75197

Просторечие и жаргон

Доклад

Иностранные языки, филология и лингвистика

Литературное просторечие – это когда в речи образованного человека встречается фамильярная лексика: братан земляк пацан батя к пожилому мужчине. Следует различать салонные жаргоны социальной верхушки которые возникают из ложной моды как стилистический нарост на нормальном языке; практической ценности в них нет; особенно опасно их проникновение в литературу и практические жаргоны исходящие из профессиональной речи и преследующие цели языкового обособления данной группы и тайноречия для осуществления своего ремесла и засекречивания...

Русский

2015-01-12

30.5 KB

1 чел.

Просторечие – это нелитературная форма языка. На ней говорит малая часть необразованного городского населения. Это промежуточный вариант между диалектом и литературным языком. Может проявляться в неправильном словоупотреблении, акцентологии, неправильном произношении. Литературное просторечие – это когда в речи образованного человека встречается фамильярная лексика: братан, земляк, пацан, батя (к пожилому мужчине). Иначе, чем в литературном языке, образуются и формы имен собственных, например, при помощи суффиксов: Леха, Серёга.

Жаргон – это совокупность речевых привычек, характерных для определённой профессиональной, возрастной или какой-либо другой группы.

Жаргоны бывают и у определенных групп населения, как, например, существовал жаргон гвардейских офицеров царской армии и России, на жаргоне изъяснялись «петиметры» и «щеголихи» XVIII в.

Следует различать салонные жаргоны социальной верхушки, которые возникают из ложной моды как стилистический нарост на нормальном языке; практической ценности в них нет; особенно опасно их проникновение в литературу, и «практические жаргоны», исходящие из профессиональной речи и преследующие цели языкового обособления данной группы и «тайноречия» для осуществления своего ремесла и засекречивания сведений о нем. Например: жулик – социальный жаргон и идиома «без сучка, без задоринки»- из речи столяров.

Для аристократических жаргонов XIX в. типично было «пересыпание» речи иностранщиной, сначала французской (pardon, merci,, позднее – английской (if you please, of course, how do you do, thank you).