76203

Косвенный иск: понятие и общая характеристика

Реферат

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Нарушение интересов общества может выражаться в причинении обществу убытков в результате сделок заключенных единоличным исполнительным органом самостоятельно или по указанию контролирующего участника.

Русский

2015-01-30

134.5 KB

5 чел.

СОДЕРЖАНИЕ

[1]
ВВЕДЕНИЕ

[2]
1. Косвенный иск: понятие и общая характеристика.

[3]
2. Определение истца и ответчика по косвенному иску.

[4]
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

[5]
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Проблематику косвенных исков последнее время активно обсуждают в связи с перспективами его применения в практике судебной защиты корпоративных прав. Отдельные аспекты применения косвенных исков изучали Г.Л. Осокина, В.В. Ярков, М.А. Рожкова, А.Н. Винник, И.В. Спасибо-Фатеева, Л.А. Островская, Ю.А. Попов, В.А. Гуреев, Л.А. Бурцева, Б.А. Журбин, Е.И. Чугунова. Авторы исследовали саму природу косвенных исков, их место среди других видов исков, специфику применения исков, предпосылки возникновения права на косвенный иск.

Институт косвенного иска представляет собой новый для российского права институт. Нарушение интересов общества может выражаться в причинении обществу убытков в результате сделок, заключенных единоличным исполнительным органом самостоятельно или по указанию контролирующего участника. Защита интересов общества осуществляется путем предъявления исков акционерами (участниками) общества в интересах общества. Такие иски получили название косвенных исков [23].

Значение косвенного иска заключается в том, что с его помощью возможно защитить интересы всех участников корпорации, обеспечивая им возможность принуждения органов корпорации к определенному варианту поведения. Именно косвенный иск позволяет взыскивать присужденное в пользу корпорации, т.е. одновременно в пользу всех участников корпорации, а не отдельных ее участников. При этом участник корпорации, предъявивший иск, вправе претендовать на возмещение понесенных им судебных расходов в случае вынесения решения по делу в его пользу.

В настоящее время, в связи с активным развитием экономики и предпринимательской деятельности, необходимо тщательно урегулировать рассматриваемые вопросы. Вновь является актуальным установление того, кто является надлежащим истцом и ответчиком по косвенному иску, а также решение проблемы подведомственности и подсудности дел по косвенному иску.




1. Косвенный иск: понятие и общая характеристика.

Развитие гражданского оборота, судебной защиты различных по природе интересов вызвала к жизни новые классификации исков. Так, по характеру защищаемых интересов выделяются иски личные, в защиту публичных и государственных интересов, в защиту прав других лиц, в защиту неопределенного круга лиц и косвенные (производные) иски. Главный критерий данной классификации - чьи права и интересы защищаются (т.е. вопрос о выгодоприобретателе). В связи с этим в доктрине особое внимание уделяется искам корпоративным, косвенным (производным) и групповым, истоки которых - в англосаксонской традиции, выработанной практикой применения трастового законодательства. Попытки использовать потенциал данных исков в российской правовой системе были вызваны развитием акционерного законодательства и поисками эффективных процессуальных средств защиты различных прав, вытекающих из деятельности акционерных обществ [24, С. 310].

Проблема квалификации предъявляемого акционером иска как косвенного до настоящего времени остается одной из наиболее сложных даже в законодательстве и судебной практике зарубежных стран, несмотря на многолетнюю историю существования и применения ими данного института.

В законодательстве и судебной практике США в настоящее время отсутствует сформулированное правило, на основании которого можно было бы провести различие между прямыми исками и теми исками, которые определяются как косвенные. Одним из критериев, которым руководствуются американские суды при квалификации предъявленного иска как косвенного или прямого, является субъект, интересам которого оспариваемым действием в первую очередь причинен вред. Таким образом, если убытки несет корпорация, а акционеры только опосредованно в результате причинения вреда корпорации и снижения стоимости их акций, то требование принадлежит корпорации, и, следовательно, акционер может заявить его, только используя механизм косвенного иска.

В Англии, в отличие от США, развитие института косвенного иска было затруднено в связи с судебным толкованием, принятым в 1843 г. по делу Foss vs. Harbottle. Правило из дела Foss vs. Harbottle является общим правилом, регулирующим права акционеров вступить с косвенным или прямым иском, и заключается в том, что акционер не может обратиться в суд, когда неправомерное действие было совершено против компании, а не акционера, либо данное действие могло бы быть одобрено акционерами путем принятия соответствующего решения, даже если фактически оно не было одобрено ими. Таким образом, косвенный иск может быть подан тогда, когда оспариваемое действие подпадает под исключение из правила Foss vs. Harbottle.

Конфликты интересов стали первопричиной появления косвенных исков, как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпорации, и в странах континентальной системы права. Корпоративное законодательство Франции предоставляет акционеру (акционерам), обладающему в совокупности не менее чем пятью процентами акционерного капитала, право подать иск от имени общества к управляющим (администраторам, членам дирекции), допустившим нарушения в области управления обществом.

Однако законодательство Германии не предоставляет акционеру права подать косвенный иск. Акционер (группа акционеров) лишь вправе, владея акциями, составляющими одну десятую часть основного капитала акционерного общества, потребовать принесения обществом иска к членам его органов управления и контроля (правления, наблюдательного совета) о возмещении ущерба, причиненного обществу его действиями. Такое понимание защиты прав акционеров продиктовано, прежде всего, доктриной о существовании у управляющих акционерного общества обязанностей и ответственности исключительно по отношению к обществу, но не к его акционерам. Ю.В. Романова полагает, что, помимо отсутствия в законодательстве Германии права акционера на косвенный иск, сам акционер не заинтересован в принесении косвенного иска, так как содержащиеся в Гражданском процессуальном кодексе Германии (§§ 91, 92) нормы возлагают судебные расходы, понесенные участником спора, в пользу которого принят судебный акт, на проигравшую сторону [11].

Российское процессуальное законодательство во многом не учитывает специфики косвенных исков, существенно отличающихся от иных исков в сфере корпоративных отношений

Концепция косвенного иска произошла из практики английского траста, то есть доверительного управления чужим имуществом. Ведь обязанности директоров общества корпорации происходят от принципа траста - управления чужим имуществом, средствами его владельцев - акционеров. Поскольку менеджеры управляют чужим имуществом, на них возлагается так называемая "доверительная ответственность", управляющие должны действовать наиболее эффективно в интересах корпорации, в конечном счете - акционеров, относясь к исполнению своих обязанностей с «должной заботой» [26].

Косвенные иски возникли в связи с тем, что по мере того как акции "распылялись" среди множества акционеров, исчезала фигура единоличного собственника корпорации, управление сосредотачивалось в руках менеджеров, действовавших подчас в своих собственных интересах, а не в интересах нанявших их акционеров. Такие конфликты интересов и стали первопричиной появления косвенных исков как правового средства воздействия отдельных групп акционеров на менеджеров корпораций [19, С. 95 - 112].

Данный вид иска давно известен праву многих стран и отражает возможности обеспечения принуждения со стороны общества или группы его акционеров к определенному варианту поведения менеджеров общества, разрешая тем самым конфликты между владельцами общества и его руководителями.

Востребованность института косвенного иска и необходимость его введения в нашу правовую действительность привели к попыткам его теоретических исследований, применительно к российскому законодательству. Появилась собственная теория широкого понимания косвенного иска, нормативное закрепление данный иск получил в различных российских законодательных актах, в том числе и в Гражданском кодексе РФ [18, C. 76].

  По мнению Е.И. Чугунова действующее российское законодательство позволяет выделить следующие основные случаи использования косвенного иска:

- требование участника юридического лица к выступающим от имени последнего лицам о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу (п. 3 ст. 53 ГК РФ, п. 5, 6 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

- требование участника юридического лица о признании недействительной сделки, совершенной юридическим лицом (ст.173 ГК РФ, п. 5 ст. 45, п. 6 ст. 46 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 ФЗ «Об акционерных обществах»);

- требование участника дочернего общества к основному обществу (товариществу) о возмещении убытков, причиненных дочернему обществу (ст. 105 ГК РФ, ст. 6 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», ст. 6 ФЗ «Об акционерных обществах») [25, C. 41-42].

В течение 1995 - 1996 годов приняты законы, указы Президента, нормативные акты Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг, которые направлены на упорядочение и введение в правовое русло деятельности обществ. В их числе, Гражданский кодекс РФ и Федеральный закон "Об акционерных обществах", которые определили порядок создания, функционирования и прекращения деятельности обществ.

В корпоративном законодательстве положения о косвенных исках сформулированы достаточно определенно (ст. ст. 6, 71 Федерального закона "Об акционерных обществах" [7], ст. 6, 10, 44 - 46 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" [6]). В федеральных законах, регулирующих деятельность отдельных видов производственных и потребительских кооперативов, о некоммерческих организациях положения о косвенных исках выражены в том плане, что отдельными нормами устанавливается круг лиц, имеющих право выступать от имени данных юридических лиц, а также пределы их ответственности [1].

Выделение косвенного иска в качестве самостоятельного вида происходит при классификации исков по характеру защищаемого интереса и выгодоприобретателя по данному требованию.

По косвенному иску при его удовлетворении прямым выгодоприобретателем выступает само общество, в пользу которого взыскивается присужденное. Выгода акционеров является опосредованной, поскольку в случае выигрыша дела им причитается только возмещение со стороны ответчика понесенных ими судебных расходов [28, C. 32-40].

Рожкова отмечает, что «предъявляя такого рода требования, участники общества прямо защищают интересы непосредственно общества, а свои собственные - опосредованно. Это обстоятельство и дало наименование данной группе исков - косвенные (производные) иски» [23].

Однако не все авторы придерживаются такой точки зрения.  Г.Л.Осокина взамен понятия косвенного иска предлагала использовать термин "корпоративный иск" как охватывающий самые различные требования, связанные с защитой прав акционерного общества - коллективного субъекта права и корпоративных отношений. Она указывает, что косвенный (производный) характер рассматриваемого требования сторонники подобной конструкции усматривают в том, что акционеры (акционер), защищая общий корпоративный интерес, тем самым опосредствованно защищают свой частный интерес. Общий и частный корпоративные интересы, несмотря на одинаковую направленность в своем развитии, имеют конкретное, отличительное друг от друга экономико-юридическое содержание и форму, что исключает возможность их прямого и непосредственного отождествления. Общий корпоративный интерес является интересом юридического лица, самостоятельного субъекта права и соответствующих отношений, качественно и количественно отличающимся от частного корпоративного интереса, который ограничен стоимостью акции, пая, доли, взноса, размером причитающегося дохода, а также ликвидационной квоты, его качественные и количественные параметры находятся в сложной зависимости от общего корпоративного интереса [20, C. 18].

Также А.А. Павлушина отмечает, что фактически производные иски акционеров и участников защищают их личные права и законные интересы, однако с процессуальной точки зрения истец фактически будет действовать в чужих интересах, поскольку присуждение по такому делу состоится в пользу общества, а не отдельного акционера или группы лиц [21, C. 84].

Однако, как поясняет В.В. Ярков, «такую критику сложно назвать плодотворной, поскольку выделение корпоративных исков основано на совершенно других критериях, нежели выделение косвенных исков, и проистекает из давно известной процессуальному праву классификации исков по материально-правовому признаку (т.е. характеру материального правоотношения, из которого возникли соответствующие спор и требование) [28, C. 32-40]», с чем полностью можно согласиться.

Особенностью косвенного иска является то, что требования, предъявляемые участниками общества к органам управления, направлены в защиту собственно общества. Общество, не являющееся субъектом корпоративных (внутренних) отношений, является выгодоприобретателем, поскольку решение по косвенному иску напрямую влияет на его материально-правовую сферу и уже опосредованно - на материально-правовую сферу самих участников общества. Таким образом, М. А. Рожкова указывает, что интерес участников общества, предъявляющих косвенный иск, не процессуальный, а самый что ни на есть материально-правовой, но преломляющийся через выгоду для всего общества. Выгода самих акционеров является косвенной, поскольку в свою пользу они лично ничего не получают, за исключением возмещения со стороны ответчика понесенных ими по делу судебных расходов в случае выигрыша дела [23].

Правовой основой косвенного иска является п. 3 ст. 53 ГК РФ, она является наиболее общим правилом об основаниях предъявления косвенных исков. Согласно данной норме «лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу» [1].

По мнению доктора юридических наук В.В. Яркова, «подобное размещение нормы не случайно, поскольку тем самым данное общее правило об ответственности лиц, действующих от имени юридического лица, распространяется практически на все самые различные формы организации юридических лиц. Кроме того, приведенное нормативное положение, хотя и помещено в ГК, имеет и процессуальное значение, представляя собой пример нормы процессуального характера, помещенной в материально-правовой нормативный акт» [27].

На основе анализа ст. 53, ст. 56, ст. 166 ГК РФ можно выделить следующие общие  признаки косвенного иска:

  1.   Определяется субъектный состав участников данных отношений как в материальном, так и процессуальном праве. С одной стороны, материально-правовое требование принадлежит юридическому лицу, а обязанным субъектом, которое должно возместить убытки, является лицо, выступающее от имени юридического лица. С точки зрения процессуальных правил право на предъявление иска предоставлено участникам юридического лица, которые рассматриваются в качестве истцов.
  2.  Норма п. 3 ст. 53 ГК в части определения надлежащих ответчиков является отсылочной по характеру, поскольку круг лиц, наделенных правом выступать от имени юридического лица, определяется в законе либо учредительных документах. Поэтому следует анализировать, прежде всего, положения федеральных законов, а также учредительных документов (в основном уставов) с целью установления уполномоченных лиц, которым предоставлено право выступать от имени юридических лиц.
  3.  Определен характер искового требования, которое заключается в возмещении убытков, причиненных управляющими юридическому лицу. Какие-либо иные требования, например, о расторжении сделки, могут предъявляться только с учетом положений действующего законодательства, поскольку признание в качестве надлежащих истцов по указанным требованиям акционеров и участников обществ с ограниченной ответственностью, членов кооперативов и других лиц связано с соблюдением правил п. 2 ст. 166 ГК РФ.
  4.  В п. 3 ст. 56 ГК определены пределы ответственности лиц, выступающих от имени юридических лиц, а именно - если они не освобождены от возмещения убытков законом либо договором. Таким образом, в этой части данное положение п. 3 ст. 56 ГК также носит отсылочный характер [29].

Таким образом, можно отметить, что косвенный иск имеет особую правовую природу, поскольку косвенные иски занимают особое место в системе исковой защиты прав и относятся к числу новых для российского процессуального права категорий.

В статье 225.8 АПК РФ [4] предпринята первая попытка урегулировать процессуальные вопросы применения такого специфического средства исковой защиты как косвенный иск. Ранее отдельные вопросы применения косвенных исков выносились для обсуждения на заседание Научно-консультативного совета ВАС России в виде проекта информационного письма ВАС РФ, которое, к сожалению, не было принято.

В статье 225.8 АПК РФ решены не все, но, тем не менее, наиболее значимые вопросы косвенного иска. Во-первых, определено, что именно участники имеют статус истца по косвенному иску, в т. ч. с правом требовать принудительного исполнения судебного решения. Во-вторых, указано, что выгодоприобретателем по косвенному иску является само юридическое лицо, в пользу которого, а не его участников, и выносится решение суда. В-третьих, судебные расходы возлагаются на участников юридического лица, и они имеют право на их возмещение по общим правилам ст. 110 АПК РФ.

Остался нерешенным вопрос о процессуальном положении юридического лица, поскольку в судебной практике оно могло привлекаться в самых разных качествах, вплоть до третьего лица без самостоятельных требований. Теперь по смыслу ст. 225.8 АПК РФ происходит своеобразное “раздвоение” истца, и юридическое лицо также является истцом, но в материально-правовом смысле, по аналогии с иском прокурора и государственных органов (ст. 52, 53 АПК РФ).

Подводя итоги следует сказать, что косвенным называется иск, заявляемый акционером в защиту интересов акционерного общества, всех акционеров, которым опосредованно (не в данном процессе) защищается и интерес акционера, обратившегося в суд. Например, согласно правилу п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах" акционер, владеющий не менее чем одним процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров, единоличному исполнительному органу общества о возмещении убытков, причиненных обществу их виновными действиями (бездействием). Непосредственно таким иском защищаются интересы общества, но опосредованно - также интересы акционера, обратившегося в суд. Только лицо, имеющее собственный материально-правовой интерес, вправе предъявить такой иск. Личный интерес здесь производен от интереса общества, и, не защищая интерес общества, невозможно защитить частный интерес акционера от неправомерных действий. Именно поэтому в одном процессе нельзя защитить косвенный и прямой интерес одновременно.

Конструкция косвенного иска имеет свое законодательное материально-правовое основание, однако ей недостает процессуального "узаконения", что породило в доктрине споры о процессуальном статусе акционера (группы акционеров), заявляющего (заявляющей) косвенный иск. Его называют законным представителем (Г.Л. Осокина), в отдельных случаях - истцом, группу акционеров - соистцами (В.В. Ярков). Позиции и аргументы pro et contra продолжают множиться. По мнению Т.В.Сахновой, невозможность выработать в настоящее время единственно корректное процессуальное решение кроется в онтологической несогласованности материального (акционерного) и процессуального законодательства России. При разработке основ современного акционерного законодательства России активно использовалась англосаксонская традиция - без учета выработанных отечественным законодательством процессуальных форм и средств судебной защиты, которые в своей сущностной основе сложились под влиянием континентальной традиции. По этой причине процессуальная "жизнеспособность" косвенного, как и корпоративного, иска определится последующим развитием законодательства России [24, C. 310-311].


2. Определение истца и ответчика по косвенному иску.

Одной из выделяемых в литературе проблем косвенного иска выступает проблема определения процессуального статуса лиц, участвующих в деле по косвенному иску. В законодательстве не дается прямого ответа на данный вопрос.

Косвенный иск представляет собой способ защиты прав, применяемый в корпоративных отношениях. Специфика корпоративных отношений, заключающаяся в том, что субъектами этих отношений являются участники общества и (или) органы управления обществом, она обусловливает необходимость использования особых способов защиты. Органы корпорации, которые во «внешних» отношениях не рассматриваются как самостоятельные субъекты права, в корпоративных отношениях приобретают статус самостоятельного субъекта, который обладает субъективными правами и несет обязанности, обеспеченные возможностью применения к нему мер ответственности [22].

В соответствии со ст. 225.8 АПК РФ в случаях, предусмотренных федеральным законом, участники юридического лица вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому лицу. Такие участники пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, а также обладают правом требовать принудительное исполнение решения арбитражного суда в пользу указанного юридического лица.

В литературе сложилось несколько точек зрения по вопросу определения истца по косвенному иску. Согласно первой точке зрения в суд вправе обратиться само общество, что прямо предусмотрено п. 5 ст. 71 ФЗ "Об акционерных обществах". На основании ст. 53 ГК РФ «юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами» [1].

В соответствии с точкой зрения Г.Л. Осокиной истцом по косвенному иску выступает само общество, а участники общества, предъявляющие иск против «должностных лиц корпорации», являются законными представителями [20, C. 18]. Аналогичное мнение высказывает, например, Б.А. Журбин, считающий, что акционер по производному иску является законным представителем акционерного общества [16, С. 23-25].

Органы управления обществом (равно, как и каждое лицо, входящее в эти органы) обязаны добросовестно и разумно действовать в интересах самого общества для достижения поставленных перед последним целей. Здесь следует исходить из п. 3 ст. 10 ГК РФ, где сказано, что в случае, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, то разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается [1]. В то же время в реальности действия этих органов (или их членов) не всегда соответствуют предъявляемым требованиям: органы управления или входящие в их состав члены иногда демонстрируют небрежное или недобросовестное отношение к делам общества, которое в конечном счете, наносит вред самому обществу. И в этой ситуации именно участникам общества как другой стороне корпоративного отношения предоставлено право предъявлять органам управления обществом соответствующие требования. На примере акционерного общества можно сказать, что законодательство предоставляет право на обращение в суд самим акционерам, с соблюдением условий, указанных в ст.71 ФЗ «Об акционерных обществах».

По мнению М.А. Рожковой участники общества имеют материально-правовой интерес в исходе дела по косвенному иску, а потому не могут рассматриваться ни в качестве процессуальных истцов, ни в качестве законных представителей общества. Участники общества являются надлежащими истцами по косвенным искам и достаточно активно используют предоставленное им право. Обязанность уплаты судебных расходов (включая государственную пошлину) возложена на истцов - в данном случае участников общества, предъявивших косвенный иск. В случае вынесения положительного решения по делу понесенные истцами по косвенному иску судебные расходы возмещаются за счет ответчика [23]. М.А. Рожкова подтверждает свою точку зрения тем, что уменьшение активов общества напрямую влияет на курсовую стоимость принадлежащих его участникам акций и, соответственно, на имущественную сферу участников общества. Также требование закона об обязательном минимальном проценте акций, которым должен обладать участник общества для предъявления косвенного иска, в определенной мере подтверждает зависимость имущественного положения участника от имущественного положения самого общества (п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах»). Иными словами, имущественное положение участника, владеющего акциями в количестве менее одного процента размещенных обыкновенных акций общества, признается независимым от имущественного положения самого общества, а сам участник - не имеющим материально-правового интереса к исходу дела.

Отечественное законодательство прямо предоставляет участникам общества право предъявлять косвенные иски (п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах», п. 5 ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).  Также, по мнению М.А. Рожковой особенность данного иска и состоит в том, что участники общества могут защитить свои права только таким образом, защитить их права без защиты прав другого лица (самого общества) попросту невозможно [23].

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что существует два подхода, относительно того, кто является истцом по косвенному иску – само общество и участники общества. В законах, регулирующих деятельность хозяйственных обществ, не указан надлежащий истец, который имеет право обратиться с иском к управляющим о возмещении убытков, причиненных их действиями, юридическому лицу. В этом случае следует исходить из общего правила, содержащегося в п. 3 ст. 53 ГК РФ, согласно которому, право требования о взыскании убытков в пользу юридического лица принадлежит его учредителям и участникам [1]. Следовательно, истцами может быть общество, действуя через органы, и сами участники общества.

Также сложилось несколько подходов, относительно решения вопроса о статусе участников и общества в процессе. Г.Л. Осокина [20, C. 18] считает, что истцом по косвенному иску выступает само общество, а участники общества, предъявляющие иск против «должностных лиц корпорации», являются законными представителями, когда акционер при соблюдении условия о владении одним процентом акций может выступать в качестве представителя на основании п. 5 ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах».

Однако своеобразие отношений представительства по косвенному иску заключается в том, что по общему правилу представитель не может быть выгодоприобретателем по совершаемым им юридическим действиям, в том числе и в суде, от имени представляемого им лица. Здесь же акционеры являются в случае удовлетворения иска выгодоприобретателями, поскольку в конечном счете, они защищают собственные имущественные интересы. На стадии исполнительного производства выгодоприобретателем выступает само общество.

Согласно второй точки зрения, акционеров, обратившихся в суд, некоторые рассматриваются в качестве истцов через институт соучастия. Так как в данном случае, они защищают интересы всех акционеров и выступают как один из соучастников, но без специального уполномочения, от имени всех соучастников [12, C. 98-99].

Также высказываются мнения, что акционеры занимают процессуальное положение истца по делу либо процессуального истца [17].

В.А. Гуреев предлагает рассматривать процессуальное положение общества как соистца [14, C 151-153]. Определение процессуального положения общества как соистца основывается на том обстоятельстве, что оно является участником спорного материального правоотношения и выгодоприобретателем по иску в случае его удовлетворения.

Относительно этих точек зрения, можно согласиться с М.А. Рожковой, которая считает, что участники общества имеют материально-правовой интерес в исходе дела по косвенному иску, а потому не могут рассматриваться ни в качестве процессуальных истцов, ни в качестве законных представителей общества. Также она отмечает, что невозможно общество рассматривать в качестве истца по косвенному иску отчасти это подтверждает и правило ст. 53 ГК РФ, которое предусматривает, что с требованием о возмещении убытков, причиненных органом управления обществом, вправе обращаться учредитель (участник) общества. В связи с этим представляются не соответствующими положениям ГК РФ правила п. 5 ст. 71 Закона ФЗ «Об акционерных обществах» и п. 5 ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», предоставляющие самому обществу право предъявлять подобные требования [23].

В судебной практике при предъявлении иска акционером, в ряде случаев общество привлекалось к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований [8, 9]. В пользу такого подхода, в частности, высказался Н.Г. Елисеев, который отмечает, что статус общества в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, является наиболее типичным, а часто единственным возможным вариантом процессуального статуса общества в производстве по косвенному иску [15, C. 167-170].

В другом деле привлечение общества в качестве третьего лица было признано неправомерным [10]. Суд в своем постановлении указал следующее: Иск заявлен на основании пункта 5 статьи 71 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которому общество или акционер (акционеры), владеющий в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору), члену коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), а равно к управляющей организации или управляющему о возмещении убытков, причиненных обществу, в случае, предусмотренном пунктом 2 настоящей статьи. Из содержания данной правовой нормы следует, что акционер обращается в суд с требованием о взыскании убытков не в свою пользу, а в пользу акционерного общества.

Соответственно, присуждение при доказанности исковых требований также осуществляется в пользу акционерного общества, из чего следует, что акционер не имеет самостоятельного материально-правового интереса в исходе дела, несмотря на то, что он обладает процессуальными полномочиями на возбуждение в суде дела по заявленному требованию в интересах общества, которое наряду с исполнительным органом является субъектом (стороной) спорного правоотношения. В этой связи, как указал суд кассационной инстанции, суду следовало обсудить и разрешить вопрос о надлежащем процессуальном положении акционерного общества, в интересах которого заявлен настоящий иск.

В данном случае общество (ЗАО «Д») привлечено к участию в деле в качестве третьего лица без самостоятельных требований относительно предмета спора. Третье лицо без самостоятельных требований согласно части 2 статьи 51 Арбитражного процессуального кодекса РФ ограничено в процессуальных правах, исходя из того, что оно не является субъектом спорного правоотношения. Поэтому удовлетворение заявленных исковых требований и присуждение денежных средств, взысканных с ответчика, в пользу третьего лица без самостоятельных требований нельзя признать соответствующими нормам процессуального закона.

Елисеев Н.Г. обобщив доктрину и практику, указал на примере акционерного общества, что необходимо определение процессуального статуса акционера и самого общества в комплексе, поскольку их разделение невозможно в силу взаимосвязи их интересов [15, C. 161-170]. Как отмечают А.А. Грось и Д.И. Дедов, в настоящее время в судебной практике нет какого-либо единого решения - общество, в интересах которого подан иск, "примерило" на себя статусы всех лиц, участвующих в деле [13, C. 157-158].

Как видно из анализа точек зрения, относительно положения акционеров и общества в процессе, не существует одного решения, относительно этого вопроса. Определить процессуальное положение лиц, участвующих в деле, исходя из представленных в процессуальном праве России институтов процессуального соучастия и представительства, сложно. Поэтому сторонники российской модели производного иска и столкнулись с неразрешимой проблемой статуса участника юридического лица.

В странах же общего права такой проблемы не существует, поскольку производный иск как разновидность группового иска предъявляется по правилам, установленным для группового иска (Правило 23 ФПГП США).

  По законодательству ряда стран уже предусмотрены основания для возмещения ущерба директорами, нарушающими свои доверительные обязанности. Так, в Германии члены правления обязаны возместить ущерб в следующих случаях:  акционерам возвращаются взносы, выплачиваются проценты по кредиту или доли участия в прибылях;  берутся в залог или изымаются собственные акции общества; выпускаются акции до полной выплаты номинальной или повышенной стоимости; производится раздел имущества акционерного общества; предоставляется вознаграждение членам наблюдательного Совета;  выпускаются новые акции в период увеличения основного капитала помимо установленной цели этого увеличения или до его полной выплаты [18, C. 85].

В некоторых случаях предъявить косвенный иск вправе и номинальный держатель акций. В соответствии с п. 2 ст. 8 ФЗ "О рынке ценных бумаг " [5] номинальный держатель ценных бумаг - лицо, зарегистрированное в системе ведения реестра, в том числе являющееся депонентом депозитария и не являющееся владельцем в отношении этих ценных бумаг. В качестве номинальных держателей ценных бумаг могут выступать профессиональные участники рынка ценных бумаг. При этом номинальный держатель в отношении именных ценных бумаг, держателем которых он является в интересах другого лица, может осуществлять сделки и операции исключительно по поручению лица и в соответствии с договором, заключенным с этим лицом. Поэтому номинальный держатель может возбудить дело такого рода, предъявив косвенный иск, только по общим правилам ГПК РФ [3] и АПК РФ, т.е. у него должна быть доверенность от самих акционеров на ведение дела, потому что сам по себе договор между номинальным держателем и собственником акций не является еще правовым основанием для представительства в суде.

В качестве ответчиков по косвенному иску могут выступать члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличные исполнительные органы общества (директор, генеральный директор) и (или) члены коллегиального исполнительного органа общества (правления, дирекции), управляющая организация или управляющий. Приведенный перечень ответчиков дан прямо в ст. 71 Федерального закона "Об акционерных обществах". При этом круг ответчиков по каждому делу определяется конкретно, в зависимости от того, как в данном обществе построена на основании устава система органов управления.

Кроме того, здесь истцы должны доказывать надлежащий характер ответчиков, кем принимались либо не принимались решения, принесшие убытки обществу. В ходе процесса круг ответчиков будет либо сужаться, либо расширяться в зависимости от установленных обстоятельств по делу. На этот счет в п. 2 ст. 71 Закона "Об акционерных обществах" прямо подчеркнуто, что в совете директоров (наблюдательном совете) общества, коллегиальном исполнительном органе общества (правлении, дирекции) не несут ответственности члены, голосовавшие против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимавшие участия в голосовании [27].


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что несмотря на имеющуюся возможность предъявления участником хозяйственного общества иска в защиту прав и законных интересов организации, участником которой он является, в Гражданском кодексе РФ, Арбитражном процессуальном кодексе РФ и Гражданском процессуальном кодексе РФ до настоящего времени отсутствуют проработанные как материальные нормы, так и специальные нормы о процессуальном порядке рассмотрения косвенных исков. 

Следует иметь в виду, что за рубежом значительная часть косвенных исков об ответственности управляющих перед акционерным обществом не доводится до суда, стороны согласуют свои позиции заранее. Поэтому возможность предъявить косвенный иск к недобросовестным управляющим - прежде всего важное профилактическое правовое средство, удерживающее менеджеров от действий, которые способны причинить убытки акционерному обществу [26].

Так как косвенный иск относительно новый институт, возникает множество проблем и вопросов в его применении, в частности, вопрос о том, можно ли рассматривать в качестве косвенных иски акционеров о признании сделок с участием обществ недействительными, доказывание по косвенным искам, порядок уплаты государственной пошлины по косвенному иску, характер ответственности ответчиков по косвенному иску, возможность предъявления иска акционерами ликвидированной дочерней компании к основной компании и многие другие вопросы.

Специфика косвенного иска состоит в том, что лицо, его заявляющее, защищает свои интересы, но не прямо, а опосредовано, путем предъявления иска в защиту другого лица. Например, акционеры предъявляют иск о неправомерных действиях администрации корпорации в защиту интересов акционерного общества. Это иск о защите прав акционерного общества, акционеры которого понесли убытки. В таких делах акционеры являются истцами, а управляющие - ответчиками. Акционеры должны доказать, что действиями администрации причинен вред корпорации, косвенно причиняя вред самим акционерам. По косвенному иску присужденное взыскивается в пользу акционерного общества


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1.  Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая: ФЗ РФ от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 27.07.2010) // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  2.  Гражданский кодекс Российской Федерации, часть вторая: ФЗ РФ от 26 янв. 1996 г. № 14-ФЗ (ред. от   08.05.2010) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  3.  Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 14 нояб. 2002 г. №  137-ФЗ (ред. от 03.12.2011) // СЗ РФ. 2002. №46. Ст. 4532.
  4.  Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: ФЗ от 24 июл. 2002 г. № 95-ФЗ (ред. от 08.12.2011)// СЗ РФ. 2002. №30. СТ. 3012.
  5.  О рынке ценных бумаг: ФЗ от 22 апр. 1996 г. № 39-ФЗ// СЗ РФ. № 17. 22 апр.1996. Ст. 1918.
  6.  Об обществах с ограниченной ответственностью: ФЗ от 08 фев. 1998 г. № 14-ФЗ// СЗ РФ. 16 фев.1998.№ 7. Ст. 785.
  7.  Об акционерных обществах: ФЗ от 26 дек.1995 N 208-ФЗ // СЗ РФ. 01.01.1996. № 1. Ст. 1.
  8.  Определение ВАС РФ от 21.03.2007 N 871/07 по делу N А32-56380/2005-26/1595 // СПС «Консультант Плюс».
  9.  Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.12.2011 по делу N А43-27375/2010 // СПС «Консультант Плюс».
  10.  Постановление ФАС Московского округа от 16.03.2006 г. по делу № КГ-А40/1768-06-П // СПС «Консультант Плюс».
  11.  Гончарова Е. В. Косвенный ИСК как эффективный способ судебной защиты \\ Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России, янв.-фев. 2007. № 1
  12.  Гражданский процесс: Учебник. 3-е издание./ Под ред. В.В. Яркова. М.: Бек, 1999.624 c.
  13.  Грось А.А., Дедов Д.И. Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2007. № 3. С. 157 - 158.
  14.  Гуреев В.А. Проблемы защиты прав и интересов акционеров в Российской Федерации. М.: Волтерс Клувер, 2007.  208 c.
  15.  Елисеев Н.Г. Процессуальный статус акционерного общества в производстве по косвенным искам // ВВАС РФ. 2005. № 8. С. 167 – 170.
  16.  Журбин Б.А. Проблемы рассмотрения производных исков // Арбитражная практика. 2005. № 3. С. 23-25.
  17.  Зубович М.М., Семеусов В.А. Акционерное общество. Правовые аспекты. Учебное пособие. Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 2000. 184 c.
  18.  Колесов П.П. Процессуальные средства защиты права: монография // НовГу им. Ярослава Мудрого - Великий Новгород. 2004. 219 с.
  19.  Малышев П. Косвенные иски в судебной практике США // Российский юридический журнал. 1996. № 1. С. 95 – 112.
  20.  Осокина Г. Л. Чьи права защищаются косвенными исками // Российская юстиция. 1999.  № 10. С.18 - 19.
  21.  Павлушина А.А. Защита публичного интереса как универсальная процессуальная форма // Журнал российского права. 2003. № 6. С. 84.
  22.  Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры // Вестник ВАС РФ. 2005. № 9. С. 136-148.
  23.  Рожкова М.А. Совершенствование порядка рассмотрения дел по спорам, связанным с предпринимательской деятельностью, организацией управления, членством или участия в капитале организации // Корпорации и учреждения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М.: Статут, 2007. С. 267-337.
  24.  Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса / Т.В. Сахнова // М.: Волтерс Клувер, 2008. 696 с.
  25.  Чугунова Е.И. Производные иски в России и за рубежом // Арбитражный и гражданский процесс.2003. № 3. С. 41–42.
  26.  Ярков В.В. Защита прав акционеров по закону «Об акционерных обществах» с помощью косвенных исков  //Хозяйство и право. 1997. № 11. С. 77.
  27.  Ярков В.В. Косвенные иски: проблемы теории и практики.// Корпоративный юрист. 2007. № 11.
  28.  Ярков В.В. Новые формы исковой защиты в гражданском процессе (групповые и косвенные иски) // Государство и право. 1999. № 9. С. 32 - 40.
  29.  Ярков В.В. Особенности рассмотрения дел по косвенным искам // Юрист. № 11, 12. С. 5-12.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

80318. Підприємство в сучасних умовах господарювання 90 KB
  Господарський комплекс, або, інакше кажучи, національна економіка країни, являє собою сукупність взаємопов’язаних галузей, які відрізняють її національне господарство від господарства інших країн. Економіка країни має особливу структуру, формування і розвиток якої відбувається залежно від суспільних потреб
80319. Капітал і виробничі фонди підприємства 319 KB
  Загальна характеристика капіталу та виробничих фондів. Класифікація структура облік та оцінка основних фондів підприємства. Амортизація основних фондів. Загальна характеристика капіталу та виробничих фондів Слово капітал має німецьке походження і означає вартість яка внаслідок використання найманої робочої сили дає додану вартість .
80320. Нематеріальні ресурси та активи підприємства 95 KB
  Якщо йдеться про нематеріальні активи рідкісні за своєю природою, то вони утворюються не в результаті вкладення коштів, а завдяки привласненню рідкісності (наприклад, права на користування природними ресурсами). Але і в цьому разі доступ до обмежених дефіцитних ресурсів також захищено відповідними правами.
80321. Персонал підприємства та продуктивність праці 487 KB
  Продуктивність праці показники та методи її вимірювання. Слід відрізняти трудові ресурси реальні ті люди які вже працюють та потенційні ті що можуть бути залучені до конкретної праці. На рівні окремого підприємства для характеристики усієї сукупності працівників частіше застосовують терміни персонал кадри трудовий колектив.
80322. РАХУНКИ БУХГАЛТЕРСЬКОГО ОБЛІКУ І ПОДВІЙНИЙ ЗАПИС 242.5 KB
  Систематизація і групування господарських операцій на рахунках забезпечує безперервну інформацію про їх здійснення і результати діяльності необхідну для оперативного керівництва контролю й аналізу. Залежно від характеру облікованих обєктів записи на рахунках можуть здійснюватися у різних вимірниках натуральних трудових але з обовязковим використанням грошового вимірника з метою узагальнення різнорідних засобів і процесів. Збільшення і зменшення господарських засобів та їхніх джерел в результаті господарських операцій відображається на...
80323. КЛАСИФІКАЦІЯ І ПЛАН РАХУНКІВ БУХГАЛТЕРСЬКОГО ОБЛІКУ 190.5 KB
  Різнобічні завдання господарського керівництва та контролю потребують своєчасної і всебічної інформації про склад засобів підприємства і джерел їх формування, господарські процеси і фінансові результати діяльності.
80324. ПРИНЦИПИ ОБЛІКУ ОСНОВНИХ ГОСПОДАРСЬКИХ ПРОЦЕСІВ 138 KB
  Кількісними показниками діяльності підприємства є показники обсягу тих або інших процесів, наприклад кількість заготовлених (придбаних) виробничих запасів (сировини, матеріалів, палива тощо), виробленої та реалізованої готової продукції в цілому та за окремими її видами тощо. Цей показник дає змогу
80325. ДОКУМЕНТАЦІЯ ТА ІНВЕНТАРИЗАЦІЯ 97.96 KB
  Технологічно бухгалтерський облік як процес розпочинається з виявлення, вимірювання і реєстрації фактів, дій і подій з метою отримання інформації про господарські операції. Суцільне і безперервне спостереження за всіма господарськими операціями на підприємстві здійснюється за допомогою документування.
80326. ТЕХНІКА І ФОРМИ БУХГАЛТЕРСЬКОГО ОБЛІКУ 166.24 KB
  Облікові регістри — це носії спеціального формату (паперові, мащинні) у вигляді відомостей, журналів, книг, журналів-ордерів тощо, призначені для хронологічного, систематичного або комбінованого накопичення, групування та узагальнення інформації з первинних документів, що прийняті до обліку.