особый защитный костюм, но нарушитель должен быть так защищен, чтобы он без промедления вступил в борьбу (без страха быть покусанным) демонстрируя борьбу настоящего противника и, с другой стороны, нет опасности, что собака должна быть отозвана тогда, когда она по настоящему осмелилась пустить в дело свои зубы.)… причем собака отстегивается хозяином от поводка и теперь может показать свою настоящую смелость. (Поводок для мягкой, трусливой собаки представляет необычное улучшение ситуации, означает чувство «связи» с хозяином, то есть вид психологического укрытия, так же как при орудийном обстреле тонкая деревянная крыша над головой означает значительное облегчение душевного состояния.)… Конечно, хозяин должен бороться по-настоящему и воодушевлять собаку к нападению, так как приученной, живущей в квартире собаке чаще всего надо преодолеть торможение, перед тем как она осмеливается броситься на существо из святой гильдии «человек».

Мы различаем пять возможных реакций на такое нападение:

1. Собака переходит более или менее быстро к нападению. Это «более или менее быстро» может зависеть от поведения и злобы собаки.

2. Собака с лаем бегает вокруг нападающего, но несмотря на длительную борьбу ее нельзя склонить к выполнению хватки, хотя своим лаем она показывает, что осознает серьезность ситуации.

3. Собака с лаем или без лая убегает от этого места.

4. Собака все воспринимает как игру, начинает весело играть с хозяином и с нарушителем и не имеет никакого понятия о том, что здесь происходит.

5. Собака все видит, но не находит это даже достойным для игры, занимается другими вещами и со скучным видом совсем уходит, если история длится длительное время.

Как мы оценим теперь это поведение?

Собака с первой картиной поведения (1 тип) — это абсолютно смелая собака со слабой или большой злобой. Чем она моложе, тем выше мы ценим ее смелость. Несмотря на это, мы должны здесь себе отметить, что если первая проба на злобу будет положительной, то мы должны проверить, не натаскана ли собака на дрескостюмы.

Собака со второй картиной поведения (2 тип) злобна, но не очень смелая.

Собака с третьей картиной поведения (3 тип) исключительно труслива.

Собака с четвертой картиной поведения (4 тип) смела, но не показывает никаких следов злобы, а желание защищать и желание бороться у нее совершенно не развиты (как и в третьем случае).

Собака с пятой картиной поведения (5 тип) также не показывает никакой злобы и возможно слабую смелость, но прежде всего недостаток темперамента. Желание защищать и бороться у нее тоже еще не развиты.

Собака первого типа рождена защитно-караульной собакой. И здесь очень интересно опробовать, насколько у нее развиты желание бороться или желание защищать. Это распознается следующим образом: еще раз неожиданно появляется нарушитель и нападает на хозяина. Собака, которая сразу вступает в борьбу, имеет явно развитое желание защищать. В процессе борьбы хозяин выходит из нее и собака остается одна. Если при этом собака сразу прекращает борьбу, то это означает, что желание бороться у нее еще не развито, она борется только из желания защищать.

Опять же у некоторых собак вначале развивается желание бороться, а уж потом — желание защищать. Такие собаки вначале вяло или совсем не вступают в борьбу, когда нападение сделано на хозяина, но дерутся как черти, если нападение касается их самих (их надо хорошо отличать от собак, загнанных в угол и кусающих из-за страха). Эту картину мы особенно часто наблюдаем у смелых собак, которые не имеют особой привязанности к хозяину.

Собаки второго типа, также как и собаки четвертого типа ногут быть хорошими защитниками. Собаки второго типа с ее высокой злобой может стать хорошей защитно-караульной собакой, если укрепить ее моральный дух прекрасным контактом с хозяином и развитием у нее желания бороться и защищать. Это же относится и к собакам четвертого типа, смелым собакам без злобы: мы можем получить из таких собак защитников до последнего дыхания, если нам удастся пробудить желание защищать или бороться (что иногда с возрастом случается само собой). Если мы хотим у таких собак злобы, то необходима специальная дрессировка, направленная на развитие недоверия к внешнему миру.

Собака пятого типа с ее притупленным темпераментом может еще быть полезным защитником, если укрепляя ее смелость, будут разбужены желания бороться или защищать. Настоящим героем такой пес вряд ли станет.

Третий тип — отъявленный трусишка и подлежит исключению из разведения. В его учетном листе должна быть сделана об этом соответствующая запись. Это печальная глава кинологии, когда такие собаки готовятся к испытаниям и при соответствующей мягкости проходят испытания по защитно-караульным службам и достигают большого почета на состязаниях типа «полицейская собака — работа на человека»; они и собаки второго типа имеют наибольшую удачу как полицейские собаки: часто добиваются высоких почестей и на основе этих почестей играют определенную роль в разведении (во вред породе).

Смелая собака первого типа строго испытывается еще раз. Прежде всего еще раз наблюдается ее поведение к незащищенному человеку, чтобы теперь, когда желание бороться и защищать уже разбужены, выяснить, действительно ли собака защищает или она приучена к дрескостмам (это особенно важно для взрослых собак и вряд ли достойно внимания для молодых 7—8 месячных собак). Для взрослых, уже натасканных на человека собак мы рекомендуем попытку с двойным раздражением.

Нами она выполняется уже многие годы следующим образом:

После кратковременного нападения на хозяина нарушитель в дрескостюме остается стоять абсолютно неподвижно, хозяин со своей собакой удаляется примерно на 20 метров, надевает на нее намордник и ослабляет поводок. Естественно, что собака не спускает глаз с нарушителя, тогда как в это время с громким криком выскакивает незащищенный человек с палкой и нападает на хозяина. Мы требуем, чтобы собака (в крайнем случае после короткого оклика хозяина) обернулась и пошла против нападающего, который должен инсценировать борьбу и убежать.

Собака, которая чрезмерно натаскивалась на нарушителя в дрескостюме, то есть для которой борьба идентифицируется с «дрескостюмом», в этом испытании откажет. Я знаю двух собак, на которых этот новый незащищенный нарушитель мог бы сломать свою палку, но не отвлек бы их от защищенного нарушителя. Это испытание очень подходит для взрослых натасканных собак, чтобы, с одной стороны, указать дрессировщику на избыточную работу на дрескостюме, то есть подозревать, что эта избыточная работа с защищенным нарушителем была необходима собаке, а, с другой стороны, разоблачить непосредственно трусливых собак, которые только освоили, что нарушитель в дрескостюме не опасен. Если есть такое подозрение, то при нападении незащищенным нарушителем рекомендуется собаку снимать с поводка.

Если мы хотим проверить совершенно особую смелость и желание борьбы, тогда мы организуем испытание бесстрашия по Henze. Мы выполняем это испытание так, что после борьбы собаки на поводке она еще раз возбуждается защищенным нарушителей тем, что он убегает. Когда нарушитель пробежит по крайней мере 50 метров, то по сигналу судьи собака посылается на задержание, а по второму сигналу судьи убегающий молниеносно разворачивается, пока его еще не настигла собака и пытается угрожающими движениями палки (могут быть рекомендованы и легкие удары) или серией выстрелов прогнать собаку. Здесь, с одной стороны, сразу проявляется нужна ли собаке близость хозяина для усиления ее самоосознания, и, с другой стороны, может ли ее смелость выдержать внезапность, которая вызвана превращением убегающего побежденного врага в нападающего противника. Если молодая собака прошла успешно это испытание, то это свидетельствует об особой степени ее злобы и желания бороться.

Еще об одном — если собака при нападении на её хозяина не сразу защищает, то испытание ни в коем случае нельзя сразу останавливать. Надо, наоборот, стараться еще некоторое время сохранить эту ситуацию, так как иногда в процессе борьбы и через борьбу лишь пробуждаются желания бороться и защищать. Такие животные еще не самые плохие, здесь просто возникает вопрос их поведения.

Особое внимание надо уделять отношению собаки к палке. «Прочность к палке» у молодой собаки проверяют следующим образом: помощник угрожает палкой собаке, которую хозяин держит на поводке и затем бьет палкой по земле перед или рядом с собакой, ее при этом не задевая. Если при этом собака лает, то это обычно считается свидетельством ее смелости, хотя же указывает на самом деле только на ее злобу; для оценки смелости безразлично — лает ли собака, остается ли спокойно стоять или разглядывает перемещаемую палку; собака, которая спокойно противостоит человеку, работающему с палкой, конечно, смелее той, которая с натянутым назад поводком, поднявшейся на спине шерстью и открытой пастью демонстрирует желание нападать; хотя последняя наверняка злобнее.

Так как вполне возможно, что уже у молодой собаки «выдержка» палки — изученная поза, освоенная за счет опыта, что палка ее никогда не заденет, поэтому в борьбе с защищенным нарушителем мы рекомендуем включать слабый взмах палки. Но никогда не разрешается бить молодую собаку, если она не имеет возможности кусать; взмах, против которого она себя чувствует беспомощной, усиливает ее чувство второсортности.

Остальные характеристики поведения, которые собственно не относятся к комплексу бесстрашия, но во многом определяют применимость собаки человеком к защитно-караульной службе, труднее устанавливать и оценивать однозначными экспериментами и скорее это возможно за счет наблюдения за собакой в целом, в процессе всей проверки поведения. Это в первую очередь касается темперамента, в обычном, узком смысле, который мы попытались определить выше. Не надо быть большим психологом животных, чтобы отличить темпераментную, живую, быструю в движениях собаку от вялой, бестемпераментной. При этом всегда надо помнить, что темперамент не должен путаться с нервозностью и однократное наблюдение за собакой во время недолгого испытания недостаточно для окончательного вывода. Темпераментная собака может казаться вялой, бестемпераментной перед вспышкой чумы или под тяжелым воздействием глистов, тогда как, наоборот, очень смелая, но не очень живая молодая собака, которая выросла в одиночестве, и неожиданно попавшая в интересный круговорот спортивных испытаний и приободренная этим интересным событием, покажет себя темпераментней, чем она есть на самой деле.

О твердости собаки можно получить представление, расспрашивая осторожно дрессировщика о том, как ведет себя его собака при нежелательных воздействиях. Некоторые кинологи Greenhorns с восторгом рассказывают, что их любимец уже со второй попытки прячется в угол, если ему издалека показать ручку веника или связку ключей, и делятся подробными исчерпывающими впечатлениями. Впрочем, в отношении твердости можно сделать богатые наблюдения, наблюдая за поведением собаки при повторе попыток на запугивание и устрашение. Твердая собака после каждой попытки (выстрел, удар) становится всегда спокойнее или более азартной в борьбе, а мягкая — всегда трусливее.

Дрессируемость собаки распознается знатоком в первые минуты по характеру отношений между дрессировщиком и собакой. Кто хоть раз видел прекрасную картину радостного послушания молодой собаки, тот это никогда не забудет. Управляемая собака отвечает выразительной жестикуляцией своего тела на любую попытку воздействия своего хозяина:«Ура, мой хозяин что-то хочет от меня!», тогда как его антипод (плохо управляемый) можно выявить по такому ответу на подобные воздействия: «О горе, он опять что-то требует от меня».

Завершая этот раздел надо еще раз повторить:

Оценка поведения — это нелегкое дело. Необходимы способности к наблюдению, знания и опыт, чтобы правильно выполнить такой «анализ». Это удается только действительно опытным психологам.

III РАЗДЕЛ: Направленность положений по дрессировке и испытаниям на требования целевого разведения (Wesenszucht) и практического применения

В вышеизложенном мы пытались разработать основные понятия для анализа поведения и дать приблизительные рекомендации для практического выполнения такого анализа. При этом возникает целый ряд дополнительных вопросов, а точнее:

1. Какие собаки лучше всего подходят для защитно-караульной службы, какие хуже, а какие совсем не подходят?

2. Как надо формировать процесс воспитания собаки с учетом ее индивидуальных предрасположенностей, чтобы достичь максимума ее пользовательской ценности?

3. Соответствуют ли сегодняшние положения по дрессировке и испытаниям требованиям целевого разведения (Wesenszucht) и практическому применению собаки в защитно-караульной службе?

Если мы вернемся к основной классификации собак, которая основывается на результатах первого опробования и которая подробно рассматривалась в предыдущем разделе, то неизбежно разделение мира собак на два больших раздела: то есть на таких собак, у которых желание защищать и бороться, а также смелость так гармонически развиты, что собаке при первой возможности, когда она считает своего спутника (человека) находящимся в опасности и в борьбе, без всякой дрессировки должна участвовать в борьбе, использовать свои зубы для защиты своего хозяина, так как это указывает ей кровь. Эта абсолютно смелые собаки первого типа поведения вышеприведенной классификации. Ясно, что излишне и вредно таких собак много тренировать на халате. Излишне потому, что они и так проявили себя защитниками, вредно потому, что мы считаем всякую избыточную работу на человеке вредной (позднее мы поясним это на примерах). Для таких безусловно смелых собак речь идет лишь о том, чтобы опробовать их в самых различных ситуациях, чтобы быть полностью в них уверенными. Мы инсценируем поэтому каждые 2—3 месяца (максимум!) в естественной, но меняющейся ситуации «серьезный случай» (один раз ночью, другой раз в сумерках, с выстрелами и прожектором, в жаркую погоду, в бури и в дождь, при грозе и снегопаде). После каждой работы на защищенном нарушителе мы рекомендуем сразу или в промежутках маленькое нападение или по крайней мере дразнение со стороны незащищенного человека, чтобы у собаки не сформировалась связь «халат-борьба». Незащищенный человек избавляется от неприятных ощущений быть покусанным тем, что он находится за сеткой или на собаку одевается намордник и она удерживается на поводке (свободном!). Как только собака выросла, то такое опробование достаточно проводить не чаще одного раза в полгода. Между такими опробованиями каждые два месяца организуются маленькие нападения незащищенными людьми. Чтобы в процессе такой борьбы собака не смогла осознать свое бессилие в наморднике, необходима ее кратковременность. Естественно, собака должна иметь возможность контакта с человеком, который ни в коем случае не должен использовать преимущества, полученного им за счет одетого на собаку намордника. Собственно, здесь речь идет не о борьбе, а о проверке готовности защищать без связи с раздражителем «защитный костюм». Поэтому в этой ситуации мы удовлетворяемся парой коротких толчков и прекращаем упражнение, как только ясно, что собака с такой же смелостью идет и на незащищенного человека.

Для собак, показывающих особенно сильное желание бороться, мы должны особенно тщательно дозировать работу с незащищенным человеком, чтобы не допустить перерождения желания бороться в болезненное состояние. Именно по этой же причине средний любитель должен уменьшить число коротких нападений незащищенным человеком на особенно злую собаку, чтобы злоба не переходила в болезненное состояние. У действительно смелой собаки злоба по желанию проводника может поддерживаться на любом желаемом уровне. Менее злобную собаку можно сделать злобной за счет дополнительных раздражений; наоборот, очень злобная собака может стать доверчивой к людях, когда она часто общается с дружелюбно настроенными людьми, каждое проявление ею злобы осаждается, и она никогда не получает возможности убедиться, что ее плохое мнение о людях справедливо.

Эта смелая собака первого типа поведения, конечна, самая подходящая собака для любителя. Ведь для ее воспитания, как защитно-караульной собаки, требуется так мало усилий, и она к тому же еще и надежный защитник. Особенно для любителя на периферии, вдалеке от спортивных центров, у которого нет возможности работы на «человеке» (нет дрескостюмов, отсутствует грамотный помощник) и не надо другой собаки, если ему нужна защитно-караульная собака.

Рядом с этими, соответственно, нечасто встречающимися, прирожденными защитниками имеется большое число других собак, которые за счет меньшей или большей дрессировки могут быть воспитаны защитно-караульной собакой. Рассмотрим вначале собак со слабыми недостатками поведения; то есть собак второго типа поведения с умеренным недостаткам смелости и, с другой стороны, собак четвертого типа поведения со слабыми недостатками в проявлении желаний бороться и защищать.

Менее смелая собака с сильной злобой должна иметь частую возможность применения своих зубов в борьбе и при этом оставаться победителем, чтобы усиливалось ее чувство собственного достоинства. Однако, эта частая борьба обоюдоостра. Если собака много работает с дрескостюмом, то она быстро приходит к тому, что человек в дрескостюме не опасен, и она против него становится первоклассным защитником. То есть, формируется связь раздражителей «борьба-дрескостюм», без сомнения, ситуация, над которой надо задуматься! Так как вполне возможно, что такая собака в серьезном случае против незащищенного человека может полностью отказать. По крайней мере, это сомнительное оружие. Если же опять ей дают много работать в наморднике с незащищенным человеком, то ее злоба еще усилится, и она будет представлять большую опасность для окружающих ее людей. Бесспорно, что эта собака меньше подходит для защитно-караульной службы, другими словами, для нее требуется более искусное управление, чтобы сформировать из нее, в известной степени, надежного защитника.

Похожее относится и к собаке четвертого типа поведения — собаке с хорошо развитой смелостью, но умеренным недостатком в проявлении желаний защищать и бороться. Она также должна тренироваться опытной рукой, чтобы стать защитником. Так как для этого нужны не бесстрашие или желание бороться, соответственно защищать, а бесстрашие и желание защищать. В общем, конечно, недостаток в желаниях защищать или бороться легче устранить, чем недостаток смелости. Желание защищать часто вырастает само собой, как только меняется содержание собаки. Например, за счет установления сердечных отношений с хозяином или за счет того, что она получает возможность заметить, что не всё на земле является добрым. Если же есть недостаток только в проявлении желания защищать, а желание бороться развито хорошо, то при первом нападении на хозяина собака не сразу включается в борьбу, а только после того, как ее приучили к хватке (ранее описанным способом) и как только она один раз почувствовала опьяняющее действие борьбы, то после этого желание бороться замещает желание защищать (связь раздражителей «нападение на хозяина-борьба») и потом эта собака защищает как черт.

Эти два типа собак со слабыми недостатками одного из признаков поведения, необходимого для защиты, конечно, меньше подходят для защитно-караульной службы, чем собаки первого типа, так как их надо натаскивать, чтобы они стали защитниками, а это может не каждый и, кроме того, это может быть источником ошибок при дрессировке. Несмотря на это, такие собаки еще подходят для защитно-караульной службы.

По-другому обстоит дело с собаками, имеющими серьезные недостатки в поведении. Собака третьего типа, то есть явно трусливая собака сразу исключается из защитно-караульной службы. Ей недостает бесстрашия — основы для любой защитно-караульной работы. Можно, конечно, добиться с ней отличных результатов на испытаниях (смотри также упомянутую работу Stephanitz), но как защитно-караульная собака она представляет исключительную опасность. Если она хоть злобна, то она может сослужить хорошую службу как «сигнальная машина», но если и этого нет, то от нее нет никакой пользы на земле. Она может радовать своим экстерьером не интересующегося спортом любителя или быть живой игрушкой для его детей; если же она особенно сильна, то может быть ее можно использовать как ездовую собаку, в любом случае она должна быть обязательно исключена из разведения.

Собака пятого типа поведения с абсолютным отсутствием желания бороться или защищать порой является продуктом плохого содержания. Она усвоила, что все люди симпатичны, что со всеми можно так хорошо поиграть и она не находит каких-то причин, чтобы изменить свое дружелюбное поведение. Если только недостаток темперамента, а не недостаток смелости является вторым изъяном в поведении, то за счет частой работы как с защищенным, так и незащищенным помощником она может еще стать пригодным защитником. Ее дрессировка, однако, требует так много усилий, что это редко себя оправдывает. Если же виной всему плохое содержание, то собаку надо было бы отнести к четвертому типу поведения, то есть еще пригодному.

Из вышеизложенного следует, что те собаки являются лучшими защитниками, чем меньше передрессировка борьбы. Испытания не являются самоцелью. С одной стороны, они должны учитывать практические потребности владельцев собак, а с другой стороны, служить разведению по рабочим качествам (Leistungssucht). Наше прежнее положение по испытаниям для любителей уже своим названием показывает, что оно не желает служить требованиям любителя, а направлено на другую группу дрессировщиков (служащие службы безопасности). Но выполняет ли оно по крайней мере второе требование? Служит ли оно разведению по рабочим качествам (Leistungszucht)? Действительно ли получают в наших положениях об испытаниях полицейских собак собаки первого типа поведения, то есть в высшей степени смелые, высокие оценки при работе с нарушителем? Ситуация как раз противоположна, по крайней мере в Германии. (В Австрии в этом отношении дело обстоит лучше, как только там за счет некоторых изменений в испытаниях бойцовских качеств собаки, прежде всего в испытаниях по пригодности к разведению, а также в испытаниях по защитно-караульной службе стало учитываться то, что необходимо для проверки смелости).

Возьмем мы сейчас для примера «работу с человеком» на испытаниях по пригодности к разведению. Здесь в целом нет никакой борьбы, собака не имеет возможности показать свою надежность. При этом проверяется только желание защищать, конечна, очень важное, но не решающее качество. Так, собаку с недостаточным желанием защищать, если она очень смелая, можно за счет пробуждения желания бороться сделать хорошим защитником, чем собаку без смелости, но с сильный желанием защищать. Для защиты нужны оба качества: смелость и желание защищать (причем желание защищать порой может быть замещено желанием бороться). Смелость же таким способом мы проверяем очень поверхностно. Мы только убеждаемся в том, как экзаменуемый изучил смелую позу, не кидается сразу убегать после уже неоднократно испытанного кажущегося нападения. Однако, мы совершенно не знаем ничего о том, как она поведет себя при настоящих неприятностях (пинки, толчки, удары). Сохранится ли ее смелость при таких обстоятельствах — вот настоящее испытание. Это испытание кажется нам потому совершенно недостаточным, и тем очевиднее, если при этих обстоятельствах совершенно невозможно выяснить, насколько серьезно собака без намордника вступает в борьбу или для нее все это означает веселую игру.

Здесь могут просто проскочить два типа собак: во-первых, трусливые, которые при первых неприятностях убежали бы из-за страха и, во-вторых, слишком добродушные, которые не осознают серьезности дела. Это упражнение имеет смысл, когда инсценируется серьезная борьба.

Не лучше обстоит дело и при испытаниях по защитно-караульной службе. Хотя здесь и возникает настоящая борьба, но, к сожалению, в этих испытаниях уже проявляется влияние пресловутой работы с нарушителем полицейских собак. Собака должна найти спрятавшегося помощника и его облаивать, но не должна подходить ближе к нему. Ведь совершенно ясно, какой тип собак лучше всего выполнит это упражнение; конечно, не большая часть собак первого смелого типа поведения (по крайней мере не в зрелищной части испытания). Действительно смелая собака без желания бороться немыслима. По крайней мере, тогда не представима, когда она уже пару раз испытала сладкое ощущение борьбы. Такая смелая собака в нормальной жизни, конечно, не будет сразу кусать подозрительного ей человека, а только его остановит, чтобы у хозяина было время ее отозвать до того, как дело дойдет до серьезного столкновения. Но совершенно другое в привычной тренировочной среде, против человека в дрескостюме, с которым она уже так часто боролась. Здесь желание покусать найденного будет очень большим и это очень легко происходит, даже если сильнейшим принуждением подавлялось желание укусить спокойно стоящего, так как малейшие непроизвольные движения помощника собака воспринимает как серьезное нападение, кусает помощника и снижает этим свою оценку. Если же это отрабатывается без защитного костюма (собака в наморднике), то собака становится несоразмерно злой по отношении к беспомощным людям, она будет часто днем останавливать и облаивать совершенно дружелюбных людей, доставляя этим себе и хозяину массу неприятностей. Гарантированное «отлично» в этом упражнении получат трусливые собаки третьего типа поведения, как только они покажут свои способность лаять и, кроме того, еще не укрепившиеся собаки второго типа поведения. Эти собаки с ограниченной или не абсолютно безупречной смелостью с самого начала имеет ограниченное желание бороться. Прежде всего, они не очень борются в отсутствии хозяина. Можно, конечно, с большим трудом донести до собак третьего типа поведения, что борьба с нарушителем, особенно в присутствии хозяина, не опасна. Но чаще всего у них остается эта «осторожность» не рисковать вступать в борьбу в отсутствии хозяина. Таким образом они на уважительном расстоянии облаивают помощника и даже бегают вокруг него, по крайней мере пока помощник не двигается и получают прекрасное «отлично» за остановку и облаивание. (Это упражнение остановки и облаивания кажется нам поэтому почти противоположным испытанию бесстрашия. Оно подходит для того, чтобы при определенных условиях обеспечить высокие оценки собакам, смелость которых непрочна. (Конечно, мы не имеем в виду тех смелых собак, которых дрессировщик с огромным усилием, он мог бы пожалуй его использовать на лучшее, заставил освоить это упражнение).). Если же судья очень предусмотрителен и каким-либо образом избегает этого сигнала, то на передний план сразу выдвигаются собаки, не имеющие особого желания бороться. Так как они рады прекращению борьбы. Поэтому исключительно легко их научить сразу отпускать, когда помощник прекращает всякие движения и с такими собаками никогда не случается, что они в пылу борьбы не замечают, что нарушитель уже совсем остановился (хотя в действительности он не может сразу остановиться после энергичной борьбы). Наш любимый трусишка опять имеет плюс по отношении к жаждущему борьбы, смелому сотоварищу.

Мы противники автоматическому отпусканию еще и совершенно по другим причинам: во-первых, так как необходимо слишком много тренироваться, что требует вредной избыточной работы с нарушителем и, во-вторых, из простых практических соображений. Жаждущая борьбы собака, которую с большим принуждением удается научить автоматическому отпусканию (чем сильнее ей нравится борьба, тем сильнее необходимое принуждение), имеет в процессе борьбы длительное торможение, потому что она должна все время следить, не остановится ли парень или попытается остановиться и дать таким образом сигнал к прекращению борьбы. Это торможение, конечно, необычайно вредит бойцовским качествам собаки (борьба, в которой инициатива с самого начала отдана противнику, собственно, уже проиграна) и не дает по нашему мнению никакой выгоды.

Так как в настоящей серьезной борьбе человек, который чувствует в своем теле зубы собаки, не сможет действительно стоять без движений, он неосознанно будет дергаться, кричать или делать еще какое-нибудь движение. Действительно, стоять без движений может только нарушитель в дрескостюме (и это не всегда наверняка). Кто хоть раз почувствовал в своем теле зубы настоящей собаки, тот согласится с нами. К чему тогда это упражнение, которое практически бесполезно, вредит бойцовским качествам собаки и продвигает вперед собак с меньшим желанием бороться.

От защитно-караульной собаки можно требовать только единственное, чтобы ею, даже в самой острой борьбе, воспринимался зов или свист хозяина, в ответ на который она прекращает хватку, даже если противник осознанно или неосознанно делает угрожающие нападения. Это, конечно, гуманнее и больше подходит действительности, чей театр автоматического отпускания. (Несколько дней назад мы были свидетелями ситуации, которая это иллюстрирует! Во время одних спортивных состязаний развернулась веселая снежная баталия. Один из участников этих состязаний стоял невдалеке со своей очень злобной и смелой собакой (она была на поводке), в это время один из участников баталии в пылу борьбы неожиданно приближается к нему и взмахивает рукой в его направлении, желая бросить в другого участника, который стоит несколько метров позади дрессировщика. Собака бросилась на нападающего, как только он приблизился на полметра к дрессировщику, поводок выскользнул из его рук и собака схватила готовую к броску руку и рванула ее вниз. Схваченный не мог, конечно стоять без движений из-за боли; проводник должен был отозвать командой собаку от «нарушителя» (который, собственно, был женского пола). И это произошло так быстро, что у нарушителя не была следов крови, так как команда настигла собаку до того, как она вонзила в мясо свои зубы. Несмотря на это, боль была такой сильной (боль от сжатия), что схваченный не мог стоять спокойно. А насколько было бы больнее, если бы собака в действительности прокусила бы руку. Несколько недель до этого подобный случай произошел с сыном упомянутой собаки, который как и отец, использовался на службе. Во время служебного посещения квартиры насильника, тот проскользнул к спине проводника и хотел ударить его креслом. И здесь не очень чувствительный насильник тоже не был в состоянии стоять без движений, хотя после вмешательства собаки отказался от применения силы.

Еще и третье идет на пользу трусливой собаки. Испытание на отношение к удару и выстрелу (испытание бесстрашия по Henze) чаще всего выполняется неправильно. Ценность этого испытания определяет два момента. Во-первых оно должно показывать, способна ли к борьбе собака без моральной поддержки непосредственно рядом стоящего хозяина и, во-вторых (а это самое важное в этом испытании), собака должна проявить свою настоящую смелость, так как нужна смелость для того, чтобы преодолеть удивление, что покусанный и убегающий враг, который в пылу победы с рычанием преследуется, вдруг неожиданно поворачивается и снова мгновенно становится нападающим. А испытание чаще всего проводится так, что нарушитель поворачивается еще задолго до того, как собака его настигнет, так что исчезает фактор неожиданности и у собаки, пока она настигнет его уже в роли нападающего, есть еще время адаптироваться к изменившейся ситуации. За счет такого неправильного выполнения испытания многие трусливые собаки избегают разоблачения, они получают такую же оценку, как и во многом превосходящие их в смелости собаки.

Еще хуже при испытании полицейских собак. Здесь к облаиванию и автоматическому отпусканию добавляется еще конвоирование и охрана, которые при определенных условиях обеспечивают преимущества трусливым, не особенно рвущимся к борьбе собакам, по крайней мере не дает преимущества смелым, жаждущим борьбы собакам.

С воинственной и действительно внимательной, смелой собакой очень легко случается, что она более быстрый шаг или непроизвольное движение болтающегося рукава воспримет как побег или нападение и преждевременно хватает (преждевременно, конечно, с позиции проверяющего судьи, а не с позиции собаки). (Так сегодня это отмечается как ошибка и снижается оценка собаки при работе с нарушителем, если быстрый правый поворот экспортируемого, то есть поворот в сторону хозяина, воспринимается ею как нападение, и она как настоящая собака сразу хватает.).

Также у воинственной собаки при охране легче случается, что она воспринимает непроизвольное движение как нападение или попытку к бегству. К сожалению, есть еще очень много судей, которые придерживаются точки зрения, что для экспертизы все равно, в каком направлении грешит собака; то есть они оценивают собаку, которая слишком рано выполнила хватку также, как и собаку, которая дала убежать нарушителю или сама от страха убежала от него. В качестве аргумента таких одинаковых оценок приводится довод, что в обоих случаях требуемое упражнение не выполнено.

С учетов всех этих обстоятельств может случиться, что при испытании по защитно-караульной службе (еще вернее при испытании полицейских собак), при работе с нарушителем хорошо натасканный трусишка получит оценку «отлично», тогда как его более смелый, жаждущий борьбы конкурент должен удовлетвориться оценкой «хорошо». И кто тогда осудит заводчика, который при выборе кобеля будет руководствоваться оценкой работы с нарушителем? И он тогда для компенсации своей суки, которая в своем поведении кажется недостаточно устойчивой, подберет кобеля с отличной оценкой работы с нарушителем и очень удивляется, как мало ему удалась «компенсировать». Наоборот, к своему ужасу, он замечает, что щенки еще трусливее матери и начинает сомневаться в теории наследования. Любой, кто занимался прикладным спортом, знает трусливых собак, родители которых достигли отличных оценок при работе с нарушителем на испытаниях полицейских собак. И это кажется людям так необъяснимо и на самом деле так ясно.

Поэтому всю работу с нарушителем в рамках испытания полицейских собак мы считаем не только излишней для любителя, при некоторых условиях даже опасной, но и вообще для разведения по рабочим качествам (Leistungszucht) прямо уничтожающей. Для разведения по рабочим качествам (Leistungszucht) работа с нарушителем это лучшее, что должно меньше всего отрабатываться. Так как этим выдвигаются на передний план действительно смелые собаки. За счет частой работы с нарушителем при определенных условиях любитель портит свою собаку, имеющую исключительно хорошие данные.

В качестве защитно-караульной собаки частникам лучше всего подходят собаки первого типа поведения, затем еще собаки второго и четвертого типов поведения. Возможно, настанет такое время, когда в защитно-караульной службе не надо будет использовать никаких других собак, кроне абсолютно смелых собак первого типа поведения. Все же только смелая собака подходит для использования в качестве защитно-караульной собаки.

Собак второго и третьего типа поведения также, как и собак первого типа, можно использовать в качестве караульных собак; при этом необходимо еще раз со всей определенностью отметить, что исключительно трусливая, лающая собака — это только сигнальная машина и больше ничего.

Для работы с сотрудниками служб безопасности, по нашему мнению, собака должна подбираться в соответствии с этой специальной службой. Руководствуясь Хансманном (Hansmann) (исключая розыскную собаку) мы представляем себе три типа применимости собаки: первый: нормальная собака сопровождения исполнительных органов во внешней службе, второй: специалист по нападению (боевая собака), третий: собака, обыскивающая местность и лаем указывающая наличие людей или чего-то необычного (наводящая собака).

Нормальная собака сопровождения исполнительных органов должна быть по возможности смелой, которая, как справедливо замечает Hansmann, обычно должна быть абсолютно безобидной, ее может погладить любой ребенок, но в случае нападения на проводника она должна быть непоколебимым бойцом да последнего своего дыхания. Горе тому служащему органов безопасности, который в качестве такой собаки выбрал себе трусливую! Когда дело коснется жизни и смерти, такая собака бросит его и тем самым подвергнет рассчитывающего на нее проводника двойной опасности.

Этих нормальных собак сопровождения дрессируют на нарушителей, также как и собак любителей. Только они должны чаще испытываться в различных ситуациях, так как за счет многочисленных контактов с людьми, с которыми они не должны бороться, они еще больше теряют в злобе, чем собаки любителей, тогда как с другой стороны они должны производить более устрашающее впечатление, чем те. Поэтому обязательно для таких собак иметь контрольное слово (мы рекомендуем это для любителей), то есть слово всегда произносимое перед применением собаки, так что услышав его собака ожидает борьбы. Перед опасной дорогой при неприятных служебных делах звучит тогда это слово, которое снимет собаку, как пистолет «с предохранителя», другими словами порог ее раздражимости значительно уменьшается и поэтому уже при слабых раздражителях она раньше, чем обычно переходит к нападению.

Наряду с этой собакой сопровождения должна быть и собака, специализирующаяся на нападение; такими могут быть особенно злые собаки, прежде всего особенно смелые и жаждущие борьбы собаки, которые не должны использоваться в обычной службе или если этого избежать нельзя, то они должны иметь возможность подтверждения их недоверия к людям. Эти собаки должны быть выучены так, что по единственному слову и без сомнения бросаться на указанного и сделать его неспособным к борьбе. Эта такие собаки, которые, например посылаются в комнату к «укрепившемуся» опасному преступнику, чтобы его обезвредить до того, как он сможет лишить жизни отчаянных сотрудников безопасности. Конечно, такие собаки это опасное оружие, которое должно доверяться только особо испытанным сотрудникам, а также применяться только в исключительно серьезных случаях. (Не для того, чтобы уничтожить человеческую жизнь, а для их сохранения).

Если для обоих этих типов служебных собак должны использоваться, прежде всего, собаки первого типа поведения, пожалуй еще собаки второго и четвертого типов поведения, то для третьего типа службы, для наводящей собаки эти собаки как раз и не рекомендуются. Наводящей собакой должна быть собака, которая по команде на довольно большой территории обеспечивает поиск людей или их скопления (большие предметы одежды или подобное) и об их нахождении сообщает лаем. Мы рекомендуем, без каких-то ни было исключений не вырабатывать злобу собаки по отношении к найденному. Эту собаку обычно используют, чтобы найти заблудившихся или мелких преступников (хулиганов, дачных воров и подобных). Вполне достаточно, если найденные люди облаиваются и таким образом указывается их местонахождение, так что служащий со своей собакой сопровождения может подойти и задержать найденного, если это действительно подозреваемый, а не заблудившийся, беспомощный прохожий или парочка влюбленных… Если речь идет о розыске опасного преступника, от которого можно ожидать, что он убьет собаку и убежит, то все равно это меньшее зло, чем если бы была послана действительно смелая собака, которая травмировала бы невиновного. Здесь мы хотели еще раз особо подчеркнуть слава Hansmann в его прекрасной работе (PHV=Zeitung 1928). Так как именно опытный преступник сразу прекращает все движения, когда его останавливает собака и ждет подходящего момента для ликвидации ножом или выстрелом облаивающей его собаки еще до того, как она перейдет к нападению. Мелкий преступник, напуганный любитель ягод или встревоженная парочка влюбленных попытаются напугать собаку (палкой, зонтом, камнями и т. п.) и таким способам быстро узнают зубы собаки. Что такое собачий укус (как упоминает Hansmann) действительно знает только тот, кто сам испытал на себе зубы настоящей собаки или непосредственно наблюдал их действие на другом человеке. Если собака убегает от палки, то это не боевая собака, а лишь наводящая «сигнальная машина».

Поэтому мы считаем более правильным, если с самого начала эта служба осознанно нами не будет рассматриваться как боевая служба, а как ветвь розыскной службы. (Во многих официальных положениях об испытании служебных собак эта точка зрения тоже находит свое отражение, так как там категорически требуется, чтобы собака ни в коем случае не бросалась на найденного, если тот даже делает угрожающие движения. Нелогично только то, что такое поведение требуется от собаки, которая, с одной стороны, должна насмерть стоять за хозяина и не дать себя запугать при задержании убегающего преступника, который будет ей также угрожать.).

Для этой службы нам кажутся наиболее подходящими собаки второго типа поведения (пока не укрепилось их чувство собственного достоинства) и с радостью лающие собаки третьего типа поведения, если они не абсолютно трусливы.

В заключение мы хотели бы позволить себе, если не как заводчикам немецкой овчарки, то как ее друзьям несколько слов по вопросу разведения по рабочим качествам (Leiatungssucht).

Мы верим, что основная беда заключается здесь в том, что слишком большое внимание придается злобе и слишком мало смелости. Конечно, дилетанту очень сильно нравится злая собака, даже если она на самом деле труслива. Но заводчик не должен быть дилетантом и не должен дать себя обмануть смелой позой злой собаки. В целом, в разведении должны использоваться только с радостью жаждущие борьбы, по возможности смелые собаки. Особенно у немецкой овчарки очень мала опасность, что разведением может быть потеряна злоба. Проверка предрасположенностей молодых собак должна в данном случае, говоря снова словами Stephanitz, «своевременно отличить овцу от козла, чтобы использованием таких не повредить состоянию породы и предохранить разведение от повторения вязки, давшей плохой результат в смысле поведения потомства.

Должно быть еще раз отчетливо подчеркнуто: нервозный страх не должен помечаться понятием «темперамент» или с похвалой произноситься, и даже тогда, когда оцениваемая собака себя действительно показывает темпераментной. Темперамент, как вы уже подробно рассмотрели, это желаемое качество, но только тогда, когда он соединен с соответствующей дозой смелости. Духовные качества метут оцениваться только в их взаимосвязи, а не по отдельности. Мы желаем единую, гармоничную картину характера, а не отдельные качества, которые искажают общую картину и при некоторых условиях имеют тормозящий и отрицательный эффект. Творческой задачей заводчика является создание гармоничного, полноценного живого существа. Дилетант печется вокруг отдельных качеств и этим вредит разведению. Это касается как разведения по экстерьеру, так и разведения по поведению. Там, где эти понятия противостоят друг другу, имеется недостаток гармонии и единства в направлении разведения. Отдельное качество внутри комплекса качеств не должно выделяться или развиваться. Эти основные правила настоящего пользовательского разведения здесь обрисованы лишь бегло и когда-нибудь могли бы быть обсуждены более подробно.

Основным принципом проверки поведения защитно-караульной собаки остается исследование ее смелости тем способом, который мы выше подробно рассмотрели. Из сказанного ясно видно, что такую действительно поучительную проверку поведения невозможно провести на смотрах и конкурсах. Этим, конечно, не говорится, что на таких выступлениях не должна проводиться проверка поведения. Мы должны отдавать себе отчет, что в таких условиях мы выловим только самых явных отказников. Больше возможностей проводить такие проверки во время керунгов (Koerungen), предпосылкой для этого являются кермастера, которые не только разбираются в экстерьере собак, но и являются практическими психологами собак.

Центр тяжести проверки поведения наших разводимых животных приходится на правильно проводимую проверку предрасположенностей молодняка и может переноситься на испытания по дрессировке, которая базируется на действительных потребностях прикладного разведения и поэтому способны пропускать только устойчивых по поведению и подходящих для применения животных.

Стремление союза немецких овчарок разработать на такой базе положение об испытании для любителей заслушивает самую теплую поддержку всех, кому близко к сердцу прикладное разведение служебных собак. Один из таких проектов, с которым мы имели возможность познакомиться благодаря любезности господина v. Stephanitz, кажется нам значимым шагом на этом пути. Мы должны отказаться в рамках этой работы от высказывания своего мнения по деталям этого проекта и оставляем себе возможность вернуться к этому в ближайшей работе.

Заключение

Анализ поведения защитно-караульной собаки может выполнить только тот, кто хорошо знает и различает духовные базовые элементы, лежащие в основе качеств защитно-караульной собаки. Этими основными понятиями являются:

1 — Смелость.

2 — Желание защищать.

3 — Желание бороться.

4 — Злоба.

Кроме того, на общую картину характера защитно-караульных собак сильно влияют три общие духовные базовые качества, которыми являются:

1 — Темперамент.

2 — Твердость.

3 — Дрессируемость.

Введенные духовные характеристики находятся во внутренней взаимосвязи друг с другом. Эти связи определяются общими биологическими законами, которые эксперт собак должен знать и учитывать.

Для распознавания и оценки названных частных характеристик разработаны общие правила и даются специальные практические указания. Только на основе такого анализа поведения может быть построено успешное разведение по рабочим качествам (Leistungszucht). Путаница в приведенных характеристиках может привести к тяжелым ошибкам разведения (смелость — злоба, тенперамент — нервозность).

Идеальным результатом такого разведения по поведению (Wesenszucht) является собака, в которой приведенные характеристики одинаково развиты и дают в целом гармоничную картину характера. На переднем плане этой картины характера идеальной собаки должно стоять врожденное бесстрашие. Защитно-караульная собака без этой черты это более чем сомнительное оружие. Можно конечно в известных границах, менять злобу или желание бороться отдельной собаки или породы собак, но ни в коем случае нельзя отказываться самим разведением от достаточной дозы бесстрашия.

Анализ поведения достигается в первую очередь правильно проведенной проверкой предрасположенностей молодняка. Но и последующие испытания, если они построены с учетом психологии животных, позволяют значительно уточнить характер собаки.

На основе такой проверки поведения, которая построена на научных знаниях и проводится по научным методам, возможна многообещающая специализация работы защитно-караульной, а соответственно и служебной собаки, причем отдельные линии (отдельные собаки) могут ориентироваться на такое прикладное использование, к которому они максимально подходят по своему поведению). Грубо мы можем различить три возможности применения:

1. Защитно-караульная собака, соответственно собака сопровождения служащего.

2. Боевая собака (специалист по нападению).

3. Наводящая собака (облаивающая).

Применение собаки, учитывающее ее чутье, в данной работе не рассматривается, также подробно не рассматривается караульная служба.

Оценка поведения в подсосный период

Заводчик в общем не в состоянии содержать всех щенков до возраста, когда они должны пройти проверку предрасположенностей. Он должен отдать раньше отдельных, если не всех щенков. И поэтому легко может случиться, что он отдаст спортсмену, который желает определенной картины поведения, неподходящего щенка и таким образов помещает собаку в неподходящее место или оставляет себе щенков (использует для своего разведения по рабочим качествам (Leistungszucht)), которые для него не подходят.

При внимательном наблюдении за щенками уже очень рано (в подсосный период и в самый ранний период формирования молодняка) выявляются различия в поведении, которые позволяют сделать многообещающие выводы в отношении более позднего характера. Для того, чтобы правильно сделать такие выводы, конечно, нужна исчерпывающая информация о линиях крови к компонентах их поведения. В комбинации разведения, которая, например, подозрительна на недостаточную смелость, ранние проявления злобы будут почти опасны, тогда как в линии с нежелаемым высоким порогом раздражения она будет крайне желательна. Эту информацию о имеющихся в его распоряжении линиях крови каждый заводчик должен приобрести самостоятельно. Здесь мы только попробуем сформулировать пару общих основных положений для наблюдения за поведением. Перед тем, как мы перейдем к деталям, мы должны рассмотреть основополагающие положения.

1. С возрастом щенков усиливается их внимательность, следовательно в общем понижается порог раздражимости. (Это сильнее всего выражается в период от третьей до пятнадцатой недели).

Таким образом, если трехнедельные щенки во время еды не обращают внимания на выстрел, то это еще не может быть свидетельством их «небоязни» выстрелов. Просто выстрелы не проникли в поле их внимания. Они могут еще в шесть, восемь или девять недель быть большими трусишками, которые при выстреле панически убегают.

2. Чем больше приближается юное существо к зрелому возрасту, тем больше в нем усиливаются внешние и внутренние отличительные признаки его вида, оно становится типичным для породы. Все, что досталась ему по крови, усиливается, противоположное ослабляется.

Хорошим примером этого является развитие головы у маленького боксера с нетипичной головой и у боксероподобной дворняжки. В щенячьем возрасте головы одинаковы. Голова в целом более округла, нижняя и верхняя челюсти практически одинаковы. С возрастом у боксера выдвигается нижняя челюсть, а у дворняжки — верхняя. Когда они достигают возраста в один год, то их головы отличаются. Таким же образом можно объяснить превращение в отъявленных трусишек собак с не очень сильной по смелости кровью, которые в молодом возрасте были вполне сносны. Заводчик и владелец в этом случае получают хорошую загадку. Объяснение же очень просто: с приближающейся зрелостью все сильнее проявляется кровь.

3. Злоба к однопометникам или другим животным, а также смелость по отношению к этим животным совершенно неравносильна злобе и смелости по отношению к человеку или смелости по отношению к необычным явлениям. Трусишкой может быть и собака, которая всех других отгоняет от своей чашки.

4. Особые отклонения от нормы, как вверх, так и вниз, показывают стремление вернуться к среднему положению (Закон регрессии Гальтона). Крайняя «трусость», боязливость, напуганность в смысле этого закона не могут считаться «особыми отклонениями от нормы». В данном случае дело связано с пробрасыванием характерных качеств диких животных, то есть возврат к нормальным характеристикам поведения тех предков, от которых произошла домашняя собака и от которых ее отделяет (исторически рассматривая) только короткая цепь поколений.

5. При особенно сильной злобе не исключается подозрение на недостаточную смелость собаки. При кажущейся особенно большой смелости — подозрение на тупость (особенно высокий порог раздражимости).

6. Отсутствие темперамента у щенков (если это не связано с болезнью, прежде всего глисты), «аристократическая сдержанность» по отношении как к однопометникам, так и к людям всегда подозрительна (пугливость, низкая дрессируемость, отсутствие желания работать).

7. Также подозрительна и большая привязанность к людям (боязливость).

8. Поведение собаки, которой впервые противостоит неприятность, говорит о многом, но еще не все об ее характере. Только повторение этой неприятности является доказательным для смелости и злобы.

Собака, которая впервые подошла к пруду и без опасений прыгнула на зеркальную поверхность, демонстрирует, без сомнения, определенное количество жизнеутверждающей беззаботности, так как обладает опытом, которому еще неизвестна неприятность другого элемента. Определяющим для ее смелости или ее твердости является ее отношение к воде в следующий раз. Боязливая или особенно мягкая собака будет в следующий раз обходить воду за версту, тогда как бойкий парень с радостью бросится в эту неприятную, если даже незнакомую среду и с радостью освоит непривычный способ передвижения.

Наблюдение за поведением щенков должно начинаться сразу после их рождения. Щенки, которые сразу быстро ползут к соску и начинают сосать, без сомнения сильные и жизнеутверждающие животные. Больше ничего об их поведении еще нельзя сказать. Они могут быть и трусливыми, у которых стремление к пище так выражено, что оно начинает действовать сразу же после рождения. Конечно, они будут хорошими едоками, что приятно, но не является определяющим качеством при разведении собак, так как мы не разводим материал для откорма. Во всяком случае, в общем рекомендуется будущий материал для разведения выбирать из этих жизнеобильных щенков; хотя, конечно, и слабый щенок может вырасти в выставочную собаку с замечательным характером. В конце концов, мы не знаем как воздействовали временные отклонения во время родов на щенков. (В общем, здесь надо сказать, что в линиях, которые склонны к массивности и большому весу, можно смело выбирать легких животных, тогда как при легких предках слабый, маленький щенок должен, пожалуй, таким и оставаться.) Наблюдение в этом возрасте с определенной уверенностью позволяет судить о более поздних чертах. Щенки, позволяющие себя легко класть к соскам (например, которые при поиске соска принимают помощь человека или сразу сосут вложенный в пасть сосок) очень часто бывают смелыми или очень дрессируемыми.

На второй жизненной неделе (предполагается равномерное, здоровое развитие щенков) начинают выделяться особенно темпераментные щенки. Они очень рано пытаются отползти от гнезда для «выполнения своих дел» и «носятся» с баснословной скоростью от соска к соску.

С третьей недели начинается подкормка. Снова проявляют себя хорошие щенки. Одновременно такие щенки разделяются на тех, которые едят только внутри ящика, и тех, которые принимают пищу из рук человека, со стола. Первые подозрительны на недостаточную смелость или плохую дрессируемость (зимой надо учитывать разность температур в ящике и окружающей среде). В конце этой недели уже и большинство не особенно темпераментных щенков выполняют свои дела в отдаленных углах ящика. В это время малыши поднимаются на ноги; то там, то здесь пытаются некоторые вылезти из ящика. Настало время приучить их к подзыву. Дрессируемые щенки или хорошие едоки уже в конце недели отчетливо слышат подзыв человека. В это время можно первый раз проверить их отношение к шумам. Лучше всего взять связку ключей и ею потрясти перед головой щенков. Здесь возможны три реакции. Трусишки или щенки со средней смелостью и очень низким порогом раздражения уходят назад, особенно смелые и при этом темпераментные щенки тянутся к связке ключей, чтобы их обнюхать или облизать. Смелые, менее темпераментные или очень тупые боязливые щенки остаются на своем месте, их совершенно не беспокоит шум. То там, то здесь может раздаваться их лай. Если он с лаем продвигается вперед, или, по крайней мере, остается на месте, то это говорит о его смелости, в противном случае свидетельствует об обратном.

Непосредственное пробуждение щенков приносит четвертая неделя. Они начинают играть между собой и с человекам; с «угрожающим» рычанием они наслаждаются схваткой в игре. Чем более они дрессируемы, тем сильнее они отдают предпочтение игре с человеком, а не с однопометниками. С радостью щенки этого возраста вылезают из ящика на зов человека. Тот, кто прячется и не подходит, может быть больным (глисты), толстокожим или возможно менее дрессируемым или трусливым. Болезненные состояния (прежде всего, глисты или начинающаяся чума!) могут симулировать трусость. С определенной уверенностью можно судить о характере только после многократных наблюдений (например, набитый живот снижает дрессируемость щенка, хотя, конечно, только временно).

С пятой недели значительно увеличивается радиус действия щенка. Предприимчивые щенки проводят исследования в отдаленных углах вольера; с возбуждением и ожиданием чего-то они рыщут повсюду и хотят все исследовать. Радостно идут они на зов человека и без подзыва «нападают» на заводчика или его помощника, но и чужие люди, заходящие в вольер, могут быть объектом их игр. (В этом возрасте особенно замкнутые животные, если они здоровы, все еще подозрительны.) Чем сильнее малыши хватают вo время игры, чем отчетливее выражено их желание играть, тем лучшие надежды они подают на будущее в смысле желания работать и желания бороться; так как желание играть и желание бороться имеют одни корни. В этом возрасте повторяют попытку со связкой ключей, кроме того, можно использовать и стучащие крышки. Вполне может быть и так, что собака еще неделю назад спокойно выдерживавшая эти шумы, теперь при возросшей внимательности показывает боязнь. Также выясняется отношение к оптическим сигналам. Здесь мы вначале рекомендуем развевающийся платок. Особенно боязливые и особенно смелые животные уже в этом возрасте отчетливо выделяются при этих испытаниях.

На шестой неделе можно уже попытаться бросить связку ключей под щенков. Конечно, чтобы никого не задеть надо быть осторожным! Если кто-нибудь из них бежит на эту связку, ее обнюхивает, возьмет или попытается взять, то он определенно очень внимателен и имеет желание к аппортировке, и с большой вероятностью очень смел. (Можно только мечтать, чтобы желание аппортировать было так развито, что подавляет какую бы то ни было боязнь.) Щенки, которые убегают, конечно, не герои; те же, которые не обращают внимание, возможно еще недостаточно внимательны. Желательно и бряцание крышкой, ее даже можно бросить. Рекомендуется перед щенками имитировать веником подметание пола. Щенки с большим желанием играть и бороться бросаются сразу на веник и если их попытаться самих «вымести», то начинается дикая игра. Чем они нахальнее, тем лучше. И здесь очень быстро проявляются трусишки. Щенков, которые в предыдущую неделю не испугались развевающегося платка, теперь проверяют открывающимся зонтиком. Если малыши на мгновение пугаются, но сразу берут себя в руки, то это небольшая беда. Однако, существуют такие наглецы с особенно ценными предрасположенностями поведения, которые сразу бросаются на раскрывающийся зонтик и пытаются его схватить. В конце этой недели наступает время первой прогулки. (Лучше всего группами по двое или по трое!) Если некоторые не хотят идти из дома, то их несут на руках, пока дом не потеряется из виду и потом снова отпускают. Эта первая прогулка, естественно, должна проходить в спокойной местности со слабым движением (в поле и на лугу). Следят за поведением щенков в целом и за их отношением к незнакомым людям. Особенно трусливые и особенно наглые сразу выделяются. (Особенно трусливые поворачивают назад, если видят что-либо подозрительное, а особенно смелые наоборот подбегают и даже начинают играть.).

С седьмой и до девятой недели и далее в последующие недели, как только они привыкают бежать рядом, их приучают к ошейнику и к поводку, чтобы с ними можно было ходить по оживленным улицам и проверить их отношение к велосипедистам, машинам, трамваям, поездам и т. п. Вполне возможно, что собаки вначале пугавшиеся еще станут «смелыми парнями». Особенно это касается деревенских собак. В любом случае особенно смелыми являются собаки, с интересом наблюдающие за движением, но не пугающиеся его.

От десятой до двенадцатой недели наступает время проверить их поведение в темноте и их поведение в темноте при неожиданном сильном свете (прожектор), а также поведение при переходе через виадук, особенно когда под ним проходит поезд. На этой стадии развития, с уже развитой внимательностью, повторяется попытка с раскрытием зонта, с сильным хлопаньем крышек и с выстрелом. Отдельные собаки с начинающейся злобой и открытой глоткой облаивают в этом возрасте в поле или в лесу «подозрительных» людей. Если они при этом еще и смелые (то есть не убегают с лаем), то такие собаки желаемы. В этом возрасте также уже развито желание аппортировать. Для жаждущих аппортировки собак аппорт теперь начинают бросать в траву, чтобы собака искала его носом. Начиная с двенадцатой недели имитируется каждую неделю поиск «маленькой потери» вышеприведенным способом, когда собака первый раз носом пойдет по следу.

На пятнадцатой неделе можно пробовать первый раз организовать маленькое нападение на хозяина. Поведение каждой отдельной собаки (малыши, конечно, проверяются по одиночке) должна заноситься в вольерную книгу или учетный лист (Katasterblatt), прежде всего с позиции наблюдающего заводчика должно сообщаться о показанной смелости и о пробуждений защищать и бороться! Если собака в этом возрасте еще не воспринимает борьбу, то это должно повторяться каждый последующий месяц. Если собака в этом возрасте уже защищает или делает такую попытку, то она особенно ценна, если она в паническом страхе убегает, то как индивидуум она еще может быть хорошей защитно-караульной собакой, но как племенная собака она неполноценна. (Предполагается, что на картину поведения не воздействовала быстро проходящая болезнь.).

В рано созреваемых пометах, в которых также раньше пробуждается желание искать и защищать, уже после четвертого месяца заводчик может иметь довольно точную картину поведения своего молодняка, предполагая, что смелость и желание работать лежит в крови, так что отсутствует опасность ПОЯВЛЕНИЯ неожиданностей при взрослении (см. 2 тезис). В любом случае заводчик может распознать и подобрать исключительных по поведению животных для разведения по рабочим качествам (Leistungszucht) и также исключить особенно слабых по поведению. Условием для этого, конечно, является тщательное и длительное наблюдение.

В заключении этой главы мы хотели бы привести проект учетного листа для проверки предрасположенностей молодой собаки. Этот проект в НЕКОТОРОМ смысле представляет собой «музыку будущего». В ближайшее время он утвердится, пожалуй, лишь в нескольких областях разведения. Он должен указывать направление, в котором должна развиваться разведение по поведению (Wesenszucht) и, соответственно, должны проводиться проверки предрасположенностей молодых собак (выводка).

ЧАСТЬ II. ТЕСТИРОВАНИЕ ХАРАКТЕРА (ПСИХИЧЕСКИХ КАЧЕСТВ) СЛУЖЕБНОЙ СОБАКИ

Предлагаемые тесты необходимы для того, чтобы исследовать поведение собак в таких состояниях (положениях), где ее нервная система утомляется.

По полученным результатам можно оценить — подходят ли они для дрессировки или нет и для определения особенностей ее нервной системы.

Результаты теста дают информацию для специалиста о пригодности собаки к племенной работе.

В тестировании могут участвовать все собаки, достигшие 12-месячного возраста (для набора статистики по показателю нервной системы), а также собаки, проходящие отбор на допуск к племенному разведению.

Площадка, где будет проводиться тестирование, должна быть оборудована так, чтобы движения других собак не мешали собаке, выполняющей тест.

Оцениваются качества характера в следующей очередности:

1. Доверчивость

Это отношение собаки к чужому человеку. Для этого не нужны никакие вещи, так как судья смотрит только, как она относятся к постороннему человеку.

Собака очень доверчивая, когда она с радостью и по своей инициативе идет к посторонним людям.

Доверчива — которая по своей инициативе не идет познакомиться с человеком, но дает человеку познакомиться с ней. Познакомиться это не значит, что собака пробует проявить свое дружелюбие (дает себя погладить чужому).

Недоверчива (насторожена) — собака, которая не желает познакомиться и окажет сопротивление при контакте с чужим человеком.

Доброжелательность не только качество доверчивой собаки, а также настороженная собака может быть доброжелательной. Обычное и нормальное для настороженных собак, что они избегают всяческие попытки трогать их, особенно чужим людям.

Высокий уровень раздражителей и настороженность могут быть вместе в одной собаке, но настороженная собака все-таки ближе к агрессивности к встречающимся людям, чем с такой же остротой, но доверчивой собаки.

Оценивание: 

a) доброжелательная — 5 баллов, если собака ведет себя не очень инициативно, но ей легко сойтись с посторонним, спокойная, уравновешенная.

b) доброжелательная, но доверчивая, открытая — 4 балла, собака, которая быстро сходится с посторонним, уравновешенная, открытая, но сохраняет свое достоинство.

c) доброжелательная, настороженная, но без агрессии к постороннему — 4 балла, собака, которая сходится с посторонний, но сохраняет временную настороженность.

d) недостаточно доброжелательная собака, излишне настороженная — 3 балла, собака с выраженной недоверчивостью, склонная к коварству.

— излишне доброжелательная (очень доверчивая): 3 балла, собака, которая проявляет со своей стороны инициативу к установлению контакта с чужими людьми, ведет себя добродушно.

e) агрессивная, коварная, атакует — 2 балла, контакт не устанавливается или устанавливается очень слабо, ненадолго.

— заискивающая — 2 балла, прыгает, играет с посторонним (кувыркается).

f) очень агрессивная, неуправляемая, нервная — 1 балл, полное отсутствие установления контакта, полное неуправление.

— пассивная — 1 балл, трусость, полное отсутствие самостоятельности.

2. Желание бороться

Это природное тяготение собаки наслаждаться борьбой и применением зубов, мускулатуры головы и тела. Это желание можно рассматривать вместе с желанием играть.

Желание бороться определяют, когда хозяин и собака играют, для этого на месте должны быть палочки, мячи, разные вещи из кожи и резины.

Оценивание: 

a) желание бороться очень большое — 5 баллов, собака с желанием бороться нападает, берет в зубы аппорт или другой предмет и пытается вырвать у своего хозяина.

b) желание бороться большое — 4 балла, собака с желанием принимает участие в игре с хозяином, пытаясь вырвать у него предмет из его рук, но проявляет желание бороться до тех ПОР, пока ее в этом заинтересовывает хозяин.

с) недостаточно большое желание бороться — 3 балла, собака борется без желания, вяло берет предмет, борьба непродолжительная.

d) мало желания бороться — 2 балла, собака, почти не борется, не берет предмет, пытается робко играть с хозяином, но быстро остывает к игре.

е) отсутствие борьбы — 1 балл, полное отсутствие желания бороться, убегает.

3. Желание защищать

Это лучше делать, когда собака без намордника и находится на коротком поводке.

Желание защищать — это природное качество в случае опасности защищать человека не только при атаке на собаку, но и при атаке на человека. Это желание можно развить и использовать в дрессировке.

Собака на поводке, РЯДОМ с владельцем — судья атакует так, чтобы у собаки было время его увидеть (при атаке судья должен пройти минимум 5 метров). Атаковать судья (или помощник) должен спереди и атака должна быть на хозяина, а не на собаку. Следует соблюдать осторожность, чтобы собака не покусала судью.

Оценивание: 

а) очень большое желание защищать — 5 баллов, при атаке помощника — собака очень активно защищает хозяина, не боится помощника, проявляет активно-оборонительную реакцию (помощник атакует со стеком).

После атаки помощник вновь подходит к собаке (без стека), на этот раз не нападая на нее. Проверяется вторичная реакция собаки после нападения на спокойно подошедшего помощника, собака должна встретить помощника настороженно, быть в напряжении, готовой к защите хозяина.

b) большое желание защищать — 4 балла, при атаке собака активно защищает хозяина, смелая, с выраженной активно-оборонительной реакцией.

с) достаточное желание защищать — 3 балла, при атаке помощника собака только достаточна активно защищает хозяина не проявляя трусости, но и не отличаясь большой твердостью.

d) недостаточное желание защищать — 2 балла, при атаке помощника собака не защищает хозяина, но и не боится нападающего (нет злобы).

e) полное отсутствие желания защищать — 1 балл, при атаке помощника собака проявляет пассивно-оборонительную реакцию (трусость).

4. Способность действовать

Это качества характера, которое помогает собаке правильно действовать без приказа, когда угрожает настоящая опасность. Это качество помогает собаке правильно действовать без приказа, когда угрожает настоящая опасность. Это качества помогает собаке не испугаться и не прекращать свои действия.

В этой проверке используют санки, на которых установлен силуэт человека, и который не может быть выше, чем голова собаки, от санок идет веревка 25 метров, с помощью которой можно тянуть санки с разным темпом.

Санки должны появиться из укрытия, например, из-за угла дома, дерева, желательно, чтобы движение санок начиналась с каким-то звуковым сигналом.

Чтобы получить верную картину от силы и способности действовать — нужно делать проверку в темном помещении, где хозяин будет использован как приманка, например, в подвале очень подходящее место, если там есть окна, их надо закрывать.

Этот тест должен выполнить следующее требование: самое главнее то, чтобы собака чувствовала опасность и сила этой опасности должна быть меняющейся. Опасность в начале теста должна быть меньше, постепенно возрастать и самая сильная в конце теста.

В действии это выглядит, что эта опасность идет все ближе к собаке, опасность должна исходить от незнакомой вещи.

Оценивание: 

a) способна действовать — 5 баллов, в экстремальных ситуациях — при начале движения манекена — собака не проявляет беспокойства, замечает его и внутренне напрягается (настораживается). При приближении манекена внимание собаки к нему возрастает, но трусости она не проявляет, как и сильного беспокойства. При приближении манекена вплотную (наезде на собаку) — собака только на шаг отходит в сторону, не боится манекена (может проявить по отношении к нему агрессивность).

В темном помещении также проявляет хладнокровность, не боится в него заходить, а при создании в помещении шума (удар железного прута о лист жести или падение железных или металлических ящиков) сохраняет спокойствие, из помещения выходит спокойно, не боится в него заходить вновь.

b) достаточно способна действовать — 4 балла, в подобной ситуации проявляет лишь небольшое беспокойство: немного приседает при сближении с манекеном и отскакивает в сторону, но затем снова к нему подходит (может атаковать).

Небольшое беспокойство проявляет в темной комнате при создании в ней шума, но быстро успокаивается и возвращается вновь в темную комнату.

с) способна действовать, но с оговорками — 3 балла, при появлении манекена явно робеет, лает, пытается уйти, убежать, при приближении манекена уходит за спину хозяина, к манекену подходит после большой паузы вместе с владельцем, но делает это осторожно, с опаской.

Подобное поведение и в темной комнате: после шума в ней собака выбегает из комнаты и с большой опаской заходит назад.

d) не способная действовать — 2 балла, при появлении манекена поджимает хвост под живот, мечется на поводке, лает, прячется за спину хозяина, к манекену не подходит, приближается к нему не ближе 3-5 метров.

Из темной комнаты с ужасом выскакивает и приближается к ней не ближе 3-5 метров, но не входит в комнату.

е) полная трусость — 1 балл, во всех случаях — полная неспособность к действию, трус.

5. Жесткость собаки

Определяются твердость характера собаки, при этом наблюдают, как на собаку действуют неприятные неожиданности и как это отражается на ее деиствии. Собака, которая позволяет неприятно на себя воздействовать и долго помнит эту неприятность считается мягкой, а такая собака, которая быстро забывает такие влияния и не позволяет на себя этим воздействовать — считается твердой (жесткой).

Для проверки жесткости собаки много возможностей, но всегдадолжен быть выполнен ряд требований.

Собаку ставят перед какой-то неприятной для нее вещью, затем уводят и через несколько минут снова приводят на то место, где она испытала неприятные ощущения. Неприятная вещь к тому моменту уже отсутствует. В данном случае контролируется реакция собаки в то время, когда она идет к тому месту, где она испытала неприятные ощущения. Отмечается, как сильно прошлое воздействие собака запомнила. Как правило, собака старается обойти это место. Тестирование производится следующим образом:

Помощник находится в укрытии, у него в руках зонт — к этому укрытию подходит владелец с собакой на поводке. Когда собака поравняется с укрытием, помощник резко открывает перед ней зонт (в полуметре от собаки, на уровне ее головы). В качестве раздражителя может быть применен и другой предмет, главное, должен быть фактор неожиданности, «сюрприз». Желательно, чтобы при появлении «сюрприза» собака не испугалась, не отпрыгнула назад, не прижалась к ноге хозяина. Иными словами, не пробовала уйти от этого места — у нее должно появиться желание атаковать, обследовать это место.

Через 3-5 минут собаку снова приводят к этому месту. Необходимо наблюдать за ее поведением как при первом, так и при втором подходе.

Оценивание: 

а) жесткая собака, 5 баллов: При неожиданном «сюрпризе», к примеру с зонтом, собака не потеряла самообладания, не отпрыгнула назад, не спряталась за хозяина, а наоборот проявила заинтересованность предметом, не пробует уйти от этого места, сохраняет спокойствие. При повторном подходе к месту идет смело, обследует место с интересом.

b) достаточно жесткая, 4 балла: Собака почти не теряет самообладания, не прячется за хозяина, а проявляет заинтересованность предметом, сохраняет достаточное спокойствие. Поведение очень сходно с оценкой 5 баллов, но в ее поведении наблюдается большая часть настороженности, большая внутренняя мобилизация, в движениях нет раскрепощенности. Отсутствует интерес к «сюрпризу».

с) мало жесткая собака, 3 балла: При появлении «сюрприза» — собака замедляет движения, останавливается, прижимается к хозяину (после этого может произвести атаку — нападение на незнакомый предмет). Пропадает активность, появляется нервозность в поведении. При повторном подходе к предмету («сюрпризу») идет робко, крадучись, с небольшой охотой, но обследование не производит.

d) не жесткая собака, 2 балла: При появлении «сюрприза» собака убегает, ложится, резко отскакивает и к предмету больше не подходит несмотря на действия хозяина. При повторном подходе приближается не ближе 2-3 метра.

е) трусливая собака, 1 балл: Поведение собаки полностью парализуется, собака впадает в полную истерику, поджимает хвост, убегает.

6. Темперамент

Это способность быстро реагировать и по знаку все внешние раздражители, а также способность быстро приспосабливаться к меняющейся обстановке. У темпераментной собаки ожидается веселое и уравновешенное первоначальное состояние. Предварительно перед проверкой необходимо иметь представление о типе высшей нервной деятельности экзаменуемой собаки. Так же следует учитывать, что подвижная собака на внешние раздражители реагирует быстрее, и движение избежания опасности довольно заметное, но возвращение к первоначальному состоянии происходит очень быстро. Флегматичные собаки реагирует значительно позже и реакции возбуждения и возвращения к первоначальному состоянию происходят значительно длительнее.

Тестирование темперамента производят при помощи шума падающих с лестницы металлических банок или бочек, в то время, когда собака проходит мимо этой лестницы. Оценивается внимательность собаки к опасному звуку, как быстро она может уйти в сторону (инстинкт самозащиты). Быстрота реакции зависит от темперамента. Чем подвижнее собака, тем быстрее реакция, и наоборот — чем медлительнее собака, тем реакция медленнее.

При тестировании проводник ведет собаку на поводке, когда собака поравняется с лестницей, судья дает сигнал помощнику произвести шум. При этом наблюдается, как собака пытается избежать случившегося.

Оценивание: 

a) очень живая, импульсивная, темпераментная; 5 баллов: Быстро замечает посторонний шум, когда он только начинается, реакция защиты быстрая, аккуратная (бочка должна катиться перед самой собакой так, что собака может отскочить или убежать только на два метра). Во время отступления собака должна быть мордой к нарастающему шуму. Через 3—5 минут собаку снова возвращают к месту происшествия. В поведении собаки не должно быть страха, она должна быть живой, подвижной, темпераментной.

b) достаточно живая, импульсивная, темпераментная; 4 балла: Более длительная, чем при пяти баллах реакция самозащиты, собака несколько растерянна, но сразу же овладевает собой. Во время отступления мордой к шуму. Отпрыгивает более, чем на три метра, но самостоятельно останавливается (хозяин не должен сдерживать собаку на поводке). При повторном подходе к этому месту в ее поведении нет страха. Собака достаточно импульсивна, темпераментна, но ощущается некоторое замедление, отсутствует большая подвижность.

c) недостаточно живая, импульсивная, темпераментная; 3 балла: Реакция самозащиты очень длительная, собака растеряна, не сразу овладевает собой. От шума шарахается и убегает, но останавливается самостоятельно. После шума и при повторном подходе — движения без равновесия, без уверенности, собака подавлена.

d) отсутствие темперамента или беспокойный темперамент; 2 балла: Очень медлительная, флегматичная, равнодушная, безразличная ко всему собака или наоборот — очень резвая, чрезмерно импульсивная, с сильно заметным беспокойством, которое не пропадает при повторном подходе. Собака не успокаивается.

e) безразличие (апатия), или очень сильное беспокойство; 1 балл: Очень сильная медлительность, при полном безразличии или очень сильное (впадает в истерику) беспокойство.

7. Острота

Это тяготение собаки злобно реагировать на неожиданное раздражение. Проверку делают в таком месте, где собака чувствует себя одинокой, и без всякой помощи хозяина. Желательно, чтобы собака была на цепи и в хорошем кожаном ошейнике (цепь длиной 60—70 см). При проверке помощник не должен сразу подавить собаку.

Как происходит проверка?

Собака привязывается на поводок (лучше цепь) и оставляется одна. Через 3—5 минут выходит помощник, своим видом и действиями, привлекая внимание собаки (появляется на расстоянии 25—30 метров от собаки).

К собаке помощник подходит перебежками, крадучись, маскируясь за деревьями и т. п. Его одежда также должна привлекать внимание.

Обычные реакции остроты — тяжелое дыхание собаки, ворчание, лай (часто бывает у не острых собак как знак «желание бороться»), поднятая шерсть на холке и спине, показ зубов. У большинства хвост на уровне спины или ниже (тоже говорит о желании борьбы), виляние хвостом.

У собак очень живых, подвижных, ворчание и лай может взаимозаменяться в зависимости от поведения и приближения помощника. Уши повернуты наружу и назад. Все эти явления представлены одновременно. Они дополняют одно другое, когда собака уже раздражена. С возрастанием раздражения возрастает и сила явлений. Нельзя ограничиваться только оценкой качества, а надо оценить и то, как легко или трудно вернется собака в нормальное состояние.

Проверка начинается с того, что собаку сажают на привязь и хозяин уходит в укрытие. Помощник должен начинать работу сразу же, как только хозяин вошел в укрытие. Помощник начинает свои действия, когда собака освоилась на новом месте (сидит или лежит), осматривает территорию спокойно. К действию судья подает видовой знак. Помощник выходит из укрытия и, крадучись, идет к собаке, то останавливаясь и прячась, то возвращаясь назад, то ускоряя шаги. Когда расстояние от помощника до собаки будет приблизительно 10 метров — помощник начинает угрожать собаке (делает замахи стеком, нападает на собаку, но непосредственно ударов не наносит).

Мы должны знать, что можно ожидать от собаки в трудной ситуации. Неожиданная (очень быстрая) атака должна быть не более 5 сек., то есть собака должна показать способность перехода от одного состояния в другое, в зависимости от внешнего раздражения. Мы не можем ожидать, что собака будучи в состоянии возбуждения уже в следующую секунду изменится в сторону спокойствия, но к этому мы должны стремиться. По знаку судьи хозяин возвращается к собаке, когда помощник находится возле собаки. Это делается для того, чтобы можно было проверить — меняется ли отношение собаки к помощнику при появлении хозяина. Возбуждается ли собака только при появления хозяина или не возбуждается после его появления — собаке не хватает способности действовать.

Оценивание: 

а) большая острота, 5 баллов: Собака ведет себя спокойно без хозяина, замечает приближающегося помощника, реагирует на него, но не волнуется и не впадает в истерику (караульные могут облаивать помощника, находящегося на значительном расстоянии). При более близком приближении помощника — увеличивается возбуждение собаки. При нападении помощника — реагирует на его поведение, но не упускает из вида помощника. При его уходе быстро успокаивается.

b) средняя острота,4 балла: Собака ведет себя спокойно без хозяина, реагирует, немного волнуясь, на приближающегося помощника. При нападении помощника собака защищается. При появлении хозяина в большей степени реагирует на него, но к помощнику относится настороженно.

с) достаточно остроты, 3 балла: Оставшись одна, собака заметно волнуется. При появлении помощника реагирует на него (может не сразу). При непосредственном нападении вяло атакует. При появлении хозяина не теряет интерес к помощнику.

d) мало остроты, 2 балла: Оставшись одна, собака нервничает, не реагирует на появление помощника. При непосредственном нападении помощника пассивно обороняется, легко входит в контакт с помощником. При появлении хозяина теряет всякий интерес к помощнику.

е) отсутствие остроты, 1 балл: Собака очень нервничает, оставшись одна, ведет себя угнетенно (ложится на живот, рвется с поводка и т. п.), на действия и приближение помощника не реагирует, боится.

8. Отношение к выстрелу

Проверяется в комплексе с проверкой на остроту, когда собака осталась одна, через 1—3 минуты выдержки.

Оценивание: 

Не реагирует — 5 баллов.

Реагирует, но не боится (не отражается на действиях) — 4 балла.

Реагирует, незначительно возбуждается или угнетается (не сильно отражается на действиях) — 3 балла.

Реагирует значительно на выстрелы, нервничает, суетится, отказывается от всяческих действий — 2 балла.

Очень реагирует на выстрел — 1 балл.

ЧАСТЬ III. ТЕСТЫ ПО ПРОВЕРКЕ РАБОТОСПОСОБНОСТИ СОБАК СЛУЖЕБНЫХ ПОРОД

Проверка рабочих качеств по предложенным тестам осуществляется как на племенном смотре при допуске собак к племенному разведению, так и собак, достигнувших возраста от 1 года до 1,5 лет с целью получения данных статистики, предложенные тесты могут использоваться при закупке собак различными организациями и ведомствами.

Тестируется семь показателей: 

1. Способность собаки к аппортированию.

2. Выраженность поисковой реакции.

3. Контакт с хозяином, желание подчиняться.

4. Желание работать (проверяется при преодолении препятствий).

5. Обоняние.

6. Отношение к выстрелу.

7. Злобность (выраженность активно-оборонительной реакции).

Оценка:

1. Способность собаки к аппортированию

Владелец усаживает собаку рядом с собой и бросает ей аппорт на расстоянии 15—20 метров от собаки, после чего собаку направляют за аппортом. В случае необходимости собаку можно придержать за ошейник рукой. В данном случае не так важна выдержка, как сама заинтересованность в подноске брошенного предмета. Желательно, чтобы собака была заинтересованна в аппортировке, с желанием подносила предмет хозяину, по пути не бросала и не убегала вместе с ним.

Оценивание: 

5 баллов — исключительно заинтересована — подносит предмет моментально, по пути его не бросает, не отвлекается, отдает хозяину.

4 балла — заинтересована, достаточно подвижна, за предметом бежит с желанием, но без радости, по пути может предмет бросить, но затем снова его поднимает и самостоятельно подносит его хозяину.

3 балла — слабая заинтересованность, за предметом бежит вяло, без желания, при подносе может предмет бросать, уходить и т. п.

2 балла — почти незаинтересованна в предмете, часто бросает, берет, но не подносит.

1 балл — незаинтересованная только бежит в сторону аппорта, но не берет его и не подносит.

2. Выраженность поисковой реакции

Проверка осуществляется следующим образом: собака удерживается у ноги хозяина. В густую траву, кустарник или другую пересеченную местность (квадрат размером 20x20 метров, удаленный на 15 метров) бросает какой-нибудь предмет (на всех проверяемых собаках однородный), после выдержки 15—20 сек. собака пускается на поиск предмета. Хозяин при этом остается на месте. Обнаружив предмет, собака должна принести его хозяину.

Оценивание: 

5 баллов — ярко выраженна, собака очень заинтересована, быстро и тщательно производит обыск квадрата (обыскивает квадрат и обнаруживает предмет за 35 сек.), допустимо поощрение собак.

4 балла — собака заинтересована поиском, активна, обнаруживает предмет не более чем за 25 сек., найдя предмет подносит его хозяину. При поиске предмета подбадривается хозяином.

3 балла — слабо заинтересована в поиске, делает обыск только тогда, когда хозяин недалеко и постоянно подбадривает командами. Поиск вялый, предмет находит более чем за 25 сек., но не более, чем за 35 сек., найдя предмет, к хозяину может не поднести.

2 балла — почти незаинтересованна, работает только по команде хозяина или случайно, находит предмет более чем за 35 секунд.

1 балл — не делает поиск, предмет не находит, реакция не выражена.

3. Контакт с хозяином, желание подчиняться

Собака находится в свободном состоянии, в стороне имеет раздражитель, обычно другая собака. По команде хозяина собака должна сразу же подойти к нему.

Оценивание: 

5 баллов — быстра подходит.

4 балла — достаточна быстро подходит (после повторных команд).

3 балла — подходит не сразу, сильно отвлекается (много повторных команд).

2 балла — не обращает внимания на хозяина (только после повторных команд в угрожающей интонации подходит к хозяину).

1 балл — не подходит.

4. Желание работать

Это желание проверяется как при преодолении снарядов, так и при проверке аппортировки и выраженности поисковой реакции в совокупности.

Оценивание: 

5 баллов — заинтересованность в работе, хорошая прыгучесть, желание прыгать, работает с большим желанием.

4 балла — заинтересована в работе, достаточная амплитуда прыжка, работает при небольшом подбадривании со стороны хозяина.

3 балла — все делает вяло, по принуждении, слабая прыгучесть.

2 балла — работает крайне нежелательно, отсутствие прыгучести.

1 балл — отсутствие работоспособности.

5. Обоняние

Проверка осуществляется следующим образом: берется 10 спичечных коробков (пустых), в один их которых вкладывается кусочек мяса, лучше вареного, дается занюхать собаке и подбрасывается к 9-ти коробкам. После этого, чтобы собака не заметила, куда упал коробок, хозяин должен обвести собаку вокруг себя и только после этого послать собаку на обнаружение нужного предмета. Расстояние между коробками 15-20 см, расположены они хаотически в квадрате 3 x 1 м.

Оценивание: 

5 баллов — хорошо обнюхивает коробки и быстро находит необходимый предмет (5 секунд).

4 балла — обнюхивает достаточно активно, находит коробок в течение 30 секунд.

3 балла — обнюхивает вяло, работает без интереса, незаинтересована в поиске, поиск более 10 секунд.

2 балла — очень вялый поиск, почти не ищет, необходимый коробок находит по наводке хозяина.

1 балл — не нюхает, незаинтересована в поиске, коробок не обнаружен.

6. Отношение к выстрелу

Хозяин уходит от собаки, через 10 секунд на расстоянии 15 метров от нее производится выстрел.

5 баллов — полное безразличие.

4 балла — собака изменяет положение но выстрела не боится.

3 балла — вскакивает, волнуется, реагирует на выстрел.

2 балла — пытается убежать, приходит в робость.

1 балл- трусость, полная деморализация собаки.

7. Злоба (выраженность активно-оборонительной реакции)

В данном разделе выставляется оценки по двум показателям:

— подвижность (атака помощника).

— сила (смелость).

Эта проверка производится согласно проверки собак на смелость и подвижность, изложенной в первой части.

Определение общей оценки по тесту работоспособности: 

Все полученные оценки суммируются: аппортировка + поиск + контакт с хозяином + желание работать + обоняние + выстрел + злоба. Сумма делится на количество показателей и выводится общая оценка работоспособности.

5 баллов — очень хорошая работоспособность.

4 балла — хорошая работоспособность.

3 балла — достаточно хорошая работоспособность (удовлетворительная).

2 балла — слабая работоспособность.

1 балл — очень слабая работоспособность.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

13918. Работа с диапазонами. Относительная адресация 33.88 KB
  Тема: Работа с диапазонами. Относительная адресация Тип урока: комбинированный Цели: Сформировать представление у учащихся о понятии диапазона сортировке таблицы; Познакомить с функциями обработки диапазона принципами относительной адресации; Выработка
13919. Права ребенка 70 KB
  Цель: 1. Обобщить знания учащихся об основных правах ребенка. 2. Развести понятия €œправо€ €œправа€ €œобязанности€ показать единство прав и обязанностей для детейподростков. 3. Повышать социальноправовую компетентность старшеклассников. 4. Воспитыват
13920. Защита прав потреителей 45 KB
  Цели урока: формировать у школьников рациональное потребительское поведение; развать интуицию самостоятельность гибкость мышления; научить отстаивать права потребителя; показать знания основ экономической теории; повторить статьи Закона €œО з...
13921. Технические средства мультимедиа 226 KB
  Тема урока: Технические средства мультимедиа. Цели урока: способствовать формированию у обучающихся устойчивых представлений по основным понятиям темы. развивать навыки работы учащихся на компьютере. Оборудование: мультимедийная презентация интерактивная ...
13922. Основы работы с CorelDRAW. Графические примитивы 328.5 KB
  сновы работы с CorelDRAW. Графические примитивы 1. Растровая и векторная графика. Понятие объекта в CorelDRAW CorelDRAW Х4 в настоящее время один из самых мощных редакторов векторной графики который широко используется в издательской деятельности полиграфии и рекл
13923. Клод Дебюсси «В лодке» 3 MB
  Урок 1. Клод Дебюсси В лодке Реквизит: Все музыкальные файлы урока. Все распечатанные материалы урока. Детский музыкальный инструмент – металлофон. Таз для воды и бумажные кораблики. Краски кисточка для раскрашивания. Клей ножницы для аппли
13924. Семьи Японии 140.7 KB
  Семьи Японии. Япония страна загадочная. Хранение традиций воспитание собственного достоинства склонность к созерцанию непонятная европейцу манят и завораживают. История страны не могла не отразиться на жизни японцев и на том как они строят семейные отношения. В жи...
13925. GLAD TO MEET YOU 472.5 KB
  GLAD TO MEET YOU Unit 1 1A Meeting people. Read the dialogues and guess who is speaking and where they are. Good afternoon Miss Bright Good afternoon Mr. Johnson Hows life No complaints. Thank you. How are things with you Nothing to boast of. I have loads of work again. Sorry to hear that Hi Mike Hey Jack Nice tracksuit Oh thank you. I jog in it every morning. H...
13926. Труд: право или обязанность? Трудовые права несовершеннолетних 37 KB
  Тема урока: Труд: право или обязанность Трудовые права несовершеннолетних. Учебное пособие: Е.Н. Салыгин Основы правоведения Издательский дом Новый учебник М. 2006. Материалы и оборудование: доска наглядное пособие нормативноправовые акты: Конституци