71798

К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ КОРРУПЦИИ

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Коррупция существует с древнейших времен в качестве одной из наихудших и в то же время широко распространенных форм человеческого поведения которая наносит огромный ущерб работе государственного аппарата и обществу в целом.

Русский

2014-11-12

105.5 KB

2 чел.

В. СЫРОВАТКО

И. ЮЗЕФОВИЧ

К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ КОРРУПЦИИ

«Коррупция существует с древнейших времен в качестве одной из наихудших и в то же время широко распространенных форм человеческого поведения, которая наносит огромный ущерб работе государственного аппарата и обществу в целом. В особенности коррупция процветает в периоды авторитаризма, но и мировая демократия не позволяет исключить это явление из общества1». Таким образом, история коррупции — это история человеческой цивилизации.

В переводе с латинского коррупция (corruptio) означает подкуп, продажность общественных и политических деятелей, государственных чиновников и должностных лиц с целью личного обогащения. Еще в римском праве термин corrumpere трактовался как «повреждать, ломать, разрушать, подкупать» и означал противоправные действия в судебной практике. Этот термин произошел от сочетания латинских слов correi — несколько участников в одной из сторон обязательственного отношения по поводу единственного предмета, и rumpere — ломать, повреждать, отменять2. Из этого сочетания образовался термин, который в римском праве означал участие в деятельности нескольких (не менее двух) лиц, целью которых была порча или повреждение нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества. Такое определение понятия коррупции актуально и по сей день, в том числе и для нашей страны.

Литература о коррупции, особенно иностранная, обширна и разнообразна. Только российскими учеными-правоведами за последние пять лет опубликовано более 200 монографий, в той или иной степени связанных с данной проблемой. Многие современные исследователи подчеркивают комплексный, системный характер коррупции, справедливо связывая данный феномен со всеми социальными процессами общества, с его социально-политическими, демографическими, национально-психологическими и этническими особенностями. Некоторые ученые говорят о коррупции как об относительно самостоятельной правовой науке и учебной дисциплине — корруптологии, вкладывая в это понятие «пути совершенствования уголовной политики и законодательства о воздействии на организованную преступность и коррупцию»3.

Г. Сатаров и С. Пархоменко в своем аналитическом докладе «Разнообразие стран и разнообразие коррупции (анализ сравнительных исследований)», подготовленном для Регионального общественного фонда «Информатика для демократии — ИНДЕМ», отмечают, что лавинообразный рост научных исследований в этой сфере может вызвать появление новой науки, которую указанные авторы называют «коррупциологией». При этом они «расширяют» сферу ее интересов — от математических моделей коррупции до разработки практических рекомендаций по противоборству этому явлению4.

Следствием проблемы коррупции в органах государственной власти и управления стало разнообразие направлений исследования данного феномена: институционально-правовое (достаточность законодательных и нормативных средств и методов противодействия коррупции), организационно-управленческое (функциональность в распределении властных полномочий и контроль над их использованием должностными лицами), аксиологическое (ценностные ориентации государственных служащих), этико-культурное (морально-нравственное состояние социально-профессиональной среды государственной службы).

Политологи говорят о коррупции как о различных способах использования власти и политическом влиянии, оказываемом заинтересованными лицами, группами, партиями, движениями на политические процессы. Для них основные причины коррупции кроются, прежде всего, в политических структурах, там, где наблюдается недостаток демократии. Признавая, что и в демократически развитых государствах существует коррупция, они отмечают, что здесь, в отличие от недемократических режимов, вступает в силу система сдержек и противовесов, которые выработаны в демократических государствах5.

Юристы рассматривают коррупцию как отклонение от обязывающей правовой нормы, произвола при выполнении полномочий и незаконного использования государственных ресурсов. Коррупцию они чаще всего определяют как «действия официального или доверенного лица, которое незаконно или неправомерно использует свое положение, или действия по получению прибыли для себя или другого лица, действия против интересов и прав других». Юристы относят коррупцию к области применения экономического, административного и уголовного права и отмечают, что коррупция разрушает нормы права, которые в результате ее воздействия заменяются правилами, продиктованными теми, кто имеет влияние, способен его оказывать и готов платить. Коррупция — наиболее латентный вид преступности, поскольку она носит конфиденциальный и скрытый характер и, как правило, не влечет за собой жалоб в правоохранительные органы, так как обе стороны достигают поставленных перед собой целей6.

Социологи видят в коррупции «социальное отношение», которое выражается в нарушении принятых в обществе норм обязательного поведения и социального благополучия, «порабощение общественных отношений, где два или более лица совершают подмену отношений путем успешной трансформации денег или власти, обходя предусмотренные законом процедуры и подменяя их личными отношениями»7, или отношение «клиент — хозяин». Многие социологи рассматривают коррупцию в контексте исторических, социальных и культурных факторов, вытекающих из конфликтов  между различными группами и разными ценностями в обществе. Они констатируют, что коррупция процветает при конфликте ценностей8.

Специалисты в области управления государством определяют коррупцию как злоупотребление государственными ресурсами и использование государственных структур для достижения частной прибыли вопреки существующим нормам9. Объясняя причины коррупции недостаточным уровнем оплаты труда государственных должностных лиц, монополией на предоставление услуг общего пользования, большой свободой действий, слабой системой финансового контроля, чрезмерным регулированием и избытком процедур, отсутствием внутренней культуры и этических правил государственной службы, они отмечают, что коррупция не позволяет рационально сформировать и реализовать государственную политику10.

Некоторые исследователи-экономисты определяют коррупцию как социальное явление, представляющее особый вид обменных отношений. Так, А. К. Моденов11  пишет, что коррупцию целесообразно исследовать в спектре анализа форм своего проявления, по крайней мере, в трех сферах жизнедеятельности общества — в экономике, праве и государстве. Социальная и экономическая деструктивность коррупции как вида обменных отношений состоит в ее способности формировать и воспроизводить латентные, нелегальные, неинституциональные отношения обмена и соответствующие им неинституциональные социальные нормы (правовые, экономические, моральные и др.)12. Именно эти нормы регулируют и поддерживают не предусмотренный законом обмен и присвоение незаконной ренты. В свою очередь, отношения обмена, осуществляемые за счет воспроизводства коррупционных деяний и поэтому скрываемые от учета и контроля со стороны общества и государства, а также за счет подпольно получаемой коррупционерами (субъектами публично-властных структур) незаконной ренты, приводят к серьезным деформациям в системе институциональных общественных отношений, к дисфункциям большинства социальных институтов. И далее А. К. Моденов, так же как и многие другие ученые, говорит о  нарушении принципа эквивалентности: «Упомянутые деформации находят свое выражение преимущественно в утрате принципа эквивалентности как в сфере самого обмена, так и возникающих на его основе отношений, в несанкционированном обществом социально несправедливом перераспределении национального дохода и национального богатства в пользу немногочисленных социальных групп населения, в появлении значительных дополнительных трансакционных издержек в национальной экономике, в деструктивной мимикрии функций государственного управления»13.

Здесь А. К. Моденов перекликается с И. Клямкиным и Л. Тимофеевым, которые пишут, что функции государственного управления утрачивают характер общественных благ и превращаются в объект купли-продажи14. В сущности, то, что не должно быть объектом коммерческой сделки — услуги со стороны чиновников, государственных и муниципальных служащих (эти функции-услуги относятся к категории общественных благ), превращается коррупционерами и их сообщниками в категорию товарно-денежных отношений, коммерциализируется. А то, что коррупция расширяет права частной собственности и возможности ее приумножения для одних экономических агентов (для субъектов коррупционных отношений) и ограничивает для других (для всех остальных, кто не интегрирован в коррупционные связи)15, позволяет извлекать монопольную прибыль для одних, и ограничивает либо вовсе элиминирует эффективность экономической деятельности для других.

Что касается интересов общества, некоторые авторы рассматривают коррупцию как важный источник формирования капитала, который может поддерживать гибкость и эффективность рынка и развивать предпринимательство. Другие, основываясь на результатах анкетных опросов и бесед с бизнесменами, считают, что политическое недоверие (отсутствие веры в стабильность проводимого правительством курса) наносит намного больше вреда, чем коррупция, которую они рассматривают «скорее как переменные издержки, чем как фактор неопределенности», разделяют коррупцию на различные формы, предполагают, что некоторые формы, несмотря на широкое распространение, не могут слишком повредить всей экономике.

В этом смысле коррупция не ограничивается государственным сектором, а в рамках этого сектора — бюрократическим аппаратом администрации. Она не ограничивается дачей и получением взяток. Коррупция принимает разные обличья и существует при любых формах правления, включая хорошо развитые демократические государства. Однако уровень, область и воздействие ее значительно отличаются в странах и могут изменяться, по крайней мере, временно, в пределах одной страны. Коррупция в той или иной форме может существовать в любом сообществе; большое влияние на ее уровень и область применения оказывает система управления. «Системы могут коррумпировать людей в той же степени, если не в большей, в какой люди способны коррумпировать системы»16.

Таким образом, государственная коррупция существует постольку, поскольку чиновник может распоряжаться не принадлежащими ему ресурсами, принимая или не принимая те или иные решения. В число таких ресурсов могут входить бюджетные средства, государственная или муниципальная собственность, государственные заказы или льготы. Собирая штрафы, налоги или иные предусмотренные законом платежи, чиновник также распоряжается не принадлежащими ему ресурсами: если штраф (сбор) законен, то его собственник — государственная казна, если незаконен — то это собственность того лица, которое пытается обобрать чиновник.

И здесь уместно отметить, что, несмотря на то, что государство и правоабстрактные явления, их практическое выражение всегда связано с функционированием государственного аппарата. Последний представляет собой целостную иерархическую систему государственных органов, призванных осуществлять государственную власть, решать задачи и выполнять функции государства. В любом обществе его формирование и наделение властными полномочиями происходит на основе правовых норм, формально закрепляющих дифференциацию государственных органов и учреждений, разграничивающих их функции и компетенцию. Как правило, их формирование происходит путем набора штата государственных служащих, действующих в пределах предоставленных им служебных полномочий (компетенции). Именно они непосредственные участники властных отношений и действуют от имени государства. Их предназначение кроется в осуществлении властных полномочий, придающих им привилегированное социальное положение. Государственный аппарат призван обеспечивать интересы всего общества и действовать на профессиональной основе в соответствии с делегированными ему народом полномочиями. В обществах, пораженных коррупцией, роль государства в социальном управлении, как было сказано выше, изменяется коренным образом, так как коррумпированные государственные служащие в своей деятельности стремятся руководствоваться личными, групповыми и корпоративными интересами, которых достигают, используя потенциальную возможность злоупотреблять властными полномочиями.

Государственный служащий обязан принимать решения, исходя из целей, установленных правом и общественно одобряемых культурными и моральными нормами. Коррупция начинается тогда, когда эти цели подменяются корыстными интересами должностного лица, воплощенными в конкретных действиях.

Недаром одно из общепринятых в мировой практике определений коррупции характеризует ее как отказ представителей власти от ожидаемых стандартов поведения ради незаконной личной выгоды17. В одном из последних изданий «Социологической энциклопедии» явление коррупции трактуется как «...деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей в целях личного обогащения»18.

Известный французский деятель эпохи Просвещения Шарль Монтескье писал по этому поводу: «Известно по опыту веков, что всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею...»19.

Сегодня чаще всего именно так понимают коррупцию. Например, в проекте федерального закона «О борьбе с коррупцией», внесенном  Президентом Российской Федерации в Государственную Думу, правонарушения, связанные с коррупцией, определяются как противоправные деяния, совершенные лицом, обеспечивающим исполнение полномочий государственного органа или полномочий органа местного самоуправления, либо приравненным к нему лицом, заключающиеся в незаконном получении материальных благ и преимуществ с использованием своего должностного положения или статуса органа (учреждения), в котором оно замещает государственную должность Российской Федерации, ее субъекта, выборную муниципальную должность, должность государственной или муниципальной службы либо статуса иных органов (учреждений)20.

По мнению А. И. Кирпичникова, «коррупция — это коррозия власти. Как ржавчина разъедает металл, так коррупция разрушает государственный аппарат и разъедает нравственные устои общества»21.

Некоторые авторы на основе анализа документов, отечественной и зарубежной практики отмечают, что коррупцияэто система отношений, основанная на противоправной деятельности должностных лиц в ущерб государственным и общественным интересам. Как социальный феномен, коррупция охватывает все формы злоупотреблений, при которых должностные полномочия используются в личных целях, а цели не обязательно могут быть материальными22.

Ю. М. Антонян определяет коррупцию как совершение неких действий лицом, в силу своего служебного положения обладающим необходимыми возможностями в пользу того, кто незаконно оплатил такое действие. При этом сами действия могут быть вполне законными23.

М. Х. Джабраилов вычленяет коррупцию в органах государственной власти как нелегитимное и преимущественно незаконное использование государственных ресурсов должностными лицами или группой лиц в корыстных целях для личного или группового обогащения. В этом определении содержится констатация социального ущерба коррупции в сфере реализации политических прав и свобод гражданина (преступное пренебрежение его интересами как социально-субъектным источником властных полномочий), в области социальной защищенности и социального развития (незаконное перераспределение валового внутреннего продукта).

С. П. Глинкина считает, что коррупция является намеренным несоблюдением принципа независимости сторон в целях получения за счет такого поведения каких-либо преимуществ для себя или для других лиц, с которыми установлены личные отношения24.

В. Ф. Кузнецова понимает под коррупцией подкуп должностных лиц государства25. Б. В. Волженкин определяет коррупцию как «социальное явление, заключающееся в разложении власти, когда государственные (муниципальные) служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций, используют свое служебное положение, статус и авторитет занимаемой должности в корыстных целях для личного обогащения или в групповых интересах»26.

Таким образом, в отечественной и зарубежной науке и практике до сих пор нет пока, как следует из проведенного анализа, единого понятия коррупции, как и методологии разрешения этой актуальной проблемы. Многозначность понимания коррупции и множественность  ее  определений   обусловливают  неопределенность их отражения в различных отраслях российского законодательства.

Итак, в определении коррупции необходимо учесть два основных момента: лицо должно быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим понятие коррупции охватывает такое незаконное использование должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей, которое создает принципиальную возможность и реальность влияния этого лица на других лиц в целях получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирования рассматриваемого феномена.

1 Курбатов Г. Л. Мировая коррупция и Россия // Актуальные проблемы борьбы с преступностью: Материалы международной научно-практической конференции / Под общ. ред. В. П. Сальникова. — СПб., 2002. — С. 241.

2 Бартошек М. Римское право. Понятие, термины, определения. — М., 1989. — С. 93, 280.

3 Иванов A. M. Корруптология — правовая наука и учебная дисциплина: путь совершенствования уголовной политики и законодательства о воздействии на организованную преступность и коррупцию. — Владивосток, 2002. — С. 2.

4 Материал размещен на сайте фонда «ИНДЕМ» // www.indem.ru.

5 См.: Murdal G. Corruption — Its Causes and Effects is Asian Drama; an Enquiry into the Poverty of Nations. 1968, vol. II, p. 951-952; Friedrich С. The Pathology of Politics; Violence, Betrayal, Corruption, Secrecy and Propaganda. 1972. — P. 127, 128.

6 См.: Конев А. А. Основные криминологические характеристики латентной преступности. — Омск, 1980. С. 30; Максимов С. В. Закон о борьбе с коррупцией // Законность. — 1992. — № 3, 4; Лунеев В. В. Коррупция учтенная и фактическая // Государство и право. — 1996. — № 8.

7 Defleur M. Corruption, Law and Justice. Journal of Criminal Justice, 1995. — № 23. — P. 243.

8 Easterly W. & Levine R. Africa's Growth Tragedy: Policies and Ethic Divisions 2. World Bank Draft Paper 1996.

9 Gaiden G. & Gaiden N. Administrative Corruption. Public Administrative Review, 1997. — № 37. — P. 301, 302.

10 Schaffer B. Access: A Theory of Corruption and Bureaucracy. Administration and Development, 1986. — № 6. — P. 337.

11 Моденов А. К. Методология формирования механизма противодействия криминализации экономики России в условиях глобализации: Дисс …. докт. экон. наук. — СПб., 2005. — С. 103—124.

12 Понятия «институциональный» и «неинституциональный» заимствованы из социологии. См.: Тернер Дж. Структура социологической теории. — М., 1985. — С. 28.

13 Моденов А. К. Указ. соч. — С. 107.

14 Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия: экономико-социологическое исследование. — М., 2000. — С. 12.

15 Л. М. Тимофеев рассматривает коррупцию как особенное экономическое явление, возникающее «в условиях ограничения или прямого запрета прав частной собственности и рыночных отношений». См.: Тимофеев Л. М. Институциональная коррупция. — М., 2000.

16 Селихов Н. В. Коррупция в государственном механизме современной России (теоретические аспекты): Дисс. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2001. — С. 7, 8.

17 См.: Большой толковый социологический словарь (Collins). Т. 1 (А-О). Пер. с англ. — М: Вече, ACT, 2001. — С. 332.

18 Социологическая энциклопедия: В 2-х т. Т. 1. — М., 2003. — С. 501.

19 Монтескье Ш. Избранные сочинения. — М., 1955. — С. 289.

20 Федоровская М. А. Уголовно-правовые, криминологические и организационные проблемы противодействия коррупции и должностным преступлениям: Дисс. … канд. юрид. наук. — М., 2003. — С. 197.

21 Кирпичников А. И. Взятка и коррупция в России. — СПб., 1997. — С. 17.

22 Цаплин А. В., Бакушев В. В. Коррупция: тенденции в мире и России. — М., 2000. — С. 11.

23 Антонян Ю. М. Типология коррупции и коррупционного поведения // Социология коррупции. — 2003. — С. 37.

24 Глинкина С. П. Коррупция в России: причины, масштабы, качественные изменения. — М., 1999. — С. 16.

25 Кузнецова В. Ф. Коррупция в системе уголовных преступлений // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. — 1993. — № 1. — С. 21.

26 Волженкин Б. В. Коррупция: Серия «Современные стандарты в уголовном праве и в уголовном процессе». — СПб.: Санкт-Петербургский институт Генеральной прокуратуры России, 1998. — С. 8.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

76798. Сосуды большого круга 180.76 KB
  Аорта на всем протяжении делится на париетальные и висцеральные ветви и заканчивается бифуркацией на общие подвздошные артерии на уровне IVVго поясничных позвонков. Из ее париетальных и висцеральных ветвей возникают экстра и интраорганные артерии которые подходят к органам как правило с медиальной стороны используя кратчайшие пути. В части паренхиматозных органов: легких печени селезенке почке артерии разветвляются в соответствии с делением на доли сектора сегменты и более мелкие части вплоть до структурнофункциональных единиц ...
76799. Бедренный канал 180.44 KB
  Глубокое кольцо бедренного канала находится в медиальной части сосудистой лакуны под паховой связкой и ограничено: сверху – паховой связкой у места прикрепления ее к лобковому бугорку и симфизу; снизу – лобковым гребнем и покрывающей его гребенчатой связкой; медиально – лакунарной связкой заполняющей внутренний угол сосудистой лакуны; латерально – стенкой бедренной вены. В практике хорошо прощупываемая паховая связка выступает как важный клиникоанатомический ориентир позволяющий отличить бедренную грыжу от паховой так как бедренный...
76800. Медиальные и задние мышцы и фасции бедра 180.94 KB
  Медиальная бедренная мышечная группа Хорошо развита в связи с прямохождением и выполняет приведение бедра потому в основном укомплектована приводящими мышцами. Длинная приводящая мышца начинается толстым сухожилием от лобковой кости между гребнем и симфизом. Мышца лежит погранично с медиальной широкой из четырехглавой мышцы бедра. Короткая приводящая мышца с началом от тела и нижней ветви лобковой кости прикреплением к верхнему участку тернистой линии бедренной кости; приводит и сгибает бедро.
76801. Мышцы и фасции голени и стопы 190.57 KB
  Передняя мышечная группа голени Передняя большеберцовая мышца с началом от латерального мыщелка верхнелатеральной поверхности диафиза большеберцовой кости и межкостной мембраны. Мышца в голеностопном суставе разгибает и поворачивает стопу кнаружи поднимает ее медиальный край укрепляет продольный свод его пружинящую часть. От нижней части мышечного брюшка отходит в виде небольшого пучка третья малоберцовая мышца прикрепляющаяся к основанию Y плюсневой кости. Латеральная мышечная группа голени Длинная малоберцовая мышца начинается от...
76802. Развитие пищеварительной системы 184.66 KB
  Они расположены на боковых стенках головной кишки соответственно на уровне формирующейся глоточной камеры поэтому данную часть кишки называют глоточной. Передний отдел ротовой полости возникает из эктодермальных зачатков задний глубокий развивается из энтодермы глоточной кишки. Глотка развивается из краниального отдела первичной кишки путем превращения основной глоточной камеры зародыша в глотку растущего плода при отделении от нее глоточных висцеральных карманов.
76803. Полость рта 192.32 KB
  Через зев полость рта переходит в глотку. Мощная круговая мышца рта вместе с конечными частями мимических мышц смеха поднимающих и опускающих губы и угол рта все мышечные волокна вплетаются в кожу губ. Уздечки губ срединная и боковые – это индивидуально выраженные складки слизистой оболочки короткие средние длинные расположенные в преддверии рта между резцовыми участками слизистой оболочки губ и деснами.
76804. Строение зубов 198.51 KB
  Зубы являются органами жевательноречевого аппарата человека и состоят из передних резцов и клыков задних малых и больших коренных зубов. Самый сложный рельеф несет поверхность смыкания зубов антагонистов окклюзионная которая у передних зубов представлена зубчатым режущим краем. Коронки передних и задних зубов сильно отличаются по форме: у резцов они прямоугольные трапециевидные или овоидные у клыков – копьевидные у премоляров – ромбические и квадратные у моляров – кубические и прямоугольные.
76805. Язык - многофункциональный мышечный орган 182.07 KB
  Язык как орган подразделяется на кончик верхушку тело корень; верхнюю спинку и нижнюю поверхности которые смыкаются благодаря краям языка. Верхняя поверхность языка спинка покрыта слизистой оболочкой и продольной срединной бороздой делится на правую и левую половины. Посредине у вершины этой борозды находится слепое отверстие остаток щитоязычного протока который формируется при закладке и развитии щитовидной железы глотки и языка. Мышцы языка развиваются из мезодермы висцеральных дуг и затылочных миотомов.
76806. Большие слюнные железы 183.29 KB
  Обе железы входят в группу больших слюнных желез располагающихся в нижней стенке полости рта. Кроме них в полости рта находятся и малые слюнные железы: губные щечные язычные небные тоже вырабатывающие смешанный секрет но в небольшом количестве. Все слюнные железы обладают и малой эндокринной функцией выделяя калликреин инсулин факторы роста нервов и эпителия и др.