77590

Андрей Тимофеевич Болотов

Реферат

Исторические личности и представители мировой культуры

Так, например, обстоит дело с определением места в истории нашей страны Андрея Тимофеевича Болотова. Выдающийся деятель, внесший неоценимый вклад в развитие науки и культуры, основоположник русской сельскохозяйственной науки, к сожалению, до сих пор не получил должного признания своих заслуг.

Русский

2015-02-03

53.56 KB

2 чел.

Московский государственный университет

имени М.В.Ломоносова

Факультет почвоведения

Кафедра земельных ресурсов и оценки почв

Реферат

        Андрей Тимофеевич Болотов

Выполнил:

студент 5 курса

Тушин Р.М.

Москва – 2013

Все больший промежуток времени отделяет нас от XVIII века. Но несмотря на это, события, происходившие тогда, не только не становятся менее значительными, а наоборот, открываются более крупным планом, особенно если они не были оценены по достоинству предыдущими поколениями.

Так, например, обстоит дело с определением места в истории нашей страны Андрея Тимофеевича Болотова. Выдающийся деятель, внесший неоценимый вклад в развитие науки и культуры, основоположник русской сельскохозяйственной науки, к сожалению, до сих пор не получил должного признания своих заслуг.

Между тем, перечисление лишь основных научных открытий и разработок этого ученого убеждает в правоте тех, кто считает, что его имя необходимо занести золотыми буквами в книгу истории человечества.

Андрей Тимофеевич Болотов родился 7 октября 1738 г. в деревне Дворяниново Алексинского уезда Тульской губернии (ныне Заокский район Тульской области), в семье небогатого помещика.

По существовавшим в те времена законам все дворяне обязаны были состоять на государственной службе: служить в армии или быть чиновниками в различного рода казенных учреждениях. Выполнял свой дворянский долг и отец Андрея Тимофеевича - Тимофей Петрович Болотов; он служил в армии и был командиром Архангелогородского полка.

Служба отца в армии осложняла жизнь семьи: полк часто перемешался с одного места на другое, что вызывало и переезды Болотовых. Пока Андрюша был малолетним, это не так уж сильно отражалось на его воспитании, поскольку мать могла сделать все, что было необходимо для сына в этом возрасте.

По мере того как мальчик взрослел, кочевой образ жизни семьи все больше становился помехой для получения им надлежащего образования. Правда, отец принимал все зависящие от него меры, чтобы Андрей не предавался одним детским забавам и не остался неучем. Ему хотелось, чтобы сын изучил иностранные языки (в те времена в дворянских семьях обязательным считалось владение французским и немецким языками и желательным - итальянским и английским), математику, физику, черчение, а также географию.

Для более быстрого прохождения по лестнице военной иерархии и получения соответствующих чинов в XVIII веке дворяне записывали сыновей на военную службу еще в детском возрасте. Так же поступил и Тимофей Петрович, записав Андрея в свой полк, где тот вскоре стал капралом.

Большую роль в образовании Андрюши сыграл также дядя по матери Тарас Иванович Арсеньев, живший в Петербурге. Когда мальчик подрос и ему потребовалось более серьезное обучение, дядя взял его к себе и устроил в частный пансион учителя кадетского корпуса Ферре. В пансионе учили французскому языку, истории и географии. Поскольку многие учителя не знали русского языка, преподавание велось на французском, что, с одной стороны, затрудняло восприятие учебного материала, с другой же - помогало лучше овладеть французским языком.

В 1750 г. в Выборге умер Тимофей Петрович. Смерть отца осложнила жизнь юного Болотова. Ведь ему тогда было лишь 12 лет, а он числился в армии. В 1752 году Андрей остался круглым сиротой, умерла Мавра Степановна - его мать.

Тем временем продолжалась служба Болотова в армии. Ему довелось участвовать в боевых действиях в Пруссии. В 1757 году, когда русские войска заняли Пруссию, Болотов был отправлен для караульной службы в Кёнигсберг. Вскоре Болотов был назначен там, как хорошо знающий немецкий язык, письмоводителем кёнигсбергской камеры. По прибытии генерала Н. А. Корфа, на которого было возложено управление кёнигсбергским королевством, Болотова прикомандировали к нему в качестве переводчика официальных бумаг, поступавших в канцелярию на немецком языке. В свободное от службы время Болотов продолжал свои частные занятия, познакомился со многими из профессоров кёнигсбергского университета, брал у них книги и слушал лекции, особенно знаменитого в то время профессора философии Х. Крузиуса. Страсть к занятиям доходила у Болотова до того, что он и в канцелярии всегда имел при себе книги и краски для рисования. По кончине императрицы Елизаветы Петровны и по вступлении на престол Петра III Болотов покинул Кёнигсберг и поступил адъютантом к Н. А. Корфу, назначенному санкт-петербургским генерал-полицеймейстером. В этой должности Болотов находился почти до самого вступления на престол Екатерины II. Незадолго перед тем, по повелению Петра III, у всех не командующих генералов были отобраны штаты, и Болотову следовало бы, оставаясь на службе, отправиться в свой полк в Силезию. Предпочитая учёные занятия военной службе, Болотов вышел в отставку.

В 1762 году Болотов возвращается  в Дворяниново. Летом 1764 года Андрей Тимофеевич женился на Александре Михайловне Кавериной, было ей в ту пору 14 лет.

Случилось так, что в жене Болотов не нашел помощника в своих ученых делах. То ли по склонностям характера, то ли по юности, но не увлекали Александру Михайловну интересы мужа, не занимали ее и его ботанические исследования, работы в саду. То, чего не нашел он в жене, с лихвой возместила ему теща - Мария Абрамовна Каверина.

В 1766 году Болотов вступает в Вольное экономическое общество и регулярно печатается в книге «Труды Вольного экономического общества».

В 1774 году императрица Екатерина II покупает  для себя Киясовскую волость (ныне Михневский район Московской области). Болотов был назначен управителем царской волости и вместе с семьей переехал в Киясовку. Там он продолжил как свои разнообразные ботанические исследования, так и широкие опыты по земледелию и растениеводству.

В 1776 г. Андрей Тимофеевич был назначен управителем Богородицкой, тоже царской, но еще более крупной волости. На новом месте Андрей Тимофеевич прожил 20 лет.

С 1780 г. Болотов начинает выпускать свой собственный журнал «Экономический  магазин» - кладезь сельскохозяйственной мудрости. Журнал издается в течение 10 лет.

В 1796 г.  после смерти Екатерины II Болотов возвращается в Дворяниново, где продолжает заниматься наукой.

В 1819 г. было организовано Московское общество сельского хозяйства. Несмотря на преклонный возраст (81 год), Андрей Тимофеевич принял довольно активное участие в деятельности журнала этого общества. За период с 1822 по 1830 г. было опубликовано 12 его статей.

3 октября 1833 года А. Т. Болотов тихо скончался в своем рабочем кабинете, а 7 октября, в день его рождения, состоялись похороны. Захоронили его на Русятинском кладбище, на месте еще в 1792 г. выбранном им для своей могилы, где уже покоился прах его тещи, умершей в 1814 г. Всего на один год пережила Андрея Тимофеевича его жена - Александра Михайловна. Три памятника и сейчас стоят рядом на кладбище в Русятино.

Восемнадцатый век в России отмечен взлетом науки: в Петербурге создается Академия наук, в Москве открывается университет, организуется Вольное экономическое общество, все больше печатается светская литература. Это не могло не сказаться на развитии агрономических, географических и геологических знаний, вмещавших тогда сведения о почвах. Интерес к ним стимулировался расширением хлебной торговли при Екатерине II, ростом производительных сил страны, значительным увеличением ее территории. Во второй половине XVIII в. появляются такие научные идеи, в которых уже угадывается будущая роль России в истории почвоведения.

Мало известно о состоянии агрономии в России в первой половине XVIII в. Сведения о сельском хозяйстве того времени можно найти в «Книге о скудости и богатстве» И. Т. Посошкова, датируемой 1724 г. Однако эта работа социально-экономическая и вопросы агрономии в ней почти не освещаются. Интересно сочинение, написанное в 1724 г., «Краткие экономические до деревни следующие записки». Оно принадлежит перу В. Н. Татищева (1686—1750 гг.) - известного государственного деятеля, историка и географа, автора «Истории Российской с самых древнейших времен». Он хорошо знал природу и сельское хозяйство страны: окрестности Петербурга и Москвы, Урал (в течение пяти лет управлял уральскими заводами), засушливый юго-восток (четыре года был астраханским губернатором). Труд Татищева по сельскому хозяйству при жизни автора был известен в рукописях, и лишь в 1852 г. он был опубликован. Вот название некоторых глав: «О разделении земли», «О збережении лугов», «О пашне», «О навозе», «О посеве», «О садах и пчелах», «О копании каналов и прудов» и др. Последовательность глав логически выдержана; примерно такой же порядок изложения мы находим и в более поздних отечественных агрономических трудах.

Труд В. Н. Татищева читается легко, он конкретен, в удачной форме обобщает передовой для того времени опыт в сельском хозяйстве Нечерноземной полосы России. Однако никаких научных положений автор не высказывает, и его труд своим подчеркнутым практицизмом резко отличается от сочинений, появившихся в России двумя - тремя десятками лет позднее.

В самом начале 50-х годов XVIII в. картина резко меняется. Ни в какой другой стране не было такого лавинообразного нарастания числа публикаций, так или иначе связанных с освещением особенностей и роли почвы; можно выделить несколько групп важных в этом аспекте литературных источников:

1) работа М. В. Ломоносова «О слоях земных» и его труды по вопросам географии России;

2) издания созданного в 1765 г. Вольного экономического общества (ВЭО);

3) агрономические сочинения обобщающего характера выдающихся русских

ученых XVIII в.- И. И. Комова, М. Г. Ливанова, М. И. Афонина, А. Т. Болотова;

4) географические и хозяйственные описания разных губерний и наместничеств;

5) описания путешествий академиков И. А. Гюльденштедта, П. С. Палласа, И. И. Лепехина и других по Европейской и Азиатской частям России;

6) труды статистического, политического и социологического характера А. Н. Радищева.

Крупный и оригинальный вклад в развитие знаний о почве внес М. В. Ломоносов.

Проблемы почвоведения и сопряженных с ним наук затрагиваются в ряде сочинений Ломоносова и в наиболее обобщенном виде в трактате «О слоях земных», написанном в 1757 - 1759 гг. и опубликованном в 1763 г. Ломоносов — убежденный актуалист в объяснении перемен, происходящих на «лике земном». Это в равной мере относится к формам рельефа, поверхностным геологическим образованиям и почвам. Почва, по Ломоносову, «не первообразная и не первозданная материя», а особое геобиологическое тело. Она образовалась «долготою времени» в результате воздействия выветривания и живых организмов на горные породы, даже в том случае, если они представляли собой первоначально «каменные голые горы». Именно М. В. Ломоносов ввел в научный оборот термин «чернозем», пояснил его теоретический смысл, обратил внимание на его геологическое и агрономическое значение.

В. И. Вернадский считал Ломоносова не только первым русским почвоведом, но и первым почвоведом вообще.

В. В. Докучаев, узнав в 1900 г. от Вернадского о книге «О слоях земных», заметил: «Ломоносов давно уже изложил в своих сочинениях ту теорию, за защиту которой я получил докторскую степень, и изложил, надо сказать, шире и более обобщающим образом».

Таким образом, именно М. В. Ломоносов был предшественником А. Т. Болотова.

К расцвету своей деятельности А. Т. Болотов был знаком почти со всей научной литературой России и стран Западной Европы по естественным наукам. В то же время он занимался практическим сельским хозяйством и был очень наблюдательным человеком. Поэтому иностранный опыт воспринимался им критически, все ненужное и неправильное отбрасывалось, а ценное использовалось для дальнейших исследований. Благодаря такому подходу к информации Болотов совершил свои замечательные открытия, многие из которых далеко опередили достижения западноевропейской науки.

По вопросам земледелия Андрей Тимофеевич опубликовал много работ. Наиболее примечательна из них большая статья «Примечания о хлебопашестве вообще», в которой Болотов сообщал о своем намерении написать серию статей по общему земледелию. Система, с помощью, которой автор сообщал данные, поражает своей стройностью и принципиально ничем не отличается от современных программ курса общего земледелия в сельскохозяйственных учебных заведениях.

Ученый не скрывал того обстоятельства, что определение свойств и качеств почвы представляет собой не простую задачу и что трудности анализа служат главным препятствием для этого. Тем не менее, Болотов считал, что при большом желании и настойчивости, особенно имея специальное руководство, каждый хозяин может изучить свои почвы и, таким образом, узнать, в чем каждая из них нуждается.

Сам Андрей Тимофеевич рекомендовал два способа определения качества почв. Первый - по внешнему виду почвы: цвету, тяжести, плотности, запаху. Но он подчеркивал, что такое определение - ориентировочное, грубое, так как иногда одинаковые по внешнему виду почвы могут значительно отличаться по своим свойствам.

Болотов писал: «Разная пропорция в смешении составляющих землю разных частичек и некоторые другие обстоятельства причиною тому, что между землями, одинаковой наружной вид имеющими, уже великая разница бывает, и они не все произрастания с одинаковым успехом производят».

Ученый отмечал, что второй способ распознавания почв более надежен - это опыты и наблюдения. Ему Болотов придавал огромное значение. Широко пользовался им сам и при каждом удобном случае призывал к тому же других сельских хозяев.

Изучая почвы, Андрей Тимофеевич всегда тщательно вел журналы наблюдений. Он никогда не надеялся на память, хотя и не жаловался на ее слабость. По его мнению, записи в дневнике или журнале гораздо надежнее фиксировали сведения.

Имея обыкновение систематизировать объекты исследований, Болотов решил составить классификацию почв. Анализируя деление их, которое в то время применялось практиками, он отмечал, что все хозяева легко распознают черноземы и подзолистые почвы, песчаные и глинистые земли, а также переходные между ними.

Кроме того, встречалось деление почв на хорошие, средние и плохие. Однако многие хозяева, указывал Болотов и сами не знали, как сформулировать понятие о хороших или плохих почвах. Вернее, они обращали внимание только на внешнюю сторону определения. Если почва дает высокий урожай - она хорошая. Если при тех же условиях хлеб родится плохо - почва плохая.

Иногда классификацию почв связывали с количеством внесенного навоза; унавоженные почвы или нет, причем первые отождествлялись с хорошими, а вторые - с плохими.

Болотов пробовал классифицировать почвы по механическому составу на тяжелые и легкие, а также по химическому составу. В одной из своих статей он писал: «Земель есть следующие три главные рода, а именно: 1) Алкалиническая, которая ... не набралась еще приметно кислоты. 2) Кислая … 3) Стиптическая, то есть такая, которая ни кисла, ни алкалитическа».

Андрей Тимофеевич уже в то время знал о значении кислотности почвы для роста растений. Естественным процессом для почв Нечерноземной зоны он считал закисление, которое сопровождается ухудшением их плодородия.

Болотов разработал также и объективные приемы анализа почв. С помощью его методов стало возможным определять способность почвы к набуханию, ее влагоемкость. О количестве солей в почве Болотов предлагал судить по наличию осадка, образующегося после выпаривания водного настоя почвы.

Учил Андрей Тимофеевич сельских хозяев и более сложным анализам, таким, например, как определение кислотности почвы. Рекомендации его сводились к следующему. Нужно было кипятить почву в воде, затем охлажденный раствор фильтровать через сукно, чтобы он стал прозрачным. После этого к нему необходимо было добавить сок из цветков, имеющих фиолетовую окраску (фиалка, ирис). Если раствор окрашивался в зеленый цвет, почва имела щелочную реакцию, появление красной окраски свидетельствовало о том, что почва кислая.

Большое значение Болотов придавал рельефу местности и экспозиции склонов, поскольку эти элементы в значительной мере определяют освещение, нагревание, влаж-ность участка, защиту его от ветров (главным образом от северных и восточных), а также от размывания поверхности. С учетом экспозиции склона он рекомендовал, например, размещать сады (использовать преимущественно южные, избегать северные).

С помощью повседневных наблюдений Болотов установил связь такого важного фактора урожайности растений, как вода, с рельефом местности. Он доказал, что пониженные элементы рельефа лучше других обеспечиваются водой как за счет подпочвенных источников, так и атмосферных осадков. Исходя из этих соображений, ученый давал земледельцам разумные советы. Например, Болотов рекомендовал выращивать капусту на пойменных участках, так как это растение нуждается в огромном количестве воды. В то же время он писал, что озимая пшеница плохо переносит зимовку, если осенью находится в условиях переувлажненной почвы. Поэтому Андрей Тимофеевич считал обязательным элементом агротехники этой культуры отведение излишков дождевой воды с пониженных мест. Для этого он предлагал устраивать отводные канавки.

Вода, помимо своей неоценимой положительной роли в сельском хозяйстве, может представлять большую опасность для него. Болотов не мог обойти своим вниманием это обстоятельство. Ему часто приходилось видеть, как после сильных ливневых дождей потоки воды неслись по склонам, разрушая их поверхность, размывая овраги и унося массу самой плодородной почвы.

В работах Андрея Тимофеевича можно найти много рекомендаций по предохранению почв от водной эрозии. Особое значение он придавал борьбе с развитием оврагов. Для того чтобы не допускать образования новых оврагов на распаханных склонах после сильных дождей, ученый советовал сразу же заделывать образовавшиеся промоины.

Кроме того, Андрей Тимофеевич рекомендовал укреплять уже имеющиеся овраги, чтобы не допускать дальнейшего их увеличения. В этом отношении большой интерес представляет его статья «Мысль о водороинах», в которой он излагал имеющуюся практику и свои предложения по закреплению оврагов.

По мнению Болотова, первым делом необходимо позаботиться о том, чтобы вода не втекала в овраг во многих местах, что создает многочисленные разрушения. Для ограничения ее притока он разработал специальную систему отводных канавок.

Андрей Тимофеевич рекомендовал делать берега оврагов как можно более отлогими и засевать их многолетними травами, корневая система которых закрепляет почву. Он подчеркивал, что это мероприятие дает двойную выгоду, поскольку надземная часть трав будет служить дополнительным источником корма или в виде пастбища, или путем скашивания на сено.

В XVIII веке не было человека, который сыграл бы такую важную роль в решении проблемы удобрения полей, как А. Т. Болотов.

Различая унавоживание пашен и их удобрение, он считал второе выражение более полным, понимая под ним употребление не только навоза, но и других веществ, повышающих плодородие почвы.

Наиболее полно вопрос об удобрении почвы был разработан Болотовым в его крупном трактате «Об удобрении земель», опубликованном в «Трудах» Вольного экономического общества (ВЭО) в 1770 г. В отличие от других авторов, Андрей Тимофеевич подвел под свою работу строгий научный фундамент.

Проводя сравнительный анализ природных объектов, Болотов отмечал большую близость растений к неживой природе. Поэтому ученый делал вывод о том, что рост и развитие растений в первую очередь зависят от наличия в почве тех веществ, которые входят в состав их структур. Он отмечал, что почва должна содержать в себе достаточное количество элементов, которые входят в состав растений, а также находиться в таком состоянии, чтобы питательные вещества из нее могли свободно поступать в растение.

Совершенно по другому объясняла способ питания растений наука того времени. Большинство ученых Западной Европы придерживались тогда так называемой водной теории питания растений. Даже в 1800 г. на конкурсе, объявленном Берлинской Академией наук, на тему: «Об источниках питательных веществ для растений», премию получила работа Шрадера, в которой утверждалось: «Растения создают содержащиеся в них зольные вещества путем жизненного их процесса только из воды».

Основой этой теории послужили опыты Ван-Гельмонта который выращивал дерево в кадке с предварительно взвешенной землей. Без употребления каких-либо удобрений применяя лишь полив водой, ученый вырастил крупно растение. Затем оно было извлечено из кадки, очищено о почвы и взвешено. Взвесил Ван-Гельмонт и почву.

Что же оказалось? Почва уменьшилась в весе на мало заметную величину, а масса дерева в сотни раз превысила убыль почвы. Был сделан вывод: растения развиваются только за счет воды.

Между тем наблюдения четко свидетельствовали о том, что на разных почвах растения растут неодинаково. Это касалось как количественной, так и качественной стороны развития их тканей и органов. В то же время количество воды в условиях небольшого ареала, как правило, одинаково, ибо главный ее источник - атмосферные осадки

Болотов, руководствуясь повседневной практикой выращивания растений в различных условиях, подверг теорию водного питания резкой критике.

Он противопоставил ей собственные взгляды на питание растений. Подчеркивая важную роль воды, он вместе с тем считал, что зольные элементы растения получают из почвы, что и определяет ее особое значение в земледелии.

Таким образом, Андрей Тимофеевич, обобщив знание земледельческой практики и свой собственный опыт, сделал правильный вывод о минеральном питании растений путем усвоения ими необходимых элементов из почвы.

Выступив с критикой водной теории питания растений, он намного опередил зарубежных ученых того времени.

Хотя Болотов уже хорошо знал, что удобрениями могут служить многие материалы, тем не менее основную роль в повышении плодородия почвы он отводил навозу.

Рассматривая в своих работах проблему применения этого удобрения, Болотов прежде всего останавливался на вопросе: почему многие хозяйства испытывают недостаток навоза. Основную причину он находил в неправильном соотношении полеводства и животноводства: количество пашни не соответствовало во многих хозяйствах количеству скота. Это обстоятельство казалось ученому настолько важным, что он посвятил его рассмотрению специальную статью «Замечания о неравенстве в нашем отечестве, а больше еще в Карачевских местах, скотоводства с земледелием».

Значительная часть работы «Об удобрении земель» отведена употреблению навоза. В ней Болотов упрекал земледельцев в том, что, испытывая недостаток этого удобрения, они тем не менее совершенно неправильно используют его, варварски разбазаривая последние крохи. В то время самым распространенным способом была летняя вывозка навоза, который разбрасывался крайне неравномерно, мелкими кучками и лежал под солнцем, а иногда и под дождями недели две-три, а то и дольше. Удобрение высыхало, развеивалось ветром и, конечно, теряло свои качества.

Болотов предлагал свой способ использования навоза. В отличие от существовавшей практики, у него в имении вывозили навоз на уже вспаханное и предварительно размаркированное поле, в равных количествах на каждую клетку. Удобрение тут же разбрасывали и немедленно запахивали. Равномерное распределение и быстрая заделка в рыхлую почву обеспечивали хорошие результаты.

Не оставил без внимания Андрей Тимофеевич и вопрос рационального использования удобренных полей. Зная, что действие навоза не ограничивается одной культурой, а продолжается несколько лет, он проследил, как отзываются разные растения на посев по свежему навозу и в последующие годы. Вывод его был таков: лучше всего по свежему навозу сеять озимую рожь, так как она не боится избытков навоза.

В одной из статей Андрей Тимофеевич сообщал о своем опыте удобрения полей болотной тиной. Основанием для постановки опыта послужило случайное обстоятельство. При осушении болота тину и грязь выбрасывали на поле, примыкавшее к нему. Затем на этой пашне сеяли рожь. Еще до зимы Андрей Тимофеевич обратил внимание на то, что рожь в местах, где была тина, всходит значительно лучше. Летом это впечатление подтвердилось урожаем. Тем не менее, Болотов решил проверить этот факт специальным опытом, успешное окончание которого убедило его, что болотная типа (по современной терминологии «сапропель») - хорошее удобрение.

Следует отметить, что Андрей Тимофеевич уже знал разницу между удобрениями, доставляющими растениям питательные вещества, и удобрениями, улучшающими почву. Так, он советовал применять мергель для уменьшения кислотности почвы и осушения слишком низких и влажных земель.

Болотов главную роль в поднятии производительности сельского хозяйства отводил удобрению почвы. Чтобы в достаточной мере оценить его заслуги в этом направлении, следует подчеркнуть, что западноевропейские ученые XVIII века недооценивали значение удобрений. Например, англичанин Тулл и француз Дюгамель считали, что можно вполне заменить навоз систематической поверхностной обработкой почвы в период роста растений.

Исходя из своих философских взглядов на природу как на чрезвычайно многообразный объект, в котором все взаимосвязано и все составные части взаимно влияют друг на друга, Болотов пытался построить научные основы ведения сельского хозяйства. Так он усматривал внутренние связи и в земледелии. Придавая главенствующее значение удобрениям, Андрей Тимофеевич вместе с тем считал, что и они окажутся бесполезными, если почва не будет обработана таким образом, чтобы растения могли хорошо усваивать питательные вещества.

Основным требованием Болотова к обработке почвы было: «...чтобы земля, сколько можно глубже вспахана и мягче была уработана». К этому общему правилу он присоединял много других, которые уже зависели от того, какая почва и под какие сельскохозяйственные культуры она готовится.

Андрей Тимофеевич знал, что физические свойства почвы, определяющие ее отношение к воде (водопроницаемость, влагоемкость), не только определяются природой, но и в какой-то мере могут регулироваться человеком с помощью обработки. При этом, подчеркивал ученый, важное значение имеют сроки проведения полевых работ.

Андрей Тимофеевич резко критиковал тех хозяев, которые приурочивали производство сельскохозяйственных работ к определенным дням года, чаще всего к празднованию тех или иных святых. Имея записи многолетних наблюдений, он знал, что время наступления весны и лета не повторяется из года в год, а порой имеет весьма резкие отклонения. Поэтому он советовал земледельцам проводить работы не в соответствии с религиозными праздниками, а руководствуясь ходом весны, лета и осени.

Совершенно по-другому относился Болотов к народным приметам, которые определяли начало полевых работ по тем или иным явлениям природы. Исходя из своей концепции о взаимосвязях всего совершающегося в природе, ученый считал возможным устанавливать сроки сельскохозяйственных работ по фазам развития дикорастущих растений, по прилету птиц, появлению насекомых. Например, в своей статье о возделывании ячменя он описал крестьянскую примету - сеять ячмень, когда расцветает калина.

Большое значение придавал Болотов выбору правильных приемов обработки почвы. Он писал, что делать это нужно с учетом как особенностей почвы, так и того, под какую культуру предназначено поле.

Во времена Андрея Тимофеевича вспашка производилась сохой. Это было весьма примитивное орудие, но у него были свои замечательные особенности, которых нет у многих современных плугов. Соха имела палицу - приспособление, позволявшее отваливать пласт в одну сторону независимо от направления движения лошади. Поэтому пахота получалась гладкой, чего не наблюдается при обработке земли современными плугами (исключая оборотные). Кроме того, можно было менять конструкцию сохи в зависимости от типа почвы. Это давало возможность подгонять это сельскохозяйственное орудие под конкретные почвенно-климатические условия, что позволяло получать неплохую пахоту.

Для самых ранних яровых культур Болотов рекомендовал вспашку с осени. Зяблевая пахота была ему хорошо известна. Преимущество ее перед весенней вспашкой он видел в перенесении работы на более свободный от других забот осенний период. Кроме того, на тяжелых почвах зяблевая вспашка, по его мнению, приводила к большей рыхлости пашни, так как глыбы земли зимой промораживались и весной при бороновании легче рассыпались. Андрей Тимофеевич отмечал зяблевую вспашку и как средство борьбы с сорняками.

Болотов в своем хозяйстве применял также такие передовые методы, как весеннее боронование озимых, рыхление почвы в междурядьях пропашных культур и прикатывание посевов.

Наблюдая весной за состоянием посевов озимых, Болотов часто видел, что после таяния снега некоторые из них сильно заиливались и при подсыхании илистой массы покрывались коркой. Эта корка препятствовала прохождению к растениям воздуха и солнечных лучей, которые необходимы для их развития и роста. Чтобы разрушить корку и, таким образом, помочь растениям, Андрей Тимофеевич бороновал посевы.

Рыхление почвы в междурядьях Болотов применял при возделывании картофеля, а также особенно широко в садах и на огороде. В своих многочисленных работах, посвященных плодовым и ягодным культурам, он подчеркивал, что только рыхлая в течение всего периода вегетации растений почва может обеспечить хороший урожай.

Андрей Тимофеевич сам создавал сельскохозяйственные орудия, необходимые ему для проведения экспериментов. В большинстве случаев он не ограничивался работой над общей конструкцией орудия, а старался довести ее до совершенства даже в мелочах.

Прикатывание Болотов применял, когда ему нужно было немного прижать землю к корням растений (на рыхлых почвах). Например, в отдельные годы весной происходило выпирание озимых из почвы. При этом их корни обнажались и при наступлении солнечной погоды подсыхали, в результате чего растения гибли. С помощью катка Болотов вдавливал корни в почву, и они врастали в нее.

Кроме того, когда требовалось немного подсушить почву, Болотов также применял прикатывание. Благодаря повседневным наблюдениям, ученый знал, что из уплотненной почвы испарение воды происходит быстрее. Однако Андрей Тимофеевич подчеркивал, что нельзя прикатывать очень сырую почву во избежание образования корки.

Большое значение придавал Болотов своевременному боронованию почвы после вспашки. Он писал, что большой разрыв между этими двумя приемами недопустим, особенно в жаркую погоду, так как это приводит к ухудшении разделки почвы и к ее иссушению.

Не меньшее значение придавал Болотов и срокам весеннего боронования зяби. Преждевременное проведение этой работы сопровождалось весьма слабым эффектом, запаздывание же приводило к большим потерям влаги в результате испарения ее с затвердевшей поверхности земли.

Хороший урожай культурных растений, считал Андрей Тимофеевич, определяется наличием солнечного света, тепла, влаги, воздуха и питательных веществ для растений, Ученый писал, что если первые два условия не зависят от человека, то остальные он в какой-то степени может регулировать. Болотов подчеркивал, что обработка почвы влияет на ход обеспечения растений водой и питательными веществами.

Чем глубже обработан пахотный слой, считал ученый, тем больше почва будет содержать воды и различных веществ на единицу поверхности. Во времена Болотова почвы его имения представляли собой, хотя и не мощный, но достаточно плодородный чернозем. Поэтому хорошая обработка достигалась максимально глубокой для сохи вспашкой (до 15-18 см) и разрыхлением с помощью многократного боронования. Почва приводилась в такое состояние, что в ней содержалось достаточно воды и воздуха, а питательные вещества переходили в формы, легкодоступные растениям. Если прибавить к этому регулярное внесение достаточного количества хорошего навоза, то можно не удивляться урожаям зерновых и картофеля, которые получал ученый.

Считая обработку земли необходимым приемом, Андрей Тимофеевич никогда не противопоставлял ее другим методам воздействия на почву и растения, как это допускали некоторые ученые стран Западной Европы - его современники.

Так, немецкий агроном Кречмар в середине XVIII в. предлагал универсальное средство поддержания плодородия почвы, способное заменить и пар, и удобрение, и чередование культур, - сверхглубокую вспашку. Этот ученый считал, что при таком способе воздействия на землю создается два слоя почвы: верхний - питающий, в котором размещается корневая система растений, извлекающая необходимые им питательные вещества, и нижний - отдыхающий, в который корни не проникают, в нем почва накапливает силу.

Таким образом, по Кречмару, достаточно было ежегодно производить сверхглубокую вспашку, чтобы на одном и том же поле каждый сезон собирать урожай любой культуры.

Немецкий агроном пытался доказать свою теорию на практике. Король Пруссии Фридрих II подарил ему специально для этого опыта земельный участок недалеко от Берлина. Однако с земли, обрабатываемой в соответствии с рекомендациями Кречмара, не было получено хорошего урожая.

На фоне подобных ограниченных идей, пытавшихся успешно решить проблему развития сельского хозяйства с помощью какого-то одного универсального способа, взгляды Болотова выгодно отличались широтой охвата явлений и научной обоснованностью. Кроме того, они были подтверждены практическими результатами.

Большое внимание уделял Болотов и борьбе с сорняками.

Болотов впервые в истории земледелия подошел к решению проблемы борьбы с сорняками с научных позиций.

Много сил и времени отдал Андрей Тимофеевич изучению сорняков. Благодаря ему наука получила описание их биологических особенностей. Прежде всего ученый обращал внимание на громадное многообразие видов подобных растений. Он указывал также на исключительную способность сорняков к выживанию в неблагоприятных условиях и усиленному размножению.

Болотов выделил наиболее существенные признаки сорняков (продолжительность вегетации, ярусность расположения, способы размножения) и положил их в основу своей классификации.

По продолжительности вегетации Андрей Тимофеевич группировал сорняки на: яровые однолетники, живущие только один сезон; озимые или годовые, требующие для полного развития не менее года; временные сорные растения, растущие несколько лет; долговременные сорняки - многолетние растения. Сорняки, относящиеся к последней группе, Болотов считал самыми вредными, а борьбу с ними наиболее трудной. К таким сорнякам он относил все виды пырея, дикую рябину, полынь.

Болотов классифицировал сорняки и по морфологическим признакам - строению корневой системы, ярусности растений, строению семян.

По строению корневой системы ученый делил сорняки на «малокоренные» со стержневыми корнями, уходящими глубоко в землю, и «коренистые», имеющие мочковатые корни, располагающиеся в верхних слоях почвы. По мнению Болотова, последние приносят огромный вред, так сильно угнетают корневую систему хлебных растений.

По ярусности ученый классифицировал сорняки на: имеющие низкий, средний или высокий стебель. Кроме того, Болотов учитывал облиственность растения, его кустистость, устойчивость стебля (прямостоячий, вьющийся, стелющийся).

Классифицируя сорняки по строению семян, Андрей Тимофеевич обращал внимание на величину и форму семян, внешний вид их оболочки (гладкая, шероховатая), строение околоплодника, способ высвобождения из плода, состав запасных питательных веществ (мучнистые, маслянистые, сахаристые).

Болотов описал также три способа размножения сорняков: только своими корнями, укоренением наземных стеблей, семенами. Кроме того, он отмечал, что некоторые сорняки могут размножаться сразу несколькими способами.

Сорняки, размножающиеся корнями, ученый разделял на те, что «размножаются более разделением и разрыванием своих кореньев, и производят от них от часу более побочных отраслей вверх» (корнеотпрысковые), и те, «которые, напротив того, сами отсылают от себя под землею колонии, производя плети, которые расстилаясь под землею, множество побочных новых кустов производят» (корневищные).

Андрей Тимофеевич установил, что укоренением надземных стеблей размножаются, главным образом,  растения со стелющимися стеблями.

У сорняков, размножающихся семенами, Болотов описал наиболее часто встречающиеся способы распространения семян: самораспространение путем осыпания; разбрасывание при растрескивании околоплодника; разнос животными, к которым семена прикрепляются с помощь крючков и зацепок; собственное движение благодаря наличию у семян особых форм и специальных приспособлений (крылышек, пушинок), позволяющих им катиться по земле или лететь по воздуху.

Андрей Тимофеевич отмечал также, что часть сорняков распространяется при посеве культурных растений.

Кроме того, Болотов подметил такие тонкие особенности биологии сорняков, которые могли быть объяснены только после появления теории Дарвина. Андрей Тимофеевич установил, что семена некоторых из них не всходят все сразу, а лежат в земле год или несколько лет, не прорастая. Это обстоятельство, считал Болотов, может быть обусловлено или наследственными особенностями растения, или погодными условиями.

Ученый отмечал также, что семена некоторых сорняков прорастают только при наличии в поле определенной культуры. В качестве примера он приводил зерна дикого овса, которые могут лежать в почве несколько лет, до тех пор, пока на данном поле не будет посеяна яровая зерновая культура.

Описывая вред, причиняемый сорняками, Болотов подчеркивал, что они не только засоряют поля, но и заглушают, а порой полностью вытесняют культурные растения, лишая их солнечного света, воды и питательных веществ.

На основании своих исследований биологии сорных растений Болотов разработал довольно стройную для того времени систему борьбы с ними. Он предлагал тщательно очищать семена культурных растений, создавать неблагоприятные условия для роста и развития сорняков (подбор почвы для посева культурного растения, препятствующий росту его основного сорняка; применение приемов обработки почвы, мешающих развитию сорняков или уничтожающих их; выбор сроков посева для культурных растений которые будут неблагоприятны для сорняков), а также уничтожать их, когда предупредительные меры не помогают.

Болотов разработал также систему мероприятий для искоренения одного из самых опасных сорняков - дикого овса.

Он считал необходимым на засоренной диким овсом почве сеять озимые хлеба или ранние яровые, так как при этом семена сорняка не прорастают.

Болотов предлагал также пускать засоренные пашни под пар. Однако он предупреждал, что для уничтожения дикого овса пар необходимо пахать в жаркую погоду, что бы проросшие сорняки не могли снова укорениться и засыхали. Кроме перечисленных мер, ученый рекомендовал превращать пашни на несколько лет в сенокос. Андрей Тимофеевич подчеркивал, что при этом дикий овес будет подкашиваться с травой до созревания и такой участок станет совершенно чистым

Чтобы семена сорняков не распространялись при удобрении полей навозом, Андрей Тимофеевич рекомендовал применять не свежий навоз, а перепревший, а свежий навоз вносить не летом, как было принято в то время, а весной. В течение лета по мере появления всходов сорняков ученый советовал производить мелкую перепашку (современная культивация).

Вышеизложенный материал – это лишь малая часть истории Болотова.

Естественно, что осветить всю деятельность Андрея Тимофеевича в одном реферате просто невозможно.

Андрей Тимофеевич Болотов - колоритнейшая фигура среди ученых XVIII века.

Один из крупнейших специалистов по сельскому хозяйству, чьи открытия намного опередили творческую мысль современных ему зарубежных ученых.

К последователям Андрея Тимофеевича можно отнести таких великих ученых XIX века, как М.Павлов и Р.Герман, которые развивали идеи Болотова в своих работах.

Подводя итог, можно с полным основанием говорить, что русское почвоведение опередило зарубежное уже в XVIII в.

Русские ученые выработали свое понимание почвы как геобиологического тела природы, ввели в научный оборот понятие «чернозем» и начали дискуссию по поводу его образования, нащупали идею зональности почв, подошли во многих аспектах к их оценке, обработке, удобрению, роли в экономической жизни государства.

Надо напомнить слова В. И. Вернадского о том, что идеи Ломоносова и его современников несомненно «влияли на ход научной мысли в России... Корни успехов естествознания XIX в. и всей научной работы современного натуралиста лежат глубоко в XVIII веке».

Некоторые работы Болотова А.Т. в области почвоведения и растениеводства:

  1.  Журналы «Экономический магазин» и «Сельский житель»;
  2.  Трактат «О рублении, поправлении и заведении лесов»;
  3.  Трактат «Об удобрении земель»;
  4.  Работа «Об удобрении земель»;
  5.  Работа «О разделении полей»;
  6.  Работа «Об улучшении лугов»;
  7.  Работа «Об огородных произрастаниях»;
  8.  Статья «Замечания о неравенстве в нашем отечестве, а больше еще в Карачевских местах, скотоводства с земледелием»;
  9.  Статья «О луке»;
  10.  статье «О редьке»;
  11.  Статья «Мысль о водороинах»;
  12.  Статья «О плодовитых деревьях, повреждаемых морозами»;
  13.  Статья «Описание, свойства и доброты земель Каширского уезда и прочих до сего уезда касающихся обстоятельств».

Работы Болотова А.Т. в других областях:

  1.  «Детская философия, или нравоучительные разговоры между одной госпожой и её детьми, сочинённые для споспешествования истинной пользы молодых людей»;
  2.  «Путеводитель к истинному человеческому счастью»;
  3.  «Чувствования христианина при начале и конце каждого дня, относящиеся к самому себе и к Богу»;
  4.  «Об электрицизьме и о лечении оным разных болезней»;
  5.  «Несчастные сироты», драма в 3 действиях;
  6.  «Жизнь и приключения Андрея Болотова, описанные самим им для своих потомков».

Список использованной литературы:

  1.  Бердышев А.П. Андрей Тимофеевич Болотов. Первый русский ученый агроном. М.: Сельхозгиз, 1949;
  2.  Бердышев А. П. Андрей Тимофеевич Болотов - выдающийся деятель науки и культуры. 1738--1833 / Отв. ред. Е. Н. Мишустин. М.: Наука, 1988;
  3.  Новиков С.М. Болотов: Документальная историческая повесть. М.: Советская Россия, 1983;
  4.  Егоров В. И. Из истории русского садоводства. Андрей Болотов // Сад и огород. - 1949. - № 5;
  5.  Лазарев В. Я. Жизнь и приключения Андрея Болотова // Альманах библиофила. Вып. IV. - М.: Книга, 1977.

 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

78138. Крыши. Требования, предъявляемые к крышам 1.29 MB
  В зависимости от величины уклона крыши подразделяются на: Скатные с уклоном более 10; Пологоскатные 410; Плоские 04. Крыши могут быть односкатными двухскатными четырехскатными вальмовыми полувальмовыми и многоскатными а также пирамидальными коническими купольными и сводчатыми рис. Скаты наклонные плоскости крыши.
78139. Кровли. Кровли из волнистых асбестоцементных листов 2.3 MB
  Недостатки: большой собственный вес и необходимость устройства крупного уклона в результате чего увеличивается площадь крыши и следовательно стоимость. Совмещенные крыши устраиваются вентилируемые и невентилируемые. Совмещенные невентилируемые крыши возводятся только в летнее время в районах с сухим климатом и соблюдением необходимых мер по предохранению покрытий от увлажнения. Мансардные крыши применяются при использовании чердака для жилья или хозяйственных помещений.
78140. Перегородки жилых и общественных зданий 1019 KB
  Перегородки представляют собой ненесущие стены, предназначенные для деления в пределах этажа больших, ограниченных капитальными стенами, объемов на отдельные помещения.
78141. Окна и двери 357 KB
  Как ограждающие элементы, окна должны удовлетворять теплотехническим и акустическим требованиям. Они также должны быть увязаны с архитектурно - художественным решением фасадов и интерьеров. Они состоят из створок и фрамуг. Створки и фрамуги бывают открывающиеся и глухие. Открываются, как правило, вовнутрь.
78142. Лестницы 967.5 KB
  Классификация лестниц и требования к ним: Лестницы служат для сообщения между этажами или разными уровнями. По назначению лестницы делятся на: Основные служащие для постоянного пользования и эвакуации; Вспомогательные для служебного сообщения между этажами; Аварийные наружные эвакуационные лестницы; Пожарные устраиваются открыто вне здания. Конструкция лестницы состоит из чередующихся площадок и маршей. В зависимости от числа маршей в пределах высоты одного этажа лестницы бывают одномаршевые двумаршевые трехмаршевые.
78143. Крупноблочные здания 257.5 KB
  Наружные и внутренние стены монтируются из сборных конструкций заводского изготовления массой до 5 тонн. Для зданий высотой до 5ти этажей применяют бескаркасную конструктивную систему с продольными несущими стенами а для зданий повышенной этажности с большим или смешанным шагом поперечных стен. Наружные стены в пределах высоты каждого этажа членят по горизонтали на два три или четыре ряда блоков. Крупные блоки наружных стен изготавливают из легких бетонов марок М50 М75 М100 плотностью не более 1600 кг м3 а блоки внутренних стен ...
78144. Крупнопанельные здания 1.2 MB
  Эффективные современные теплоизоляционные материалы Вес панелей снижают за счет эффективного утеплителя: λ коэффициент теплопроводности материала в ккал м час град. Форма и отделка панелей должна соответствовать архитектурным требованиям предъявляемым к зданию данного типа. Наиболее ответственные места это стыки наружных панелей между собой и с перекрытием. Применяемые для облицовки наружных панелей керамическая плитка стекломозаика различные каменные фактуры получили широкое распространение Крепление облицовочных материалов ...
78145. Жилые дома из объемно-пространственных блоков 917 KB
  При строительстве зданий из объемно пространственных блоков эти затраты сводятся к минимуму. Объемные блоки изготавливаются в цехах домостроительных заводов причем выполняют не только несущие конструкции но и все работы по отделке и внутреннему оборудованию. Здания из сборных блоков комнат и квартир Изготовленные на заводе пространственные блоки включающие однудве комнаты с полной их отделкой и внутренним санитарно техническим оборудованием доставляют специальными автодомовозами на постройку где их монтируют с колес мощным...
78146. Конструктивные решения зданий индустриальных строительных систем 1.77 MB
  Конструкции зданий монолитной и сборномонолитной строительных систем Очевидна тесная взаимосвязь объемно-планировочных решений избранной технологии возведения и конструкций зданий в монолитном домостроении. Конструкции скорлуп крепятся к монолитному слою на гибких стальных связях. Пространственные большепролетные конструкции передают на опорные элементы нагрузки направление и величина которых определяются статистической схемой работы данного покрытия его габаритами собственной массой временными нагрузками.