72372

Общая социология

Книга

Социология, социальная работа и статистика

Наряду с хрестоматийным ставшим уже классическим материалом в учебнике представлена трактовка наиболее актуальных вопросов социологии дано их авторское видение в полемике с иными точками зрения. Однако логика структура и содержание учебника являются результатом авторского видения предмета социологии и ее специфики.

Русский

2014-11-21

5.8 MB

2 чел.

Зборовский Г.Е.

Общая социология

Допущено Министерством образования Российской Федерации в качестве

учебника для студентов

высших учебных заведений,

обучающихся по специальности

020300 «Социология»

МОСКВА

ГАРДАРИКИ

2004


УДК 316 (075.8)

ББК60.5

3-41

Рецензенты: действительный член Академии гуманитарных наук, доктор философских наук,

профессор Ю.Р. Вишневский;

действительный член Академии гуманитарных наук, докюр философских наук, профессор Г.П Орлов

 

 Зборовский Г.Е.

3-41       Общая социология: Учебник. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Гардарики, 2004. - 592 с.

ISBN 5-8297-0174-Х (в пер.)

Рассматриваются основные теоретические положения социологической науки н этапы ее развития. Раскрывается содержание учений об обществе, социальных институтах, личности, динамике социальных процессов. Анализируются специфика и структура социологического знания и социологического исследования.

Для студентов, обучающихся по специальности «Социология», и всех тех, кто интересуется проблемами современной социологии.

УДК 316 (075.8) ББК 60.5

ISBN 5-8297-0174-X

 © «Гардарики»,2004 © Г.Е. Зборовский, 2004


ПРЕДИСЛОВИЕ

Перед Вами, читатель, третье издание учебника по общей социологии. Первое было опубликовано в 1997 г., второе — в 1999 г. Оба издания разошлись очень быстро. Между тем многие заявки па учебник оказались не удовлетворены и продолжают поступать. В 2000 г. был принят новый Государственный образовательный стандарт, в связи с чем появилась необходимость дополнить и исправить предыдущие издания книги.

Однако причины публикации нового издания выходят за пределы названных. За последние годы в мире произошли громадные изменения, которые наложили отпечаток как на жизнь человечества в целом, так и на процессы, происходящие в российском обществе. Борьба с международным терроризмом, резко активизировавшаяся после событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке — разрушение зданий Всемирного торгового центра, — последовавший вслеД за ним разгром движения «Талибан» в Афганистане, война в Ираке, в которую оказались вовлечены прямо или косвенно десятки стран, усиливающиеся процессы глобализации, с одной стороны, антиглобалистской борьбы — с другой, быстрое распространение по планете эпидемии новой страшной болезни — атипичной пневмонии, угрожающей жизни и здоровью десятков тысяч жителей многих стран, — вот далеко не полный перечень чрезвычайных событий лишь последних полутора лет, которые требуют социологического осмысления.

Что касается России, то в ней также произошли серьезные события, связанные со сменой политического руководства, которому удалось в какой-то степени нормализовать обстановку в стране, добиться некоторых результатов в улучшении экономической ситуации, ослабить напряженность в обществе. Вместе с тем говорить о радикальных изменениях пока не приходится. Глубоких, качественных сдвигов в развитии производства не произошло. По-прежнему крайне низок жизненный уровень значительной части населения страны, как и раньше, не выплачивается вовремя заработная плата многим миллионам работников бюджетной сферы, продолжаются акции протеста (забастовки, голодовки, митинги, демонстрации). Не произошло коренного улучшения ситуации в Чеченской Республике, где продолжают гиб-


Предисловие

 нуть люди. Процессы, происходящие в стране, так же как и изменения в мире, должны стать предметом социологической интерпретации.

В учебнике осуществляется анализ как теоретических проблем социологии, так и практических вопросов жизни человеческого сообщества. При этом особый акцент сделан на процессах и проблемах, типичных для нашей страны. В книге дается систематическое изложение содержания социологической науки. Наряду с хрестоматийным, ставшим уже «классическим» материалом в учебнике представлена трактовка наиболее актуальных вопросов социологии, дано их авторское видение в полемике с иными точками зрения. Вместе с тем автором двигало желание не увлекаться дискуссиями, а анализировать проблемы в позитивном плане.

При написании учебника привлекался разнообразный материал из отечественных и зарубежных теоретических источников и учебной литературы. Однако логика, структура и содержание учебника являются результатом авторского видения предмета социологии и ее специфики. Концепция учебника, его архитектоника, предлагаемое методическое оснащение (контрольные вопросы и задания, названия конкретных небольших разделов, словарь основных понятий и терминов и др.) — все это рождалось в процессе многолетнего преподавания социологических дисциплин в ряде университетов Екатеринбурга.

В третье издание книги внесены необходимые изменения как содержательного, так и редакционного характера. Появилась совершенно новая глава о социальном управлении. Проанализирован ряд новых теорий, в том числе посвященных проблеме глобализации. Заметно усилена трактовка социальных институтов, особенно в социальной и духовной сферах (институты образования, религии). Обновлены фактические данные, посвященные российским реформам и их восприятию в общественном сознании. Использованы (и указаны) новые литературные источники.

Завершая предисловие, хотелось бы выразить надежду, что книга принесет пользу студентам, аспирантам, преподавателям, всем тем, кто интересуется проблемами современного общества и социологической науки.


РАЗДЕЛ I

ВВВДЕНИЕ В СОЦИОЛОГИЮ


Глава 1

Общество - социология - личность

§ 1 Первый в t/ляд па (оциологию § 2 Функции социологии § 3 Приглашение в < оциологию

§ 1. Первый взгляд на социологию

Вряд ли кто-то усомнится в том, что в современном мире жить не просто. Еще труднее его понять. Многие даже и не пытаются это делать, «плывя но воле волн». Иные борются с этими «волнами», стремятся либо их обуздать, либо нырнуть под них. Часто это делается без понимания того, как лучше и легче преодолеть препятствия и трудности продвижения вперед.

Иногда люди далее не пытаются осмыслить мир своего бытия потому, что застают его уже «готовым», находящимся в «полном порядке». Они рождаются, а затем живут в нем таком, каким он сохраняется долгие годы, и кажется, что изменить его невозможно Когда же наступают кризисные переломные периоды и в обществе становится трудно и плохо многим, люди, далеко не всегда зная, что делать, полагают, что лучше не читать газет, не знагь новостей, не смотреть телевизор, а попытаться уйти в свою личную жизнь.

Однако при ближайшем рассмотрении оказывается, что личная жизнь не менее сложна, чем жизнь общества, хотя бы потому, что ис-пьпывает на себе его воздействие. Когда не выдается зарплата, не выплачиваются отпускные, трудно сохранить ровное и спокойное состояние духа. И тогда приходится признать, что личная жизнь не такая уж «личная». Люди в своих тревогах и беспокойствах не одиноки, наоборот, они их объединяют, и каждый человек становится по необходимости частью сложного общественного организма, который он должен осмыслить, понять.

Социальный мир, в котором живут люди, не заморожен. Он представляет собой процесс постоянного производства, воспроизводства, изменения, в котором каждый из нас принимает участие. Мы не всегда это


10

 Раздел I Введение в социологию

 

 осознаем, тем не менее выбираем, как, в какой форме участвовать в процессе преобразования общества. Условия, в которых мы это делаем, тесно связаны с его характером. Чаще всего наше общество определяют как индустриальное. Пища, которую мы едим, вода, которую мы пьем, одежда, которую мы носим, книги, которые мы читаем, токсичные вещества, которые попадают в наш организм, — все это зависит от окружающей нас природной, производственной и социальной среды. Следовательно, каждая сторона нашей жизни связывает нас с широким и природным, и социальным миром, которые мы едва начинаем понимать.

Наше общество — это огромный океан, где есть своя надводная, наблюдаемая, и подводная, не видимая невооруженным глазом, жизнь. Вероятно, было бы уместно, продолжая сравнения такого рода, уподобить общество айсбергу, у которого 2/5 находится над водой, а 3/5 — под ней. Чтобы ориентироваться в такой сложной жизненной системе, знать, что в ней происходит, и использовать это знание в собственной деятельности, необходимо опираться на научные представления, теории, доказательства. Их созданием занимаются сегодня многие социально-гуманитарные науки. Одна из наиболее популярных среди них — социология.

Вспомним слова из хорошо известной в стране песни, исполнявшейся по меньшей мере полвека назад одним из самых любимых отечественных певцов Л.О. Утесовым: «Как много девушек хороших, как много ласковых имен! Но лишь одна из них тревожит, унося покой и сон, когда влюблен». Не трудно провести аналогию с науками, которых много, но лишь отдельные заставляют людей терять «покой и сон» и «влюбляться» в них, посвящая им свою деятельность. В перечне таких наук, без сомнения, стоит социология.

Взрыв интереса к ней в последние годы хорошо виден и по резко увеличившемуся количеству публикаций, и по большим конкурсам на социологические факультеты, и по возросшей частоте обращений к услугам социологов в самых разных сферах деятельности. А ведь еще каких-то 10—15 лет назад все было совсем не так. И дело не только в том, что не писались и не издавались учебники по социологии, не готовились дипломированные специалисты, востребованность которых в обществе была незначительной. Основное препятствие на пути развития социологии заключалось в невозможности проводить многие исследования и, что следует подчеркнуть в первую очередь, публиковать полученные результаты — при условии, конечно, их несоответствия идеологическим установкам КПСС. Отсутствие свободы творчества и цензура — главные враги социологии.

Сейчас трудно представить себе деятельность Любого средства массовой информации, будь то центральные или местные газеты, журналы,


Глава 1 Общество — социология — личность 11

теле- и радиостанции, не использующего активно материалы социологических исследований. Правда, они же иногда создают образ социолога, мало соответствующий реальному. На уровне массового сознания работу представителя этой профессии отождествляют с распространением, сбором, обработкой и анализом анкет, а самого социолога — с человеком, «гоняющимся» за респондентами (опрашиваемыми, отвечающими на вопросы анкеты, участвующими в интервью в качестве объекта исследования) с магнитофоном и анкетой в руках.

Социология и жизнь

Что же в действительности представляет собой социология и почему к ней стремительно растет интерес в российском обществе? Что дает обществу владение социологическим знанием? Во-первых^ цель социологии состоит в получении достоверной, истинной информации, позволяющей составить объективную картину как современного мира, так и того конкретного общества, в котором живут люди, потребляющие эту информацию.

Во-вторых, благодаря этому социология приобретает возможность и способность прояснять социальную ситуацию, делать ее более понятной и адекватной происходящим глубинным процессам, но только на основе точной информации — как статистического, так и социологического характера. Поясним это на примере тех процессов, которые происходят в России в конце XX — начале XXI в. Сейчас многие говорят и пишут о том, что в последнее время увеличивается часть населения, которая живет бедно, причем она растет, как доказывает ряд авторов, более быстрыми темпами, чем даже в недалеком прошлом (начало 1990-х гг.). При этом называются разные цифры — от */з Д° 2и даже 3/4 населения, находящегося за чертой бедности. Социология, в отличие от других наук, изучающих эту проблему (скажем, экономических), дает возможность опираться и на экономико-статистические показатели (даже если мы признаем их полными и научно обоснованными), связанные с доходами, ценами, потребительской корзиной и т.д., и на самооценки различных социальных групп своего материального статуса и благосостояния. Такая информация позволяет гораздо лучше понять не только сложившееся положение дел, но и изучать динамику процесса обеднения населения, а также его социальное самочувствие.

В-третьих, овладевая социологическим знанием, социологически «просвещаясь», люди узнают больше о жизни общества, о состоянии социальных процессов, о собственной работе, семье, образовании, условиях и различных формах деятельности; вместе с тем они могут влиять на них, проявляя инициативу и активность. Разве не об этом сви-


12

 Раздел] Введение в социологию

 детельствуст обширная практика включения людей в различные общественные движения, социальные организации и объединения, занимающиеся изменением существующей ситуации?

В-четвертых, социологические исследования имеют теоретическое и практическое значение для оценки результатов тех или иных политических решений и действий. Речь идет о помощи, которую социология может оказать практической политике, о необходимости для последней воспользоваться результатами информационного осмысления социальных проблем, предлагаемыми социологией. Если бы политики чаще и искуснее использовали материалы социологических исследований в своей деятельности, многих ошибок и необдуманных шагов удалось бы избежать. Сказанное не означает, конечно, что социология — п'анацея от всех бед, такого в принципе не бывает и не может быть, по использование ее в качестве средства осмысления реформ и путей их осуществления сулит многообещающие результаты.

Таким образом, у нас имеются достаточные основания для вывода о том, что социология — очень «жизненная» наука. Конечно, у нее есть свои сугубо теоретические проблемы научного развития, которые представляют интерес прежде всего для самих социологов. Но главный смысл этой науки заключается в постоянном обращении к социальной жизни и систематическом ее изучении на уровне общества в целом, его конкретных социальных процессов и структур, институтов и организаций, социальных общностей и групп, деятельности и поведения людей, социальных отношений и взаимодействий. Коль скоро социология предстает перед нами в таком качестве, возникает вопрос о ее функциях.

§ 2. Функции социологии

Чисто условно их можно разделить на три группы — познавательные, прогностические и управленческие. В основе такого деления, с одной стороны, объективная необходимость многообразного и дифференцированного включения социологии в систему общества и социальных наук, с другой — выделение различных форм социологической деятельности в соответствии с характером и содержанием труда социолога. Рассмотрим каждую из названных групп функций.

Познавательные функции

Как и любая интеллектуальная деятельность, социологическая начинается с познания. Познавательные функции социологии реализуются через описание, изучение, объяснение, анализ, диагностику социальной


Глава I Общество — социология — личность

 13

реальности, выступающей в виде одного или целой группы взаимосвязанных социальных фактов. Чем масштабнее по целям и задачам социологическое познание той или иной проблемы, тем вероятнее, что социология будет иметь дело с большим количеством сложных социальных фактов. В ходе осуществления познавательной функции задача социологии состоит в выявлении связей между ними, проявляющихся в форме определенных тенденций. Поэтому имеет смысл конкретизировать группу познавательных функций через описательную, объяснительную, диагностическую.

Первая из этих функций состоит в описании социальных фактов и процессов, что представляет собой начальный этап любого исследования. По существу, это обнаружение и фиксация того социального материала, который требует своего дальнейшего изучения и анализа. Вслед за описанием возникает необходимость объяснения установленных социальных фактов и выявления связей между ними. Диагностическая функция — естественное продолжение описания и объяснения, ее смысл заключается в определении конкретной социальной проблемы, требующей своего исследования, в характеристике ее актуальности и практической значимости, в выявлении ее признаков и особенностей, а также социального противоречия, нуждающегося в разрешении. Другими словами, социолог в ходе реализации данной функции ставит своеобразный «социальный диагноз», который по существу и является обоснованием необходимости дальнейшего исследования сформулированной проблемы.

Познавательные функции социологии сопряжены как с теоретическим, так и с эмпирическим анализом социальной реальности. Это важно подчеркнуть потому, что иногда происходит отождествление познавательных функций только с теоретическим рассмотрением проблемы. В ходе осуществления данных функций социология выходит на составление программы исследования, начиная от формулировки его целей и задач, объекта и предмета, противоречий и основных понятий, рабочих гипотез и предполагаемых результатов и заканчивая определением методов и средств изучения проблемы, характера обработки и анализа полученной информации.

Прогностические функции

Познавательные функции находят свое органичное продолжение в прогностических (вторая группа функций). Для социологии их реализация необычайно важна. Без этого наука теряет чувство нового, видение будущих результатов изменения социального процесса. Осуществлять познавательные функции, не ориентируясь на социологический прогноз, — значит, обеднять возможности науки.  Представим себе исследование


14

 Раздел I. Введение в социологию

какой-либо острой социальной проблемы, ограниченное лишь описанием и анализом существующей ситуации и не показывающее перспектив ее изменения. Естественно, такой анализ вряд ли может в полной мере удовлетворить заказчика исследования и тех, кто знакомится с его материалами.

Между тем далеко не во всех социологических работах реализации прогностических функций уделяется должное внимание. Причина такой своеобразной социологической «бескрылости» часто заключается не столько в «забывчивости» авторов тех или иных исследований, сколько в трудностях и ответственности социального прогноза. Ведь он включает в себя социальное планирование, проектирование и конструирование, сопряжен с моделированием будущего процесса. Некоторые авторы даже разделяют прогностическую функцию и функцию социального проектирования и конструирования, настолько они им представляются разными. Выскажем иную точку зрения: прогностическая функция конкретизируется через функции социального проектирования, конструирования и планирования. Но в любом случае все они должны иметь место.

При этом под функцией социального проектирования будем понимать разработку конкретной модели социального процесса или социальной системы (подсистемы) со своими параметрами и спецификой функционирования. По существу, это стремление дать четкий, имеющий строгие границы, количественно и качественно выдержанный социальный прогноз в виде социального проекта. В то же время в самом общем плане он есть не более чем описание качественных характеристик будущего процесса (системы, подсистемы).

Функция социального конструирования охватывает более широкие исследовательские действия, чем социальное проектирование. Она представляет собой общее мыслительное построение нового социального объекта безотносительно к конкретно заданным параметрам и нормативам. Речь идет лишь об образе будущего объекта, его модели*

Примером проектирования является создание различных моделей социальных объектов на компьютерной базе (в том числе моделей новых хозяйственных и социальных механизмов на основе перехода к рыночной экономике). Социальное же конструирование в этом случае означает создание общей модели перехода к рынку. Строго говоря, ни социальное проектирование, ни социальное конструирование не относятся к чисто социологическим функциям. Скорее всего, это функции более широкой деятельности, связанной с работой математиков, экономистов, специалистов по системному анализу и др., но включающей в себя также и труд социологов.

Зато сугубо социологической разновидностью прогностической функции является функция социального планирования, реализация ко-


Глава 1 Общество — социология — личность

 15

торой представляет собой разработку целевых комплексных программ развития отдельных сфер общественной жизни, отраслей, регионов, городов и т.д. Конечно, здесь гоже много работы для экономистов, плановиков, других специалистов, но есть где разгуляться и социологам. Вряд ли можно согласиться с теми, кто считает, что переход к рыночной экономике отменяет необходимость социального планирования, интегрированного в систему новых общественных отношений. В ограниченных пределах социальное планирование продолжает оставаться актуальным для нашего общества, о чем свидетельствует целый ряд социальных программ самого различного характера — от уровня предприятия и фирмы до регионального и федерального уровней.

Управленческие функции

Социология выступает как важный инструмент совершенствования управления, что дает основание говорить о реализации ею управленческих функций (третья группа функций). Суть их заключается в том, что социологические выводы, рекомендации, предложения, оценки состояния социального объекта, создаваемые социальные технологии служат основанием для выработки и принятия управленческих решений. Там, где это происходит — в масштабах общества, региона, города, предприятия, организации, учреждения, — решения становятся более аргументированными, взвешенными, их трудно оспорить.

Иногда такие решения весьма серьезны и имеют далеко идущие последствия. Так, в конце 1980-х гг. при рассмотрении вопроса о строительстве и последующем расширении Нижневартовской ГРЭС, за которым стояла проблема строительства и ежегодного (вплоть до 1995 г.) ввода в строй нового мощного блока станции, Минэнерго потребовало от энергетиков не только технико-экономического, но и социально-экономического обоснования проекта. Необходимо было ответить на вопрос, сумеют ли строители и энергетики обойтись трудовыми ресурсами своего региона или им придется привлекать работников из других регионов страны. В последнем случае Минэнерго отказывалось утверждать и финансировать строительство новых блоков, поскольку оно оказывалось крайне дорогим и нерациональным как в экономическом, так и в социальном плане. Руководство станции обратилось за помощью к социологам, которые в течение нескольких месяцев изучали социально-профессиональные ориентации выпускников школ и молодежи Нижневартовска и пос. Излучинска (на его территории расположена ГРЭС). Отчет социологов стал составной частью обоснования строительства и расширения станции. Он содержал систематизированную оценку мнений подавляющего большинст-


16

 Раздел 1 Введение в социологию

 ва выпускников, выразивших желание после окончания школы остаться в Нижневартовске. Выяснилось также, что часть из них хотела бы приобрести специальности электроэнергетического профиля и в дальнейшем работать на станции. Проведенное исследование принесло большую пользу и городу, поскольку предоставленные материалы были использованы властями при выработке стратегии его дальнейшего развития. Как видно, в приведенном случае социологическое исследование стало одним из оснований важных управленческих решений, имевших немалое государственное значение.

К разряду управленческих относится и организационно-технологическая функция социологии. Речь идет о выработке, конструировании ею (либо с ее помощью) социальных технологий. Под социальной технологией будем понимать и npoi рамму преобразовательной деятельности, и саму эту деятельность на основе принятой программы, призванную в корне изменить ситуацию. В отличие от рекомендаций и предложений, с которыми часто выступают социологи, у социальных технологий иные цели. Если первые, как правило, нацелены на улучшение тех или иных сторон социальной практики, решение конкретных задач в рамках совершенствования действующей системы, то последние должны способствовать глубоким качественным преобразованиям социальных процессов и включают в себя комплекс организационных мероприятий, на это направленных. Конечно, для достижения таких целей используются и конкретные рекомендации, и предложения социологов.

Примером эффективной социальной технологии может служить программа «Внимание», внедренная в 1970-х гг. в Уфимском производственном объединении им. СМ. Кирова группой социологов и психологов. Смысл ее состоял в том, чтобы уделять внимание каждому члену коллектива, не выпустить из поля зрения ни одного работающего (особенно по-вичков, или, используя социологическую терминологию, адантантов), сделать производственную среду комфортной с социальной и психологической точек зрения, удовлетворяющей и потребности человека, и нужды производства. Социальная технология «Внимание» охватила все категории работающих на предприятии, в корне изменила ситуацию, сократила, а потом и свела почти к нулю текучесть кадров, повысила заинтересованность в труде, сформировала чувство «заводского патриотизма». Разработка и внедрение этой социальной технологии были долгими и трудными, однако в конечном итоге завершились достижением поставленной цели.

К числу управленческих следует отнести также контрольно-аналитическую и консультационную функции. Первая состоит в осуществлении контроля за реализацией предложений и рекомендаций социологов,


Глава I Общество — социология — личность 17

за ходом внедрения тех или иных социальных технологий и в анализе новых социальных процессов, являющихся следствием имевших место трансформаций. Контрольно-аналитическая функция в системе деятельности социолога, если последнюю рассматривать последовательно, как определенный цикл (постановка целей и задач исследования, проведение его самого, обработка и анализ данных, подведение итогов, контроль за реализацией сформулированных идей и предложений), выполняет важную роль. Благодаря этой функции социологи могут судить об эффективности собственной деятельности и ставить новые задачи, связанные с ее оптимизацией.

Говоря о консультационной функции как разновидности управленческих функций, отметим, что она состоит в оказании всевозможной — теоретической, практической, «просвещенческой» помощи большому числу лиц, заинтересованных в ее получении от социолога, проводящего эмпирические исследования. Социолог консультирует самые различные категории людей, распространяет социологические знания, знакомит с результатами собственных исследований и материалами других работ. В ряде случаев консультационная деятельность оказывается тесно связанной с обучающей. По существу, такой деятельностью социолог прививает вкус к социологическим исследованиям и пониманию их необходимости. Так что консультационную функцию социологии нельзя недооценивать.

§ 3. Приглашение в социологию

Заголовок этого параграфа воспроизводит название одного из самых популярных в мире учебных пособий по социологии — книги известного современного американского ученого П. Бергера1. Рассматривая функции социологии, мы обращали внимание на ее социальную полезность, общественную направленность, на тот результат, который может быть достигнут с ее помощью в стране, регионе, городе, организации, на предприятии. Но это далеко не все возможности и перспективы социологической науки. Она способна приносить пользу отдельному человеку, группам людей — разумеется, при условии, что они знакомятся с содержанием этой науки, изучают ее теоретические положения и практические результаты, методы и возможности.

Итак, каждый интересующийся приглашается в социологию. Приглашаются все — и те, кто хочет заняться ею всерьез и надолго, став

1 Впервые издана в 1963 i , переведена на русский язык в 1996 г: Бергер И Л Приглашение в социологию. М ,1996.


18

 Раздел I Введение в социологию

профессионалом в этой области деятельности; и те, кому нужно изучить курс социологии для того, чтобы сдать экзамен или зачет, без которого нельзя получить диплом; и те, кого эта наука волнует «бескорыстно» и кто хочет получить ответы хотя бы на часть вопросов, касающихся их жизни и жизни общества, или просто увидеть эти вопросы-проблемы и попытаться самостоятельно порассуждать и определиться в своем отношении к ним.

«Оптическая система»

Социология — это своеобразная оптическая система, которую человек может использовать в качестве собственных «очков» — как от социальной «близорукости», так и от социальной «дальнозоркости». В одних случаях индивиду требуется видение и знание перспективы: что может ожидать его, близких ему людей (или его недругов), если в обществе восторжествует та или иная линия развития? От этого часто зависит стратегия деятельности индивида. Не случайно многие сегодня стараются найти в социологической литературе описание возможных сценариев изменения российского общества, его отношений с ведущими странами в мировом социальном пространстве.

В других случаях человек заинтересован в том, чтобы поглубже разобраться в текущих проблемах, получить для себя ответ на конкретный вопрос, скажем, правильно ли он ведет себя в определенной социальной ситуации, соблюдает ли принятые «правила игры», не выглядит ли его поведение как форма социального эпатажа, не бросает ли он вызов обществу и т.д. Здесь нужны уже совсем другие социальные «очки». Но и их вполне можно найти в социологии, которая в данном случае выступает как хороший магазин оптики, где при желании можно либо купить уже готовые «очки» (заплатив за имеющиеся, но не опубликованные результаты исследования), либо заказать новые (если есть деньги на проведение специального исследования), либо даже получить их бесплатно (воспользовавшись опубликованной информацией).

Ясно, что социология может выступать в качестве определенного способа времяпрепровождения (выражаясь словами П. Бергера) — как для тех, кто создает социологическое знание (что вполне естественно), так и для тех, кто его потребляет и использует в своих целях и интересах. Конечно, это не всеобщий, а индивидуальный способ времяпрепровождения — в том смысле, что он интересен для одних и абсолютно непривлекателен для других. Одним нравится наблюдать за поведением людей, пытаться его анализировать и делать отсюда практические выводы, других больше привлекают автомобили и их техническое устройство.


Глава 1. Общество — социология — личность 19

Но есть люди, для которых социология — основной способ времяпрепровождения, их «одна, но пламенная страсть». Это — социологи ех рго-fesso (по профессии, по роду своих занятий). Их труд регулируется профессиональной этикой, которая отражает специфику социологической деятельности. Профессия социолога предполагает общение с людьми, правильное, точное, корректное выявление их мнений, работу над социологическими материалами и документами, исследовательскими проектами, методическими рекомендациями, социальными технологиями и т.д. В ходе этой работы часто возникают соображения профессионально-нравственного порядка, которые выражены в коллективно созданном социологами документе, получившем название «Этический (профессиональный) кодекс социолога»1.

Кодекс социолога

Кодекс — это свод этических норм, регулирующих деятельность социологов. Объективная необходимость его создания профессиональным сообществом социологов обусловлена ответственностью специалиста за результаты своих исследований, их возможное воздействие на социальные процессы, за формирование общественного мнения и т.п. В кодексе содержатся в первую очередь правила: быть научно честным и профессионально компетентным специалистом, обеспечивать максимальную достоверность и надежность социологической информации. Еще одно важное правило — строго придерживаться в отношениях с респондентами гарантий конфиденциальности и неразглашения выявляемых данных (принцип анонимности), не применять методы и процедуры, ущемляющие личное достоинство и интересы людей.

Кодекс провозглашает принцип объективности социолога, несовместимость его научных выводов с тенденциозностью, идеологической ангажированностью и стремлением влиять на научную истину. Вместе с тем значима четкая гражданская и нравственная позиция. К непреложным нормам деятельности должно быть отнесено уважение к Другим идеям и людям, их высказывающим, к труду своих коллег и предшественников, обязательное упоминание их имен в материалах исследования. Главное для социолога в конечном счете — неукоснительно следовать принципу: Истина превыше всего.

В условиях более широких, чем раньше, возможностей использования результатов исследований цена ошибки социолога возрастает. Поэтому одной из его профессиональных заповедей становится та же, что и в медицине, — «не навреди». Кодекс устанавливает ответствен-

См   Социологические исследования 1988 № 5; 1994 № 10.


20

 Раздел I Введение в социологию

ность социолога за выводы и рекомендации, которые должны базироваться исключительно на достоверных данных, не вызывающих сомнения у пользователей информации. Только в этом случае гарантируется доверие к социологии и социологам.

Обучение социологии

Каждый год весной и летом, беседуя с абитуриентами, поступающими учиться по специальности «социология», в ответ на вопрос, почему избрана именно эта профессия, приходится слышать: «Хочу лучше знать общество, в котором живу, чтобы влиять на процессы, происходящие в нем»; «Профессия социолога дает возможность работать с людьми, а мне это нравится». К сожалению, на следующий вопрос, что абитуриенты понимают под работой с людьми, следуют уже менее вразумительные ответы.

Всех молодых людей, избирающих социологическую профессию, условно молено разделить на две группы. Для одних социология — это особый вид общественной практики, нечто вроде социальной работы, направленной на улучшение положения людей, нуждающихся в особом внимании к себе. Для других — это знание, которое выступает как способ объяснения и понимания социальной ситуации, социальной среды, социального мира. Одни рассматривают социологию как средство добывания знания, другие — как его практическое использование.

Особенно часто занятие социологией связывают с двумя сферами деятельности — изучением общественного мнения и маркетингом. Все понятно: в этом находит свое отражение современная ситуация в России с ее движением в сторону политической демократии (где социология выступает одним из средств ее обеспечения с помощью опросов общественного мнения) и рыночной экономики (в которой маркетинг играет доминантную роль). Правда, при более внимательном подходе изучение общественного мнения и маркетинговые исследования но существу оказываются близкими. В конце концов, нет принципиальной разницы в технике выявления мнений людей по вопросам внешней и внутренней политики или потребления мыла и зубной пасты.

Можно утверждать, что в России возник и набирает силу опросный бизнес, методы которого сходны с методами социологического исследования. В эту сферу и стремится молодежь. Как и любой нормальный бизнес, опросный требует серьезной подготовки. Сегодня это можно сделать, получив профессию социолога. Как видно, социология «привязывается» все жестче и к политическим, и к экономическим отношениям в обществе.

Однако дело не только в профессиональном образовании будущих социологов. Изучение основ социологии, а в ряде случаев ее методов


Глава 1 Общество — социология — личность

 21

становится обязательным для многих специализаций в системе как высшего, так и среднего профессионального образования. Трудно представить качественно подготовленного современного менеджера, психолога, социального работника, экономиста, педагога, специалиста по работе в сферах рекламы, связей с общественностью, управления персоналом, социального сервиса и туризма, отклоняющегося поведения и т.д. без знания основ социологии.

Более того, многие школы, гимназии, лицеи готовы и хотели бы ввести у себя курс «Введение в социологию» на правах факультативного, тем более что уже изданы соответствующие учебные пособия. Однако главная трудность! ia лом пути — отсутствие необходимых педагогических кадров.

И здесь нельзя не сказать о той пользе, которую получают и могут получить люди от изучения социологии. Она (польза) — в возникновении социологического представления о том, как и зачем мы живем в том обществе, которое имеем; в появлении широкого взгляда на социальные процессы, в которые мы включены; в формировании аналитического и критического социального мышления; в избавлении от дуализма (двойственности, раздвоенности) «я — общество» и осознании себя как необходимой части социума.

Так мы снова вернулись к вопросу о пользе социологии, но только теперь уже не для общества, а лично для человека, ее изучающего и ею занимающегося. Социология всегда стоит между человеком и обществом. Иногда она их связывает, иногда — разъединяет. Большинство людей вообще не осознают этой цепочки: общество — социология — личность — или, по крайней мере, не задумываются над таким вопросом. В обыденной, повседневной жизни это просто не нужно. Ие нужно потому, что у социологии есть одна особенность (вероятно, не у нее единственной): она учит не столько брать, сколько отдавать. Отдавать знания, информацию, способы подхода к решению проблем.

Можно ли описать образ социолога в сознании людей, подобно тому как существует образ врача (человек в белом халате со стетоскопом), учителя (человек строгих нравов в строгой одежде со «строгим» классным журналом в руках), рабочего (человек в синем халате или телогрейке, работающий на станке)? Известно, что чисто внешними аксессуарами социолога являются анкета и диктофон. Но последний в такой же степени характеризует и журналиста. Остается лишь анкета. Во всем остальном социолог внешне «нераспознаваем». Его экипировка ничем не отличается от той, что характеризует представителей самых разных интеллектуальных профессий.

Может быть, это и хорошо, если учесть сравнение социолога с разведчиком, к которому прибегает П. Бергер. Правда, здесь аналогия ка-


22

 Раздел I. Введение в социологию

сается не внешних атрибутов, а содержания деятельности1. Так же как хороший разведчик докладывает информацию, а решения принимают другие, социолог должен с предельной достоверностью описывать некий театр социальных действий. Вопрос о том, какие производить изменения и в особенности что и как делать, касается социолога в значительно меньшей степени, чем людей, обязанных принимать решения по своему статусу. Это очень важно иметь в виду при всяческих разговорах о пользе социологии и ее эффективности. Каждый, кто занимается социологией (либо пользуется ее услугами и даже их заказывает), должен уметь проводить демаркационную линию между тем, что она в состоянии делать и чего от нее требовать нельзя,

Социология как путешествие

Заканчивая вводную главу к большому и важному курсу общей социологии, хотелось бы сравнить эту науку с длительным и не простым путешествием. Путешествием по обществу, по его отдельным социальным системам, сферам, частям, структурам, которое позволит «заглянуть» в самые разные места. Путешествием, дающим возможность не только описать увиденное, но и подумать, поразмышлять над жизнью людей, больших и малых групп, в которые они постоянно объединяются для осуществления своих целей и интересов. Путешествием по хорошо и мало знакомым «участкам» социальных отношений, девизом которого вполне может стать принцип: общество и его структуры суть не то, чем они кажутся на первый взгляд. Этот принцип вытекает из наличия в социальной реальности множества самых разных пластов. Путешественник, открывающий для себя новый пласт, естественно, меняет свое представление о социальной реальности в целом.

В этом путешествии его участника — человека, изучающего социологию, — всегда будет интересовать один, может быть, самый главный вопрос: каковы отношения между обществом и живущими (действующими) в нем людьми! Он будет постоянно искать на него ответ как минимум по двум причинам: во-первых, потому, что он сам — прежде всего индивид и его лично эта проблема не может не беспокоить; во-вторых, потому, что в любой социальной структуре, хотим мы того или нет, действует универсальный закон сравнения.

Мы всегда, явно или неявно, сравниваем свою жизнь, свой статус, свою судьбу с жизнью, статусом, судьбой других людей, как правило, близких или знакомых. Иногда за нас сравнивают другие, восхищаясь или укоряя, подчеркивая достижения или фиксируя отставание. Мы сравниваем общественные явления и процессы не только на индивидуальном, но и на

1 См ■ Бергер П. Приглашение в социологию С. 14.


Глава 1. Общество — социология — личность 23

социальном уровне («посмотрите, как они живут, все у них есть, заработок, достаток, путешествуют по миру, а мы?»), причем такие сопоставления все чаще касаются России и развитых зарубежных стран. Роль социологии в этом сравнении чрезвычайно велика. Она учит использовать в таких сопоставлениях научно обоснованные критерии, без которых нельзя составить правильного представления о мире и своей жизни в нем.

Но путешествие по социальной реальности ставит и другие вопросы. Оно предлагает его участнику задуматься над тем, как стал возможным тот мир, в котором индивид живет, как оказалось, что человеческая деятельность на основе знаний сама производит этот мир, а субъективные представления превращаются в объективную действительность.

Эти вопросы свидетельствуют о том, что социологию интересуют обе основные формы социального существования: как общество, так и личность. Однако они соединяются и разъединяются посредством социальных общностей, социальных групп, социальных институтов и организаций, вне которых общество и личность не только не существуют, но и не могут быть понятыми и изученными. Следовательно, и эти формы социального существования, которые на первый взгляд являются промежуточными, но на самом деле — центральными (вспомним про новые пласты социальной реальности, открывающиеся в путешествиях и меняющие о ней представление), становятся предметом самого пристального интереса социологии.

Поскольку приглашение путешествовать уже последовало, пора начать. Откуда и как это лучше делать? Вероятно, разумнее всего обратиться к истокам социологии, пройти по пути основных этапов ее-развития и только после этого осмыслить главные предметные поля интересующей нас науки.

Вопросы и задания

  1.  Что такое социология? Как знания, получаемые с ее помощью, можно применять
    в реальной жизни?
  2.  Почему социология является жизненно значимой наукой? На какие вопросы об
    щественного и индивидуального бытия можно получить с ее помощью ответы?
  3.  Чем обусловлено деление многообразных функций социологии на три группы:
    познавательные, прогностические и управленческие?
  4.  Какие функции можно отнести к первой, какие — ко второй, а какие — к третьей
    группе?
  5.  Что означает рассмотрение социологии как «оптической системы»?
  6.  Как вы считаете, какую пользу может принести вам изучение социологии? Какая
    форма «социологического времяпрепровождения» вам больше подходит?
  7.  В чем состоит специфика социологической деятельности? Попробуйте описать
    образ социолога таким, каким вы его видите.
  8.  Чем вызван рост интереса к социологии в последние годы в России?
  9.  


24

 Раздел I Введение в социологию

 Литература

Бауман 3. Мыслип> социоло! ичсски. М., 1996.

Гидденс Э Социология. М., 1999. Гл. 1.

Добренькое В И., Кравченко А.И. Социология: В 3 i М , 2000. Т. 1. Гл. 1.

Комаров М.С. Введение в социологию. М., 1994. Гл. 1.

Манат П. Лодка на аллеях парка. Введение в социологию М., 1995

Российская социологическая энциклопедия. М., 1998.

Смелзер Н. Социология. М., 1994. Гл. 1.

Тощенко Ж.Т Социология. М„ 2000 Гл. 3.

Фролов С.С. Социология М., 1996. Гл 1.


Глава 2

Возникновение и развитие социологии

в XIX - начале XX в.

§ 1. Предпосылки возникновения социологии. § 2. Позитивизм и натурализм

в < оциологии. § 3. К. Маркс и его роль в социологии. § 4. Психологическое

направление в социологии. § 5. Классическая немецкая социология.

§ 6. Социологичен кое творчество Э. Дюркгейма. § 7 Предыстория

эмпирической социологии. § 8. Русская социологическая мысль

§ 1. Предпосылки возникновения социологии

Возникновение социологии как науки приходится на 1830-е гг., хотя попытки социологического анализа проблем общественной жизни предпринимались и раньше. Их наличие дает основание усматривать «начало» социологии одним авторам в древности, связывая его с именами Платона и Аристотеля, другим — в рамках нового времени (Ш. Монтескье). Однако большинство исследователей считают, что появление социологии необходимо рассматривать в связи с развитием капитализма в первой трети XIX в. Именно капитализм поставил проблемы общества и личности в их взаимодействии в центр социального знания.

Термин «социология» (от лат. societas — общество и греч. logos — учение) впервые был введен в оборот французским мыслителем О. Кон-том в 1838 г., т.е. намного позднее того, как началось реальное изучение общества, и означал он в самом общем виде то, что считают в первом приближении и сейчас — науку об обществе. Но если до 1830-х гг. проблемы общественной жизни вплетались в общую ткань мировоззрения, пс выделяясь в специальный предмет изучения, то ближе к середине XIX в. произошло коиституирование социологии как отдельной науки.

Рассуждая о его причинах, некоторые исследователи полагают, что в основе возникновения социологии лежали охранительные задачи. Логика размышлений здесь примерно такова. Идеи начального периода буржуазного развития (XVIII в.), содержавшие в себе революционный дух, оказались неприемлемыми в новых условиях. Капиталистиче-


26

 Раздел 1 Введение в социологию

 

 ский строй утвердился, окреп и уже не нуждался в революционном обосновании своего развития. Наоборот, появилась новая социальная задача: сохранить буржуазное общество. С решением этой задачи и связывают возникновение социологии отдельные отечественные ученые.

Принимая такие представления лишь как частично объясняющие возникновение социологии, необходимо отметить, что существовала логика развития как самого общества, так и науки о нем. Причины появления новой науки разумно было бы искать не только за ее пределами, но и в ней самой. Имелись достижения естествознания, которые нельзя рассматривать автономно, поскольку они влияли на все научные концепции того времени, а следовательно, требовали своего применения и к социальным процессам, стало быть послужив сильным толчком для возникновения социологии. Расширялись знания об обществе, потребность в которых возрастала.

Есть и другая причина, в связи с которой истоки социологии следует искать не только в самом капиталистическом обществе, его потребности обладать объективным научным знанием о собственных социальных процессах. Корни социологии имеют общецивилизационную природу. Здесь и постепенное складывание мирового рынка, и возникновение схожих политических структур в ряде стран, и процесс формирования взаимосвязи различных культур, и многое другое. Поскольку происходило создание целостного социального мира, постольку возникала необходимость его изучения, что требовало особой науки.

Появление социологии можно рассматривать как своеобразный отклик на эту общественную потребность. Поэтому не случайно уже в начальных социологических построениях (О. Конт, Г. Спенсер) большое внимание уделялось широким социальным проблемам. Первых «настоящих» социологов, тех, кто провозгласил принципы новой науки, интересовало прежде всего общество как таковое. Этому как нельзя лучше способствовали сложившиеся к середине XIX в. теоретические построения и концепции.

Теоретические предшественники социологии

Социальное мышление, развитие которого привело к возникновению социологии, включало в себя две наиболее яркие ориентации — консервативную и либеральную. В каждой из них был свой взгляд на общество сквозь призму его связей с индивидом. В рамках консервативной ориентации (Жозеф де Местр, Франция) конкретному человеку отводилась лишь незначительная роль, поскольку общество рассматривалось как состоящее из отношений и институтов, но не индивидов. Оно оказывалось выше и важнее, чем человек.


Глава 2 Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в 27

Либеральная ориентация (Иеремия Бентам, Джеймс Милль, Англия) основывалась на ином представлении о соотношении человека и общества. Хотя последнее также рассматривалось как своего рода механический агрегат, состоящий из отдельных частей, все же человеку отводилась немаловажная роль в его изменении. Более того, индивидуальная сознательная деятельность как раз и приобретала смысл тогда, когда направлялась на улучшение общества как своеобразного «искусственного тела».

Сформировалась идеология индивидуализма, в которой былазыра-жена одна из важнейших сторон сущности человека. Основной смысл этой идеологии можно определить так: что лучше для человека, то лучше для общества. В целом оба направления сыграли определенную роль в возникновении и развитии социологии, поскольку для нее вопрос о соотношении общества и человека является одним из центральных.

Рассматривая идейные предпосылки социологии как науки, нельзя забывать и об утопическом социализме, о воздействии его идей, о личном влиянии одного из крупнейших его представителей французского мыслителя А. Сен-Симона на основателя социологии О. Конта. Семь лет он служил секретарем у Сен-Симона и заимствовал многие идеи своего патрона. В книге «Очерк науки о человеке» Сен-Симон писал, что до сих пор наука о человеке была гадательной, ее лее надо возвести в степень наук, основанных на наблюдении. Он предлагал «сообщить науке о человеке позитивный характер, основывая ее на наблюдениях и разрабатывая методы, употребляемые в других отраслях физики»1. В противовес спекулятивным философским построениям Сен-Симон рекомендовал заняться «установлением последовательных рядов фактов, будучи убежден, что это единственно прочная часть наших знаний»2.

Здесь, прервав рассуждения об идейно-теоретических предпосылках социологии, нужно кратко остановиться на естественно-научных достижениях, обусловивших ее возникновение. В первой половине XIX в. наиболее развитыми отраслями естествознания были астрономия, математика, физика, прежде всего такой ее раздел, как механика (отсюда появление «механической» модели общества, в которой оно сравнивалось с машиной, где каждый винтик выполняет свою функцию).

Поскольку ученые получали точное знание, устанавливали научные факты благодаря наблюдению и эксперименту, постольку именно эти методы привлекали внимание исследователей общества. Не случайно об этом говорит А. Сен-Симон, выдвигая идею позитивного знания о человеке, которого можно добиться с помощью применения подобных методов. Позднее этой идеей в полной мере воспользуется О. Конт.

1 Сен-Симон А Избр соч М, 1948 Т. 1 С 201

2 Там же С 153


28

 Раздел I Введение в социологию

Ряд идейно-теоретических предпосылок социологии содержался в философских концепциях мыслителей, занимавшихся анализом исторического и современного материала. Особое значение имели взгляды па проблему социального неравенства и классовых различий. С конца XVIII в. стало входить в употребление понятие «класс», нетождественное распространенному тогда понятию «сословие». Затем у французских историков периода Реставрации (Тьерри, Гизо, Минье) появляется термин «классовая борьба».

Получает важное значение понятие гражданского общества, основанного на демократической форме его существования. Великий немецкий философ Г.В.Ф. Гегель (чьи диалектические идеи мы не можем не принимать в расчет, когда говорим о появлении социологии) рассматривал гражданское общество и как единое (ни один индивид в нем не может обойтись без других), и как раздираемое противоречивыми, часто антагонистическими интересами.

Наконец, к этому же смысловому ряду предпосылок можно отнести взгляды итальянского мыслителя Дж. Вико (конец XVIII в.) на прогресс, согласно которым исторический прогресс имеет объективный, циклический и провиденциальный (осуществляющий замысел Бога) характер.

Для возникновения социологии имело значение, притом существенное, и то, что наряду с умозрительными философскими построениями появлялись эмпирические исследования, связанные с социальной статистикой. Проводились хозяйственные переписи, разрабатывалась i ех-ника массовых статистических опросов, закладывались основы демографии. Развивались этнографические и антропологические исследования, причем последние меняли свой характер и направление. Если в середине XVIII в. антропология была связана с изучением человеческого тела, то спустя столетие ее определяли как науку о человеке, включающую языкознание, культуроведение и др.

Итак, к 1830—1850-м гг. сложились все необходимые социальные, естественно-научные и идейно-теоретические предпосылки возникновения социологии. Требовалось новое осмысление социальных процессов и явлений, которое можно было обеспечить с помощью особой науки — социологии.

§ 2. Позитивизм и натурализм в социологии Огюст Конт

Родоначальник социологии — французский мыслитель Огюст Конт (1798—1857), перу которого принадлежит целый ряд работ. Некоторые из них были изданы на русском языке, но, к сожалению, толь-


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в

 29

 ко в дореволюционное время (впрочем, это характерно для значительной части трудов западных социологов XIX — начала XX в.).

О. Конт считал, что социология должна основываться на фактах ц исследовать, подобно естествознанию, социальные явления эмпирически и аналитически. Это позволит ей уйти от умозрительных абстрактных построений и стать «позитивной», т.е. способной положительно решать проблемы жизни общества. Постоянно сравнивая социологию с доминировавшим в то время естествознанием, Конт называет ее социальной физикой, имея в виду создание позитивной науки об обществе, развитие которой позволит открыть его фундаментальные законы.

Аналогия, а временами и отождествление социологии с социальной физикой привели Конта к выделению в ней социальной статики и социальной динамики. Социальная статика изучает общество как состояние целостности и равновесия его элементов, социальная динамика — как развитие и переход от одного состояния социальной мысли и общества к другому.

Основным методом в социологии является, по Кошу, наблюдение социальных фактов. Оно придает науке объективность, поскольку сам наблюдатель имеет дело с фактами, существующими до и независимо от него. Вторым по значимости методом социологии Конт считал эксперимент, под которым понимал наблюдение за изменением предмета, процесса, явления в результате специально создаваемых условий. Третий из широко используемых им методов — сравнительный — состоял в сопоставлении жизни различных народов. Рассуждения о методах социологии — один из наиболее рациональных аспектов системы Конта.

Существенное значение для социологии как новой науки имел тезис Конта о необходимости строгой эмпирической проверки рассматриваемых положений. При ее осуществлении следует руководствоваться тремя основными принципами: эмпиризмом, позитивизмом и физикализмом. «Эмпиризм, — писал Конт, — означает, что единственным источником истинной науки о мире является опыт. Позитивизм — что предметом ее являются только факты... Физикализм — ...что самыми совершенными понятиями являются те, которые создала физика, и что к ним можно и нужно сводить все научное знание»1. Можно установить, что Конт подлинно социологическими считает лишь те знания и исследования, которые основываются на образцах естественных наук.

Работы Конта имели большое значение для последующего развития социологии. Не случайно современные западные социологи (на-

* Конт О. Курс позишвтюй философии // Родоначальники позитивизма. СПб., 1912. Вып. 4 С. 214.


30

 Раздел I. Введение в социологию

пример, А. Босков, США) называют его «отцом социологии»: он дал ей имя и программу. В работах Копта содержатся предпосылки для перехода к конкретным эмпирическим исследованиям. Он оказал значительное влияние на последующее развитие социологической мысли (концепции Э. Дюркгейма, Т. Парсонса и др.). Об этом свидетельствуют его идеи строгого отбора социальных фактов, понимание общества как органического целого, отказ от умозрительного и абстрактно-спекулятивного подхода к нему. Именно эти взгляды французского мыслителя и оказались наиболее предпочтительными для дальнейшего прогресса социологии.

Герберт Спенсер

Во второй половине XIX в., после смерти О. Конта, появляется ряд течений социологической мысли, представители которых ищут критерий общественной жизни вне ее, в первую очередь в естественных, биологических факторах развития. Благо этому способствовали достижения естествознания того периода, прежде всего учение Ч. Дарвина. Один из наиболее крупных представителей такого подхода — английский ученый Герберт Спенсер (1820—1903).

Социологическая теория Г. Спенсера^ основывается на двух положениях, заимствованных у Дарвина: понимании общества как живого организма иидеесоциальной эволюции. Посуще-ству, общество копирует и воспроизводит живой организм, из чего следует, что оно тоже имеет биологические законы. Последние адаптируются Спенсером применительно к обществу. Так, дарвиновский закон борьбы за существование, выведенный для биологической среды, рассматривается в его социальном проявлении как закон классовой борьбы.

Отождествляя общество с биологическим организмом, Спенсер весьма своеобразно характеризовал функции элементов, составляющих структуру социальной системы. Так, земледелие и промышленность, по его мнению, выполняют функцию питания, институт торговли — функцию кровообращения, армия — это своеобразный кожный покров, транспорт — сосудистая система и т.д.

В работах Спенсера содержится немало плодотворных подходов к изучению общества. Один из них — выделение шести типов социальных институтов (домашних, обрядовых, церковных, политических, промышленных, профессиональных) и подробное рассмотрение их в развитии. Характеризуя этот процесс, Спенсер пишет о двух его сторонах — интеграции и дифференциации. Современнаясоци-

1 Спенсер Г. Социология как предмет изучения СПб , 1896; Он же Основания социологии. СПб, 1898


Глава 2 Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в. 31

ология подобный подход признает крайне важным и широко использует в исследованиях.

Коль скоро здесь упомянуты некоторые понятия, активно применяемые в социологии сегодня (система, функция, структура, институт), нужно отметить, что впервые ввел их в оборот и стал систематически употреблять именно Спенсер. В этом несомненное значение его социологического творчества, которое не следует сводить, как иногда делают некоторые авторы, лишь к грубому натурализму на основании биологизации общественной жизни.

Идеи Спенсера способствовали активному проникновению в социологию эволюционизма в качестве ее методологического фундамента. Положение о родстве и сходстве человека и общества с животным миром, обнаруженное ученым, явилось исходным для открытия единства законов истории природы и истории человечества. Социальная эволюция стала рассматриваться как продолжение биологической эволюции. Это явилось своеобразным импульсом для развития натурализма в социологии.

Натурализм в социологи^

Во второй половине XIX в. появились школы социальной биологии, социальной механики, социальной физики. Их представители сравнивали социальные процессы с физическими, химическими процессами и явлениями. Так, известный немецкий ученый Вильгельм Оствальд рассматривал культурный процесс как преобразование свободной энергии в связанную. Чем больше получено, по его мнению, полезной связанной энергии, тем ощутимее прогресс культуры. Натурализм в социологии способствовал преодолению ненаучных, а иногда субъективистских и религиозных трактовок общественных проблем, однако приводил к отождествлению социальных действий с природными процессами, что затрудняло развитие социологии как науки.

Рассматривая проявления натурализма в социологии (а их было достаточно много), выделим как одно из наиболее развитых социал-дарвинистское направление. Его наиболее видный представитель — австрийский социолог Людвиг Гумплович (1838—1909). Понимание им предмета социологии и по сей день не потеряло актуальности, ведь Л. Гумплович рассматривал социологию как науку о социальных группах и отношениях между ними. Главной характеристикой этих отношений он считал непрерывную борьбу, приобретающую подчас жесткие и беспощадные формы, поэтому основным законом общества является «стремление каждой социальной группы подчинять себе каждую другую социальную группу, встречающуюся на ее пути, стремление к пора-


32

 Раздел I Введение в социологию

бощению, к господству»1. Не нужно специально доказывать, что мы столкнулись с использованием дарвиновского закона борьбы за существование, но уже не на уровне отдельного человека, а в рамках межгрупповых противоречий и противоборств. Важно, однако, отметить, что в основе межгрупповых конфликтов лежат, по Гумпловичу, стремления людей к удовлетворению материальных потребностей.

Итак, борьба групповая, а интересы индивидуальные. И это положение вошло в «банк» социологических идей, которые затем были взяты на вооружение некоторыми исследователями. Нужно только уточнить одно важное обстоятельство: обращая внимание на социальные конфликты как основу общественной жизни, социал-дарвинисты не имели в виду классовую борьбу. Связь между групповым противоборством и классовыми, более широко, социальными отношениями вообще не принималась ими в расчет.

Натурализм в социологии имел место в расово-антрополошческом направлении, взгляды представителей которого (Жан Гобино, Шарль Лстур-но, Франция) основывались на утверждении, что социальное поведение целиком обусловлено биологической наследственностью, что оно — результат действия расовых и антропологических факторов. Именно в рамках этого f гаправления были предприняты попытки доказать превосходство одной расы над другой и вредность расовых смешений. Схожие идеи были в дальнейшем использованы, и весьма активно, в реакционных целях (фашизм).

Это же касается и ряда выводов, имеющих геополитический характер и сделанных представителями географического направления. Речь идет о концепции жизненного пространства, которая должна определять политику государства (Ф. Ратцель, Германия; Р. Челлен, Швеция). Разумеется, географическое направление оставило социологии и иные идеи, более плодотворные. Они касаются роли географической среды и се отдельных компонентов (климата, почв, ландшафта и др.) в развитии конкретных типов общества (И. Мечников, Россия). Плодотворной оказалась и триединая формула определяющих факторов человеческой жизни, выдвинутая французским социологом Ф. Ле Пле: место обитания, труд, семья.

§ 3. К. Маркс и его роль в социологии

В противоположность О. Конту, Г. Спенсеру, представителям натурализма и других течений социологии, которые обнаруживали источни-

Гумплович Л. Социология и политика М., 1895. С 34


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в. 33

ки социальных изменений за пределами общества и человека и рассматривали их в виде многочисленных естественных факторов воздействия на социальные процессы, Карл Маркс (1818—1883) в своих социологических воззрениях пришел к совершенно иным выводам. Их основой стало материалистическое понимание исторического процесса. Существо нового подхода состояло в доказательстве определяющей общественное развитие роли экономического фактора. В качестве главного вида общественных отношений Маркс выделил отношения экономические, наиболее сильно влияющие па все остальные структуры.

В рамках материалистического понимания истории центральное место занимало учение об общественной формации. По существу, это была одна из первых в истории социологии системных концепций общества. Понятием «формация» Маркс охватил весь комплекс явлений и процессов общественной жизни в рамках исторически определенного этапа социального развития. Смена формаций происходит, по Марксу, вследствие разрешения противоречий между производительными силами и производственными отношениями в результате усиления классовой борьбы и осущест вления социальной революции.

Однако в этих кажущихся прозрачными логических посылках кроется несколько противоречий, вскрытых практикой обществентюго развития. По Марксу, производственные отношения, базирующиеся на частной собственности, сковывают производительные силы и, наоборот, общественная собственность открывает простор для их развития. Исторический процесс этого не подтвердил. Далее, по Марксу, с развитием производительных сил при капитализме классовая борьба должна усиливаться, ибо это развитие означает расслоение общества, усиление бедности подавляющего большинства населения и его борьбу за социальное равенство. Однако и это не подтвердилось. На самом деле процессы оказались другими: производительные силы развивались в одних случаях на базе частной собственности, в других — общественной, но там, где они были более развитыми, революций не происходило. Эти противоречия известный французский социолог Р. Арон, кстати, очень высоко оценивший творчество Маркса, назвал «двусмысленностями марксистской социологии»*.

В социологической теории Маркса присутствует не только экономический, иоисоциальный детерминизм, объясняющий механизм взаимодействия общества и личности. Марксов подход историчен и заключается в рассмотрении на каждом этапе социального

' Арон Р Этапы развития социологической мысли М , 1993 С 189—199.


34

 Раздел I. Введение в социологию

  

 развития специфики взаимодействия общества и личности, которое имеет особый характер, обусловленный совокупностью жизненных обстоятельств конкретной общественной формации. При этом человек анализировался Марксом не только как объект социального действия, но и как его субъект, способный активно видоизменять свою среду.

Несмотря на то что Маркс не был социологом в строгом и узком смысле слова, более того, ни разу даже не использовал сам этот термин, значение его идей для развития социологии сегодня общепризнано, причем не только отечественными, но и зарубежными учеными. Приведем точку зрения американского социолога К. Дуба: «Во-первых, в работах Маркса подчеркивалось значение экономических факторов, определяющих социальную жизнь... Вторая ключевая идея Маркса состоит в том, что системы веры и мысли — это продукты той эпохи, в которой они локализованы... Третья главная идея — это концепция отчуждения труда. Столетие спустя после того, как Маркс писал об этом, социологи продолжают использовать его концепцию» К

Если речь зашла об оценке Маркса в работах по социологии, изданных за рубежом, то отметим, что во многих из них единодушно подчеркивается его громадное влияние на последующее развитие социологической мысли. При этом четко проводится идея: без Маркса не было бы таких гигантов социологии, как Вебер и Дюркгейм. И это несмотря на то, что оба они не приняли его учение. Именно с Марксом связывается прокладывание столбовой дороги социологии.     '

Для социологии имеет большое значение акцент на изучении не общества или человека вообще, аконкретного общества, конкретного человека. Сформулировав такой подход, Маркс неоднократно применял его в процессе социально-теоретического анализа.

Для последующего развития социологии ценны идеи Маркса, касающиеся изучения человека. Они привели его к выводу о том, что, поскольку условия своей жизни человек меняет сам, нужно сделать их действительно человеческими. Весь вопрос в том, как это сделать. Маркс считал, что основной способ должен быть революционным. Однако эта позиция вызывает серьезные возражения. Опыт показал, что все без исключения революции, несмотря на гуманные лозунги и задачи, которые они ставят, оказываются антигуманными. Можно, следовательно, говорить о противоречии между целями и средствами их достижения при решении проблемы человека в учении Маркса.

К. Маркс стремился к глубокому изучению реальных социальных образований, прежде всего рабочего класса, интересовавшего его как

1 Doob Chr. Sociology: An Introduction. N.Y., 1985. P. 9.


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в. 35

революционера, как идеолога этого класса гораздо больше, чем иные элементы социальной структуры общества. В конце концов он подошел к необходимости конкретно-социологического исследования ра-, бочего класса, о чем свидетельствует составленная им «Анкета для рабочих» (к сожалению, опрос по ней не был проведен).

§ 4. Психологическое направление в социологии

К концу XIX в. в социологии возникает психологическое направление, оказавшее сильное влияние на ее развитие. Появление нового направления было связано с успехами психологии, особенно экспериментальной. Кроме того, психология, которая еще в начале XIX в. изучала лишь индивида, к концу столетия исследует уже социальные процессы и поведение групп (общностей) людей. Своеобразный биологический редукционизм, сведение многообразия социальных явлений к биологическим, более не устраивал социологию. Как реакция на неудовлетворенность этим редукционизмом, с одной стороны, и как проявление интереса к проблемам мотивации человеческого поведения и его психологическим механизмам, с другой, в социологии и возникло психологическое направление.

Некоторые исследователи объясняли психологизацию социологических теорий стремлением социологов «увести» общественное сознание от обострившихся противоречий общественного развития, особенно в сфере производства, к социально-психологическим факторам. Нам кажется, что такое объяснение носит больше идеологический, чем научный характер, и должно быть скорее отвергнуто, чем принято.

Нужно иметь в виду логику развития социологической науки, которая испытывала воздействие теоретической мысли в целом. И если в рамках последней психология добилась во второй половине XIX — начале XX в. определенных результатов, то это не могло не сказаться на развитии пограничной с ней области научного знания — социологии. Именно тогда началось их совместное движение к новым успехам, продолжающееся и по сей день.

Психологическое направление, сформировавшееся на рубеже веков, имело сложную структуру. Выделим психологический эволюционизм, групповую психологию и психологию подражания, интеракци-онизм (направление, изучающее межличностное взаимодействие).

Психологический эволюционизм

Психологический эволюционизм представлен прежде всего трудами двух американских социологов — Л. У орда и Ф. Гиддингса.


36

 Раздел I. Введение в социологию

 В учении Лестера Уорда (1841—1913) центральным звеном стала концепция социальных сил1, которые он характеризует как «психические силы, действующие в коллективном состоянии человека». Социальные силы определяют поведение человека. Раз они психологизируются, то понятно, что базой социологии у Уорда становится не биология, как, скажем, у Г. Спенсера, а психология.

Первичной социальной силой выступают желания, прежде всего голод, жажда, половые потребности, обеспечивающие продолжение рода. Это первичные социальные силы-желания. На их основе возникают более сложные, вторичные, — интеллектуальные, моральные и эстетические. Если первичные желания объясняют индивидуальное, личное поведение человека, то вторичные могут быть использованы для анализа поступательного развития общества, в основе которого они лежат. Главной среди вторичных социальных сил является интеллект. Базой удовлетворения первичных желаний выступает труд. Но он не всегда может решить эту задачу, ибо не все зависит от человека. Отношения, в которые он включен, оказываются часто «выше» его самого.

Л. Уорд внес заметный вклад в развитие социологии прежде всего стремлением доказать, что в социальной эволюции, носящей активный характер, ведущую роль играет психология человека, его воля. Говоря о значении Уорда, необходимо также отметить, что он стал одним из основателей Американской социологической ассоциации и ее первым президентом (1906—1908).

Франклин Гиддипгс (1855—1931) создал одну из первых социологических кафедр в США (Колумбийский университет, 1894). В работе «Основания социологии» он рассматривал общество как «психическое явление, обусловленное физическим процессом». Отсюда следовало, что социология «должна соединить в себе как субъективное, так и объективное объяснения»^. В этом союзе главной оказывается субъективная, психологическая сторона. Не случайно одним из центральных понятий, которым оперирует Гиддингс, является «социальный разум».

В понимании социальных процессов для американского социолога главное — не объективная характеристика, а субъективные признаки, среди которых одно из ведущих мест занимает чувство солидарности. Именно этот признак был положен Гиддингсом в основу дифференциации классов. Он выделял «социальный класс» (состоящий из людей, активно защищающих свое общество), «несоциальный класс» (люди, равнодушные к общественным делам и характеризующиеся

' См. Уорд Л Психические факторы цивилизации. М., 1897; Он же. Очерки социологии. М.,1901.

2 Гиддингс Ф. Основания социологии. М., 1898. С 14.


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в. 37

индивидуализмом в поведении), «псевдосоциальный класс» (бедняки, стремящиеся жить за счет общества), «антисоциальный класс» (в основном преступники). Приведенная точка зрения дает представление о роли психологических характеристик социальных процессов, хотя понятно, что с ней можно успешно полемизировать.

Групповая психология и теория подражания

Идеи групповой психологии активно развивал французский теоретик Гюстав Лебоп (1841—1931). Он одним из первых разработал понятие толпы, или массы, под которой понимал группу людей, собравшихся в одном месте, воодушевленных общими чувствами и готовых идти куда угодно за признанным ими лидером1. Лебон делил толпу на однородную и разнородную. Разновидностями первой являются, по его мнению, классы, касты, секты, второй — парламентские собрания, уличные толпы и др. В любом случае толпа для Лебона — разрушительная, иррациональная, бессознательная сила, ее поведение регулируется законом «духовного единства толпы».

В толпе человек теряет свое индивидуальное мышление, заражаясь общим настроением. Он превращается из простого человека в «человека толпы», теряет чувство реальности и оказывается подверженным влиянию лидера и окружающих значительно сильнее, чем в обычных условиях. Причем чем дольше человек находится в толпе, тем больше он теряет себя, подчиняясь влиянию и толпы, и лидера.

Не принимая основную концептуальную линию Лебопа, отождествлявшего парод с иррациональной толпой, мы вместе с тем должны согласиться с постановкой им теоретических проблем анонимности, психического заражения и внушаемости человека, находящегося в толпе. Эти проблемы не только не потеряли актуальности, но нашли наглядное подтверждение в нашем обществе в условиях демократизации, когда многочисленные формы «митинговой» активности получили самое широкое распространение.

Другой французский социолог Габриель Тард (1843—1904) рассматривал социологию как коллективную психологию2. Простое социальное отношение трактовалось им как стремление человека или группы людей передать желания. Основным социальным процессом Тард считал подражание, которое характеризовал как своего рода гипнотизм. Теорию подражания он распространял на сферы межличност-

' См.: Лебон Г Психология пародов и масс. М.,1896; Он же. Психолсяические законы эволюции народов. М , 1906

2 См.: Тард Г. Законы подражания СПб., 1892; Он же. Общественное мнение и толпа М , 1902; Он же. Личность и годна. СИб.,1903


38

 Раздел I Введение в социологию

 ных и групповых взаимодействий. Наиболее типичным видом подражания является подражание низших слоев высшим.

Источник социального прогресса, по Тарду, — изобретение, трактуемое предельно широко: от технических нововведений до оригинальных общественно-политических идей. Оно, так же как и подражание, является предметом социологического изучения. В качестве основных методов социологии французский теоретик выделял археологический и статистический методы. Первый базируется на анализе исторических документов, второй используется для получения информации о процессах подражания. Для этого Тард составлял кривые распространения подражательных актов и потоков. Использование второго метода позволило ему провести социально-статистические исследования преступности, которые получили высокую оценку его современников.

Г. Тард одним из первых обратил внимание на возрастание роли коммуникативных средств — печати (-особенно газет), телефона, телеграфа. Он рассматривал их как фактор социального контроля. Впоследствии эти и другие идеи Тарда получили развитие в исследованиях массовых средств коммуникации, теориях «массового общества», социальной психологии.

Интеракционизм

Взгляды Г. Лебона и Г. Тарда способствовали зарождению интеракцио-низма, сторонники которого рассматривали личность не как изолированный индивид, а как социальное существо, принадлежащее к той или иной общественной группе и выполняющее несколько социальных ролей. Следовательно, в интеракционизме противопоставление личности и общества уступает место их взаимосвязи и взаимодействию.

Одним из основателей и наиболее крупных представителей данного направления был профессор Мичиганского университета Чарльз Кули (1864—1929). В его учении личность и общество взаимодействовали в рамках различных социальных групп1. Кули первым ввел их классификацию, рассмотрев понятие первичных групп и вторичных общественных коллективов. Первичной группой американский ученый считал ассоциацию и кооперацию индивидов, непосредственно (лицом к лицу) взаимодействующих друг с другом. Ее образуют люди, поддерживающие устойчивые отношения, характеризующиеся, как правило, пониманием, интересом и взаимной симпатией. Примеров таких групп можно привести много, но наиболее типичными являются семья, детский игровой коллектив, студенческая группа.

1 См Кули ЧХ. Человеческая природа и социальный порядок М , 2000


Глава 2 Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в 39

Исследуя поведение личности в рамках таких групп, Кули различает и выделяет самосознание их членов (то, что я думаю о себе), социальное сознание (то, что я думаю о других) и общественное сознание (то, что в группе думают обо мне и о группе в целом). По существу, самосознание, социальное и общественное сознание тесно связаны и отражают реальное взаимодействие членов группы и общества в целом.

Что касается вторичных общественных коллективов (к ним Кули относит классы, нации, партии, социальные институты и др.), то они образуют социальную структуру общества. При этом индивид выступает обезличенно, лишь как носитель определенных функций. Следует отметить, что на базе интеракционизма в XX столетии в западной, прежде всего американской, социологии возникла концепция символического интеракционизма (подробнее о ней будет сказано в'следующей главе).

Завершая характеристику психологического направления социологии, следует сказать, что оно позволило сделать науке новый важный шаг по пути приближения к конкретным проблемам личности, социальной группы, общества. Именно этому направлению социология обязана возросшим интересом к изучению внутреннего мира человека, социально-психологических отношений между людьми и общностями. Вместе с тем, преодолев биологический редукционизм, сторонники психологического направления преувеличивали роль и значение психологического фактора в социальных процессах.

§ 5. Классическая немецкая социология

На рубеже XIXXX вв. появились новые, крайне важные социологические концепции, которые привели к профессионализации социологии, выходу ее па принципиально иной уровень теоретического развития. Значительную роль в данном процессе сыграло творчество крупнейших немецких социологов: Ф. Тенниса, Г. Зиммеля, М. Вебера. Несмотря на существенные различия, между ними есть и немало общего, того, что позволяет рассматривать их идеи в рамках единого направления — классической немецкой социологии. В этом названии видна явная аналогия с немецкой классической философией, представленной именами И. Канта, И. Фихте, Ф. Шеллинга, Г. Гегеля. То, что сотворили «великие немцы» в конце XVIII — первой половине XIX в. для философской науки, может быть, не в той степени, но было воспроизведено (по уровню и силе воздействия) в социологии почти на столетие позднее.

Каковы же общие черты классической немецкой социологии, представленные в творчестве Тенниса, Зиммеля, Вебера? Во-первых, это была фор-


40

 Раздел I Введение в социологию

 мальная, «классификационная» социология, построенная на стремлении рассматривать социальные процессы и отношения в рамках многообразных и детальных классификаций социальных форм (особенно активно это делали Теннис и Зиммель). Во-вторых, классическая немецкая социология стала теоретической основой для возникновения и развития эмпирической социологии в XX в. В-третьих, следует отметить подлинную энцик-лопедичность немецких социологов, их чрезвычайно широкие научные интересы и глубокий след, который они Ьставили как в социологии, так и в смежных социально-гуманитарных науках. В-четвертых, основной «клеточкой» общества социологи (прежде всего Зиммель и Вебер) считали взаимодействие и социальное действие. В-пятых, благодаря их усилиям социология институционализировалась, т.е. превратилась в одну из наиболее значимых форм социальной деятельности. Научные труды и практическая деятельность Тенниса, Зиммеля, Вебера пробудили громадный интерес к социологии, способствовали формированию социальной потребности в ее развитии. Рассмотрим кратко взгляды каждого из них.

Фердинанд Теннис

Фердинанд Теннис (1855—1936), один из основателей формальной школы, пытался создать в социологии единую и логически стройную систему понятий, представить эту пауку как многоуровневую. Теннис различал чистую (теоретическую), прикладную и эмпирическую социологию. Первая анализирует общество в состоянии статики, вторая — в состоянии динамики, третья исследует факты жизни современного общества на основе статистических данных. Поэтому эмпирическая социология называлась им социографией.

Сам Теннис проводил эмпирические (социографические) исследования, касающиеся преступности, самоубийств, развития промышленности, демографических изменений, деятельности политических партий и др. Как видно, круг интересов немецкого социолога был достаточно широким. Причем некоторые из его исследований оказались весьма скрупулезными. Так, анализируя преступность в выборке на 3500 человек, Теннис собирает сведения о каждом из них в исправительных учреждениях и архивах полиции, интересуется происхождением, семейными условиями, образованием, профессией, фактическим занятием, местом проживания, характеристикой типа поселения, профессией отца и пр.

Но главное в творчестве немецкого социолога — учение о социальных отношениях и социальных связях. Он разработал новый подход к пониманию общества, а также того, в каких формах представлена социальная жизнь. Учение Тенниса изложено в книге «Общность и общество» (1887), принесшей ему известность в мире ученых-социологов. Ав-


 Глава 2 Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в 41

тор сопоставляет два типа общества, два типа социальных связей — общинные и общественные. Первые определяются психологическими характеристиками — душевной близостью и склонностью, эмоциями, привязанностями, личными переживаниями, вторые — характеристиками рационального плана, такими, как выбор, обмен, торговля. Первый тип отношений присущ преимущественно патриархально-феодальным обществам, второй — капиталистическим.

Ф. Теннис выделяет три типа форм социальной жизни: 1) социальные отношения; 2) группы; 3) корпорации или объединения. Первые имеют объективный характер. Если они охватывают более чем двух участников, то создают «социальный круг». Он представляет собой ступень перехода от социальных отношений к группе. Сама группа образуется тогда, когда объединение индивидов считает это необходимым для достижения какой-либо конкретной цели. Наконец, если та или иная форма социальной жизни приобретает внутреннюю организацию, т.е. люди начинают выполнять определенные функции, она становится корпорацией.

Следует отмет ить и чисто практическую, социальную и политическую, деятельность Тенниса — ученого, демократа и антифашиста, конституционалиста и социал-реформиста. Он активно поддерживал рабочее движение, выступил в защиту Кильской стачки (1896^1897). В последние годы жизни, работая в условиях фашистского режима, он, в отличие от многих коллег, покинувших Германию, остался в стране и мужественно отстаивал антифашистские позиции. Бесстрастный ученый и яростный политик — таким помнят Тенниса люди.

Оценивая значение творчества Ф. Тенниса для развития социологии, нужно иметь в виду, что оно способствовало ее самоопределению и институционализации. Это была плодотворная попытка и интересный пример разработки социологии как науки, анализирующей свой предмет посредством многообразных аналитических построений, независимо от его содержательных характеристик.

Георг Зиммель

Георг Зиммель (1858—1918) акцентировал внимание на формах социального взаимодействия людей, имеющих «сквозной» для человечества характер. Он анализировал прежде всего такие формы, как конфликт, конкуренция, подчинение, авторитет, договор и др. Трудно переоценить значимость этих идей для становления современной социологии1.

Уделяя большое внимание классификации социальных форм, Зиммель не уходил от социологического анализа их содержания. Под послед-

См. Зиммель Г Избранное М, 1996 Т 1,2


42

 Раздел I. Введение в социологию

ним он понимал прежде всего структуру социального взаимодействия. В этом смысле особый интерес вызывает «формально-содержательный» анализ таких социальных процессов, типов и моделей развития (это одна из его классификаций социальных форм), как мода (пример социального процесса), аристократ и бедняк (примеры социальных типов), взаимосвязь между количественным расширением группы и качественным усилением индивидуальности (пример модели развития).

Основной «клеточкой» общества Зиммель считал взаимодействие. Он писал, что «общество вообще представляет собой взаимодействие индивидов. Взаимодействие всегда складывается вследствие определенных влечений или ради определенных целей. Эротические инстинкты, деловой интерес, религиозные импульсы, защита или нападение, игра или предпринимательство, стремление помочь, научиться, а также множество иных мотивов побуждают человека к деятельности для другого, к сочетанию и согласованию внутренних состояний, то есть к оказыванию воздействий и, в свою очередь, их восприятию. Эти взаимные воздействия означают, что из индивидуальных носителей побудительных импульсов и целей образуется единство, "общество"»1.

Значение Зиммеля в социологии состоит в том, что он одним из первых привлек внимание к микросоциальным процессам, из которых, собственно говоря, и складываются макросоциальные, крупномасштабные образования. Изучение этих процессов он считал едва ли не самой важной задачей социологии. Зиммель оказался тонким и наблюдательным теоретиком взаимодействия его различных видов. Вклад Зиммеля в развитие социологии дал основание многим исследователям поставить его в один ряд с М. Вебером.

Макс Вебер

Макс Вебер (1864—1920) — один из наиболее выдающихся представителей социологической науки за всю историю ее существования. Его труды2 оказали и продолжают оказывать глубокое влияние на последующее развитие социологической мысли.

В основе социологии Вебера лежит его учение об идеальных типах. Идеальный тип — теоретическая конструкция, отражающая не объективную реальность, а результат мышления, исследовательской деятельности ученого. Это — образ-схема, способ систематизации и упорядочения конкретного материала, познаваемого исследователем-социологом. Идеально-типические конструкции — это узловые понятия, которые от-

1 См.: Зиммель Г. Общение: пример чистой или формальной социологии // Социол.
исслед. 1984. № 2. С. 170-171.

2 См.: Вебер М. Избр. произв. М.,1990; Он же. Избранное. Образ общества. М., 1994.


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в.

 43

ражают важнейшие явления и процессы, к примеру «капитализм», «церковь», «город», «религия», «христианство», «экономический человек».

Возникает принципиальный вопрос, на который Вебер не мог не ответить: из чего вытекает и каким образом конструируется идеальный тип — из реальности, существующей независимо от социолога, или из его мышления? Понимая возникшее противоречие, Вебер подразделяет идеальные типы на исторические и социологические. Исторический идеальный тип отражает живую историю и из нее формирует понятия, социологический же создает конструкт как продукт деятельности ученого. Учение Вебера об идеальных типах, построенное на таких интерпретациях понятий, является основой его «понимающей социологии*.

В данном случае речь идет о том, что социология в качестве исходного пункта должна рассматривать поведение человека или группы людей. Поведение интересует социолога потому, что люди вкладывают в свои действия определенный смысл. Поскольку такие действия осмысленны, социология должна быть понимающей наукой — понимающей и действия, и, что особенно важно, смысл, который вкладывают в них исследуемые.

Поэтому социология у Вебера — это наука не только о понимании поведения, причем осмысленного человеком, но и о социальном действии. Оно для Вебера равнозначно человеческому поведению. Ведь социальное действие не просто «самоориентировано», оно ориентировано прежде всего на других. Ориентацию на других Вебер называет «ожиданием», без которого действие не может считаться социальным. Так, не является социальным действием молитва (поскольку она не рассчитана на восприятие другим человеком и его ответное действие).

Таким образом, предметом «понимающей социологии» становится осмысленное социальное действие. Оно выступает в нескольких формах, главной из которых является целерациональное действие. Последнее, по Веберу, направлено на достижение осознаваемых личностью целей; для этого используются адекватные средства, т.е. те, что признаются необходимыми действующим индивидом. Чем менее рационально действие, тем оно менее понятно. Поэтому целерациональное действие — это основной идеальный тип, а убывание рациональности есть отклонение от него. Согласно учению Вебера, рационализация социального действия — главное направление исторического процесса.

Рациональность присуща не только поведению индивида, группы, она характеризует организацию хозяйства, управления, образа жизни в целом. Докапиталистические типы общества Вебер называет традиционными потому, что формально-рациональное начало для них не характерно. Оно становится принципом лишь капиталистической организации общественной жизни.


44

 Раздел I. Введение в социологию

 Здесь мы обнаруживаем еще один пласт проблем, связывающих экономику и религию. В работе «Протестантская этика и дух капитализма» Вебер показывает, как воздействуют религиозно-этические установки на характер и способ осуществления экономической деятельности, на се мотивацию. Он стремится доказать, что именно религиозные убеждения, религиозная этика оказались основными стимулами развития капиталистической экономики и обеспечили формирование таких черт личности, как трудолюбие, бережливость, расчетливость, честность, активность. Не случайно сегодня западная социология обнаруживает больиюй интерес именно к этой стороне творчества Вебера. В развитых капиталистических странах многие считают, что дух капитализма и соответствующей ему религиозной этики утрачивают свой стимулирующий потенциал, и обращаются к наследию Вебера в поисках рецептов их реанимации.

Не следует думать, что немецкий социолог идеализировал капиталистическое общество. Он осознавал его многомерность, сложность и противоречивость, особенно классовых и групповых отношений. Вебер анализировал социальные группы (слои, страты) в первую очередь по признакам их дохода, власти и статуса и описывал конфликты между пи-ми. Он видел усиление чиновничества и бюрократического аппарата и предсказывал установление их диктатуры, полемизируя в то же время с идеями К. Маркса о классовой борьбе и диктатуре пролетариата.

Социологические концепции М. Вебера, пожалуй, как никакие другие из наследия конца XIX — начала XX в. привлекают внимание современных ученых. Вебер не оставил после себя, как Э. Дюркгейм, школы, у пего не было авторитетных учеников, которые развивали бы его взгляды. Но сами по себе «понимающая социология», учение об идеальных типах, теория социального действия, концепция типов власти, идея связи экономики, этики и религии оказались настолько созвучными задачам общества и времени, что имя М. Вебера прочно вошло в социологическую науку, заняв в ней достойное место.

§ 6. Социологическое творчество Э. Дюркгейма

Теперь рассмотрим творчество еще одного выдающегося ученого, классика социологии XIX — начала XX в., крупнейшего французского исследователя Эмиля Дюркгейма (1858—1917). Его основные работы были изданы на русском языке сначала в конце XIX в., а затем в 90-х гг. прошлого столетия1. Э. Дюркгейм разработал новый социологический

1 См.: Дюркгейм Э. О разделении общеп венного i руда. Метод социологии. М., 1991, Он же. Самоубийство. Социолшический этюд. М, 1994.


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в.

 45

подход, согласно которому общество рассматривается как социальная реальность, складывающаяся из совокупности социальных фактов. Изучение этих фактов и составляет предмет социологии.

«Социологизм» Дюркгейма, главное в его теории общества, базируется на признании первичности социальной реальности, ее автономности и вторичности, подчиненности ей индивидов. Основными принципами «социологизма» являются объективный научный подход к социальным явлениям и процессам и стремление объяснить социальное из него самого. Исходя из этого Дюркгейм критикует биологический и психологический редукционизм.

«Социологизм» как теория тесно сопрягался с социологическим методом. В чем его суть? Каковы правила метода? Во-первых, Дюркгейм призывал рассматривать социальные факты как существующие объективно, независимо от человека. Во-вторых, он считал необходимым таким же образом относиться к идеям, верованиям и иным коллективным состояниям сознания, полагая, что говорить о них можно лишь на основании объективных данных о поведении групп людей и деятельности социальных институтов. Другими словами, необходима социологическая объективизация общественного сознания, выраженная в независимых от субъекта показателях. В-третьих, социологический метод требует анализа причинной зависимости социального явления от его среды. В-четвертых, социологический метод должен строиться на постоянном сопоставлении объясняемых социальных фактов и тем самым способствовать превращению социологии в сравнительную науку.

Таким образом, метод Дюркгейма конкретизировал одну из его центральных идей о том, что социология должна иметь дело в первую очередь с социальными явлениями и процессами (социальными фактами и «вещами»), а не с представлениями о них. Необходимо подчеркнуть особую значимость приведенных положений для последующего развития научной социологии.

Центральной в социологическом творчестве Дюркгейма является категория «социальная солидарность». Все связи между людьми в обществе должны базироваться на ней. С поддержанием социальной солидарности в первую очередь связано разделение труда в обществе. Под ним Дюркгейм понимал — в самом общем виде — профессиональную специализацию. Она может существовать лишь в высокоразвитом обществе, поскольку в нем возникает необходимость не только обмениваться результатами деятельности, но и выполнять взаимодополняющие функции.

Отсюда структурно-функциональный подход Дюркгейма к обществу как специфическому социальному организму, в котором различные


46

 Раздел I. Введение в социологию

 органы выполняют многообразные функции. Социальная солидарность, ему присущая, превращается, по Дюркгейму, в органическую солидарность. Поскольку разделение труда оказывается важным источником социальной солидарности, считал французский социолог, оно вместе с тем становится основанием морального порядка. Превращаясь в своеобразный «системообразующий» буржуазное общество фактор, социальная солидарность, вытекающая из присущего ему разделения труда, зиждется на осознании каждым своей зависимости от другого. Она становится высшей, универсальной ценностью.

Следовательно, основное значение общественного разделения труда состоит не в его экономической целесообразности, не в том, что оно способствует прочности и устойчивости экономических связей и производственных отношений, а в его направленности на создание и укрепление социальной солидарности. Исследование общественного разделения труда с моральной точки зрения противостоит экономической теории К. Маркса, с которой Дюркгейм был принципиально не согласен.

Однако французский ученый вовсе не идеализировал капиталистическое общество. Его кризисные явления и болезни Дюркгейм хорошо знал и много писал об а н о м и и, социальном неравенстве « неадекватной организации разделения труда. Под аномией он понимал общественное состояние, при котором отсутствует четкая моральная регуляция поведения людей. Она возникает, когда социальные функции в обществе «не состыкованы». Другая болезнь — социальное неравенство — следствие классовой системы, не дающей возможности трудящимся реализовать в полной мере свои способности и занять достойное место в обществе.

Но все эти болезни, полагал Дюркгейм, можно излечить неоперативным, мирным путем в рамках самого капиталистического строя. Для достижения указанной цели нужно, чтобы личность не угнеталась, а человек не низводился до уровня машины. Чтобы процветало общество, должна процветать каждая личность. Источником такого универсального процесса может стать дифференциация общества, в основе которой находятся не социальные привилегии, а индивидуальные способности человека. В этом и проявляется равенство, справедливость и свобода — три «кита», на которых должно основываться самое прогрессивное общественное устройство. Современное промышленное общество, по мнению Дюркгейма, вплотную приблизилось к такому состоянию. Поэтому его надо не перестраивать, тем более не разрушать, а совершенствовать.

Анализ социологического наследия Дюркгейма будет неполным, если не коснуться трактовки им самоубийства как социального явления, особенно в связи с тем, что в западной социологии нет ни одной


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в.

 47

работы, ни одного учебника, авторы которых не ссылались бы на ставший уже классическим труд французского ученого. Самоубийство рассматривается Дюркгеймом как социальный факт, порождаемый прежде всего социальной средой. Он считал, что самоубийство зависит в основном не от внутренних свойств индивида, а от внешних причин, управляющих его поведением.

Для анализа самоубийства социолог использовал данные официальной статистики, изучая которые открыл ряд частных закономерностей: летом самоубийства совершаются чаще, чем зимой; среди мужчин самоубийц больше, чем среди женщин; среди протестантов больше, чем среди католиков; среди солдат больше, чем среди гражданского населения; среди одиноких, вдовых, разведенных — больше, чем среди женатых. Дюркгейм составил чрезвычайно подробную классификацию видов самоубийств с детальным анализом каждого из них. Впоследствии методология, идеи и материалы социолога были использованы для исследования отклоняющегося поведения.

Подчеркнем, что Дюркгейм дал социологии разработанную систему. Главными ее характеристиками, и это особенно важно, были: а) понимание общества как саморегулирующегося, обладающего структурой и выполняющего определенные функции организма; б) трактовка общественного порядка как нормального его состояния; в) рассмотрение в качестве основного регулирующего механизма общества морали и признание ведущей роли в его функционировании социальных институтов воспитания.

Влияние Э. Дюркгейма определялось не только его работами, но и мощной школой социологов, которая осталась после него и просуществовала без малого три десятилетия. Идеи учителя и учеников и по сей день в активе социологической науки.

§ 7. Предыстория эмпирической социологии

Говоря об этапе становления и развития социологии в XIX — начале XX в., не следует забывать, что, наряду с многочисленными теориями, создавались предпосылки для возникновения эмпирических исследований. Не нужно думать, что первые из них начали проводиться лишь в XX в. Эмпирические исследования имеют богатую предысторию1, некоторые штрихи которой мы покажем.

' Подробнее см : Зборовский ГЕ История социологии: классический этап. Екатеринбург, 2001; Зборовский Г.Е, Шуклина ЕА Прикладная социология. М., 2004.


48

 Раздел I Введение в социологию

 Так, эмпирическая социология не могла развиваться без социальной статистики. Ее фундамент был заложен в XIX в. франко-бельгийским ученым Адольфом Кетле (1796—1874), открывшим ряд статистических закономерностей общественной жизни. Изучая устойчивые числовые корреляции между видами преступлений и социально-демографическими характеристиками преступников (их полом, возрастом, происхождением, местом проживания), Кетле приходит к выводу, что преступность (в ее количественно-статистическом выражении) присуща общесгву с такой же необходимостью, с какой действуют законы природы.

А. Кетле исследует средние физические свойства человека, постоянные нормы браков по различным возрастным группам, постоянный средний процент самоубийств и преступности и на основе полученных данных формулирует среднестатистические закономерности. Человек интересует Кетле не как конкретная личность, а в качестве элемента статистического ряда. Отсюда возникает идея «среднего человека» как показателя определенных качеств той или иной социальной общности.

Немалая роль в становлении эмпирической социологии принадлежит английскому исследователю и предпринимателю-судовладельцу Чарльзу Буту (1840—1916). На основе детального изучения жизни горожан, структуры занятости, семейных бюджетов, условий труда (выполнявшегося частично методом включенного наблюдения — с участием исследователя в наблюдаемых процессах и событиях) Бут написал вначале трехтомное, а затем семнадцатитомное сочинение «Жизнь и труд людей в Лондоне». Анализируя дифференциацию классов (низший, средний, высший), Бут в качестве критериев рассматривает количество комнат, занимаемых семьей, и число нанятых слуг. В результате «классовая структура» Лондона времен Бута (1880-е гг.) выглядела следующим образом. К низшему классу относилось 54% населения (те, кто не имели слуг и жили в комнате, где находилось более одного человека), к среднему — 30% (один слуга приходился на 4 человека и на каждого — от одной до четырех комнат), к высшему — 16% (все остальные).

Исследования Ч. Бута не только имели большой резонанс, но и послужили своеобразным стимулом для принятия законодательных актов об улучшении положения бедняков, в частности, о выплате пособий по безработице, о минимуме зарплаты, о пенсионном обеспечении. Эта практическая сторона эмпирического изучения населения оказалась впоследствии крайне важной особенностью прикладных социологических исследований.

Наконец, следует назвать еще одно социологическое исследование эмпирического характера, проведенное в Германии в начале XX в. Адольфом Левенштайном на тему «Рабочий вопрос». Среди шахтеров,


Глава 2 Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в. 49

металлургов, текстильщиков были распространены 8000 анкет (из них возвратилось 63%), состоящих из пяти блоков вопросов: 1) «паспор-тичка» (социально-демографические данные об опрашиваемом); 2) отношение к работе; 3) мысли во время работы; 4) надежды, связанные с работой; 5) проведение свободного времени. К сожалению, исследование оказалось неудачным из-за трудности обработки первичной социологической информации: 26 вопросов анкеты были открытыми, т.е. не содержали предлагаемых вариантов ответов. Все же следует отметить эту одну из первых попыток широкомасштабного эмпирического исследования.

В XIX — начале XX в. эмпирические исследования были разрозненными и не опирались на разработанную методологию и методику их подготовки и проведения. Существовавшие в то время социологические теории не способствовали проведению таких изысканий, поскольку имели характер глобальных историко-эволюционных схем, проверить которые на микроуровне оказывалось принципиально невозможно.

§ 8. Русская социологическая мысль

Завершая главу о первом, классическом, этапе становления и развития социологической науки, охватившем середину, вторую половину XIX и начало XX в., необходимо коротко сказать о русской социологической мысли. В тот период она не дала миру ученых такого масштаба, как, скажем, Э. Дюркгейм или М. Вебер. Но свой вклад в развитие науки русские социологи внесли, причем вклад достойный. Он еще не очень хорошо щучен и плохо известен и нам, и Западу. Но можно с уверенностью сказать, что в России было несколько течений и направлений социологии, которые, взаимодействуя с западноевропейской наукой, сумели отличиться «лица необщим выраженьем».

В российской социологии отражались взгляды различных классовых и идейно-политических сил — от революционно-демократических до консервативных. При этом нужно отличать мыслителей, в мировоззрении которых социологические идеи существовали наряду с иными, от стремившихся работать в области социологии профессионально. Здесь речь идет лишь о последних.

Одно из основных течений русской социологической мысли (как и на Западе) — позитивизм. Его наиболее крупным представителем был Максим Ковалевский (1851—1916), чьи взгляды складывались под непосредственным воздействием идей О. Конта и Г. Спенсера (с последним он был лично знаком). Кстати, Ковалевский близко знал


50

 Раздел 1 Введение в социологию

 К. Маркса и Ф. Энгельса, но не воспринял их идеи, оказавшись под влиянием социологического позитивизма.

М. Ковалевский считал основным методом социологии сравнительно-исторический, используя который наука должна решить проблему происхождения и развития общественной жизни и социальных институтов. Ученого волновали вопросы социального прогресса, сущность которого он усматривал в развитии солидарности как универсального средства сближения классов, социальных групп, народов, государств. Задача социологии, по мнению Ковалевского, состоит в анализе солидарности, ее сущности, форм и видов.

Делая акцент на солидарности, русский социолог негативно относился к революции как источнику прогресса. Он считал революцию патологией, для прогресса — чем-то случайным, не вытекающим из его природы и потребностей, своеобразным «искусственным перерывом». Если правительство идет по пути продуманных реформ, страна вполне может обойтись без революции, что для нее всегда к лучшему. Исследователи социологического наследия Ковалевского отмечают, что для него был характерен подход к общественным процессам и проблемам с абстрактно-гуманистических позиций.

Религиозно-консервативное течение в русской социологии представляет Николай Данилевский (1822—1885). Ему принадлежит теория культурно-исторических типов, носивших обособленный, локальный характер. Каждый из десяти описанных Данилевским типов проходит стадии, характерные для любого живого организма: рождение, возмужание, дряхление и гибель. История общества — это история борьбы культурно-исторических типов с окружающей средой и между собой.

Самым перспективным в истории культурно-историческим типом Данилевский считал «славянский», наиболее выраженный в русском народе. В своих идеях славянофильства Данилевский доходил до крайне консервативных выводов и призывов к борьбе русского народа и российского государства с другими народами для утверждения «славянского» типа. Не случайно либеральная социологическая критика в России (Н. Михайловский, Н. Кареев) увидела в учении Данилевского отход от гуманистических традиций русской общественной мысли и культуры.

В конце XIX — начале XX в. в России возникло влиятельное психологическое направление (Н. Кареев, Л. Петражицкий, Е. Де-Робер-ти). Его представители признавали в качестве реально существующих лишь психические процессы, социальные же явления рассматривали только как их внешние проекции (по выражению Петражицкого, «эмоциональные фантазмы»). Предмет социологии сводился к анализу психического взаимодействия между индивидами.


Глава 2. Возникновение и развитие социологии в XIX — начале XX в 51

Особо следует сказать об идеях и воззрениях Николая Михайловского (1842—1904), крупнейшего русского социолога второй половины XIX в. Его считают одним из основателей субъективной социологии. «Фокус» концепции Михайловского — индивид, личность, человек. Мерило прогресса общества — развитие личности. Источником этого процесса может стать преодоление отчуждения личности от общества, ее отказ от роли простого придатка.

Но субъективизм социологии Михайловского, конечно, не в этом. Правильнее сказать, что трактовка личности есть одно из следствий его подхода к пониманию социальных процессов. Главное же в субъективизме — недооценка закономерностей общественного развития и тесно связанное с ней признание некоего социального идеала общества, являющегося результатом его конструирования личностью. По Михайловскому, социология должна иметь дело не с объективными свойствами социальных процессов и явлений, а с целеполагающими и этическими факторами человеческой деятельности. В идейно-политическом плане Михайловский, будучи теоретиком народничества, выражал прогрессивные взгляды русской буржуазной демократии.

Подведем итог. В рамках этапа зарождения и становления социологическая наука проделала значительную эволюцию: от достаточно простых позитивистских построений О. Конта к сложным теориям М. Вебера и Э. Дюркгейма. Различные формы социологического редукционизма (механического, физического, биологического, психологического), упрощавшие суть социологического подхода к общественным процессам и явлениям, постепенно уступали место общей социологической теории и новым способам их анализа.

Развитие социологии в XIX — начале XX в. показало и наличие своего рода сквозных проблем, характерных для основных направлений и школ, творчества ведущих ученых. Такими сходными, а подчас едиными оказались проблемы общества, социальной общности (группы), личности. Разумеется, способы анализа и решения социальных, «общностных» и личностных проблем были весьма дифференцированны. Но важно отметить другое: социология постепенно, сначала как бы на ощупь, затем все более уверенно ставила для себя эти вопросы как центральные. Свою «стержневую» содержательную роль они, как мы увидим, будут выполнять и в дальнейшем.

Потребности общественного развития выдвигали новые сложные задачи. Одна из них состояла в дальнейшем развитии социологической теории. Другая, крайне важная, — в проведении конкретных исследований и обобщении полученных материалов на более высоком теоретическом уровне. Социология вступает в новый, современный этап развития.


52

 Раздел I Введение в социологию

 

 Вопросы и задания

  1.  Каковы социальные и теоретические предпосылки возникновения соцжшнип
    как науки?
  2.  Почему О. Копта можно назван, родоначальником социологии? В чем ею вклад
    в становление и развитие социологической мысли?
  3.  Какие идеи Г. Спенсера обогатили социологическую пауку?

4 Что такое натурализм? Почему социоло) ию в юрой половины XIX в можно охарактеризовать как натуралистическую?

  1.  Какова роль К. Маркса в развитии социологии?
  2.  В чем особенности психологического направления в социологии?
  3.  Что даег основания рассматривать социологические теории Ф. Тенниса, Г. Зим-
    медя, М. Вебера в рамках единого направления — классической немецкой социоло! ип?
  4.  Проанализируйте социологическое торчество Ф. Тенниса. В чем ею особеннос
    ти?
  5.  Охарактеризуйте значение для социологической науки идей Г. Зимме/ш.

  1.  Почему М. Вебера считают одним из крупнейших социологов всех времен и на
    родов? Какие теории М. Вебера вам известны? Изложите их содержание.
  2.  Каково значение социологического творчества Э. Дюркгейма? Почему идеи
    Э. Дюркгейма широко используются в современной социологии? Что эго за идеи?
  3.  Каковы причины возникновения эмпирического направления в социологии?
    В чем проявились его достижения и ограниченность?
  4.  Охарактеризуйте этапы становления русской социологической мысли в XIX
    начале
    XX в,

Литература

Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин СИ. Социология: история и современность. М.; Ростов н/Д., 1999.

Голосенка И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIXXX вв. М, 1995.

Гофман А.Б. Семь лекций но истории социологии. М.,1995.

Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. СПб., 1996. Ч. I.

Зборовский Г.Е. История социологии: классический и современный этапы. М, 2004. 4.1.

История социологии / Под ред. А.Н. Елсукова и др. Минск, 1993. Раздел 1.

История социологии в Западной Европе и США / Отв. ред. Г.В. Осипов. М., 1999. Гл. 1-9.

Култьиин В П. Классическая социология. М., 2000.

Миненков Г.Я. Введение в историю российской социологии. Минск, 2000.

Новикова С.С. Социология: история, основы, институционализация в России. М.; Воронеж, 1996.


Глава 3

Социология XX в.: эмпирия и теория

§ 1 Развитие эмпирической социологии на Западе в 1920—1930-х гг.

§ 2 Теоретическая и эмпиричен кап социология о 1940— 1960-х гг. § 3. Развитие

(оцио югии па Западе в 1970—1980-х гг § 4. Современные движения и теории

а (оцнологии. § 5. Отечественная социология: от этапа к этапу

Новый этап в развитии социологии связан, во-первых, со становлением и развитием эмпирических исследований, во-вторых, с появлением иных направлений и теорий, в7третьих, со стремлением соединить теоретическую и эмпирическую социологию, в-четвертых, с поиском-путей ухода от классических теорий в сторону «постклассики». Хронологические границы этого этапа охватывают последние 80 лет XX в. В рамках рассматриваемого этапа развития социологии можно выделить четыре периода. Первый приходится на 1920—1930-е гг. и характеризуется мощным наступлением эмпиризма. Следующий период — 1940—1960-е гг. — определяется значительным усилением теоретико-методологических построений, что оказалось своеобразной реакцией на доминирование эмпирической традиции. Третий период — 1970-е — середина 1980-х гг.; в это время предпринимается "попытка, с одной стороны, соединить теоретическое и эмпирическое исследования, микро- и макросоциологию, с другой — вывести науку на новый уровень теоретическою осмысления процессов (как в реальной жизни, так и в самой социологии). Наконец, в течение четвертого периода, последние 10—15 лет, обнаруживаются принципиально иные тенденции, имеющие интегративный характер. Новые движения и теории в социологии дают основания говорить о начале периода «постклассических», а затем и «постнеклассических>> построений.

§ 1. Развитие эмпирической социологии на Западе в 1920-1930-х гг.

Одна из основных тенденций в социологии XX в. — развитие эмпирической линии, под которой принято понимать исследования, связан-


54

 Раздел I. Введение в социологию

 ные со сбором и анализом конкретных социальных фактов и использованием специальных методов: опроса (письменного и устного), социологического наблюдения, эксперимента и др. Такие исследования стали активно проводиться в 1920—1930-х гг. сначала в США, а затем в других странах. Имели место они и у нас.

Причины активного распространения эмпиризма в социологии следует видеть в развитии как общества, так и самой науки, в выходе ее на новый, более высокий уровень, приближении к зрелому состоянию. Развивающееся по пути экономического и социального прогресса общество не могло не обратиться к эмпирической социологии, ее лучшим работам, выводам, позволяющим анализировать и решать конкретные проблемы. Именно так и произошло в 1920-е гг., когда при наличии разных подходов и взглядов на эмпирические исследования, их задачи и предмет эти работы получили широкое распространение. Исследования социологов конкретных проблем общественной жизни по-другому осветили открывающиеся возможности и общества, и социологии как науки.

Нужны были новые гипотезы, подлежащие эмпирической проверке, и, как отклик на них, принципиально иные эмпирические исследования. Первой такой работой явилась ставшая хрестоматийной пятитомная книга Уильяма Томаса и Флориана Знанецкого «Польский крестьянин в Европе и Америке», изданная в 1918—1920 гг. В этом исследовании на основании изучения документов, в основном личного характера (дневники, автобиографии, воспоминания, письма крестьян, эмигрировавших из Польши в Америку, и ответы им — всего 754 письма), анализируется жизнь людей в новых условиях. При этом выделяются несколько главных проблем: социальное счастье (базирующееся на удовлетворенности деятельностью социальных институтов и организаций), взаимоотношение между полами, индивидуальная и социальная активность, отклонения от норм и ценностей жизни (преступления, бродяжничество, проституция, алкоголизм).

В книге У. Томаса и Ф. Знанецкого очень много социально-психологических аспектов, что в дальнейшем станет характерным для эмпирической социологии в целом. Оценивая значение этой «пионерской» работы, американский социолог Дж. Маккини отмечал, что «она знаменует собой разрыв классиков-энциклопедистов со спекулятивной социологией и вступление ее в период эмпирического развития со всем его методическим и техническим оборудованием»1.

1 См Беккер Г, Бесков А Современная социологическая 1еория в ее преемственности и изменении М,1961 С 643


Глава 3 Срциология XX в. эмпирия и теория 55

Эмпирическая социология вступает в полосу своего бурного развития. Оно проявилось в растущем интересе к методике, технике и процедуре исследования. Казалось, социологи располагают самыми надежными инструментами для получения объективно-истинного знания. Распространению этой иллюзии способствовала проблематика социологических исследований 1920-х гг. в США. Приведем здесь названия лишь некоторых: «Шайка», «Гетто», «Бродяга», «Золотой берег и трущоба», «Неприспособленная девушка». Ясно, что социологов (это были прежде всего представители Чикагской школы) волновали вопросы городской жизни, преступности, различного рода отклонений от принятых норм, девиантного (отклоняющегося) и делинквентиого (преступного) поведения. Государство некоторое время субсидировало такие исследования, однако быстро свернуло финансовую поддержку,' увидев в разоблачающих материалах социологов угрозу устоям общественного строя.

Индустриальная социология. Хоторнский эксперимент

Но помешать развитию эмпирической тенденции было нельзя. И основная причина этого заключалась в выходе социологии на принципиально иной объект деятельности — в сферу производства. Зарождается индустриальная социология. Одним из ее основоположников и руководителем эксперимента, положившего начало массовым исследованиям в промышленности, явился американский социолог и психолог Элтон Мэйо (1880—1949). Эксперимент получил название Хоторнского — от названия города Хоторн близ Чикаго, где располагались предприятия «Вестерн электрик компани», на которых в 1927—1932 гг. проводились исследования.

Чтобы была понятнее сущность эксперимента, необходимо напомнить о господстве в то время в сфере производства концепции Тейлора—Форда, согласно которой человек — это придаток механизма, призванный его обслуживать, и не более того. На этом, собственно, базировалась поточно-конвейерная система. Именно такое представление о человеке и его месте на производстве и попытался разрушить Э. Мэйо, доказывая, что иной подход сулит не только возникновение новых социальных отношений (названных им «человеческими»), но и рост производительности труда.

Последнее как нельзя более соответствовало устремлениям деловых кругов, особенно если учесть специфику этого периода — времени самого крупного за всю историю капитализма кризиса. Председатель правления «Дженерал фудз корпорэйшн» Кларенс Френсис так выразил суть нового подхода к человеку: «Люди состоят из тела, ума и души,


56

 Раздел I Введение в социологию

 и каждая из этих составных частей, особенно душа, должна быть использована для максимального увеличения производительности».

Первоначально эксперимент на заводах «Вестерн электрик» не имел никакого отношения к социологии. Речь шла о том, чтобы доказать справедливость гипотезы: чем лучше освещение рабочих мест, тем выше производительность труда. Однако в ходе изменения освещенности в экспериментальной комнате (как в лучшую, так и в худшую сторону) производительность труда непрерывно повышалась. Тогда стало ясно, что дело в иных факторах, связанных не с влиянием света и цвета стен, а с отношениями между людьми в бригаде. Эти отношения Мэйо определил как «человеческие», поскольку они базировались на стремлении людей понять друг друга. Наблюдения Мэйо показали, что члены бригады хотят быть включенными в группу и при этом чувствовать себя свободными. Желание быть включенным в определенную общность он назвал чувством «социабильности».

Отсюда был сделан вывод о необходимости стремиться к созданию на производстве «социабильных» образований, т.е. неформальных групп, работники которых чувствовали бы свою причастность к важным решениям. Таким был один из выводов Мэйо, имевший сугубо практический характер и давший немалый экономический и социальный эффект. Не менее важен был еще один вывод: руководители производства должны ориентироваться не столько на выпуск продукции, сколько на человека, его потребности и интересы, стремиться удовлетворить хотя бы некоторые из них. В конечном итоге это обеспечит эффективную деятельность производства, его социальную стабильность и устойчивость общества в целом.

Итак, эмпирические исследования в промышленности показали, что социально-психологические факторы играют большую роль. Кроме того, они открыли широкие возможности социологии и дали толчок к ее активному внедрению в деятельность фирм. Появилась потребность в новых кадрах, и американские университеты в 1930-е гг. стали энергично заниматься их подготовкой. Возникла нужная, модная и хорошо оплачиваемая профессия социолога.

§ 2. Теоретическая и эмпирическая социология в 1940-1960-х гг.

Активизация эмпирических исследований нанесла определенный урон теоретической социологии. Ведь этот процесс был связан с уходом либо уклонением от ответов на острые вопросы широкого социального звучания. Окончание Второй мировой войны и послевоенное


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 57

развитие общества таких вопросов поставили более чем достаточно. Настало время, когда проблемы методологии и теории должны были занять достойное место. Большую роль в этом сыграли работы П. Сорокина, Т. Парсонса, Р. Мертона.

Питирим Сорокин

Известный русско-американский социолог Питирим Сорокин (1889— 1968) первые серьезные труды написал в России, где жил до осени 1922 г., пока не был вынужден эмигрировать на Запад. Работая в США, он подверг критике эмпирическую социологию за мелкотемье и неумение охватить широкие социальные проблемы. Вместе с тем, занимаясь исследованиями социальной стратификации (расчленения общества на социальные группы и слои) и социальной мобильности (перемещениями людей из одного социального слоя в другой, о чем в 1927 г. им была написана большая работа), Сорокин стремился «вписать» их в широкие социальные структуры и рассматривать движение в обществе в связи с функционированием этих структур. Одной из них Сорокин считал социальные институты, поэтому не случайно обращал внимание на то, как влияют на социальную мобильность школа, бюрократия, армия, профессиональные организации, церковь и пр.

Анализируя социальную стратификацию, Сорокин доказал, что она является постйянной характеристикой любого организованного общества. Деление на страты (слои) есть всюду — в экономике, политике, науке, культуре, образовании, в менеджменте и в банде преступников. В рамках имеющейся стратификации происходит социальная мобильность, которая также выступает как естественное, нормальное состояние общества и включает в себя регулярные перемещения индивидов, групп, социальных объектов из одной социальной позиции в другую.

П. Сорокин известен как автор серьезных теоретических концепций, с помощью которых он стремился объяснить изменения в мире. Одна из них — концепция социокультурной динамики, другая — интегрального типа личности и общества. В рамках первой заметно стремление социолога рассматривать исторический процесс как движение типов культур, каждый из которых выступает в качестве определенной целостности. Таких основных типов Сорокин выделил три: чувственный, рациональный (умозрительный), идеалистический. Первый характеризуется преобладанием непосредственного чувственного восприятия действительности, второй — господством рационального мышления, третий — доминантой интуиции. Каждый из этих типов


58

 Раздел I Введение в социологию

 культуры находится в развитии и присущ человеческому обществу на различных этапах прогресса. Концепция социокультурной динамики Сорокина явилась одной из первых попыток проанализировать источники и движущие силы социальных изменений и их диалектику в обществе.

Теперь об интегральной социологии Сорокина. Идея интегрализ-ма оказалась сквозной для всего творчества ученого, коснувшись различных социальных субъектов, процессов и структур. Но наиболее ярко она проявилась в анализе личности и общества. «Новая интегральная теория личности, — писал Сорокин, не отрицает, что человек является животным организмом, наделенным "бессознательным", рефлексивно-инстинктивным механизмом тела, но она подчеркивает, что, помимо этой формы бытия, человек является сознательным, рациональным мыслителем и сверхсознательным творцом или духом»1.

Человек интегрален, полагал Сорокин, прежде всего по своей природе, которая складывается под комплексным влиянием ряда факторов космического, биологического, психологического, социокультурного характера. Для получения истины, являющейся главной целью деятельности человека, он пользуется тремя основными каналами — чувством, разумом, интуицией. В результате их интегрального использования знание о мире человека становится полным.

Что касается теории интегрального типа общества, то в ней Сорокин стремился представить свой вариант будущего. В 1960-е дт. в ряду концепций конвергенции (сближения, соединения обществ и стран с различным социальным строем) она занимала одно из центральных мест благодаря реалистическому подходу к пониманию взаимосвязи различных организаций и систем общественной жизни и использованию лучших достижений каждой из них в интересах человечества. В отечественной литературе I960—1970-х гг. эта теория подвергались критике, подчас огульной и необоснованной. Между тем ряд положений, касающихся действительных завоеваний человеческого общества, отражал реализм подхода Сорокина. Это, в частности, касается плюрализма форм собственности и политической структуры, стимулирования труда и экономической дисциплины, отношений с другими странами, способов планирования и т.д. Доказательством концептуальной значимости социологической теории П. Сорокина является то, что человечество пусть трудно, медленно, мучительно, но все же продвигается по пути интеграции.

1 Сорокин П Главные тенденции нашею времени М , 1993 С

 143


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 59

Толкотт Парсонс

Послевоенный период в развитии социологии (вторая половина 1940-х — 1960-е гг.) ознаменовался крупными работами еще одного «столпа» зарубежной науки, известного американского теоретика Толкотта Парсонса (1902—1979). Из многочисленных концепций, сформулированных им, отметим прежде всего две — теорию социального действия и структурно-функциональный анализ. В методологическом отношении они связаны, причем первая является базовой. Теорию социального действия Парсонс стал разрабатывать еще в 1930-х гг., находясь под влиянием идей М. Вебера, Э. Дюркгейма и др. В 1937 г. вышла его книга «Структура социального действия». В послевоенный период социолог развивал идеи этой теории.

Суть ее сводится к следующему. Любое социальное действие предполагает наличие, во-первых, действующего лица, во-вторых, конкретной ситуации, в-третьих, условий действия, состоящих из его цели и нормативных предписаний. Само действие, которому Парсонс придает ключевое значение, выступает как самоорганизующаяся система, обладающая символическими механизмами регуляции (языка, ценностей и др.), нормативностью (зависимостью действия от принятых в обществе норм и ценностей), волюнтаристичностью (независимостью от условий среды).

Центральное место в теории социального действия занимает понятие «система действия». Под ней Парсонс понимает различные уровни социальной реальности, определенным образом взаимосвязанные между собой. Он выделяет четыре основные системы: социальную систему, культуру, личность, организм. Чтобы каждая система действия нормально функционировала, требуется «соблюдение» ею четырех условий: поддержание ценностного образца системы, интеграция, целедостижеиие, адаптация. По существу, это инвариантный набор функциональных проблем, которые должны решаться в каждой системе и ее подсистемах.

При всей сложности теоретических построений Парсонса в них лейтмотивом проходит главная задача социологии — исследование структур и механизмов, обеспечивающих устойчивость социальной системы. Сама социальная система выступает как структура четырех взаимосвязанных элементов: норм, ценностей, ролей и коллективных организаций. Делая акцент в структурно-функциональном анализе на первой его части структурности системы (в отличие от Р. Мертона, подчеркивавшего значимость второй стороны — функций социальной системы), Т. Парсонс опирался на доказательство ее ста-


60

 Раздел I Введение в социологию

бильности применительно к рассматриваемым им социальным системам.

На решение этой задачи и был направлен струкгурпо-функцио-нальный анализ, в соответствии с которым общество и его подсист е-мы характеризовались с точки зрения выполнения ими определенного набора функций. Однако в 1960-х гг. стало очевидным, что при таком толковании социальных процессов трудно объяснить противоречия, конфликты, дестабилизацию, многие аномальные явления.

Появилась необходимость в углублении структурно-функционального анализа. Если позже Мертоп прибегнул к широкому использованию дисфункций (неблагоприятных последствий), явных и латентных функций (осознаваемых и неосознаваемых последствий), то Парсонс искал пути усиления концепции за ее пределами. Так возник его неоэволюционизм, связанный со структурной дифференциацией общества. Под ней Парсонс понимал поэтапное (от примитивного состояния к современному) усложнение социальной структуры, уменьшающее стабильность общества и его подсистем. Если в «примитивном» обществе дифференциация отсутствует, то в «промежуточном» она начинает разворачиваться, но по-настоящему дает о себе знать лишь в «современном» обществе.

Три типа общества, согласно Парсоису, в процессе развертывания, перехода от одного к другому подготавливают последовательную смену революций. «Промышленную революцию», дифференцирующую экономическую и политическую системы, сменяет «демократическая», разделяющая эти системы. Ей на смену приходит «образовательная революция», задача которой — отделить от социальной системы систему воспроизводства культуры.

Роберт Мертон

Идея соединения в социологии эмпирического и теоретического была одной из центральных в работе Роберта Мертона (1910—2003) «Социальная теория и социальная структура» (1949). По его мнению, наступил «золотой век» их единства. Однако в то время Р. Мертоп скорее выдавал желаемое за действительное. Параллельному развитию эмпирической и теоретической социологии предстоял еще долгий путь. Сам Мертон внес немалый вклад в преодоление этого параллелизма за счет своих теорий функциональною анализа и «среднею уровня».

В первой из них американский социолог формулирует теорему и основные постулаты функционального анализа. Теорема выглядит следующим образом: точно так же, как одно и то же явление может иметь многочисленные функции, так и одна и та же функция может


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 61

по-разному проявляться в многообразных явлениях. Следовательно, все социальные явления могут подвергаться функциональному анализу. Главное, чтобы объект анализа представлял собой стандартизованные (т.е. типизированные, повторяющиеся) явления. К их числу Мертон относил социальные процессы, культурные стандарты, социальные структуры, социальные роли, групповые организации, средства социального контроля и т.д.

Говоря о постулатах функционального анализа, американский социолог называет и характеризует три основных. Первый «- постулат функционального единства общества — состоит в том, что виды социальной деятельности или элементы культуры являются функциональными для всей социальной или культурной системы. Второй — постулат универсального функционализма — заключается в том, что все социальные или культурные элементы без исключения выполняют социальные функции. Наконец, третий — постулат необходимости — определяет ситуацию, при которой все эти элементы оказываются необходимыми.

Абсолютность сформулированных постулатов опровергается, по мнению Мертона, конкретными эмпирическими исследованиями многих социальных явлений и процессов. Так, постулат функционального единства общества ставится под сомнение тем, что в развитых странах такого единства просто не существует. Это подтверждается, к примеру, наличием религиозного плюрализма. Постулат обязательности может быть оспорен с помощью такого аргумента, как отсутствие в качестве обязательных атрибутов общества ряда социальных институтов. Такие институты, как семья, религия, социальная стратификация, существуют не в любом типе общества, считает американский социолог.

В отличие от Т. Парсонса, Мертон стремился акцентировать внимание не столько на функциях, способствующих установлению и поддержанию социального порядка, сколько на дисфункциях, создающих социальное напряжение и рождающих противоречия в общественных структурах. При этом под функцией он понимал наблюдаемые последствия, которые способствуют адаптации или приспособлению данной социальной системы, под дисфункцией — наблюдаемые последствия, которые уменьшают степень адаптированное™ системы.

Исходя из теории «среднего уровня», базирующейся на теории функционального анализа, Мертон приходит к выводу о необходимости «посредника» между эмпирическими исследованиями действительности и широкими теоретическими обобщениями закономерностей социального поведения. Теории «среднего уровня» могут быть как


62 Раздел I Введение в социологию

результатом обобщения большой группы социальных фактов, так и средством конкретизации отдельных областей социологии. В последнем случае они выступают как специальные социологические теории. Идеи Мертона сыграли позитивную роль в развитии западной социологии в 1950—1960-х гг., будучи направлены против засилья эмпиризма и ориентируя исследователей на участие в теоретических поисках. Этому же способствовали методологические построения П. Сорокина и Т. Парсонса — учителей Мертона, хотя их связь с эмпирической социологией оказалась не столь тесной, как у автора теории «среднего уровня».

Расцвет и «болезни» эмпирической социологии

Мы рассмотрели наиболее значительные теоретические построения в области социологии, характерные для второго, послевоенного периода ее развития. Общественная потребность в знании локальных сфер социальной действительности, ее проблем, процессов, институтов и организаций, с одной стороны, и влияние идей Р. Мертона — с другой, активизировали разработку социологических теорий «среднего уровня», формирование и развитие многочисленных отраслей социологии. Назовем лишь некоторые из них: социология труда, менеджмента, города, деревни, молодежи, досуга, образования, культуры, науки, семьи, политики, религии, языка, права, преступности, общественного мнения, массовых коммуникаций, медицины. В каждой из них возникают и множатся специальные социологические теории, призванные истолковать данные эмпирических исследований, а то и просто объяснить некоторые локальные проблемы и процессы.

В рамках прикладной социологии проводятся исследования, завершающиеся выработкой рекомендаций и созданием социальных технологий, в которых нуждаются промышленное производство, административные органы, образование, здравоохранение и др. Эмпирические исследования, наряду с важными и актуальными проблемами, касаются вопросов, не всегда значимых с социальной точки зрения. Это вызывает неудовлетворенность в обществе, некоторые начинают относиться к социологии как к науке, которая якобы мало что дает, к тому же скатывается в ползучий эмпиризм и мелкотемье.

Эту тенденцию высмеял в памфлете «Зонтиковедение — новая наука?» американский исследователь Дж. Сомервилл. Он приводит вымышленное письмо некоего ученого, который уверял, что создал новую отрасль науки — зонтиковедение. Этот ученый будто бы обследовал Манхэттен (район Нью-Йорка) и подсчитал число зонтиков, имеющихся в каждой семье, проанализировал их размеры и цвет.


Глава 3. Социология XX в.. эмпирия и теория

 63

Затем он сообщил, что собирается сделать это же во всем штате Нью-Йорк, в стране, наконец, во всем мире. Иронизируя над эмпирической социологией, Сомервилл выводит законы зонтиковедения, например «закон возрастания тенденции к приобретению зонтиков в дождливую погоду» или «закон соответствия цветных вариаций полу владельца» (как известно, мужчины предпочитают использовать черные зонты, тогда как женщины — разноцветные). Так Сомервилл высмеивал мелкотемье эмпирической социологии.

Некоторые эмпирические исследования того периода оставляют смешанное чувство. Вот, к примеру, работа Ж. Фриш-Готье и П. Луше «Голубеводство у шахтеров Севера»1: эмпирическое изучение роли голубеводства в жизни шахтеров Северной Франции. Выполнено оно в полном соответствии с принципами и нормами социологического исследования, на большом и репрезентативном массиве. В книге убедительно доказывается, что разведение голубей — один из любимых видов досуговой деятельности шахтеров, который позволяет им хорошо отдохнуть, развлечься, затем приступить к работе с новыми силами. Авторы показывают, что голубеводство позволяет снять напряжение жизни и отношений в сфере труда, особенно такого тяжелого, как шахтерский. Рассматривается отношение рабочих к этому виду времяпрепровождения, в целом весьма позитивное. Респонденты в ходе письменного (анкетного) и устного (интервью) опросов в большинстве своем отвечали, что за этим занятием они забывают об острых проблемах жизни, о тяготах подземного труда. Глядя ввысь, в небо, действительно, не думаешь о том, что происходит под землей. Так что, казалось бы, работа актуальна и подчеркивает значение эмпирической социологии как средства познания проблем, находящихся на острие жизни. Но, читая книгу, невольно задумываешься: неужели у шахтеров нет более важных проблем, чем разведение голубей? А куда «ушли» вопросы экономического характера, улучшения жизненного уровня? (Не будем забывать, что исследование голубеводства было проведено в 1957 г., когда и стачки, и забастовки имели массовый нарастающий характер.)

Наконец, возникает еще один вопрос: не выступает ли в этом случае эмпирическая социология средством отвлечения от наиболее острых проблем, смещения акцентов на второстепенные? Ведь, проводя исследования, публикуя свои работы, социологи тем самым привлекают внимание к ставящимся ими проблемам как наиболее актуальным. Следовательно, их подходы к определению значимости исследуемого материала и проблематики имеют объективные последствия.

 Fnsch-GauthierJ, Louchet P La colombophihe chez le mineurs du Nord P , 1961


64

 Раздел I. Введение в социологию

Поэтому критики «ползучего эмпиризма» и мелкотемья, а зачастую и никчемности некоторых исследований, видимо, во многом правы, усматривая причины этих явлений в социологии в отрыве от широких социально значимых проблем, в стремлении выдать подчас второстепенные вопросы за ключевые.

Завершая рассмотрение этого периода развития социологии (1940— 1960-е гг.), отметим, что он был ознаменован поиском путей развития как теоретической, так и эмпирической тенденций, возможностей их «сцепления». Несмотря на то что такой «механизм» не был найден и относительный параллелизм теории и эмпирии, макро- и микросоциологии сохранялся, в целом социологическая наука достигла значительных успехов и вышла на новые рубежи. Повысился ее авторитет во многих развитых странах, она окончательно утвердилась в качестве научной дисциплины и вузовской специальности, правительства выделили финансы для ее поддержки в центре и на местах. В государственные программы социального обеспечения, увеличения занятости, здравоохранения, образования, борьбы с бедностью, преступностью, другими аномалиями вошли выводы и рекомендации социологов.

Активизируется и международное социологическое сотрудничество. Регулярно собираются всемирные социологические конгрессы. Заметнее становится деятельность МСА (Международной социологической ассоциации).

 § 3. Развитие социологии на Западе в 1970-1980-х гг.

В 1970—1980-х гг. начался новый, продолжающийся в определенной мере по сей день период в развитии социологии. Появляются иные концепции и теории, определяющие ее лицо. Будучи тесно связаны с классическими идеями, они, по существу, их обновляют (хотя отдельные зарубежные социологи эту связь отрицают). Преемственность в социологии просматривается достаточно четко. Стало быть, новый период ее развития нужно рассматривать в тесной связи с предшествующими двумя, иначе можно не понять особенностей, характеризующих изменения в ней за последнюю четверть века. Важнейшая из них состоит в теоретической реконструкции социологии. Она, в свою очередь, определяется появлением и развитием ряда новых направлений и парадигм.

Парадигма в социологии: различия в подходах

Понятие парадигмы было введено в широкий исследовательский оборот американским философом и историком науки Т. Куном в середине


Глава 3. Социология XX в : эмпирия и теория 65

1970-х гг. и означает определенную совокупность фундаментальных оснований научного знания. Парадигма — это исходная концептуальная схема, своего рода модель постановки проблем и их решения. Иногда под парадигмой понимают крупные теории или группы теорий, а также всеми признанные достижения в данной области науки. Отсюда понятно, что в связи с наличием целого ряда фундаментальных теорий, социология выступает как «мультипарадигмальная» дисциплина, т.е. как наука, имеющая множество парадигм.

Исследуя ее современное состояние и используя идеи американского социолога Дж. Ритцера, Г.В. Осипов выделяет несколько парадигм, базирующихся на теориях К. Маркса, Э. Дюркгейма, М. Вебера, Б. Скиннера. Это парадигмы социальных фактов, социальных дефиниций, социального поведения. К первой Осипов относит структурный функционализм и теорию социальных конфликтов, ко второй — символический интеракционизм и этнометодологию, к третьей — теорию обмена и психологический редукционизм1.

Другой подход к проблеме парадигм в социологии предлагают С.А. Кравченко, М.О. Мнацаканян, Н.Е. Покровский. Все анализируемые ими парадигмы они группируют как: а) с т р у к т у р н ы е, б) и н -терпретативпые, в) интегральные и объединительные. Вначале они рассматривают парадигмы, сложившиеся до 1990-х гг.; структурный функционализм, парадигму конфликта, интерпретатив-ные парадигмы («понимающую социологию», символический интеракционизм, феноменологию, этнометодологию), интегральную социологию П. Сорокина, объединительные парадигмы. Затем следует выделение социальных теорий 1990-х гг., относящихся, в соответствии с установившейся сегодня в мировой социологии под влиянием ее признанных авторитетов терминологии, к так называемой постклассической социологии2.

Н.Л. Полякова, сторонник еще одного взгляда на парадигмальный характер социологии, полагает, что имеет смысл говорить не о множестве социологических парадигм, а лишь о двух — классической и современной-^. Что дает основание для подобного мнения? Западные социологи единодушно утверждают, что в связи с переломным характером современной эпохи описывать социальные сдвиги на уровне взглядов К. Маркса, М. Вебера, Э. Дюркгейма уже невозможно. Поэтому на сме-

^ См   Осипов Г В. Социология и социализм М., 1990 С 74—93

•^ См  Кравченко С А , Мнацакшмш М О, Покровский НЕ Социология парадигмы и

темы М , 1998.

>! См  Полякова НЛ. Oi [рудового общее 1ва к информационному, западная социо-

ло[ия об изменении (оциалыюй роли i руда. М ,1990


66

 Раздел I Введение в социологию

ну созданной ими картине социальной реальности, их представлениям об обществе, его социальной структуре и организации, индивиде должна прийти новая парадигма.

Что было характерно для картины социального мира, созданной Марксом, Вебером, Дюркгеймом? Прежде всего два важных положения Первое касается общества, основным конституирующим признаком которого является труд. Это в равной мере присуще и Марксу с его экономическим детерминизмом, в котором основная роль принадлежит производству, и Веберу с его признанием фундаментальной значимости хозяйственной сферы, и Дюркгейму, подчеркивавшему решающую роль общественного разделения труда в социальной жизни. Другими словами, несмотря на глубокие различия, общим для них является признание труда как наиболее фундаментального принципа, определяющего процессы создания, функционирования и развития общества. По существу, речь идет о парадигме трудового общества. Вторая характеристика «классической» картины социального мира — «человек труда», являющийся главным действующим лицом трудового общества Речь идет об индивиде, ориентированном исключительно на трудовой процесс и трудовые достижения.

Новая парадигма, отличающаяся от классической и возникшая в 1980-х гг., основывается на появлении принципиально иного типа общества. Имеется в виду информационное общество, базирующееся на новой социальной реальности — информационной основе. В качестве фактора, определяющего общественное устройство, рассматривается система производства не вещей и товаров, а информации. В свою очередь, в таком постмодернистском обществе на смену «экономическому человеку» приходит личность другого типа, в образе жизни которой доминируют иные мотивационные механизмы, иные ценности, выходящие за пределы материальных и утилитарных, потребительских устремлений. При этом нужно иметь в виду, что приставка «пост» в термине «постмодернистское», так же как и в других близких и созвучных понятиях — «постиндустриальное», «посттрудовое», «посткапиталистическое», — означает не только «после», т.е. общество, пришедшее на смену модернистскому, индустриальному и т.д., но и отрицание старого общества по существу, содержательно, принципиально.

Вероятно, первыми теоретически переосмыслить традиционную парадигму в социологии попытались представители Франкфуртской школы (М. Хоркхаймер, Т. Адорно, Г. Маркузе, Ю. Хабермас). Еще в 30-х гг. на базе Института социальных исследований во Франкфурте-на-Майне и «Журнала социальных исследований» сложилось направ-


Глава 3 Социология XX в   эмпирия и теория

 67

ление западной социологии, давшее начало неомарксизму. Это было течение социально-философской мысли, по-новому интерпретировавшее марксизм. Центральным для его представителей стало понятие «отчуждение» как социально-экономическая категория. Неомарксизм провозгласил приход на смену «марксовому» капитализму «позднего капитализма», изменяющего трудовую основу общества.

На рубеже 1970—1980-х гг представители этой школы, прежде всего Ю. Хабермас, публиковали свои работы в области социологической методологии. Так, в двухтомном труде «Теория коммуникативного действия» (1981) немецкий ученый, «преодолевая» марксизм, стремился обосновать разрыв «труда» и «интеракции» в том смысле, что на смену первому как господствующему типу отношений приходит универсальное взаимодействие людей во всех сферах жизни.

Несколько иные подходы к определению парадигм мы встречаем в современной западной социологической науке. Так, один из наиболее крупных ее представителей Энтони Гидденс (Великобритания) в качестве парадигм рассматривает концепции Конта, Дюркгейма, Маркса, Вебера, применительно же к современному состоянию социологии — функционализм и структурализм, символический интеракционизм, марксизм, теорию конфликтов1. В учебнике по социологии, написанном М. Тейлором, Л. Рин, С. Розенталем, К. Догби, характеризуются пять парадигм (по терминологии авторов, теоретических перспектив) современной социологии: функционализм, теория конфликта, теория обмена, символический интеракционизм, этнометодология2.

Приведенных точек зрения отечественных и зарубежных авторов на «мультипарадигмальный» характер современной социологии вполне достаточно, чтобы сделать вывод об усилении теоретического плюрализма, проявляющегося в дальнейшей дифференциации социологии, появлении в ней большого количества разноплановых направлений. Не ставя перед собой задачу систематизированного изложения содержания всего множества парадигм (это должно быть целью специальной большой работы), охарактеризуем некоторые из них, наиболее принятые и распространенные. Отметим, кстати, что одну из них — структурный функционализм, представленный наиболее полно в творчестве Т. Парсонса и Р. Мертона, — мы уже в общих чертах охарактеризовали.

Рассматривая ту или иную парадигму, будем иметь в виду, что каждая из них является определенным способом объяснения социаль-

1 См    Giddens A   Sociology   Cambridge,  1989, Idem   In Defence of Sociology
Cambridge, 1997

2 Cm  Taylor M, Rhyne L, RosenthalSl, Dogby К Introduction to Sociology N Y, 1987
P 13


68

 Раздел 1 Введение в социологию

 ных, групповых, межличностных отношений и процессов. Ценность всех парадигм современной социологии состоит в стремлении наш и переход от макросоциологического уровне изучения общественной жизни к микросоциологическому (и наоборот), что позволяет сочетать анализ человеческого поведения и деятельности социальных структур различной степени сложности.

Основные парадигмы социологии. Парадигма конфликтов

У истоков этой парадигмы находились К. Маркс и Г. Зиммель, которые рассматривали конфликт как естественное состояние общества, изначально присущее его природе. Маркс основной тип конфликта видел в классовой борьбе, которая, по его мнению, должна исчезнуть лишь в коммунистической формации, поскольку последняя, по определению, может быть только бесклассовым обществом.

В 1950—1960-х гг. парадигму конфликта разрабатывали Льюис Козер (США) и Ральф Дарендорф (ФРГ, в конце 1950-х гг. переехал в Англию). Они противопоставили эту теорию структурному функционализму, делавшему упор на стабильности и равновесии социальной системы. Л. Козер считает, что конфликты играют интегрирующую и стабилизирующую роль в обществе. Конфликт возникает из-за различия интересов групп в борьбе за собственный статус, власть и долю вознаграждения.

Конфликт выполняет ряд позитивных функций, способствуя разрядке напряженности, стимулируя социальные изменения, создание общественных объединений, развитие коммуникативных связей. Козер анализирует «парадокс Зиммеля», согласно которому наиболее эффективное средство сдержать конфликт заключается в выяснении сравнительной силы конфликтующих сторон. Если сделать это до возникновения фактического конфликта, то антагонистические интересы можно урегулировать бесконфликтным способом. Это важное теоретическое положение сегодня имеет большое практическое значение и в международных отношениях, и во внутренней жизни стран, переживающих сложные и переходные процессы.

Р. Дарендорф утверждает, что конфликтная модель общества является ведущей и объясняющей практически все сколько-нибудь значимые социальные процессы. Эта модель базируется на следующих трех положениях: а) в каждом обществе несогласия и конфликты повсеместны; б) каждое общество базируется на насилии одних его членов над другими; в) конфликты являются следствием изменений и сами ведут к ним.

Суть социального конфликта по Дарендорфу — борьба различных групп за власть, борьба, которая выступает как антагонизм между властью


Глава 3 Социология XX в.. эмпирия и теория

 69

и сопротивлением ей. Сам конфликт порождается властью, выступающей следствием неравного положения людей в обществе, в котором одни имеют силу, деньги и власть (поэтому командуют), другие — не имеют ничего этого (и вынуждены подчиняться). Главное, к чему призывает Дарен-дорф, — не доводить социальные конфликты до социальных потрясений.

В последние два десятилетия теория конфликта получила развитие в работах Д. Белла, К. Боулдинга (США), М. Крозье, А. Турэна (Франция), Ю. Гальтупга (Норвегия) и др. Они подчеркивают объективную ценность конфликта, не допускающего закостенения социальной системы и стимулирующего ее развитие. Вместе с тем социологи обращают внимание на те конфликты, которые тормозят этот процесс. К их числу они относят и классовую борьбу.

Причины социальных конфликтов часто усматривают в несовершенстве психологических механизмов, действующих в обществе, в межгрупповых отношениях. Главное, по мнению социологов, — не допускать расширения социальных конфликтов, перерастания их в состояние повышенной социальной напряженности. Эту задачу должны решать не только правительства, социальные институты, но и социологи, изучающие межгрупгювые отношения и общественные процессы.

Парадигма обмена

Еще одна парадигма современной западной социологии — теория социального обмена, развиваемая наиболее интенсивно американскими социологами Джорджем Хомансом, Питером Блау, Роем Эмерсоном. Функционирование человека и общества, в соответствии с этой теорией, базируется на обмене широко понимаемыми различными социальными благами и формами деятельности. Благодаря такому обмену существуют власть, престиж, статус, порядок и др.

Стремление (на психологическом уровне) человека к обмену рассматривается как базовое начало его деятельности и поведения. Благодаря обмену в обществе имеют место не только различные структурные образования (в том числе такие сложные, как социальные институты и организации), но и действуют многие механизмы отношений, в частности, признание, уважение, одобрение, успех, дружба и т.д. Взаимодействие на такой основе рассматривается социологами как обмен «выгодами», приносящий пользу обеим сторонам. Обменные акты трактуются в качестве элементарных социальных действий, на которых покоятся все уровни общественной жизни. Отметим, что речь идет не о сделках, сЕ5язанных с куплей-продажей, что было бы крайне примитивным толкованием теории социального обмена. Имеются в виду отношения и взаимодействия между людьми, касающие-


70

 Раздел I. Введение в социологию

ся социального «присвоения» качеств, характеристик, свойств личности другими.

По существу, на первый план выходит ценностно-нормативный уровень взаимодействия. Но если у Дж. Хоманса этот уровень (ценности, нормы, роли, статус) явно преобладает, то его последователи (П. Блау и Р. Эмерсон) стремятся усилить концепцию за счет перехода к более широким структурным связям на основе структурно-функционального анализа взаимодействия. Все исследователи этой парадигмы отмечают заметное преувеличение роли психологических аспектов концепции. Тем не менее ценность ее — в стремлении найти переход от микросоциологического к макросоциологическому уровню изучения общественной жизни, что позволило бы сочетать анализ человеческого поведения и деятельности социальных структур различной степени сложности.

Символический интеракционизм

Среди парадигм современной социологии все без исключения авторы называют символический интеракционизм. Его главная особенность заключается в анализе социальных взаимодействий на основе того символического содержания, которое люди вкладывают в свои конкретные действия. В рамках символического интеракционизма рассматриваются значения символов, которые выступают как необходимые средства социальных взаимодействий. Причем большое внимание уделяется основному символическому средству взаимодействия — языку. Социальный символ, выступающий знаковой структурой, является необходимым элементом выполнения социальной роли, без которой говорить о взаимодействии бессмысленно. За социальными символами скрывается соотнесение индивидом своих действий с социальными нормами и образцами поведения. Зная социальные символы как знаки взаимодействия, можно изучать его особенности.

Американский ученый Нейл Смелзер образно и содержательно передает смысл символического интеракционизма. Он пишет, что «люди не реагируют непосредственно на взаимодействия внешнего мира наподобие лягушки, которая автоматически выбрасывает язык, когда слышит жужжание мухи. Вместо этого люди придают определенные значения получаемым стимулам и реагируют в большей степени на эти значения, или символы, а не на сами стимулы. В числе символов, на которые реагируют люди, могут быть слова, предметы, дистанция, на которой общаются люди, выражение их лиц и поступки. Треугольные нашивки в виде слов "Остановись!" или "Как ты думаешь?" на модных джинсах и рубашках, легкий кивок головы, сигнализирующий другу,


Глава 3 Социология XX в.' эмпирия и теория

 71

что пора уходить с вечера, — все это символы. Прошлый опыт человечества и взаимопонимание того, что означают определенные символы, в большинстве случаев облегчают общение людей... Сторонники теории символической интеракции наблюдают действия людей в обычной обстановке повседневной жизни. Они изучают значения, которые люди придают своим действиям, и то, почему они это делают»1.

Основоположник символического интеракционизма — американский социолог Джордж Герберт Мид, хотя сам этот термин был введен в научный оборот не им, а его учеником американским социологом Гербертом Блумером. Мид считал, что социальный мир человека и человечества формируется в результате процессов социальных взаимодействий, в которых решающую роль играет «символическое окружение». Благодаря двум своим главным средствам — жестам и языку — оно способствует формированию сознания личности. Жест рассматривался Мидом как начальный, незавершенный элемент поведенческого действия, смысл жеста (если он понятен) вызывает инстинктивную реакцию человека. Но жест не имеет социально закрепленного значения. Зато им обладает другое основное средство «символического окружения» — язык. Транслируя символы партнеру по взаимодействию, индивид «передает» ему и ряд стимулов к поведению. Таким образом происходит передача определенной социально значимой информации.

Последователи Дж. Мида — его соотечественники Г. Блумер, Т. Шибутани, Т. Партленд и др. — представляют две школы символического интеракционизма — Чикагскую и Айовскую. Сторонники первой, изучая взаимодействие, делают акцент на процессуальной его стороне, представители второй — на стабильных символических структурах. Социальный процесс рассматривается социологами как выработка и изменение социальных значений, не имеющие строгой причинной обусловленности, зависящие больше от субъектов взаимодействия, чем от объективных причин. Социальная среда трактуется как результат взаимодействия людей, которые используют те или иные символы и значения для изменения этой среды.

При этом подходе к пониманию социального процесса явно недоучитывается действие материальных факторов, обусловливающих его развитие, а также изменение социальных смыслов и значений, раскрывающих преобразование широких социальных структур. На передний план выходят межличностные взаимодействия, а также динамика развития личности. По всей видимости, именно эти аспекты

Смелаер Я. Социология // Социол. исслед 1990. № 11. С. 128-129


72

 Раздел I. Введение в социологию

 символического интеракционизма и представляют наибольшую ценность для современной социологии.

Этнометодология

Еще одна парадигма современной западной социологии — этнометодология — определенным образом связана с символическим интеракци-онизмом (поскольку и для нее главное — изучение взаимодействия). Ее основатель — американский социолог Гарольд Гарфинксль. Смысл этой концепции состоит в превращении методов этнографии и социальной антропологии в общую методологию социологических исследований. Речь идет об использовании методов изучения различных примитивных общин и культур и переводе их на язык процедур анализа современных социальных и культурных явлений и процессов.

Этнометодология имеет дело с повседневными, обыденными действиями людей и их практическим мышлением в ходе осуществления такой деятельности. Исходя из этого, Гарфинкель изучал поведение людей в суде, очередь как явление социального порядка, беседы между людьми и т.д. Главное, что его интересовало, — как, каким образом, благодаря каким методам и каким действиям осуществляется деятельность группы, непосредственно производящей социальный порядок.

Предмет этномстодологии составляют процедуры интерпретации социальных явлений и их научного осмысления, осуществляемого как раскрытие механизмов социальной коммуникации между людьми. Поскольку последняя имеет место прежде всего в виде речи, языкового общения, приобретающего формальные очертания и структуры, становится понятным утверждение Гарфинкеля: «Интересы этнометодологии... настойчиво фокусируются на формальных структурах ежедневной деятельности». Большое значение придается мастерству обычного языка, с помощью которого Производится истолкование эмпирических ситуаций повседневной социальной жизни. Этим и должна заниматься, по мнению Гарфинкеля, социология.

Следовательно, анализ социальных коммуникаций позволяет обнаруживать реальные социальные проблемы. Отталкиваясь от формальных структур языкового общения, повседневного разговора, можно выявить социальные противоречия. Такой вывод основан на гипотезе, являющейся одной из базовых для этнометодологии и сформулированной Гарфинкелем изначально: давая рациональные объяснения своим действиям, люди делают эти действия рациональными, внося тем самым в социальную жизнь понятность, объяснимость и упорядоченность.


Глава 3 Социология XX в ■ эмпирия и теория

 73

Основное требование этнометодологии — не допускать разрыва между субъектом и объектом изучения. Социолог должен быть включен в ситуацию исследования, он не может смотреть на нее отстранен-но. Задача социолога — оказаться в состоянии взаимосопряженности с исследуемым, именно на этом базируется их взаимодействие. Представители этнометодологии подчеркивают, что такое взаимодействие, опирающееся на коммуникацию между исследователем и объектом изучения, дает неизмеримо более богатую информацию, чем любой иной способ. Поэтому выводы этнометодологов, достигаемые в ходе такого общения, часто носят характер простого здравого смысла, что называется, народной мудрости. Эти выводы воспроизводят социальное взаимодействие в качестве речевой коммуникации, характеризуемой как отражение поведения людей.

Таким образом, для этнометодологии социальная реальность лишена объективных характеристик. В качестве объективных свойств присутствуют значения собственных суждений, которые (значения) мы приписываем этой реальности. Социальная и культурная реальность, следовательно, конструируется в процессе взаимодействия на основе речевой коммуникации. Поскольку сама коммуникация отражает единичные акты деятельности, понятно, что реальность повседневной жизни этнометодологи рассматривают как поток уникальных, неповторимых ситуаций.

В итоге мы имеем дело с субъективистским истолкованием социальной действительности, которая, по существу, отождествляется с ее восприятием. Но, несмотря на то что объективное содержание социальной реальности в этнометодологии редуцируется к представлению о ней социолога, все же конкретные исследования обыденного сознания, общения, морали дают положительные результаты. Эта прибавка знания посредством исследований и обусловила популярность этно-методологической парадигмы.

§ 4. Современные движения и теории в социологии

В 1980—1990-х гг. возник целый ряд новых социологических теорий, которые не вышли пока на уровень парадигм, не приобрели характер общепринятого методологического «преклонения» перед ними, но вместе с тем оказались настолько своеобразными, что позволили говорить о появлении так называемой «постклассической» социологии. Одни авторы характеризуют ее возникновение как стремление преодолеть кризис теоретической социологии, которая оказалась не в со-


74

 Раздел I. Введение в социологию

стоянии с помощью «классических» теорий удовлетворительно объяснить возникшие изменения в мире и спрогнозировать новые социальные процессы. Другие, наоборот, рассматривают появившиеся в 1980—1990-х гг. теории как кризис в самой социологии, поскольку они оказались в такой же социальной роли, что и «классические» концепции XIXXX вв. Едва ли не главное обвинение, которое предъявляется в этой связи, — неспособность вовремя предвидеть радикальные преобразования в мировом социальном пространстве, связанные с развалом СССР, мировой системы социализма и крахом коммунистических иллюзий.

Лишь в одном сегодня никто не сомневается — в наличии кризисного социологического сознания и в стремлении его преодолеть. Весь вопрос в том, как это сделать. Один из предлагавшихся путей заключался в обновлении уже сложившихся в социологии парадигм. Так появились неоструктурализм, неофункционализм, неоэволюционизм, неомарксизм (уже во втором поколении, если первым считать Франкфуртскую школу) и др. При этом приставка «нео» чаще всего не означала радикальных перестроек в социологическом сознании.

Другой путь состоял в пересмотре позиций социологов благодаря использованию приставки «пост». Громко заявили о себе постмарксизм, постструктурализм, постпозитивизм, постмодернизм и т.д. Сразу нужно сказать, что дело, конечно, не в морфологических попытках преодолеть кризис в социологии (как и в случае с приставкой «нео»). Просто морфологическое изменение названий концепций оказалось самым легким вариантом теоретического переосмысления социологии. Однако и в отношении «пост»-теорий можно сделать аналогичный (в сравнении с «нео»-теориями) вывод.

Третий путь пересмотра позиций, традиционных для далекого и не очень социологического прошлого, состоит в поиске различных возможностей интеграции и объединения парадигм и теорий, что нашло свое отражение в целом ряде движений в социологии.

Наконец, четвертый путь — это создание отдельных теорий, посвященных анализу нового видения роли и перспектив социологии и рассматривающих в качестве своего предмета какие-либо значительные социальные образования (например, теория структурации Э. Гидденса, теория социального поля (социального пространства) П. Бурдье, теория социальных изменений П. Штомп-ки). Прежде чем характеризовать некоторые из этих концепций, рассмотрим общее состояние современной теоретической социологии.

Известный американский исследователь, профессор социологии университета Мэриленд Джордж Ритцер считает, что 1980—1990-е гг.


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 75

определяются наличием четырех широких движении, характеризующих современную теоретическую социологию: 1) интеграция микро- и макросоциологии, 2) интеграция теорий структуры и действия, 3) теоретический синтез, 4) развитие метасоциологии^. Первое движение означает интеграцию существующих парадигм (теорий конфликта, обмена, этнометодологии, символического интеракционизма, структурного функционализма и др.) на четырех уровнях анализа: макрообъективности, макросубъективности, микрообъективности, микросубъективности. Это позволило американскому социологу Джеффри Александеру создать модель «многоизмеримой социологии». Тем не менее движение к интеграции не завершено, и потребуется еще немало усилий на пути достижения реального единства макро- и микросоциологии.

Второе движение, в отличие от первого, характерного больше для США, развивалось, параллельно с ним, в Европе. Интерес к интеграции теорий социального действия и структуры был особенно характерен для британских социологов М. Арчер и Э. Гидденса, польского социолога П. Штомпки, немецкого социолога Ю. Хабермаса, французского — П. Бурдье. Первая попытка здесь принадлежала Э. Гидденсу и была связана с его известной теорией структурации, в которой провозглашалась «дуальность» структуры и действия, что означало преодоление их параллельного анализа и стремление включить действие в структуру, а структуру — в действие.

Третье движение базируется на выявлении многочисленных попыток теоретического синтеза, но большинство из них не ведет к развитию общей социологической теории, которая охватила бы все концепции (например, стремление синтезировать структурный функционализм с символическим интеракционизмом). Многие попытки касаются синтеза идей старой, классической и неоклассической социологии (например, соединение идей Г. Зиммеля и Т. Парсонса). Все сколько-нибудь значимые и распространенные как в прошлом, так и в настоящем теории подвергаются в различных комбинациях синтезу. Более того, теоретический синтез выходит за пределы социологии и начинает распространяться на другие дисциплины (например, на социологию с историей, биологией, экономикой и т.д.).

Наконец, четвертое широкое движение в теоретической социологии связано с развитием метатеорий. Здесь главным является анализ в качестве предмета исследования самих социологических теорий. Это теории модернизации, «общества риска», постмодернизма и др. Интерес к метатеоретической проблематике — это, по существу,

1 См.: Ritzer G. Classical Sociological Theory. N.Y., 1996. P. 76-81.


76 Раздел I Введение в социологию

интерес к систематическому изучению социологической теории, ее структуры (Э. Гоулднер, Дж. Ритцер, Р. Фридрихе).

Теперь кратко остановимся на некоторых «объединительных» теориях, поскольку из только что данной характеристики основных теоретических движений в социологии с очевидностью вытекает главная их тенденция и направленность — синтезировать и интегрировать лучшие достижения этой науки, преодолеть их концептуальную разобщенность.

Теория структурации Э. Гидденса

Основные положения этой теории были изложены Э. Гиддснсом в работе 1984 г. «Конституирование общества: очерки теории структурации»1. В ней исследователь ставит задачу преодолеть ограниченность предшествующей ортодоксальной социологии. Последняя объясняла человеческое действие внешними социальными причинами (например, по Дюрк-гейму, та или иная структура общества является внешней по отношению к индивиду и принуждает его к определенному поведению). Между тем природу действия необходимо понимать, считает Гидденс, на основании знания подлинных внутренних побуждений самого действия, его структуры, которая является не только «принуждающим», по и «внутренним» фактором, дающим индивиду определенные возможности. По мнению социолога, структура и действие не могут существовать отдель- но друг от друга. В то же время в социологической науке их изучение  оказалось разобщенным. Анализ взаимосвязи структуры и действия яв- ляется центральной задачей теории структурации.

Сам термин «с т р у к т у р а ц и я » направлен на выявление потенци- ала понятия «структура» как категории динамической (в отличие от ее традиционной статической трактовки). Рассматривая понятие струк- туры, Гидденс стремится показать его богатые возможности, выходящие далеко за пределы традиционного использования применительно к определенным институциализированным явлениям (структура общества, классовая структура, социальная структура и т.д.). Одна из таких новых возможностей — характеристика структуры как порядка воспроизводства социальных практик во времени и пространстве. Поскольку сами социальные практики очень многообразны (в одной и  той же стране в разные периоды ее развития, в разных странах), постольку возникает проблема их упорядочивания. Именно это и делают  люди как социальные акторы благодаря своим действиям.

Другими словами, действия людей производят структуры — не как  какие-то закостеневшие институциональные образования, а как жи-

1 Перевод на русский язык игавы и) лой книг и см Современная социальная тео- рия Бурдъе, Гидденс, Хабермас. Новосибирск, 1995 С 40—72


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 77

вые, постоянно изменяющиеся социальные практики. Структура в этом случае выступает в качестве образца социальных отношений, существующий в данномвремени и в данном пространстве.

В теории структурации, как уже отмечалось, ключевым является положение о дуальности структуры как взаимосвязи структуры и действия. Раскрывая дуальность структуры, основанной на повторяющемся характере человеческой деятельности, связанной с социальным воспроизводством, Гидденс имеет в виду, что структурные свойства социальных систем являются одновременно и средством, и результатом практик, которые они регулярно организуют*. Английский социолог говорит о двух видах структур в социальной жизни — правилах и ресурсах. К правилам относятся те процедуры, которым люди должны следовать в жизни, благодаря чему они участвуют в повседневных социальных практиках. «Правила, как я их понимаю, — пишет Гидденс, — обязательно вторгаются в бесчисленные рутинные практики, но рутинная практика как таковая сама по себе не является правилом»2. Как и правила, ресурсы возникают также в ходе деятельности людей, «это средства, с помощью которых исполняется власть, рутинная составляющая осуществления поведения в социальном воспроизводстве»^.

Э. Гидденс различает две категории ресурсов — аллокативные и авторитарные. Первые — это средства, обеспечивающие господство индивидов над материальными объектами, сюда можно отнести средства производства, сырье, произведенные товары. Авторитарные ресурсы означают средства, обеспечивающие индивидам управление деятельностью других. К ним можно отнести нематериальные ресурсы: организацию отношений между людьми, жизненные шансы людей, способность одних доминировать над другими и т.д. И аллокативные, и авторитарные ресурсы становятся реальными структурами только тогда, когда воспроизводятся в процессе взаимодействия между людьми. Сами по себе эти ресурсы структурами не являются.

В чем пафос концепции структурации? Прежде всего в стремлении доказать активное начало как структуры, так и действия. Структура может влиять на человеческое поведение благодаря знанию правил и умению использовать ресурсы. Тем более что в обществе всегда существует определенный запас знания, большое количество «общего знания» в отношении того, как поступать человеку, как вести себя в повседневной жизни. С другой стороны, теория структурации стремится ответить на вопрос, как возможно существование общества, ор-

  1.  См. Современная социальная теория.   С 61
  2.  Там же. С. 55.

3 Там же С 52


78

 Раздел I. Введение в социологию

 ганизованной общественной жизни. Выясняется, что основание социального порядка находится в повторяющемся характере социальной деятельности, ее связи с регулярными социальными практиками на базе взаимозависимости структуры и действия.

Теория социальных изменений П. Штомпки

Теория структурации Э. Гидденса послужила в определенной мере толчком для появления в 1990-х гг. работ польского социолога Петра Штомпки (ныне президента Международной социологической ассоциации), посвященных комплексному и целостному анализу социального становления и социального изменения1. Но прежде чем рассматривать теорию социального изменения П. Штомпки, приведем мнение В.А. Ядова, имеющее к ней прямое отношение. Рассматривая важнейшие изменения в новейшей теоретической социологии, российский учёный говорит о двух принципиальных поворотах: а) переосмысление масштабов социального пространства в сторону его глобализации; б) перенос центра внимания с изучения социальных структур на социальные процессы й изменения^. Эти повороты достаточно четко просматриваются в теории социальных изменений Штомпки, за счет чего она оказывается вполне адекватной современным процессам и общественным реалиям. Необходимо сделать лишь одно небольшое уточнение. Сами социальные структуры рассматриваются польским социологом «процессуально», что составляет одну из главных особенностей его подхода. Именно здесь и сказывается влияние теории структурации Гидденса.

Основными составляющими теоретической модели Штомпки являются четыре категории: структуры, деятели (агенты), деятельность, действие. Уже здесь нетрудно обнаружить определенное сходство с «дуальностью» структуры Гидденса, по крайней мере, в стремлении соединить два узловых понятия: структуру и действие. Но дальше дискурс (стиль мышления и способ аргументации) Штомпки приобретает иную направленность.

Главным становится анализ взаимодействия структур по отношению к субъектам действия. Оказывается, что структуры проявляют себя совершенно независимо и неожиданно (эмерджентно). Польский социолог говорит о трех формах независимой динамики структур, которые он рассматривает в виде трех принципов: инерции, момента, последовательности. Принцип   инерции  означает, что «обычно

1 Основные концептуальные положения этого анализа содержатся в главе 15 книги:
Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996 С. 268—292.

2 См.: Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, профамма, методы.
Самара,1995. С. 13-14.


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 79

предпочтительнее, чтобы функционирование продолжалось в том же режиме, без радикальных поворотов (например, в странах «реального социализма» в течение долгого времени типичной реакцией на экономические трудности было скорее повышение цен и налогов, нежели переход от планируемой к рыночно-ориентированной экономике...)». Принцип момента состоит в том, что за определенной стадией чаще всего наступает следующая (если, к примеру, сделаны инвестиции в какую-то конкретную сферу экономики, это влечет за собой инвестиции и в другие сферы, с ней связанные). Наконец, принцип последовательности заключается в том, что «следующие одна за другой фазы не могут быть пропущены (например, экономику нельзя модернизировать без предварительного обучения рабочей силы...)». Все эти примеры Штомпка приводит для того, чтобы показать: структуры в обществе могут проявить себя относительно индивидов самым неожиданным образом1.

Несмотря на то что структуры независимы от агентов и в этом смысле могут «вести себя» неожиданным образом, они не в состоянии существовать без субъектов деятельности. В свою очередь, сами агенты в реальной действительности обязательно включены в структуры. «Мы, — пишет Штомпка, — не найдем ни одного примера в общественной жизни, в котором не было бы слияния структур и агентов, операций и действия. Покажите мне агента, который не встроен в какую-нибудь структуру, или структуру, которая существует отдельно от индивидов, или действие, которое не включено в социальные операции, или, наконец, социальное оперирование, которое не распадается на действия. Нет бесструктурных агентов, и нет безагентных структур»2. В этом контексте польского социолога поражает мудрость сентенции, приписываемой Ч. Кули: «Личность и общество — близнецы-братья». Нам же так и хочется добавить слова В. Маяковского (сказанные, правда, совсем по другому поводу): «Кто более матери-истории (читай: социологии. — Г.З.) ценен?»

То, что было сказано, — лишь исходный момент модели социального становления, разработанной Штомпкой. Чтобы она «не повисла в воздухе», социолог помещает ее в двуединую среду, включающую природу и сознание. Первую он рассматривает как неизбежный «контейнер», в котором «помещается» социальная жизнь. Это внешние природные условия, в которых действуют люди и оперируют структуры. Природная среда включает в себя и внутренние черты индивидов, в целом же она влияет на общество не только извне, но и изнутри

1 См.: Штомпка П. Социология социальных изменений. С. 269—270

2 Там же. С. 272.


80

 Раздел I. Введение в социологию

 через биологическую конституцию и генетический багаж популяции. Что касается второй среды — сознания, среды мыслей, верований, идей, то оно (Штомпка рассматривает его в трех видах — как индивидуальное, коллективное и социальное) не только воздействует на практику, но и является «посредником» между природной средой и человеком (обществом).

Наконец, еще один элемент модели социального становления, без которого ее нельзя понять, — фактор времени. Как пишет Штомпка, «и природа, и сознание вступают во взаимоотношения с обществом, которое формирует и формируется одновременно»1. Несмотря на эту одновременность, исторический процесс рассматривается им как смена различных временных точек самопрсобразования общества. Схематично социолог предлагает пять таких точек: общество в далеком прошлом, общество в прошлом, общество сегодня, в настоящем, общество в будущем, общество в отдаленном будущем.

Процесс исторического развития осуществляется, согласно модели социального становления, благодаря наличию четырех типов причинных узлов: структурных воздействий, способностей субъектов, «очеловеченной природы», видоизменяющегося сознания. Эти узлы и составляют, по мнению Штомпки, механизм социального становления исторического процесса. Сам исторический процесс непрерывен, ничем не предопределен и не необходим. История имеет множество альтернативных путей развития.

Рассматривая исторические изменения, польский социолог доказывает, что они охватывают не только действия и практику, не только природу и сознание, но и связи между всеми ними, способы, которыми они объединяются и своими действиями порождают социальную динамику. Таким образом, к своей модели Штомпка добавляет самый последний, наиболее сложный узел обратной связи: «дело не только в том, что деятельность агентов (субъектов) изменяется в процессе их собственной практики, но и в том, что само социальное становление изменяет свой облик в ходе истории»2.

Завершая анализ концепции социального изменения П. Штомпки, следует отметить как ее реалистический, так и в целом оптимистический характер. Социолог видит в качестве общего знаменателя основных тенденций исторического процесса растущий контроль над природной средой, управление ею и обособление от нее. Общество, с одной стороны, постепенно подчиняет природные ресурсы потребностям людей, с другой — стремится к собственной защите от негатив-

1 Штомпка П Социология социальных изменений С 287

2 Там же С. 290.


Глава 3 Социология XX в.. эмпирия и теория 81

ного воздействия природы. Что касается сознания, то благодаря росту знаний, развенчанию всякого рода мифов, иллюзий и других продуктов «ложного сознания» становится возможным точнее предвидеть, планировать и целенаправленно изменять социальную жизнь.

§ 5. Отечественная социология: от этапа к этапу

Рассмотрим коротко вопрос об основных периодах развития социологии в нашей стране в XX в. Так же как и западная социология, она прошла несколько ступеней. Однако они качественно отличались от описанных выше периодов. Обладая богатыми традициями, заложенными социологическими исследованиями в дореволюционный период, социология в нашей стране сделала заметные шаги и добилась немалых результатов в 1920-х гг. На них и приходится первый период ее разви гия.

Он характеризуется сложной ситуацией противоборства двух тенденций — немарксистской, идущей от достижений крупных дореволюционных социологов П.А. Сорокина, Н.И. Кареева, Е.В. Де-Робер-ти и др., и новой, марксистской, получившей все условия для своего утверждения после Октябрьской революции 1917 г. К 1923 г. эта борьба завершилась в пользу последней. «Организационным» оформлением этой «победы» явилась высылка из России осенью 1922 г. крупнейших представителей творческой интеллигенции, среди которых оказалея и П.А. Сорокин.

Тем не менее успехи социологии на пути ее институционализации были немалыми, особенно если учесть состояние глубокой разрухи, в котором оказалась экономика в послереволюционные годы. Издается много теоретических работ, появляются первые учебники и учебные пособия по социологии. В Петроградском университете в 1920 г. создается факультет общественных наук с отделением социологии в его составе, во главе которого стал П.А. Сорокин. Формируются первые кафедры социологии в Петроградском и Ярославском университетах.

Победа марксистской линии в социологии была связана с четкой нацеленностью последней на «обеспечение» победы социализма. Сыграли свою значительную роль работы Н.И. Бухарина, в которых социология отождествлялась с историческим материализмом.

Помимо развития теоретической социологии, заметных успехов достигли отдельные отрасли социологического знания, в первую очередь социология политики, социология труда, социология деревни. В эти годы проводились важные для страны исследования — как тео-


82

 Раздел I Введение в социологию

ретические, так и эмпирические. Определенные результаты были получены также в области методики, техники и процедуры изучения целого ряда актуальных проблем.

Среди авторов многочисленных исследований по проблемам рабочего класса, крестьянства и интеллигенции, труда и быта, культуры и образования, методологии и методики их изучения — А.К. Гастев, А.В. Болтунов, Е.О. Кабо, Б.В. Коган, М.С. Лебединский, С.Г. Струми-лин, А.В. Чаянов. Некоторые работы получили международное признание. Среди них отметим те, что были посвящены изучению роли социального фактора в производственной деятельности человека. По существу, они предвосхитили труды зарубежных ученых в области индустриальной социологии.

Однако в конце 1920-х — начале 1930-х гг. социологические исследования сворачиваются. Этому способствовало несколько обстоятельств. Социология была объявлена составной частью диалектического материализма, и тем самым сразу был поставлен под сомнение вопрос о ее самостоятельном статусе как науки. Более того, среди идеологов страны возникла «антисоциологическая» линия, отрицавшая вообще право социологии на существование из-за ее буржуазного происхождения.

Этим «аргументом» немедленно воспользовался Сталин, которому социология как наука, раскрывающая противоречия общественных процессов широкого социального и локального характера, была не нужна. Тоталитарная система вполне могла обойтись без их изучения. Социология объявляется буржуазной лженаукой, термин «социология» был изъят из употребления. В последующие 30 лет социология не только не развивалась, но, по существу, была отброшена назад. Целое поколение людей оказалось лишенным всякого представления о возможностях этой науки.

Социологические исследования вновь обретают права гражданства лишь в конце 1950-х — начале 1960-х гг., во время хрущевской «оттепели». Начинается новый период — возрождения и затем развития социологии, который продолжался вплоть до второй половины 1980-х гг. В это время социология добилась заметных успехов. Прежде всего, она стала легально развиваться, правда, вначале в основном как не столько теоретическая, сколько эмпирическая наука. Были проведены важные исследования культурно-технического уровня рабочего класса, научно-технического прогресса, отношения рабочих к труду, бюджетов времени различных категорий населения, брака и семьи, молодежи и др. В 1968 г. был создан Институт конкретных социальных исследований (с 1972 г. — Институт социологических исследований, с 1990 г. — Институт социо-


Глава 3. Социология XX в  эмпирия и теория

 83

логии АН СССР, с 1992 г. — Институт социологии РАН). С 1974 г. стал издаваться журнал «Социологические исследования».

Появилось немало ярких ученых, получивших известность не только в нашей стране, но и за рубежом, среди них — Б.А. Грушин, Т.И. Заславская, А.Г. Здравомыслов, Л.Н. Коган, И.С. Кон, Ю.А. Левада, Г.В. Осипов, А.Г. Харчев, О.И. Шкаратан, В.Э. Шляпентох, В.Н. Шуб-кин, В. А. Ядов. Возникли центры развития социологии в различных регионах страны (Москва, Ленинград, Урал, Сибирь, Поволжье, Северный Кавказ и др.), которые возглавили крупные исследователи.

Однако на состоянии социологии не мог не сказаться общий дух периода «застоя». Науке с большим трудом приходилось преодолевать сопротивление командно-административной системы. Партийно-бюрократическому аппарату социология если и была нужна, то лишь как инструмент апологетики его деятельности. Поэтому со стороны властей постоянно чинились препятствия талантливым ученым, результаты многих интересных исследований не публиковались вследствие остроты анализируемых проблем. Некоторые социологи подвергались гонениям, отдельные ученые вынуждены были уехать за рубеж.

Более благоприятные условия возникли лишь в конце 1980-х гг. В годы перестройки и особенно в «постперестроечное» время начинается третий период в развитии отечественной социологии, которому суждено, по нашему мнению, стать по-настоящему «этапным». Разумеется, возможности, особенно материальные, для проведения социологических исследований пока еще скромны. Государственные ассигнования весьма ограничены, но они должны расти по мере того, как социология в качестве эффективной социальной науки будет утверждаться все больше и больше. Чем активнее проявит себя наука, тем благоприятнее станет поле ее деятельности. Хотя вместе с тем действует и иная тенденция: чем существеннее вложения в развитие социологии, тем больше шансов у нее доказать свое право на них. Стала возможной публикация таких материалов, о которых раньше и мечтать было нельзя. В стране наконец был признан статус социологии как самостоятельной науки. Профессия социолога оказалась полностью «узаконенной». Подготовкой будущих специалистов в этой области научно-практической деятельности занимаются сейчас более чем на 90 факультетах, отделениях и кафедрах.

Сегодня нет сколько-нибудь важной сферы общественной жизни, в которой не велись бы социологические исследования. Крупные ученые-социологи стали привлекаться для разработки и экспертизы документов, имеющих важнейшее общественно-политическое и народно-


84

 Раздел I. Введение в социологию

 хозяйственное значение. Появился шанс не только наверстать упущенное, но и преодолеть очевидный разрыв в уровне развития отечественной и зарубежной социологии.

Новое социологическое мышление

Нельзя говорить о дальнейшем развитии отечественной социологии без тесной интеграции ее в мировую социологическую науку. Изменения в социологии идут рука об руку с эволюцией современного мира. Основной тенденцией перемен является сближение стран, которое происходит во многих сферах жизни и свидетельствует о наличии между этими странами общих интересов. Отражение такой тенденции — новый менталитет, смысл которого состоит в признании приоритета общечеловеческого, в осознании совпадающих интересов и конституировании государственной деятельности, направленной на сближение различных стран, преодоление между ними конфронтации и поиск тождественных позиций, способствующих достижению мира и социального прогресса.

Не может стоять в стороне ог этого и мировая социология, яркое подтверждение тому — четыре последних всемирных социологических конгресса: XII, июль 1990 г., Мадрид (Испания); XIII, июль 1994 i., Би-лефельд (Германия); XIV, июль 1998 г., Монреаль (Канада); XV, июль 2002 г., Брисбен (Австралия). На конгрессах фиксировались серьезные сдвиги, происшедшие в развитии общесоциологической теории, в понимании социальных изменений в мире, в исследованиях глобальных и региональных процессов. Отмечалось, что, возможно, не стоит стремиться к созданию единой общесоциологической теории, которая могла бы удовлетворительно объяснить многообразие происходящих в различных культурах и регионах социальных процессов. Стало быть, нужны различные социологические теории для анализа социальных изменений, что служит доказательством своеобразного социологического плюрализма. Участники конгрессов говорили, что требуется tic интеграция социологической теории, а консолидация различных подходов, концепций, культур, образов жизни.

В идее консолидации, в многообразии равноправных социологических концепций и подходов к различным объектам изучения нашла свое отражение усиливающаяся тенденция к интернационализации социологии, формированию социологического знания, состоящего из теорий, не отрицающих друг друга, а принимающих их как данность.

В связи с этим имеет смысл говорить о складывании нового социологического мышления. Основным его принципом должно стать преодоление традиционного разделения социологии на марксистскую


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория

 85

и немарксистскую, западную и восточную и т.п. и движение в сторону единого мирового социологического знания, «заинтересованного» в решении общих задач. При этом не должны исчезнуть своеобразие различных социологических школ, многовариантность путей достижения поставленных целей.

Единство и многообразие в социологии в их диалектическом сочетании — это также принцип нового социологического мышления. Нельзя не вспомнить аналогичного подхода к данной проблеме выдающегося социолога XX столетия П. Сорокина, сравнившего в докладе на VI Всемирном социологическом конгрессе (1966, г. Эвиан) социологию с двуликим Янусом, одно лицо которого — единство, другое — разнообразие. В то время призыв Сорокина к конвергенции социологии, сближению и единению ее представителей из разных стран был воспринят рядом советских авторов, в том числе и участниками конгресса, как крайне реакционный и подвергну! резкой критике. Однако прошедшие годы показали, что Сорокин был прав. Время же для действительного единства в социологии при всем многообразии позиций приходит только теперь. Это единство в многообразии становится возможным благодаря совершенно новой политической и идеологической обстановке в мире, связанной с окончанием изрядно затянувшегося периода «холодной войны».

Каковы же конкретные предпосылки выработки нового социологического мышления, связанные с чисто внутренними социологическими процессами? Что может не только свидетельствовать о сближении позиций социологов различных стран, но и приводить к их реальной консолидации при сохранении своеобразия национальных школ и течений?

Прежде всего, это схожие исследовательские проблемы. Они актуальны для социологии различных стран и способны, в случае их совместного изучения, поднять социологическое знание на принципиально новый уровень. Здесь может оказаться очень важным получение сопоставимых данных, которые целесообразно использовать для решения самых различных задач, имеющих и теоретический, и прикладной характер. Постановка, содержание, пути исследования схожих или даже общих проблем в различных странах обусловлены тем, что их население тревожат вопросы выживания человека и человечества, борьбы с терроризмом, экологической безопасности, этносоциальных и межнациональных отношений, образа жизни, семейной консолидации, бедности и неравенства, образования и культуры, взаимоотношений между различными социальными группами, деятельности социальных институтов и организаций и т.д.  Поэтому


86

 Раздел I. Введение в социологию

вполне резонна совместная разработка методологии и методики этих исследований с последующей их организацией и проведением в заинтересованных странах.

Выработка нового социологического мышления и через него — движение в сторону единой мировой социологии, не раздираемой антагонизмами и взаимными претензиями дифференцирующихся школ, течений и направлений в различных странах, достижимы в результате обнаружения схожих, во многом совпадающих проблем как организационно-содержательного, так и исследовательского характера, стоящих перед наукой в этих странах.

Среди этих проблем назовем следующие: глобалистика социальной жизни; борьба с терроризмом и отношение к ней населения; социальные изменения сквозь призму прошлого, настоящего и будущего; социальные движения и революции; межнациональные конфликты; современный урбанизм; актуальные вопросы повседневного бытия населения, его уровня жизни и здоровья, образования и культуры. В последние годы заметен большой интерес к сравнительным кросс-культурным международным исследованиям по названным и иным проблемам. Отечественные социологи стремятся принимать в них самое активное участие, как и в дискуссиях по данным проблемам, подчеркивая их злободневный для нашей страны характер.

Сближение социологов различных стран, прежде всего тех, которые до недавнего времени работали разрозненно, плохо знали друг друга, требует интенсификации контактов в различных сферах деятельности. Здесь имеют значение любые формы: проведение международных конгрессов, симпозиумов и конференций, совместные исследования, обмен преподавателями, стажерами, студентами, аспирантами.

Особенно важно все это для молодого поколения ученых, перед которым открывается широкая дорога к анализу зарубежного опыта и овладению исследовательским мастерством с учетом лучших мировых образцов. Студенты, аспиранты, уже работающие молодые социологи получают возможность изучать социологию и стажироваться в университетах США, Великобритании, Германии, Франции и других стран, что послужит дальнейшему развитию науки.

Подведем краткий итог. Логика развития жизни, ход процессов в мире и отражение их в научном мышлении с неизбежностью ведут к преодолению границ, стиранию демаркационных линий между социо-логиями разных стран. И в теории, и в практике социологической деятельности наблюдаются новые, крайне важные позитивные процессы сближения и выработки общих позиций. Не так быстро идет движение к единой мировой социологии, но оно набирает силу и темпы.


Глава 3. Социология XX в.: эмпирия и теория 87

В этой главе были рассмотрены основные периоды и тенденции развития современной социологии, ее состояние и изменения в XX в. В результате изучения этого процесса была обнарулсена тенденция к сближению ведущих линий теоретического и эмпирического исследований, дающая основание считать, что начало XXI столетия будет ознаменовано дальнейшими поисками в названном направлении.

Прогнозируя последующее развитие мировой социологии, назовем в качестве важной, может быть, даже основной тенденции этого процесса консолидацию социологических парадигм, включая марксистскую. Методологическое сближение не кажется нам сегодня невозможным, методологическое противостояние, напротив, тормозит развитие науки. Итак, консолидация мирового социологического знания — вот та главная тенденция, которая уже сегодня, пусть робко, только в виде первых росточков, начинает проявлять себя. Глобализация, которая рассматривается сегодня как универсальное явление, охватившее все основные сферы жизни значительной части мирового сообщества, все больше включает в себя и развитие социологической науки и практики.

Вопросы и задания

  1.  Каковы причины распространения эмпиризма в социологии в 1920—-1930-х гг.?
    В чем проявились достижения и ограниченное гь эмпирической социологии?
  2.  Охарактеризуйте вклад в разви гие теоретической мысли крупнейших социоло
    гов
    XX в. П. Сорокина, Т. Парсонса, Р. Мертона.
  3.  Почему социологию можно квалифицировать как мультипарадигмальную науку?
  4.  Какие подходы к систематизации социологических парадигм существуют?
  5.  Проанализируйте содержание основных социологических парадигм.
  6.  Какие теоретические направления можно отнести к постклассическим? Почему
    они выступают в этом качестве?
  7.  В чем особенности развития отечественной социологии XX в.? Выделите основ
    ные этапы, дайте их характеристику.
  8.  Что, с вашей точки зрения, представляет собой «новое социологическое мышле
    ние»? Каковы общие проблемы, стоящие перед социологами разных стран, и тенденции
    их разрешения?

Литература

Американская социологическая мысль. Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. М., 1996.

Волков ЮГ, Нечипуренко В.Н, Самыгин СИ. Социология: история и современность. М; Ростов н/Д., 1999.

Гидденс Э. Социология. М., 1999.

Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В А. Западная теоретическая социология. СПб., 1996. Ч 2.

Зборовский Г.Е. История социологии: классический и современный этапы. М., 2004 Ч. П.


 Раздел I Введение в социологию

История социологии в Затдпои Ьвропе и США /Oib ред Г В Осипов М 1999 Гл  10-20

История социолсмии Учебное пособие Минск 1493 Риде [2

Култьиин В II Классическая социология М   2000

Монсон П Современная западная социолсмия СПб   1992

Новикова С С Социология история основы иис ипуциона шгщия в России М Воронеж 2000

Парсонс Т О с ipyKiypt социальною дсипвия М  2000

Современная америкапскхя социоло! ия / Под ред В И Добрсиысова М   1994

Сорокин П Человек Циви шзация Общество М   1992


РАЗДЕЛ II

ПРВДМЕТ СОЦИОЛОГИИ, СОЦИОЛОГИЧЕСКОЕ

ЗНАНИЕ И ИССЛЕДОВАНИЕ


Глава 4

Объект и предмет социологии

§ 1 Объект социологии § 2 Предметные зоны социологии § 3 Социология и другие науки

§ 1. Объект социологии

В учебниках и учебных пособиях по социологии, как отечественных, так и зарубежных, до недавнего времени объект и предмет этой науки, как правило, не разграничивали, а часто просто отождествляли. Обычно писали о гом, что социология — это, в самом общем виде, наука об обществе (согласно этимологии самого термина), а далее следовали характеристики ее предметной зоны. Между тем такой подход к разграничению объекта и предмета социологии по меньшей мере недостаточен.

Что значит определить объект социологии? Обратимся к мнению П. Сорокина. В работе «Система социологии», написанной еще в Советской России в 1920 г., он отмечал: «Определить объект социологии, как и любой науки, — это значит выделить тот разряд фактов, который являет ся предметом ее изучения, или, иными словами, установить особую точку зрения на изучаемый ряд явлений, отличную от точки зрения других наук. <...> Предварительный и краткий ответ на вопрос об объекте социологии будет таков, социология изучает явления взаимодействуя людей друг с другом, с одной стороны, и явления, возникающие из этого процесса взаимодействия, с другой»1. Следовательно, по Сорокину, главное в определении объекта социологии — установить особую точку зрения на изучаемые явления и процессы.

Весь вопрос в том, что изучается, о каких явлениях и процессах идет речь. Другими словами, объект социологии — это го, на что направлено социологическое внимание, знание и исследование. Что же касается «особой точки зрения», которую Сорокин применительно к социологии определяет как изучение взаимодействия людей и явлений, возникающих из этою взаимодействия, то это скорее относится к предмету характеризуемой науки.

1 Сорокин П Система социоло!ии Сыктывкар, 1991 Т 1 С 3—4


92

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

Как видно, объект и предмет социологии (как и любой науки) не отделены друг от друга непроходимой стеной, более того, они оказываются тесно связанными между собой. Предмет социологии — это но существу часть ее объекта, он «вырастает» из него, будучи совокупностью содержательных узловых проблем. О них, т.е. о предмете социологии, подробнее будет сказано чуть дальше. Сейчас же — о ее объекте.

Указание на то, что им является общество, конечно же, не проясняет ситуацию в полной мере. В конце концов общество как таковое представляет собой объект изучения нескольких десятков (если не больше) общественных либо социально-гуманитарных наук. Сразу же возникает вопрос: что понимается под обществом, которое интересует социологию? Необходимо, следовательно, конкретно рассмотреть этот вопрос.

Прежде всего, это общество современное или, как часто говорят, актуальное. Интересует ли социологию прошлое общество? Отчасти /[а, поскольку необходимы исторические сравнения для лучшего понимания современных реалий. Как отмечает Э. Гидденс, «прошлое — это зеркало, которое социолог должен поставить перед собой, чтобы понять настоящее»1. Но понятно, что объектом социологии прошлое общество, его история может выступать только в весьма ограниченном виде (исключение здесь составляет лишь так называемая историческая социология, т.е. отрасль социологического знания, для которой сравнительный анализ социальных процессов в различные исторические эпохи является главной задачей). Строго говоря, социологу в Древнем Риме «делать нечего», разве что иногда «заглянуть» для какого-либо сопоставления и проведения исторической параллели.

Является ли объектом социологии будущее общество? В определенной степени да, причем в гораздо большей, чем прошлое общество. При рассмотрении функций социологии и ее проблемного поля в первой главе уже отмечалось, насколько важно заниматься социальным прогнозированием, поскольку от социологов постоянно ждут разработки сценариев будущего развития как общества в целом, так и его отдельных систем и структур.

Следовательно, оставаясь в рамках изучения собственных проблем, социология постоянно стремится перекидывать «мостки» от сегодняшнего, актуального общества к будущему. Если прошлое — это, повторяя Гидденса, зеркало, в которое социолог смотрит для лучшего понимания настоящего, то будущее — это увеличительное стекло, которое резко усиливает видение современных проблем и помогает отделить по-настоящему важные из них от второстепенных, которые должны будут кануть в Лету.

1 Guldens A Sociology. P. 21.


Глава 4. Объект и предмет социологии

 93

Однако социологию интересует не только реальное общество. Не менее значимым объектом этой науки оказывается информация об обществе, которая, строго говоря, также выступает как разновидность социальной реальности, изучаемой социологией. Это информация объективная и субъективная, первичная и вторичная, собранная с помощью самых различных методов на основании многочисленных источников. Под первичной социологической информацией понимаются сведения об объектах социологического исследования, собираемые путем письменного и устного опросов, наблюдения, изучения официальных и личных документов и т.д. Такую информацию нельзя использовать непосредственно, она подлежит обработке, результатом которой становится вторичная социологическая информация — сжатая, обобщенная, удобная для использования как в научных, так и практических целях.

Строю говоря, информация об обществе, его отдельных проблемах, явлениях и процессах становится объектом социологии намного чаще, чем сама реальность общественной жизни, и приобретает для науки постоянно растущее значение. Ведь социология имеет дело со смыслами, значениями, символами, понятиями. Поэтому не случайно в социологии проблема д о с т у и н о с т и, н а д е ж н о с т и, д о с т о в е р -н о с т и информации, возможности ее максимально полного и полезного использования является одной из наиболее актуальных.

Содержанием социологической информации могут быть различные теории, концепции, выводы, положения, используемые в процессе научно-практической деятельности специалистов. В качестве содержания информации выступает также взаимодействие социальных общностей, их членов, способы и виды их жизнедеятельности в конкретных условиях1. Особенность информации как объекта социологии состоит в том, что определенная ее часть создается по заказу исследователя. Это происходит тогда, когда социологи проводят опросы, собирают первичную социологическую информацию и таким образом как бы инициируют ее появление. В этой информации отражается состояние массового сознания, индивидуальное и коллективное поведение людей, содержатся оценки и мнения о тех или иных явлениях и процессах социальной действительности.

Основными информационными объектами социологии выступают: демографический (сведения демографического характера, совокупность моделей рождаемости, смертности, миграции населения); психологический (совокупность установок и мотивов поведения людей); общностный (информация о классах, группах, слоях, организа-

1 См . Энциклопедический социоло! ический словарь М., 1995. С. 247.


94

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

циях); отношенческий (сведения о взаимодействии людей, групп, обусловленном их социальными ролями и занимаемыми позициями); культурологический (информация о поведении людей, детерминированном нормами и ценностями жизни и культуры).

Исходя из сказанного, можно утверждать, что многие из социальных фактов, изучаемых социологами, первоначально получены, как правило, не ими. Одни из главных источников интересующих социологию сведений — государственная и ведомственная статистика, официальные документы, средства массовой информации. Понятно, что такой материал еще до научного исследования кем-то интерпретирован. Кроме того, большинство сведений недолговечно, информация устаревает довольно быстро. Это обстоятельство вызывает трудность в познании объекта социологии, и помочь преодолеть ее могут только хорошо отработанная методология и методика научного исследования. Итак, социальная реальность, выраженная в совокупности информации о ней, и социальные факты образуют объект социологии.

§ 2. Предметные зоны социологии

Представляя собой совокупность центральных проблем объекта социологической науки, ее предмет не может рассматриваться как нечто постоянное, застывшее и неизменное. Он развивается на протяжении всей истории социологической мысли, причем происходит это либо революционно, радикально, либо эволюционно, постепенно. Первый случай имеет место, когда осуществляется смена парадигмы в социологии, второй — когда меняются проблемная направленность социологии и методы ее исследования1.

В социологии применительно к пониманию ее предмета сформировались две основные парадигмы — макросоциологическая я микросоциологическая. Их взаимосвязь сложна и противоречива. Но они представляют собой реальность бытия мировой социологии. Макросоциология связана с изучением общественных мировых систем и их взаимодействий, различных типов культуры, социальных институтов и общественных структур, глобальных процессов. Другими словами, макросоциологию интересует общество как целостный социальный организм, его структура, социальные институты, их функционирование и изменение. Здесь человек как бы в тени.

Микросоциология обращена к изучению социального поведения, межличностного общения, мотивации действий, социализации и ин-

См.: Ядов В А Размышления о предмете социологии // Социол исслед. 1990. № 2

С. 4.


Глава 4 Объект и предмет социологии

 95

видуализации личности, стимулов групповых поступков. Здесь «микро» не только (и не столько) «малый», сколько «внутренний» аспект действий людей, их поведения.

Значит, мы имеем дело по крайней мере с двумя понятиями предмета социологии, выступающими как макротеория (теория «структуры») и микротеория (теория «действия»). Развитие мировой социологии вначале шло по пути «разворачивания» каждой парадигмы, а затем — поиска возможностей их соединения в рамках единого предмета. Стремление к их интеграции, проявляющееся в наиболее яркой форме как поиск путей соединения «структуры» и «действия», заметно и сейчас.

Подходы к определению предмета социологии в зарубежной науке

Известно, что исторически первой парадигмой в социологии была макросоциология, ведущая начало от О. Конта. В ее рамках объектом социологии выступало общество в целом, рассматривавшееся как единый социальный организм, основными состояниями которого были, с одной стороны, стабильное, устойчивое существование, с другой — постепенное развитие с переходом от одного качественного состояния к другому (предмет социологии). Макросоциологическая парадигма базировалась на понимании функциональных социальных связей между отдельными сторонами социального организма.

В последующем макросоциологическая парадигма неоднократно реализуется в понимании предмета социологии у крупнейших социологов XIX — начала XX в.: Г. Спенсера, К. Маркса, Э. Дюркгейма, М. Вебера. Так, сущность социологического подхода Дюркгейма состояла в понимании общества как социальной реальности (объект социологии), складывающейся из совокупности социальных фактов, изучение которых и было предметом этой науки.

Макросоциологическая парадигма в осмыслении предмета социологии в середине XX столетия нашла свое отражение в концепциях структурно-функционального понимания общественной системы, принадлежащих Т. Парсонсу и Р. Мертону. У Парсонса, к примеру, общество и его подсистемы (объект социологии) рассматривались с точки зрения выполнения ими определенного набора функций, предмет же социологии выступал как исследование структур и механизмов, которые обеспечивали бы устойчивость социальной системы.

Начиная с 1920-х гг. формируется микросоциологическая парадигма, в рамках которой предмет социологии сводится к изучению межличностных отношений, внутренних аспектов поведения людей и социальных групп, их взаимодействия, а также конкретных и локаль-


96

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

ных проблем и процессов. Общество как целостный социальный организм исчезает, растворяется в гигантском количестве дробных явлений, каждое из которых по-своему важно, требует изучения, имеет практическое значение, но... вытесняет из социологического сознания системность и целостность общественного организма.

В соответствии с одним подходом предмет социологии определяется как «научное изучение образцов человеческого взаимодействия»1, в соответствии с другим — как «учение о социальных группах и их влиянии на человеческое поведение»2, в соответствии с третьим — как «научное изучение человеческого поведения и социального окружения человека, которое влияет на это поведение»3.

Наконец, нельзя не сказать о попытках определить предмет социологии, соединив при этом макро- и микросоциологический подходы. Давая широкую трактовку предмета социологии как науки об обществе в целом, социальных структурах и отношениях, некоторые авторы стремятся интегрировать в системное понимание современного общества изучение человеческого поведения на самых различных его уровнях. Такие попытки стали характерными для социологической науки начиная со второй половины 1980-х гг. Наиболее типичными в jtom отношении представляются определения предмета социологии Н. Смелзера и Э. Гидденса. Первый рассматривает социологию как «научное исследование общества и социальных отношений, которое опирается на данные или факты из реального мира и стремится следовать им, используя научные объяснения»4, второй — как «учение о человеческой социальной жизни, группах и обществах»5.

Подходы к определению предмета социологии в отечественной социологии

Касаясь определений предмета социологии в отечественной пауке, необходимо отметить первоначально явное господство макросоциологической тенденции. На то есть свои объяснения, корни которых — в многолетнем статусе социологии как несамостоятельной науки в системе марксистско-ленинского философского знания. Многочисленные дискуссии о роли и месте социологии, которые велись в СССР с 1960-х гг., были посвящены прежде всего аргументированию того, что социология не противоречит марксизму, а лишь усиливает его, вместо уяснения собственного предмета, его специфики, позволяющей характеризовать эту науку как совер-

1 Champion D , Kurth S, Hastings D, Hams D Sociology N Y , 1984  P 2

2 Taylm M, Rhyne L, Rosenlhal Si, Dogby К Introduction to Soc lology P 4

3 Doob Chr Sociology An Introduction P 21
ASmelserN Sociology New Jersey, 1988 P 16
J Giddens A Sociology P 7.


Глава 4 Объект и предмет социологии

 97

шенно самостоятельную, автономную и вместе с тем тесно связанную с иными областями знания, прежде всего социально-гуманитарного.

Самым типичным было понимание социологии как науки о наиболее общих законах (закономерностях) общественного развития — с многочисленными вариациями вокруг этого предметного поля. Вот одно из таких и сегодня широко принятых определений: «...социология — это наука об общих и специфических социальных законах и закономерное 1ях развития и функционирования исюрически определенных социальных систем, наука о механизмах действия и формах проявления этих законов и закономерностей в деятельности личностей, социальных групп, общностей, классов, народов»1.

В середине 1990-х гг., благодаря деятельности международного фонда «Культурная инициатива» (Фонд Сороса), было издано несколько учебников и учебных пособий по социологии, в которых подходы к определению ее предмета оказались принципиально иными. В одном из учебников социология определялась как «наука, изучающая структуры общества, их элементы и условия существования, а также социальные процессы, протекающие в этих структурах»2, в другом — как «научное изучение структурных механизмов изменения и функционирования общества и составляющих его компонентов — социальных групп, общностей и социальных институтов, возникающих в процессе социального взаимодействия людей. Главная цель социологии — объяснение и рациональное понимание поведения человека и социальной организации, благодаря чему становится возможным определить научные пути решения встающих перед обществом проблем»-5. Обращает на себя внимание стремление авторов органично соединить макро- и микросоциологический подходы к определению предметного поля социологии, сделать акцент на изучении структур, процессов и механизмов их действия.

В действительности объединения этих подходов удалось добиться чуть позднее. В конце 1990-х гг., в связи с появлением новых учебников по социологии, было предложено несколько различных по своему характеру определений предмета социологии, соединивших в себе макро- и микросоциологическое видение общественных проблем и базировавшихся на специфических, ранее активно не использовавшихся критериях. Так, в основе определения предмета социологии Ж.Т. То-щенко лежит принцип единства сознания и поведения, трактуемых и на макросоциологическом, и на микросоциологическом уровнях. Автор указывает, что «социология — это наука о движущих силах созна-

1 Социо/101 ия / Под ред. Г В Ос ипова М , 1990 С 25

^ Фролов С С Социология М , 1994 С 15

3 Комаров МС Введение в социологию М , 1994 С 13


Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

ния и поведения людей как членов гражданского общества. Предмет социологии как науки включает: реальное общественное сознание во всем его противоречивом развитии; деятельность, действительное поведение людей, которые выступают как предметное воплощение (по форме и содержанию) знаний, установок, ценностных ориентации, потребностей и интересов, фиксируемых в живом сознании,; условия, в которых развиваются и осуществляются реальное сознание и деятельность, действительное поведение людей»К

В русле обозначенной выше методологической позиции находится определение предмета социологии, принадлежащее С.А. Кравченко, М.О. Мнацаканяну, Н.Е. Покровскому. Характеризуя в качестве обьек-та социологической науки «взаимодействия индивидов и социальных общностей в социально-культурном контексте общества», названные авторы следующим образом определяют ее предмет: «Социология — наука, которая, опираясь на эмпирически подтвержденные данные, теоретически изучает деятельность людей в конкретном социальном и культурном контексте функционирования общества, его институтов и организаций, противоречивого развития общественного сознания, осознанных и неосознанных мотивов поведения»-^.

Наконец, приведем новое по своему характеру и структуре, нетипичное ни для зарубежной, ни для отечественной социологии определение ее предмета, включающее три уровня обобщения. Так, В.И. До-бреньков и А.И. Кравченко, характеризуя в своей трехтомной работе «Социология» подходы к выявлению предмета этой науки, говорят о всеобщем, частном и единичном уровнях его обобщения. На всеобщем уровне обобщения социология — это наука об обществе, на частном — «наука о поведении людей как представителей больших социальных групп и функционировании социальных институтов», на единичном уровне «мы получаем очень широкое определение социологии как совокупности всех тем эмпирических исследований»3.

Определение предмета социологии и содержания предметных зон

Прежде чем предложить наше авторское видение предмета социологии, рассмотрим подходы к нему. Первый из них состоит в том, что предметное поле социологии должно быть достаточно широким, его нельзя ограничивать только одной предметной зоной. При этом мы исходим из того, что среди предметных зон есть ядро — сущность

1 ТощенкоЖТ Социология М, 1998 С 46-47

2 Кравченко С А, Мнацашнян МО, Покровский НЕ Социология  парадигмы и
темы С 27

3 Добренькое В И, Кравченко А И Социология Т 1 С 73—74


Глава 4 Объект и предмет социологии

 99

предмета социологии ипериферия — совокупность наиболее значимых структур, связей и отношений, изучаемых данной наукой. Само предметное поле социологии представляет собой постепенный переход — по мере движения от его периферии к ядру — от макросферы к микросфере (поскольку обе представляют собой основные срезы общества), и главное здесь — соблюдение принципа их когерентности, согласования.

Второй подход к определению предмета социологии состоит в характеристике этой науки как дисциплины, изучающей общественные системы в их функционировании и развитии. Речь идет о системном видении общества и его самых различных сфер и структур как в устойчивом, стабильном, так и в динамичном, меняющемся положении. Это, в свою очередь, связано с необходимостью выявления элементов, выполняющих функции «узлов», т.е. скрепляющих связи, отношения, процессы, структуры, взаимодействия. Когда эги «узлы» реализуют свои скрепляющие функции, тогда общества и их системы функционируют и развиваются как органические целостности через их воспроизводство и развитие, а социология может обнаружить и раскрыть тенденции данных процессов.

Третий подход заключается в фиксации направленности социологического анализа:начинать с общества и восходить к индивиду. Именно так, а не наоборот, как утверждают некоторые авторы, придерживающиеся иной логики рассуждения: раз в центре внимания социологии находится проблема человека, значит, идти в анализе нужно от него к обществу. Вряд ли с этим можно согласиться. Хотя в принципе в социологическом познании существует ситуация встречного потока (от общества к индивиду, от индивида к обществу), отправным моментом в этом движении является общество. И дело не только в том, что по определению социология — наука прежде всего об обществе, а не о человеке, индивиде. Главное состоит в принципиальной невозможности понять социальные процессы, связи и отношения, социальные общности, институты и организации, социальную структуру и социальную систему, если идти от индивида.

После того как были охарактеризованы подходы к определению предмета социологии, возникла необходимость раскрыть содержание каждой из предметных зон. Начнем с ядра пре'дметного поля, в качестве которого рассматривается социальная общность. Здесь мы идем вслед за В.А. Ядовым, который убедительно доказывает справедливость такой трактовки предмета социологии. Вот как он его определяет: «Социология — это наука о становлении, развитии и функционировании  социальных  общностей  и  форм  их  самоорганизации:


100

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 социальных систем, социальных структур и институтов. Это наука о социальных изменениях, вызываемых активностью социального субъекта — общностей; наука о социальных отношениях как механизмах взаимосвязи и взаимодействия между многообразными социальными общностями, между личностями и общностями; наука о закономерностях социальных действий и массового поведения»1.

Возникает главный вопрос: почему именно социальная общность оказывается ядром предметного поля социологии? Вначале коротко скажем о том, что такое социальная общность (ее подробный анализ дан в главе 9). Под ней (опять же вслед за В.А. Ядовым) будем понимать взаимосвязь индивидов, обусловленную общностью интересов, материальной, производственной и иной деятельности, близостью взглядов, верований, субъективных представлений, целей и задач деятельности. К социальным общностям можно отнести все или большинство устойчивых форм самоорганизации социального субъекта: и семью, и различные социально-профессиональные группы, и этнонациональ-ные или территориальные общности, и, наконец, человечество в целом.

Благодаря выделению социальной общности как ядра предмета социологии возникает возможность соединить в анализе личность и общество. В социальной общности содержится решающее качество самодвижения, развития социального целого, его источник. Он — в столкновении интересов групп, общностей, классов. Ведь люди живут в общностях, оказываясь членами многих из них.

Социальная общность (груяпа, слой, организация, коллектив, семья, нация, народ и т.д.) уже фактом своего существования объясняет и устойчивость, стабильность социальных систем, и механизмы их разрушения. Именно поэтому категория «социальная общность» сулит немалые перспективы социологического познания. Как следствие, она должна стать главным предметом социологического анализа. Эта категория соединяет макро- и микросоциологический подходы к изучению поведения людей, их взаимодействий, массовых процессов, культуры, социальных институтов, отношений собственности и власти, управления и т.д.

Социальная общность не есть общество как целое, но это единица социального измерения, своеобразный социальный ген. Понятие «общность» охватывает все разновидности социальных образований, члены которых связаны общим интересом и находятся в прямом или косвенном взаимодействии. Это и есть социум (socium — общее, совместное) в наиболее точном значении данного термина. Различие интересов социальных общйостей способствует возникновению альтернатив

1 Ядов В А Социологическое исследование' методолошя, программа, меч оды. С. 19-20.


Глава 4 Объект и предмет социологии 101

или перспектив исторического процесса. Социальные общности — это живые образования социума. Они деятельны и пассивны, создают и разрушают, осознают и пребывают в беспамятстве. Понять человека можно только через его социальную общность. Следовательно, «восходить» надо от общества как целостности к индивидам, к личностям, находящимся в той или иной социальной общности, через нее.

Социальные общности выступают как источник и движущая сила социальных действий и процессов. Их взаимодействие составляет содержание следующей, идущей за ядром предметной зоны. Речь в данном случае идет уже о начале периферии предметного поля социологии. Но при этом не следует противопоставлять ядро и периферию, тем более но принципу важности: что для социологии более значимо изучать, а что — менее. Периферия расширяет содержание предметного поля науки, подчеркивая его многоплановость и разнонаправлеиность.

Познание общественных процессов можно начать с того, с чего начинается сам жизненный процесс, т.е. с действия, с акта человеческой деятельности. Действие первично и исторически, и логически. Но имеется в виду не всякий поступок, а социальное действие (в веберовском смысле), обладающее общественным значением. Реальный деятель, или субъект деятельности, — конкретный индивид, группа, общественное движение. Действия субъекта эмпирически наблюдаемы. Для социологии это положение принципиально, как и то, что сами действия имеют целесообразный характер. Действие есть цель, процесс и реальный результат. Совокупность действий образует социальный процесс, особенность которого, помимо всего прочего, состоит в том, что конкретный деятель уже не выходит на первый план. Действующее лицо здесь найти труднее. Социальная жизнь выступает как общественно-исторический процесс, совершающийся в силу естественного закона. Все одинаково подлежит его действию, и никто в отдельности не является его господином.

Итак, двигаясь от отдельных поступков к социальным действиям, от них — к социальным процессам, мы наблюдаем интересную тенденцию: действия шаг за шагом становятся менее разнообразными; чем дальше от деятеля и ближе к общности, тем меньше вариантов деятельности, которые он может избрать. Социальные процессы еще больше сокращают вариативность действий. Появляются общие тенденции процесса, совокупность которых образует: 1) механизм генезиса; 2) механизм функционирования; 3) механизм изменения; 4) механизм кризиса. В их единстве формируется общество как целостная система взаимодействующих социальных общностей. Они оказываются опредмеченными результатами действий и процессов.


102

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

  Следующая предметная зона социологии — социальные институты и организации, которые можно определить как своеобразные «узлы», связывающие социальные общности, социальные действия, взаимодействия, процессы в единое системное целое. От их функционирования зависит стабильность и устойчивость системы, поскольку эти «узлы» являются организованными формами совместной деятельности людей.

Динамика и взаимосвязь социальных общностей, социальных действий, взаимодействий, процессов, социальных институтов и организаций формируют социальную структуру общества, являющуюся еще одной предметной зоной на периферии предметного поля социологии. Наконец, последняя среди них — общество, которое выступает как целостная органическая система, включающая в себя все «предшествовавшие» ему предметные зоны.

Данная структура предметного поля социологии для большей наглядности и четкости восприятия может быть представлена схематически в виде концентрических кругов (рис. 1), содержание каждого из которых было рассмотрено. Что касается определения предмета социологии, то в соответствии с проведенным анализом оно формулируется следующим образом: социология — это наука о становлении, динамике и взаимодействиях социальных общностей в рамках социальных институтов, организаций, структур и систем; это наука о социальных процессах, об осмысленных социальных действиях людей, их поведении; это наука о взаимодействии между личностью, социальной общностью и обществом; наконец, это наука о современном обществе как целостной системе, тенденциях ее функционирования и изменений.

Определив предмет социологии, необходимо рассмотреть ее связи и отношения с другими науками.

§ 3. Социология и другие науки

Социология и философия

Социология тесно связана с целым рядом наук — как социально-гуманитарных, так и естественных. Первое место в их ряду занимает по праву философия. В основе тесной связи социологии с философией — изначальная целостность социальной мысли человечества. Философия выступает как мировоззрение и средство духовной ориентации человека. Она сильна своей всеобщностью и универсальностью. В своем функциональном проявлении философия стремится к поиску глубинных истоков и принципиальных возможностей человечес-



104

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

ние, но социальная структура и социальные институты, культура, социальная организация; не человек, но личность как социальный тип и процессы социализации индивидов; не социальные отношения в их сущностной, глубинной основе, но, скорее, социальное взаимодействие и социальные взаимосвязи, в основе которых — глубинные социальные отношения, непосредственно эмпирически не схватываемые, т.к. они представляют достаточно глубокую философскую абстракцию. Еще более конкретизированы понятия частносоциологических теорий: ролевого поведения личности, форм социальной организации и др.»1

Для социологии, в отличие от философии, принципиальное значение имеет возможность соотнесения понятий с эмпирически проверяемыми фактами. В силу своей известной умозрительности философия не может непосредственно перерабатывать конкретные данные общественной жизни, добытые эмпирическим путем. Социология, наоборот, не может не осуществлять такую задачу.

Ясно, что социология не есть философия, спроецированная на сегодняшнюю жизнь, хотя в макросоциологии философские идеи в состоянии «работать» непосредственно. Основные принципы, тенденции и категории социологии не могут быть выведены, дедуцированы и.; общефилософских положений. Они являются прежде всего отражением самой действительности. Вот почему овладение философскими теорией и методом не означает адекватного овладения теорией и методом социологии, хотя и выступает его условием. Отношение философии и социологии не есть рядоположенность, тем более включение одного в другое. Перед нами две самостоятельные науки, находящиеся не в отношении субординации, а скорее в состоянии диалектического взаимодействуя, тождества основополагающих принципов понимания мира.

Исходный пункт философии — человек. Между тем сегодня трудно представить себе, что проблему человека можно решить без социологии, стало быть, не абстрактно, а конкретно-исторически. Это означает постановку вопроса о мире человека, т.е. о его действиях, включенности в социальные структуры и социальные процессы, в социальные общности и социальные институты. В свою очередь, это предполагает учет правил, норм, ценностей, потребностей, интересов, установок и т.д. Социология выступает как такая область социального знания, которая (единственная из всех общественных наук) позволяет получить картину целостного отношения человека к миру.

Поскольку социология изучает реальные общественные системы, постольку она является своеобразной базой и для углубления смыс-ложизненных проблем самой философии. Ведь их содержание в зна-

1 Ядов В А Размышления о предмете социологии СИ.


 Глава 4. Объект и предмет социологии 105

чительной степени идет от социологии. Это и современные интеграционные процессы, и приоритеты общечеловеческого, и всеобщий мир как естественная форма жизни людей, и гуманизация и политизация общественных отношений, и глобализация многих социально-экономических и культурных процессов и др. Как видно, глубинные проблемы ставит и сама социология.

Говоря о взаимосвязи философии и социологии, мы должны четко понимать многообразные варианты этой связи. Ведь существует большое количество философских направлений. Какое (или какие) из них выберет социолог в качестве мировоззренческой и методологической основы? Сегодня у российских исследователей есть право выбора, которого еще 15 лет назад они не имели, поскольку тогда существовала единственная официальная философская доктрина диалектического и исторического материализма. Шаг «влево» или «вправо» — «смерть» (к счастью, улсе не настоящая, как было во времена культа личности, хотя тоже достаточно «тяжелая», поскольку означала отстранение ученого от активной деятельности, невозможность публикаций, ограниченность общения и т.д.). Правда, справедливости ради следует отметить, что возможность выбора различных философских позиций и сам выбор — это вещи, пока далеко отстоящие друг от друга. Определенная часть социологов и сегодня «выбирает» то же направление, что и раньше. Почему так происходит: трудно меняться самим? боятся возврата старого идеологического «обустройства» общества? просто не знают ничего другого, кроме исторического материализма? Ответ на эти вопросы, видимо, не может быть однозначным.

Как бы то ни было, но выбор философского направления (или «безвыборное» принятие определенной философской позиции) не может не состояться, поскольку социолог в любом случае не минует вопросов, касающихся положения человека в мире, основных проблем человеческого бытия, его осмысления и переживания. Социолог не сумеет обойтись без общезначимых представлений о природе, культуре, человеке, их взаимоотношениях. При этом он не сможет не воспользоваться особым философским языком, созданным для анализа названных проблем.

Социология и история

История — одна из самых древних наук. Своим развитием на протяжении столетий она обеспечивала возможность становления и прогресса практически всех социальных наук. И не случайно каждая наука имеет свою историческую «главу». Именно благодаря истории социология раскрывает общие тенденции современного развития общества. Исто-


106

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

рия накапливает огромный фактический материал, его обобщение позволяет видеть непрерывность процесса развития, преемственность и повторяемость в главном, основном. Непрерывность имеет своей основой деятельность людей, которая в актуальном бытии означает социальные действия и социальные процессы в их взаимосвязи. Преемственность предполагает, что новое вырастает из старого, а это в «современности» выступает как целостность, системность. Повторяемость позволяет устанавливать специфические ритмы функционирования общества, его динамику и направление эволюции.

Но история идет за событиями и описывает их. Она — не более того, что случилось в прошлом. История всякий раз заканчивается сегодня, постоянно «обращаясь» в социологию. Начиная с сегодняшнего дня люди сами, благодаря своему разуму и воле, «творят» историю, т.е. формируют то, что произойдет в будущем. Но их актуальная деятельность постепенно становится исторической, а происшедшие события — объективными, уже не зависящими от того, кто действует сегодня. Сама история законы и тенденции не открывает, она имеет дело с историческими фактами, а они уникальны, так как фиксируют реальные события, отраженные в голове историка.

Здесь необходимы пояснения. Дело в том, что историк не может иметь дела непосредственно с самим фактом, поскольку событие уже исчезло. Историк утверждает лишь то, что событие имело место. В известном смысле исторический факт является неким символом. Историк, таким образом, имеет дело не с происшедшим событием, а со знаком, который дает возможность воссоздать былое. Это сближает исторический факт с социологическим (социальным), который тоже воссоздает последовательность, содержание реальных социальных действий в символах (понятиях).

Историк идет за событиями и описывает их как «пространственно-временные целостности». «Историческое время» — это «эпоха, схваченная мыслью» (Гегель). Оно «схватывает» сущность событий. Социальное время (время наличного общества — хронологическое или совокупное — конхроническое) аккумулирует в себе содержание свершившегося. «История не имеет смысла», — полагает английский историк и философ Карл Поппер.

Не будем торопиться отвергать эту мысль. Ведь люди сами своими действиями наполняют смыслом и целью естественную и социальную природу. Но историк вносит цель в уже свершившееся, в то время как социолог определяет эту цель, опираясь на побуждения и действия современных ему людей, групп, институтов, общества в целом.

Социология использует данные, которые поставляет история (естественно, и другие науки), выявляет общие свойства конкретных социальных


Глава 4 Объект и предмет социологии

 107

явлений, дает этим явлениям типологическую характеристику (скажем, государству, семье, трудовым сообществам и пр.)- Естественно, социология представляет собой более высокий уровень абстракции, чем история. В этой части социология тесно связана с социальной философией и философией истории (которые интерпретируют исторический процесс), она вырабатывает общие методологические принципы познания прошлого и будущего человечества, его движущих сил, прогресса и регресса.

Здесь шла речь об отношении общей социологии к общей истории. Однако, не следует упускать из виду, что есть и другая история, связанная с различными сферами жизнедеятельности общества. Это история производства, история народного хозяйства, история культуры, история семьи, история армии, история преступности и т.д. Материал, накапливаемый этими «разделами» истории, неоценим для развития различных отраслей, сфер, областей специального социологического знания. Причем природа взаимодействия истории и социологии здесь та же самая, что была описана выше.

Итак, социология использует описание конкретных общественных явлений, фактов, процессов, которые дает ей история, для выработки общих категорий социальной науки. История же исходит (точнее, должна исходить) из знаний и обобщений, вырабатываемых социологией, т.е. из общих категорий, в которых концентрируется сущность социального целого. Налицо взаимная связь и «выгода».

Историки внутренне убеждены, что их наука есть непрерывный процесс взаимодействия между самим ученым и фактами, открываемыми и используемыми им, что это — бесконечный диалог между настоящим и прошлым. Такое мнение, вероятно, справедливо и относительно социологии. В ней осуществляется непрерывный процесс взаимодействия между социологом и социальными фактами, только меняется характер диалога. Непрекращающийся «разговор» между настоящим и прошлым дополняется диалогом между настоящим и будущим.

Социология и экономическая наука

Предметом экономической науки является одна из сфер общественной жизни — экономика. Она имеет дело с законами и тенденциями, которые господствуют в производстве, в сфере общественного разделения труда и в распределительных отношениях. Экономическая наука изучает экономический строй данного общества. Что входит в него? Естественно, производительные силы общества — орудия и средства производства, сам человек, приводящий их в движение. Но главное — взаимодействия людей, их отношения по поводу собственности, обмена деятельностью (разделение труда), размера и способов


108

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

распределения произведенных материальных и духовных благ. Экономический строй образует основу хозяйственной целостности общества. Изучение структуры этой экономической целостности является одним из ключевых аспектов экономической науки, который и сближает ее с социологией — наукой о социуме как целостной системе.

Экономические знания, а затем и экономическая наука появились задолго до социологии. Как и история, это весьма обширная область социального знания, к тому же охватывающая первичные детерминанты динамики общественного организма. Не составляет большого труда понять, что экономическая наука не без основания претендовала (впрочем, как и история) на статус универсальной науки, выходя далеко за рамки поиска закономерностей, которым подчиняются хозяйственные связи.

Поскольку экономическая наука чрезвычайно важна для целостно] о анализа социальных процессов и институтов, постольку она оказывается тесно связанной с конкретными социологическими исследованиями и общей социологической теорией. Опора на них — это опора на знания, на то целое, частью которого она сама является. Это знание дает социология. В свою очередь, социология при исследовании отдельных общественных отношений должна опираться на законы и тенденции, открываемые экономическими науками. Целесообразно говорить о связи и взаимодействии этих дисциплин. Подобное содружество может быть весьма плодотворным именно на пути поиска обоюдной пользы.

Нетрудно видеть, что в предметное иоле социологии попадают собственно экономические отношения. Не может социология обойтись без «собственности», «производительных сил» и «производственных отношений», без «производства», без «рынка», без «рентабельности», «бюджета» и т.п. Но они для нее — поле понимания сущности «социального» в целом. В самой социологии имеются области специального знания, которые изучают место и роль экономических факторов в жизни личности, в институционализации процессов и явлений, в социальной структуре, в обществе как целостной системе. Среди большого многообразия отраслевого знания — экономическая социология, индустриальная социология, социология труда, социология менеджмента, социология маркетинга и др. Скажем, социология труда изучает трудовую деятельность как социальный процесс, его эффективность, но прежде всего — место и роль человека в этом процессе, содержание его труда, меру удовлетворенности им, гуманизацию и оптимизацию трудовой деятельности, ее стимулирование.

Итак, социология органично связана с экономической наукой, и эта связь является жизненной необходимостью для обеих областей знания. Но, самое главное, социология изучает экономическую жизнь в


Глава 4. Объект и предмет социологии 109

ее взаимосвязи с социальными факторами (политическими, этническими, образовательными, семейно-бытовыми, социокультурными). Только на пути раскрытия связи экономических и социальных структур можно серьезно говорить об управлении обществом, о возможности внесения в его процесс регулирующих начал со стороны человека, о мере и границах подобного вмешательства.

Социология осмысливает «экономический фактор» с учетом связанных с ним многообразных социальных отношений (индивидуальных и социальных потребностей, статусов, которые характеризуют ту или иную социальную группу, политического и государственного влияния на экономическую ситуацию). Приоритетом социологии является исследование социального поведения (социальных действий и процессов) групп в общественном производстве, поведения, получившего название экономического. Наконец, социология имеет возможность укрощать «экономический детерминизм», абсолютизирующий роль экономического фактора в жизни социума, выделять «на равных» другие социальные институты (политические, правовые, религиозные, социокультурные). Возникающие здесь проблемы требуют профессионального междисциплинарного исследования социологией, экономической наукой и другими отраслями научного знания.

Тесная связь и взаимодействие экономической и социологической наук привели к возникновению особой отрасли знания — экономической социологии, бурно развивающейся в мире в последние три десятилетия (в нашей стране лишь в 1990-х гг.). Исследователи проблем экономической социологии по-разному определяют ее предмет. Ближе всего к нашей концепции предметного поля социологии точка зрения В.В. Радаева, который в духе М. Вебера считает, что «экономическая социология изучает экономическое действие как форму социального действия». Для автора это означает, во-первых, что мотивы экономического действия выходят за пределы экономических целей на уровень широких социальных задач, во-вгорых, что эти мотивы — «продукт функционирования социальной общности, а не предпочтений изолированного индивида». К социальным общностям В.В. Радаев относит: сети межличностного общения, организационные структуры, социальные группы, национальные общности1.

В каждой социальной общности социальные и экономические действия реализуются в трех ключевых типах отношений — экономических, культурных, властных. При этом экономические отношения вбирают в себя культурные и властные элементы. Что касается хозяйственной деятельности человека, его экономических ожиданий и ориентации, то

1 См  Радаев В В Экономическая социология М , 1997 С 53—54.


по

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

они во многом определяются его принадлежностью к тем или иным социальным общностям. Поэтому не случайно экономическая социология изучает поведение предпринимателя и менеджера, наемного рабочего и домашнего работника, рассматривая их деятельность и в рамках определенных экономических и социальных структур и организаций, и в качестве отдельных личностных типов. Но здесь социология приближается уже к психологии.

Социология и психология

Связь этих двух наук представляется особенно значимой для социологии (хочется надеяться, и для психологии тоже). Рассматривая в качестве своего предмета общество как «множественное целое», раскрывая общие тенденции его функционирования и изменения, социология в то же время обращается к личности, ее внутреннему миру. Здесь она вплотную соприкасается с психологией — наукой о закономерностях функционирования и развития психики как особой формы жизнедеятельности1, наукой, которая исследует внутренние субъективные переживания, вызывающие то или иное поведение индивида.

Между тем во взаимодействиях людей, в социальных процессах всегда есть психический элемент, который является их составной частью. Идет ли речь о макро- или микросоциологических явлениях, теориях, проблемах, психические элементы косвенно или прямо присутствуют в них. Нельзя забывать, что за реальными процессами и отношениями обязательно стоят мотивации, установки, чувства и настроения людей. Однако сведение социологии к изучению лишь внутреннего психического мира личности было бы неправильным и крайне узким, такие попытки мы уже «проходили» в конце XIX в. Представляется, что именно социология должна во главу угла ставить вопрос о социальной обусловленности психических проявлений людей, учитывать их связь с социальной средой. Это обстоятельство прекрасно понимают современные психологи. Один из наиболее крупных среди них отечественный ученый А.Н. Леонтьев писал: «...в каких бы, однако, условиях и формах ни протекала деятельность человека, какую бы структуру она ни приобретала, ее нельзя рассматривать как изъятую из общественных отношений, из жизни общества»2.

На стыке социологии и психологии возникла такая наука, как с о -циальная психология. Каждая из «родительских» дисциплин вполне резонно включает ее в свой состав. Многие известные ученые, работающие в «пограничной» социальной психологии, упоминаются как наиболее крупные исследователи и социологической, и психоло-

1 См ■ Психологический словарь. М , 1996. С. 304

2 Леонтьев АЛ. Деятельность Сознание. Личность. М., 1975. С. 82.


Глава 4 Объект и предмет социологии

 111

гической наук. Приведем определение предмета социальной психологии, данное одним из таких ученых — Г.М. Андреевой. В своем учебнике социальной психологии она считает предметом этой науки «изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологических характеристик самих этих групп»1.

Если общая психология имеет дело с психикой отдельного человека и изучает ее как бы изнутри, то социальная психология раскрывает общественную обусловленность поведения людей. Она оперирует фактами межличностного поведения («психологические факты»), интегрирует их и открывает общие тенденции поведения и межличностного взаимодействия. Она не может уйти ни от одного его вида, вместе с тем — ни от одного из факторов социального характера, влияющих на ощущения, восприятия и представления людей. Если это так, то социальная психология имеет дело с личностью (как социальным типом), ее психическими функциями, проявляющимися в поведении в рамках различных социальных ситуаций.

Есть еще одна наука, находящаяся на стыке социологии и психологии, — психическая социология («социология психики»). Нам представляется, что, при определенной самостоятельности этой дисциплины (ведь, собственно, это наука о психике человека, а не о психике общества), она относится к социологической науке. Все дело в том, что она сосредоточивается на анализе психических элементов в общественных явлениях — структурах, группах, организациях, институтах, движениях, классах, слоях. Ключевым здесь является вопрос: каким способом отдельные психические импульсы соединяются в социальные действия и процессы?

Нетрудно понять, что и социология, и психология изучают человека и его поведение, но с разных позиций, которые обусловлены их предметами. Становится ясным и то, что они в конечном счете ориентированы друг на друга. Тип их связи можно назвать сотрудничеством.

Психология, изучая поведение человека, должна «отталкиваться» не только от осмысления его биологии и физиологии (что совершенно необходимо), но и от представлений о личности как «продукте общественных отношений», знание о которой дает социологическая наука. Без этого проникнуть во внутренний мир индивида, в мир социальной общности, этноса или класса просто невозможно. А общей социологии, увы, еще и сейчас не хватает понимания психологического субстрата человека — его чувств, настроений, переживаний, эмоций, воли, темперамента. На пути соединения этих «сторон» человека лежит перспектива прогресса социологического знания. И не

Андреева ГМ Социальная психология М , 1996 С. 10.


112

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

только в области изучения малых социальных групп, что естественно, но человечества как целого, поскольку его нельзя понять, не «заглянув» в психологию народов, этносов, классов, государств.

Завершая разговор о связях и взаимодействиях социологии с другими науками, необходимо отметить, что они касаются не только социально-гуманитарных дисциплин. Социология сегодня не может обойтись без «услуг» математики, теории вероятностей, статистики, информатики. Невозможно представить подготовку и проведение конкретпо-со-циологического исследования без использования математических и статистических методов обработки и анализа полученной информации. Да и сам ее сбор основан на расчетах выборочной совокупности, которые требуют определенных математических и статистических знаний, использования формул, коэффициентов, таблиц и т.д.

Действительно, нельзя же изучать мнение всего населения крупного города, если нужно выявить его отношение к той или иной проблеме. Тогда и возникает вопрос, сколько и кого нужно опрашивать, чтобы получить надежную и достоверную информацию. Получение же ответа на этот вопрос как раз и требует математико-етатистичес-ких знаний. Социология сегодня тесно связана с использованием компьютеров. Всякий мало-мальски уважающий себя и науку специалист в области социологии, прежде всего прикладной, не сумеет обойтись без электронно-вычислительной техники. Все это говорит о том, что современная социология включена в систему не только социально-гуманитарного, но и естественно-научного знания.

Исследуя наиболее актуальные проблемы жизни общества, социология оказывается тесно связанной с науками, их изучающими. Особенно это касается дисциплин, «выросших» на основе исследования глобальных проблем человечества. В качестве примера приведем проблематику защиты среды обитания человека и науку под названием «социальная экология». В этой сфере знания в последние годы активно работают и социологи. Нарушение экологического равновесия с природой, ухудшение здоровья человека, обусловленное средой обитания, появление неизлечимых болезней, принимающих характер пандемий (широко распространенных инфекционных болезней, эпидемий), антропогенные изменения природной среды, обусловленные технологической деятельностью, — все это приобретает глобальный характер, ставящий само существование человеческой цивилизации на грань гибели.

Именно социология более других наук способна осмыслить то, что подобные отклонения не являются лишь побочным продуктом технологического развития, а обусловлены более всего противоречиями, лежащими внутри социальной системы, в способах и направленности исто-


Глава 4. Объект и предмет социологии 113

рической эволюции, происходящей при активном участии самих людей. От социологии ждут теоретического и конкретно-социологического анализа сущности происходящих изменений. В таком контексте формирующиеся науки, с одной стороны, обретают свою предметную область, а с другой — тесно взаимодействуют с социологией. Более того, содержание некоторых из них становится (прямо или косвенно) объектом социологического интереса, изучается в системе социологического знания.

Проведенный в этой главе анализ объекта, предмета, основных категорий социологии, ее соотношения с другими науками дает все основания перейти к анализу специфики и структуры социологического знания и социологического исследования, чему посвящены последующие четыре главы.

Вопросы и задания

  1.  Что такое объект и предмет пауки, как соотносятся эти понятия?
  2.  Что является объектом социологии?

Какие подходы к определению предмета социолог ии существуют в истории соци
ологии, современной зарубежной и отечественной литературе?

4. Какие предметные зоны социологии можно выделить?
5 Раскройте содержание каждой предметной зоны.

  1.  Как соотносятся социология и философия, социология и история, социология и
    психология, социология и экономическая наука?
  2.  Какое значение для социологии имеет естественно-научное знание? Почему без
    знания математической статистики, теории вероятностей, информатики и других наук
    нельзя стать современным социологом?

Литература

Гидденс Э. Социология. М., 1999. Гл. 1.

Зборовский Г.Е., Орлов ГЛ. Социология. М., 1995. Гл. 2.

Общая социология / Под ред. А.Г. Эфендиева. М., 2000.

Смелзер Н. Социология. М., 1994. Гл. 1.

Сорокин П. Система социологии. Сыктывкар, 1991. Т. 1. Гл. 1.

Социология. Основы общей Теории / Под ред. Г.В. Осипова и др. М., 1995. Гл. 2.


Глава 5

Специфика социологического знания

§ 1 Природа и характер < оциологическо/о лития § 2 Социальный факт § 3 Знание как предмет с оциологии знания

§ 1. Природа и характер социологического знания i

щ

•^ Особенности социологического знания

Начнем с характеристики двух основных ипостасей социологии. Во-первых, она выступает как наука, стало быть, в качестве определенной системы знаний, во-вторых, как определенный способ мышления, изучения людей, видения мира. Она позволяет анализировать общество и конкретные социальные процессы под самыми различными углами зрения, "используя многочисленные срезы связей и отношений между людьми. Как пишет Э. Гидденс, «границы социологии предельно широки, они простираются от анализа столкновений между передвигающимися по улице людьми до исследования глобальных социальных процессов»1. Эта особенность социологического знания дает ему возможность занять одно из ведущих мест среди многочисленных видов знания, в том числе и тех, что продуцируются социальными науками.

Проблема научной специфики социологического знания не такая простая, как кажется на первый взгляд. В связи с этим могут возникнуть по меньшей мере два вопроса: первый — способно ли социологическое знание быть подобным строгому естественнонаучному знанию, находиться с ним в одном ряду? второй — может ли социологическое знание давать такой же точный результат в отношении социальных процессов, какой дает есгественно-научное в отношении природных?

Ответы на эти вопросы содержат и положительные, и отрицательные суждения. Поскольку социологическое знание включает в себя системный анализ, общенаучные методы, количественные оценки, использует не только логические доказательства, но и материал таких наук, как математика, теория вероятности, статистика и др., оно

1 Giddens A Sociology P 8


Глава 5 Специфика социологического знания

 115

дает точный результат и может рассматриваться в качестве разновидности строгого, не уступающего другим наукам знания.

Вместе с тем социология имеет дело не с физическими объектами, а с людьми, социальными общностями, их деятельностью как материалом для получения данных. Известно, чго такие объекты отличаются в своем поведении самопознанием, целеполаганием и вследствие этого значительными флуктуациями (случайными отклонениями, колебаниями, изменениями) в деятельности. Поэтому нельзя говорить о совершенно точном и строгом социологическом описании и анализе человеческого бытия подобно даваемому применительно к природным процессам естественными науками.

Социологическое знание стремится к объективности. Она определяется не только используемыми методами социологического исследования, но и рядом других факторов: непредубежденной и независимой позицией социолога, публичностью, общедоступностью социологической деятельности, с результатами которой люди постоянно знакомятся через средства массовой информации, эффектом критического анализа материалов исследований со стороны коллег.

Однако здесь есть свои сложности. Ведь наши суждения об объективности базируются на изучении субъективных мнений людей. Получается, что на основе сбора мнений, субъективных по своей природе и характеру, формируется объективное знание. Нет ли здесь противоречия? Конечно, в определенной степени есть. Но в том-то и состоит специфика социологического знания, что оно использует такие методы сбора информации и ее обработки, которые позволяют разрешать это противоречие. Вместе с тем, само по себе его наличие предупреждает нас об опасности абсолютизации социологического знания, прежде всего той его части, которая базируется на материалах эмпирических исследований.

Специфика социологическою знания проявляется в особенностях ставящихся вопросов. Можно говорить о четырех их типах: фактуаль-ных, сравнительных, развивающих и теоретических. Первые касаются выявления социальных фактов (например, какие типы преступлений чаще всего встречаются?). Сравнительные вопросы позволяют сопоставить идентичные социальные факты в разных странах (насколько типичны одни и те же преступления, совершаемые в Германии и России?). Развивающие вопросы дают возможность связать настоящее с прошлым и сравнить их (как изменились современные тюрьмы в сравнении с самыми первыми?). Теоретические вопросы направлены на выявление причинных связей (почему это случилось? почему так произошло?).


116

 Раздел 11. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 Несмотря на различия в тинах вопросов, разграничивать и отделять их полностью друг от друга нельзя.. Здесь как раз и заметна особенность социологического знания, заключающаяся в отказе от обыденного мнения: «факты говорят сами за себя». В социологии они требуют интерпретации. Поэтому фактуальные и теоретические вопросы, расположенные на разных полюсах приведенной выше «шкалы», в социологии оказываются тесно связанными1.

Еще одно свидетельство специфики социологического знания состоит в возможности обнаружения различий между целями поведения человека (социальной общности) и его последствиями — явными и неявными, намеренными и ненамеренными (латентными). Это касается и деятельности организаций и институтов. Так, целью школы является образование, обучение, воспитание, подготовка к получению профессии, социализация. Это явные ориентиры, и их намеренный характер ни у кого не вызывает ни вопросов, ни сомнений. Однако деятельность школы и социального института образования в целом приводит к латентным, не видным внешне последствиям, над которыми люди специально не задумываются. Это может быть, к примеру, усиление социального неравенства по мере того, как у детей выявляются различные способности, реализация которых так или иначе способствует «скорости» их дальнейшего продвижения. Социологическое знание показывает, как мало мы себя знаем, каковы возможности общества, последствия поведения людей, его влияния на весь контекст социальной жизни, и наоборот.

Социологическое воображение

Еще один аспект специфики знания в социологии состоит в развитии социологического воображения. Сам термин (и идея) принадлежит известному американскому социологу Ч. Миллсу, написавшему специальную книгу на эту тему2. Суть такого воображения состоит в том, что исследователь должен уметь отвлечься, абстрагироваться от рутины повседневной жизни, посмотреть на нее заново, другими глазами, увидеть то, что «не дано» обыденному сознанию.

Прекрасный пример социологического воображения демонстрирует Э. Гидденс, рассматривая обычный, простой, явно неинтересный на первый взгляд фрагмент поведения людей — употребление кофе3. Что здесь может «вообразить» социолог? Во-первых, что кофе — не только напи-

1 См.: Giddens A. Sociology. P. 15.

2 См.: Mills Ch.R. The Sociological Imagination. N.Y., 1959. Рус. перевод: Мшшс Ч P.
Социологическое воображение. М., 1998.

3 См.: Giddens A. Sociology. P. 20.


Глава 5. Специфика социологического знания 117

ток, который помогает поднять «индивидуальное потребление жидкости». Это символическая ценность, являющаяся частью повседневного социального ритуала. Нередко он намного важнее, чем сам акт употребления напитка, поскольку для людей, приглашающих друг друга на чашку кофе, встреча и разговор всегда интереснее, чем то, что они пьют и едят. (Кстати, во всех обществах еда и питье служат общению, взаимодействию и выполняют роль ритуала, что само по себе выступает специальным предметом социологического изучения). Во-вторых, хотя кофе содержит кофеин, однако кофейные наркоманы не относятся большинством людей западной культуры к потребителям наркотиков. Почему? Это тоже интересный социологический вопрос. Подобно алкоголю, кофе — социально приемлемый наркотик, тогда как, например, марихуана не является таковым. Причем подобная ситуация имеет место даже в тех культурах, где толерантно, терпимо относятся к потреблению марихуаны, но не в почете кофе и алкоголь. В-третьих, употребление кофе распространилось по всему миру и прочно вошло в структуру экономических и социальных отношений. Производство, транспортировка и торговля данным продуктом требуют осуществления постоянных сделок между людьми, находящимися в тысячах миль от потребителя. Изучение подобных глобальных сделок является также предметом социологического анализа. Наконец, употребление кофе предваряется всем процессом социального и экономического развития. Вместе со многими другими ныне привычными элементами западной кухни (чай, бананы, картофель, белый сахар) кофе приобрел популярность только с XIX в. Его массовое потребление датируется периодом колониальной экспансии 150-летней давности, под влиянием которой кофе стал культивироваться в Южной Америке и Африке и оттуда пришел в западные страны.

§ 2. Социальный факт

Специфика социального факта

Социологическое знание базируется на фактуальной основе. Под социальным фактом будем понимать в самом общем виде общественное явление, ситуацию социальной жизни, рассматриваемые как социальное действие или результат определенной деятельности, а также вербальные (словесные) действия (мнения, взгляды, оценки). Один из крупнейших отечественных исследователей социологического знания В.А. Ядов считает, что социальные факты необходимо «рассматривать в онтологическом (не зависящем от сознания) и логико-гносеологическом планах. В онтологическом смысле факты суть


118

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 любые не зависящие от наблюдателя состояния действительности или свершившиеся события. В логико-гносеологическом плане фактами называют обоснованное знание, которое получено путем описания отдельных фрагментов реальной действительности в некотором строго определенном пространственно-временном интервале. Это — элементарные компоненты системы знания» К

В социологическом знании, его обоснованности, надежности и достоверности многое зависит от характера фактуальнои основы. Она может оказаться зыбкой, если полученные социальные факты не будут в полной мере достоверными и надежными. Показателем зыбкости фактуальнои основы социологического знания является допустимость множества объяснений одних и тех же событий, ситуаций, социальных фактов. Возьмем, к примеру, события в России 19—21 августа 1991 г. Как их должен интерпретировать социолог — как путч, революцию, контрреволюцию, переворот, опереточный спектакль и т.д. (здесь намеренно приведен ряд различных мнений и оценок этих событий)? Однозначно, исходя только из своего понимания, или с учетом плюрализма мнений и оценок? Конечно, последнее. Поэтому интерпретация социального факта будет иметь «объективистский», констатирующе-описательный характер, но за ним должен следовать анализ этих позиций, мнений, оценок. Таким образом, существует проблема интерпретации социального факта. Она связана с фиксированием пределов достоверности и надежности социологического знания.

В связи с этим возникает проблема его валидности. Под валид-ностью социологического знания будем понимать его обоснованность, надежность, означающую отсутствие в нем теоретических ошибок, которые могут возникнуть в связи с неверными исходными методологическими и методическими посылками в ходе получения этого знания. Валидность знания связана с качеством измерения в социологии. Знание будет валидным в случае, если социолог измеряет то свойство изучаемого социального факта, которое требовалось измерить.

В качестве социальных фактов для социолога выступают разнопорядковые явления. Это и сама реальность, установленная, зафиксированная сознанием как объективный социальный факт. Это и субъективный социальный факт, выступающий в виде мнения опрашиваемого. Содержанием социального факта может быть поведение людей на вербальном уровне (мнения, суждения, оценки), результаты их действий, а также деятельности социальных общностей, общества в целом.

 ^ Ядов В А Социологическое исследование, методология, претрамма, методы С 24—25


Глава 5 Специфика социологического знания

 119

Наконец, к социальному факту может быть отнесено само знание, которое выступает как систематизированная характеристика массового сознания и массового поведения. В последнем случае социальный факт становится научным социологическим фактом. Его отличия от вышеназванных пониманий социального факта состоят в том, что он, во-первых, является не начальным, а конечным этапом познавательного процесса, его определенным результатом; во-вторых, научный факт существует в форме научного понятия (системы понятий).

Вообще социальный факт как база социологического знания волновал ученых изначально. По существу, это исходная категория его методологии. Ввел данное понятие в научный оборот О. Конт. Собственно, позитивизм и начинается с наблюдения социальных фактов, дающего как метод (а для Конта это главное) позитивное социальное знание. Но основной вклад в разработку категории внес один из крупнейших социологов XIX — начала XX в. Э. Дюркгейм. Под социальным фактом он понимал особую социальную реальность, обладающую двумя главными признаками: 1) она существует независимо от индивида, объективно, как «вещь»; 2) она может оказывать на него давление путем притягивания внимания и интереса к себе. Именно совокупность социальных фактов и определяет поведение индивида, заставляет его совершать те или иные поступки. Здесь социальный факт оказывается очень близким к социальному действию.

Таким образом, в отличие от Конта, Дюркгейм дает принципиально новую, более глубокую трактовку социального факта. Последний превращается из пассивного объекта наблюдения в такую реальность (материальную или духовную), которая как бы заставляет человека действовать, т.е. социальный факт приобретает определенную способность к активности. Дюркгейм делит факты не на экономические, политические, психологические и социальные (как, казалось бы, можно их подразделить), а на морфологические, материальные и духовные, нематериальные. К первым относятся характеристики населения, его плотность и структура, размещение промышленности, наличие путей сообщения и т.д., ко вторым — смыслы и значения, которые люди вкладывают в свои поступки, нормативные представления, которые утверждают определенное понимание. Всю эту совокупность духовных социальных фактов Дюркгейм рассматривал как коллективное сознание (включая религию, мораль, право).

Современные трактовки социального факта

В современных трактовках, направленных на раскрытие гносеологической характеристики этого понятия, социальными фактами могут вы-


120

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 ступать акты поведения людей либо действия общностей, материальные или духовные результаты человеческой деятельности. Как отмечалось выше, к социальным фактам относятся и вербальные (словесные) действия (оценки, мнения, взгляды). К примеру, реальное поведение студенческой группы — социальный факт, равно как и оценки этой группой политической ситуации в стране. Но особо сложным, комплексным социальным фактом станет политическое поведение группы, вытекающее из мнений и оценок политической ситуации. Если социальный факт фиксируется социологом и включается в систему социологического знания, он становится фактом социологии, или социологическим фактом, теряя свой онтологический статус (имеется в виду происходящая при изучении общественного мнения фиксация оценок).

Наличие социального факта устанавливается социологом с помощью индикатора — показателя его реальности. Социальный факт регистрируется социологом либо как онтологический, либо — будучи зарегистрированным, включенным в социологическое знание — как гносеологический. Регистрация, т.е. отражение в системе показателей социального факта, может быть как адекватной, так и неадекватной. Это зависит от целого ряда обстоятельств: достоверных методик, успешности применения процедур исследования и др.

Суждения о специфике социологического знания и социальных фактах, которые здесь были приведены, условно можно отнести к позитивистской и неопозитивистской ориентации науки, берущей начало, как уже говорилось, в XIX в. (О. Конт, Э. Дюркгейм). Однако социология не ограничивается только таким пониманием знания. В XX в. появилась и активно заявила о себе феноменологическая ориентация социологии, в рамках которой возникли новые подходы и к самому социальному знанию, и к социальному факту.

Сторонники феноменологического подхода считали, что научное знание все больше отходит от анализа повседневной реальности. Задача же феноменологической социологии — восстановить и установить эту связь, поскольку единственным источником нашего знания является мир повседневной, обыденной жизни, или жизненный мир. Он представляет собой сферу непосредственно переживаемого людьми опыта. Знание о нем и есть научное знание о повседневной жизни. Оно складывается из знания ряда отдельных событий, случаев, социальных взаимодействий, которые и представляют собой социальные факты. Следовательно, с точки зрения феноменологического подхода социология должна изучать в качестве социальных фактов отдельные, единичные действия и ситуации (а не социально-типические, как это имеет место в неопозитивистской ориентации).


Глава 5. Специфика социологического знания

 121

В 1920—1930-х гг. в социологической науке сформировалась особая отрасль — социология знания. Это делает необходимым рассмотрение специфики знания под углом зрения данной отрасли социологической науки. Правда, здесь следует отметить, что границы знания в ней резко расширяются и отчасти даже меняются, поскольку взамен социологического появляется социальное знание. Возникает проблема социологического анализа знания в обществе, в рамках которой вопрос о специфике социологического знания выступает как частный случай и ставится далеко не всегда.

§ 3. Знание как предмет социологии знания

Знание выступает предметом социологического анализа, пребывая в самых разных своих видах: донаучном, научном, мифологическом, религиозном, эмпирическом, теоретическом, художественном, обыденном (житейском) и т.д. Для социологии знания оказалась наиболее характерной тенденция движения от научного знания к житейскому. Та ее часть, которая исследовала научное знание, постепенно превратилась в социологию науки. Другая, предметом которой выступает обыденное (лучше сказать повседневное) знание, развиваясь в рамках феноменологии, превратилась в современную социологию знания.

Строго говоря, и в ней можно выделить две линии, одна из которых связана с изучением специализированного (включая научное), другая — обыденного, житейского знания. Вторая линия стала доминирующей по ряду причин, в том числе в связи с тем, что знания, основанные на здравом смысле и обыденном сознании, являются важной ориентационной основой поведения человека. В целом социология знания занимается изучением различных форм мышления и знания с точки зрения выявления их социальной детерминации.

Знание в социологии М. Шелера

Один из основоположников социологии знания немецкий ученый Макс Шел ер (1874-1928), который, кстати, ввел в оборот сам термин «социология знания», разграничивал все бытие на две сферы: субструктуры (или реальных социальных факторов) и суперструктуры (или духовных, идеальных форм). К реальным социальным факторам Шелер относил географические, биологические, демографические, экономические, политические явления. Они представляют собой определенную базу социальной детерминации знания, более широко — идей. Что касается духовных форм, или суперструктуры, то она и яв-


122

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

ляется предметом социологии знания. Причем эта сфера существует, по Шелеру, независимо от сферы субструктуры.

Немецкий социолог рассматривал знание как ценностный феномен, выделяя три его «высших рода»: знание ради господства, или деятель-ностное знание позитивных наук; знание ради образования, или образовательное знание философии; знание ради спасения, или религиозное знание. Для краткости Шелер называет их позитивным, метафизическим и религиозным знанием. Каждый из этих родов знания не сводим к другому, он существует, «заложен» в самой природе человека1. Идея Шелера сводится к тому, что имеется определенное внутреннее сродство между данным типом знания (научно-позитивное, метафизическое, религиозное), типом его носителя (ученый, исследователь; мудрец, мыслитель, философ; провидец, святой) и типом (формой) организации (школа в современном смысле, исследовательский институт; школа мудрости в античном смысле; церковь или секта).

Социальная детерминация знания в творчестве К. Маннгейма

Другой немецкий социолог, «классик» социологии знания Карл Маннгейм (1893—1947), наиболее четко и последовательно провел идею связи того или иного вида социального знания с его социальными корнями. Одна из центральных проблем социологии знания Маннгейма — социальная детерминация социального знания (и познания). Именно социального, но не естественно-научного. В основе такого подхода лежит жесткое разграничение наук о природе и наук об обществе (культуре), идущее ог неокантианства (Риккерт, Вин-дельбанд, Вебер). Все естественно-научное знание рассматривается как свободное от какой-либо социальной детерминации. И, наоборот, любое социальное знание оказывается в тесной зависимости от ряда факторов общественного или группового порядка.

К. Маннгейм считал, что знание не бывает знанием вообще, оно может быть знанием лишь с определенной позиции. На него так или иначе воздействует идеология, избавиться от влияния которой в принципе невозможно, хотя уменьшить его необходимо. Заниматься этим и должна социология знания. Наряду с идеологией, выступающей как определенное состояние сознания и знания господствующих классов, существует, по Маннгейму, и другая форма мышления и знания, характеризующая оппозицию власти, — утопия.

Возникает вопрос об объективности и научности таких форм социального знания, которые находятся в зависимости от социальных интере-

' См  Шелер М Формы знания и общество // Социол журн 1996 № 1/2


Глава 5. Специфика социологического знания 123

сов групп. С другой стороны, может ли появиться знание, не имеющее прямой социальной и политической обусловленности (исключая естественно-научные теории, особенно в области физики, химии, математики)?

Понимая противоречивость подобной «познавательной» ситуации и необходимость ее разрешения, Маннгейм вводит ряд различных значений идеологии. Прежде всего он разграничивает «партикулярную концепцию идеологии» и «тотальную концепцию идеологии». Последняя — это мировоззрение классов или эпох. Тотальная концепция идеологии — это продукт коллективной жизни эпохи. Системы ее идей не являются результатом интересов, желаний, обмана или самообмана. Они обусловлены объективными социальными факторами исторического масштаба. В главном своем труде «Идеология и утопия» Маннгейм пишет: «С появлением понятия тотальной идеологии в его всеобщем применении то, что было только учением об идеологии, превращается в социологию знания» *. Партикулярная концепция идеологии имеет менее общий характер и используется для показа специфического способа мышления, обусловленного групповыми интересами и особыми психологическими факторами. Именно здесь и возможен явный либо замаскированный обман или самообман.

В связи с анализом социальной и политической детерминации мышления и знания Маннгейм ставит несколько задач перед социологией. Одна из них — перестройка социального мышления. Социология знания должна объединять различные точки зрения, чтобы каждая из них (социализм, марксизм, консерватизм, буржуазный либерализм и т.д.) могла взаимно дополнять другую. Как видно, уже в конце 1920-х it. Маннгейм считал возможным своеобразный идеологический плюрализм, созданию и распространению которого должна была способствовать социология знания.

Вторая важнейшая задача социологии знания состоит, как писал исследователь, в создании всеобщей интеллектуальной истории, которая была бы тесно увязана с социальными изменениями, а не являла собой изложение филиации идей без связи с их социальной детерминацией. Что касается третьей задачи, то она заключается в перестройке теоретико-познавательных основ современной науки. Маннгейм выступил за пересмотр традиционного для того времени тезиса об абсолютном отсутствии связи между истинностью какого-либо знания и его социальным контекстом.

А Шюц и знание повседневной жизни ■;      Один из основателей феноменологической социологии знания австрийский социолог Альфред Шюц (1899—1959) исходил из того, что

* Манхейм К. Идеология и утопия // Диагноз нашего времени М , 1994 С 71


124

 Раздел И. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

мир, в котором мы живем, — это мир объектов с более или менее определенными качествами. Каждый из этих объектов связан с предшествующим опытом обыденного сознания людей, живущих своей повседневной жизнью среди себе подобных. Наш мир — это и мир природы, и мир культурных объектов и социальных институтов. Мы стремимся наладить с ним взаимоотношения и воспринимаем его не как субъективный, а как интерсубъективный мир. Этот интерсубъективный мир и есть социальная реальность. Задача же социологии состоит в том, чтобы получить упорядоченное знание о нем, а также раскрыть значения и смыслы, лежащие в основе этого знания.

ЙнтерСубъективный мир, по Шюцу, это общий для всех нас мир, доступный каждому на основе интеркоммуникации и языка. Социолог называет этот мир «высшей реальностью», потому что с какой бы иной реальностью не имел дело человек, как бы далеко не удалялся от повседневной действительности, в конечном счете он всегда в нее возвращается. В своей повседневной жизни, утверждал Шюц, люди имеют обыденное знание о самых различных сферах социального мира, в котором живут. Конечно, это знание может быть фрагментарным, непоследовательным, но его достаточно, чтобы наладить взаимоотношения с людьми, культурными объектами, социальными институтами. Происходит это потому, что мир является не просто интерсубъективным, но выступает как мир значений, многие из которых мы в состоянии распознавать.

Каждый член общества создает запас того, что Шюц называл знанием здравого смысла. Это знание разделяют и другие члены общества, что позволяет им нормально жить и общаться. Именно такое знание наиболее важно для решения практических задач повседневной жизни. Однако знание здравого смысла не является раз и навсегда данным, оно постоянно изменяется в процессе взаимодействия. Ведь каждый человек по-своему интерпретирует мир. На характер знания здравого смысла накладывает отпечаток биографическая ситуация индивида. Она способствует накоплению знания о мире, поскольку есть не что иное, как осмысленный опыт человека. Задача социолога состоит в том, как это увидеть и зафиксировать. По мнению Шюца, делать это предстоит не на индивидуально-личностном уровне, а в процессе взаимодействия людей в рамках их интерсубъективного мира.

Интерсубъективный характер повседневного знания ставит, как считал австрийский социолог, проблему его социализации. Шюц называет три аспекта этой проблемы: а) взаимность перспектив, или структурная социализация знания; б) социальное происхождение знания, или его генетическая социализация; в) социальное распределение знания. Взаимность перспектив рассматривается как взаимоза-


Глава 5 Специфика социологического знания 125

меняемость перспектив, находящая отражение во взаимозаменяемости точек зрения: если я поменяюсь местами с другим человеком, то буду воспринимать ту же самую часть мира в той же перспективе, что и он. Следовательно, структурная социализация знания, т.е. его усвоение и освоение как социального опыта осуществляется благодаря близкому восприятию этих знаний как мной, так и другими людьми.

Рассматривая второй аспект социализации повседневного знания — его социальное происхождение, Шюц отмечает, что лишь очень малая часть знания о мире и о людях рождается в личном опыте. Большая его часть передается родителями, друзьями, педагогами и, стало быть, имеет социальное происхождение. В отношении третьего аспекта — социального распределения знания — позиция социолога состоит в следующем. Знание нужно рассматривать как форму связи между людьми. О нем мы можем говорить только тогда, когда оно релевантно (соотносимо) другому знанию, точнее, знанию другого человека. Это и есть проявление социального распределения знания. Шюц отмечает, что запас наличного знания у людей различается объемом, качеством и структурой. В чем-то человек является экспертом, в чем-то — дилетантом.

Характеризуя повседневное, обыденное знание, австрийский социолог пытался его типизировать. Речь идет о том, что это знание не индивидуальных особенностей и характеристик, а типов личности (например, тип «продавец», тип «парикмахер», тип «страховой агент», тип «клиент» и т.д.), из которого и складывается запас наличного знания, являющийся основой социального мира. Человек ориентируется в нем, взаимодействует с другими людьми прежде всего благодаря тому, что обладает запасом знания о многочисленных типах личности. Именно такое знание и лежит в основе научных абстракций. Научная типология знания, в соответствии с позицией Шюца, не появляется на голом месте, сразу и из ничего. Она строится прежде всего на элементарных типах повседневного знания.

Обращение Шюца к анализу структур жизненного мира, обыденного знания, его стремление рационализировать это знание путем различных типизации и доказать, что на такой основе возникает научное знание, позволяет говорить о создании особой концепции, даже методологии, которая затем активно применялась рядом социологов, в первую очередь учениками А. Шюца П. Бергером и Т. Лукманом.

Знание как предмет в социологии П. Бергера и Т. Лукмана

Американский социолог Питер Бергер (р. 1929) и немецкий социолог Томас Лукман (р. 1927) хорошо известны в современной социологии знания прежде всего своей совместной работой «Социальное констру-


126

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 ирование реальности»1. Находясь под влиянием идей А. Шюца, П. Бергер и Т. Лукман выделяют среди множества реальностей одну как наиболее значимую — реальность повседневной жизни. Эту реальность человек разделяет с другими людьми, равно как и повседневное знание о ней. Реальность повседневной жизни, которую Бергер и Лукман рассматривают, как и Шюц, в качестве интерсубъективного мира, конструируется интерсубъективным человеческим сознанием. Поэтому качественное различие между объективной и субъективной реальностью повседневной жизни, по существу, снимается.

Бергер и Лукман считают, что знание повседневной жизни напоминает инструмент, прорубающий дорогу в лесу и проливающий узкую полосу света на то, что находится впереди и непосредственно рядом (при этом со всех сторон дорогу обступает темнота): «Мое знание повседневной жизни организовано в понятиях релевантностеи. Некоторые из них определяются моими непосредственными практическими интересами, другие — всей моей ситуацией в обществе. Мне неважно, каким образом моя жена готовит мой любимый гуляш, если он получается хорошо. Меня не интересует то, что акции общества падают, если я не владею этими акциями; что католики модернизируют свое учение, если я атеист; что можно лететь без пересадки в Африку, если я туда не собираюсь»^. Вместе с тем релевантные (соотносимые) структуры индивида во многом пересекаются с релевантными структурами других. Знание этих структур есть важный элемент знания повседневной жизни каждым.

Знание повседневной жизни связано и с проблемой социального распределения знания, которую Бергер и Лукман трактуют несколько шире, чем Шюц. Социальное распределение знания начинается с того простого факта (и его признания), что я не знаю всего того, что знают мои партнеры, и наоборот. В повседневной жизни знание социально распределено в том смысле, что разные индивиды и типы индивидов обладают им в различной степени. Кроме того, у каждого может быть такое знание, которое он с кем-то разделяет и которое он не разделяет ни с кем. Здесь имеет еще значение социально доступный запас знания, который тоже как бы «участвует» в его социальном распределении. «В повседневной жизни я знаю (хотя бы приблизительно),— пишут социологи, — что и от кого я могу скрыть, от кого я могу получить информацию, которой не располагаю, и вообще какого рода знаний можно ожидать от разных людей»'!

1 Издана в 1966 г., рус. перевод. Бергер П, Лукман Т Социальное конструирование
реальности Трактат по социологии знания М , 1995.

2 Бергер П, Лукман Т Социальное конструирование реальности. С 77.

3 Там же. С 79


Глава 5. Специфика социологического знания 127

По мнению Бергера и Лукмана, знание в обществе — это совокупность того, что каждый знает о социальном мире: правила поведения, моральные принципы, предписания, ценности, верования, пословицы, поговорки и т.д. Такое знание составляет мотивационную динамику институционализированного поведения и является «реализацией в двойном смысле слова — в смысле понимания объективированной социальной реальности и в смысле непрерывного созидания этой реальности»1.

Бергер и Лукман рассматривают не только повседневное, обыденное, но и теоретическое знание, значение которого они, по всей видимости, принижают. Теоретическое знание, говорят социологи, «лишь небольшая и отнюдь не самая важная часть того, что считается знанием в обществе»^. С этим утверждением, особенно второй его частью, вряд ли можно согласиться в паше время, когда роль науки и научного знания невиданно возросла и имеет поистине необозримые перспективы.

Социологический анализ знания, проведенный выше благодаря характеристике взглядов наиболее крупных представителей социологии знания, убеждает в больших возможностях этой отрасли социологической науки. Выясняется, что в центре ее интересов оказались преимущественно два вида знания: научное, специализированное, и обыденное, повседневное. Между тем богатство знания и его видов не ограничивается только ими. Вполне уместно ставить вопрос, к примеру, об образовательном знании.

Это особый вид знания, не являющийся ни научно специализированным, ни обыденно-житейским. Знание, которое транслирует педагог (учебник) и осваивает учащийся, не является в полной мере научным, поскольку требует некоторого «упрощения», редукции, адаптации. В то же время оно содержит в себе черты обыденного, доступного знания и, что особенно важно, языка, с помощью которого образовательное знание транслируется. Оно — не просто препарированное научное знание; образовательное знание содержит в себе мировоззренческий компонент (взамен прежнего, чаще всего идеологического) и преследует цель социализирующего воздействия. В этом смысле образовательное знание есть важный способ конструирования социальной реальности. Здесь, однако, существует опасность свести специализированное научное знание к адаптированному настолько, что оно приблизится к обыденному. Задача состоит в том, чтобы не допустить этого, что, впрочем, выходит за пределы социологической науки и относится уже к педагогике и методике обучения.

Рассматривая социологическую постановку проблем знания, более точно и конкретно — самого социологического знания, необходи-

1 Бергер П., Лукман Т Социальное конструирование реальное i и. С. 111.

2 Там же. С. 109.


128

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

мо назвать в качестве одной из наиболее важных проблему его структуры, о которой речь пойдет в следующей главе.

Вопросы и задания

  1.  В чем принципиальное oi личие социологического знания от естест пенно-научно
    го?
  2.  Как социологам удается достичь объективности полученного знания?
  3.  Какова роль социального факта в познании действительности?
  4.  С какими социалы/ыми фактами имеют дело социологи?
  5.  Что такое социологическое воображение, в чем ценность этого профессионально
    го качества?
  6.  Может ли знание быть предметом социологического анализа? Если да, то и чем
    специфика его изучения?
  7.  Охарактеризуйте вклад крупных социологов XX п. - М. Шелера, К. Манигейма,
    А. Шюца, П. Бергера, Т. Лукмапа — в разработку социологии знания: как раскрывает
    проблему знания в социологии М. Шелер? почему проблема социальной детерминации
    знания занимает ведущее место в социологии знания К. Мапнгейма? чк> означает зна
    ние повседневной жизни для А. Шюца? какую роль играет знание в социальном конст
    руировании реальности, по мнению П. Бергера и Т. Лукмапа?

Литература

Американская социологическая мысль / Под ред. В.И. Добрспысова. М, 1996. С. 526-541.

Волков Ю.Г., Нечипуреико В.Н., Самьиии СИ. Социология: история и современность. М; Ростов н/Д„ 1999. С. 261-312.

ГидденсЭ. Социология. М., 1999. Гл.1.

Зборовский Г.Е. Социология образования и социология знания: поиск взаимодействия //Социол. исслед. 1997. № 2.

Зборовский Г.Е. Образование: от XX к XXI веку. Екатеринбург, 2000. Гл. 7

История социологии в Западной Европе и США / Отв ред. Г.В. Осипов. М., 1999. С. 428-448.

МтисеймК. Диагноз нашего времени. М, 1994. С. 219—260.

Мошон П. Лодка на аллеях парка: Введение в социологию. М., 1995. С. 39—46.

Руткевич Е.Д. Феноменологическая социология знания. М., 1993.

Современная американская социология / Под ред. В.И. Добренькова. М., 1994. С. 195-250.

Фролов С.С. Социология. М., 2003. С. 25-36.


Глава 6

Структура социологического знания

§ 1. Подходы к структуре и отрасли социологического знания. § 2. Уровни сациологичес кого знания. § 3. Ступени социологического знания

§ 1. Подходы к структуре и отрасли социологического знания

Выявление специфики социологического знания приводит к необходимости анализа его структуры. Прежде всего выделим две его стороны — о н т о л о г и ч е с к о е знание (об объекте изучения, т.е. о социальной реальности и мнениях, оценках, отношении к ней) и гносеологическое знание (о способе получения самого социологического знания, т.е. о методах, средствах, путях, процедурах его «добывания»). С этой точки зрения онтологическое знание может характеризоваться как предметное, а гносеологическое — как методологическое.

Особо следует сказать о таком структурном элементе социологического знания, как метасоциология («мета» означает «после»). Ее объектом является не социальная реальность как таковая и не способ получения самого социологического знания, а наука социология, т.е. само социологическое знание. Любая метатеория — это теория, анализирующая структуру, методы и свойства другой теории, имеющей свою предметную область.

Другими словами, метасоциология — это социологическое знание о социологическом знании (Дж. Ритцер), «социология социологии» (Р. Фридрихе), «рефлексивная социология» (А. Гоулднер). Как пишет Г.В. Осипов, «метасоциология — это такая же наука, как и социология. Но в отличие от социологии она связана с разработкой методологических принципов того, что уже создано социологией. Она не обслуживает социологию, а берет ее в качестве объекта изучения» *.

По существу, это высший уровень социологического знания. Ме-тасоциологический анализ предполагает выявление компонентов со-

 Осипов Г.В. Социология и социализм. С. 41.


130

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 циологии как науки (ее концепций, теорий, методов, предметных зон) и их характеристику. Иными словами, метасоциология позволяет раскрыть все многообразие структур социологии как науки.

В связи с развитием метасоциологии и поисками общесоциологической теории в последние десятилетия неоднократно возникал разговор о кризисе социологического знания и путях выхода из него. Главная причина кризиса состоит, казалось, в невозможности создать общую социологическую теорию, с помощью которой можно было бы все описать и обьяс-нить. Попытки «наложения» логических структур на конкретную реальность оказывались эффективными лишь в определенных пределах.

Однако появлялись новые социальные ситуации, и выяснялось, что «универсальная» социологическая теория не в состоянии их удовлетворительно анализировать. Например, с помощью теории единого индустриального общества нельзя объяснить явления и процессы, связанные с постиндустриальным развитием — информационную революцию, изменение характера безработицы, новые социальные роли людей и т.д. Отсюда следует вывод, что универсальной социологической теории быть не может, но у любой «большой» теории должны быть универсальные — в смысле инвариантные, постоянные, основополагающие — принципы.

Теории должны базироваться на той или иной парадигме (или они сами могут выступать в таком качестве), описывать и анализировать определенные морфологии (реальные структуры), динамические процессы и изменения, быть гибкими, учитывать латентные последствия социальных действий во всех сферах жизнедеятельности. Именно та^ кие теории позволят преодолеть кризис социологического познания.

Отраслевая структура

Одним из основных принципов структурирования социологического знания является соотношение теорий разного уровня — общих, частных, а также выводов теоретического характера, достигаемых в результате эмпирических исследований. Речь идет о соотношении общего и отраслевого знания. Этот структурный срез социологической науки стал возможным начиная с 1920—1930-х гг., когда утвердилась эмпирическая социология, а от теоретической «отпочковались» отдельные отрасли социологического знания.

При этом количество отраслевых социологии непрерывно растет по мере того, как социологи все глубже проникают в изучение отдельных социальных сфер, процессов, явлений, видов деятельности и т д. Число отраслевых социологии давно уже исчисляется десятками, и возникает проблема их систематизации и классификации.


Глава 6 Структура социологического знания 131

В литературе существует несколько вариантов классификации отраслей социологии, различающихся положенными в их основу критериями. Так, СИ. Григорьев и Ю.Е. Растов в качестве критериев типологии выделяют: а) субъектов социальной жизни; б) сферы социальной жизни, в которых исследуемые субъекты действуют; в) связь отраслей социологии с другими науками. В соответствии с этими критериями к первой группе отраслей социологии они относят социологии личности, семьи, малой группы, коллектива, профессиональных групп, страт и классов, молодежи, тендерную социологию, социологию организаций, СМИ и др. Вторая группа включает в себя социологии труда, свободно-i о времени, быта, управления, науки, образования, воспитания, морали, права, религии, рекламы, девиантного поведения, образа жизни и др. Третью группу составляют: историческая социология, экономическая социология, политическая социология, социальная статистика, психосоциология, социокриминология, социология менеджмента, социоло-1ия социальной работы, социальный маркетинг и дрА

Появление и развитие многочисленных отраслей социологического знания, а также их дифференциация связаны с такими критериями, как различие их предметов, природа возникновения, особенности действия, направленность функционирования. В соответствии с уже сложившимся структурированием отраслей социологического знания и на основе названных выше критериев предложим следующую их классификацию.

К первой группе отнесем отрасли, изучающие основные формы и виды человеческой деятельности, например социологию труда, социологию досуга, социологию быта и др. Внутри них могут быть выделены «подотрасли». Так, в рамках социологии труда развивается промышленная социология, социологии досуга — социология туризма, социология физической культуры.

Вторую группу отраслей социологического знания составляют возникающие на «стыке» социологии и иных гуманитарных научных дисциплин (либо форм общественного сознания). Скажем, в результате «пересечения» социологии и права появилась социология права, социологии и экономики — экономическая социология, социологии и политики — социология политики, социологии и искусства — социология искусства, социологии и религии — социология религии и т.п

К третьей группе относятся отрасли социологического знания, характеризующие социальную структуру общества, ее элементы и взаимодействия между ними. По существу, предметом таких отраслей

1 См Григорьев СИ, Растов ЮЕ Начала современной социологии М, 1999 С 113-117


132

 Раздел П. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

оказываются различные общности. Это социологии классов и социальных групп, а также социология города, села и др.

В основе выделения четвертой группы социологических отраслей лежит институциональный подход, т.е. речь идет об отраслях знания, изучающих деятельность социальных институтов (социология управления, социология организации, социология семьи, социология] образования, социология науки и др.).

Наконец, к пятой группе отнесем отрасли знания, в центре внимания которых отклоняющееся поведение и аномальные явления. Глав-1 ными здесь являются социологии девиантного (отклоняющегося) и делинквентного (преступного) поведения.

В основу приведенной отраслевой структуры социологического знания положены прежде всего два признака — природа его возникновения и специфика предметной сферы. Очевидно, что перечень названных отраслей не полон (остались за его пределами социология молодежи, социология образа жизни, социология трудового коллектива, социология катастроф, социология риска и многие другие отрасли), а их классификации могут быть иными.

Все это лишний раз доказывает сложность классификации вооб- | ще, отраслей социологического знания (когда каждую из них нулсно поместить в строго отведенную ей «нишу») в особенности. Нужна своего рода «Периодическая система элементов» для отраслей социологического знания, что будет означать новый этап в его систематизации.

§ 2. Уровни социологического знания

Рассматривая структуру социологического знания, необходимо иметь в виду одну из ее основных разновидностей — уровневую.Со времени появления социологии как науки представления об уровнях социологического знания Неоднократно менялись. На каждом этапе развития науки они трансформировались в связи с тем, что по-новому понимались предмет социологии, ее методы, основные принципы изучения общества и его частей.

Во времена О. Конта социология выступала в облике, выражаясь языком современной науки, макросоциологии и означала сведение социологического знания к общетеоретическому, сосредоточение внимания на характеристике общества как целостного социального организма, выделение в качестве главных линий анализа социальной статики и социальной динамики, социальной структуры, признание


Глава 6 Структура социологического знания

 133

социального факта основой социологического знания и эмпирических методов его получения.

В XX столетии, с появлением микросоциологии, акценты стали перемещаться с плоскости теоретических построений в сферу анализа конкретных, локальных явлений. Этот процесс осуществлялся постепенно в течение примерно 30—40 лет начиная с 1920-х гг. Усиливалась ориентация на эмпирическое описание изолированных, часто фрагментарно выраженных сторон деятельности социальных групп, при этом не учитывалась их связь с процессами, происходящими на макроуровне. Активно использовались социально-психологические и социометрические методы, состоящие в описании системы межличностных отношений между членами малых групп.

До середины XX в. разделение социологического знания на макро- и микросоциологическое имело своеобразную «пространственную» окраску. Европейская социологическая традиция, тяготевшая с XIX в. к социально-философским построениям и поэтому ориентированная скорее предметно, чем проблемно, привела к преимущественному развитию макросоциологического знания. Американская же социология развива-сась в основном на базе проблемной, зачастую прагматической ориента-i щи и формировалась как поведенческая наука. Конечно, существовал и се макросоциологический уровень (в частности, работы П. Сорокина и 'Г. Парсонса). Но все-таки «лицо» американской социологической традиции представляли больше не эти исследования, а работы, направленные на решение конкретных социальных проблем и выполненные на микросоциологическом уровне. Этому способствовали общественные процессы, происходившие в США в 1920—1930-х гг., — кризис экономики, Великая депрессия, безработица, многочисленные социальные аномалии, связанные с бродяжничеством, преступностью, алкоголизмом, существованием гетто в крупных городах и др.

Трехуровневая структура

11ачиная с 1960-х гг. социологи предпринимают активные попытки к соединению макро- и микросоциологического уровней знания. Основным средством преодоления этой социологической дихотомии с]ала концепция теорий среднегоран/a (среднего уровня) Р. Мерто-па, согласно которой существуют три уровня социологического зна-11ия: широких социологических теорий, теорий среднего ранга, малых рабочих гипотез, возникающих в изобилии в повседневных исследованиях. Теории среднего ранга выполняют роль связующего звена, мостика между первым и третьим уровнями.


134

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 Сам Мертон считал теории среднего уровня единственно реально существующими и заслуживающими внимания. Всеохватывающие системные теории высшего уровня представлялись ему абстрактными, рабочие же гипотезы низшего уровня — второстепенными, не име*> ющими подлинно социологического значения. Исходной категорией анализа в теориях среднего уровня для Мертона выступала социальная группа, поскольку именно через нее осуществляется связь между индивидом и общественными структурами.

Вполне понятно, что в социологии, как и в любой другой науке, должны существовать теории разного уровня. Одни используются для объяснения широких социальных процессов, другие «обслуживают» более локальные, конкретные. Благодаря тщательному анализу и описанию различных теорий Мертоном в 1960—1970-х гг. наиболее разработанной концепцией социологического знания считалась трехуровневая. По мере развития этой концепции прежде всего обогащалось представление о втором уровне социологического знания. Оно, в свою очередь, стимулировало разработку общих социологических теорий и развитие конкретных социологических исследований. Теории среднего уровня по сравнению с общей социологической теорией имеют более узкую область применения. Каждая из таких теорий в своей предметной области ограничена относительно автономными сферами общественной жизни, тенденциями их развития, механизмами действия.

Отметим, что все три уровня социологического знания тесно связаны между собой. Более того, переход от одного к другому открывает каждый раз перед социологом новые возможности. Особое значение имеет переход от общетеоретического к операциональному уровню, результат которого конкретизируется в эмпирическом исследовании. Относительная самостоятельность уровней и их значимость позволяют надеяться, что по мере развития социологии будет усиливаться взаимодействие социологов, занятых разработкой каждого из них.

Представления о структуре социологического знания могут меняться в зависимости от его прогресса, а также изменения социальных запросов. Кроме того, приобретают особое значение трансформации в понимании предмета социологии. Ведь уровни социологического знания, их соотношение прямо вытекают из трактовок предмета науки. Так, если считать, что социология — это наука о социальных общностях, социальных отношениях между ними, их действиях и массовом поведении, то социологическое знание и есть в первую очередь знание социальных общностей и механизма их формирования и деятельности. Изучение очерченного круга проблем осуществляется в рамках определенной методологии, теории, с помощью ряда конкретных мето-


Глава 6 Структура социологического знания

 135

дов, одни из которых имеют общенаучный характер, другие — преимущественно социологический, т.е. применимы только в социологии.

I

Двухуровневая структура

11аряду с трехуровневой структурой социологического знания задачам (мо развития отвечают различные двухуровневые структуры. В их рамках уровни социологического знания дифференцируются как минимум по трем основаниям: широте охвата изучаемых явлений, степени обобщения изучаемого материала, ориентации социологии. В первом случае целесообразно выделять макро- и микросоциологический уровни знания, во втором — макро- и микротеоретический (общесоциологический и частносоциологический), в третьем — теоретический (фундаментальный) и прикладной уровни. Рассмотрим каждую из этих структур.

Макросоциологический уровень знания означает ориен-1мцию на анализ социальных структур, общностей как больших социальных групп, систем и процессов, в них происходящих. Социальные общности, выступающие объектом макросоциологического изучения, — это цивилизация в целом и наиболее крупные социальные образования, включающие реальные виды обществ и их взаимодействия. Макросоциологический уровень знания не требует детального рассмотрения конкретных проблем и ситуаций, возникающих в данных общностях, а, нацеливает на их комплексный охват, предполагает наличие широкого взгляда, позволяющего включить эти локальные процессы, , проблемы и ситуации в общетеоретический контекст анализа.

Главная опасность, угрожающая макросоциологическому уровню икания, — возможность его отрыва от реальных жизненных обстоятельств, существующих социальных конструкций, превращение их в i лобальные, умозрительные теоретические схемы. Основные методы получения знания этого уровня — анализ и синтез, индукция и дедукция, восхождение от абстрактного к конкретному, идеализация, обобщение, сравнение и т.д., т.е. общенаучные и философские методы.

Микросоциологический уровень знания и изучения социальных общностей означает, во-первых, иную шкалу измерения (речь идет уже о конкретных социальных системах в рамках общест-ла — социальных группах разных типов, межличностных отношениях и них), во-вторых, акцент на внутренних аспектах поведения и дейст-ния общностей и людей, в-третьих, использование эмпирических ме-'I одов получения знания (социологические опросы, социологическое наблюдение, социологический эксперимент и т.д.). В отличие от макросоциологического, микросоциологический уровень сопряжен с изучением локальных процессов в отдельных сферах общественной жиз-


136

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 ни и социальных общностях. Основная опасность на этом пути — абстрагирование от рассмотрения их в широком социальном контексте, вне связи с макроуровневыми процессами.

В одной из многочисленных своих структур социологическое знание характеризуется соотношением теоретического и эмпирического уровней. Теоретическое знание объясняет социальную реальность сквозь призму общих и специфических тенденций ее функционирования и развития, ориентирует на выявление механизмов их действия и форм проявления в различных сферах общественной жизни. Эмпирическое социологическое знание связано с получением конкретной, развернутой информации относительно тех или иных явлений и процессов. Оно опирается на статистический анализ, использование методов конкретных социологических исследований (опросы — письменный, устный, телефонный, почтовый, экспертный, социологическое наблюдение, изучение бюджетов времени и др.).

Абсолютной границы между теоретическим и эмпирическим уровнями знания нет, хотя некоторые социологи пытались не только поставить между ними прочные пограничные столбы, по даже разделить их крепостными стенами. А чтобы граница оказалась на крепком замке, решили поставить «пограничников» в виде различного рода принципов, запретов (табу), нарушение которых недопустимо и карается отлучением от науки. Поэтому не случайно долгое время теоретическая и эмпирическая составляющие социологического знания развивались параллельно, не только не проявляя интереса к сближению, но, наоборот, уда-ляясь друг от друга все дальше и дальше, пока не были предприняты попытки удержать и сблизить эти разбегающиеся социологические «галактики».

Строго говоря, в развитых науках чисто эмпирического и чисто теоретического уровней знания, как правило, не бывает. Первый так или иначе оказывается включенным в контекст теоретического объяснения, а второй не может не опираться на факты эмпирического знания. Рассмотрение этих фактов и их даже самый поверхностный анализ предполагают существование и использование теоретических интерпретаций. Последние же постоянно подпитывают себя посредством обращения к конкретному фактическому материалу.

Так и в социологии. Теоретический уровень определенного знания возникает, формируется до получения эмпирического материала, существуя чаще всего в форме общих констатации либо системы логических суждений и доказательств относительно каких-либо проблем. Но в процессе получения эмпирического знания создаются возможности для «возвышения» теоретического уровня, появляются предпосылки для нового, более качественного объяснения собранного фак-


Глава 6. Структура социологического знания

 137

i ического материала. Последний же может быть получен лишь на основе теоретического знания, накопленного наукой.

Рассмотрим в качестве примера знание жизненных планов и ценностных ориентации студентов. Можно ли его получить в конкретном пузе или группе вузов, если предварительно не иметь теоретического шания о том, что такое жизненные планы, ценностные ориентации, м го дает их изучение, какой материал социолог может получить, наконец, что представляет собой студенчество как особая группа, каково ее место в'социальной структуре? Подобных вопросов может быть мно-i о. Все они свидетельствуют о важности теоретического уровня социологического знания, без овладения которым получение эмпирического материала обречено на неудачу.

В свою очередь, эмпирическое знание, выводы из него не могут не нлиять на уточнение тех или иных теоретических интерпретаций, касающихся и студенчества, и его жизненных планов, предпочтений, ценност-11 ых ориентации. Так, получив конкретное эмпирическое знание о жизненных планах и ценностных ориентациях школьников и студенчества, i оциологи пришли к выводу о том, что профессиональные ориентации п(-целесообразно рассматривать в отрыве от социальных, что в действи-к'льности нет разрыва между ориентацией на конкретную профессио-мальную деятельность и стремлением к достижению определенных жизненных, следовательно, социальных целей. Ведь и в представлениях молодежи эти ориентации тесно связаны. Выпускник школы, ориентиру-|' ись на рабочую профессию (скажем, наладчика станков с числовым про-i раммным управлением^имеет в виду не только обучение в соответствующем профессиональном училище, но и занятие определенного места в жизни. Этот вывод выходит за пределы локального эмпирического знания и позволяет в дальнейшем при анализе ряда социальных групп обще-с i ва исходить из более верных теоретических предпосылок.

Говоря о двухуровневой структуре социологического знания, можно выделить еще одну ее разновидность, включающую фундамен-|дльный и прикладной у р о в н и. В основе этой структуры лежит ориентация социблогии на тот или иной конечный результат. Вопрос состоит в том, решает ли социология собственно научные (i огда это будет теоретический, фундаментальный уровень) или практические (прикладной уровень) задачи. Если целью знания оказывается развитие теории, то здесь речь идет о его фундаментальном уровне, если же — получение практических рекомендаций, то мы имеем дело с прикладным уровнем знания.

Следует отметить, что сейчас все чаще социологическое знание, яиляющееся результатом конкретных эмпирических исследований,


138

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 выполняет функции и теоретического осмысления процессов (проблем), и выработки практических результатов. Поэтому к пониманию характера прикладного знания можно подходить и по-другому, считая, что, в строгом смысле слова, оно не составляет содержания особого уровня социологического знания, ибо выступает одновременно и как теоретическое, и как эмпирическое.

Определив характер социологического знания и рассмотрев его уровни, мы видим, что они в известной мере связаны с уровнями самой структуры и организации общества. Одно дело — знание и изучение общества в целом, как системы социальных организаций и институтов, другое — знание конкретных механизмов общественной жизни, ее основных сфер, третье — изучение социальных общностей, четвертое — анализ конкретных жизненных ситуаций. Эти уровни общественной организации обусловливают дифференциацию уровней ее социологического знания.

Кроме того, есть еще и такой срез общества, как социальные связи. Под ними понимается совокупность факторов, обусловливающих совместную деятельность людей для достижения поставленных ими целей и задач. Эти социальные связи, как и социальные общности разных типов, могут изучаться на различных уровнях социологического знания. Так, в рамках макросоциологического уровня речь идет о знании социальных связей в обществе, охватывающих институты и организации. В рамках микросоциологического уровня изучаются социальные связи межличностного и группового характера. И в том, и в другом случае социальная связь трактуется как такое соотношение сторон жизнедеятельности социальной общности, в котором изменение одной из них приводит к изменениям в других. Как видно, признается и познается определенное микро- и макропространство социальных связей внутри общности и между общностями.

Таким образом, мы старались показать, что уровни социологического знания могут быть выведены не только из общественных структур, но и из структур социологии, прежде всего тех, которые были рассмотрены. Имеются в виду теоретическая и эмпирическая составляющие, макро- и микросоциология. Разумеется, они не тождественны, хотя и пересекаются. Так, макросоциологический уровень знания является теоретическим по характеру и, как правило, редко включает в орбиту своего анализа материал эмпирического знания. Вместе с тем микросоциологический уровень знания нельзя назвать только эмпирическим, поскольку он регулярно касается теоретического осмысления полученных данных, опираясь на соответствующую методологию.

Поскольку в центре внимания социологии — различные типы социальных общностей, связей между ними и внутри их, постольку вокруг


 Глава 6. Структура социологического знания

 139

изучения предмета социологии (понимаемого именно таким образом) с гановится возможным соединить (а в перспективе и интегрировать) различные уровни социологического знания. Ведь характеристика социальных общностей — это анализ и различных форм организации жизни и деятельности людей (включая социальные институты), и социальной структуры, и политической системы (включая власть и управление), и общественных процессов (включая массовые движения), и социаль-ных функций (включая ролевое ожидание, предписание и i юведение людей), и многое, многое другое, что может быть описано на различных уровнях социологического знания. Так, если теории среднего уровня позволяют получить знание о состоянии и изменении многообразных форм бытия социальных общностей, то общие социологические теории изучают их взаимосвязи, взаимодействия, массо-кые социальные процессы, глобальные преобразования и проблемы.

То, что оказывается более тесно связанным в жизни, требует и соответствующего отражения, или социологической рефлексии. Стремление к единству и взаимосвязям в отношениях и поведении социальных общностей порождает аналогичные тенденции в социологическом знании. Именно поэтому его различные структуры спо-< обны отразить в своем развитии статику и динамику социальных общностей, их единство и противоборство, общее и различное в процессах их изменения.

§ 3. Ступени социологического знания

Дифференциация социологического знания предполагает рассмотрение сю не только в рамках достаточно формализованных трехуровневой и двухуровневых структур. Как средство изучения, систематизации и ( i руктурирования всего социологического материала, многообразных (оциальных фактов, процессов и проблем такой подход явно не достаточен. Кроме того, особенность «уровневого» рассмотрения социологиче-( кого знания состоит в его известной статичности, поскольку главная задача здесь — зафиксировать характер и содержание этого знания (что, мпрочем, не отрицает возможности в определенных обстоятельствах акцентировать момент развития, появления нового в нем).

В отличие от охарактеризованного выше, есть и иной, динамичный но своей сути подход, дающий представление о последовательном, по-< i епенном переходе социологического знания от одной его ступени к другой. Напрашивается сравнение с восхождением по лестнице, где макро- и микросоциологический, теоретический и прикладной, мак-


140

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 ро- и микротеоретический (общесоциологический и частносоциоло-гический) уровни — это площадки лестничных маршей, между которыми существуют ступени. Как человек, поднимаясь по лестнице, не в состоянии перепрыгнуть сразу через несколько ступеней, а вынужден восходить на каждую последовательно, точно так же и социологическое познание должно проходить все ступени. Каковы же они?

Первая ступень — знание об обществе в целом, представление о нем как о системе взаимосвязанных элементов социальной жизни и деятельности. Без такого общего знания социального организма, восприятия его в качестве громадного и сложного мира связей, отношений, процессов, проблем, характеризующих многочисленные группы и слои, нельзя рассчитывать на более глубокое проникновение в недра общественной жизни. Только сформировав «всеохватное» представление, пусть и весьма поверхностное, можно идти дальше.

Вторая ступень — также обогащение представления об обществе «вширь», а не «вглубь». Речь идет о познании общества в горизонтальном разрезе как единого организма со взаимосвязанными сферами материальной, социальной, политической, духовной жизни. (Под сферой здесь понимается область действия определенных видов общественных отношений.) Это крайне важная ступень познания; если ее пропустить, то может сложиться «винегретное» представление о социальном организме, в который, как в бочку, набито все что угодно — и производство, и быт, и семья, и национальные отношения, и обмен информацией, и межличностное общение и т.д. и т.п. При «сфсрном» подходе, который здесь ■ предлагается, социальная жизнь может быть определенным образом разложена по «горизонтальным полочкам», которые и называются сферами общества — материальной, социальной, политической, духовной.

Каждая из названных сфер относительно самостоятельна, поскольку имеет свое содержание и представляет собой определенную целостность. В этом смысле все сферы выступают как сравнительно автономные подсистемы общества. Однако в единстве они образуют иную качественную целостность, более широкую и глубокую, нежели каждая из них в отдельности. Итак, на второй ступени познания общества мы его «разобрали» на сферы, произвели как бы демонтаж, потом сложили и увидели, что общество — это образование намного более «просторное», чем его составляющие.

Убедившись в наличии горизонтальных структур, перейдем к следующей ступени познания общества: вглубь социального организма. Это сделать сложнее, потому что придется прибегнуть к услугам абстрактного мышления. Вширь — это как бы наглядно, вглубь — необходимо представлять, воображать, осмысливать.


Глава 6. Структура социологического знания

 141

Общество обладает не только горизонтальными, но и вертикальными структурами. Одна из них — социальная структура, отражающая наличие многообразных социальных общностей, взаимосвязанных и взаимодействующих в социальном времени и социальном пространстве. Степень общности этих субъектов социальной деятельности может быть разной: от семьи и малой группы до этносов, охва-i ывающих иногда сотни миллионов человек. Естественно, что и осно-иания для выделения социальных общностей различные. Их изучение осуществляется на очередной ступени познания.

Следующая ступень — познание структуры общества как системы и шимосвязанных социальных организаций и институтов. Для поддержания стабильности в обществе, его нормального функционирования необходимы устойчивые формы объединения людей, их совместной деятельности, причем во всех сферах жизни — и экономической, 11 социальной, и политической, и духовной. Эти формы общественной жизни и совместной деятельности образуют своеобразный каркас социального организма. Это собственность и производство, власть и управление, образование и наука, семья и религия и т.д.

Наконец, поднимемся на ту ступень, с высоты которой можно обозревать человеческий мир в его единстве, противоречивости, развитии. Речь идет о социологическом знании личности, без которого невозможно осмысление общества как социального целого и его тенденций, ибо любая из них так или иначе отражает взаимодействие личности и общест-на — через общность, организацию, социальный институт. Поэтому следует иметь в виду не знание личности как таковой, взятой обособленно, » отрыве от социального, а изучение ее в определенном контексте, в единстве с социальным, в его многочисленных структурах.

При рассмотрении ступеней социологического знания, процесса восхождения от одной к другой, естественно, связь между ними оказалась разорванной. Как момент научного анализа это вполне допустимо. Но важно помнить, что переход от одной ступени к другой — это процесс социологического познания, который выводит нас на другие его «срезы», связанные с изучением социальной эволюции и революции, конфликтов и компромиссов, адаптации и отторжения и т.д.

На каждой ступени познания общества проникновение вглубь сопряжено с исследованием поведения людей (в рамках объединяющих их социальных образований) и их отношения к проблемам жизни. 11одлинно социологическое знание предполагает как раз изучение в единстве объективного и субъективного, сочетание названных подходов. Продвижение по лестнице социологического познания может быть успешным лишь в таком случае. Продолжая использовать стро-



[лава 6. Структура социологического знания

 143

, Литература

Гречихин В.Г Лекции по методике и технике социологических исследований. М., 1988. С. 11-18.

Добренькое В.И, Кравченко А.И. Социология: В 3 г. М., 2000. Т. 1. Гл. 5.

Зборовский ГЕ. Социологическая теория и отраслевое знание // Проблемы теоре-шческой социологии. СПб., 1994.

Зборовский Г.Е., Орлов ГЛ. Социология. М., 1995. Гл 5.

Рабочая книга социолога. М., 1983. Гл. 2.

Российская социологическая энциклопедия. М., 1998.

Социология. М„ 1995. С. 62-72.

Тернер Дж. Струк гура социален ической теории М., 1985.

Фролов С.С Социология М., 1996. С. 37-41.

ЯдовВ.А Стратегия социологическою исследования. М., 1998. С. 37—43.


Глава 7

Структура социологического исследования,

его этапы и элементы

§ 1 Виды социологического исследования § 2. Программа социологического

исследования, ее методологический pa iden § 3. Методический раздел

программы Построение выборки. § 4 Обработка и обобщение

социологической информации

 Чтобы знать существо социальных процессов, необходимо регулярно получать о них достоверную информацию. В социологии источником такой информации является социологическое исследование. Это изучение социальной действительности, рассчитанное на получение теоретического знания и практическое решение социальных проблем и осуществляемое на основе разработанной программы и научных методов сбора, обработки и анализа социальной информации.

Для осуществления исследования нужны профессиональные знания, умения и навыки. Между тем, многие считают, что провести социологический опрос — легче легкого, главное — составить анкету. Результаты такого понимания и отношения к социологическому исследованию, как правило, плачевны, ибо приводят к получению недостоверных данных. Часто нарушаются правила подготовки и проведения исследования, используется недоброкачественный инструментарий, возникают ошибки в обсчете, интерпретации и анализе данных и т.д.

Здесь можно провести аналогию между подготовкой и проведением социологического исследования и приготовлением пищи. Срабатывает принцип кухонной хозяйки: что положишь, то получишь. Только в сказке можно варить суп из топора. Поэтому очень важно знать содержание, структуру, принципы и правила осуществления социологического исследования. От того, что будет заложено в его программу, зависит конечный результат.

Одно из типичных заблуждений массового сознания — отождествление социологического исследования с опросом. Сложился устойчивый стереотип: провести социологическое исследование — значит оп-


Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы 145

росить как можно больше людей по той или иной проблеме, будь то отношение к экономической политике или политическим лидерам, выборам президента или национальным конфликтам. Тем более что массовые средства информации постоянно воспроизводят результаты многочисленных опросов.

Между тем из поля зрения многих людей выпадают два важных обстоятельства. Во-первых, то, что любое социологическое исследование нельзя сводить только к опросу. Во-вторых, публикуемые результаты — это только видимая, надводная часть «социологического айсберга». Основная часть работы социологов остается неизвестной. Вне зоны видения населения оказываются разработка социологической теории, методологии и методики исследования, способы получения практических рекомендаций по решению ряда конкретных социальных проблем.

Отсюда очевидно, что следует разобраться с видами социологического исследования, его этапами .и программой, формированием выборочной совокупности, обработкой и обобщением социологической информации.

§ 1. Виды социологического исследования

В зависимости от поставленной цели социологические исследования могут быть теоретическими и эмпирическими (конкретными). В социологии нужны и те и другие. Если первые ориентированы на разработку теорий, выявление социальных тенденций развития системы, анализ общих противоречий, возникающих в ней и требующих своего обнаружения и разрешения, то вторые касаются изучения конкретных социальных проблем, часто связанных с решением практических задач, регулированием межгрупповых и внутригрупповых отношений и социальных процессов. Исследования часто имеют смешанный характер и выступают как теоретико-эмпирические.

Социологические исследования бывают разовые и повторные — в зависимости от потребности в информации о статичных либо динамичных социальных явлениях и процессах. Разовое исследование дает возможность получить знание об их состоянии на текущий момент, повторное же — в динамике, изменении, развитии.

Повторные исследования, в свою очередь, могут быть панельными, лонгитюдными, трендовыми, мониторинговыми. Панельные предполагают изучение одного и того же социального объекта с определенным интервалом времени по единой программе и методике. На-


146

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 пример, исследуются жизненные планы молодежи, ее ценностные ориентации, интересы и потребности с периодичностью в 5 лет.

Лонгитюдные исследования означают повторное изучение одной и той же совокупности людей в течение ряда лет по единым или близким проблемам. Временные промежутки между повторными исследованиями зависят от характера изменения объекта. Лонгитюдное исследование — это, как правило, исследование молодежи. Хорошим образцом лонгитюдного исследования является изучение жизненных путей поколения родившихся в 1965—1967 гг. Уже проведено два этапа этого исследования, материалы которого нашли отражение в интересных социологических работах конца 1980-х — начала 1990-х гг 1 Третий, заключительный этап позволил бы выявить и проанализировать процесс завершения образования и вхождения в пору трудовой и социальной зрелости названного выше поколения.

Трендовые исследования представляют собой повторные исследования без сохранения выборочной совокупности. Например, мы изучаем профессионально-образовательные намерения учащихся одиннадцатых классов школ определенного населенного пункта. Ежегодные обследования предполагают постоянную смену единиц наблюдения при сохранении одного и того же объекта исследования — учащихся одиннадцатых классов.

Мониторинг — это повторные исследования общественного мнения по различным проблемам. Ими могут быть проблемы отношения различных групп населения к экономическим реформам, к политическим событиям, к вопросам межнациональных отношений, к социальным процессам в сфере культуры и образования.

В зависимости от конкретных задач исследования могут выступать как разведывательные, описательные и аналитические. Разведывательное исследование преследует цель получения оперативной социологической информации, в нем используется сжатый по объему инструмент, а изучению подвергается небольшая группа респондентов. Кроме того, такое исследование применяется для проверки качества разработанного инструментария, тогда оно называется пилотажным. К примеру, принято решение о проведении анкетирования на большом и сложном массиве населения, и для этой цели создана объемная и содержательно насыщенная анкета. В таком случае всегда необходимо провести предварительный опрос небольшого количества респондентов (несколько десятков человек) с тем, чтобы выяснить, насколько хорошо анкета «работает», правильно ли пони-

1 См Начало пути Поколение со средним образованием М, 1989, Жизненные пути одного поколения М , 1992


Пива 7 Структура социологического исследования, его этапы и элементы

 147

мают опрашиваемые все вопросы, хотят ли на них отвечать и т.д. После такого пилотажного исследования в инструмент вносятся поправки, уточняются формулировки вариантов ответов, корректируются некоторые постановки вопросов. Только после такой работы можно проводить опрос большого массива населения.

Описательные исследования преследуют цель получения сведений целостного характера об изучаемом явлении (процессе). В результате получают общую картину состояния объекта. Здесь ставится задача целостного восприятия проблемы без стремления к глубокому проникновению в существо дела.

Что касается аналитического исследования, то в ходе его проведения требуется выявление причин, противоречий, характера и способа разрешения проблем. В аналитическом исследовании устанавливается связь между характеристиками изучаемого явления (процесса), определяются факторы, влияющие на него изнутри и извне. Другими словами, здесь исследование идет уже в глубину.

Одна и та же проблема может быть раскрыта по-разному в зависимости от вида исследования. Возьмем, к примеру, проблему свободного времени студентов (на материалах какого-либо вуза). Пилотажное исследование здесь сведется к выявлению качества социологического инструментария и анализу нескольких вопросов (скажем, об объемах свободного времени студентов данного вуза, удовлетворенности его проведением, частоте тех или иных досуговых занятий).

Описательное исследование даст общую и целостную картину использования студентами своего свободного времени. В ходе его можно выявить различия в использовании свободного времени студентами разных курсов и факультетов, юношами и девушками, живущими в общежитии или с родителями, хорошо или слабо успевающими и т.д. Описательное исследование позволит охарактеризовать бюджет свободного времени студентов и его структуру, сказать, сколько часов и минут уходит на те или иные виды деятельности, ответить на вопрос о пропорциях между ними. Можно будет сказать, какие способы проведения досуга самые распространенные и массовые, какие встречаются реже. Из описательного исследования станет видно, какие формы использования свободного времени предпочитают студенты — коллективные или индивидуальные, публичные или домашние, организованные или нет. Перечень аспектов описательного исследования может быть продолжен и далее, но очевидно, что в этом нет необходимости.

Аналитическое исследование свободного времени студентов, включая в себя описательное лишь как составную часть, как своеобразный «верхний слой», идег вглубь, стараясь дать ответ на вопросы


148

 Раздел П. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 преимущественно причинно-следственного характера: почему студенты предпочитают проводить свободное время так, а не иначе? связано ли это с развитием потребностей, интересов, ценностных ориентации студентов и, если да, то как именно? почему одним студентам постоянно не хватает свободного времени, а другие не знают, как его «убить», чем заняться в часы досуга? от чего зависит величина свободного времени студентов? влияет ли учеба на количественную и содержательную стороны свободного времени и, если да, то как? почему одни студенты стремятся заранее спланировать и организовать свое свободное время, а другие предпочитают плыть «по воле волн»? как можно было бы помочь студентам эффективно использовать их свободное время, получить большее удовлетворение от его проведения? Перечень таких вопросов далеко не полон, но он дает представление о глубинных аспектах проблемы свободного времени студентов.

Очевидно, что проведение аналитического социологического исследования требует весьма серьезных теоретических знаний, навыков анализа сложных социальных проблем. Имеет значение умение видеть объект и предмет социологического анализа системно, во всех его внешних и внутренних взаимосвязях и взаимозависимостях.

Еще один критерий выделения видов социологического исследования — их масштабность. Здесь нужно назвать международное, общенациональное, региональное, отраслевое, локальное исследования. Международные исследования охватывают как минимум две страны и проводятся по тематике, представляющей общий интерес. Эти исследования могут вовлекать в свою орбиту и гораздо большее число стран (так, в середине 1960-х гг. было проведено исследование бюджетов времени 13 стран Европы и Америки). Общенациональное исследование проводится в масштабах страны и, как правило, связано с изучением общественного мнения по наиболее злободневным проблемам (например, выборы президента). Региональные исследования осуществляются в масштабах области, края, республики. В таком качестве, к примеру, выступало проведенное в конце 2001 г. под руководством автора исследование профессионального образования в условиях изменяющегося рынка труда в Уральском регионе. Отраслевые исследования представляют интерес с точки зрения изучения проблем, имеющих значение для отдельной отрасли. Так, в самые последние годы проводится много исследований в сфере образования, призванных дать ответ на вопрос об отношении различных групп населения к реформированию (модернизации) этого социального института. Наконец, локальные исследования предполагают изучение и анализ проблем, представляющих интерес и



150

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

ния. Добротная программа — половина дела, она является зеркалом исследования.

Программа социологического исследования — это изложение основных принципов, теории и методологии исследования, его процедуры и организации. С учетом такого понимания программы она выполняет в социологическом исследовании три основных функции: ^методологическую (определение научной проблемы, целей, задач и принципов исследования); 2)методическую (разработка общего логического плана исследования); 3) организационную (разделение социологического труда, контроль за последовательностью проведения основных этапов исследования).

Структура программы включает два раздела:

1) методологический — формулировка проблемы; определение це
ли и задач исследования; выявление объекта и предмета исследования;
интерпретация основных понятий; предварительный системный ана
лиз объекта исследования; выдвижение гипотез (рабочих и научных);

2) методический — построение выборки; разработка основных
процедур сбора и анализа исходных данных; стратегический план ис
следования.

Методологический раздел программы

Разработка программы начинается с формулировки и обоснования проблемы. Что такое_соцшлъная проблема? Это противоречивая ситуация, поставленная самой действительностью и требующая анализа и выработки управленческого решения. Если проблемы, связанной с тем или иным противоречием, нет, то не имеет смысла проводить исследование. Поэтому вначале полезно спросить себя: а не известен ли уже ответ на вопрос, не решена ли проблема, которая ставится? Это важно для того, чтобы в очередной раз не «изобретать велосипед». Значит, не надуманная, реальная проблема обязательно должна нести в себе элемент новизны, представлять пока не решенную задачу.

Для обоснования проблемы очень важно знать, что уже известно о ней, а что — пока нет. Формулировка проблемы во многом определяет также и вид исследования — будет ли оно разведывательным, описательным или аналитическим. Так, говоря о свободном времени студентов, можно выделить следующие частные проблемы, которые помогут сформулировать исследовательские задачи: отсутствие культуры его использования; хроническая нехватка времени, приводящая к ограниченным возможностям полноценного развития личности студентов; неудовлетворенность студентов использованием свободного времени вследствие целого ряда причин объективного и субъективного порядка и др.


Глава 7 Структура социологического исследования, его этапы и элементы

 151

После выявления и обоснования проблемы определяется цель исследования и его задачи. Цель может иметь как теоретический, так и практический, прикладной характер. Под ней понимается общая направленность исследования, проект действия и его результата. Это то, что должно быть достигнуто в конце всей работы.

Если цель исследования бывает, как правило, одна, то задач — несколько, и все они так или иначе конкретизируют цель, определяют средства ее достижения. Задачи исследования в своей совокупности направлены на анализ и решение проблемы и могут быть как основными, так и неосновными. Характер задач зависит от содержания цели; если последняя является прикладной (практической), то и задачи будут такими же. Поскольку речь выше шла о проблеме свободного времени студентов, имеет смысл показать основные элементы программы социологического исследования на примере этой проблемы.

Исходя из потребностей студенчества, можно предположить, что исследование — и его цель — должны носить преимущественно прикладной характер. Тогда цель будет сформулирована следующим образом: выявить пути и условия эффективного использования свободного времени студентами. С учетом данной цели, задачи исследования могут быть поставлены в таком виде: определить, каким количеством свободного времени располагают студенты в среднем за неделю; показать наиболее предпочтительные для них виды досуговой деятельности; охарактеризовать потребности студентов, которые они реализуют в сфере свободного времени; выявить уровень удовлетворенности студентов использованием своего свободного времени; изучить, существует ли связь между успеваемостью студентов и способами использования свободного времени, а также его эффективностью; вскрыть динамику эффективности использования свободного времени студентами от курса к курсу; выяснить, планируют ли студенты способы проведения свободного времени; определить связь между планированием свободного времени и эффективностью его использования.

Вслед за рассмотрением целей и задач необходимо определить объект и предмет исследования. Любая социальная проблема не существует сама по себе и всегда предполагает своего носителя — определенную общность, группу людей. Объект исследования характеризуется количественно, структурно, а также с точки зрения его пространственно-временной определенности. В нашем случае нужно выявить, студенты каких вузов, факультетов, курсов, групп будут изучаться и на протяжении какого времени.

Предмет исследования — это те стороны деятельности и свойства объекта исследования, которые подлежат изучению. Касаясь пробле-


152

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 мы свободного времени студентов, отметим, что предметом исследования здесь могут быть различные факторы досуговой деятельности студентов, удовлетворенность этой деятельностью, ее направленность и эффективность и др.

Дальнейшая разработка программы исследования упирается в логический и операциональный анализ основных понятий, который часто принято называть процедурой их интерпретации. Ее смысл — четко, точно, определенно указать, что понимается в исследовании под терминами или понятиями. Нужны и их определения, и выявление структуры каждого из них, без чего невозможно перевести понятия на язык конкретного или, как говорят в социологии, операционального изучения. Это важно сделать еще и потому, что большинство понятий многозначно, имеет несколько смыслов и оттенков, различных трактовок в литературе.

Возьмем центральное понятие в нашем исследовании — свободное время. Как только оно не рассматривается в литературе, не говоря уже об уровне обыденного сознания! Для одних авторов оно оказывается временем, остающимся после работы (или учебы) и включающим в себя и сои, и приготовление пищи, и стирку, и уборку, и стояние в очередях, и многое другое. Другие авторы свободное время сводят лишь к досугу, развлечениям, отдыху, рекреации. Третьи рассматривают свободное время как сферу, противостоящую необходимости непреложных действий.

Для нас же свободное время — это и пространство свободной деятельности человека как самоцели; и совокупность занятий, с помощью которых удовлетворяются многие физические, психические и духовные потребности; и часть внерабочего времени, в которой реализуется ряд социальных функций; и время, включающее в свою структуру как досуг, так и более возвышенную деятельность; и определенное мерило ценностей; и сфера, имеющая свои природные и социальные границы, источники и резервы, эффективность и направленность, и т.д. Ясно, что, если не определиться с содержанием этого понятия, молено допустить серьезные ошибки, которые погубят все исследование.

Затем, после интерпретации понятий, нужно попытаться «разложить» проблему на составные части, чтобы установить причинно-следственные и функциональные зависимости данного объекта. Такая процедура выделения и анализа взаимосвязанных составных частей проблемы называется системным описанием объекта. Речь идет о построении концептуальной модели объекта, в которой может быть раскрыт весь комплекс его внутренних и внешних элементов и связей. Если попытаться схематически представить модель использования студентами свободного времени, то она могла бы выглядеть следующим образом (рис. 4).



154

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

предположительные ответы на поставленные в задачах вопросы, причем, формулируя эти предварительные ответы, мы обращаемся к объяснительной схеме объекта.

Гипотезы могут быть научными и рабочими, первичными (выдвигаемыми до полевого исследования) и вторичными (выдвигаемыми после его проведения). Могут быть также гипотезы-основания и гипотезы-следствия. По содержанию предположений гипотезы могут быть описательными (предположения о фактах, относящихся к проблеме), объяснительными (предположения о причинно-следственных связях объекта), прогностическими (предположения о возможном варианте развития событий, о перспективе изменений процессов). Часто встречаются и смешанные типы гипотез.

Вновь обратимся к проблеме свободного времени студентов. Какие рабочие гипотезы здесь можно было бы выдвинуть?

  1.  Эффективность использования свободного времени у студентов
    зависит от комплекса объективных и субъективных факторов.
  2.  Важнейшими объективными факторами, от которых зависит эф
    фективность использования свободного времени, являются следую
    щие: а) перегруженность студента учебными занятиями сокращает
    свободное время, ограничивает возможности активных и разнообраз
    ных форм досуговой деятельности; б) занятость студента на работах,
    связанных с дополнительным заработком, также ограничивает досу-
    говые возможности; в) эффективность использования свободного
    времени у студентов может быть снижена вследствие наличия собст
    венной семьи, маленьких детей; г) сдерживающими и неблагоприят
    ными факторами для использования свободного времени могут ока
    заться   бытовые   условия   студенческой   жизни;   д) возможности
    рационального использования свободного времени в значительной
    мере обусловлены состоянием инфраструктуры досуга в местах учебы
    и проживания студента; е) разнообразное использование способов до
    суговой деятельности ограничено финансовыми возможностями сту
    дента и коммерциализацией сферы свободного времени.
  3.  Важнейшими субъективными факторами, влияющими на эффек
    тивность использования свободного времени, могут быть: а) ориентации
    студента, его представления о ценности и смысле этой сферы жизни;
    б) уровень развития потребностей студентов, в особенности потребнос
    тей досугового характера (чем он выше, тем эффективнее используется
    свободное время); в) направленность интересов студентов (их разнооб
    разие ведет за собой более эффективное использование свободного вре
    мени); г) планирование и организация свободного времени самим сту
    дентом, что приводит к повышению эффективности его использования.
  4.  


Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

 155

Анализ многочисленных исследований, отчетов по ним показывает, что построить, сформулировать хорошие гипотезы не так-то просто. Успешность этой работы зависит от полученной до проведения исследования информации и профессионального опыта социолога. Выдвижение гипотез — заключительный элемент методологического раздела программы, после которого становится возможным перейти к ее методическому разделу.

§ 3. Методический раздел программы. Построение выборки

Понятие выборки

Вторая часть программы включает в себя прежде всего определение обследуемой совокупности лиц. Нужно решить очень важный вопрос: что исследовать — весь изучаемый массив или только его часть. В первом случае исследование будет сплошным, во втором — монографическим или выборочным. Монографическое исследование означает изучение какого-то определенного; достаточно типичного и представительного отдельного объекта. В социологии сплошное и монографическое исследования не часты. Наиболее распространено выборочное исследование .

Оно базируется на определении необходимой части изучаемой совокупности. Эта часть называется выборочной совокупностью, которая как бы представляет весь объект в целом и выступает его своеобразной моделью. В этом случае весь объект будет называться генеральной совокупностью. Сложность заключается в том, как найти, определить такую часть целого, которая достаточно точно отражает все его основные характеристики. Это позволит судить о целом по его части.

Сразу же возникает вопрос о количестве, структуре и качестве исследуемой совокупности. Ясно, что изучать всех нерационально, это увеличило бы время и финансовые затраты, усложнило обработку и т.д. Да и необходимости такой нет. Можно вполне обойтись ограниченным количеством респондентов. Но при этом выборочная совокупность должна быть репрезентативной, т.е. пропорционально воспроизводить все характеристики генеральной совокупности. Это — главное требование, предъявляемое к выборочной совокупности.

Обратимся вновь к поставленной ранее проблеме свободного времени студентов. Примем условно, что в таком-то вузе учится 5000 человек. Очевидно, что для исследования проблемы нерационально опрашивать всех. Достаточно опросить 500 человек или даже чуть


156

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 меньше, однако среди них должны быть пропорционально представлены студенты всех факультетов и курсов. Если, к примеру, в вузе пять одинаковых по численности студентов факультетов (при пятилетнем сроке обучения), то с каждого курса всех факультетов желательно опросить не менее 20 студентов (что приблизительно составляет численность одной академической группы). В этом случае полученные результаты можно распространить на всю генеральную совокупность, т.е. на всех студентов вуза. Попятно, однако, что на самом деле такого равномерного «разброса» студентов не бывает: где-то их учится больше, где-то меньше. Это касается как факультетов, так и курсов, что необходимо учитывать при построении выборки.

Виды выборки

Выборка выступает в двух основных видах — случайной и неслучайной (направленной) выборки. При случайной,или механической , в ы б о р к е из генеральной совокупности единицы обследования (наблюдения) выбираются случайно, но по какому-либо избранному принципу (жребий, списочный состав группы но журналу, из которого берется каждый третий, пятый и т.д. по счету подряд). Случайная выборка часто применяется при опросах общественного мнения перед выборами, референдумами и другими массовыми мероприятиями.

Разновидностью случайной выборки является стратифицированная, при которой отбор производится с учетом удельного веса каждой группы респондентов в генеральной совокупности. Другая разновидность случайной выборки — гнездовая, когда отбираются некоторые статистические группы (гнезда) — учебные группы, классы, бригады и т.д., которые затем целиком или выборочно подвергаются исследованию.

При неслучайной выборке единицы обследования выбираются направленно. Наиболее распространенным видом неслучайной выборки является квотная, когда для единиц отбора задается система параметров-квот (например, для исследования студентов принимаются в качестве квот параметры пола, курса, специализации).

Выборка может быть также многоступенчатой. При этом процедура построения выборки включает в себя ряд этапов, на каждом из которых единица отбора меняется. Так, если стоит задача исследования свободного времени студентов в масштабах страны (а не одного вуза), тогда сначала отбираются регионы, затем — города в них, где есть вузы, далее идет отбор учебных заведений, в которых будет проводиться исследование, и только потом — выбор академических групп и студентов в этих группах. Понятно, что многоступенчатая



158

 Раздел П. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

200 человек, целесообразно проводить сплошное, а не выборочное исследование. Тогда проблемы выборки не возникает.

Если выборка построена правильно, исследование дает достаточно точные результаты даже при небольшом объеме. Но когда при ее построении допускаются ошибки, то и большой объем не спасает. Вот классический пример такого рода ошибки, взятый из истории изучения общественного мнения США.

Известно, что в первой трети XX в. «законодателем» моды в опросах американского общественного мнения числился литературный журнал «Литерари дайджест». Согласно его точке зрения, достоверность результатов опроса обеспечивалась широтой охвата населения. Однако эта методика была «посрамлена» на выборах президента США в 1936 г. Разослав 10 млн писем избирателям, журнал предсказал уверенную победу республиканскому кандидату А. Лендону над лидером Демократической партии Ф. Рузвельтом в соотношении 57% против 43%. Другой специалист по изучению общественного мнения, тогда еще никому не известный Дж. Гэллап, опросив всего несколько сот избирателей, предсказал успех Ф. Рузвельту, который действительно его добился, получив 62% голосов. За один день Гэллап стал знаменитостью1, а институт, им основанный, и сегодня является одним из ведущих в мире по изучению общественного мнения. В соответствии с методиками Гэллапа, а также иных институтов и служб, занимающихся опросами, — Янкело-вича, Харриса и др., сейчас принято опрашивать не более 1000—1500 человек. Секрет достижений — в выявлении типологических групп населения и построении выборки в соответствии с ними.

Ошибка же журнала «Литерари дайджест» состояла в том, что не была учтена неоднородность американского общества, поскольку для опросов взяли адреса из телефонных справочников и списков владельцев автомашин, т.е. людей со средним достатком и выше. Между тем в 1930-е гг. эта группа населения (в отличие от 1990-х гг.) не была репрезентативной по отношению ко всей массе американских избирателей.

Аналогичную ошибку часто повторяют некоторые наши СМИ — как центральные, так и местные. Поскольку сейчас в стране массовые опросы общественного мнения стали своеобразной модой, многие средства информации по результатам опросов зрителей, слушателей, читателей и подписчиков стремятся делать выводы об общественных настроениях в целом. Однако существуют по меньшей мере три причины, которые не позволяют в полной мере доверять публикуемым материалам.

См.: Геевский И., Сетунский Н. Американская мозаика. М.,1991. С. 372—373.


Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

 159

Вс-первых, подписчики и читатели любых, даже самых массовых изданий не представляют собой репрезентативную группу в отношении ко всему населению. Среди них, как правило, преобладают жители городов, лица с более высоким уровнем образования и т.д. Во-вторых, на просьбы и обращения СМИ участвовать в опросе откликается лишь часть заинтересованных людей, в том числе тех, кто располагает для этого временем. В-третьих, поскольку такой опрос выступает как разновидность телефонного или почтового, процент «возврата» мнений и анкет обычно бывает не очень высоким. Кроме того, значительная их часть оказывается бракованной (ответы на ряд вопросов отсутствуют, некоторые анкеты заполняются с нарушениями).

Все это говорилось для того, чтобы доказать: построение выборки — дело достаточно ответственное и сложное, и от ее качества во многом зависит достоверность результатов исследования. Задачу построения выборки нужно решать каждый раз заново применительно к конкретным условиям.

Стратегический план исследования

После построения выборки приступают к подготовке социологического инструмента и определению методов, с помощью которых будет проводиться данное исследование. Когда инструмент подготовлен, разрабатывают стратегический план исследования1. Они бывают в трех вариантах:

  1.  разведывательный (поисковый) — применяется в случае, если
    об объекте и предмете исследования нет ясных и четких представле
    ний и поэтому социолог не в состоянии выдвинуть рабочие гипотезы.
    Целью такого исследования является уточнение проблемы и форму
    лирование гипотез. Для этого сначала изучаются литература, доку-,
    менты, затем проводятся опросы (методом интервью) и наблюдение
    объекта;
  2.  аналитический (описательный) — применяется, когда имеющи
    еся знания но исследуемой проблеме позволяют выделить объект ис
    следования и сформулировать описательную гипотезу (о структурно-
    функциональных связях, характеристиках объекта и др.). Цель
    исследования по такому плану — проверить описательную гипотезу и
    в случае ее подтверждения получить точные, качественно и количест
    венно определенные характеристики изучаемого объекта;
  3.  экспериментальный — применяется, когда имеющиеся знания
    об объекте позволяют сформулировать объяснительную гипотезу.

1 См.: Гречихип В.Г. Лекции по методике и технике социологических исследований. М.1988. С. 55.



Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы 161

рыхлили почву и посеяли семена (разработали программу, создали методический инструментарий, провели исследование), затем собрали урожай (получили материал), который нужно обмолотить, т.е. обработать собранную информацию.

Вначале информация проходит стадию предварительной подготовки к обработке. Она включает в себя проверку методического инструментария на точность, полноту и качество заполнения, происходит выбраковка некачественно заполненных анкет. Затем информация кодируется, т.е. переводится па язык формализованной обработки и анализа. Каждому варианту ответов присваивается некое условное число (код). Кодирование закрытых вопросов происходит, как правило, еще во время разработки инструмента. Формализованный список вариантов ответов называется кодификатором. Обработка первичной социологической информации осуществляется либо вручную, либо с помощью ЭВМ. Если объем выборки небольшой, то имеет смысл провести ручную обработку. Делается это так.

По каждому вопросу анкеты нужно тщательно подсчитать следующие показатели (в абсолютных цифрах, а затем в процентах к общему числу опрошенных): сколько человек выбрали тот или иной вариант ответа, сколько респондентов затруднились с ответом, сколько не дали ответа на вопрос. Можно себя проверить: при сложении всех трех цифр (в %) должно получиться 100% или более (если респондент нарушил правило заполнения анкеты и выбрал большее число альтернатив, чем предполагалось условиями заполнения анкеты). Если получено меньше 100%, значит, что-то посчитано неправильно, надо пересчитать.

После того как появилась картина ответов на все вопросы анкеты, можно приступать к составлению таблиц взаимной сопряженности между ответами на различные вопросы. Связь одних ответов может быть значимой, а других — нет. Незначимые связи, конечно, нет смысла просчитывать. Это нужно оценить самим, исходя из особенностей и задач исследования. Например, при исследовании каких-либо проблем студентов сопряженность показателей пола и курса может быть значимой (скажем, если речь идет о семейных студентах), а может — совершенно незначимой. В таком случае тратить силы на составление таблиц взаимной сопряженности, конечно, не стоит. Так, если в анкете 10 вопросов, то максимально возможное количество таблиц взаимной сопряженности будет равняться 45. Ясно, что далеко не все из них значимы — может быть, лишь V.s или даже f//i> Vs всех связей.

Итак, налицо два ряда цифр: первый — разброс ответов респондентов на вопросы анкеты; второй — показатели таблиц взаимной сопряженности, т.е. устойчивых связей (корреляционных зависимостей)


162

 Раздел II. Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 между ответами на различные вопросы. Все цифры нужно обязательно прокомментировать, объяснить, истолковать. Следует оценить полученные данные, указать ведущие тенденции в результатах, объяснить предположительные причины ответов. Например, было подсчитано, что более половины опрошенных студентов не удовлетворены тем, как они проводят свое свободное время. Почему так происходит? О чем это свидетельствует? Связано ли это с количеством свободного времени, которым они располагают, уровнем его организации и планирования? Есть ли какая-то зависимость между, скажем, успеваемостью студентов и уровнем их удовлетворенности проведением свободного времени, между семейным статусом студентов и их досугом? И так далее.

При этом необходимо сопоставить полученные данные с гипотезами и установить, какие гипотезы подтвердились, а какие оказались опровергнуты исследованием и о чем это свидетельствует. Следует задать себе несколько простых вопросов: получена ли в итоге исследования некоторая новая информация? что добавляет новая информация к тому, что было раньше известно об объекте? какие результаты оказались неожиданными? какие выводы можно сделать в итоге?

При машинной обработке обобщение первичной информации (социологических данных) получается в виде табуляграмм. Машинная обработка дает исследователю так называемый статистический обсчет (общее количество ответов по каждому варианту в абсолютном и процентном выражении), и в соответствии с заданием социолога выявляются связи и зависимости (корреляции). Здесь начинают действовать и использоваться законы математической статистики.

Если исследование затрагивает какую-либо актуальную социальную проблему, следует подумать над рекомендациями по ее решению. Целесообразно также составить таблицы, диаграммы, графики, схемы, позволяющие наглядно проиллюстрировать результаты исследования. После того как вся содержательная работа проделана, можно приступать к составлению отчета.

Структура отчета выглядит так: программа исследования; характеристика выборочной совокупности респондентов (кого опрашивали, в каком количестве, сведения о социально-демографических «паспортных» характеристиках респондентов, связи между ними и т.д.); представление, анализ и интерпретация полученных данных, результатов исследования; практические рекомендации; основные выводы; приложения (таблицы, графики, схемы, диаграммы). Соответственно содержанию того или иного конкретного исследования объем отчета может быть различным: от нескольких десятков до нескольких сотен страниц.

На этом исследование заканчивается.


Глава 7. Структура социологического исследования, его этапы и элементы

 163

Вопросы и задания

  1.  Охарактеризуйте основные виды социологического исследования. Каковы кри-
    | терии их выделения? В чем особенности каждого вида и условия его применения?
  2.  Вычлените этапы социологического исследования. Обоснуйте их последователь-
    i ность и логику.
  3.  Для чего нужна программа социологического исследования? Каковы ее основные
    ! функции? Можно ли проводить исследование без программы?
  4.  Проанализируйте структуру программы социологического исследования, пока-
    ! зав содержание се мет одологического и методического разделов и обосновав роль каж-
    [ дого структурного элемента.
  5.  Что такое выборочное исследование? В каких случаях его осуществляют? Како-
    | вы виды выборки и правила ее построения?

6. В чем особенности этапа обработки данных социологического исследования?
Опишите основные технические процедуры, применяемые на этом этапе.

7 Как осуществляется обобщение и анализ данных? Какова роль этого этапа социологического исследования?

Литература

Бабосов ЕМ. Прикладная социология. Минск, 2000.

Бутенко И.А. Прикладная социология: паука и искусство. М., 1999.

Зборовский ГЕ., Шуклина Е.А. Прикладная социология. М., 2004. Гл. 3—5.

Как провести социологическое исследование / Под ред М.К. Горшкова, Ф.Э. Ше-реги. М., 1989. С. 9-66, 150-195.

Капитонов Э.А. Социология XX века. Ростов н/Д., 1996. С. 391—433.

Колесников Ю. С. Прикладная социология. Ростов н/Д., 2001.

Основы прикладной социологии / Под ред. Ф.Э. Шерсги, М.К. Горшкова. М., 1995. Т. 1. С.18-86.

Практикум по социологии М., 1992.

Рабочая книга социолога. М., 1983. С. 111 — 141.

Ядов В.А. Социологическое исследование: методология, программа, методы. Самара, 1995. С. 42-80.


Глава 8

Методика и техника сбора социологической информации

§1 Изучение документов. § 2 Социологическое наблюдение § 3 Опрос.

§ 4. Классификация вопросов. § 5 Изучение бюджетов времени

§ 6 Качественные методы в социологии

Социальные процессы и явления сложны, многовариантны, имеют разнообразные формы проявления. Перед каждым социологом встает проблема, как объективно изучить то или иное социальное явление, как собрать о нем достоверную информацию.

Что представляет собой эта информация? Под ней принято понимать совокупность знаний, сообщений, сведений, данных, получаемых социологом из различных источников как объективного, так и субъективного характера. В сжатом, лаконичном виде основные требования к первичной социологической информации могут быть сведены к ее полноте, представительности (репрезентативности), надежности, достоверности, обоснованности. Получение такой информации является одной из надежных гарантий правдивости, доказательности, обоснованности социологических выводов. Все это важно потому, что социолог имеет дело с мнениями людей, их оценками, личным восприятием явлений и процессов, т.е. того, что субъективно по характеру. Тем более что мнения людей часто основаны на слухах, предрассудках, стереотипах. В таких условиях особенно важно использовать методы, которые приводят к получению правдивой, неискаженной, достоверной первичной информации.

§ 1. Изучение документов

Сбор социологической информации начинается с анализа документов. Метод их изучения в социологии означает использование любой информации, зафиксированной в рукописном или печатном тексте, теле-, кино-, фотоматериалах, в звукозаписи. Социолог, анализирующий те или иные социальные проблемы, должен начать свое исследование с изучения до-


Глава 8. Методика и техника сбора социологической информации

 165

кумепталыюй информации как базовой, исходной для дальнейшей работы. Прежде чем приступить к формулированию гипотез, составлению выборки, часто необходимо изучить соответствующую документальную информацию.

Она делится но своему статусу на официальную и неофициальную. К первой относятся правительственные документы, данные статистики, протоколы заседаний и собраний, служебные характеристики, ко второй — личные материалы, включающие письма, дневники, анкеты, заявления, автобиографии и др.

В зависимости от формы, в которой фиксируется информация, документы делятся на четыре вида: письменные, иконографические, статистические, фонетические. Среди первых — материалы архивов, прессы, личные документы, т.е. те, в которых информация изложена в форме буквенного текста. К иконографическим относятся кинодокументы, картины, гравюры, фотографии, видеоматериалы и др. Статистические документы представляют данные, в которых форма изложения в основном цифровая. Фонетические документы — это магнитофонные записи, грампластинки. Особым видом документов являются компьютерные документы.

По источнику информации документы могут быть первичными и вторичными. Если они составляются на базе прямого наблюдения либо опроса, то это — первичные документы, если же являются результатом обработки, обобщения других документов, то тогда они относятся к вторичным документам.

При работе с документами имеет значение знание методов и способов анализа материалов. Выделяют неформализованные (традиционные) и формализованные методы. Первые предполагают использование умственных операций, направленных на выявление логики документов, их сути, основных идей. В данном случае социолог должен ответить на ряд вопросов: что представляет собой документ, с которым он работает? какова была цель его создания? на какое время он рассчитан? какова надежность и достоверность информации, содержащейся в нем? как можно ее использовать? каков общественный резонанс документа?

При ответе на эти вопросы всегда существует опасность субъективного качественного анализа. В документе, изучаемом социологом, могут быть пропущены какие-то важные аспекты, а акцент сделан на том, что не играет большой роли. Поэтому как альтернатива способу качественного, традиционного анализа возник количественный формализованный метод, получивший название кон тент-анализ а.


166

 Раздел II Предмет социологии, социологическое знание и исследование

 Контент-анализ

Вначале приведем пример одной из первых тюпыток такого анализа. Речь идет о проведении статистически точных измерений содержания материалов массовой информации в исследовании Дж. Спида «Дают ли сейчас газеты новости'?» (1893). Спид анализировал воскресные выпуски нью-йоркских газет за 1881 и за 1893 гг. Сравнивая содержание материалов этих двух лет, он решил выяснить, какие изменения произошли в прессе за прошедший период. Исследователь классифицировал содержание материалов по темам (литература, политика, религия, сплетни и скандалы и т д.) и измерил длину газетных колонок (в дюймах), отводимую для освещения этих тем. Сравнив данные по годам, он пришел к следующему заключению. В 1893 г. ряд газе! стал публиковать гораздо больше материалов, посвященных различным скандальным историям, сплетням и слухам. Объем же материалов по проблемам литературы, политики, религии и т.д. значительно сократился. Таким путем Спид выявил причину увеличения тиража одной из крупнейших газег «Нью-Йорк тайме», связав ее с определенной тематической переориентацией публикуемых материалов1.

Как осуществляется контент-анализ? Суть его в том, чтобы перевести текстовую информацию в количественные показатели. Для этого выделяется два типа единиц — единицы анализа и единицы счета. Первые — это понятия (слово, термин, словосочетание); темы, выраженные в частях тек-сга; имена людей, названия, общественные события, факты, случаи и т.д. После тою как социолог определил для себя единицу анализа, он выявляет единицу счета, т.е. частоту упоминания в тексте единицы анализа.

Так, если социолог ставит своей задачей изучение участия молодежи в политической жизни, то он может взять годовую подписку «Комсомольской правды», местной молодежной газеты, отобрать в ней номера с публикациями по данной проблеме, затем их проклассифицировать (в соответствии с программой изучения проблемы). Единицей счета выступает количество номеров за год, количество статей, удельный вес публикаций по этой теме к общему объему всей выборки Что это даст социологу? Знание того, как печать раскрывает поставленную проблему, каков характер ее воздействия на молодежь (в данном аспекте), каковы наиболее значимые проблемы в их практическом звучании. На основании проведенного контент-анализа происходит более глубокое осмысление изучаемого вопроса и знание документальной информации на этот с