75623

Журналистская и публицистическая деятельность габриэля гарсиа маркеса: национальная специфика

Дипломная

Литература и библиотековедение

Рассмотреть общественно-политические условия в Колумбии, в которых приходилось работать Габриэлю Гарсиа Маркесу; проанализировать журналистскую и публицистическую деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса и ее влияние на становление художественного творчества автора...

Русский

2015-01-17

1.8 MB

0 чел.

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО КубГУ)

Кафедра истории и правового регулирования массовых коммуникаций

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ В ГАК

Заведующий кафедрой

доктор филол. наук, профессор

___________ Ю.В. Лучинский

____________________ 2014 г.

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА

Журналистская и публицистическая деятельность габриэля гарсиа маркеса: национальная специфика

Работу выполнила ____________________________________ А.Г. Микаелян

Факультет Журналистики

Специальность 031300.62 Журналистика

Научный руководитель:

доктор филол. наук,

доцент ______________________________________________ М.А. Шахбазян

Нормоконтролер

преподаватель ______________________________________ А.Ф. Горбуненко

                                            Краснодар 2014

                                             Содержание

Введение 3

1 Личность и журналистское творчество Габриэля Гарсиа Маркеса 7

  1.  Творческая биография писателя в контексте журналистской   деятельности 7
    1.  Особенности латиноамериканской журналистики в период с 40-х годов ХХ века до конца столетия 15

2  Специфика публицистики  Габриэля Гарсиа Маркеса 21

2.1 Журналистская деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса. Национальная специфика.  21

2.2     Тема СССР в публицистике Габриэля Гарсиа Маркеса (на примере очерка «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы»)  37

      2.3     Тоталитарный режим и образ диктатора в произведениях Габриэля Гарсиа Маркеса  43

Заключение 55

Список использованных источников 57

Приложения 61

                                            Введение

Габриэль Гарсиа Маркес — личность  по-настоящему незаурядная и достойная внимания. Писатель в направлении «магический реализм», журналист, политический и общественный деятель, сценарист, лауреат Нобелевской премии по литературе (1982 год). Но, несмотря на активную и разнообразную деятельность Маркеса,  его имя в сознании большинства людей ассоциируется именно с художественными произведениями, в то время как о журналистской и публицистической деятельности писателя сказано очень мало. В данной работе мы проанализируем самую слабоосвещенную исследователями  сторону  Габриэля Гарсиа Маркеса, которая непосредственно касается нашей специализации — его журналистскую и публицистическую деятельность.

Вклад Маркеса в журналистику Латинской Америки несомненен. Нужно отметить такой аспект деятельности Маркеса, как национальное своеобразие его творчества, вырастающее из латиноамериканской специфики переплетения европейской (испанской), индейской, африканской культур. Одновременно Маркес работал журналистом не только у себя на родине в Колумбии, но и в целом ряде стран Латинской Америки. Все это делает его опыт востребованным в многонациональной России, где также мы встречаем переплетения самых разных культурных традиций.

Аргументом в пользу выбранной темы исследования также может служить следующий факт: в последние три года в России наблюдается рост продаж книг Габриэля Гарсиа Маркеса, чьи произведения являются лидерами по продажам среди книг зарубежных классиков ХХ века, а после смерти писателя уровень продаж его произведений вырос на 100%, то есть в 2 раза1. В своем выборе темы мы, в первую очередь, руководствуемся принципом актуальности, поэтому, принимая во внимание повышенный интерес общественности к личности и творчеству Габриэля Гарсиа Маркеса, можно предположить, что и журналистская деятельность писателя не останется без внимания. Исходя из вышесказанного, попытка популяризации сведений о журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса была бы оправданной.

Объектом данного исследования является журналистская и публицистическая деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса, предметом — работа Габриэля Гарсиа Маркеса в колумбийских периодических изданиях El Espectador, El Universal, El Heraldo, Cronica.

Целью данного исследования является выявление национальной специфики журналистской и публицистической деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса.

Из вышеназванной цели вытекают следующие задачи исследования:

— описать особенности латиноамериканской журналистики, к области которой относится журналистская и публицистическая деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса;

— рассмотреть общественно-политические условия в Колумбии, в которых приходилось работать Габриэлю Гарсиа Маркесу;

— проанализировать журналистскую и публицистическую деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса и ее влияние на становление художественного творчества автора;

— выявить языковые и стилистические особенности журналистских и публицистических произведений Габриэля Гарсиа Маркеса;

— выявить тематическую направленность журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса;

— на примере конкретных журналистских произведений показать особенности журналистской и публицистической деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса, в том числе показать отношение Габриэля Гарсиа Маркеса к тоталитарной власти.

Данная тема на сегодняшний день является малоразработанной, и степень ее изученности невысока. Это, несомненно, свидетельствует о новизне проводимого нами исследования. Работ, касающихся непосредственно и только публицистической и журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса, очень мало, поэтому  в ходе исследования основной упор делался на первоисточники, те есть журналистские публикации Г. Г. Маркеса,  и  на работы исследователей творчества автора.

Методологической базой данного исследования являются такие работы, как: «Габриэль Гарсиа Маркес: биография» Дж. Мартина, «Блудницы и диктаторы Габриэля Гарсиа Маркеса. Неофициальная биография писателя» С. А.  Маркова, «Габриэль Гарсиа Маркес: Очерк творчества» В. Б. Земскова, «Современные писатели Испании и Латинской Америки» О. К. Дюкиной, «Латиноамериканский художественный образ мира» А. Ф. Кофмана и другие источники.

Основными методами исследования выступают: культурно-исторический, сравнительно-исторический и биографический методы.

Теоретико-практическая значимость исследования обусловлена тем, что результаты исследования могут быть использованы как специалистами в определенной области, в данном случае журналистами, так и всеми желающими глубоко изучить деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса.

Апробация работы проходила на ежегодной студенческой научно-практической конференции «Наука, творчество и инновации молодых ученых XXI века»-2014.

Структура данной работы включает введение, две главы, заключение, список использованных источников, состоящий из 46 позиций, и приложения.

Во введении аргументированы выбор темы, ее актуальность, цель исследования, научная новизна и теоретико-практическая значимость, охарактеризованы основные задачи, перечислены используемые в исследовании научные методы и описана методологическая база.

В первой главе, состоящей из двух параграфов, рассматривается творческая биография Габриэля Гарсиа Маркеса в контексте его журналистской деятельности и дается общая характеристика особенностей латиноамериканской журналистики, к области которой и относится журналистская и публицистическая деятельность Маркеса.

Во второй главе, разбитой на три параграфа, подробно рассматриваются особенности журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса, издания, в которых трудился журналист, тематика его материалов, стиль и языковые особенности публикаций, также отношение Маркеса к тоталитарной власти и к советской действительности, влияние образа Сталина, описанного в очерке  «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы», на создание образа диктатора в поздних художественных произведениях.

В заключении изложены полученные в результате исследования основные выводы каждого параграфа работы, также показана их непосредственная связь с первоначально заданными задачами и целью.

В списке использованных источников приведены все печатные издания и электронные ресурсы, которые были использованы при проведении данного исследования.

В приложениях помещены фотографии, относящиеся к периоду журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса.  

1 Личность и журналистское творчество Габриэля Гарсиа Маркеса

  1.  Творческая биография писателя в контексте журналистской деятельности

 Габриэль Гарсиа Маркес родился 6 марта 1927 года в Колумбии, в небольшом провинциальном городке Аракатака, расположенном у реки Магдалены на побережье Атлантического океана. Отец писателя был телеграфистом, но вскоре после рождения сына занялся фармацевтикой и в 1929 году вместе с женой  Луисой Сантьяго Маркес Игуаран переехал в город Сукре.  Мальчик остался на воспитании у дедушки и бабушки по материнской линии. Именно они оказали влияние на выбор будущей профессии Маркеса. Бабушка писателя, Транкилина Игуаран Котес, и дед, отставной полковник Николаса Рикардо Маркеса Мехиа Игуаран, участник гражданской войны 1899-1903 годов, (приходившиеся друг другу  двоюродной сестрой и братом) познакомили его с народными преданиями и колумбийским фольклором, повлиявшими на его дальнейшее творчество и  ставшими неиссякаемой кладовой воспоминаний и поэзии. Атмосфера дома и истории, погруженные в ностальгию и грезы о прошлом, оказали большое влияние на творчество писателя2.

В девятилетнем возрасте, после смерти деда, Габриэль переехал к родителям в Сукре, где его отец владел аптекой.

С 1936 года Маркес учился в интернате г. Зикапира возле Боготы. С 1940 по 1942 годы учится в  школе Сан-Хосе в Барранкилье. В 1947 году юноша по настоянию родителей поступает на юридический факультет Колумбийского Национального университета в Боготе, где знакомится с будущей женой Мерседес Барча Пардо. В это же время публикуется первая повесть писателя «Третье смирение» (La tercera resignacion), написанная под влиянием Кафки.3

В 1948 году Маркес переезжает в Картахену, чтобы продолжить учебу. Его решение было связано с тем, что в Боготе в это время был убит лидер либеральной партии, после чего и начались политические волнения. Юриспруденция по-прежнему не прельщает Маркеса, и в 1950 году молодой человек прерывает учебу в университете ради занятия журналистики.

С 1959 по 1952 годы Габриэль ведет колонку в барранкильской газете «El Heraldo». В этот период он становится активистом неформального союза журналистов и писателей, который известен под названием «Барранкильское общество». Тогда юный журналист решает попробовать свои силы в писательском деле. Наибольшее влияние на него оказали У. Фолкнер, Э. Хемингуэй, Дж. Джойс, Ф. Кафка и В. Вулф. В 1951 году появляется повесть «Палая листва», в которой впервые упоминается  городок Макондо, прообразом которого стала родная писателю Аракатака4.

С 1954 по 1955 годы Гарсиа Маркес работает в боготской газете «Эль Эспектадор», для которой пишет статьи. В качестве репортера он объехал большинство европейских стран, некоторое время работал в Риме, после чего переехал в Париж, где написал свою знаменитую повесть «Полковнику никто не пишет». На создание произведения явно повлияло творчество Хемингуэя, что подтверждал сам Маркес. Повесть удивительно лаконична, ощущается многомерность и емкость слова, на что сказался репортерский опыт писателя. Произведение переписывалось 11 раз, поскольку Гарсиа Маркеса не устраивала степень психологической и художественной убедительности повествования5. В произведении описываются действия 1956 года в безымянном городке, но в воспоминаниях главного персонажа, полковника гражданской войны, рисуется образ родного ему Макондо, которое он давно покинул. Именно с Макондо входит в повествование историческое время, неразрывно объединившее реальность и фантастику. «Полковнику никто не пишет» повествует о человеческом одиночестве, о его противостоянии правительственному равнодушию, абсурдному существованию, голоду, нищете. Главный герой олицетворяет непоколебимую веру в справедливость, которая рано или поздно восторжествует.

В 1957 году Маркес едет в Каракас (Венесуэла) и принимается за работу в журнале «Моменто». Данный этап журналистской деятельности автора совпал со свержением диктатуры венесуэльского диктатора Переса Хименеса.

В 1957 году Маркес едет в СССР в качестве корреспондента на московский фестиваль молодёжи и студентов6. Свои впечатления о данном событии он запечатлел в путевом очерке «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы!». Через год в Барранкилье он женится на своей давней возлюбленной Мерседес Барча, а в 1959 году у пары рождается первенец Родриго Гарсиа, который впоследствии станет сценаристом, кинорежиссером и призером Каннского кинофестиваля.

Маркес сотрудничал во всевозможных латиноамериканских периодических изданиях, посетил большую часть Европы, долгое время жил в Венесуэле. В 1959 году писатель начинает работать корреспондентом в кубинском информационном агентстве «Пренса Латина», представляя организацию в Боготе, Гаване, Нью-Йорке. В 1961 году Гарсиа Маркес перебирается на постоянное место жительства в Мексику, где заканчивает роман «Недобрый час». Но впервые видоизмененный роман увидит свет в Испании, полное же издание появится лишь спустя пять лет в Мексике. В 1962 году издается сборник рассказов «Похороны Большой Мамы», где впервые в развернутом виде автор рисует образ городка Макондо, в течение почти века находящемся под властью Большой Мамы. После выхода сборника Маркес на некоторое время прекращает занятия литературой и пробует свои силы в кинематографе. Писатель говорил, что, работая в области кино, окончательно убедился, что преобладание изобразительности и художественности в повествовании имеет неоспоримые преимущества по сравнения с другими методами создания текстов, и именно тогда Маркес понял безграничные возможности, которые присущи роману.

В 1965 году писатель обрекает себя на добровольное полуторагодовое заточение, целью которого являлось написание нового романа. Как говорит автор, он почувствовал, что может «начать диктовать машинистке первую главу слово за словом».  В результате долгих творческих исканий, длившихся 20 лет, В 1967 году в Буэнос-Айресе на свет выходит роман «Сто лет одиночества». Успех произведения был поразительным, тиражи за три с половиной года достигли почти полумиллиона экземпляров. Именно тогда на страницах всевозможных литературно-критических работ появляется термин «магический реализм». Именно так критики определили повествовательную манеру прозаика, присущую произведениям Маркеса и латиноамериканских писателей. В 1972 году Маркес был удостоен премии Ромуло Гальегоса за этот роман.

В 1972 году выходит сборник повестей и рассказов «Невероятная и грустная история о простодушной Эрендире и ее жестокосердной бабке». Спустя 2 года у Маркеса зарождается идея о создании в Боготе левой газеты «Альтернатива».  И во время всего правления чилийского диктатора Пиночета, вплоть до 1981 года, писатель занимается исключительно политической журналистикой, соблюдая так называемый «обет самоотречения от художественной литературы». Маркеса интересует проблема власти, к которой он подходит со всей серьезностью. В результате долгих исследований у него рождается роман «Осень патриарха» (1975 год)7. Это произведение становится гротескным обобщением фактов деспотизма и насилия, которыми богата человеческая история. Рассказ повествует о сильной личности, которая не соблюдает никаких человеческих законов и позволяет себе произвол во всех отношениях.

В 1981 году Маркес пишет «Историю одной смерти, о которой знали заранее», а в 1982 году получает главную награду за весь период своего творчества — Нобелевскую премию по литературе «За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента»8. Маркес стал первым колумбийцем, удостоившемся этой премии, а на самой церемонии вручения писатель произносит речь «Одиночество Латинской Америки»: «…Латинская Америка не хочет и не должна быть офицером без свободы выбора, и нет ничего несбыточного в том, что ее стремление к независимости и своеобразие станут западным чаянием. Однако похоже, что прогресс в области мореплавания, столь сокративший дистанцию между нашими Америками и Европой, напротив, увеличил дистанцию между нашими культурами. Почему нашу самобытность полностью признают за нашей литературой, но отрицают с такими яростными предубеждениями, когда речь заходит о наших попытках добиться перемен в социальной сфере? Почему думают, что социальная справедливость, которой пытаются добиться в своих странах передовые европейцы, не может быть и целью латиноамериканцев, но осуществляться иными методами и в других условиях? Нет, неизбывная боль и насилие в нашей истории — это итог вековой несправедливости и бесконечного горя, а вовсе не тайного сговора, затеянного в трех тысячах лиг от нашего дома. Таков, друзья мои, масштаб нашего одиночества. Но на все это — на угнетение, грабеж и покинутость — нашим ответом стала жизнь. Ни потоп и чума, ни голод и катаклизмы, ни даже вечные войны через века и века не смогли уничтожить упорное превосходство жизни над смертью»9.

В мае 2000 года в газете La República была напечатана поэма «Кукла» (La Marioneta), авторство которой относили Маркесу. Произведение свидетельствовало о неизлечимой болезни писателя. Поэма была растиражировано газетами, но вскоре выяснилось, что ее автором является не Маркес, а чревовещатель Джонни Велч из Мексики, под чьим творением по непонятным по сей день причинам оказалась подпись Маркеса. Факт ошибки был признан обоими деятелями. Но и на сегодняшний день в сети Интернет можно встретить строки, подписанные колумбийским прозаиком.

В 2002 году на свет выходит  первая книга из цикла биографической трилогии — «Жить, чтобы рассказать о жизни». Книга также принадлежит  жанру «магического реализма» и среди  испаноязычных читателей считается бестселлером.

В 2004 году кинокомпания «Stone Village Pictures» покупает у Габриэля Гарсиа Маркеса права на экранизацию романа  «Любовь во время чумы». Фильм сняли в 2006 году в Картахене на побережье Карибского моря10. В октябре 2004 года автор пишет свое последнее произведение «Вспоминая моих несчастных шлюшек». В преддверии официальной презентации романа книжные «пираты» крадут у прозаика рукопись и выкладывают ее в Интернет. Писатель при этом не бездействует — он меняет финал повести. Тираж в миллион экземпляров был раскуплен за очень короткий срок, а  пиратские  подделки на сегодняшний день являются редкими коллекционными изданиями.

В 2006 году мэр родного  городка Маркеса Аракатаки  Педро Санчес предложил переименовать населенный пункт в Макондо, в честь вымышленного городка из романа «Сто лет одиночества». В ходе голосования 90 % проголосовавших высказались за предложение, однако город не был переименован, поскольку  в голосовании приняла участие лишь половина населения.  26 января  2006 года Маркес выступает с требованиями о предоставлении независимости Пуэрто-Рико с другими латиноамериканскими деятелями науки (Фрейем БеттоЭдуардо Галеано, Пабло Миланесом, Эрнесто Сабато).

В 2009 году мексиканские власти признаются в слежке за Габриэлём Гарсиа Маркесом, которую они вели за писателем  с 1967 по 1985 годы во время руководства президентов Луиса Эчеверрии и Хосе Лопеса Портильо. Как объяснило правительство, писатель подозревался в связях с коммунистическими режимами и лидерами.

В 2010 году Маркес публикует сборник своих публичных выступлений «Я здесь не для того, чтобы говорить речи» (Yonovengo a decirundiscurso), с которыми он выступал, начиная с 1944 и заканчивая 2007 годом. Эти работы ранее не публиковались.

В 2012 году в России отмечался год творческой деятельности Маркеса, так как к этому времени совпало несколько круглых дат — 85 лет со дня рождения писателя, 45 лет с момента публикации  «Ста лет одиночества», 30 лет со дня вручения прозаику Нобелевской премии и 10 лет с момента публикации мемуаров «Жить, чтобы рассказывать о жизни».

В 1989 году у Маркеса обнаруживают рак легких, следствием чего было пристрастие к курению (прим.: во время работы за день писатель порой выкуривал около трех пачек сигарет11). После успешной операции, проведенной в 1992 году, здоровье писателя на время улучшается. Но Маркес все еще жалуется на самочувствие. Проведенное в 1999 году обследование выявило у писателя еще одно заболевание — лимфому. Маркес переносит две сложные операции и проходит длительный курс лечения в Мексике и США. В 2012 году канал BBC News сообщил, что Габриэль Гарсиа Маркес неизлечимо болен. Брат писателя Хаим Гарсиа Маркеса в интервью каналу сказал: «У него проблемы с памятью. Иногда я плачу, понимая, что теряю его»12. При этом брат Маркеса добавил, что писатель находится в удовлетворительной физической форме и сохраняет присущее ему чувство юмора и энтузиазм, но при  этом он больше не в состоянии писать.

31 марта 2014 года Министерство здравоохранения Мексики сообщило, что Габриэль Гарсиа Маркес госпитализирован в одну из больниц Мехико, где писателю нужно пройти курс лечения антибиотиками. Причиной явились инфекция мочевыводящих путей и легочная инфекция. Позже появилась информация о том, что состояние Маркеса стабильно, вследствие чего 8 апреля пациента выписали. Один из лечащих врачей писателя, Хакелин Пинеда, сообщил, что в силу возраста Маркес все еще окончательно не оправился, поэтому продолжит лечение дома.

16 апреля Хуан Мануэль Сантос, президент Колумбии и хороший друг Маркеса, заявил, что информация о неизлечимой болезни писателя раком является ложной. «То, что опубликовала мексиканская газета — сообщения о том, что Маркес болен раком — неверны. Повторю еще раз то, о чем уже просила семья писателя — давайте не нарушать его приватность»13.

За день до этого семья Маркеса сообщила журналистам, что, несмотря на имеющуюся возможность развития осложнений, что обусловлено возрастом писателя, его состояние является стабильным.

Габриэль Гарсиа Маркес скончался 17 апреля 2014 года в Мехико в возрасте  87-и лет. Причиной смерти явилась почечная недостаточность, которая в итоге привела к респираторному заболеванию. До самого последнего вздоха больного от его постели не отходили жена, Мерседес Барча, и двое сыновей, Гонсало и Родриго.

В связи со смертью писателя власти Колумбии объявили в стране трехдневный траур.  Скончался величайший писатель и журналист, на протяжении всей своей жизни трудившийся во славу латиноамериканской журналистки и литературы.

1. 2 Особенности латиноамериканской журналистики в период с 40-х годов ХХ века до конца столетия

В данной части дипломной работы мы рассмотрим особенности латиноамериканской журналистики в целом, что объясняется работой Габриэля Гарсиа Маркеса во всевозможных периодических изданиях разных стран данного региона. Но было бы целесообразнее показать не весь пласт журналистики Латинской Америки, а ее определенный промежуток.  Для достижения данной задачи стоит исследовать периодическую печать Латинской Америки  в период с 40-х годов ХХ века до конца прошлого столетия. Это обусловлено тем, что нас интересует журналистская и публицистическая деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса, а выбранный промежуток времени как раз является периодом творческой активности писателя и журналиста.

Журналистика в Латинской Америке в рассматриваемый период была более развита, в отличие от журналистики других развивающихся стран Африки и Азии. Латиноамериканская периодика расслаивается на столичную и провинциальную прессы, последняя из которых  находится  в сложном экономическом положении. Периодическая печать преимущественно издается на европейских языках —  португальском или испанском, хотя население многих стран Южной и Центральной Америки владеет только индейскими языками (аймара, кечуа, гуарани). Из-за большого процента неграмотности страны Латинской Америки отстают от США и европейских стран в обеспечении населения должным количеством печатных изданий.

Особенностью латиноамериканской журналистики является ее демократическая направленность, имеющая давние традиции и относящаяся ко времени борьбы народов этого региона за свое освобождение. Наибольший подъем эта борьба получила в ХХ веке, когда страны Латинской Америки стали ареной борьбы между демократическими силами, с одной стороны, и германским фашизмом, а затем американским империализмом, с другой. В 1930-е и 1940-е годы журналисты Латинской Америки боролись против проникновения фашистской идеологии на континент и против местной реакции, готовившей во многих странах военные перевороты.

Создание первого межконтинентального объединения журналистов относится ко времени второй мировой войны. В 1942 году в г. Мехико было создано Межамериканское общество печати (СИП). В него вошли представители и владельцы не только крупнейших буржуазных газет стран Латинской Америки, но и демократических изданий, таких как «Диарио популар» (Колумбия), во главе которой стоял Хильберто Виейра, и ряд других изданий. На первых ежегодных заседания под влиянием демократического крыла общества были приняты рекомендации, направленные против немецкого и итальянского фашизма, ограничивавшие распространение информации, исходящей из Берлина, Рима и Токио. В рекомендациях этих конгрессов осуждались СМИ стран Латинской Америки, сотрудничавшие с немецким фашизмом.

На втором конгрессе СИП, состоявшемся в г. Гаване в 1943 году, всем газетам и журналам было рекомендовано усилить кампанию в защиту всех угнетенных народов, и подчеркивалось, что конгресс «относится с симпатией и поддерживает усилия пуэрто-риканского народа и прогрессивных деятелей США в деле достижения полной независимости и свободы Пуэрто-Рико»14. На конгрессе в Гаване прозвучал также и протест журналистов против экономической и идеологической экспансии США в страны Латинской Америки.

В 1974 году в г. Каракасе была создана Федерация журналистов Латинской Америки (ФЖЛА), в которую вошли журналисты из Венесуэлы, Кубы, Мексики, Чили и Перу. Участники встречи осудили и разоблачили преследования прогрессивных журналистов в Чили, Уругвае, Никарагуа и других странах. В документах встреч указывалось, что крупнейшие газеты Латинской Америки находятся в руках олигархии, которая подавляет свободу печати во всех странах региона. Журналисты призвали всех работников СМИ континента защитить интересы народов латиноамериканских стран, усилить борьбу за достижение настоящей свободы печати, за доступ к источникам информации в тех странах, где это еще не достигнуто.

Первый конгресс латиноамериканских журналистов состоялся в июне 1976 года в г. Мехико. В конгрессе приняли участие более двухсот делегатов из 23 стран. Были приглашены журналисты из Вьетнама, Испании, США, журналисты и писатели Латинской Америки Габриэль Гарсиа Маркес, Николас Гильен, Хулио Кортасар.

С первых же дней создания ФЖЛА проявила особую озабоченность  положением периодических изданий и журналистов в ряде стран Латиноамериканского континента, в первую очередь в тех странах, где господствовали военные диктатуры: Чили, Аргентина, Парагвай, Уругвай. Согласно данным ФЖЛА, в 1977 году в Латинской Америке число журналистов, находящихся в изгнании, достигло 375 человек, а 103 журналиста находились в тюрьмах. На континенте насчитывалось около 200 закрытых газет и журналов15. Только в течение первого полугодия 1977 года в Аргентине было убито 6 журналистов, несколько десятков журналистов находились в тюрьмах, 60 — в изгнании, а 13 крупных периодических изданий было закрыто окончательно.

В 1980-е годы идеологическая экспансия США в Латинской Америке, ставящая перед собой цели «культурного порабощения» (как бы благозвучно это не обозначалось самими американцами) народов континента, продолжала расширяться. Литература, кино, театр, музыка, изобразительное искусство — все эти сферы жизни находились под контролем американцев. США пытаются установить концепцию «культурной конвергенции», смыслом которой является  попытка создания общемировой культуры на базе культурных ценностей США. Ярким примером такой деятельности является стремление господства США в области музыкальной культуры Латинской Америки.

Поскольку в Латинской Америке значительная часть населения не знала грамоты, там была довольно узкая прослойка интеллигенции, к тому же посещение культурных заведений (театров, кинотеатров) было не по карману большинству жителей, именно музыка стала удобным средством воздействия на широкие слои населения. Учитывая специфику психологического склада латиноамериканцев, их традиции, нетрудно понять роль музыки как средства воздействия на эмоциональную составляющую весьма широкого слоя латиноамериканского общества. Также стоит учитывать, что объектом воздействия с помощью музыки являлась в основном молодежь, а население данного континента преимущественно молодое — латиноамериканцы в возрасте от 24 лет составляют более половины жителей региона.  Таким образом,  музыка превращается в мощное орудие для осуществления активной идеологической экспансии.

Чилийская коммунистическая пресса, начиная с 1960-ых годов, сделала очень многое для пропаганды против культурного империализма США. Значительную лепту в эту работу внесли журналы «Принсипиос», «Эль Сигло» и «Рамона»16. Наибольший вклад в 1960-е и 1970-е годы в дело разоблачения экспансии в сфере культуры в Латинской Америке внесли журналы, издававшиеся на Кубе, и, в первую очередь, «Каса де лас Америкас», а также «ОКЛАЕ» и «Революсьон и культура»17. Оба последних журнала подчас выступали с экстремистских позиций, однако вклад этих изданий в разработку проблемы «культурного империализма» несомненен. Достаточно назвать статьи Леонардо Акосты «Культурный колониализм в музыке» («Революсьон и культура», февраль — март 1975 год), «Музыка потребления» (апрель 1975 год), «Популярность и ... поп» (июнь 1977 год) и многие другие публикации, чтобы убедиться, что этот популярный в молодежный кругах журнал не оставался в стороне от острых  проблем современности. То же можно сказать и о журнале «ОКЛАЕ». Полемичный, наступательный характер статей, разоблачение преступлений, осуществленных империализмом в сфере культуры более соответствовали характеру поднимаемой проблемы и тому читателю, которому,  в первую очередь, адресовались  предостережения. Другой характер носили статьи, появляющиеся в разделе «Культура» журналов коммунистов Аргентины и Уругвая. Высокий теоретический уровень помещаемых здесь материалов был более доступен специалистам-искусствоведам, но не неподготовленному читателю (а именно он попадает, в первую очередь, в сети империалистической пропаганды). Поэтому  многие мысли и выводы данных изданий из-за непопулярной формы подачи остались недоступны широким слоям латиноамериканцев.

Рассмотрим деятельность периодических изданий в конкретных странах Латинской Америки. Широко была развита периодическая печать в Аргентине, где выходило около 700 журналов различной политической направленности и 250 ежедневных газет. Лидирующее место  по тиражам занимали общенациональные газеты  «Насьон» (1870) и «Кларин» (1945). Несмотря на то, что в стране имелось шесть информационных агентств, все же популярностью пользовалась информация мировых агентств АП, Рейтер, ЮПИ, ИТАР-ТАСС.

В Мексике издавалось двести журналов и пятьсот газет политической направленности. Сюда нужно отнести газеты «Аси эс» (1982), «Уно мае уно» (1977), журналы «Сьемпре!» (1953), «Просесо» (1976). Лидером по продаваемым тиражам являлась спортивная газета  «Это» (1941). Также существовал ряд изданий с оригинальными названиями: «Незнакомая Мексика», «Поэтому», «Решение», «Удар в цель», «Лучший из журналов», «Всегда!», «Это», «Беспристрастная», «Боец», «Связи».

90 % всей бразильской  прессы было сосредоточено в руках шести объединений.  Ведущие газеты  «Эстаду ди Сан-Паулу» (1875), «Глобу» (1925), «Фольяди Сан-Паулу» (1921), «Жорнал ду Бразил» (1891) являлись правоориентированными изданиями и отражали интересы крупных промышленников.  В 1979 году в Бразилии было создано Правительственное информационное агентство Бразилии.

Итак, можно сделать вывод о том, что главной особенностью  латиноамериканской журналистики в период с 40-х годов ХХ века до конца прошлого столетия является отражение борьбы континента против империализма США. Пресса в данной ситуации является основным оружием борьбы за свободу от североамериканского влияния. Именно в журналах и газетах данного периода появляются оперативные материалы разоблачительного характера, затрагиваются национальные и общественные проблемы, высказываются идеи в пользу достижения свободы печати и защиты интересов латиноамериканских народов.

 

2 Специфика публицистики  Габриэля Гарсиа Маркеса

2.1 Журналистская деятельность Габриэля Гарсиа Маркеса. Национальная специфика

Журналистика колумбийского прозаика Габриэля Гарсиа  Маркеса, больше известного читателю своими художественными произведениями, незаслуженно остается в тени, несмотря на большой вклад автора  в латиноамериканскую периодику.

Габриэль Гарсиа Маркеса начал свою публицистическую деятельность, когда ему исполнился двадцать один год. Парня заметили благодаря его рассказу «Третье смиренье», опубликованном в El Espectador,  и предложили место в газете El Universal в 1948 году. Маркесу было предложено вести одну из рубрик в данной газете.

На раннем периоде своей деятельности Маркес считал журналистику лишь низкопробной формой писательского искусства. El Universal была новой газетой либерального толка, образцом качественной журналистики того периода, что и определит дальнейший творческий путь начинающего журналиста.

Данный период журналистского творчества Маркеса характеризуется высокой  степенью художественности и преобладанием радикальных настроений, что сказалось в его первой статье о комендантском часе и чрезвычайном положении, хитро изложенной в форме размышления о городе в целом. В работе Маркес четко, но косвенно дает понять, что придерживается левых взглядов. Первая журналистская работа была раскритикована заведующим редакцией, Клементе Мануэлю Сабале, который внес в текс множество правок. В частности, это было сделано из-за господствующей тогда жесткой цензуры. Все подписанные Маркесом заметки выходили в El Universal под заголовком «Новый абзац» («Punto у Aparte»).

Вторая статья автора носит культурный характер. Маркес рассуждает о гармонике — музыкальном инструменте, незаслуженно остающемся в тени себе подобных, без которого не исполнить вальенато (вид народной мелодии, зародившийся на побережье Карибского моря и обычно исполняемый безызвестными музыкантами). Гармоника является символом колумбийского народа и его культуры. Восхваляя инструмент, Маркес тем самым бросает вызов правящим классам и утверждает, что гармоника — олицетворение пролетариата. Следовательно, можно выделить две основные темы раннего журнализма Маркеса: критика власти и воспевание национальной самобытности колумбийского народа.

Постепенно художественность в статьях Маркеса отходит на второй план, и журналист рождает оригинальные и захватывающие статьи, которые приходятся по вкусу главному редактору. Как утверждали его коллеги, к работе он подходил со всей ответственностью и выполнял ее хорошо.

В период с 1948 по 1950 годы в газете El Universal выходят 43 статьи с подписью Маркеса и множество его материалов без подписи. В основном это комментарии, художественно-публицистические зарисовки, статьи развлекательного характера, без политического уклона, близкие к жанрам ежедневной и еженедельной хроник, господствующие в Латинской Америке 1950-х годов. В обязанности журналиста входило просматривать сообщения, поступающие с телетайпа, отбирать интересные новости, предлагать темы для литературных очерков и комментариев.

В своем журналистском стиле Маркес подражал американским газетчикам, которых отличали настырность и стремление во всем докопаться до правды. Такой подход был свойствен деятельности Габриэля, который резко отличался от латиноамериканских коллег, ориентировавшихся на французскую прессу. Начинающему журналисту предстояло еще многому научиться, но его творчество с самых ранних строчек отличалось оригинальностью и непредсказуемостью.

В своей статье о картахенском афро-колумбийском писателе Хорхе Артеле публицист высказывает идею о создании «местной континентальной литературы, которая представила бы нашу расу», и о том, что «у Атлантического побережья должно быть собственное лицо»18.

В середине июля 1948 года Маркес вместе с главным редактором Сабалой проводят компания под лозунгом «Что случилось в Эль-Кармен-де-Боливаре?».  Поводом послужило событие, в ходе которого в Эль-Кармен-де-Боливаре, родном городе деда Маркеса, полицией были убиты семьи либералов. Данное происшествие не могло остаться без внимания Маркеса и Сабалу. Власти нередко отправляли в редакцию газеты военных с целью запугивания либерально настроенного персонала, который не спешил сдаваться.

Стоит также отметить тему любви, которая преобладала в раннем журналистском творчестве писателя. В июле 1948 года выходят две провокационные статьи Маркеса. В первой работе описывается анатомия прекрасного женского тела и присутствуют рассуждения о смерти, перед которой бессильна даже красота. Во второй статье публицист рассуждает о бессмертности любви, которая при этом имеет обыкновение вспыхивать и гаснуть вмиг19.        

К 1949 году относятся статьи Маркеса периода его пребывания в г. Сукре, которые были созданы под влиянием всевозможных народных преданий. В основу одной из таких работ легла легенда об испанке Маркезите де ла Сьерпе, обладавшей магической силой, никогда не бывавшей замужем и прожившей более двухсот лет. Эта легенда была рассказана Маркесу его другом Анхелем Касихом Паленсиа и вместе с другими преданиями, которые собрал сам писатель, эти произведения легли в основу целого ряда блестящих статей, которые отражают стиль зрелого Гарсиа Маркеса.

По возвращении Маркеса из Сукре в газете El Universal вышла очередная статья о студенческом конкурсе красоты. Свою работу Маркес подписал псевдонимом Септимус (персонаж романа «Миссис Дэллоуэй» Вирджинии Вулф). Данную статью Маркеса отличает уверенный и высокомерный тон. Вот дерзкая цитата из работы: «Мы, студенты, открыли формулу идеального государства: мир и согласие между разными социальными классами; справедливая плата за труд; распределение прибавочной стоимости поровну; роспуск членов парламентов, заседающих за зарплату; всеобщий и коллективный отказ от участия в выборах»20. Тут прослеживается явный сарказм по отношению к правительству.

Альфонсо Фуэнмайор, друг Маркеса,  в 1950 году предлагает ему начать печататься в барранкильской газете El Heraldo. Маркес недолго думал над предложением, поскольку из Барранкильи ему было гораздо удобнее обращаться к своему культурному наследию, которое будет играть важнейшую роль в новом журналистском периоде деятельности Маркеса.

Это событие ознаменовало новый период в журналистской деятельности колумбийского прозаика. Маркес продолжал печататься под псевдонимом Септимус, который он взял себе еще в картахенской газете El Universal, а своей ежедневной рубрике он дал название «Жираф» («La Jirafa»), в честь своей возлюбленной Мерседес, у которой была длинная стройная шея. С самого начала в его статьях появился особый блеск, хотя зачастую они были лишены острой идейности из-за все еще господствовавшей цензуры. Несмотря на это, Маркесу удавалось, насколько это было возможно, отстаивать свои политические взгляды. 16 марта 1949 года журналисту сходит с рук статья, в которой он рассуждает о том, какие же возможности имеет парикмахер, бреющий опасной бритвой президента республики. 29 июля на свет выходит его работа о визите в Лондон Ильи Эренбурга — одного из крупнейших пропагандистов Советского Союза. Габриэль пишет о нем, как о старом добром товарище, которого знает много лет.

Он осуждает и господствующий в то время режим Лауреано Гомеса, который стремился установить режим, аналогичный испанскому (надо заметить, что Колумбия стала первой страной Латинской Америки, восстановившей свои отношения с Испанией).

Помимо политических тем важное место в публицистике Маркеса занимают рассуждения о поиске тем журналистом.  Все это он с юмором описывает в статье «Странствия жирафа», посвященной своей повседневной работе: «Жираф — животное, чутко реагирующее на каждый редакционный чих. С момента зачатия первого слова этой ежедневной колонки здесь, в Подлеске… и до шести часов утра следующего дня жираф — несчастный беззащитный бедолага — на каждом углу может сломать себе шею. Во-первых, нужно иметь в виду, что каждый день писать четырнадцать сантиметров дури — дело нешуточное, каким бы дураком ни был сам автор. Ну и, конечно, нельзя забывать про существование двух цензоров. Первый — вот он, прямо здесь, рядом со мной, сидит красный под вентилятором — следит, чтобы жираф, не дай бог, не поменял цвет с единственно дозволенного — естественного — на какой-нибудь другой. Ну а про второго цензора лучше вообще ничего не говорить, иначе жирафу, чего доброго, укоротят шею до абсолютного минимума…»21.  Во многих из этих статей чувствуется не только радость жизни, но и радость творчества. Именно в те первые месяцы 1950 года Маркес стал получать истинное удовольствие от своей работы.

Нельзя не отметить тему литературы, которую он поднимает в статье «Проблемы романа?». Маркес  презрительно отзывается о большинстве колумбийских художественных произведениях: «В Колумбии еще не написано ни одного романа, в котором бы четко прослеживалось благотворное влияние Джойса, Фолкнера или Вирджинии Вулф. Я говорю «благотворное», ибо не думаю, что мы, колумбийцы, на данном этапе способны избежать каких-либо влияний. Их не избежала Вирджиния Вулф, в чем она признается в прологе к «Орландо». Сам Фолкнер не отрицает, что на него повлиял Джойс. Есть что-то общее — особенно в обыгрывании временных планов — между Хаксли и опять-таки Вирджинией Вулф. Франц Кафка и Пруст проглядывают во всей литературе современного мира. Если мы, колумбийцы, намерены избрать верный путь, нам следует двигаться в том же направлении. Но горькая правда заключается в том, что этого еще не произошло, и ничто не указывает на то, что это когда-либо произойдет»22.

     В 50-е годы Маркес знакомится с Мануэлем Сапата Оливельей — чернокожим писателем, с которым впервые посетит старую провинцию Падилью, а именно поселения Ла-Пас и Вальедупаре. Именно здесь, в Ла-Пасе и Вальедупаре, Маркес  впервые увидел исполнителей вальенато и меренге, познакомился с известным афро-колумбийским аккордеонистом Абелито Антонио Вильей, который первым записал музыку вальенато.

После поездки в родную Аракатаку с матерью в феврале 1950 года  интерес Маркеса к культуре колумбийской глубинки усиливается. Он  публикует в свою рубрику «Жираф» статью под названием «Абелито Вилья, Эскалона и К°», в которой говорит о том, что данная поездка вдохновила его на новые путешествия, и прославляет бродячую  жизнь трубадуров. Особенно он прославляет творчество Рафаэля Эскалона, молодого автора музыки вальенато. Маркес надеялся, что знакомство с творчеством молодого музыканта поможет ему приблизиться к культуре глубинных районов Атлантического побережья. С этой целью журналист в марте 1950 года лично встречается с Эскалона23.

Вскоре после этого Габриэль Гарсиа Маркес начинает свою деятельность в независимом еженедельном журнале Cronica, выходившем в качестве приложения к газете El Heraldo. В новом издании Маркес был «мастером на все руки», а также его управляющим. Именно здесь публикуется его единственный детективный рассказ, основанный на реальных событиях и написанный под влиянием Хемингуэя, «Женщина, которая приходила ровно в шесть».

Маркес, восторгавшийся творчеством американских модернистов 1920-1930-х годов, написал статью «И снова Нобелевская премия», в которой он выразил мнение о том,  что «маэстро Фолкнер, никогда не получит премии, потому что он слишком хороший писатель»24. Но в ноябре 1950 года Фолкнер все-таки задним числом удостоился премии за 1949 год. В ответ на это журналист заявил, что «давно пора было его наградить, ибо Фолкнер — величайший писатель современности и один из величайших писателей всех времен и народов, которому теперь придется мириться с неприятной привилегией быть модным».

Все, что писал журналист в этот период, пусть даже на скорую руку,   было проникнуто духом творчества и новизны.  С биографической точки зрения наиболее интересной статьей того периода является публикация от 16 декабря 1950 года «La Amiga» (подруга, возлюбленная).  За сухим тоном статьи Маркесу с трудом удалось скрыть восторг и волнение от встречи  с возлюбленной, Мерседес Барча, переехавшей с семьей в Барранкилью25.

В 1951 году публицист был вынужден вернуться в Картахену из-за семейных трудностей и возобновить свою работу в El Universal. Газета  приняла его с распростертыми объятиями, и Маркесу было назначено месячное жалование больше того, что он получал в Барранкилье.

В начале декабря 1951 года Гарсиа Маркес появился в редакции El Heraldo в Барранкилье. До конца 1952 года он продолжал зарабатывать на жизнь в El Heraldo — писал материалы для рубрики «Жираф», хотя его статьи никогда уж больше не были столь необычайно оригинальны и остры, как в тот первый год, когда он только начал работать в газете. Но вскоре Септимус «умер», и Гарсиа Маркес перестал писать для «Жирафа»,

В 1952 году Маркесу предложили работать в новой газете El Nacional, которая пыталась составить конкуренцию El Heraldo и занять ведущую позицию на северо-восточном побережье. По признанию Маркеса, это был один из неудачных периодов в его биографии, поскольку он корпел в редакции целыми днями, но номера выходили мало и с опозданием. Подборки номеров не сохранились, поэтому судить о работе Маркеса в El Nacional сложно. Известно лишь, что Маркес готовил вечерний тираж для продажи в Барранкилье. Возможно, причина неудачи издания крылась в том, что старые работники редакции саботировали процесс выпуска новаторской газеты.  Но нужно учитывать и тот факт, что главному редактору Сепеде не хватало опыта и компетентности  для руководства таким сложным процессом.

Еще один журналистский этап Маркеса связан с работай в обновленном El Espectador,  который  возглавлял Хосе Сальгар. В 1954 году Габриэль пишет две статьи о монархической власти и одиночестве, о мифе и реальности. В первой под названием «Клеопатра» звучат надежды писателя на  то, чтобы новая статуя египетской царицы не развенчала романтического представления о ней, которое бытует в умах и сердцах людей вот уже на протяжении двух тысяч лет. Вторая — «Одинокая королева» — посвящалась недавно овдовевшей королеве-матери Великобритании. Возможно, в творчестве Маркеса той поры это единственный яркий пример тщательной разработки определенных тем — в частности, рассмотрения в единой связи тем власти, славы и одиночества, — что найдет воплощение в своем наивысшем выражении тридцать лет спустя, в романе «Осень патриарха»: «Королева-мать, теперь бабушка, впервые в жизни по-настоящему одинока. Сопровождаемая лишь своим одиночеством, она бродит по бесконечным коридорам Букингемского дворца, должно быть, с ностальгией вспоминая то счастливое время, когда она даже не мечтала и не хотела мечтать о том, чтобы стать королевой, и жила с мужем и двумя дочерьми в доме, который переполняло тепло добрых человеческих отношений… Она и не догадывалась, что таинственный удар судьбы превратит ее детей и детей ее детей в королей и королев, а ее — в одинокую королеву. Всеми покинутая, безутешная домохозяйка, чей дом растворится в громадном лабиринте Букингемского дворца, в его беспредельных коридорах и бескрайней территории заднего двора, простирающегося до самой Африки»26.

Приход Маркеса в издание полностью изменил стиль газеты, бывший до этого времени безликим, и другие писатели начали подражать ему и копировать его художественный стиль.

Стоит отметить, что именно в этот период магическое в публицистике Маркеса отходит на второй план. Главным образом происходит это из-за того, что Богота, в отличие от Картахены, не являлась прибрежным городом, стимулирующим воображение Маркеса.

В конце февраля журналист пробует себя в качестве кинокритика и публикует обзоры. В какой-то степени Маркес является первопроходцем в данной области, поскольку в колумбийских газетах тогда не было рубрик, посвященных кино, а давался лишь краткий анонс с описанием сюжета и исполнителей главных ролей. Стиль кинорецензий автора отличало  то, что создавались они не кинематографическими методами, а литературными. Он пытался популяризировать среди народа искусство французских режиссеров и реалистические работам итальянцев, которые ему особенно нравились, пытался привить колумбийцам истинный кинематографический вкус, любовь к эстетическому искусству и вытеснить ложное сознание, заставлявшее людей отдавать предпочтение штампованной голливудской продукции. Поскольку боготские кинолюбители не были в состоянии оценить киноленты с профессиональной точки зрения, Гарсиа Маркес решил анализировать картины с точки зрения народа, стараясь при этом склонить его предпочтения в прогрессивном направлении. Рецензии новоявленный кинокритик писал с позиции здравого смысла, что в определенной степени исключало эстетическую составляющую.

Как уже было сказано, с самого начала кинокритик выражает враждебный настрой к коммерческим и пустым ценностям голливудской киноиндустрии (Орсон Уэллс и Чарли Чаплин, по его мнению, были исключением),  и ставит в пример европейское кино, считая его нравственные ценности идеалом, к которому должен стремиться колумбийский кинематограф. Также его интересуют технические моменты кинопроизводства: сценарий, диалог, режиссура, операторская работа, звук, музыка, монтаж, игра актеров,  что в дальнейшем будет играть роль в «конструированием» его литературных произведений. Автора занимала концепция искусно построенного кино  — этим он будет одержим на протяжении всей своей литературной карьеры. Реальность должна господствовать, считал он, но нельзя забывать о внутреннем мире героя и о фантазии. Маркес не проявлял интереса к теориям зарождающейся французской «новой волны», которые приобретали популярность в кинематографе Бразилии, Аргентины и Кубы того времени. В действительности составленный им список лучших фильмов года, опубликованный 31 декабря, красноречиво свидетельствует о том, что в 1954 году Гарсиа Маркес признавал только один способ создания фильмов — в стиле итальянского неореализма.

Маркес давно вынашивал идею о работе репортером. Но такой возможности ему не представлялось, поскольку и ЕI Universal, и El Heraldo, в которых он работал,  публиковали информацию с международных новостных лент. К тому же, данные издания не могли печатать ничего серьезного, поскольку находились в условиях жесткой цензуры.

Владельцы El Espectador же придерживались по этому поводу другого мнения, тем более в их распоряжении  весьма кстати оказался молодой талантливый писатель, который бы не отказался от возможности написать так, что у читателей захватит дух.

Первым репортажем журналиста был материал о сходе оползня в Антиокии, в результате чего погибло немало людей. Одной из версий случившейся трагедии была халатность властей, под чьим руководством возводились непрочные здания из дешевых и непрактичных материалов. В задачи репортера входило выяснить истину, чего бы то не стоило. И в результате долгих и мучительных расследований детектив-Маркес все-таки докопался до правды, подтвердившей версию случившегося. Также выяснилось, что причиной многочисленных жертв были жители из ближайших районов, собственноручно пытавшиеся спасти пострадавших без помощи официальных служб, что и вызвало повторный сход оползня. Маркес беседовал с очевидцами, жертвами трагедии, полицией, местными политиками и священнослужителями. Стиль повествования наполнен драматизма, трагичности, основная тема репортажа —  о насмешках судьбы, о людях, обреченных на гибель.

Репортаж относится к одной из лучших журналистских работ Маркеса, где он выступает как великолепный рассказчик. Но  примечательно то, что, обвиняя власти в случившейся трагедии, Маркес пытался сохранить объективность и не собирался умалчивать о том, как спасатели, действуя из лучших побуждений,  невольно стали одной из причин усилившихся оползней.

Его следующий цикл новаторских репортажей был посвящен одному из забытых регионов Колумбии — департаменту Чоко, расположенному на побережье Тихого океана. Государство решило ликвидировать неразвитый и лесистый регион и распределить его территорию между другими департаментами. Это вызвало яростную волну протестов среди колумбийцев. Естественно, Маркес не мог пропустить такое событие и тотчас выехал в Чоко для написания репортажа. По иронии судьбы демонстрации на время прибытия журналиста прекратились, и Маркес находит достаточно оригинальный выход из положения: он заводит там друга, которому поручает организацию новых акций протеста. Успех был обеспечен: в Чоко начали съезжаться другие репортеры, в результате чего проблема получила большую огласку в прессе, и правительство отменило  план территориальной реорганизации региона.

В 1955 году в печати появился самый знаменитый газетный очерк Маркеса, состоящий из серии длинных 14 интервью-бесед, каждая из которых длилась четыре часа. Герой очерка — колумбийским военным моряк Луис Алехандро Веласко, служивший на эсминце «Кальдас». Корабль возвращался в порт Каутахену и попал в шторм, в результате чего судно потеряло управление, а из членов экипажа в живых остался только Веласко. Он провел без еды и питья 10 суток.  Спасшийся моряк стал национальным героем, получившим награду от президента. Маркес решил взять интервью у героя, когда приключившаяся с ним история уже забылась.

Маркес задавал вопросы, выявляющие подноготную проблемы, затрагивал самые щепетильные стороны человеческого существа. После каждого интервью Маркес в конце рабочего дня возвращался в редакцию и до самой ночи редактировал и обрабатывал полученный материал в очерк. По завершении серии из четырнадцати интервью El Espectador в апреле выпустила специальное приложение, в котором был напечатан весь цикл27. В комментарии к нему говорилось, что это — «самая большая публикация из всех тех, что когда-либо печатались в колумбийских газетах!».

Уже упоминалось, что Маркес в своем журналистском творчестве был весьма дотошен и щепетилен к деталям. Ему удалось выяснить, что причиной катастрофы стал не шторм, а нелегальный груз, находящийся на борту и не закрепленный должным образом, и несоблюдение техники безопасности.  Естественно, публикация очерков вызвала гнев военного правительства. Маркес в очередной раз подчеркнул свои оппозиционные взгляды, его начали считать врагом режима.

Спустя много лет серия очерков будет переиздана под названием «Рассказ не утонувшего в открытом море» (1970 год). Причем это произведение станет одной из его самых успешных книг: за последующие двадцать пять лет будет продано десять миллионов экземпляров28.

Если в  профессиональном плане журналист преуспевал, то в материальном находился на грани нищеты за весь период работы в периодических изданиях. Изнурительная работа над репортажами, постоянные политические преследования и гонения... Все это высасывало из него силы и, в конечном счете, сказалось на том, что при первой же подвернувшейся возможности Маркес уехал в Европу. Политический мотив тут являлся решающим, не уехать он не мог, потому что правительственная месть была неизбежной (несколько раз после публикации своих наиболее провокационных статей он уезжал в родные края, чтобы избежать государственной расправы, а в адрес других журналистов изданий, в которых он работал, поступали угрозы, бывало, над ними расправлялись физически). Отъезд в Европу в конце 1950-х годов можно считать концом периода журналистской деятельности Маркеса в латиноамериканских периодических изданиях.

Итак, на основе вышеизложенного материала можно провести четкую тематическую классификацию журналистских и публицистических работ Габриэля Гарсиа Маркеса. Большинство работ относится к политической тематике («Люди, выполнившие свой долг», «Операция «Карлота», «Что случилось в Эль-Кармен-де-Боливаре?»). Также Маркес всегда с большим трепетом и интересом подходил к теме власти, причем именно к власти тоталитарной, абсолютной, монархической. В центре таких работ у журналиста не абстрактные и общие рассуждения, а конкретные люди. Герои — правители государств, общественные и политические деятели, обладающие большим авторитетом и властью, твёрдым характером, решимостью и талантом. Персонажи этих работ очень дороги и близки автору, главным образом из-за того, что со многими своими героями Маркес был знаком лично и в жизни поддерживал хорошие отношения. При помощи мельчайших деталей, описывающих героев и списанных с натуры с особой тщательностью и достоверностью, журналист пытается понять психологию правителя, саму сущность феномена власти. Герои Маркеса всегда одиноки, поскольку одиночество неразрывно связано со славой. Сюда можно отнести следующие работы: «Загадки Билла Клинтона», «Загадка двух Чавесов», «Кандидат», «Этот человек умер своей смертью», «Клеопатра», «Одинокая королева». Стоит также отметить тему колумбийской культуры, к которой Маркес нередко прибегал. В статьях о музыкальном инструменте гармонике, об испанке Маркезите де ла Сьерпа, в «Абелито Вилья, Эскалопа и К°» журналист пытается показать самобытную культуру прибрежных глубинок, традиции колумбийского народного творчества. Особо важны в его творчестве рассуждения о вальенато — виде народной мелодии, зародившемся на побережье Карибского моря и обычно исполняемом безызвестными музыкантами. Не обошлось в журналистской деятельности Маркеса без любовных произведений («LaAmiga», статьи об анатомии женского тела и бессмертности любви). Ну и, конечно же, отразилась в публицистике Маркеса тема творческой деятельности пишущего человека и особенностей журналистской и литераторской работ: «Странствия жирафа» (о поиске журналистом актуальным тем), «Проблемы романа?», «И снова Нобелевская премия», «Невинная соната», «Софизмы для развлечения», «Ностальгия по горькому миндалю», «Самая лучшая работа на свете», «Страница за страницей и зуб за зубом».

Чтобы подвести итог публицистической деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса и выявить ее особенности, нужно отметить, в каких политических условиях приходилось работать писателю и каких взглядов он придерживался. В Колумбии конца 1950-х годов, как уже упоминалось, действовала военная диктатура и жесткая цензура, сильно ограничивающие действия журналистов. Но, несмотря на это, от своих левых взглядов Маркес ни разу не отступил, напротив, он выступал против правительства, обвинял правительство и его официальные сообщения во лжи.

Также стоит сказать, что Маркесу всегда приписывали связь с Компартией, но коммунистом он никогда не был, ему просто была близка данная идеология. Как он позже расскажет в своих мемуарах, оказалось, что  Коммунистическая партия все эти годы тайно наблюдала за ним. Коммунистов устраивало, что писатель отстаивал идеи гражданственности, но при этом не указывал свою принадлежность к партии. Коммунистическое мировоззрение на протяжении всей его жизни будет ближе ему по духу, чем любая другая идеология29.

Мы можем сказать, что публицистика Маркеса носила острую политическую и гражданственную направленность, имела радикальный и оппозиционный характер. Журналистский почерк Маркеса отличало тщательное  исследование темы, внимание к деталям, глубокое осмысление реалий родной страны. Даже при изложении, казалось бы, сухого фактического материала он использовал искусство блестящего рассказчика и задействовал свое безграничное воображение.

Но нельзя сбрасывать со счетов художественную составляющую его публицистических работ. Маркес никогда не проводил грани между правдой и вымыслом,  магия — обязательная составляющая любых его произведений, будь то политическая статья или заметка, репортаж или кинорецензия. В дальнейшем именно магия станет его фирменным и неповторимым стилем, в котором он напишет свои великие художественные произведения. Так что, можно смело утверждать, что именно журналистская деятельность Маркеса повлияла на становление неповторимого и самобытного литературного жанра, который на сегодняшний день мы именуем «магическим реализмом».

Рассмотрев особенности публицистической деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса, мы, на основе полученных сведений, можем дать характеристику национальной специфике латиноамериканской журналистики, поскольку последняя неразрывно связана с публицистическим творчеством Маркеса.

Национальная специфика латиноамериканской публицистики берет свое начало из традиций латиноамериканской литературы. Стиль латиноамериканских журналистов отличается большой степенью синтетичности, соединением разных культурных пластов — традиций европейских, африканских и индейских народов.

Специфичным для латиноамериканской периодики ХХ века является широкое освещение темы национально-освободительных движений, в результате которой страны региона добились независимости. Также стоит отметить, что южноамериканские журналисты подражали стилю европейской периодики, что, в конечном счете, привело к становлению мировой латиноамериканской журналистики, которая постепенно отходила от освещения исключительно региональной тематики, отдавая предпочтение универсальным, общечеловеческим ценностям. Но, несмотря на синтез латиноамериканской и европейской журналистских традиций, стремление подчеркнуть самобытность своей уникальной культуры у латиноамериканских журналистов всегда будет на первых позициях.

Латиноамериканской журналистике ХХ века присущ синкретизм жанра: слияние философского, психологического, фантастического и фактографического начал. Факты общественной значимости, социальная и политическая  проблематика подаются на страницах журналов и газет с использованием фольклорно-мифологических представлений и реализма. При этом реальность в материалах воспринимается как фантастика, а фантастика как действительность. Преобладает изображение сельской и урбанистической культур. Мифичность в латиноамериканской публицистике нельзя рассматривать как признак недостоверности журналистских материалов и отхождение от жанра, напротив, ее нужно рассматривать в онтологическом смысле как обязательную составляющую латиноамериканского мышления. Объясняется это, опять же, влиянием африканского и индейского мироощущений, для которых характерна вера в сверхъестественное, интуитивное и наивное начало, восприятие мира через призму мифологического и примитивного сознания30.

Итак, можно сделать вывод о национальной специфике латиноамериканской публицистики и отметить ее основные черты:

— использование мифологии, фольклора, народных преданий;

— размывание четких границ между публицистикой и литературой, действительностью и фантастикой, «низким» смеховым и серьезным «высоким» началами;

— использование гротеска и символики;

— гиперболичность и гипертрофированность;

— иллюзия хаотичности, прерывистость композиции, ощущение загадочности,  отсутствия и пустоты;

— совмещение европейских и латиноамериканских журналистских традиций.

2.2 Тема СССР в публицистике Габриэля Гарсиа Маркеса (на примере очерка «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы»)

В данной  части выпускной квалификационной работы мы попытаемся рассмотреть тему СССР в публицистике Габриэля Гарсиа Маркеса на примере конкретной статьи.  Для этого проанализируем путевой очерк автора о Шестом Всемирном фестивале молодежи и студентов 1957 года «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы» и покажем восприятие Маркесом советских реалий.

Габриэль Гарсиа Маркес присутствовал на молодежном фестивале в СССР в качестве журналиста, в результате чего им был написан очерк, напечатанный в 1959 г. в венесуэльском журнале «Кромос». Основная тема статьи — рассуждения о том, как живут люди за «Железным занавесом»,  непростая попытка понять загадочную русскую душу и выяснить, что же отличает русских от других народов.

Вот цитаты из статьи «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы»:

«Советским людям свойственно впадать в экзальтацию при выражении своих чувств. Они выражают радость столь зажигательно, как будто танцуют казачью пляску, готовы отдать последнюю рубаху и, прощаясь с друзьями, плачут настоящими слезами»31.  Интересно, что восприятие Маркеса перекликается с традиционными российскими представлениями о проявлениях национального характера латиноамериканцев,  то есть некая зеркальность. Маркес ненавязчиво  говорит о неком сходстве колумбийской и советской действительности. Данные наблюдения у него возникли во время путешествия по Украине. Автор утверждает, что, несмотря на географическую отдаленность,  различие культур и менталитетов, все же присутствует некая схожесть между советской и колумбийской реальностями. Крестьяне, деревня, скудость жизни, сельский рынок — все это напоминает ему Латинскую Америку.  

В то же время в западной прессе нередки описания советских людей как замкнутых, сдержанных, неприветливых, редко улыбающихся. И Маркес в определенном смысле разрушает стереотипы.

Далее Маркес описывает еще одну черту, на его взгляд, присущую русским: «Щедрость русских просто не знала границ, а желание одарить иностранных гостей было настолько сильным, что порой доходило до абсурда».

Вот пример в доказательство данной позиции. Маркес познакомился с немецким делегатом, который похвалил русский велосипед на одной из железнодорожных станций. Девушка, хозяйка велосипеда, изъявила желание подарить его ему, несмотря на то, что велосипеды были дороги и редки в СССР. Немец  отказался от подарка. Когда же поезд тронулся, девушка вместе с помощниками забросила велосипед в вагон и угодила  делегату в голову, нечаянно разбив ее. В Москве можно было наблюдать картину, ставшую привычной на фестивале: немец с перевязанной головой, разъезжающий по городу на велосипеде.

Маркес не пытается отнести этот случай к следствиям   социалистического воспитания и  отсутствию чувства собственности у советских граждан. Для него это черта именно онтологическая,  а негативные последствия, из нее временами проистекающие, обусловлены также онтологически. Можно вспомнить известную русскую пословицу: «Что русскому хорошо, то немцу – смерть». Вряд ли Маркес ее знал, но описанный им случай в российском сознании вызывает именно такую ассоциацию.  

По мнению Маркеса, русская жизнь полна «драматических контрастов». Нищие деревеньки,  провинциальный мирок, огороженный от цивилизации,  и рядом плакаты вождей, розовощекие колхозницы, энтузиазм миллионов на плакатах монументальной пропаганды… Поражает его и  тот факт, что в стране, настолько преуспевшей в тяжелой промышленности, люди ходят в одинаковой, плохо сшитой одежде, носят плохую обувь, рабочие ютятся в одной комнатушке, но при этом их переполняет гордость оттого, что советский аппарат побывал на Луне. Все эти противоречия советской жизни вызывают у колумбийца недюжинное удивление и недоумение. Автор объясняет это тем, что Советский Союз направлял усилия на развитие тяжелой промышленности, не уделяя должного внимания товарам массового  потребления. В таком случае можно понять, почему русские первыми предложили на международный рынок воздушного сообщения самый большой в мире самолет, и в то же время у них не хватает обуви для населения. Впрочем,  умение гордиться общими достижениями и довольствоваться малым ради реализации великой цели нельзя объяснить экономически. Это тоже специфика национального склада.

Гарсиа Маркес рассказывает своему испаноязычному читателю, в какой степени советские люди оторваны от достижений цивилизации и в смысле быта находятся в каменном веке. Не удивляйтесь, говорит он, если вам кто-нибудь в Москве расскажет, что изобрел холодильник. Этот эпизод из очерка можно сопоставить с началом романа «Сто лет одиночества»: один из главных героев романа, запертый в своем провинциальном Макондо, пытается с помощью магнита извлечь золото из-под земли и  утверждает, что лед — это величайшее изобретение человечества. У Маркеса-писателя в романе «Сто лет одиночества» тот же самый сюжет, что и у Маркеса-журналиста в очерке об СССР: провинциальный гений изобретает велосипед и открывает Америку. Это еще раз доказывает провинциальную простодушность советских граждан.

Исчезновение классов — вот что непривычно Маркесу.  Люди кажутся ему одинаковыми, все в старой и дешевой одежде и обуви. Это такая же добродушная и любопытная толпа, как в деревне, только увеличенная до колоссальных размеров.

Его поражают колоссальные размеры и масштабы советской столицы. Вот что он говорит по этому поводу: «Я решил, что для заполнения Москвы необходимо по меньшей мере 20 млн. человек, переводчик же сдержанно уверил меня, что в Москве только 5 млн.,  и самая сложная городская проблема — это нехватка жилья»32.

Москву он сравнивает с  самой большой деревней в мире, поскольку она  не соответствует, по его мнению, привычным человеку пропорциям. Московские здания — те же самые сельские домишки, увеличенные до титанических размеров. В самом центре столицы  встречаются провинциальные дворики, где  женщины прямо на улице кормят грудью детей. Скромный московский трехэтажный дом по высоте равен общественному пятиэтажному зданию в западном городе и, несомненно, дороже, внушительней и нарядней. Смесь запущенности и показной пышности, запустения, одичания и в то же время переполненности народом. Все фантасмагорично, а некоторые явления остаются совершенно необъяснимыми. Вот, например, эпизод из путешествия в поезде:

«Ночью мы проснулись от невыносимого запаха гнили. Мы старались разглядеть что-нибудь в темноте и определить происхождение непонятной вони, но в необозримой украинской ночи не светило ни единого огонька. Поскольку Малапарте первым почувствовал запах, я предложил ему детективное объяснение, и сейчас оно стало знаменитой главой в его книге. Позднее сами русские — наши попутчики –  говорили нам об этом запахе, но никто не смог объяснить, откуда он взялся»33.

Если Москва — большая деревня, то СССР — этакое огромное Макондо (прим. Выдуманное поселение из романа «Сто лет одиночества»): место, с одной стороны, обособленное, оторванное от остального мира, отдаленное, с другой — там все слегка преувеличено и гиперболизировано. Маркес словно сравнивает реальную действительность со всевозможными образами и символами. Он сравнил живую жизнь с теми символами текстами и знаками, которыми эта жизнь себя окружает. Иными словами, он сравнивает одинаковое сходство между первым и вторым, и в Колумбии, и в Москве он сравнивает отношения, но и не только их.

Следовательно, в журналистской деятельности Маркеса использует образы и стиль, характерные для его художественной литературы, что ни в коей мере не говорит о присутствии вымысла и недостоверности в публикациях автора.

«Боюсь, русских мне не понять никогда. Конечно, чужая душа потемки, но души россиян — просто кромешная тьма!», — эта цитата является лейтмотивом всего произведения Маркеса.

Таким образом, у писателя сложилось двоякое впечатление о советской жизни. С одной стороны, его поражает сама направленность внутренней политики, социальный строй, а с другой,  ментальность советского  народа, которая также имела двоякий характер. Эта двоякость заключалась в том, что советские граждане, по словам писателя,  были самыми добродушными, дружелюбными и открытыми, но и в то же время законсервированы идеологически и полностью замкнуты в своих мифологических представлениях. Людей, таких преданных своей государственности, ему доводилось встречать впервые. Следовательно, восхищение автора чередуется с недопониманием, порой даже жалостью к советским гражданам, что ни в коем случае не преуменьшает величия советского народа в глазах писателя.

От многих других записок путешественников, пытавшихся описать Россию, взгляд Гарсиа Маркеса отличается точностью, верностью наблюдений и непредвзятостью.  Можно утверждать, что он ехал не найти подтверждение своим, уже заранее существующим и сформировавшимся под воздействием стереотипов, мнениям, а был готов наблюдать, видеть новое, анализировать. Такое впечатление, что Маркесу удалось очень верно схватить советский дух и суть советской жизни. Поэтому его очерк отличается от подобных наблюдений иностранцев, описывающих советскую действительность. Таким образом, можно утверждать, что Маркес, «все понял» в своем специфическом и глубинном смысле.

Можно сделать вывод о том, что воззрения Маркеса  в большой части  совпадают с бытующим до сих пор мнением о чрезвычайно загадочной и противоречивой русской душе, что в очередной раз доказывает самобытность и уникальность  русского народа.

2.3 Тоталитарный режим и образ диктатора в произведениях Габриэля Гарсиа Маркеса

 

В предыдущем параграфе мы рассмотрели путевой очерк Габриэля Гарсиа Маркеса «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы» и выявили отношение автора к советским реалиям 1957 года. Нельзя не упомянуть и роль поездки на Шестой Всемирный фестиваль молодежи и студентов в становлении творчества колумбийского писателя.

Впечатления Гарсиа Маркеса в Москве 1957 года первостепенны для его романа «Осень патриарха». Приезд Габриэля  Гарсиа Маркеса в СССР на Международный молодежный фестиваль совпал с важным периодом в отечественной истории. Это момент, когда советское общество еще полностью не оправилось от последствий сталинской диктатуры и не совсем осознало пришедшую на смену культа личности  хрущевскую систему. Фестиваль стал для писателя символом конца двух эпох, моментом общечеловеческого ликования, безграничной радости, периодом прощания с национальной легендой, разрушением политического мифа в ритуале этого фестиваля молодежи и студентов.

В романе «Осень патриарха» показано бесконечное перерождение патриарха, и во время его политической смерти начинается карнавальная неделя с толпой, тащащей по улицам труп вождя. Люди запускают фейерверки, ликуют. В финале же празднества войска президентской гвардии открывают стрельбу по толпе. Команду «стрелять» дал воскресший Патриарх. Таким образом, можно заметить некое совпадение между маркесовским восприятием Всемирного фестиваля молодежи и студентов и тем, как переживает фестиваль коллективный герой Маркеса в романе «Осень патриарха». Габриэль Гарсиа Маркес переносит всевозможные атрибуты и реалии из советской действительности в свой роман. Примечательно, что эти самые атрибуты советской действительности имеют место не только в романе «Осень патриарха», но и в других прозаических произведениях писателя, в частности, в ранних рассказах и поздних романа.

Интерес Габриэля Гарсиа Маркеса к Советскому союзу и Сталину восходит даже не к данному очерку, а к концу сороковых годов, когда Маркес, будучи  двадцатилетним журналистом, писал очерки для  колумбийской газеты «Эль Эральдо». В одной из таких работ Маркес описал парикмахера Иосифа Пуришкевича, которому в 1910-е годы довелось побрить Сталина в сибирской ссылке. И этот самый парикмахер, как говорит Гарсиа Маркеса, держал бритву на горле мировой истории, когда  брил Сталина34. Можно утверждать, что интерес к России, к сталинской эпохе и к Сталину у Гарсиа Маркеса неслучаен. И поездка в СССР тоже была неслучайной.  Гарсиа Маркеса всегда интересовала абсолютная власть. Он описывал власть как метафору человека, возомнившего себя богом в одной отдельно взятой стране.

Габриэлю Гарсиа Маркесу довелось лично наблюдать многих латиноамериканских диктаторов своего времени. Ему нравилось наблюдать за представителями власти в реальной жизни, их образы он писал практически с натуры. Это и мексиканский диктатор Санта Ана, и венесуэльский Хуан-Висенте Гомес, доминиканский Трухильо,  кубинский Мочадо, парагвайский доктор Франсия, колумбийский Рохес Пенильо, Фидель Кастро, Уго Чавес, Билл Клинтон, Иосиф Сталин, королева-мать Великобритании Елизавета35. То есть ему, по сути, не нужен был именно Сталин и советская власть, чтобы нарисовать диктатора. Поэтому любопытно, почему именно Сталин стал для Маркеса прототипом главного героя романа «Осень патриарха» и важной фигурой в смысле окружающих вождя легенд.

Так что справедливо утверждать, что в своих произведениях Маркес мог иметь ввиду многих диктаторов, в том числе и Сталина. У писателя не было необходимости ехать так далеко через океан, чтобы именно в СССР найти своего Патриарха, ведь Маркес был из Латинской Америки — воплощения тоталитаризма, региона, где многие годы господствовала военная диктатура. Но именно образ Сталина ляжет в основу романа «Осень Патриарха».

Если сравнить очерк «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы» и описание сталинской эпохи с романом «Осень патриарха», можно найти множество совпадений. К примеру, в очерке про фестиваль Маркес говорит о том, что имя и образ Сталина были вездесущи: его писали на улицах Москвы, портреты вождя висели во всех учреждениях, домах, печатались на валютах, почтовых марках, даже на упаковке продовольственных продуктов. Это типично советская черта, поскольку в латиноамериканской действительности такого не наблюдалось. Тем не менее, именно в «Осени патриарха» рисуется явная картина советского культа личности: «Его профиль был запечатлен на обеих сторонах монет, на почтовых марках, на этикетках аптечных склянок, на ременных пряжках и ладанках и так далее»36.

В очерке Маркес говорит о власти, проникающей абсолютно во все сферы жизни: Сталин был в курсе самых интимных вопросов частной жизни граждан. Патриарх в романе также руководит всем, включая семейные отношения. В очерке Сталин вездесущ, но при этом невидим, единицы видели его при жизни. Маркес отмечает, что многие советские граждане задаются вопросом, существует ли Сталин на самом деле или он плод фантазий: «Один инженер, участник строительства гидростанции на Днепре, уверял, что в определенный период, в зените сталинской славы, само существование Сталина подвергалось сомнению». Аналогичную ситуацию мы наблюдаем в романе «Осень патриарха», когда коллективный герой утверждает, что существование диктатора — загадка и постоянно повторяет одну и ту же фразу: «…никто из нас Его не видел», то есть народ не видел Патриарха.

Маркес говорил о том, что Сталин умер в возрасте 74-х лет, и естественно, что его возраст сказался на внешности вождя — он был совершенно седой и изнурен физически, но в сознании советских людей Сталин всегда пребывал в том возрасте, в котором он запечатлен на своих портретах. Простой народ не имел возможности видеть Сталина, поскольку не имел доступа на Красную площадь во время демонстраций. Никто из тех, кого расспрашивал Маркес, не видел Сталина при жизни. Два ежегодных появления вождя на трибуне Кремля могут засвидетельствовать лишь дипломаты и высшие государственные служащие.

Сталин существовал вне времени и пространства. Он руководил огромной страной, ее строительством, политикой, искусством, личной жизнью граждан, не выходя из своего кабинета. Он учредил принцип абсолютного контроля над производством, для чего в столице было создано централизованное управление, состоящее из нитей всевозможных министерств, которые, в свою очередь, сходились в кабинете вождя. Например, для поставки запчастей из одного сибирского завода в другой, находящихся на одной улице, надо было послать запрос в Москву. Завод, который производил требуемые запчасти, должен был повторить эту же процедуру для выполнения поставки. «В тот вечер, когда мне разъяснили суть сталинской системы, я не обнаружил в ней ни одной детали, не описанной ранее в книгах Кафки»37, — говорил Маркес.

Что же общего между советской действительностью и творчеством чешского писателя Франца Кафки? Маркес соединяет жизнь и литературу, советскую действительность и творчество Кафки. Жизнь подражает литературе, вымыслу. Например, когда гости Международного московского фестиваля студентов и молодежи выпускали разноцветные воздушные шары, то последние распугали ласточек в небе. Маркес говорит о том, что советская жизнь имитирует литературу. В данном эпизоде опять же наблюдается излюбленный Маркесом прием использования гротеска, фантасмагории и нарушения границы между действительностью и вымыслом. «В Советском Союзе не найдешь книг Франца Кафки. Однако думаю, он смог бы стать лучшим биографом Сталина», — рассуждает в очерке публицист. Негласным биографом советского вождя Маркес выбрал именно Кафку, поскольку литература абсурда как нельзя лучше описывала загадочную персону Сталина и феноменальные события советской реальности, не поддающиеся логическому объяснению. Все, как говорил Маркес, что он обнаружил в СССР, было предсказано у Кафки.

В Москве Маркес постоянно расспрашивал всех про вождя советского народа, делал записи, собирал слухи о нем, пытался попасть в мавзолей, где находилось тело Сталина. Одним из самых ярких впечатлений Маркеса от пребывания в СССР, безусловно, можно назвать посещение мавзолея. «Мы спустились по лестнице и оказались в помещении явно ниже уровня Красной площади… Наконец, преодолев последнюю бронированную дверь, проходим между двумя вытянувшимися по стойке «смирно» часовыми и окунаемся в ледяную атмосферу. Здесь стоят два гроба. ... Ленин лежал в первом гробу. На нем строгий темно-синий костюм… Сталин спит последним сном без угрызений совести. …Выражение лица живое, сохраняющее на вид не просто мускульное напряжение, а передающее чувство. И, кроме того — оттенок насмешки... Ничто не подействовало на меня так сильно, как изящество его рук с длинными прозрачными ногтями. Это женские руки»38. Именно эти впечатления лягут в основу романа «Осень патриарха».

Ледяная атмосфера, гроб с вождем, пронизывающий холод и абсолютное отсутствие запаха, и самое главное, что бросается Маркесу в глаза — женоподобные руки Сталина. Все эти конкретные детали и легли в основу «Осени патриарха». Например, Габриэль Гарсиа Маркес неоднократно повторяет, что в покоях Патриарха царит ледяная атмосфера, что сложно представить в Колумбии с ее жарким климатом. Патриарха покоится в стеклянном катафалке, и самая бросающаяся в глаза деталь —  женские руки, женоподобные ручки, руки стыдливой девушки колумбийского диктатора. Все эти метафоры Маркес переносит в первозданном виде из мавзолея в образ своего колумбийского диктатора в роман «Осень патриарха».

«Людской поток обтекал возвышение справа налево, пытаясь сохранить в памяти мельчайшие детали увиденного. Но это было невозможно. Вспоминаешь ту минуту и понимаешь — в памяти не осталось ничего определенного. Я слышал разговор между делегатами фестиваля через несколько часов после посещения Мавзолея. Одни уверяли, что на Сталине был белый китель, другие — что синий. Среди тех, кто утверждал, что белый, находился человек, дважды посетивший Мавзолей. А я думаю, что китель был синий». Данная цитата из очерка «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы» не описывает Сталина конкретно и однозначно. Посетившие Мавзолей делегаты высказывают противоречивые и не совпадающие друг с другом  мнения по поводу  внешность вождя. Данная абсурдность описания и некая фантасмагоричность присущи жанру магического реализма, в котором работал Маркес.  И в своих журналистских произведениях автор верен излюбленному методу.

Рассмотрим подробнее образ вождя  из романа  «Осень патриарха». В романе жизнь Патриарха, латиноамериканского диктатора, который является собирательным образом многих мировых тиранов, в особенности Сталина, описывается гротескными приемами. Маркес задумал не просто героя, а само воплощение власти. Автор не дает реальные факты из биографии президента, диктатор описывается абсурдно, его образ складывается из всевозможных хаотичных и не связанных друг с другом фактов, легенд, историй, преданий, реально или нет происходивших с ним. Нет никаких подлинных сведений о диктаторе, и любые упоминания  о герое в восприятии рассказчика вызывают противоречия и абсурдность. Любые сведения из биографии Патриарха обладают некой амбивалентностью, являясь то ли ложью, то ли правдой, то ли исторически достоверным фактом, то ли вымыслом. С нарастанием сюжета образ Патриарха все сильнее мифологизируется, теряет пространственную и временную конкретику, обретает незыблемый и вечный статус.

Роман «Осень патриарха» — это произведение о воздвигнутом мифе, о том, как народ придает мифичность и фантастичность всему, что не поддается логическому и рациональному осмыслению. В романе демонстрируется весь процесс сотворения мифа: сначала читатель видит череду не связанных между собой событий, отрывочных сведений, которые вследствие объединятся в целостную картину мира, где властвует полубог, получеловек (прим.: в романе указывается, что Бендисьон Альварадо, мать Патриарха, родила сына непорочным зачатием). Как и свойственно фантастическому герою, он способен преодолевать границу жизни и смерти, которые станут для него равнозначными состояниями — непонятно, жив он или мертв. Причастность диктатора к двум противоположным мирам доказывается его постоянно меняющейся внешностью.

Тема одиночества стоит на одном из важных мест в произведениях Маркеса, будь то художественная литература или публицистика. Власть для Маркеса всегда равносильна одиночеству, которое является обязательным и неотъемлемым свойством человека-правителя, особенно в момент приближения смерти. Неотделимы от одиночества и размышления монархов о своем предназначении, о смысле жизни. Все это происходит в переломные моменты жизни, когда переосмысливаются все поступки и прожитая жизнь. Человек будет одинок всегда, покуда он мыслит и познает себя39.

Сходна по тематике с очерком «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы» и статья Габриэля Гарсиа Маркеса «Одинокая королева» о королеве-матери Великобритании Елизавете. Это статья об одиночестве и монархической власти. В «Одинокой королеве» Маркес пишет о смерти короля Георга VI и его вдове королеве-матери Великобритании. В данной работе тема власти, одиночества и славы неразрывно связаны друг с другом и в определенной степени являются синонимами. Маркес рассказывает о том, как овдовевшая королева Елизавета бродит по необъятному Букингемскому дворцу, по лабиринтам в сопровождении своего неизбежного одиночества. Монархиня с ностальгией вспоминает то время, когда она была счастлива со своим любимым мужем и двумя дочерями. Тогда она и не предполагала, что будет королевой, что свой уютный дом и теплые семейные отношения сменит на холод дворцовых стен и королевскую власть. Теперь и ее дети, внуки — все потомство, обречено на коронацию, и, следовательно, на муки вечного одиночества. «…Всеми покинутая, безутешная домохозяйка, чей дом растворится в громадном лабиринте Букингемского дворца, в его беспредельных коридорах и бескрайней территории заднего двора, простирающегося до самой Африки...»40.

Похожим мукам подвергался и Сталин на закате своего жизненного пути. Советский вождь бродил в одиночестве по ночам по своей даче, поскольку страдал бессонницей. Охрана по тому, где горел свет в окнах, знала, где на данный момент находится Хозяин. Об абсолютном одиночестве Сталина свидетельствуют факты о его смерти — диктатор лежал в течение долгих часов, пока его мертвого не обнаружила охрана.

Одинок и Уго Чавес из статьи «Загадка двух Чавесов». Он проводит бессонные ночи наедине со своими мыслями в гамаке под открытым небом, рассуждая о правильности избранного им пути, о будущем венесуэльского народа, о своей миссии революционера: «Зачем я здесь? С одной стороны крестьяне, одетые в военную форму, пытают крестьян-боевиков, а с другой стороны крестьяне-боевики убивают одетых в зеленую форму крестьян. Сейчас, когда война уже закончилась, нет никакого смысла стрелять в других»41. В самолете, в котором Маркес летел вместе с Чавесом, последний сказал журналисту: «Это было мой первый конфликт с действительностью»42. Данное заявление, которому присущ интимный тон, в очередной раз свидетельствует о доверительных отношениях, которые поддерживал Маркес со многими политическими деятелями, что дает весомые основания автору для глубоко анализа внутреннего мира своих героев.

Казалось бы, Маркес всегда был настроен радикально по отношению к диктатуре и всячески высказывался о свержении тоталитарной власти в Латинской Америке. Но, тем не менее, в изображении диктаторов в его публицистических произведениях чувствуется неподдельный интерес к ним и, порой, уважение к властной, но жестокой натуре. Такое же неоднозначное отношение к Сталину журналист заметил и у советских граждан. Вот  один из эпизодов, свидетельствующих об этом, который приключился с Маркесом на московском фестивале. Иностранные журналисты встретили даму, говорящую на пяти языках, которая принялась показывать им дорогу. Женщина заговорила об ошибках советской власти, и на вопрос журналиста, кто в этом виноват, ответила: «Le moustachu»43 (в переводе с испанского — «усач»). О Сталине она говорила без какого либо почтения, не признавая его заслуги. Женщина рассказывала о жестоких репрессиях, кровавых преступлениях, о сфабрикованных делах, совершенных диктатором. Она отметила, что Сталин без преувеличения занимает место самого зловещего персонажа за всю российскую историю. И фестиваль, по ее мнению, не мог быть организован во времена правления Сталина. Несмотря на это, она не была настроена антикоммунистически, ее радовало то, что и Китай пришел к марксизму. Трудно было определить ее политическую позицию еще и потому, что она заявила о том, что единственная свободная страна в мире — это США, но она сможет жить исключительно в СССР.

Но неоднозначное отношение Маркеса к диктатуре и неоднозначное отношение советских людей к Сталину были обусловлены разными факторами. Если Маркеса интриговал сам феномен власти и находящаяся в ее центре могущественная личность, обладающая острым незаурядным умом (ведь глупый человек, как считал писатель, не может прийти к власти), то амбивалентное отношение советского народа к Сталину и неприятие демократии имели чисто исторические и онтологические корни (Россия была исконно монархической страной во все свои исторические периоды, а необходимость сильного правителя, берущего все в свои руки, была обязательной потребностью русского сознания. У русских обязательно должен быть тот, который поведет их). Это частично объясняет и тот факт, почему личности Хрущёва не придавали такого же колоссального значения: он, по сравнению со Сталиным, не обладал всемогущей силой и властью, а был земным человеком из народа, разъезжающим по заводам и колхозам. Советский народ не нуждался в подобном себе, ему был необходим полубог.

Читая очерк Маркеса, мы соглашаемся с его описанием и Москвы, и СССР в целом. Они не кажутся нам, российским читателям,  неточными и  неверными. Если латиноамериканским критикам «Осень патриарха» показалась малоправдоподобной, гротескной и даже оскорбительно неправдоподобной, то советский читатель воспринял  «Осень патриарха» как точную, хоть и гротескно-фантастическую копию тоталитарного государства44. Советский читатель не мог быть осведомлен о визите Габриэля Гарсиа Маркеса в 1957 году в СССР (очерк до 1998 года хранился в специальном отделе библиотеки иностранной литературы). Но для многих советских читателей угадывалась российская действительность, ведь отечественный читатель, находящийся за «железным занавесом» и  лишенный доступа к информации  международного масштаба,  мыслил только в контексте своей родины и воспринимал чужое как свое, примеряя на себе. Действительно, события романа «Осень патриарха» оказались советской реальностью в самом точном смысле.

Можно сделать вывод о том, что интерес к тоталитарному режиму у Маркеса был неслучаен. Писатель жил в Латинской Америке, где на протяжении большого периода времени царствовала военная диктатура. Тоталитаризм ему был знаком и тщательно изучен им. Но писал он про абсолютную власть не просто из тех побуждений, что был политически активной личностью. Маркеса интересовал сам феномен власти, её внутренняя психологическая сторона, связанная с личностью. Он описывал власть не просто как абстрактное и общее понятие, его власть всегда была «властью в лицах» и изображал он ее как метафору человека, возомнившего себя Богом в одной отдельно взятой стране. Так что, что посещение им московского фестиваля в 1957 году и исследование сталинизма были целенаправленными и запланированными. Во многих всемирных диктаторах, о которых любил писать автор, мы узнаем черты Сталина, а в произведениях Маркеса — черты советской реальности, которую писатель считал уникальным явлением. Так что, утверждение, что в основу многих произведений Габриэля Гарсиа Маркеса, и, в первую очередь, романа «Осень патриарха», легли впечатления от советской реальности и образ Иосифа Сталина, будет абсолютно точным и оправданным.

                                                Заключение

В данной выпускной квалификационной работе нами были раскрыты основные положения и определения, используемые в ходе исследования, а также методы исследования и их специфика.

Были решены задачи, обозначенные в начале исследования. Нами было выяснено, что главной особенностью  латиноамериканской журналистики в период с 1940-х годов ХХ века до конца прошлого столетия является отражение борьбы континента против империализма США, а журналистским произведениям свойственен разоблачительный характер, затрагивание национальных и общественных проблем региона.

Мы выявили тематическую направленность журналистской деятельности Габриэля Гарсиа Маркеса и можем провести четкую тематическую классификацию журналистских произведений автора: политическая тематика, тема власти и ее персонам, колумбийская национальная культуре, тема любви, тема профессиональных особенностей деятельности журналиста.

В данном исследовании было отмечено, что публицистическая и журналистская деятельность Маркеса носила острую политическую и гражданственную направленность, имела радикальный и оппозиционный характер.

Нами также было выявлено, что одной из главных особенностей журналистской деятельности Маркеса является ее художественная «магическая» составляющая и отсутствие четкого разграничения между правдой и вымыслом. Это соответствует охарактеризованной нами  национальной специфике латиноамериканской журналистики, в которой мы обнаружили ее высокую степень синтетичности, соединение разных культурных пластов — традиций европейских, африканских и индейских народов, а также особое стремление подчеркнуть самобытность латиноамериканской культуры и подачу информации с использованием фольклорно-мифологических представлений, которая  является обязательной составляющей латиноамериканского мышления.

Также мы выяснили, что у Г. Г. Маркеса сложилось двоякое впечатление о советской жизни. Советские граждане воспринимались автором как самые добродушными и открытые, но в то же время идеологически замкнутые люди, невероятно преданные своему государству. Взгляд Гарсиа Маркеса отличается точностью, верностью наблюдений и непредвзятостью.

Нами был сделан вывод, что интерес Маркеса к тоталитарному режиму был не случаен и объяснялся тем, что писатель жил в Латинской Америке, где долгое время господствовала военная диктатура. Но, несмотря на то, что писатель был радикально настроен к диктатуре, в его публицистических произведениях чувствуется неподдельный интерес к изображаемым им диктаторам, так как журналиста интриговал сам феномен власти и находящаяся в ее центре личность. Маркеса интересовала внутренняя психологическая сторона власти, связанная с личностью. Также на основе проведенного исследования мы можем утверждать, что в теме диктатуры был и второй источник: в основу многих художественных произведений Габриэля Гарсиа Маркеса легли впечатления от советской реальности и образ Иосифа Сталина, первоначально описанные в журналистских произведениях.

После известия о смерти Габриэля Гарсиа Маркеса в твиттере российского премьер-министра Дмитрия Медведева появилась цитата писателя: «Не плачь, потому что это закончилось, улыбнись, потому что это было». А президент России Владимир Путин отметил значение Маркеса не только для Латинской Америки, но и для всего мира.

Наверное, для того чтобы действительно быть интересным представителям других культур, необходимо по-настоящему погрузиться в культуру собственную и не стремиться к унификации, касается ли это литературы, искусства или журналистики.

                             Список использованных источников

1. Андреев В. В.  Власть одиночества и одиночество власти. / В. В. Андреев. — СПб. : Литера, 2000. — 22 с.

2. Аннинский Л.А. Феномен Гарсия Маркеса: соблазн и опыт. / Л. А. Аннинский // Латинская Америка. — 1987. — №8. — С. 19

3. Багно Вс. Об одиночестве, смерти, любви и о прочей жизни. / Вс. Багно. —  СПб. : Литера, 2000. — 63 с.

4. Вартанова Е. Л. Энциклопедия мировой индустрии СМИ. / Е. Л. Вартанова. — М. : Аспект Пресс, 2006. — 105 с.

5. Владимирская Т. Л. Коммунистическая печать Латинской Америки в борьбе против «культурного империализма» США на континенте / Т. Л. Владимирская // Актуальные проблемы журналистики Азии, Африки и Латинской Америки: сб. науч. тр. Гос. ком. СССР по нар. образ. — Москва, 1989. — С. 133—142.

6. Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М. : Наука, 1988. — 23—28 с.

7. Гарсиа Маркес Г. Осень патриарха. / Г. Гарсиа Маркес. — М. : АСТ, 2011. — 54 с.

8. Гарсиа Маркес Г.  Хорхе Артель и рассуждения о самобытности колумбийской литературы / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1948. – 4 июня. – С. 4.

9. Гарсиа Маркес Г.  Формула идеального государства / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. – 14 января. – С. 7.

10. Гарсиа Маркес Г.  Странствия жирафа / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. –22 апреля. – С. 9.

11. Гарсиа Маркес Г.  Проблемы романа / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. –17 декабря. – С. 13.

12. Гарсиа Маркес Г.  И снова Нобелевская премия  / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1950. –26  марта. – С. 19.

13. Гарсиа Маркес Г.  Одинокая королева / Г. Гарсиа Маркес // El Espectador . – 1954. – 8 октября. – С. 5.

14. Гарсиа Маркес Г.  Загадка двух Чавесов /  Г. Гарсиа Маркес // Revista Cambio. – 1999. – № 1. – С. 24.

15. Гарсиа Маркес Г.  Жить, чтобы рассказывать о жизни.  / Г. Гарсиа Маркес. —  М. : АСТ, 2012. — 156—170 с.                                

16. Гарсиа Маркес Г. Десять дней в открытом море без еды и воды. / Г. Гарсиа Маркес. — СПб. : Азбука-классика,  2003. — 24 с.

17. Гарсиа Маркес Г. Одиночество Латинской Америки (Нобелевская Лекция) / Г. Гарсиа Маркес.   — СПб.: Симпозиум, 2001. — 50 с.
18. Гарсиа Маркес Г. Писатели Латинской Америки о литературе / Г. Гарсиа Маркес,  М. Варгас Льоса.  — М. : Знание,  1982. —  126 с.

19. Гарсия Маркес Г. Габриэль Гарсия Маркес рассказывает о себе / Г. Гарсиа Маркес // Иностранная литература. — 1988. — №3. — С.12

20. Груздева Н. И. Феномен Гарсия Маркес: парадоксы прочтения / Н. И. Груздева, Е. Л. Злобина // Иностранная литература. — 1988. — №3. — С. 40—41

21. Дэннис, Э. Беседы о масс-медиа: пер. с англ. / Э. Дэннис, Д. Мэррилл. – М. : Вагриус, 1997. – 384 с.

22. Джайявеера Н. Новые средства массовой коммуникации и культура развивающихся стран. / Н. Джайявеера. — М. : Наука, 1985. — 58 с.

23. Дюкина О. К. Современные писатели Испании и Латинской Америки. / О. К. Дюкина. — М. : Наука,  2004. -— 448 с. 

24. Ерасов Б. А. Модернизация культуры или «культурный империализм»? Критика концепций зависимого развития. / Б. А. Ерасов. — М. : Наука, 1983. — 178 с.

25. Земсков В. Б. Габриэль Гарсиа Маркес: Очерк творчества. / В. Б. Земсков. —  М. : Художественная литература, 1986. — 98 с.

26. Кобо Х. — Чего стоит слово Гарсии Маркеса в схватке с насилием /  Х. Кобо // Литературная  газета. —1997. — №45.— 3 сентября. — С. 3.

27. Кобо Х. Самоизгнания Габриэля Гарсия Маркеса. / Х. Кобо  // Новое время. —  1997. — №10. — С. 8

28. Кофман А.Ф. Латиноамериканский художественный образ мира. / А. Ф. Кофман. — М. : Прогресс, 1997. — 78 с.

29. Кутейщикова В.Н. Новый латиноамериканский роман. 50-е - 70-е годы. Литературно-критические очерки. / В. Н. Кутейщикова, Л. С. Осповат. —  М. : Прогресс, 1983. — 102 с.

30. Лабарка Годдард Э. Вторжение в Чили. / Э. Лабарка Годдард. — М. : Прогресс, 1972. — 300—301 с.

31. Марков С. А. Блудницы и диктаторы Габриэля Гарсиа Маркеса. Неофициальная биография. / С. А. Марков. — М. : Вече, 2012. — Гл. 18 — С. 74—93.

32. Мартин Дж. Габриэль Гарсиа Маркес: биография. / Дж. Мартин. — М. : Слово, 2011. — Ч. 1. —  Гл. 6—8 — С. 80—187.

33. Папоров Ю.Н. Габриель Гарсия Маркес. Путь к славе. / Ю. Н. Папоров. — СПб. : Азбука-классика, 2003. — 15 с.

34. Пропп В.Я. Фольклор и действительность. / В. Я. Пропп. — М. : Слово, 1976. — 88  с.

35. Прутцков Г. В. Введение в мировую журналистику: Антология: В 2-ух томах. /Г. В. Прутцков. — М.: Омега — Л. : ИМПЭ, 2003. — Т. 2. — Ч. 3. — С. 256—295.

36. Ранхель Диас  Э. Латинская Америка в борьбе за свою подлинную независимость / Э. Ранхель Диас  // ElNacional. —1977. — 11 ноября. – С. 10.

37. Сбруев В. В. Из истории демократического движения журналистов Латинской Америки / В. В. Сбруев // Актуальные проблемы журналистики Азии, Африки и Латинской Америки: сб. науч. тр. Гос. ком. СССР по нар. образ. — Москва, 1989. — С. 110—132.

38. Солонин Ю. Н. Зарубежная журналистика и современная идеологическая борьба. / Ю. Н. Солонин. — Л. : Издательство ЛГУ, 1986. — 67 с.

39. Википедия — свободная энциклопедия. Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ Гарсиа_Маркес,_Габриэль (дата обращения: 7.06.2014).

40. Википедия — свободная энциклопедия. VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов [Электронный ресурс]. — URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/VI_Всемирный_фестиваль_молодёжи_и_студентов (дата обращения: 02.04.2014).

41. Габриэль Гарсиа Маркес. Официальный сайт [Электронный ресурс]. — URL: http://www.marquez-lib.ru (дата обращения: 02.04.2014).

42.  Жизнь как творчество. Маркес. 18.04.14 [Электронный ресурс]. — URL: http://homo-creativus.info/2014/04/18/marques-died (дата обращения: 23..05.2014).

43. Лаборатория фантастики. Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://www.fantlab.ru/autor662 (дата обращения: 7.06.2014).

44. Лауреаты Нобелевской премии по литературе.Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://noblit.ru/Marquez (дата обращения: 20.05.2014).

45. Лауреаты Нобелевской премии по литературе. Поездка Габриэля Г. Маркеса в Советский Союз в 1957 году. Радиопередача [«Радио Свобода», 29.09.07] [Электронный ресурс]. — URL: http://noblit.ru /node/1381 (дата обращения: 9.06.2014).

46. Develop4you.ru — образовательный портал [Электронный ресурс]. —  URL: http://develop4you.ru/predsmertnoe-pismo-gabriehlya-garsia-markesa (дата обращения: 9.06.2014).

                                           Приложение 1

Габриэль Гарсиа Маркес (слева) в числе работников газеты El Heraldo в редакции издания. Барранкилья, 1950 год

                                     Приложение  2

Габриэль Гарсиа Маркес — сотрудник газеты El Espectador. Богота, 1954 год

                                      Приложение  3

Габриэль Гарсиа Маркес (слева) на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве в 1957 году

                                         Приложение  4

Габриэль Гарсиа Маркес на фестивале любимой народной музыки  вальенато. Аракатака, 1966 год

                                         Приложение  5

Габриэль Гарсиа Маркес на вручении ему Нобелевской премии по литературе с королем Швеции Густавом XVI. Стокгольм, 1982 год

                                         Приложение  6

Габриэль Гарсиа Маркес с Биллом Клинтоном. Картахена, 2007 год

1 По данным торгового дома "Библио-Глобус", онлайн-маркета Ozon.ru,  книжных магазинах "Москва" и "Белая гвардия".

2 Аннинский Л.А. Феномен Гарсия Маркеса: соблазн и опыт. / Л. А. Аннинский // Латинская Америка. — 1987. — №8. — С. 19

3Гарсиа Маркес Г. — Жить, чтобы рассказывать о жизни. — / Г. Гарсиа Маркес. —  М.: АСТ, 2012. — 156-170 с.

4 Лауреаты Нобелевской премии по литературе. Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://noblit.ru/Marquez (дата обращения: 20.05.2014).

5 Жизнь как творчество. Маркес. 18.04.14 [Электронный ресурс]. — URL: http://homo-creativus.info/2014/04/18/marques-died (дата обращения: 23..05.2014).

6Википедия — свободная энциклопедия. VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов [Электронный ресурс]. — URL:http://ru.wikipedia.org/wiki/VI_Всемирный_фестиваль_молодёжи_и_студентов (дата обращения: 02.04.2014).

7Лаборатория фантастики. Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://www.fantlab.ru/autor662 (дата обращения: 7.06.2014).

8 Папоров Ю.Н. Габриель Гарсия Маркес. Путь к славе. / Ю. Н. Папоров. — СПб. : Азбука-классика, 2003. — 15 с.

9 Гарсиа Маркес Г. Одиночество Латинской Америки (Нобелевская Лекция) / Г. Гарсиа Маркес.   — СПб.: Симпозиум, 2001. — 50  с.

10Википедия — свободная энциклопедия. Габриэль Гарсиа Маркес[Электронный ресурс]. — URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ Гарсиа_Маркес,_Габриэль (дата обращения: 7.06.2014).

11 Гарсия Маркес Г. Габриэль Гарсия Маркес рассказывает о себе / Г. Гарсиа Маркес // Иностранная литература. — 1988. — №3. — С.12

12Википедия — свободная энциклопедия. Габриэль Гарсиа Маркес[Электронный ресурс]. — URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/ Гарсиа_Маркес,_Габриэль (дата обращения: 7.06.2014).

13 Лаборатория фантастики. Габриэль Гарсиа Маркес [Электронный ресурс]. — URL: http://www.fantlab.ru/autor662 (дата обращения: 7.06.2014).

14 Ранхель Диас  Э. Латинская Америка в борьбе за свою подлинную независимость / Э. Ранхель Диас  // ElNacional. —1977. — 11 ноября. – С. 10.

15 Ранхель Диас  Э. Латинская Америка в борьбе за свою подлинную независимость / Э. Ранхель Диас  // ElNacional. —1977. — 11 ноября. – С. 10.

16  Лабарка Годдард Э. Вторжение в Чили. / Э. Лабарка Годдард. — М.: Прогресс, 1972. — 300—301 с.

17 «ОКЛАЕ» — орган континентальной студенческой организации Латинской Америки, «Революсьон и культура» – орган творческого союза артистов Кубы.

18 Гарсиа Маркес Г.  Хорхе Артель и рассуждения о самобытности колумбийской литературы / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1948. – 4 июня. – С. 4.

19 Багно Вс. Об одиночестве, смерти, любви и о прочей жизни. / Вс. Багно. —  СПб. : Литера, 2000. — 63 с.

20 Гарсиа Маркес Г.  Формула идеального государства / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. – 14 января. – С. 7.

21 Гарсиа Маркес Г.  Странствия жирафа / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. –22 апреля. – С.9.

22 Гарсиа Маркес Г.  Проблемы романа / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1949. –17 декабря. – С.13.

23 Пропп В.Я. Фольклор и действительность. / В. Я. Пропп. — М.: Слово, 1976. — 88  с.

24 Гарсиа Маркес Г.  И снова Нобелевская премия  / Г. Гарсиа Маркес // El Universal. – 1950. –26  марта. – С.19.

25 Багно Вс. Об одиночестве, смерти, любви и о прочей жизни. / Вс. Багно. —  СПб. : Литера, 2000. — 63 с.

26 Гарсиа Маркес Г.  Одинокая королева / Г. Гарсиа Маркес //El Espectador . – 1954. – 8 октября. – С.5.

27 Гарсиа Маркес Г.  Десять дней в открытом море без еды и воды. / Г. Гарсиа Маркес. — СПб.: Азбука-классика,  2003. — 24 с.

28 Дюкина О. К. Современные писатели Испании и Латинской Америки. / О. К. Дюкина. — М. : Наука,  2004. -— 448 с. 

29Кобо Х. — Чего стоит слово Гарсии Маркеса в схватке с насилием /  Х. Кобо // Литературная  газета. —1997. — №45.— 3 сентября. — С.3.

30 Кофман А.Ф. Латиноамериканский художественный образ мира. / А. Ф. Кофман. — М.: Прогресс, 1997. — 78 с.

31 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 23 с.

32 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 27 с.

33 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 25 с.

34 Лауреаты Нобелевской премии по литературе. Поездка Габриэля Г. Маркеса в Советский Союз в 1957 году. Радиопередача [«Радио Свобода», 29.09.07] [Электронный ресурс]. — URL: http://noblit.ru /node/1381 (дата обращения: 9.06.2014).

35 Андреев В. В.  Власть одиночества и одиночество власти. / В. В. Андреев. — СПб. : Литера, 2000. — 22 с.

36 Гарсиа Маркес Г. Осень патриарха. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: АСТ, 2011. — 54 с.

37 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 24 с.

38 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 28 с.

39 Андреев В. В.  Власть одиночества и одиночество власти. / В. В. Андреев. — СПб.:  Литера, 2000. — 22 с.

40 Гарсиа Маркес Г.  Одинокая королева / Г. Гарсиа Маркес // El Espectador . – 1954. – 8 октября. – С.5.

41 Гарсиа Маркес Г.  Загадка двух Чавесов /  Г. Гарсиа Маркес // Revista Cambio. – 1999. – № 1. – С. 24.

42Габриэль Гарсиа Маркес. Официальный сайт [Электронный ресурс]. — URL: http://www.marquez-lib.ru (дата обращения: 02.04.2014).

43 Гарсиа Маркес Г.  СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы. / Г. Гарсиа Маркес. — М.: Наука, 1988. — 25 с.

44 Кутейщикова В.Н. Новый латиноамериканский роман. 50-е - 70-е годы. Литературно-критические очерки. / В. Н. Кутейщикова, Л. С. Осповат. —  М.: Прогресс, 1983. — 102 с.

PAGE   \* MERGEFORMAT2


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

41427. КРЕМНІЙ ТА ЙОГО СПОЛУКИ 524 KB
  Гідpoгeнo і глoгeнoвмicнi cпoлуки cилiцiю.Oкcигeнoвмicнi cпoлуки cилiцiю. Bмicт Cилiцiю y зeмнiй кopi cтнoвить 276 вiн icнyє y виглядi тpьox cтбiльниx нyклiдiв: 28Si 9227 29Si 468 т 30Si 305 . Hйбiльш пoшиpeнi oкcид cилiцiюIV SiО2 т piзнi cилiкти.
41428. ЗAГAЛЬHА ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТАЛІВ, ЇХ ВЛАСТИВОСТІ 1023.5 KB
  3гльна хpктepиcтик мeтлiв.Kopoзiя мeтлiв.Пpиpoднi cпoлуки мeтлiв. Дoбувння мeтлiв. Bci пepioди пepioдичнoї cиcтeми пoчинaютьcя з мeтaлiв. Bздoвж пepioдiв пocтyпoвo пocлaблюютьcя мeтaлiчнi влacтивocтi eлeмeнтiв i пocилюютьcя нeмeтaлiчнi.
41429. МЕТАЛИ ІІІ ТА IV ГРУП. АЛЮМІНІЙ, ОЛОВО, ЇХ ВЛАСТИВОСТІ ТА ЗАСТОСУВАННЯ 1006.5 KB
  Окcид бopy мє киcлoтний xpктep i є нгiдpидoм бopтнoї киcлoти oкcиди i гiдpoкcиди люмiнiю глiю й iндiю мфoтepнi oкcид i гiдpoкcид тлiюIII мють ocновний xpктep. Bмicт люмiнiю y зeмнiй кopi cтнoвить 8 . вiднoвлeнням xлopидy люмiнiю мeтлiчним клiєм. Hинi вeликi кiлькocтi люмiнiю дoбyвють eлeктpoлiзoм poзплвлeнoї cyмiшi l2О3 з кpioлiтoм N3IF6.
41430. TBEPДICTЬ BOДИ TA METOДИ ЇЇ УCУHEHHЯ 90.5 KB
  Зacтocyвaння твepдoї вoди нeмoжливe в pядi виpoбництв. У paзi тpивaлoгo викopиcтaння твepдoї вoди yтвopюєтьcя тoвcтий шap нaкипy, який нe тiльки зyмoвлює знижeння тeплoпpoвiднocтi cтiнoк aпapaтiв, y якиx кип'ятитьcя вoдa, a й мoжe пpизвecти дo вибyxy внacлiдoк пepeгpiвaння циx aпapaтiв.
41431. МЕТАЛИ ПОБІЧНИХ ПІДГРУП І ТА ІІ ГРУПИ. МІДЬ, ЦИНК 630.5 KB
  Oкcиди мeтлiв фepyмy цинкy тoщo якi yтвopюютьcя пiд чc виплювння вiдoкpeмлюють y виглядi шлкy в пpoцeci плвлeння. Шиpoкo зcтоcoвyютьcя ткoж cплви мiдi нйвжливiшими з якиx є лтyнi cплви мiдi з 20 50 цинкy ткoж iншими мeтлми бpoнзи cплви мiдi з oлoвoм бepилiєм люмiнiєм т iншими мeтлми i мiднoнiкeлeвi cплви. Звдяки бiльш виcoкoмy зpядy ядeр тoмiв eлeмeнтiв пiдгpyпи Цинкy пopiвнянo з пepeдyючими в пepioдх тoмми Cu g u зв'язoк deлeктpoнiв y тoмx Zn Cd Hg з ядpoiм мiцнiший. Toмy eлeмeнти пiдгpyпи Цинкy виявляють y cпoлyкx...
41432. МЕТАЛИ ПОБІЧНИХ ПІДГРУП. ХРОМ, МАРГАНЕЦЬ. ЇХ ВЛАСТИВОСТІ ТА ЗАСТОСУВАННЯ 1.01 MB
  B тaбл. 1 пoдaнo дeякi влcтивocтi eлeмeнтiв пiдгpyпи Xpoмy. У pядy Cr Mo W збiльшyютьcя пoтeнцiли йoнiзцiї; Mo i W внcлiдoк лнтнoїднoгo cтиcнeння мють близькi тoмнi т йoннi pдiycи тoмy Moлiбдeн i Boльфpм з влcтивocтями бiльшe пoдiбнi oдин дo oднoгo нiж дo Xpoмy.15 Mкcимльн кoвлeнтнicть Xpoмy т йoгo нлoгiв дopiвнює 9 пpи цьoмy для їxнix тoмiв нйxpктepнiшi d2spз i d3s sp3гiбpидизoвнi cтни щo вiдпoвiдють кoopдинцiйним чиcлм 6 i 4. Cтiйкими cтyпeнями oкиcнeння для Xpoмy є 3 i 6 для Moлiбдeнy i Boльфpмy здeбiльшoгo ...
41433. МЕТАЛИ ПОБІЧНИХ ПІДГРУП. ЗАЛІЗО. ВЛАСТИВОСТІ ТА ЗАСТОСУВАННЯ 865.5 KB
  Meтли poдини Фepyмy злiзo кoбльт нiкeль дocить ктивнi н вiдмiнy вiд iншиx мeтлiв VIII гpyпи томy їx видiляють в oкpeмy poдинy фepoїди мeтли двox iншиx тpiд пoдiбнi мiж coбoю i дo плтини тoмy їx oб'єднyють y poдинy плтинoвиx мeтлiв плтинoїди. Biдмiннicть y xiмiчнiй ктивнocтi eлeмeнтiв poдин Фepyмy i плтинoвиx мeтлiв пoзнчилcь ткoж н їxнiй гeoxiмiчнiй xpктepиcтицi. B тoй чc як мeтли poдини Фepyмy пepeбyвють лишe y зв'язнoмy cтнi плтинoвi тpпляютьcя як в oдниx i тиx cмиx pyдx тк i в cмopoднoмy cтнi. Дeякi влcтивocтi eлeмeнтiв poдини...
41434. ЛУЖНО-ЗЕМЕЛЬНІ МЕТАЛИ 499 KB
  Bci eлeмeнти гoлoвнoї пiдгpyпи ІІ гpyпи кpiм Бepилiю мють яcкpвo виявлeнi мeтлiчнi влcтивocтi. Ocкiльки зpяд ядp тoмiв циx eлeмeнтiв н oдиницю бiльший нiж y лyжниx мeтлiв тиx cмиx пepioдiв зoвнiшнi eлeктpoни cильнiшe пpитягyютьcя дo ядp щo зyмoвлює бiльшi знчeння eнepгiй йoнiзцiї томiв i мeншy xiмiчнy ктивнicть Бepилiю т йoгo нлoгiв пopiвнянo з лyжними мeтлми. Mкcимльн вoн в глoгeнiдx бepилiю якi з cвoїми влcтивocтями є пpoмiжними мiж cпoлyкми мeтлiв i нeмeтлiв. Дeякi влcтивocтi eлeмeнтiв т пpocтиx peчoвин гoлoвнoї пiдгpyпи ІІ гpyпи Hзв...
41435. ЛУЖHI METAЛИ 285 KB
  3гльн xpктepиcтик лужниx мeтлiв. Дoбувння влcтивocтi і зcтocувння лужниx мeтлiв.Гiдpoкcиди лужниx мeтлiв.Coлi лужниx мeтлiв.