72218

СТАНОВЛЕНИЕ ВЕЛИКОРУССКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ ХIV – ХVI вв

Лекция

История и СИД

За экономическим объединением следовало политическое: обострялись противоречия между феодальной знатью и бюргерами социальной опорой центральной власти стремящейся ликвидировать феодальные привилегии этой знати и объединить раздробленное социально-политическое пространство в единое государство.

Русский

2014-11-19

340.5 KB

0 чел.

50

PAGE  52

Лекция доц. Мосуновой Т.Г.

СТАНОВЛЕНИЕ  ВЕЛИКОРУССКОЙ  ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

ХIV – ХVI вв.

Предпосылки и особенности процесса государственной централизации. 

2. «Полоса выбора»: определение лидера объединительного процесса (середина ХШ – середина ХV вв.).

    3. Завершающий этап политического объединения. Формирование                            централизованного российского государства.

4. Роль русской православной церкви в становлении и укреплении российской государственности.

Альтернативы социально-политического развития России в ХVI в. Выбор пути при  Иване Грозном: Избранная рада или опричнина.

I.

Предпосылки и особенности процесса государственной централизации.

    После периода феодальной раздробленности на Руси наступает время формирования единого  Московского (Российского) государства. Образование централизованных государств – процесс закономерный в мировой истории,  длительный, сложный, альтернативный и протекающий своеобразно в каждом отдельном случае.

    Превращение Руси в Россию растянулось на два столетия  (Х1V - ХV вв.)  и проходило в условиях зависимости Руси от Орды. В 1242 г. хан Батый впервые потребовал с русских земель дани. В Сарай, а потом в Каракорум двинулись первые русские князья с «подарками». Так началась эпоха, названная в традиционной историографии  «монголо-татарским игом». Это понятие образует в нашем сознании историческую грань. Оно определяет деление ранней русской истории на два периода: время Древней (Киевской) Руси – уже прошедшее, и – виднеющуюся на горизонте – эпоху Московской Руси и Великороссии. Вторая половина ХШ в. представляется как бы переходным периодом. Советский историк Черепнин Л.В. на основе фундаментального исследования сделал вывод, что процесс  образования централизованного государства на Руси начался в конце ХШ в. и отчетливо проявился к началу Х1V в. Решающей  гранью этого процесса являются 80-е годы ХV в. Если до этого для Руси была характерна  политическая раздробленность, в условиях которой происходило постепенное объединение русских земель и нарастали предпосылки для создания централизованного государственного аппарата, то для периода, наступившего  с 80-х годов ХV в., имеются все основания  говорить о Русском централизованном государстве.1

    В середине 1990-х гг. на страницах журнала «Родина» развернулась дискуссия, в ходе которой среди прочих вопросов обсуждался вопрос о терминологии, употребляемой при характеристике Российского государства. 2  Историки разводят понятия  «централизованное» и «единое» государство, имея в виду  «недоцентрализацию»  Русского государства в ХV в. При этом одни доказывают условность термина «Русское централизованное государство» ( Ю.В.Кривошеев). Другие считают, что данный термин вполне  соответсвует политическим реалиям конца ХV-ХV1 вв.  (Д. Володихин). В целом  заслуживает внимания следующий подход к данной  проблеме.

   Политическая централизация и объединение отдельных  феодальных владений в единое государство – это два взаимосвязанных, но полностью не совпадающих процесса. Подчинение большой территории одному монарху или объединение нескольких ранее  самостоятельных  государств нельзя считать достаточными  признаками централизации. Централизованным можно назвать только такое государство, в котором существуют законы, признаваемые во всех его частях, и аппарат управления, обеспечивающий исполнение этих законов, реализующий политические решения, принятые в одном центре. Все звенья такого аппарата действуют согласованно, все государственные чиновники несут ответственность перед начальством или монархом и могут осуществлять свои полномочия только в пределах, очерченных вышестоящей властью. Правитель централизованного (или находящегося в процессе централизации) государства не просто берет под свою руку новые земли, но и включает их в систему правовых отношений, сложившихся (или складывающихся) в более давних его владениях.

    Централизация требует качественных преобразований, затрагивающих духовные и материальные интересы людей, и поэтому нуждается в общепонятной и общепризнанной  объединительной идее. В большинстве случаев обоснованием централизации становится идея национальной общности. Поэтому на смену феодальной (удельной) раздробленности обычно приходит именно национальное государство. Национальный характер централизованного государства предполагает не полную этническую однородность подданных (которой в средние века не было нигде ни в Западной, ни в Восточной Европе), а объективно существующую и субъективно признаваемую общность языка, культуры, религии населения.

  Объединение земель, осознающих свою культурно-этническую и религиозную общность, связанных совпадающими хозяйственными и политическими интересами, - это только предпосылки процесса централизации, которая может реализоваться отчасти или не реализоваться вовсе. Таким образом, к процессу образования централизованных государств приводит совокупность экономических, социальных, политических (внутренних и внешних) и духовных  предпосылок.

    Мировой исторический процесс обозначил  два пути  централизации и образования единых национальных государств. Первый путь характеризуется тем, что параллельно происходят процессы политического и экономического объединения. В странах Западной Европы ликвидация феодальной раздробленности была началом перехода к капитализму. Сначала происходило экономическое объединение: устанавливались экономические связи между частями будущего государства, стягивая страну в единое экономическое целое, складывался единый рынок. За экономическим объединением следовало политическое: обострялись  противоречия между феодальной знатью и бюргерами, социальной опорой центральной власти, стремящейся ликвидировать феодальные привилегии этой знати и объединить раздробленное социально-политическое пространство в единое государство. Так как торговлей и товарным производством занималась буржуазия (бюргеры), то и в основе формирования централизованных государств лежало развитие буржуазных отношений. Второй путь характеризуется тем, что вначале происходит объединение политическое, а затем экономическое.

    Существуют разные точки зрения по вопросу о предпосылках образования Московского государства. Одни историки считают, что процесс централизации в России был таким же, как в странах Западной Европы – уже в Х1V в. в русских землях  появились такие признаки раннебуржуазных отношений, как развитие ремесла, торговли и рынка.  Однако большинство отечественных историков  придерживается мнения о том, что в России преобладающее влияние имели социально-политические и духовные  факторы. Политические процессы опережали экономические. Воздействовали и социально-экономические факторы, но иные, чем в Западной Европе. В России в это время городской буржуазии еще не было, всероссийский рынок начал складываться только в ХVП в.  Основной социальной опорой московских князей в ходе объединения выступало служилое сословие (помещики). Поэтому процесс образования Московского государства происходил не на буржуазной, а   на феодальной основе и  сопровождался дальнейшим закрепощением крестьян и жесткой регламентацией жизнедеятельности всех других сословий  (А.А. Горский, М.М. Горинов,  А.А.Данилов и др.).

    Социально-экономические предпосылки. В начале Х1V в. Русь начинает преодолевать кризис, вызванный монголо-татарским нашествием, а к концу столетия  возрождает  свой экономический потенциал. Восстанавливаются города.  Причем наблюдается рост городов, не игравших в домонгольский период серьезной роли (Москва, Тверь, Кострома, Нижний Новгород). Активно  строятся крепости, возобновляется возведение каменных храмов, прерванное на полвека  после Батыева нашествия (Николо-Липенская церковь близ Новгорода, 1292; Успенский собор Ивана Калиты, 1326 г.). Х1V век отмечен развитием ремесла. Получили распространение водяные  колеса и водяные  мельницы, пергамен стал вытесняться бумагой, увеличился размер железных деталей сохи. Распространяется солеварение в районах Старой Руссы, Соли Галицкой, Костромы и др. Развивается массивное литье (колокольное производство), возникают меднолитейные мастерские для художественного литья, возрождается искусство скани и выямчатой эмали. К 1382 г. относится первое упоминание о русской  артиллерии - «тюфяках».

   Однако, города не стали экономическими центрами объединения Руси – слишком слабо были развиты товарно-денежные отношения. В своей монографии Л.В. Черепнин показывает, что внутренняя и внешняя торговля на протяжении Х1V-ХV вв. постоянно росла. Иностранцев поражало изобилие на московских рынках, где, в частности, мясо продавалось не на вес, а на глаз. Однако оппоненты историка замечают, что  показателем развития средневековой экономики является не просто торговля, а торговля ремесленными изделиями, изначально предназначенными к продаже. В Европе именно такой тип торговли привел к глубинным социально-политическим изменениям. Объединившись в цеха,  создав с мелкими феодалами сословно-представительные учреждения и  добиваясь своих прав,   горожане изначально ограничивали власть монарха.

      Подобной торговли в северо-восточных княжествах не было. Русские торговцы и ремесленники отличались по своему статусу от европейцев: большинство  находилась в личной зависимости от феодалов. В России не было цехов и гильдий. Во главе городов стояли администраторы, назначаемые князем (царем). Увеличение власти феодалов в городах проявлялось в частности в том, что в противоположность «черному» посаду, т.е. части города, населенной свободными горожанами, рос «беломестный» посад – феодальные владения в городах. Горожане добровольно «закладывались» на феодалов, чтобы не платить разорительные подати. Археологические данные свидетельствуют, что в Х1V – ХV вв. в северо-восточных и северо-западных землях ремесленные мастерские  располагались в большинстве на территориях богатых феодальных усадеб. Если  князь, бояре, монастыри  и продавали ремесленные изделия, то это никак не способствовало движению в сторону создания предпосылок буржуазного общества.

     Еще в конце Х1Х в. П.Милюков выдвинул тезис об искусственности северо-восточных городов с европейской точки зрения: «раньше, чем город стал нужен населению, он понадобился правительству». Летописи сообщают о большом количестве городов, так как городом на Руси называли любое укрепленное поселение. Главный  признак города – крепостная стена, а не характер общественной жизни населения. В настоящее время археологическим признаком города считается торгово-ремесленный посад. А посады для  Северо-Восточной Руси не были характерны. Вплоть до ХV1 в. там преобладали небольшие, но сильно укрепленные крепости – административные и хозяйственные центры княжеств. Торгово-ремесленное население этих городов было крайне незначительно. Большинство городов насчитывало менее  одной тысячи дворов, хотя были и «мегаполисы»:   Псков -  6500 дворов (30-35 тыс. чел.),  Новгород - 5300 дворов (30 тыс. чел.),  Ярославль, Владимир, Рязань, Нижний Новгород  - 1500-1000 (данные первой половины ХV1 в.). Великие князья проявляли заинтересованность в росте посадского населения главным образом потому, что ремесленные изделия – важнейший источник дани Золотой Орде.3

    Таким образом, на Руси  важнее оказалась роль городов как стратегических центров: пунктов обороны и развертывания сил для боевых действий. В этом – одна из особенностей русской цивилизации.

     В сельском хозяйстве, основной отрасли производства, происходили  следующие изменения:  подсека  вытесняется полевой пашней, распространяется трехполье, наряду с хлебными злаками растет производство технических культур, увеличивается количество домашних животных, а значит, и внесение органических удобрений на поля. Но рост производства обеспечивался главным образом  за счет экстенсивных методов ведения хозяйства – освоение  под пашню лесов  Северо-Восточной Руси. Этому   способствовало и ухудшение погодных условий, т.к.  с Х1V в. началось похолодание в регионе.   В итоге строительство новых деревень,  развитие в них промыслов4, заметный демографический подъем становятся  скрытым от поверхностного взгляда основанием для прогресса страны, предпосылкой ее политической консолидации.

    Одним из главных социально-экономических факторов объединения явился рост служилого сословия и феодального землевладения. На Руси существовали следующие виды землевладения:   вотчина, церковно-приходские владения (источники – великокняжеские пожалования, вклады, покупки, захват), черносошные земли (верховный собственник – великий князь, но черносошные крестьяне могли продавать, менять, завещать землю с условием, что новый владелец будет платить подати в пользу государства), поместья.                   Наряду с княжескими и боярскими вотчинами, которые передавались по наследству на праве полной собственности и считались гарантией свободного выбора сюзерена землевладельцем, при Иване I Калите (1325-1345 гг.) началось зарождение поместной системы и формирование дворянства. Слуги князя «испомещались» на земле (отсюда название помещики), т.е. получали землю    за военную и административную службу великому князю, жили и вооружались за счет доходов от поместий.

    На протяжении ХIV в.  бояре продолжали оставаться главной военно-политической  силой  князей. Основным источником развития боярских вотчин являлись княжеские пожалования земли с крестьянами, что делало бояр более зависимыми от князя, чем в киевский период. Дефицит пахотных земель ограничивал формирование боярского сословия и, следовательно, ослаблял  позиции князей, прежде всего военные. Во второй половине ХV в.,  благодаря расширению ареала пахотных земель, начался стремительный рост численности служилого дворянства. Власть сделала ставку на этот слой служилых людей, и он  стал основой усиления военного потенциала московских великих князей, залогом успеха их объединительной политики.

    В целом, основные тенденции развития феодального землевладения на протяжении ХIV – ХV вв. таковы: дробление и сокращение вотчинного, рост поместного и  церковно-приходского землевладения,  сокращение черносошных земель за счет их расхищения и передачи в частное владение дворянству и монастырям.

    Социально-политические предпосылки объединительного процесса  состоят в следующем. Князьям, заинтересованным в укреплении своих военно-служилых сил, становилось тесно в рамках небольших княжеств (а их в системе Владимирского княжения в начале XIV в. – апогей раздробленности - насчитывалось более десяти). В результате обострялись противоречия между князьями, которых поддерживали свои боярские группировки. Это привело к борьбе за расширение владений одних за счет других, за  ярлык  и роль лидера в регионе. Следует отметить  полицентризм на начальном этапе борьбы за лидерство.

     Великое княжение Владимирское, значение которого было фактически восстановлено татарами, представляло собой готовый институт власти для будущего единого государства. Великий князь Владимирский, являясь верховным правителем всей Северо-Восточной Руси, включая Новгород Великий, получив ярлык, практически оставался правителем только в своем княжестве и не переезжал во Владимир. Но великое княжение давало ему ряд преимуществ: князь распоряжался землями, входившими в состав великокняжеского домена, и мог раздавать их своим слугам, он контролировал сбор дани, как «старейший» представлял Русь в Орде. Вот почему князья отдельных земель вели ожесточенную борьбу за ярлык на великое княжение.

    Православная церковь  как сила, сохранявшая культурную и национальную целостность Руси, также была заинтересована в объединении земель.  В 1299 г. митрополит Максим перенес свою резиденцию из Киева во Владимир. Это повысило роль Владимиро-Суздальского княжества, выдвинуло его в ряд с более сильными Тверским и Рязанским княжествами. Стремление сохранить и упрочить единую церковную организацию, ликвидировать угрозу ее позициям как со стороны католического Запада, так и с Востока (после принятия Ордой в 1313 г. ислама как государственной религии) – все это заставляло церковь поддерживать того князя, который будет способен объединить Русь.

     Основной внешнеполитической предпосылкой слияния раздробленных земель являлась насущная задача освобождения страны  из-под власти Орды. Кроме того, большую роль сыграло противостояние Северо-Восточных княжеств с Великим  княжеством Литовским, также претендовавшим на роль собирателя русских земель, более того успешно объединившим юго-западные русские земли в течение Х1У столетия.

    Культурные и духовные предпосылки также способствовали объединению. В условиях раздробленности русские люди сохранили общий язык, правовые нормы, а главное -  православную веру. На православие опиралось развивающееся самосознание, которое особенно активно стало проявляться с середины ХV в., что ускорило процесс становления  Российского государства. В 1453 г.  Константинополь  пал, и  центр православия  оказался в руках турок. Это вызвало чувство «духовного одиночества» у русских людей. Усилилась их тяга к единству, стремление подчиниться власти самого сильного князя, в котором видели заступника перед Богом, защитника земли и православной веры. Умонастроение народа необычайно подняло авторитет Великого князя Московского, укрепило его власть и позволило завершить создание единого государства.

П.

«Полоса выбора»: определение лидера объединительного процесса (середина ХШ – середина ХУ вв.). Начальные этапы объединения.

    Объединение территорий ранее независимых земель-княжеств в одно Московское царство, которое к середине ХV1 в. возглавлял уже «государь всея Руси», растянулось  более чем  на 200 лет. События политической истории этого длительного процесса современные исследователи делят на три этапа: первый - конец ХШ в. – середина Х1V в.; второй - середина Х1V – середина ХV вв.;  завершающий – середина  ХV в. – начало ХV1 в. Данная периодизация в большей степени учитывает альтернативность объединительного процесса, чем предыдущая.5 Объединение земель под властью Москвы не было предопределено заранее. У Московского княжества были конкуренты в деле собирания всех русских земель.  Вплоть до середины ХV в. существовали различные  претенденты на роль лидера объединительного процесса как в общерусском масштабе (Литовско-Русское княжество и Великое княжество Владимирское), так и в масштабе  Северо-Восточной  Руси (Тверь, Нижний Новгород,  Москва, Суздаль, Галич).

       В ХШ-ХV вв. существовала тесная взаимосвязь между процессом объединения русских земель и борьбой за их освобождение от Орды. На начальном этапе собирания земель  вопрос  взаимоотношений с Ордой во Владимирском княжестве на государственном уровне решался в пользу подчинения ханам, тогда как  центром антиордынской борьбы становится  Великое княжество Литовское и Русское.  В 40-е годы ХШ в., когда Великороссия попала под монгольское владычество, на окраине Киевской Руси возникло новое государство – Литовское княжество, позже трансформировавшееся в  Литовско-Русское. Оно  не было данником Золотой  Орды.  Создателем державы был литовский князь Миндовг, который  объединил земли проживания коренных литовцев (Аукшайтию) и территории бывшей Киевской Руси в бассейне  Верхнего Немана (Черной Руси). Формирование княжества Литовского было ускорено необходимостью борьбы с вторжением крестоносцев, укрепившимся в Прибалтике в начале ХШ в., и  Золотой Орды.  В  Х1V в. при князе Гедимине (1315-1341) и его сыне Ольгерде (1345-1377) в состав  Литвы вошли следующие русские земли:  Полоцкая, Турово-Пинская, Волынская, Витебская, Киевская, Переяславская, Подольская, Смоленская, Чернигово-Северская.  В 60-е гг. границы Литовской Руси были значительно расширены до устья Днестра и Днепра  в результате походов Ольгерда и разгрома татар на реке Синие Воды в 1363 г. Таким образом, в результате объединения Литвы и Западной Руси сложилось  балто-славянское государство. Оно в период своего расцвета  занимало огромную территорию от Балтики до Черного моря  и от границ  Польши и Венгрии до Подмосковья. Древнерусские земли составляли основную часть территории этого нового европейского государства,    и население в нем на три четверти было русским и православным. Слово «Русь» уже в ХШ в. присутствовало в титуле правителей державы.

    В исторической литературе существуют различные взгляды на вопрос, кто был инициатором  создания такого государства. Долгие годы в официальной историографии трактовалось  образование Великого княжества Литовского  как результат захвата литовцами славянских земель и рассматривалось оно как враждебное России.  Традиционная историография хоть и признает полицентризм, характерный для начального этапа борьбы за единство и освобождение, но не за рамками Северо-Восточной Руси. Выводы о мессианской роли  данного региона вообще и Москвы в частности были господствующими. Московские князья оценивались исключительно как собиратели, а литовские – как завоеватели. Правда  отдельные попытки оправдать  политику литовских князей  встречались  уже в дореволюционной литературе, затем   в советской (например, в 1960-е  исследования  И.Б.Грекова). Современные ученые отказываются от одностороннего подхода к проблеме. Достаточно аргументированным является подход тех историков, которые считают, что    возникновение данного государства  явилось результатом соглашения между литовской и  восточнославянской знатью. 6

    Союз литовской знати, восточнославянского боярства и горожан позволил не только остановить продвижение немецких рыцарей на Восток и Орды на Запад, но и освободить в будущем большую часть русских земель от татарского ига. Стремление литовских князей расширить свои владения объективно отвечало реальному стремлению восточнославянских земель к объединению. В данном регионе литовские князья взяли на себя функцию, которую в других частях Руси выполняли Рюриковичи. Осуществление этой объединительной программы в широких масштабах связано с именем князя Гедимина. Именно при этом князе  Великое княжество Литовское и Русское стало  центром антиордынской борьбы.

    В целом расширение Великого княжества Литовского и Русского проходило относительно мирно, поскольку условия присоединения  земель к этому государству в основном удовлетворяли наиболее влиятельные круги местного населения: боярство, горожан, церковь. Сложившись  в результате компромисса  как федерация, Великое княжество предлагало своим новым подданным гарантию сохранения «старины», т.е. прежних форм собственности, местного уклада, политических прав населения. В русских городах продолжали действовать старинные традиционные нормы самоуправления,  во многих западнорусских землях вплоть до ХV в. решающий голос в политических вопросах сохранялось за вече. Во многих из этих земель продолжали править потомки Ярослава Мудрого, в иных престол перешел к литовским князьям; и те и другие  были подвластны великому князю. Местное население платило дань  литовскому великому князю, было обязано участвовать в ополчении в случае ведения военных действий Литвой. Жители говорили на наречиях, которые дали начало украинскому и белорусскому языкам. В официальных документах использовался несколько изменившийся  с киевских времен древнерусский язык, ставший государственным. В русских землях сохранялось православие. Князья Х1V в. – Гедимин,  Ольгерд,  их ближайшие родственники  - были православными, но не порывали с древней языческой верой балтийских племен и умело балансировали между восточным и западным христианством. В целом  для Литовско-Русского государства  характерной  была религиозная и национальная терпимость. Даже в княжеской столице, Вильнюсе, в конце ХV в. православные составляли примерно половину населения. До конца Х1V в. правомерно говорить о тенденции обрусения социальной верхушки литовцев.            Ситуация  постепенно стала меняться  в ХV в., после того как в 1385 г. на съезде польских и литовских феодалов было принято соглашение о династическом союзе.  Польшу и Литву  сближала угроза со стороны Ордена.  Польско-Литовская (Кревская) уния предполагала брак князя Ягайло (1377-1392)  с наследницей польского престола, принятие им титула короля при сохранении  раздельного внутреннего управления  Польским королевством и Литовским княжеством. Католичество объявлялось государственной религией Литвы. Ягайло стал польским королем под именем Владислав П. Его двоюродный брат  Витовт (1392-1430) не подчинился Кревской унии и повел борьбу с Ягайло   за независимость Литвы. В итоге  было заключено соглашение, по которому  Витовт  признавался пожизненным правителем Великого княжества Литовского и вассалом польского короля. Он еще стремился реализовать программу объединения Литовской и Московской Руси, тогда как его преемники  отказались от общерусской программы.

        Рассмотрим ситуацию  в  Северо – Восточной Руси.  В удельных княжествах данного региона  упрочились стабильные династии. Но в первой половине Х1V в.  в ходе жесткого отбора на роль объединителя выделилась Москва. Проследим  основные вехи этого процесса.

    Москва, основанная в 1147 г.,  превратилась в княжество только  в 1276 г., когда князем стал младший сын Александра Невского  Даниил (1261-1303). Изначально территория княжества была мала, и московские князья не воспринимались всерьез. В генеалогическом отношении они уступали другим князьям, прежде всего тверским, у которых было право старшинства в роду Рюриковичей. Для потомков Даниила, которые, являясь ветвью рода Рюриковичей, стали называться  Даниловичами, низкий «рейтинг» послужил своеобразным вызовом, стимулом  в политической борьбе.

     По мнению исследователей (Горский А.А.,  Кучкин В.А.), пик политической борьбы в Северо-Восточном  регионе Руси приходится на 80-90-е гг.  ХШ столетия. Все княжества находились в зависимости от Золотой Орды, поэтому успех их политики зависел от того, как они построят свои отношения с Ордой  и смогут использовать ордынских ханов в роли покровителей. На данном этапе Орда  раскололась на две группировки – Волжскую (сарайский хан Тохта) и Ногайскую (хан Ногай  фактически был самостоятельным правителем западной части государства монголов – территория нижнего Дуная и Днепра). Князь Даниил возглавлял  коалицию князей, которая ориентировалась на Ногая. Но в 1299-1300 гг. Ногай потерпел поражение и погиб. И в целом ситуация не способствовала выдвижению Москвы на первые роли: Москва лишилась могущественного покровителя в Орде; князей союзников; а со смертью Даниила в 1303 г. и формальных  прав на великое княжение (новый московский князь Юрий Данилович был младше  своего двоюродного дяди Михаила Тверского). Между тем  деятельность московских князей была на удивление успешной. Князь Даниил  сумел сделать ряд земельных приобретений: в 1301г. отнять у Рязани Коломну, а в 1302г. присоединить Переяславское княжение. Его сын Юрий в 1303г. захватил Можайск, что позволило взять под контроль весь бассейн Москва-реки. Московское княжество стало крупным территориальным образованием наряду с Тверским, Ярославским, Городецко-Нижегородским. Историк Горский А.А. предположил, что  активная политика московских князей свидетельствует об увеличении военной силы  за счет прихода к ним на службу значительного числа служилых людей, в основном  из Южной Руси. Из проногайски настроенных  княжеств отъезжали бояре после смерти своих князей к Даниилу, главе этой коалиции, укрепляя, тем самым, военную мощь Москвы. 7 

    Юрий Данилович (1303-1324) повел уже решительную борьбу за ярлык с великим князем Михаилом Ярославичем Тверским. Войдя в доверие хана Узбека и женившись на его сестре Кончаке, Юрий в 1316 г. получил ярлык, отобранный у тверского князя. Но вскоре в сражении с ратью Михаила он потерпел поражение, а его жена попала в плен. В Твери она умерла, что дало основание Юрию обвинить тверского князя во всех грехах. Понимая, что его ждет в Орде, Михаил Ярославич  все же решил предстать перед ханским судом, надеясь тем самым спасти свою землю от татарского разорения. В итоге Михаил был казнен. Его сын  Дмитрий Грозные Очи, встретив в Орде виновника гибели своего отца, не выдержал и зарубил  Юрия Даниловича. За этот самосуд  ему пришлось  расплатиться собственной жизнью, но ярлык  на великое княжение хан Узбек решил передать младшему брату Дмитрия – Александру Михайловичу.

    В 1327 г. в Твери вспыхнуло стихийное народное восстание, вызванное действиями татарского отряда во главе с баскаком Чолханом. Восстание поддержал князь  Александр. Эти события умело использовал новый московский князь, младший брат Юрия Даниловича Иван 1 Калита (1328-1340). Он возглавил карательную ордынскую экспедицию на Тверь. Тверская земля была разорена, Александр Михайлович бежал в Псков (казнен в Орде  в 1339 г. Возможная причина –  его «литовские связи»8). Ярлык на великое княжение в качестве награды и право самому  собирать налоги для хана получил  московский князь.  

     Данные факты свидетельствуют о том, что политическая  линия в отношениях с Ордой у главных соперников отличалась. В поведении тверских князей прослеживаются черты, свойственные князьям домонгольской эпохи. Тогда как  московские князья -  политики нового поколения, исповедующие принцип «цель оправдывает средства».  По этому поводу   В.О.Ключевский писал так: « На стороне тверских князей были право старшинства и личные доблести, средства юридические и нравственные. На стороне московских были деньги и уменье пользоваться обстоятельствами, средства материальные и практические, а тогда Русь переживала время, когда последние средства были действительнее первых. Князья тверские никак не могли понять истинного положения дел и в начале Х1У в. все еще считали возможной борьбу с татарами. Московские князья… видя, что на Орду гораздо выгоднее действовать «смиренной мудростью», т.е. угодничеством и деньгами, чем оружием, усердно ухаживали за ханом и сделали его орудием своих замыслов. Никто из князей чаще Калиты не ездил  на поклон к хану, и там он был всегда желанным гостем, потому что приезжал туда не с пустыми руками…».9

    После  тверского восстания Орда окончательно отказалась от системы баскачества  и передала сбор дани в руки великого князя. Иван I, являвшийся  посредником Золотой Орды по сбору дани, добился фактической монополии на посещение Сарая. Это привело к тому, что постепенно Иван I и его преемники  оставляют только за собой право общения с Ордой и другими  странами. Москва превращается в дипломатический центр  Северо-Восточной Руси. Обогащение казны московского князя позволило ему присоединить к своим владениям соседние территории (Углич, Кострому, Галич Костромской, Белоозеро и др.), которые он отбирал у удельных князей, не имевших возможности своевременно выплачивать дань в Орду. Сбор дани и расширение земельных владений  притягивало боярство на службу  московскому князю. Тем более Калита сам приобретал и поощрял покупку своими боярами сел в других княжествах. Это противоречило нормам права того времени, но укрепляло  влияние Москвы, привлекало под власть Калиты боярские фамилии  из других княжеств. Таким образом, продолжалось формирование стабильного и надежного слоя властной элиты, который позже мы назовем «старомосковское боярство».

    При Иване Калите началось сотрудничество митрополитов русской православной церкви и московских князей (после разорения Киева монголо-татарами  митрополит Максим в 1299 г. перенес свою резиденцию во Владимир, а  с 1328 г. глава Церкви стал постоянно жить в Москве). Княжество становится  православным центром Руси. Это тем более важно, если учесть, что в период ордынского владычества материальное положение и идеологическое  влияние РПЦ значительно укрепилось. В результате  веротерпимости ордынских ханов в Х1V-ХV вв. происходил расцвет монастырского строительства. Именно в это время были основаны крупнейшие  русские монастыри: Троице-Сергиевский, Кирилло-Белозерский, Соловецкий. Перенос православной резиденции в Москву  способствовал привлечению сюда материальных средств, которыми располагала церковь. Кроме того, идеологическая  поддержка, которую получил московский князь, усиливала доверие к нему со стороны населения других земель.

    В исторической литературе  присутствуют противоречивые  характеристики личности Ивана 1  Калиты, восходящие своими истоками к дореволюционной  историографии. Существует точка зрения, что одним из главных факторов, обеспечивших  возвышение Москвы, была «ловкая, хитрая, жестокая, абсолютно беспринципная политика Московских князей». Под пером исследователей  Калита предстает как «скупец», «циничный   угодник, марионетка, всецело преданная татарским интересам», «хитрец», «баскак с русской кровью». Согласно другой точке зрения, Иван Калита – мудрый, гибкий, реалистичный, дальновидный  правитель. Например, историк Пресняков А.Е. еще в 1918 г. писал: «Конечно, Иван Данилович являлся вассалом  хана Узбека и вынужден был, как и любой другой князь, выполнять его распоряжения. Правление Узбека (1312-1342) явилось временем максимального включения Московского княжества в структуру улуса Джучи. Но парадокс состоит в том, что именно в эпоху Калиты оказались заложены основы могущества Москвы…».10 Современный исследователь  Н.С. Борисов, высоко оценивая деятельность Калиты, отмечает, что «он совершил своего рода переворот в политике, превратив борьбу за верховную власть в Северо-Восточной Руси из задачи преимущественно военно-политической в задачу национально-религиозную». По его мнению, «технология московской победы – одна из самых ярких страниц в политической истории средневековой Руси, а может быть, и всей Восточной Европы».11

    Политику  Ивана I Калиты продолжили  его сыновья – Симеон Гордый (1340-1353 ) и Иван П Красный (1353-1359). Таким образом, усилиями московских князей на первом этапе объединения Москва  стала наиболее значительным  и сильным  в экономическом и военно-политическом отношении княжеством.

    Причины возвышения Москвы  историки объясняют по-разному.  Общепринятое мнение на сегодняшний день таково: своим усилением Москва обязана совокупному действию многочисленных факторов, среди которых главным выступает политика московских князей и их личные качества.  

     Первичный фактор – географические условия страны – дан был природой и от воли человека не зависел. Московское княжество находилось  в  окружении  других  княжеств и земель,  было прикрыто от внешних врагов. И татары, и Литва,  прежде чем добраться до него, обрушивали свой первый удар на  область Рязанскую, Смоленскую или Тверскую, и зачастую, встретив здесь отпор, уже не шли дальше, а подобно волне, потерявшей свою первоначальную силу, откатывались назад. Благодаря этому население окраин охотно шло под защиту московских князей. Московский удел лежал на границе Юго-Западной и Северо-Восточной Руси; переселенческий поток, направляясь с киевского Приднепровья в бассейн Волги и Оки, перевалив за рубеж, расплывался по области и усиливал плотность ее населения. Эту дорогу с Юго-Запада на Северо-Восток перекрещивала почти под прямым углом  другая дорога - с Северо-Запада на Юго-Восток, с Верхней Волги на среднее течение Оки. Река Москва, своим течением сближая Волгу с Окою, создавала удобный транзитный путь из Новгорода в Рязанский край, самый богатый на всем Северо-Востоке, по уверению  путешественников. Новгородцы издавна пользовались этим путем для вывоза в Европу меда и воска. Таким образом, первая дорога увеличивала население московского удела, вторая — материально обогащала его (провозные пошлины в казну князя; заработок местным жителям).12Москва рано стала узлом торговых путей, и, в частности, важным центром торговли хлебом.

Московские князья  умело использовали  преимущества географического положения. Кроме того, они  смогли заручиться поддержкой церкви, и Москва стала  духовным центром русских земель. Правда,  историки подчеркивают, что данный фактор проявил себя позже, когда фигуры  строителей Русской земли более или менее обрисовались. Основная же и главная сила – в личных качествах московских князей: толчок всему дан был ими. Московские правители были  политиками последовательными, настойчивыми,  практичными, дальновидными, жесткими, а при необходимости лицемерными, жестокими, коварными и подлыми. В исторической литературе давно установилось за ними прозвание князей-собирателей. Как курочка по зернышку клюет, так и московские князья  увеличивали и расширяли свой наследственный удел. При этом они  использовали все способы: брачные союзы, вооруженный захват, захват с привлечением сил монголов, присоединение в результате дипломатических усилий, покупку, приобретение

выморочных  уделов (освободившиеся земли, без наследников, чаще всего, после эпидемий).   

    Второй этап объединения.

     Если усилиями московских князей на первом этапе объединения Москва  лишь стала наиболее значительным  и сильным  в экономическом и военно-политическом отношении княжеством,   то на втором  этапе она превратилась в бесспорный центр как объединения, так и борьбы за независимость русских земель. При великом князе Дмитрии Донском  (1359-1389) произошли существенные события в объединительном процессе и изменился курс в отношениях с  Ордой.

    Москву в середине Х1V в. поразили беды, которые в иное время могли бы отбросить ее далеко назад. В 1353 г. «черная смерть» – чума сразила князя Симеона Гордого со всем его семейством. Через шесть лет скончался последний  из сыновей   Ивана Калиты – Иван П Красный. На Москве остался 9-летний Дмитрий (будущий Дмитрий Донской). В это время ярлыком на великое княжение завладел  суздальско-нижегородский князь. Между ним и группировкой московского боярства развернулась острая борьба. В течение ряда лет московская дипломатия добивалась  решения чисто региональной задачи – восстановление своего лидерства в пределах Северо-Востока Руси. На стороне Москвы выступал митрополит Алексий (опекун юного князя), фактически возглавлявший московское правительство, пока в 1363 г. победу окончательно не одержала Москва. Благодаря  умной государственной и церковной политике митрополита Алексия, боярского правительства  и взрослеющего Дмитрия Ивановича  значение Москвы  не только не упало, а стремительно возросло. Свидетельством  этого стало строительство в 1367 г. Кремля из белого известняка – первого каменного сооружения на Руси после  монгольского нашествия и первой каменной крепости на Северо-Востоке. В Москве увеличивается торгово-ремесленное население, развивается оружейное дело. В 60-70-е годы Москва успешно выдерживает борьбу за великое княжение Владимирское с Суздальским, Нижегородским, Тверским, Рязанским князьями. При этом московские политики   использовали разнообразные   способы борьбы.  Например, Москва активно вмешалась в усобицу между нижегородскими князьями. Политический успех был закреплен женитьбой 16-летнего Дмитрия Московского на дочери Дмитрия Суздальского Евдокии (брачные узы связали две великокняжеские династии – московскую и суздальско-нижегородскую).

    Серьезным соперником Москвы выступала Литва, на которую ориентировалась Тверь. В 1363г.   на реке Синие Воды   литовский князь Ольгерд разгромил татар, в результате чего значительная часть территории юго-западных русских земель была освобождена от ордынского ига.  Некоторые авторы называют эту баталию прологом Куликовской битвы. В союзе с Тверью Ольгерд попытался закрепить этот успех и на Северо-Востоке,  реализовать свой план – объединить две Руси.  Но три похода на Москву  в 1368, 1371 и 1372 гг.  оказались неудачными. Ольгерд город взять не смог.  Помимо военной силы, чтобы  объединить все русские земли в единое государство, Ольгерд пытался использовать влияние православной церкви (в 1375 г. он посадил митрополита Киприана в Киеве) и династические браки (во втором браке был женат на Ульяне Александровне Тверской). В 1377 г. в борьбе с крестоносцами  он погиб. Тверской князь в последней московско-тверской войне 1375 г. потерпел поражение и признал вассальную зависимость от Москвы (стал «братом молодшим» по терминологии того времени). Так начался процесс превращения самостоятельных князей в удельных13, что  укрепило Московское княжество, обезопасило его тылы и позволило вступить в борьбу с Ордой.

    Этому же способствовало наступление с конца 50-х годов «великой замятни» в самой Орде, выразившейся  в серии убийств и переворотов. В 1375 власть захватил темник Мамай, который, не будучи чингизидом, не имел законных прав на ханский престол. Дмитрий Иванович, воспользовавшись ослаблением Орды, отказался платить дань под предлогом незаконности правления Мамая. Столкновение становилось неизбежным. Князь Дмитрий к этому времени собрал большой Великорусский союз для борьбы с татарами. Главным принципом управления в этом союзе являлся совет князей. В Переяславле собрался съезд русских князей для обсуждения вопросов борьбы с Ордой. Начало активного противоборства с Ордой вызвало положительный отклик в народных массах. Татары стремились расколоть союз и  совершали нападения для того, чтобы заставить каждого из князей думать о безопасности своего княжества. Не желая допустить развала союза,  Дмитрий Московский должен был при малейшей татарской опасности двигаться во главе войска на защиту союзников. Под руководством московского князя или его воевод прошли все антиордынские акции последующих годов.  В 1376 г. рать под командованием Боброка успешно ходила походом  на вассала Орды – Волжский Булгар. На следующий год союзное войско было разбито татарами при помощи мордвы на реке Пьяне. Дмитрий тут же организовал ответный  карательный поход в мордовские земли. В августе 1378 г. Мамай отправил на Русь большое войско под командованием эмира Бегича. Русская рать вышла встречать татар в рязанские пределы, на реку Вожа. Победа в битве была полной, татары бежали. Тогда  погибло пять ордынских князей, чего раньше в столкновениях никогда не случалось. Вожское сражение стало значительной победой над крупным ордынским войском. И случилась это лишь благодаря совместным действиям Великорусского союза.  

    Накануне этих событий Мамай стоял перед дилеммой. Он мог или предпринять компанию против Тохтамыша, который захватил Сарай и готовился продолжить  продвижение на запад;  или попытаться разбить Москву, а затем, используя русские ресурсы, обратить внимание на  Тохтамыша. Вожское поражение толкнуло Мамая на выбор второго варианта. В данной ситуации естественным союзником московского князя выступал Тахтамыш.

    Решающее сражение произошло на Куликовом поле 8 сентября 1380 г. Под великокняжеским стягом сплотились силы почти всех земель Северо-Восточной Руси.  В Коломну, место сбора объединенного войска 23 князей, подошли очень сильные дружины Андрея Полоцкого и Дмитрия  Брянского. Это были сыновья Ольгерда от первого брака, сводные братья Ягайло. Карамзин Н.М. отмечал, что именно Ольгердовичи  настаивали на переправе через Дон с тем, чтобы отрезать пути для отступления. Литовские дружины, основная масса которых состояла из русских воинов, Дмитрий Донской поставил в центре своих войск, и они сыграли важную  роль в  тяжелой битве.

     Тогда как  преемник Ольгерда, его сын Ягайло,  впервые в истории княжества Литовского пошел на союз с  Ордой (Мамаевой).  Однако Ягайло не принял участия в битве. О причинах данного факта в исторической литературе нет единого мнения. Традиционно считается, что Ягайло не смог соединиться с войском Мамая, так как князь Дмитрий перешел Дон и помешал этому.  Но есть мнение, что литовский князь сознательно промедлил, дав возможность Дмитрию одержать победу. Возможно, он не был искренен, обещая Мамаю поддержку.  Высказывается предположение, что этого не пожелали его воины, среди которых значительную часть составляли русские полки, хорошо помнившие победы Ольгерда над татарами и  сочувствующие антиордынской борьбе.14  Л.Н.Гумилев  приводит факт, что Олег Рязанский с пятитысячным отрядом сумел, искусно маневрируя, задержать литовцев.15

     Согласно летописи, силы сторон примерно были равны (по 100-150 тыс. человек). Современные исследователи вновь обратились к подсчетам численности войск, встретившихся в смертельном бою на Куликовом поле. Высказывается мнение, что  факты опровергают тезис о равенстве сил. Дмитрий Донской едва ли мог собрать столь многочисленное войско, не располагая поддержкой всех земель и княжеств. Войско Дмитрия, вероятно,  насчитывало 30-40 тыс. человек. По самым осторожным подсчетам, Мамаева рать в полтора-два раза превосходила русское воинство.16 

     Куликовская битва  -  крупнейшее сражение средневековья. Она стала важной вехой отечественной истории. Это признается абсолютным  большинством историков. Однако значение Куликовкой битвы до сих пор оценивается по-разному. Традиционная оценка заключается в следующем. Победа на поле Куликовом – это не только военно-политическая, но и духовно-нравственная победа. Русь была спасена от разорения, которое  грозило стать не менее страшным, чем Батыево. Битва показала, что русская рать может сражаться на равных и побеждать. Был развеян миф о непобедимости ордынцев. Москва окончательно закрепила за собой роль объединителя, а ее князья – защитников Русской земли. Эта первая стратегически важная победа, давшая Дмитрию прозвище «Донской», заставила русских людей поверить в свои силы, укрепила их в правоте своей веры, возродила чувство национальной гордости  и  достоинства. «Этническое значение происшедшего на Куликовом поле оказалось колоссальным. Суздальцы, владимирцы, ростовцы, псковичи пошли сражаться на Куликово поле как представители своих княжеств, но вернулись оттуда русскими, хотя и живущими в разных городах.»17 Православная солидарность становилась всеобщим убеждением, сопровождалась готовностью к самопожертвованию и подвигу за веру. Духовным отцом Куликовской битвы считают преподобного  Сергия Радонежского. Перед битвой Сергий освятил меч Дмитрия Ивановича и благословил на участие в бою иноков своего Троице-Сергиева монастыря  богатырей Андрея Осляблю и  Александра Пересвета. Пересвет своим поединком с Челубеем открыли  Куликовское сражение. В русском православии взяться за оружие не было грехом, когда речь шла о защите святынь, о выполнении нравственного долга. Христианство на Руси не осознавалось только как смирение. В Евангелии от Луки сказано устами Иисуса Христа: «Продай одежды свои и купи меч».

    В современной историографии активно разрабатываются новые оценки, высказанные в связи с  600 –летним юбилеем Куликовской битвы.  Так, Л.Н.Гумилев дал  следующую интерпретацию  событиям. На поле Куликовом Русь сражалась не против Золотой Орды, а против  Мамаевой Орды, которая опиралась на союз с Западом. Мамай выполнял волю  генуэзцев. Они в Х1V в. владели фактически всем южным берегом Крыма,  имели огромные доходы от торговли и  стремились превратить Русь в свою колонию. Политическая роль  генуэзцев в событиях 1380г. была определяющей. Войско Мамая состояло из генуэзской пехоты, а также было укомплектовано аланами (осетинами), касогами (черкесами) и другими наемниками, мобилизованными  на генуэзские деньги. К тому же Мамай ждал помощи от литовского князя Ягайло, которого в последствии римский папа Урбан IV склонил к принятию католичества.  Рим   координировал действия этой коалиции, что означало католическую окраску Мамаева похода на Русь. Если ставить проблему шире, указывал Гумилев и его сторонники, то Русь билась против «всемирной силы, в которой соединились католический Запад и часть азиатского воинства».18

    Нанесенное Мамаю поражение вскоре привело к его гибели в борьбе с ханом Тохтамышем, который овладел всеми землями Золотой Орды. Между тем коалиция русских князей распалась. Хан прислал послов к Дмитрию Донскому. Зимой - весной 1381г. русские князья отпустили послов с дарами, что означало формальное признание Тохтамыша сюзереном. Но вопрос о выплате задолженности по дани, накопившейся за шесть лет противостояния с Мамаем, московская сторона явно не собиралась поднимать. Дмитрий Донской не спешил восстанавливать даннические отношения с Ордой, но в то же время не имел оснований не признать «царское» достоинство нового правителя Орды, к тому же только что покончившего с его врагом. Великий князь, скорей всего, занял выжидательную позицию. Когда Тохтамыш понял, что воодушевленные Куликовской битвой русичи не собираются выполнять вассальные обязательства, он решил прибегнуть к военной силе. Ему удалось обеспечить внезапность нападения. Князь Нижегородский, узнав о приближении хана, направил к нему двух своих сыновей. Олег Рязанский указал Тохтамышу броды на  реке Оке. Дмитрий Донской покинул Москву и отправился в Кострому. Доблестно руководил обороной Москвы  и погиб литовский князь  Остей (внук Ольгерда). В августе 1382г. хан Тохтамыш сжег Москву, Владимир, Звенигород, Юрьев, Можайск, Дмитров, Переяславль, Коломну. Переправившись через Оку, он разорил рязанскую землю.

    Спорным является вопрос о мотивах поведения Дмитрия Донского, оставления им столицы. Мнения историков колеблются от признания отъезда  необходимым тактическим маневром, имевшим целью сбор войск, до объявления его позорным бегством. Во всяком случае, в русских летописях мотивы поведения князя  Дмитрия не выглядят уничижительными. В 1383г. был достигнут компромисс: а) Москва признала долг по уплате «выхода» с Московского княжества за 1381/82 и 1382/83 – время правления Тохтамыша после гибели Мамая; б) хан пошел на признание Владимирского великого княжения наследственным владением московского княжеского дома. После смерти Дмитрия Донского его сын Василий был возведен ханским послом на великое княжение владимирское без личной явки за ярлыком в Сарай, чего раньше никогда не случалось. Из данных исторических фактов  некоторые современные исследователи делают следующее  заключение.               Оценивая политическую сторону вопроса, «следует признать,  как парадоксально это не покажется, что результаты в целом неудачного конфликта с Ордой 1381-1383гг. оказались для Москвы более значимыми, чем последствия Куликовской битвы. Разгром Мамая не вызвал коренного изменения в московско-монгольских отношениях, более того способствовал быстрому восстановлению единства Орды под властью Тохтамыша, а понесенные русскими потери не позволили эффективно противостоять хану в 1382г. (это, разумеется, не снижает исторического значения Куликовской битвы в целом, которое вышло далеко за рамки конкретных политических последствий)».19

         Существует другая оценка описанных выше событий. Она принадлежит сторонникам  представлений  о Русско-Литовского княжестве как реальной и даже желаемой альтернативе Москве в собирании русских земель. Ход рассуждений историков этого направления таков. В результате победы Москвы на поле Куликовом вырос ее международный авторитет. После 1380г. Ягайло искал союза уже не с татарами, а с Дмитрием Донским. В 1381г. переговоры об объединении двух государственных образований вела мать Ягайло Ульяна Александровна. В результате был разработан проект соглашения о союзе Москвы и Литвы. Среди других пунктов проектом предусматривалось крещение Ягайло в православие и его женитьба на одной из дочерей Дмитрия Донского. Следствием союза Москвы и Литвы, т.е. объединения восточнославянских земель в единое государство могли быть: а) завершение процесса славянизации литовских земель (этот процесс уже шел сто лет); б) христианизация литовского населения по православному обряду; в) свержение ига татар над Северо-Восточными русскими княжествами на сто лет раньше. Такой блестящей возможности помешала неудачная политика Дмитрия Донского. В 1382г. хан Тохтамыш сжег Москву. Это событие заставило Ягайло искать других, более сильных союзников.  В 1385г. был подписан союз Литвы с Польшей, а в 1387г. происходит крещение населения Литвы по католическому обряду.

    Последним, кто попытался объединить две Руси, был князь Витовт (1392-1430), племянник Ольгерда. В 1396г. в Смоленске было заключено соглашение о совместных действиях между Витовтом и Василием I Дмитриевичем (1389-1425), который был женат на дочери Витовта Софии. Москва при Василии I признавала лидерство Литвы в делах всей Руси. Перед смертью Василий I поручил своего 10-летнего сына Василия П опеке своего тестя Витовта. Однако Витовт умер, не успев объединить две Руси.  Его преемники  отказались от общерусской программы, а Василию П было не до борьбы с Литвой. Он вынужден был сосредоточиться на региональных проблемах, в частности на войне со своим дядей, Галицким князем Юрием Дмитриевичем, за Владимирский престол.

    Итак, в Х1V-ХV вв. достаточно реальной была перспектива объединения Литовской и Московской Руси. Но этой альтернативе не суждено было сбыться. Причины называются такие:

● политика московских князей была непопулярна в Литовской Руси, так как там горожане и феодалы обладали большими правами и привилегиями, чем соответствующие категории населения Владимирской Руси;

● главным противником Гедиминовичей на Северо-Востоке была Москва, которая как лидер данного региона в случае их победы теряла гораздо больше, чем другие княжества. В ХIV-ХV вв. московские князья не были способны помешать успехам Гедиминовичей на Западе и Юге Руси, но у них оказалось достаточно сил, чтобы воспрепятствовать завершению объединения русских земель под властью Вильно;

православная церковь также противодействовала объединительным планам литовских князей. Она опасалась, что в политической жизни единого государства уже не будет играть столь заметной роли, как  в Московской Руси.20

    Династическая   война. Во второй четверти XV в. процесс объединения принял более напряженный и противоречивый характер. Борьба за лидерство происходила уже не между отдельными княжествами, а внутри московского княжеского дома. 28 лет длилась война за великокняжеский  престол  Василия II (1425—1462) со своим дядей Юрием Дмитриевичем Галицким (вторым сыном Дмитрия Донского) и его сыновьями Дмитрием Шемякой, Василием Косым, Дмитрием Красным. За столкновением скрывалось противостояние традиционного родового принципа наследования власти (от брата к брату), присущего  эпохе Киевской  Руси, с новым семейным (от отца к сыну), идущим из Византии и укрепляющим великокняжескую власть.

В годы малолетства Василий II находился под покровительством своего деда Витовта, что вынудило в 1428 г. Юрия признать 13-летнего племянника «братом старейшим» и великим князем. Но после смерти литовского князя талантливый полководец Юрий изгнал в 1433 г. Василия II из Москвы. Не получив поддержки московского боярства, которое стало «отъезжать» к Василию II в выделенную ему в качестве удела Коломну, Юрий вынужден был оставить город. Поведение московского боярства, руководствующегося уже четкими представлениями о различиях в статусе великого и удельного князя и понимавшего, что с приходом Юрия изменится сложившаяся внутри боярства служебно-местническая  иерархия, предопределили исход войны. Правда, из-за военной и политической неопытности Василия II и его какой-то роковой неудачливости, она будет продолжаться еще долгие годы и повлечет за собой многочисленные жертвы. Уже в 1434 г. под Галичем войска великого князя вновь будут разбиты, а князь Юрий во второй раз займет Московский престол.

Вскоре князь Юрий умер, а борьбу за великое княжение продолжили его сыновья. В братоубийственной войне использовались средства, соответствующие духу этого жестокого века. Так, Василий II, добившись победы и захватив в плен Василия Косого, приказал его ослепить.

До 1445 г. продолжалась мирная передышка, которая, правда, не распространялась на внешнеполитическую сферу, т.к. распадавшаяся Орда усилила давление на Русь. Летом 1445 г. Василий II потерпел поражение от основателя Казанского ханства Улу-Мухаммеда и попал в плен. Его отпустили за огромный выкуп, вся тяжесть которого легла на мирное население. Воспользовавшись недовольством москвичей, Дмитрий Шемяка в феврале 1446 г. совершил переворот. Захватив московский престол, он ослепил Василия II (отсюда произошло его прозвище «Темный») и сослал его в Углич, но повторилась ситуация 1433 г.: московское боярство стало «отъезжать» из столицы, что и позволило Василию II, получившему к тому же поддержку церкви и тверского князя, в 1447 г. в очередной раз вернуть себе престол. Война продолжалась до тех пор, пока Дмитрий, скрывшийся в Новгороде, не был там отравлен людьми Василия II в 1453 г.

Причины победы  Василия П:

Создание сильного военнослужилого войска. Окружение великого князя московского  росло за счет потомков тех бояр, которые служили его предкам в XIV в.  Во все эпохи в России, как и в большинстве стран, провинциалы стремились в столицу, где можно сделать карьеру и разбогатеть. Земель вокруг Москвы не хватало. Землю можно было отобрать только у соседей. В таких условиях сформировался военнослужилый слой, представители которого были готовы на все, чтобы получить землю, деньги, славу за участие в походах московского князя против его недругов. Война для таких людей (служилых князей, бояр и детей боярских) стала делом всей жизни. Как следствие, войско (Двор) Василия II сравнительно с войсками других князей было более сильным, достаточно монолитным и мобильным.

Поддержка Русской православной церкви. Вся иерархия была промосковской. Кроме новгородского архиепископа и тверского епископа, старавшихся держаться независимо, все остальные иерархи были послушны великокняжеской власти. В XV в. церковь обладала высоким авторитетом среди всех слоев населения, к ее голосу прислушивались во всех регионах страны.

Поддержка Орды. В противостоянии между свободолюбивыми галицкими князьями (продолжателями дела Дмитрия Донского) и покорными московскими князьями — своими верными союзниками — ордынские ханы поддерживали московских князей.

Итоги  и последствия войны.

С одной стороны война, принеся с собой неисчислимые бедствия и разруху, усилила власть Орды, снова получившей возможность вмешиваться в дела ослабевшей Руси. С другой стороны, война вызвала у всех слоев населения жажду порядка, который могла обеспечить только сильная княжеская власть. Война усилила княжескую власть и зависимость церкви от нее. Установление автокефалии русской православной церкви (т.е. ее полной независимости от византийской)  стало началом ее превращения в послушное орудие великокняжеской власти.

    В  традиционной  историографии   итоги войны  оценивались с точки зрения победителя. Против устоявшейся концепции выступил замечательный советский историк А.А. Зимин. Его последняя книга "Витязь на распутье", опубликованная через 11 лет после смерти автора, опровергает традиционные представления о "прогрессивности" борьбы Василия II со своими противниками и о пагубном для России стремлении галицких князей к децентрализации. Согласно Зимину, в феодальной войне столкнулись не идеи объединения и раздробленности, а различные принципы централизации. Василий II опирался на "монолитную массу служилых людей", "хищных грабителей из Государева двора", стремившихся к закрепощению крестьянства. За Дмитрием Шемякой стояла   северная вольница промысловых людей (солеваров, охотников, рыболовов) и свободных крестьян. Таким образом,  стоял вопрос, по какому пути пойдет Русь: по предбуржуазному, который развивался на Севере с его соледобывающей промышленностью, или крепостническому? Гибель свободы Галича повлекла за собой падение Твери и Новгорода, а затем и кровавое зарево опричнины. Победа Москвы во многом повлияла на то обстоятельство, что единое российское государство, оказавшись на развилке с указателями «предбуржуазного» или крепостнического пути развития, выбрало путь несвободы.21  С концепцией Зимина одни историки соглашаются, другие считают, что в ней многое спорно. Например, так ли уж велико было значение солеваров и рыболовов Галича? Насколько реален был путь предбуржуазного развития? Исследования продолжаются.

Ш.

           Завершающий этап политического объединения.

Формирование централизованного российского государства.

   Процесс создания единого Русского государства, подготовленный политическими усилиями пяти поколений потомков первого московского князя Даниила, вступил в завершающую фазу при Иване Ш (1562- 1505), Василии Ш (1505-1533), Иване IV (1533-1584).

    Эволюция от улусника22  хана до вольного, суверенного властителя – одна из главных  событийных линий правления  Ивана Ш, крупнейшего государственного деятеля. Долгое время Ивана Васильевича прозывали Великим. Многие историки  считают его фактическим создателем Московского государства, так как он: - добился полного освобождения от ордынской зависимости; - закончил собирание земель под властью Москвы; - укрепил государственный аппарат; - заложил основы российского самодержавия; -повысил международный престиж Москвы.

    Одним из главных завоеваний Ивана III стало полное освобождение от ордынской зависимости. В 1480 г. хан Ахмат решил заставить Русь выплатить дань, поступление которой прекратилось в середине 70-х гг. XV в. Для этого он собрал огромное войско и, заключив военный союз с литовским князем Казимиром, двинулся к юго-западным рубежам Руси. Иван III выработал стратегический план обороны на широком фронте с опорой на естественные водные  рубежи. Он закрыл дорогу татарам, встав на берегу реки Угры — притоке Оки. Ордынцы пытались перейти Угру, но русские войска вели упорные бои на переправах. Как показали события, действия Ивана Васильевича  были оптимальными. Не дождавшись помощи со стороны Казимира, действия которого были нейтрализованы набегом на Литву войск крымского хана Менгли-Гирея — союзника Ивана III и внутренними междоусобицами, а также опасаясь ранних холодов, Ахмат  бежал на юг, в Ногайские степи, где был убит в одной из схваток с сибирскими татарами. Согласимся с мнением историка Ю.Г. Алексеева, что оборонительная кампания на берегах Оки и Угры может быть признана образцовой, а Иван Ш проявил качества стратега, которым может гордиться военная история  нашей  страны.

Так закончилось 240-летнее ордынское иго. Русское государство обрело формальный суверенитет. Орда распалась на ряд самостоятельных ханств  (Казанское, Астраханское, Крымское и Ногайские орды), борьбу с которыми Русское государство вело на протяжении XVIXVIII вв., постепенно включая их в свой состав. Главная объективная причина победы над ордынцами - это, прежде всего, создание единого,  мощного Русского государства.

При Иване Ш  процесс объединения русских земель приобрел новую динамику. К 1468 г.  было  полностью подчинено Ярославское княжество, в 1472 г. присоединен Пермский край, в 1474 г.  ликвидированы остатки независимости Ростовского княжества. Великие и удельные князья отказались от верховных прав в своих владениях и переходили под покровительство московского князя.

    Более напряженно происходило присоединение Новгорода и его обширных владений. Особое значение борьбе с Новгородом придавал тот факт, что происходило столкновение двух типов государственного строя — вечевого-боярского и монархического с сильной деспотической тенденцией. Часть новгородского боярства под руководством вдовы новгородского посадника Марфы Борецкой, стремясь сохранить городские вольности и свои привилегии, пошла на союз с Казимиром IV — великим князем литовским и польским королем. Иван III  организовал поход и разбил в 1471 г. на реке Шелони новгородское ополчение, а в 1478 г. полностью присоединил Новгород к Москве. Это событие   можно считать первым  серьезным шагом  к централизации, так как началась перестройка новгородской политической жизни по московскому образцу: были упразднены вечевые собрания, а полномочия посадников передавались великому князю и его наместникам. Все атрибуты былой вольности, включая вечевой колокол, были ликвидированы. Кроме того,  Иван III постепенно выселил из новгородской земли боярство, передав его владения московским служилым людям.

В 1485 г. Тверь, окруженная войсками Ивана III и покинутая своим князем, вынужденным искать спасения в Литве, была включена в состав московских владений.  В 1489 г. была присоединена Вятская земля. В результате войн с Литвой (1487—1494, 1500—1503) и перехода на московскую службу со своими землями русских православных князей из Литвы Ивану III удалось расширить свои владения. Так, в составе Московского государства оказались княжества, расположенные в верховьях Оки (Воротынское, Одоевское, Трубецкое и др.) и Чернигово-Северские земли, всего 70 волостей и 19 городов – Чернигов, Брянск, Путивль, Гомель,  Любич и многие другие.

Объединительную политику продолжил и сын Ивана III Василий III (1505-1533). Он присоединил Псков (1510), после новой войны с Литвой - Смоленск (1514). В 1521 прекратило свое существование последнее удельное княжество — Рязанское.   В целом за годы правления Ивана III и Василия III территория России увеличилась более чем в 6 раз, с 430 тыс. кв. км до 2 млн. 800 тыс. кв. км. Население страны выросло с 5-6 млн. человек в начале XVI в. до 9 млн. человек к середине века.  Это почти в 2 раза больше, чем, например, в Англии того времени. Некоторые иностранцы, побывавшие в XVI в. в России, считали, что Москва больше Лондона с предместьями, а Новгород значительно больше, чем Рим; Псков сравнивали по величине с Парижем.23 Вокруг некогда скромного княжества сложилась мощная держава.  "Изумленная Европа, - писал К. Маркс, - в начале царствования Ивана даже не подозревавшая о Московии, затиснутой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах…".

В правление Ивана IV Грозного (1547-1584) расширение территории Российского государства продолжалось за счет захвата и колонизации новых территорий у осколков Золотой Орды. В 1552 г. Иван Грозный покорил Казанское, а в 1556 г. Астраханское ханства. Таким образом, все Поволжье вошло в состав Русского государства. Волжский торговый путь, по которому можно было доплыть до Каспийского моря, а оттуда в Персию, Турцию и двинуться дальше на Восток, принадлежал России. В 1581 году отряд казаков под предводительством Ермака покорил Сибирское ханство. Часть населения Сибири подчинилась России добровольно. Теперь Русское государство заняло всю Восточную Европу и продвинуло свою границу далеко за Урал.

В конце ХV в. появилось  новое имя  государства - Россия. Оно впервые встречается в летописях периода княжения Ивана Ш. Названия "Россия", "Российская земля" долго существовали рядом с прежними названиями – «Русь», «Русская земля». Затем постепенно они становились все более распространенными. "Российский" стал означать принадлежность к государству, а "русский" - к этносу. Централизованное   государство с самого начала складывалось как  полиэтничное. Наряду с русским народом в него входили многие  другие  народы  и племена  (карелы, коми, ханты, манси, мордва, удмурты, татары, башкиры и др.).

С ростом могущества Московии в ней усиливалась власть великого князя.      Авторитет великокняжеской власти укрепился благодаря появлению новой государственной символики, имевшей огромное значение для людей средневековья, воспринимающих действительность не рационально, а эмоционально. Так, овдовев, Иван III женился в 1472 г. на племяннице последнего императора Византии Софье Палеолог. Великий князь московский становился как бы преемником византийского императора, почитавшегося главою православного Востока. При дворе заводится пышный, строгий и сложный церемониал по византийскому образцу. С конца ХV в. на печатях Ивана Ш стал изображаться не только московский герб с Георгием Победоносцем, но и герб Византии с двуглавым орлом. Появились  такие символы власти как корона — знаменитая «шапка Мономаха», якобы доставшаяся киевскому князю Владимиру от деда Константина Мономаха — императора Византии как знак царского достоинства, а также держава и скипетр. Новый титул - «государя всея Руси» (1493), а также титулы «царь» и «самодержец» (употреблялся пока ограниченно) подчеркивали     самостоятельность, независимость государя. При Иване Ш были установлены    дипломатические отношения с Германией, Венецией, Данией, Турцией.

    Формирование единой территории Русского государства тесно переплеталось  как с концентрацией власти в руках великого князя московского, так и   с созданием общерусской системы управления

Власть великого князя неуклонно крепла, что проявлялось в распространении служебно-подданнических отношений между князем и всеми слоями общества, включая и высшие. Вассально-дружинные отношения24, существовавшие в Киевской Руси, окончательно уступают место отношениям подданства (подчинение одному сюзерену, царю)). Во-первых, это определялось ролью великого князя как защитника православия, особенно после принятия московскими государями титула царя – помазанника Божьего.  Во-вторых, экономической основой подданнических отношений являлось преобладание государственной собственности на землю. В России  царь являлся своего рода вотчинником. Вся страна для него – это собственность, в которой он действует как полноправный хозяин.  Вспомним, термин «вотчина»  означал владения   в качестве  полной частной собственности и обладание вотчинником административно-судебными правами. Основной путь формирования вотчин  в Киевской Руси – это захват общинных земель, а с  ХIV в. – «раздача сверху». Развитие вотчин главным образом через княжеские пожалования делало бояр связанными не столько землей, сколько князем. Новые вотчинники не могли быть столь же независимыми, как их предшественники, корни которых терялись в Киевской Руси. Если  во времена Дмитрия Донского бояре-вотчинники еще обладали двумя важнейшими правами -  выбирать службу и быть советником князя,  то  при Иване Ш  превратились в холопов.  Даже утверждается форма обращения бояр и князей к государю: «Я есмь холоп твой». Прекратились отъезды бояр от князя, появляется понятие «государева измена». Бояре, присягая на верность великому князю, заверяли свою преданность особыми «клятвенными грамотами». Московский государь получил право налагать на бояр опалы, удаляя их с государственной службы, конфисковывать их вотчины или, наоборот, даровать им новые.  В широком смысле слова боярином называли любого вотчинника. В узком смысле   «боярин» - человек, получивший высший думный чин  (Боярская дума).

 Правящая элита Московского великого княжества по мере  превращения его из удельного княжества в единое  централизованное государство становилась общероссийской. Высшим слоем аристократии являлись удельные князья — братья великого князя. Они обладали значительными суверенными правами на подвластной территории: судили земельные и «разбойные» дела, собирали таможенные пошлины и другие поборы в удельную казну, имели свои боярские думы,  считались главой местного дворянского ополчения. Их права и обязанности определялись договорами с великим князем. Участие удельного князя в общегосударственных делах было ограничено и находилось под контролем великого князя. Верховная власть, опасаясь династической борьбы, последовательно осуществляла курс на ликвидацию удельной системы. Иван III начал наступление на уделы. Его братья Андрей Меньшой и Юрии умерли бездетными (великий князь не позволил им жениться). Старший из братьев Ивана III —Андрей Большой умер в заключении. Попали в тюрьму и его сыновья. Все их уделы были ликвидированы и вошли в состав великокняжеских земель. К концу жизни Ивана Ш сохранился лишь Волоколамский удел племянника великого князя — Федора Борисовича Волоцкого. Правда, в своем завещании Иван III наделил уделами своих сыновей — братьев Василия III. Однако эти уделы были значительно меньше прежних.

Иван III передал по наследству своему старшему сыну Василию целый ряд политических преимуществ: «1) до сих пор все князья сонаследники совместно по долям или участкам владели городом Москвой; Иоанн III предоставил финансовое управление всей столицей, сбор доходов с нее одному  великому князю, равно как ему же принадлежал и суд по важнейшим уголовным делам во всем городе Москве и в подмосковных селах, доставшихся в удел его младшим братьям; 2) до сих пор все князья, великий и удельные, били свою монету; по духовной Иоанна III право чеканить монету предоставлено было одному великому князю Московскому; 3) до сих пор удельные князья могли располагать своими вотчинами в завещаниях по личному усмотрению; по духовной Иоанна III, удельный князь, умирая бессыновьим, не  мог никому завещать свой удел, который в таком случае переходил к великому князю; 4) по договорным грамотам со своими удельными братьями Иоанн III присвоил одному себе право вести сношения с иноземными государствами». Обладая таким количеством политических прав, Василий Ш являлся, по мнению В. О. Ключевского, «первым государем в настоящем политическом смысле этого слова».25

    Видную роль в правящей элите играли служилые князья. В отличие от удельных они не имели прав на занятие великокняжеского престола. Они владели наследственными вотчинами, обусловленными несением военной службы московскому государю. Их положение определялось условиями перехода на службу и близостью к великому князю, месторасположением и величиной владений. Служилые князья — это региональные суперэлиты периода раздробленности, включенные в состав общероссийской элиты. В большинстве случаев это происходило безболезненно. Например, переезд в Москву князей западнорусских земель по мере перехода Литвы в католицизм (Милославские, Одоевские, Глинские, Трубецкие и др.). С присоединением независимых прежде княжеств их князья вошли в состав московского боярства и в состав Боярской думы. Они сохранили титулы, но утратили права независимых правителей. Формально московский государь «жаловал» служилым князьям боярские чины. На деле же то было не повышение, а понижение: из вассалов великого князя они окончательно превращались в его подданных.  Этот процесс называется   «обояриваиие» князей. Особую категорию составляли перешедшие на сторону великого князя татарские царевичи, которые получали в кормление города и практически не имели на Руси прочных связей. Они принимали православие и  быстро ассимилировались. В русском дворянстве многие фамилии имели тюркское происхождение (Аксаковы, Карамзины, Юсуповы, Сабуровы, Годуновы и др.).

    Формально по лестнице чинов старомосковское боярство стояло ниже князей, однако оно было стабильной и надежной частью властной элиты. Князья всячески поощряли браки старомосковской знати с новыми элитными группами.

    Свою власть московский князь делил с Боярской думой.  Первоначально в нее входили только представители старых московских боярских фамилий, служивших еще Ивану Калите и его сыновьям (Головины, Вельяминовы, Морозовы, Шереметевы, род Федора Кошки – родоначальник Романовых).  Но с середины XV в. состав Думы стал меняться. С присоединением независимых прежде княжеств их князья вошли в состав московского боярства и в состав Боярской думы. Боярская дума  из совета ближайших бояр превращается в постоянный верховный орган при великом князе, выполняющий совещательные и законодательные функции. Важнейшие решения издавались от имени государя и Боярской думы. Для таких случаев существовала специальная торжественная формула: «Государь указал и бояре приговорили».

   Порядок назначения на думные, как и на другие высшие судебно-административные и военные должности, определялся принципом местничества. Местничество — это право на занятие той или иной должности  в зависимости от знатности и служебного положения предков, их заслуг перед  Московским великим князем.

До середины XVI в. на Руси существовали только два общегосударственных ведомства: Дворец и Казна. Во главе Дворца стоял дворецкий, в ведении которого находилось управление личными (дворцовыми) землями великого князя. С присоединением к Московскому княжеству новых территорий для управления ими создавались особые дворцы: тверской, нижегородский, новгородский и т. д. Таким образом, различные территории управлялись разными учреждениями. Это было пережитком раздробленности.

В Казне, возглавлявшейся казначеем, хранились деньги и драгоценности, а также — государственная печать и великокняжеский архив. Казна, таким образом, являлась государственной канцелярией. Она заведовала также внешней политикой. Не случайно иностранцы называли казначеев и хранителей печати (печатников) канцлерами. Одновременно идет процесс выделения особого социального слоя, специализирующегося на исполнении бюрократических (государственно-управленческих) функций – дьяков и подьячих, неродовитых, но грамотных чиновников. Они образовали первоначально аппарат Боярской думы, дворца, а затем приказов.  

В административно-территориальном отношении страна делилась на уезды (обычно в границах бывших княжений), а те — на волости. Уезды управлялись боярами-наместниками, получавшими их в награду за прежнюю военную службу. Они кормились с подвластной территории и даже назывались «кормленщиками», т.к. получали часть налогов и судебных пошлин не за выполнение служебных обязанностей, а за прежние заслуги. Вот почему свои функции они зачастую перепоручали тиунам-холопам. Кроме того, их деятельность практически не контролировалась из центра, где отсутствовал разветвленный аппарат управления, что, в итоге, ограничивало возможности центральной власти. Таким образом, центральный аппарат управления только складывался. В системе местного управления  в наибольшей степени сохранялись  пережитки раздробленности.

Система централизованного и местного управления получила закрепление в Судебнике 1497 г.первом  своде законов единого государства. В Судебнике определялась компетенция должностных лиц, устанавливались процессуальные нормы, наказания, включая смертную казнь за наиболее тяжкие преступления. Кроме того, он вводил общее для всех земель правило, регулирующее выход крестьян от своего феодала. В Юрьев день (за неделю до 26 ноября и неделю после) крестьянин мог перейти на другие земли, выплатив своему прежнему хозяину так называемое  «пожилое» — плату за прожитые годы, прожитые на старом месте. В целом Судебник отражал усиление роли центральной власти в государственном устройстве и судопроизводстве страны.

    Основной военной силой единого государства становилось войско, составленное из служилых людей. Основную массу служилых людей составляли дворяне, дети боярские (сын боярский – не отношения родства, а социальный статус мелкого и среднего служилого землевладельца). За выполнение своих военных обязанностей они получали земельное владение.  Войско формировалось в виде дворянского конного ополчения по территориальному принципу ("тверичи", «дмитровцы», «новгородцы», «псковичи» и т.д.); княжата и дети боярские выходили «на поле» со своими вооруженными холопами. Со времен Куликовской битвы существовала пятиполковая система (Большой, Передовой, Полк правой руки,  Полк левой руки,  Сторожевой). Наряду с конницей в походе участвовало вспомогательное пешее войско — «посоха» (набиралось с «сох»; соха — единица земельного обложения), а также полевая и осадная артиллерия ("наряд"). Общая численность войска — около 200 тыс.  человек.

В результате унификации (приведения к единообразию) денежной системы появляется общерусская монета (деньга) — «московка»; в Новгороде чеканилась «новгородка». Рубль состоял из 200 московских денег (одна деньга — 0,93 г серебра) или 100 новгородских. При Иване III чеканилась и золотая монета.

Итак, развитие и укрепление централизованного государства, возникшего на базе политического объединения русских земель, было длительным по времени процессом, сущность которого заключалась: 1) в окончательной ликвидации остатков политической самостоятельности земель и княжеств, сохранявшихся на территории страны; 2) в замене системы вассалитета отношениями подданства; 3) в развитии общегосударственного права и общегосударственного законодательства, в сосредоточении судебных прав в руках великого князя и его представителей в центре и на местах за счет сужения судебных привилегий феодалов; 4) в формировании общегосударственной налоговой системы, сужении налоговых и других льгот феодалов; 5) в введении единой государственной монетной системы и лишении удельных князей права чеканки монеты; 6) в ликвидации военной самостоятельности феодальной знати и создании вооруженных сил государства; 7) в создании новых центральных государственных органов управления, судебных и административных структур, обеспечивших централизацию в управлении страной; 8) в перестройке системы управления на местах, в ликвидации системы кормлений26.

Таким образом, процесс создания и укрепления централизованного государства включал в себя не только перестройку органов управления, но и многие другие изменения в политическом, а также экономическом строе страны. В этой связи  представляется убедительным мнение А. А. Зимина о том, что на рубеже ХV и ХVI вв. великокняжеская власть только приступала к созданию единого государственного аппарата. Следующий ряд факторов не позволяет еще характеризовать сложившуюся систему управления страной как централизованную: 1) неразвитость общегосударственных органов власти (Дворец и Казна) и отсутствие в них строгого разграничения функций; 2) центральные органы управления не только не дублировались на местах, но и не имели там своих представителей. Сохранились: 3) удельные княжества; 4) кормленщики; 5) местничество; 6) относительная самостоятельность церкви27.

В отечественной науке нет единого мнения о типе и природе государственной власти  в России, установившейся на рубеже XVXVI вв.  В основном историки считают, что по своей форме Российское государство первой половины XVI в. было сословной монархией. Свою власть в стране великий князь фактически делил с удельными и служилыми князьями, Боярской думой как органом власти феодальной аристократии и церковью как органом власти духовенства. При этом основной политической тенденцией было развитие деспотизма.

    Некоторые историки используют термин «военно-служилое» государство как особый  тип «восточноевропейской государственности»28. Центральной проблемой социологического объяснения русского исторического процесса является  вопрос об отношениях общества и государства, о механизме функционирования социального строя. Суть рассуждений  в данной социологической парадигме такова. В период образования Русского централизованного государства и его последующего развития существовали особые предпосылки законодательного закрепления специфической системы сословной организации общества. Главная из них связана с необходимостью скорейшей мобилизации экономических и людских ресурсов в экстремальных условиях хозяйственной разобщенности регионов, низкого уровня развития товарно-денежных связей, рассредоточенности населения, в условиях постоянной борьбы с внешней опасностью.  На Западе отсутствие свободных территорий, высокая плотность населения сильно обостряли социальные противоречия. Это влекло за собой большую консолидацию сословий, что содействовало ускорению законодательного закрепления сословных и личных прав. В России же в период складывания централизованного государства, напротив, острота социальной конфронтации длительное время снималась за счет оттока населения на окраины, где, в свою очередь, традиционно группировались оппозиционные элементы. Не случайно именно такие окраинные районы превращались в очаги антиправительственных смут, крестьянских и казацких движений. В Западной Европе снижение социальной напряженности достигалось, в частности, благодаря миграциям населения, организованным церковью или правительствами (в виде, например, крестовых походов, морских экспедиций для открытия и колонизации новых земель, ссылки недовольных и социально опасных элементов в колонии). А в России главной заботой правящих верхов оказывалась как раз обратная практика всемерного сдерживания оттока населения или его бегства на окраины. Необходимость максимальной мобилизации экономических и людских ресурсов предопределила активную роль государства в процессе формирования и законодательного регулирования сословий с целью обеспечить рациональное функционирование всей системы.

Решение проблемы было найдено в создании особой служилой системы, при которой каждый слой общества (сословие) имел право на существование лишь постольку, поскольку нес определенный круг повинностей, или по терминологии того времени — «службы» или «тягло». Сердцевину организации составляло условное землевладение — предоставление земли (с живущими на ней крестьянами) служилым людям — помещикам при условии несения ими военной и гражданской службы. (Закрепощение, таким образом, началось с дворян, а не с крестьян.) Так сформировалась поместная система, основным преимуществом которой являлось то, что государство всегда могло располагать значительными военными силами без затраты каких-либо средств на их содержание. Располагая фондом земель, предназначенных для поместных раздач, государство обеспечивало взаимозависимость всех слоев общества. Важнейшим условием регулирования социальных отношений сверху донизу является управление. Решающая роль государства, его аппарата управления в функционировании  всей общественной системы – наиболее характерная черта русского исторического процесса в длительной перспективе29.

IV.

Роль русской православной церкви в становлении и укреплении российской государственности.

    В формировании единого русского государства большое значение имело становление национальной Русской православной церкви. Вопрос о взаимоотношениях православной церкви и государственной власти - один из ключевых. Средневековая  государственность строится на взаимозависимости двух ветвей власти - светской (юридической) и духовной (идеологической). Русская (Киевская) митрополия находилась под юрисдикцией константинопольского патриарха. В силу удаленности Константинополя эта зависимость была чисто символической, не слишком обременительной и заметно не проявлялась. Монголо-татары, у которых веротерпимость была возведена в ранг закона, не требовали выполнения повинностей от церкви. С 1279 г.  митрополитам выдавались охранные грамоты (ханские ярлыки) о неприкосновенности православной веры, храмов и церковного имущества. Правда, в середине XIV в. (вероятно, вследствие принятия Ордой мусульманства в 1313 г.) монголы попытались принудить церковь платить дань. Но уже с ярлыка митрополиту Алексею (1357 г.) привилегии восстанавливались.

Усилившись экономически, став крупнейшим землевладельцем, церковь стала претендовать на принятие самостоятельных независимых решений. При этом русская церковь как целостность, как организация всегда выступала поборницей государственного единства. Со времен Ивана Калиты (с 1328 г.) митрополиты, по традиции именуемые Киевскими и всея  Руси, сделали Москву своей постоянной резиденцией. Собирание земель вокруг Москвы соответствовало политическим идеалам русской Церкви. Однако с XIV в. начинается острое политическое противостояние церкви и светских властей, когда  решался вопрос о судьбах русской митрополии. В противоборстве литовских и московских князей неоднократно предпринимались попытки  разделить единую русскую митрополию, поставить в Киеве особого митрополита. Правители Литвы и Москвы хотели иметь «своих» митрополитов, чтобы  при удобном случае подчинить им единоверных подданных соседнего государства.  Князь Дмитрий Донской  добивался независимой национальной церкви. А его современники митрополит Алексий, Сергий Радонежский и  другие  церковные  иерархи, когда встал вопрос о том, быть ли церкви единой или национальной,  отстаивали идею единства. Дальновидным деятелям той эпохи ясна была дилемма: (а) или стремиться удержать единство митрополии, сохранить идеологический, политический, хозяйственный потенциал церковной организации и, тем самым, ослабить ее зависимость от светской власти; (б) или, наоборот, целиком перейти под ее покровительство. Отец Сергий  постоянно и твердо отстаивал целостность церковной организации всех восточнославянских земель, поставив церковное выше светского. Поэтому он должен был разойтись с  князем Дмитрием, духовным наставником  которого  был. (Отношения между духовным сыном и отцом были восстановлены только в 1385 г.) Князь  признал поражение своей церковной политики, и православие сохранило структуру, которая обеспечивала ей известную степень самостоятельности.30  Ситуация  стала меняться в середине - второй половине ХV в.

В 1439 г. на Вселенском соборе во Флоренции была заключена уния о воссоединении христианской церкви Запада и Востока. Римский папа признавался главой единой церкви; православные приняли практически все условия, выдвинутые Римом.  Византия пошла на союз, чтобы заручиться поддержкой Рима в противостоянии превосходящим силам турок. Однако католическая Европа не могла и не слишком стремилась спасать обреченную империю. В 1453 г. Константинополь пал и, переименованный в Стамбул, был превращен в столицу турецкого султана. Уния утратила свое политическое значение; впрочем, традиционное православие было официально восстановлено в Византии еще до османского завоевания, в 1451 г.

В работе флорентийского собора участвовал московский митрополит Исидор, грек по национальности. Широко образованный человек, не чуждый идеям  западного гуманизма (т. е. умеренного свободомыслия, исходившего из признания самостоятельной ценности человеческой личности), он был горячим сторонником унии. Московский князь Василий II, духовенство и боярство Северо-Восточной Руси не приняли уступок «латинству» (католичеству) и низложили Исидора. В 1448 г. на соборе иерархов русской церкви митрополитом, по настоянию князя, был поставлен рязанский епископ Иона, что означало установление автокефалии русской православной церкви (т.е. ее  независимости от византийской).31 Следствием этого стала большая зависимость русской Церкви от московских князей, с которой отнюдь не все иерархи хотели мириться. Поэтому отношение к великокняжеской власти и конкретным ее действиям в церковной среде далеко не всегда было однозначным.  Среди иерархов и священнослужителей не было единодушия во взглядах на способы управления Московским княжеством, границы которого постепенно почти совпали с границами Московской митрополии (после 1458г. литовско-русские земли управлялись киевскими митрополитами, независимыми от Москвы); на роль Церкви в складывавшемся государстве. Следует выделить две позиции по данным вопросам.32

● Некоторые иерархи   Церкви   стремились   перенести на русскую  почву  сложившиеся   в   Византии представления о единстве царства и священства; монарх признавался не только главой светской власти,  но и  вершителем воли  Бога на  земле.  В  соответствии  с распространенными в  Византии  взглядами,   император  обладал  особыми полномочиями   в  защите   православной   веры   и в следствии этого должен   был   вмешиваться   в  вопросы   церковной организации, регулировать  взаимоотношения государственной и церковной   власти,   контролировать   замещение   высших   духовных должностей; слово монарха имело определенный вес при решении догматических или связанных с обрядностью проблем.

После падения Константинополя  в Московской Руси постепенно складывались представления о том, что великие князья должны играть в православном мире ту роль, которая ранее принадлежала императорам Византии. При московском дворе стали практиковать пышные ритуалы, заимствованные из империи (женитьба Ивана III на греческой принцессе Софье Палеолог в 1472 г. способствовала укоренению византийских обычаев). Некоторые деятели Церкви охотно восприняли константинопольскую традицию прославления монарха как основного оплота веры.

Идеи византийско-русской  преемственности и наследования царских (т. е. императорских) прав московскими государями обосновывались и позднее. В княжение Василия III псковский монах Филофей развивал мысль о Москве как о «третьем Риме», сменившем отпавшие от истинной веры собственно Рим и Рим второй — Константинополь. Патриотически настроенные церковные деятели с сочувствием восприняли концепцию превосходства «русской веры» над греческой, «испорченной латинством». (Постоянные ссылки на якобы- погубившую Византийскую империю Флорентийскую унию были характерны для русской церковной литературы XVXVII вв.; это был полемический прием, игнорировавший факт отказа константинопольского патриархата от унии вскоре после ее заключения.)

При Иване IV мысли, высказанные Филофеем, получили официальное признание и в государственных, и в церковных кругах. Совершенный в 1547 г. обряд помазания на царство (во многом скопированный с соответствующего византийского ритуала), а также частые упоминания о римско-греческих корнях русской государственности в официальных посланиях и личных письмах Ивана Грозного    имело большое значение для взаимоотношений светской власти и Церкви, монарха-самодержца и общества. Готовность подчиниться царю, признать его верховным вершителем не только в мирских, но и в духовных вопросах была, однако, далеко не всеобщей.

   ● Русское духовенство XVXVI вв. выдвинуло из своей среды и деятелей, способных по-иному поставить и решить вопрос о взаимоотношениях Церкви с государством. Они  требовали невмешательства светской власти в церковные дела, добиваясь сильной, богатой и независимой церкви, занимающей высокое положение в политической жизни государства. Во главе этого направления стоял Иосиф Волоцкий (отсюда – «осифляне»), долгое время возглавлявший основанный им близ Волоколамска монастырь. Он прославился не только личным благочестием и  благотворительностью, но и активным участием в полемике о социальном и политическом значении Церкви. Одной из важнейших задач приходских храмов и монастырей Иосиф считал материальную и духовную помощь страждущим, нищим, униженным, т.е. благотворительность. Теоретическое обоснование социальной активности Церкви сочеталось с конкретной практической деятельностью. В голодное время волоцкие монахи кормили окрестных крестьян;   при   обители   был устроен приют. Подобная благотворительность, отношения взаимопомощи  на землях Волоцкого монастыря оправдывали в глазах  Иосифа и многих его современников сохранение монастырского землевладения. Действительно, в XVXVI вв. трудно было найти иной надежный источник средств на нужды социальных низов. Однако многие богатые монастыри в XVXVI вв. больше заботились об увеличении доходов, чем об их использовании в духе христианской любви к людям. В монашеской среде не редкостью были различные пороки, широко распространилось корыстолюбие. Мирские соблазны легко проникали за монастырские стены, что не могло не беспокоить искренних ревнителей православия. Иосиф Волоцкий надеялся преодолеть эти соблазны строгим соблюдением общежитийного устройства монашеского быта, который ввел Сергий Радонежский в 1377 г. в Троицком монастыре.33

Сторонники более глубоких перемен в монашеском быту призывали вообще отказаться от владения селами и земельными угодьями, настаивали на  строгом соблюдении церковных правил и обрядов, проповедовали аскетический образ жизни и отказ от мирских удовольствий. Среди приверженцев подобных мер  особую известность приобрели Паисий Ярославский и Нил Сорский. Теория «нестяжательства» зародилась в конце XV в. среди монашества заволжских монастырей. Между нестяжателями и осифлянами развернулась борьба, продолжавшаяся до середины XVI в. Великокняжеская власть первоначально поддерживала нестяжателей, так как была заинтересована в секуляризации церковных земель (для раздачи дворянам) 34. В 1503 г. на церковном соборе по инициативе Ивана III был поставлен вопрос об отказе церкви от землевладения. Однако церкви удалось отстоять свое имущество, а нестяжатели потерпели поражение. Несмотря на это, в первые годы своего правления Василий II все еще поддерживал их. Но вскоре выяснилось, что при относительно слабой великокняжеской власти, ориентация на сильную церковь более предпочтительна. Шаг навстречу сделал и глава осифлян. С 1521 г. митрополичью кафедру удерживали последователи Иосифа Волоцкого, а нестяжатели были отстранены от дел. К середине XVI в. вновь возникла возможность повести наступление государства на церковные владения.

Еще одна область пересечения государственных и Церковных интересов была связана с появлением на Руси ересей — религиозных движений, отвергающих какие-либо элементы учения официальной Церкви. Центром еретических настроений был Новгород, где в XIV и начале XV в. действовали стригольники, отрицавшие законность церковной иерархии, обличавшие пороки духовенства и делавшие из этого вывод о греховности всей Церкви. В конце XV в. новгородский архиепископ Геннадий  утверждал, что ему удалось обнаружить целую организацию еретиков, отвергающих догматы христианства и подменяющих Христову веру иудаизмом (ересь «жидовствующих»).

Распространение критического отношения к догматам православия в среде духовенства, образованных горожан и знатных людей было связано с различными причинами: естественная пытливость человеческого ума, не склонного удовлетворяться готовыми истинами; неустройство в церковной среде, явное несоответствие практики провозглашаемым высоким идеалам; наконец, западные влияния, особенно ощутимые в Новгороде.

Еретики были искренни в своих сомнениях, столь же искренни были и некоторые их гонители, усматривавшие в вольнодумстве серьезную опасность для веры. Архиепископ Геннадий и волоцкий игумен Иосиф, наиболее ревностные и последовательные из этих гонителей. В 1490 г. ересь была осуждена церковным собором в Москве. Тем не менее, она проникла даже в великокняжеский дворец и одно время еретикам покровительствовал Иван III. Но в 1502 г. он окончательно порвал с ними. Тогда новый церковный собор в 1504 г. осудил еретиков на смерть. Однако нетерпимость к инакомыслию и инаковерию не приобрела в Московском государстве такого размаха, как в католических странах Европы. И процесс 1504 г., и другие антиеретические судебные разбирательства XVI в. в большинстве случаев затевались не столько для защиты чистоты веры, сколько для расправы с политическими противниками. Так, соборный суд 1504 г. стал возможным только после того, как в 1502 г. был арестован официальный наследник престола, внук Ивана III Дмитрий Иванович. Его мать Елена Волошанка была обвинена в пособничестве еретикам, и обличение ереси стало политически выгодно сторонникам князя Василия, будущего московского государя.

Обвинение в ереси при Василии III и Иване IV стало удобным средством в разгоравшейся борьбе осифлян и нестяжателей. Как уже говорилось, великокняжеская власть была в принципе заинтересована в том, чтобы поддержать последователей Нила Сорского, среди которых в первые годы правления Василия III выделялся Вассиан Патрикеев, постриженный в монахи родственник государя. До 1521 г. нестяжатели  явно одерживали верх над своими противниками.

Таким образом, русская церковь, испытывая сильные потрясения в своей внутренней жизни и, преследуя свои собственные цели, поддерживала великокняжескую власть. В целом Русская православная церковь во все возрастающей степени превращается в государственную национальную церковь. Предпосылки такого превращения заложены в самой традиции восточного христианства (когда в симфонии властей, т. е.  двуединстве  светской и духовной властей, ведущая роль отводилась царю).  Восточная церковь признавала над собой верховенство государственной власти и входила в рамки правительственных учреждений. После распада единого государства на удельные княжества тесный союз церкви и государства был нарушен. Этот союз начинает восстанавливаться по мере формирования единого русского государства. Наибольший импульс установлению такого союз придали три крупных церковных деятеля XVI века: игумен Волоколамского монастыря Иосиф, митрополиты Даниил и Макарий. Важнейшим результатом союза между государством и церковью было национальное возвеличивание обоих – создание религиозно-политической теории (идеологии), санкционирующей самобытную русскую власть (государственность) и ставящую ее под охрану самобытной национальной святыни.35

 

V.

Альтернативы социально-политического развития России в ХVI в. Выбор пути при  Иване Грозном: Избранная рада или опричнина.

    ХVI век - – важный период в истории России и российской государственности. Основной политический вопрос того времени – кто и как будет управлять государством, которое уже перестало быть собранием разрозненных  земель и уделов, но еще не превратилось в органическое целое. Государственная  централизация может проходить  или  в форме сословно- представительной монархии, или самодержавия. Деспотизм личной власти великого князя выступал в качестве тенденции при Иване Ш, но  окончательный выбор был сделан в ХVI в.

Становление Московского государства проходило в политической борьбе. Обострилась она и в период регентства  Елены Глинской (1533-1538), матери малолетнего князя Ивана IV. Однако ни одна из аристократических группировок,  возглавлявшихся семейными кланами Шуйских, Бельских и Глинских, не ставила под сомнение сам принцип единства государственной территории Великого княжества Московского; не стремилась восстановить прежнюю феодальную систему. Борьба велась не ради разрушения формировавшегося аппарата центральной власти, а во имя овладения ключевыми позициями в этом аппарате. И после воцарения Ивана 1У (1547)  политическая элита  (бояре и дворяне) не сомневалась в необходимости стоящей над  обществом наследственной монархической власти, но считала, что царь должен делиться своими полномочиями с верхушкой общества, а она должна «соучаствовать» во власти. Данный боярско-дворянский взгляд на государственное устройство опирался на традиционные средневековые представления о социальной иерархии.

В формирующемся Русском государстве существовала, однако, и иная концепция распределения власти, восходящая к византийским традициям, а также к идеям, сложившимся в северо-восточных княжествах в годы ордынского владычества,— концепция равного бесправия всех членов общества перед лицом монарха. Такой взгляд на взаимоотношения монарха и подданных усвоил Иван Грозный. Он  пытался применить на практике теорию безусловной и всеобъемлющей власти царя-самодержца во второй период своего царствования.36 

Первый период царствования (реформы) -1547-1564 гг.

Многие историки усматривают альтернативу установлению единоличной власти Ивана 1У в том историческом пути развития, который был намечен реформами Избранной рады  (Ближней думой) в 1549-1560 гг. Во главе Избранной рады стоял Алексей Адашев, выходец из незнатного, но богатого рода костромских вотчинников. Активными участниками рады являлись князья И.Ф. Милославский, В.И. Воротынский, печатник Н.А. Фуников, дьяк И.М. Висковатый – талантливый дипломат, глава Посольского приказа, и другие 37. Не входили в состав правительства лица духовного сана, однако митрополит Макарий и протопоп Благовещенского собора Сильвестр оказывали большое влияние на всю правительственную деятельность середины ХVI в..

За несколько лет деятельности Избранной рады было проведено столько реформ, сколько еще не знало никакое другое десятилетие в истории средневековой России.  С одной стороны, реформы были  направлены на укрепление центральной власти.

1. Создание централизованного государства вызвало необходимость перестройки системы органов центрального управления. В середине 50-х гг. XVI в. завершается реорганизация центральных органов управления («изб»), за которыми позднее закрепилось наименование приказов. Главное отличие приказов от предшествующих органов власти состояло в том, что управление начинает строиться не по территориальному, а по ведомственному принципу: Посольский приказ занимался только международными делами, Разрядный приказ — центральное ведомство по делам дворянского войска, Поместный приказ ведал поместным землевладением, Большой приход ведал сбором главных общегосударственных налогов и т. д. Особое значение имел Челобитный приказ, возглавлявшийся Адашевым. Этот приказ, разбиравший «челобития» (прошения, жалобы), контролировал деятельность центральных ведомств. Создание приказов представляло собой только начальный этап централизации государственного аппарата. Порой отсутствовало четкое разграничение функций между отдельными учреждениями. Для многих приказов было характерно совмещение судебных, административных и финансовых функций, а также соединение функционального управления с территориальным. Но в целом разветвленная приказная система с ее бюрократическим аппаратом явилась сильным орудием укрепления централизованного государства.

2. Укреплению власти царя способствовали ограничение с 1550 г. на время военных походов местничества и особенно создание постоянного стрелецкого войска. Порядок несения воинской службы всеми землевладельцами (как боярами, так и дворянами) определялся «Уложением о службе» (1555-1556).

3. Несмотря на некоторые колебания, общая политика государства была направлена на уничтожение системы феодальных иммунитетов — системы исключительных прав тех или иных светских и церковных феодалов, освобождавшей их от подчинения общим нормам закона, прежде всего от уплаты налогов.

Процесс централизации власти неизбежно выдвигал вопрос о положении церкви в государстве.

Во время неурядиц 1533—1547 гг. многим церковным иерархам стала очевидна необходимость упрочения центральной власти. Митрополит Макарий (1542—1563), отвергавший притязания князей на монастырские земли, был в то же время сторонником усиления московской монархии. Возвеличивая молодого государя (выше уже упоминалось об осуществленном в 1547 г. помазании Ивана IV на царство; эта ставшая затем традиционной процедура была введена в практику именно благодаря Макарию), митрополит не забывал и об упрочении собственной власти, причем отнюдь не только церковной. В 1547 и 1552 гг., когда Иван IV возглавлял военные походы против Казанского ханства, управление московскими делами по существу было передано Макарию; он вел дипломатические переговоры с Литвой и выполнял ряд иных государственных функций.

Макарий сочувственно относился к реформам. При этом реформаторы (члены Избранной рады) далеко не всегда и не во всем находили общий язык с влиятельным митрополитом, однако в большинстве случаев достигали соглашения на основе компромисса. Так было, например, на Стоглавом соборе 1551 г. (этот церковный собор оформил свои решения, записав их в ста пунктах, или главах). Собор был созван по инициативе царя, уделявшего большое внимание взаимоотношениям с духовенством.   Собор должен был   дополнить земское устроение  устроением  церковным.  Стоглав подтвердил,   что   замещение   церковных  должностей   должно осуществляться  «не   по   мзде»,   осудил   сохранявшиеся   еще языческие развлечения, дал оценку нововведениям в иконописи, принял решение об основании «книжных училищ» и  организации городских богаделен.

 Самым спорным стал на Стоглаве  вопрос о монастырских селах. Осифлянское большинство собора во главе с митрополитом Макарием не приняло правительственную программу секуляризации церковных земель, но достигло компромисса.  После бурной дискуссии собор принял решение об ограничении церковного землевладения. В казну возвращались   земли,   полученные   в   период   боярского   правления,  поместья  и   «черные»   (принадлежавшие  московским государям)   села,  в  том  числе  и  переданные  в   погашение долга. Это решение не распространялось, правда, на земли, доходы с которых шли митрополиту. В соответствии с требованием,  зафиксированным в Судебнике   1550  г.,  монастыри должны были вернуть в казну тарханные грамоты, т. е. документы,  освобождавшие землевладельцев  от выплат в казну. Некоторые из таких грамот затем снова отдали монастырям, но с большинства церковных земель стали взимать государственные налоги.

Компромиссное решение Стоглава позволило Церкви сохранить достаточно большие земельные владения, но их дальнейшее увеличение было поставлено под контроль светской власти.

     Отношения между государством и Церковью в последующие десятилетия характеризовались  и  сотрудничеством, и соперничеством. После покорения  Казанского  ханства   (1552)   церковные и  светские  власти   совместно  организовывали   колонизацию этих земель. Христианизация завоеванных областей не считалась государственной задачей. Однако, отказываясь от массовой и насильственной христианизации (для которой не было сил и средств), царь поощрял добровольный переход бывших ханских подданных, особенно поступавших на русскую службу, в православие. Было создано Казанское архиепископство  (новая должность стала третьей по значимости в русской церковной иерархии). Церковь порой больше, чем монарх, заботилась об усилении государственной власти и о разумной централизации управления.

Помимо вышеназванных преобразований, вожди Избранной рады провели такие реформы, которые способствовали формированию условий для будущего ограничения царской власти.

1. Для обсуждения важнейших вопросов внешней и внутренней политики с середины XVI в. стали созывать Земские соборы. Исследователи отмечают их генетическую связь с предшествующими институтами. Земские соборы, требовавшие участия представителей господствующего класса всей земли, в какой-то мере заменяли княжеские съезды и вместе с Боярской думой унаследовали их политическую роль. В то же время Земские соборы — это орган, пришедший на смену вечу, восприняв традиции участия общественных групп в решении правительственных вопросов, но заменив присущие ему элементы демократизма началами сословного представительства. В XVI в. Земский собор как учреждение лишь формировался и первоначально не имел ни четкой структуры, ни четкой компетенции. Практика созыва и порядок заседаний, тем более состав собора не были строго регламентированы и изменялись. Состав участников собора -  духовенство;  боярство;  дворянство;  дьячество и приказный аппарат; иногда купечество (верхушка посада). Как правило, Земские соборы рассматривали судебные, административные, финансовые и военные вопросы. В период междуцарствия избирали государя.

Одним из последствий их созыва являлось то обстоятельство, что правительственная власть снимала с себя в какой-то степени ответственность за проводимые ею мероприятия, так как эти мероприятия оказывались одобренными достаточно широким кругом советников. Стоит отметить, что в XVI в. Земские соборы еще не были представительными учреждениями в обычном понимании: а) власть царя они не ограничивали, б) не было выборных представителей. Однако это был первый шаг на пути к парламентаризму в России.

2. Значительные изменения произошли в системе местных органов власти. Институт кормлений постепенно был ликвидирован. Функции кормленщиков (сбор налогов, суд, руководство местным народным ополчением) в результате губной38  (1539-41) и земской реформ (1555-56), перешли к губным и земским старостам. Старост избирали из дворян, зажиточных посадских людей и черносошных крестьян. Таким образом, в середине и второй половине XVI в. в России стали формироваться институты местного самоуправления. Правда, вводимое в городах выборное самоуправление не распространялось на Москву (столица), Псков и Новгород (исконные вольности которых традиционно внушали царю опасения), Казань (в только что завоеванном крае было еще неспокойно) и пограничные города-крепости. В перечисленных городах власть находилась в руках назначаемых государством воевод.

    3. Изменения в системе управления дополнялись преобразованиями в судебной сфере. Наиболее значимым было категорическое требование Судебника 1550 г. об участии «судных мужей» в каждом судебном разбирательстве. «Судные мужи» — выборные представители в наместничьем суде — существовали и в XV в. Однако их участие в суде представлялось великим князем как пожалование, как привилегия. Ни всеобщего характера, ни серьезного значения прежние «судные мужи», по мнению некоторых исследователей, не имели. Введение на местах в середине XVI в. «праведного», то есть справедливого суда, контролируемого «лучшими людьми» из данного сословия, было важным шагом в направлении создания сословно-представительной государственной системы.

Таким образом, путь развития общества, который был намечен реформами Избранной рады, в перспективе мог привести к укреплению сословно-представительной монархии39.

Второй период царствования (опричнина) – 1565-1584 гг.

Именно против такого хода событий и выступил  царь Иван. Вынужденный в 1550-е гг. делиться властью со своим ближайшим окружением (Избранной радой), он постепенно стал тяготиться всем, что ограничивало его произвол. Искренне убежденный в праве монарха единолично вершить все государственные дела, Иван Грозный попытался привести действительность в соответствие с собственными убеждениями. Цель опричнины  как системы политических и экономических мер – установление в России режима личной власти царя.  

Поворот к репрессивному курсу намечается в начале 1560-х гг. Обстановка в стране была крайне напряженной. В августе 1560 г. умерла первая жена Ивана IV Анастасия. Еще при жизни царицы ее родня, бояре Захарьины-Юрьевы (будущие Романовы — от имени Романа Юрьевича Захарьина, отца Анастасии) находились во враждебных отношениях с  Адашевым и священником Сильвестром. Царь  охотно поверил слухам об их виновности в смерти Анастасии. Сильвестра отправили в ссылку на Соловки,  Адашев был взят под стражу в г. Юрьеве и вскоре умер. Падение Адашева и Сильвестра фактически  означало отказ царя от проведения прежнего курса реформ.

Смерть царицы Анастасии, а затем митрополита Макария, устранение Адашева и Сильвестра, т.е. людей, в определенной степени сдерживающих проявление необузданного характера Ивана 1У, усилило влияние   на сферу политики  негативных  личных качеств царя. Это - крайняя  мнительность, жестокость, трусость и слабоволие, сочетающиеся с умом, начитанностью, самомнением и верой в божественную природу своей власти.

В апреле 1564 г. в Литовское государство бежал видный воевода князь Андрей  Курбский. В своем послании из Литвы к Ивану Грозному князь осуждал тиранический образ правления, обвинял царя в невинно пролитой крови. Бегство Курбского, его послание затронули честь царя. В ответном послании Андрею Курбскому царь Иван энергично обосновывал свое исконное право управлять страной самодержавно, по своему усмотрению «жаловати и казнити» подданных. Все это были грозные предзнаменования надвигавшейся опричной грозы.

    Непосредственному переходу к опричнине, помимо бегства Крубского, предшествовали ряд тяжелых поражений русских войск в Ливонской войне, неурожай в стране, а также 4 пожара в Москве. Военные неудачи и бедствия воспринимались людьми как божье наказание за грехи, в первую очередь, правящего слоя.  Для того  чтобы отделить себя от него и свалить вину на бояр, царь  в декабре 1564 г. неожиданно покинул столицу, забрав казну, символы власти и наиболее ценные иконы. В сопровождении лично преданного ему окружения он поехал в Александрову слободу, откуда в январе 1565 г. послал две грамоты. В одной он обвинил бояр, детей боярских, приказных людей в измене, казнокрадстве, насилии над народом и заявил о своем решении оставить царствование. В другой грамоте, обращенной к посадским людям, он объявлял, что зла на них не держит.

    Бояре, оказавшись один на один с разгневанным народом, вынуждены были послать к царю делегацию и принять все его требования. Главными условиями стали: разделение страны на земщину, с прежней Боярской думой и приказами, и опричнину — со своей Думой, приказами-избами (на монастырский лад — «кельями»), войском; получение царем права полностью и бесконтрольно распоряжаться жизнью и имуществом людей, которых он «волен казнить и миловать» без суда и следствия; предоставление 100 тыс. руб. на «обустройство» опричнины. Деление на земщину и опричнину по существу было созданием как бы двух уровней власти: прежние, исторически сложившиеся институты, сохранявшиеся в земщине, были тем самым подчинены власти самодержца, который стоял над опричными органами управления.

Своеобразным символом новой политической системы стал опричник, приносивший царю клятву на верность (символами их преданности были метла и собачья голова, прикрепляемые к седлу и означавшие борьбу с изменой). В социальном плане опричный двор был крайне неоднородным. Он почти не отличался от социального состава земщины. В опричное войско входили и представители знати — князья (Одоевский, Хованский, Трубецкие и др.), и бояре, и худородные дети боярские, и даже иностранные авантюристы. Это разношерстное опричное воинство объединяла преданность царю, отречение от родителей и принятых норм поведения.40 

Опричнина — это форсированная централизация без достаточных экономических и социальных предпосылок. В таких условиях свою реальную слабость власти пытаются компенсировать террором. Создается не четко работающий аппарат государственной власти, обеспечивающий выполнение решений правительства, а аппарат репрессий. Свою слабость власть пыталась компенсировать жестокостью, принимающей крайние и иррациональные формы, что вызывалось стремлением парализовать волю к сопротивлению, вселить ужас в души людей. Террор был направлен против всех, кто был носителем хотя бы некоторой самостоятельности, свободы, кто в будущем мог стать ограничителем царской власти. В результате проведения репрессивных мер -  а) был ликвидирован последний удел и умерщвлен двоюродный брат царя Владимир Старицкий; б) ослаблена церковь — расправа с митрополитом Филиппом41 и некоторыми другими церковными иерархами; в) был нанесен значительный удар по местному самоуправлению — Новгород лишился своего самоуправления после погрома в январе 1570 г. (урок другим городам); г) был уничтожен квалифицированный аппарат управленцев - казнены московские дьяки во главе с И. Висковатым, т.н. «московское дело».  В годы  опричнины погибли тысячи россиян — князей, бояр, дворян, приказной бюрократии, купцов, ремесленников, крестьян, священнослужителей. Жертвами террора в конце концов стали и сами опричники.

Для достижения единоличной власти Иван Грозный использовал следующие технологии управления. Во-первых, он применил прием «шантаж отставкой» (отказ от власти и отъезд в Александровскую слободу в декабре 1564 г.). Таким способом царь получил возможность диктовать боярам условия своего возвращения на трон, в том числе право бесконтрольной власти: формально — в опричнине, фактически — на территории всей страны. Во-вторых, Иван Грозный через голову бюрократии напрямую обратился к народу с целью направить энергию масс против этой бюрократии (его грамоты жителям Москвы, посланные из Александровской слободы). В-третьих, еще одним действенным способом для преодоления сопротивления государственного аппарата во все века было формирование параллельного, в данном случае опричного аппарата  управления. В-четвертых, царь использовал прием, известный всем бандитам и тиранам, — «повязать соратников кровью». Он заставлял свое ближайшее окружение участвовать в публичных казнях, лично рубить головы  жертвам42.

Каковы последствия политики опричнины?

    1.Главным результатом опричнины стал новый механизм власти. В годы опричнины центральная монархическая власть смогла значительно возвыситься над обществом, поставить его под свой жесткий контроль. И хотя земство в России и позже (в XVII веке) продолжало играть видную роль в управлении государством, оно не превратилось в учреждение сословно-представительного характера западного типа и деятельность земских органов не выходила за рамки государевой службы. Опричнина окончательно повернула российскую государственность на самодержавный путь развития, обеспечив победу самодержавных начал над началами сословного представительства. В этом, пожалуй, и состояла ее главная роль в истории Русского государства43.

    2. Важным следствием отказа от управления страной вместе с деятелями Избранной рады стало принятие ошибочного решения сделать главным направлением внешнеполитической деятельности борьбу за Прибалтику.

    Исследователь А. Янов в работе «Происхождение автократии»44 проанализировал внешнеполитические альтернативы, стоявшие перед Россией в тот период. Сложившаяся международная геополитическая ситуация благоприятствовала национальному возрождению России и превращению ее в крупное европейское государство. Стремительно набирало силу Османская империя. В первой половине XV в. османы захватывают Балканский полуостров, и в середине века сокрушают Византийскую империю, а к началу XVI в. уже угрожают важнейшим жизненным центрам Средней Европы.  На пути азиатской конницы лежала теперь не Россия, а Германия. В такой ситуации Москва оказывалась в позиции ценного потенциального союзника для любой европейской антитурецкой коалиции. Таким образом, исторический выбор нашей страны состоял в следующем: либо добиваться своих национальных целей в качестве союзника Европы, либо добиваться их, противопоставляя себя Европе, выступая в ее глазах лишь заместителем исчезнувшей Золотой Орды.

Конкретно - исторически в середине XVI в. перед Москвой стоял следующий выбор во внешней политике. Или  продолжить наступление на своего извечного врага — крымского хана и стоявшую за его спиной Турцию и присоединиться к европейской, антитурецкой коалиции. Или начать борьбу за Ливонию, «повернуть на Германы» (говоря языком Ивана IV), став, таким образом, де-факто участником антиевропейской коалиции.

Большинство деятелей  Избранной рады выступали за продолжение антитатарской стратегии, казавшейся не только единственно правильной, но и естественной национальной политикой.  С тактической точки зрения она также была естественной: никто не угрожал России с Запада, тогда как оставлять открытой южную границу было смертельно опасно.

Тем не менее царь выбрал противоположную стратегию. Ливонская война длилась 25 лет (1558—1583). Результаты ее известны:

- «повернув на Германы», Иван IV, по сути, пригласил татар атаковать Москву. В 1571 г. Россия оказывается не в силах защитить собственную столицу от крымского хана, сжегшего Москву на глазах у изумленной Европы;

- в результате поражения Россия потеряла не только все ранее завоеванные ливонские города и  несколько собственных городов, но и принадлежавшее ей до этого Балтийское побережье — то самое «окно в Европу», которое полтора столетия спустя должен будет тяжелой ценой отвоевывать Петр I;

-  разорение и запустение значительной территории страны,    тысячи погибших;

- разгром России в Ливонской войне  не только военное поражение, но и  крупнейшая внешнеполитическая катастрофа. Московское царство перестало существовать как один из центров мировой торговли и европейской политики.  Неслыханным национальным унижением расплачивалась Россия за исторический выбор своего царя.

3. Еще одним результатом опричнины и поражения в Ливонской войне стала экономическая катастрофа в 70-80-е гг. XVI в.

Экономика России в первой половине XVI в. переживала значительней подъем. Шел процесс урбанизации страны, строились города — Каргополь, Турчасов, Тотьма, Устюжня, Шестаков, крепости — Тульская, Коломенская, Казанская, Зарайская, Серпуховская, Астраханская, Смоленская, менее значительные города-крепости Елец, Воронеж, Курск, Белгород, Борисов, Самара, Уфа, Саратов, Царицын, Архангельск и др. К середине XVI в. в России было уже до 160 городов45.

Рост и строительство городов были бы невозможны без создания крупного производства. А. Янов приводит сохранившиеся расчеты материалов, потребовавшихся для строительства Смоленской крепости. На нее пошло 320 тыс. пудов полосового железа, 15 тыс. пудов прутового железа, 1 млн гвоздей, 320 тыс. свай и многое другое. Однако в изучаемый период строились десятки городов и крепостей. Кто-то же должен был все это произвести. Не ввозились же доски, железо, камень из-за границы. Это естественно предполагает наличие крупного специализированного производства. Непосредственно на строительстве одной Смоленской крепости было занято 16 тыс. рабочих. И притом, согласно царскому указу, исключительно вольнонаемных. Если учесть, что таких крепостей и городов одновременно возводились десятки, это предполагает наличие огромного рынка свободной рабочей силы.

О богатстве и быстром экономическом развитии Московского государства в первой половине XVI в. писали посетившие его англичане Ричард Ченслер, Антоний Дженкинсон, императорский посол Сигизмунд Герберштейн и другие.

Принципиально иная ситуация наблюдается в 70-80-е гг. XVI в. Там, где  Ченслер в 1553 г. нашел деревни, замечательно населенные народом, четверть века спустя его соотечественник Д. Флетчер обнаружил пустыню. Там, где крестьяне деятельно расчищали лесные массивы и расширяли пашню, опять появились пустоши и леса. Согласно писцовым книгам 1573-1578 гг., в  Московском уезде числится  до 96% пустоши. В Можайском уезде насчитывается до 86% пустых деревень, в Переяславль-Залесском — до 70%.   И так происходило повсюду, по всей стране. Она вдруг начинает деградировать. Экономические и социальные процессы, разворачивавшиеся в первой половине XVI в. и обещавшие, казалось, России нормальный европейский прогресс, вдруг исчезают, словно бы их и не было. Исчезает прогрессивная трехпольная (паровая) система земледелия. Разрушается крупное производство. Урбанизация страны сменяется разрушением городов. Это все иллюстрация внезапной катастрофы русских городов и русского крестьянства.

4. Внутренняя политика и затяжная война  приводит к разорению населения, его  бегству  на окраины. Государство теряло налогоплательщиков, служилые люди — крестьян, а это подрывало боеспособность армии. Для преодоления кризисного положения власть пошла на запрет крестьянского «выхода». Отмена Юрьева дня в 1581 г. из временной и ограниченной меры переросла в постоянную, что привело к закрепощению крестьян. А это, в свою очередь, предопределило утверждение наиболее консервативного типа феодальных отношений, что затормозило развитие страны.

5. Опричнина породила и глубокий духовный кризис русского общества. Пошатнулась вера в царя как «земного бога», что подрывало основы православия. Отречение от христианской морали и вседозволенность опричников порождали страх и апатию в низах общества, дискредитировали церковь, неспособную заступиться за свою паству. В итоге, складывались духовные предпосылки для Смуты.

6.  Политический кризис состоял  в том, что  война царя с собственными подданными отдалила власть от общества и подорвала доверие к этой власти. Доверие во многом держалось на представлениях о строгом, но справедливом царе и на обоюдной готовности монарха и подданных соблюдать традиции. Нарушив «старину», грубо поправ казавшиеся безусловными законы, растеряв во время опричнины достигнутое в ходе реформ 1550-х гг., власть обрекла себя на нестабильность46, что привело  к Смуте.

7.  Дестабилизации обстановки способствовал  также династический кризис.  В 1581 г. в пылу гнева Иван Грозный нечаянно убил своего старшего сына и наследника Ивана, оставив трон  болезненному  Федору (1584-1598), неспособному самостоятельно управлять страной. От имени царя управлял его шурин Борис Годунов. Федор умер бездетным. Малолетний  Дмитрий, сын Ивана IV от Марии Нагой, погиб в 1591 г. при странных обстоятельствах. Династия Рюриковичей пресеклась. Вопрос о престолонаследии стал формальной причиной бурных событий начала ХVП в.  Царствование Ивана IV завершилось провалом внутренней и внешней политики.

Историографические подходы и оценки 47

●     Опричнина явилась своего рода кульминацией бурного пятидесятилетнего правления первого русского царя. По остроумному замечанию В. О. Ключевского, «учреждение — это всегда казалось странным как тем, кто страдал от него, так и тем,  кто его исследовал».  Не одно поколение ученых трудится над решением вопросов: была ли опричнина случайным эпизодом или же она имела глубокие корни в социальной и политической жизни страны, против кого было направлено ее острие, в чем состояли первоначальные планы Ивана Грозного и каковы были реальные последствия его опричной политики? Четкого и однозначного ответа на эти вопросы дать не просто.

Казалось бы, лучше всего должны были понимать смысл происходившего сами современники. Однако ясного и удовлетворительного объяснения причин учреждения опричнины в их сочинениях мы не находим. Они как бы уклоняются от ответа на этот вопрос. Не содержат готового на него ответа писания самого Ивана Грозного. Сейчас, после проведенных дискуссий и новых находок, уже не проходится сомневаться в подлинности знаменитой переписки Грозного с Андреем Курбским и других сочинений царя. Всю вину и ответственность за происходившее в стране царь Иван возлагал на всякого рода «изменников» (прежде всего — «изменников»-бояр), а себя представлял лишь жертвой крамолы и интриг. Это, конечно же, взгляд необъективный, тенденциозный. Трудно представить, чтобы все бояре (в том числе — старинные нетитулованные боярские роды, издавна верно служившие московским государям) вдруг стали «изменниками». Далеко не всегда историк может различить, где была «измена», а где — просто подозрительность царя.

Отнюдь не беспристрастен и противник Ивана Грозного князь Андрей  Курбский. В своих сочинениях князь стремился не столько понять, сколько обличить царя Ивана в тиранстве и пролитии невинной крови.

Немало интересных сведений об опричнине дают нам иностранные наблюдатели. Однако постичь общий смысл событий, происходивших в чуждой им «варварской Московии», они не могли. Порой иностранцы сознательно преувеличивали хаос и беспорядки в стране с целью спровоцировать своих государей к военному вторжению в Россию. Русские летописи и сказания, написанные после смерти Ивана Грозного, не скрывают фактов жестокостей опричнины, но в то же время избегают прямой оценки политики царя Ивана. В сознании русских людей того времени он был, хотя и грозный, но все же законный, «прирожденный» государь, власть которому дана от Бога. Поэтому и судить о действиях царя его подданные считали себя не вправе. Летописцы весьма обстоятельно и толково излагают фактически сторону событий опричнины, но не раскрывают мотивов действий царя Ивана, ограничиваясь лишь фразами типа: «понеже (потому что) опришнину повеле учинити себе особно» («учинил» — и все тут!).

Историки XVIII — первой половины XIX в. основывали свои исследования об опричнине на показаниях современников и летописей XVII в. и во многом следовали их оценкам и суждениям. В. Н. Татищев, сторонник сильной монархической власти, идеолог петровского абсолютизма, оправдывал деяния Ивана Грозного и осуждал «измены» «некоторых беспутных вельмож». Князь-аристократ М. М. Щербатов, напротив, видел в царе Иване тирана, который своей чрезмерной подозрительностью нарушил вековой своюз монархии с боярством. Н. М. Карамзин, обосновавший необходимость самодержавной власти, в то же время (вслед за Курбским и некоторыми другими авторами) осуждал борьбу Грозного с боярством и противопоставлял опричную тиранию мудрому правлению первых лет царствования Ивана, когда царь прислушивался к советам бояр. Данные талантливым историком и литератором яркие психологические характеристики Ивана Грозного сохраняют свое значение и поныне. Однако вряд ли можно свести объяснение опричнины к раскрытию особенностей личности грозного царя.

     Субъективный, морализирующий подход к оценке событий прошлого начал преодолеваться благодаря трудам С. М. Соловьева, который впервые взглянул на историю России как на закономерный и объективный (независящий от воли отдельных личностей) процесс. Опричнину он рассматривал через призму общей своей концепции постепенного перехода от «родовых» отношений к «государственным». Борьба Ивана Грозного с боярством (которое являлось носителем «родовых» начал) имела, по мысли С. М. Соловьева, позитивное значение, поскольку она ускоряла победу начал «государственных». В то же время историк отнюдь не оправдывал жестокости царя Ивана. Взгляды С. М. Соловьева получили развитие в работах его последователей. Наиболее четкая и развернутая концепция опричнины в дореволюционное время была дана С. Ф. Платоновым, который главный ее смысл видел в борьбе государственной власти, опиравшейся на «служилый класс» (дворян-помещиков), против могущественной княжеско-боярской знати, потомков удельных князей. Важнейшим результатом опричнины, считает С. Ф. Платонов, был разгром родового княжеско-боярского землевладения, являвшегося основой политического могущества феодальной знати.

     Концепция Платонова с некоторыми модификациями перешла впоследствии и в советскую историческую литературу. В трудах большинства советских историков 30-50-х гг. опричнина выступала как явление «прогрессивное», поскольку она укрепила централизованное государство, сокрушив могущество крупной боярской аристократии и сделав тем самым невозможным возврат к порядкам феодальной раздробленности.   Во второй половине ХХ в. в отечественной историографии платоновского взгляда на опричнину как на столкновение самодержавия с могущественной княжеской аристократией придерживается Р. Г. Скрынников. Он, правда, считает, что опричнина не была единой на всем протяжении своего существования и имела четко выраженную антикняжескую направленность лишь на начальном своем этапе. Сторонники мнения об антагонизме между самодержавием и боярством, о неизбежности конфликта между ними не доказали одного — была ли княжеско-боярская знать до опричнины настолько могущественной экономически и политически, чтобы противостоять централизованной монархической власти, и, более того, являлась ли она силой, способной  вернуть страну к порядкам феодальной раздробленности?

    Таким образом, одни историки рассматривают опричнину как важное политическое мероприятие, оказавшее большое влияние на дальнейшее развитие страны. Другие - в их числе такие авторитетные ученые, как В. О. Ключевский и С. Б. Веселовский  -  вообще склонны отрицать за опричниной определенный исторический смысл.

   С 1960-х гг. в исторической  науке  утверждается взгляд о негативном влиянии опричнины на исторические судьбы Русского государства, социально-экономическую и культурную жизнь страны. Начался критический
пересмотр традиционной концепции опричнины. Исследования  А. А. Зимина, Н. Я. Эйдельмана, В. Б. Кобрина и других показали, что ни боярство, ни дворянство в тот период не отстаивали идеи ослабления центральной власти. Однако в современной учебной литературе нередко можно встретить традиционный тезис о том, что в
XVI в. выбор был между централизацией (опричниной) и сепаратизмом (политикой бояр). С этих позиций сделанный Иваном Грозным выбор был правильным, прогрессивным: лучше централизация (опричнина), пусть и проведенная варварским способом, чем ослабление центральной власти, сепаратизм, которые вели к гибели государства.

    Тем не менее количество сторонников иного подхода растет. Они доказывают,  что  в XVI в.       Россия стояла совсем перед другим выбором. Реформы Избранной рады и политика опричнины — это два разных способа формирования централизованного государства Выбор общества состоял в следующем: 1) сословно-представительная монархия, то есть сильная центральная власть, хотя бы частично ограниченная парламентом, местным самоуправлением, законом (правами и свободами элиты) плюс некоторая свобода частного предпринимательства в экономике (предбуржуазный путь развития). Именно по этому пути в XV-XVI вв. пошли наиболее развитые страны Западной Европы, в этом же направлении повели Россию в 50-е годы XVI в. деятели Избранной рады. Или: 2) самодержавие — никем и ничем неограниченная монархия плюс крепостное право. Россия в силу ряда объективных и субъективных причин выбрала второй путь.48

●  Из множества дискуссионных вопросов в историографии эволюция российской государственности, истоки самодержавия вызывают наибольшие разногласия. Эти проблемы находились, в центре внимания русской государственной школы (С. Соловьев, Б. Чичерин), евразийцев, зарубежных историков. Исследователи единогласно оценивают установившуюся в XVI в. власть как деспотическую. Питательной средой для формирования именно такого характера власти им видятся Византия, Золотая Орда (или Восток), собственно русская почва.

    В русской исторической школе становление самодержавной власти связывается с природными факторами. Огромное незащищенное пространство, неблагоприятные для хозяйственной деятельности географо-климатические условия придавали особое значение центральной власти. К этому следует добавить внешнее давление: этническое, религиозное, культурное, военное. В этих условиях государство, форма власти приспосабливались к среде. Самодержавие с его подавлением личности и сущностных сословных интересов - это плата за  выживание, результат развития народа в определенных природно-климатических, исторических условиях. Огромная территория и внешняя опасность требовали перманентной мобилизации всех ресурсов для  обороны, войны, колонизации. Деспотизм - инструмент борьбы с чрезвычайной ситуацией.

    Известный американский историк Ричард Пайпс особенности    политической системы выводит из специфики социально-экономических отношений. В России, считает он, слились понятия суверенитет и собственность.  Верховная власть не признает за своими подданными прав собственности, да и их  самих рассматривает как объект жесткого контроля и подчинения. Россия дала вариант вотчинной  монархии49.

    Некоторые историки считают, что на ранней стадии развития просматривается параллель между Западной и Восточной Европой. Киевская Русь была многоцентровым государством. Московское государство формируется как автократическое под влиянием монголо-татарского заимствования с небольшой спецификой, связанной с особенностями христианской морали и этики. Арнольд  Тойнби рассматривает Россию как наследницу Византии. Вслед за ней российская цивилизации отстаивает свою самобытность и независимость от Запада. Эта борьба и приводит к концентрации власти. Даже церковь оказалась подчиненной светской власти и не составила ей альтернативу.

Евразийцы  в лице Г.В. Вернадского, П.Н. Савицкого видят в Московском государстве скорее осколок Золотой Орды, чем преемника Киевской Руси. При этом не отвергается роль Византии как духовного источника всех процессов, происходивших в Восточной Европе. Россия - это результат взаимодействия духовно-культурного византийского наследия и государственно-военного монгольского опыта. В свою очередь современный историк А. Смирнов в поисках начала деспотизма уходит дальше во времени. Монголо-татарское иго создало более комфортные условия для сформировавшейся во Владимиро-Суздальской земле идеи самодержавной власти, которая, в свою очередь, была ответом на внешнеполитическую опасность.

Попытался объединить разные варианты оценок российского самодержавия А. Янов, определивший Россию как "живую дихотомию". В силу исторического развития она пережила раздвоение политической традиции на европейскую и византийскую. Россия не стала европейским абсолютизмом (с принципом общественного договора), но и не превратилась в восточную деспотию. Можно приводить десятки высказываний и точек зрения. Самодержавие в России было формой национального государства. Западный абсолютизм уравновешивал социальные конфликты, а российское самодержавие  сплачивало сословия в целях выживания50.

ЛИТЕРАТУРА

-  Алексеев Ю.Г. Государь всея Руси.- Новосибирск,1991.

Борисов Н.С. Русская церковь в политической борьбе ХIVV веков. –М.,1986

-  Борисов Н.С. Иван Калита //Родина.1993.№10.С.8-12

-  Головатенко А. История России: спорные проблемы. – М.,1994.

-  Горский А.А. К вопросу о причинах «возвышения» Москвы (ХШ-ХIV вв.). // Отечественная история. 1997.№1.С.3-12.

 - Гумилев Л.Н. От Руси к России. – М.,1996.

 - Данилевский И. Н. Русские земли глазами современников и потомков (XII - XIV вв.). – М., 2001.

- Данилов А.Г.  Альтернативы в истории России: миф или реальность. – Ростов н/Д, 2007.

   - Зимин А.А. Витязь на распутье: Феодальная война в России ХУ в. – М.,1991.

История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России 1Х – начала ХХ в./ Сост. С.В. Мироненко. В 2 кн. – М.,1991. Кн. 1.

История России: народ и власть /Составитель Ю.А. Сандулов. – СПб,1997.

- Камынин В.Д., Заболотный Е.Б., Шишкин Е.Б. Очерки современной историографии России с древнейших времен до начала ХХ в. – Тюмень, 2003.

КОНТРОЛЬНЫЕ  ВОПРОСЫ

Как и почему Московское княжество превратилось из вотчины в государство?

Почему проблема влияния монголо-татарского нашествия приобрела дискуссионный характер? Чем можно объяснить различные оценки, которые давали и дают ей историки?

По мнению ряда историков, Русь Великая  и Русь Литовская  были  двумя  центрами  консолидации русских земель. Какую роль в отечественной истории сыграло Великое княжество Литовское?

Что изменилось в жизни русской церкви в ХV в.? Как эти изменения повлияли на взаимоотношения церкви и великокняжеской власти?

Какие политические процессы, происходившие в русском обществе, отражают появление теории «Москва – третий Рим»? Как изменились отношения государства и общества в ходе централизации государственной власти?

С кем боролся Иван Грозный в годы опричнины? Кто вышел победителем из  этой борьбы?

 

1 Л.В. Черепнин. Образование русского централизованного государства. Очерки социально-экономической и политической истории Руси. - М.,1966. С.5.

2 Родина. 1994.№5. С.25; №9. С.38; 1995.№9. С.38; 1996..№12. С. 43.

3 Б.Земцов. Откуда есть пошла…российская  цивилизация// Общественные науки и современность. 1994. №4.С.58-62.

4  В период упадка ремесла от монгольского нашествия  в России усиленно развивались крестьянские промыслы. Когда  городское ремесло стало возрождаться, оказалось, что его место было уже занято. В России началась  в ХУ1 – ХУП вв. специализация промыслов, а не ремесла ( металлургические около Тулы; текстильные вокруг Москвы, Ярославля; кожевенные вокруг  Вологды, Казани, Ярославля).  См.: Тимошина Т.М. Экономическая история России: Учеб. пособие/ Под ред. М.Н.Чепурина.-М., 1988. С.84-85.

5 В советской историографии  использовалась исключительно  периодизация Л.В.Черепнина, согласно  которой  рубежом между первым и вторым этапом был 1380 г. ( см. указ соч.).

6 Думин.С.В. Другая Русь (Великое княжество Литовское и Русское)// История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории России 1Х- начала ХХ в./ Сост. С.В. Мироненко.-М.,1991.С. 76-126; Данилов А.Г, Альтернативы в истории России: миф или реальность (Х1У-Х1Х вв.) – Ростов н/Д,2007.С.11-51.

7 А.А. Горский. К вопросу о причинах «возвышения» Москвы // Отеч. история.1997..№1.С.4,9; В.А. Кучкин. Первый Московский князь Даниил Александрович // Отеч. история.1995. № 1.С. 98-101.

8 А.А. Горский. Москва, Тверь и Орда 1300-1339 гг. // Вопросы  истории. 1995.№.4.С.40.

9 В.О. Ключевский. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн.1.- М.:Мысль,1995. С.344.

10 А.Б. Мазуров. Утверждались ли духовные грамоты Ивана Калиты в Орде? // Вопросы истории. 1995.№9.С.145-147; А.Л.Хорошкевич. Государство всея Руси // Родина. 1994.№5.С.21

11 Н.С.Борисов. Иван Калита //Родина.1993.№10.С.8,12; Он же. Иван Калита.-М.,1997; Он же. Политика московских князей: конец ХШ-первая половина Х1У вв, .- С.13.

12  Е.М. Шмурло. Курс русской истории.- СПб, 1998.С.204.

13 Удел (удельные земли) – доля члена княжеского рода в родовом владении; в ХП-ХУ1 вв. составная часть крупного великого княжества, управлявшееся  членом великокняжеской семьи – удельное княжество.

14 А.Г. Данилов. Альтернативы в истории России: миф или реальность (Х1У-Х1Х вв.) – Ростов н/Д: Феникс, 2007.С.21.

15 Л.Н. Гумилев. От Руси до России: Очерки этнической истории. – СПб,1992.С.145.

16 Камынин.В.Д., Заболотный Е.Б., Шишкин Е.Б. Очерки современной историографии России с древнейших времен до начала ХХ в. – Тюмень, 2003. С.74;  Иное мнение см.: Мухаметов Ф.Ф. Социально-политическая борьба в монгольском обществе и на Руси (конец ХП-Х1У вв.) – Челябинск, 2000. С.267.

17 Л.Н. Гумилев. Указ соч. С.145. ( Данную мысль развил автор вслед за  историком В.О. Ключевским.)

18 Л.Н. Гумилев. Год рождения 1380…// Декоративное искусство.1980. № 12.С.34-35;  Кожинов В. «Монгольская эпоха» в истории Руси и истинный смысл и значение Куликовской битвы. С.191.

19 Ф.Ф. Мухамедов. Указ. соч. С.271-273.

20 А.Г. Данилов. Альтернативы в истории России: миф или реальность. С.22-27.

21 Зимин А.А. Витязь на распутье: Феодальная война в России ХУ в.- М.,1991.  С.198-207. Мнение автора разделяли историки Носов Н.Е., Лурье Я.С., Хорошкевич А.Л., А.Г. Данилов.

22 Улусниками в кочевых империях обозначали автономных владетелей, пожалованных ханом землями и людьми.  «Жалование» оформлялось в виде специального ярлыка.

23 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. – М.,1960.С.148-149.

24  Вассал – это тот, кто обладает не только обязанностями, но и правами.

25 Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1.- М.,1995. С.446.

26 Данилов А.Г. Указ. соч. С.55.

27  Зимин А.А. Россия на пороге нового времени. Очерки политической истории России первой трети ХУ! в.-М.,1972.

28 Дворниченко А.Ю. «Служебная система» и военно-служилое государство // Актуальные проблемы отечественной истории. – Ижевск,1993.С.71.

29 Наше Отечество. Опыт политической истории / Кулешов С.В., Волобуев О.В.,  Медушевский А.Н. и др. –М.,1991. Ч.1.С.42-43.

30 Кучкин В.А. Сергий Радонежский // Вопросы истории. 1992. №10. С.85.

31 Окончательно Русская православная церковь становится самостоятельной, а следовательно и в полном смысле этого слова национальной в 1589. В этом году она  превращается из метрополии Константинопольского патриарха в автокефальную Московскую патриархию и первым русским патриархом на Поместном соборе избирается патриарх Иов.

32 Головатено А. История России: спорные проблемы. Изд.2.- М.,1994. С.51-54.

33 Общежитийный устав -  такое устройство быта, при котором монахи не могут единолично владеть каким-либо имуществом, питаться из отдельного котла; они должны отказаться от любых внешних различий, связанных с социальным происхождением или материальным достатком.

34 Секуляризация – обмирщение, передача в руки светских владельцев церковных земель.

35 История России (Россия в мировой цивилизации): Уч. пособие для вузов /Составитель и отв. редактор Радугин А.А. – М.,1997. С.81-82.

36 Головатенко А. Указ соч. С.61-63.

37 Состав участников Избранной рады уточняется исследователями.

38   «Губа» — административный округ, в то время соответствовал уезду.

39 Против такого подхода возражает Д. Н. Альшиц, который считает, что Избранная рада своей деятельностью объективно подготовила опричнину, а не была ее альтернативой. См.: Альшиц Д. Н. Начало самодержавия в России: государство Ивана Грозного. Л., 1988.

40 Князь Курбский в своих посланиях Ивану Грозному, обыгрывая слово «опричники»,  называл их «кромешники», что означало «воины кромешной тьмы», т.е. ада

41 Митрополит всея Руси в 1566-1568 гг.  Филипп (Федор Колычев) происходил из знатного боярского рода. Прославился своим противостоянием опричной политике, когда «все молчало». Был лишен сана, отправлен в ссылку, где и погиб в 1569 г. (задушен Малютой Скуратовым). Подробнее о его жизни и противостоянии Ивану Грозному см.: Соловьев С. М. История России с древнейших времен / Сочинения. Кн. III. Т. 6. М., 1989. С. 538-539;  Зимин А. А. Опричнина Ивана Грозного. С. 221-257.

42 Данидлв А.Г. Указ. соч. С.74.

43 История России: народ и власть. С.243.

44 Янов.А. Происхождение автократии. – М.,1991. Далее частично использованы его материалы.

45 Зимин А.А. Реформы Ивана Грозного. – М.,1960. С.117-165. 148.

46  Головатенко А. Указ. соч. С.66.

47  Использован материал А.П. Павлова. См.: История России: народ и власть. – СПб,1997. С. 228-231.

48 Данилов А.Г. Там же. С. 52-79; История России: народ и власть. С. 203-243;


Камынин В.Д., Заболотный Е.Б., Шишкин Е.Б. Очерки современной историографии России с древнейших времен до начала ХХ в. – Тюмень, 2003. Очерк  второй.

49 Пайпс Р. Россия при старом режиме. – М.,1993.10-11.

50  Россия и мир: Лекции по курсу  «История цивилизаций». – Екатеринбург: УрГПУ,1997.С.18-19.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

79903. День художньої творчості за темою «Дизайнер і техніка». Колективне художньо – ігрове конструювання технічних моделей. Захист власних винахідницьких проектів 56 KB
  Мета. Закріпити уміння дітей з технічного моделювання, розвивати конструкторську винахідливість, прояв фантазії, виховувати почуття любові до праці. Обладнання: технічні конструктори, конструктори «Lego», фотографії космічної техніки з деталей металоконструктора, мультимедійне обладнання...
79904. ТУРНІР МОВОЗНАЙОК 47 KB
  Мова – це неоцінений божественний дар, який дано людині. Вона супроводжує нас від народження і аж до смерті. У щоденній практиці спілкування не обійтися без мови. навіть коли ми думаємо, в пам’яті відтворюємо відомі нам слова і фрази. Власні думки формулюємо і передаємо за допомогою мови...
79905. РЫЦАРСКИЙ ТУРНИР 377 KB
  На нашем турнире будут соревноваться самые благородные и достойные рыцари из каждого класса. Но кто же такие рыцари Ответы детей Рыцарь нем. Рыцари обычно имели на вооружении железный шлем с забралом кольчуги плечные ручные и ножные прикрытия обитые жестью перчатки острые мечи и копья.
79906. Рослини. Рослини і людина: вшанування рослин, охорона 117.5 KB
  Мета. Продовжувати розкривати цінності рослин для людини; ознайомити учнів з рослинами, які охороняються: конвалія, дзвоники, сон-трава тощо; формувати в учнів відчуття особистої відповідальності за збереження рослин; збудити інтерес до рослин-оберегів, народних звичаїв, традицій вшанування рослин в Україні.
79907. Толерантність. Позитивне значення толерантності у формуванні цілісної особистості молодої людини 77 KB
  Мета: показати певні рівні толерантної поведінки людини; розвивати адекватну самооцінку, вміння аналізувати, приймати рішення, вибирати правильну позицію; виховувати спостережливість, уважність до інших людей; виховувати здатність бачити і розуміти відмінність іншої людини від себе, вчити встановлювати...
79908. Наші права – щасливе дитинство 103.5 KB
  Ознайомити учнів з їхніми основними правами та обов’язками. Вчити відрізняти права від обов’язків закріпити їх в пам’яті учнів. Ілюстрований матеріал до теми плакати Знай свої права та обов’язки Права дітей Обов’язки учнів Світова книга прав дитини картки для групової роботи комп’ютер презентація...
79909. ГРА ДЛЯ ЕРУДИТІВ «РОЗУМНИКИ» 95 KB
  12 учасників Записати відгадки до загадок. На кожну відгадку 1 хвилина Перевірити і порахувати кількість правильних відповідей 6 учасників Кожен вибирає 1 тему, по якій отримує 6 питань. На відповіді відводиться 1 хвилина. Не знаючи відповіді на дане питання, учасник має право просити наступне.
79910. Козацькі розваги 47.5 KB
  Добрий день вам, друзі щирі! Хай живеться вам у мирі. Не минайте нашу хату, Бо у нас сьогодні свято. Сьогодні, гадаєм, якраз буде вчасно, Щоб був у вас дійсно чудовий настрій, Упоравшись з ділом, хіба вам не варто Зустрітися з силою, піснею, жартом.
79911. Козацькі розваги. Свято 59 KB
  Хай буде доля на все роздолля А до того – літ пребагато На добро і згоду Хай не буде переводу козацькому роду Козаки були вільні і безстрашні люди. Часом козаки віддавали перевагу смерті ніж ганебному рабству.