72232

ИСТОРИЯ ЗООПСИХОЛОГИИ И СРАВНИТЕЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Лекция

Психология и эзотерика

История развития знаний о психике животных и происхождении психики человека неразрывно связана с историей всей психологической науки поскольку зоопсихология и сравнительная психология решают фундаментальные психологические проблемы: определение психики ее возникновение и развитие в эволюции...

Русский

2014-11-19

254.5 KB

21 чел.

3. ИСТОРИЯ ЗООПСИХОЛОГИИ И СРАВНИТЕЛЬНОЙ

1 психологии

История развития знаний о психике животных и происхождении психики человека неразрывно связана с историей всей психологической науки, поскольку зоопсихология и сравнительная психология решают фундаментальные психологические пробле-мы: определение психики, ее возникновение и развитие в эволюции, происхождение человеческого сознания. Как и все остальные знания о мире, знания о психике животных имеют два основных источника: бытовой опыт (ненаучные знания) и специально организованные научные исследования. Оба вида знаний (бытовые и научные) имеют свои особенности, они взаимодополняют друг друга и на разных этапах развития науки могут иметь разные отношения и взаимосвязи^ одной стороны, в хозяйственной деятельности человека возникает запрос на познание свойств и закономерностей мира, что стимулирует развитие научных знаний. С другой стороны, бытовое сознание более консервативно и ограничено, не всегда может воспринять и адекватно использовать научные открытия, особенно если требуется изменение традиционных взглядов и практик. Однако эмпирические бытовые знания, сформировавшиеся в течение многих веков и тысячелетий, несут в себе в обобщенном, кристаллизованном виде такие сведения, которые могут быть очень полезны для науки. И здесь также возможны отвержение и недостаточная востребованность таких знаний научным мышлением. В современном мире наблюдается интеграция обоих путей познания: наука более пристально и уважительно стала относиться к практическому человеческому опыту, а повышение общего образовательного уровня и необходимость фактически в любой области человеческой практики иметь специальное образование приводят к необходимости получения научных знаний и их приложения к традиционным представлениям.

Бытовые (ненаучные) знания возникли на основе эмпирического опыта человека, в первую очередь хозяйственного, на основе наблюдений за животными в природе. Такие знания имеют очень давнюю историю. Еще в доисторические времена, на ранних эта-

пах развития Homo Sapiens sapiens (современный подвид человека разумного, возникший около 150 000 лет тому назад), человек начал познавать психику животных, причем для тех же двух основных целей, которые существуют и сейчас: для взаимодействия с животными (охота, животноводство) и для познания собственной психики. Первая цель достигалась за счет наблюдения и фиксации полученного опыта в рисунках и ритуальных охотничьих обрядах. Элементы таких охотничьих ритуалов были уже у неандертальцев (подвид Homo Sapiens, предшествующий современному). Позднее для подготовки к охоте охотники придавали себе сходство со зверем, имитировали его движения и т.п. То же самое осуществлялось в ритуалах, связанных с животноводством. Рисунки древних людей изображали животных очень натуралистично, в движении, выполнении различных форм жизнедеятельности и даже с внутренним строением («рентгеновские рисунки»). Такие действия помогали человеку понять состояние животных и на основе этого прогнозировать их поведение, правильно строить взаимодействие с ними. Вторая цель (познание собственной психики) первоначально реализовывалась в тотемических представлениях: человек пытался познать себя, отождествляясь с тотемическим животным с помощью приемов, сходных с охотничьими ритуалами, но уже с другими задачами. Отождествляя себя с тотемом с помощью имитации внешнего вида, движения, голоса и т.п., человек познавал свои состояния и стремился научиться управлять ими: достигать такой же степени ловкости, смелости, мудрости и т. п., которые он представлял у своего «старшего» тотемическо-го сородича. Такие приемы до сих используются в некоторых восточных практиках работы с душой и телом. По сути, все описанное выше это настоящие психологические знания (хотя и получаемые ненаучным путем), так как они направлены на понимание внутреннего состояния животного (что, кстати, периодически выпадало из сферы научных интересов психологов, например в период развития «объективной» психологии в XIXXX вв.). В дальнейшем эмпирические знания о психике животных накапливались в процессе хозяйственной и природоохранной деятельности человека, а также дрессировки (которая могла иметь как хозяйственное приложение, так и чисто развлекательное). В современном мире эти виды практики уже не основываются только на традиционных знаниях, а активно используют научные достижения и сами служат источником получения эмпирических данных для науки.

Научные знания, как уже было показано выше, первоначально развивались в русле общефилософских и затем выделились в самостоятельные науки, имеющие свой собственный предмет исследования. Зоопсихология и сравнительная психология являются отраслью психологии и, как вся психология, выделились из фи-

лософии в самостоятельную науку относительно поздно в середине XIX в. Но поскольку зоопсихология это междисциплинарная область знаний, то ее развитие связано не только с психологией, но и со смежными науками: эволюционной биологией, этологией, физиологией высшей нервной деятельности, антропологией. Все направления, из которых позднее сложилась зоопсихология, сначала были относительно едиными, развиваясь в рамках античной философии. Позднее знания о психике животных и происхождении психики человека формировались в русле двух направлений: философии (проблемы определения психики и возникновения человеческого сознания, позднее ставшие предметами исследования в психологии) и естествознания (движущие силы эволюционного развития, регуляция поведения животных и человека, антропогенез). В настоящее время зоопсихология и сравнительная психология представляют собой синтез обоих направлений, в рамках которых выделяются различные частные предметы исследования, общие и конкретные задачи, используются различные теоретические подходы, концепции и модели экспериментальных исследований. В рамках учебного пособия мы можем лишь кратко показать как развивались эти знания. Более подробные исторические обзоры, характеризующие отдельные направления развития знаний о психике животных, представлены в рекомендуемой к данному разделу литературе (Н. Н.Ладыгина-Коте, А.Н.Леонтьев, К.Э.Фабри, Д.Дьюсбери, Д.Мак-Фарленд, 3.А.Зорина, И.И.Полетаева и др.).

Представление о психике животных и человека в античной философии

Античные философы много внимания уделяли проблемам души, ее определению и формам существования. Первые письменные свидетельства представлений о душе животных и человека можно обнаружить еще у самых ранних философов Древней Греции, причем уже у них присутствуют воззрения, которые можно отнести к материалистическим и даже эволюционным. Так, еще в VIV вв. до н.э. Демокрит говорил, что душа материальна и принадлежит всему (всеобщее одушевление природы), причем качество души зависит от организации тела. Очень похожие суждения позднее высказывал средневековый философ Б.Спиноза. Развивая взгляды Демокрита, Эпикур (IVIII вв. до н.э.) также признавал наличие «духовного начала» (т. е. психического в широком смысле) не только у человека, но и у животных. Отличие души животных от души человека он и его последователи видели в том, что у животных душа «материальная, телесная», а у человека и богов «идеальная», так как животные, с одной стороны, а человек и

боги, с другой, были созданы в результате двух различных актов творения. При этом Эпикур считал, что душа есть только у тех существ, которые способны ощущать. Таким образом, еще древнегреческие философы предлагали рассматривать ощущение как критерий наличия у живого существа психики. Последователь Эпикура Лукреций (И—I вв. до н.э.) предлагал различать дух и душу. Душа это чувствующая субстанция, а дух мыслящая. В этом отношении Лукреций развивал представления Аристотеля (IV в. до н.э.), который считал, что душа человека отличается от души животных тем, что первая разумная и бессмертная, а вторая чувственная (телесная) и смертная. Только тело способно к чувственным впечатлениям, но прибавление к этому души идеальной, разумной делает человека способным к познанию и наделяет его свободной волей. У древнегреческих мыслителей мы находим и идеи о происхождении человека от животных, а значит, и преемственности в развитии их психики. Еще в VI в. до н.э. Анакси-мандр говорил о происхождении человека от рыб, которые зародились под влиянием солнечных лучей на илистом мелководье. Анаксагор и Сократ считали, что своим исключительным положением среди всего живого, приближающим человека к богам, он обязан своей необыкновенно умелой руке, а Исократ добавлял к этому наличие речи. В этот же период (VIV вв. до н.э.) Демокрит и Эмпедокл высказывали идеи о происхождении человека от животных предков (при желании можно рассматривать это как научное осмысление тотемических воззрений, позднее вернувшихся в науку в форме эволюционных идей). Представление о душе животных и человека как порождении «Универсального разума», которая, попадая в тело, приобретает способность к чувствованию и управляется влечениями, высказывал Сократ. Его идеи развивались в двух разных направлениях Платоном и Аристотелем. Платон (VIV вв. до н.э.) продолжал линию идеализма, ядром его философии было представление об «Абсолютных идеях» как сущности бытия, воплощающихся в материальной форме. Душа есть посредник между миром идей и миром вещей. Платон выделял три «начала» души: первое чувственное, общее для человека и животных; второе разумное (способность к познанию); третье «дух», устремляющий человека к справедливости, служению идеям.

Продолжение этих представлений позднее мы находим у Геге
ля в его учении об «Абсолютном духе», проходящем в своем раз
витии все этапы развития материи. В учении Платона важным с
точки зрения развития знаний о психике животных и происхож
дении психики человека является дальнейшее развитие положе
ний Сократа о влечениях. По Платону, низшее начало души (род
ственное у человека и животных) в форме влечений направляет
поведение животных (и человека, когда они
влечения преоб
ладают над высшими началами).
 **        >»

Понятие влечения позднее стало центральным в психоанализе, преобразовалось в понятия потребности и мотивации в современной психологии, а в Древней Греции было использовано Аристотелем и его последователями, развивающими материалистические представления о душе. Аристотель, продолжая идеи Демокрита и Сократа о материальной душе животных, придерживался мнения, что человеческая душа имеет другое, божественное, происхождение и в отличие от души животных обладает бессмертием. Аристотель в своих трактатах «История животных», «О возникновении животных», «О душе» предлагал классификацию живых существ, ставя человека на высший уровень развития. Он анализировал сходство человека с обезьяной и предположил, что именно обезьяны являются «промежуточным звеном» между животными и человеком, хотя в смысле «вариации первоначальной формы» одушевленной материи, а не в смысле происхождения. У Аристотеля помимо тщательно проведенных и описанных наблюдений за поведением и строением животных и человека мы находим настоящие экспериментальные исследования психики и поведения животных. Он изучал формирование песни у певчих птиц, подкладывая яйца одних видов птиц в гнезда других. На основе этих и других данных Аристотель говорил о наличии у животных способности к прижизненному приобретению опыта и наличии разума наряду с врожденным неразумным поведением. Разум животных, во-первых, отличается от разума человека, а во-вторых, животные также различаются по степени разумности. Представления Аристотеля положили начало различению трех форм поведения-, врожденного, основанного на научении и разумного (родственного мышлению человека). Такое разделение продержалось до начала XX в., когда появилась «четырехчленная» классификация: инстинкт, научение, интеллект, сознание.

Продолжением изучения врожденного и приобретенного в регуляции поведения животных является учение стоиков (рубеж нашей эры), в рамках которого было сформулировано понятие «инстинкт». Изучая поведение самых разных животных, они пришли к выводу о врожденном неразумном характере их действий, которые направляются влечением к полезному (которое сами животные воспринимают как приятное) и уводят от вредного (неприятного). Несмотря на некоторую упрощенность по сравнению со взглядами предшествующих мыслителей, стоики (Хризипп I в. до н.э., Сенека-младший I в. н.э.) выделили основные характеристики инстинктивного поведения и обратили внимание на то, что реализация врожденной целесообразной формы поведения регулируется чисто психическими механизмами: животное не осознает пользы (биологической) своего поведения, но руководствуется влечением, т. е. переживанием удовольствия и неудовольствия, которое и «ведет» его по правильному пути. Само влечение (т. е.

способность «нужным образом» испытывать удовольствие и страдание при разных воздействиях и в результате своих действий) является врожденным. Можно сказать, что в этом отношении стоики оказываются более «психологичными», чем бихевиористы XIX в., отрицавшие возможность проникновения в субъективный мир животных, и тем более современные этологи, вообще проблемами субъективного переживания животных не интересующиеся. Учение стоиков завершает античный период развития знаний о психике животных и происхождении психики человека. После застоя Средних веков многие гениальные прозрения и обобщения античных ученых «переоткрывались» вновь, причем не всегда достигая такой высоты и отточенности научной мысли, которая была свойственна великим умам прошлого. Поэтому обращение к идеям древних мыслителей не потеряло своей актуальности до сих пор.

К сожалению, представления древневосточной философии о психике животных и происхождении психики человека известны в основном в форме мифологии и философских оснований восточных практик работы с душой и телом. Их анализ с позиций истории зоопсихологии и сравнительной психологии еще ждет своих исследователей.

Дальнейшее формирование знаний о психике животных и происхождении психики человека связано с развитием психологии в рамках философии (XVIIXIX вв.) и бурным развитием естествознания в XVIIIXIX вв.

Представление о психике животных и человека в философии XVIIXIX веков

В этот период психология еще развивалась в рамках философии, а естествознание только начинало пробуждаться после «темной» эпохи Средневековья. Философов в первую очередь интересовали проблемы человеческого сознания и бытия человека в мире; проблему происхождения и развития психики они решали именно с этих позиций. Обращаясь к сущности человеческой психики, философы рассматривали ее в общей системе строения мира, разрабатывали и применяли для объяснения психических явлений общие закономерности существования и развития материи. В трудах великих мыслителей этой эпохи заложены основы теоретических представлений о психике, феноменологии, развитии. Наиболее важные для анализа эволюции психики представления содержатся в работах Р.Декарта (Франция, XVII в.), Б. Спинозы (Голландия, XVII в.) и Г.В.Ф.Гегеля (Германия, XVIIIXIX вв.).

Р.Декарт считал, что душа и тело это два разных начала. Телесные движения осуществляются рефлекторно, как двигатель-

ный ответ организма на внешнее воздействие. Поведение животных этим и исчерпывается. У человека же помимо тела есть душа, сущность которой состоит в мышлении и познании своих субъективных состояний. Животных, в отличие от человека, он характеризовал как живые машины, действующие на основе рефлексов и проявляющиеся вовне аналогично механическим конструкциям, которые также при работе выделяют тепло, издают звуки и т.п. Такой взгляд не оставлял никакой возможности для представлений о преемственности развития психики животных и человека. Идеи Декарта положили начало разделению психологии на изучающую сознание (в рамках которой до середины XX в. не было места исследованию животных) и поведение, объясняемое на основе стимул-реактивных механизмов. Подход Декарта, весьма неоднозначный и противоречивый, стимулировал развитие других взглядов, преодолевавших введенный им дуализм души и тела.

Тезис о единстве души (мышления) и тела (протяженности) как неотъемлемых атрибутов одной субстанции (субстанция есть вся природа, или Бог, что в современном понимании аналогично материи) выдвинул Б. Спиноза. В его учении содержатся материалистические идеи о присущей природе способности к саморазвитию. Понятие мышления у Спинозы практически совпадает с современным понятием психики: живое тело является «мыслящим телом», мышление направляет движение тела по логике движения других тел, с которыми первое вступает в отношения. Качество мышления (психики) зависит от качества тела, причем не от его анатомического строения, а именно от особенностей взаимодействия данного тела с другими телами. Одушевлены все вещи в мире, но в разной степени. Мышление в живой природе представлено тремя разными формами, усложняющимися по мере усложнения взаимодействия тела с миром: чувствованием (чувственное познание), интеллектом (рациональное познание, состоящее из рассудка и разума) и интуицией (познание на основе озарения, проникновения в суть вещей). В учении Спинозы содержатся идеи о действенном характере психики, связи ее развития с преобразованием взаимодействия между субъектом и объектом, разделении интеллекта на две формы, которое гораздо позднее появилось в психологии как разделение интеллекта животных и мышления человека. Философия и психология Спинозы оказали большое влияние не только на развитие знаний о психике человека, но и на представления о механизмах развития психики в эволюции как едином процессе, подчиняемом единым закономерностям. К высказанным им положениям мы вернемся при обсуждении проблем происхождения и эволюции психики.

Вершиной развития философских идей о происхождении и эволюции психики является учение Г. В. Ф. Гегеля. Ортодоксальность марксистско-ленинской философии, господствующей в России в

середине XX в., препятствовала прямой ассимиляции положений диалектического идеализма Гегеля, несмотря на то, что сама на них же и основывалась. Место философии Гегеля в теории психологии весьма необычно: его необыкновенно точные и намного опережающие свое время представления о сущности психики, субъективности и деятельности, особенностях психики на разных уровнях развития материи практически оказались не востребованными зарубежной психологией, которая, во-первых, в то время мало интересовалась столь высокими сферами, как общепсихологическая теория эволюции психики, а во-вторых, искала в объяснении этой эволюции более «объективные» представления. Отечественная же психология должна была соответствовать господствующей идеологии, что также не позволяло прямо пользоваться «идеалистической» теорией Гегеля. Это помешало увидеть подлинный материализм и эволюционизм гегелевской концепции «Абсолютного духа», проходящего в своем саморазвитии все этапы от неорганической материи через органическую, не наделенную субъективностью (растительную) к подлинной субъективности у животных (чувственной) и идеальной субъективности у человека. Более того, Гегель, используя в качестве центрального объяснительного конструкта понятие «деятельность», продемонстрировал единство фил о- и онтогенетических закономерностей развития психики. В целом его идеи ассимилированы в теории деятельности А. Н.Леонтьева и положены в основу предлагаемых в данном учебном пособии представлений об эволюции психики.

Представление о психике животных и человека в естествознании в XVIIIXIX веках

Развитие эволюционных идей в естествознании в XVIIIXIX вв. гораздо больше основывалось на анализе психических особенностей животных, чем это представлено в современных вариантах эволюционной биологии. Можно сказать, что французские и английские эволюционисты в качестве центрального образования рассматривали формирование в эволюции приспособительного поведения животных, достаточно четко оценивая морфологические признаки как производные от изменения поведения. Главной в этих представлениях о поведении животных была дихотомия врожденного (инстинктивного) и приобретенного (привычки, научение), их роль в формировании адаптивных, наследуемых форм поведения. В XVIII в. Ж.Ламетри, изучая различных животных, говорил о биологической приспособленности инстинктивных действий и их прогрессивном усложнении от примитивных животных до человека. Э.Кондильяк, сравнивая инстинктивные действия и привычки, предполагал, что инстинктивные действия происхо-

дят от разумных, которые, постепенно автоматизируясь и теряя «разумность» (т. е. необходимость активного контроля почти автоматизация ориентировочных действий по П. Я. Гальперину!), становятся навыками, а затем инстинктами. Противоположной точки зрения придерживался Ш.Леруа: разум происходит от инстинкта в результате повторяющихся действий и сопровождающих их ощущений, которые откладываются в памяти и сопоставляются между собой при последующих повторениях. Леруа считал, что приобретенное поведение (привычки) передается по наследству. Таким образом, французские эволюционисты в анализе поведения и психики животных продвигались по той же логике, что и античные мыслители, выделяя инстинктивные формы поведения, научение и разумные способности.

Самым дискуссионным был вопрос о разумных способностях животных. Ж. Бюффон, систематизируя имеющиеся данные о морфологическом строении животных и их поведении, выступал против приписывания животным разума, призывая к более строгому, объективному определению используемых понятий. Он считал, что разум как понимание смысла своих действий есть только у человека. В трудах Бюффона заложены основы объективного исследования психики животных.

В конце XVIII—начале XIX в. проблема разумного поведения животных стала изучаться экспериментально. Ф.Кювье, проводя опыты с животными Парижского зоопарка, предлагал различать инстинктивные действия животных и действия, основанные на «уме», а также ум животных и человека. Ж. Б.Ламарк в основу своего эволюционного учения ставил направляющее действие психического фактора. Согласно его взглядам, внешняя среда действует на живой организм, изменяя его поведение. Следующее за этим упражнение имеющихся органов ведет к изменению в их строении, которое наследуется. Таким образом приобретенные при жизни привычки переходят в инстинкт и морфологические изменения органов. Отдавая дань развитию объективных биологических знаний своей эпохи, Ламарк меньше интересовался субъективной стороной психического, зато заложил основы представлений о ведущей роли функции по отношению к органу как основному эволюционному механизму и о роли психики в эволюции. Сходные идеи высказывал профессор Московского университета К. Рулье: инстинкты он считал приспособительными реакциями, выработавшимися под воздействием изменений среды. Инстинкты могут изменяться под воздействием опыта животных, и эти изменения передаются по наследству. Рулье говорил, что поведение животных представляет собой сочетание врожденных и приобретенных компонентов, видового и индивидуального опыта.

Огромный вклад в развитие зоопсихологии и сравнительной психологии внесли работы Ч.Дарвина. Он заложил научные осно-

т.! и представил классический вариант сравнительно-психологических исследований: «О выражении эмоций у животных и чело-пека» (1872), «Инстинкт» (1877) и др. Эти работы не потеряли сиоей актуальности до сих пор как в теоретико-методологическом, гак и в эмпирическом отношении. При анализе эволюционных іакономерностей Ч.Дарвин в качестве основного объяснительного принципа использовал представление о ведущей роли функции по отношению к органу, применяя его к эволюции инстинктов так же, как к эволюции строения органов животных. При этом поведенческие изменения являются функциональными изменениями, ведущими за собой изменения в строении. Важным в учении Дарвина является окончательное (хотя, разумеется, далеко не первое, учитывая работы античных философов, Спинозы и других) разграничение инстинкта, способности животных к научению и способности «к рассуждению», причем все это же есть и у человека, отличие которого от других животных Дарвин видел в степени, а не в качестве этих способностей. Именно с работ Дар-пина разделение трех вышеназванных категорий поведения стало общепризнанным в науке. Основанные на анализе огромного фактического материала, исследования Дарвина окончательно доказали преемственность психики человека и животных, необходимость и возможность их сравнительного изучения. Что, однако, не помешало в дальнейшем отдельным психологическим направлениям, признавая общие эволюционные закономерности, игнорировать эту преемственность или даже углублять пропасть, разделяющую психику животных и человека.

С середины XIX в. психология оформляется в самостоятельную науку, и с самого начала ее становления исследования психики животных и сравнительно-психологические исследования занимают в ней большое место, они связаны с именами самых известных теоретиков и экспериментаторов и послужили основой выделения фундаментальных направлений психологической мысли.

Формирование зоопсихологии и сравнительной психологии в XIXначале XX века

В конце XIX—начале XX в. в психологии сформировались основные направления, представители которых занимались изучением психики животных и сравнительной психологией, экспериментальная психология, бихевиоризм, зоопсихология, сравнительная психология. Сравнительно-психологические исследования проводились также в рамках ведущих психологических направлений (гештальтпсихологии, психоанализа, психофизиологии) и в смежных науках (физиологии высшей нервной деятельности, зоологии, антропологии).       к,.

В конце XIX в. в психологии много внимания уделялось теоретическим представлениям, формировались основные научные направления, основывавшиеся на целостных теоретических подходах, имеющих свою методологию и, конечно, объяснение того, что такое психика и в чем сходство и различие психики животных и человека.

Наиболее общие теоретические представления о сущности и эволюции психики содержатся в работах Г. Спенсера (Англия, XIX—начало XX в.). Спенсер рассматривал психику в ряду общих явлений и закономерностей эволюции. Он обосновывал единство законов, по которым происходит развитие неорганической, органической природы и психики. В его исследованиях обобщаются диалектические идеи развития предшествующих и современных ему философов и естествоиспытателей. Г. Спенсер сформулировал в качестве основного закона развития принцип дифференциации и последующей интеграции. Эволюцию психики он рассматривал как последовательную дифференциацию от простых форм к более сложным. Простые ощущения Спенсер считал единицей психики, они развиваются в эволюции из раздражимости низших живых организмов и преобразуются в психические явления высшего порядка. У животных происходит постепенное усложнение психики, суть которого состоит в приспособлении к усложняющимся условиям среды.

Психика человека, являясь дальнейшим эволюционным этапом развития, качественно отличается от психики животных, характеризуется разумом и волей, появление которых связано с приспособлением человека к новой, «надорганической», социальной среде. Механизмом развития психики Спенсер считал изменение отношений между субъектом и средой, которое стимулируется изменениями среды. Назначение психики состоит в приспособлении внутренних отношений к внешним, поэтому психология должна изучать эти объективные отношения субъекта, обладающего психикой, с внешней средой. Таким образом, в учении Спенсера заложены основы будущих системных взглядов и оснований деятельностного подхода в психологии. Идея возникновения чувствительности из раздражимости, которая содержалась уже в концепции Гегеля, была поддержана русским физиологом и психологом И. М. Сеченовым, а позднее принята как основополагающая в концепции эволюции психики А. Н.Леонтьева. В фундаментальных методологических работах Г. Спенсера обосновано разделение психологии на субъективную и объективную, после чего поведение животных в основном стало предметом исследования объективной психологии, а субъективная психология надолго отошла от проблем эволюции психики.

В конце XIX в. проблемами психики животных занимались такие известные психологи, как У.Джеймс и У. Мак-Дугалл, в кни-

іііх которых содержится много сведений о поведении животных, ' равнительных данных о психике животных и человека, обсуждаются проблемы инстинкта, импринтинга, научения. Эти исследо-на пия положили начало выделению экспериментальных исследо-илпий психики животных в самостоятельное направление.

Первоначально экспериментальное изучение психики животных развивалось в Англии (Э.Л. Торндайк) и в Америке (Р. М. Йеркс, Цж.Б.Уотсон, К.С.Лешли и др.) и представляло собой широкий спектр сравнительно-психологических исследований различных сторон психики кошек, собак, приматов, крыс, птиц, рыб, насекомых и даже одноклеточных животных. В этих исследованиях были предложены классические экспериментальные методы: проблемной клетки, лабиринта, использования орудий человекообразными обезьянами, сформулированы основные положения теории научения. В начале XX в. это общее направление разделилось на два: одно сконцентрировалось на объективном изучении процессов научения и переросло в бихевиоризм (определение и основные принципы которого сформулированы в работе Дж. Б.Уотсона в 1913 г.), а другое продолжало развивать сравнительно-психологический подход (Р. М. Йеркс, учениками и последователями которого были В.Кёлер, У.Гамильтон, Г.Харлоу и другие известные психологи).

Основываясь на теории научения Э. Торндайка и принципах объективного изучения поведения животных Дж.Б.Уотсона, би-хевиористы использовали в качестве универсального объяснительного принципа формулу «стимул-реакция» и отрицали возможность и целесообразность изучения внутреннего субъективного мира животных. Дальнейшее развитие этого направления привело к необходимости пересмотра изначальной парадигмы, введения понятий «промежуточные переменные» и «целенаправленность поведения животных» (Э. Ч. Толмен), переходу к изучению когнитивных процессов и внутренних образов-представлений у животных. Применение объективного подхода к изучению психики животных в бихевиоризме положило начало развитию в XX в. многих перспективных направлений, которые на основе синтеза с другими психологическими подходами выросли в ведущие современные теории социального научения, привязанности и другие, в которых в большой мере используется сравнительно-психологический метод исследования.

Классическая сравнительная психология продолжала активно развиваться в Америке и внесла большой вклад в изучение развития психики в фило- и онтогенезе. Эксперименты Р.М.Иеркса с высшими обезьянами и организованный им первый приматологический центр явились источником дальнейших исследований интеллекта этих животных, их развития в онтогенезе, социального поведения. Йеркс впервые провел сравнительное изучение «ум-

ственных способностей» гориллы, шимпанзе и орангутана, сравнивая их по мере приближения к человеку на основе более чем 20 показателей (причем уже тогда орангутан оказался на первом месте). Изучение закономерностей индивидуального развития психики животных Нью-Йоркской группой психологов положило начало формированию эпигенетической концепции и целого направления, в современной психологии оформившегося в «психологию развития».

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке за рубежом

Изучение психики животных и вопроса о происхождении психики человека в зарубежной психологии XX в. происходило в рамках уже сложившихся психологических направлений (сравнительная психология, бихевиоризм), кроме того, проявилось как самостоятельная область исследования в гештальтпсихологии, стало почти обязательным при исследовании психики человека, а также бурно развивалось в русле биологии поведения (этология, физиология ВНД, антропология).

Психологическое направление

Продолжая исследование поведения животных, бихевиоризм и его новые направления практически переросли в когнитивную психологию, изучающую не только научение у животных, но и весь спектр когнитивных процессов, в том числе и интеллектуальных (способность животных к обобщению, абстрагированию при дифференцировочном научении и т.п.). В психофизиологии много внимания уделяется процессам мотивации, нейрогумораль-ной регуляции поведения, сравнительным нейрофизиологическим исследованиям. В этой области практически все исследования имеют сравнительно-психологическую направленность. В них изучаются самые различные виды животных: беспозвоночные, млекопитающие, птицы, приматы (в основном низшие). Подробные описания этих исследований содержатся в сводных учебниках по поведению животных, лучшие из которых переведены на русский язык (Р.Хайнд, Р. Шовен, Д.Дьюсбери, О. Меннинг, Д. Мак-Фарленд).

Классические сравнительно-психологические исследования продолжают традиции, заложенные Р.М.Йерксом, и в основном сосредоточены на изучении высших психических способностей антропоидов (хотя не только). Можно сказать, что это направление в течение всего XX в. развивалось по пути «подтягивания» обезьяны к человеку, в отличие от отечественной психологии со-mvrcKoro периода, планомерно углубляющей разделяющую пси-чнку человека и животных пропасть. Это можно проиллюстриро-нать знаменитыми высказываниями двух основоположников изучения психики высших обезьян. В.Кёлер сказал, что «шимпанзе почти человек», а Н.Н.Ладыгина-Котс, полемизируя с ним, ут-перждала: «Шимпанзе не почти человек, а совсем не человек», іадачей же зарубежных исследователей стало выявление все более иысоких психических способностей высших обезьян (понгид), психику которых еще в предыдущем веке рассматривали как переходную между всеми остальными животными и человеком. Изучение этих животных должно пролить свет на происхождение психики человека, поэтому в первую очередь подвергаются анализу такие их способности, которые имеют антропогенетическое значение: интеллект (В.Кёлер, Д. Румбо, Д.Гиллан и др.), способность к использованию и изготовлению орудий (В. Кёлер, К. Паркер, Ю. Летмат и др.), овладению искусственными знаковыми средствами (К. и К. Хейс, В. и Л. Келлог, Д. Премак, Д. Румбо и Е. Сэ-І1СДЖ-Румбо, Ф.Патерсон, Р. и Б.Гарднер и др.), зачатки самосо-•шания (Д. Гриффин, Г. Галлуп и др.). Систематическое изучение интеллекта высших животных (шимпанзе, собак и др.) в сравнении с интеллектом детей и взрослого человека стало самостоятельным предметом исследования в гештальтпеихологии первой половины XX в. (К. Коффка, В. Кёлер). В. Кёлер, изучая процессы мышления и восприятия человека, поставил задачу вывести внутренние операции мышления во внешний план, для чего необходимо было исследовать таких испытуемых, которые еще (или вообще) не могут производить эти операции в уме в свернутой форме. Таковыми оказались дети на довербальной стадии развития и ныешие антропоиды (шимпанзе). Кёлер предложил критерии интеллекта животных, выявил структуру интеллектуального решения задачи, обосновал понятие инсайта. Вышеперечисленные исследования будут подробно проанализированы ниже в соответствующих разделах.

Биологическое направление

Много эмпирических данных и теоретических моделей, объясняющих поведение животных, было получено в исследованиях физиологии высшей нервной деятельности, в этологии и антропологии. Эти направления взаимодействовали с зоопсихологией (несмотря на периодические «выяснения» приоритетов и предметов исследования) с двух сторон: со стороны изучения физиологических механизмов и со стороны эволюционных задач и закономерностей развития поведения. В физиологии ВИД традиционно использовались сравнительный метод и моделирование исследований физиологии человека на животных. Исследования в этой

области в общем созвучны отечественным, более того, теоретические представления, развиваемые И. М. Сеченовым, И. П. Павловым, П.К.Анохиным, Е.Н.Соколовым, являются ведущими в развитии мировой физиологической науки. Этология, появившаяся в первой половине XX в., в середине столетия, благодаря работам К.Лоренца и Н.Тинбергена, стала главной наукой в исследовании поведения животных. Для зоопсихологии этология является в первую очередь источником богатого эмпирического материала, хотя чем дальше, тем больше эти науки сливаются в единое направление, что особенно характерно для современных зарубежных исследований. Изучение инстинктивного поведения, имприн-тинга, группового поведения животных, огромное количество полевых исследований, а в последние десятилетия и лабораторных, дало богатейший фактический материал, активно ассимилируемый зоопсихологией и сравнительной психологией.

Особое место в развитии зоопсихологических знаний в XX в. занимала антропология, углубленно изучавшая происхождение человека и рассматривавшая этот процесс как становление труда и сознания. В антропологии в XX в. произошло немало революционных открытий, были предложены концепции возникновения орудийной и трудовой деятельности, речи, искусства, счета, социальных и семейных отношений и т. п. Палеонтологические исследования (Л. Лики, Д.Джохансон, И. Иди, К.Лавджой, Р. Фоу-ли и др.), наблюдения в природе (Дж. Шаллер, Дж. Ван Лавик-Гудолл, Д. Фосси, Дж. Маккинон, Х.Риксен и др.), содержание, размножение и искусственное выращивание понгид в неволе (Х.Хе-дигер, Дж.Эрвин, Б.Харрисон, Т.Майпл, В.Липперт, Р.Надлер и др.), исследования на реабилитационных станциях в Африке и Юго-Восточной Азии (Б. Галдикас и др.) позволили получить необыкновенно интересные данные, во многом перевернувшие представления психологов о психических способностях наших ближайших эволюционных родственников.

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке в России

Психологическое направление

Изучение психики животных и вопроса о происхождении человеческого сознания в отечественной науке традиционно происходило в рамках общей методологии психологии. С самого начала становления этого направления разрабатывались фундаментальные теоретические подходы и основные исследования осуществлялись в рамках ведущих психологических школ и направлений. Несмотря на то что у истоков теоретической и эксперименталь-dtit) отечественной зоопсихологии и сравнительной психологии

іоит не только собственно зоопсихологи (В. А. Вагнер, А.Н. Се-нгрцов, Н.Н.Ладыгина-Коте), но и вполне «человеческие» пси-ишоги (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев), в России зоопсихология

шла самостоятельной отраслью психологии и была введена в го-

удлретвенный стандарт обучения психологов. В целом отечествен-iitui юопсихология всегда была именно сравнительной наукой, ■no it этом плане отличало ее от физиологии, антропологии и пологий. Практически все зоопсихологи, продолжая традиции, шложенные Л.С.Выготским и Н.Н.Ладыгиной-Котс, проводили .решительные исследования (А.Я.Маркова, С.Л.Новоселова, И.С.Мухина, Н.А.Тих, Ю.Г.Трошихина, Г.Г.Филиппова и др.). І Ігсколько отошли от этого, углубившись в изучение психики жи-иотпых, К.Э.Фабри и его ученики (Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович, А.А.Крымов). В целом в развитии зоопсихологии и сравнительной психологии в России в XX в. можно выделить следующие направления: разработка теоретических основ эволюции пси-чпки; сравнительно-психологические исследования Московской, Ленинградской и Грузинской психологических школ; зоопсихо-'іпгическое направление.

Разработка теоретических основ эволюции психики

В начале XX в. выдающийся русский зоолог и зоопсихолог /' Л. Вагнер написал ряд фундаментальных методологических тру-н)н (Биологические основания сравнительной психологии, 1913; 1>попсихология и смежные науки, 1923; Этюды по сравнительной психологии. Возникновение и развитие психических способностей, 1'»25—1929), в которых представлены анализ современных знаний по психологии животных, основных теоретических подходов і ее изучению, обоснование сравнительно-психологического ме-юда исследования и т.п. В.А.Вагнер, являясь профессором зооло-I ни и сравнительной психологии Ленинградского университета, итожил методологические основы развития отечественной зоопсихологии и сравнительной психологии и по праву считается их основателем. Он изучал инстинктивное поведение и описал его і пойства изменяться в эволюции и в онтогенезе животных (плас-I пчность инстинктивного поведения), анализировал разумные способности животных (правда, с современной точки зрения явно их недооценивал). После работ В. А. Вагнера зоопсихология и сравнительная психология в России прочно заняли место в системе психологических наук как важные отрасли, имеющие свой предмет, методологию и занимающиеся фундаментальными психоло-I ическими проблемами.

В этот же период в Московском университете проблемы эво-июции психики разрабатывались выдающимся эволюционистом Л. Н. Северцовым. В своей работе «Эволюция и психика» (1922) философии в самостоятельную науку относительно поздно в середине XIX в. Но поскольку зоопсихология это междисциплинарная область знаний, то ее развитие связано не только с психологией, но и со смежными науками: эволюционной биологией, этологией, физиологией высшей нервной деятельности, антропологией. Все направления, из которых позднее сложилась зоопсихология, сначала были относительно едиными, развиваясь в рамках античной философии. Позднее знания о психике животных и происхождении психики человека формировались в русле двух направлений: философии (проблемы определения психики и возникновения человеческого сознания, позднее ставшие предметами исследования в психологии) и естествознания (движущие силы эволюционного развития, регуляция поведения животных и человека, антропогенез). В настоящее время зоопсихология и сравнительная психология представляют собой синтез обоих направлений, в рамках которых выделяются различные частные предметы исследования, общие и конкретные задачи, используются различные теоретические подходы, концепции и модели экспериментальных исследований. В рамках учебного пособия мы можем лишь кратко показать как развивались эти знания. Более подробные исторические обзоры, характеризующие отдельные направления развития знаний о психике животных, представлены в рекомендуемой к данному разделу литературе (Н. Н. Ладыгина-Коте, А.Н.Леонтьев, К.Э.Фабри, Д.Дьюсбери, Д.Мак-Фарленд, 3.А.Зорина, И.И.Полетаева и др.).

Представление о психике животных и человека в античной философии

Античные философы много внимания уделяли проблемам души, ее определению и формам существования. Первые письменные свидетельства представлений о душе животных и человека можно обнаружить еще у самых ранних философов Древней Греции, причем уже у них присутствуют воззрения, которые можно отнести к материалистическим и даже эволюционным. Так, еще в VIV вв. до н. э. Демокрит говорил, что душа материальна и принадлежит всему (всеобщее одушевление природы), причем качество души зависит от организации тела. Очень похожие суждения позднее высказывал средневековый философ Б. Спиноза. Развивая взгляды Демокрита, Эпикур (IVIII вв. до н.э.) также признавал наличие «духовного начала» (т. е. психического в широком смысле) не только у человека, но и у животных. Отличие души животных от души человека он и его последователи видели в том, что у животных душа «материальная, телесная», а у человека и богов «идеальная», так как животные, с одной стороны, а человек и

(юги, с другой, были созданы в результате двух различных актов тиорения. При этом Эпикур считал, что душа есть только у тех существ, которые способны ощущать. Таким образом, еще древнегреческие философы предлагали рассматривать ощущение как критерий наличия у живого существа психики. Последователь Эпикура Лукреций (III вв. до н.э.) предлагал различать дух и душу. ) Іуша — это чувствующая субстанция, а дух мыслящая. В этом отношении Лукреций развивал представления Аристотеля (IV в. до н. э.), который считал, что душа человека отличается от души животных тем, что первая разумная и бессмертная, а вторая чувственная (телесная) и смертная. Только тело способно к чувственным впечатлениям, но прибавление к этому души идеальной, разумной делает человека способным к познанию и наделяет его свободной волей. У древнегреческих мыслителей мы находим и идеи о происхождении человека от животных, а значит, и преемственности в развитии их психики. Еще в VI в. до н.э. Анакси-мандр говорил о происхождении человека от рыб, которые зародились под влиянием солнечных лучей на илистом мелководье. Анаксагор и Сократ считали, что своим исключительным положением среди всего живого, приближающим человека к богам, он обязан своей необыкновенно умелой руке, а Исократ добавлял к этому наличие речи. В этот же период (VIV вв. до н. э.) Демокрит и Эмпедокл высказывали идеи о происхождении человека от животных предков (при желании можно рассматривать это как научное осмысление тотемических воззрений, позднее вернувшихся в науку в форме эволюционных идей). Представление о душе животных и человека как порождении «Универсального разума», которая, попадая в тело, приобретает способность к чувствованию и управляется влечениями, высказывал Сократ. Его идеи развивались в двух разных направлениях Платоном и Аристотелем. Платон (VIV вв. до н.э.) продолжал линию идеализма, ядром его философии было представление об «Абсолютных идеях» как сущности бытия, воплощающихся в материальной форме. Душа есть посредник между миром идей и миром вещей. Платон выделял три «начала» души: первое чувственное, общее для человека и животных; второе разумное (способность к познанию); третье «дух», устремляющий человека к справедливости, служению идеям.

Продолжение этих представлений позднее мы находим у Гегеля в его учении об «Абсолютном духе», проходящем в своем развитии все этапы развития материи. В учении Платона важным с точки зрения развития знаний о психике животных и происхождении психики человека является дальнейшее развитие положений Сократа о влечениях. По Платону, низшее начало души (родственное у человека и животных) в форме влечений направляет поведение животных (и человека, когда они влечения преобладают над высшими началами).

Понятие влечения позднее стало центральным в психоанализе, преобразовалось в понятия потребности и мотивации в современной психологии, а в Древней Греции было использовано Аристотелем и его последователями, развивающими материалистические представления о душе. Аристотель, продолжая идеи Демокрита и Сократа о материальной душе животных, придерживался мнения, что человеческая душа имеет другое, божественное, происхождение и в отличие от души животных обладает бессмертием. Аристотель в своих трактатах «История животных», «О возникновении животных», «О душе» предлагал классификацию живых существ, ставя человека на высший уровень развития. Он анализировал сходство человека с обезьяной и предположил, что именно обезьяны являются «промежуточным звеном» между животными и человеком, хотя в смысле «вариации первоначальной формы» одушевленной материи, а не в смысле происхождения. У Аристотеля помимо тщательно проведенных и описанных наблюдений за поведением и строением животных и человека мы находим настоящие экспериментальные исследования психики и поведения животных. Он изучал формирование песни у певчих птиц, подкладывая яйца одних видов птиц в гнезда других. На основе этих и других данных Аристотель говорил о наличии у животных способности к прижизненному приобретению опыта и наличии разума наряду с врожденным неразумным поведением. Разум животных, во-первых, отличается от разума человека, а во-вторых, животные также различаются по степени разумности. Представления Аристотеля положили начало различению трех форм поведения: врожденного, основанного на научении и разумного (родственного мышлению человека). Такое разделение продержалось до начала XX в., когда появилась «четырехчленная» классификация: инстинкт, научение, интеллект, сознание.

Продолжением изучения врожденного и приобретенного в регуляции поведения животных является учение стоиков (рубеж нашей эры), в рамках которого было сформулировано понятие «инстинкт». Изучая поведение самых разных животных, они пришли к выводу о врожденном неразумном характере их действий, которые направляются влечением к полезному (которое сами животные воспринимают как приятное) и уводят от вредного (неприятного). Несмотря на некоторую упрощенность по сравнению со взглядами предшествующих мыслителей, стоики (Хризипп I в. до н.э., Сенека-младший I в. н.э.) выделили основные характеристики инстинктивного поведения и обратили внимание на то, что реализация врожденной целесообразной формы поведения регулируется чисто психическими механизмами: животное не осознает пользы (биологической) своего поведения, но руководствуется влечением, т. е. переживанием удовольствия и неудовольствия, которое и «ведет» его по правильному пути. Само влечение (т.е.

способность «нужным образом» испытывать удовольствие и страдание при разных воздействиях и в результате своих действий) является врожденным. Можно сказать, что в этом отношении стопки оказываются более «психологичными», чем бихевиористы XIX в., отрицавшие возможность проникновения в субъективный мир животных, и тем более современные этологи, вообще проблемами субъективного переживания животных не интересующиеся. Учение стоиков завершает античный период развития знаний о психике животных и происхождении психики человека. После застоя Средних веков многие гениальные прозрения и обобщения античных ученых «переоткрывались» вновь, причем не всегда достигая такой высоты и отточенности научной мысли, которая была свойственна великим умам прошлого. Поэтому обращение к идеям древних мыслителей не потеряло своей актуальности до сих пор.

К сожалению, представления древневосточной философии о психике животных и происхождении психики человека известны в основном в форме мифологии и философских оснований восточных практик работы с душой и телом. Их анализ с позиций истории зоопсихологии и сравнительной психологии еще ждет своих исследователей.

Дальнейшее формирование знаний о психике животных и происхождении психики человека связано с развитием психологии в рамках философии (XVIIXIX вв.) и бурным развитием естествознания в XVIIIXIX вв.

Представление о психике животных и человека в философии XVIIXIX веков

В этот период психология еще развивалась в рамках философии, а естествознание только начинало пробуждаться после «темной» эпохи Средневековья. Философов в первую очередь интересовали проблемы человеческого сознания и бытия человека в мире; проблему происхождения и развития психики они решали именно с этих позиций. Обращаясь к сущности человеческой психики, философы рассматривали ее в общей системе строения мира, разрабатывали и применяли для объяснения психических явлений общие закономерности существования и развития материи. В трудах великих мыслителей этой эпохи заложены основы теоретических представлений о психике, феноменологии, развитии. Наиболее важные для анализа эволюции психики представления содержатся в работах Р.Декарта (Франция, XVII в.), Б. Спинозы (Голландия, XVII в.) и Г.В.Ф.Гегеля (Германия, XVIIIXIX вв.).

Р.Декарт считал, что душа и тело это два разных начала. Телесные движения осуществляются рефлекторно, как двигатель-

ный ответ организма на внешнее воздействие. Поведение животных этим и исчерпывается. У человека же помимо тела есть душа, сущность которой состоит в мышлении и познании своих субъективных состояний. Животных, в отличие от человека, он характеризовал как живые машины, действующие на основе рефлексов и проявляющиеся вовне аналогично механическим конструкциям, которые также при работе выделяют тепло, издают звуки и т.п. Такой взгляд не оставлял никакой возможности для представлений о преемственности развития психики животных и человека. Идеи Декарта положили начало разделению психологии на изучающую сознание (в рамках которой до середины XX в. не было места исследованию животных) и поведение, объясняемое на основе стимул-реактивных механизмов. Подход Декарта, весьма неоднозначный и противоречивый, стимулировал развитие других взглядов, преодолевавших введенный им дуализм души и тела.

Тезис о единстве души (мышления) и тела (протяженности) как неотъемлемых атрибутов одной субстанции (субстанция есть вся природа, или Бог, что в современном понимании аналогично материи) выдвинул Б. Спиноза. В его учении содержатся материалистические идеи о присущей природе способности к саморазвитию. Понятие мышления у Спинозы практически совпадает с современным понятием психики: живое тело является «мыслящим телом», мышление направляет движение тела по логике движения других тел, с которыми первое вступает в отношения. Качество мышления (психики) зависит от качества тела, причем не от его анатомического строения, а именно от особенностей взаимодействия данного тела с другими телами. Одушевлены все вещи в мире, но в разной степени. Мышление в живой природе представлено тремя разными формами, усложняющимися по мере усложнения взаимодействия тела с миром: чувствованием (чувственное познание), интеллектом (рациональное познание, состоящее из рассудка и разума) и интуицией (познание на основе озарения, проникновения в суть вещей). В учении Спинозы содержатся идеи о действенном характере психики, связи ее развития с преобразованием взаимодействия между субъектом и объектом, разделении интеллекта на две формы, которое гораздо позднее появилось в психологии как разделение интеллекта животных и мышления человека. Философия и психология Спинозы оказали большое влияние не только на развитие знаний о психике человека, но и на представления о механизмах развития психики в эволюции как едином процессе, подчиняемом единым закономерностям. К высказанным им положениям мы вернемся при обсуждении проблем происхождения и эволюции психики.

Вершиной развития философских идей о происхождении и эволюции психики является учение Г. В. Ф. Гегеля. Ортодоксальность марксистско-ленинской философии, господствующей в России в

середине XX в., препятствовала прямой ассимиляции положений диалектического идеализма Гегеля, несмотря на то, что сама на них же и основывалась. Место философии Гегеля в теории психологии весьма необычно: его необыкновенно точные и намного опережающие свое время представления о сущности психики, субъективности и деятельности, особенностях психики на разных уровнях развития материи практически оказались не востребованными зарубежной психологией, которая, во-первых, в то время мало интересовалась столь высокими сферами, как общепсихологическая теория эволюции психики, а во-вторых, искала в объяснении этой эволюции более «объективные» представления. Отечественная же психология должна была соответствовать господствующей идеологии, что также не позволяло прямо пользоваться «идеалистической» теорией Гегеля. Это помешало увидеть подлинный материализм и эволюционизм гегелевской концепции «Абсолютного духа», проходящего в своем саморазвитии все этапы от неорганической материи через органическую, не наделенную субъективностью (растительную) к подлинной субъективности у животных (чувственной) и идеальной субъективности у человека. Более того, Гегель, используя в качестве центрального объяснительного конструкта понятие «деятельность», продемонстрировал единство фило- и онтогенетических закономерностей развития психики. В целом его идеи ассимилированы в теории деятельности А. Н. Леонтьева и положены в основу предлагаемых в данном учебном пособии представлений об эволюции психики.

Представление о психике животных и человека в естествознании в XVIIIXIX веках

Развитие эволюционных идей в естествознании в XVIIIXIX вв. гораздо больше основывалось на анализе психических особенностей животных, чем это представлено в современных вариантах эволюционной биологии. Можно сказать, что французские и английские эволюционисты в качестве центрального образования рассматривали формирование в эволюции приспособительного поведения животных, достаточно четко оценивая морфологические признаки как производные от изменения поведения. Главной в этих представлениях о поведении животных была дихотомия врожденного (инстинктивного) и приобретенного (привычки, научение), их роль в формировании адаптивных, наследуемых форм поведения. В XVIII в. Ж.Ламетри, изучая различных животных, говорил о биологической приспособленности инстинктивных действий и их прогрессивном усложнении от примитивных животных до человека. Э.Кондильяк, сравнивая инстинктивные действия и привычки, предполагал, что инстинктивные действия происхо-

дят от разумных, которые, постепенно автоматизируясь и теряя «разумность» (т. е. необходимость активного контроля почти автоматизация ориентировочных действий по П.Я.Гальперину!), становятся навыками, а затем инстинктами. Противоположной точки зрения придерживался Ш.Леруа: разум происходит от инстинкта в результате повторяющихся действий и сопровождающих их ощущений, которые откладываются в памяти и сопоставляются между собой при последующих повторениях. Леруа считал, что приобретенное поведение (привычки) передается по наследству. Таким образом, французские эволюционисты в анализе поведения и психики животных продвигались по той же логике, что и античные мыслители, выделяя инстинктивные формы поведения, научение и разумные способности.

Самым дискуссионным был вопрос о разумных способностях животных. Ж. Бюффон, систематизируя имеющиеся данные о морфологическом строении животных и их поведении, выступал против приписывания животным разума, призывая к более строгому, объективному определению используемых понятий. Он считал, что разум как понимание смысла своих действий есть только у человека. В трудах Бюффона заложены основы объективного исследования психики животных.

В конце XVIII —начале XIX в. проблема разумного поведения животных стала изучаться экспериментально. Ф.Кювье, проводя опыты с животными Парижского зоопарка, предлагал различать инстинктивные действия животных и действия, основанные на «уме», а также ум животных и человека. Ж. Б.Ламарк в основу своего эволюционного учения ставил направляющее действие психического фактора. Согласно его взглядам, внешняя среда действует на живой организм, изменяя его поведение. Следующее за этим упражнение имеющихся органов ведет к изменению в их строении, которое наследуется. Таким образом приобретенные при жизни привычки переходят в инстинкт и морфологические изменения органов. Отдавая дань развитию объективных биологических знаний своей эпохи, Ламарк меньше интересовался субъективной стороной психического, зато заложил основы представлений о ведущей роли функции по отношению к органу как основному эволюционному механизму и о роли психики в эволюции. Сходные идеи высказывал профессор Московского университета К. Рулье: инстинкты он считал приспособительными реакциями, выработавшимися под воздействием изменений среды. Инстинкты могут изменяться под воздействием опыта животных, и эти изменения передаются по наследству. Рулье говорил, что поведение животных представляет собой сочетание врожденных и приобретенных компонентов, видового и индивидуального опыта.

Огромный вклад в развитие зоопсихологии и сравнительной психологии внесли работы Ч.Дарвина. Он заложил научные осно-

піл и представил классический вариант сравнительно-психологических исследований: «О выражении эмоций у животных и чело-иска» (1872), «Инстинкт» (1877) и др. Эти работы не потеряли сіюей актуальности до сих пор как в теоретико-методологическом, так и в эмпирическом отношении. При анализе эволюционных іакономерностей Ч.Дарвин в качестве основного объяснительного принципа использовал представление о ведущей роли функции по отношению к органу, применяя его к эволюции инстинктов так же, как к эволюции строения органов животных. При этом поведенческие изменения являются функциональными изменениями, ведущими за собой изменения в строении. Важным в учении Дарвина является окончательное (хотя, разумеется, далеко не первое, учитывая работы античных философов, Спинозы и других) разграничение инстинкта, способности животных к научению и способности «к рассуждению», причем все это же есть и у человека, отличие которого от других животных Дарвин видел в степени, а не в качестве этих способностей. Именно с работ Дар-пина разделение трех вышеназванных категорий поведения стало общепризнанным в науке. Основанные на анализе огромного фактического материала, исследования Дарвина окончательно доказали преемственность психики человека и животных, необходимость и возможность их сравнительного изучения. Что, однако, не помешало в дальнейшем отдельным психологическим направлениям, признавая общие эволюционные закономерности, игнорировать эту преемственность или даже углублять пропасть, разделяющую психику животных и человека.

С середины XIX в. психология оформляется в самостоятельную науку, и с самого начала ее становления исследования психики животных и сравнительно-психологические исследования занимают в ней большое место, они связаны с именами самых известных теоретиков и экспериментаторов и послужили основой выделения фундаментальных направлений психологической мысли.

Формирование зоопсихологии и сравнительной психологии в XIXначале XX века

В конце XIX—начале XX в. в психологии сформировались ос
новные направления, представители которых занимались изуче
нием психики животных и сравнительной психологией,
экспе
риментальная психология, бихевиоризм, зоопсихология, сравни
тельная психология. Сравнительно-психологические исследования
проводились также в рамках ведущих психологических направле
ний (гештальтпсихологии, психоанализа, психофизиологии) и в
смежных науках (физиологии высшей нервной деятельности, зоо
логии, антропологии).
 В конце XIX в. в психологии много внимания уделялось теоретическим представлениям, формировались основные научные направления, основывавшиеся на целостных теоретических подходах, имеющих свою методологию и, конечно, объяснение того, что такое психика и в чем сходство и различие психики животных и человека.

Наиболее общие теоретические представления о сущности и эволюции психики содержатся в работах Г. Спенсера (Англия, XIX—начало XX в.). Спенсер рассматривал психику в ряду общих явлений и закономерностей эволюции. Он обосновывал единство законов, по которым происходит развитие неорганической, органической природы и психики. В его исследованиях обобщаются диалектические идеи развития предшествующих и современных ему философов и естествоиспытателей. Г. Спенсер сформулировал в качестве основного закона развития принцип дифференциации и последующей интеграции. Эволюцию психики он рассматривал как последовательную дифференциацию от простых форм к более сложным. Простые ощущения Спенсер считал единицей психики, они развиваются в эволюции из раздражимости низших живых организмов и преобразуются в психические явления высшего порядка. У животных происходит постепенное усложнение психики, суть которого состоит в приспособлении к усложняющимся условиям среды.

Психика человека, являясь дальнейшим эволюционным этапом развития, качественно отличается от психики животных, характеризуется разумом и волей, появление которых связано с приспособлением человека к новой, «надорганической», социальной среде. Механизмом развития психики Спенсер считал изменение отношений между субъектом и средой, которое стимулируется изменениями среды. Назначение психики состоит в приспособлении внутренних отношений к внешним, поэтому психология должна изучать эти объективные отношения субъекта, обладающего психикой, с внешней средой. Таким образом, в учении Спенсера заложены основы будущих системных взглядов и оснований деятельностного подхода в психологии. Идея возникновения чувствительности из раздражимости, которая содержалась уже в концепции Гегеля, была поддержана русским физиологом и психологом И. М. Сеченовым, а позднее принята как основополагающая в концепции эволюции психики А. Н.Леонтьева. В фундаментальных методологических работах Г. Спенсера обосновано разделение психологии на субъективную и объективную, после чего поведение животных в основном стало предметом исследования объективной психологии, а субъективная психология надолго отошла от проблем эволюции психики.

В конце XIX в. проблемами психики животных занимались такие известные психологи, как У.Джеймс и У. Мак-Дугалл, в кни-

і,їх которых содержится много сведений о поведении животных, t рпвнительных данных о психике животных и человека, обсужда-м»гея проблемы инстинкта, импринтинга, научения. Эти исследо-мания положили начало выделению экспериментальных исследо-ианий психики животных в самостоятельное направление.

Первоначально экспериментальное изучение психики животных развивалось в Англии (Э. Л. Торндайк) и в Америке (Р. М. Йеркс, Цж.Б.Уотсон, К.С.Лешли и др.) и представляло собой широкий спектр сравнительно-психологических исследований различных ігорон психики кошек, собак, приматов, крыс, птиц, рыб, насекомых и даже одноклеточных животных. В этих исследованиях были предложены классические экспериментальные методы: проблемной клетки, лабиринта, использования орудий человекообразными обезьянами, сформулированы основные положения теории научения. В начале XX в. это общее направление разделилось на два: одно сконцентрировалось на объективном изучении процессов научения и переросло в бихевиоризм (определение и основные принципы которого сформулированы в работе Дж. Б.Уотсона в 1913 г.), а другое продолжало развивать сравнительно-психологический подход (Р. М. Йеркс, учениками и последователями которого были В. Кёлер, У. Гамильтон, Г. Харлоу и другие известные психологи).

Основываясь на теории научения Э. Торндайка и принципах объективного изучения поведения животных Дж.Б.Уотсона, би-хевиористы использовали в качестве универсального объяснительного принципа формулу «стимул-реакция» и отрицали возможность и целесообразность изучения внутреннего субъективного мира животных. Дальнейшее развитие этого направления привело к необходимости пересмотра изначальной парадигмы, введения понятий «промежуточные переменные» и «целенаправленность поведения животных» (Э. Ч. Толмен), переходу к изучению когнитивных процессов и внутренних образов-представлений у животных. Применение объективного подхода к изучению психики животных в бихевиоризме положило начало развитию в XX в. многих перспективных направлений, которые на основе синтеза с другими психологическими подходами выросли в ведущие современные теории социального научения, привязанности и другие, в которых в большой мере используется сравнительно-психологический метод исследования.

Классическая сравнительная психология продолжала активно развиваться в Америке и внесла большой вклад в изучение развития психики в фило- и онтогенезе. Эксперименты Р.М.Иеркса с высшими обезьянами и организованный им первый приматологический центр явились источником дальнейших исследований интеллекта этих животных, их развития в онтогенезе, социального поведения. Йеркс впервые провел сравнительное изучение «ум-

ственных способностей» гориллы, шимпанзе и орангутана, сравнивая их по мере приближения к человеку на основе более чем 20 показателей (причем уже тогда орангутан оказался на первом месте). Изучение закономерностей индивидуального развития психики животных Нью-Йоркской группой психологов положило начало формированию эпигенетической концепции и целого направления, в современной психологии оформившегося в «психологию развития».

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке за рубежом

Изучение психики животных и вопроса о происхождении психики человека в зарубежной психологии XX в. происходило в рамках уже сложившихся психологических направлений (сравнительная психология, бихевиоризм), кроме того, проявилось как самостоятельная область исследования в гештальтпсихологии, стало почти обязательным при исследовании психики человека, а также бурно развивалось в русле биологии поведения (этология, физиология ВИД, антропология).

Психологическое направление

Продолжая исследование поведения животных, бихевиоризм и его новые направления практически переросли в когнитивную психологию, изучающую не только научение у животных, но и весь спектр когнитивных процессов, в том числе и интеллектуальных (способность животных к обобщению, абстрагированию при дифференцировочном научении и т.п.). В психофизиологии много внимания уделяется процессам мотивации, нейрогумораль-ной регуляции поведения, сравнительным нейрофизиологическим исследованиям. В этой области практически все исследования имеют сравнительно-психологическую направленность. В них изучаются самые различные виды животных: беспозвоночные, млекопитающие, птицы, приматы (в основном низшие). Подробные описания этих исследований содержатся в сводных учебниках по поведению животных, лучшие из которых переведены на русский язык (Р.Хайнд, Р.Шовен, Д.Дьюсбери, О. Меннинг, Д.Мак-Фарленд).

Классические сравнительно-психологические исследования продолжают традиции, заложенные Р. М. Йерксом, и в основном сосредоточены на изучении высших психических способностей антропоидов (хотя не только). Можно сказать, что это направление в течение всего XX в. развивалось по пути «подтягивания» обезьяны к человеку, в отличие от отечественной психологии со-нстского периода, планомерно углубляющей разделяющую психику человека и животных пропасть. Это можно проиллюстриро-имть знаменитыми высказываниями двух основоположников изучения психики высших обезьян. В.Кёлер сказал, что «шимпанзе почти человек», а Н.Н.Ладыгина-Котс, полемизируя с ним, ут-м'рждала: «Шимпанзе не почти человек, а совсем не человек», іадачей же зарубежных исследователей стало выявление все более Ш.ІСОКИХ психических способностей высших обезьян (понгид), психику которых еще в предыдущем веке рассматривали как переходную между всеми остальными животными и человеком. Изучение этих животных должно пролить свет на происхождение психики человека, поэтому в первую очередь подвергаются анализу га кие их способности, которые имеют антропогенетическое значение: интеллект (В.Кёлер, Д. Румбо, Д.Гиллан и др.), способ-I юсть к использованию и изготовлению орудий (В. Кёлер, К. Паркер, Ю. Летмат и др.), овладению искусственными знаковыми средствами (К. и К. Хейс, В. и Л. Келлог, Д. Премак, Д. Румбо и Е. Сэ-педж-Румбо, Ф.Патерсон, Р. и Б.Гарднер и др.), зачатки самосознания (Д. Гриффин, Г. Галлуп и др.). Систематическое изучение интеллекта высших животных (шимпанзе, собак и др.) в сравнении с интеллектом детей и взрослого человека стало самостоятельным предметом исследования в гештальтпеихологии первой половины XX в. (К. Коффка, В. Кёлер). В. Кёлер, изучая процессы мышления и восприятия человека, поставил задачу вывести внутренние операции мышления во внешний план, для чего необходимо было исследовать таких испытуемых, которые еще (или вообще) не могут производить эти операции в уме в свернутой форме. Таковыми оказались дети на довербальной стадии развития и высшие антропоиды (шимпанзе). Кёлер предложил критерии интеллекта животных, выявил структуру интеллектуального решения задачи, обосновал понятие инсайта. Вышеперечисленные исследования будут подробно проанализированы ниже в соответствующих разделах.

Биологическое направление

Много эмпирических данных и теоретических моделей, объясняющих поведение животных, было получено в исследованиях физиологии высшей нервной деятельности, в этологии и антропологии. Эти направления взаимодействовали с зоопсихологией (несмотря на периодические «выяснения» приоритетов и предметов исследования) с двух сторон: со стороны изучения физиологических механизмов и со стороны эволюционных задач и закономерностей развития поведения. В физиологии ВНД традиционно использовались сравнительный метод и моделирование исследований физиологии человека на животных. Исследования в этой

области в общем созвучны отечественным, более того, теоретические представления, развиваемые И.М.Сеченовым, И.П.Павловым, П.К.Анохиным, Е.Н.Соколовым, являются ведущими в развитии мировой физиологической науки. Этология, появившаяся в первой половине XX в., в середине столетия, благодаря работам К.Лоренца и Н.Тинбергена, стала главной наукой в исследовании поведения животных. Для зоопсихологии этология является в первую очередь источником богатого эмпирического материала, хотя чем дальше, тем больше эти науки сливаются в единое направление, что особенно характерно для современных зарубежных исследований. Изучение инстинктивного поведения, имприн-тинга, группового поведения животных, огромное количество полевых исследований, а в последние десятилетия и лабораторных, дало богатейший фактический материал, активно ассимилируемый зоопсихологией и сравнительной психологией.

Особое место в развитии зоопсихологических знаний в XX в. занимала антропология, углубленно изучавшая происхождение человека и рассматривавшая этот процесс как становление труда и сознания. В антропологии в XX в. произошло немало революционных открытий, были предложены концепции возникновения орудийной и трудовой деятельности, речи, искусства, счета, социальных и семейных отношений и т. п. Палеонтологические исследования (Л. Лики, Д.Джохансон, И. Иди, К.Лавджой, Р.Фоу-ли и др.), наблюдения в природе (Дж. Шаллер, Дж.Ван Лавик-Гудолл, Д.Фосси, Дж. Маккинон, X. Риксен и др.), содержание, размножение и искусственное выращивание понгид в неволе (X. Хе-дигер, Дж.Эрвин, Б.Харрисон, Т.Майпл, В.Липперт, Р.Надлер и др.), исследования на реабилитационных станциях в Африке и Юго-Восточной Азии (Б. Галдикас и др.) позволили получить необыкновенно интересные данные, во многом перевернувшие представления психологов о психических способностях наших ближайших эволюционных родственников.

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в XX веке в России

' Психологическое направление

^ Изучение психики животных и вопроса о происхождении человеческого сознания в отечественной науке традиционно происходило в рамках общей методологии психологии. С самого начала становления этого направления разрабатывались фундаментальные теоретические подходы и основные исследования осуществлялись в рамках ведущих психологических школ и направлений. Несмотря на то что у истоков теоретической и эксперименталь-

nod отечественной зоопсихологии и сравнительной психологии втоят не только собственно зоопсихологи (В.А.Вагнер, А.Н.Се-иерцов, Н.Н.Ладыгина-Котс), но и вполне «человеческие» пси-йо'юги (Л.С.Выготский, А.Н.Леонтьев), в России зоопсихология стала самостоятельной отраслью психологии и была введена в государственный стандарт обучения психологов. В целом отечественная зоопсихология всегда была именно сравнительной наукой, •по в этом плане отличало ее от физиологии, антропологии и пологий. Практически все зоопсихологи, продолжая традиции, сложенные Л.С.Выготским и Н.Н.Ладыгиной-Котс, проводили і равнительные исследования (А.Я.Маркова, С.Л.Новоселова, И.С.Мухина, Н.А.Тих, Ю.Г.Трошихина, Г.Г.Филиппова и др.). I Ice колько отошли от этого, углубившись в изучение психики жи-мотных, К.Э.Фабри и его ученики (Н.Н.Мешкова, Е.Ю.Федорович, А. А. Крымов). В целом в развитии зоопсихологии и сравнительной психологии в России в XX в. можно выделить следующие направления: разработка теоретических основ эволюции психики; сравнительно-психологические исследования Московской, Ленинградской и Грузинской психологических школ; зоопсихо-иогическое направление.

Разработка теоретических основ эволюции психики

В начале XX в. выдающийся русский зоолог и зоопсихолог //. А. Вагнер написал ряд фундаментальных методологических трудов (Биологические основания сравнительной психологии, 1913; Ьиопсихология и смежные науки, 1923; Этюды по сравнительной психологии. Возникновение и развитие психических способностей, 1925—1929), в которых представлены анализ современных знаний по психологии животных, основных теоретических подходов к ее изучению, обоснование сравнительно-психологического метода исследования и т.п. В. А. Вагнер, являясь профессором зоологии и сравнительной психологии Ленинградского университета, чаложил методологические основы развития отечественной зоопсихологии и сравнительной психологии и по праву считается их основателем. Он изучал инстинктивное поведение и описал его свойства изменяться в эволюции и в онтогенезе животных (пластичность инстинктивного поведения), анализировал разумные способности животных (правда, с современной точки зрения явно их недооценивал). После работ В. А. Вагнера зоопсихология и сравнительная психология в России прочно заняли место в системе психологических наук как важные отрасли, имеющие свой предмет, методологию и занимающиеся фундаментальными психологическими проблемами.

В этот же период в Московском университете проблемы эволюции психики разрабатывались выдающимся эволюционистом А.Н.Северцовым. В своей работе «Эволюция и психика» (1922)A. H. Северцов обосновывал значение психики как фактора эволюции. Он указывал, что существуют два типа приспособлений животных к изменениям окружающей среды: медленные изменения строения и изменение поведения (без изменения строения органов), позволяющие приспосабливаться к быстрым изменениям среды. Такое изменение поведения регулируется психикой, и в эволюции происходит увеличение пластичности поведения, связанное с повышением психической организации.

Большой вклад в разработку теоретических проблем эволюции психики и происхождения человеческого сознания внес Л. С.Выготский. Хорошо известны его работы «Предисловие к книге В.Кё-лера "Исследование интеллекта человекоподобных обезьян" (1930) и «Этюды по истории поведения» (совместно с А. Р.Лурия, 1930), где проанализированы имевшиеся в то время данные об интеллекте высших обезьян, «примитивного» человека и ребенка. В этих работах Л.С.Выготский обосновывает и применяет сравнительно-психологический метод для объяснения пути «психологической эволюции от обезьяны до культурного человека». Гораздо меньше используются в зоопсихологии идеи психологии развития, заложенные в трудах «Исторический смысл психологического кризиса» (1927), «Мышление и речь» (1934), «Орудие и знак в развитии ребенка» (1930). Л.С.Выготский считал, что общая психология должна охватывать все аспекты изучения психики и «психология нормального взрослого человека» является одной из психологических дисциплин (наряду с зоопсихологией и психопатологией. Представления же о различных (эволюционно!) корнях мышления и речи были бы очень полезны для анализа современных экспериментов по обучению высших обезьян искусственным знаковым средствам, равно как и теоретические и экспериментальные разработки генезиса знаковой функции у ребенка (кстати, в физиологии ВНД при анализе процессов обобщения у животных используются термины «довербальные понятия», «перцептивные понятия»). В целом наследие Л.С.Выготского имеет огромный потенциал, еще явно недостаточно освоенный в зоопсихологии и сравнительной психологии.

Становление и развитие отечественной сравнительной психологии связано с именем выдающегося ученого XX столетия Н. Н. Ладыгиной-Коте. Она была не только великолепным экспериментатором, сделавшим в этом плане не меньше, чем Р. М. Йеркс и В. Кёлер, но и теоретиком и методологом. Ею заложены теоретические основы эволюции психики, сформулированы представления о «взаимопроникаемости» инстинктивных механизмов, научения и мышления, их существовании в своеобразном сочетании на всех этапах эволюции психики. Предложенное ею выделение уровней развития мышления (наглядно-действенное, наглядно-образное и речевое) и анализ их развития у высших животных и человеческого ребенка прочно вошли в психологию * и потных и человека. Она провела первое в мире систематическое сравнительное исследование развития детеныша шимпанзе и человеческого ребенка, которое до сих пор является актуальным для психологии развития. Ученики и последователи Н. Н. Лани гиной-Котс продолжали разрабатывать ее идеи в зоопсихоло-іііи и сравнительной психологии, физиологии ВНД, антропологии.

Дальнейшая разработка теории эволюции психики была осуществлена А.Н.Леонтьевым. Являясь учеником Л.С.Выготского, он совместно с А. В. Запорожцем, А. Р.Лурия занимался проблемами возникновения и развития психики. А.Н.Леонтьев предложил теоретически и экспериментально обоснованную концепцию иозникновения и эволюции психики, выделил стадии развития психики и сформулировал основные закономерности этого раз-пития (основные труды: «Очерк развития психики», 1947. «Про-илсмы развития психики», 1972, «Эволюция психики», 1999). Его учение до сих пор является наиболее стройным и обоснованным представлением об эволюции психики и происхождении человеческого сознания. Последователи А.Н.Леонтьева (К.Э.Фабри, ('.Л.Новоселова, Н.Н.Мешкова, Г.Г.Филиппова) продолжают разработку теоретических представлений об эволюции психики. Теория деятельности А.Н.Леонтьева и его концепция эволюции і їсихики, а также исследования его учеников будут подробно изложены при анализе происхождения и стадий развития психики.

Сравнительно-психологическое направление

Московская школа

Представители Московской школы продолжают традиции 11. H. Ладыгиной-Коте и в основном занимаются сравнительными исследованиями психики обезьян и человека. Л. И. Анцыферова изучала элементарную познавательную деятельность (интеллект как аналитико-синтетическую деятельность), сравнивая ее с мыслительной деятельностью человека в традициях господствующей в то время Павловской школы. В работах А.Я.Марковой исследовались представления, процессы обобщения и абстрагирования у обезьян (методом «выбора на образец»). В.С.Мухина наблюдала ча поведением приматов и изучала их способность к рисованию в сравнении с развитием способности к рисованию у детей. С. Л. Но-чоселова занималась (и занимается в настоящее время) сравнительным изучением мышления и игровой деятельности высших приматов и детей. Г.Г.Филиппова осуществила изучение интеллекта орангутанов, сравнительные исследования онтогенеза пон-гид и человека, способности понгид к овладению рисованием по подражанию, материнской сферы и ее развития в фило- и онто-

генезе. В настоящее время работы в этой области продолжаются, хотя общий объем исследований по многим причинам явно недостаточный.

Ленинградская школа

Ленинградская психологическая школа традиционно была ориентирована на экспериментальные объективные исследования. Изучение психики и поведения приматов осуществлялось под руководством профессора факультета психологии Ленинградского университета Н.А.Тих. Сравнительно-психологический анализ группового поведения, коммуникативной деятельности, онтогенеза обезьян представлен в ее книгах «Предыстория общества» и «Ранний онтогенез поведения приматов», в которых автор развивает оригинальные идеи соотношения видовых и индивидных потребностей, происхождения жестового общения, способности обезьян к использованию звуков, жестов и изображающих движений как новых коммуникативных средств и т. п. Изучение функций памяти и подражания в сравнительном плане проводилось Ю.Г.Трошихиной. В настоящее время в Санкт-Петербурге продолжаются сравнительные исследования интеллекта животных (Т.Г.Кузнецова, В.Т.Шуваев, В.И.Сыренский и др.).

Грузинская школа

Взгляды на психику животных и специфику человеческого сознания развивались в теории установки Д. Н.Узнадзе, которая была весьма популярна в середине XX в. Экспериментальные исследования психики животных в Грузии проводились также в рамках физиологического направления, возглавляемого И. С. Бериташви-ли, который изучал образные представления у животных. Его последователи изучают нейрофизиологические механизмы памяти животных, а также рассудочную деятельность высших млекопитающих (Я. К. Бадридзе).

Зоопсихологическое направление

Формирование этого направления связано с научной и преподавательской деятельностью К. Э. Фабри, основателя лаборатории зоопсихологии при факультете психологии МГУ в Москве. Являясь в прошлом биологом (эволюционным морфологом), он сосредотачивал свои усилия на изучении психики животных, меньше занимаясь проблемами сравнительной психологии. В период его деятельности название отрасли «зоопсихология» практически потеряло свою составную часть «и сравнительная психология». Тем не менее работы К. Э. Фабри внесли большой вклад в теорию эволюции психики, наполнили зоопсихологию большим фактическим материалом, стимулировали исследования целой плеяды его

учеников, защитивших кандидатские диссертации по зоопсихологии на кафедре общей психологии психологического факультеті МГУ. А. А. Крымов занимался игровой деятельностью и развитием мотивации у крыс. Е. Н. Махмутова изучала манипулятивную активность млекопитающих. Н. Н. Мешкова совместно с Е. Ю. Федорович занимается изучением психологических механизмов адаптации синантропных животных к урбанизированной среде и до настоящего времени продолжает руководить лабораторией зоопсихологии и обучением студентов факультета психологии МГУ.

Биологическое направление

В СССР поведение животных в большой мере (а в некоторые периоды почти исключительно) изучалось в рамках физиологии высшей нервной деятельности. Началом этих исследований явились работы И. П. Павлова, получившие всемирное признание. Почти полстолетия все остальные области (приматология, антропология, эволюция поведения) были второстепенными и следовали в методологическом и экспериментальном отношении за физиологией ВНД, в русле которой ведущими являлись Институт физиологии им. И. П. Павлова и лаборатория физиологии поведения приматов в Колтушах (Ленинград), кафедра физиологии ВНД биофака МГУ в Москве, Сухумский питомник обезьян Института экспериментальной медицины АМН СССР, Институт физиологии Грузинской АН. Исследования проводились с животными разных иидов: «классическими» лабораторными видами (собаки, крысы, кошки, кролики), низшими и высшими человекообразными обезьянами, а также дельфинами, ластоногими, беспозвоночными и простейшими. Прекрасные обзоры этих работ представлены в книгах Л. И. Фирсова, Л. В. Крушинского, 3. А. Зориной и И. И. Полетаевой, М.А.Дерягиной и других, рекомендованных в списке литературы к данному разделу. Основатель Грузинской физиологической школы И. С. Бериташвили изучал «психонервные образы» у животных, считая, что поведение высших животных в ситуации решения интеллектуальных задач основано на мысленных представлениях (образах), сформированных в прошлом опыте. Работы Л.В.Крушинского и его последователей, посвященные изучению элементарной рассудочной деятельности животных, во многом основываются на теоретических представлениях и методах Н. Н. Ла-дыгиной-Котс. Л.А. Фирсов повторил многие методики изучения интеллекта обезьян В.Кёлера и Н.Н.Ладыгиной-Котс, предложил свои оригинальные методы исследования высших обезьян в лабораторных и естественных условиях. Таким образом, в рамках физиологических исследований, по существу, проводилось много работ, сходных по методологии и методикам с зоопсихологиче-скими исследованиями. Те и другие часто трудно, а в последние

два десятилетия практически даже невозможно разграничить при изучении процессов обобщения и абстрагирования, памяти, решения интеллектуальных задач, общения и т.п. Прекрасным примером этому служат исследования рассудочной деятельности высших животных, обобщенные в учебном пособии З.А.Зориной и И.И.Полетаевой «Элементарное мышление животных» (М., 2001).

Этология в России начала развиваться в основном в последней четверти XX в. и сразу заняла прочные позиции. Особенностью отечественной этологии является ее тесная связь с физиологическими лабораторными исследованиями и изучением поведения животных в неволе. Удачный синтез изучения поведения животных с позиций эволюционной биологии (Л.А.Орбели, Б.П.Ман-тейфель), приматологии (Л.А.Фирсов и др.), социобиологии (Е.Н.Панов), генетики поведения (М.Е.Лобашов, Л.В.Крушин-ский и др.) позволил этому направлению, наравне с изучением физиологии высшей нервной деятельности, занять ведущее место в современных отечественных исследованиях поведения животных.

Традиционно в России зоопсихологические исследования тесно переплетались с антропологией. Еще в 1945 г. была издана книга известного антрополога Г.З.Рогинского «Психика человекообразных обезьян»; много внимания проблеме психических способностей высших обезьян уделял М.Ф.Нестурх. Изучая ранние этапы происхождения гоминид, антропологи моделировали процесс развития труда из орудийных действий высших антропоидов, используя для этого современных представителей понгид (С. А. Семенов, А.И.Кац, Г.Ф.Хрустов и др.), и происхождения речи из жестовой формы общения высших приматов (В. В. Бунак, Н. А. Тих, Л. И. Уланова и др.). Исследования последних десятилетий осуществляются в русле пограничного направления этологии приматов (М. А.Де-рягина, М. Л. Бутовская др.), где широко используется сравнительный метод.

Развитие знаний о психике животных

и происхождении сознания человека

в современный период

Развитие зоопсихологии и сравнительной психологии в конце XX в. и начале нового века и тысячелетия может служить своеобразной иллюстрацией к закону дифференциации как общему закону развития, сформулированному в психологии еще Спенсером. Уже в последней четверти XX в. основные учебники по поведению животных строились по принципу синтеза всех отраслей знаний, занимающихся этой проблемой: эволюции, этологии,

физиологии, приматологии, антропологии, зоопсихологии и сравнительной психологии. Д.Дьюсбери (1981) отмечает, что наука о поведении и психике животных становится единой и теперь уже грудно отличить специалистов разных направлений, «не имея в руках их личного дела». И чем дальше, тем больше все смежные области «психологизируются», обращаясь не только к изучению толюционных закономерностей и физиологических механизмов поведения, но к внутренним состояниям, образам-представлени-)ім, переживаниям животных, строению и содержанию их субъективного мира.

Таким образом, развитие зоопсихологии от самых истоков (античная философия) свидетельствует, что все науки, изучающие разные стороны поведения животных, изначально дифференцировались из общей идеи различения души животных и человека (Эпикур, Аристотель, позднее Спиноза, Гегель); затем они развивались в рамках эволюционного учения, где психика рассматривалась как фактор эволюции (французские эволюционисты, Ч.Дарвин, В.А.Вагнер, А.Н.Северцов); в XIX начале XX в. они разделились на ряд самостоятельных наук (физиология, этология, антропология, психология) и в рамках психологии на два основных направления бихевиоризм и зоопсихологию и сравнительную психологию; а в конце XX в. стали интегрироваться в синтетическую сравнительную науку о психике и поведении, вновь возвращающуюся к проблеме сходства и различия души живот-пых и человека.

В рамках этого общего современного направления нас интересуют те проблемы, которые традиционно ближе к психологии. И здесь также наблюдается не только появление новых областей исследования, но и возврат с новых позиций к фундаментальным вопросам возникновения и эволюции психики. К сожалению, интерес исследователей все больше сосредотачивается на психике животных, максимально приближающихся к человеку (высших млекопитающих, таких, как дельфины, ластоногие, высшие приматы, реже хищные), и даже обращается к антропогенезу (С.Л.Новоселова предлагает выделить самостоятельную область иалеопсихологию, что представляется весьма перспективным). Психика же низших животных, которая так интересовала ученых в середине XX в. (беспозвоночные, простейшие), практически не исследуется психологами, оставаясь полем деятельности биологов. Разумеется, в методологическом плане изучение психики этих животных гораздо сложнее, но тем не менее именно такие исследования необходимы для понимания общих эволюционных закономерностей развития психики. Основные проблемы и перспективные области исследования современной науки о психике животных и происхождении психики человека можно охарактеризовать следующим образом.

Теоретические проблемы современной зоопсихологии и сравнительной психологии

  1.  Проблема возникновения психики и критериев психического. Эта проблема стала актуальной в последние годы XX столетия по двум причинам. Во-первых, появились новые экспериментальные данные и возможности экспериментальных исследований в психофизиологии и изучении высших психических способностей животных (овладение искусственными знаковыми средствами, орудийная деятельность, элементарное мышление, зачатки самосознания), требующие обобщения с новых методологических позиций (эволюционно-системных). Во-вторых, наука и практика проникли в недоступные ранее прямому исследованию этапы развития психики человека пренатальный период, что потребовало обратиться к представлениям о раннем генезисе психики^ а это, оказывается, невозможно без сопоставления с филогенезом. В результате стали появляться работы, посвященные теоретическим представлениям о сущности психики, общих закономерностях ее развития, новых возможностях ее изучения с помощью исследования физиологических механизмов (Ю.И.Александров), эпигенетических закономерностей и когнитивных процессов (Е. А. Сер-гиенко), обобщения и дальнейшей разработки основных законов развития (Н. И.Чуприкова, В. Б. Швырков), перинатальной психологии и сравнительного изучения мотивационно-потребност-ной сферы (Г.Г.Филиппова). В зарубежной психологии эта проблематика также весьма актуальна и разрабатывается в рамках общего направления психологии развития.
  2.  Проблема критериев отличия психики человека и животных. К концу XX в. практически все критерии, которые были сформу- і лированы для отличия психики человека от психики животных, ! оказались «не работающими» в свете новых данных, полученных | при экспериментальных исследованиях и наблюдении за высши- ; ми животными в природе, а также новых открытий в антрополо- ! гии|! Это иллюстрирует часто цитируемая фраза одного из ученых, і принимавших участие в «проверке» способностей обученных Ам- ; слену понгид, о том, что нам следует пересмотреть либо понятие «язык», либо понятие «человек». Все развитие современной науки свидетельствует, что дело на этом не остановится. Сейчас есть \ данные, что самки понгид обучают своих детенышей Амслену так же, как обучали их самих (Р. Фоутс и др.), понгиды «объясняют» свои рисунки (Р.Гарднер, Ф.Патерсон и др.) и т.п.
  3.  Проблема содержания субъективного опыта животных. Новые методы как в психофизиологии, так и в зоопсихологии позволяют практически полностью выявить физиологические механизмы и корреляты субъективных переживаний и проникнуть в субъективный мир животных с помощью искусственных языков, про-

дуктов их деятельности (например, рисования) и других средству Это позволяет наконец подвести черту под господствующим почти два столетия постулатом о недоступности субъективного мира животных психологическому анализу, а значит, и недопустимости таких исследований, так как объективные методы применить невозможно. Видимо, третье тысячелетие станет не только «веком психологии», но и в большой мере сравнительной психологии, которую ждут новые открытия и теоретические обобщения.

Перспективные направления исследований в зоопсихологии и сравнительной психологии

  1.  Обучение животных искусственным знаковым средствам. С помощью таких экспериментов происходит исследование проблем становления знакового общения, возможностей использования знаков для организации интеллектуальной деятельности этих животных (пока только начаты исследования в этой области), передачи таких средств от родителей к детенышам и от одной особи к другой, а также использование искусственных языков для изучения внутреннего субъективного мира животных. Как уже указывалось, понгиды не просто чертят по бумаге, а могут усматривать в своих рисунках конкретные образы: например, шимпанзе Уошо, обученная Амслену, нарисовав «каракули» в форме концентрических кругов, назвала свой рисунок «яблоко».
  2.  Исследование зачатков самосознания у животных. Устоявшееся мнение о том, что только понгиды узнают себя в зеркале, явно должно быть пересмотрено, хотя в данном направлении пока существуют только единичные наблюдения и эксперименты. Весьма перспективно изучение всех уровней развития самосознания, от самоощущения до становления образа Я, что предполагает включение в эту проблематику разных видов животных, а также использование данных, касающихся антропогенеза (палеопсихоло-гия). Изучение самоузнавания в зеркале, проведенное Н.Н.Авдеевой с детьми первого года жизни, открывает широкие возможности сравнительных исследований в этой области.
  3.  Обоснование валидности цветовых и рисуночных проективных методов. Данные, полученные при изучении рисования, восприятия и использования цветов, особенно в сравнении с аналогичными исследованиями на младенцах и анализом искусства древнего человека, позволяют подтвердить валидность рисуночных проективных методик, используемых в психодиагностике. Расположение рисунков на листе, использование уже имеющихся изображений, узнавание в рисунке конкретных образов объектов, подражательное рисование, использование красок и их сочетаний понгидами, а также исследование рисования у детей второго полугодия жизни и примитивных орнаментов неандертальцев и ран-

них неоантропов позволяют подтвердить, что некоторые характеристики проективных цветовых и рисуночных тестов являются абсолютно объективными и могут использоваться в психологии без дополнительного подтверждения другими, считающимися более «точными» методиками.

4. Анималотерапия. Это направление уже активно заявило себя не только за рубежом, но и в России. Наиболее известными являются психотерапевтические методики с использованием лошадей (иппотерапия) и дельфинов (дельфинотерапия), однако перспективным является также использование обезьян, собак, кошек и других животных как для коррекционно-терапевтическои, так и для развивающей психологической работы. Для использования таких животных не нужно специального помещения, оборудования, а нужны только хорошо подготовленные психологи, обладающие помимо общепсихологических и зоопсихологическими знаниями.

Разумеется, обозначенные выше актуальные проблемы и направления не исчерпывают всех перспектив развития зоопсихологии и сравнительной психологии, которые, несомненно, будут активно развиваться в ближайшем и отдаленном будущем.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

6079. Геометрические характеристики плоских сечений 71 KB
  Геометрические характеристики плоских сечений Прочность бруса не всегда зависит только от площади поперечного сечения, как это имеет место при растяжении, сжатии. Как бы вы ни поворачивали стержень относительно продольной оси, условие прочности буде...
6080. Кручение. Понятие о крутящем моменте, внешних нагрузках, вызывающих кручение 64 KB
  Кручение. Понятие о крутящем моменте, внешних нагрузках, вызывающих кручение Под кручением понимается такой вид нагружения, при котором в поперечных сечениях стержня возникает единственный силовой фактор - крутящий момент Мк. Стержни, работающи...
6081. Внутренние силы. Метод сечений 52.5 KB
  Внутренние силы. Метод сечений Внешние силы, действующие на реальный объект, чаще всего известны. Обычно необходимо определить внутренние силы (результат взаимодействия между отдельными частями данного тела) которые неизвестны по величине и направле...
6082. Изгиб. Определение перемещении. Дифференциальное уравнение изогнутой оси балки 52.5 KB
  Изгиб. Определение перемещении Дифференциальное уравнение изогнутой оси балки Под действием нагрузки балка искривляется. Сечения, балки перемещаются перпендикулярно первоначально прямой оси балки и одновременно поворачиваются. Перемещение центра...
6083. Цели и задачи курса Сопротивление материалов. Понятие о прочностной надежности 45 KB
  Цели и задачи курса Сопротивление материалов. Понятие о прочностной надежности При проектировании инженерных сооружений и машин вопрос о выборе размеров отдельных частей с позиции прочности играет весьма важную роль. Для решения этой задачи ...
6084. Изгиб. Понятие об изгибе 33.5 KB
  Изгиб. Понятие об изгибе Весьма часто стержни подвергаются действию поперечной нагрузки или внешних пар. При этом в поперечных сечениях стержня возникают изгибающие моменты, т. е. внутренние моменты, плоскость действия которых перпендикулярна плоско...
6085. Растяжение и сжатие. Продольные силы в поперечных сечениях 66.5 KB
  Растяжение и сжатие. Продольные силы в поперечных сечениях Растяжением или сжатием называется такой вид нагружения, при котором в поперечных сечениях стержня возникает только один внутренний силовой фактор - продольная сила N. Продольная сила, ...
6086. Расчет балок на прочность 63.5 KB
  Расчет балок на прочность. Внешняя нагрузка обычно задана, поэтому для нахождения всех действующих на балку сил необходимо вычислить реакции опор. Напомним, что наименьшее число связей, обеспечивающее неподвижность балки по отношению к основанию в о...
6087. Определение напряжений и деформаций при кручении вала круглого сечения 38.5 KB
  Определение напряжений и деформаций при кручении вала круглого сечения При анализе деформаций кручения будем основываться на следующих гипотезах: При кручении круглого вала поперечные сечения, плоские до деформации вала, остаются плоскими и пе...