71770

CОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА И ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Научная статья

Политология и государственное регулирование

Парламентаризм ставший одним из основных институтов демократических конституций начиная с первой писаной Конституции США и еще ранее неписаной конституции Англии привлекал довольно широкий круг исследователей в том числе и отечественных...

Русский

2014-11-11

172 KB

2 чел.

В. УСАНОВ

CОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОБУСЛОВЛЕННОСТЬ

ПАРЛАМЕНТАРИЗМА КАК ПОЛИТИЧЕСКОГО РЕЖИМА

И ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ

ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ

Парламентаризм, ставший одним из основных институтов демократических конституций, начиная с первой писаной Конституции США и еще ранее неписаной конституции Англии привлекал довольно широкий круг исследователей, в том числе и отечественных (М.М. Ковалевского, Б.Н. Чичерина, Е.М. Гессена, К. Тахтарева и др.).

Как справедливо заметил известный немецкий политолог Карл Шмидт, «критическая литература о парламентаризме появляется вместе с парламентаризмом»1. Первоначально она возникает на почве реакции и реставрации, т. е. у противников парламентаризма, потерпевших поражение в борьбе с ним. Затем, по мере нарастания практического опыта парламентаризма, обнаруживались и специально подчеркивались недостатки его деятельности2.

В последние годы в Российской Федерации многие государственные, политические и общественные деятели, правоведы, политологи, публицисты все чаще употребляют слово «парламентаризм»3. Более того, в настоящее время категория «парламентаризм» становится неким эталоном, образцом политического, экономического и социального обустройства государственно организованного общества.

В связи с этим следует отметить, что область исследования института парламентаризма становится все более широкой. Открываются новые аспекты существования такого явления, как парламентаризм. Даже само понятие парламентаризма, под которым в современной юридической науке понимается некий комплекс теоретических концепций, законодательных актов, правоотношений, в совокупности составляющих единую систему народного представительства в структурах публичной политической власти, свидетельствует о расширении исследуемой категории.

Вместе с тем можно определить несколько ýже, как сложное социально-политическое и государственно-правовое явление общества, особую систему управления государством, структурно и функционально основанную на принципах разделения властей, верховенства закона при ведущей роли парламента в целях реализации конституционного закрепления полновластия народа.

Сам институт парламентаризма, будучи полифункциональным, с одной стороны, позволяет народу реализовать свое конституционное право на государственную власть, а с другой — выступает в качестве структурно-функционального элемента механизма сдержек и противовесов, обеспечивающего контроль над исполнительной ветвью государственной власти и тем самым препятствующего ее абсолютизации и возможным злоупотреблениям.

Анализируя полифункциональность института парламентаризма, доктор юридических наук О.Н. Булаков отмечает, что парламентаризм, как сложное политико-правовое явление, можно рассматривать в трех аспектах:

— как идейно-теоретическую концепцию, служащую научным обоснованием необходимости парламента как института и его общественных функций;

— как реальный политико-правовой институт, воплощающий в себе единство представительной и законодательной власти в обществе, где существует разделение властей;

— как особый случай расширения власти парламента и образования парламентского правительства, т. е. это понятие применяется к определенному виду исполнительной власти4.

Представляется, что систематизация проявлений парламентаризма не совсем точная и недостаточно полная. Например, два последних пункта вполне можно было бы объединить как две формы организации государственной власти в условиях парламентаризма. Кроме того, в систематизации отсутствует еще один пункт — парламентаризм как политический (государственный) режим, т. е. совокупность приемов и методов осуществления государственной власти и их организационно-политическое воплощение в государственном строе. Поскольку последний пункт может быть отнесен и к области осуществления государственной власти, в окончательном варианте систематизация проявлений парламентаризма может выглядеть так:

1. Парламентаризм как идейно-теоретическая концепция, являющаяся научным обоснованием необходимости парламента как института и его общественных функций.

2. Парламентаризм как способ существования государственной власти:

2.1. Парламентаризм как способ построения (организации) государственной власти:

— политико-правовой институт, воплощающий в себе единство представительной и законодательной власти;

— политико-правовой институт, воплощающий в себе особый случай расширения власти парламента и образования парламентского правительства.

2.2. Парламентаризм как способ осуществления (реализации) государственной власти.

Каждый из представленных в данной систематизации уровней проявления парламентаризма требует дополнительного и, главное, самостоятельного изучения. Изучения в целях развития ряда разделов общей теории права, науки конституционного права, прогнозирования дальнейшего развития парламентских институтов как в отдельно взятой стране, так и во всем мире.

Поскольку становление и эволюция парламентаризма осуществляется под воздействием факторов, обусловленных идеологическими, социально-историческими и экономическими условиями, предопределяющими специфику конкретной политико-правовой системы, изучение института парламентаризма должно сопровождаться изучением данных факторов.

С учетом того, что большая часть исследований по обозначенной проблеме посвящена конституционно-правовому или политологическому аспектам существования парламентаризма5, вполне обоснованно было бы провести узко специализированное исследование, направленное на установление социально-экономической обусловленности парламентаризма6, причем в двух его проявлениях: как политического режима и как формы организации государственной власти.

Как справедливо отмечает В.В. Лазарев, для характеристики формы государства большое значение имеет политический режим как в узком (совокупность приемов и способов государственного руководства), так и в широком понимании (уровень гарантированности демократических прав и политических свобод личности, степень соответствия официальных конституционных и правовых форм политическим реалиям, характер отношения властных структур к правовым основам государственной и общественной жизни)7. Причина кроется во взаимообусловленности политической и государственных сфер развития общественных отношений. Так, все составные части политической системы: политические партии, общественные организации, трудовые коллективы (а также «внесистемные» объекты: церковь, массовые движения и т. п.) испытывают значительное влияние государства, его сущности, характера функций, форм и методов деятельности. Вместе с тем существует и обратная связь, поскольку и государство в значительной мере воспринимает воздействие общественно-политической «среды обитания». Это влияние распространяется на форму государства, в частности на политический режим.

Видовое разнообразие политических режимов объясняется тем, что на ту или иную их разновидность оказывает влияние множество факторов: сущность и форма государства, характер законодательства, фактические полномочия государственных органов и юридические формы их деятельности, соотношение общественно-политических сил, уровень, стандарты жизни и состояние экономики, формы социальной борьбы или сотрудничества. Все эти факторы, безусловно, подвержены изменению при построении государственного управления на основе парламентской системы, что видоизменяет и политический режим государства.

Большое влияние на вид политического режима оказывают исторические традиции страны, а в более широком смысле — своего рода общественно-политическая атмосфера, складывающаяся подчас вопреки пожеланиям господствующего в государстве слоя или директивным прогнозам. На вид политического режима может оказать воздействие и международная обстановка. На разных исторических этапах формируются различные политические режимы, они неодинаковы в конкретных государствах одного и того же времени.

В качестве примера можно привести политический режим Российской Федерации до и после 1993 г., когда система построения государственной власти была изменена с учетом превалирования президентских полномочий над парламентскими. С того момента политический режим начал «новый виток» своего развития, ориентируясь на сильную президентскую власть и пренебрегая существованием парламентских институтов в российском государстве.

Те же обусловленности наблюдаются и при формировании или смене способа государственного устройства. Способ государственного устройства (как комплексного конституционно-правового института, объединяющего нормы, устанавливающие систему органов государственной власти, их компетенцию, взаимоотношения, порядок формирования, а иногда и нормы об административно-территориальном устройстве8) представляет собой вариант (способ формирования, иерархия органов, их функциональные характеристики и система взаимосвязей и взаимозависимостей) построения системы государственных органов.

Среди прочих органов управления парламент занимает особое место. Как справедливо в этом случае замечает И.В. Котелевская, «парламент — это не просто орган, это сложный многоэлементный организм, имеющий разнообразные связи и соотношения с другими институтами государства и общества»9. Особенность парламента по сравнению с остальными органами государственной власти заключается в том, что парламент является единственным коллегиальным органом, в котором:

— представлены интересы большинства социальных групп населения страны (посредством народного представительства);

— созданы условия для претворения в жизнь наиболее популярных в государстве политических идей (посредством политических партий);

— формируется нормативная база государства (законодательная функция парламента);

— существуют реальные механизмы ограничения и контроля исполнительной власти (контрольная функция парламента).

Перечисленные особенности парламентского органа стали первопричиной того, что в зависимости от положения парламента в государстве может изменяться и изменяется способ осуществления государственной власти. Так, при изменении конституционного строя, произошедшего в результате принятия Конституции 1993 г., изменился и способ государственного устройства. Эти изменения связаны, кроме прочего, и с ролью парламентского органа в осуществлении управления российским государством. Иными словами, положение парламентского органа, как одного из ключевых органа управления, среди прочих органов государственного управления, может коренным образом изменять способ государственного устройства.

Таким образом, говоря о политическом режиме и способе государственного устройства, присутствующих в том или ином государстве, следует иметь в виду построение и осуществление государственной власти. Безусловно, построение и осуществление государственной власти с участием (точнее, при помощи) парламента порождает особый вариант и политического режима, и государственного устройства.

В своей работе, посвященной современному парламенту, И.В. Котелевская указывает, что «понятие "парламентаризм" весьма объемно и отражает, с одной стороны, положение парламента в механизме разделения властей и в этом смысле ближе к понятию политического режима, а с другой стороны, принципы устройства парламента»10. Поскольку политический режим представляет собой способ осуществления политической власти, то реализация государственной власти посредством единой системы народного представительства (инкорпорированной в структуры публичной политической власти) следует признать парламентским политическим режимом.

Парламентскими политический режим и государственное устройство станут лишь тогда, когда парламент будет наделен не только функцией законодательствования, но и полномочиями на избрание правительства, контроль над его деятельностью и другими органами исполнительной власти, их отставку, а также отставку президента (или монарха)11.

Следовательно, главным критерием парламентаризма, отличающим его от любого иного вида государственного строя и политического режима, является верховенство парламента12. Лишь при верховенстве парламента может существовать парламентаризм. Только в этом случае исключается извечное соперничество между законодательной и исполнительной ветвями власти. Только тогда на общегосударственном уровне может быть обеспечено единство народного представительства.

К другим (наряду с верховенством парламента) особенностям парламентского политического режима и государственного устройства исследователи относят «достаточно высокое политическое и правовое сознание населения, высокую степень демократизации, наличие развитого гражданского общества, устойчивое экономическое развитие страны, функционирование надежной системы национальной безопасности»13.

Говоря о наличии данных факторов в Российской Федерации, в первую очередь приходится констатировать отсутствие развитого гражданского общества. А это препятствует окончательному оформлению парламентской системы России. Еще Кант ввел понятие «моральная автономия»: о правовом порядке можно говорить лишь там, где признается, что общество независимо от государства, располагает средствами и санкциями, с помощью которых оно может заставить отдельного индивида соблюдать общепринятые нравственные нормы14. Именно институты гражданского общества (семья, школа, церковь, добровольные организации и союзы) способны играть подобную роль. Такая функция, в сущности, чужда государству, и оно прибегает к ее выполнению, лишь если институты гражданского общества демонстрируют свою неспособность к этому.

В Российской Федерации гражданское общество еще не способно осуществлять саморегуляцию и, как правило, прибегает к помощи государственного аппарата, всецело доверяясь ему. В данной ситуации парламентаризм, как система осуществления государственной власти, не может быть применен. Такие же условия, как «устойчивое экономическое развитие страны» и «функционирование надежной системы национальной безопасности», только начали развиваться, что не может не сказаться на роли парламентских институтов в системе управления российским государством и обществом.

Парламентский политический режим и государственное устройство считаются исторически более высоким типом организации политической и государственной власти по сравнению, например, с президентскими и смешанными15.

Причины кроются в следующих особенностях парламентаризма как системы организации политической власти:

— предрасположенность правительства к принятию и проведению решений на основе парламентского большинства;

— большая способность управлять в условиях многопартийности;

— меньшая склонность исполнительной власти «балансировать» на грани конституционности благодаря простоте процедуры отстранения высшей исполнительной власти, действующей таким образом;

— меньшая подверженность угрозе военного переворота;

— более развитая тенденция к обеспечению поддержки со стороны политического общества при опоре на рациональные процедуры формирования администрации (при наличии устойчивого партийного большинства)16.

Российская же система, будучи президентской системой осуществления государственной власти, не готова к полному переходу на парламентскую основу и включает в себя элементы абсолютизма и тоталитаризма17.

Один из наиболее убежденных и последовательных приверженцев парламентской формы осуществления политической власти, X. Линц, исходит из успешности опыта западных парламентских систем (прежде всего испанской модели перехода к демократии) и из негативного опыта реализации президентской формы правления в Латинской Америке. Парламентская система, согласно данной концепции, более монистична с точки зрения легитимности (суверенитет принадлежит только избираемому парламенту), она более открыта, способна более гибко выражать меняющиеся настроения избирателей и, следовательно, разрешать возникающие конфликты, в том числе такие острые, как, например, национальные.

Перечисленные выше особенности парламентаризма как политического режима и способа государственного устройства определяются, прежде всего, общими экономическими и культурными факторами, а не самой формой правления. Очевидно, что более богатые страны с традициями политической и религиозной терпимости (например, протестантизма) тяготеют к демократии, в то время как бедные страны с традициями религиозного фанатизма (католического или исламского типа) — к авторитарно-бюрократической системе или клиентелистской демократии.

Как было сказано выше, парламентаризм, будучи формой18 политического режима и способа государственного устройства, обусловлен определенными идеологическими, социально-историческими и экономическими закономерностями общественного развития. Социально-экономические закономерности развития правовых категорий всегда были предметом пристального изучения19. Как известно, государственная власть детерминируется, в конечном счете, властью экономической. В ней в концентрированном виде выражаются экономические потребности и интересы властвующего субъекта20. Государственная власть не только опирается на экономический фундамент, но и обеспечивает порядок, устойчивость экономических отношений, ограждает их от произвола и анархии, охраняет формы собственности.

С другой стороны, всякая власть по-настоящему устойчива и сильна своей социальной основой. Государственная власть функционирует в обществе, разделенном на классы и социальные группы с противоречивыми, часто непримиримыми интересами21. Без сильной, активно функционирующей государственной власти разнополярные социальные, национальные силы могут разорвать социум на части, ввергнуть его в пучину выяснения интересов при помощи необузданной охлократической силы. Для разрешения социальных противоречий, организации межличностных, межгрупповых, межклассовых и общенациональных отношений, гармонизации различных интересов государственная власть ищет поддержку в обществе, добивается доверия к себе у тех или иных слоев социума. Решить такие задачи способна только демократическая власть.

Уровень социально-экономического развития определяет сущность и форму государственного устройства. Неразвитость производственных навыков человека и примитивные орудия порождают низкую эффективность труда рабочего. Для того чтобы обеспечить себе доход, собственник средств производства вынужден использовать жестокие способы эксплуатации, оставляя рабочему минимум средств к существованию. Это приводит к обострению социальных конфликтов и классовой борьбы. Такой социально-экономической ситуации, как правило, соответствует форма государства, не обеспечивающая ни демократии в политическом режиме, ни народовластия в форме правления.

Например, уровень социально-экономического развития Российской империи до 1861 г., когда реформы изменили ситуацию и сфере экономики, и в социальной сфере, не позволял осуществлять государственное управление иначе как посредством самодержавия. После 1861 г., когда экономика страны перешла от аграрно-крепостнической (отягощенной пережитками натурально-безденежного товарооборота) к промышленной системе, совмещенной с рыночным способом перераспределения товаров и услуг, а социальная сфера стала более разнообразной и либеральной, возникла необходимость внести изменения в способ управления государством. Именно поэтому во второй половине XIX в. в России стали возникать и бурно развиваться различного рода политические и либеральные идеи о более совершенном государственном устройстве22.

Таким образом, развитие социально-экономической сферы влечет за собой совершенствование государственно-правовых институтов. По мере возрастания эффективности труда растет и уровень благосостояния общества. Социальные конфликты утрачивают напряженность, и общество больше не испытывает потребности в жестких формах регулирования — в государстве устанавливаются более демократичные политические режимы и формы правления, которые обеспечивают большую степень народовластия. Яркий пример тому: ограничение абсолютизма в Российской империи, либерализация местного управления путем введения земских учреждений23 и, безусловно, учреждение Государственной Думы в начале ХХ в.24 

Возникновение парламентаризма связано с определенными общественно-политическими явлениями, развитие которых, в свою очередь, обусловлено соответствующим социально-экономическим уровнем развития общества. Речь идет о возникновении народного представительства как способа формирования органов власти, применении на практике принципа разделения властей в качестве способа осуществления государственной власти, возникновении суверенитета и последующего верховенства парламента.

Одна из наиболее распространенных трактовок представительной формы правления сформулирована Монтескье; он отмечал, что необходимо, «чтобы народ делал посредством представителей то, что он не может сделать сам»25. В этом смысле парламентское правление в России более чем обусловлено. Обширность территории сначала Российской империи, затем СССР, а в настоящее время Российской Федерации предполагает декларирование возможности отдаленным территориям лоббировать их интересы в центральных органах власти. Представительство отдаленных областей государства в общенациональном коллегиальном органе власти — наилучший выход из ситуации.

Второй распространенный подход к проблеме представительства — рассмотрение представительства через передачу власти. Автор работы «Британская конституция», английский исследователь Брум, считал, что сущность представительства заключается в том, что «народ лишен власти, которая предлагается на ограниченное время избранному народом представителю. Ему и предстоит то участие в управлении, которое должно было быть выполнено самими избирателями, если бы не произошла эта передача власти»26.

Исторически народному представительству предшествовало бурное развитие экономики, связанное с возникновением мануфактурного производства (что высвобождало большое количество занятых рабочих рук) и развитием торговли и товарно-денежных отношений (что перераспределяло материальные ценности и вело к возникновению новых социальных групп).

Экономическое развитие изменило социальную структуру общества. Появление нового социального класса — буржуазии, независимой и имеющей собственные интересы, причем не всегда совпадающие с интересами правящего класса (феодалов), способствовали развитию общественной мысли. Как отмечает М.В. Баглай, в XVII—XVIII вв. в ходе борьбы против тирании феодальных монархов европейские народы пришли к убеждению, что носителем суверенитета и единственным источником власти в демократическом государстве должен быть народ. Народ образует выборный представительный орган (парламент), который обладает исключительным правом принимать законы, охраняющие свободу и права человека и обеспечивающие разрешение общественных проблем в интересах всех граждан. Такая цепь рассуждений приводила к выводу о необходимости создания в каждом государстве суверенного органа народного представительства с подлинной выборностью и широкими правами. Народное представительство, таким образом, было признано выполнять функцию соединения суверенитета народа с государственной властью, что придавало всей системе правления демократический характер27.

Безусловно, предшественниками органов, олицетворяющих идею народного представительства, можно считать представительные учреждения в демократических государствах Древней Греции и в Древнем Риме. Еще с XII в. начали развиваться парламентские учреждения в Англии, а затем и в других европейских странах, где, однако, они вначале были лишь сословно-представительными учреждениями, выполнявшими функцию ограничения власти монарха. Но уже в XVII—XVIII вв. были конституционно учреждены парламенты и стали избираться на основе всеобщего избирательного права (хотя и с большими отклонениями), что свидетельствовало о социально-экономическом «созревании» общества для выхода на новую ступень государственного управления.

Один из сторонников института представительства, Дж.С. Милль, связывал представительное правление с развитием культуры, отмечая, что представительное правление «тем больше угодно для народа, чем выше его культурное развитие»28. Понятие же «народное представительство» можно рассматривать как высшую форму представительства вообще. Не случайно Г. Еллинек идею представительства относил к первоначальным правовым воззрениям человека29.

Возможность представительства вообще и народного в частности, появилась в XVII в. в Европе, и это стало переходом от сословного представительства к созданию всенародного (всесословного) выборного органа, который выражал не частные интересы сословий, корпораций, классов, партий, профессиональных структур, а интересы всего общества, был прямым выражением народной воли. Б.Н. Чичерин отмечал, что народное представительство имеет интересы общие, а не частные, выражает право целого, а не частного30.

Позднее понятие «народное представительство» все больше ассоциируется с выборным собранием, в основном законодательным, облеченным доверием избирателей. Говоря об идеальной модели такого собрания, Б.Н. Чичерин подчеркивал, что оно «будет видеть в себе настоящего представителя народа»31. Внедрение избрания должностных лиц, призванных осуществлять исполнительные функции, по мнению И.В. Гранкина, ослабляет народное представительство, ведет к раздроблению, размыванию народного суверенитета, сталкиванию законодательных и исполнительных органов между собой по поводу приоритетов при отражении народной воли в своих актах32. Поэтому народное представительство должно осуществляться через представительные и законодательные органы всех уровней.

Основная функция парламентаризма заключалась в ограничении власти правителя, создании механизмов, сдерживающих ее. Инструментом для этого послужило условие обязательного одобрения парламентом определенных решений и указов правителя (новые налоги, наборы в армию и т. д.), обязательное исполнение принятых парламентом законов со стороны правителя.

Наряду с ограничительной ролью парламента постепенно складывалась его представительная функция, возможность политического выражения интересов, а затем, путем последовательного становления всеобщего избирательного права, расширение социальной базы представляемых интересов33. Вместе с тем наличие в государственно-организованном обществе парламентского органа, как было сказано выше, не означает возникновения парламентаризма как особого политико-правового института, на основе которого строится все государственное управление.

Следующим шагом на пути к формированию системы парламентаризма следует признать становление принципа разделения властей в качестве образующего в области государственного управления. По мнению доктора юридических наук О.Н. Булакова, возникновение современного парламента можно связать с результатом трех последовательных открытий, сделанных с разрывом в несколько столетий34. Первое открытие, относящееся к парламенту, — само изобретение парламента, т. е. соединение идей представительства и законодательства в одном постоянно действующем институте. Второе открытие известно. Именно открытием назвал в свое время А. Гамильтон идею разделения властей в версии Монтескье. «Политическая наука, — писал он, — как и большинство других наук, очень продвинулась вперед. Сегодня хорошо понимают эффективность различных принципов, которые были или вовсе не известны древним, или недостаточно ими создавалась. Упорядоченное распределение власти по определенным отделам, введение противовесов и сдержек при законотворчестве, учреждение судов, в которых судьи исполняют обязанности, пока их поведение безупречно, представительство народа в законодательном органе через избранных ими самими депутатов — все это или целиком новые открытия, или же основное для их совершенства было слано в наше время»35. Но реальная история этой идеи была непростой.

Третье открытие — переход парламента из проективного в реактивный режим повседневной работы. Проективно, т. е. навязывая свою идеологию и волю обществу, действовал английский парламент времен Кромвеля. Со временем парламент начал действовать реактивно, т. е. с большим или меньшим энтузиазмом откликаясь на текущие потребности общества (чьим поверенным в делах все чаще выступает правительство) в законотворчестве, охотно контролируя исполнительную власть, выступая в роли главного общенационального политического клуба.

Социально-экономическим условием перехода парламента в новое качество — элемента системы разделенных властей, послужил рост демократизации общества, который требовал установления контроля народных избранников над всеми государственными структурами. Вместе с тем был установлен и предел контроля, посредством формирования зависимости и парламента от остальных ветвей власти.

Возникшие после буржуазных революций республиканские парламентские системы породили идею и отчасти практику парламентского суверенитета. Поскольку в Англии конституционная монархия предполагала существование трех властей (король, палата лордов и палата общин), каждая из которых обладала большими полномочиями, то концепция парламентского суверенитета была призвана соединить внешне разрозненные власти в единую верховную власть. Как и все предшествовавшие и существовавшие в то время теории о суверенитете, парламентская теория также рассматривала суверенитет как саму власть государства.

Парламентаризм стал представлять собой комплексную структуру законодательной власти, многофункциональную подсистему и составную часть разветвленной политической системы.

Современный парламентаризм, как определенная система осуществления государственной власти, в той или иной степени принимается и используется большинством государств мира.

Со времен окончательного оформления данной системы прошло немало времени, но до сих пор человечество не придумало ничего более совершенного, чем парламентская система. Отчасти причина тому во все тех же социально-экономических условиях, придающих исследуемому режиму столь редкую для подобного рода явлений стабильность.

Представляется, что экономической основой парламентаризма следует считать высокоразвитую саморегулирующуюся рыночную экономику, которая позволяет максимально «деконцентрировать» государственную власть.

В этом смысле плановая экономика, требующая постоянного вмешательства государства, тяготеет к более централизованной власти. Парламентская система, направленная на «рассредоточение» властных функций, во-первых, среди различных органов государственной власти, а во-вторых, среди большого числа «народных избранников», менее адекватна, нежели централизованная система государственной власти, и более совместима с рыночной экономикой.

В России еще нет четко выраженной рыночной экономики. Рыночная экономика России начала свое развитие в 1861 г. и продолжала его вплоть до октября 1917 г., когда в результате вооруженного переворота произошла смена политической власти и государственное управление претерпело коренные изменения. До октября 1917 г. российская рыночная экономика не успела полностью сформироваться, хотя ее показатели в 1914 г. (начало первой мировой войны) были вполне впечатляющими36. Еще в последние годы царствования Александра III министр финансов С.Ю. Витте разработал государственную программу индустриализации экономики страны, основной акцент которой был сделан на стабилизацию финансового положения и изыскание денежных резервов для нового модернизационного рывка37. В 1891—1990 гг. Россия совершила гигантский скачок в своем экономическом развитии. За десятилетие промышленное производство в стране удвоилось, а производство средств производства увеличилось втрое. В итоге доля отраслей, производящих средства производства, в общей сумме промышленной продукции поднялась почти до 40 %38.

«Объективной закономерностью» «догоняющей» модернизации было наличие сильной государственной власти. Причем сила власти заключалась в ее способности осознать стоящие перед страной модернизационные задачи — экономические, социальные и политические, наметить комплексную программу реформ и настойчиво добиваться их осуществления.

Вполне понятно, что подобные задачи требовали известной реконструкции всей совокупности государственно-политических структур страны. В то же время сам характер российской экономической модернизации, ориентирующейся на некий образец, с неизбежностью приводил к мысли о несоответствии российского политического устройства данному образцу. Эти настроения, имевшие уже давние традиции39, усиливались по мере того, как верховная власть оказывалась не в состоянии справиться с возложенными на нее задачами. Отсюда рождалась уверенность в необходимости силового устранения «отживших» политических структур и замены их на те, которые существовали в «образцовых моделях» Запада. Поэтому вся политическая жизнь России начала ХХ в. прошла под знаком реализации идеи народного представительства, которая приобретала различные формы: от попыток революционного давления снизу до министерских бунтов «сверху»40.

После октябрьского переворота 1917 г. рыночная экономика России постепенно была преобразована в плановую социалистическую. Первоначально причина этого (вспомним, что существовал и период НЭПа, с его попыткой привить рыночную экономику советской системе государствообразования) заключалась в необходимости наиболее быстрого вывода страны из образовавшегося в результате первой мировой и гражданской войн, затем же в связи с формированием тоталитарной системы управления плановая экономика была взята в качестве основы построения социалистического общества.

Лишь в 80-х гг. ХХ в. приходит рыночная экономика. Вместе с тем за двадцать с лишним лет рыночная экономика в России так и не была сформирована в окончательном виде. До сих пор государство (благодаря так называемым естественным монополиям) имеет вполне реальные рычаги для регулирования российской экономикой.

В социальном аспекте парламентаризм, как никакая другая система осуществления государственной власти, демократичен и либерален. Он направлен на максимальное участие народа в управлении государством.

В истории России, как уже было сказано выше, точкой отсчета либерализации и демократизации в области социальной структуры государства можно назвать реформы 1860-х гг., когда в результате отмены крепостного права социальная структура была усложнена, появились новые социальные страты, которые нуждались в защите своих внутрикорпоративных интересов на государственном уровне.

Особенности модернизационных процессов определили и своеобразие социально-классовой структуры российского общества рубежа XIX и XX вв. Пестрота социального состава, его мозаичность и дробность, незавершенность классовой дифференциации, разобщенность социальных групп — таковы в общем виде процессы, характеризующие «догоняющий» тип модернизации в социальной сфере41.

В результате рождалось недовольство существующим политическим строем (причем почти у всех слоев населения, независимо от положения их на социальной лестнице), на волне которого все большую популярность приобретали идеи всеобщего представительного органа, который не только будет ограничивать власть самодержца, но и получит в руки реальную возможность влиять на политические события в государстве и, в какой-то степени, управлять ими.

Результатом данных социальных преобразований стало образование первых в истории России Государственных дум.

Позднее, когда Россия была преобразована в РСФСР и вся система власти была изменена коренным образом, популярная идея народного представительства была взята за основу построения всей системы Советов. Данная система устраивала все слои населения. Однако в ходе окончательного оформления государственной системы управления в РСФСР парламентская система была заменена на тоталитарную, в которой реальную власть получил не народ (пусть даже и посредством своих представителей), а небольшая группа партийных чиновников. Причем система была настолько отлажена, что внешне выглядела как парламентская, что, безусловно, не соответствовало действительности. Недаром действовавшую в то время систему осуществления государственной власти называли «псевдопарламентской»42.

Важно отметить, что оба периода развития российского парламентаризма (первый — с 1905 по 1917 г. и второй — с 1993 по 2006 г.) характеризуются активностью такой политической группы, как интеллигенция.

В начале ХХ в. слово «интеллигенция», ранее определявшее людей образованных, занятых сложным, преимущественно творческим и интеллектуальным трудом, приобретает политический смысл: под интеллигентом понимается человек, находящийся в глубокой оппозиции к существующему режиму и готовый принять активное участие в борьбе за его свержение43. Подобный слой людей был порождением противоречивой российской действительности. Оставаясь по своей природе государством сословным и мононациональным, оно все же давало возможность получить образование выходцам из самых широких социальных слоев и представителям различных национальностей. Пользовались этой возможностью лишь наиболее талантливые и честолюбивые люди. Получив образование и оторвавшись от своей среды, они становились интеллектуальными маргиналами, с присущим этой социальной группе ощущением ущербности, нетерпимости. Эти черты усугублялись невозможностью реализации амбициозных устремлений в правовых рамках российского (в начале ХХ в.) и советского (в конце 70-х гг. ХХ в.) государственного строя. В результате данная социальная группа дважды в истории России становилась своего рода проводником парламентских идей. Интеллигенция, как никакая другая социальная группа, видела в парламентской системе возможность получить доступ к политической власти в стране.

Еще одним социально-политическим феноменом, ставшим катализатором парламентаризации государственной власти, следует назвать активизацию процесса партостроения. Та или иная социальная группа, не допущенная к рычагам власти, в лице своих наиболее активных членов вынуждена создавать своего рода политический клуб, чтобы формулировать свои требования к власти и вырабатывать стратегию ее захвата. Рост таких политических клубов и их последующая легализация в виде политических партий всегда предшествует возникновению парламентских структур44.

Для формирования парламентских институтов важен процесс формирования и деятельности не одной, а нескольких (многих) партий, поскольку многопартийность, в отличие от однопартийности, порождает конкуренцию политических партий и выдвигаемых ими политических идей. Именно конкуренция политических идей и лежит в основе деятельности такого образования, как парламент.

1 См.: Шмидт К. Политическая теология. Сборник. — М., 2000. — С. 159.

2 Там же. — С. 161.

3 См.: Махачев Г. Необходимость и условия формирования парламентаризма // Право и жизнь. — 2000. — № 31.

4 См.: Современный парламент: теория, мировой опыт, российская практика / Под общ. ред. д. ю. н. О.Н. Булакова. — М.: Изд-во Эксмо, 2005. — С. 30.

5 См., например: Рыбкин И.П. Становление и развитие парламентаризма в России: Дисс. … докт. юрид. наук. — М., 1995; Зимин А.В. Становление парламентаризма в России в конце ХХ века: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. — Воронеж, 1997; Тихомиров Д.В. Становление и развитие российского парламентаризма (исторический опыт исследования): Автореф. дисс. … канд. истор. наук. — М., 1997; Романов Р.М. Истоки парламентаризма. — М.: Луч, 1998; Романов Р.М. Российский парламентаризм: история и современность / Науч. ред. А.И. Яковлев. — М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2000; Авакьян С.А. Перспективы российского парламентаризма // Российский парламентаризм в ХХ веке: Материалы «круглого стола». — М.: Издание Государственной Думы, 2000; Высокинский Г.В. Российский парламентаризм — плюсы и минусы // Представительская власть: мониторинг, анализ, информация. — 1995. — № 5 (7); Бабурин С. Парламентаризм и политико-правовые традиции России: проблемы совместимости // Российская Федерация. — 1994. — № 19; Размустов В. Становление российского парламентаризма: политико-правовой аспект // Проблемы парламентского права в России. — М., 1996; Васецкий Н.А., Краснов Ю.К. Парламентаризм в действии, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации в 1994 — 1998 годах. — М.: Издание Государственной Думы, 1999; Селезнев Г. Уроки парламентаризма // Российская Федерация сегодня. — 2001. — № 9; Парламентаризм в России: опыт и перспективы. 1994 г. — М.: Фонд развития парламентаризма в России, 1994; Парламентаризм в России. Федеральное Собрание 1993 — 1995 гг. V Государственная Дума. Совет Федерации первого созыва. — М.: Фонд развития парламентаризма в России, 1996; Парламентаризм в России. Федеральное Собрание 1995 — 1999 гг. — М.: Фонд развития парламентаризма в России, 2000; Парламентаризм и многопартийность в современной России. Институт современной политики, Фонд Индем, Фонд развития парламентаризма в России. — М., 2000.

6 Попытка анализа социальной обусловленности парламентаризма предпринята В.А. Рыжовым в его статье «Парламентаризм и его социально-историческая природа». См.: Рыжов В.А. Парламентаризм и его социально-историческая природа // Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Актуальные проблемы. — М.: ВЮЗИ, 1990.

7 См.: Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В.В. Лазарева. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2001. — С. 201.

8 См.: Юридический энциклопедический словарь / М.О. Буянова (и др.) / Отв. ред. М.Н. Марченко. — М.: Велби, Проспект, 2005.

9 Цит. по: Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. — 1997. — № 3.

10 См.: Котелевская И.В. Современный парламент // Государство и право. — 1997. — № 3.

11 См.: Романов P.M. Понятие и сущность парламентаризма // Социально-политический журнал. — 1998. — № 4. — С. 213; Романов P.M. Российский парламентаризм: генезис и организационное оформление // Политические исследования. — 1998. — № 5. — С. 123 — 133.

12 См.: Современный парламент: теория, мировой опыт, российская практика / Под общ. ред. д. ю. н. О.Н. Булакова. — М.: Эксмо, 2005. — С. 30, 31.

13 См.: Котляревский С. Сущность парламентаризма // Новое время. — 1994. — № 14.

14 См.: Кант И. Сочинения в 8 т. Т. 3. — М., 1994.

15 См.: Медушевскнй Л.Н. Сравнительное конституционное право и политические институты: Курс лекций. — М.: ГУ ВШЭ, 2002.

16 Там же.

17 Имеются в виду элементы абсолютизации президентской власти (посредством постановки в зависимость перед ней прочих институтов государственного управления) и начальные попытки «замкнуть» региональные системы управления на федеральный уровень (институт полномочный представителей Президента, новый порядок выборов губернаторов и т. д.).

18 К данным формам следует отнести единоличное управление (эта форма может различаться на подвиды: монархическая, конституционно-монархическая, президентская и суперпрезидентская) и смешанное управление (когда существует дуализм власти и единоличный орган исполнительной власти соперничает с органом коллегиальным органом власти законодательной — парламентом).

19 См., например: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 310, Т. 37. С. 415 — 418, Т. 39. С. 83, 84; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 151.

20 См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. — М.: Юриспруденция, 2000.

21 См.: Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юристъ, 2001.

22 См., например: Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть 1 / Под общей редакцией проф. А.А. Данилова. — М.: ВЛАДОС, 1994.

23 См.: Гильченко Л. Местное самоуправление: долгое возвращение (Становление местного самоуправления в России). Московский общественный научный фонд. — Москва, 1998.

24 См.: Ковлер А.И. Очерки истории парламентаризма // В книге: Парламенты мира. — М., 1991.

25 См.: Монтескье Ш.-Л. Избранные произведения. — М., 1995. — С. 292, 293.

26 Цит. по: Тахтарев К. От представительства к народовластию. — СПб., 1907. — С. 23.

27 См.: Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. 3-е изд., изм. и доп. — М.: НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА • М), 2002.

28 См.: Милль Дж.С. Размышления о представительном правлении. — СПб., 1863. — С. 69.

29 См.: Еллинек Г. Общее учение о государстве. — С. 418.

30 См.: Чичерин Б.Н. О народном представительстве. — С. 104.

31 Там же. — С. 104.

32 См.: Гранкин И.В. Парламент России. — С. 19.

33 См.: Современный парламент: теория, мировой опыт, российская практика / Под общ. ред. д. ю. н. О.Н. Булакова. — М.: Эксмо, 2005. — С. 35.

34 Там же. — С. 23.

35 См.: Федералист. Политическое эссе А. Гамильтона, Дж. Мэдисона и Дж. Джея. — М., 2000. — С. 73.

36 См.: Горинов М.М., Горский А.А., Дайнес В.О. и др. История России с древности до наших дней / Под ред. М.Н. Зуева. — М.: Высшая школа, 1995. — С. 180, 181.

37 См.: Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть 1 / Под общ. ред. проф. А.А. Данилова. — М.: ВЛАДОС, 1994. — С. 362.

38 Там же. — С. 363.

39 Имеются в виду идеи народного представительства, выкристаллизовывающиеся в российской политической мысли со времен конституций Пестеля и Муравьева.

40 См.: Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть 1 / Под общ. ред. проф. А.А. Данилова. — М.: ВЛАДОС, 1994. — С. 397.

41 Там же. — С. 379.

42 См.: Овсепян Ж.И. Становление парламентаризма в России: Учебное пособие. — Ростов-на-Дону: СКАГС, 2000.

43 См.: Россия и мир: Учебная книга по истории. В 2-х частях. Часть 1 / Под общ. ред. проф. А.А. Данилова. — М.: ВЛАДОС, 1994. — С. 394.

44 См.: Заславский С.Е., Коргунюк Ю.Г. Российская многопартийность: становление, функционирование, развитие. — М.: Фонд ИНДЕМ, 1996.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

26608. ТРАНСПОРТИРОВКА СКОРОПОРТЯЩИХСЯ ПРОДУКТОВ 8.39 KB
  ТРАНСПОРТИРОВКА СКОРОПОРТЯЩИХСЯ ПРОДУКТОВ. Главными задачами транспортировки являются быстрая доставка продуктов к местам назначения и сохранение их первоначальных качеств. Температурный режим при перевозке скоропортящихся продуктов В рефрижераторных поездах и секциях устанавливается в зависимости от температуры груза в момент погрузки. Совместная перевозка в одном вагоне разных видов скоропортящихся продуктов допускается при условии одинакового способа их обслуживания и на срок не превышающий установленного для наименее стойкого груза.
26609. ТРАНСПОРТИРОВКА СКОТА АВТОМОБИЛЬНЫМ ТРАНСПОРТОМ, ПО ЖЕЛЕЗНЫМ ДОРОГАМ И ВОДНЫМ ПУТЯМ. АВТОМОБИЛЬНЫЙ ТРАНСПОРТ 9.12 KB
  В 23 раза по сравнению с железнодорожным транспортом автомобильные перевозки ускоряют доставку животных на убой. В них не должно быть торчащих предметов дыр в полу и других неисправностей которые могли бы травмировать животных. Для предохранения животных от перегрева и охлаждения кузова покрывают брезентом. Крупных животных размещают в кузове на привязи головами вперед или к боковой стенке овец свиней и молодняк крупного рогатого скота перевозят без привязи.
26610. ТРЕБОВАНИЯ ГОСТ-52054-2003 К КАЧЕСТВУ ЗАГАТАВЛИВАЕМОГО МОЛОКА 8.95 KB
  По действующему ГОСТ 520542003 молоко натуральное коровьесырсч. Молоко высшего и первого сорта имеет кислотность 1ё18Т второго сорта 1б2099Т несортовое менее 1599 или более 2100. Молоко контролируемое в местах его продажи не должно иметь кислотность выше 20Т. В соответствии с требованиями ГОСТ молоко коров должно быть натуральным белого или слабокремового цвета без осадка и хлопьев.
26611. ФЕРМЕНТЫ МОЛОКА 8.76 KB
  ФЕРМЕНТЫ МОЛОКА. Из молока здоровых животных выделено более 20 истинных ферментов. Кроме истинных в молоке присутствуют ферменты вырабатываемые микрофлорой молока. Протеолитические и липолитические ферменты вызывают изменения приводящие к снижению пищевой ценности и возникновению пороков молока и молочных продуктов.
26612. ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ МЯСА, ВЛИЯНИЕ РАЗЛИЧНЫХ ФАКТОРОВ НА КАЧЕСТВО МЯСА 17.87 KB
  ХИМИЧЕСКИЙ СОСТАВ МЫШЕЧНОЙ ТКАНИ. Наиболее типичный состав мышечной ткани у убойных животных характеризуется следующими данными в : влага вода7377; белки 1821; липиды 1030; экстрактивные азотистые вещества 1720; экстрактивные безазотистые вещества 0912; минеральные вещества 0812. ВОДА в мышечной ткани находится в гидратно связанном и свободном состояниях. Остальная большая часть воды находится в свободном состоянии и удерживается в ткани благодаря осмотическому давлению и адсорбции клеточными элементами.
26613. ЦИСТИОЦИРКОЗ КРС И СВИНЕЙ.САНИТАРНАЯ ОЦЕНКА МЯСА 7.71 KB
  При ветеринарносанитарной экспертизе туш и органов внимание уделяется обнаружению цистицерков бовисных крупного рогатого скота и целлюлярных свиней. Диагностика заболевания основана на обнаружении цистицерков в тушках и органах только при послеубойном исследовании. У крупного рогатого скота цистицерков часто обнаруживают в сердечной мышце реже их находят в массеторах мышце языка поясничных локтевых шейных и брюшных мышцах. Цистицерков можно обнаружить в мышцах затылка пищевода и диафрагмы.
26614. ПИЩЕВЫЕ ОТРАВЛЕНИЯ, ВЫЗЫВАЕМЫЕ САЛЬМОНЕЛЛАМИ И СТАФИЛОКОККАМИ. ПАТОГЕННОСТЬ БАКТЕРИЙ РОДА САЛЬМОНЕЛЛА ДЛЯ ЖИВОТНЫХ 33.29 KB
  ПАТОГЕННОСТЬ БАКТЕРИЙ РОДА САЛЬМОНЕЛЛА ДЛЯ ЖИВОТНЫХ. Патогенное действие сальмонелл на животных проявляется при нарушении сложных механизмов между микро и макроорганизмами. В литературе к настоящему времени накопил ось достаточное количество данных свидетельствующих о несостоятельности разграничения сальмонелл на патогенных только для человека животных или птиц. У животных и птиц в естественных условиях сальмонеллы являются возбудителями инфекционных болезней именуемых сальмонеллезами.
26615. ПИЩЕВЫЕ ОТРАВЛЕНИЯ. ТОКСИКОИНФЕКЦИЯ ПАРАТИФОЗНОГО ХАРАКТЕРА 25.71 KB
  Токсикоинфекции и токсикозы представляют собой обширную группу преимущественно острых пищевых заболеваний людей. Однако возможное вредное влияние пищевых продуктов на организм человека может быть обусловлено различными причинами. а также возникающие в определенных районах или в определенный период времени года заболевания после употребления в пищу мяса перепелок озерной рыбы и других пищевых продуктов.
26616. ПОРОКИ МОЛОКА БАКТЕРИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ 10.68 KB
  ПОРОКИ МОЛОКА БАКТЕРИАЛЬНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ. К факторам вызывающим пороки молока относят физиологическое состояние лактирующих животных общее заболевание организма или только молочной железы несоблюдение условий содержания и кормления скота неудовлетворительное состояние животноводческих помещений состояние пастбищ использование недоброкачественных кормов скопление в молоке лекарственных препаратов нарушение технологии первичной обработки молока и др. ПОРОКИ ЦВЕТА МОЛОКА бывают бактериального и кормового происхождения а также...