76724

Вооруженные силы Московского государства в первой половине XVII века. «Полки нового строя» Алексея Михайловича

Реферат

История и СИД

Во время войны они выступали с великим князем или с воеводами а в мирное время являлись помещиками и получали за службу земли в условное держание. В результате вассалитет князей и бояр был преобразован в государевых служилых людей за службу в условное держание реже в вотчину получавших поместья.

Русский

2015-01-31

52.86 KB

3 чел.

Содержание

Введение

Глава I. Вооруженные силы Московского государства в первой половине XVII века

§ I. Боярское и дворянское войско

§ II. Стрелецкое войско

§ III. Казачье войско

Глава II. «Полки нового строя» Алексея Михайловича

§ I. Набор в «Полки нового строя»

Заключение

Список использованной литературы

Введение

В XVII веке Московское государство практически не отставало и своевременно откликалось на все последние новинки военных технологий. Стремительное развитие военного дела было обусловлено широким распространением пороха и огнестрельного оружия.

Московское государство, находившееся на стыке Европы и Азии, испытывало влияние обеих военных школ. Поскольку в XV – XVI вв. для него основными противниками были кочевники – на первых порах был взят опыт восточной военной традиции. Эта традиция была подвергнута значительной переработке, и главная идея ее было доминирование в структуре вооруженных сил легкой иррегулярной поместной конницы, дополняемой отрядами стрельцов и казаков, находившихся частично на самообеспечении, частично на государственном содержании.

Начало 30-х гг. XVII в., когда правительство Михаила Федоровича и патриарха Филарета начало готовиться к войне за возвращение Смоленска, стало точкой отсчета в истории новой русской армии. Прежняя структура вооруженных сил не удовлетворяла потребности нового правительства. И при активной помощи иностранных военных специалистов в Московском государстве началось формирование обученных и вооруженных по последнему европейскому образцу солдатских, рейтарских и иных полков «нового строя». С этого момента генеральной линией русского военного строительства в оставшееся время до конца столетия стало неуклонное увеличение доли регулярного компонента и снижения значения иррегулярного.

Актуальность данной работы состоит в том, что в настоящее время история Вооруженных сил России, в особенности их реформирование, вызывают интерес в обществе. Особое внимание привлекает к себе период реформ XVII века. Круг проблем, с которым правительство России столкнулось тогда в военной сфере, перекликается с современными. Это необходимость оптимальной мобилизационной системы для борьбы с могучими западными соседями при ограниченных финансово-экономических возможностях и людских ресурсах, также это стремление освоить эффективные стороны военной организации, тактики и вооружения.

Работа актуальна также тем, что не замыкается только на вопросах регулярности или нерегулярности войска, а показывает его боеспособность в ходе военных сражений.

Хронологические рамки темы охватывают период с начала XVII века по 1676 год – окончание правления царя Алексея Михайловича.

Самостоятельное изучение вооруженных сил Русского государства началось в конце XIX – начале XX века, когда в общеисторической литературе накопился некоторый запас фактических сведений. Наиболее крупным сочинением того времени был труд Висковатова А.В. «Историческое описание одежды и вооружения российских войск» , выпущенная в 1902 году. В своей работе автор представляет уникальное единственное в своем роде столь масштабное исследование в области истории военной амуниции. Висковатов А.В. опирается на широкий круг письменных и вещественных источников. Среди них: царские грамоты (“именные” и “боярские приговоры”), наказы и наказные памяти стрелецким головам, челобитные, отписки, а также записки русских и иностранных путешественников.

Следующим значимым вкладом в науку был коллективный труд группы генералов и офицеров царской армии и флота, изданный в 1911 году и получивший название «История русской армии и флота» . «История» показывает развитие русского военного дела и рассматривает выдающиеся боевые эпизоды. Авторы книги Гришинский А.С., Никольский В.П., Кладо Н.Л. подробно описывают организацию, быт, вооружение и характеризуют боевую подготовку войск.

В 1938 году выходит монография Богоявленского С. К. «Вооружение русских войск в XVI-XVII вв.» . Историк, опираясь на большое количество архивных данных, подробно описывает вооружение и снаряжение русских войск. Достижением автора является то, что после революции это была единственная новая работа, ставшая впоследствии классикой.

С началом Великой Отечественной войны выпуск научных трудов сокращается. В 1948 году на свет выходит статья Денисовой М.М. «Поместная конница» . В этой статье автором был убедительно опровергнут один из мифов старой историографии о военно-технической отсталости русского войска. Кроме того Денисова М.М. основе архивных данных дает описание реального внешнего вида и вооружения поместной коннице в 17 веке.

Глава I. Вооруженные силы Московского государства в первой половине XVII века

§1. Боярское и дворянское войско

Основой вооруженных сил Московского государства было поместное войско, которое состояло из дворян и детей боярских. Во время войны они выступали с великим князем или с воеводами, а в мирное время являлись помещиками и получали за службу земли в условное держание.

Предпосылки для появления поместного войска появляются ещё во второй половине XIV века, когда на смену младшим и старшим дружинникам стали приходить феодально организованные группы, во главе которых стоял боярин или служивый князь, а в группу входили дети боярские и дворовая челядь. В XV веке такая организация отрядов заменила городские полки. В результате войско составляли: великокняжеский двор, дворы удельных князей и бояр. Постепенно в состав Великого княжества Московского входили новые удельные княжества, дворы удельных князей и бояр распускались, а служилые люди переходили к великому князю. В результате вассалитет князей и бояр был преобразован в государевых служилых людей, за службу в условное держание (реже — в вотчину) получавших поместья. Таким образом образовалось поместное войско, основную массу которого составляли дворяне и дети боярские, а также их боевые холопы.

Дети боярские, как класс, сформировавшиеся в начале XV века, изначально были не очень крупными вотчинниками. Они были «закреплены» за тем или иным городом и стали привлекаться князьями для военной службы.

Дворяне сформировались из слуг княжеского двора и поначалу играли роль ближайших военных слуг великого князя. Как и дети боярские, за службу они получали земельные участки.

В Смутное время поместное войско, поначалу, могло противостоять войскам интервентов. Однако положение усугубили крестьянские восстания Хлопка и Болотникова. Не пользовались популярностью также цари Борис Годунов и Василий Шуйский. В связи с этим помещики бежали из войска в свои имения, а некоторые даже переходили на сторону интервентов или восставших крестьян. Поместное ополчение, возглавленное Ляпуновым, выступило в составе Первого народного ополчения в 1611 году, которое не состоялось. В этом же году дворяне и дети боярские вошли в состав Второго народного ополчения под руководством князя Пожарского, как его наиболее боеспособная часть. На покупку коней и вооружения им было определено жалование от 30 до 50 рублей, собранное на народные пожертвования. Общая численность служилых людей в ополчении составила около 10 тысяч, а численность всего ополчения — 20—30 тысяч человек. В следующем году это ополчение освободило Москву.

Смутное время привело к кризису поместной системы. Значительная часть помещиков стала пустопоместной и не могла получать обеспечение за счёт крестьян. В связи с этим правительство принимало меры по восстановлению поместной системы — производило выплаты денежного жалования, вводило льготы. Ко второй половине 1630-х годов боеспособность поместного войска удалось восстановить.

Численность войска в XVII веке может быть установлена благодаря сохранившимся «Сметам». В 1632 было 26 185 дворян и детей боярских. По «Смете всяких служилых людей» 1650—1651 годов в Московском государстве было 37 763 дворян и детей боярских, а оценочная численность их людей — 40—50 тысяч. К этому времени поместное войско вытеснялось войсками нового строя, значительная часть поместных была переведена в рейтарский строй, и к 1663 году их численность уменьшилась до 21 850 человек, а в 1680 составляла 16 097 человек сотенной службы (из которых 6385 — московских чинов) и 11 830 их людей.

В мирное время помещики находились в своих поместьях, а в случае войны должны были собираться, на что уходило много времени. Иногда на полную подготовку ополчения к военным действиям уходило более месяца.

В поход отправлялись со своим продовольствием.

Поместное войско имело ряд недостатков. Одним из них было отсутствие систематического военного обучения, что отрицательно сказывалось на его боеспособности. Вооружение каждого человека оставалось на его усмотрение, хотя правительство давало рекомендации на этот счёт. Другим важным недостатком была неявка на службу и бегство с неё — «нетство», которое было связано с разорением поместий или с нежеланием людей участвовать в определённой войне.  Особых размахов оно достигло в Смутное время. Так, из Коломны в 1625 году из 70 человек прибыло только 54. За это им снижали поместный и денежный оклад (за исключением уважительных причин неявки — болезни и других), а в некоторых случаях поместье полностью конфисковывали. Однако, в целом, несмотря на недостатки, поместное войско проявляло высокий уровень боеспособности.  Тактика поместной конницы была основана на скорости и сформировалась под азиатским влиянием в середине XV века. Первоначально её основной целью являлась защита православного населения от набегов, главным образом, тюркских народов. В связи с этим несение береговой службы стало важнейшей задачей ратных людей и своеобразной школой их боевой подготовки.  В связи с этим основным оружием конницы был лук, а оружие ближнего боя — копья и сабли — играли второстепенную роль. Русская стратегия отличалась стремлением избежать крупных столкновений, которые могли бы привести к потерям; отдавалось предпочтение различным диверсиям из укреплённых позиций. Основными формами боя были: лучный бой, «травля», «напуск» и «съёмный бой» или «сеча великая». В «травле» принимали участие только передовые отряды. Во время неё начинался лучный бой, нередко в форме степной «карусели» или «хоровода»: отряды русской конницы, несясь мимо противника, проводили его массовый обстрел. За лучным боем обычно следовал «напуск» — атака с использованием контактного холодного оружия; причём начало атаки могло сопровождаться лучной стрельбой. В ходе прямых столкновений производились многократные «напуски» отрядов — они атаковали, в случае стойкости противника — отступали, чтобы завлечь его на преследование или дать место для «напуска» другим отрядам. В XVII веке способы боя поместного войска изменились под западным влиянием. В ходе Смутного времени оно перевооружилось «езжими пищалями», а после Смоленской войны 30-х годов — карабинами. В связи с этим стал применяться «бой стрелбою» из огнестрельного оружия, хотя лучный бой также сохранился. С 50—60-х годов атаке конницы стал предшествовать залп из карабинов.  Основным клинковым оружием была сабля. Преимущественно они были отечественные, но применялись и импортные. Особенно ценились западноазиатские булатные и дамасские сабли. По типу клинка они подразделяются на массивные киличи, с яркой елманью, и более узкие сабли без елмани, к которым относятся как шамширы, так, вероятно, и местные восточноевропейские типы. В Смутное время получили распространение польско-венгерские сабли. Изредка использовались кончары. В XVII века распространяются, хоть и не широко, палаши. Дополнительным оружием были ножи и кинжалы, в частности, специализированным был подсадачный нож.

Дворянская конница вплоть до Смутного времени широко вооружалась топориками — к ним относились топорики-чеканы, топоры-булавы и разнообразные лёгкие «топорки». В XVII веке некоторое распространение получают связанные с турецким влиянием грушевидные булавы, однако они имели преимущественно церемониальное значение. На протяжении всего периода воины вооружались перначами и шестопёрами, однако назвать их широко распространённым оружием сложно. Часто использовались кистени.  Основным оружием поместной конницы с конца XV до начала XVII веков был лук со стрелами, который носился в комплекте — саадаке. Это были сложносоставные луки с сильно профилированными рогами и чёткой центральной рукоятью. Для изготовления луков использовались ольха, берёза, дуб, можжевельник, осина; они снабжались костяными накладками. На изготовлении луков специализировались мастера-лучники, саадаков — саадачники, стрел — стрельники. Длина стрел составляла от 75 до 105 см, толщина древок — 7—10 мм. Наконечники стрел были бронебойные, рассекающие и универсальные.  Огнестрельное оружие присутствовало в поместной коннице изначально, однако встречалось крайне редко, по причине его неудобности для всадников и превосходства лука по многим параметрам. Со Смутного времени, дворяне и дети боярские предпочитали пистолеты, обычно импортные с колесцовым замком; а пищали и карабины отдавали своим боевым холопам. Поэтому, например, в 1634 году правительство предписывало тем служилым людям, которые вооружены только пистолетами, приобрести более серьёзный огнестрел, а тем, кто вооружён саадаком, запастись и пистолетами.  Эти пистолеты применялись в ближнем бою, для стрельбы в упор.  С середины XVII века в поместной коннице появляются винтовальные пищали и особое распространение получают на востоке Руси. Основным доспехом была кольчуга, а, точнее, её разновидность — панцирь. Широкое распространение имел также кольчато-пластинчатый доспех. Реже применялись зерцала; гусарские и рейтарские латы. Богатые воины нередко носили несколько доспехов. Нижним доспехом обычно был кольчужный панцирь. Под шелом иногда одевали шишак или мисюрку. К тому же металлические доспехи, бывало, комбинировали с тегиляями.  Поместное войско было упразднено при Петре I. На начальном этапе Великой Северной войны дворянская конница, под руководством Б. П. Шереметева нанесла ряд поражений шведам, вместе с тем, её бегство было одной из причин поражения в битве при Нарве в 1700 году.  В начале XVIII века старая дворянская конница вместе с казаками ещё фигурировала среди полков конной службы и принимала участие в различных боевых действиях. Однако Петр I не смог сразу организовать боеспособную армию. Поэтому пришлось совершенствовать новую армию, чтобы привести её к победам, в которых старые войска всё ещё принимали значительное участие в начале XVIII века. Окончательно старые части были ликвидированы к середине XVIII века.

§2. Стрелецкое войско

В 1550 году на смену пищальникам-ополченцам пришло стрелецкое войско, первоначально состоявшее из 3 тысяч человек. Стрельцов разделили на 6 «статей» (приказов), по 500 человек в каждой. Командовали стрелецкими «статьями» головы из детей боярских: Григорий Желобов-Пушешников, думный дьяк Ржевский, Иван Семенов сын Черемесинов, В. Фуников-Прончищев Ф. И. Дурасов и Я. С. Бундов. Детьми боярскими были и сотники стрелецких «статей». Расквартировали стрельцов в пригородной Воробьевой слободе. Жалованье им определили по 4 руб. в год, стрелецкие головы и сотники получили поместные оклады. Стрельцы составили постоянный московский гарнизон.  Первые стрельцы, вероятно, были организованы из числа лучших пищальников. Они принимали участие в походах и сражениях в военное время в составе войска, они первыми шли на приступ, штурмуя города. Старший командный состав определялся только из числа служилых людей «по отечеству» – дворян и детей боярских. Жалование стрелецкого головы, командовавшего приказом (полком), составляло 30-60 руб. ежегодно, кроме того, он получал большой поместный оклад, равный 300-500 четвертей земли.  Гарнизоны городовых стрельцов располагались главным образом в пограничных городах. Их численность составляла от 20 до 1000 человек, а иногда больше. Отличительной особенностью стрелецких войск была их мобильность, вследствие чего их зачастую переводили для усиления определенного участка границы.  Например, в летний период на южную окраину перебрасывались значительные стрелецкие войска из Москвы, а также пограничных северо-западных русских городов. Данные части должны были усилить оборону рубежей, которые часто подвергались татарским и ногайским нападениям. В поход на Дон 1630 г. были направлены стрельцы и казаки из войск южнорусских крепостей. Всего 1960 человек. Из других городов брали больше половины имевшихся там приборных людей. Зачастую наиболее опытные в военном деле стрельцы из пограничных городов перенаправлялись на «годовую» службу в менее защищенную пограничную крепость. В подобных ситуациях их старались заменять в своем городе служилыми людьми, переброшенными из более спокойных в военном отношении уездов.  Городовые стрельцы несли гарнизонную службу и в мирное и в военное время. Их обязанностью была охрана крепости и острога. Они держали караул у стен, на башнях, у городских и острожных ворот, около правительственных учреждений. Главная роль для них отводилась в обороне городов. Функции стрельцов были разнообразны. Их могли посылать как стражников за «нетчиками», на селитряные промыслы; в качестве сопровождающих при послах, а также сопровождения различных припасов, денежной казны, преступников; стрельцы привлекались к исполнению судебных приговоров.  В военное время городовые стрельцы отдельными приказами или сотнями назначались в разные полки войска. Практически все стрельцы, за небольшим исключением, несли службу в пешем строю. Что касается дальних походов, то туда, как правило, отправлялись на подводах. Конную службу несли московские «стремянные» стрельцы, стрельцы в Осколе, Епифани, Астрахани, Терках, Казани, Черном Яре, Царицыне, Самаре, Уфе Саратове. Стрельцы, несущие конную службу, получали лошадей из казны или деньги на их покупку.

Каждый стрелец был вооружён пищалью, бердышом, иногда саблей (позднее — шпагой), которую носили на поясной портупее. Также из снаряжения у него были перевязь с привешенными к ней пенальчиками с пороховыми зарядами, сумка для пуль, сумка для фитиля, рог с порохом для натруски пороха на зарядную полку пищали.  На вооружении стрельцов были гладкоствольные фитильные, а позднее — кремнёвые пищали. Что интересно, в 1638 году вяземским стрельцам были выданы фитильные мушкеты, на что те заявили, что «они из таких мушкетов с жаграми стрелять не умеют, и таких мушкетов преж сево у них з жаграми не бывало, а были де у них и ныне есть пищали старые с замки». В то же время фитильное оружие сохранялось и, вероятно, преобладало до 70-х годов XVII века.  Собственное производство винтовальных пищалей началось к середине XVII века, а с 70-х годов ими стали снабжать рядовых стрельцов. В частности, в 1671 году стрелецкому полку Ивана Полтеева было выдано 24; в 1675 отправлявшимся в Астрахань стрельцам — 489 винтовок. В 1702 году у тюменских стрельцов винтовки составляли 7 %.

К концу 1670-х годов, в качестве дополнительного оружия иногда применялись длинные пики, однако существование пикинёров остаётся под вопросом. Шпага становится основным клинковым оружием.  Стрелецкие полки имели единообразную и обязательную для всех парадную форму («цветное платье»), состоявшую из верхнего кафтана, шапки с меховым околышем, штанов и сапог, цвет которых (кроме штанов) регламентировался согласно принадлежности к определённому полку. Парадная форма одевалась только в особые дни — во время главных церковных праздников и при проведении торжественных мероприятий. Для выполнения повседневных обязанностей и в военных походах использовалось «носильное платье», имевшее тот же покрой, что и парадная форма, но сделанная из более дешевого сукна серого, чёрного или коричневого цвета.

§3. Казачье войско

Начиная с XVII в. донские казаки использовались для защиты южных границ государства, а также в войнах с Турцией и Польшей. Правительство выплачивало казакам жалование за службу деньгами, а также в виде хлеба, сукна, пороха, свинца.  С 1623 г. делами Донского казачьего войска стал ведать Посольский приказ, с которым оно сносилось посылкой «легких» и более долговременных «зимовых станиц». В 1637 г. казачье войско захватило у турок Азов и удерживало его в течении пяти лет, выдержав при этом осаду, которая длилась 3,5 месяца. Донские казаки участвовали также в Азовских походах 1695-96 гг.

Казаки составляли третью основную группу войска после поместного и стрелкового войск. Казачество оставалось решающей по своей численности вооруженной силой Московского государства после того, как было распущено народное ополчение.

В связи с тем, что правительство не доверяло казакам и пыталось сократить их число, отделяя от них крестьян и холопов, в итоге в составе войска количество служилых казаков насчитывало около 11 тыс. человек. Власти выслали большинство казаков из Москвы в другие города на городовую службу вместе со стрелецкими войсками. Расселенные по разным городам, казаки утратили и свою военную организацию. Показателем казацкой вольности стало их объединение в станицы во главе с выборными атаманами.

Государство стремится подчинить себе казаков. Городовым воеводам было велено расписать казаков в сотни, также как и других служилых людей, и назначить к ним голов. В результате чего казаки лишились станичной организации и атаманов.

Устройство казачьего войска стало сотенным, сотни, подобно стрелецким, сводились в приказы. В основном теперь казаки подчинялись стрелецким головам, а в некоторых городах – детям боярским. Что касается размеров жалованья казаков, то в 1613 г. псковским казакам платили по 10 руб. атаманам, по 8 руб. есаулам и 6 руб. рядовым. Кормовое жалование собиралось с населения Пскова, что вызывало недовольство жителей и не всегда хватало на всех казаков. Государственных запасов не хватало. Для облегчения содержания казаков правительство заменяло кормовое жалование землей. Во времена правления Михаила Романова земельное жалование казаков было не большим и предназначалось главным образом для атаманов, в результате чего образовалась целая группа поместных атаманов, состояние и положение которых практически сравнялось с материальным положением детей боярских.

Вследствие того, что землю было трудно обрабатывать в условиях военного времени, казаки не ценили земельное пожалование. Однако после войны оно стало цениться, и казаки добивались права передачи своих земель детям и родственникам. За службу и осадное сидение государство отдавало некоторым группам казаков землю в поместное владение, тем самым уравнивая их материальное положение и службу с детьми боярскими.

Казаки с поместным владением составляли около 15% всех служилых казаков, большая часть которых по своему материальному положению приближалась к стрельцам и другим служилым приборным людям. Казаки-помещики получали земельное и денежное жалованье немного выше, чем стрельцы, но в льготах они были равны. Отдельно появилась группа беломестных казаков, оклады которых составляли от 20 до 30 четвертей в поле. По челобитным государство давало им льготы в виде освобождения налогов и повинностей казачьих дворов и земельных участков или поселяло их на таких участках.

Обучение было тяжёлым и постоянным. Лет с трёх-пяти казачок приучался к верховой езде. Стрелять учили с семи лет, рубить шашкой с десяти. Сначала спускали тонкой струйкой воду и «ставили руку», чтобы клинок под правильным углом резал воду, не оставляя брызг. Потом учили «рубить лозу», сидя на коновязи, на бревне, и только потом на боевом коне, по-боевому, по-строевому осёдланном. Рукопашному бою учили с трёх лет. Передавая особые, в каждом роду хранящиеся приёмы. Мальчика воспитывали гораздо строже, чем девочку, и жизнь его с раннего детства была заполнена трудом и обучением. С пяти лет мальчишки работали с родителями в поле: погоняли волов на пахоте, пасли овец и другой скот. Но время для игры оставалось. И крёстный, и атаман, и старики следили, чтобы мальчонку «не заездили», чтобы играть позволяли. Но сами игры были такими, что в них казак обучался либо работе либо воинскому искусству.  Сыновьям казачьих офицеров времени на детские игры отпускалось меньше, чем сыновьям простых казаков. Как правило, с пяти-семилетнего возраста отцы забирали их в сменные сотни, полки и увозили с собой на службу, часто и на войну. Именно приобретённые в счастливые годы детства навыки помогали стать казаку лучшим в том ремесле, для которого он был рождён — военной службе.  Принцип сбора был совершенно средневековый, ордынский. Атаман выбирал из числа богатых и известных казаков полковых командиров. Им давалось предписание о сборе полка своего имени. В предписании говорилось, из каких станиц брать казаков. Давалось также несколько мундиров для образца, сукно на весь полк, седельные щепы, ремни, весь материал для снаряжения и 50 опытных боевых казаков для обучения новобранцев-малолеток. Командиру полка указывали день и место, куда должен быть приведён сформированный полк. Далее в его распоряжения власти не вмешивались. Полковой командир был хозяином и создателем своего полка, он делал представления о производстве в офицерские чины и ставил урядников, писал устав на основании личного опыта или опыта старших, если был молод. Но поскольку в полку бывали казаки и старше и опытнее его, то действовали они вполне самостоятельно, по здравому смыслу.   Дисциплина была в исключительно ответственном отношении казака к исполнению своего воинского долга. У казаков были очень малые потери в боях, поскольку воевали они рядом со своими станичниками: зачастую дед, отец и внуки в одном строю. Они оберегали друг друга и скорее позволяли убить или ранить себя самого, чем своего товарища. Одна серьга в ухе казака служила знаком, что данный мужчина — один сын в семье, таких берегли в бою, в случае гибели некому будет продолжить род, что считалось большой трагедией. Если предстояло смертельно опасное дело, не командир решал, кому на него идти: иногда это были добровольцы, но чаще дело решал жребий или розыгрыш. Хорошо вооружённые воины, которые с самого рождения обучались своему ремеслу, отлично владевшие различными боевыми навыками, в том числе и тактическими, умеющие быстро выполнять поставленные задачи — всё это, в совокупности, делало казаков абсолютно незаменимыми для русской армии.  Таким образом, подводя общий итог состоянию вооруженных сил России в первой половине XVII в., необходимо отметить следующее. Московское правительство, руководствуясь в вопросах военного строительства привычными идеями, не оставалось в стороне от новомодных веяний и не без успеха попыталось применить их на практике в ходе конфликтов с Речью Посполитой и татарами. Полностью отказаться от старой военной системы власть была еще неспособна в силу различных причин. Однако при всей ограниченности шагов по реформированию военной сферы, предпринятых при Михаиле Федоровиче, русскими был накоплен ценнейший опыт создания армии "новой модели", который потом с успехом был использован его сыном Алексеем Михайловичем.

 

Глава II. «Полки нового строя» Алексея Михайловича

§1. Набор в «Полки нового строя»

XVII век был особенно богат восстаниями. Это было связано с закрепощением тяглого населения города и деревни, усилением феодального гнета, что привело к обострению классовых противоречий. Для охраны имеющегося государственного строя от внутренних и внешних врагов и расширения территории государства были необходимы вооруженные силы, которые находились бы постоянно под ружьем, состояли в полном распоряжении верховной власти, т. е. на полном содержании государства, и обладали достаточно высокой боеспособностью. Нужна была регулярная армия, на которую правительство могло бы опереться в своей внутренней и внешней политике. К формированию такой армии в виде солдатских, драгунских и рейтарских полков правительство и приступило в 30-х годах XVII в.

В 1633 г. истекал срок Деулинского перемирия. Русское правительство не могло примириться с потерей земель, захваченных Речью Посполитой в результате военной интервенции, и не дожидаясь окончания срока перемирия, начало деятельную подготовку к войне за возвращение земель. Власти понимали все трудности борьбы. С большим трудом восстановленное после интервенции, русское войско имело еще недостаточно опыта, и было плохо приспособлено к ведению осадной войны. Но войну приходилось начинать исключительно своими силами. Попытки заключить союз со шведами и турками закончились неудачей. В создавшихся условиях русское правительство решило реорганизовать свое войско.

В апреле 1630 г. в города Ярославль, Кострому, Углич, Вологду, Новгород и др. были посланы грамоты о наборе на службу беспоместных детей боярских, которым указывалось быть в «ратном изученье» в Москве у полковников-иноземцев в количестве двух полков, по 1000 человек в каждом. Всем записавшимся детям боярским было обещано жалованье в размере 5 руб. человеку в год и кормовые деньги по алтыну (3 коп.) в день. Кроме того, каждый получал казенную пищаль, порох, свинец. Указанной грамотой и было положено начало комплектованию и формированию полков нового строя.  Однако попытка сформировать солдатские полки лишь из обедневших служилых людей "по отечеству" не удалась. Общее число записавшихся в солдатскую службу детей боярских не превышало 60 человек. Власти вынуждены были допустить также к записи в солдаты вольных людей недворянского происхождения: казаков, татар и их родственников. К декабрю 1631 г. в полках Лесли и Цецнера числилось уже 3323 человека. Каждый полк делился на 8 рот во главе с полковником, полковым большим поручиком (подполковником), майором (сторожеставцем) и пятью капитанами. Под началом ротных капитанов находились: поручик, прапорщик, 3 сержанта (пятидесятника), квартирмейстер (окольничий), каптенармус (дозорщик над ружьем), 6 капралов (есаулов), лекарь, подъячий, 2 толмача, 3 барабанщика и 200 рядовых солдат, из них 120 пищальников (мушкетеров) и 80 копейщиков.

Призывом русских служилых людей дело не ограничилось. В 1630 г. в Россию начинают пребывать, нанятые при шведском посредничестве, иностранные офицеры и солдаты. Их принимали в Великом Новгороде кн. В.Р. Барятинской, Е. Самарин и дьяк Н. Спиридонов. В начале 1632 г., незадолго до начала русско-польской войны, число солдатских полков было увеличено до шести. Четыре таких регимента, полностью укомплектованные офицерами и рядовыми приняли участие в походе на Смоленск; пятый и шестой были направлены в армию М.Б. Шеина в июне 1633 г. Успешный опыт создания пехотных полков московское правительство распространило и на конницу. С середины 1632 г. началось формирование первого рейтарского полка, первоначальная численность которого определили в 2000 человек. Служба в кавалерии являлась более привычной и почетной для служилых людей и, в отличии от солдатских полков, в новый рейтарский полк охотно записывались обедневшие дворяне, неспособные собраться в поход собственными силами. К декабрю 1632 г. в нем состоял на довольствии 1721 рядовой рейтар из дворян и детей боярских. Командование решило увеличить численность полка до 2400 человек, сформировав в рейтарской части особую драгунскую роту. Процессу быстрого комплектования полка способствовали два обстоятельства. Привлекательность рейтарской службы объяснялась, помимо вышеуказанной причины, более щедрой ее оплатой - рядовые рейтары получали ежемесячно по 3 руб. денежного жалованья и по 2 руб. на содержание строевых коней.

Государство использовало опыт в образовании первых солдатских полков и при формировании конницы. В середине 1632 г. началось комплектование рейтарского полка численностью в 2000 человек. Оно проходило более успешно, чем комплектование солдатских полков. Рейтарский полк состоял из 14 рот во главе с ротмистрами (кроме полковых начальных людей). В период Смоленской войны власти сформировали еще драгунский полк, два солдатских полка и отдельную солдатскую роту. Все эти полки комплектовались преимущественно даточными людьми, которые набирались принудительно с тяглого населения. В итоге правительство сформировало 10 полков нового строя общей численностью до 17 тыс. человек. В русско-польской войне 1632–1634 гг. полки нового строя оправдали свое назначение, активно участвуя в осаде Смоленска до конца войны. Из-под Смоленска было отпущено в первых шести солдатских полках всего 2567 человек, что составляло около одной четверти первоначальной численности полков. Преимущества созданных полков перед ратными людьми старого строя были настолько очевидны, что власти в ближайшие годы возобновили организацию полков нового строя. После окончания Смоленской войны внимание государства было сконцентрировано на укреплении южной границы с целью обороны от крымских татар и других южных кочевников. Начиная с 1636–1637 гг. развернулось крупное строительство городов, острожков и других пограничных укреплений, были восстановлены старые засеки, усилена оборона границы ратными людьми. Во время проведения указанных оборонительных мероприятий правительство возобновило комплектование и формирование полков нового строя. В 1637 г. с целью подготовки к войне с Крымом правительство объявило по городам, чтобы все люди, бывшие в Смоленскую войну в солдатской, рейтарской и драгунской службе, были к весне готовы к службе. С этого времени начался второй этап в организации полков нового строя, которые предназначались для пограничной службы.  Весной 1638 г. на юге начались большие работы по восстановлению и укреплению засек. Для охраны южной границы правительство решило прибрать на службу 4000 драгун и столько же солдат. Драгун удалось навербовать в Москве, а о приборе солдат были посланы грамоты по городам. Всем солдатам и драгунам было определено кормовое жалованье. Кроме того, солдаты и драгуны получали еще казенное оружие и боеприпасы. Попытка прибора солдат на этих условиях не была успешной: не набралось вольных людей, желавших быть в солдатской службе. Тогда правительство обратилось к более надежному источнику – принудительному набору даточных людей (даточных солдат). Весной 1639 г. был повторен прибор в драгуны и солдаты для службы на южной границе. В сентябре людей распустили по домам до весны. Подобные приборы и наборы драгун и солдат на сезонную пограничную службу проводились и в последующие годы. Правительство начало убеждаться в том, что ежегодные приборы и наборы кормовых и даточных драгун и солдат на временную службу не дают ожидаемых результатов. Содержание ратных людей стоило дорого, хотя по своей военной подготовке и опыту службы они стояли ниже стрельцов и детей боярских. На временную службу записывались случайные люди, которые в течение нескольких летних месяцев не получали нужных знаний и навыков в ратном деле, а в следующем году могли совсем не явиться на службу. Военная дисциплина этих гулящих людей, оторвавшихся от своей социальной среды, была достаточно низкой. Невысок был и уровень военной подготовки даточных людей, собираемых на сезонную службу. Не прекращая приборов на временную службу, государство начало использовать другие методы комплектования ратных людей нового строя. Новый метод комплектования был осуществлен, прежде всего, в отношении драгун.

В 1642–1648 гг. крестьяне ряда сел и деревень были отобраны у помещиков и вотчинников в казну и записаны на драгунскую службу. У крестьян оставили их земельные наделы. Для обучения крестьян послали русских начальных людей и оружие (драгунские карабины и шпаги). Кроме ученья, крестьяне-драгуны должны были нести сторожевую пограничную службу, на которую им приказывалось являться со своими конями и запасами. Из крестьян ряда южных пограничных селений правительство создало драгун нового типа, отличных от кормовых драгун. По своему материальному положению и роду службы новые драгуны являлись поселенными ратными людьми с тем существенным отличием от позднейших поселенных войск, что не ратные люди были посажены на землю и превращены в земледельцев, а наоборот: земледельцы стали ратными людьми (поселенными драгунами). Появление поселенных драгун объясняется стремлением правительства улучшить комплектование драгун и сэкономить на их содержании. Поселенные драгуны составляли более постоянную вооруженную силу и практически не требовали от правительства никаких материальных затрат на свое содержание. Для сторожевой пограничной службы поселенные драгуны, заинтересованные в охране и обороне своих родных мест, представляли гораздо более надежную вооруженную силу, чем собранные из разных городов и временно присылаемые в южные города кормовые драгуны. Исчезновение драгун из числа крестьян объясняется тем, что правительство неправильно их использовало. Когда же правительство стало посылать драгун на службу в отдаленные города или включать их в походное войско, драгунская служба стала для крестьян непосильной. В дальнюю службу драгун должен был являться на коне, с оружием и запасами для себя и коня на все время службы. Таким образом, правительство уравнивало драгун в служебных обязанностях с полковыми детьми боярскими. И если дети боярские со своих поместий и денежного жалованья порой не могли подняться на службу по бедности, то драгун-крестьянин с небольшого земельного надела тем более был неспособен к дальней службе. В результате этой службы хозяйство приходило в упадок, драгун терял боеспособность и бежал со службы. Драгуны могли заменить и пехоту, и конницу на поле боя, что требовало особого внимания к их комплектованию, обучению и содержанию. Что касается комплектования драгун, то оно происходило разными способами и из разных источников; их обучение военному делу было кратковременным и не могло дать драгуну преимущества перед солдатами и рейтарами, а материально драгуны обеспечивались хуже солдат. Надо отметить, что оружие драгун сначала состояло из долгой пищали или тяжелого фитильного мушкета, однако на коне обращаться с таким оружием было сложно. Обычное вооружение драгун состояло из мушкета и шпаги. Кроме того, имелись и драгунские копья, которые, заменили собой шпаги. Все указанные недостатки в комплектовании, содержании и использовании драгун привели к тому, что драгуны к 80-м годам XVII в. исчезли из состава русского войска, будучи переведены в солдаты или в городовую службу.  Опыт образования драгунских полков на юге правительство решило использовать и на северо-западной границе путем комплектования и формирования солдатских полков. В 1649 г. состоялся указ о постройке г. Олонца и о записи в солдатскую службу крестьян, бобылей и их родственников во всех заонежских и лопских погостах. За крестьянами оставляли их земельные участки, а вместо денежного жалованья за службу освобождали от податей. Каждый крестьянский двор должен был дать одного человека в солдаты. В шести заонежских и трех лопских погостах в солдаты было записано 7902 человека, из которых сформировали два солдатских полка. Другим центром комплектования и формирования солдатских полков на северо-западе была Сумерская (Сомерская) волость в Старорусском уезде. В результате неоднократных наборов в солдаты было взято все трудоспособное население, и в погостах остались лишь разоренные крестьяне, неспособные к службе. Крестьяне жаловались в своих челобитных, что нести сторожевую службу некому, что они разорены от нападений шведов и сидят без хлеба, так как обрабатывать землю некому. Крестьяне просили вернуть на пашню последний набор солдат. В октябре 1662 г. правительство указало в солдаты из крестьян больше не брать, а после войны освободило крестьян от солдатской службы.  В период войны за освобождение Украины солдатская служба стала постоянной повинностью всего тяглого населения. В северо-западных городах солдаты комплектовались путем принудительных наборов с определенного числа дворов или количества тяглого населения. Размеры наборов колебались: с 25 дворов одного солдата или из трех человек взрослого мужского населения одного солдата. В мирные годы часть солдат временно отпускалась по домам, часть оставлялась на пограничной и городовой службе. Солдат, находившихся на постоянной службе, правительство уравнивало в содержании со стрельцами и другими ратными людьми городовой службы, т. е. давало годовое денежное и хлебное жалованье, или поселяло на землю. В южных пограничных городах солдаты комплектовались из семей служилых людей городов и уездов, т. е. из основного состава населения на южной окраине. Это были такие же даточные люди, как и те, которых выставляли в службу северо-западные города и уезды с преобладающим посадским и крестьянским населением. Наборы в солдатскую службу в северо-западных и южных городах были местным мероприятием, связанным, прежде всего с обороной границ, хотя в период войны солдаты из этих городов посылались на театр военных действий.  Всего в три сбора было взято в солдатскую службу даточных 51 тыс. человек, денег с перехожих дворов 25830 руб. и хлеба даточным 43423 четверти. В целом во время войны со шляхетской Польшей общегосударственные и местные наборы даточных людей дали не менее 100 тыс. человек. Из этих людей, именуемых даточными и посадскими солдатами, и формировались солдатские полки. Даточные люди брались на постоянную (пожизненную) службу. Общегосударственные наборы даточных людей в солдаты правительство проводило и позднее. Эти наборы имели все характерные черты позднейших рекрутских наборов. войско полк стрелецкий казачий смоленский война Вооружение солдат состояло из пищалей, позднее мушкетов фитильных и с замками.  Из холодного оружия солдаты имели шпаги, пики, бердыши. Шпаги употреблялись главным образом при обучении солдат. Вооружение солдат пиками или бердышами зависело, вероятно, от наличия в казне указанных видов оружия. Наряду с этим существовало и сознательное сочетание пик (колющего оружия) с бердышами (режущим оружием) путем вооружения части солдат полка пиками, части – бердышами.(8,с. 185) Все оружие и боевые припасы к нему солдатам давались казенные. В солдатских полках имелось по нескольку гранатчиков для действия ручными гранатами.

Управление солдатскими полками было сосредоточено в Стрелецком и Иноземском приказах.  До середины XVII в. рейтары набирались исключительно из дворян и детей боярских; это была дворянская конница нового строя. В период войны со шляхетской Польшей способы комплектования изменились. В марте 1654 г. было указано Рейтарскому приказу, что записывать в рейтарскую службу можно только тех детей боярских, которые беспоместны, денежным жалованьем не верстаны и в службе не состоят. Служилых дворян и детей боярских записывать в рейтары запрещалось, так как они перебегали из полков сотенной службы. Военные потребности заставляли отступать от этого правила. После окончания войны правительство начало очищать рейтарские полки от приборных и тяглых людей, переводя их в солдаты или в городовую службу. В результате указанных мероприятий по пересмотру состава рейтар, систематически проводившихся правительством, рейтарские полки снова превратились в дворянскую конницу нового строя. Недостатки старой поместной конницы дворяне и дети боярские перенесли и в рейтарские полки. Неявка на службу и бегство с нее были обычным явлением. Правительство брало с рейтар поручные записи, отбирало у «нетчиков» поместья и вотчины, переводило рейтар в солдаты, а в случае злостного «нетства» принимало более суровые меры наказания. Так, в августе 1679 г. по приказу воеводы Белгородского полка боярина И. Б. Милославского рейтар Иван Казачков за три побега из полка был повешен, чтобы другим бегать «было неповадно». В боевом отношении конница нового строя стояла ниже солдатских и драгунских полков. За службу рейтары получали поместное и денежное жалованье. Поместные и денежные оклады за ними сохранялись те, которые они получали при верстании как дворяне и дети боярские. Для исправного выполнения службы к рейтарам приписывались подъемщики. Среди рейтар (особенно на юге), так же как и среди драгун, была широко распространена передача части своей службы и соответствующего количества земли другим лицам. Чаще передавалась половина службы и земли, реже треть. Лица, взявшие половину или треть службы и земли (половинщики, третчики), должны были за полученную землю замещать рейтара на службе через год или два. Передача части службы и земли другим лицам приводила к двум противоположным результатам: земля не пустовала, но зато рейтарская служба страдала, так как рейтар появлялся на службе через год и вместо себя выставлял случайного человека. За поместное и денежное жалованье рейтары обязывались выполнять полковую (походную или пограничную) службу на своих конях и со своим оружием. Оружие рейтарам продавалось из казны, иногда выдавалось бесплатно. Рейтарская «служба» состояла из карабина и пары пистолетов. Из холодного оружия рейтары имели шпаги, чаще сабли, из защитного – латы. На голове рейтары носили шишаки.

Вторую группу конницы нового строя составляли копейщики (пикинеры). Они выделялись из состава рейтар, но были тесно связаны с ними. Оружие копейщиков составляли копье и пистолет. Следовательно, копейщики представляли собой боевую силу только на близком расстоянии, в рукопашном бою. Поэтому в бою копейщики выступали впереди конницы, вооруженной дальнобойным огнестрельным оружием, т. е. впереди рейтар и гусар.  Права у копейщиков были такими же, как у рейтар. В копейщики стали набирать не только из рейтар, но и из драгун и из дворянских недорослей (при записи последних на службу). Служба копейщиков была тесно связана со службой рейтар. Это выражалось в том, что при наличии самостоятельных полков копейщиков копейный «шквадрон» имелся при рейтарских полках и одновременно в составе кофейного полка был «шквадрон» рейтар.

Всего к началу 80-х годов на службе состояло 2213 копейщиков.  В состав конницы нового строя входили гусары. Они появились позднее других категорий ратных людей нового строя и имелись только в северо-западных городах. Гусар совсем не было на юге, где их функции выполняли копейщики. Гусары были вооружены пиками и пистолетами. Копья у гусар были меньшего размера и назывались гусарскими копейцами.  От рейтар гусары отличались своим защитным вооружением. Как конница более легкого типа гусары имели более легкие латы и, кроме того, наручи. Правительство, создавая копейщиков на юге и одновременно гусар на северо-западе, а потом, дополняя последних копейщиками и в северо-западных городах, по-видимому, испытывало и сравнивало боеспособность этих родов войска.  Управление конницей нового строя было сосредоточено в особом Рейтарском приказе, существовавшем с 1649 г.  После Смоленской войны 1632–1634 гг. часть иноземцев была отпущена со службы, а некоторые высланы из России. Государство стало запрещать въезд ратных иноземцев в Россию. Принимать на службу разрешалось в отдельных случаях только людей «добрых и прожиточных», которые приезжали на постоянную службу.

В период подготовки и проведения войны с Польшей прием иноземцев на службу был немного увеличен. С начальных людей, прибывавших на службу, правительство требовало «патенты», свидетельства о службе, рекомендации королей и других высокопоставленных лиц, устраивало приезжим иностранцам испытания: проверку на умение владеть оружием и правильность понимания своих обязанностей. Большинство иноземцев оказалось необразованными в военное деле, многие из них были неграмотны и не могли расписаться даже на своем родном языке. Кроме того, некоторые иноземцы провалились при исполнении своего воинского долга: они бежали с поля боя, переходили на сторону противника. Иноземцы часто приезжали в Россию по заданию своих государств со шпионскими целями. Содержание иностранных начальных людей стоило дорого, а незнание ими русского языка тормозило обучение военному делу русских ратных людей. Правительство систематически добивалось замены иноземцев русскими начальными людьми.

Уже во время русско-польской войны 1632–1634 гг. упоминаются русские начальные люди в полках нового строя. В составе рейтарских полков в 1649г. 200 лучших дворян обучалось ратному строю для занятия командных должностей. Русские начальные люди постепенно завоевали и более высокие командные должности. Русские начальные люди постепенно вытеснили иноземцев с русской службы. В 1681–1682 гг. иноземцы, находившиеся на русской службе, составляли 10–15% всех начальных людей русского войска.  Началом нового этапа в строительстве вооруженных сил Русского государства послужило появление в составе русского войска солдатских, драгунского и рейтарского полков. Таким образом, в России возникло и стало формироваться регулярное войско. Основным преимуществом полков нового строя перед ратными людьми сотенной службы была их лучшая боеспособность.

Заключение

Изучение истории вооруженных сил Русского государства дает возможность проследить, как изменение экономических и политических условий государства приводило к коренным изменениям в составе и организации русской армии и изменению способов войны. Являясь одним из важнейших органов Русского государства, вооруженные силы были вместе с тем носителями передового военного опыта русского народа.

Итак, вся войсковая организация до середины XVII в. имела временный характер. Она возникала при подготовке к войне и распадалась после окончания войны. Боярская и дворянская конница играла важнейшую роль в вооруженных силах Русского государства. Это было обусловлено как географическими особенностями страны: большими пространствами при редком населении и плохом состоянии сухопутных путей, - так и соседством с Великой степью, из глубин которой перманентно появлялись новые кочевые народы. Конный воин эпохи Средних веков являлся профессионалом своего дела, представителем знати или высшего служилого слоя. Военная служба, будучи сопряжена с постоянным риском для жизни и свободы, требовала развития ответственности, решительности, выдержки и им подобных качеств, что выдвигало ратников на важные посты и в гражданской жизни. Появление стрельцов, вооруженных огнестрельным оружием, значительно повысило боеспособность русского войска в целом. Стрельцы находились на постоянной службе, имели постоянную военную организацию в мирное и военное время, находились на содержании государства и явились зародышем регулярного войска в России. С появлением стрельцов, увеличением числа служилых людей «пушкарского чина» и служилых казаков изменился социальный состав русского войска. Тяглое население — служилые люди по «прибору» (стрельцы, казаки, пушкари и др.), а также «боярские» люди (холопы) — стало преобладающей по численности и боевому значению силой в составе войска. В борьбе с польско-шведской интервенцией в начале XVII в. русское войско оказалось недостаточно боеспособным и не могло дать решительного отпора интервентам. Ядро войска, состоявшее из дворян и детей боярских, распалось, так как помещики и вотчинники, ради сохранения своего классового господства в условиях крестьянской войны, не хотели воевать, шли на сговор с интервентами и переходили на их сторону для подавления народного антифеодального движения.

Стрельцы оказались более устойчивыми в моральном и боевом отношении, показали образцы самоотверженности и героизма в обороне русских городов, но, распыленные по городам, не имели самостоятельного значения в полевой войне. Часть служилых казаков, оставшаяся верной правительству, также не имела самостоятельного значения в силу слабой организованности и дисциплины. После окончания иностранной военной интервенции и крестьянской войны правительство стремилось восстановить и упорядочить свое войско в прежнем составе и организации. Однако система поместного землевладения и состояние поместно-вотчинного хозяйства не могли обеспечить службу помещиков и вотчинников. Малочисленность дворян и детей боярских полковой службы усугублялась их недисциплинированностью и слабым вооружением. Учитывая моральную и боевую устойчивость стрельцов в борьбе с интервентами, правительство стало постепенно превращать стрелецкое войско в свою опору по внутренней охране государственного порядка. Значительно изменилось положение казачества в XVII веке. Правительство очистило ряды служилых казаков от приставших к ним крестьян и холопов, расселило казаков небольшими отрядами по многим городам, разъединило казаков в материальном отношении и подчинило их своему воеводскому управлению. В результате казаки потеряли то военное и политическое значение, какое они имели в годы войны, и превратились в служилых людей городовой и осадной службы.

Список использованной литературы

1. Чернов А.В. Вооруженные силы Русского Государства в XV—XVII вв. – М., 1954.

2. Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Т. 1. – СПб., 1902.

3. Волков В.А. Войны и войска Московского государства. – М., «Алгоритм», 2004.

4. Курбатов О.А. Очерки развития тактики русской конницы „сотенной службы“ (сер. 16 — сер. 17 вв.). – М., 2008.

5. Каргалов В.В. Русские воеводы XVI—XVII вв.- М., 2005.

6. История русской армии и флота: Том I. – М., 1911.

7. Денисова М.М. Поместная конница. // Труды Государственного исторического Музея. № XX. –М., 1948.

8. Двуреченский О.В. Холодное наступательное вооружение Московского государства (конец XV — начало XVII века). – СПб., 2008.

9. Бегунова А.И. Сабли остры, кони быстры... Из истории русской кавалерии. – М., 1992.

10. Богоявленский С.К. Вооружение русских войск в XVI-XVII вв. // Исторические записки АН СССР. Т.4. – М., 1938.

11. Романов М. Ю. Стрельцы московские. – М., 2004.

12. Шамбаров В.Е. Казачество: История вольной Руси. – М., Алгоритм, 2007.

13. Прокофьев В.А., Новосельский А. А. Международное положение Русского государства в 20-30-х годах и Смоленская война 1632—1634 гг.//Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII век. – М.,1955.

14. Костомаров Н.И. Богдан Хмельницкий. – М., Чарли, 1994.

15. Ульянов Н.И. Происхождение украинского сепаратизма. – М. 1996.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

46778. Влияние дорожных условий на безопасность движения 29.95 KB
  Влияние дорожных условий на безопасность движения Большую роль в обеспечении безопасности движения играют основные техникоэксплуатационные показатели АД. полотна ширина и состояние обочин ровность и шероховатость покрытий видимость на кривых в плане и продольном профиле освещённость участков дороги в ночное время суток наличие разметки на проезжей части качество инженерного обустройства наличие средств регулирования в соответствии с фактической интенсивностью движения. условий на безопасность движения закладывается в процессе...
46779. Индустриализация и коллективизация 30.17 KB
  Объясняла кризис просчетами партийно-государственного руководства неверной налоговой ценовой инвестиционной политикой выступала против применения чрезвычайных мер весной 1929 года за стабилизацию положения в сельском хозяйстве на основе рыночных методов постепенное развертывание крупных коллективных зерновых хозяйств сравнительно умеренные темпы индустриализации на основе сбалансированного подъема тяжелой и легкой промышленности маневрирование и др. считали кризис неизбежным результатом ускоренной индустриализации при отсутствии...
46780. Государственное регулирование рыночной экономики 32.09 KB
  Многовековой опыт рыночного хозяйствования развитых стран мира многими интерпретируется как последовательное воплощение принципа свободы предпринимательства. И как аксиома предполагается предпочтительность экономического порядка
46781. Защита экологических прав граждан в судах общей юрисдикции 30.25 KB
  Особенности правового режима животного мира Юридическое понятие животного мира определено в Федеральном законе О животном мире. Отношения в области охраны и использования объектов животного мира содержащихся в полувольных условиях или искусственно созданной среде обитания в целях сохранения ресурса и генетического фонда объектов животного мира и в иных научных и воспитательных целях регулируются названным Федеральным законом другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ а также законами и нормативными правовыми...
46783. Экономический рост – обобщающий результат функционирования национальной экономики 31.64 KB
  Экономическая наука выделяет два основных типа экономического роста: экстенсивный и интенсивный. Главное здесь совершенствование технологии производства повышение основных факторов производства. В экономической теории существуют два основных типа равновесных моделей экономического роста: неоклассические и неокейнсианские. В макроэкономической теории выделяются два основных типа равновесных траекторий экономического роста: устойчивые и неустойчивые.
46786. Imperative sentences 30.5 KB
  Impertive sentences express commnds which convey the desire of the speker to mke someone generlly the listener perform n ction. Besides commnds proper impertive sentences my express prohibition request n invittion wrning persusion etc. Be quick Formlly commnds re mrked by the predicte verb in the impertive mood positive or negtive the reference to the second person lck of subject nd the use of the uxiliry do in negtive in emphtic sentences with the verb to be. Commnds re generlly chrcterized by the flling tone lthough the rising...