73457

Основные способы передачи звукоподражательной лексики на язык перевода

Реферат

Иностранные языки, филология и лингвистика

Звукоподражанием в морфологии принято считать неизменяемые слова воспроизводящие звуки издаваемые живыми существами механизмами или характерные для явлений окружающей среды хаха кваква и т. Систему звукоизобразительной лексики можно условно поделить на три группы...

Русский

2014-12-16

120 KB

16 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение………………………………………………………………………..3

2. Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции…...5

3. Звукоподражание в японском языке………………………………………….7

4. Тематическая классификация звукоподражания в японском языке………..9

5. Употребление ономатопоэтической лексики…………………………….....15

5.1 Ономатопоэтика в художественной литературе.

5.2 Ономатопоэтика в манге.

5.3 Ономатопоэтика в современной японской рекламе.

6. Вопросы перевода  ономатопоэтической лексики……………………….…21

7. Заключение……………………………………………………………………23

8. Библиография…………………………………………………………………24

Введение

  Японский язык представляет особый интерес с точки зрения исследования звукоподражательных слов. В теоретическом плане данный лексический пласт привлекает внимание в силу наличия ряда признаков, выделяющих его как семантический класс, причём далеко не ограниченный подражанием звуковым явлениям внеязыковой реальности, но включающий также изображения зрительных и других сенсорных ощущений, механических взаимодействий, динамических состояний, психологических и прочих характеристик человека.

   Выбор темы для написания данной курсовой работы определяется, прежде всего, её актуальностью. Японский язык обладает достаточно большим количеством звукоподражательных слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, наполняя письменный язык разнообразными звуками, помогая читателю ярко представить картину окружающего мира.

   В качестве объекта данной курсовой работы выступают звукоподражательные единицы японского языка.

   Предметом исследования являются стилистические функции, а так же способы перевода звукоподражаний с японского языка на русский язык.

   Целью исследования является изучение основных способов передачи звукоподражательной лексики на язык перевода.

В соответствии с поставленной целью были выдвинуты следующие задачи:

- дать общее понятие звукоподражания;

- проанализировать области употребления ономатопоэтических слов;

- исследовать классификацию звукоподражательных слов;

- изучить способы перевода звукоподражательных единиц.

   Материалы для исследования взяты из художественных текстов японских авторов, а также учебной литературы.

  Данная работа имеет чёткую структуру и состоит из введения, пяти глав, заключения и списка использованной литературы. Во введении формулируются основные цели и задачи работы. Основная часть состоит из пяти глав. Первые две носят реферативный характер, но содержат промежуточные выводы. Последние три части представляет собой собственно исследовательскую работу. В заключении подводятся общие итоги.

Понятие звукоподражательной лексики и её стилистические функции

   Зачастую приёмом усиления художественной выразительности может служить звукоподражание. Звукоподражанием в морфологии принято считать неизменяемые слова, воспроизводящие звуки, издаваемые живыми существами, механизмами или характерные для явлений окружающей среды (ха-ха, ква-ква и т.п.)

   Звукоподражание в художественной стилистике понимается шире – это употребление слов, которые своим звучанием напоминают слуховые впечатления от изображаемого явления.

Систему звукоизобразительной лексики можно условно поделить на три группы:

1)  ономатопеи – слова, возникающие на основе звукоподражания (охать, икать, хихикать, гавкать);

2)  звукоподражательные слова, имитирующие звуки, характерные для кого-либо, чего-либо, для явлений и действий (мяу, дзинь, кап-кап);

3) звукообразные слова (звукосимволизм) – лексемы, способствующие образной передаче движений, эмоциональных состояний, физических и психических явлений (хрыч, шашни, шабаш).

Стилистические функции звукоподражательных слов многообразны:

а) часто используются для создания каламбурной игры: Вор спросил чёрную кошку, которая перебежала ему дорогу, когда он шёл на дело: «На кого работаешь?» - «Мур!» - ответила та;

б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;

в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;

г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов, например: Хрюша, Каркуша – герои передачи «Спокойной ночи малыши»;

д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя, например: Хрю-хрю убежала (в детской сказке);

   Звукоподражание как явление определяется как «закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и лежащим в основе номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом)»*, или как «условная имитация звучаний окружающей действительности фонетическими средствами данного языка».* Звукоподражания же как класс слов можно, соответственно обозначить как слова, в звучании которых отражены звуковые характеристики воспроизводимых ими объектов. При изучении звукоподражательных слов нет оснований настаивать на условном характере имитации в процессе звукоподражания. Дело в том, что каждый отдельный язык адаптирует определённые звуки в соответствии со своей фонетической системой. Поэтому, имея одни и те же истоки происхождения, звукоподражания могут быть облечены в ту или иную фонетическую форму в различных языках мира. Данный класс слов представлен практически во всех языках и, как правило, являет собой весьма немногочисленную группу лексических единиц. Японский язык в этом плане – исключение.

   При изучении явления звукоподражания длительное время не проводилось чёткой границы между звукоподражаниями как таковыми и звукосимволизмами. Примерно к середине 20 века была разработана так называемая универсальная классификация звукоподражательных слов, где они группировались по соотнесённости с денотатом.

   Для определения звукосимволизма существует несколько терминов: «звуковой символизм», «фонетический символизм», символика звука». Явление звукосимволизма принято обозначать как «закономерную, не произвольную, фонетически мотивированную связь между фонемами слова и полагаемыми в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизмы же как пласт слов могут обозначаться терминами «идеофоны», «образные слова». Некоторые исследователи определяют звукосимволизмы как связь между означаемым и означающим, носящую непроизвольный, мотивированный характер. Традиционно принято выделять следующие явления, передаваемые в языке при помощи звукосимволизмов: обозначение световых явлений; свойств предметов, их поверхности, формы, вида; способа, манеры движения человека или животного; облика, мимики, выражение лица человека; эмоций, настроения. Звукосимволизмы передают звуки в так называемой «условной» форме, не имеющей с ними прямой связи, то есть отражение звука в языке не похоже на его реальное звучание. Или же посредством звукосимволизмов передаются и вовсе не звуковые явления.

   В лингвистике принято различать «субъективный» и «объективный» звукосимволизм. В первом случае речь идёт о связи между звуком и значением в психике человека, а во втором – о связи между звуком и значением в словах языка.

* Подшибякина. А.А. Ономатопоэтическая лексика в японском языке.- М., 2003.

   Подводя итог, можно сказать, что звукоподражание – закономерная и непроизвольная фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации звуковым (акустическим) признаком денотата (мотивом). Звукосимволизм (звуковой символизм, фонетический символизм, символика звука) — закономерная, не произвольная, фонетически мотивированная связь между фонемами слова и полагаемым в основу номинации незвуковым (неакустическим) признаком денотата (мотивом).

Звукоподражание в японском языке

   Звукоподражательные слова в японском языке – это своеобразный разряд древних слов, которые не являются самостоятельной частью речи, так как с точки зрения грамматики они не представляют собой единой грамматической категории, а входят в различные части речи (существительное, прилагательное, глагол, наречие). В связи с тем, что эти слова не обладают морфологическими показателями, свои грамматические свойства они реализуют в синтаксических связях. Звукоподражательные слова могут выступать в предложении в качестве подлежащего, сказуемого, определения и дополнения и выполнять функции различных обстоятельств. Это составляет грамматический аспект ономатопоэтических слов.

   В японском, как и в западном, языкознании существуют главные и второстепенные термины. Часто для обозначения одного и того же явления есть несколько наименований. Наиболее часто используемые из них: гионго, гитайго, гисэйго.

   Гионго (擬音語 – «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») – аналог термина «звукоподражание» в его узком понимании. Гионго определяются как слова, призванные обозначать голоса или звуки воздействия на неодушевлённые предметы и передавать их в звуковой (на письме – в буквенной) форме. Обычно они записываются катаканой.

   Гитайго (擬態語- «слово, подражающее поведению, состоянию или ситуации») – аналог термина «звукосимволизм». Соответственно, гитайго определяются как слова, образно или символически описывающие состояние, явления, перемены и пр.

   Гисэйго (擬声語 – «слово, подражающее голосу») – более узкий термин, чем гионго, используемый, как правило, для передачи голосов птиц, животных, человека. Часто переводятся как «звукоподражательное слово».

   Помимо трёх вышеперечисленных терминов существует ещё несколько, использующихся в данной области. Ономатопэ – «ономатопея», или «звукоподражание»; онга – «изображение звука»; оммохо: - «слова, отражающие картину мира»; онсэй-но сё:тё: - «символы звука»; гибо:го – «слова, описывающие внешность или облик человека»; моё:го – «слова, описывающие состояние, положение или ситуацию» и др.

   Экспрессивные характеристики человека в японском языке до сих пор были предметом специального рассмотрения лишь с точки зрения их словообразовательной и семантической мотивированности, а ономатопоэтические слова лишь упоминались.

   Рассмотрим семантические виды ономатопоэтических слов – характеристик человека, указывающих на экспрессивные действия или состояния человека.

1.Ономатопоэтическое слово – глагол говорения. Например: べらべらしゃべる berabera shaberu – «тараторить», «трещать»; もごもご言う mogomogo iu – «мямлить»; ひそひそ話すhisohiso hanasu – «шушукаться»; あきあき話すakiaki hanasu – «ворковать»; べらべら言うberabera iu – «трепаться»; むにゃむにゃ言うmunyamunya iu – «бормотать».

2.Ономатопоэтическое слово – глагол движения. Например: てくてく歩くtekuteku aruku – «плестись» (волоча усталые ноги); でれでれ行くderedere iku - «волочиться» (еле-еле идти);よろよろ歩くyoroyoro iku - «ковылять»; ちょろちょろ行くchorochoro iku - «ковылять»;とぼとぼ歩くtobotobo iku - «плестись»;のろのろ進む noronoro susumu - «тащиться».

3.Ономатопоэтическое слово – глагол, связанный с приёмом пищи. Например: ぴちゃぴちゃ音を立てて食う pichapicha oto wo tatete kuu - «чавкать»; がつがつ食うgatsugatsu kuu - «жрать»; ばくばく食べるbakubaku taberu - «хлебать».

4.Ономатопоэтическое слово – глагол, выражающий различные эмоциональные состояния. Например: あきあきする akiaki suru – «осточертеть»; おろおろする orooro suru –«мешкаться»; しゃしゃする syasya suru – «и в ус не дуть»; ぎゃぎゃなく gyagya naku – «визжать»; めそめそする mesomeso suru – «распустить нюни».

5.Ономатопоэтическое слово – существительное, характеризующее человека с точки зрения поведения. В этих словах, как и в других вышеприведённых, как правило, реализуется отрицательный признак человека. Например:  せかせかした人 sekaseka shita hito –«егоза»; わいわいれん waiwairen – «мелюзга», «мелкая сошка»; がみがみやgamigami ya – «придира», «ворчун»; がみがみ女 gamigami onna – «мегера»; ぬくぬくした者 nukunuku shita mono – «подлец»; でれでれした男 deredere shita otoko – «бабник». Во всех примерам к основам ономатопоэтического слова присоединяются различные словообразовательные форманты существительных (人hito, やya, 者mono, 男otoko, 女onna, れん ren), которые по своей природе являются нейтральными. Следовательно, экспрессивность слова, как и в случаях с выше приведёнными глаголами, создается за счёт основы ономатопоэтического слова.

6.Ономатопоэтическое слово – неодушевлённое существительное со значением отвлечённого признака, действия или результата, выражающего, экспрессивное значение. Если для предыдущего типа слов характерна редупликация одинаковых слогов, то в данном виде, наряду с редупликацией слогов (ごたごた gotagota – «дрязги») в основном встречаются повторения не совсем одинаковых звуков, но объединённые, по-видимому, по своим генетическим особенностям и отличающиеся повышенной экспрессивностью.

   Итак, экспрессивные характеристики человека представляют собой интересную, но малоисследованную сферу японской лексики. Как показал анализ, звукоподражательные слова в функции экспрессивной характеристики человека прослеживаются в целых тематических группах и имеют, таким образом, системный характер. Экспрессивные ономатопоэтические характеристики человека чаще всего реализуются в речи в функциях сказуемого и различных обстоятельств.

Тематическая классификация звукоподражания в японском языке

Тематическая классификация составлена  Подшибякиной. А.А.  

Ономатопоэтические слова в целом можно разделить на два больших класса: звукоподражания и звукосимволизмы. В японских словарях и специальной литературе иногда встречаются варианты, когда наряду с гитайго и гионго выделяются ещё и гисэйго. В некоторых издания вместо термина «гионго» может употребляться термин «гисэйго» и наоборот.

Ниже приведена общепринятая, упрощённая классификация:

- Гионго – слова, обозначающие звуки внешнего мира, производимые одушевлёнными или неодушевлёнными предметами;

- Гитайго – слова, при помощи звуков, в символической форме передающие незвуковые явления. Они могут обозначать: а) состояние неодушевлённых предметов; б) состояние человека и других живых существ; в)состояние души человека.

Гионго:

1.  Разнообразные звуки, возникающие в окружающем мире: хлопки, бульканье, гул, звон и т.д.

動物園に連れて行くと言ったら、三歳の息子はパチパチと手を叩いて喜んだ。

Do:butsuen ni tsurete iku to ittara, sansei no musuko wa pachipati to te wo tataite yorokonda.

Когда я сказал своему трёхлетнему сыну, что мы пойдём с ним в зоопарк, он очень обрадовался и захлопал в ладоши.

2.  Специфические звуки

а) звуки, производимые неодушевлёнными предметами

協会の鐘がカランカランと鳴っている。Kyoukai no kane ga karankaran to natte iru. Гулко звонит церковный колокол.

б) звуки, произносимые человеком

シーツ、誰かが来たぞ!Sitt, dare ka ga kita zo! Цыц, кажется кто-то пришёл.

в) звуки, производимые животными.

ベエ- Бэ:-Бе ( блеяние овец )

Гитайго:

«Люди и работа»

1.  Обозначение черт характера человека.

怒られてもシャーシャーしている

Okorarete mo sya:sya: shite iru.

Даже когда его ругают – ему абсолютно всё равно.

2.  Личные отношения между людьми

а) характер отношений

なんともちぐはぐな感じの夫婦だったが、とうとう離婚したか。

Nantomo chiguhaku na kanji no fu:fu: datta ga, to:to: rikon sita ga.

С самого начала они производили впечатление людей, которые совсем не подходят друг другу, и, в конце концов, они развелись.

б) отношения к окружающим

最近の若い男女が、人前は ばからずイチャイチャするのには閉口する。

Сайкин но вакай дандзё га, хитомаэ ва бакарадзу итяитя суру но ни ва хэйкосуру.

Мне ужасно не нравится, что современные молодые люди и девушки намеренно показывают свои чувства на людях.

3.  Работа и деньги

а) отношение к работе

彼は必ず一週間に一度、きちきちと報告書を出している。

Kare ha kanarazu issyukan ni itido, kitikiti to ho:kokusyo wo dasite iru.

Строго раз в неделю он обязательно представляет на рассмотрение доклад.

б) тяжесть службы

今朝は朝から忙しくて、一日中バタバタしていた。

Кэса ва аса кара исогасикутэ, итинитидзю батабата ситэ ита.

Сегодня я был занят с самого утра и работал как сумасшедший весь день.

в) отношение к деньгам и обязанностям, связанным с ними

家賃はきちんきちんとどこらせずに払っているから文句を言われる筋合いはない。

Yachin wa kichinkichin to dokoraseju ni haratte iru kara monku wo iwareru sujiai wa nai.

Мы всегда платим за квартиру точно вовремя, поэтому у хозяев нет причин на нас жаловаться.

«Физические аспекты»

1.  Внешность

а) одежда

あの若い女教師は、いつもサッパリした服装をしている。

Ано вакай дзёкёси ва, ицумо саппари сита фукусо о ситэ иру.

Эта молодая учительница всегда опрятно и чисто одевается.

б) конституция тела

в) лицо

彼女は母親ソックリだ。

Канодзё ва хахаоя соккури да.

Она – вылитая мать.

г) причёска

隣の奥さんが、おきぬけのもしゃもしゃに乱れた髪のまま、玄関へぬっとでてきた。

Tonari no okusan ga, okinuke no mosyamosya ni midareta kami no mama, genkan he nutto dete kita.

На пороге неожиданно появилась соседка: волосы её были растрёпаны, как будто она только что встала с постели.

2.  Выражение лица (мимика)

3.  Выражение глаз

田舎から初めて大都市にきたばかりの少女は、キョトキョトと落ち着きなく、超高層ビルと人混みを見回している。

Инака кара хидзимэтэ дайтоси ни кита бакари но сёдзё ва кётокёто то отицукинаку, тёкосо биру то хитогоми о мимаваситэ иру.

В самый первый раз маленькая деревенская девочка попала в город, она никак не может успокоиться и с ужасом в глазах оглядывается по сторонам, смотрит на небоскрёбы и толпы людей.

4.  Состояние тела

彼はウイスキーを三本飲んでよいつぶれ、ぐったりしていた。

Kare wa uisuki: wo sanbon nonde yoitsubure, guttari site ita.

Выпив три стакана виски, он опьянел настолько, что не мог передвигаться.

5.  Функционирование организма

フーット目の前の人の顔がぼやけて、そのまま気がとくなった。

Футто мэ но маэ но хито но као га боякэтэ, соно мама ки га току натта.

Лица находящихся передо мной людей стали расплываться, и я упал в обморок.

6.  Эмоции

а) ощущения

背中がぞくぞくする。風邪を引いたのかな。

Сэнака га дзокудзоку суру. Кадзэ о хиита но ка на.

Меня всего знобит. Может быть, простудился…

б) обоняние

в) осязание

このじゃが芋はよく煮えてない。まだガリガリする

Коно дзягаимо ва ёку ниэтэнай. Мада гаригари суру.

Эта картошка ещё не сварилась. Она до сих пор хрустит, когда ее прокалываешь.

г) зрительное восприятие

最近はきんきらきんの金歯はあまり見掛けない。

Saikin wa kinkirakin no kinba wa amari mikakenai.

В последнее время не часто видишь людей, у которых во рту блестят золотые коронки.

д) звуковое восприятие

«Эмоциональные аспекты»

1.  Сильные эмоции, эмоциональные перепады

2.  Настроение, состояние души

秋の夕べなど、忙しい私でも,しっみりした気分で、庭の草木を眺めることがある。

Aki no yu:be nado, isogashii watakushi demo, sinmiri shita kibun de, niwa no kusaki wo nagameru koto ga aru.

Несмотря на занятость, я нахожу время, чтобы, забыв обо всём, насладиться видом осеннего сада.

«Психологические аспекты»

1.  Состояние души

何をぼやっとしているのだ、もう行く時間だよ。

Нани о боятто ситэ иру но да, мои ку дзикан да ё.

Ты все в облаках витаешь? Уже время идти.

2.  Внутренние процессы

«Действия, производимые людьми и животными»

1.  Движения тела

蛙が蓮の葉の上にピョント跳び上がった

Каэру га хасу но ха но уэ ни пёнто тобиагатта.

Лягушка с легкостью перепрыгнула на лист лотоса.

2.  Характеристика различных действий, производимых человеком или животными

3.  Невозможность произвести какое-либо действие

みすみす損をした。

Misumisu son wo shita.

Будучи не в силах что-либо сделать, я потерпел убытки.

«Направленность движения»

1.  В воздухе или воде

2.  Круговое движение

3.  Линейное движение

4.  Движение в пространстве

5.  Разрушение, поломка.

この人形は品質が悪く、ちぃっと力を入れただけで首ががくんと折れた。

Kono ningyo: wa hinsitsu ga waruku, chotto chikara wo ireta dake de kubi ga gakunto oreta.

Эта кукла очень плохого качества: стоило слегка надавить на её шею, как неожиданно отвалилась голова.

«Движения, связанные с основными природными элементами»

1.  Воздух

2.  Огонь

3.  Свет

4.  Вода или другая жидкость

雨がぽつんとおでこに当たった。

Ame ga potsunto odeko ni atatta.

Капля дождя шлёпнулась мне прямо на лоб.

«Другое»

1.  Количественные показатели

а) время

б) количественная характеристика

2. Характеристика пространства

а) существование в пространстве

б) помещения

в) размеры

この既製服は私の体にはきっちり合う。

Kono kiseifuku wa watakusi no karada ni wa kittiri au.

Этот костюм сидит на мне как влитой.

2.  Форма и структура

а) фигура или форма

б) поверхность

в) состав, материал.

 Таким образом, ономатопы как единый класс характеризуются функцией символической передачи явлений внеязыковой реальности звуками языка и наличием ряда формальных признаков.

Употребление ономатопоэтической лексики

Ономатопоэтика в художественной литературе

   Звукоподражательная лексика является неотъемлемым элементом повседневного общения и литературного творчества. Огромный эстетический потенциал звукоподражательной лексики является причиной её широкого использования в художественной литературе. Благодаря семантической вариативности звукоподражания писатель может передавать особый колорит, оттенок смысла, уточнять образ совершения действия.

   Для формирования определённого ритма звукоподражательные слова могут употребляться и в поэзии, например в хайку, для усиления эмоциональности и непосредственности в передаче образа.

   Использование звукоподражательной лексики в устной речи характеризуется чертами неформальности (при повышении формальности высказывания частота использования звукоподражаний снижается).

   Существует два фактора распространения ономатопов: их проникновение в сферу обычной лексики и наличие ситуаций, когда ономатоп не может быть заменён синонимичной лексической единицей неономатопоэтического характера.

   В теории перевода выделяются такие способы перевода звукоподражательной лексики, как заимствование, различные трансформации (замена, описание, добавление и т.п), компенсации, опущение.

   Заимствование, то есть передача иностранного слова путём трансрибирования или транслитерации, встречаются, например, при переводе японских сказок:

「きゃ、きゃ、きゃ」猿のふうふは  ひめいを上げながら奥山ににげていったきり。

«kya, kya, kya», - saru-no fu:fu wa… himei-o agenagara, okuyama-ni nigete ittakiri…

Закричали обезьяны: «кя, кя, кя!» - и в горы убежали» (сборник «Поле заколдованных хризантем»).

   Также к заимствованию прибегают в тех случаях, когда необходимо не только описать звуки, но и передать их национальный, отличный от языка перевода, колорит (что характерно, например, для фольклора), и создаваемый при помощи ономатопоэтических единиц ритмический рисунок оригинала. Вероятно также, что заимствования могут использоваться при отсутствии в языке перевода устоявшихся способов передачи описываемых звуков.

   Одним из характерных способов передачи на русский язык японских звукоподражаний – гионго и гисэйго – является использование звукоподражательных (ономатопоэтических) глаголов и существительных, то есть такой приём перевода, как замена части речи. К этой категории относятся звукоподражательные глаголы, звукоподражательные существительные, а также глаголы движения.

    В переводах могут использоваться просторечия и авторские окказионализмы, в частности, для передачи дополнительных (стилистических, оценочных) компонентов значения там, где это связано со стилем (например, «бубнить», «бубнёж»). Для передачи дополнительных оттенков значения и более точного описания звуков иногда употребляются уточняющие определения.

ほとんど聞き取れないほどぼそぼそとした声だた。

Hotondo kikitorenai hodo bosoboso-to shita koe data.

До меня доносился лишь невнятный бубнёж».

   Иногда эквивалент для ономатопоэтической единицы отсутствует. Ономатопоэтическое слово опускается, либо используются добавления или описательный перевод.

僕と彼女の間にはこの前にあった時とはちがったなにかしらちぐはぐなくうきがあった。

Boku to kanojo-no aida-ni wa, kono mae-ni atta toki to wa chigatta nani-kashira chiguhagu-na ku:ki-ga atta.

Между нами что-то было не так. Что-то разладилось с последней встречи» (Х. Мураками, «Слушайте песню ветра»).

    Ономатопоэтическое слово chiguhagu имеет значение «отсутствие порядка, согласия, гармонии», что можно выразить лексемой «беспорядок», однако отношения между людьми в русском языке не описываются этой единицей (можно сказать «чувства в беспорядке», но нельзя сказать «отношения в беспорядке»), поэтому в данном случае используется описательный перевод.

    Таким образом, описательным переводом или добавлением, в основном, пользуются в тех случаях, когда невозможно выразить значение ономатопоэтической единицы одной лексемой из-за отсутствия эквивалентных единиц в русском языке или из-за отличий в сочетаемости существующих лексем.

   К компенсации в качестве одной из переводческих универсалий, как указывает, в частности, В.Гривнин, прибегают в тех случаях, «когда лексическая единица исходного языка не имеет эквивалента в языке перевода, что необходимо компенсировать, поскольку этого требует эмоциональность высказывания».* То есть, о компенсации речь идёт, в основном, при попытках воспроизвести эмоциональный компонент значения единиц исходного текста.

    К компенсациям также отнесены случаи употребления фразеологизмов и других устойчивых выражений для передачи образного компонента значения ономатопоэтических единиц:

僕はもうぐったりとつかれはてていた。

Boku wa mo: guttari-to tsukarehatete ita.

Я уже походил на выжатый лимон.

   Японские ономатопоэтические единицы, как правило, могут быть переданы в переводе различными способами. Приёмы и способы перевода, используемые при этом, в целом, совпадают с описанными в теории перевода: встречаются заимствования, различного рода замены, добавления, компенсации, опущения.

    Заимствования могут воспроизводить в переводе национальный колорит текста на исходном языке, а также помогают сохранить ритмическую структуру текста.

  Добавления (и описания) необходимы в том случае, когда все оттенки значения ономатопоэтических слов не могут быть выражены в переводе одной лексемой.

Ономатопоэтические единицы могут при переводе опускаться.

    В качестве одного из приёмов перевода предлагается также использовать эквиваленты (обычно звукоподражания), имеющие то же морфологическое строение, что и японское ономатопоэтическое слово.

* Фролова О.П. Эмоционально-оценочные существительные в лексике и фразеологии японского языка // Экспрессивность лексики и фразеологии. - Новосибирск, 1983.

Ономатопоэтика в манге

    В манге представлен самый богатый материал употребления гионго и гитайго. Их отличие от художественных произведений состоит в том, что в манга наблюдаются особые способы зрительного отображения звука. Эмоциональная окраска звуков, сопровождающих действие, передается при помощи письменных знаков разного размера и шрифта и акцентируется расположением в определённом месте на странице.

    Вокруг феномена манга ведется множество споров и дискуссий, но в данной части представляется возможность рассмотреть только одно положение – образность манга. В манга мало текста как такового. Есть даже манга, в которых, кроме ономатопоэтики, другие слова практически не встречаются. Основу составляют картинки комикса, соединенные отдельными репликами или словами. Поэтому, можно сказать, что манга, скорее, смотрят, нежели читают. Гионго и гитайго встречаются буквально на каждой странице с целью вызвать у читателя определенную реакцию – в сознании должна возникнуть яркая однозначная ассоциация. При помощи ономатопоэтических наречий авторы манга передают различные звуки и состояния. Чаще всего это:

а) смех, плач, стон человека.

ズーン- Дзу-н –Увы ( разочарование, печаль, эмоциональный упадок, потрясение)

б) голоса птиц, животных и звуки, издаваемые насекомыми.

ベエ- Бэ:-Бе ( блеяние овец )

в) звуки окружающей среды ( дождь, ветер, вода, снег и т.д. ).

カラツ – Карацу ( ярко светит солнце)

г) звуки работы автомобилей, мотоциклов и других средств передвижения.

ガキャン- Гакян –Клац ( клацанье, металлический звук, отцепление)

д) передача звуков музыкальных инструментов или просто музыки.

ジャン- Дзян – Бом ( звон колокола)

е) звуки ударов, падения.

バシャ- Басё- Шлёп ( бежать по воде, грязи )

ж) характеристики ситуации.

ビシ – Биси – Тык ( привлечение внимания, показывание пальцем, драматический акцент)

Таким образом, манга можно рассматривать как хороший материал для изучения образной системы японского языка. Через манга мы как бы приближаемся к японскому восприятию действительности, что имеет большое значение в процессе изучения японского языка в целом.

Ономатопоэтика в современной японской рекламе

Сейчас гионго и гитайго можно увидеть в рекламе практически любых товаров и услуг.

1. Продукты питания;

ホカホカ箸 お待たせ弁当!Хокахока хаси. Оматасэ бэнто! Долгожданное о-бэнто. С тёплыми палочками для еды.

体 イキイキ ブルガリアヨグルト。Карада икики. Буругария ёгуруто. Оживляющий болгарский йогурт.

すっきりまろやか牛乳。Суккири марояка гю:ню: Освежающее молоко.

日本料理 しゃぶしゃぶ。Нихон рё:ри сябусябу. Японская кухня сябусябу ( вывеска ресторана).

   В Японии говорят, что сябусябу, как лексическая еденица, сочетает в себе свойства и гионго и гитайго одновременно. Значение сябусябу можно передать как звук, возникающий при опускании тонких кусочков сырого мяса в кипящую воду, и обозначение движения палочек хаси в процессе его приготовления.

   В рекламе продовольственных товаров можно отметить ещё и то, что предложения, где встречаются гионго и гитайго, как правило короткие, содержащие в себе минимум информации и максимум акцентирующего внимание эффекта.

2. Косметика и средства личной гигиены.

   В данном случае наблюдается несколько отличий от предыдущей группы примеров. Во-первых, предложения более длинные и содержат больший обьём информации. Во-вторых, в рекламе одного товара может встречаться несколько ономатопоэтических слов. В третьих, круг используемых единиц более ограничен. В основном, применяются слова со значением свежий, освежающий, укрепляющий и т.п.

かかとの、ひび割れガサガサ。 Какато но, хиби варэ? Гасагаса. Трескающаяся кожа на пятках? Отшелушивающий крем для ног.

ガサガサ- шуршать, быть шершавым. В данном случае может служить напоминанием о неприятном ощущение шершавости или грубости кожи.

肌になめらかな天然のコトン成分配合。一日中サラサラデオドラント。Хада ни намэракана тэннэн н котон сэйбун хайго. Итинитидзю сарасара дэодоранто. Мягкий дезодорант с содержанием натурального хлопка. Обеспечит свежесть на целый день.

Одно из значений サラサラ- ощущение мягкости и комфорта.

   При работе с рекламой косметических товаров важно обращение именно к чувственному восприятию. Значительную роль играет напоминание ( посредством определенных слов) об ощущениях, обонянии и осязании.

3. Техника

   Данная сфера была выбрана как пример массовой рекламы. Это как раз случай плакатов, обьявлений в поездах и на улицах. Гионго и гитайго в таких случаях записываются катаканой, и это, скорее, закономерность, чем правило.

こわごわページをめくって見れば・・・Ковагова пэдзи о мэкуттэ мирэба… Когда с трепетом переворачиваешь страницы…

   Так гласит надпись на рекламе фотопленки, наклеенная в поезде. こわごわ- робко, со страхом, пугливо, боязливо, с трепетом.

コミコミOneエコノミ。Комикоми one экономи. Экономный тариф мобильных телефонов.

   コミコミ- это, скорее всего, стилизация под гитайго. Видимо, образовано путём редупликации слова Коми ( опт, гандикап). Первое и третье слово записаны катаканой, так чтобы английское слово выделялось на их фоне. Данный пример можно расмотреть просто как название компании Комикоми уан.

4. Объявления

ごみはきちんと捨ててよ!Гоми ва китин то сутэтэ ё! Соблюдайте чистоту!

きちんと- аккуратно, точно, опрятно, чисто.

    Рассмотрев примеры употребления ономатопоэтических слов в рекламных целях, можно отметить следующие общие тенденции. Как правило, часть текста, содержащая гионго или гитайго, помещается нестандартно. Например, по диагонали или в углу, как аппликация. Первая цель рекламы – привлечь внимание – достигнута. Следующий пункт – вызвать желание приобрести именно дынный товар. Здесь начинает действовать смысловое наполнение гионго и гитайго. Когда Человек видит на упаковке товара то или иное слово,  у него сразу же возникает ассоциативный ряд. Ассоциации, или, другими словами, реакцию покупателя, можно предугадать. Так, используя определенную лексику, производитель рассчитывает на соответствующую реакцию

Вопросы перевода  ономатопоэтической лексики

   Первая задача, с которой сталкивается переводчик – “нахождение смысловых соответствий между словами подлинника и словами того языка, на который он переводится.”* В словарном составе любого языка существует ряд пластов, которые позволяют выражать одни и те же мысли или понятия разными способами, и “слова, имеющие разную стилистическую и эмоционально-экспрессивную окраску.”* В случае японского и русского языков можно выделить несколько групп лексических единиц.

1.Единицы, имеющие полные соответствия в русском языке. Это весьма немногочисленная группа, куда входят в основном гионго. Полные лексические соответствия вообще встречаются достаточно редко.

2.Единицы, имеющие неполные аналоги в русском языке, которые можно передать подходящим по смыслу русским словом или словосочетанием.

3.Единицы, не имеющие эквивалентов в русском языке. Безьэквивалентная лексика явление достаточно редкое, но именно ономатопоэтика – одно из ее проявлений. В данном случае часто приходится прибегать к переводу при помощи описания. Иногда необходимо вообще отказаться от лексического соответствия и “выбрать совершенно иное слово, являющееся наиболее подходящим в данном контексте”**

   Можно сказать, что задача переводчика заключается в том, чтобы отразить колорит подлинника, передав, по мере возможности, как можно точнее лексическое значение единиц. При этом немаловажно учитывать эмоционально-экспрессивную окраску. В данном случае можно провести параллель между переводом ономатопоэтики и переводом фразеологических единиц. Например, среду звукоподражательных слов японского языка встречаются такие, которые могут употребляться в сочетании только с одним, определенным глаголом. Употребление его в сочетание с другими глаголами будет являться ошибкой.

   “Слова любого языка, в том числе и японского, несет, как правило, многообразную информацию. Оно многозначно по смыслу”**.Поэтому следующая проблема, с которой сталкивается переводчик – правильное понимание контекстуального употребления той или иной единицы. В качестве примера можно рассмотреть четыре предложения  из произведения Ёсимото Банана. Во всех четырёх случая употреблено наречие “боняри (то)”, но в каждом отдельном предложении оно переводится по-разному.

1.ぼんやりと暗い浜から、波音が押してくるように巨大に響く。

Боняри то курай хама кара, намиото га оситэ куру ёни кёдай ни хибику.

На тёмном, подернутом туманной дымкой побережье было слышно, как величественно шумят набегающие тяжелые волны.

2. 月明かりにぼんやり浮かぶその人を、あまりのことに思わずじろじろ観察してしまった。Цукиакари ни боняри укабу соно хито о, амари но кото ни ивадзу дзиродзиро кансацу ситэ симатта. Ни говоря ни слова, он стал внимательно рассматривать человеческую фигуру, очертания которой расплывались в лунном свете.

3. そんなことをぼんやち思いながら、黙ってしばらくそこに立っていた。

Сонна кото о боняри омоинагара, даматтэ сибараку соко ни таттэ ита.

Не спеша обдумывая сложившуюся ситуацию, Томоаки молча простоял там какое-то время.

4. 眠気がぼんやりと幕のように心を覆っていた。

Нэмукэ га боняри то маку но ёни кокоро о оттэ ита.

Незаметно, словно окутывая его пеленой, подступал сон.

*Подшибякина. А.А. Ономатопоэтическая лексика в японском языке.- М., 2003

** Фролова О.П. Эмоционально-оценочные существительные в лексике и фразеологии японского языка // Экспрессивность лексики и фразеологии. - Новосибирск, 1983

Заключение

В данной работе была исследована ономатопоэтическая лексика японского языка.

Суммируя результаты работы можно сделать следующие выводы:

1.  Изучение ономатопоэтической лексики происходит в русле вопроса о происхождении языка. Существует даже так называемая звукоподражательная теория, согласно которой звукоподражания были первыми словами, которые произнёс человек.

2.  Звукоподражания – это слова, непосредственно передающие звуки живой и неживой природы, физические и эмоциональные ощущения, описывающие действия и состояния предметов.

3.  Японский язык обладает достаточно большим количеством ономатопоэтических слов, которые широко используются, как в устной речи, так и в письменной. Звукоподражания часто встречаются в художественной литературе, для передачи полной, красочной картины повествования.

4.  Звукоподражательные слова выполняют ряд стилистических функций:

а) часто используются для создания каламбурной игры;

б) могут стать яркой речевой характеристикой персонажа;

в) выступают как вспомогательные изобразительные средства, усиливающие впечатление, для описания природных явлений, времён года;

г) лежат в основе многих «говорящих» антропонимов;

д) могут выполнять функции контекстуального синонима и заменять глагол или имя;

5. В плане классификации в числе звукоподражаний выделяют подкласс подражаний голосам животных и людей (гисэйго). В гитайго выделяются следующие группы: движения людей и животных, телесные состояния, ощущения, эмоции, психологические состояния, физические явления.

6.  Наиболее продуктивными способами перевода звукоподражаний являются:

- Заимствование, то есть передача иностранного слова путём транскрибирования или транслитерации;

- описательный перевод звукоподражаний;

- подбор эквивалента звукоподражания на языке перевода.

    Для японского языка характерно наличие огромного количества звукоподражательной лексики. И на сегодняшний день японский язык продолжает пополняться новыми звукоподражаниями, знание которых необходимо переводчикам в любой сфере деятельности.

Библиография

1.Большой японско-русский словарь / Под ред. Н.И. Конрада, М., 1970.

2. Кокуго то кокубунгаку. - Токио, 1953. - № 1.

3. Колпакчи Е.М. Строй японского языка. - Л., 1988.

4. Конрад Н.И. Синтаксис японского языка. - М., 1978.

5. Мацумура Акира. Нихон бумпо дайдзитэн. - Токио, 1991.

6. Новый японско-русский словарь. - Хакуюся. Токио, 1999.

7. Поливанов Е.Д. По поводу "звуковых жестов" японского языка // Статьи по общему языкознанию. - М., 1990.

8. Фельдман Н.И. Японский язык. - М., 1980.

9. Фролова О.П. Эмоционально-оценочные существительные в лексике и фразеологии японского языка // Экспрессивность лексики и фразеологии. - Новосибирск, 1983.

10. Черевко К.Е. Наречия в системе частей речи современного японского языка // Вопросы японского языка. - М., 1979.

11. Японско-русский словарь. - Сансэйдо. - Токио, 1985.

12. Подшибякина. А.А. Ономатопоэтическая лексика в японском языке.- М., 2003.

PAGE   \* MERGEFORMAT1


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

51681. Комп’ютерна програма та її роль у роботі комп’ютера. Робота в програмі «Мильні бульбашки» 42.5 KB
  Мета: навчальна: ознайомити учнів з поняттям комп’ютерної програми; Закріпити знання з правил поведінки та технікою безпеки в комп’ютерному класі; Вчити користуватися маніпулятором миша. розвиваюча: формувати навички грамотності безпечної роботи за комп’ютером; Розвивати уважність та охайність при роботі в комп’ютерному класі; виховна: виховувати дбайливе ставлення до обладнання в кабінеті повагу до інформатики як предмету. Програмне забезпечення: комп’ютерна програма Сходинки до інформатики 2 клас мультимедійна дошка для демонстрації...