72305

Правовые нормы, направленные на борьбу с захватом заложников

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Цель исследования – выявление социально-юридической сущности захвата заложников и наказания за данное преступление как в России, так и за рубежом. Достижение цели исследования осуществляется постановкой и реализацией следующих задач: определение особенностей объективных и субъективных признаков...

Русский

2014-11-20

478.5 KB

4 чел.

PAGE  92

ВВЕДЕНИЕ

 

В последнее десятилетие в России отмечен значительный рост преступности, которая дестабилизирует экономику, оказывает разрушительное влияние на политику и общественную жизнь, подрывает устои государства, становится угрозой безопасности как на внутригосударственном, так и на межнациональном уровне.

Внутренние проблемы с Чечней, Абхазией, неутихающие конфликты с Таджикистаном в период с 1997 по 2004 годы обусловили рост таких преступлений как похищение человека, террористические акт и захват заложников.

Особую тревогу и беспокойство населения вызывает преступление, широко распространенное как на территории России, так и за ее пределами – захват заложника.

Захват заложников во всех его формах и проявлениях, по своим масштабам и интенсивности, по своей жестокости относится к числу опаснейших преступлений против общественной безопасности и общественного порядка.

Еще недавно, такое преступление было одной из самых злободневных проблем, а прогнозы ученых и юристов – практиков давали весьма неутешительную картину о прогрессивном развитии и увеличении роста количества захватов на территории России и за рубежом.

Акты захвата заложников отличаются повышенной общественной опасностью. Это связанно с тем, что большинство из них отличаются массовостью, влекут за собой большие человеческие жертвы, разрушаются духовные, материальные, культурные ценности, которые невозможно воссоздать веками.

В 1997 году по данным Главного информационно – аналитического центра МВД количество таких преступлений насчитывало 114, начиная с 2000 года их число значительно уменьшается – 32-39 преступлений в год. В 2009 году зарегистрированных захватов заложника – 4, в 2010г. – 2, 2011г. – одно преступление.1 Однако сокращение числа совершаемых преступлений такого характера, не уменьшает его общественной опасности.

Захват заложников способен спровоцировать национальные и межнациональные конфликты. Для многих групп людей захват заложников становится способом решения военных, политических и религиозных конфликтов, многие преступники, желая решить свои личные проблемы, захватывают совершенно невинных людей, причиняя им вред здоровью, лишая жизни.

Весьма быстрое распространение захвата заложников произошло в странах СНГ и за рубежом, во многом это связанно было с появлением различных вооруженных преступных группировок, стремлением их руководителей ограничить вмешательство государства в их нелегальный и полулегальный бизнес, обеспечить удовлетворение определенных интересов политической властью, стремлением противопоставить общественность государственному строю.

Объектом исследования являются уголовно – правовые нормы, направленные на борьбу с захватом заложников.

Предмет исследования - охраняемые уголовным законом общественные отношения, складывающиеся в сфере общественной безопасности и общественного правопорядка.

Цель исследования – выявление социально-юридической сущности захвата заложников и наказания за данное преступление как в России, так и за рубежом.

Достижение цели исследования осуществляется постановкой и реализацией следующих задач:

  1.  Определение особенностей объективных и субъективных признаков, квалифицирующих признаков захвата заложников.
  2.  Исследование проблемы отграничения указанного преступления от смежных составов.
  3.   Изучение  особенностей  уголовной ответственности за такое деяние в зарубежном законодательстве.
  4.   Выявление проблемы нормативного закрепления захвата заложника.

Методы исследования - изучение и анализ научной литературы, сравнительно-правовой анализ, изучение и обобщение практики, системный метод. В ходе работы были использованы: общенаучные методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, аналогия, обобщения; частно – научные методы: формально-логический метод, предполагающий изучение современного российского законодательства и практики его применения, системный метод, дающий возможность исследовать все взаимосвязи изучаемого предмета с окружающей действительностью и рассмотрение самого предмета как системы.

Дипломная работа состоит из двух глав и семи параграфов.

Первая глава «      » состоит из трех параграфов: 1.1. Развитие законодательства о захвате заложников. 1.2. Объективные признаки ст. 206 УК РФ. 1.3. Субъективные признаки ст. 206 УК РФ.

Вторая глава «Влияние квалифицирующих обстоятельств на уголовную ответственность за захват заложника» состоит из четырех параграфов: 2.1. Захват заложников в соучастии и в зависимости от особенностей потерпевшего. 2.2. Захват заложников связанный с применением насилия, оружия или предметов, используемых в качестве оружия, с корыстным мотивом или по найму. 2.3. Захват заложника и смежные составы преступлений против личной неприкосновенности (похищение человека и незаконное лишение свободы). 2.4. Зарубежное законодательство об ответственности за захват заложника.

Исследования захвата заложников, как самостоятельного преступления, получили свое активное развитие в России с 80-х годов XX века в связи с многочисленными случаями совершения таких  преступлений как у нас в стране, так и во всем мире. Активная динамика роста данных преступлений повлекла создание ряда научных работ и монографий, в которых рассматривались уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с захватом заложников.

Проблеме исследования захвата заложников посвящали свои труды многие ученые, такие как: А.В. Бриллиантов, А.В. Наумов, М.Ю. Гущин, А.И. Рарог, Б.С. Волков, П.С. Дагель, Б.С. Никифоров, А.А. Пионтковский, Г.В. Овчинникова и многие другие.

Однако некоторые проблемы захвата заложников в настоящий момент не до конца разрешены, что вызвало интерес к исследованию данного преступления.

Нормативную  базу исследования составили: Уголовный кодекс РФ, Уголовные кодексы зарубежных государств; Федеральные законы; Постановления Пленумов Верховного суда и другие.

Новизна исследования состоит в том, что оно направлено на решение вопросов, возникающих при квалификации умышленных деяний направленных на захват заложника, совершенных с различной степенью тяжести и различными общественно – опасными последствиями. Предложения и выводы,  сделанные в исследовании, должны способствовать снижению числа ошибок, допускаемых при применении рассматриваемых уголовно – правовых норм, и повышению эффективности борьбы с захватом заложников.

 

 

ГЛАВА 1.

1.1. Развитие законодательства о захвате заложников

Захват заложника как общественно-опасное деяние не является порождением XX века. Оно существовало еще в первобытных племенах и в последствии укоренилось на многие столетья.

Захват заложников в традиционном понимании имеет глубокие исторические корни. В древние времена он широко использовался как способ разрешения конфликтов, а также для обогащения. Целями захвата заложников были: воздействие на внутреннюю и внешнюю политику соответствующего государства, обеспечение выполнения договоров, обеспечение личной безопасности, безопасности имущества, населенных пунктов, возможность получения выкупа, освобождения из под стражи, обмен пленными.2 

Древнейшим способом захвата заложников было морское пиратство. Но захват людей использовался главным образом для дальнейшей продажи в рабство, часто люди захватывались также для получения выкупа или обмена пленными. Об этом имеется множество исторических свидетельств.

Самыми первыми, пиратами, совершающими захваты заложников в древнем мире были греки – люди, которые считаются родоначальниками европейской цивилизации. Греческий герой Ахиллес был пиратом,  равно как и Одиссей, который, как описывает Гомер в «Одиссее», рассказывает царю Алкиною, что он со своими моряками высадились на Исмаре и «разорили город, убивая мужчин, забирая в плен их жен и похищая добро».3

Финикийцы морскую торговлю сочетали с пиратством, а также с охотой на людей. Позднее с финикийцами за господство в море стали воевать греки, которые тоже нередко занимались морским разбоем, связанным с похищением людей.

Захват заложников был бедствием и для Римской империи. Пираты захватывали знатных людей больших городов и в качестве условия освобождения требовали за них выкуп. Однако такие действия рассматривались как вполне обычное явление.

Были случаи, когда захват заложников осуществлялся с целью обеспечения личной безопасности. Юлий Цезарь, высадившийся в 48 г. до н.э. с небольшим отрядом в Александрии, некоторое время фактически находился в положении осажденного во дворце, и если бы не нахождение при нем в качестве заложника младшего брата Клеопатры – Птоломея XIII, он мог бы погибнуть.4

Посредством захвата заложников на государственном уровне решались и политические задачи. При заключении мира или перемирия в целях соблюдения договоренности в качестве заложников брались знатные люди противоборствующей стороны. Так, Юлий Цезарь, в своих знаменитых «Записках о галльской войне», указывает, что различные племена, жившие на территории Галлии, в случае победы в междоусобной войне также брали в качестве заложников детей князей побежденных племен.5

По древним законам войны, в соответствии с принципами необходимости и гуманности запрещалось убивать мирных жителей в качестве ответной меры, брать их в заложники, морить голодом, депортировать и т.д. Из сочинений Геродота известно, что эти законы признавались в древнем мире греками и персами. Персидский царь Ксеркс после убийства спартанцами его послов отказался сделать то же самое в отношении послов противника, заявив, что он не будет нарушать принятый во всем мире обычай.6

Захват заложников был известен также и на территории Руси. Такой метод воздействия на «Русский улус» использовали правители Золотой Орды. После завоевательного похода Батыя в 1237-1243 гг. над Русью было установлено ордынское иго. Оно  сохранялось фактически до 1480 г. Русский народ платил дань золотоордынцам, а если это было невозможно, то людей забирали в неволю.

Царь Иван Грозный практиковал своеобразное удержание в качестве заложника тех своих подданных, которые находились в опале. Человек проживал в своем поместье, никуда не мог уехать и дожидался либо конца опалы, либо казни.7

В Российской империи в XVIIIXIX вв. захват заложников был известен как способ воздействия на народы Кавказа. Покоряя горское население какой-либо территории и принимая его в российское подданство, с них брали клятвы не нападать и не похищать как российских подданных, так и представителей других горских народов.

Сами же горские народы Кавказа широко использовали практику захвата в заложники русских офицеров, о чем можно  узнать из Записок А.П. Ермолова: «Старшины почти всех главнейших деревень чеченских были призваны ко мне, и я объяснил им, что … должны они возобновить давнюю присягу на покорность, возвратить содержащихся у них пленных». 8 

Генерал Ермолов одним из первых начал борьбу с захватом заложников, но методы, используемые им были не безупречны. Так, после захвата чеченцами майора Швецова были арестованы кумыкские князья, через чьи земли перевезли пленника, а также влиятельные чеченцы, находившиеся в дружбе с похитителями. Под угрозой казни с кумыкского населения была собранна сумма, явившаяся выкупом за Швецова.

Уголовное законодательство о захвате заложников сложилось еще в Российской империи второй половины XIX – начала XX в., в частности, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. в редакции 1885 г. и Уголовном уложении 1903 г.

В нем не было выделено самостоятельного раздела или главы, где были бы сосредоточены нормы об ответственности за деяния, аналогичные тем, которые предусмотрены в действующем уголовном законодательстве. Кроме того, оно не опиралось на международные нормы борьбы с таким видом преступлений, т.к. в это время еще не была проведена ратификация таких норм Российским государством.

Само  понятие «заложник»,  ранее связывалось с военными действиями или выполнением договоров, заключенных в результате них. Свидетельство тому являются различные определения, которые даются в словарях и энциклопедиях XIX в.  

 Так, энциклопедический словарь 1894 года под редакцией К.К. Арсеньева и Е.Е. Петрушевского определяет, что заложник – это «человек, данный или взятый в виде залога, в обеспечение исполнения договора».9 Данное определение точно соответствует гражданско-правовому понятию «залога».

В «Новом энциклопедическом словаре»  Ф.А. Брокгауза и И.К. Эфрона были раскрыты исторические корни данного понятия. В соответствии с ним «в древности в средние века исполнение договоров о заключении перемирия или мира обеспечивалось оставлением в залог знатных людей. Заложники либо давались добровольно побежденной стороной, либо насильственно захватывались и удерживались победителями до исполнения договора. В случае неисполнения договора заложники подвергались казни или тяжкому заключению».10 

Большого различия в определениях заложника в словарях и энциклопедиях нет: одни связывают это явление лишь с военным временем, другие – не отмечают этой связи. Так, в Большой советской энциклопедии 1952 года заложники определяются как «граждане одной из воюющих сторон насильственно задерживаемые другой стороной под предлогом обеспечения безопасности войск или выполнения каких-либо обязательств». В такой же энциклопедии, но 1972 года издания, понятие заложника также связано с военными конфликтами: «Заложники - лица, противоправно задерживаемые воюющими сторонами для предотвращения сопротивления населения оккупированной территории».11

Советский энциклопедический словарь 1990 года к заложникам относит «лиц, насильственно задерживаемых с целью заставить государство, организацию или других лиц выполнить определенные требования или обязательства».12

В Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. преступление, связанное с захватом заложников, было введено в рамках ст. 126.1. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР 27 октября 1960 г.13 Основанием для этого послужило распространение случаев захвата заложников.

После ратификации в российское уголовное законодательство Международной конвенции по борьбе с захватом заложников  18 декабря 1979 г.  в норму о противодействии такому преступлению были внесены изменения, в целях соответствия ее  международным нормам.

Однако конструкция ст. 126.1 содержала некоторые неточности. Во-первых, неправильно был определен родовой объект посягательства. Во-вторых, диспозиция лишь воспроизводила признаки захвата заложников. Кроме того, были достаточно ограничены субъект, потерпевший и территория совершения преступления.

Примечание данной нормы устанавливало, что ответственность за захват заложников наступает только в отношении гражданина СССР, если преступление совершено в отношении гражданина СССР. Действия лиц, имеющих иностранное гражданство или лиц без гражданства квалифицировались по другим статьям Уголовного кодекса.14    

Примечание к статье было исключено из УК только Федеральным законом РФ от 18 февраля 1993 г., и таким образом действие статьи распространилось на все случаи совершения преступления независимо от субъекта и места совершения преступления, а также от гражданства потерпевшего.15

Конструкция ст. 126.1 УК РСФСР 1960 г. была несовершенна, т.к. формулировка «захват и удержание, соединенные с угрозой…» не охватывала все случаи психического насилия, применяемого при совершении этого преступления. Необходимо было связать угрозу с понуждением, а не с захватом или удержанием заложника, которые могут быть совершены и без угроз.16

Учитывая отсутствие квалифицированного состава был достаточно широко определен круг потерпевших – два и более лица, что создавало некоторые трудности для квалификации. В случае захвата в заложники только одного лица, применение данной нормы существенно осложнялось, и нередко применялись другие нормы, т.е. деяние переквалифицировалось.

Ст. 126.1 УК РСФСР 1960 г., содержала лишь часть признаков преступления, предусмотренных Международной конвенцией по борьбе с захватом заложников, которая была одобрена 34-й сессией Генеральной Ассамблеи ООН и открыта для подписания государств 18 декабря 1979 г.. Согласно ст. 1 Конвенции "любое лицо, которое захватывает или удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждения или продолжать удерживать другое лицо (здесь и далее именуемое "заложник") для того, чтобы заставить третью сторону, а именно государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц, совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложников, совершает преступление захвата заложников по смыслу настоящей Конвенции...".17 

В действующем Уголовном кодексе 1996 г. существенно была изменена редакция статьи об ответственности за захват заложника.

Преступление было отнесено к числу тяжких, а при наличии квалифицирующих обстоятельств – к особо тяжким. Это объясняется тем, что такое преступление может нанести вред целому ряду отношений, охраняемых законом, таким как: общественная  безопасность, жизнь и здоровье, свобода человека, отношения собственности и т.д.

Ныне действующая норма существенно отличается от предыдущей. Во-первых, ст. 206 УК РФ законодатель определил в главу 24 "Преступления против общественной безопасности", что в большей степени соответствует объекту посягательства указанного преступления. Во-вторых, законодатель учел отмеченные недостатки ранее действовавшей нормы и не связывает захват или удержание заложника с высказыванием ему определенных угроз.18

Кроме того, в статье 206 УК РФ был изменен круг потерпевших.

В диспозиции ч. 1 ст. 206 УК РФ законодатель говорит об одном заложнике. В случае если захват совершается в отношении двух или более лиц, деяние необходимо квалифицировать как особо тяжкое. Такая конструкция существенно облегчает процесс квалификации преступления.

При анализе признаков состава указанного преступления обращает на себя внимание перечень субъектов, в целях понуждения которых к совершению определенных действий (или воздержанию от них) осуществляется захват или удержание лица в качестве заложника. В качестве таких субъектов законодатель называет государство, организацию и гражданина.19 

В статье упоминается термин «гражданин», как лицо, обладающее особым политико-правовым статусом и принадлежащее тому или иному государству. В таком случае лица без гражданства остаются за пределами действия нормы. Это не совсем правильно, т.к. потерпевшим или субъектом преступления может быть любое физическое лицо.

В качестве обязательного признака субъективной стороны захвата заложника в ст. 206 УК РФ сформулирована цель преступления - "понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия". Указанная формулировка заимствована из определения захвата заложников, содержащегося в международной конвенции. Однако в ст. 205 УК РФ, нормы, так же заимствованной из Международной конвенции,  законодателем использована более краткая,

но емкая конструкция цели преступления - "оказание воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями".20

Таким образом исследование истории развития законодательства о захвате заложника позволяет сделать следующий вывод.

Законодательство о захвате заложников прошло достаточно долгий путь развития. Преступление претерпело значительные видоизменения, изменялась и сама норма. В древние времена разновидностью захвата заложников было морское пиратство, осуществляемое с целью получения выкупа за пленных, а также решения военных и политических конфликтов. В настоящее время захват заложников может быть совершен с целью понуждения государства, организации или гражданина к совершению или отказу от совершения тех или иных действий.

Впервые норма предусматривающая ответственность за преступление захват заложника была четко отражена в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г., однако конструкция состава была несовершенна. После изменения и доработки неточностей действующая норма получила свое применение в Уголовном кодексе 1996 г.

1.2. Объективные признаки статьи 206 УК РФ

Объективными признаками состава преступления являются объект преступления и объективная сторона.

По объекту посягательства законодатель относит захват заложника к преступлениям против общественной безопасности и общественного порядка. Для рассматриваемого состава объект имеет важное и многоплановое значение. Он является обязательным элементом состава ст. 206 УК РФ и одним из основных критериев отграничения преступления захват заложника от похищения человека и незаконного лишения свободы.

Понятие объекта преступления, предусмотренного ст. 206 УК РФ дискуссионно.

Так, А.В. Наумов считает объектом захвата заложника интересы, блага субъекта, охраняемые законом, опираясь на отношение «объект-субъект», и полагает, что носитель содержания первого – тот, кто пострадал от преступления, второго – преступник.21 

По мнению А.В. Бриллиантова основным объектом преступления является общественная безопасность.22

М.Ю. Гущин дает следующее определение основного объекта захвата заложников – это общественные отношения, охраняемые уголовным законом, которым в результате совершения виновным лицом преступления причиняется вред либо создается реальная угроза причинения вреда.23

Основываясь на названии главы 24 УК РФ – Преступления против общественной безопасности, к которой отнесен исследуемый состав, думается, более правильным считать основным объектом посягательства общественную безопасность, так как в первую очередь, в случае совершения преступления захват заложника, несут урон общественные отношения в сфере общественной безопасности.

Общественная опасность захвата заложников заключается в том, что в результате его совершения имеется реальная угроза жизни и здоровью неопределенно широкому кругу граждан, парализуется нормальная деятельность государственных органов и органов местного самоуправления, нарушается деятельность транспорта и т.д.24

В соответствии с Федеральным законом Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ «О безопасности», под общественной безопасностью понимается состояние защищенности жизненно важных интересов общества, т.е. совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития общества.25 

В.П. Тихий выделяет четыре уровня общественной безопасности: а) самый широкий; б) широкий; в) в узком смысле слова; г) как родовой объект преступления.26

Примером посягательства на основной объект состава, является захват заложников 1 сентября 2004 г. в городе Беслан. В результате этого преступления была парализована инфраструктура города, были активизированы все структуры правоохранительных органов, погибли 334 человека. Так  как террористы были выходцами из Ингушетии, возник риск политических и военных столкновений между  народом этой республики и осетинами.

Захват заложников, относится к категории многообъектных преступлений, где наряду с основным непосредственным объектом имеются дополнительный и факультативный объекты.

Так, дополнительным объектом преступления являются охраняемые уголовным законом общественные отношения, составляющие личную свободу, под которой понимается не только физическая свобода перемещения человека, но и свобода поведения, исключающая физическое принуждение.27

31 июля 2001 г. террористы захватили автобус в районе Невинномысска. В автобусе находились 40 человек – 39 пассажиров и водитель. Преступники требовании освобождения террористов осужденных за угон самолета в Объединенных Арабских Эмиратах. В течении 12 часов по угрозой оружия заложникам запрещалось покидать свои места в автобусе, использовать какие-либо средства связи.

Факультативным объектом захвата заложника являются жизнь, здоровье человека и отношения собственности.

Жизнь – это определенный физиологический процесс, имеющий начало и окончание. Началом жизни определяется временем начала родов. Момент окончания жизни определяется биологической смертью человека. Заключение о смерти выдается на основе констатации факта необратимой гибели всего головного мозга.28 

Здоровье человека – это анатомическая целостность кожных покровов, кровеносных сосудов, костной и мышечной ткани, нормальное функционирование органов и организма в целом.29

В последнее десятилетие наиболее масштабные случаи захвата заложников повлекли за собой причинение вреда тому или иному факультативному объекту. Например, как упоминалось ранее, при захвате школы в г. Беслан 334 человека погибли и около 700 человек было ранено. При захвате заложников в Театральном центре на Дубровке погибли 130 человек в том числе 10 детей.30

Отношения собственности включают три правомочия: владения, пользования и распоряжения имуществом.  

Так, в результате захвата заложника может быть уничтожен или поврежден автомобиль.31

В случае, если при захвате заложника вред наносится факультативному объекту, необходима квалификация по совокупности преступлений. Например, когда при совершении захвата заложников преступник похищает автомобиль с целью дальнейшей перевозки заложника, действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности  ч. 1 ст. 206 и  ч. 1 ст. 158 УК РФ.  

Правильное определение объекта посягательства, как показывает судебная практика, нередко вызывает множество проблем. Примером тому является дело по обвинению Ю., В., Г., и др., рассмотренное Пермским областным судом.

Желая совершить побег, эти осужденные (всего 13 человек), отбывающие наказание за тяжкие преступления и по различным обстоятельствам переведенные в СИЗО, захватили контролеров в качестве заложников. Их действия были квалифицированы по ч. 2 ст. 77 УК РСФСР, что не вызывало сомнений, так как эта статья предусматривает наличие специального субъекта – лица, отбывающего наказание в виде лишения свободы.1 Вместе с ним в группе действовал И., заключенный под стражу в ходе следствия. Государственный обвинитель предложил квалифицировать его действия по захвату заложников как действия по дезорганизации работы ИТУ. Однако суд переквалифицировал действия И. на ч. 2 ст. 126 УК РСФСР, указав, что он не отбывал наказание в виде лишения свободы и находился в следственном изоляторе в порядке меры пресечения, а потому не являлся субъектом преступления. Фактически при совершении одних и тех же действий происходит посягательство на разные объекты. Так по многим делам, возбужденным по фактам захвата заложников в ИТУ, квалификация действий участников захвата в процессе расследования и судебного рассмотрения изменялась.32 

Захват заложника – сложное конвенционное преступление. Это деяние признается преступным Международной конвенцией о борьбе с захватом заложников. В ст. 1 этой Конвенции говорится, что любое лицо, которое захватывает и удерживает другое лицо и угрожает убить, нанести повреждение или продолжать удерживать другое лицо для того, чтобы заставить третью сторону, а именно государство, международную межправительственную организацию, какое-либо физическое или юридическое лицо или группу лиц, совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения заложника, совершает преступление захват заложников по смыслу Конвенции.33

Диспозиция ст. 206 УК РФ не предусматривает каких-либо специфических признаков потерпевшего. Отсюда можно сделать вывод, что им может быть любое лицо.

Так, 27 мая 2011 г. около полудня двое осужденных за особо тяжкие преступления, отбывающие наказание в исправительной колонии строгого режима (поселок Середка, Псковской области) захватили в заложники 7 сотрудников исправительной колонии. 27 мая Кирилл Голубев и Юрий Иващенко, отбывающие длительные сроки наказания за совершение убийств и разбоев, преследуя цель понуждения государства освободить их из мест лишения свободы, с применением кухонных ножей, скальпеля, пинцета, медицинских ножниц, резиновой палки, высказывая угрозы применения насилия, опасного для жизни и здоровья, захватили в качестве заложников семь сотрудников медицинской части. В качестве условий освобождения заложников  выдвинули требования: предоставить в их распоряжение автомашину, огнетушители, денежные средства в размере 40 000 рублей, мобильный телефон.34 В качестве потерпевших  в данном примере выступают работники колонии, однако потерпевшими могли быть любые лица.

Из вышесказанного следует, что заложник - физическое лицо, захваченное и (или) насильственно удерживаемое в целях понуждения государства, организации, гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения как условия освобождения заложника.35

Заложником может быть любое лицо вне зависимости от возраста, гражданства, социального положения или иных признаков, которое противоправно лишается свободы и под угрозой причинения вреда которому преступник осуществляет попытку достичь желаемого им результата.

Только п. п. «д» и «е» ч. 2 ст. 206 УК предусматривают наличие в качестве потерпевшего заведомо несовершеннолетнего или женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности. Если посягательство совершается на указанных лиц, то квалифицировать деяние следует как особо тяжкое.

Объективную сторону состава захват заложников составляет  деяние в форме действия. Бездействием такое преступление совершено быть не может, так как исходя из буквального толкования диспозиции ст. 206 УК РФ, указанное  преступление может быть совершено только путем активных действий.

Таким образом захват заложника может выражаться в совершении хотя бы одного из двух действий: 1) захвате или 2) удержании лица в качестве заложника с предъявлением государству, организации или гражданину какого-либо требования как условия освобождения заложника.36

Определение термина «захват» в науке уголовного права является дискуссионным.

Так, И.Я. Козаченко дает следующее понятие это термину: «под захватом следует понимать любые противоправные или насильственные действия, как правило, физического характера с угрозой применения оружия».37

А.И. Рарог придерживается точки зрения, согласно которой, «захват заложника - противоправное завладение, ограничение свободы передвижения человека, которое сопряжено с перемещением заложника в другое место».38

А.В. Бриллиантов дает следующее понятие – «захват заложника – это противоправное завладение, ограничение физической свободы одного или нескольких лиц».39

Обобщая мнения различных ученых, представляется, что под захватом заложника необходимо понимать противоправные насильственные действия, связанные с изъятием человека или группы лиц из его привычной среды, помимо его воли, с целью последующего удержания.

При захвате заложника изъятие присутствует всегда, даже тогда, когда фактически человек остается на прежнем месте пребывания, но все равно он изъят из привычной микросреды.

14 июня 1995 года группа вооруженных боевиков под руководством Шамиля Басаева захватила г. Буденновск Ставропольского края. Укрепившись в городской больнице, бандиты удерживали в заложниках местных жителей в количестве 1500 человек, требуя вывода российских войск из Чечни. В результате бандитской акции в Буденновске погибли 130 мирных граждан, 18 работников милиции, 18 военнослужащих, свыше 400 человек получили ранения различной степени тяжести.40

Двадцать заключенных следственного изолятора № 5 в Иркутской области захватили при выходе из бани в качестве заложников двух инспекторов и контролера. С помощью отобранных у инспекторов ключей они открыли 22 камеры изолятора и выпустили около 300 заключенных. Забаррикадировавшись на втором этаже, зачинщики потребовали вызвать руководство изолятора для объяснений о нарушении сроков рассмотрения дел судами.41

Захват  может быть осуществлен тайно или открыто. Преступление может быть сопряжено с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения имущества, может быть использован шантаж, обман и т.д. В таком случае действия виновного необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 206 УК РФ. Диспозиция статьи охватывает возможность причинения вреда небольшой тяжести, если в результате преступления потерпевшему был причинен средней тяжести или тяжкий вред здоровью, то действия необходимо квалифицировать по совокупности ст. 206 УК РФ и статье Уголовного кодекса, соответствующей тяжести причиненного вреда.

Продолжением захвата являются перемещение и удержание человека.

Термин «удержание заложника» так же, как «захват» дискуссионен.

Одни ученые – юристы под удержанием понимают – противоправное, как правило насильственное, препятствование выходу заложника на свободу. Другие – действие, лишающее потерпевшего возможности покинуть это место по своей воле, т.е. воспрепятствование обретению человеком свободы. Третьи - насильственное воспрепятствование возвращению ему свободы, содержание его в помещении или ином месте, которое он не может свободно покинуть.42 Однако, все согласны в одном: удержание не всегда является следствием захвата, так как лицо может удерживаться в определенном месте, в котором оказалось добровольно.

В отличие от захвата удержание лица состоит в не неправомерном ограничении свободы, а в воспрепятствовании возвращению свободы: удержании связанным, приковывании наручниками, запрете покидать место пребывания под угрозой насилия, пресечении попыток к освобождению и т.п.43

Большинство громких преступлений совершенных за последнее десятилетие и предусмотренных ст. 206 УК РФ, совершалось именно таким образом. Примером является и захват школы в г. Беслан, и захват заложников в Театральном центре на Дубровке (Норд-Ост), когда пострадавшие оказались на месте совершения преступления по доброй воле, но в последствии подверглись нападению.

Думается,  что целесообразно было бы под удержанием заложника (заложников) понимать насильственные или с угрозой насилия действия с целью воспрепятствования покинуть место пребывания или свободному передвижению.

Угроза применения насилия выражается в противоправном психическом воздействии на личность с целью принудить отказаться от сопротивления и подавить волю путем устного или в иной форме обещания причинить вред, опасный или не опасный для жизни и здоровья, демонстрации предметов, которые могут быть использованны в этих целях, либо демонстрации применения силы.44

Угроза должна содержать в себе возможность или неизбежность немедленного применения силы или в течение небольшого промежутка времени, и, естественно, служит целью обеспечения захвата или удержания потерпевшего. Угроза, как и насилие, может быть обращена не только к лицу, выступающему в качестве заложника, но и к совершенно посторонним лицам, которые по мнению виновного, потенциально могут помешать осуществлению преступления.45  

В качестве примера захвата заложников, можно привести случай в Ростове-на-Дону, когда в соответствии с заранее разработанным планом четыре террориста, предварительно захватив автобус с водителем, ворвались в здание школы и, угрожая оружием, вывели детей и учительницу из класса, посадили в автобус и объявили заложниками. Преступники выдвинули требование предоставить им вертолет Ми-8 для следования в Иран. В качестве заложников были выбраны несовершеннолетние, что объективно служило гарантией безопасности для террористов и должно было способствовать достижению их целей.46 

Удержание может производиться в различных местах: в помещении, на водном или воздушном судне, в автобусе или ином транспортном средстве, которые потерпевший не в состоянии самостоятельно покинуть.

Но следует иметь ввиду, что понятие захвата включает в себя и удержание заложника. Например, лица, захватившие человека, перевозят его на автомобиле к месту дальнейшего содержания. Очевидно, что после завладения происходит процесс удержания, поэтому квалификация действий лиц в этом случае охватывается понятием захвата и дополнительного вменения состава удержания не требует.47

Перемещение есть транспортировка (как и использованием, так и без использования транспортных средств) потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка, помимо или против его воли.48 

По конструкции деяние указанное в ч. 1 ст. 206 УК РФ можно отнести к формальным составам. Моментом окончания преступления будет совершение уголовно наказуемых действий вне зависимости от наступления общественно опасных последствий.

Момент окончания преступления, связанного с захватом заложника, имеет большое значение. Проблемы здесь заключается в том, что захват заложника может иметь достаточную протяженность во времени, в связи с чем его можно назвать длящимся преступлением. Поэтому, преступление считается оконченным с момента фактического завладения человеком или с момента совершения действий по удержанию независимо от его продолжительности.49 

Преступление может быть окончено с момента фактического ограничения свободы передвижения человека либо с момента фактического воспрепятствования лицу в оставлении определенного места, сопряженных с незаконным предъявлением соответствующих требований.50 

Факультативными признаками объективной стороны захвата заложника являются место, способ, время и орудия совершения преступления.

Способы, используемые виновным при захвате заложника могут быть самые разнообразные, для квалификации они значения не имеют. Виновным может быть использован обман, шантаж, злоупотребление доверием. Захват заложника как указывалось ранее может быть совершен тайно, открыто, с применением насилия не опасного для жизни или без такового. Но в последнее десятилетие самые массовые преступления, связанные с захватом заложника имеют демонстративный характер.

Оружие или предметы используемые в качестве оружия в диспозиции ч. 1 ст. 206 УК РФ законодатель не указывает, следовательно, в случае их применения деяние необходимо квалифицировать по п. «г» ч.2 ст. 206 УК РФ как квалифицированный состав.

Время и место, а так же обстоятельства совершения преступления на квалификацию деяния так же влияния не оказывают. Преступление может быть совершено в любом месте и в любое время.  

Каждое преступление захват заложников, совершенное на территории России было совершено в различное время и в различном месте.

Так, в 2004 году в городе Беслан захват заложников был осуществлен в 10 утра, в школе, во время праздничной линейки, посвященной Дню знаний.

В 2002 году при захвате заложников в Театральном центре на Дубровке во время премьерного представления преступление было совершено 21.05. Террористы для совершения преступления заранее искали место наибольшего скопления людей. Театральный центр был выбран по нескольким причинам. Во-первых, из-за достаточной удаленности от центра Москвы. Во-вторых, из-за слабой системы охраны и немногочисленности подсобных помещений, что значительно упрощало задачу наблюдения за заложниками.51

Следует заметить, что при захвате заложников в большинстве случаев выбираются места с замкнутым пространством. Это связанно с тем, что наблюдение и проникновение в такие помещения правоохранительным органам представляют сложность.

Представляется, что особое внимание необходимо обратить на то, что диспозиция ч. 1 ст. 206 УК РФ предусматривает захват заложников и последующее предъявление каких-либо требований, которые могут быть выдвинуты государству, общественным или иным организациям, юридическим лицам или гражданам.

Примечание к ст. 206 УК РФ содержит указание на то, что если лицо, добровольно или по требованию властей освобождает заложника, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Необходимо отметить, что отказ от дальнейшего продолжения преступления и освобождение заложника должны быть окончательными. Виновный должен осознавать возможность продолжать совершение преступления, но по каким-либо причинам отказывается от этого. Причины отказа могут быть различны: страх перед наказанием, сострадание к потерпевшему, нецелесообразность продолжения преступления и др.

Однако причины добровольного отказа значения не имеют, если виновный отказался по собственной воле, без влияния постороннего лица.

В том случае, если в действиях виновного содержится состав другого преступления, то лицо подлежит уголовной ответственности только за уже совершенное деяние.

1.3. Субъективные признаки статьи 206 УК РФ

Субъективными признаками состава захват заложника являются субъект и субъективная сторона преступления.

Субъективная сторона является необходимым элементом любого состава преступления, в том числе и захвата заложника. Лишь установив субъективную сторону преступления, можно правильно его квалифицировать, поэтому часто именно она является основой квалификации конкретных преступных действий.

Проблемам субъективной стороны состава преступления в науке уголовного права посвятили труды видные ученые – специалисты уголовного права: Б.С. Волков, П.С. Дагель, Б.С. Никифоров, А.А. Пионтковский, А.И. Рарог и др.

Значение субъективной стороны состоит в том, что при ее помощи точно квалифицируются преступления, отграничиваются друг от друга сходные составы, индивидуализируется ответственность.52 

 Понятие субъективной стороны в различных источниках дается по разному.

Так, Г.В. Овчинникова, считает, что «субъективная сторона захвата заложника – это вся психическая деятельность, которая сопровождает совершение преступления и в которой интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы протекают в полном единстве и взаимообусловленности».53  

А.И. Рарог дает следующее понятие - субъективная сторона преступления — вина в виде прямого умысла: виновный осознает, что захватывает или удерживает человека в качестве заложника, и желает так действовать.54

Основываясь на анализе определений, предлагаемых различными источниками, представляется, что субъективная сторона деяния – это прежде всего, внутреннее осознание виновным характера совершенного деяния.

Отсюда можно сделать вывод, что субъективная сторона состава преступления – это внутренняя характеристика преступления, характеризующаяся психической деятельностью лица, связанная с совершением преступления.

Субъективная сторона анализируемого состава преступления характеризуется формой вины в виде прямого умысла.55

Виновный осознает, что осуществляет противоправное завладение человеком или удерживает его, и желает совершить эти действия.56

При формулировке субъективной стороны захвата заложника, последствия совершения преступления не указывают, так как по конструкции состав формальный и последствия совершения преступления находятся за пределами состава.

Захват заложника не может быть совершен с косвенным умыслом. Закон связывает такой вид умысла с сознательным допущением или безразличным отношением к общественно опасным последствиям, что невозможно исходя из смысла диспозиции ст. 206 УК РФ.

В свою очередь прямой умысел можно условно подразделить на внезапно возникший и заранее обдуманный.

Внезапно возникший умысел возникает, например, в случае задержания преступников после ограбления и они с целью обеспечения собственной безопасности захватывают заложников. Как правило, требования выдвигаемые виновными состоят в предоставлении транспорта или прекращении уголовного преследования.

Разновидностью внезапно возникшего умысла является аффектированный умысел, когда преступление совершается под влиянием внезапно возникшего сильного душевного волнения.

Так, известны случаи, когда вкладчик банка не мог получить не только проценты за пользование банком его денежных средств, но и самих денег и, находясь в стрессовой ситуации, захватывал в качестве заложников сотрудников банка, требуя отдать причитавшиеся ему деньги.57

Заранее обдуманный умысел существенно отличается от внезапно возникшего. В первую очередь тем, что преступники, планируя совершение преступления продумывают все возможные варианты развития событий, тщательно прорабатывают план преступления, место, время захвата заложников, приобретают оружие, взрывные устройства и т.д. При заранее обдуманном умысле время подготовки к преступлению может быть от нескольких дней, до нескольких месяцев.

Примером может служить организация захвата заложников 23 октября 2002 года в Театральном центре на Дубровке. Летом 2002 года на территории Чечни состоялось совещание руководителей организованный преступных формирований, на котором было принято решение совершить на территории Москвы крупную террористическую акцию с захватом заложников. Практически сразу началась подготовка к преступлению. Началась доставка в Москву оружия и пластида, гранат, из которых впоследствии уже на территории Москвы были сделаны взрывные устройства и пояса Шахидок. Было закуплено несколько транспортных средств различных марок и несколько десятков мобильных телефонов. Для исполнения теракта были отобраны 21 мужчина и около 20 женщин. Преступники добирались до Москвы небольшими группами, некоторая часть на рейсовых автобусах, несколько человек на самолете и поездах.

Выбирая место совершения преступления, организаторы ставили главной целью беспрепятственный контроль над возможно большим количеством людей в одном помещении. Для этого лучше всего подходили театры и концертные залы. Под видом зрителей преступники посетили все театральные и концертные площадки города, фиксируя на видео-камеру помещения и охрану заведений.  После долгого отбора преступники остановились на трех объектах:  Московский дворец молодёжи, Театральный центр на Дубровке, где шёл мюзикл «Норд-Ост», и Московский государственный театр эстрады с мюзиклом «Чикаго».  После совещания, организатор акции, Эльмурзаев принял решение организовать захват заложников в здании Театрального центра на Дубровке, который находился вдалеке от центра Москвы, имел большой зрительный зал и малое количество прочих помещений.58     

Для состава преступления захват заложников важно, чтобы умыслом охватывались и первое действие – захват, и второе – удержание лица в качестве заложника.59 

При заранее обдуманном умысле захват заложника совершается в следующих целях: а) побег из места лишения свободы; б) выезд за границу; в) получение выкупа; г) предъявление политических требований; д) с целью повлиять на решение судьи, следователя, прокурора и т.д.; е) обмен пленных во время межнациональных конфликтов.

Квалификация захвата заложника не зависит от времени формирования умысла, однако, лицо совершившее преступление с заранее обдуманным умыслом представляется более социально опасным, чем лицо, совершившее преступление с внезапно возникшим умыслом.

Факультативными признаками субъективной стороны захвата заложника являются мотив, цель совершения преступления, эмоциональное состояние лица, его совершающего.

Мотивом преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.60

Мотивы совершения захвата заложника могут быть различны: национальная, расовая, религиозная ненависть или вражда, подрыв конституционного строя и т.д.

Для простого состава мотив совершения захвата заложника значение не имеет. Законодатель особо подчеркивает лишь корыстный мотив, т.е. стремление преступников получить значительную сумму денег за освобождение заложника, возводя его в обязательный признак квалифицированного состава.

Так, при захвате автобуса с корейскими туристами на Васильевском спуске рядом с Красной площадью в Москве преступники, когда преступники требовали от властей предоставления значительной суммы в качестве выкупа.61

Мотивы, лежащие в основе действий виновных при захвате заложника, неразрывно связанны с целями преступления и выражаются в характере действий, которые виновное лицо определяет в качестве условия освобождения заложника.

Цель преступления – это мысленная модель будущего результата к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.62

Цель захвата заложника установлена в исследуемой норме не как факультативный, а как обязательный признак – это понудить государство, организацию или гражданина совершить какое-либо действие, или воздержаться от совершения какого-либо действия как условия освобождения заложника.63

Государство – это определенная политико-правовая организация граждан на определенной территории.

Общественные и иные организации – это основанные на членстве объединения, созданные для защиты и поддержания своих интересов, а так же для достижения уставных целей.

Юридические лица - созданные и зарегистрированные в установленном законом порядке организации, которые могут иметь в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечают по своим обязательствам этим имуществом, могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.64

Граждане – это любые лица: граждане России, иностранные граждане, в том числе из родственники и близкие, сослуживцы и друзья заложника.

Требования могут носить различный характер: политический, например, во время многих случаев захвата заложников, террористы требовали вывода войск из Чечни; общеуголовный: при захвате заложников в Ставрополе преступники требовании освободить осужденных за угон самолета в Объединенных Арабских Эмиратах; и иной характер: например, предоставить определенную сумму денежных средств, оружие, транспортные средства и т.д.

В зависимости от цели совершения преступления преступник может выбрать жертву, определенное преступное поведение, требования предъявляемые к тем или иным лицам.

Так, если преступник ставит цель – незаконный выезд за границу, то выбирается соответствующий способ совершения преступления и заложников, соответствующих лиц, к кому можно предъявить требования.

Если целью является побег из места лишения свободы, то преступники вероятнее всего выберут заложников из числа персонала ИТУ, чтобы впоследствии предъявить требования к руководству учреждения.65

Отсутствие цели, указанной в диспозиции статьи свидетельствует об отсутствии состава преступления.

Имея определенную цель, преступник умышленно выдвигает требования или ультиматум тем лицам или организациям, которые могут ее осуществить. Именно в соответствии с этой целью избирается в качестве заложника конкретное или случайное лицо, предъявляются требования к определенным лицам, которые, во-первых, заинтересованы в освобождении заложника; во-вторых, имеют возможность выполнить его требования.66 

Характер предъявляемых виновным требований не имеет значения для квалификации. Они могут быть как политическими, так и финансовыми, например, требование предоставить автономию какой-либо части государства, прекратить совершение военных действий либо контртеррористической операции, освободить арестованного или осужденного, обеспечить виновного оружием, деньгами, транспортными средствами и т.п.67

 Эмоциональное состояние преступника для квалификации значения не имеет. Но, как правило террористы, совершающие захват заложников обладают определенными личностными характеристиками, которые будут исследованы далее.

Субъектом  преступления является вменяемое физическое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста.68

Такой возраст субъекта захвата заложников законодателем был установлен не случайно. Начиная с 90-х годов учеными был отмечен рост детской преступности  в целом и в частности, участия несовершеннолетних в захвате заложников.

Многие террористические акции с захватом заложников были совершены с участием девушек в возрасте от 14 до 18 лет. Как правило такие лица участвуют в преступлении в качестве террористок-смертниц. Как следует из показаний потерпевших при захвате заложников на Дубровке  несколько террористок участвующих в преступлении были в возрасте от 15 до 18 лет.

Некоторые ученые в последнее десятилетие активно развивают идею необходимости снизить возраст уголовной ответственности за захват заложника до 12 лет, однако учитывая особенности психологии подростков это представляется не совсем правильным.

Субъективные признаки исследуемого состава предполагают осознание субъектом характера совершаемых им действий, и способность руководства ими. Однако, несовершеннолетние в возрасте 12 лет, как показывают социально-психологические, социологические, а также криминологические исследования, не способны осознавать всю тяжесть совершаемых деяний. Как правило в случае участия подростков в таком возрасте в захвате заложников, полное руководство их действиями осуществляется взрослым человеком, сами же подростки лишь выполняют указания руководителя. Следовательно, снижение возраста уголовной ответственности на данном этапе было бы нецелесообразным.

Считая обоснованным установление минимального возраста привлечения к уголовной ответственности за захват заложников с четырнадцати лет, ученые исходят из того, что уровень психического и физического развития, степень развития интеллектуальных, волевых, эмоциональных свойств личности, уровень ее социализации таков, что несовершеннолетний в этом возрасте уже может понимать общественную опасность своего деяния и в полной мере руководить своими действиями.69

Особый интерес вызывает исследование личности виновного в совершении захвата заложника. В настоящее время отсутствуют развернутые характеристики на обобщенном уровне. Большинство террористов осуществляющих захват заложников составляют мужчины, хотя много и женщин, роль которых в террористических организациях очень высока. В XIX веке в России женщины не только сами осуществляли теракты, но и выступали в качестве идеологов терроризма.70

Как правило, лица, которые идут на такое преступление имеют давние связи с преступным миром. Основная масса субъектов захвата заложников  отличаются малой образованностью и абсолютным отсутствием воспитания, низким уровнем культуры. Если в основе всего работающего населения государства, лица со средним и высшим (полным и неполным) образованием составляют 74 %, то среди исследуемых лиц малограмотные и с образованием 11 классов составили 48 %, а лица со средним и высшим образованием – 51 %. Следует особо отметить, что лица, имеющие специальное или полное и неполное высшее образование среди осужденных за захват заложников, составили 5 %.71

Как правило лица наиболее образованные составляют верхушку террористических групп. Они осуществляют руководство преступлением, разработку плана преступных мероприятий, осуществляют идеологическое ориентирование своих подчиненных. Лица, которые непосредственно осуществляют захват заложников не отличаются какими-либо способностями, и по мнению многих ученых большинство из них буквально зомбированы на совершение преступления.

Так, людей, осуществляющих захваты заложников, квалифицировали и как идеалистов, и как шизофреников, и как фанатиков догмы, и как садистов, и как людей ущербных, закомплексованных, самоутверждающихся, пожираемых личными амбициями и властолюбием либо отчаянием и жаждой уничтожения, и как людей морально глухих, и как мучеников ниспосланных Богом, и как преступников.72 Как видно, характеристики весьма несовместимы.

Среди террористов встречаются люди самых разных возрастов. Руководителями и организаторами чаще бывают лица старшего возраста, исполнителями – молодые. Именно молодые члены террористических организаций, непосредственно осуществляющие теракты, наиболее уязвимы для правоохранительный органов.73 Поэтому в случае, если планируется какая-то большая акция, недавно внедренные, молодые исполнители узнают обо всем в последний момент и, как правило, лишь задачи которые необходимо выполнить им. В основной план акции посвящены только руководители групп.

Руководители преступных группировок – это как правило умные, образованные люди, большинство их них имеют высшее образование. Многие проходят обучение в специальных лагерях террористов, где их учат правильно ориентировать людей, идеологически преподносить преступление для подчиненных как Божественную кару, ниспосланную на коварного, беспощадного врага, развивают физически, обучают военным искусствам, владению оружием.

Из вышесказанного следует, что, террористические группы могут состоять не только из давних неудачников, неуверенных в себе и страдающих комплексом неполноценности лиц, но и умных, волевых, уверенных в своих силах людей. Первые, ищут в группе признание и психологическое убежище, другие же, если они становятся лидерами, отличаются стремлением к доминированию и управлению окружающими. Часто именно они могут действовать не только в составе группы, но и в одиночку, приняв чье-то чужое учение, активнейшим образом поддерживают его и варварскими методами пытаются внедрить в жизнь.74

Названными характеристиками в большей мере обладают автономные террористические группы, чем те, которые составляют часть большой террористической организации либо намеренно созданы тем или иным государством, например, для международного терроризма.

 

ГЛАВА 2. ВЛИЯНИЕ КВАЛИФИЦИРУЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ НА УГОЛОВНУЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЗАХВАТ ЗАЛОЖНИКА

2.1. Захват заложников в соучастии и в зависимости от особенностей потерпевшего

Часть 2 ст. 206 УК РФ предусматривает совершение захвата заложника группой лиц по предварительному сговору, и также совершение преступления в отношении несовершеннолетнего, женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, в отношении двух и более лиц. Частью 3 ст. 206 УК РФ предусматривается совершение захвата заложника организованной группой. Данные признаки являются квалифицирующими, поэтому представляется необходимым остановиться подробно на каждом из них.

П. «а» ч. 2 ст. 206 УК РФ предусматривает совершение захвата заложника группой лиц по предварительному сговору, ч. 3 ст. 206 УК РФ предусматривает деяния указанные в диспозиции нормы, но уже совершенные организованной группой.

Такое разграничение законодателем было установлено умышленно, так как общественная опасность преступлений совершенных организованной группой значительно больше, нежели преступлений, совершенных по предварительному сговору.

Указанные формы соучастия отнесены законодателем к числу квалифицирующих обстоятельств по вполне определенным причинам. Во-первых, при совершении захвата заложника несколькими лицами происходит не только умножение их усилий, но и несколько участников преступления способствуют достижению поставленной цели. Во-вторых, когда преступление совершается одним лицом, оно действует на свой собственный риск, при этом не рассчитывая на поддержку со стороны, что способно вызвать ослабление решимости совершить преступление или даже отказ от преступления. Когда же преступление совершается несколькими людьми в соучастии, каждый участник чувствует поддержку своих сообщников. В-третьих, совершение захвата заложников в соучастии, позволяет применять преступный опыт многих лиц, находить новые способы совершения преступления, более тщательно продумывать план сокрытия всех преступников, что в целом способствует повышению тяжести совершенных деяний.

Как показывает судебная практика, большинство захватов заложников, как в России, так и зарубежом, где было большое количество пострадавших совершено именно в соучастии. Яркими примерами тому являются захваты заложников в школе г. Беслана, в Театральном центре на Дубровке, в 2001 г. захват заложников в Стамбуле, в 2004 году захват иностранных граждан в Ираке.

Однако, захват заложников группой лиц по предварительному сговору существенно отличается от захвата заложников организованной группой.

В ст. 35 УК РФ установлено, что преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления.

Основной характерной чертой такой формы соучастия является наличие предварительного сговора на совершение преступления. Отличительным признаком такой формы соучастия является то, что соглашение между соучастниками должно состояться до начала выполнения действий, образующих объективную сторону конкретного преступления.75

Сговор может быть совершен в любой форме: устной, письменной, конклюдентными действиями. Для квалификации захвата заложников, как преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, достаточно чтобы один из соисполнителей предложил совершить преступление, а другой согласился. При этом важно, чтобы каждый из участников преступления осознавал, что совершает захват заложника в соучастии.76 В случае, если один из соисполнителей, не осознавал что действует в группе, такие действия нельзя квалифицировать как соучастие.

Совершение захвата заложников группой лиц по предварительному сговору является соисполнительством. Поэтому необходимо, чтобы в совершении преступления участвовали как минимум два лица, обладающих признаками субъекта, и чтобы действия, составляющие объективную сторону преступления выполняли все участники.77

В 1994 году несколько преступников захватили пассажирский автобус в районе Минеральных вод. Террористы требовали предоставления нескольких миллионов рублей,  вертолет и беспрепятственный переход через границу Чечни. В ходе штурма автобуса один террорист погиб, трое были захвачены и приговорены к смертной казни. По заявлениям руководителей правоохранительных органов преступление не имело политического характера.78 

При совершении захвата заложника возможно участие организатора, пособника или подстрекателя, но в таком случае действия указанных лиц необходимо квалифицировать с дополнительной ссылкой на ст. 33 УК РФ. Так, действия организатора необходимо квалифицировать по п. а ч. 2 ст. 206 и ч. 3 ст. 33 УК РФ, подстрекателя по ч. 4 ст. 33 УК РФ, пособника по ч. 5 ст. 33 УК РФ и статье УК РФ, предусматривающей ответственность за захват заложника.

При этом в ходе следственных действий необходимо выяснить, имел ли место сговор до начала действий, непосредственно направленных на совершение захвата заложника, была ли договоренность о распределении ролей, а также какие конкретно действия были совершены непосредственно соисполнителями и другими участниками преступления.

Если преступники договорились совершить захват заложников во время совершения другого преступления, или один из преступников присоединился после того как другой начал выполнять действия, образующие объективную сторону ст. 206 УК РФ, то такое соучастие квалифицируется как группа лиц, и в этом случае необходима дополнительная ссылка на ч. 1 ст. 35 УК РФ.

В том случае, если один из соисполнителей выходит за рамки умысла, или совершает другое преступление, которое не охватывалось умыслом, то его действия необходимо оценивать как эксцесс исполнителя, и другие участники преступления ответственности за нее не несут.79 Для них уголовная ответственность наступает только за те действия, которые фактически были ими совершены.

В основном захват заложников группой по предварительному сговору  встречается в том случае, если преступники ставят целью преступления освобождение из мест лишения свободы, получение материальных средств, воздействие на какую-либо организацию или конкретных лиц.

5 сентября 2006 года произошел захват заложников в тюрьме «Капотня» (г. Москва). Трое арестантов, вооруженных осколками стекла, неожиданно напали на конвоиров, связали их и раздели. Переодевшись в камуфляжную форму охраны, преступники пробрались в административное здание СИЗО и захватили 15 заложников из числа сотрудников изолятора, в том числе начальника СИЗО Леонида Ногтича. В его служебном кабинете арестанты и заперлись вместе с заложниками. 

Захватчики требовали пересмотреть вынесенные им приговоры и дать возможность сделать заявление по телевидению в прямом эфире. Угрожали "каждый час отрубать у заложников руки и выкидывать их в окно". 
Около девяти часов вечера спецназ ФСИН провел операцию по освобождению заложников. Среди них оказалось 9 женщин и 6 мужчин.80

Совершение захвата заложника организованной преступной группой как было указано выше, существенно отличается от такого же преступления, но совершенного группой по предварительному сговору, тем, что преступления совершенные с такой формой соучастия значительно опаснее и более продуманы.

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Организованная преступная группа – это более сложная форма соучастия. Она определяется двумя признаками: признаком устойчивости и признаком объединения участников. Организованная группа создается как правило для совершения неопределенного количества преступлений.81

Устойчивость означает высокую степень организованности группы. Организованность находит свое выражение в тщательной разработке планов деятельности группы, где определяются роль и задачи каждого соучастника, в определенной иерархической структуре, внутренней жесткой дисциплине с беспрекословным подчинением лидерам группы, активной деятельности организаторов групп по материальному обеспечению орудиями и средствами совершения преступления и т.д.82

Организованные преступные группы, достаточно стабильны, для них характерно многообразие различных связей между соучастниками, особые способы совершения преступлений, обеспечения прикрытия и т.д.

Второй признак – объединение участников. Оно происходит в силу объективных причин: единой системы ценностей, одинакового социального положения большинства участников, определенная религиозная принадлежность. Такие причины способствуют выработке в группе определенных взглядов, норм поведения, которые в свою очередь упрощают руководителям задачу ориентации подчиненных на совершение тех или иных преступлений.

Организованные группы осуществлявшие захват заложников на территории России и зарубежом, обычно создаются задолго до непосредственного совершения преступления.  Некоторые из них проходят специальную подготовку в отрядах боевиков, некоторые  подвергаются соответствующему психологическому воздействию. Многие из них ранее осуществляли преступления, за которые объявлены в розыск.

Руслан Хучбаров, руководивший бандой совершившей захват школы в г. Беслан уже разыскивался правоохранительными органами за участие в расстреле колонны внутренних войск 11 мая 2000 года, подготовке взрыва здания УФСБ Ингушетии 15 сентября 2003 года, а также по данным следствия он имел отношение к подготовке смертников для терактов в театральном центре на Дубровке, возле гостиницы «Националь» и военного госпиталя в Моздоке.83 

Террористические акции с захватом заложников, совершенные организованной преступной группой более тщательно продумываются, некоторые из участников могут совершить другие преступления террористического характера с целью отвлечь правоохранительные органы, и не дать им возможности отследить более крупную террористическую акцию.

Так, в 2002 году при подготовке захвата заложников в Театральном центре на Дубровке преступники пошли именно по такому пути. Для того чтобы отвлечь правоохранительные органы от основной преступной группы, в Москве в нескольких местах (Государственная Дума, ресторан «Макдоналдс» ул. Покрышкина, Концертный зал им. Чайковского) вспомогательная группа террористов совершила ряд взрывов автомобилей, тем самым обеспечив прикрытие планируемой акции.84

Для организованных групп характерно распределение участников на исполнителей, организатора, подстрекателей и пособников.

Исполнитель – это достаточно важная фигура террористической деятельности, совершенной в соучастии. Прежде всего это лицо, выполняющее объективные и субъективные признаки состава захвата заложника. Отсутствие исполнителя исключает соучастие в преступлении.85

Для захвата заложников организованной группой характерно наличие нескольких исполнителей. Нередко между ними происходит распределение ролей, в таком случае каждый из них выполняет свою часть объективной стороны. Однако все их действия в конечном итоге направлены на достижение определенного преступного результата, объединенного преступным умыслом.

Так, с 9 по 15 января 1996 года в г. Кизляр (Дагестан), банда Салмана Радуева захватила городскую больницу и роддом. В заложниках оказалось более 2000 человек. Все действия захватчиков были разделены на этапы, за каждый из которых был ответственным отдельный террорист. Таким образом преступники разделили роли в преступлении между собой. Часть из них отвечала за охрану заложников, часть была выставлена в качестве часовых, непосредственный руководитель группы осуществлял координацию действий всех участников, переговоры с властями и докладывал о ходе акции в Чечню.86

Для квалификации действий преступников как членов организованной преступной группы, необходимо чтобы все они обладали признаками субъекта.

Организатором захвата заложников признается лицо: а) организовавшее совершение преступления; б) руководившее его исполнением; в) создавшее организованную группу; г) руководившее организованной группой.87

Организация совершения преступления, выражается в планировании преступных действий других соучастников, даче им указаний.88 Руководство совершением преступления или группой (организацией) предполагает подчинение соучастников воле организатора.89 Под созданием организованной группы понимается совершение любых действий, результатом которых стало их образование.90 

Если организатор непосредственно участвовал в совершении преступления, то его действия необходимо квалифицировать со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ, как соучастие в преступлении, совершенном преступной группой. Однако в большинстве случаев организаторы захвата заложников остаются в стороне. Они назначают командиров диверсионных террористических групп, которые непосредственно осуществляют руководство захватом заложников на месте. Через этих лиц, осуществляется связь с организаторами и координирование деятельности террористов.

Так, организаторами захвата заложников в г. Беслан  были Аслан Масхадов, Шамиль Басаев, Абу Дзейт. Руководителем диверсионного отряда был Руслан Хучбаров. Непосредственным организатором захвата заложников на Дубровке был Руслан Эльмурзаев, его помощником Асланбек Хасханов, командиром диверсионной группы  был Мовсар Бараев.91 Связь преступников с организаторами осуществлялась по закрытому каналу связи, через который террористам передавались те или иные приказы.

Организатор может осуществлять также склонение к совершению преступления отдельных лиц. Деятельность организатора представляет повышенную опасность, что должно приниматься во внимание при определении степени его ответственности и назначении ему наказания. Это связано с тем, что организаторами, как правило, являются люди, с незаурядными умственными способностями. При планировании захвата заложников они продумывают не только само преступление, но и варианты сокрытия преступников, способы уклонения от ответственности, нередко специально для этого осуществляя преступное сотрудничество с коррумпированными чиновниками и работниками правоохранительных органов.

Во многих средствах массовой  информации некоторое время активно обсуждалась вероятность финансирования крупных террористических групп, осуществивших на территории России захваты заложников и иные террористические операции, бывшим депутатом Государственной Думы Б.А. Березовским.  Причастность Б.А. Березовского к некоторым террористическим акциям правоохранительным органам удалось доказать.92

Подстрекатель – лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

Действия подстрекателя представляют собой склонение лица к совершению захвата заложника. Они выражаются в умышленных действиях, направленных на возбуждение желания участвовать в совершении указанного в законе преступления. Для наличия состава не имеет значения, какую роль собирается выполнять склоняемое лицо в преступлении. Она может состоять как в непосредственном участии в выполнении объективной стороны захвата заложника, так и в пособнических действиях при совершении такого преступления.

Если лицо подстрекало другое лицо к совершению захвата заложников или к участию в организованной группе, осуществившей захвата заложников, то его действия следует квалифицировать как соучастие в совершении организованной группой преступлений со ссылкой на ч. 4 ст. 33 УК РФ.

Пособником, признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а также лицо, обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Необходимо различать два вида пособничества: физическое и интеллектуальное. В качестве физического пособничества захвату заложников некоторые ученые считают передачу орудия и взрывных устройств преступникам, обучение владению оружием, боевым искусствам, предоставление материальных средств.

Так, при организации многих терактов майор ГРУ в отставке, специалист по изготовлению взрывных устройств  Арман Менкеев, принимал участие как в непосредственном изготовлении взрывных устройств, так и в добыче оружия.93

Интеллектуальное пособничество заключается в действиях, направленных на психологическую сторону деяния: укреплении решимости совершить преступление, нахождении путей совершения наиболее эффективных действий. Формами интеллектуального пособничества выступают дача советов, указаний по совершению преступления, информационное обеспечение действий исполнителя, заранее обещанное укрывательство и т.д.94 

Судебно-психиатрическая экспертиза террористов, которых удалось задержать после захватов заложников свидетельствует о том, что в отношении многих из них был применен гипноз. Действия специалиста так же можно расценивать как интеллектуальное пособничество.95

Действия пособника могут быть самыми различными это могут быть как физические действия, указанные выше, так и действия интеллектуального характера, на квалификацию пособничества это не влияет.

Норма, предусматривающая ответственность за совершение захвата заложников, кроме организованной группы, предусматривает также, в части 3 ст. 206 УК РФ, в качестве отягчающих обстоятельств, причинение смерти человеку по неосторожности либо наступление иных тяжких последствий.

Причинение смерти человеку означает не только причинение смерти самому заложнику, но и причинение смерти другим лицам, совершенное виновным с связи с захватом заложника. Следовательно, дополнительной квалификации в таком случае не требуется. Если причинение смерти было умышленным, тогда необходима квалификация по ч. 4 ст. 206 УК РФ, предусматривающей захват заложников сопряженный с умышленным причинением смерти человеку.

Представляется, что под иными тяжкими последствиями необходимо понимать причинение тяжкого вредя здоровью потерпевшего, возникновение наркотической зависимости, психических заболеваний, самоубийства и т.д. В том случае если такой вред причинен потерпевшему по неосторожности, то он охватывается нормой ч. 3 ст. 206 УК РФ, если преступник имел умысел на причинение вреда, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Пункты «д» и «е» ст. 206 УК РФ предусматривают захват заложника совершенный в отношении заведомо несовершеннолетнего и в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности.

Заведомость означает, что виновное лицо достоверно знало о возрасте лица или внешний облик потерпевшего лица явно свидетельствовал, о возрасте несовершеннолетнего или состоянии беременности женщины.96

Что касается захвата заложника в отношении несовершеннолетнего, то виновный должен знать о возрасте потерпевшего. В том случае, если имело место добросовестное заблуждение, возникшее на основании того, что возраст потерпевшего лица приближается к восемнадцатилетию или в силу акселерации оно выглядит взрослее своего возраста, вменение п. «в» как квалифицирующего признака исключается.97

Если виновный из каких-либо источников был осведомлен о возрасте заложника, тогда необходима указанная квалификация. Источник сведений значения не имеет. При этом основываясь на конструкцию состава, думается, что для законодателя не имеет существенного значения конкретный возраст потерпевшего: новорожденный, малолетний, подросток – важно, чтобы потерпевший не достиг 18 лет.98

Если же преступник, ошибочно полагал, что захватил несовершеннолетнего, а перед ним взрослый, может стать вопрос о квалификации покушения на несовершеннолетнего.

Захват заложника в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности также предполагает достоверное знание виновным о состоянии потерпевшей. Для квалификации не имеет значения срок беременности и источник знания виновного. О беременности могут свидетельствовать внешние признаки, либо преступник может быть родственником, знакомым потерпевшей. Данная норма применяется только в тех случаях, когда преступник был осведомлен о состоянии женщины.

В случае ошибки, действия виновного могут быть квалифицированны как покушение на захват в качестве заложника беременной женщины.99

Рассмотренные признаки потерпевших отнесены законодателем к числу квалифицирующих не случайно. Такие преступления имеют повышенную общественную опасность. Представляется, что виновный посягая на несовершеннолетнего или беременную женщину, знает, что умышленно  захватывает лиц, которые психологически и физически слабее него. При захвате беременной женщины фактически вред может быть нанесен не только самой потерпевшей но и плоду. Психологическое давление, оказываемое на заложников может сказаться негативно и на здоровье несовершеннолетнего и на состоянии еще не рожденного ребенка.100 Кроме того, такие лица не могут оказать какого-либо сопротивления, что существенно упрощает процесс совершения преступления, а государственные и общественные организации, к которым обращены требования скорее пойдут на уступки, чтобы освободить заложников.

Пункт «ж» ч. 2 ст. 206 УК РФ предусматривает захват заложников в отношении двух или более лиц.  Повышенная  опасность этого признака выражается в том, что потерпевшими от преступления одновременно могут быть два и более лица. При этом умыслом виновного охватывается осознание нескольких потерпевших от одного преступления.101

Захват нескольких заложников может быть произведен не одновременно, для конструкции состава важно, чтобы преступление охватывалось одним умыслом и выдвижением одних и тех же требований к одному лицу (организации).102

Так, например, в 1994 г. в районе Минеральных вод террористами был захвачен автобус, в котором находились 40 пассажиров. Преступники выдвигали требования беспрепятственного перехода в Чечню и 15 миллионов долларов в качестве выкупа за заложников.103 

При разновременно возникшем умысле на захват заложников действия виновного следует квалифицировать по совокупности преступлений. Однако, в практике известны случаи квалификации преступления в отношении двух или более лиц независимо от единовременности или разновременности возникновения умысла.104  

2.2. Захват заложников связанный с применением насилия, оружия или предметов, используемых в качестве оружия, с корыстным мотивом или по найму.

Захват заложников – преступление которое совершается как правило с применением насилия, оружия или предметов используемых в качестве оружия. Простой состав захвата заложника предусматривает применение насилия не опасного для жизни или здоровья потерпевшего.

Пунктом «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ предусмотрен захват заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, под которым понимается причинение легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью заложника. Вред причиненный потерпевшему оценивается в зависимости от исхода и последствий  для здоровья человека.

Так, тяжким является такой вред здоровью, который вызвал состояние, угрожающее жизни потерпевшего и поэтому при обычном его течении способное закончится смертью.105  К тяжкому вреду относят: открытые и закрытые переломы свода и оснований черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени; вывихи шейных позвонков; проникающие ранения глотки, гортани, трахеи, пищевода, грудной клетки; ранения живота, проникающие в полость брюшины; повреждения крупного кровеносного сосуда: аорты, сонной, подключичной, плечевой, бедренной артерий; потеря речи, слуха, какого – либо органа; неизгладимое обезображение лица и т.п.106 Причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего необходимо квалифицировать в тех случаях, когда происходит утрата здоровья потерпевшим более чем на 33% или когда длительность расстройства здоровья свыше 120 дней.107

Вред здоровью средней тяжести характеризуется длительным расстройством здоровья продолжительностью более 21 дня, со значительной утратой общей трудоспособности от 10 до 33 % включительно. Это могут быть переломы, трещины мелких костей, одного – трех ребер, вывихи мелких суставов, потеря пальца одной руки или ноги.108

Легкий вред здоровью представляет собой временную утрату общей трудоспособности продолжительностью не свыше 21 дня. 109 

В 2011 году Псковской области в колонии строгого режима произошел  захват заложников. Двое заключенных около полудня захватили шестерых сотрудниц медицинской части, которая находится на территории исправительного учреждения. Связав заложниц и поместив их в одном из служебных помещений преступники потребовали автомобиль, алкоголь и деньги, а также грозились убить заложниц, если спецназ попытается их освободить.110

Анализируемый состав предусматривает умышленное применение насилия, опасного для жизни или здоровья.

Виновный осознает, что осуществляет захват и удержание заложника с применением насилия, опасного для жизни или здоровья и желает совершить эти действия. Необходимо чтобы умысел виновного был направлен именно на применение насилия.

Если в процессе захвата заложника потерпевшему причинен легкий или средней тяжести вред здоровью, то содеянное охватывается п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ и дополнительной квалификации по совокупности по ст. 112 и  ст. 115 УК РФ не требуется. Что касается причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, то п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ охватываются лишь ситуации, когда тяжкий вред здоровью связан не с тяжкими последствиями, а только лишь с насилием, сопряженным с опасностью для жизни и здоровья. Если кроме опасности умышленно причинены последствия, предусмотренные ч. 1 ст. 111 УК РФ, то такие действия требуют квалификации по совокупности п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ.111  

Таким образом, под применением такого насилия понимается фактическое причинение какого-либо вреда здоровью либо совершение действий хоть и не повлекших причинения вреда здоровью, но создавших реальную опасность наступления последствий такого рода для заложника либо лиц, пытавшихся воспрепятствовать захвату. Формами насилия могут быть избиение, содержание в холодном или очень жарком помещении длительное время, в связанном состоянии и т.п., для квалификации они значения не имеют.112

Захват заложника с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия предусмотрен п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ.

Оружие -  это устройства и предметы, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели, подачи сигналов.113

Под предметами используемыми в качестве оружия понимают любые предметы, пригодные для причинения вреда здоровью или жизни человека.114 К ним относятся палки, камни, кухонные ножи, топоры, велосипедные цепи и т.п.

В соответствии с Федеральный законом РФ  1996 г. «Об оружии» различают огнестрельное, холодное, газовое, пневматическое оружие.

Огнестрельное оружие - оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии метаемым снаряжением, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. (пистолеты, автоматы, винтовки и т.д.)

Холодное оружие - оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения. (кинжалы, кастеты, нунчаки и т.п.)

Пневматическое оружие - оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии сжатого, сжиженного или отвержденного газа.

Газовое оружие - оружие, предназначенное для временного химического поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ. (газовые пистолеты и револьверы)

В ходе захвата заложников может быть  применено как оружие, так и предметы, используемые в качестве оружия. Под применением оружия понимается как использование его для причинения вреда здоровью, так и угроза его немедленного применения, его демонстрация.

Думается, что применение означает использование его поражающих свойств для причинения вреда здоровью или уничтожения людей как с реальными последствиями, так и с целью психического воздействия на заложников.

Самые большие террористические акции, осуществленные на территории России были совершены с применением оружия. Террористами были использованы пистолеты, автоматы, пулеметы, гранатометы, самодельные взрывные устройства, пояса смертников.

Несмотря на постоянное использование террористами взрывчатых веществ и взрывных устройств, в п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ они не упоминаются. Представляется, что на лицо пробел в законе.

Под взрывчатыми веществами следует понимать химические соединения и механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению – взрыву. К ним относятся тротил, пластид, эластины и т.п.

Взрывное устройство  - это комбинация взрывчатого вещества и специального приспособления, предназначенного для производства взрыва.115

По своим поражающим свойствам и эффективности взрывчатые вещества и взрывные устройства во много раз превосходят возможности других видов оружия.   

При совершении захвата заложников взрывные устройства используются автономно. Преступники закрепляют устройства в помещениях где содержатся заложники, и снабжают их дистанционной системой управления. Террористы – смертники снабжены поясами со взрывчаткой, механизм которой находится в локальном управлении.

Взрывные устройства были применены террористами во всех акциях по захвату заложников на территории Российской Федерации. Последствия были различны.

Так, при захвате заложников в Беслане были установлены следующие причины смерти заложников:

- от огнестрельных ранений - 51 человек;

- от осколочных ранений – 148 человек;

- от термических ожогов – 10 человек;

- от повреждений тупыми предметами – 4 человека.

Кроме того большому количеству заложников был причинен средней тяжести и тяжкий вред здоровью.  116

Как следует из примера, при применении взрывных устройств и взрывчатых веществ вероятность увеличения количества пострадавших существенно возрастает. Поэтому, представляется необходимым, внести в норму об ответственности за захват заложника помимо оружия и предметов, используемых в качестве оружия, взрывчатые вещества и взрывные устройства.    

В судебно-следственной практике известен ряд случаев, когда захват заложников совершался с использованием муляжей взрывных устройств. Так, например, когда при захвате в заложники посетителей банка, преступник использует такой муляж для оказания психического давления на персонал банка, посетителей и более легкого достижения поставленной им цели.

При квалификации указанных преступлений по п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ законодатель предусмотрел умысел, направленный именно на применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия. При этом последствия такого деяние законодателем не учитываются. Следовательно, если в процессе захвата заложников преступник применяет оружие или предметы используемые в качестве оружия, при этом не причиняя вред потерпевшему, либо вред причиняется по не опасный для жизни и здоровья лица, то такие действия охватываются п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ. В случае если преступник умышленно причиняет тяжкий или средней тяжести вред потерпевшему то деяние надлежит квалифицировать по совокупности п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ и ч. 1 ст. 111 УК РФ , либо по п. «в» ч. 2 ст. 206 УК РФ и ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Совершение виновным преступления захват заложника с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия полностью охватывается п. «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ и дополнительной квалификации за незаконное ношение оружия по ст. 222 УК РФ не требуется.

Особым квалифицирующим признаком указанным законодателем является совершение захвата заложника из корыстных побуждений или по найму.

В соответствии с наукой уголовного права под корыстными побуждениями понимается стремление получить материальную выгоду для себя или других лиц (деньги, имущество или права на имущество) либо избавление от материальных затрат. То есть при таком захвате заложника освобождение потерпевшего, ставится в зависимость от выполнения требования имущественного характера.117

Например, когда лицо обещает другому лицу передать за совершение захвата заложника определенную сумму денежных средств или обеспечить иные материальные блага.

Корыстные побуждения являются обстоятельством, отягчающим уголовную ответственность за них.

Корыстный мотив преступления как элемент субъективной стороны свидетельствует о повышенной общественной опасности деяния, так как деньги, имущество и другие материальные ценности преступник ставит выше всех человеческих ценностей, даже выше человеческой жизни.

Наиболее детально корыстные побуждения формулируются законодателем в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 января 1999 г. №1 с изменениями от 3 апреля 2008 года №4, в п.11  указывается, что по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство из корыстных побуждений) следует квалифицировать убийство, совершенное в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение, прав на жилплощадь и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.).

Как убийство по найму надлежит квалифицировать убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения. Лица, организовавшие убийство за вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого убийства, несут ответственность по соответствующей части ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.118

Представляется, что такое разъяснение указанного мотива полностью подходит под случаи совершения захвата заложника из корыстных побуждений. Следовательно, в основе корыстного мотива лежит именно материальная заинтересованность виновного в преступлении.

При чем, совершая захват заложника виновный претендует на получение имущества, не принадлежащего ему на законных основаниях, поэтому захват может быть совершен с целью посягательства на государственное имущество, имущество какой – либо организации или определенного лица.119

Так, при захвате заложников в Минеральных водах, в Москве на Васильевском спуске, в Ростове преступники ставили целью преступных действий именно получение от государства крупных сумм денег.

Такое преступление может быть совершено и в целях получения долга от должника, выплаты задолженности по оплате труда, возврата имущества, принадлежащего виновному.

Представляется, что в подобных случаях действия преступника представляют собой совокупность самоуправства и захвата заложника, но поскольку отсутствует именно корыстная цель, в таких случаях нет квалифицированного состава ст. 206 УК РФ.120 

Пункт «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ сформулирован таким образом, что для признания этого преступления оконченным не требуется фактического получения материальных благ, достаточно только наличия такой цели, которую ставит перед собой преступник, захватывая заложника и которая озвучена в его требованиях, предъявляемых к третьим лицам.

Некоторые ученые полагают, что если материальные ценности или блага преступником все же были получены, по действия необходимо квалифицировать по совокупности с вымогательством.

Думается, что это не совсем правильно. Конструкция исследуемого состава охватывает фактическое получение денег, имущества при захвате заложника либо удовлетворение иных требований, следовательно дополнительная квалификация по совокупности статей не требуется.

Рассматриваемый квалифицирующий признак кроме корыстного мотива имеет и вторую форму – захват заложника «по найму».

В Постановлении Пленума Верховного Суда ФР «О судебной практике по делам об убийстве» дается следующее понятие такого преступления: «убийство, обусловленное получением исполнителем преступления материального или иного вознаграждения».121

Выделение захвата заложника по найму законодателем не случайно:

Во – первых, преступник имеет корыстный интерес, поскольку он получает от нанимателя вознаграждение. Во – вторых, путем захвата заложника удовлетворяются интересы наемника. В – третьих, наемник несет расходы, но отвечает по п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ – за захват заложника из корыстных побуждений или по найму, так как исполнитель реализует именно этот состав преступления.122

Заказчик (наниматель) отвечает по п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ со ссылкой на ч.3 ст. 33 УК РФ как организатор захвата заложника.

2.3. Отграничение захвата заложников от смежных составов преступлений

Российское уголовное законодательство содержит составы преступлений против личной свободы, имеющие не только один и тот же непосредственный объект посягательства – свободу человека, но и  сходные объективные стороны. Речь идет о ст. ст. 126, 127 и ст. 206 УК РФ.

Данные статьи Уголовного кодекса обусловливают существование конкуренции между указанными нормами и нередко возникают вопросы о правильной квалификации действий виновного.

Зачастую сотрудники правоохранительных органов отождествляют понятие «похищенный» и «заложник», что представляется не совсем правильным.

Проблемой отграничения похищения человека, незаконного лишения свободы и захвата заложника занимаются многие ученые, такие как: Л.Д. Гаухман, С.В. Максимов, Н.Н. Бойко, Н.Э. Мартыненко, В. Миддендорф и т.д. Они отмечали, что "составы преступлений "похищение людей" и "захват заложника" практически не поддаются точному отграничению одного от другого, что вызвано недостаточно определенными формулировками признаков этих преступлений в диспозициях составов преступлений".123

В.Н. Кудрявцев справедливо отмечает: «Для того чтобы правильно квалифицировать преступное деяние, необходимо четко представлять себе разграничительные линии между смежными составами преступлений. Устанавливая свойственные только данному деянию признаки, отбрасывая те признаки, которые этому деянию не присущи, постепенно углубляя анализ соответствующей правовой нормы и фактических обстоятельств содеянного».124

В теории уголовного права смежными составами принято называть такие составы, которые сходны по ряду объективных и субъективных признаков. Отграничивать состав от смежных с ним преступлений также представляется необходимым по тем или иным объективным и субъективным признакам, по которым эти составы не совпадают.

Захват заложника имеет сходство с рядом преступных деяний, связанных с посягательством на личную свободу человека. Наибольшее количество признаков захвата заложника совпадает с признаками похищения человека и незаконного лишения свободы, в связи с этим, думается, необходимым подвергнуть анализу указанные составы.

Похищение человека  (ст. 126 УК РФ) и незаконное лишение свободы (ст. 127 УК РФ) отнесены законодателем к главе 17 Уголовного кодекса – Преступления против свободы, чести и достоинства личности, преступление Захват заложника (ст. 206 УК РФ), к главе 24 УК РФ – Преступления против общественной безопасности.

По данным В.А. Осипова, 30 % уголовных дел, возбужденных по ст. 206 УК РФ, в суде переквалифицируются на ст. 126 УК РФ.125

Под похищением человека, по мнению Н.Э. Мартыненко, «следует понимать общественно опасное умышленное действие, направленное на удаление человека с места его постоянного или временного пребывания и насильственное удержание его в неизвестном для родственников, знакомых, правоохранительных органов месте».126

Под захватом заложника понимают противоправные насильственные действия, связанные с изъятием человека или группы лиц из его привычной среды, помимо его воли с целью последующего удержания.

Незаконным признается такое лишение свободы, которое совершено с нарушением конституционных положений о неприкосновенности и личной свободе граждан, при превышении мер, направленных на задержание преступника, и мер крайней необходимости. Лишение свободы состоит в лишении права на свободное передвижение и возможности определять свое место нахождения по собственному усмотрению. Оно может быть осуществлено путем запирания потерпевшего в помещении, приставления к нему охраны и т.д.127

Основным объектом похищения человека и незаконного лишения свободы выступают общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации человеком естественного, гарантированного нормами международного и конституционного права на свободу местопребывания и перемещения и обеспечивающие безопасность свободы как важнейшего социального блага.128  

Основным объектом захвата заложника является общественная безопасность, свобода человека выступает в качестве дополнительного объекта.

Так, при похищении человека или незаконном лишении его свободы, преступник посягает, прежде всего, на право человека самостоятельно выбирать местопребывания и перемещения в пространстве. При этом ни государство, ни какие-либо другие организации урон не несут. При захвате заложника, совершается посягательство  на отношения, составляющие  общественную безопасность, так как совершая преступление виновный стремиться реализовать свою цель - понудить государство, организацию или какое-либо лицо совершить определенные действия.

Объективная сторона исследуемых составов, несмотря на то, что формально имеет сходные признаки, на практике имеет ряд различий.

Диспозицией  ст. 126 УК РФ и ст. 206 УК РФ предусматривается совершение трех действий: захват, перемещение и удержание лица.

Захват означает действия по установлению господства над человеком, в результате которых потерпевший реально лишается свободы передвижения в пространстве. Перемещение, есть транспортировка потерпевшего на новое место пребывания, не типичное для его обычного жизненного распорядка. Удержание представляет собой воспрепятствование потерпевшему свободно оставить это новое место.129    

Объективную сторону незаконного лишения свободы образуют действия, состоящие в ограничении личной свободы человека, не связанном с его похищением. Деяние, предусмотренное ст. 127 УК РФ состоит в насильственном удержании человека в каком-либо помещении путем водворения или связывания, привязывания к определенному предмету иди дереву и т.д. Судебная практика признает незаконным лишением свободы вынужденное пребывание лица в каком-либо помещении (в том числе собственном доме) под влиянием угрозы применения насилия над ним или его близкими.130 

Состав захвата заложников сходен со смежными еще и тем, что:

Во-первых, похищение, как и захват заложников всегда совершается путем активных действий, незаконное лишение свободы возможно как путем активных, так и путем пассивных действий.

Например, в случае лишения инвалидной коляски человека, который не может самостоятельно передвигаться, или же когда потерпевший находится в помещении, ранее запертом с его согласия, незаконное лишение свободы может быть выражено в отказе совершить действия по его освобождению.

Во-вторых, при захвате заложников, также как и при незаконном лишении свободы жертва изначально может по собственной воле оказаться на месте совершения преступления, и только потом может произойти ее захват в заложники или незаконное лишение свободы.

В-третьих, потерпевшим при совершении исследуемых преступлений может быть любое лицо, лишением свободы которого преступник стремиться достичь желаемой цели.  Это могут быть граждане России или иностранного государства, государственный или общественный деятель, лицо без гражданства и т.д.131

Кроме того, захват заложника, как и похищение человека -  длящиеся преступления,  которые могут охватывать целый ряд действий в конечном итоге направленных на достижение поставленной цели.

Состав всех преступлений – формальный.

Существует также ряд отличий по объективным признакам:

- объективная сторона захвата заложника состоит из двух действий: захват и удержание лица в качестве заложника.  Состав похищения человека состоит из трех действий: захват, перемещение жертвы и удержание ее.  Объективная сторона незаконного лишения свобода только из одного – удержания.

- при похищении человека жертва не просто лишается свободы, а обязательно удаляется с места постоянного пребывания и перемещается в другое место, не известное близким, знакомым похищенного и правоохранительным органам. При захвате заложников место удержания заложников, как правило известно достаточно широкому кругу лиц. Так, известны случи, когда преступники разрешали своим жертвам связаться по мобильным телефонам с родными и сообщить им, что находятся  в заложниках. Местом незаконного лишения свободы может быть любое пространство, в том числе и место постоянного или временного проживания, место работы, учебы и т.д., иногда преступники приглашают человека в заранее обусловленное место и потом лишают его свободы.132

Кроме того, при похищении или незаконном лишении свободы местом захвата или удержания являются офис, жилище, личная автомашина и т.д. при захвате заложников – самолеты, поезда, автобусы с пассажирами, корабли, посольства, места большого скопления людей.133

Для составов, предусмотренных ст. 126 УК РФ и ст. 206 УК РФ, изъятие является необходимым признаком,  диспозицией ст. 127 УК РФ изъятие жертвы из привычного местопребывания не предусмотрено.

- потерпевшие от таких преступлений также различны.

Немецкий ученый В. Миддендорф выделяет три группы потерпевших при захвате заложников:

а) непосредственная жертва (тот, кто взят в качестве заложников);

б) косвенная жертва (тот, кому предъявляются требования);

в) любые организации, интересы которых могут быть нарушены.134

При похищении человека или лишении свободы потерпевшими могут быть те лица, воздействуя непосредственно на которые, преступник может достичь желаемого результата. При захвате заложника потерпевшими являются достаточно опосредованный круг лиц, так как требования предъявляемые виновным, как правило, адресованы к третьим лицам.

- незаконное лишение свободы и похищение человека совершаются тайно, место нахождения потерпевшего скрывают. Захват заложников обычно носит демонстративный характер.

- цели при совершении таких преступлений также различны. Так, при совершении захвата заложников цель предусмотренная диспозицией статьи 206 УК РФ - понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действия или воздержаться от совершения какого – либо действия как условия освобождения заложника. При похищении человека и незаконном лишении свободы, законодатель не предусматривает какую-либо определенную цель, но чаще всего такие преступления совершаются для  получения выкупа, устранения каких-либо препятствий или воспрепятствования какой-либо деятельности.

Так, в судебной практике известен случай, когда некий предприниматель, с которым зарубежная фирма вела переговоры о заключении долгосрочного контракта, «заказал» похищение своего конкурента, пытающегося наладить отношение с той же фирмой. Исполнители «заказа», участники преступной группировки, похитили указанное лицо, отвезли на пустующую дачу, а через две недели после подписания «заказчиком» желаемого договора отпустили его.135  

- так как исследуемые составы являются формальными, то последствия преступлений законодателем не учитываются. Однако, момент окончания преступления, является существенным признаком для отграничения.

Преступление, связанное с захватом заложника, окончено с момента захвата или удержания лица в качестве заложника и предъявления требования к третьему лицу, соединенному с высказыванием угроз в адрес заложника.136

Похищение окончено с момента лишения возможности потерпевшего выбирать по своему усмотрению место своего пребывания. Высказывались ли при этом какие-либо угрозы, для квалификации значения не имеет.137

Незаконное лишение свободы считается оконченным с момента фактического лишения свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в неволе.138 

Существенное отличие между похищением человека, незаконным лишением свободы и захватом заложников заключается в особенности их субъективной стороны, точнее, их целей. По своей сути, цель похищения или незаконного лишения свободы, не является обязательным признаком для этих составов. Цель может быть различной. Это может быть месть, корысть, другие низменные цели, понуждение потерпевшего к выполнению каких-либо обязательств перед виновным и т.д. В случае захвата заложника, виновный осознает, что незаконно захватывает другого человека в качестве заложника в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия и желает этого. Кроме того, обязательным признаком субъективной стороны захвата заложника, в отличие от похищения человека, является специальная цель - понуждение государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия как условие освобождения заложника.139

Субъективная сторона всех составов характеризуется только прямым умыслом. При захвате заложников, виновный осознает, что осуществляет противоправное завладение человеком или удерживает его, с целью понудить третье лицо совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия, и желает этого.140 В отличие от захвата заложников, при похищении человека виновный осознает, что он похищает человека, действуя вопреки его воле, и желает этого.141

При незаконном лишении  свободы субъект должен осознавать общественную опасность своих действий.

Таким образом, интеллектуальный момент рассматриваемых составов различен. Так, при захвате заложника осознанием виновного охватывается определенная совокупность противоправных действий, направленных на причинение вреда общественным отношениям, регламентирующим безопасные условия жизни общества, а именно: безопасность личности, нарушение нормальной деятельности организаций и т.д. При похищении человека, также как и при лишении свободы, интеллектуальный момент прямого умысла характеризуется осознанием виновным того, что, совершая преступление, он лишает другого человека свободы.142 

Ряд примеров, приведенных в данной работе, указывают на то, что осознанием виновных при захвате заложников охватывались не только непосредственные захват и удержание заложников, но и выдвижение определенных требований к тем или иным лицам. Тогда как при похищении человека изначально умыслом должны охватываться изъятие, перемещение и удержание потерпевшего. Цель совершения преступления для квалификации действий виновного значения не имеет.

Мотивы совершения исследуемых преступлений для квалификации значения не имеют, они могут быть любыми. Исключение составляет лишь корыстный мотив, т.е. совершение преступлений по найму. Такой мотив относится к числу квалифицирующих признаков, в связи  с чем на практике, при разграничении похищения из корыстных побуждений (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ) и захвата заложника из корыстных побуждений или по найму (п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ) существует немало проблем.

В.С. Комиссаров, считает, что «при похищении человека из корыстных побуждений требование о передаче имущества, права на имущество либо о совершении действий имущественного характера направлено непосредственно к похищенному либо к его близким.  При захвате заложника указанные требования направлены не к захваченному лицу, а к другим лицам или организациям, указанным в ст. 206 УК РФ».143

Такая точка зрения представляется обоснованной.

Так, в 2009 году органами предварительного следствия было возбуждено уголовное дело по двум составам - по п. «з» ч. 2 ст. 126 и п. «з» ч. 2 ст. 206 УК РФ. В мае 2008 г. в Республике Дагестан были совершены из корыстных побуждений похищение и захват Н.А. Омаровой в качестве заложника. Действия виновного были направлены на завладение двухкомнатной квартирой потерпевшей. После захвата Н.А. Омаровой преступники предъявили требование о передаче квартиры ее мужу, однако получили отказ. После этого преступники были задержаны сотрудниками милиции. Уголовное дело было направлено в прокуратуру Республики Махачкала для утверждения обвинительного заключения по п. "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ и п. "з" ч. 2 ст. 206 УК РФ, но ввиду неверной квалификации действий виновного Р.Ю. Звонарева обвинительное заключение утверждено не было. Квалификация действий обвиняемого Р.Ю. Звонарева по вмененным составам по п. "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ и п. "з" ч. 2 ст. 206 УК РФ не нашла своего должного подтверждения.144

Завышенная квалификация действий виновных, создает существенные трудности для правоприменения. Анализ приведенного  примера, показывает, наличие конкуренции норм, предусматривающих ответственность за похищение и захват заложника. Представляется, что норма ст. 126 УК РФ является общей, а норма ст. 206 УК РФ – специальной. При конкуренции общих и специальных норм, применению подлежат нормы специальные.

В соответствии с ч. 2 ст. 20 УК РФ субъектом похищения человека и захвата заложника, является физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 14 лет, а субъектом незаконного лишения свободы – физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Такое разграничение возраста уголовной ответственности связанно с тем, что похищение человека и захват заложника представляются более общественно опасными преступлениями, чем незаконное лишение свободы, в связи с чем законодатель намеренно понизил возраст уголовной ответственности  за деяния предусмотренные ст. 126 УК РФ и ст. 206 УК РФ.

Еще одним существенным моментом отграничения захвата заложника от похищения человека является то, что ст. ст. 126 и 206 УК РФ содержат примечания, согласно которым, лицо, освободившее заложника или похищенного добровольно, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Поскольку в данном случае речь идет не о смягчении уголовной ответственности, а об освобождении от нее, независимо от общей продолжительности похищения человека или захвата заложников, а также от целей совершения преступления, то, представляется, что такое дополнение законодательства было сделано не в пользу потерпевших, а в пользу виновных. Думается, что это не совсем правильно, так как такие преступления, вне зависимости от времени их окончания наносят вред охраняемым законом отношениям.

Кроме того, поскольку преступления длящиеся, то время воздействия на потерпевших преступниками может быть неопределенно большим, что в свою очередь может негативно сказаться на психическом состоянии жертвы.

Е.В. Ушакова предлагает изменить формулировку примечания таким образом, чтобы освобождение от уголовной ответственности увязывалось с определенным сроком освобождения потерпевшего (например, от 2 до 24 часов в неволе) и с отказом от условий, выдвинутых при захвате заложника, или целей, которых хотело достичь лицо, совершая похищение человека и захват заложника.145 Такое предложение думается вполне обоснованно. Так, в примечании к ст. ст. 126 и 206 следует указать, что в случае, если похищенный или заложник удерживается более 24 часов, то преступление необходимо считать оконченным, в виду повышенной опасности составов.

В науке уголовного права дискутируется проблема определения исследуемых составов в структуре Уголовного кодекса РФ.

Так, В.В. Панкратов пишет, что «внутренняя взаимосвязь таких понятий, как «похищение», «лишение свободы» и «захват заложника» приводит к тому, что практически отсутствуют весомые теоретические отграничения одного преступления от другого».146 Он считает, что выходом из создавшейся ситуации является объединение всех трех обозначенных составов преступлений в один «Незаконное лишение свободы»  - с расположением его в главе «Преступления против личной свободы человека».

С таким предложением вряд ли следует согласиться, поскольку если похищение и незаконное лишение свободы человека можно объединить по объекту посягательства, то захват заложников совершенно иное преступление, посягающее на общественную безопасность и причиняющее вред охраняемым законом отношениям, в области функционирования социальных институтов.

2.4. Зарубежное законодательство об ответственности за захват заложника.

Захват заложника во всем мире признается общественно опасным деянием, т.е. преступлением. В последнее десятилетие наблюдается рост совершения таких деяний как в отдельных государствах, так и на межнациональном уровне. В связи с чем современное уголовное законодательство многих зарубежных стран предусматривает уголовную ответственность за преступления, связанные с захватом заложника, а также похищение человека и лишение его свободы.

В ряде стран понятия «захват заложника», «похищение человека» и «незаконное лишение свободы» не дифференцируются и ответственность за такие преступления предусматривается одними и теми же нормами. В других странах напротив, все указанные преступления содержат самостоятельные нормы.

К числу первых относится законодательство Соединенных Штатов Америки.

Федеральное законодательство США предусматривает уголовную ответственность за похищение  человека. В соответствии с § 1201 Свода законов США (Титул 18) тот, кто незаконно захватывает, лишает свободы, заманивает, похищает, насильно или обманом увозит лицо в целью получения выкупа или вознаграждения, за исключением случаев, когда такие действия совершаются родителями и если такое лицо перевозится из одного штата в другой или за границу, наказывается тюремным заключением на любой срок или пожизненно.  В §1202 Свода законов предусматривается уголовная ответственность в виде штрафа в размере до 10 тыс. долларов, или тюремного заключения на срок до десяти лет, или обоих видов наказания, если лицо получает какие – либо денежные средства, имущество или какую – либо часть таковых, владеет или распоряжается ими, которые когда – либо переданы в качестве выкупа или вознаграждения в связи с совершением преступления, предусмотренного § 1201 Свода, зная о том, что упомянутые денежные средства или имущество являются выкупом или вознаграждением.147

Исходя из данных норм можно сделать вывод, что федеральным законодательством США уголовная ответственность за похищение человека и захват заложника не дифференцируется. Однако, это во многом обусловлено англо – саксонской системой права и преобладанием в законодательной системе судебных прецедентов.

В уголовном законодательстве Китайской Народной Республики так же нет существенного законодательного различия между указанными преступлениями. Но тяготея к романно – германской правовой семье в настоящее время проводятся попытки разграничения на законодательном уровне захвата заложника, похищения человека и незаконного лишения свободы.

Статья 120 УК КНР, содержащаяся в главе  «Преступления против общественно безопасности», регламентирует уголовную ответственность за организацию, руководство и активное участие в террористических организациях. При квалификации состава данного преступления, повлекшего за собой убийство, взрыв, захват заложника и другие преступления, наказание осуществляется в соответствии с положением о наказании за совершение нескольких преступлений.

Глава 4 «Преступления против личности, демократических прав граждан» Особенной части УК КНР содержит норму (ст. 239 УК КНР), которая предусматривает уголовную ответственность за захват другого лица с целью вымогательства ценностей или за захват другого лица с качестве заложника. Наказание за такое преступление предусмотрено в виде лишения свободы сроком на десять лет и более или пожизненным лишением свободы. Причинение захваченному лицу смерти или его убийство влекут за собой смертную казнь.

Статья 240 УК КНР предусматривает самостоятельную уголовную ответственность за похищение и обман с целью продажи женщины и ребенка. В случае квалифицированного состава наказание бывает такое же, как и при захвате заложника, сопряженном с причинением ему смерти или убийстве.148

Анализ уголовного законодательства КНР также показывает, что уголовная ответственность за похищение человека и захват заложника не дифференцирована и данные действия охватываются одним составом.

Совершенно иную ситуацию можно наблюдать в уголовном праве Германии. Современное уголовное законодательство предусматривает самостоятельную ответственность за похищение человека (§ 234), похищение несовершеннолетних (§ 235), незаконное лишение свободы (§ 239), похищение человека с целью вымогательства (§ 239a) и захват заложника (§ 239b). Все эти составы содержатся в разделе XVIII «Преступные деяния против личной свободы» Особенной части УК ФРГ.

В соответствии с § 239b УК ФРГ захват заложника – есть похищение человека или завладение им, чтобы с угрозой смерти или причинения жертве тяжкого телесного повреждения или при помощи лишения свободы жертвы продолжительностью более одной недели вынудить третье лицо к совершению действия, допущению действия или бездействия. В соответствии с § 234 УК ФРГ преступником является тот, кто использует обман, угрозы или насилие, похищает человека, чтобы поставить его в беспомощное положение или рабство, крепостничество либо доставить для службы иностранным военным или подобным им службам.149 

Уголовный кодекс Франции предусматривает ответственность за похищение или незаконное удержание человека (ст. 224 – 1 УК) и за незаконный арест или лишение свободы (ст. 341 УК).150

В Испании предусмотрена уголовная ответственность за незаконное преследование и похищение человека. Нормы об указанных деяниях предусмотрены Разделом VI «Преступления против свободы личности» Уголовного кодекса.

Статья 163 УК Испании, регламентирует ответственность за незаконное лишение свободы человека, предусматривает наказание частного лица, лишение свободы от четырех до шести лет за удерживание другого лица в заточении, лишение его свободы. При этом, если заточение или задержание продлилось более 15 дней, виновный наказывается лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.151 

Действующим Уголовным кодексом Швейцарии предусмотрена ответственность за незаконное лишение свободы и похищение (ст. 183), а также за захват заложников (ст. 185). Обе нормы расположены в разделе IV «Преступления и проступки против свободы». Максимальное наказание за захват заложников при особо отягчающих обстоятельствах – пожизненная каторжная тюрьма.152 

В соответствии с § 261 УК Дании любое лицо, которое лишает другое лицо свободы, а также лишает свободы с целью получения прибыли, или если лишение свободы было долгосрочным, или если оно состояло в том, что любое лицо, незаконно удерживаемое в заключении в качестве душевнобольного или психически неполноценного, или которого завербовали на иностранную военную службу, или которого взяли в плен или в любое зависимое состояние с любое иностранное государство, наказывается тюремным заключением на срок соответственно не более четырех лет и не менее 12 лет.153 Самостоятельная ответственность за захват заложника по законодательству Дании отсутствует, однако предусмотрена ответственность вплоть до пожизненного тюремного заключения за захват контроля над воздушным судном.

Уголовный кодекс Швеции предусматривает ответственность за похищение человека (§1, глава 4) в виде лишения свободы от четырех до десяти лет или пожизненное лишение свободы, а также за незаконное лишение свободы (§ 2, глава 4) в виде лишения свободы сроком от года до десяти лет.154

Уголовное законодательство наиболее развитых зарубежных государств демонстрирует наличие значительного количества правовых норм, предусматривающих ответственность за действия, связанные с захватом заложников или им подобные. Конкретные составы преступлений расположены в основном в главах или разделах о преступлениях против личности. Вместе с тем однозначной трактовки квалифицирующих признаков этих деяний нет, и в рамках одного состава рассматриваются все сходные преступные действия. Данное положение обусловлено в значительной степени как различием правовых систем, так и национально – государственными особенностями соответствующей территории.155

Во многих европейских странах создаются различные организации, и нормативные базы, функционирование которых направлено на предотвращение актов террористической направленности и иных тяжких преступлений. Так, в Италии для борьбы с преступлениями террористической направленности в 80-х годах были созданы специальные законы, которые впоследствии дали положительный результат. Целью этих законов было заинтересовать  террористов, предоставив им возможность существенного смягчения наказания взамен полного признания в совершении всех преступлений и активное содействие в предотвращении планируемых террористических актов. При этом вместо пожизненного лишения свободы лицам, совершившим террористические акты, приведшие к гибели людей, назначается лишение свободы сроком на тридцать лет, а другим категориям террористов, подлежащим наказанию в виде лишения свободы на определенный срок, продолжительность наказания сокращается на одну четверть или одну треть. Помощь террористов была значительной, она дала возможность не только выявить террористические структуры Италии, но и способствовала пониманию мотивации террористов и их методов.156

Так же в настоящее время действует международная организация «Риск - Контроль». Работа организации направлена на помощь жертвам террористических актов, захватов заложников, психологическую поддержку потерпевших, их охрану, предоставление консультаций государственным структурам. В настоящее время клиентами «Риск - Контроля» являются свыше 1,5 тыс. фирм и богатых семей. Фирма обеспечивает не только их личную безопасность, страхует их жизнь и имущество, но и обучает всем возможным мерам предосторожности.157 

Уголовное законодательство бывших республик СССР также предусматривает ответственность за совершение преступлений, связанных с противоправным лишением живого человека его физической свободы.

Составы преступлений, связанных с захватом заложника либо удержанием лица в качестве заложника, в национальных уголовных законах, как правило расположены в главах о преступлениях против общественной безопасности.

Так, по УК Украины состав преступления, предусматривающего ответственность за захват заложника (ст. 147), расположен в главе о преступлениях против свободы, чести и достоинства личности наряду с ответственностью за незаконное лишение свободы или похищение человека (ст. 146).158  

Особенностью уголовного законодательства Украины является введение ответственности за захват в заложники представителя власти или работника правоохранительного органа (ст. 349), уголовно – правовая норма, предусматривающая ответственность за это преступление, помещена в раздел XV «Преступления против авторитета органов государственной власти, органов местного самоуправления и авторитета граждан».159 

В УК Республики Беларусь, в главе 22 «Преступления против личной свободы, чести и достоинства» наряду с похищением человека и незаконным лишением его свободы, также предусмотрены уголовно – правовые нормы об ответственности за торговлю людьми (ст. 181 УК РБ) и вербовку людей для сексуальной или иной эксплуатации, совершенную путем обмана (ст. 187 УК РБ).160 

Уголовная ответственность за захват заложника предусмотрена в ст. 291 УК РБ. Под ним понимается захват либо удержание лица в качестве заложника, соединенные с угрозой его убийства, причинения ему телесных повреждений или дальнейшего удерживания этого лица, в целях понуждения государства, международной организации, юридического или физического лица или группы лиц совершить либо удержаться от совершения какого – либо действия как условия освобождения заложника.161

В государствах Средней Азии, в частности Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана ответственность за такие преступления, также как и в Российском законодательстве, содержится в главах о преступлениях против общественной безопасности.

По УК Таджикистана уголовная ответственность за захват заложника предусматривается статьей 181, в Республике Узбекистан – ст. 245, в Кыргызской Республике – ст. 227 УК.

Кроме того, по аналогии с Российским законодательством уголовные – правовые  нормы этих стран предусматривают повышенную  ответственность за совершение убийства, сопряженного с похищением человека и захватом заложника в качестве квалифицирующих признаков этих составов преступлений.

Так, в п.3 ч. 2 ст. 115 УК Украины предусмотрена ответственность за убийство заложника. В Грузии такое преступление является квалифицирующим признаком. Однако в законодательстве Узбекистана такой квалифицирующий признак отсутствует.162

Причем законодательством этих стран в качестве квалифицирующего признака предусмотрено не только убийство самого заложника, но и лиц, имеющих какое – либо отношение к потерпевшему.

Например, если в процессе захвата заложника преступник умышленно лишает жизни посторонних лиц, либо лиц, пытающихся воспрепятствовать совершению преступления, а также сотрудников правоохранительных органов, освобождающих потерпевших, в этом случае необходимо говорить о применении нормы, указанной выше.

Квалифицированные виды данного преступления: группой лиц по предварительному сговору; повторно; с применением во время захвата или удержания насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего; в отношении заведомо несовершеннолетнего; в отношении заведомо для виновного беременной женщины; в отношении двух и более лиц; из корыстных побуждений или по найму. Особо квалифицированные виды: те же действия, совершенные организованной группой, либо повлекшие по неосторожности смерть человека, либо повлекшие умышленно или по неосторожности иные тяжкие последствия.163 

В каждой из этих стран неоднозначно решается вопрос об освобождении от уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, посягающих на физическую свободу человека.

Уголовное законодательство Казахстана, Таджикистана, Азербайджана,  предусматривает возможность освобождения от уголовной ответственности, а следовательно, и от иных уголовно – правовых последствий лиц, совершивших захват заложника. Речь идет о деятельном раскаянии, когда лицо, совершившее такое преступление по своей воле отпускает удерживаемое лицо. Такое правило действует только в том случае, если виновным, преступление совершено впервые, он активно способствует раскрытию преступления и каким – либо образом лицо загладило вред, причиненный в результате совершения преступления.164

Таким образом, уголовная ответственность за действия, посягающие на физическую свободу живого человека, по уголовному законодательству зарубежных стран имеет ряд сходных черт с уголовной ответственностью за эти преступления в Российской Федерации. Месте с тем, каждый национальный уголовный закон имеет свою специфику, которая заключается в наличии ответственности за ряд деяний, отсутствующих в УК РФ.

Наказание за совершение захвата заложника и похищения человека во всем мире, довольно суровое. Так, например, в Таджикистане, совершение захвата заложника при наличии особо отягчающих обстоятельств влечет смертную казнь.

Максимальные наказания за совершение преступлений, посягающих на физическую свободу живого человека – до 20 лет. Однако, например, в Грузии, максимальный предел снижен до 18 лет, в Азербайджане, Беларуси, Казахстане, Узбекистане – до 15 лет.165 

В завершении исследования зарубежного законодательства за захват заложника необходимо сделать следующие выводы:

- Ответственность за захват заложника предусмотрена в законодательстве всех развитых стран. Виды ответственности различны, в зависимости от особенностей каждого государства.

- В настоящее время действуют международные организации, специализирующиеся на предупреждении и предотвращении указанных преступлений.

- В законодательстве многих государств не существует четкого нормативного разграничения между «похищением человека», «захватом заложника» и «незаконным лишением свободы», что представляется существенным упущением в законодательной системе.

Тем не менее, международное сообщество в настоящее время проводит достаточно большую работу по совершенствованию законодательства, предусматривающего ответственность за захват заложника.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В результате проведенного дипломного исследования можно сделать следующие выводы:

  1.  В  российском уголовном праве норма об ответственности за захват заложника возникла из международного законодательства, в соответствии с которым данный вид преступления носит международный характер. В  практике захваты заложников встречались еще с древних времен, но в то время такое деяние не считалось преступлением, и воспринималось как нечто обычное. Видами захвата было морское пиратство, захват военнопленных, захват подданных с целью получения выкупа за них. Понятие захват заложника сложилось в России только во второй половине XIX – начале XX века, в частности в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В 1894 г. в Энциклопедическом словаре Е.Е. Петрушевского и К.К. Арсеньева впервые было дано понятие «заложник». Примечание к ст. 126.1 УК РСФСР 1960 г. предусматривало, что  ответственность за захват заложника действовало только в отношении граждан СССР. После ратификации в российское уголовное законодательство Международной конвенции по борьбе с захватом заложников 1979 г. это примечание было отменено. Действующий УК РФ в ст. 206 указал, что норма распространяет свое действие на всех лиц, совершивших преступление, независимо от пола, расы или гражданства. Способы совершения захвата заложника остались аналогичными предшествующей норме: захват и удержание лица.
  2.  Основным объектом захвата заложников является общественная безопасность, дополнительным – свобода человека, факультативных объектов несколько: жизнь, здоровье человека, отношения собственности. Правильное определение объекта посягательства играет ведущую роль при юридической оценке преступления, поскольку в зависимости от него деяние может быть квалифицированно по одной или нескольким статьям Уголовного кодекса. Поэтому, представляется необходимым уточнить на законодательном уровне, какие действия виновного охватываются нормой ст. 206 УК РФ, а какие нет, следовательно, их надлежит квалифицировать по совокупности статей.
  3.  Вопрос об объективной стороне преступления в науке уголовного права является  дискуссионным. Одни ученые считают, что это могут быть любые противоправные действия. Другие полагают, что такими действиями являются противоправное завладение, ограничение физической свободы одного или нескольких лиц. Третьи придерживаются точки зрения, согласно которой объективная сторона может быть выражена двумя действиями: захватом и удержанием заложника.  Такая позиция представляется верной. Удержание заложника не всегда является следствием его захвата, лицо может удерживаться в определенном месте, в котором оказалось добровольно. Некоторые ученые – юристы придерживаются точки зрения, согласно которой в состав преступления входит такой объективный признак, как перемещение заложника. Но по данным судебно – следственной практики, такой признак не нашел своего отражения в действиях преступников. Следовательно, необходимо уточнение наличия или отсутствия этого действия, как необходимого для объективной стороны преступления. Состав преступления формальный. Захват заложника по своему характеру является длящимся преступлением, поэтому необходимо уточнение, с какого момента преступление можно считать оконченным: с момента фактического ограничения свободы передвижения человека либо с момента фактического воспрепятствования лицу оставления определенного места.
  4.  Факультативными признаками объективной стороны захвата заложника являются место, способ, время и орудия совершения преступления. Преступление может быть совершено любым способом, для квалификации это значение не имеет, также как и время, место совершения преступления. Только орудия совершения преступления возведены законодателем в квалифицирующий признак состава.
  5.  Субъектом преступления является физическое вменяемое лицо, достигшее  возраста 14 лет. В настоящее время преступники, совершающие такое преступления являются людьми обученным, прошедшими не только длительную физическую подготовку, но и обладающие знаниями в психологии, навыками гипноза. Среди преступников большое число женщин – смертниц, прошедших вербовку и обучение в международных лагерях террористов. В процессе пребывания в таких лагерях им внушают идеологию «Священной войны».
  6.  Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины. Виновный осознает общественную опасность совершения захвата заложника и желает совершить такое преступление. Умысел можно условно подразделить на заранее обдуманный и внезапно возникший. Захват заложников совершенный с заранее обдуманным умыслом отличается тщательной проработкой преступного плана, поскольку виновными продумывается место совершения акции, пути избежания уголовной ответственности, а количество жертв существенно больше,  чем при внезапно возникшем умысле. Если преступление совершено с заранее обдуманным умыслом, то представляется необходимым считать такое преступление особо квалифицированным. Так как в этом случае общественная опасность преступления гораздо значительнее, чем при внезапно возникшем умысле.
  7.  Факультативные признаки субъективной стороны в целом на квалификацию деяния влияния не оказывают. Исключение составляет  лишь захват заложников совершенный из корыстных побуждений или по найму. Указанный признак является квалифицирующим обстоятельством.
  8.  Пунктом «г» ч. 2 ст. 206 УК РФ предусмотрен захват заложников с применением оружия или предметов используемых в качестве оружия. Квалификация по данному пункту имеет место практически по всех преступлениях такого типа за последние 10 лет, так как все они совершаются с применением оружия. Однако законодатель не учитывает то, что многие акции были совершены с применением взрывчатых веществ и взрывных устройств. Поэтому думается необходимым включить данный признак в квалифицированный состав захвата заложника.
  9.  Важное значение для квалификации имеет отграничение состава захвата заложника от смежных составов преступлений. Несмотря на формальное сходство составов ст. ст. 126, 127 и 206 УК РФ они существенно отличаются. Свобода человека, как объект преступления, для похищения человека и незаконного лишения свободы является основным, для захвата заложника - дополнительным объектом. Объективная сторона захвата заложника состоит из двух действий: захват и удержание лица в качестве заложника. Состав похищения из трех действий: захват, перемещение жертвы и удержание ее. Незаконное лишение свободы выражается в одном действии – удержании лица. При похищении человека и незаконном лишении его свободы место нахождение потерпевшего скрывают. Захват заложников носит демонстративный характер. Субъективная сторона этих составов также отличается. Осознанием виновного при похищении человека охватывается то, что совершая преступление, он лишает другого человека свободы. При захвате заложников осознанием виновного должна  охватываться целая совокупность противоправных действий. Кроме того, ст. 126 УК РФ является общей нормой, а норма ст. 206 УК РФ – специальной. От незаконного лишения свободы, захват заложников отличается по субъекту посягательства. В соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности за захват заложника подлежит лицо, достигшее 14 лет, за незаконное лишение свободы – с 16 лет.   

Захват заложников – преступление, которое стало серьезной проблемой нашего времени. Начиная с 90-х годов, он стал своеобразной эпидемией, которая охватила сначала саму территорию возникновения – Чечню, а затем распространилась в Поволжье, Астраханскую область и в Центр России – Москву, а также на прилегающие территории. Жители многих крупных городов в течении долгого времени находились под страхом стать жертвами этого преступления.

Сколько граждан пострадало от этого преступления в различных городах, до настоящего времени неизвестно, однако известно, что часть заложников была освобождена, часть людей погибли во время боевых действий или освободительных операций, многие были казнены самими преступниками.

Учитывая характер и степень общественной опасности законодатель относит указанное преступление к числу тяжких, а при наличии квалифицирующих обстоятельств  - к особо тяжким преступлениям. Это связанно с тем, что захват заложников -  сложное многообъектное преступление, которым причиняется урон различным группам общественных отношений.

Основываясь на проведенном дипломном исследовании, представляется возможным следующее:

  1.  Предупреждение актов захватов заложника и уголовное преследование должно осуществляться по ряду направлений: пресечение провокационных попыток дестабилизации государства со стороны реакционных групп; выявление и предотвращение  спецслужбами России возможных попыток совершения захвата заложников в будущем; пресечение готовящегося акта захвата заложников  на стадии планирования и подготовки преступления.
  2.  По примеру многих зарубежных стран внедрить в Российское уголовное законодательство особый квалифицирующий признак – неоднократность совершения захвата заложников. Согласно судебной практике, многие захваты заложников был совершены террористами уже преследовавшимися ранее правоохранительными органами за совершение аналогичных преступлений.
  3.  Укрепить связи Российской Федерации с международными организациями по противодействию террористическим актам различной направленности.

Проблема уголовной ответственности за захват заложников рассматривается учеными и практиками на протяжении многих десятилетий. Однако, несмотря на то, что в последние годы отмечается снижение количества таких преступлений, угроза их совершения существует в настоящее время. Поэтому представляется необходимым совершенствовать законодательство в области борьбы не только с захватом заложников, но и в области противодействия совершению террористических актов. В свою очередь государственная власть должна способствовать стабилизации экономической и политической обстановки в стране, с целью недопущения развития преступности как в центральной части государства, так и в регионах.

 

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Нормативные правовые акты

  1.  Конституция Российской Федерации. – М.: Юрид. лит., 2011. – 64 с.
  2.  Уголовный кодекс Российской Федерации [ принят Гос. Думой 26 мая 1996г.] / офиц. текст. по сост. на 20 сентября 2011г. – М.: Эскмо, 2011. – 175 с.
  3.  Уголовно-процессуальный кодекс: [ Принят Гос. Думой 22 ноября  2001 г.]: офиц. текст: по состоянию 1 апреля 2011 г. – М.:  Эксмо, 2011. – 496 с.

Научная и методическая

  1.  Бауськов, Д.  Отграничение насильственного похищения человека от захвата заложника / Д. Бауськов //  Уголовное право. -  2003. –  № 2. – 140 с.
  2.  Бриллиантов, А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. – М.: Проспект, 2010. – 1392 с.
  3.  Гущин, М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. – СПб., 2005. – 179 с.
  4.  Годер, Г.И., Свенцицкая, И.С., Вигасин, А.А. История Древнего мира: Учебник / Г.И. Годер, И.С. Свенцицкая, А.А. Вигасин; под ред. Е.А. Крючковой. - Изд. 2–е, перераб. и доп. - М.: Просвещение, 2011. – 398 с.
  5.  Жалинский, А.Э. Современное немецкое уголовное право / А.Э. Жалинский. – М.: Проспект, 2004. – 560 с.
  6.  Миддендорф, В. Виктимология взятия заложников / В. Миддендорф // Криминалистика. - 2004. -  №4. – 106 с.
  7.  Овчинникова, Г.В., Павлик, М.Ю., Коршунова, О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминологические и криминалистические проблемы: монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. – 259 с.
  8.  Резепкин, О.Ю., Журавлев, И.А. Захват заложника: уголовно – правовая регламентация проблемы.  Монография / Под.  ред. И.А. Журавлева. – М.: Закон и право. ЮНИТИ, 2003. – 160 с.
  9.  Уголовное право России.  Общая и Особенная части: учеб.  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2007. – 704 с.
  10.  Уголовное право России. Особенная часть: учебник / Под ред. В.П. Ревина. -  2-е изд., испр. и доп.  – М.:«Юстицинформ», 2010. – 392 с.
  11.  Уголовное право. Особенная часть: учебник / Под ред. И.В. Шишко. – М.: Проспект, 2012. – 752 с.
  12.  Уголовное право: истоки, реалии, переход к устойчивому развитию / под ред. В.С. Комисарова. – М.: Проспект, 2011. – 888 с.
  13.  Уголовное право. Особенная часть: учебник для бакалавров / Под ред. И.А. Подройкина, Е.В. Серегина, С.И. Улезько. – М.: Юрайт – Издат, 2012. – 912 с.
  14.  Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. -  4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2008.  – 1008 с.
  15.  Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник  /  Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай,  А.И. Рарога,  А.И. Чучаева. — М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2009. – 800 с.
  16.  Уголовное право. Особенная часть: учебник / Под. ред. К.В. Питулько, В.В. Коряковцева. – 2-е изд. – СПб.: Питер, 2010. – 256 с.
  17.  Уголовный кодекс Швейцарии. / Пер. с нем. и  предисл. А. В. Серебренниковой; науч. ред. Н.Ф. Кузнецова. – СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. – 138 с.
  18.  

Электронные ресурсы

  1.  Алауханов, Е. Личность террориста [Электронный ресурс] / Е. Алауханов. URL: http://www.allpravo.ru (дата обращения 25.04.2012).
  2.  Алехин, В.П. К вопросу об исполнителе в террористической деятельности [Электронный ресурс] / В.П. Алехин. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  3.  Большая советская энциклопедия 1990г. [Электронный ресурс] / Российская национальная библиотека. URL: http://soviet-encyclopedia.ru  (дата обращения 25.04.2012).
  4.  Брокгауз, Ф.А., Ефрон, И.А. Энциклопедический словарь [Электронный ресурс] / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. URL: http://www.booksite.ru (дата обращения 25.04.2012).
  5.  Бриллиантов, А.В. Вопросы соучастия при квалификации содействия террористической деятельности [Электронный ресурс] / А.В. Бриллиантов. URL: http://www.consultant.ru  (дата обращения 25.04.2012).
  6.  Бунт в тюрьме Капотня [Электронный ресурс]. URL:  http://www.klerk.ru (дата обращения 25.04.2012).
  7.  В Псковском суде началось слушание по уголовному делу о захвате заложников в исправительной колонии [Электронный ресурс]. URL:   http://pln-pskov.ru (дата обращения 25.04.2012).
  8.  Вершинин, М.В.  Психологические особенности личности террориста и культиста в рамках феномена террористических (радикальных) групп [Электронный ресурс] / Вершинин М.В. URL: http://evolkov.net (дата обращения 25.04.2012).
  9.  Воскресенский, К.А. Некоторые аспекты по развитию нормы об ответственности за захват заложника в российском уголовном законодательстве [Электронный ресурс] / К.А. Воскресенский. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  10.  Записки Юлия Цезаря и его продолжателей [Электронный ресурс] / перев. и комм. М.М. Покровского. URL:  http://fictionbook.in (дата обращения 25.04.2012).
  11.  Записки А.П. Ермолова 1798-1826 гг. [Электронный ресурс] / Сост. и авт. вступ. статьи и комментария В.А. Федорова. URL: http://ebooks-vsem.com  (дата обращения 25.04.2012).
  12.  Захваты заложников в России: самые многочисленные / [Электронный ресурс]. URL: http://www.temadnya.ru (дата обращения 25.04.2012).
  13.  Кадников, Н.Г., Ветров, Н.И. Уголовное право. Общая и особенная части: учебник [Электронный ресурс] / Под ред. Н.Г. Кадникова. URL: http://www.twirpx.com  (дата обращения 25.04.2012).
  14.  Карамзин, Н.М.  История государства российского [Электронный ресурс] / Н.М. Карамзин. URL: http://www.kulichki.com  (дата обращения 25.04.2012).
  15.  Карпенко, О.М., Бершадская, М.Д., Вознесенская, Ю.А. Показатели уровня образования в странах мира [Электронный ресурс] / О.М. Карпенко, М.Д. Бершадская, Ю.А. Вознесенская. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  16.  Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) [Электронный ресурс] / под ред. Г.А. Есакова. URL: http: //www.garant.ru  (дата обращения 25.04.2012).
  17.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс]  / А.И. Чучаева. -  Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  18.  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации  [Электронный ресурс] /  Под ред. А.И. Рарога. -  Изд. 7-е, перераб. и доп.  URL: http://www.garant.ru (дата  обращения 25.04.2012).
  19.  Комментарий к Уголовному кодексу РФ / [Электронный ресурс]
    / под ред. И.Ю. Скуратова, В.М. Лебедева.
    URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  20.  Международная конвенция о борьбе с захватом заложников [принята Генеральной ассамблеей ООН от 17 декабря 1979г.] [Электронный ресурс] /  URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  21.  Михаль, О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  22.  Невменяемость в Уголовном праве [Электронный ресурс] / URL: http://wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).
  23.  Ольшанский, Д.В. Психология терроризма [Электронный ресурс] / Д.В. Ольшанский. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  24.  Остапенко, П.И. Некоторые особенности личности террориста [Электронный ресурс] /  П.И. Остапенко. URL: http://elibrary.ru (дата обращения 25.04.2012).
  25.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 января 1999г. № 1, с изм. от 03.04.08г. №4 [Электронный ресурс]. URL: http://rosadv.ru (дата обращения 25.04.2012).
  26.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних» от 14 февраля 2000г. № 7, с изм. и доп. от 6 февраля 2007г. №7 [Электронный ресурс]. URL: http://supcourt.ru (дата обращения 25.04.2012).
  27.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» от 12 марта 2002 г. №5 [Электронный ресурс]. URL: http://eko-czao. narod. ru (дата обращения 25.04.2012).
  28.  Тихий, В.П. Проблемы уголовно-правовой охраны общественной безопасности: понятие и система преступлений, совершенствование законодательства: Авто-реф. дисс. … д-ра юрид. наук  [Электронный ресурс] / В.П. Тихий. URL:  http://www.lawlibrary.ru (дата обращения 25.04.2012).
  29.  Террористический акт на Дубровке и в Беслане [Электронный ресурс].  URL:  http://wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012)
  30.  Терроризм в России [Электронный ресурс]. URL: http://lifeinschool.narod.ru (дата обращения 25.01.2012).
  31.  Террористический акт на Дубровке: организация и подготовка [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).
  32.  Террористический акт в Беслане / [Электронный ресурс]. URL: http://wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).
  33.  Уголовный кодекс Дании 1930 г., с изм. от 17 марта 1999 года [Электронный ресурс]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).
  34.  Уголовный кодекс Швеции 1965 года (с по сост. на 11.01.2007г.) [Электронный ресурс]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).
  35.  Уголовный кодекс Украины [принят Верховной Радой Украины 1 марта 2001г. с изм. от 15.11.2011] [Электронный ресурс]. URL: http://zakon.rada.gov.ua (дата обращения 25.04.2012).
  36.  Уголовный кодекс Республики Беларусь [принят Палатой представителей 9 июля 1999г. № 275 - З] по сост. на ноябрь 2011г. [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.levonevsky.org (дата обращения 25.04.2012).
  37.  Уголовный кодекс Франции от 01.01.1992 [Электронный ресурс] / Юридическая Россия. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).
  38.  Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об утверждении уголовного кодекса РСФСР» от 27 октября 1960 г. [Электронный ресурс].  URL: http://www.businessuchet.ru (дата обращения 25.04.2012).
  39.  Ушакова, Е.В. Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования  [Электронный ресурс] / Е.В. Ушакова. URL: http://www.garant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  40.  Федеральный закон «Об оружии» [принят Гос. Думой 13.12.1996г. № 150-ФЗ] / офиц. текст на 06.12.2011г. № 409  - ФЗ. [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 25.04.2012).
  41.  Федеральный закон «О безопасности» [принят Гос. Думой 28 декабря 2010г. №390 - ФЗ] [Электронный ресурс]. URL: http://www.rg.ru (дата обращения 25.04.2012).
  42.  Формирование отряда боевиков при терактах в Беслане и на Дубровке / [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).
  43.  Хронология захвата заложников на Северном Кавказе [Электронный ресурс]. URL: http://www.businesspress.ru (дата обращения 25.04.2012).
  44.  Хроника захвата заложника в автобусах Минеральных Водах [Электронный ресурс]. URL: http://archive.svoboda.org (дата обращения 25.04.2012).
  45.  Юридическое лицо, понятие, признаки и виды [Электронный ресурс]. URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

   

1 Статистика преступлений по данным Главного информационно – аналитического центра МВД [Электронный ресурс] / URL: http://www.mvd.ru (дата обращения 25.04.2012).

2 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 11.

3 Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заложника: уголовно – правовая регламентация проблемы.  Монография / Под.  ред. И.А. Журавлева. - М.: Закон и право. ЮНИТИ, 2003.  - С. 58.

4 Годер Г.И., Свенцицкая И.С., Вигасин А.А. История Древнего мира: Учебник / Г.И. Годер, И.С. Свенцицкая, А.А. Вигасин / Под ред. Е.А. Крючковой.  Изд. 2–е, перераб. и доп., -  М.: Просвещение, 2011. - С. 147.

5 Записки Юлия Цезаря и его продолжателей [Электронный ресурс] / перев. и комм. М.М. Покровского. URL:  http: // fictionbook.in (дата обращения 25. 04. 2012).

6 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 17.

7 Карамзин Н.М.  История государства российского [Электронный ресурс] / Н.М. Карамзин. URL: http: // www.kulichki.com  (дата обращения 25.04.2012).

8 См.: Записки А.П. Ермолова 1798-1826 гг. [Электронный ресурс] / Сост. и авт. вступ. статьи и комментария В.А. Федорова. URL: http: // ebooks-vsem.com  (дата обращения 25.04.2012).

9 Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 18.

10 Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь [Электронный ресурс] / Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон. URL: http://www.booksite.ru (дата обращения 25.04.2012).

11 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Под ред. Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 15 - 16.

12 Большая советская энциклопедия 1990г. [Электронный ресурс] / Российская национальная библиотека. URL: http: // soviet-encyclopedia.ru  (дата обращения 20.04.2012).

13  Указ Президиума Верховного Совета РСФСР «Об утверждении уголовного кодекса РСФСР» от 27 октября 1960 г. [Электронный ресурс] / URL: http: // www.businessuchet.ru (дата обращения 25.04. 2012).

14 См.: Воскресенский К.А. Некоторые аспекты по развитию нормы об ответственности за захват заложника в российском уголовном законодательстве [Электронный ресурс] / К.А. Воскресенский. URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

15 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 22.

16 Воскресенский К.А. Указ. соч.

17 Международная конвенция о борьбе с захватом заложников [принята Генеральной ассамблеей ООН от 17 декабря 1979г.] [Электронный ресурс] / URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

18 Воскресенский К.А. Некоторые аспекты по развитию нормы об ответственности за захват заложника в российском уголовном законодательстве [Электронный ресурс] / К.А. Воскресенский. URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

19 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 805.

20 Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) [Электронный ресурс] / под ред. Г.А. Есакова. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

21 См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Под ред. Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 40.

22 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 804.

23  См.: Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 76.

24 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч. С. 43.

25 О безопасности: федер. закон [принят Гос. Думой 28 декабря 2010 г. № 390-ФЗ] [Электронный ресурс] / URL:  http://www.rg.ru (дата обращения 25.04.2012).

26 Тихий В.П. Проблемы уголовно-правовой охраны общественной безопасности : понятие и система преступлений, совершенствование законодательства: Авто-реф. дисс. … д-ра юрид. наук  [Электронный ресурс] / В.П. Тихий. URL:  http://www.lawlibrary.ru (дата обращения 25.04.2012).

27Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс]  / А.И. Чучаева., Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

28 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 377.

29 Уголовное право России.  Общая и Особенная части: учеб.  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога, 6-е изд., перераб. и доп., - М.: Проспект, 2007. - С. 304.

30 См.: Террористический акт на Дубровке и в Беслане [Электронный ресурс] / URL:  http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

31 Уголовное право России. Особенная часть: учебник / Под ред. В.П. Ревина., 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юстицинформ, 2010. - С. 295.

32  Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч. С. 38-39.

33  Международная конвенция о борьбе с захватом заложников [принята Генеральной ассамблеей ООН от 17 декабря 1979г.] [Электронный ресурс] / URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

34 Цит.: В Псковском суде началось слушание по уголовному делу о захвате заложников в исправительной колонии [Электронный ресурс] / URL:  http://pln-pskov.ru (дата обращения 25.04.2012).

35 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации  [Электронный ресурс] /  под ред. А.И. Рарога.  Изд. 7-е, перераб. и доп.  URL: http://www.garant.ru/ (дата  обращения 25.04.2012).

36 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова.  - М.: Проспект, 2010. - С. 805.

37  Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов.,  4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2008. - С. 480.

38 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] / под ред. А.И. Рарога. 7-е изд., перераб. и доп. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

39 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 805.

40Хронология захвата заложников на Северном Кавказе [Электронный ресурс] / URL: http://www.businesspress.ru (дата обращения 25.04.2012).

41 Захват заложников в следственном изоляторе Иркутской области [Электронный ресурс] / URL: http://baikal-info.ru (дата обращения 25.04.2012).

42 См.: Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 87.

43 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 805.

44 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] / под ред. А.И. Рарога.,  7-е изд., перераб. и доп. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

45 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 89.

46 Терроризм в России [Электронный ресурс] / URL: http://lifeinschool.narod.ru (дата обращения 25.04.2012).

47  Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации  [Электронный ресурс] /  под ред. А.И. Рарога. 7-е изд., перераб. и доп. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

48Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. -  М.: Проспект, 2010. - С. 453.

49 Бриллиантов А.В. Указ. соч.  С. 805.

50Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / А.И. Чучаева. Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

51 См.: Террористический акт на Дубровке [Электронный ресурс] / URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

52 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 52.

53  Там же. С. 52.

54 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] /  под ред. А.И. Рарога. 7-е изд., перераб. и доп. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

55 Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов.  4-е изд., изм. и доп. - М. : Норма, 2008. - С. 481.

56 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 806.

57 Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 98.

58 Террористический акт на Дубровке: организация и подготовка [Электронный ресурс] / URL: http://ru.wikipedia.org/ (дата обращения 25.04.2012).

59 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] / под ред. А.И. Чучаева. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

60  Уголовное право России. Общая и Особенная части:  учебник  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2007. - С. 106.

61 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 58.

62  Там  же С. 107.

63 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 806.

64 См.: Юридическое лицо, понятие, признаки и виды [Электронный ресурс] / URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

65 См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 53.

66 Там же. С. 53.

67 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 806.

68  Там же. С. 806.

69 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 105.

70 Алауханов Е. Личность террориста [Электронный ресурс] / Е. Алауханов. URL: http://www.allpravo.ru (дата обращения 25.04.2012).

71 Карпенко О.М., Бершадская М.Д., Вознесенская Ю.А. Показатели уровня образования в странах мира [Электронный ресурс] / О.М. Карпенко, М.Д. Бершадская, Ю.А. Вознесенская. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

72 См.: Остапенко П.И. Некоторые особенности личности террориста [Электронный ресурс] /  П.И. Остапенко. URL: http://elibrary.ru (дата обращения 25.04.2012).

73 См.: Ольшанский Д.В. Психология терроризма [Электронный ресурс] / Д.В. Ольшанский. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

74 См.: Вершинин М.В.  Психологические особенности личности террориста и культиста в рамках феномена террористических (радикальных) групп [Электронный ресурс] / Вершинин М.В. URL: http: //evolkov.net (дата обращения 25.04.2012).

75  Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч.  С. 60.

76 Бриллиантов А.В. Вопросы соучастия при квалификации содействия террористической деятельности [Электронный ресурс] / А.В. Бриллиантов. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

77 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 112.

78 Хроника захвата заложника в автобусах Минеральных Водах [Электронный ресурс] / URL: http://archive.svoboda.org (дата обращения 25.04.2012).

79 Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник   / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2007. - С. 150.

80 Бунт в тюрьме Капотня [Электронный ресурс] / URL:  http://www.klerk.ru (дата обращения 25.04.2012).

81 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник. /  Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. - М.: ИНФРА-М: КОНТРАКТ, 2009. - С.  170.

82 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч. С. 76.

83 Кавказский Узел. Беслан: захват заложников [Электронный ресурс] / URL: http://www.kavkaz-uzel.ru (дата обращения 25.04.2012).

84 Норд-Ост: как было на самом деле [Электронный ресурс] / URL: http://www.antiterror.kz (дата обращения 25.04.2012).

85 Алехин В.П. К вопросу об исполнителе в террористической деятельности [Электронный ресурс]  / В.П. Алехин. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

86 Захваты заложников в России: самые многочисленные / [Электронный ресурс]. URL: http://www.temadnya.ru (дата обращения 25.04.2012).

87 Бриллиантов А.В. Указ. соч. С. 105.

88 Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. – 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Проспект, 2007. – С. 151.

89 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс]  / А.И. Чучаева.  - Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

90 Бриллиантов А.В. Указ. соч. С. 105.

91 Формирование отряда боевиков при терактах в Беслане и на Дубровке / [Электронный ресурс].  URL: http://ru.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

92 См.: Черный список Березовского [Электронный ресурс / ] URL: http://www.politforums.ru (дата обращения 25.04.2012).

93 Арман Менкеев: досье [Электронный ресурс] / URL: http://old.inforotor.ru (дата обращения 25.04.2012).

94 Бриллиантов А.В. Вопросы соучастия при квалификации содействия террористической деятельности  [Электронный ресурс] / А.В. Бриллиантов. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

95 См.: Психологические проблемы борьбы с террористами – смертниками [Электронный ресурс] / URL: http://pkc.ru (дата обращения 25.04.2012).

96 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 807.

97 Уголовное право России. Особенная часть: учебник / Под ред. В.П. Ревина. 2-е изд., испр и доп. - М.: Юстицинформ, 2010. - С. 298.

98 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч.  С. 69.

99 Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) [Электронный ресурс] / под ред. Г.А. Есакова. URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

100 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 71.

101 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч. С. 71.

102 Уголовное право России. Части Общая и Особенная: учеб  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2007. - С. 487.

103 См.: Захват автобуса террористами в Минеральных Водах в 1994 году. Справка [Электронный ресурс] / URL: http://ria.ru (дата обращения 25.04.2012).

104 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / А.И. Чучаева. Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

105 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) [Электронный ресурс] / А.И. Чучаева. Изд. 2-е, перераб. и доп. URL: http: //www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

106 Уголовное право. Особенная часть: учебник / Под. ред. К.В. Питулько, В.В. Коряковцева. 2-е изд. - СПб.: Питер, 2010. - С. 189.

107 См.: Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова.  - М.: Проспект, 2010. - С. 413.

108 См.: Уголовное право России. Общая и Особенная части: учебник  / М.П. Журавлев; под ред. А.И. Рарога. 6-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2007. – С. 311.

109 См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации [Электронный ресурс] / под ред. А.И. Чучаева. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

110 См.: В Псковской области в колонии строгого режима произошла драма с захватом заложников / [Электронный ресурс]. Новостная лента. URL: http://www.ntv.ru (дата обращения 20.04.2012).

111 См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: Монография/ Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 67.

112 Уголовное право. Особенная часть: учебник / отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов. 4-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2008.  - С. 481.

113 Об оружии: федер. закон: [принят Гос. Думой 13.12.1996 г. № 150-ФЗ] / офиц. текст на 25.04.2012 г. № 409-ФЗ.  [Электронный ресурс]. URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 25.04.2012).

114 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С.807.

115 См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: Монография/ Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 68.

116 Террористический акт в Беслане / [Электронный ресурс]. URL: http://.wikipedia.org (дата обращения 25.04.2012).

117 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С.808.

118 Постановление Пленума Верховного Суда РФ  «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 января 1999 г. № 1 с изм. от 03.04.08 г. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://rosadv.ru (дата обращения 25.04.2012).

119 Комментарий к Уголовному кодексу РФ / [Электронный ресурс] / под ред. И.Ю. Скуратова, В.М. Лебедева. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

120 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: Монография / Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 73.

121 Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 27 января 1999 г. № 1 с изм. от 03.04.08 г. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://rosadv.ru (дата обращения 25.04.2012).

122 Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Указ. соч. С. 75.

123 См.: Ушакова Е.В. Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования  [Электронный ресурс] / Е.В. Ушакова. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

124 См.: Там же.

125 См.: Гущин, М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 131.

126 См.: Овчинникова Г.В., Павлик М.Ю., Коршунова О.Н. Захват заложника: уголовно-правовые, криминаологические и криминалистические проблемы: Монография/ Г.В. Овчинникова, М.Ю. Павлик, О.Н. Коршунова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2011. - С. 88.

127 Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

128 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 454.

129 Бриллиантов А.В. Указ. соч. С. 453.

130 Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

131 См.: Бауськов Д.  Отграничение насильственного похищения человека от захвата заложника / Д. Бауськов //  Уголовное право. - 2003. - № 2. - С. 13.

132 Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 133.

133 Там же. С. 137.

134 См.: Миддендорф В. Виктимология взятия заложников / В. Миддендорф // Криминалистика. 2004. - № 4. - С. 68.

135 Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

136Комментарий к Уголовному кодексу РФ / [Электронный ресурс]
/ под ред. И.Ю. Скуратова, В.М. Лебедева. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

137 Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 138.

138 Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

139 См.: Ушакова Е.В.  Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования / [Электронный ресурс] / Е.В. Ушакова. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

140 Бриллиантов А.В. Комментарий к Уголовному кодексу РФ (постатейный) / А.В. Бриллиантов, Г.Д. Долженкова, Я.Е. Иванова; под ред. А.В. Бриллиантова. - М.: Проспект, 2010. - С. 806.

141 Там. же. С. 49.

142 Бауськов Д. Отграничение насильственного похищения человека от захвата заложника / Д. Бауськов  // Уголовное право. 2003. - № 2. - С. 14.

143 См.: Ушакова Е.В.  Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования / [Электронный ресурс] / Е.В. Ушакова. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

144  Ушакова Е.В. Указ. соч.

145 См.: Ушакова Е.В.  Отграничение похищения человека от захвата заложника – вопросы согласования и рассогласования / [Электронный ресурс] / Е.В. Ушакова. URL: http://www.garant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

146 Михаль О. Вопросы квалификации незаконного лишения свободы, похищения человека и захвата заложников [Электронный ресурс] / О. Михаль. URL: http://www.consultant.ru/ (дата обращения 25.04.2012).

147 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 58.

148 Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заложника: уголовно – правовая регламентация проблемы.  Монография / под.  ред. И.А. Журавлева. - М.: Закон и право. ЮНИТИ, 2003. - С. 25.

149 Жалинский А.Э. Современное немецкое уголовное право / А.Э. Жалинский. - М.: Проспект, 2004. - С. 396 – 397.

150 Уголовный кодекс Франции от 01.01.1992 [Электронный ресурс] / Юридическая Россия. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).

151 Уголовный кодекс Испании 1995 года [Электронный ресурс]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).

152 Уголовный кодекс Швейцарии. / Пер. с нем. и  предисл. А. В. Серебренниковой ; науч. ред. Н.Ф. Кузнецова. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. - С. 98.

153 Уголовный кодекс Дании 1930 г., с изм. от 17 марта 1999 года [Электронный ресурс]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).

154 Уголовный кодекс Швеции 1965 года (с по сост. на 11.01.2007г.) [Электронный ресурс]. URL: http://law.edu.ru (дата обращения 25.04.2012).

155 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 62.

156 Гущин М.Ю. Указ. соч. С.62.

157 Там же. С. 63.

158 Уголовный кодекс Украины [принят Верховной Радой Украины 1 марта 2001г. с изм. от 15.11.2011] [Электронный ресурс]. URL: http://zakon.rada.gov.ua (дата обращения 25.04.2012).

159 Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заложника: уголовно – правовая регламентация проблемы.  Монография. / под.  ред. И.А. Журавлева. - М.: Закон и право. ЮНИТИ, 2003. -С. 29.

160 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 67.

161 Уголовный кодекс Республики Беларусь [принят Палатой представителей 9 июля 1999г. № 275-ФЗ] по сост. на ноябрь 2011г. [Электронный ресурс]. URL: http://pravo.levonevsky.org (дата обращения 25.04.2012).

162 Гущин М.Ю. Указ. соч. С. 69.

163 Резепкин О.Ю., Журавлев И.А. Захват заложника: уголовно – правовая регламентация проблемы.  Монография / Под.  ред. И.А. Журавлева. - М.: Закон и право. ЮНИТИ, 2003.  - С. 31.

164 Резепкин О.Ю. Указ. соч. С. 35.

165 Гущин М.Ю. Захват заложника: криминологическая характеристика и уголовно-правовые меры противодействия: дис. канд. юрид. наук: 12.00.08 / Гущин М. Ю. - СПб., 2005. - С. 73.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

27821. Организационно-правовые основы управления недвижимостью в регионе 18.2 KB
  Недвижимое имущество земельные участки участки недр обособленные водные объекты и все что прочно связано с землей здания сооружения леса и многолетние насаждения то есть объекты перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно в том числе здания сооружения объекты незавершенного строительства. К недвижимым вещам относятся также воздушные и морские суда суда внутреннего плавания космические объекты. Классификация недвижимости жилой фонд то есть помещения предназначенные для постоянного проживания нежилой...
27822. Этапы региональной политики в России 21.27 KB
  Эта модель рассматривала местные органы Советской власти не только как политические органы но и как полноправные субъекты хозяйствования на территории. Комплексность развития территории. В результате всестороннее развитие территории усиление хозяйственной автаркии а следовательно формирование хоз. проблемы развития общества все территории были отданы отраслевым министерствам и ведомствам им противостояли совнархозы.
27823. Стратегический план региона и методы его разработки 121.93 KB
  Стратегический план – документ содержащий концептуальные положения о развитии конкурентоспособности региона и сочетающий долгосрочное стратегические видение с конкретными мероприятиями и предложениями по реализации стратегии на практике. Стратегический план затрагивает наиболее важные проблемные зоны региона фокусируясь на выделении приоритетных направлений его развития с учетом сильных и слабых сторон внешних и внутренних угроз. Стратегический план – ключевой инструмент стратегического регионального планирования как непрерывного процесса...
27824. Современное административно-территориальное деление РФ 15.02 KB
  Особенность территориально-государственного устройства России состоит в том что автономные округа входят в более крупные территориальные единицы но в соответствии с Конституцией РФ и автономные округа и области являются равными субъектами Федерации. В составе Российской Федерации 83 равноправных субъекта в том числе 21 республика 9 краёв 46 областей 2 города федерального значения 1 автономная область 4 автономных округа. Россия также подразделяется на 8 федеральных округов. Все республики автономные округа и автономная область...
27825. Диагностика экономического потенциала и ресурсных ограничений региона 25.87 KB
  потенциал как мощность потенциал как возможность ресурс в широком смысле Интерпретировать понятие потенциал можно двумя способами: скрытая возможность способность необходимая для какихнибудь действий совокупность ресурсов потенциал – средства запасы источники имеющиеся в наличии которые могут быть могут быть мобилизованы приведены в действие для достижения определенных целей. ЭП – совокупность имеющихся в наличии ресурсов которые способны привести к экономическому росту. Фиксируется объем накопленных ресурсов он соотносится с...
27826. Финансово-экономические основы местного самоуправления 24.19 KB
  Имущество переданное органам местного самоуправления. Сам бюджет и отчет о его исполнении подлежит публичному опубликованию Отчет об исполнении местного бюджета предоставляется органам государственной власти РФ или СФ. Органы местного самоуправления призваны решать вопросы местного значения создавать условия для обеспечения повседневных потребностей.
27827. Сущность территориальных финансов и их структура 19.44 KB
  Возникновение и развитие территориальных финансов связано с двумя обстоятельствами: конкретные расходы целесообразно осуществлять на конкретном уровне управления; развитие территориальных финансов связано с федеральным принципом построения государства. Так на уровне территорий легче определить оптимальное соотношение между налогами на доходы и имущество; проще оптимизировать социальные расходы по конкретным получателям помощи. Расходы территориальных бюджетов делятся на: обязательные и дискреционные. Обязательные расходы территорий это те...
27828. Состав и назначение схемы территориального планирования субъекта РФ 14.68 KB
  На картах показываются административные границы земли лесного фонда земли ООПТ границы земель обороны и безопасности границы земель с х назначения территории объектов культурного наследия границы зон с особыми условиями использования территории границы территорий подверженных риску возникновения ЧС и т. Чертеж отражающий современное состояние использования территории – опорный каркас отражает состояние в котором территория находится сейчас На опорном плане должны быть: границы административные ранжированные по численности населения...
27829. Понятие инвестиционного климата и регулирование инвестиций в регионе РФ 24.84 KB
  Государственное регулирование инвестиционной деятельности Государство для выполнения своих функций регулирования экономики использует как экономические косвенные так и административные прямые методы воздействия на инвестиционную деятельность и экономику страны путем издания и корректировки соответствующих законодательных актов и постановлений а также путем проведения определенной экономической в том числе и инвестиционной политики. Сущность форм и методов государственного регулирования инвестиционной деятельности осуществляемой в...