74530

Субъективная сторона преступления

Лекция

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Субъективная сторона преступления. Понятие и значение субъективной стороны преступления. Факультативные признаки субъективной стороны преступления мотив цель эмоции. Понятие и значение субъективной стороны преступления.

Русский

2015-01-04

179.5 KB

1 чел.

Лекция 10. Субъективная сторона преступления

1. Понятие и значение субъективной стороны преступления.

2. Понятие вины.

3. Умысел и его виды.

4. Неосторожность и ее виды.

5. Двойная (сложная) форма вины.

6. Невиновное причинение вреда.

7. Факультативные признаки субъективной стороны преступления

(мотив, цель, эмоции).

8. Понятие ошибки и ее правовые последствия.

1. Понятие и значение субъективной стороны преступления.

Субъективная сторона преступления - это психическое отношение виновного к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом в качестве преступления. Она представляет собой обязательный элемент состава преступления. Ее отсутствие исключает наличие состава преступления, а точное установление обеспечивает правильную квалификацию конкретного деяния и, как следствие, законную и обоснованную ответственность виновного.

Субъективная сторона выражается в различных интеллектуальных, волевых и эмоциональных моментах, в их разнообразных оттенках и сочетаниях применительно как к самому акту деяния, так и к связанным с последним обстоятельствам, предшествовавшим ему, существующим одновременно с ним или относящимся к будущему времени.

Формирование отношения к содеянному происходит во взаимодействии лица с объективными обстоятельствами посредством их осознания и оценки и может видоизменяться, в том числе в процессе совершения преступления (что, в частности, происходит при перерастании одного преступления в другое, например кражи в грабеж или разбой). Само формирование (процесс) отношения к содеянному - результат психической деятельности виновного.

В уголовном законе невозможно отразить все интеллектуальные, волевые, эмоциональные моменты такого отношения, разнообразие их оттенков и сочетаний, процесс формирования отношения к содеянному. Речь может идти только о сущности сочетаний указанных моментов и характеризующих их признаков, о самом результате психического отношения лица к преступлению.

Субъективная сторона преступления, отраженная в законе, включает только самое существенное из того, что характеризует ее в качестве явления, причем с позиции уголовного права лишь то, что имеет уголовно-правовое значение для квалификации преступления и назначения наказания.

Наряду с субъективной стороной преступления необходимо выделить понятие субъективной стороны состава преступления.

Эти два понятия неодинаковы по объему и содержанию. Первое понятие "субъективная сторона преступления" шире и включает второе понятие "субъективная сторона состава преступления", которое является элементом состава преступления, обусловливает его наличие и квалификацию деяния.

Под субъективной стороной состава преступления понимается совокупность предусмотренных уголовным законом признаков, характеризующих психическое отношение лица к совершаемому деянию, содержащему данный состав. Она включает лишь самые общие, существенные признаки такого отношения, отраженные в уголовном законе в качестве признаков данного состава - основного, квалифицированного (с отягчающими обстоятельствами) или привилегированного (со смягчающими обстоятельствами).

Мотив или цель, выступающие в общем понятии субъективной стороны состава в качестве факультативных признаков, включаются в субъективную сторону конкретного состава только тогда, когда являются для него обязательными или альтернативными. Например, применительно к разбою (ст. 162 УК РФ) можно говорить о таком обязательном признаке, как цель хищения чужого имущества, а к злоупотреблению должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) - о таких альтернативных признаках, как корыстная или иная личная заинтересованность. Субъективная же сторона состава умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, не включает ни мотив, ни цель.

Общее понятие субъективной стороны состава преступления охватывает все те предусмотренные уголовным законом признаки, характеризующие психическое отношение виновного к содеянному, которые отражены и, так или иначе, проявляются в субъективной стороне различных конкретных составов преступлений.

Уголовно-правовое значение имеет или может иметь психическое отношение виновного к любому объективному признаку, предусмотренному законом, т.е. к признаку объекта преступления, объективной стороны состава преступления, а также к тому, который признается законодателем обстоятельством, отягчающим ответственность. Таковыми по содержанию являются признаки, характеризующие предмет преступления, потерпевшего, действие, последствие, время, место, обстановку, способ, средства, орудия совершения преступления, квалифицирующие обстоятельства и обстоятельства, отягчающие ответственность.

Определение зависимости уголовной ответственности и наказания от характера и содержания психического отношения лица к указанным объективным признакам обусловлено их уголовно-правовым значением.

Положение, согласно которому уголовно-правовое значение имеет только сознательное действие (или бездействие) человека, соответствует требованию, содержащемуся в уголовном законе. Согласно ч. 2 и 3 ст. 25 УК РФ психическое отношение к действию (бездействию) выражается в осознании его общественно опасного характера. Общественно опасный характер деяния, о котором говорится в ч. 2 и 3 этой статьи, выражается как в его объективных признаках, так и в иных объективных признаках, относящихся к объекту или объективной стороне совершенного преступления и имеющих место во время совершения действия (бездействия). При определении общественно опасного характера последних значение деяния и упомянутых иных объективных признаков одинаково. Таким образом, неосознаваемые иные объективные признаки, проявляющиеся во время совершения преступления, не имеют и не могут иметь уголовно-правового значения, независимо от того, являются ли признаками основного состава, обстоятельствами, квалифицирующими или отягчающими ответственность. Во всех случаях психическое отношение виновного к объективным признакам, имеющим место во время совершения деяния, должно выражаться в их осознании.

Приведенные положения свидетельствуют об уголовно-правовом значении психического отношения лица не только к объективным признакам состава преступления, основного или квалифицированного, но и к тем признакам, которые являются обстоятельствами, отягчающими ответственность, т.е. находятся вне состава преступления и учитываются лишь при назначении наказания.

Согласно содержащейся в уголовном законе характеристике психического отношения виновного к содеянному, субъективная сторона состава преступления состоит из трех признаков - вины, мотива и цели. При этом вина рассматривается как психическое отношение к объективным признакам состава преступления.

Вина - обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Мотив и цель - это ее факультативные признаки, т.е. такие, которые характеризуют субъективную сторону не всякого состава. Лишь тогда, когда они предусмотрены в диспозиции статьи Особенной части УК РФ либо наличие их вытекает из юридической природы конкретного состава преступления, мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны данного состава.

Вина, мотив и цель представляют собой объективную реальность - фактически существующие явления. Они познаваемы, и их содержание может быть установлено по уголовному делу посредством и на основании анализа и оценки всех объективных обстоятельств совершенного преступного деяния в их совокупности.

Значение субъективной стороны преступления состоит в том, что она:

1) является обязательным элементом любого состава преступления. Ее отсутствие исключает преступление;

2) служит обязательным и необходимым условием правильной и обоснованной квалификации содеянного;

3) позволяет отграничить общественно опасное деяние, влекущее уголовную ответственность, от непреступного поведения;

4) играет роль при разграничении преступлений, сходных по объективным признакам;

5) определяет дифференциацию и индивидуализацию уголовной ответственности и наказания, назначения режима лишения свободы и т.д.;

6) влияет на применение институтов освобождения от уголовной ответственности и наказания, амнистии и помилования, погашения и снятия судимости.

Признаки субъективной стороны преступления принято подразделять на основные и факультативные (дополнительные). К основным относят вину в различных формах ее проявления, а к факультативным — мотив, цель и эмоции.

2. Понятие вины

В Конституции Российской Федерации получил закрепление принцип, в соответствии с которым уголовная ответственность наступает лишь при наличии вины лица, совершившего преступление. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном федеральным законом порядке (ст. 49 Конституции РФ).

Вина - основной, обязательный признак субъективной стороны любого состава преступления. Согласно ч. 1 ст. 5 УК РФ «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». Часть 2 этой статьи гласит: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается».Данные положения свидетельствуют о том, что нашему законодательству чуждо объективное вменение, ответственность за "мысли", за "опасное состояние", за "убеждение", за случайное причинение вреда.

Вина - это психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям, выражающее отрицательное или безразличное отношение к интересам личности и общества. Виновным может признаваться только вменяемое лицо, т.е. способное отдавать отчет в своих действиях и руководить ими.

Такое определение понятия вины дает возможность раскрыть психологическое содержание и социальную сущность вины.

Составные элементы психического отношения, проявленного в конкретном преступлении, — сознание и воля. Изменение соотношения сознания и воли образует форму вины. Содержание вины обусловлено совокупностью интеллекта, воли и их соотношением.

Таким образом, вина характеризуется уголовным законом как сочетание интеллектуального и волевого моментов психического отношения лица к содеянному. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого моментов образуют две формы вины – умысел и неосторожность.

В соответствии с ч. 1 ст. 24 УК РФ вина может выражаться в форме умысла или неосторожности, а согласно ст. 27 УК РФ вина может быть с двумя формами, то есть сложной, представляющей собой сочетание умысла и неосторожности.

Интеллектуальный момент вины отражает осознание фактического характера совершаемого деяния, т.е. противоправный характер и общественную опасность своего действия (бездействия). В преступлениях с материальным составом интеллектуальный момент также включает в себя предвидение общественно опасных последствий и осознание развития причинной связи между своими действиями (бездействием) и их последствиями. В преступлениях с формальным составом - только осознание общественной опасности соответствующих действий.

Волевой момент вины в отношении умышленных преступлений заключается в сознательном направлении интеллектуальных и физических усилий на достижение намеченного или предполагаемого результата (желание). Волевой момент вины в неосторожных преступлениях выражен в ненаправлении лицом необходимых усилий на предотвращение наступления общественно опасных последствий своего деяния, по небрежности, неосмотрительности, легкомыслии, проявленных лицом при совершении действий, или, наоборот, при их несовершении.

Отражение форм вины в нормах уголовного закона может быть различным. Форма вины может быть прямо указана в диспозиции статьи (умышленное причинение смерти (ст. 105) или причинение смерти по неосторожности (ст. 109)) либо подразумеваться, когда характер действий или их цель указывает на то, что преступление может совершаться только умышленно, например истязание (ст. 117), изнасилование (ст. 131), кража (ст. 158), террористический акт (ст. 205), либо имеет место заведомая незаконность действий (бездействия), например при уклонении от уплаты налогов (ст. ст. 198, 199). Часть 2 ст.24 УК РФ определяет, что, если деяние совершается только по неосторожности, оно может быть признано преступлением, когда такая форма вины указана в диспозиции статьи Особенной части УК РФ.

Правовое значение форм вины состоит в том, что они позволяют:

- разграничить преступление и проступок;

- разграничивают преступления, сходные по объективным признакам (объекту и объективной стороне);

- составить критерии классификации преступлений (ст. 15);

- предопределить назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения (ст. 58);

- обусловить признание рецидива в действиях лица (ст. 18).

3. Умысел и его виды

Умысел представляет собой одну из форм вины.

В соответствии с ч.1 ст. 25 УК РФ преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом.

Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления (ч.2 ст.25 УК).

Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия  либо относилось к ним безразлично (ч.3 ст.25 УК).

Основываясь на законодательном определении умысла, принято выделять три признака, его характеризующие:

1) сознание общественной опасности своих действий (бездействия),

2) предвидение возможности или неизбежности наступления общественно опасных последствий,

3) желание наступления таких последствий или нежелании, но сознательном допущении этих последствий или безразличном отношении к ним.

Первые два признака относятся к интеллектуальным моментам умысла, последний характеризует его волевой момент.

Осознание общественно опасного характера действия или бездействия означает знание, понимание виновным того, что совершаемое действие или воздержание от него носит общественно опасный характер, то есть представляет опасность для общественных отношений. При этом предполагается знание, понимание виновным конкретной общественной опасности действия или бездействия, а не абстрактной.

Предвидение общественно опасных последствий — это понимание лицом того, что его действие или бездействие повлечет конкретные последствия, которые находятся в причинной связи с самим деянием.

Совершая умышленное преступление, виновный предвидит, во-первых, конкретные последствия, во-вторых, их общественно опасный характер и, в-третьих, неизбежность или реальную вероятность наступления таковых.

При совершении преступления с прямым умыслом виновный предвидит неизбежность или возможность как большую степень вероятности наступления общественно опасных последствий. Например, предвидит наступление смерти потерпевшего, когда стреляет в жертву в упор (в висок или в область груди).

Совершая преступление с косвенным умыслом, виновный предвидит возможность, но меньшую, чем при прямом умысле, наступления общественно опасных последствий. Именно по интеллектуальному моменту косвенный умысел отличается от прямого.

Волевой момент прямого умысла характеризуется желанием того, чтобы наступили общественно опасные последствия, которые являются либо единственной целью (например, при убийстве из мести), либо необходимым средством для достижения иной цели (например, при убийстве с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение).

Волевой  момент косвенного умысла выражается в том, что виновный не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно допускает наступление их или относится к ним безразлично. Основное отличие косвенного умысла от прямого проявляется в том, что виновный, во-первых, не стремится к наступлению указанных последствий, во-вторых, допускает их наступление в данной конкретной обстановке и, в-третьих, относится к ним безразлично, то есть рассчитывает не на какие-либо определенные обстоятельства (собственные действия, действия других людей или сил природы), которые, по его мнению, могут воспрепятствовать наступлению последствий, а на какую-нибудь случайность.

Определение умысла в преступлениях с формальными составами усечено. Если интеллектуальным и волевым моментами умысла в преступлениях с материальными составами охватываются действие, бездействие, последствие, то в преступлениях с формальными составами - только действие или бездействие. Так как в преступлениях с формальными составами отсутствует указание на последствия, то для наличия таких составов не требуется и предвидения последствий. Здесь умысел выражается в осознании виновным общественно опасного характера своего действия или бездействия (интеллектуальный момент) и в желании совершить его или воздержаться от этого (волевой момент).

Косвенный умысел невозможен:

- при совершении преступлений с формальным составом;

- в преступлениях, состав которых включает специальную цель деяния;

- при приготовлении и покушении на преступление;

- при осознании неизбежности наступления общественно опасных последствий;

- в действиях организатора, подстрекателя и пособника.

Помимо деления умысла на прямой и косвенный теорией уголовного права и судебной практикой разработана его дифференциация на виды еще по двум основаниям: по времени возникновения и степени определенности.

По времени возникновения умысел подразделяется на заранее обдуманный и внезапно возникший. При этом выделяется его разновидность — аффектированный умысел, указания на который содержатся в уголовном законе (ст. 107, 113 УК РФ).

Заранее обдуманный умысел характеризуется тем, что намерение совершить преступление осуществляется через определенный временной промежуток после его возникновения. Внезапно возникший умысел характеризуется тем, что намерение возникает непосредственно перед совершением преступления и сразу же осуществляется.

Уголовно-правовое значение деления умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший заключается в том, что, во-первых, только при заранее обдуманном умысле могут быть стадия приготовления к преступлению, соучастие, выражающееся в совершении преступления по предварительному сговору группой лиц, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией), и, во-вторых, такая разновидность внезапно возникшего умысла, как аффектированный, признается отдельными уголовно-правовыми нормами привилегирующим обстоятельством (ст. 107 и 113 УК РФ).

Аффектированный умысел определяется в законе как состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения и признается привилегирующим обстоятельством лишь при условии, если он возник вследствие противоправных или аморальных действий (бездействия) потерпевшего либо вызванной таким систематическим поведением потерпевшего психо-травмирующей ситуацией. В данном случае речь идет о физиологическом аффекте.

По степени определенности умысел делится на определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). В свою очередь первый бывает двух видов — простой и альтернативный.

Дифференциация умысла на определенный и неопределенный имеет значение для точной квалификации прежде всего преступлений против личности. В первом случае в предвидении виновного точно конкретизирован преступный результат (общественно опасные последствия) его деяния, при простом определенном умысле предвидение охватывает только один преступный результат. Альтернативный умысел характерен тем, что лицо предвидит наступление одного из нескольких индивидуально конкретизированных в его сознании преступных результатов (например, то, что нанесенный им удар ножом в живот может повлечь смерть или тяжкий вред здоровью).

Неопределенный умысел выражается в том, что причиненный преступный результат хотя и охватывается предвидением виновного, но в его представлении индивидуально не определен. Например, бросая камень в толпу, виновный предвидит причинение различного по степени тяжести вреда здоровью или смерти.

Значение деления умысла на определенный и неопределенный состоит в следующем. В первом случае деяние квалифицируется по направленности умысла. Если причиняется преступный результат, не охватывавшийся предвидением виновного, то содеянное квалифицируется как покушение на то преступление, последствия которого были отражены в таком предвидении. Например, лицо, нанося удар в живот, полагало, что причинит другому человеку смерть, а фактически был причинен тяжкий вред здоровью. Данное преступление квалифицируется как покушение на убийство, поскольку, с одной стороны, умысел был направлен именно на это, с другой — смерть не наступила.

При неопределенном умысле содеянное квалифицируется по фактически наступившему результату. Если видоизменить фабулу последнего примера и принять, что предвидением виновного охватывалось любое из последствий (причинение смерти или вреда здоровью различной тяжести), то следует прийти к другому выводу: он действовал с неопределенным умыслом и потому содеянное надлежит квалифицировать как оконченное преступление — причинение соответствующей тяжести вреда здоровью.

При покушении на преступление с альтернативным умыслом содеянное квалифицируется как покушение на преступление, наименьшее по степени тяжести. В данной ситуации действует правило, согласно которому все сомнения, в том числе и в части квалификации деяния, толкуются в пользу виновного.

Определенный умысел, как простой, так и альтернативный, может быть только прямым. Действуя с таким умыслом, виновный всегда желает наступления преступного результата. Неопределенный умысел может быть прямым или косвенным, то есть лицо может желать наступления общественно опасных последствий своих действий или бездействия либо сознательно допускать их или относиться к ним безразлично.

Исходя из описания в уголовном законе конкретных составов преступлений,  деяние может быть только умышленным, при наличии любого из следующих условий:

1) он сконструирован как формальный (например, предусмотренный ст. 213, 297 УК РФ) или усеченный (ст. 162, 209, 210 УК РФ);

2) в законе указано на умышленный характер данного преступления (ст. 105-108, 167 УК РФ);

3) в законе указано на цель (примечание 1 к ст. 158, ст. 158-162, 164 УК РФ) или мотив (ст. 137 УК РФ);

4) в законе содержится указание на заведомость (ст. 140), самовольность (ст. 330 УК РФ).

Следует отметить, что преступления с формальными и усеченными составами или составами, содержащими указание на цель, могут быть совершены только с прямым умыслом.

Установление вида умысла имеет большое практическое значение, поскольку это необходимо не только для точной квалификации содеянного, индивидуализации ответственности и наказания, но и для правильного понимания других институтов уголовного права, например, соучастия, совершения неоконченного преступления и др. Вместе с тем, вид умысла оказывает определенное влияние на степень общественной опасности содеянного.

4. Неосторожность и ее виды.

Неосторожная вина менее опасна, чем умышленная. Данная форма вины определена в ст. 26 УК РФ.

На основании ч. 1 ст. 26 УК РФ преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Согласно ч. 2 данной статьи преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий.

В соответствии с ч. 3 ст. 26 УК РФ преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Преступное легкомыслие характеризуется интеллектуальным и волевым моментами. Первый сводится к предвидению возможности наступления общественно опасных последствий и самонадеянному расчету на их предотвращение, а второй — к желанию не допустить их наступления.

При характеристике интеллектуального момента законодатель не указывает на осознание виновным общественной опасности его действий или бездействия. Это вызвано тем, что при данной форме вины лицо осознает лишь само совершение действия или удержание от его осуществления, но не усматривает его общественно опасного характера, поскольку таковой обнаруживается лишь при наступлении общественно опасных последствий.

Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий как первый интеллектуальный момент преступного легкомыслия выражается в том, что виновный предвидит абстрактную возможность этого. Он понимает, что вообще действие (или бездействие), аналогичное совершаемому им, может привести и иногда приводит к общественно опасным последствиям, но полагает, что такие последствия от его собственного конкретного действия не наступят. Этот элемент отличается от предвидения возможности наступления общественно опасных последствий при косвенном умысле: в первом случае предвидится абстрактная возможность наступления общественно опасных последствий а во втором — конкретная.

Легкомысленный расчет на предотвращение указанных последствий как второй интеллектуальный момент преступного легкомыслия состоит в следующем.

Во-первых, лицо прогнозирует их недопущение;

во-вторых, учитывает конкретные обстоятельства, имеющиеся, в частности, по его мнению, в момент совершения действия или воздержания от него, которые должны исключить наступление общественно опасных последствий (профессиональный опыт, мастерство, совокупность существующих в данный момент объективных обстоятельств);

в-третьих, строит расчет на указанные обстоятельства без достаточных к тому оснований, то есть поверхностно, неточно (например, оценивает обстановку односторонне, без учета всех наличных факторов) и самонадеянно (например, преувеличивает свои способности, умение).

В отличие от косвенного умысла, при котором виновный, предвидя наступление общественно опасных последствий, не рассчитывает ни на какие конкретные обстоятельства их недопущения, при преступном легкомыслии он учитывает такого рода обстоятельства.

Желание не допустить общественно опасных последствий как волевой момент преступного легкомыслия заключается в психических усилиях (стремлении) виновного направить свою деятельность на их предотвращение. По волевому моменту желание не допустить общественно опасных последствий также отличается от косвенного умысла, при котором виновный к наступлению общественно опасных последствий относится безразлично. Вследствие того, что желание при преступном легкомыслии не характеризуется общественной опасностью, представляется возможным волевой момент этого вида неосторожной вины оценивать как отрицательный, то есть отсутствующий.

Примером преступного легкомыслия является отношение к причинению смерти со стороны водителя автомашины, который, развив большую скорость и полагая, что в любой момент может затормозить и избежать несчастного случая, в решающее мгновение обнаруживает неисправность тормоза и сбивает переходящего улицу пешехода. В данном случае виновный, желая не допустить общественно опасных последствий, предвидит абстрактную возможность их наступления, но строит расчет на исправности всех частей и механизмов автомашины, учитывая последнее как реальное конкретное обстоятельство, обеспечивающее, на его взгляд, исключение указанных последствий. Однако этот расчет оказывается неточным.

Преступная небрежность существенно и явно отличается от рассмотренных видов вины — прямого и косвенного умысла и преступного легкомыслия.

В отличие от прямого и косвенного умысла, а также легкомыслия, при совершении преступления по небрежности, лицо не только не желает, не допускает возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но даже не предвидит такой возможности. Вместе с тем лицо действует или бездействует виновно, так как на нем лежит обязанность быть внимательным и предусмотрительным в отношении вероятных последствий при наличии возможности их предусмотреть.

Таким образом, интеллектуальный момент небрежности характеризуется отсутствием в сознании виновного оценки своего поведения.

Волевой момент преступной небрежности определятся двумя критериями: объективным и субъективным.

В законе (ч. 3 ст. 26 УК РФ) объективный критерий выражен словами «должно было», а субъективный — «могло» предвидеть наступление общественно опасных последствий.

Объективный критерий небрежности состоит в том, что лицо при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было вследствие своего должностного статуса, профессии, юридических предписаний либо положения в системе общественных отношений предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий того или иного действия или бездействия. Например, на того, кто управляет транспортными средствами, возложена правилами безопасности движения и эксплуатации транспорта обязанность предвидеть такую возможность в результате их нарушения.

Субъективный критерий означает, что лицо могло предвидеть наступление общественно опасных последствий. Это зависит от физических или интеллектуальных данных человека в конкретной ситуации. При этом учитываются личные, профессиональные качества лица, его жизненный опыт, возраст, образование, состояние здоровья, условия погоды, а также те обстоятельства, при которых было совершено преступление.

Так, водитель автомашины, причинивший в результате нарушения правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, которые выражены в предписании, содержащемся в дорожном знаке, последствия, указанные в ст. 264 УК РФ, виновен в преступлении тогда, когда мог видеть этот знак (например, когда ночью тот был освещен).

При определении объективного и субъективного критериев преступной небрежности закон (ч. 3 ст. 26 УК РФ) требует установления, что лицо не проявило необходимые внимательность и предусмотрительность как к выполнению обязанности, так и к возможности предвидеть общественно опасные последствия.

Для признания наличия преступной небрежности необходима совокупность объективного и субъективного критериев. Отсутствие того или иного их них исключает вину, а следовательно, уголовную ответственность лица независимо от тяжести последствий, причиненных его действием или бездействием.

5. Двойная (сложная) форма вины.

Статья 27 УК РФ регламентирует ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины, т.е. со сложной формой вины. Согласно этой статье, "если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно".

Двойная ("смешанная", "сложная") форма вины - это различное психическое отношение в форме умысла и неосторожности по отношению к деянию и его последствиям при совершении лицом одного преступления.

Анализ нормы, содержащейся в ст. 27 УК РФ, показывает, что законодатель исходит из наличия двух разновидностей двойной формы вины, состоящих в неодинаковом - умышленном и неосторожном - психическом отношении виновного:

1) к двум разным последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК РФ, и

2) к деянию, с одной стороны, и последствию, предусмотренному статьей Особенной части этого УК в качестве квалифицирующего признака, - с другой.

Первая разновидность характеризуется тем, что при сложной (двойной, смешанной) форме вины психическое отношение лица, совершившего преступление, к ближайшим и менее тяжким последствиям, предусмотренным статьей Особенной части УК, выражается в умысле, а к более отдаленным и тяжким - в неосторожности. Следовательно, при этой разновидности двойной формы вины речь идет только о преступлениях с материальными составами, в которых содержится не менее двух последствий, различных по степени тяжести и общественной опасности и разделенных по времени их наступления. Например, это имеет место при умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшем смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ). В данном составе психическое отношение виновного к ближайшему последствию (причинению тяжкого вреда здоровью) выражается в умысле, а к более отдаленному (смерти) - в неосторожности.

В соответствии со ст. 25, 26 и 27 УК РФ форма вины в преступлениях с материальными составами определяется не отдельно по отношению к действию или бездействию и к последствию, а только применительно к последствию. При наличии двух последствий форма вины определяется отдельно к каждому из них. Когда формы вины применительно к ближайшему и более отдаленному последствиям различны и выражаются соответственно в умысле и неосторожности, то налицо преступление с двумя формами вины или со сложной формой вины.

Вторая разновидность двойной формы вины характеризуется тем, что психическое отношение лица к деянию как признаку основного формального состава преступления выражается в умысле, а к последствию, являющемуся квалифицирующим признаком соответствующего квалифицированного материального состава преступления,- в форме неосторожности. Квалифицирующее последствие, как правило, состоит в причинении вреда дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под угрозу совершением умышленного действия (бездействием).

В целом преступление с обеими разновидностями двойной формы вины признается умышленным.

Двойная форма вины может:

- выступать квалифицирующим признаком ряда преступлений, в которых умысел виновного направлен на причинение последствий, являющихся признаком основного состава, а неосторожность проявляется в отношении последствий, играющих роль квалифицирующего признака;

- являться необходимым (конструктивным) признаком основного состава, например в деяниях, образующихся умышленным нарушением специальных правил, повлекшим причинение тяжких последствий (ст. ст. 216, 218, 219 УК РФ);

- служить для разграничения составов умышленных и неосторожных преступлений со сходными объективными признаками, например преступлений, предусмотренных ст. 105, ч. 4 ст. 111 и ст. 109 УК РФ.

6. Невиновное причинение вреда

От преступной небрежности следует отличать невиновное причинение вреда, которое впервые получило законодательную оценку в ст. 28 УК РФ. В теории уголовного права оно понимается как «казус» (случай), исключающий уголовную ответственность. При невиновном причинении вреда интеллектуальный и волевой моменты субъективной стороны полностью отсутствуют.

Закон предусматривает две разновидности казуса. Первая разновидность изложена в ч. 1 ст. 28 УК РФ и гласит, что деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Данный вид казуса имеет сходство с преступлением совершенным по неосторожности. Различие между ними заключается в волевом элементе субъективной стороны. При казусе отсутствуют либо оба критерия преступной небрежности (объективный и субъективный), либо один из них.

Вторая разновидность отражена в ч. 2 ст. 28 УК РФ, которая определяет, что деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

В ситуациях, регламентированных данной нормой,  интеллектуальный и волевой моменты психического отношения виновного к общественно опасным последствиям своих действий (бездействия) совпадают с соответствующими моментами, присущими легкомыслию. Вместе с тем в отличие от легкомыслия предусмотрены критерии, исключающие данный вид вины и вину в целом.

Для признания причинения вреда невиновным на основании ч. 2 ст. 28 УК РФ необходима совокупность субъективного и одного из двух объективных критериев невиновного причинения вреда.

Субъективный критерий - это фактические психофизиологические качества конкретного лица. Ими являются уровень интеллектуального развития (знания, навыки, умения и т.д.), волевые качества, физическая подготовка, состояние здоровья и т. д.

Первый альтернативный объективный критерий - экстремальные условия, которые представляют собой крайние, то есть выходящие за рамки обычных, условия, осложняющие или обостряющие ситуацию, требующие повышенного внимания, немедленного реагирования и т. п.

Второй альтернативный объективный критерий - нервно-психические перегрузки лица, выражающиеся в особом нервно-психологическом состоянии организма человека (вызванном, например, переутомлением, угнетающей или подавляющей эмоции, интеллект, волю реакцией на известие о смерти близкого человека или о его собственной неизлечимой болезни).

Для признания причинения вреда невиновным на основании ч. 2 ст. 28 УК РФ необходимо, чтобы субъективный критерий не соответствовал любому из объективных критериев, то есть чтобы психофизиологические качества лица не были подготовлены или приспособлены к экстремальным условиям или нервно-психологическим перегрузкам.

7. Факультативные признаки субъективной стороны преступления

Субъективную сторону преступления помимо вины дополнительно характеризуют мотив, цель, эмоции, которые являются факультативными признаками субъективной стороны преступления. Действия человека всегда обусловлены конкретными мотивами, а деятельность его направлена на достижение определенных целей, которые он перед собой ставит. Кроме того психическая деятельность лица всегда сопряжена с определенными эмоциями. Мотивы, цели и эмоции имеют в ряде случаев исключительно важное значение при совершении лицом преступления.

Мотив преступления - непосредственные внутренние побуждения, вызывающие у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении.

Цель преступления – мысленная модель будущего преступного результата, к достижению которого стремится лицо при совершении преступления.

Цель вместе с другими обстоятельствами указывает на степень общественной опасности виновного в совершении преступления, что следует учитывать при определении вида и размера наказания.

Цели преступления могут быть различными в зависимости от своего содержания - цель подрыва и ослабления власти, провокация войны и международных осложнений, незаконное обогащение, причинения физического вреда человеку, возбуждение национальной, религиозной или расовой вражды или розни, сокрытие другого преступления или облегчения его совершения и др.

Для правильной уголовно-правовой оценки большое значение имеет классификация мотивов и целей. В уголовно-правовой литературе предлагается классификация, базирующаяся на моральной и правовой оценке мотивов и целей. В соответствии с ней все мотивы и цели разделяются на две группы: 1) низменные; 2) лишенные низменного содержания.

К низменным относятся такие мотивы и цели, с которыми законодатель связывает установление или усиление уголовной ответственности. Так, захват заложника влечет более суровое наказание по ч. 2 ст. 206 УК, если он осуществлен из корыстных побуждений (п. "з").

Корыстный мотив и корыстная цель относятся к числу низменных побуждений. Об этом прямо говорит законодатель в некоторых статьях Особенной части. Так, разглашение тайны усыновления (удочерения) влечет уголовную ответственность в случаях, когда такое разглашение совершается "из корыстных или иных низменных побуждений" (ст. 155 УК).

Иными низменными побуждениями являются мотив национальной, расовой, религиозной ненависти, цель воспрепятствования законной деятельности лиц, осуществляющих правосудие (ст. 295 УК), цель искусственного создания доказательств совершения преступления (ст. 304 УК), хулиганские мотивы (ст. 213 УК) и др.

Второй вид мотивов и целей - такие, которые лишены низменного характера. Это мотивы трусости, ложно понятые интересы дела и пр.

Эмоциональное состояние это самостоятельный признак субъективной стороны преступления. Эмоции (франц.- emotion, от латинского - emovere - возбуждать, волновать) - физиологические состояния организма, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствований и переживаний, которые испытывает человек. Поэтому эмоции являются обязательным компонентом любой человеческой деятельности; в том числе и преступной.

Эмоции человека, совершающего то или иное преступление, в большинстве случаев лежат за рамками состава преступления и не влияют на квалификацию преступлений. Однако уголовно-правовое значение, как обязательный признак определенных составов преступления, имеет только состояние сильного душевного волнения - аффект.

Аффект — это особое психическое состояние, состоящее во внезапно возникшем, бурно и быстро протекающем сильном душевном волнении, которое значительно снижает способность виновного осознавать характер и общественную опасность своих  действий и руководить ими.

Поводами для возникновения аффекта могут служить любое из следующих действий потерпевшего: 1) насилие; 2) издевательство; 3) тяжкое оскорбление; 4) иные противоправные или аморальные действия. Кроме того, аффект может быть вызван длительной психотравмирующей ситуацией, возникшей в связи с систематическим противоправным или аморальным поведением потерпевшего.

Аффект может быть физиологическим и патологическим.

Под физиологическим аффектом понимается приступ сильного кратковременного эмоционального возбуждения (ярости, гнева, ужаса, отчаяния, страха), который выводит психику человека из обычного состояния, доминирует в сознании человека, ослабляет контроль виновного над своими поступками, характеризуется сужением сознания, определенным торможением интеллектуальной деятельности. Однако при этом не наступает глубокого помрачения сознания, сохраняется самообладание и поэтому физиологический аффект не исключает ответственности.

Физиологический аффект следует отличать от патологического, при котором, способность лица отдавать отчет в своих действиях и руководить ими полностью утрачена и лицо признается невменяемым. При физиологическом аффекте такая способность не утрачивается, хотя в значительной мере затруднена вследствие особого состояния психики лица подвергшегося неправомерным действиям со стороны потерпевшего. Поэтому данные лица привлекаются к уголовной ответственности, однако состояние аффекта признается смягчающим ответственность обстоятельством (ст.ст.107 и 113 УК). Если же эмоциональное состояние субъекта не является конструктивным признаком состава преступления, учитываемым при квалификации преступления, то оно учитывается судом при назначении наказания.

В действующем УК эмоциональное состояние лица учитывается законодателем в трех случаях: 1) убийство матерью новорожденного ребенка в психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости (ст. 106); 2) убийство, совершенное в состоянии аффекта, вызванного противоправным или аморальным поведением потерпевшего (ст. 107 УК) и 3) причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта, вызванного противоправными или аморальными действиями виновного (ст. 113 УК).

Уголовно-правовое значение мотива и цели различно. Они, как и другие факультативные признаки состава преступления, могут иметь троякое значение.

Во-первых, они могут быть обязательными признаками основного (простого) состава преступления, когда на них содержится прямое указание в диспозициях статей УК, либо они подразумеваются как необходимый признак состава конкретного преступления. Так, мотив корыстной или иной личной заинтересованности является обязательным признаком субъективной стороны злоупотребления должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ), а цель завладения чужим имуществом — обязательным признаком пиратства  (ст. 227 УК РФ). В ряде случаев законодатель хотя и не называет, однако подразумевает наличие определенных мотивов и цели. Такие, например, преступления, как кража, мошенничество, грабеж и другие виды хищения (ст. 158-162 УК) предполагают наличие корыстной цели, о чем прямо говорится в примечании к ст. 158 УК, определяющей общее понятие хищения.

Во-вторых, мотив и цель в ряде случаев являются квалифицирующими признаками. Так, в качестве квалифицирующего признака мотив выступает в составе умышленного убийства с отягчающими обстоятельствами ( п. ”з “и “и” ч.2 ст. 105 УК ). Похищение человека из корыстных побуждений закон рассматривает  как квалифицированный вид (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ). Уклонение военнослужащего от военной службы путем симуляции болезни или иными способами представляет квалифицированный вид этого преступления, если оно совершается с целью полного освобождения от исполнения обязанностей военной службы (ч. 2 ст. 339 УК РФ).

В-третьих, мотив и цель преступления выступают в качестве обстоятельств смягчающих или отягчающих ответственность. Так, в ст. 61 УК мотив выступает как обстоятельство смягчающее ответственность. Так, совершение преступления по мотиву сострадания к потерпевшему (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ) или с целью задержания лица, совершившего преступление, хотя и с нарушением условий правомерности необходимой обороны (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ), признается обстоятельством, смягчающим ответственность. Указанные обстоятельства, при их установлении, могут быть учтены судом в качестве смягчающих обстоятельств при индивидуализации наказания. Напротив, совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц рассматривается как отягчающее обстоятельство (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) и усиливает наказание за любое преступление.

Правильное установление целей и мотивов преступлений имеет также важное значение для установления причин и обстоятельств, способствующих совершению преступлений, и для принятия мер по предупреждению их совершения.

8. Понятие ошибки и ее правовые последствия.

Ошибка - это заблуждение лица относительно характера и степени общественной опасности совершаемого деяния и его уголовной противоправности. Первый вид ошибки (ошибка относительно характера и степени общественной опасности деяния) чаще всего именуют фактической ошибкой, а второй (ошибка в отношении противоправности) - юридической ошибкой.

Ошибка лица в отношении уголовной противоправности (юридическая ошибка) - это заблуждение лица в юридической значимости содеянного.

Виды юридической ошибки:

- неверная оценка лицом совершаемого им деяния как непреступного, тогда как в соответствии с законом оно признается преступлением;

- неверная оценка лицом совершаемого деяния как преступного, тогда как закон его не относит к преступлениям (мнимое преступление).

Если лицо считает, что оно совершает преступление, а фактически содеянное таковым не является (мнимое преступление), то ответственность за подобное деяние не наступает, поскольку в нем нет признака уголовной противоправности.

Может быть и обратная ситуация, когда лицо уверено, что совершаемое лицом деяние не считается уголовно противоправным, а фактически оно является преступлением. В уголовно-правовой литературе подчеркивается, что в подобных ситуациях нельзя освобождать от уголовной ответственности, а следовательно, торжествует положение о том, что "незнание закона не освобождает от уголовной ответственности".

Фактическая ошибка - это неверное представление лица о фактических обстоятельствах, играющих роль объективных признаков состава, и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности.

Виды фактической ошибки

Ошибка в объекте - это заблуждение лица, полагающего, что оно посягает на один объект (включая "негодный"), хотя в действительности ущерб причиняется другому объекту. При ошибке в объекте действия виновного квалифицируются как покушение на тот объект, который был отражен в представлении виновного (по направленности его умысла).

Ошибка в предмете посягательства - это заблуждение в отношении свойств и материально выраженных характеристик предметов в рамках тех общественных отношений, на которые посягало лицо. Ошибка в предмете может быть:

а) ошибкой в отношении отсутствующего предмета. Например, лицо вскрыло сейф, а там оказалась бумага, а не деньги. В этом случае действия виновного следует квалифицировать как покушение на кражу;

б) ошибкой относительно качества предмета. Ошибка этого рода имеет место тогда, когда происходит посягательство на "негодный" предмет или на предмет не в том объеме или размере, с которыми законодатель связывает пределы ответственности. Например, лицо совершает действие, направленное на похищение имущества в крупном размере, а фактически изымает пять тысяч рублей. При такой ошибке действия виновного квалифицируются исходя из его намерений, т.е. как покушение на кражу в крупном размере;

в) ошибкой в равноценном предмете. Она не изменяет квалификации. Например, если вместо мешка сахара виновный похитил мешок муки примерно той же стоимости.

Ошибка в личности потерпевшего заключается в том, что, заблуждаясь, лицо причиняет вред другому человеку. Ошибка подобного рода, как правило, не изменяет квалификацию.

Ошибка в способе совершения преступления заключается в том, что лицо заблуждается относительно особенностей тех приемов и методов, которые использует при совершении преступления. Она может изменить уголовно-правовую оценку (квалификацию) преступления, однако далеко не во всех случаях. Так, если лицо полагало, что оно изымает имущество тайно, а фактически присутствующие видели, как похищается имущество, то действия виновного необходимо квалифицировать исходя из того, какой способ изъятия охватывался сознанием виновного. В нашем примере он полагал, что действует тайно, поэтому ему должна вменяться кража чужого имущества.

Ошибка в средствах преступления - это заблуждение относительно того "инструментария", с помощью которого совершалось преступление.

Ошибки в средствах совершения преступления подразделяются на четыре вида.

Первый вид ошибки заключается в использовании виновным иного, чем он предполагал, но не менее пригодного для этого средства. Данный вид ошибки в средствах на квалификацию деяния не влияет. Деяние квалифицируется как оконченное преступление, если завершена объективная сторона состава преступления, в соответствии с направленностью умысла лица.

Второй вид ошибки состоит в использовании виновным такого средства совершения преступления, сила которого представлялась ему заниженной. Если при этом наступают более тяжкие последствия по сравнению с теми, которые он предвидел, то содеянное должно квалифицироваться как неосторожное преступление, поскольку лицо, хотя и не предвидело фактически наступивших последствий, должно было и могло их предвидеть.

Суть третьего вида ошибки выражается в использовании виновным по ошибке непригодного в данном случае средства, которое он считал пригодным. В такой ситуации содеянное квалифицируется как покушение на преступление в соответствии с направленностью умысла. Это типичный случай покушения на преступление, предусмотренного ч. 3 ст. 30 УК РФ.

Четвертый вид ошибки состоит в использовании для совершения преступления непригодного в любом случае средства, которое лицо считало пригодным исключительно в силу своего невежества или суеверия. Например, желая убить другого человека, ставит в церкви свечку "за упокой его души". Использование лицом такого совершенно непригодного средства не влечет уголовной ответственности.

Ошибка в последствиях преступного деяния - это заблуждение относительно наличия или отсутствия преступных последствий или же ошибка в отношении качества или количества этих последствий. Примером первого вида ошибки будет ситуация, когда лицо считает, что оно своими действиями уничтожает или повреждает чужое имущество, а фактически этого не происходит. Подобные действия необходимо расценивать как покушение или приготовление к уничтожению имущества. Иное значение ошибки лица в отношении качества последствий или их количества. Если с этими критериями законодатель не связывает пределы уголовной ответственности, то ошибка не влияет на квалификацию содеянного. Если же ответственность дифференцируется в зависимости от этих обстоятельств, то действия лица квалифицируются с учетом направленности его умысла. Например, если намерением лица охватывалось причинение вреда здоровью, а была причинена смерть, то эта ошибка исключает уголовную ответственность за убийство.

Ошибка лица в развитии причинной связиэто заблуждение лица в развитии причинно-следственной связи между его деянием и наступлением общественно опасных последствий. Как правило, ошибка в развитии причинной связи не имеет значения для квалификации содеянного. Иное значение имеет ошибка в причинной связи, когда, по мнению виновного, предпринимаемые им меры должны воспрепятствовать ее развитию. Это особенно характерно для легкомысленного расчета при совершении преступления по неосторожности.

Ошибка в квалифицирующих (особо квалифицирующих) обстоятельствах - есть заблуждение лица относительно их наличия или отсутствия. Действия виновного квалифицируются исходя из содержания его намерений. Если же этих квалифицирующих обстоятельств нет в законе, они представлены только в психике виновного, то они не вменяются виновному, а действия лица получают правовую оценку без учета квалифицирующих признаков.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

4960. Вывод сообщений на экран на C++ 170 KB
  Вывод сообщений на экран Все программы на C++, созданные вами в уроках 1 и 2, использовали выходной поток cout для вывода сообщений на экран. В этом уроке вы будете использовать cout для вывода символов, целых чисел, например 1001, и чисел с плавающ...
4961. Программы хранят информацию в переменных 130.5 KB
  Программы хранят информацию в переменных Все программы, представленные в уроках 1ש, были очень простыми. Однако по мере того, как ваши программы начинают выполнять более многоплановые задачи, они должны хранить информацию во время выполнения. ...
4962. Выполнение простых операций на C++ 177.5 KB
  Выполнение простых операций Из урока 4 вы узнали, как объявлять и использовать переменные в своих программах. По мере усложнения программ вы будете выполнять арифметические операции, такие как сложение, вычитание, умножение и деление, над значениями...
4963. Отчет создания простой программы в Visual Studio 2012 447.93 KB
  Отчет создания простой программы Запускаем программу Visual Studio 2012 Запуск программы Visual Studio 2012 FIRST. СРР Удалила все содержимое и заменила на заранее приготовленный мной текст из блокнота. Вид глобальной обла...
4964. Технология модульного программирования 23.5 KB
  Технология модульного программирования Сущность технологии модульного программирования Технология модульного программирования заключается в разбиении программы на отдельные модули. Модуль должен обладать следующими основными свойствами: выполн...
4965. Создание новых типов данных 30.5 KB
  Создание новых типов данных Для представления данных о сложных физических и математических объектах необходимо создавать новые типы данных на основе базовых и ранее созданных. Структуры Наиболее простым способом создания нового типа данных является...
4966. Класс как основа технологии объектно-ориентированного программирования (ООП) 25.77 KB
  Класс как основа технологии объектно-ориентированного программирования (ООП) Основные составляющие технологии ООП Инкапсуляция – объединение элементов данных и действий над ними в класс с ограничением доступа к элементам данных. Это означает...
4967. Наследование как основа создания иерархии классов 22.18 KB
  Наследование как основа создания иерархии классов Наследование Наследование – создание новых классов на основе ранее созданных классов. Класс, на основании которого формируется новый класс, называют базовым (родительским) классом. Новый класс...
4968. Полиморфизм и виды его операций 30.97 KB
  Полиморфизм Полиморфизм – использование одного и того же имени функции, операции или класса для разных типов данных. Полиморфизм позволяет многократно не переписывать фрагменты программы, реализующие один и тот же алгоритм для разных типов...