73968

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

Лекция

Литература и библиотековедение

Сопоставляя современные произведения с произведениями античной литературы эстетическая критика стремилась разграничить художественную и нехудожественную литературу постичь эстетику поэзии. Неофилологическое направление базирующееся на опыте сравнительноисторической лингвистики широко использовало сравнительный подход к изучению произведения. Таким образом братья Гримм Бенфей Тейлор разрабатывая генетический принцип изучения произведения стремились решить вопрос о происхождении словесного искусства и расширить границы сравнительного...

Русский

2014-12-23

67.5 KB

2 чел.

Тема3

СРАВНИТЕЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ

1. Становление сравнительно-исторической школы

2. Компаративистика и современные подходы

3. Литературный диалог

4. Реминисценции

5. Интертекстуальность

6. Творческие связи

Элементы сравнительного литературоведения встречаются ещё в античности. Позже сравнительный подход как способ познания становится основой философско-эстетических работ Д. Дидро, Г. Лессинга, И. Канта. С зарождением эстетической критики впервые выделяется художественная литература в отдельный предмет исследования. Сопоставляя современные произведения с произведениями античной литературы, эстетическая критика стремилась разграничить художественную и нехудожественную литературу, постичь эстетику поэзии. Неофилологическое направление, базирующееся на опыте сравнительно-исторической лингвистики, широко использовало сравнительный подход к изучению произведения.

Мифологическая теория происхождения поэзии братьев В. и Я. Гримм  также связана с сравнительным литературоведением. Теория бродячих сюжетов Т. Бенфея использовала сравнительный анализ для того, чтобы реконструировать хронологическую последовательность схожих произведений и доказать влияние одного автора на другого.

Одновременно с теорией Т. Бенфея возникла теория самозарождающихся сюжетов Э. Тейлора, целью которой было выявление причин сходства изначально не связанных друг с другом произведений. Таким образом, братья Гримм, Бенфей, Тейлор, разрабатывая генетический принцип изучения произведения, стремились решить вопрос о происхождении словесного искусства и расширить границы сравнительного подхода.

Сравнительно-историческое литературоведение возникло во второй половине XIX ст. А. Веселовский в «Исторической поэтике» приходил к теоретическим обобщениям, сравнивая историко-литературные явления и опираясь на принцип причинности. В конце XIX – начале ХХ веков сравнительное литературоведение начинает изучать историю одной национальной литературы, сведя предмет сравнительно-исторического исследования к констатации межлитературных контактов и связей.

Стремительное развитие мировой литературы способствовало трансформации сравнительно-исторической школы в компаративистику, главной задачей которой является исследование межлитературных связей. Компаративистика изучает творческие контакты, влияния, заимствования. Этот подход позволяет провести сравнительное исследование «творчества писателя и зарубежной страны» (например, Пушкин и Франция), «писателя и писателя» (например, Гумилёв и А. Блок), «писателя и зарубежной литературы» (Гоголь и античность).

Одну из моделей компаративистики разрабатывали русские формалисты (Ю. Тынянов, В. Шкловский, Б. Эйхенбаум, Р. Якобсон), которые, отводя главную роль функциональным задачам произведения, вывели теорию актуализации и автоматизации литературных приёмов. Литературная эволюция, таким образом, объяснялась через автоматизацию литературного приёма.

Советское марксистское литературоведение сначала в скрытом виде, а затем сознательно и активно, разрабатывало идеи исторической поэтики А. Веселовского, ставя во главу угла историзм. Считалось, что культура каждого народа неразрывно связана с его историческим развитием, и литературоведению следует выяснить «подлинную сущность» историко-литературных процессов.

Марксистскому литературоведению противостоит архетипная критика и структуралистская поэтика. Концепция архетипов тесно связана с аналитической психологией К. Юнга и его теорией архетипов, которая базируется на понятиях трансцендентной реальности, идеального бытия, коллективном подсознании. Идеи Юнга в литературоведении продолжены  Н. Фраем, разработавшим теорию литературных модусов. Согласно Фраю, история литературы представляет собой модификацию определённых формул, и литература, таким образом, не зависит от внешних факторов и развивается сама по себе.

Структуралисты главное внимание уделяют абстрактным структурам, которые реализуются в том или ином произведении. Художественное произведение в поэтике структуралистов является материалом для изучения особенностей литературы, что делает теорию структурализма сравнительно-теоретической.

Рецептивная эстетика Г.-Р. Яусса и В. Изера продолжает функционализм русских формалистов. Основным предметом исследования этой теоретической школы является рецепция, под которой понимаются законы восприятия литературного произведения. Рассматривая социальные связи произведения, Яусс и Изер прослеживают взаимосвязь между произведением и читателем, который постоянно обновляет восприятие текста.

Современные сравнительные исследования, базируются на постструктурализме, постмодернизме, психоанализе, западном марксизме, семиотике и деконструктивизме. В рамках деконструктивизма сравнительный принцип реализуется наиболее полно, поскольку исследования связаны с широкими культурными и литературными реалиями. Методология деконструктивизма заключается в поиске скрытых смыслов произведения, раскрытии его внутренней противоречивости.

Постструктурализм лёг в основу и феминистической критики, которая уделяет главное внимание женщине как читателю мужских текстов. Феминистические исследования в основе своей являются сравнительными, поскольку сопоставляют мужское и женское начало в культуре, что также имеет отношение к изучению творческих связей.

Сравнительному изучению творчества писателей, исследованию творческих связей и литературных контактов посвящены работы                  М. Алексеева , Д. Дюришина , В. Жирмунского,  Н. Конрада, Г. Макогоненко и др

Сравнительное литературоведение по природе своей диалогично. Изучение диалогичности литературного процесса позволяет определить художественные достижения писателя, его роль в мировой и национальной литературе.  Л. Оляндер выделяет три группы диалогов:

1. Прямой диалог – «непосредственно диалог писателя с писателем»  [173, с. 22]. Разновидность прямого диалога составляют вариации на вечные сюжеты, темы и образы. Например, сопоставление сонета «Дон Жуан» в творчестве Гумилёва, Северянина и Брюсова. Кроме того, «Дон Жуан» Гумилёва может быть прочитан как самодиалог, поскольку поэт создаёт варианты раскрытия темы в пьесе «Дон Жуан в Египте» и в другом сонете «Он поклялся в строгом храме».  

2. Непрямой диалог – «опосредованный через тезарус реципиента диалог между литературными явлениями, возникшими независимо один от другого»]. Эта форма диалога осуществляется вокруг общечеловеческих проблем и событий. Примером непрямого диалога в творчестве Ахматовой может служить цикл стихотворений, посвящённых Второй мировой войне.

3. Смешанная форма диалога предполагает соединение прямого и непрямого диалогов. Оляндер выделяет диалог жизнетворчества, содержание которого определяется характером отношения с реципиентом. «Писатель ищет единомышленников как в родной литературе, так и в литературе других народов, прежде всего среди предшественников, у которых он находит родственные мысли, часто становящиеся в его жизнетворчестве ключевыми»,- пишет исследователь.  Проблема «Гумилёв и акмеизм» изначально предполагает обращение к диалогическому началу этого направления, которое проявляется в варьировании одних и тех же сюжетов, тем, идей, образов. Кроме того, такой тип диалога существовал в творческих отношениях Гумилёва и Анненского, в определенной степени Гумилёва и Брюсова. Поэт искал единомышленников и в западноевропейской литературе, и такой фигурой, близкой мировоззрению Гумилёва, стал     Т. Готье.

Литературные реминисценции

В исследовании внутренних закономерностей художественного творчества особое место занимает проблема отношений писателя с предшествующей литературной традицией. Одним из эффективных способов создания новых семантических звучаний художественного образа является реминисценция.

Реминисценция (от лат. гепиш5сепИа — отзвук, смутное воспоминание) ориентирована на память и ассоциативное мышление литературы, писателя и читателя. Часто трудно установить грань между намеренной установкой автора на заимствование чужого образа или слова и бессознательной реминисценцией. Так или иначе, создание нового текста невозможно без обращения к традиции. Освоенный писателем чужой художественный опыт оказывает на его творчество различное влияние. Каждое произведение имеет свою литературно-историческую точку отсчета. Ориентация писателя на те или иные традиции носит не формальный, а содержательно-функциональный характер. Рассмотрим типологию реминисценций и характеристику основных видов цитирования.

Дословное воспроизведение текста источника, предлагаемое в виде выписок или кратких изречений, часто выделено графически или кавычками. Это цитаты в дневниках, публичных выступлениях, памфлетах, пародиях. К этому типу относятся и эпиграфы, но они имеют свое особое композиционное значение в тексте. В произведениях романтиков, в эпических текстах Пушкина эпиграф занимает важное место и предполагает множественность интерпретаций.

Воспроизведение источника с незначительными изменениями и добавлениями, не нарушающими семантико-стилевой облик оригинала, часто предполагающее иное по сравнению с прецедентным текстом выражение. Цитаты из А. С. Пушкина в романе Гончарова «Обыкновенная история» служат ироничному снижению романтического пафоса Александра Адуева. Дядя говорит: «Я уж нынче постарался для тебя, Александр, в благодарность за услугу, которую ты мне оказал... уверил ее, что ты любишь так пламенно, так нежно...» У Пушкина в стихотворении «Я вас любил...» эта мысль звучит иначе: «...любил так искренно, так нежно».

Интертекстуальное цитирование: иногда фраза известного произведения обретает новую жизнь в национальной литературе и соотносится только с тем образом, который стал знамением времени. Так, ставшая хрестоматийной реплика Чацкого «Дым отечества нам сладок и приятен» в контексте сюжетики комедии «Горе от ума» связана с темой возвращения на родину. В близком ключе представляется и приезд в Россию Литвинова в романе Тургенева «Дым».

Замена отдельных семантически и стилистически важных элементов источника, намеренное его редактирование, приводящее к трансформации патетической тональности мысли. Например, в романе Достоевского «Идиот» Лебедев строку из стихотворения Державина («Я — царь, я — раб, я — червь, я — Бог») произносит в намеренно искаженном виде: «Я — раб, я червь, но не Бог».

Этот тип реминисценций часто встречается в жанрах пародии, литературного каламбура, коллажа. 

Фрагментарная трансляция текста, то есть использование наиболее характерных для источника слов и выражений. В романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» Порфирий Петрович, констатируя душевную болезнь Раскольникова, произносит: «Дым, туман, струна звенит в тумане...» Цитата из «Записок сумасшедшего» Н. В. Гоголя — «серый туман стелился под ногами; струна звенит в тумане...» — в произведении Достоевского метафорически выявляет глубину морального и психологического кризиса героя, совершившего преступление и постепенно утрачивающего связь с реальностью.

Свободное переложение, пересказ, перевод отдельных мотивов источника для создания символического комментирования эпизода. Л. Н. Толстой в «Отрочестве» воспроизводит пушкинское определение в признании Николеньки Иртеньева: «Мое комильфо: состояло, первое и главное, в отменном французском языке и, особенно, в выговоре, второе условие были ногти длинные, очищенные и чистые, третье было умение кланяться, танцевать и разговаривать...» Достаточно обратиться к первоисточнику — «Евгению Онегину», чтобы понять, кто был для героя Толстого эталоном:

Он по-французски совершенно Мог изъясняться и писал, Легко мазурку танцевал И кланялся непринужденно...Быть можно дельным человеком И думать о красе ногтей...

Указание на архетипический образ или общность портретной характеристики позволяет автору не давать подробного описания внешности и характера героя, отказаться от конкретизации душевных качеств персонажа, а при помощи литературной реминисценции представить психологический типаж.

Когда М. Ю. Лермонтов в характеристике доктора Вернера замечает, что он прихрамывал на одну ногу и в его облике было что-то демоническое, читателям не сложно соотнести его с байроническими героями. А уточнение — «молодежь звала его Мефистофелем» — позволяет дописать образ темой искусителя. Портрет Печорина, представленный с многочисленными психологическими подробностями в повести «Максим Максимыч», угадывается в описании внешности Литвинова из романа «Дым».

Травестирование оригинала: иногда соотнесение героя с литературным архетипом дается на ироническом уровне, определяется неискренность чувств одного из участников любовного конфликта. Татьяна Ларина открыла для себя характер Онегина. После посещения библиотеки героя она с ужасом заключает:

«Уж не пародия ли он?». Онегин показался Татьяне «лишь подражаньем» героям Байрона. С помощью близких текстовых решений в русской литературе снижается пафос образов в произведениях «Гамлет Щигровского уезда» И. С. Тургенева и «Леди Макбет Мценского уезда» Н. С. Лескова.

Герой Тургенева, подобно Гамлету Шекспира, сомневается в своем предназначении, однако общий контекст существования персонажа свидетельствует о трагикомичности его переживаний. Лесковская героиня своими поступками редактирует известный трагический конфликт, она вершит преступления не защищая чести мужа, а от скуки, пробудившей безудержность любовной страсти.

Цитирование Библии традиционно для русской литературы. Писатели трепетно относятся к вечным истинам и воспроизводят текст Священного Писания с абсолютной точностью, выделяя его композиционно (эпиграфы, чтение героями Евангелия, рассказывание притч), часто указывая источник.

Методология изучения творческих контактов связана с исследованием интертекстов в произведении того или иного автора. Интертекстуальность предполагает открытость функционирования текста, его связь с другими текстами, созданными или этим же автором, или его предшественниками, или современниками. «К интертекстуальным относят такие литературные связи, как реминисценции, аллюзии, пародии, парафразы, плагиат и т.д., предполагающие, что при восприятии произведения в сознании соотносятся по меньшей мере два плана: исходный контекст, откуда была взята реминисценция, и новый контекст, создаваемый данным автором» [189, с.202]. Н. Кораблёва определяет интертекстуальность как «свойство произведения ассоциироваться с другими произведениями; в результате такого ассоциирования может возникнуть новая воспроизводящая структура художественного целого – образование, называемое интертекстом» [117, с.9].

Впервые термин «интертекстуальность» был введён Ю. Кристевой (1967) под влиянием работы М. Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса». Помимо Ю. Кристевой концепцию интертекстуальности и интертекстуальных связей разрабатывали И. Арнольд, Х. Блум, Ж. Женетт, А. Жолковский, М. Риффатер, Н. Фатеева и др. 

Учёные, работающие над проблемой интертекстуальности, предлагают ту или иную типологию интертекстуальных связей. В частности, они различают кодовую (языковую) интертекстуальность; текстовую интертекстуальность, к которой относят текстовые включения, интексты и цитаты. Исследователи также рассматривают прецедентность, маркированную интертекстуальность; паратекстуальность; функциональность включений (выдвижение, ирония, пародия и др.), многоязычие, сопоставление контекстов, трансформированность цитаты; жанровые различия, синкретическую интертекстуальность [14]; классифицирует интексты по характеру отношения с прототекстом: фрагментарный – целостный, утвердительный – полемический, явный – скрытый [199].

Под интертекстуальностью понимается также методология анализа художественного текста. В этом случае интертекстуальный анализ предполагает выявление источников реминисценций, целостное рассмотрение литературных связей на различных уровнях произведения, определение целей авторских заимствований. На наш взгляд, плодотворно изучение  произведения с позиций интертекстуальности, предложенных А.Жолковским, когда при рассмотрении произведения привлекаются следующие контексты: «Тот конкретный подтекст, с которым играет произведение; тот жанр, в котором оно написано и который оно, наверно, пытается обновить; вся система инвариантных для автора мотивов, тоже, скорее всего, подвергаемая модификации; тот влиятельный современный контекст, часто социокультурный, в дружбе-вражде с которым формируется данный текст; тот глубинный (мифологический или психологический) архетип, который реализован в произведении, возможно, с новаторскими вариациями; и, наконец, весь (авто)биографический текст жизни и творчества автора, особой редакцией которого можно полагать рассматриваемый литературный текст». Такой тип анализа может быть применён к творчеству Гумилёва многих авторов, поскольку  предоставляет  возможность не ограничиваться традиционным разбором конкретного текста, а включать его в различные, приведённые выше, контексты.

Примером современного рассмотрения межтекстовых связей могут служить работы Б. Аверина, А. Злочевской , С. Ильина , К. Проффера  о «Лолите» В. Набокова. Анализируя тематический пласт произведения, исследователи сближают «Лолиту» с прозой Серебряного века, романами Ф. Достоевского и с произведениями о галерее «лишних людей». Далее рассматриваются корни типологии главного героя, Гумберт соотносится с героями Достоевского (Свидригайлов, Ставрогин) –   «в «Лолите» действуют персонажи по своей типологии «достоевские», но действуют по законам набоковского мира, сообразно с его художественной эстетикой» . Авторы обнаруживают, что сюжет «Лолиты» восходит к «Бесам» Достоевского, к не вошедший в окончательный вариант текста главе «У Тихона», где герой Достоевского признаётся в насилии над двенадцатилетней девочкой, дочкой его квартирной хозяйки. Исследователи отмечают, что Лолите также двенадцать лет, и она дочь квартирной хозяйки. И Ставрогин, и Гумберт пишут исповедь, которая разоблачает их преступление. Авторы приходят к  промежуточному выводу о литературной полемике романа Набокова с чуждой ему художественной системой (романом Достоевского). Полемика проявляется в пародировании Достоевского, пародируются персонажи, сюжеты, приёмы, стили. Устанавливается связь «Лолиты» с творчеством Достоевского в приёме создания «двойников»: «У Набокова «двойники» похожи на отражение, как правило, главного героя во множестве осколков разбитого зеркала действительности» .

Исследователи находят мотивы, сближающие «Лолиту» и «Мёртвые души» Гоголя – мотив путешествия героев и сатирическое изображение пошлости  окружающей обстановки. Обращается внимание на фабульное сходство «Лолиты» с «Демоном» Лермонтова.  Важным моментом исследования является выявление  текстуальных совпадений, которые в романе Набокова включают произведения Пушкина, Баратынского, Тютчева, Тургенева, Блока, Бальмонта, Ходасевича. Таким образом, исследователи анализируют межтекстовые связи романа Набокова «Лолита» на разных уровнях: цитаты, реминисценции и аллюзии, тематические параллели, и использование классических мотивов, сходство в типологии героев, сюжетно-композиционные и фабульные сближения, новаторское использование литературных приёмов, пародия и полемика с чуждой художественной системой.

Под творческими связями понимаются творческие контакты, аналогии (типологические схождения), «различные аспекты освоения идей, тем, мотивов, художественных форм». Закономерности изучения творческих связей:.

Прежде всего, необходимо учесть сходство-различие генетического происхождения, обусловленное личным знакомством писателей-современников. Учёт этих внелитературных, внешних факторов особенно важен для изучения творческих связей поэзии Гумилёва и современной ему литературы Серебряного века, потому что непосредственно соотносится с внутренней стороной творческого восприятия.

Освоение мемуаров, воспоминаний, автобиографий позволяет воссоздать историко-литературный контекст изучаемой эпохи и увидеть различные точки зрения на те или иные события в отношениях авторов.  Например, анализ личных встреч Гумилёва и Вяч. Иванова способствует более глубокому пониманию характера их творческих отношений, осмыслению причин конфликта мировоззрений, которые имеют непосредственное отношение к произведениям Гумилёва об Иванове. Изучение творческих связей Гумилёва и Блока также невозможно без истории личных встреч, споров, выявляющих основания для их сближения или противопоставления.

Хронологическое рассмотрение критических откликов сопоставляемых авторов о творчестве друг друга способствует постижению эволюции творческих контактов. Так, изучение  рецензий Брюсова  и Гумилёва на произведения друг друга позволяет не только осмыслить характер отношений поэтов, увидеть, какие моменты творчества они не принимали друг в друге, но и понять, когда Гумилёв освободился от влияния Брюсова и как поэтический учитель воспринял самостоятельность и конкуренцию ученика.

Основное внимание при изучении творческих связей уделяется художественному тексту, потому что он является итогом, высшей формой творческих контактов авторов. Сравнивая два произведения, следует учесть тип творческого диалога, соотношение жанровых систем, мотивов, тематики, композиционных схем, систем персонажей, стилистическую и языковую близость. Текстуальные связи определяются исследованием аллюзий, цитат, реминисценций, вариаций, намёков, эпиграфов и многого другого.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

81878. Общие и частные принципы менеджмента 38.96 KB
  Принцип системности менеджмент охватывает всю систему с учетом внешних и внутренних взаимосвязей взаимозависимостей и открытости собственной структуры или системы в целом. Принцип многофункциональности менеджмент охватывает различные аспекты деятельности: материальные ресурсы услуги функциональные организация труда смысловые достижение конечной цели. Принцип интеграции внутри системы должны интегрироваться различные способы отношений и взгляды сотрудников а вне фирмы может происходить разделение на свои миры.
81879. Организация как объект менеджмента 34.1 KB
  Организация – это упорядоченность согласованность и взаимодействие автономных и дифференцированных частей одного целого которая обусловлена его структурой и строением. Современная крупная организация как объект менеджмента – это сложная производственная экономическая и социальная система для которой присущи вход и выход сам процесс цели задачи обратная связь и прочее. Организация приобретает ресурсы у поставщиков осуществляет производственный процесс и производит готовую продукцию которую потом поставляет потребителю и получает за это...
81880. Понятие и классификация организаций 38.05 KB
  Формальная организация организация обладающая правом юридического лица цели деятельности которой закреплены в учредительных документах а функционирование в нормативных актах соглашениях и положениях регламентирующих права и ответственность каждого из участников организации. Формальные организации подразделяются на коммерческие и некоммерческие организации. Коммерческие организации организации деятельность которых направлена на систематическое получение прибыли от пользования имуществом продажи товаров выполнения работ или...
81881. Организационно-правовые формы организаций 38.17 KB
  Хозяйственные общества Коммерческие организации в которых вклады в уставный капитал разделены на доли учредителей Общество с ограниченной ответственностью ООО Хозяйственное общество участники которого не отвечают по его обязательствам и несут риск лишь в пределах своих вкладов в уставный капитал ООО. Общество с дополнительной ответственностью ОДО Хозяйственное общество участники которого солидарно несут субсидиарную полную ответственность по его обязательствам своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их...
81882. Законы организации и динамика их развития 73.5 KB
  Закон композиции отражает необходимость согласования целей организации: они должны быть направлены на поддержание основной цели более общего характера. Для обеспечения однонаправленности целей организации можно использовать систему деревьев целей.
81883. Организация как система управления 75 KB
  Организация в менеджменте - это объединение людей, совместно реализующих некоторую программу или достигающих определенной цели и действующих на основе определенных процедур и правил. В общем смысле под организацией имеют в виду способы упорядочения и регулирования действий отдельных индивидов и социальных групп.
81885. Внешняя среда организации 41.32 KB
  Подвижность среды это скорость с которой происходят изменения в окружении организации. Среда прямого воздействия включает факторы которые непосредственно влияют на операции организации и испытывают на себе прямое влияние операций организации. Зависимость между организацией и сетью поставщиков обеспечивающих ввод указанных ресурсов один из наиболее ярких примеров прямого воздействия среды на операции и успешность деятельности организации.
81886. Понятие и классификация структур управления 34.87 KB
  В рамках структуры управления протекает весь управленческий процесс в котором участвуют менеджеры всех уровней категорий и профессиональной специализации. Структура управления – простая совокупность способов посредством которых процесс труда сначала разделяется на отдельные рабочие задачи а затем достигается координация действий по решению задачи. Типы организационных структур: Иерархический тип – структура которая характеризуется высокой степенью разделения труда иерархией управления многочисленными нормами и правилами поведения.