7430

Развитие представлений о речи в работах Л.С. Выготского и Ж. Пиаже

Курсовая

Психология и эзотерика

Развитие представлений о речи в работах Л.С. Выготского и Ж. Пиаже ВВЕДЕНИЕ Прежде чем приступить к рассмотрению дискутирующих теорий необходимо понять, что же такое речь и почему она...

Русский

2013-01-24

127 KB

66 чел.

Развитие представлений о речи в работах Л.С. Выготского и Ж. Пиаже»

ВВЕДЕНИЕ

Прежде чем приступить к  рассмотрению  дискутирующих  теорий  необходимо понять, что  же  такое  речь  и  почему  она  занимает  ключевую  позицию  в поставленной теме. Итак, что же такое речь? По Зинченко, например, речь — это исторически сложившаяся форма общения людей посредством языка, и  речевое общение осуществляется по законам данного языка (русского, английского…), который представляет собой систему фонетических, лексических, грамматических и стилистических средств и правил общения. Речь и язык составляют сложное диалектическое единство. Речь осуществляется по правилам языка, и вместе с тем под действием ряда факторов (требований общественной практики, развития науки, взаимных влияний языков и другого) она изменяет и совершенствует язык [6].  Также речь определяют как процесс  общения  людей  друг  с  другом посредством  языка,  это  деятельность   общения,   воздействия,   сообщения посредством языка, это форма существования  сознания.  

Как  мы  видим,  речь действительно  может  трактоваться   весьма   разнообразно,   но   последнее определение в большей степени  привлекает наше  внимание.  В  связи  с  этим необходимо отметить, что большинство   исследований,  посвященных   мышлению ребенка,   были   преимущественно   аналитическими.   Вот   почему   широкие возможности  изучения  речи  (как  одной  из  форм  существования  сознания) эмпирическим путем представляют особый интерес для психологов. Исследованиями в этой области занимались и такие гиганты психологии как Жан Пиаже и Лев Семёнович Выготский. Дискуссия Ж. Пиаже Л.С. Выготского о сущности, природе, структуре, функциях, возникновении и развитии эгоцентрической речи вошла в историю.

Одна из наиболее актуальных проблем современного образования и воспитания связана с вопросом развития всех психических процессов личности в онтогенезе.

Все интеллектуальные, волевые и эмоциональные процессы взаимосвязаны и взаимообусловлены. Процесс обучения и воспитания направлен на их развитие и равновесие. Важным условием нормальной адаптации является относительное взаимосоответствие волевых, интеллектуальных и эмоциональных процессов. При нарушении такого соответствия могут наблюдаться феномены дезадаптивного поведения как у взрослых, так и у детей. Определенные подходы к изучению становления речи и знаковых структур могут быть найдены при опоре на общие представления об устройстве и особенностях функционирования рече-языкового механизма. Такого рода механизм обладает сложной структурой и целым рядом специфических функций. Важнейшей из них является функция "экстериоризации", выведения вовне через посредство языкового материала внутренних психологических состояний. Таким образом, исследования взаимосвязи речи и мышления, проведенные в рамках работ Л.С. Выготского, Ж.Пиаже и других исследователей - актуальны и сегодня.

Исследователям человеческого развития невероятно посчастливилось, что существуют два таких гиганта — Жан Пиаже и Лев Выготский, — которые вдохновляют наши поиски. Мы отдаем дань не только их интеллектуальной мощи, но и их мужеству и величию духа, их решимости признать обескураживающую сложность предмета их изысканий — развивающегося разума. Они учили нас избегать чрезмерных упрощений. Разум для них не был неким «всего-навсего». Они завещали нам поистине бесценное наследие, свободное от редукционизма. Ж. Пиаже и Л.С. Выготский посвятили свои жизни изучению того, как человеческие существа достигают способности конструировать и обмениваться теоретическими представлениями о мире и друг о друге. Каждый предложил эпистемологию, признающую развивающуюся природу этих теоретических построений. Оба были преисполнены столь же глубокого благоговения перед познавательными конструкциями развивающегося ребенка, сколь и перед озарениями Пифагора, Б.Паскаля, Л.Н.Толстого. Их благоговение перед развивающимся разумом преобразило исследования человеческого развития, да и всю интеллектуальную атмосферу нашей эпохи. Однако эти великие ученые, при всей широте их мировоззрения, придерживались, как известно, весьма различных взглядов.

Чтобы понять основные принципы концепций двух гигантов психологии, рассмотрим каждую из теорий в отдельности. Итак, начнём с теории эгоцентрической речи Ж. Пиаже

ЦЕЛЬ РАБОТЫ:

теоретический анализ проблемы речи в работах Л. С. Выготского и Ж. Пиаже.

ЗАДАЧИ:

- рассмотреть теории Ж. Пиаже и  Л.С. Выготского об эгоцентрической реси и её природе;

1. Теория детского эгоцентризма Пиаже

  Наиболее масштабный и авторитетный труд в области речи и мышления принадлежит  Ж. Пиаже. Пиаже  впервые  с  необычайной  глубиной  и  широтой  охвата  подверг систематическому исследованию особенности детского мышления  и  речи. Итак, концепция детского эгоцентризма занимает как бы место центрального фокуса, в котором перекрещиваются и собираются в одной  точке  нити,  идущие от  всех  пунктов.  С  помощью  этих  нитей  Пиаже  сводит  к  единству  все многообразие отдельных черт, характеризующих логику ребенка и превращает  их из бессвязного, неупорядоченного, хаотического множества в строго  связанный структурный  комплекс  явлений,  обусловленных   единой   причиной.   Особо стоит  выделить   некоторые   особенности   его   исследования   и   впервые примененный им клинический метод. Этот метод наблюдения состоит в  том,  что высказывания ребёнка по тому или иному поводу внимательно отслеживают  и  тщательно  записывают,  каким  именно образом развертывается его мысль.  Новое  здесь  в  том,  что  при  этом  не ограничиваются  просто  регистрацией  ответа,  который  дает   ребенок    на поставленный ему вопрос, но дают  ему  возможность  высказать  все,  что  он хотел бы. Следуя за ребенком в каждом его ответе,  все  время  руководя  им, поощряя его высказываться все более и более свободно,  наблюдатель  в  конце концов получает  максимально  возможную  картину  развития  мысли.  В  своей работе  Пиаже  пытался  не  попадать  под  влияние  существующих  теории   и сосредоточиться непосредственно  на  сборе  фактов  и  их  обработке.  Также нельзя  не  заметить  "биологического  прошлого"  автора,  проявляющегося  в необыкновенной тщательности  расположения  и  классификации  фактов.  Именно последнему Пиаже уделяет особое внимание,  намеренно  устраняясь  от  попыток преждевременно проанализировать и систематизировать многообразие  полученных фактов. "Мы постарались, - рассказывает Пиаже, - следить  шаг  за  шагом  за фактами в том их виде в каком их нам  преподнес  эксперимент.  Мы,  конечно, знаем, что эксперимент всегда определяется породившими  его  гипотезами,  но пока мы ограничили себя только лишь рассмотрением фактов".

Теперь попытаемся выяснить мысль  самого  Пиаже,   определить  в  чем  автор  видит фактическое основание своей  концепции.  Такое  основание  Пиаже  находит  в своем первом исследовании, посвященном выяснению функции  речи  у  детей.  В этом исследовании он приходит  к  выводу,  что  все  разговоры  детей  можно подразделить  на  две  группы,  которые  можно  назвать  эгоцентрической и социализированной речью. Под  именем  эгоцентрической  речи  Пиаже  понимает речь, отличающуюся прежде всего свой функцией.  "Эта  речь  эгоцентрична,  - говорит Пиаже, - прежде всего потому, что ребенок говорит лишь  о  себе.  Он не интересуется тем, слушают ли его, не ожидает  ответа.  Он  не  испытывает желания воздействовать на собеседника или действительно  сообщить  ему  что- нибудь. Ребенок говорит сам с собой, как если бы он громко думал.  Он  ни  к кому не обращается". Подсчитанный коэффициент эгоцентрической  речи составляет от 44( до 47( для детей в возрасте 5-7 лет и от 54(  до  60(  для возраста 3-5 лет. И вот, основываясь  на  ряде  экспериментов,  а  также  на факте эгоцентрической речи, Пиаже  приходит  к  выводу,  что  мысль  ребенка эгоцентрична, то есть ребенок думает для самого себя, не заботясь ни о  том, чтобы  быть  понятым,  ни  о  том  чтобы  понять   точку   зрения   другого. Принципиальной для восприятия теории Пиаже является схема:

внеречевое аутистическое мышление эгоцентрическая речь и эгоцентрическое мышление   Социализированная речь и логическое мышление.

Эгоцентрическая мысль является промежуточным звеном  между  аутентической  и социализированный мыслями. По своей структуре  она  остается  аутентической, но  ее  интересы  уже   не   направлены   не   удовлетворение   органических потребностей или потребностей игры,  как  при  чистом  аутизме,  а  обращены также на умственное приспособление как у взрослого. Характерно, что в  своих рассуждениях  Пиаже  опирается  на  теорию  Фрейда:  "И  психоанализ  пришел косвенным  путем  к  чрезвычайно  схожему  результату.   Одной   из   заслуг психоанализа является то, что  он  установил  различие  между  двумя  родами мышления:  один  -  социальный,  способный  быть  высказанным,  направляемый необходимостью приноровиться к другим (логическая мысль), другой -  интимный и потому  не  поддающийся  высказыванию  (аутентическая  мысль)" [5].

Однако под влиянием внешних  факторов  эгоцентрическое  мышление  постепенно социализируется.  Активное начало этого процесса можно отнести к  7-8  годам ("первый критический период"),  результатом  же  является  переход  к  форме мышления, которую  Пиаже  называл  социализированной,  стремясь  подчеркнуть завершенность процесса.

  Выше мы кратко ознакомились с основными фактами и тезисами  исследования детского эгоцентризма.  Можно сказать, что именно это исследование при  всей своей  спорности  проложило  дорогу   для   дальнейшего   изучения   детской психологии. Более того, все дальнейшие теории в большей или меньшей  степени отталкивались от исследований Пиаже.

Теперь обратимся к теории Л.С. Выготского.

2. Выготский Л.С. О природе эгоцентрической речи. Критический анализ теории Пиаже Ж..

При изложении этой проблемы Выготский исходит из противопоставления двух теорий эгоцентрической речи - Пиаже и его. Согласно учению Пиаже, эгоцентрическая речь ребенка представляет собой прямое выражение эгоцентризма детской мысли, который, в свою очередь, является компромиссом между изначальным аутизмом детского мышления и постепенной его социализацией! так сказать динамическим компромиссом, в котором по мере развития ребенка убывают элементы аутизма и нарастают элементы социализированной мысли, благодаря чему эгоцентризм в мышлении, как и в речи, постепенно сходит на нет.

Из этого понимания природы эгоцентрической речи вытекает воззрение Пиаже на структуру, функцию и судьбу этого вида речи. В эгоцентрической речи ребенок не должен приспособляться к мысли взрослого; поэтому его мысль остается максимально эгоцентрической, что находит свое выражение в непонятности эгоцентрической речи для другого, в ее сокращенности и других ее структурных особенностях. По своей функции эгоцентрическая речь в этом случае не может быть ничем иным, как простым аккомпанементом, сопровождающим основную мелодию детской деятельности и ничего не меняющим в самой этой мелодии. Это скорее сопутствующее явление, чем явление, имеющее самостоятельное функциональное значение. Эта речь не выполняет никакой функции в поведении и мышлении ребенка. И наконец, поскольку она является выражением детского эгоцентризма, а последний обречен на отмирание в ходе детского развития, естественно, что ее генетическая судьба есть то же умирание, параллельное умиранию эгоцентризма в мысли ребенка. Поэтому развитие эгоцентрической речи идет по убывающей кривой, вершина которой расположена в начале развития и которая падает до нуля на пороге школьного возраста. Таким образом, естественно, что эта речь является прямым выражением степени недостаточности и неполноты социализации детской речи.

Согласно противоположной теории эгоцентрическая речь ребенка представляет собой один из феноменов перехода от интерпсихических функций к интрапсихическим. Этот переход является общим законом для развития всех высших психических функций, которые возникают первоначально как формы деятельности в сотрудничестве и лишь затем переносятся ребенком в сферу своих психологических форм деятельности. Речь для себя возникает путем дифференциации изначально-социальной функции речи для других. Не постепенная социализация, вносимая в ребенка извне, но постепенная индивидуализация, возникающая на основе внутренней социальности ребенка, является главным трактом детского развития. В зависимости от этого изменяются и наши воззрения на вопрос о структуре, функции и судьбе эгоцентрической речи. Структура ее, представляется нам, развивается параллельно обособлению ее функций и в соответствии с ее функциями. Иначе говоря, приобретая новое название, речь, естественно, перестраивается и в своей структуре сообразно с новыми функциями.

Функция эгоцентрической речи представляется в свете экспериментов родственной функции внутренней речи: это - менее всего аккомпанемент, это - самостоятельная мелодия, самостоятельная функция, служащая целям умственной ориентировки, осознания преодоления затруднений и препятствий, соображения и мышления, это - речь для себя, обслуживающая самым интимным образом мышление ребенка. И наконец, генетическая судьба эгоцентрической речи представляется Выготскому и его коллегам менее всего похожей на ту, которую рисует Пиаже. Эгоцентрическая речь развивается не по затухающей, но по восходящей кривой. Ее развитие есть не инволюция, а истинная эволюция. С точки зрения гипотезы Выготского, эгоцентрическая речь представляет собой речь внутреннюю по своей психологической функции и внешнюю по своей структуре. Ее судьба - перерастание во внутреннюю речь.

Эта гипотеза имеет ряд преимуществ в глазах Льва Семёновича и его коллег по сравнению с гипотезой Пиаже. Она лучше согласуется с найденными нами в эксперименте фактами возрастания коэффициента эгоцентрической речи при затруднениях в деятельности, требующих осознания и размышления *, - фактами, которые являются необъяснимыми с точки зрения Пиаже. Но ее самое главное и решающее преимущество состоит в том, что она дает удовлетворительное объяснение парадоксальному и не объяснимому иначе положению вещей, описанному самим Пиаже. В самом деле, согласно теории Пиаже, эгоцентрическая речь отмирает с возрастом, уменьшаясь количественно по мере развития ребенка. Но ее структурные особенности должны также убывать, а не возрастать вместе с ее отмиранием, ибо трудно себе представить, чтобы это отмирание охватывало только количественную сторону процесса и никак не отражалось на его внутреннем строении. При переходе от 3 к 7 годам, т. е. от высшей к низшей, точке в развитии эгоцентрической речи, естественно ожидать, что эти структурные особенности, находящие свое суммарное выражение в непонятности этой речи для других, будут так же стушевываться, как и сами проявления этой речи.

Что же говорят факты на этот счет? Чья речь является более непонятной - трехлетки или семилетки? Самым решающим по своему значению результатом исследования Выготского является установление того факта, что структурные особенности эгоцентрической речи, выражающие ее отклонения от социальной речи и обусловливающие ее непонятность для других, не убывают, а возрастают вместе с возрастом, что они минимальны в 3 года и максимальны в 7 лет что они, следовательно, не отмирают, а эволюционируют, что они обнаруживают обратные закономерности развития по отношению к коэффициенту эгоцентрической речи.

Что означает в сущности факт падения коэффициента эгоцентрической речи? Структурные особенности внутренней речи и ее функциональная дифференциация с внешней речью растут вместе с возрастом. Что же убывает? (Падение эгоцентрической речи не говорит ничего больше, кроме того, что убывает только одна-единственная особенность этой речи - именно ее вокализация, ее звучание.

Считать падение коэффициента эгоцентрической речи до нуля за симптом умирания эгоцентрической речи совершенно то же самое, что считать отмиранием счета тот момент, когда ребенок перестает пользоваться пальцами при перечислении и со счета вслух переходит к счету в уме. В сущности, за этим симптомом отмирания, негативным, инволюционным симптомом скрывается совершенно позитивное содержание. Падение коэффициента эгоцентрической речи, убывание ее вокализации по сути дела являются эволюционными симптомами вперед идущего развития. За ними скрывается не отмирание, а нарождение новой формы речи.

На убывание внешних проявлений эгоцентрической речи следует смотреть как на проявление развивающейся абстракции от звуковой стороны речи, являющейся одним из основных конституирующих признаков внутренней речи, как на прогрессирующую дифференциацию эгоцентрической речи от коммуникативной, как на признак развивающейся способности ребенка мыслить слова, представлять их, вместо того чтобы произносить; оперировать образом слова - вместо самого слова. В этом состоит положительное значение симптома падения коэффициента эгоцентрической речи.

Таким образом, все известные нам факты из области развития эгоцентрической речи (в том числе и факты Пиаже) согласно говорят об одном и том же: эгоцентрическая речь развивается в направлении к внутренней речи, и весь ход ее развития не может быть понят иначе, как ход постепенного прогрессивного нарастания всех основных отличительных свойств внутренней речи. Но для того чтобы наше гипотетическое предположение могло превратиться в теоретическую достоверность, должны быть найдены возможности для критического эксперимента. Напомним теоретическую ситуацию, которую призван разрешить этот эксперимент. Согласно мнению Пиаже, эгоцентрическая речь возникает из недостаточной социализации изначально-индивидуальной речи. Согласно нашему мнению, она возникает из недостаточной индивидуализации изначально-социальной речи, из ее недостаточного обособления и дифференциации, из ее невыделенности. В первом случае речь для себя, т. е. внутренняя речь, вносится извне вместе с социализацией - так, как белая вода вытесняет красную. Во втором случае речь для себя возникает из эгоцентрической, т. е. развивается изнутри.

Для того чтобы окончательно решить, какое из этих двух мнений является справедливым, необходимо экспериментально выяснить, в каком направлении будут действовать на эгоцентрическую речь ребенка двоякого рода изменения ситуации - в направлении ослабления социальных моментов ситуации, способствующих возникновению социальной речи, или в направлении их усиления. Все доказательства, которые мы приводили до сих пор в пользу нашего понимания эгоцентрической речи и против Пиаже, как ни велико их значение в наших глазах, имеют все же косвенное значение и зависят от общей интерпретации. Этот же эксперимент мог бы дать прямой ответ на интересующий нас вопрос. Если эгоцентрическая речь ребенка проистекает из эгоцентризма его мышления и недостаточной его социализации, то всякое ослабление социальных мотивов в ситуации, всякое содействие его психологической изоляции и утрате психологического контакта с другими людьми, всякое освобождение его от необходимости пользоваться социализованной речью необходимо должны привести к резкому повышению коэффициента эгоцентрической речи за счет социализованной, потому что все это должно создать максимально благоприятные условия для свободного и полного выявления недостаточности социализации мысли и речи ребенка. Если же эгоцентрическая речь проистекает из недостаточной дифференциации речи для себя от речи для других, из недостаточной индивидуализации изначально социальной речи, из необособленности и невыделенности речи для себя из речи для других, то все эти изменения ситуации должны сказаться в резком падении эгоцентрической речи.

Таков был вопрос, стоявший перед экспериментом Выготского; отправными точками для его построения мы избрали моменты, отмеченные самим Пиаже в эгоцентрической речи, и следовательно, не представляющие никаких сомнений в смысле их фактической принадлежности к кругу изучаемых нами явлений.

Хотя Пиаже не придает этим моментам никакого теоретического значения, описывая их скорее как внешние признаки эгоцентрической речи, тем не менее нас с самого начала не могут не поразить три особенности этой речи: 1) то, что она представляет собой коллективный монолог, т. е. проявляется не иначе, как в детском коллективе при наличии других детей, занятых той же деятельностью, а не тогда, когда ребенок остается сам с собой; 2) то, что этот коллективный монолог сопровождается, как отмечает сам Пиаже, иллюзией понимания; то, что ребенок верит и полагает, будто его ни к кому не обращенные эгоцентрические высказывания понимаются окружающими; 3) наконец, то, что эта речь для себя имеет характер внешней речи, совершенно напоминая социализованную речь, а не произносится шепотом, невнятно, про себя.

В первой серии экспериментов Лев Семёнович и его сотрдники пытались уничтожить возникающую при эгоцентрической речи у ребенка иллюзию понимания его другими детьми. Для этого мы помещали ребенка, коэффициент эгоцентрической речи которого был нами предварительно измерен в ситуации, совершенно сходной с опытами Пиаже, в другую ситуацию: либо организовали его деятельность в коллективе неговорящих глухонемых детей, либо помещали его в коллектив детей, говорящих на иностранном для него языке. Переменной величиной в данном эксперименте являлась только иллюзия понимания, естественно возникавшая в первой ситуации и наперед исключенная во второй ситуации. Как же вела себя эгоцентрическая речь при исключении иллюзии понимания? Опыты показали, что коэффициент ее в критическом опыте без иллюзии понимания стремительно падал, в большинстве случаев достигая нуля, а во всех остальных случаях сокращаясь в среднем в восемь раз. Эти опыты не оставляют сомнения в том, что иллюзия понимания не является побочным и не значащим придатком, эпифеноменом по отношению к эгоцентрической речи, а функционально неразрывно связана с ней.

Во второй серии экспериментов Выготский ввёл в качестве переменной величины при переходе от основного к критическому опыту коллективный монолог ребенка. Снова первоначально измерялся коэффициент эгоцентрической речи в основной ситуации, в которой этот феномен проявлялся в форме коллективного монолога. Затем деятельность ребенка переносилась в другую ситуацию, в которой возможность коллективного монолога исключалась или тем, что ребенок помещался в среду незнакомых для него детей, или тем, что ребенок помещался изолированно от детей, за другим столом, в углу комнаты, или тем, что он работал совсем один, или, наконец, тем, что при такой работе вне коллектива экспериментатор в середине опыта выходил, оставляя ребенка совсем одного, но сохраняя за собой возможность видеть и слышать его. Общие результаты этих опытов совершенно согласуются с теми, к которым нас привела первая серия экспериментов. Уничтожение коллективного монолога в ситуации, которая во всем остальном остается неизменной, приводит, как правило, к резкому падению коэффициента эгоцентрической речи, хотя это снижение в данном случае обнаруживалось в несколько менее рельефных формах, чем в первом случае. Коэффициент резко падал до нуля. Среднее отношение коэффициента в первой и во второй ситуации составляло 6:1.

Наконец, в третьей серии экспериментов  Выготский выбрал в качестве переменной величины при переходе от основного к критическому опыту вокализацию эгоцентрической речи. После измерения коэффициента эгоцентрической речи в основной ситуации ребенок переводился в другую ситуацию, в которой была затруднена или исключена возможность вокализации. Ребенок усаживался на далекое расстояние от других детей, также рассаженных с большими промежутками, в большом зале; или за стенами лаборатории, в которой шел опыт, играл оркестр, или производился такой шум, который совершенно заглушал не только чужой, но и собственный голос; и наконец, ребенку специальной инструкцией запрещалось говорить громко и предлагалось вести разговор не иначе, как тихим и беззвучным шепотом. Во всех этих критических опытах снова наблюдалось с поразительной закономерностью то же самое, что и в первых двух случаях: стремительное падение кривой коэффициента эгоцентрической речи вниз (соотношение коэффициента в основном и критическом опыте выражалось 5,4: 1).

Во всех этих трех сериях Выготский преследовал одну и ту же цель: он взял за основу исследования те три феномена, которые возникают при всякой почти эгоцентрической речи ребенка: иллюзию понимания, коллективный монолог и вокализацию. Все эти три феномена являются общими и для эгоцентрической речи, и для социальной. Мы экспериментально сравнили ситуации с наличием и с отсутствием этих феноменов и видели, что исключение этих моментов, сближающих речь для себя с речью для других, неизбежно приводит к замиранию эгоцентрической речи. Отсюда мы вправе сделать вывод, что эгоцентрическая речь ребенка есть выделившаяся уже в функциональном и структурном отношении особая форма речи, которая, однако, по своему проявлению еще не отделилась окончательно от социальной речи, в недрах которой она все время развивалась и созревала.

С точки зрения развиваемой Выготским гипотезы речь ребенка является в функциональном и структурном отношении эгоцентрической речью, т. е. особой и самостоятельной формой речи, однако не до конца, так как она в отношении своей психологической природы субъективно не осознается еще как внутренняя речь и не выделяется ребенком из речи для других; также и в объективном отношении эта речь представляет собой отдифференцированную от социальной речи функцию, но снова не до конца, так как она может функционировать только в ситуации, делающей социальную речь возможной. Таким образом, с субъективной и объективной стороны эта речь представляет собой смешанную, переходную форму от речи для других к речи для себя, причем - и в этом заключается основная закономерность в развитии внутренней речи - речь для себя становится внутренней больше по своей функции и по своей структуре, т. е. по своей психологической природе, чем по внешним формам своего проявления. [4, с.89]

Сделаем вывод

Результаты исследовательской деятельности Выготского и его сотрудников нашли отражение во множестве его публикаций 1928-1931 годах. Наиболее значимое из достигнутого было сведено в книги "История развития высших психических функций" (1931) и "Мышление и речь" (1934). Одной из центральных тем этих исследования была проблема развития детской психики.

Он вместе со своими учениками и последователями критически переосмыслил теорию Пиаже. Надо отметить, что работа велась и в теоретической и в экспериментальной областях. Проведя ряд экспериментов, Выготский показал, что помимо функций указанных у Пиаже, эгоцентрическая речь очень легко становится средством мышления в собственном смысле, т.е. начинает выполнять функцию образования плана разрешения задачи. По поводу результатов этого эксперимента Выготский высказался так: "Мы не хотим вовсе сказать, что эгоцентрическая речь ребенка проявляется всегда только в этой функции. Мы не хотим утверждать далее, что эта интеллектуальная функция эгоцентрической речи возникает у ребенка сразу…в эгоцентрической речи мы склонны видеть переходную стадию в развитии речи от внешней к внутренней" [3,с.48-49]. В упрощенном виде эту гипотезу можно представить как:

Социальная речьЭгоцентрическая речьВнутренняя речь

На первый взгляд может показаться что, эта схема имеет некоторые родственные черты со схемой, приведенной Пиаже. Однако это не так. Основной вопрос формулируется следующим образом: процесс развития детского мышления у Пиаже идет от аутизма, от миражного воображения, от логики сновидений к социализированной речи и логическому мышлению, переваливая в своем критическом пункте через эгоцентрическую речь, у Выготского процесс идет обратным путем: от социальной речи ребенка через эгоцентрическую речь к его внутренней речи и мышлению. Выготский критикует теорию Пиаже по нескольким позициям. Прежде всего ставится под сомнение генетический ряд аутистическое мышление социализированное мышление. Первоначальной функцией речи является функция сообщения, социальной связи, воздействия на окружающих.

Таким образом, первоначальная ребенка чисто социальная. Далее в процессе роста и развития эгоцентрическая речь возникает путем перенесения ребенком социальных форм поведения, форм коллективного сотрудничества в сферу личных психологических функций. С другой стороны, отрыв от действительности, который наблюдается в развитом аутистическом мышлении, стремящемся в воображении получить удовлетворение неудовлетворенных в жизни стремлении, является продуктом позднего развития. В связи с этим встает вопрос об истолковании того факта, указанного у Пиаже, что эгоцентрической речь исчезает на пороге школьного возраста. Аутистическое мышление обязано своим происхождением развитию реалистического мышления. Все это позволяет

Выготскому признать неправильным основное направление развития детского мышления, представленное в теории Пиаже. Сам Выготский так охарактеризовал результаты своей работы: "Действительное движение процесса развития детского мышления совершается не от индивидуального к социализированному, а от социального к индивидуальному - таков основной итог как теоретического, так и экспериментального исследования интересующей нас проблемы"  [3,с.57].

3. Ж. Пиаже Комментарии к критическим замечаниям                       Л.С. Выготского.

Не без огорчения Пиаже обнаруживает через 25 лет после опубликования работу коллеги, который уже умер, содержащую много непосредственно интересных для себя мыслей, которые могли бы быть обсуждены лично и детально.

Хотя А. Лурия сообщал Ж. Пиаже сочувственные и критические замечания Л. Выготского относительно ранней его работы, Пиаже никогда не имел возможности прочитать работы его самого или встретиться с ним лично, и, читая его книгу уже после смерти Льва Семёновича Выготского, глубоко сожалел, что они не могли прийти к взаимному пониманию по ряду вопросов.

Мисс Е. Ханфман, которая являлась одним из убежденных последователей                   Л.С. Выготского, любезно попросила Пиаже прокомментировать размышления этого известного психолога, касающиеся ранних работ швейцарского психолога. Обдумывая, как провести такое обсуждение ретроспективно, Пиаже, однако, нашел решение, которое являлось простым и поучительным, а именно постарался увидеть, оправдываются ли критические замечания Л. Выготского в свете моих позднейших работ.

Ответ одновременно и «да», и «нет». По главным вопросам Пиаже в последствии был  более согласен с Л. Выготским, чем был в 1934 г., в то время как подругам вопросам у него были лучшие аргументы для ответа ему, нежели раньше.

Пиаже начал с двух особых проблем, поднятых в книге Л.С. Выготского: с вопроса об эгоцентризме вообще и с более специфического вопроса об эгоцентрической речи.

Со слов Пиаже, если он правильно понял, Л. Выготский не согласен с ним относительно интеллектуального эгоцентризма ребенка, но он признает существование того, что Пиаже назвал эгоцентрической речью. Выготский рассматривает ее как начальную точку для интериоризированной речи, которая развивается позднее и которая, как он полагает, может быть использована для аутистических и логических целей. Пиаже рассматривает эти два вопроса отдельно.

3.1 Познавательный эгоцентризм.

В области мышления вся история науки от геоцентризма до революции Коперника, от ошибочных абсолютов физики Аристотеля до относительности принципов инерции Галилея и до теории относительности Эйнштейна показывает, что требуются века, чтобы освободить нас от систематических ошибок, от иллюзий, вызванных непосредственной точкой зрения, противоположной «децентрированному» систематическому мышлению. И это освобождение далеко не полно и теперь.

Пиаже выбрал термин «познавательный эгоцентризм» (по словам самого психолога, выбор плохой), чтобы выразить ту идею, что прогресс знаний никогда не происходит путем простого добавления познанных предметов или новых уровней, как если бы более богатое знание было только дополнением полученного ранее более бедного. Прогресс знаний требует постоянного переформулирования предыдущих точек зрения с помощью процесса, который так же двигается назад, как и вперед, постоянно корректируя исходные систематические ошибки и таким образом медленно продвигаясь вперед. Этот коррекционный процесс подчиняется определенному закону развития, закону децентрации. В науке переход от геоцентрической к гелиоцентрической перспективе потребовал гигантского подвига децентрации.

Но процесс того же рода может быть обнаружен и у маленьких детей. Отмеченное Выготским описание Пиаже развития понятия «брат» показывает, что ребенку, который имеет брата, требуется усилие, чтобы понять, что его брат также имеет брата, что это понятие предполагает взаимное отношение, а не абсолютную «собственность».

Последние эксперименты Пиаже, также неизвестные Выготскому, показали подобным же образом, что для того, чтобы представить себе одну дорогу длиннее другой, которая кончается в той же самой точке, отделяя таким образом метрическое понятие «длинный» от порядкового «далекий», ребенок должен децентрировать свое мышление, которое сначала сосредоточивается на одной конечной точке, и выработать объективные взаимоотношения между точками отправления и прибытия.

Пиаже использовал термин «эгоцентризм», чтобы определить изначальную неспособность децентрировать, менять данную познавательную перспективу. Может быть, лучше сказать просто «центризм», но так как исходное центрирование перспективы всегда относится к собственной позиции и действию индивида, Пиаже сказал «эгоцентризм» и указал при этом, что неосознанный эгоцентризм мысли совсем не связан с общим значением термина, гипертрофией сознания своего «Я». Познавательный эгоцентризм, как я старался пояснить, опирается на недостаточное отдифференцирование своей точки зрения от других возможных, а не на индивидуализм, который предшествует альтруизму (как в концепции Руссо, которая обычно приписывалась Пиаже и которую Выготский не разделял). Когда эта точка зрения проясняется, становится очевидным, что эгоцентризм, определенный таким образом, следует за социальным эгоцентризмом, который мы будем рассматривать позднее в связи с эгоцентрической речью. Эта область рассматривается детально в исследовании Пиаже о понятии реальности у детей, в котором раскрыто существование эгоцентризма операций на сенсомоторном уровне.

Так, сенсомоторное пространство первоначально состоит из многих пространств (зрительное, тактильно-кинестетическое и т.д.), сосредоточенных на собственном теле индивида. Около восемнадцати месяцев, благодаря смещению перспективы, сравнимому с революцией Коперника, пространство становится единым гомогенным контейнером, в котором расположены все объекты, включая собственное тело индивида.

3.2 Эгоцентрическая речь.

Нет оснований считать, что познавательный эгоцентризм, определенный как неосознанное предпочтительное сосредоточение или как недостаток дифференцировки точек зрения, не имеет отношения к области межличностных отношений, в особенности тех, которые выражены в языке. Возьмем пример из жизни взрослых. Каждый начинающий преподаватель обнаруживает раньше или позже, что его лекции вначале были непонятны студентам, так как он говорил для себя, только со своей собственной точки зрения. Лишь постепенно и с трудом oн начинает понимать, как нелегко встать на точку зрения студентов, которые ещ не знают того, что он сам знает о предмете своего курса. Другой пример мы можем взять из искусства спора, которое принципиально состоит в знании того как встать на точку зрения партнера, чтобы доказывать ему с его собственных позиций. Без этой способности спор бесполезен, как в действительности часто случается даже среди психологов.

По этой причине, стараясь изучить отношения между языком и мышлением с точки зрения существования познавательных смещений центрирования, Пиаже пытался понять, существует или не существует специальная эгоцентрическая речь которую можно было бы отличить от кооперативной речи. В своей первой работе о речи и мышлении детей Пиаже посвятил этой проблеме три главы (потом он пожалел о том, что эта книга была опубликована первой, так как он был бы лучше понят, если бы начал с «Детской концепции мира», которая тогда создавалась). Во второй из этих глав он изучал разговоры и особенно споры между детьми, чтобы показать трудности, которые они испытывают, отходя от своих собственных точек зрения. В третьей главе излагались результаты небольшого эксперимента относительно взаимного понимания между детьми при попытках причинного объяснения, который я провел, чтобы разнообразить мои наблюдения. Для того чтобы объяснить эти факты, которые Пиаже казались очень важными, в первое главе он представил подробное описание спонтанной детской речи, стараясь отличать монологи и «коллективные монологи» от адаптивных коммуникаций и надеясь найти на этом пути способ измерения вербального эгоцентризма.

Поразительный результат, которого Пиаже не мог предвидеть, состоял в том, что все противники понятия эгоцентризма (а их был легион!) выбрали для своих атак первую главу, не придавая значения двум другим и поэтому, как он считает, не понимая реального смысла концепции. Один критик зашел так далеко, что принял за меру эгоцентрической речи количество предложений, в которых ребенок говорит о себе, как будто бы он не может говорить о себе способом, который не является эгоцентрическим. А в прекрасном очерке о языке (см. «Учебник детское психологии» Л. Крамикасл) Мак Карти пришел к выводу, что долгие споры по этому поводу бесполезны, поскольку они не дают какого-либо объяснения реального значения и сферы применения понятия вербального эгоцентризма.

Прежде чем вернуться к Выготскому, Пиаже излагает то, что ему кажется имеющим значение в качестве позитивного и негативного доказательства, полученного несколькими моими последователями и многими моими оппонентами:

1. Измерение эгоцентрической речи показало, что существуют очень большие вариации коэффициента в зависимости от ситуации и окружения, поэтому в противоположность моим первоначальным надеждам этот коэффициент не является действительной мерой интеллектуального эгоцентризма или даже вербального эгоцентризма.

2. Сам феномен, относительную частоту которого на различных уровнях развития Пиаже хотел определить, а также его уменьшение с возрастом, никогда не обсуждался, потому что редко бывал понят. Будучи рассмотрен в терминах ошибочного центрирования на собственном действии индивида и последующего децентрирования, этот феномен оказался гораздо более значительным в области самих действий и их интериоризации во внутренние операции, чем в области языка. Однако, возможно, что более систематическое изучение детских дискуссий и особенно поведения, направленного на проверку и доказательство (сопровождаемого речью), может дать разумные метрические показатели.

Это длинное вступление было необходимо, чтобы показать, как сильно Пиаже уважает позиции Выготского по вопросу о путях развития эгоцентрической речи, несмотря на то что не может согласиться с ним по всем вопросам. Во-первых, Выготский действительно проанализировал реальную проблему, а не просто вопросы статистики. Во-вторых, он проверил факты вместо отрицания их через уловки измерения; его наблюдения об усилении эгоцентрической речи у детей, когда их деятельность затрудняется, и об уменьшении такой речи в период, когда начинает формироваться внутренняя речь, представляют очень большой интерес. В-третьих, он предложил новые гипотезы; эгоцентрическая речь является точкой отправления для развития внутренней речи, которая обнаружена на более поздней стадии развития и может служить для аутистических заключений и логического мышления. Пиаже полностью согласен с этими гипотезами.

С другой стороны, Пиаже заявляет, что Выготский не смог вполне оценить эгоцентризм как главное препятствие для координации точек зрения и для кооперации, Выготский, по словам Ж. Пиаже, правильно упрекает его за недостаточное подчеркивание исходного функционального аспекта этих вопросов. Но Пиаже сделал это позднее. В «Моральных суждениях ребенка» он на основе изучения групповых игр детей (игра в шарики и т.п.) отметил, что до семи лет дети не знают, как координировать правила во время игры, поэтому каждый играет для себя, и все выигрывают, не понимая момента соревнования. Р.Ф. Нильсон, которая изучала совместную деятельность детей (стройку вместе и т.п.), обнаружила в области самих действий все характеристики, которые я подчеркивал по отношению к речи. Таким образом, существует общий феномен, который, как мне кажется, Выготский отрицал.

Короче, когда Выготский заключает, что ранняя функция языка должна быть функцией глобальной коммуникации и что позднее речь дифференцируется на эгоцентрическую и коммуникативную, Пиаже согласен с ним. Но когда он утверждает, что две эти лингвистические формы равно социализированы и отличаются только по функциям, я не могу согласиться с ним, потому что слово «социализация» становится двусмысленным в этом контексте: если индивид А ошибочно считает, что индивид В думает так же, как и А, и если он не пытается понять различие между двумя точками зрения, то это будет социальное поведение в том смысле, что здесь существует контакт между двумя, но Пиаже может назвать такое поведение неадаптированным с точки зрения интеллектуальной кооперации. Эта точка зрения является единственным аспектом проблемы, который интересовал швейцарского психолога, но который не интересовал Выготского.

В прекрасной работе о близнецах Р. Заззо ясно формулирует проблему. Согласно ему, трудности в понимании эгоцентрической речи возникают из-за путаницы двух значений, которые, по его мнению, я не разделял: а) речь, не приводящая к разумной взаимности, и б) речь, которая «не имеет в виду других». Но факт таков, что с точки зрения интеллектуальной кооперации, которая только и интересовала меня, эти два пункта сводятся к одному и тому же. Насколько я знаю, я никогда не говорил о речи, которая «не имеет в виду других»; это было бы заблуждением. Поэтому Пиаже всегда признавал, что ребенок думает и говорит для других и хочет чтобы его поняли. Его точка зрения на эгоцентрическую речь ребенка состоит том, что ребенок говорит для себя в том смысле, в котором лектор может говорит «для себя», даже когда он обращает свои слова к аудитории. Заззо, цитируя отрывок из моей работы, который совершенно ясен, серьезно отвечает мне, что ребенок не говорит «для себя», но говорит «соответственно себе». Давайте заменим выражение «для себя» выражением «соответственно себе» во всех работах Пиаже. Сам он думал, что это ничего не изменит в единственно разумном значении эгоцентризма: недостаток децентрации, неумение изменять умственную перспективу ребёнка» в социальных отношениях, так и в других. Однако Пиаже считает, что существует кооперация с другими (в познавательном плане), которая учит нас говорить «соответственно другим», а не просто с нашей собственной точки зрения.

Таково отношение Ж. Пиаже к критике, которой подверглась его теория эгоцентрической речи.

В данной работе были рассмотрены точки зрения на вопрос об эгоцентрической речи двух известнейших психологов – Льва Семёновича Выготского и Жана Пиаже. В ходе ознакомления с данными концепциями можно было увидеть, что этот вопрос породил большое количество разногласий: Л. С. Выготский вступил в заочную дискуссию с Пиаже по вопросу об эгоцентрической речи. Рассматривая работы Пиаже как крупный вклад в развитие психологической науки, Л. С. Выготский упрекал его в том, что Пиаже подходил к анализу развития высших психических функций абстрактно, без учёта социальной и культурной среды. К сожалению, Пиаже смог ознакомиться с взглядами Выготского лишь много лет спустя после ранней смерти Выготского, и говорят, что Выготский стал единственным критиком Пиаже, которому тот ответил (от всех остальных он лишь отмахивался словами: «Ладно, согласен»).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как думает ребенок? Как он говорит? Каковы характерные черты его суждения и умозаключения. Уже около столетия ученые работают над разрешением этих вопросов, являющихся важнейшими не только для исследователей детской психологии, но и для развития психологии в целом.

Наиболее значимый вклад в изучение этой области внесли два выдающихся ученых - Жан Пиаже (1896 - 1980) и Лев Семенович Выготский (1896-1934).

Взгляды Л.С. Выготского на психическое развитие ребенка сложились в результате анализа современной ему ситуации в мировой психологии и критического преодоления соответствующих теорий, в первую очередь теории Ж.. Пиаже.

Пиаже как наиболее к тому времени разработанной и широко признанной. В последующие годы положения Л.С. Выготского тщательно прорабатывались и развивались его последователями, а критика "пиажистского" направления велась не только на теоретическом, но и на экспериментальном уровне. Те мне менее сегодня, несмотря на то, что школа Выготского длительное время занимала в отечественной психологии ведущее положение, в общественном и научном сознании парадоксально обнаруживается ситуация духовного двоевластия, при котором две противоречащие друг другу концепции (Ж. Пиаже и Л.С. Выготского) пользуются приблизительно равным авторитетом и зачастую мирно уживаются в сознании педагогов и психологов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

2. Большой психологический словарь.  Под ред. Мещерякова Б.Г., Зинченко В.П. М.: Прайм-Еврознак, 2003 - 672 с.

3. Выготский Л.С. Мышление и речь. Изд. 5, испр.- Издательство "Лабиринт", М., 1999. — 352 с.

4. Выготский Л.С. «О природе эгоцентрической речи //Хрестоматия по общей психологии. Выпуск III. Субъект познания/ Ответственный редактор В.В.Петухов, Редакторы-составители Ю.Б.Дормашев, С.А.Капустин. – М., 1998 – 357с.

5.  Пиаже Ж. «Речь и мышление ребенка». М.: Педагогика -Пресс,

1994. - 528с.

6. http://childpsy.ru, статья Ахутиной Т.В.  Концепция речемышления Л.С. Выготского и анализ связной речи у детей.

  1.  http://www.psihologu.ru/article1/ Статья Пиаже Ж. Эгоцентрическая речь.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

66102. МАТЕРИАЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ПРИЗНАКИ ИНСТИТУТА ЛИЦЕНЗИРОВАНИЯ 81 KB
  Современный институт лицензирования представлен комплексом материальных и процессуальных норм определяющих режим процедуру и саму реализацию лицензирования в России. К группе системообразующих институт лицензирования материально-правовых правовых норм...
66103. НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ УСОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ПОРЯДКА ВОЗМЕЩЕНИЯ УЩЕРБА, ПРИЧИНЕННОГО ВОЕННОСЛУЖАЩИМИ (ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ УКРАИНЫ) 104 KB
  Важное место в системе правовых норм, регулирующих отношения материальной ответственности за вред, причиненный государству, занимают те, которые определяют порядок его возмещения. Правовое регулирование этих отношений требует повышенного внимания законодателя...
66104. РЕАЛИЗМ ИЛИ ИДЕАЛИЗМ: ЧТО ЛУЧШЕ ОБЪЯСНЯЕТ СОВРЕМЕННЫЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ? 92.5 KB
  Более того даже вопрос о том кого считать акторами международных отношений тоже остается без ответа. Однако любая теория необходима и достойна анализа и изучения уже хотя бы потому что дает возможность более или менее точно понять причинно-следственную связь между событиями в данном случае...
66105. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ ГОРОДА МОСКВЫ 125 KB
  Конституция Российской Федерации, законодательный акт высшей юридической силы, имеющий прямое действие и применяемый на всей территории страны (ст. 15), формирует правовую основу легитимной деятельности местных сообществ, которая осуществляется путем прямого волеизъявления...
66106. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБМЕНА В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ СЕТИ 180 KB
  Интернет-ресурс полноценное средство массовой информации следовательно необходимо решать вопросы налогообложения и контроля над соблюдением законодательства о СМИ. В Америке взят курс на строительство информационной супер-магистрали как технологического средства позволяющего...
66107. МЕСТО ФИНАНСОВОГО ПРАВА В СИСТЕМЕ РОССИЙСКОГО ПРАВА 102.5 KB
  Экономические реформы 1990-х годов привели к серьезным структурным изменениям в финансовой системе государства что предполагает пересмотр системы финансового права и выработку новых подходов к предмету...
66108. НЕНАЛОГОВЫЕ ДОХОДЫ СУБЪЕКТОВ РФ, НЕ СВЯЗАННЫЕ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ИХ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ 77.5 KB
  При этом мы не будем говорить о доходах от использования государственной собственности субъектов РФ. Важную роль среди всех неналоговых доходов играют доходы от государственной собственности. Со временем его значение в структуре государственных доходов снизилось...
66109. ОСОБЕННОСТИ СОДЕРЖАНИЯ И ФОРМЫ ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ЖАЛОБЫ В ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА 181 KB
  Вряд ли можно найти более значимую и вместе с тем сложную проблему нежели проблема защиты прав и свобод человека и гражданина. В настоящее время граждане Российской Федерации часто обращаются в международные судебные правозащитные органы подавая жалобы на нарушения...