71813

ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА ОТ ПРИЧИНЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Основной закон России Конституция исходит из признания высшей ценностью человека его прав и свобод ст. Право лица на восстановление его нарушенного интереса возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда гарантированно статьей 46 Конституции и может быть...

Русский

2014-11-12

184.5 KB

0 чел.

О. ОСАДЧАЯ

ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

ОТ ПРИЧИНЕНИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА

Основной закон России, Конституция, исходит из признания высшей ценностью человека его прав и свобод (ст. 2), рассматривая их как принадлежащие человеку от рождения (ст. 17), т. е. как естественные, изначально принадлежащие людям. Отсюда следует, что права и свободы человека выше любой политической или экономической власти, и, таким образом, политика и экономика должны быть подчинены этим общечеловеческим ценностям, а не наоборот1.

Конституция содержит широкий перечень неимущественных прав (благ), принадлежащих человеку и гарантируемых человеку государством: жизнь (ст. 20 Конституции), здоровье (ст. 41), честь (ст. 23), достоинство (ст. 21), доброе имя (ст. 23), свободу и личную неприкосновенность (ст. 22), неприкосновенность частной жизни (ст. 23), личную и семейную тайну (ст. 23). Данный перечень благ не является исчерпывающим и носит открытый характер. Согласно Конституции (ч. 1 ст. 55), этот перечень не должен толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод личности. Конституционные права и свободы — неотъемлемые основные правомочия человека, гражданина, установленные Конституцией в соответствии с целями развития общества, признаваемые в качестве естественных, принадлежащих каждому от рождения, или производных, принадлежащих каждому гражданину России2.

Для правового государства характерны такие регулируемые законом взаимоотношения с гражданами, при которых государство, его органы, учреждения и должностные лица служат всему обществу, а не какой-либо его части, ответственны перед человеком и гражданином, рассматривают человека, его жизнь и здоровье, личную неприкосновенность и безопасность, другие права и свободы, честь и достоинство в качестве высшей ценности, обеспечивают их защиту от любого произвола, считают признание, соблюдение и защиту прав и свобод, чести и достоинства человека и гражданина главной обязанностью государственной власти. А граждане, в свою очередь, несут ответственность перед государством и обеспечивают защиту его интересов3.

Согласно Конституции, признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. В статье 18 Конституции говорится, что «права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Это один из актуальных в любом государстве принципов. Провозглашенные в Конституции демократические лозунги должны воплощаться в законодательстве4. Для того чтобы права и свободы человека и гражданина были непосредственно действующими, необходимо не только предусмотреть их в Конституции и иных нормативно-правовых актах, но и обеспечить механизм и способы защиты попранных прав.

Право лица на восстановление его нарушенного интереса, возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда гарантированно статьей 46 Конституции и может быть реализовано посредством предъявления исковых требований в суд.

Институт компенсации морального вреда является одним из основных способов защиты неимущественных прав человека. Моральный вред — это физические и нравственные страдания, причиненные субъекту в результате нарушения его прав и свобод. Сама идея возмещения морального вреда возникает уже в римском праве. Ставя на первый план материальные блага, римское право вместе с тем зорко следило за теми случаями, когда наносилась телесная или душевная рана римскому гражданину виновным лицом, не оставляя без кары второго и без удовлетворения первого5.

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистическом обществе возмещению вообще не подлежит. Это обосновывалось тем, что личность советского человека находится на столь недосягаемой высоте, что ее никак нельзя оценивать в денежном эквиваленте. Тем не менее в советском уголовно-процессуальном законодательстве понятие «моральный вред» было закреплено. Впервые термин «моральный вред» появился в 1961 г. в УПК РСФСР в качестве одного из оснований для признания лица потерпевшим от преступления: потерпевшим признавалось лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред6.

Постепенно, однако, и в общественном сознании, и в подходе законодателя к решению этого вопроса произошел перелом7. В ходе реформы российского законодательства, начавшейся в середине восьмидесятых годов, отечественный законодатель впервые включил в российское гражданское право как совокупность правовых норм, регулирующих однородные имущественные и связанные с ними неимущественные общественные отношения, институт морального вреда. Наиболее общей нормой, которая предусматривала возмещение морального вреда, стала статья 131 Основ гражданского законодательства СССР и республик 1991 г.8, которая была введена в действие в России с 3 августа 1992 г. В этой норме впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда и закрепить условия и способы его возмещения.

Само определение морального вреда в традиционном его понимании существенно отличается от понятия морали, сложившегося в социогуманитарных науках, в частности в философии. Под моралью понимают нравоучение, нравственное учение, правила для воли, совести человека9.

В философии под моралью (лат. moralis — нравственный, mores — нравы) понимается специфический тип регуляции отношений людей, направленный на их гуманизацию; совокупность принятых в том или ином социальном организме норм поведения, общения и взаимоотношений. Мораль выступает, как правило, в качестве «неписаного закона», реализуя свою регулятивную функцию в первую очередь посредством обыденного сознания. Все отношения людей, от интимных до «межконтинентальных», проникнуты ею, подвержены моральной оценке и с ее помощью проходят проверку на жизненную целесообразность10. Таким образом, мораль является одним из основных способов нормативной регуляции действий человека в обществе, особой формой общественного сознания и видом общественных отношений11.

Ученые, определяя нормы нравственного сознания, понимают здесь систему таких социальных норм, которые регулируют межличностное общение и поведение людей в целях обеспечения единства личных и коллективных интересов12. Структуру, специфику и составляющие нравственного сознания, его нормы и их динамику изучает отдельная философская дисциплина — этика.

Именно посредствам нравственности и морали определены основные общественные ценностные ориентиры. Человек в своих действиях в идеале руководствуется моральными принципами. И оценка его поведения и поступков другим человеком или обществом в целом происходит исходя из моральных и нравственных принципов и догм.

С точки зрения общей системы ценностей, сложившейся в современном обществе, право должно отвечать требованиям морали. Но далеко не всем и не всяким, а общепринятым, общечеловеческим, элементарным этическим требованиям, соответствующим основным началам христианской культуры, или культуры, однопорядковой с христианской, в том числе культуры буддизма, ислама13.

При глубоком взаимодействии морали и права, получивших жизнь от одного и того же социального прародителя и равным образом являющихся нормативно-ценностными регуляторами, необходимо видеть, что то и другое — это две самостоятельные, отличающиеся друг от друга, «суверенные» нормативные системы14.

Определение морали приводилось выше. Под правом же следует понимать правила поведения, исходящие, в отличие от морали, уже не от общества, а от государства15.

Интересное определение права дал И. Кант: «Право — это совокупность условий, при которых произвол одного (лица) совместим с произволом другого с точки зрения всеобщего закона свободы»16. Таким образом, право можно определить как норму свободы. Право, права индивида, следовательно, подразумевают свободу индивидов (свободу их воли) и связанную с этой свободой возможность (и необходимость) произвола, столкновение и коллизию различных произвольных действий17.

В литературе, исходя из множественности взглядов на право, называют следующие основные его признаки:

1) право — это система правил поведения людей, которая устанавливается или санкционируется государством;

2) в силу того что право имеет общеобязательный характер, его применение и реализация при необходимости обеспечивается государственным принуждением; для этих целей может быть использован специальный аппарат (полиция, суд, армия и др.);

3) право выражается в официальной форме (имеет свои источники, например, законы)18.

Остановимся подробнее на соотношении понятий «мораль» и «право», отметим взаимообусловленность, сходства и различия морально-этических и правовых норм.

Три характерные черты, отличающие мораль и право, наиболее существенны:

• мораль устремлена к той цели, чтобы идеалы справедливости, добра, иные моральные требования воздействовали на человека преимущественно изнутри, через его сознание и духовный мир при помощи стимулов сознания и общественного мнения. Право же — регулятор преимущественно внешний, он призван регламентировать людские поступки главным образом путем установления формально-определенных, писаных норм, содержащихся в законах, иных нормативно-обязательных документах, поддерживаемых властью19;

• мораль — это область «чистого» сознания, замкнутая на духовной жизни людей и не требующая обязательного внешнего, объективированного выражения (хотя закрепление моральных требований в известных документах, прежде всего религиозных писаниях, канонах, усиливает силу их воздействия). Мораль — это признанные, а не закрепленные в праве нормы20. Право — институционный регулятор; оно в развитом обществе выступает как писаное право, входящее в жизнь общества в виде объективированной реальности, устойчивой догмы, не зависящей от чьего-либо усмотрения (что является предпосылкой самой возможности стабилизирующего действия права, предпосылкой законности)21. Итак, правовые нормы, как правило, закреплены в нормативных актах государственных органов, в то время как моральные нормы содержатся в человеческом сознании и общественном мнении;

• содержание морали сосредоточено на долге, обязанностях, ответственности людей за свои поступки. Право же призвано в первую очередь «говорить о правах», оно сфокусировано на субъективных правах отдельных лиц, нацелено на то, чтобы определять и юридически обеспечивать статус субъектов, их юридические возможности и, следовательно, обусловленную правом свободу их поведения22.

Очевидно, что нормы права и нормы морали могут противоречить друг другу и вступать в конфликт. Так, некие аморальные поступки могут полностью соответствовать букве закона, равно как правомерные действия могут быть аморальны. Например, традиции кровной мести (газават) у народов Кавказа полностью совместимы с их моральными и нравственными устоями, но противоречат законодательным нормам. Супружеская измена является, очевидно, аморальным поступком, но не противоречит законодательным актам большинства цивилизованных стран.

Праву свойственно единство всех субъектов, при этом всеобщая обязательность правовой нормы возникает с момента вступления в силу нормативного акта. Моральные нормы обязательны не для всего общества, а лишь для отдельных социальных групп. Таким образом, различные социальные группы могут иметь разные понятия о морали и справедливости.

Каково содержание правового определения юридического термина «моральный вред»? Под вредом понимаются последствия всякого повреждения, порчи, убытка, вещественного или нравственного, всякое нарушение прав личности или собственности, законное и незаконное23.

В цивилистической литературе под вредом понимается «всякое умаление охраняемого правом блага, имущественного или неимущественного»24. Вред является социальным понятием, и его можно определить «как последствия посягательства на общественные отношения, как последствия нарушения охраняемых законом прав и интересов государства, организаций или граждан»25. Вред в гражданском праве — это изменение во благе, которое охраняется законом и может быть имущественным и неимущественным.

Под моральным вредом понимают ущерб неимущественного характера, нанесенный противоправными методами и выражающийся в причинении страданий (физических и нравственных), подрыве репутации, умалении личного достоинства26.

Авторы Постановления Пленума Верховного Совета Российской Федерации от 20 ноября 1994 г. № 10 понимают под моральным вредом нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна) либо нарушающими его личные неимущественные (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) или имущественные права гражданина27.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий28.

Содержание морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физических страданий) или переживаний (нравственных страданий). Содержанием переживаний может быть страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом смысле состояние. Любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия29.

Интересно, что такого термина, как «моральный вред», нет ни в дореволюционном российском праве, ни в аналогичных правовых институтах зарубежных стран. Гражданское законодательство дореволюционной России не содержало общих норм, предусматривавших возможность компенсации морального вреда. Компенсация за личное оскорбление могла быть взыскана в порядке гражданского судопроизводства, только если она косвенно отражалась на имущественных интересах потерпевшего30.

Известный адвокат начала XX в. С.А. Беляцкин в книге «Возмещение морального (нематериального) вреда»31 писал, что «в то время32 не только в университетах, но и в судебной практике господствовало твердое убеждение, что вознаграждению подлежит исключительно ущерб, нанесенный имущественной сфере. Какие бы нравственные муки ни причинены были потерпевшему, последний лишен был возможности предъявлять за это требования, коль скоро не затронуто его экономическое благополучие (и коль скоро он не вправе был домогаться присуждения денежной суммы, установленной специально, как вознаграждения за физическую боль)»33.

В России Гражданское уложение 1851 г. содержало ряд норм, по смыслу напоминавших современный институт морального вреда, однако без употребления подобного термина, — платеж за бесчестье и нанесение личной обиды, а также платеж за неправомерное осуждение и наказание по вине суда34.

В уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве дореволюционной России содержался относительный аналог этого правового института. Как отмечал известный русский ученый Г.Ф. Шершеневич, «закон наш, рядом с уголовным удовлетворением, предоставляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей»35. Дореволюционные российские правоведы, рассматривая личную обиду как возможное основание для предъявления требования о выплате денежной компенсации и понимая при этом под обидой действие, наносящее ущерб чести и достоинству человека, считали предъявление такого требования недопустимым36.

Видимо, в этом сказывался аристократический, «рыцарский» менталитет, свойственный российскому дворянству — сословию, из среды которого, как правило, пополнялся корпус дореволюционных российских юристов. Доминирующий подход к этому вопросу Г.Ф. Шершеневич выразил так: «Личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только оно не отражается косвенно на материальных интересах, например на кредите оскорбленного (т. X, ч. 1, ст. 670)... Разве какой-нибудь порядочный человек позволит себе воспользоваться ст. 670 для того, чтобы ценой собственного достоинства получить мнимое возмещение? Разве закон этот не стоит препятствием на пути укрепления в каждом человеке уважения к личности, поддерживая в малосостоятельных лицах, например лакеях при ресторанах, надежду "сорвать" некоторую сумму денег за поступки богатого купчика, которые должны были бы возбудить оскорбление нравственных чувств и заставить испытать именно нравственный вред. Отмена такого закона была бы крупным шагом вперед»37.

Иными словами, для российского дворянина было естественно отреагировать на оскорбление вызовом «к барьеру», но не требованием выплатить денежную компенсацию — подобный образ действий и мышления был допустим лишь для «подлого» сословия; напротив, требование дворянина о выплате денег за нанесенное ему оскорбление навсегда закрыло бы для него двери в приличное общество38.

После революции 1917 г. менталитет российского общества существенно изменился, но это не изменило отрицательного (хотя уже и по другим основаниям) отношения к возмещению в денежной форме морального вреда. Преобладающим оказалось мнение о недопустимости такого возмещения, а в связи с этим и гражданское законодательство послереволюционной России до 1990 г. не предусматривало ни самого понятия морального вреда, ни возможности его возмещения39.

Судебная практика в соответствии с господствовавшей доктриной отличалась стабильностью в этом вопросе, и суды неизменно отказывали в изредка предъявлявшихся исках о возмещении морального вреда в денежной форме. Сущность этой доктрины заключалась в том, что принцип возмещения морального вреда рассматривался как классово чуждый социалистическому правосознанию40.

В зарубежном же законодательстве сложилась следующая ситуация41. Накоплена обширная практика применения правовых институтов, аналогичных моральному вреду в российском праве. В наибольшей степени это относится к государствам с англосаксонской системой права (Англия, США, и другие государства). В Англии и США вместо термина «моральный вред», как правило, употребляется понятие «психический вред».

Для российского законодательства характерна разница в регулировании возмещения убытков, причиненных ответчиком ненадлежащим исполнением своих обязательств по договору и внедоговорных обязательств, вытекающих из причинения вреда неправомерными действиями, но в рамках исполнения обязательств из причинения вреда их правовое регулирование едино и не зависит от вида вины правонарушителя. Законодательство Англии и США устанавливает разные основания ответственности в зависимости от того, является ли причинение вреда умышленным или неосторожным. В случае причинения вреда по неосторожности предусматривается компенсационный характер возмещения вреда, а в случае умышленного причинения вреда — штрафной.

В английском праве вообще отсутствует разница между имущественным и неимущественным вредом в части оснований и порядка возмещения. Тем не менее, в англосаксонском праве существует много вариаций определения психического вреда: психический и психиатрический вред, нервный шок и обыкновенный шок. В частности, для признания психического вреда нервным шоком, необходимо, чтобы этот вред выразился в распознаваемом, т. е. в поддающемся диагностике, психическом расстройстве, а не в обыкновенном потрясении или негативных эмоциях страха, печали, горя42.

Компенсация морального вреда в законодательстве Германии регулируется Германским гражданским уложением и называется «денежной компенсацией за страдания». Вред делится на имущественный и неимущественный. Принцип ответственности за оба вида вреда один. Аналогом российского морального вреда в Германии является понятие «страдания» или «вред чувствам». Под страданиями, подлежащими компенсации, в германском праве понимаются и физические, и психические страдания. Из этого можно сделать вывод, что содержание «морального вреда» в российском праве и «страданий» в германском совпадают.

В германской судебной практике право на компенсацию страданий предусмотрено, в частности, при нарушении тайны переписки и записей конфиденциального характера, вмешательстве в частную жизнь лица путем несанкционированной фотосъемки, разглашении сведений о частной жизни лица, использовании имени лица в рекламных целях без его разрешения.

Законодательство Франции предусматривает обязанность возмещение вреда, причиненного противоправными виновными действиями. При этом оно не делает каких-либо различий в отношении возмещения имущественного и неимущественного вреда, хотя и в теории, и в судебной практике Франции подразделение вреда на имущественный и неимущественный существует.

Понятие морального вреда во французской судебной практике в общем случае не совпадает с одноименным понятием российского права. Во Франции существует понятие умаления неимущественных прав и благ, а в России моральный вред — страдания, причиненные умалением неимущественных, а иногда и имущественных прав и благ. Следовательно, французская судебная практика не ставит вопрос о компенсации вреда в прямую зависимость от наличия у потерпевшего страданий в связи с умалением его неимущественных благ.

Итак, судебная практика Франции применяет общий подход к возмещению имущественного и неимущественного вреда, и зачастую в решениях по иску о возмещении вреда даже не указывается, в какой части присужденная в качестве возмещения вреда сумма является возмещением имущественного вреда, а в какой — компенсацией неимущественного43.

Итак, во всех нормативно-правовых системах отсутствует термин «моральный вред», хотя присутствуют сходные по содержанию правовые институты.

В России терминология института морального вреда первоначально не была вполне продуманной. Так, один из первых российских законов, содержавший это понятие (Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990 г.44) определял моральный вред как «причиненные гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной более приемлемым для данного института, так как компенсация вреда, причиненного личности, способствует в той или иной степени сглаживанию неблагоприятных последствий причинения такого вреда. неимущественный ущерб». В этом же законе предусматривалось, что моральный вред «возмещается по решению суда средством массовой информации и виновными должностными лицами и гражданами. Размер возмещения морального (неимущественного) вреда в денежном выражении определяется судом.

Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 24.12.1992 №4214-145, содержали формулировку «моральный ущерб», причем подобное сочетание не встречается более нигде.

Неопределенность законодателя в вопросах терминологии выражается и в том, что вначале рассматриваемый институт назывался «возмещением» (ст. 131 Основ гражданского законодательства СССР и республик от 31.05.1991 №2211-146), в то время как теперь он носит название «компенсации» (ст. 151 Гражданского кодекса России47 и др.), что представляется более правильным и точным.

В сущности, понятия «возмещение» и «компенсация» синонимичны. Этимология слова «возмещение» по-разному трактуется учеными. Так, некоторые авторы считают, что исходным здесь является «месть», «мстить». М. Фасмер же полагает, что оно происходит от «место», «вместо»48. С.И. Ожегов определяет «возмещение» как замену чего-либо недостающего или утраченного, а «компенсацию» (от лат. compensatio — уравновешивать) как уравновешение чего-либо нарушенного49. Думается, что смысловое значение термина «возмещение» более широко и смысловой оттенок «компенсации» как уравновешения, а не восстановления, представляется Кроме того, в случае компенсации морального вреда возмещение утраченного блага в натуре, как при возмещении имущественного вреда, невозможно.

Можно попытаться понять позицию законодателя через толкование, например, ранее действовавшей нормы статьи 254 Кодекса Законов о Труде от 7.12.1971 г. «Дополнительные основания для прекращения трудового договора (контракта) некоторых категорий работников при определенных условиях»50, пункт 3 которой в качестве такового называет совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы. Интересно, что здесь под аморальностью проступка понимается, видимо, именно его противоречие сложившимся в обществе морально-этическим взглядам и оценкам, т. е. точка зрения законодателя совпадает с общефилософским пониманием морали.

Ныне действующее российское законодательство (ст. 151 Гражданского кодекса51) понимает под моральным вредом физические и нравственные страдания, перенесенные потерпевшим в результате правонарушения.

Определение содержания морального вреда как страданий означает, что действия причинителя вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом неблагоприятные изменения в охраняемых законом благах отражаются в сознании человека в форме негативных ощущений (физические страдания) или переживаний (нравственные страдания). Содержанием переживаний может быть страх, стыд, унижение или иное неблагоприятное в психологическом аспекте состояние. Очевидно, что любое неправомерное действие или бездействие может вызвать у потерпевшего нравственные страдания различной степени и лишить его полностью или частично психического благополучия52.

Легального законодательного определения нравственных страданий не содержит ни один нормативный акт. Пленум Верховного Суда в своем постановлении от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда»53 попытался раскрыть содержание нравственных страданий. Из постановления Пленума явно следует, что под нравственными страданиями суд понимает переживания.

Сложившаяся в России судебная практика применения этой правовой нормы выработала юридическое понимание этого термина. Во-первых, нравственные страдания — это некое нарушение психического благополучия и душевного равновесия (душевный дисбаланс) человека (личности). Во-вторых, под нравственными страданиями в смысле статьи 151 ГК РФ понимаются не просто переживания, обида, досада, а приобретенные в результате правонарушения изменения в психике пострадавшего от него человека.

Нравственность, как и мораль, относится к предмету изучения философии. Для понимания смысла, который вкладывает в это понятие отечественное право, необходимо определить традиционное, философское понимание нравственности. Нравственность представляет собой свод неписаных правил, определяющих благонравное поведение человека. Опирается на нравы, т. е. на добровольное соглашение людей, которые пытаются соотнести свои чувства, стремления и действия с жизненными установками других людей, с интересом и достоинством всего общества54.

Итак, нравственность — это совокупность норм поведения человека в каком-либо обществе, моральные качества человека55, а мораль — совокупность принципов и норм поведения людей по отношению друг к другу и к обществу, нравственность56.

Интересно то, что во всех изученных автором толковых, энциклопедических и философских словарях мораль и нравственность определяются как понятия идентичные, и, более того, в ряде словарей, открывая страницу на слове «нравственность», мы видим отсылку к морали: «См. Мораль», т. е. данные понятия фактически приравниваются друг к другу.

Однако вряд ли с этим можно согласиться. Очевидно, что нравственность и мораль — это разные, во многом противоречащие друг другу понятия. Нравственное может не совпадать с моральным, безнравственное может быть вполне моральным, аморальное в определенных случаях может отвечать самым высоким представлениям о нравственном законе. Ведь каждая социальная группа имеет свою, пусть не всегда строго или даже просто членораздельно сформулированную мораль. Так, свою собственную мораль имеют даже преступные сообщества и те, кто по долгу службы противостоит им. И нужно ли доказывать, что «воровская» и «прокурорская» морали исключают друг друга? Таким образом, одной морали противостоит какая-то другая, выражающая интересы другого класса, иной социальной группы.

Нравственность, в отличие от морали, абсолютна. Она не может выражать интересы какой-то ограниченной социальной группы (пусть даже этой группой будет самый прогрессивный социальный слой, класс), и даже какого-то народа в целом (пусть даже им будет великий советский народ). Нравственность, если пользоваться такими категориями, как «выражение интересов», «выражает интересы» человека вообще, безотносительно к его национальной, классовой, профессиональной или любой другой принадлежности. Интересы человечества в целом.

В статье 55 Конституции упоминается понятие «нравственность». Согласно части 3 указанной статьи, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Однако законодатель, упоминая о нравственности, не раскрывает сути этого понятия. Избегают трактовки нравственности и авторы многочисленных комментариев к Конституции и учебников по конституционному праву России57.

По смыслу законодательства (ст. 151 ГК РФ58) нравственные страдания являются составной частью морального вреда. Физические страдания также являются составной частью морального вреда (ст. 151 ГК РФ59).

Физический (органический) вред — это различного рода изменения в организме человека, которые препятствуют нормальному биологическому функционированию60. Физический (органический) вред — это вред материальный с естественнонаучной точки зрения и вместе с тем неимущественный. Физический вред является материальным, так как негативные изменения происходят в организме (т. е. в материальной сфере потерпевшего) под влиянием определенных внешних воздействий. Последствиями физического вреда могут стать негативные изменения нормального психического состояния человека и (или) негативные изменения в имущественной сфере личности. Негативные изменения в состоянии психического благополучия могут выражаться в обоего рода страданиях, как физическом, так и нравственном (моральный вред), а негативные изменения в имущественной сфере — в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией недостатков в организме потерпевшего и утрате дохода (имущественный вред). Следовательно, любой органический вред в целях его возмещения распадается на моральный и имущественный61.

Например, гражданин получает увечье в результате дорожно-транспортного происшествия. Само увечье, т. е. повреждение организма, представляет собой органический вред. Он вызывает физические страдания у потерпевшего в момент причинения увечья и в процессе последующего лечения. Осознание своей неполноценности, невозможность вести равноценную прежней жизнь, утрата работы заставляют его испытывать переживания, т. е. претерпевать нравственные страдания. В совокупности нравственные и физические страдания составляют моральный вред, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответствии со статьей 151 ГК компенсирован в денежной форме. Чтобы поддерживать свое существование и вести достойный образ жизни, потерпевший вынужден обращаться за платными услугами, так как состояние здоровья вынуждает его сделать это, и совершает иные связанные с этим состоянием расходы. Пользуясь терминологией статьи 15 ГК, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права на полноценную и достойную человека жизнь. Такие расходы составляют реальный ущерб потерпевшего. Теряя прежнюю работу, он утрачивает прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, если бы его здоровье не было нарушено. В целом он несет убытки, которые подлежат возмещению в полном объеме. Этот пример показывает, что органический вред можно возместить путем возмещения морального и имущественного вреда, вызванного повреждением организма62.

Моральный вред — это прежде всего страдания по поводу тех или иных ограничений. Эти ограничения, как правило, возникают вследствие воздействия на организм человека извне.

Моральный вред не заключает в себе никакого имущественного элемента, является страданием физическим и (или) нравственным. Если человеку нанесен моральный вред, то он испытывает неприятные эмоции, обиду, душевное волнение, и связывать данные чувства (страдания) с какими-либо экономическими убытками не обязательно. Безусловно, последствием морального вреда может стать и вред материальный, например, в результате глубоких внутренних нравственных страданий и (или) физических страданий человек не смог заниматься прежней деятельностью и понес убытки.

Моральный вред может стать результатом посягательства не только на идеальные, но и на имущественные блага в том случае, когда уничтоженное или поврежденное имущество имеет для потерпевшего особое значение, особую субъективную ценность (вещь, с которой связано дорогое воспоминание, портрет умершего родственника, семейные бумаги).

Возмещение физического вреда направлено на восстановление нормальных функций организма и устранение негативных внешних проявлений. Компенсация морального вреда направлена, прежде всего, на устранение или сглаживание переживаний, которые были вызваны причинением вреда организму человека63.

Конституция России (ст. 46) гарантирует каждому судебную защиту прав и свобод. Компенсация морального вреда, согласно гражданскому законодательству (ст. 12 ГК РФ64), — один из способов защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, представляющий собой гарантированную государством материально-правовую меру, посредством которой осуществляется добровольное или принудительное восстановление нарушенных (оспариваемых) личных неимущественных благ и прав65.

Возмещение органического вреда выражается, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, поэтому возникает вопрос о разграничении этих правовых институтов. Основная трудность такого разграничения состоит в единстве формы компенсации морального вреда и возмещения имущественного вреда, поскольку деньги являются универсальным имущественным эквивалентом, дающим возможность приобретения необходимых благ. Однако возмещение физического (органического) вреда направлено на устранение или ослабление самих дисфункций организма или их внешних проявлений, а компенсация морального вреда — на устранение или сглаживание переживаний и страданий, связанных с причинением вреда организму человека66.

Психическое благополучие личности следует считать особым благом, поэтому необходимо относить моральный вред к особой категории вреда, могущего существовать не самостоятельно, а лишь в качестве последствия причинения как неимущественного, так и имущественного вреда.

Анализ статьи 151 Гражданского кодекса позволяет говорить о том, что компенсация морального вреда применима лишь при нарушении прав граждан. Из этого, очевидно, следует, что юридическим лицам моральный вред компенсироваться не должен, так как он и не может быть им причинен. Это обусловлено тем, что, в силу своей природы, юридическое лицо не может испытывать нравственные и физические страдания. В этом единодушны и многие цивилисты: В.М. Жуйков67, А. Боннер68, Ю.К. Толстой69, Н.С. Малеин70, В.Т. Смирнов71 и др. Тем не менее, распространение, например, порочащей информации о некой организации — юридическом лице, позволяет претендовать на компенсацию морального вреда, но не организации как юридическому лицу, а отдельным физическим лицам, например, ее учредителям.

Моральный вред — физические и нравственные страдания, причиненные гражданину в результате нарушения его прав и свобод, как конституционных, так и не предусмотренных конституцией (закрепленных в иных нормативно-правовых актах). Причем претендовать на компенсацию морального вреда можно во всех случаях нарушения личных неимущественных прав или посягательств на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Что же касается компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав гражданина, такое возможно лишь в случаях, специально предусмотренных законом.

Согласно статье 46 Конституции, «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Таким образом, каждый человек имеет право на судебную защиту своих прав и связанных с ними разнообразных охраняемых законом интересов в судах, применяющих процедуру, рассчитанную на компетентное, быстрое и доступное разбирательство дела беспристрастными судьями (или судьей). Государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть компетентной, эффективной и справедливой72.

При этом Конституция, что с точки зрения автора, не вполне приемлема, поскольку никак не регламентирует способы восстановления попранных прав человека — компенсацию вреда, как материального, так и морального. Конституция провозглашена в качестве акта высшей юридической силы и, в отличие от всех прежних, является актом прямого действия. Ее нормами надлежит руководствоваться при рассмотрении конкретных дел в судах, в исполнительно-распорядительных органах и т. д.73 

Думается, что Конституция, исходя из своего основного предназначения, должна содержать не только перечень основных прав и свобод человека и гражданина и декларировать право каждого на судебную защиту прав и свобод в случае их нарушения, но и более подробно предусмотреть способы восстановления нарушенных прав. В статье 53 провозглашается право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. Иного упоминания вреда и его возмещения в Конституции не содержится. Было бы целесообразно закрепить в Основном законе понятия материального и морального вреда и право граждан на их компенсацию.

Кроме того, в Конституции вообще не упоминается понятие морали, нравственность же затрагивается вскользь, в контексте статьи 55, ее сущность Конституция не раскрывает. Исходя из смысла данной статьи, права и свободы человека ограничиваются в интересах нравственности и здоровья населения. Поэтому запрещаются, в частности, действия, направленные на возбуждение национальной, расовой и религиозной вражды. Нравственность и здоровье индивида и общества — это те основания, согласно которым использование прав и свобод отдельной личности не безгранично. Вместе с тем идеалы нравственности подвижны и воплощают взаимодействие устойчивых ценностей общества с новыми.

Итак, автор предлагает следующие определения понятий морали, нравственности и морального вреда.

Мораль — приемлемые для определенного круга лиц, социальной среды, слоя, класса нормы и правила поведения.

Нравственность — приемлемые нормы и правила поведения для всего общества.

Моральный вред — негативные последствия умаления прав человека, проявляющиеся в сфере эмоций и чувств и выражающиеся в физических страданиях и духовных переживаниях.

Конституция в ряде своих норм содержит основы защиты прав человека от морального вреда. Например, Конституция гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод, что, очевидно, предполагает право лица на восстановление его нарушенного интереса, возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда. В Конституции предусмотрено право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями органов государственной власти или их должностных лиц. Конституционно правовые основы защиты прав человека от морального вреда сводятся к тому, что, провозглашая гарантированность прав и свобод человека и гражданина и право каждого на судебную защиту прав и свобод, в случае их умаления Конституция фактически закрепляет основы или, выражаясь более точно, основания компенсации морального вреда. Претендовать на компенсацию вреда мы можем лишь в случае нарушения наших прав, а получить компенсацию можем, как правило, лишь посредством обращения в суд и вынесения по нашему вопросу (спору) судебного решения (причем в нашу пользу).

При этом Конституция не содержит определений ни вреда, ни морального вреда, ни таких важнейших понятий, как мораль и нравственность. Автор считает, что такие понятия было бы целесообразно закрепить в Конституции. Ведь возмещение вреда, материального и морального, является способом восстановления нарушенных прав и свобод человека. Декларируя право каждого на судебную защиту прав и свобод, хотя бы для придания структуре и механизму гарантированности законченного и до конца обдуманного и осмысленного вида, следовало бы закрепить в Конституции способы восстановления нарушенных прав и благ — компенсацию материального и морального вреда.

Мораль и нравственность, наравне с правом являются важными и основополагающими принципами жизни любого человека, важнейшими основами функционирования современного общества, правового государства. Причем нормы права закреплены в нормативно-правовых актах, а нормы морали и нравственности нигде не закреплены и имеют в большинстве своем неписаный характер. Легального законодательного определения нравственности, морали, нравственных страданий не содержит ни один нормативный акт.

Автор считает, что в Конституции следовало бы дать понятие морали и нравственности, поскольку разные люди вкладывают в данные термины разный смысл. Даже косвенное упоминание нравственности в Конституции обязывает законодателя дать общеправовое определение данному термину, как хотя бы, например, предложенное выше авторское определение. Ведь в философских словарях мораль приравнивается к нравственности, что, на взгляд автора, неверно. Думается, что и законодатель, говоря в статье 55 Конституции о возможности ограничения прав и свобод федеральным законодательством лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты, в том числе основ нравственности, имел в виду нравственность в смысле общепризнанных всем социумом норм и правил, а не какие-то нормы и правила поведения отдельных социальных групп.

1 Баренбойм П.Д., Гаджиев Г.А., Лафитский В.И., Мау В.А. Конституционная экономика: Учебник для юридических и экономических высших учебных вузов. — М.: Юстицинформ, 2006. — С. 305.

2 Конституционное право России / Под ред. А.Н. Кокотова, М.И. Кукушкина. — М.: Юристъ, 2004. — С. 140.

3 Конституционное право России: Учебник / Под ред. Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина. — М.: Юристъ, 2004. — С. 62.

4 Авакьян С.А. Конституционное право России. Т. 1. — М.: Юристъ, 2006. — С. 509.

5 Беляцкин С.А. Возмещение морального (нематериального) вреда. — М.: Городец, 2005 (первоначально издано СПб.: Право, 1913) — С. 22.

6 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР // Ведомости ВС РСФСР. — 1960. — № 40. — Ст. 592.

7 Гражданское право, часть первая. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М.: Проспект, 1998. — С. 313.

8 Основы гражданского законодательства СССР и республик от 31.05.1991 г. № 2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. — 1991. — № 26. — Ст. 733.

9 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 2. — М.: Русский язык, 2002. — С. 345.

10 Всемирная энциклопедия. Философия / Под ред. А.А. Грицанова. — М.: АСТ. Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. — С. 657.

11 Современный философский словарь / Под ред. В.Е. Кемерова. — Москва, Бишкек, Екатеринбург: Одиссей, 1996. — С. 304.  

12 Спиркин А.Г. Основы философии. — М.: Политиздат, 1988. — С. 32.

13 Алексеев С.С. Философия права. — М.: Норма, 1998. — С. 56.

14 Там же. — С. 57.

15 Комаров С.А. Общая теория государства и права. — М.: Юрайт, 1997. — С. 38.

16 Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 1. — С. 274.

17 Права человека: Учебник для вузов / Под ред. Е.А. Лукашева. — М.: Норма, 2004. — С. 73.

18 Всемирная энциклопедия. Философия / Под ред. А.А. Грицанова. — М.: АСТ, Мн.: Харвест, Современный литератор, 2001. — С. 816.

19 Алексеев С.С. Философия права. — М.: Норма, 1998. — С. 58.

20 Гуревич П.С. Философский словарь. — М.: Олимп, 1997. — С. 160.

21 Алексеев С.С. Указ. соч. — С. 58.

22 Там же. — С. 59.

23 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т. 1. — М.: Русский язык, 2002. — С. 260.

24 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах. — Л., 1983. — С. 17.

25 Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. — М., 1965. — С. 5.

26 Барихин А.Б. Экономика и право. Энциклопедический словарь. — М.: Книжный мир, 2000. — С. 422.

27 Постановление Пленума ВС РФ от 20.11.94г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Российская газета. — 1995. — № 29.

28 Там же.

29 Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. — М.: БЕК, 2000. — С. 5.

30 Там же. — С. 40.

31 Беляцкин С.А. Возмещение морального (нематериального) вреда. — М.: Городец, 2005 (первоначально издано СПб.: Право, 1913). — С. 13.

32 Имеется в виду середина XIX в.

33 Беляцкин С.А. Указ. соч. — С. 34—37.

34 Там же.

35 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). — М.: 1995, — С. 402.

36 Эрделевский А.М. Указ. соч. — С. 41.

37 Шершеневич Г.Ф. Указ. соч. — С. 402.

38 Там же. — С. 41.

39 Там же.

40 Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. — 1927. — № 47. — С. 1465.

41 Подробнее см.: Эрделевский А.М. Указ. соч. — С. 5—10.

42 Там же.

43 Там же.

44 Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» // Свод законов СССР. — Т. 1. — 1990.

45 Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием или иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей от 24.12.1992 №4214-1 // Российская газета. —1992. — № 16.

46 Основы гражданского законодательства СССР и республик от 31.05.1991 №2211-1 // Ведомости СНД и ВС СССР. —1991. — № 26. — Ст. 733.

47 Гражданский кодекс (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51- ФЗ // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

48 Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — СПб.: Азбука, 1996.

49 Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М.: БСЭ, 1973.

50 Кодекса Законов о труде от 7.12.1971г. // Ведомости ВС РСФСР. — 1971. — № 50. — Ст. 1007.

51 Гражданский кодекс (часть первая) от 30.11.1994г. № 51- ФЗ // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

52 Эрделевский А.М. Указ. соч. — С. 7

53 Постановление Пленума ВС РФ от 20.11.94г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Российская газета. —1995. — № 29.

54 Гуревич П.С. Философский словарь. — М.: Олимп, 1997.— С. 185.

55 Словарь русского языка: в 4-х томах. Т. 2 / Под ред. А.П. Евгеньевой. — М.: Русский язык, 1981. — С. 513.

56 Словарь русского языка: в 4-х томах. Т. 2 / Под ред. А.П. Евгеньевой. — М.: Русский язык, 1981. — С. 298.

57 См., например: Комментарий к Конституции России / Под ред. Л.А. Окунькова и др. — М.: Юристъ, 2006; Конституция России. Научно-практический комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. — М.: Юристъ, 2003; Конституционное право России: Учебник / Под ред. Е.И. Козловой, О.Е. Кутафина. — М: Юристъ, 2004; Конституционное право России / Под ред. А.Н. Кокотова, М.И. Кукушкина. — М.: Юристъ, 2004.

58 Гражданский кодекс России (часть первая) от 30.11.1994г. № 51- ФЗ // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

59 Там же.

60 Эрделевский А.М. Указ. соч. — С. 9.

61 Там же.

62 Там же. — С. 4.

63 Там же. — С. 7

64 Гражданский кодекс России (часть первая) от 30.11.1994г. № 51- ФЗ // СЗ РФ. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

65 Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред. — СПб., 2002. — С. 122.

66 Эрделевский А.М. Указ. соч. — С. 18.

67 Жуйков В.М. Возмещение морального вреда. Комментарий российского законодательства. Вып. 1. — М., 1995. — С. 53.

68 Боннер А. Можно ли причинить моральный вред юридическому лицу? // Российская юстиция. — 1996. — № 6. — С. 44—48, 52.

69 Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. — СПб.: ТЕИС, 1996. — С. 281.

70 Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. — 1993. — № 3. — С. 32—39.

71 Смирнов В.Т. Обязательства из причинения вреда // Правоведение. — 1992. — № 2. — С. 25.

72 Комментарий к Конституции РФ / Под ред. Л.А. Окунькова и др. — М.: Юристъ, 2006. — С. 356.

73 Конституционное право России / Под ред. А.Н. Кокотова, М.И. Кукушкина. — М.: Юристъ, 2004. — С. 53.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

57606. Про що можна довідатися з сімейного фотоальбому. Родинне дерево 167 KB
  Мета: розкрити зміст науки генеалогія значення поняття родинне дерево; розвивати вміння роботи з фото джерелами створювати родинне дерево та визначити їх роль у роботі дослідників...
57608. Возникновение Запорожской Сечи 120 KB
  Уметь доказать что казачество явление мировой истории. Воспитать в себе чувство гордости за свой народ породивший такую силу как казачество. Казачество как явление мировой истории. Домашнее задание: Подобрать материал доказывающий что казачество мировое явление.
57609. Передумови та початок національно-визвольної війни українського народу в середині XVII ст 288 KB
  Мета: з’ясувати передумови причини та характер війни; розкрити роль Богдана Хмельницького в підготовці та початку національновизвольної війни; розвивати вміння учнів аналізувати історичні джерела працювати над вивченням історичних подій за алгоритмом працювати самостійно з довідковою літературою...
57610. Війна радянської Росії з УНР і проголошення незалежності Української Народної Республіки 40 KB
  Очикувані результати: після уроку учні аналізуватимуть події кінця 1917 – початку 1918 рр.; дізнаються про плани більшовиків щодо долі України; за допомогою історичної карти зможуть відтворити хід першої ра дянсько–української війни...
57611. Історія як навчальний предмет і наука 569 KB
  Мета: створити початкове уявлення про історію як навчальний предмет і науку; зацікавити новим навчальним предметом; ознайомити школярів з видатними вченимиісторіками України...
57612. Україна в роки правління гетьмана Івана Виговського 76 KB
  Хмельницького визначити основні засади внутрішньої і зовнішньої політики гетьмана Івана Виговського; розвивати в учнів уміння працювати з картою аналізувати текстові та візуальні історичні джерела і на основі їх робити певні висновки...
57613. Велика Вітчизняна війна (1941-1945 рр.) – складова Другої світової війни 54.5 KB
  Мета: познайомити учнів з подіями Великої Вітчизняної війни політикою загарбників на окупованих українських територіях діяльністю руху Опору на території України; вдосконалювати навички роботи з картою...
57614. ВЕРБАЛІЗАЦІЯ СТРАХУ В СУЧАСНІЙ АНГЛІЙСЬКІЙ МОВІ 322.5 KB
  Мовні засоби вираження емоції страху, а також об’єкти, які викликають у людини цю емоцію. Новизна та вибір предмета дослідження обумовлюються відсутністю детального аналізу мовних засобів, які використовуються автором у художньому тексті для вираження мовлення персонажів, які перебувають у стані страху.