75638

Своеобразие употребления, понимания и интерпретации невербальных средств общения дошкольниками с общим недоразвитием речи

Научная статья

Педагогика и дидактика

Умение правильно понимать невербальные средства общения и адекватно выражать с их помощью смысл и значение играют исключительную роль в развитии детей в формировании предпосылок речи в становлении языковой личности ребёнка. На протяжении многих лет основное внимание логопедов было сосредоточено исключительно на языковом развитии детей с ОНР выявлении специфики и особенностей их речи по сравнению с нормой. Причём нередко невербальные компоненты коммуникации воспринимались как средства тормозящие речевое развитие детей и мешающие...

Русский

2015-01-22

46.76 KB

2 чел.

Леханова О.Л. Своеобразие употребления, понимания и интерпретации невербальных средств общения дошкольниками с общим недоразвитием речи // Дефектология. – 2011. - № 6. – С. 19-24

Умение правильно понимать невербальные средства общения и адекватно выражать с их помощью смысл и значение играют исключительную роль в развитии детей, в формировании предпосылок речи, в становлении языковой личности ребёнка. Невербальные средства общения не просто дополняют речь. Они являются функциональной основой, базисом речевой деятельности и не исчезают из общения с появлением вербальных средств коммуникации. И.А. Вартанян 2 пишет о том, что появление слова, как весьма совершенного средства передачи любых видов информации, не приводит к умалению роли экстралингвистической информации. И.Н. Горелов указывает, что невербальные средства общения не исчезают с появлением словесного языка, а уходят вглубь языкового сознания становящейся личности 3. Актуализируясь раньше языковых  средств, невербальные компоненты обеспечивают реализацию мотивационного и структурно-семантического компонентов речевой деятельности (Т.В. Ахутина, И.Н. Горелов, А.А. Залевская, И.А. Зимняя, А.А. Леонтьев, А.Р. Лурия, Р.М. Фрумкина, А.М. Шахнарович и др.).

Исследователи детской речи (И. Н. Горелов, Е.Н. Винарская, Н.И. Лепская, Е.И. Негневицкая, С.Н. Цейтлин, А.М. Шахнарович, Д.Б. Эльконин и др.) отмечают, что невербальные компоненты позволяют ребёнку проявлять коммуникативную активность, помогают ему осуществлять смысловое структурирование окружающей действительности, дают возможность выражать и понимать смыслы. Взаимное опосредствование смысловой и невербальной структур лежит в основе когнитивного и коммуникативно-речевого развития ребёнка, обеспечивая процесс «врастания» в человеческую культуру.  

На протяжении многих лет основное внимание логопедов было сосредоточено  исключительно на языковом развитии детей с ОНР, выявлении специфики и особенностей их речи по сравнению с нормой. Причём нередко невербальные компоненты коммуникации воспринимались как средства, тормозящие речевое развитие детей и мешающие эффективной логопедической работе. Сведения о состоянии невербального общения были достаточно противоречивы и отрывочны. Обзор логопедической литературы показал, что, несмотря на значительное число исследований, до настоящего времени не сложилось целостной картины, отражающей особенности невербального кодирования и декодирования информации детьми с речевой патологией.

Превентивная ориентированность современных  методик логопедического воздействия, ярко выраженная коммуникативная составляющая  коррекционно–логопедического  процесса определяют необходимость более пристального внимания к невербальной составляющей общения дошкольников с нарушениями речи. Важно определить не только сущность невербального общения дошкольников с общим недоразвитием речи, но и выявить коррекционный потенциал неречевых уровней коммуникации, индивидуальную вариативность и типологию невербального кодирования и декодирования, когнитивные  и структурно-функциональные характеристики неречевых средств.

Реализация обозначенных задач определила содержание и средства экспериментального исследования. Разработанная нами диагностическая программа включала три диагностических блока, позволяющих оценить спонтанные и произвольные варианты употребления невербальных знаков, специфику их понимания и интерпретации. Учитывая, что авторы современных публикаций нередко ссылаются на указанную программу в своих диагностических экспериментах (например [9]), укажем лишь её выходные данные  (О.Л. Леханова [6,7,8]).

Реализованное нами исследование проводилось на базе муниципальных дошкольных образовательных учреждений компенсирующего, комбинированного и общеразвивающего вида г. Череповца. В нём приняли участие 120 детей дошкольного возраста (4,5 и 6 лет): 60 детей с нормальным речевым развитием и  60 детей с общим недоразвитием речи.

В ходе эксперимента были использованы задания, имеющие различную степень сложности. Более простые задания были рассчитаны на получение информации об особенностях кодирования и декодирования детьми унитарной информации. Более сложные задания предполагали воспроизведение конвенциональных невербальных средств общения. В данном случае невербальный знак характеризовался отсутствием прямой мотивированной связи между внешней формой знака и значением. Основным методом исследования стал педагогический эксперимент. Изложим результаты исследования по наиболее показательным диагностическим заданиям  и значимым критериям.

  1.  Невербальное выражение значений. 

Одно из заданий этого блока исследования проходил в виде игры в «Разговор через стекло», аналог которой уже применялся в дефектологической практике (Г.В. Григорьева, 1998). Выбирая значения, предлагаемые   для невербального кодирования, мы ориентировались на материалы опросника для родителей (адаптированный кафедрой детской речи РГПУ им. А.И. Герцена «Тест речевого и коммуникативного развития детей раннего возраста: слова и жесты», 2002), на данные литературы ([1], [5] и др.). Группы предлагаемых значений были дифференцированы в соответствии с типологией невербальных сигналов и характеризовались максимальной (эмблемы), средней (иллюстраторы) и минимальной  (аффекторы) оторванностью внешней формы невербального знака от его значения.

Опишем общее впечатление об отношении детей к процессу выполнения задания. Детям с нормальным развитием речи предлагаемая игра чаще казалась увлекательной и интересной. Нередко дошкольники стремились воспроизвести несколько вариантов невербального выражения значений. Например, значение «привет» передавалось помахиванием кисти руки, пожиманием кистей над головой, кивком головы и даже изображением снятия головного убора. У многих детей недоумение в начале задания сменялось увлечённостью и азартом, просьбой предложить ещё что-нибудь для передачи «за стекло». При ОНР выполнение инструкции нередко было формально, предложение подумать и попробовать ещё раз встречали отказ и желание поскорее закончить игру.   Возможность осознать невербальный знак и его значение не привлекали детей с ОНР, мир человеческих знаков не становился увлекательным. Выяснилось, что дошкольники с нормально развитой речью осуществляют невербальное кодирование значений более успешно, чем дети с ОНР (Табл. 1).

Таблица 1

Выраженность успешности невербального кодирования значений

Варианты

выполнения задания

Дети с нормальным

развитием речи

(в %)

Дети с общим

недоразвитием речи (в%)

Значимость

различий

4г.

5 л.

6 л.

х

4 г.

5 л.

6 л.

х

Правильное

88

90,4

97,6

92

25,6

35,2

49,6

36,8

=1,74**

Неправильное

9,6

7,2

2,4

6,4

50,4

43,2

31,2

41,6

=3,53*

Отказ от выполнения

2,4

2,4

-

1,6

24

21,6

19,2

21,6

=2,6*

В таблице указаны % от общего количества значений предлагаемых для невербального кодирования в возрастной группе выборки (420).

* - различия значимы на уровне p0.01,

** -  различия значимы на уровне p0.05.

Анализ результатов показал, что  различия между детьми статистически значимые и достоверные. В большинстве случаев дошкольники с речевыми нарушениями  неверно выполняли задание, не соблюдали обозначенные в эксперименте условия, часто отказывались от  предлагаемой игры, демонстрировали меньшую, чем дети с нормально развитой речью самостоятельность. Случалось, что попытки экспериментатора стимулировать ребёнка, прояснить суть задания на конкретном примере не приводили к улучшению, а напротив лишь ухудшали результаты выполнения. Разобрав совместно со взрослым возможность невербального выражения какого-либо значения, ребёнок демонстрировал явление генерализации использованного жеста на другие значения. Наводящие вопросы не приводили к автокоррекциям, попыткам воспроизвести движение заново, критичность к результатам выполнения заданий не повышалась.

В целом, как видно из таблицы, дети с нормальным развитием речи способны выразить невербально почти все предлагаемые значения (в среднем 92 % от их общего числа). При ОНР верно выражаются примерно треть значений.

Проанализируем типологию ошибок кодирования значений при помощи невербальных знаков.  

  1. Воспроизведение невербального комплекса, не имеющего отношения к заданному значению – неверное воспроизведение, немотивированные замены: 12% случаев ошибочного воспроизведения в группе детей с ОНР. Например: воспроизведение жеста «взмах рукой от плеча вниз» (наиболее частый вариант ошибочного воспроизведения), «потряхивание кистями опущенных рук»).
  2. Воспроизведение невербального комплекса, семантически схожего с заданным, но имеющим другой оттенок значения  - тематические замены: 6,4 % случаев неверного воспроизведения в группе нормально развивающихся дошкольников, 7,2 % от общего числа ошибок в группе детей с ОНР. Например: воспроизведение невербального паттерна «пока» вместо «уходиокачество ошибок за 100%.ошибочного воспроизведения)и при воспроизведении невербальных знаков.очти все предлагаемые значения. ю», «большой» вместо «длинный», «нельзя» вместо «молчи». Менее частотные невербальные экспрессии заменялись на более частотные (обида на грусть, волнение на страх). Либо дети воспроизводили верный, но менее частотный вариант невербального паттерна (частотный жест прощания «помахивание рукой» заменялся на поцелуй; приветственные взмахи рукой на поясной поклон или кивок).
  3. Воспроизведение невербального паттерна, противоположного по смыслу заданному – антонимические замены: 9,6 % от общего числа ошибок в группе детей с ОНР. Например: воспроизведение невербального паттерна «отрицания» вместо «согласие», «большой» вместо «маленький», «длинный» вместо «короткий».
  4. Воспроизведение вербальной формы (эхолалия части инструкции)– словесные замены: 23,6% от общего числа ошибок в группе детей с ОНР.  В данном случае дети подменяли задание, попытки экспериментатора привлечь внимание к правилам игры приводили к тому, что ребёнок воспроизводил словесный эквивалент шёпотом или более тихим голосом.

Сопоставив полученные данные с имеющимися в логопедической литературе сведениями, мы приходим к выводу о том, что ошибки употребления как вербальных, так и невербальных средств общения детьми с недоразвитием речи схожи, что позволяет говорить о несформированности базовых предпосылок речи. Анализ ошибок и их характер показывают, что в условиях общего недоразвития речи наблюдается несформированность психологического поля значений невербальных компонентов общения, недостаточная его структурированность, дифференцированность и чёткость. Дети с трудом осознают невербальные компоненты как средство выражения смысла и значения, демонстрируют отсутствие целостного и дифференцированного образа невербального паттерна с присущей ему семантикой. 

Анализируя индивидуальную вариативность выполнения задания, мы пришли к выводу о том, что группа дошкольников с ОНР по состоянию способности к невербальному выражению значений неоднородна и представлена как минимум тремя подгруппами. Состав этих подгрупп взаимосвязан не столько с возрастом детей и уровнем недоразвития речи, сколько с клиническим диагнозом, сочетающимся с ОНР.

1 подгруппа детей  (примерно 43%) преимущественно представлена вариантом сочетания ОНР с неврологической симптоматикой, недостатками иннервации мышц речевого аппарата. Невербальное выражение значений  характеризуется  недостаточной выразительностью, неточностью воспроизведения невербального паттерна, тематическими и антонимическими заменами, частым отказом и низким интересом к выполнению заданий.

2 подгруппа  (примерно 32%) представлена неосложнённым вариантом ОНР. Дети  затрудняются в понимании инструкции, но разъяснение задание и упрощение формулировок позволяет довольно успешно, хотя и не в полном объёме осуществлять невербальное выражение значений.

3 группа (примерно 25%) представлена сочетанием ОНР с патологией центральных отделов речевого анализатора, функциональной незрелостью головного мозга. Адекватное выражение значений при помощи невербальных знаков затруднено. Дети чаще отказываются от задания либо воспроизводят грубые ошибки. Дети с трудом осознают невербальные компоненты как средство выражения смысла и значения, демонстрируют отсутствие целостного и дифференцированного образа невербального паттерна с присущей ему семантикой.

  1.  Понимание и интепретация невербальных средств общения.

В данный блок входили задания, позволяющие оценить особенности восприятия и понимания значений невербальных средств общения детьми.

Задание «Декодирование эмоций» было направлено на выявление особенностей узнавания и называния детьми унитарных невербальных средств; выяснение представлений детей о мыслях, чувствах и речевом поведении человека, испытывающего определённую эмоцию. Выяснилось, что дошкольники с речевым недоразвитием менее успешны в декодировании экспрессивных невербальных средств общения (Табл. 2).

Таблица 2

Варианты декодирования экспрессивных невербальных знаков

Варианты

ответов

Дети с нормальным

развитием речи

Дети с общим

недоразвитием речи

Значимость различий

Верное

67,7

44,7

χ2 =10,74*

Описание ситуации

13,3

2,3

χ2 =8,41*

Обозначение действия

7,3

30,3

χ2 =17,33*

Неверное

10

15

χ2 =1,14

Отказ

1,7

7,7

χ2 =4,04**

В таблице указаны  % от общего количества изображений, предлагаемых для декодирования в возрастной группе выборки (400).

* - различия значимы на уровне p0.01,

** -  различия значимы на уровне p0.05.

Дети с общим недоразвитием речи значимо реже дают правильные номинации, не стремятся компенсировать возникающие затруднения описанием ситуации. При ОНР отсутствует или используется весьма ограниченно и неадекватно эмотивная лексика: дети не владеют частнооценочной эмотивной лексикой, недостаточно понимают значение слов-эмотивов, не дифференцируют схожие эмоции, путают слова их обозначающие. В процессе обследования выяснилось, что дети с ОНР даже в шестилетнем возрасте нередко заменяют обозначение эмоционального состояния описанием физического действия, что свидетельствует о поверхностном восприятии эмоции и о недостаточной осознанности сенсорно-перцептивного образа.  В большинстве случаев (91,1 %  от общего количества возможных ответов) дети с ОНР не могли построить типовую модель поведения человека в ситуации переживания эмоций, затруднялись выдвинуть гипотезы относительно её причины. Выяснилось, что если в норме дифференцировки в прогнозе речи и мыслей персонажа возникают у детей в пять – шесть лет, то у дошкольников с ОНР разделения двух планов – плана содержания и плана выражения не происходит, дети затрудняются выдвигать гипотезы относительно причин эмоционального состояния, мыслей и речевого поведения человека.

Диагностическое задание «Декодирование жестов» позволяло определить особенности понимания значений и интерпретации положения руки, выявление специфики понимания значения жестов детьми с нарушениями речи в сравнении с нормально развивающимися сверстниками. Анализ результатов выполнения задания позволил выявить типы интерпретации жестов:

  1.  Рука выполняет фатические действия, направленные на установление, поддержание коммуникации, передаёт сигнал о завершении общения – 14,5% ответов у детей с нормальным развитием речи, 3,3% ответов в группе детей с ОНР: рука здоровается; прощается; угрожает; говорит «иди в угол»; поднята, что хочет ответить;  стучит по столу, чтоб не шумели; стучит в дверь, когда зайти нужно.
  2.  Рука выполняет знаковое действие, служащее средством выражения информации – 18,4% ответов у детей с нормальным развитием речи, 3,9% ответов в группе детей с ОНР: говорит «стоп»; показывает «нельзя»; показывает, что всё хорошо; показывает сколько лет; останавливает такси; просит конфету.
  3.  Рука помогает регулировать собственное поведение (речевое, мыслительное) – 8,3% ответов у детей с нормальным развитием речи, 1,1% ответов в группе детей с ОНР: считает на пальцах, говорит считалку, щёлкает пальцами под музыку; показывает на картинку, когда рассказывает.
  4.  Рука осуществляет указание, воспроизводит указательный жест – 13,9% ответов у детей с нормальным развитием речи, 19,5% ответов в группе детей с ОНР: показывает там, туда, тот, то, оттуда (сфера не-Я; тут, здесь, сюда, это, этот, отсюда (сфера Я).
  5.  Рука изображает  что-то – 3,3% ответов у детей с нормальным развитием речи, 14,4% ответов в группе детей с ОНР: показывает собачку, осьминожку, страшного паука, кораблик, фигурку и др.
  6.  Рука описывается, как выполняющая какое-либо действие – 40,5% ответов у детей с нормальным развитием речи, 40,1% ответов в группе детей с ОНР: моет руки, набирает воду, в мячик играет, отряхивает, лежит, висит.

Наибольшая разница между детьми с нормальной и нарушенной речью выявилась в количестве знаковых и фатических интерпретаций. Так нормально развивающиеся дошкольники чаще воспринимали положение руки, как семантически значимое, выражающее некий коммуникативно значимый смысл. В то же время они гораздо реже, чем их сверстники с ОНР воспринимали руку как изображающую что-либо. Иногда дети с ОНР придавали положению руки специфичный смысл, демонстрировали несовпадение интерпретации и смысла.

Диагностическое задание «Декодирование позы» позволило выявить специфику инетерпретации контурного изображения позы и было направлено на выявление исследование особенностей понимания осведомительного и регулятивного её значения. Исходя из значимости выделения особенностей восприятия и понимания действенного (событийного) и субъектного (личностного) значения позы, все высказывания детей, полученные в ходе экспериментального исследования по данному заданию, были подвергнуты контент-анализу. В результате обработки полученных результатов выявилось, что при описании действенной стороны изображения, событийной стороны наглядно представленной ситуации дети с ОНР либо не описывают событийную сторону, либо делают это поверхностно и кратко. Частые отказы от ответов, превалирование существительных в рассказах детей с ОНР привели к тому, что общее количество описаний действенной стороны у детей данной категории оказалось в 2,4 раза меньше, чем у дошкольников с нормальным развитием речи. Анализ результатов показал, что все ответы детей представлены тремя основными вариантами интерпретаций действенной стороны: описанием физических действий, взаимоотношений и состояний.

Исследование показало, что дети с ОНР чаще выделяют в позе физические характеристики, дошкольники с нормальным развитием речи - действия, направленные на партнера по общению. Для детей с речевым недоразвитием поза человека больше характеризует внешние особенности человека. Для детей с нормальным речевым развитием поза, прежде всего, свидетельствует об определённом отношении человека, его нацеленности на общение или уход от него. В целом представления о позе у детей с нарушениями речи находятся на очень низком конкретном уровне, имеют в своей основе ситуативный характер, нередко привязаны к выполнению определенных действий, статичны и малоизменчивы.

Анализ ответов с целью выделения субъектных (личностных) интерпретаций участников ситуации дал возможность выделить три типа ответов:

1 тип – описание мыслей, речи и эмоционального состояния участников ситуации (23, 8 % от общего количества высказываний и ответов на вопросы, описывающих участников ситуации в норме, 4,4% - при ОНР).

2 тип – указание на социальные роли, возраст, пол, статус, оценочное описание или указание на половозрастные характеристики (71,6 % общего количества высказываний и ответов на вопросы, описывающих участников ситуации в норме, 71,1% - при ОНР).

3 тип - отказ от ответа (4,6 % ответов в норме, 24,5 % - при ОНР).

Обобщение результатов исследования показывает, что в условиях недоразвития речи происходит нарушение понимания и интерпретации невербальных средств общения. Выяснилось, что практически все дети с ОНР демонстрируют поверхностность восприятия, диффузность сенсорно-перцептивного эталона, недостаточную чёткость, полноту, осознанность и вербализованность эталонного образования. При определении значения жестов, позы и мимики дошкольники демонстрируют конкретность, ситуативность восприятия, недостаточную осознанность отдельных элементов невербального поведения. Обозначение семантики невербальных сигналов характеризуется преобладанием описаний физических действий субъекта, не предполагающих наличие в невербальном поведении эмоциональной и коммуникативной составляющей. В процессе инетерпретации невербальных средств общения не происходит актуализации антиципирующих моделей, дети с ОНР затрудняются строить вероятностный прогноз, невербальные сигналы не дают им возможность заглянуть за рамки наличествующей ситуации. Антиципирующие модели бедны содержательно, поверхностны и размыты, сопоставление отдельных элементов невербального поведения и перевод значений из невербальной формы в вербальную затруднены.

Подведём итоги. Итак, при общем недоразвитии речи страдает не только формируемая языковая система, но и система невербальных средств общения, что проявляется в трудностях выражения значений при помощи невербальных компонентов коммуникации, в недостатках их понимания и интерпретации. Мы считаем, что полученные результаты подтверждают тот факт, что языковое развитие есть частный случай когнитивного развития детей, а общее недоразвитие речи является не только речевым, но и когнитивным нарушением. Кроме того, мы убеждены, что невербальные средства общения и их усвоение необходимо рассматривать как когнитивную базу для усвоения языка, что необходимо учитывать при разработке стратегии и тактики логопедического воздействия.

Литература

  1.  Акишина А.А. Жесты и мимика в русской речи: лингвистический словарь. / Акишина А.А., Кано Х., Акишина Т.Е – М.: Рус. яз., 1991. – 144 с.
  2.  Вартанян И.А. Вопросы функциональной ассиметрии мозга /И.А. Вартанян. – М.: Наука, 1988. - 176 с.
  3.  Горелов И.Н. Проблемы функционального базиса речи в онтогенезе / И.Н. Горелов – Челябинск: Изд-во ЧГПИ, 1974, - 116 с.
  4.  Григорьева Г.В. Особенности владения невербальными средствами общения дошкольниками с нарушениями зрения /Г.В. Григорьева // Дефектология. – 1998. - № 5. – С. 76-87
  5.  Лабунская В.А. Экспрессия человека: общение и межличностное познание / В.А. Лабунская. – Ростов н/Дону: Изд-во «Феникс», 1999. – 608 с.
  6.  Леханова О.Л. Использование невербальных средств общения в коррекционно-логопедической работе с дошкольниками с ОНР: дис. на соиск. учен. степ. канд. пед. наук / Леханова Ольга Леонидовна. – М.: МПГУ, 2008. – 20 с.
  7.  Леханова О.Л. Особенности невербального кодирования информации детьми с общим недоразвитием речи / О.Л. Леханова // Вестник Череповецкого государственного университета. – 2007. - № 1.– С. 166-169.
  8.  Леханова О.Л. Состояние невербального общения и формирование невербальных предпосылок речи у детей с речевым недоразвитием /О.Л. Леханова. – Череповец: ГОУ ВПО ЧГУ. – 2011. -  192 с.
  9.  Медникова Л.С. особенности овладения образно-двигательными средствами общения дошкольниками с интеллектуальной недостаточностью / Л.С. Медникова, Л.А. Лобач // Дефектология. – 2011. - №4. – С. 30-38