7742

Методы практической коррекции

Лекция

Психология и эзотерика

Методы практической коррекции § 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДА Игровая терапия - метод психотерапевтического воздействия на детей и взрослых с использованием игры. В основе различных методик, описываемых этим понятием, лежит признание того, что...

Русский

2013-01-28

171.5 KB

57 чел.

Методы практической коррекции

§ 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МЕТОДА

Игровая терапия — метод психотерапевтического воздействия на детей и взрослых с использованием игры. В основе различных методик, описываемых этим понятием, лежит признание того, что игра оказывает сильное влияние на развитие личности. В современной психокоррекции взрослых игра используется в групповой психотерапии и социально-психологическом тренинге в виде специальных упражнений, заданий на невербальные коммуникации, разыгрывании различных ситуаций и др. Игра способствует созданию близких отношений между участниками группы, снимает напряженность, тревогу, страх перед окружающими, повышает самооценку, позволяет проверить себя в различных ситуациях общения, снимая опасность социально значимых последствий.

Характерная особенность игры — ее двуплановость, присущая также драматическому искусству, элементы которого сохраняются в любой коллективной игре:

1. Играющий выполняет реальную деятельность, осуществление которой требует действий, связанных с решением вполне конкретных, часто нестандартных задач.

2,  Ряд моментов этой деятельности носит условный характер, что позволяет отвлечься от реальной ситуации с ее ответственностью и многочисленными привходящими обстоятельствами.

Двуплановость игры обусловливает ее развивающий эффект. Психокоррекционный эффект игровых занятий у детей достигается благодаря установлению положительного

эмоционального контакта между детьми и взрослыми. Игра корригирует подавляемые негативные эмоции, страхи, неуверенность в себе, расширяет способности детей к общению, увеличивает диапазон доступных ребенку действий с предметами.

Отличительные признаки развертывания игры — быстро меняющиеся ситуации, в которых оказывается объект после действий с ним, и столь же быстрое приспособление действий к новой ситуации.

Структуру детской игры составляют роли, взятые на себя играющими; игровые действия как средство реализации этих ролей; игровое употребление предметов — замещение реальных предметов игровыми (условными); реальные отношения между играющими.

Единица игры и в то же время центральный момент, объединяющий все ее аспекты, — роль.

Сюжетом игры предстает воспроизводимая в ней область действительности. Содержанием игры выступает то, что воспроизводится детьми как главный момент деятельности и отношений между взрослыми в их взрослой жизни. В игре происходят формирование произвольного поведения ребенка и его социализация.

Игровая терапия представляет собой взаимодействие взрослого с ребенком на собственных условиях последнего, когда ему предоставляется возможность свободного самовыражения с одновременным принятием его чувств взрослыми. В настоящее время сфера применения игротерапии значительно расширилась. Имеется опыт проведения краткосрочном и долгосрочной игровой терапии, а также организации игротерапии в малой группе детей в условиях воспитательно-учебных учреждений.

Общие показания к проведению игротерапии: социальный инфантилизм, замкнутость, необщительность, фобические реакции, сверхконформность и сверхпослушание, нарушения поведения и вредные привычки, неадекватная полоро-левая идентификация у мальчиков.

Игровая терапия оказалась эффективной при работе с детьми разной диагностической категории, кроме полного аутизма и неконтактной шизофрении.

Игротерапия эффективна как помощь при выдергивании волос; коррекции селективного мутизма; агрессивности в поведении; как средство улучшении эмоционального состояния детей после развода родителей; подвергающихся насилию и заброшенных детей; снижения страхов; стресса и

тревожности у госпитализированных детей; при коррекции затруднений в чтении; успеваемости детей с затруднениями в обучении; отставания в речевом развитии; интеллектуального и эмоционального развития умственно отсталых детей; лечении заикания; облегчении состояния при психосоматических заболеваниях (бронхиальная астма, нейродермит, язвенный колит, дискинезии желче вы водящих путей и др.); улучшении «Я-концепции»; снижении тревоги при расставании с близкими.

Основные психологические механизмы коррекционного воздействия игры

1.  Моделирование системы социальных отношений в наглядно-действенной форме в особых игровых условиях, следования им ребенком и ориентировка в этих отношениях.

2. Изменение позиции ребенка в направлении преодоления познавательного и личностного эгоцентризма и последовательной децентрации, благодаря чему происходит осознание собственного «Я» в игре и возрастает мера социальной компетентности и способности к разрешению проблемных ситуаций.

3.  Формирование (наряду с игровыми) реальных отношений как равноправных партнерских отношений сотрудничества и кооперации между ребенком и сверстником, обеспечивающих возможность позитивного личностного развития.

4. Организация поэтапной отработки в игре новых, более адекватных способов ориентировки ребенка в проблемных ситуациях, их интериоризация и усвоение.

Организация ориентировки ребенка на выделение переживаемых им эмоциональных состояний и обеспечение их осознания благодаря вербализации и соответственно осознанию смысла проблемной ситуации, формирование ее новых значений.

5.  Формирование способности ребенка к произвольной регуляции деятельности на основе подчинения поведения системе правил, регулирующих выполнение роли и правил, а также поведение в игровой комнате.

Основные функции психолога, ведущего игровые занятия

1. Создание атмосферы принятия ребенка.

2. Эмоциональное сопереживание ребенку.

3. Отражение и вербализация его чувств и переживаний в максимально точной и понятной ребенку форме.

4. Обеспечение в процессе игровых занятий условий, актуализирующих переживания ребенком чувства достижения собственного достоинства и самоуважения.

Принципы осуществления игротерапии

1.  Коммуникация ребенку его безусловного принятия (дружеские равноправные отношения с ребенком, принятие ребенка таким, какой он есть, ребенок — хозяин положения, он определяет сюжет, тему игровых занятий, на его стороне инициатива выбора и принятия решения).

2. Недирективность в управлении коррекционным процессом: отказ игротерапевта от попыток ускорить или замедлить игровой процесс; минимальность числа ограничений и лимитов, вводимых игротерапевтом в игру (вводятся лишь те ограничения, которые связывают игру с реальной жизнью).

3.  Установление фокуса коррекционного процесса на чувствах и переживаниях ребенка: добиться открытого вербального выражения ребенком своих чувств; попытаться в кратчайшее время понять чувства ребенка и повернуть его исследование на самого себя; стать для ребенка своеобразным зеркалом, в котором он может увидеть себя.

Коррекционный процесс не происходит в игре автоматически. Он возможен лишь при условии, что психолог, сензитивный к чувствам ребенка, принимает его установки и выражает искреннюю веру в возможности ребенка принять на себя ответственность за решение проблемы. Диалогическое общение ребенка со взрослым через принятие, отражение и вербализацию им свободно выражаемых в игре чувств ребенка становится основным механизмом коррекционного воздействия в игротерапии.

§ 2. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ И ФОРМЫ ИГРОТЕРАПИИ

1.  Если в качестве критерия выдвинуть теоретический подход, то можно выделить виды:

— игротерапию в психоанализе;

— игротерапию, центрированную на клиенте;

— игротерапию отреагирования;

— игротерапию построения отношений;

— примитивную игротерапию;

— игротерапию в отечественной психологической практике.

2.  По функциям взрослого в игре различают:

— недирективную игротерапию;

— директивную игротерапию.

3. По форме организации деятельности различают:

— индивидуальную игротерапию;

—  групповую игротерапию;

4. По структуре используемого в игротерапии материала:

— игротерапию с неструктурированным материалом;

— игротерапию со структурированным материалом.

Игротерапия в психоанализе

Использование игры в коррекционной практике исторически связано с теоретическими традициями психоанализа. Начало игровой терапии было положено в 20-е годы нашего века в работах М. Кляйн (1922), А. Фрейд (1921), Г. Гуг-Гельмут (1926).

Обращение психоанализа к игре ребенка было в определенной степени вынужденным. Так, Мелани Кляйн считала, что с помощью анализа можно устранить или, по крайней мере, оказать благотворное влияние на нарушение психического развития ребенка. При этом анализ может оказаться полезным и для развития нормального ребенка, а с течением времени станет необходимым дополнением воспитания.

Однако попытки прямого переноса техник психоанализа на работу с детьми оказались неудачными в силу ряда специфических особенностей детского возраста. Главная проблема в использовании аналитических техник в работе с ребенком состояла в невозможности применения ключевого для психоанализа метода свободных ассоциаций, позволяющего выявить бессознательные влечения, подвергнуть их анализу.

Поиски обходных путей для разрешения этой проблемы и привели М. Кляйн и Г. Гуг-Гельмут к мысли о возможности использования игры ребенка как удачной замены метода свободных ассоциаций.

Возможности такого использования игры связаны с двумя ее характеристиками:

1.  Игра ребенка, по мнению М. Кляйн, представляет собой символическую деятельность, в которой находят свободное выражение подавленные и ограниченные социальным контролем бессознательные импульсы и влечения. В ролях, принимаемых на себя ребенком, в игровых действиях с игрушками кроется определенный символический смысл.

2.   Игра является единственным видом деятельности, где ребенок оказывается свободным от принуждения и давления со стороны враждебной к нему среды. А значит, перед

ним раскрываются широкие возможности выражения бессознательных влечений, чувств и переживаний, которые не могут быть приняты и поняты в реальных отношениях ребенка с миром.

М. Кляйн считала, что практически любое игровое действие ребенка имеет определенный символический смысл, выражает конфликты и подавленные влечения ребенка. Этот символический смысл должен быть проинтерпретирован терапевтом и доведен до сознания ребенка.

В 1919 г. М. Кляйн стала использовать игровую технику как средство анализа при работе с детьми младше 6 лет. Она считала, что детская игра и основанная на ней игровая терапия позволяют непосредственно проникнуть в детское бессознательное. Термин «игровая терапия» был предложен именно Мелани Кляйн.

Игротерапию одной из первых стала применять Анна Фрейд в работе с детьми, пережившими бомбежки Лондона во время второй мировой войны. Если ребенок имел возможность выразить в игре свои переживания, то он освобождался от страха, и пережитое не развивалось в психологическую травму.

В книге «Дети и война» А. Фрейд (1944) ярко описывает различия в способе выражения реакции на бомбежку Лондона взрослых и детей: после налета взрослые снова и снова рассказывали о том, какой ужас они пережили. Дети, пережившие то же самое, почти никогда не говорили об этом. Их реакция на пережитое выражалась в игре. Дети строили домики из кубиков и сбрасывали на них бомбы. Дома горели, завывали сирены. Кругом были убитые и раненые, и «скорая помощь» увозила в больницы. Такого рода игры продолжались несколько недель.

А. Фрейд обнаружила, что игра является важным фактором становления эмоционального контакта с ребенком и служит тем средством, которое делает самовыражение ребенка свободным.

Вслед за З. Фрейдом Термина Гуг-Гельмут стала одним из первых терапевтов, утверждающих, что игра является наиболее ответственным моментом в психоанализе ребенка, и предложившая детям, с которыми проводилась игротерапия, игрушки для того, чтобы они могли выразить себя. Хотя хронологически ее работа предшествует работам А. Фрейд и М. Кляйн, она не сформулировала какого-либо определенного подхода и использовала игровые материалы только с детьми старше 6 лет. Тем не менее она привлекла внимание к тому,

как трудно применять методы, используемые в терапии со взрослыми в работе с детьми.

Основные цели коррекционного воздействия в психоаналитической игротерапии

1. Установление аналитической связи, эмоционально позитивного контакта между ребенком и взрослым, позволяющего игротерапевту осуществлять функции интерпретаций и трансляций ребенку символического значения детской игры; принимать участие в игре ребенка и организовывать в игре актуализацию и проигрывание значимых для ребенка конфликтов.

2. Катарсис — форма эмоционального реагирования, приводящая к преодолению негативных эмоциональных переживаний и освобождению от них.

3.  Игра предоставляет двр возможности для катарсиса: свободное выражение чувств и эмоций ребенка и вербализация чувств.

4.  Инсайт представляет собой одновременно и результат и механизм игротерапии. В качестве результата инсайт можно определить как достижение ребенком более глубокого понимания себя и своих отношений со значимыми другими. Инсайт не требует интерпретации, разъяснения со стороны игротерапевта, а достигается ребенком внезапно. В детском возрасте инсайт часто носит невербальный характер.

5.  Исследование (тестирование) реальности. Процесс исследования и апробирования ребенком различных форм и способов взаимодействия с миром людей, межличностных отношений.

6. Особая атмосфера личностной безопасности и доверия, царящая на занятиях, снимает страхи и тревожность детей перед возможными неудачами исанкциями. И стимулируют их к исследованию новых способов поведения и общения как с взрослыми, так и со сверстниками.

7.  Сублимация как перевод и отклонение энергии примитивных сексуальных влечений от их прямой цели (получения сексуального удовольствия) к социально одобряемым целям, не связанными с сексуальностью.

8.  Сублимация как форма переключения сексуальной энергии на социально одобряемые цели рассматривается в психоанализе как высшая форма разрешения трудностей развития личности в детском возрасте.

Таким образом, игра в психоаналитической практике рассматривалась как символическая деятельность, в которой ребенок, будучи свободен от давления и запретов со стороны социального окружения с помощью игрушек, игровых действий с ними и ролей, выражает в особой символической форме бессознательные импульсы и влечения.

Игровая терапия, центрированная на клиенте

Развитие идей терапевтов в этом направлении изучено и расширено К. Роджерсом и В. Экслайн.

Цель такой терапии — не менять и не переделывать ребенка, не учить его каким-то специальным поведенческим навыкам, а дать ему возможность быть самим собой. Игровой терапевт не пытается вырастить ребенка, а каждому создает оптимальные условия для роста и развития. Он полностью вовлечен в игру ребенка, ему интересно быть с ним, что бы тот ни делал. Он концентрирует все свое внимание и профессиональное мастерство, слышит, чувствует и понимает любые эмоциональные состояния ребенка и отражает их, т.е. раскрывает ребенку понятно и коротко эти эмоциональные состояния.

В основе игровой терапии, центрированной на ребенке, лежит представление о спонтанности психического развития ребенка, обладающего внутренними источниками саморазвития и потенциальными возможностями самостоятельного разрешения проблем личностного роста. Вместе с тем процесс личностной реализации, саморазвития может быть нарушен или ограничен вследствие либо неблагоприятных средовых условий, либо нарушений взаимодействия и общения со значимыми другими, и в первую очередь с родителями и близкими взрослыми. Отношения, связь с другим человеком составляют необходимое условие личностного развития.

Основная задача коррекции состоит в создании или восстановлении значимых отношений между ребенком и взрослым с целью оптимизации личностного роста и развития. Игра как деятельность, свободная от принуждения, подчинения, страха и зависимости ребенка от мира взрослых, представляет собой, по мнению сторонников недирективной терапии, единственное место, где ребенок получает возможность свободного беспрепятственного самовыражения, исследования и изучения собственных чувств и переживаний. Игра позволяет ребенку освободиться от эмоциональной напряженности и фрустраций, изначально предопределенных антагонизмом реальных жизненных отношений между ребенком и взрослым.

Основными показаниями для проведения этого вида игротерапии выступают:

—  нарушение роста «Я», отражающееся в нарушениях поведения и дисгармоничности «Я-концепции»;

—  низкая степень самопринятия, сомнение и неуверенность в возможностях собственного личностного роста;

—  высокая социальная тревожность и враждебность по отношению к окружающему миру;

— эмоциональная лабильность и неустойчивость.

Цели игровой терапии, центрированной на клиенте. Когда мы говорим о целях игровой терапии, центрированной на ребенке, скорее всего имеются в виду терапевтические цели в широком смысле, а не индивидуализированные перспективные цели для каждого отдельного ребенка.

В общем смысле цели игровой терапии, центрированной на ребенке, согласуются с внутренним стремлением ребенка к самоактуализации. Необходимое условие, которое часто выпускается из вида, состоит в том, чтобы обеспечить ребенку позитивный опыт роста в присутствии взрослого, который его понимает и поддерживает, с тем, чтобы ребенок мог обнаружить в себе внутренние силы.

Вместе с тем целью коррекции не может и не должно быть прямое изменение личности ребенка, поскольку постановка подобной цели означала бы отвержение ребенка таким, какой он есть, и противоречило бы исходному постулату «клиент-центрированной терапии» — постулату безусловного принятия ребенка.

Коррекция, напротив, должна быть направлена на утверждение уникального «Я» ребенка, его самоценности.

Цели коррекции могут быть конкретизированы в виде следующих задач:

— расширение репертуара форм самовыражения ребенка;

— оптимизация коммуникаций в системе отношений «ребенок — взрослый»;

— повышение уровня социальной компетентности ребенка в его взаимодействии со сверстниками;

— развитие способности эмоциональной саморегуляции и достижение эмоциональной устойчивости за счет осознания ребенком (с помощью взрослого) своих эмоций, чувств и переживаний;

— оптимизация развития «Я-концепции»;

— повышение степени самопринятия и формирование чувства «Я».

СТАДИИ  ПРОЦЕССА ИГРОВОЙ ТЕРАПИИ, ЦЕНТРИРОВАННОЙ НА РЕБЕНКЕ

Стадии процесса игровой терапии возникают как результат взаимодействия между игротерапевтом и ребенком, протекающего в безоценочной свободной атмосфере игровой комнаты, созданию которой способствует игротерапевт, демонстрирующий искреннюю заинтересованность и одобрение по отношению к ребенку.

Эти уникальные живые отношения, в которых принимается и ценится особость и индивидуальность ребенка, позволяют ему расширить горизонты собственного «Я» в соответствии с тем, насколько он чувствует меру принятия себя терапевтом. Эти переживания и расширения собственных возможностей часто проявляются в четко обозначающихся стадиях изменений, наступающих по мере развития терапевтического процесса.

При анализе случаев работы с детьми, страдающими различными нарушениями, отмечают, что дети проходят определенные стадии терапевтического процесса: диффузные негативные чувства, выраженные в разных точках игры ребенка; амбивалентные чувства, общая тревожность и враждебность; прямые негативные чувства, направленные против родителей, сиблингов, других людей и выражаемые в особых регрессивных формах; амбивалентные чувства (позитивные или негативные) к родителям, сиблингам и другим людям; ясные, четкие, выделенные, обычно реалистические, позитивные и негативные установки (при этом в игре доминируют позитивные установки).

В процессе игровой терапии, центрированной на клиенте, деятельность детей проявляется по-разному.

1—4-й сеансы. Ребенок проявляет любопытство, углубляется в исследовательскую бессистемную творческую игру, делает простые описательные и информационные замечания и выражает одновременно радость и тревогу.

5—8-й сеансы. Ребенок продолжает исследовательскую бессистемную творческую игру, возрастает общая агрессивная направленность игры, по-прежнему выражается радость и тревога, очевидны спонтанные реакции.

9— 12-й сеансы. Доля исследовательской бессистемной игры уменьшается, постепенно увеличивается доля игры, направленной на установление отношений, творчество и радость доминируют, вербальные взаимодействия с терапевтом возрастают, и выдается больше информации о семье и о себе самом.

13—16-й сеансы. Преобладают творческие игры и игры, направленные на установление отношений. Доля агрессивных игр уменьшается. Возрастают случаи выражения счастья, волнения, отвращения, недоверчивости.

17—20-й сеансы. Преобладают разыгрывание сценок и ролевая игра. Агрессивные высказывания продолжаются. Усиливается построение отношений с игротерапевтом. Доминирующей эмоцией становится радость. Ребенок продолжает сообщать сведения о себе и о семье.

21—24-й сеансы. Преобладают игры, направленные на построение отношений, а также драматические и ролевые игры. Возрастает число игр с изображением несчастных случаев.

Другое крупное исследование процесса игровой терапии провела Уйти (1975). Она обнаружила следующее.

1—3-й сеансы. Дети чаще всего проверяют, как игротерапевт относится к их действиям, демонстрируют высокий уровень тревожности и осуществляют вербальную, невербальную и поисковую игровую деятельность.

4—6-й сеансы. Любопытство, исследовательская активность снижаются. В то же время агрессивная игра, голосовые эффекты достигают пика.

7— 9-й сеансы. Агрессивная игра почти исчезает, а творческая игра, выражение радости и вербальная информация о доме, школе, других сторонах своей жизни достигают кульминации.

10—12-й сеансы. Максимального развития достигают игры по установлению отношений, и бессюжетная игра почти прекращается.

13—15-й сеансы. Бессюжетная игра и невербальное выражение гнева достигают максимума. Тревожность по сравнению с предыдущими сеансами вырастает. Учащаются попытки управлять игротерапевтом. Увеличивается число вербальных взаимодействий.

Были также обнаружены различия между игрой мальчиков и девочек. У мальчиков чаще встречались выражения гнева, агрессивные высказывания, агрессивные игры, звуковые эффекты.

У девонек чаще наблюдаются творческие игры, игры, отражающие отношения между людьми, а также проявления радости, тревоги, вербальные проверки реакции игротерапевта и вербализация позитивных и негативных размышлений.

Эти исследования свидетельствуют о том, что в процессе' детской игры можно различить четкие модели установления игротерапевтических отношений в игровой комнате. По мере развития отношений дети начинают выражать чувства более непосредственно и реалистично, тщательнее сосредоточиваются на них и более точно их определяют.

Критериями эффективности игротерапии в рамках клиент-центрирован ной терапии соответственно выступают:

— позитивная динамика эмоционального развития ребенка, характеризующаяся возрастанием степени осознания чувств;

— гармонизация образа «Я», выступающая в преобладании позитивных самооценок;

— сближение «Я»-реального и «Я»-идеального;

— повышение степени самопринятия и уверенности в себе и своих возможностях.

Игровая терапия отреагирования

Другое крупное направление в развитии игровой терапии возникло в 30-е годы с появлением работы Д. Леви (1938), в которой развивалась идея терапии отреагирования, структурированной игровой терапии для работы с детьми, пережившими какое-либо травмирующее событие.

Д. Леви основывал свой подход в первую очередь на убеждении в том, что игра предоставляет детям возможность отреагирования. В рамках этого подхода игротерапевт воссоздает такую обстановку, чтобы специально отобранные игрушки помогли ребенку восстановить тот опыт, который вызвал у него реакцию тревоги.

Ребенку разрешается играть свободно, чтобы он познакомился с обстановкой комнаты и с игротерапевтом. Затем игротерапевт использует определенные игровые материалы, чтобы в нужный момент ввести в игру ребенка стрессоген-ную ситуацию. Воссоздание травмирующего события позволяет ребенку освободиться от боли и напряжения, вызванных этим событием.

Иногда ребенку разрешается свободный выбор игры. В процессе «отыгрывания» или разыгрывания прежнего опыта ребенок управляет игрой и тем самым перемещается из пассивной роли пострадавшего в активную роль деятеля. Следя за игрой, игротерапевт обозначает словами, проговаривает вслух, отражает выражаемые ребенком вербальные и невербальные чувства.

В игровой комнате возможны три формы игровой активности:

1.   Освобождение агрессивного поведения: ребенок швыряет предметы, взрывает воздушные шары или проявляет формы инфантильного поведения (например, сосет соску).

2.   Освобождение чувств стандартизированных ситуаций: стимулирует чувства ревности к сиблингу, прикладывая куклу к груди матери.

3.   Освобождения чувств путем воссоздания в игре специфического стрессового опыта из жизни ребенка.

Г. Хэмбидж (1955) дал более широкое описание работы Д. Леви под заголовком «Структурная игровая терапия», где он более решительно вводил события. Следом за установлением терапевтических отношений в сценарий непосредственно вводилась ситуация, продуцирующая тревогу. Она проигрывалась, а затем ребенку разрешалось играть свободно, чтобы он мог оправиться от навязчивой ситуации.

Игровая терапия построения отношений

С появлением исследований Д. Тафты (1933) и Ф. Аллена (1934), названных терапией отношений, возникло следующее значительное направление в игровой терапии. Философским основанием для него стала работа О. Ранка (1936), который перенес акцент с исследований истории жизни ребенка и его бессознательного на развитие отношений в системе «терапевт — клиент», поставив в центр внимания то, что происходит «здесь и теперь» в кабинете терапевта.

В игровой терапии отношений основное внимание уделяется лечебной силе эмоциональных отношений между терапевтом и клиентом.

«Мне интересно создать естественные отношения, в которых у пациента развивается адекватное самоприятие — ясное представление о том, что он может сделать и что он чувствует по отношению к миру, в котором продолжает жить, — писал Ф. Аллен. — Я не боюсь дать пациенту почувствовать, что он интересен мне как личность».

Не прилагается никаких усилий для того, чтобы объяснить или интерпретировать прошлый опыт. В фокусе внимания находятся, прежде всего, сиюминутные чувства и реакции. Ф. Аллен и Дж. Тафт особенно подчеркивали необходимость отношения к ребенку как к личности, обладающей

внутренней силой и способной конструктивно изменить собственное поведение.

Детям предоставляется свобода выбора — играть или не играть и возможность управлять собственной деятельностью. Гипотеза состояла в том, что дети постепенно приходят к пониманию того, что они являются отдельными личностями со своими желаниями и могут существовать в системе отношений с другими людьми, обладающими своими специфическими качествами. В рамках этого подхода ребенку приходится принять на себя ответственность за процесс роста, а игротерапевт концентрирует внимание на трудностях ребенка, а не на своих собственных.

Цель проводимой в рамках терапии отношений коррекции состоит не в том, чтобы изменить ребенка, а в том, чтобы помочь ему утвердить свое «Я», чувство собственной ценности. Ребенок, как и всякая личность, уникален, самоценен и обладает внутренними источниками саморазвития.

Основной механизм достижений коррекционных целей — установление отношений, связей между игротерапевтом и клиентами, с помощью которых игротерапевт демонстрирует неизменное и полное принятие ребенка, его установок и ценностей и выражает постоянную и искреннюю веру в ребенка и его способности.

Ограничение целей терапии задачами личностного самоопределения, самоактуализации и свободы реального самовыражения определяет круг специфических проблем, подлежащих коррекции в рамках данного подхода: нарушение роста «Я»; самонеадекватность; сомнение и неуверенность в возможности собственного личностного роста и обусловленные ими тревожность и враждебность ребенка к окружающим.

Игротерапия представляет уникальный опыт для социального развития ребенка, открывая ему возможность вступить в значимую личностную связь со взрослым. Игра представляет собой деятельность, в которой ребенок может свободно выражать себя, освободиться от напряжений и фрустраций повседневной жизни.

Примитивная игровая терапия

Появление в 60-х годах в США программ психологической помощи детям в начальной школе открыло путь для развития еще одного направления — применения метода игровой терапии в работе школьного психолога для того, чтобы удовлетворить потребности, возникающие в жизни

любого ребенка, а не только ребенка с дефектом психического развития.

Основная цель начальной школы — помочь детям в их интеллектуальном, эмоциональном, физическом и социальном развитии, предоставив им соответствующие возможности обучения. Таким образом, главная задача использования игровой терапии с детьми в начальной школе состоит в том, чтобы помочь детям подготовиться к тому, чтобы усвоить предлагаемые знания наилучшим образом.

Детей нельзя заставить научиться чему-либо. Даже наиболее эффективно работающие учителя не могут научить детей, которые еще не готовы учиться. В таком случае игровая терапия является дополнением к обучающей среде, опытом, который помогает детям наиболее эффективно использовать свои способности к учению.

Игротерапия в отечественной психологической практике

К использованию игры непосредственно в психокоррекционных целях обращались многие отечественные исследователи-практики Л. Абрамян (1986), А. Варга (1989), И. Выгодская (1984), А.Захаров (1986—1988), А. Спиваковская (1988) и др.

Основным принципом игровой коррекции терапии, по мнению А.С. Спиваковской, является воздействие на ребенка с учетом специфичности обстановки и контакта. Суть этого принципа заключается в следующем: чтобы включить в действие механизм перестройки поведения робких в общении детей, следует изменить условия, т.е. вывести их из той среды, в которой у них появились нежелательные формы поведения.

Л.А. Абрамян, исследуя способы преодоления негативных эмоциональных состояний детей средствами игры, подробно раскрывает процесс перевоплощения как важного условия перестройки эмоциональной личностной сферы. В игре-драматизации ребенок испытывает двойственное переживание: он «лепит образ», преобразуя самого себя и, глядя на это как бы со стороны, радуется изменению в игре, вместе с тем обнаруживая определенные отношения к своему персонажу.

Целям коррекции, по мнению Б.Д. Карвасарского и А.И. Захарова, служит перенос отрицательных эмоций и качеств ребенка на игровой образ. Дети наделяют персонажей

собственными отрицательными эмоциями, чертами характера, переносят на куклу свои недостатки, которые доставляют им неприятности.

Значительный вклад в разработку методов групповой игротерапии неврозов у детей и подростков внес А.И. Захаров. Он разработал показания и клинико-психологические критерии формирования детской психотерапевтической группы, исследовал возможности объединения семейной и групповой терапии, а также методику игровой психотерапии, которая является частью целого комплекса различных воздействий на ребенка-невротика, включающего и семейную психотерапию. Игра рассматривается им и как самостоятельный метод, и как составная часть, сочетающаяся с рациональной и суггестивной психотерапией.

А.И. Захаров предлагает определенную последовательность коррекционных методик: 1) беседа; 2) спонтанная игра; 3) направленная игра; 4) внушение.

Продолжительность игрового сеанса не более 30 мин. Частота занятий при остром периоде невроза — 2—3 раза, при хроническом течении — 1 раз в неделю. Продолжительность программы — от нескольких дней до нескольких месяцев.

В организации терапевтического процесса Захаров выделяет диагностическую, терапевтическую и обучающую функции игры. Все три связаны между собой и реализуются как в начальном этапе, в спонтанной игре, так и в направленной игре, которая обычно представляет собой импровизацию какого-либо сюжета.

/. Диагностическая функция заключается в уточнении психопатологии, особенностей характера ребенка и взаимоотношений с окружающими. Наблюдение за игрой позволяет получить дополнительную информацию. В игре ребенок на сенсомоторном уровне демонстрирует то, что он когда-либо испытал. Иногда такая связь совершенно очевидна, но иногда она может быть отдаленной.

Дети более полно и непосредственно выражают себя в спонтанной, инициированной ими самими игре, нежели в словах. А требовать от ребенка, чтобы он рассказывал о себе, значит — автоматически воздвигать барьер в терапевтических отношениях, как бы говоря ребенку: «Ты должен подняться на мой уровень общения и использовать для этого слова».

2. Терапевтическая функция игры состоит в предоставлении ребенку эмоционального и моторного самовыражения.

отреагирования напряжения, страхов и фантазий. Игра придает конкретную форму и выражение внутреннему миру, дает возможность организовать свой опыт. Для ребенка важен процесс игры, а не ее результат. Он разыгрывает прошлые переживания, растворяя их в новом восприятии и в новых формах поведения. Аналогичным образом он пытается разрешить свои проблемы и внутренние конфликты, проиграть свое затруднение или смущение.

Результаты обследований показывают, что в процессе игры укрепляются и развиваются психические процессы, повышается фрустрационная толерантность и создаются адекватные формы психического реагирования.

3. Обучающая функция игры состоит в перестройке отношений, расширении диапазона общения и жизненного кругозора, реадаптации и социализации. ,

Франк подчеркивал, что игра для детей — способ научиться тому, чему их никто не может научить. Это способ исследования организаций в реальном мире, пространстве и времени, вещах, животных, структурах и людях.

В этой связи представляется необходимым подчеркнуть различие между понятиями: «обучающая функция игры» и «обучающие (развивающе-направленные) игры». Детей не нужно учить играть, не нужно заставлять их играть. Дети играют спонтанно, не преследуя каких-то определенных целей. И научение, т.е. приобретение разнообразного опыта, происходит постепенно и незаметно в процессе игры. А когда мы стремимся быстрее развить у ребенка ассоциативное и абстрактно-логическое мышление, эрудированность, придумываем специальные техники, методики, называя их играми, пытаясь воздействовать на ребенка с целью его обучения и воспитания, мы, таким образом, блокируем его эмоциональность. Его душевное состояние, психическое развитие, самооценка и формирование системы взаимоотношений остаются вне сферы внимания. Такой обучающий подход ничего общего с групповой игротерапией не имеет.

А.И. Захаров выделяет ряд правил, соблюдение которых является необходимым в игротерапии:

—  игра применяется как средство диагностики, коррекции и обучения;

— выбор игровых тем отражает их значимость для психолога и интерес для клиента;

—  руководство игрой способствует развитию самостоятельной инициативы детей;

— спонтанные и направленные игры — две взаимодополняющие фазы единого игрового процесса, в котором главное — возможность импровизации;

— соотношение спонтанного и направленного компонентов зависит не столько от возраста детей, сколько от их клинических особенностей;

— игра не комментируется взрослым;

— направленное воздействие на клиента осуществляется посредством характеров, воспроизводимых им и психологом персонажей.

Процесс игровой психотерапии, по Захарову, складывается из четырех взаимно перекрывающихся этапов: объединения детей в группу, рассказов, игры, обсуждений.

\. Объединение детей в группу начинается совместной и интересной для них деятельностью в виде экскурсий в музей, предметных игр, рассказах об увлечениях.

2. Рассказы сочиняются дома и по очереди рассказываются в группе.

3. Игра проводится на тему, предлагаемую детьми и терапевтом. В играх последовательно воспроизводятся рассказы, сказки, условные и реальные ситуации. Игры на данном этапе в отличие от этапа объединения требуют включения психолога и высокой активности играющих.

Важно отметить, что по мере движения группы вперед содержание ролевых игр меняется от терапевтически направленных до обучающих. Терапевтические игры ставят своей целью устранение аффективных препятствий межличностных отношений, а обучающие — достижение более адекватных адаптации и социализации детей.

4.  Обсуждение — заключительный этап игровой психотерапии.

Директивная и недирективная игротерапия

Директивная (направленная) игротерапия предполагает выполнение игротерапевтом функций интерпретации и трансляции ребенку символического значения детской игры, активное участие взрослого в игре ребенка с целью актуализации в символической игровой форме бессознательных подавленных тенденций и их проигрывание в направлении социально приемлемых стандартов и норм.

В направленной игротерапии взрослый — центральное лицо в игре — берет на себя функции организатора игры, интерпретации ее символического значения. Примером директивной терапии можно считать облегчающую психотерапию Леви

(1933). Для такого подхода характерны заранее разработанные планы игры, четкое распределение ролей, выяснение всех конфликтных ситуаций. Ребенку предлагается в готовом виде несколько возможных вариантов решения проблемы. В результате игры происходит осознание ребенком себя и своих конфликтов.

Недирективная (ненаправленная) игротерапия проводит линию на свободную игру как средство самовыражения ребенка, позволяющее одновременно успешно решить три важные коррекционные задачи:

1.  Расширение репертуара самовыражения ребенка.

2. Достижение эмоциональной устойчивости и саморегуляции.

3. Коррекция отношений в системе «ребенок — взрослый».

В ненаправленной игротерапии на передний план выходят идеи коррекции личности ребенка путем формирования адекватной системы отношений между ребенком и взрослым, ребенком и сверстником, системы конгруэнтной коммуникации.

Психотерапевт не вмешивается в спонтанную игру детей, не интерпретирует ее, а создает самой игрой атмосферу тепла, безопасности, безусловного принятия мыслей и чувств клиента. Игровая терапия применяется для воздействия на детей с невротическими расстройствами, эмоционально напряженных, подавляющих свои чувства.

Цель игры в недирективном подходе — помочь ребенку осознать самого себя, свои достоинства и недостатки, трудности и успехи. Существуют следующие принципы такой игротерапии:

— непринужденные дружеские отношения с ребенком;

— игротерапевт принимает ребенка таким, какой он есть;

— игротерапевт добивается того, чтобы ребенок говорил о своих чувствах как можно более открыто и раскованно;

— игротерапевт должен в кратчайшее время понять чувства ребенка и попытаться обратить его внимание на себя самого;

— ребенок — хозяин положения;

— нельзя ни торопить, ни замедлять игровой процесс;

— терапевт вводит лишь те ограничения, которые связывают то, что происходит во время игры с реальной жизнью;

— терапевт — зеркало, в котором ребенок видит самого себя.

Выделяют два уровня участия игротерапевта в коррекци-онном процессе: пассивный и активный.

Пассивное участие игротерапевта:

□  Безусловное принятие клиента игротерапевтом.

□ Установление доверия между ними.

G Следование игротерапевтического процесса за ребенком.

□ Неускорение этого процесса.

Активное участие игротерапевта:

□ Формирование отношений.

□ Рефлексия собственных ощущений.

□ Внесение определенных ограничений и запретов.

Последнее особенно важно, так как эта система ограничений необходима, чтобы обеспечить ребенку максимальную свободу. Ведь помимо заранее оговоренных запретов он не подвергается никаким ограничениям. Прежде всего ребенку запрещается наносить вред другим детям и

себе.

Основные функции психологов в ненаправленной игротерапии

1.   Организация эмпатического общения, в котором терапевт создает атмосферу принятия ребенка, эмоциональное сопереживание ему и коммуникация этого отношения

ребенку.

2.  Обеспечение переживания ребенком чувства собственного достоинства и самоуважения.

3.  Установление ограничений в игре. Большинство сторонников недирективной игротерапии

склоняются к необходимости введения определенных ограничений и запретов. В игре необходимо различать два плана: символическое и реальное поведение, по отношению к каждому из которых стратегическая линия на ограничение должна

быть различной.

Если в отношении символического поведения в игре все запреты должны быть сняты, то реальное поведение ребенка лимитируется требованиями обеспечения безопасности игротерапевта и партнеров по игре законами этики и социальной приемлемости. Тем самым создаются необходимые условия как для сохранения терапевтической связи (установки одобрения, эмпатии, принятия ребенка со стороны терапевта), так и развития возможности самоконтроля и саморегуляции. Ребенок в процессе игротерапии приобретает важный опыт аффективной сублимации в социально приемлемых формах по символическим каналам. Таким образом, введение ограничений в игру ребенка составляет важное условие достижения конечного коррекционного эффекта. В связи с этим большая роль в игротерапии принадлежит технике формулирования запрещений и ограничений в игре.

В ненаправленной игротерапии, особенно в ее индивидуальных формах, участие взрослого представляется целесообразным. Здесь игротерапевт принимает на себя двойную функцию:

1. «Идеального родителя», обеспечивающего ребенку полнокровное переживание чувства его принятия, родительского тепла и восполняющего дефицит позитивных детско-родительских отношений.

2.  «Равноправного партнера по игре», регрессирующего до уровня ребенка и пытающегося снять его сопротивление терапии, завоевав доверие ребенка уничтожением традиционной дистанции между ребенком и взрослым.

Индивидуальная и групповая игротерапия

Игротерапия используется как в индивидуальной, так и в групповой форме. Главным критерием предпочтения групповой игротерапии является наличие у ребенка социальной потребности в общении, формирующейся на ранней стадии детского развития. Заключение о наличии у ребенка социальной потребности, решающим образом определяющей успех проведения групповой терапии, выносится на основании анализа истории каждого случая.

В случае, когда социальная потребность у ребенка отсутствует, встает особая задача формирования потребности в социальном общении, которая может быть оптимально решена в форме индивидуальной игротерапии. Если социальная потребность уже сформирована, то наилучшей формой коррекции личностных нарушений общения будет групповая игротерапия.

Если для индивидуальной игротерапии противопоказанием может выступать сверхглубокая степень умственной отсталости ребенка, то для групповой игротерапии круг противопоказаний расширяется. Таковыми могут быть:

—  ярко выраженная детская ревность, выступающая в форме конкуренции с сибсами;

— явно выраженное асоциальное поведение, представляющее угрозу для безопасности партнеров по группе;

— ускоренное сексуальное развитие;

— крайняя агрессивность;

— актуальное стрессовое состояние.

Во всех этих случаях проведению групповой игротерапии должна предшествовать ее индивидуальная форма, обеспечивающая снятие острой симптоматики и подготовку ребенка к работе в группе.

Групповая игротерапия — это психологический и социальный процесс, в котором дети естественным образом взаимодействуют друг с другом, приобретают новые знания не только о других детях, но и о себе. Этот метод подразумевает игру как терапевтический процесс и является эффективным средством коррекции функциональных нервно-психических расстройств, психосоматических заболеваний и психопрофилактики.

Групповая игротерапия призвана: помочь ребенку осознать свое реальное «Я», повысить его самооценку и развить потенциальные возможности, отреагировать внутренние конфликты, страхи, агрессивнь!е тенденции, уменьшить беспокойство и чувство вины.

В процессе взаимодействия дети помогают друг другу взять на себя ответственность за построение межличностных отношений, приобрести опыт построения отношений с другими людьми во взаимно удовлетворяющей манере. Наблюдая других детей, ребенок обретает смелость, необходимую для того, чтобы попробовать сделать то, что ему хочется.

Большое значение для успеха работы коррекционной группы имеет также состав группы, представляющий собой мощный интегративный или дезинтегративный фактор. Подбор кандидатов в группу должен осуществляться по принципу дополнения и включать детей с разнообразными нарушениями, что обеспечивало бы возможность идентификации с альтернативными образцами поведения.

Каждый ребенок в группе должен получить возможность свободного самовыражения, без угроз и насмешек, неуспеха и отвержения. В группе не должно быть более 5 человек, причем в одной группе нежелательно присутствие детей, контактирующих вне игротерапевтической ситуации.

Группа не должна включать более одного ребенка делик-вентного поведения, уравновешенного, по крайней мере, одним нейтрализатором. Разница в возрасте детей (имеется в виду психологический возраст) в группе не должна превышать 12 мес. Группа дошкольного и младшего школьного

возраста должна включать детей разных полов (и мальчиков, и девочек).

Деятельность игротерапевта направлена не на группу в целом, а на каждого ее члена в отдельности. В задачи игро-терапии не входит коррекция группы как социальной единицы.

При наборе группы руководствуются следующим: группа должна состоять из детей с разными нарушениями; детей следует помещать в такую группу, где они не получат дополнительную психическую травму; члены группы не должны быть знакомы до начала игротерапии; разница в возрасте не должна превышать 1 года. В таких группах могут участвовать дети в возрасте от 5 до 12 лет.

Численность детей в группе по Захарову:

в возрасте 4—-5 лет — 4 человека;

в возрасте 5—11 лет — 6 человек;

в возрасте 11—14 лет — 8 человек.

Все цифры достаточно условны и зависят от особенностей участников группы и объективных условий работы. Следует отметить, что в психопрофилактических группах численность не должна быть увеличена более чем в 1,5 раза.

Кроме того, если группу ведут два игротерапевта (что представляется наиболее предпочтительным, особенно когда в паре работают мужчина и женщина), число детей также может быть увеличено до 1,5 раза.

Работая в паре, психологи имеют возможность не только более объективно взглянуть на группу и обсудить возникающие по ходу работы особенности, но и опосредованно влиять на формирование правильной полоролевой идентичности мальчиков или девочек. Наличие мужчины или женщины в группе позволяет детям проецировать свои ожидания и установки относительно мужского и женского стереотипов поведения, а также отреагировать и отыграть свои страхи и проблемы, связанные с фигурой матери или отца. Любой ребенок строит свое поведение, «срисовывая» его со значимого взрослого своего пола. А поддержку, принятие, одобрение ему важнее получить от значимого взрослого противоположного пола.

Цели групповой терапии следует определять как терапевтические в широком смысле, а не индивидуализированные перспективные цели для каждого ребенка в целом. В противном случае игротерапевт неизбежно незаметно или открыто подталкивает ребенка в направлении цели, связанной с определенной проблемой, ограничивая, таким образом, возможности ребенка по управлению собственной деятельностью.

В этом смысле цели и задачи могут быть обозначены следующим образом. Групповая игротерапия призвана помочь ребенку развить более позитивную «Я-концепцию»; стать более ответственным в своих действиях и поступках; стать более самоуправляемым; в большей степени полагаться на самого себя и овладеть чувством контроля; выработать большую способность к самопринятию и самостоятельному принятию решений; развить внутренний источник оценки и обрести веру в самого себя.

Игротерапия с различным материалом

В игротерапии используются как структурированные, так и неструктрированные игры.

К структурированным играм относятся игры в семью (людей и животных), агрессивные, с марионетками (кукольный театр), строительные, выражающие конструктивные и деструктивные намерения.

Структурированный материал провоцирует выражение агрессии (огнестрельное, холодное оружие), прямое выражение желаний (человеческие фигуры), а также коммуникативных действий (игры в телефон, телеграф, поезда, машины). Предполагается, что возраст детей от 4 до 12 лет является оптимальным для применения этого метода.

К неструктурированным играм относятся д питательные игры и упражнения (прыганье, лазание), игры с водой, песком, глиной, группа игр, принадлежащих к фонду арт-терапии (рисование пальцами, кистью, пастелью, цветными карандашами).

К неструктурированному материалу относятся вода, песок, глина, пластилин, с его помощью ребенок может косвенно выражать свои желания. Этот материал способствует также развитию сублимации. В частности, занятия с неструктурированным материалом особенно важны на ранних фазах игротерапии, когда чувства ребенка еще не выделены и не осознаны им. В частности, игры с водой, красками, глиной дают возможность выразить свои чувства в ненаправленной форме и испытать чувство достижения.

Дальнейшая динамика смены игр в процессе игротерапии подводит ребенка к структурированным играм, открывающим пути для выражения чувств и переживаний ребенка, в том числе агрессивных, в прямой директивной форме социально приемлемыми способами.

В игротерапии выделены также показания применения тех или иных видов игр в зависимости от синдрома. Причем

здесь возможности руководства игротерапевтом игрой ребенка, как правило, ограничиваются соответствующим подбором игрушек и введением некоторых ограничений на проявление активности ребенка.

§ 3. ИГРОВАЯ КОМНАТА И ЕЕ ОСНАЩЕНИЕ Размеры игровой комнаты

Для индивидуальной работы или для игровой терапии в группе из двух-трех детей подходит комната размером 3,5*4,5 м. Длинная узкая комната или комната большего размера не позволяет сохранить удобную дистанцию между взрослым и ребенком. В большой комнате может казаться, что игроте-рапевт преследует ребенка, старается быть поближе к нему, тем самым лишая его возможности взять в свои руки инициативу в построении отношений.

Ситуация, когда в небольшом пространстве находится слишком многодетен, антитерапевтична и может повредить детям. Для проведения групповой терапии в группе из 5—6 детей желательна комната площадью не менее 27 кв. м.

Комната должна гарантировать ребенку защиту от-посто-ронних глаз. Поэтому не должно быть ни окон на внутренних стенах, ни стеклянной двери. Наличие окна на внешней стороне совершенно естественно, но оно должно иметь занавески или жалюзи, которые при необходимости можно было бы задернуть. Наилучшим вариантом является отсутствие окон вообще.

Предпочтительным покрытием для пола является линолеум. Он долговечен, легко моется, а в случае повреждения легко заменяется. Не следует стелить ковров — необходимо иметь убирающееся ковровое покрытие для тех случаев, когда ребенок захочет играть на полу.

Стены игровой комнаты следует выкрасить моющейся эмульсионной краской. Основное соображение здесь, как и при оформлении других элементов интерьера комнаты, — простота уборки. Темных, раздражающих и мрачных цветов следует избегать. Предпочтительнее светлые тона, поскольку они способствуют созданию яркой жизнерадостной атмосферы.

Если позволяют средства, следует разместить в комнате зеркало Гезелла и радиофицировать его, сделав пригодным для обучения и супервизорства. Сеансы игровой терапии можно снимать на пленку через зеркало Гезелла, не отвлекая ребенка наличием видеокамеры в игровой комнате.

Классную доску с желобом для мела по нижнему краю следует прикрепить к стене на высоте примерно 1,5 м от пола. Такая высота является оптимальной для ребенка любого роста. В распоряжении ребенка должны находиться белые и цветные мелки, а также губка, которой он мог бы стирать с доски.

Обычно в игровой комнате неплохо прикрепить полки по двум стенам, чтобы игрушки и другие материалы можно было расположить свободно, не сваливая их в кучу, не наваливая их друг на друга. Идеальной моделью являются полки с ящиками, достаточно прочные и жестко прикрепленные к стенам, чтобы дети могли вскарабкаться на них. Верхняя полка должна быть расположена не выше чем на расстоянии 1 м от пола, чтобы малыши могли до нее дотянуться, не пользуясь дополнительной опорой при помощи взрослого.

Если представляется возможность планировать игровую комнату для нового или реконструированного здания, желательно расположить рядом с игровой маленькую ванную, где было бы достаточно места для уединения, а дверь открывалась бы в игровую. Это снимает проблемы, связанные с возникающей у ребенка необходимостью покинуть игровую, чтобы пойти в туалет. Устраняется стоящая перед игротерапевтом проблема: сколько раз можно позволить ребенку выйти в туалет и действительно ли ему это необходимо. Кроме того, дети могут использовать ванную как продолжение игровой, изображая там сцены купания или используя ее в качестве места, где можно спрятаться от игротерапевта.

Для игровой должна быть выбрана мебель с твердой деревянной поверхностью. Понадобится стол и три стула, один из них — для взрослого. Весьма рекомендуется шкаф-горка с выдвижными ящиками, на поверхности которого можно было бы рисовать, лепить и т.д. Он может находиться возле раковины.

Игрушки и материалы

Выбор игрушек и игровых материалов должен быть сознательным, базирующимся на серьезных логических основаниях. И всегда следует принимать во внимание основную идею: в первую очередь в* работе с детьми использовать игровую терапию, тем самым признавая тот факт, что уровень развития ребенка естественным образом выражается в его игре и активности.

Как уже указывалось, игрушки ребенка — это слова, а игра — его язык. Таким образом, следует выбирать такие

игрушки и материалы, которые облегчили бы экспрессию ребенка, обеспечив ему широкий спектр игровой деятельности. Поскольку игрушки и материалы являются у детей частью коммуникативного процесса, следует уделить пристальное внимание отбору подходящих образцов, Правилом является отбор, а не накопление, игрушек.

Игрушки и материалы, необходимые для игровой терапии, можно сгруппировать в три больших класса:

1. Игрушки из реальной жизни.

2. Игрушки, помогающие отреагировать агрессию.

3.  Игрушки для творческого самовыражения и ослабления эмоций.

Игрушки из реальной жизни. Такими игрушками являются кукольное семейство, кукольней домик, марионетки, они могут изображать членов реальной семьи ребенка. Эти игрушки делают возможным непосредственное выражение чувств ребенком. Гнег,, страх, соперничество между братьями и сестрами, кризисы, семейные конфликты могут выражаться непосредственно, когда ребенок разыгрывает сценки с человеческими фигурками.

Машина, грузовик, лодка и касса особенно важны для упрямого, тревожного, застенчивого или замкнутого ребенка, поскольку с этими игрушками можно играть в неопределенную игру, не выражая никаких чувств.

Игрушки, помогающие отреагировать агрессию. В игровой терапии дети часто испытывают сильные эмоции, для описания и выражения которых у них нет словесных обозначений. Структурированные игрушки и материалы, такие как игрушечные солдатики, крокодил, ружья, резиновый нож, могут использоваться детьми для выражения гнева, враждебности и фрустрации.

В располагающей обстановке игровой комнаты агрессивные дети чувствуют, что им позволено выражать агрессивные чувства. От этого они испытывают удовлетворение и постепенно в них развиваются более позитивные чувства. Стрельба, закапывание, кусание, битье и ножевые удары в игровой комнате приемлемы, поскольку они выражаются символически. Интенсивность, с какой в игровой комнате выражаются агрессивные чувства, иногда может смутить начинающего игротерапевта.

Однако временами бывает необходимо установить границы поведения ребенка, если, например, он принимается разбрасывать песок по всей комнате. Забивая гвозди в полено из мягкой древесины или барабаня по вешалке, ребенок

отреагирует чувства и в то же время сосредоточивает на этом действии внимание и энергию, усиливая тем самым степень концентрации.

В этот перечень можно включить игрушки, изображающие диких животных, так как на ранних стадиях игровой терапии детям трудно выражать агрессивные чувства по отношению к людям, даже если это просто куклы. Такие дети не будут, например, стрелять в куклу, изображающую папу, но будут стрелять во льва. Иногда дети выражают враждебность тем, что кусают, жуют и грызут игрушечного крокодила.

Примером материала, который может быть отнесен к двум категориям, является глина. Она может служить для выражения творческого потенциала и для отработки агрессивных чувств. Глину можно мять, колотить, швырять, энергично раскатывать, с силой разрывать на куски. Кроме того, ребенок может пользоваться глиной, чтобы вылепить фигурки для игры.

Игрушки для творческого самовыражения и ослабления эмоций. Песок и вода наиболее часто используются ребенком в качестве неструктурированной среды для игры. Однако их реже можно Найти в интерьере игровой комнаты, хотя многие авторы описывают воду как наиболее эффективное терапевтическое средство во всех игровых материалах.

Песок и вода не имеют структуры и могут превратиться по желанию ребенка во что угодно: поверхность луны, зыбучие пески, пляж, чистящее вещество. Возможности их применения безграничны.

Особое значение придается кубикам. Кубики могут быть домами, их можно швырять, ставить друг на друга, разбрасывать. Все это позволяет ребенку почувствовать, что значит созидать или разрушать. Как в случае с водой и песком, ребенок может испытывать чувства удовлетворения, поскольку не существует правильного способа игры с кубиками.

Палитра и краски дают ребенку возможность творить, пачкать, мусорить, разыгрывать сценки в ванной и выражать свои чувства.

В центре игровой терапии, в университете Северного Техаса, в ходе 20-летнего экспериментирования составлен список необходимых игрушек и материалов. В процессе работы одни игрушки вычеркивались, другие добавлялись, сохранялись те из них, которые постоянно использовались большинством детей, пытавшихся выразить себя разнообразными способами.

Игрушки и материалы, рекомендуемые для игровой терапии

Кукольная мебель (дерево). Гнущиеся фигурки членов семьи.

Гамби — гнущаяся фигурка с непрорисованным лицом. Куклы.

Кукольная кровать. Кукольная одежда. Пустышка.

Бутылка с соской (пластмассовые). Кошелек с «драгоценностями». Классная доска. Мел.

Цветные мелки. Губка.

Холодильник (дерево^. Плита (дерево).

Тарелки (пластмасса или жесть). Столовые приборы. Кастрюли. Сковородка. Кувшин.

Пищевые продукты (пластмасса).

Пустые консервные банки из-под фруктов и овощей (с закругленными неострыми краями). Картонки из-под яиц. Губка. Полотенце. Метелка. Совок. Мыло. Щетка. . Расческа.

Цветные карандаши. , Бумага.

Прозрачная лента. Клей.

Игрушечные часы.

Строительные кубики (различной формы и размеров). Краски. Мольберт. Газетная бумага. Кисти. Пластилин.

Глина.

Маски клоунов. Ершики для бутылок. Шпатели.

Палочки от эскимо.

АТВ — приспособление со многими колесами, на котором можно кататься. Грузовик. Машина. Самолет. Трактор. Лодка. Автобус.

Наковальня и молот. Ксилофон. Цимбалы. Барабан.

Игрушечные солдатики. Армейское снаряжение. Каска пожарного и другие головные уборы. Сосновое полено. Молоток. Гвозди.

Ящик с песком. Большая ложка. Воронка. Сито. Ведро.

Животные из зоопарка. Домашние животные. Резиновая змея. Крокодил.

Дротики с присосками для метания в мишень. Резиновый нож. Наручники. Ружье с дротиками. Игрушечный автомат. Мячи (большие и маленькие). Телефон (2 шт.). Тупые ножницы.

Бумага для труда (нескольких цветов). Докторский саквояж (с инструментами и аксессуарами). Игрушечные деньги и кассовый аппарат. Половики или старые полоте'нца.

Куклы Би-Ба-Бо: доктор, медсестра, полицейский, мама, папа, сестра, брат, малыш, крокодил, волк. Пластмассовый конструктор. Веревка. Лоскутки.

ОСОБЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ  ПРИ ВЫБОРЕ ИГРУШЕК

Хотя успешное решение головоломок может облегчить развитие толерантности и фрустрации (чувства адекватности), применять их не рекомендуется, поскольку по меньшей мере один кусочек из головоломки непременно потеряется. События в игровой комнате не должны закреплять негативный опыт ребенка. Дети, страдающие от чувства неадекватности и испытывающие трудности в решении головоломок, должны иметь возможность испытывать успех и следующее за ним чувство удовлетворения.

Следует специально оговорить использование полена, молотка и гвоздей. Полено должно быть примерно 30 см в высоту и представлять собой кусок дерева мягкой породы. Молоток должен быть обычного размера. Специальный детский молоток детей не устраивает. Гвозди должны быть двух размеров: короткие толстые с большой шляпкой и более длинные тонкие. Короткие гвозди не будут гнуться, и каждый ребенок сможет выбрать собственный уровень трудности.

Все вещи, находящиеся в комнате, должны быть целыми, аккуратными и функционирующими. Многие дети приходят в игровую комнату из неустойчивой фрустрирующей среды. Эта неустойчивость не должна подкрепляться наличием в игровой комнате неисправных или поломанных игрушек.

Краски должны быть свежими. В коробку с красками можно поставить маленькие кофейные чашечки — это облегчит смывку и смешение красок. Небольшой жесткий пластиковый бассейн может послужить отличной песочницей. Периодически песок можно сбрызгивать водой, чтобы прибить пыль.

Детям нужно такое место, куда можно сбежать от иг-ротерапевта и спрятаться. Необходимо устроить игровую комнату таким образом, чтобы какой-то объект (например, это может быть шкаф или плита) отступал от стены. Тогда дети могут играть по другую сторону плиты, укрывшись от взгляда игротерапевта, когда почувствуют в этом необходимость. Возможность отделения игротерапевта

или его отвержения весьма важна в развитии свободы отношений.

Игровая комната не должна использоваться как детская. Отношения в игровой терапии — это специфические эмоциональные отношения, которые возникают именно в игровой комнате. Если вы позволите ребенку играть без присмотра пока его родителей принимает игротерапевт, развитие отношений будет нарушено.

После каждого сеанса в игровой комнате надо навести порядок и расставить игрушки по местам. Поскольку игрушки — это слова ребенка, ребенок не должен тратить время на поиски игрушек, необходимых для выражения чувств. Игровая комната должна являть собой образец порядка и надежности. Частью этой надежности является то, что каждая игрушка всегда находится на своем месте. Бутылочка не может находиться сегодня в одном месте, а завтра — в другом. Игрушки всегда должны находиться в отведенных для них местах.

Это вовсе не означает, что комната должна быть очень тщательно убрана. Просто там должен быть порядок. Это делает и комнату, и отношения прогнозируемыми. Когда одна и та же комната используется разными работниками, рекомендуется раз в месяц назначать день для уборки, когда все работающие в этой комнате собираются, чтобы прибраться в ней, привести ее в порядок.

§ 4. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ПСИХОЛОГУ-ИГРОТЕРАПЕВТУ

Игровой специалист,— это уникальный взрослый в жизни ребенка. Обращаясь к личности ребенка, он не вмешивается, не учит, а вместо этого реагирует таким образом, чтобы освободить естественное стремление ребенка к управлению собственной деятельностью.

Требования к личности игрового терапевта

Чтобы игровой терапевт был эффективен в своей деятельности, он должен:

—  быть достаточно объективным, чтобы позволить ребенку быть самостоятельной личностью;

—  быть достаточно гибким, чтобы принять любые неожиданности и адаптироваться к ним;

—  ориентироваться на то, чтобы охотно воспринимать все новое;

—  признавать лицо ребенка, его опыт безусловной ценностью;

— не оценивать ребенка, быть открытым, а не замкнутым;

— уметь отключаться от мира собственной реальности и вчувствоваться в реальность ребенка;

—  никогда не упоминать о прошлых сеансах, поскольку ребенок находится уже в другой временной точке.

Эффективному игровому терапевту необходимо личное мужество для того, чтобы признавать ошибки, иногда позволить себе быть уязвимым, обнаруживать неточности собственного восприятия. Личное мужество требуется и для того, чтобы позволить себе риск спонтанной реакции на творческое самовыражение ребенка в каждый определенный момент.

Игротерапевту требуются такие качества, как естественность, теплые отношения, забота, принятие и сензитивное понимание ребенка. Перед игротерапевтом стоит вопрос активного самопонимания и самопризнания. Ответственность терапевта состоит в том, чтобы активно прорабатывать собственную личность, что поможет ему разобраться в самом себе с тем, чтобы свести к минимуму возможное воздействие на ребенка своих мотивов и потребностей. Процессу самопонимания способствует обращение за помощью к другому терапевту. И для более близкого знакомства с самим собой желательно пройти психотерапию индивидуально или в группе.

Независимо от того, с какой возрастной группой приходится работать, любому игротерапевту необходимо понять свой внутренний мир, разобраться в собственных мотивах, потребностях, белых пятнах, колебаниях, противоречиях, выделить зону эмоциональных проблем и свои сильные стороны.

Личность игротерапевта более важна, чем любые его знания и умения. Игротерапевт должен быть таким человеком, с которым ребенок будет чувствовать себя в безопасности, он должен быть человеком, который покажется детям небезразличным и заслуживающим доверия.

Требования к профессиональной подготовке игротерапевта

Игротерапевт должен делать все возможное, чтобы обеспечить детей квалифицированной помощью.

Дети не могут постоять за себя сами. Поэтому специалисты, использующие игровую терапию в своей практичес-

кой работе, должны обладать необходимыми знаниями и навыками, позволяющими достичь эффекта в этой области и наилучшим образом служить интересам детей.

Ориентируясь на эту задачу, можно предположить следующую экспериментальную программу подготовки специалистов по игровой терапии. Базовая предпосылка состоит в том, что профессиональные стандарты, необходимые для использования игровой терапии в психологическом консультировании детей должны быть не ниже тех, которые существуют в работе со взрослыми клиентами:

— степень магистра в области помогающих профессий, таких как консультирование, психология, специальная работа или смежная область;

— обширные знания возрастной психологии, теории консультирования, психотерапии, навыки клинического и группового консультирования;

— обширные знания в области игровой терапии;

— личный опыт консультирования в качестве члена команды или индивидуально или другой опыт такого рода, который дает возможность продолжить самоисследование;

— наблюдение и анализ случаев детей из нормальной популяции и детей с отклонением;

— супервизорская практика в игровой терапии под руководством специалиста, имеющего опыт работы в этой области.

В рамках курса «Игровая терапия», рассчитанного на один семестр по 3 ч в неделю, стажеры помимо лекций, дискуссий, чтения литературы, написания рефератов выполняют целый комплекс лабораторных исследований, касающихся различных аспектов в игровой терапии:

— наблюдают сеансы игровой терапии;

— просматривают и обсуждают видеозаписи сеансов игровой терапии;

— наблюдают по крайней мере один из текущих сеансов игровой терапии или присутствуют на специальном демонстрационном приеме;

— принимают участие в ролевой игре. Работают в игровых комнатах в парах, по очереди принимая на себя роль ребенка, чтобы изнутри почувствовать переживания детей и их восприятие того опыта, который они получают в игровой комнате;

— проводят игровые сеансы с желающими детьми в уединенной комнате. Приносят коробку с подходящими игруш-

ками. Записывают свои сеансы на магнитофон. Пишут рецензию, анализируя то, что они узнали о ребенке в игровой терапии, о самих себе.

Одно- и двухдневных вводных семинаров, где участники только наблюдают за работой специалистов, совершенно недостаточно. Решающим фактором является супервизорс-кая практика. И хотя ее ни чем нельзя заменить, для игрового терапевта существуют некоторые другие способы получить супервизорство, помимо традиционно организованной практики.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

39627. Проектирование шестиэтажного здания с цокольный этажом, техническим чердаком и подвалом 1.69 MB
  Вначале определяем перечень работ подготовительного периода. Для упрощения состава подготовительных работ в номенклатуру вносим укрупненную строку «Внутриплощадочные работы». Далее выделяем следующие работы: срезку растительного слоя; вертикальную планировку поверхности; разработку грунта в отвал и транспорт с дальнейшим добором вручную.
39628. УСТАНОВКА (АТТИТЮД) 44 KB
  В российской психологии разработка общепсихологической теории установки принадлежит Д. Объектом для установки может быть все на что реагирует человек: любой символ фраза лозунг лицо учреждение идея. Можно иметь установки в отношении определенной профессии Организации Объединенных Наций политической партии книги национального меньшинства марки стирального порошка блондинок и т. Новорожденный ребенок имеет установки лишь относительно тех стимулов на которые существует врожденная реакция – удовольствие или боль.
39629. Требования и порядок создания информационно-развлекательной системы «Развлекательный портал» 9.07 MB
  Порядок оформления работы Стадии: Техническое задание а Обоснование перспективности реализуемого проекта: постановка задачи; сбор базовых материалов; установка критериев системы; необходимость проведения исследовательских работ; b Исследовательская работа: выбор оптимальных методов решения поставленной задачи; определение требований к техническим средствам; обоснование практической возможности реализации данного проекта; в Разработка и утверждение технического задания: определение требований к проекту; ...
39630. КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ ПО ОСНОВАМ ОХРАНЫ ТРУДА 3.04 MB
  В соответствии с этой статьёй государство даёт гарантии каждому своему гражданину на надлежащие безопасные и здоровые условия труда и на заработную плату не ниже той которая определена законом. Таким образом в Конституции за государством закреплена забота об условиях труда его научной организации и это является одним из основных направлений его политики. Проблемами связанными с обеспечением здоровых и безопасных условий труда занимается охрана труда.
39631. Расчет газотурбинной установки мощностью 16 МВт 1.06 MB
  темы спроектирован регулируемый сопловой аппарат свободной силовой турбины найдены зависимости различных параметров при повороте сопловых лопаток. Также дипломный проект включает в себя: расчет тепловой схемы двигателя с последующим выбором Gв и к0 газодинамический расчет турбин по среднему диаметру расчет закона закрутки всех ступеней турбины высокого давления и силовой турбины расчеты на прочность рабочей лопатки 3й ступени силовой турбины технологию эксплуатации ГПА описание конструктивных особенностей экономическую частьрасчет...
39632. Компрессор высокого давления турбореактивного двухконтурного двигателя тягой 140 кН 1.65 MB
  Цели работы: ‒ разработка конструкции КВД; ‒ расчет на прочность и колебания основных элементов компрессора; ‒ в технологической части выполнить расчеты режимов резания для одной операции; ‒ в экономическом разделе рассчитать себестоимость затрат на проектирование промежуточного диска КВД; ‒ в разделе по безопасности жизнедеятельности провести оценку безопасности жизнедеятельности пассажиров самолета путем надежности и отказобезопасности КВД. В работе проведен сравнительный анализ конструкций КВД двигателей класса тяги 1218 тонн выбрана...
39633. Горные и маркшейдерские работы при строительстве тоннеля №3 Адлер-горноклиматический курорт «Альпика-Сервис» 21.63 MB
  Маркшейдерская служба призвана заниматься съёмками на земной поверхности и в горных выработках с целью изображения их на чертежах, а также для решения различных горно-геометрических задач, возникающих при освоении месторождения.
39634. Сайт бесплатных объявлений и рекламы 13.12 MB
  Задачей данной работы является реализация размещения объявлений и рекламы, используя Интернет. Структура интерфейса электронной доски объявлений должна быть понятна для обычного пользователя, в то же время необходимо позаботиться об наборе функциональных средств, обеспечивающих удобство работы с набором объявлений
39635. Особенности проведения аварийно-спасательных работ в учреждениях образования на примере Полоцкого государственного университета по адресу г. Полоцк ул. Стрелецкая д.4 305.28 KB
  Боевой участок – участок на котором сосредоточены силы и средства объединенные конкретной задачей по тушению пожара. Зона теплового воздействия пожара – прилегающая к зоне горения часть пространства в пределах которой протекают процессы теплообмена между поверхностью пламени и окружающей средой. Локализация пожара – прекращение дальнейшего распространения пожара и создание условий для его успешной ликвидации имеющимися силами и средствами [3]. Ликвидация пожара – прекращение горения на пожаре создание условий при которых нет...