77682

Цивилизационная концепция Н. Я. Данилевского

Курсовая

Логика и философия

Исторические события ХХ века поставили под сомнение многие, казалось бы, прочно утвердившиеся научные концепции общественного развития. Прежде всего это относится к теориям общего для всего человечества постиндустриального развития, связанного с прогрессом развития средств производства...

Русский

2015-02-04

89.5 KB

17 чел.

Московский государственный институт электроники и математики

Кафедра ИКТ

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине “Социальная философия”

на тему

«Цивилизационная концепция Н. Я. Данилевского»

Выполнила: студентка группы С-85

Вальская П. В.

Проверил:

Дробан А. Т.

Москва 2009


Оглавление

20

Вступление:

Предпосылки возникновения цивилизационного подхода

Исторические события ХХ века поставили под сомнение многие, казалось бы, прочно утвердившиеся научные концепции общественного развития. Прежде всего это относится к теориям общего для всего человечества постиндустриального развития, связанного с прогрессом развития средств производства, так называемым прогрессистским теориям.

Эти концепции существовали в двух видах: марксистский формационный подход и буржуазная теория стадийного развития. Существовали они параллельно, во многом исходя из схожих предпосылок.

Формационный подход, создателями которого были К. Маркс и Ф. Энгельс, отличался логической стройностью и последовательным материализмом. Его важнейшими чертами были признание материального производства, как движущей силы истории; признание поступательного движения истории, исторического прогресса, признание единства истории человечества, в том смысле, что все человечество, все народы последовательно проходят через определенные ступени развития. Ключевым моментом подхода был закон соответствия производительных сил и производственных отношений и признание классовой борьбы, как средства приведения того и другого в соответствие через социальные революции, результатом которых оказывалось становление новой социально-экономической формации.

Стадийный подход, предложенный Анри де Сен-Симоном, также признает поступательное развитие общества по восходящей линии через различные общественные системы. Его конечным достижением является концепция постиндустриального или информационного общества. Эта концепция отличается меньшей логической стройностью, не столь категорическим признанием развития материального производства, как движущей силы общественного прогресса, исключением из рассмотрения классовой борьбы или подменой ее борьбой сил “модернизма” и “традиционализма”.

И формационный и стадийный подходы имели определенные достижения, но постепенно накапливались данные, не укладывающиеся ни в ту, ни в другую схемы (такие, как не прекращающееся давление Запада на Россию, несмотря на то, что она, казалось бы, вернулась к капитализму; или феноменальный экономический успех Японии,  Китая, а затем других азиатских стран, общественная жизнь которых основана принципах, сильно отличающихся от западного модернизма).

В то же время, с середины 60-х годов, сначала в Советском Союзе, а потом и во всем мире возрастает заинтересованность альтернативным, так называемым цивилизационным подходом, который рассматривает мировую историю как самостоятельное развитие отдельных цивилизаций, последовательно проходящих стадии юности, зрелости и старости и впоследствии сходящих с мировой арены, уступая место другим цивилизациям.

Отсюда и интерес к крупному, русскому ученому ХIХ века, биологу, социологу и историку Николаю Яковлевичу Данилевскому (1822-1885), появление книги которого “Россия и Европа” можно считать днем рождения цивилизационного подхода в его современном виде.

Другие главные представители цивилизационного подхода (Освальд Шпенглер, Арнольд Тойнби, Лев Гумилев) в той или иной мере использовали концептуальные подходы Данилевского.

Сущность цивилизационного подхода

Биолог по образованию и практической деятельности, Данилевский был последователем органической теории социального развития. Из этой теории он вывел так называемый морфологический принцип, с помощью которого пытался по-иному классифицировать мировую историю, заменив традиционную классификацию исторических событий, которую считал искусственной, на новую, рассматриваемую им, как естественную.

Данилевский выдвигает три требования “естественной” классификации (беря за основу биологическую классификацию Линнея):

“1) Принцип деления должен обнимать собою всю сферу делимого, входя в нее, как наисущественнейший признак.

2) Все предметы или явления одной группы должны иметь между собою большую степень сходства или сродства, чем с явлениями или с предметами, отнесенными к другой группе.

3) Группы должны быть однородны, то есть степень родства их членов должна быть одинакова в одноименных группах”.

Накладывая эти принципы на традиционное деление истории на Древнюю, Среднюю и Новую, Данилевский приходит к выводу о её несостоятельности. По его мнению, оно не удовлетворяет всем трем требованиям. Он иллюстрирует это примерами из Древней и Средневековой истории: “Между тем, как в группе древней истории соединены Египет, Индия, Китай, Вавилон и Ассирия, Иран, Греция, Рим, которые все проходили через различные ступени развития одного и того же племени, мы видим, что ступени развития одного и того же племени германо-романского отнесены в различные группы, - в так называемую среднюю и новую истории ...”

Работа Данилевского не была реакцией на формационный подход. Истоком ее является русское славянофильство и более ранние течения русской исторической мысли. Полемика же ведется с теми сторонниками исторического прогресса, которые связывали этот прогресс исключительно с Европой, полагая европейскую цивилизацию единственно возможной и жизнеспособной и которой по необходимости суждено распространиться на весь остальной мир.

Если западники стояли на позиции абсолютных универсальных закономерностей развития, обязательных для каждой страны (Гегель), то славянофилы утверждали наличие особых для каждого народа начал и стимулов жизни (принципов развития). Эти принципы, по их мнению, оказывали определяющее влияние на становление самобытной культуры каждого народа, определяли путь народа к цивилизации (культурно-исторический тип), которые каждый народ создает применительно к своим особенностям и которые в силу этого неприменимы для других народов. Русскую цивилизацию славянофилы считали истинной, а западную ложной и уже утратившей способность к развитию.

Основой (принципом развития) русской цивилизации славянофилы считали православие, как форму сознания и нравственности, и общину, как образ жизни и отношений людей. Объединяя эти два начала, они выводили понятие “соборности”, понимая под этим тип общественной организации, скрепленной единством духовно-нравственных помыслов. Отсюда возникает вопрос, которым открывается книга Данилевского: вопрос принадлежности или непринадлежности России к Европе.

“Принадлежит ли в этом смысле Россия к Европе? К сожалению или к удовольствию - нет, не принадлежит. Она не питалась ни одним из тех корней, которыми всасывала Европа как благотворные, так и вредоносные соки непосредственно из почвы ею же разрушенного древнего мира, - не питалась и теми корнями, которые черпали пищу из глубины германского духа”

Если Россия не принадлежит к Европе, а ее цивилизация не есть запаздывающая ветвь германо-романской цивилизации, то европоцентризм сразу же ставится под сомнение. И Данилевский, следуя логике органической теории, вполне однозначно отвечает на этот вопрос:

“Прогресс ... не составляет исключительной привилегии Запада или Европы, а застой, исключительного клейма Востока и Азии; тот или другой суть только характеристические признаки того возраста, в котором находится народ, где бы он ни жил, где бы ни развивалась его гражданственность и какому бы племени он ни принадлежал”

И вполне в духе органической теории сразу же встает вопрос о жизненном сроке цивилизаций. И Данилевский совершенно безжалостно констатирует: “Народу одряхлевшему, отжившему, свое дело доделавшему и которому пришла пора со сцены долой - ничто не поможет, совершенно независимо от того, где он живет - на Востоке или на Западе”.

Исходя из вышеизложенного, Данилевский строит свою классификацию исторического процесса, выделяя в хронологическом порядке следующие культурно-исторические типы:

1) египетский,

2) китайский,

3) ассиро-вавилоно-финикийский, халдейский или древне-семитический,

4) индийский,

5) иранский,

6) еврейский,

7) греческий,

8) римский,

9) ново-семитический, или аравийский,

10) германо-романский, или европейский.

Данилевский полагает, что к ним можно еще добавить два американских типа - мексиканский и перуанский. Причем “ни один из культурно-исторических типов не одарен привилегией бесконечного прогресса ...”

Данилевский не включает в этот список русскую (или славянскую) цивилизации, а выделяет их отдельно в заключительной главе, которая так и называется “Славянский культурно-исторический тип”. Он считает этот тип восходящим, настолько новым, что полагает возможным описание его характерных особенностей лишь в самых общих чертах.

“... неверующие в самобытность славянской культуры возражают против нее вопросом: “В чем же именно будет состоять эта новая цивилизация, каков будет характер ее науки, ее искусства, ее гражданского и общественного строя?” ... “... я обещал ... на него ответить в общих чертах, насколько это возможно сделать на основании существеннейшего характера доселе бывших цивилизаций, в сравнении с теми зачатками ее, которые успели уже выразиться в славянском культурно-историческом типе”.

В этой связи Н. Данилевский выдвигает концепцию четырех основных разрядов культурной деятельности:

1. деятельности религиозной, объемлющей отношение человека к Богу, религии, как народного мировоззрения, как твердой веры, составляющей живую основу всей нравственной деятельности человека;

2. деятельности культурной, в узком смысле слова, определяющей отношение человека к внешнему миру, как теоретическое, так и художественно-эстетическое;

3. деятельности политической, объемлющей отношения людей между собой как членов одного народного целого и отношение этого народного целого к другим народам;

4. деятельности общественно-экономической, определяющей отношения людей между собой применительно к условиям пользования предметами внешнего мира.

Заключая рассмотрение цивилизационной концепции Данилевского, можно остановиться еще на нескольких вопросах.

Н. Данилевский  утверждает, что лишь немногие народы смогли создать великие цивилизации и стать «культурно-историческими типами». Он разделяет все народы в этом отношении на три варианта:

1) позитивные творцы истории, создавшие великие культурно-исторические типы,

2) негативные творцы истории, которые, подобно гуннам, монголам или туркам, сами не создавали цивилизаций, но как «божий кнут» способствовали гибели дряхлых цивилизаций, разметав их остатки, чтобы затем вернуться в исходное ничтожество и исчезнуть с арены истории,

3) народы и племена, творческий дух которых по какой-то причине задержался на ранней стадии и они остались на положении этнографического материала, используемого творческими народами для обогащения своих цивилизаций.

Н. Данилевский формулирует основные принципы и закономерности, которые регулируют процесс возникновения, роста и упадка цивилизаций, деятельность народов, относящихся к разрушительному типу, и народов, представляющих собой этнографический материал - “законы движения или развития культурно-исторических типов”. Эти законы имеют важное значение, прежде всего, потому, что они в той или иной мере прослеживаются и в последовавших концепциях цивилизационного подхода. Эти закономерности можно изложить следующим образом:

“Закон 1. (Н.Д.) Всякое племя или семейство племен, характеризуемое отдельным языком или группой языков, довольно близких между собой для того, чтобы сродство их ощущалось непосредственно, без глубоких филологических изысканий, - составляют самобытный культурно - исторический тип, если оно вообще по своим духовным задаткам способно к историческому развитию и вышло уже из младенчества.

Закон 2. (Н.Д.) Дабы цивилизация, свойственная самобытному культурно-историческому типу, могла зародиться, необходимо, чтобы народы, к нему принадлежащие, пользовались политической независимостью.

Закон 3.(Н.Д.) Начала цивилизации одного культурно - исторического типа не передаются народам другого типа. Каждый тип вырабатывает ее для себя при большем или меньшем влиянии чуждых ему предшествовавших или современных цивилизаций.

Закон 4. (Н.Д.) Цивилизация, свойственная каждому культурно-историческому типу, тогда только достигает полноты, разнообразия и богатства, когда разнообразны этнографические элементы ее составляющие, - когда они, не будучи поглощены одним политическим целым, пользуясь независимостью, составляют федерацию или политическую систему государств.

Закон 5. (Н.Д.) Ход развития культурно-исторических типов всего ближе уподобляется тем многолетним одноплодным растениям, у которых период роста бывает неопределенно продолжителен, но период цветения и плодоношения - относительно короток и истощает раз (и) навсегда их жизненную силу”.

Достигнув расцвета как полного развития творческого потенциала, цивилизация исчерпывает свои силы и окаменевает, становится подверженной неразрешимым противоречиям, внутренним конфликтам и утрате веры.

По Н. Данилевскому, большинство цивилизаций являются созидательными только в одной или нескольких областях деятельности и ни одна из них не проявила свою всесторонность. Так, греческая цивилизация достигла непревзойденных высот в эстетической области и проявила творческое начало в философии, но не была творческой во многих других сферах. Семитская цивилизация достигла наивысших достижений в области религии, римская — в области права и политической организации, китайская — в области практического устроения жизни, индийская — в сфере воображения, фантазии и мистики. Осуществив свою творческую миссию, цивилизация обречена на умирание как целостный творческий организм.

Анализируя предлагаемые Данилевским законы с современной точки зрения, можно сделать следующее обобщение: главным признаком этноса, на почве которого возникает культурно-исторический тип, выделяется языковая общность - последующие исследования, равно как и историческая практика, показывают, что это хотя и важный, но не единственный системообразующий признак.

Требование независимой государственности, как условия возникновения самобытного культурно-исторического типа в общем-то последующими сторонниками цивилизационного подхода сомнению не подвергалось.

В отношении третьего закона сходные мысли также есть у Гумилева, который подчеркивает спонтанность и неповторимость пассионарного импульса, дающего начало процессу этногенеза, “ разрыву непрерывности”, происходящему в этой точке развития общества, смене биосоциального ритма, служащего основой дальнейшего процесса этногенеза”. Пассионарный импульс по Гумилеву не является следствием нормального хода развития предшествующего этноса, а приходит извне, что объясняет оригинальность и неповторимость этносов, иногда сменяющих друг друга, а иногда существующих одновременно.

Положение о цивилизационном разнообразии культурно-исторического типа, необходимом для достижения полноты развития, о котором говорится в четвертом законе Данилевского, предвосхищает собой кибернетические идеи ХХ века в отношении разнообразия и устойчивости. В дальнейшем, у Гумилева, эта мысль развивается в концепцию разнообразия этносферы, как неравенства энергетических потенциалов, включаемых в историческое время пассионарными толчками, в концепцию ландшафтного разнообразия, как условия инициации процесса этногенеза, в концепцию упрощения разнообразия системы, связанного с затуханием пассионарного импульса и гибелью этноса или переходом его в стадию гомеостаза в качестве реликта.

Пятый же закон Данилевского просто переносит биологические закономерности на общественные, что было свойственно органической теории общества на той стадии ее развития и было по душе самому Данилевскому. По мнению Данилевского, миф о единственной истинности европейской цивилизации достаточно глубоко укоренился и в определенных кругах русской интеллигенции, или, как формулирует Данилевский эту концепцию: “Если Русь, в смысле самобытного славянского государства, есть препятствие делу европеизма и гуманитарности и, то что же остается делать, как не ослаблять то народное начало, которое дает силу и крепость этому общественному и политическому организму? Это жертва на священный алтарь Европы и человечества”

И, если прогноз Данилевского в отношении возможности крупномасштабных социальных взрывов в России оказался несостоятельным, то его оценка отношения западной (германо-романской), а ныне англо-американской цивилизации к России - на удивление проницательной: Россия не часть западной цивилизации и не ее ветвь, таковой она никогда не будет. Для Запада Россия - препятствие к продвижению на восток или поле экспансии (в зависимости от того сильна она или слаба). Западу чужда славянская, в особенности русская цивилизация. Россия, как потенциальный центр объединения славянского мира, как бастион, о который разбиваются волны Запада, стремящегося к поглощению славянского материка, представляется ему особенно опасной.

Данилевский обращает внимание на смешение понятий: “Под общечеловеческим же разумели то, что так широко развивалось на Западе в противоположность узконационалистическому русскому, то есть германо-романское или европейское”.

Можно согласиться с Данилевским в том, что “общечеловеческой цивилизации не существует, потому что это была бы только невозможная и вовсе нежелательная неполнота”. Без сохранения национального или культурно-исторического многообразия развитие человечества вообще невозможно.

Вот как формулировал Данилевский мысль о человечестве как разнообразии этносов и культурно-исторических типов, вместе составляющих всечеловечество, которое он противопоставлял общечеловечеству: “... понятие об общечеловеческом не только не имеет в себе ничего реального и действительного, но оно уже теснее, ниже понятия о племенном или народном; ибо это последнее по необходимости, включает в себя первое и, сверх того, присоединяет к нему нечто особое, дополнительное, которое именно и должно быть сохраняемо и развиваемо, дабы родовое понятие о человечестве во втором (реальном) значении его получило все то разнообразие и богатство в осуществлении, к которому оно способно. Следовательно, общечеловеческого нет не только нет в действительности, но и желать быть им - значит желать довольствоваться общим местом, бесцветностью, отсутствием оригинальности - одним словом, довольствоваться невозможною полнотою. Иное дело – всечеловеческое, которое надо отличать от общечеловеческого; оно без сомнения, выше всякого отдельно - человеческого, или народного; но оно и состоит только из совокупности всего народного, во всех местах и временах существующего и имеющего существовать; оно несовместимо и неосуществимо в какой бы то ни было одной народности; действительность его может быть только разноместная и разновременная.”

В противовес “общечеловеческим ценностям” Данилевский выдвигает идею славянского единства под руководством России, завершающего возникновение политически самостоятельного славянского культурно-исторического типа: “...для всякого славянина, русского, чеха, серба, хорвата, словенца, болгара (желал бы прибавить и поляка), - после Бога и Его святой Церкви, - идея Славянства должна быть высшею идеей, выше свободы, выше науки, выше просвещения, выше всякого земного блага (Н.Д.), ибо ни одно из них не достижимо без ее осуществления, - без духовно - народно - и политически - самобытного славянства; а, напротив того, все эти блага будут последствиями этой независимости и самобытности.”

При этом Данилевский, исходя из своей концепции необходимого разнообразия внутренней структуры культурно-исторического типа, видел политическую организацию объединенного славянства не в форме унитарной Империи, а как Славянскую федерацию, позволяющую сохранить национальные особенности входящих в нее частей. “...все внутренние и внешние условия соединяются для доставления устойчивости и долговечности именно федеративной формой Славянского мира”, - утверждал он.

Именно в осуществлении Славянского единства полагал Данилевский историческую миссию России, и предчувствовал в то же время возможность бифуркации исторической траектории, несмотря на свой исторический оптимизм и надежды, возлагаемые на молодую славянскую цивилизацию, идущую на смену завершающей свой путь германо-романской:

“Если Россия не поймет своего назначения, ее неминуемо постигнет участь всего устарелого, лишнего, ненужного. Постепенно умаляясь в своей исторической роли, придется склонить голову перед требованиями Европы, которая не только не допустит ее влияния на Восток, не только устроит ...оплоты против связи ее с западными славянскими родичами, - но, с одной стороны, при помощи турецких, немецких, мадьярских, итальянских, польских, греческих, может быть, румынских пособников своих, всегда готовых разъедать несплоченное славянское тело, с другой стороны, своими политическими и цивилизационными соблазнами до того выветрит самую душу Славянства, что оно распустится, растворится в европействе и только утучнит собой его почву. А России, не исполнившей своего предназначения и тем самым потерявшей причину своего бытия, свою жизненную сущность, свою идею, - ничего не останется, как бесславно доживать свой жалкий век, перегнивать, как исторический хлам, лишенный смысла и значения, или образовывать безжизненную массу, так сказать, неодухотворенное тело и, в лучшем случае, также распуститься в этнографический материал для новых неведомых исторических комбинаций, даже не оставив после себя живого следа.”

Заключение

Русский эмигрант, основатель американской социологии П.А. Сорокин по праву выделил Н. Данилевского как первого мыслителя, выдвинувшего содержательную концепцию «культурно-исторических типов», положившую начало одному из наиболее перспективных направлений в современной социологии. П. Сорокин высоко оценил также политические и геополитические оценки и предвидения своего соотечественника.

Следует обратить внимание на то, что частью общей концепции Н. Данилевского являлось положение о принципиальном несходстве России и Европы как культурно-исторических типов, что выражалось в постоянной враждебности, питаемой Европой по отношению к своему восточному соседу. По мнению П. Сорокина, эти положения Н. Данилевского можно оценить как «необыкновенно умный и во многом правильный политический прогноз и пророчество».

Конечно, не все прогнозы Н. Данилевского оказались состоятельными. Чтобы суметь оценить и осознать важность сегодняшних событий недостаточно ни формационного, ни цивилизационного подходов в отдельности. Нужен их синтез. И заслуга Данилевского состоит прежде всего в том, что он впервые в явной форме сформулировал основы цивилизационного подхода.

Список используемой литературы

  1.  Данилевский Н.Я. “Россия и Европа”. Из-во “Глаголъ”, С.-Петербург, 1995.
  2.  Страхов Н.Н. “Жизнь и труды Н.Я. Данилевского”, в кн. “Россия и Европа” (напечатана в виде предисловия к третьему изданию).
  3.  Галактионов А.А. “Органическая теория, как методология социологической концепции Н.Я. Данилевского в книге “Россия и Европа”. Вступительная статья к кн. “Россия и Европа”, Из-во “Глаголъ”, С.-Петербург, 1995.

PAGE  10


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

74166. Состав пород раннего палеозоя платформ и складчатых областей 3.29 KB
  Состав пород раннего палеозоя платформ и складчатых областей. В начале раннего палеозоя платформы северного полушария испытывали опускания и на больших площадях были покрыты морскими водами. Опускания сменились медленными поднятиями которые в конце раннего палеозоя привели к почти полному осушению всех древних платформ....
74167. ОРГАНИЧЕСКИЙ МИР ПОЗДНЕГО ПАЛЕОЗОЯ 137.98 KB
  Численность многих групп морских животных уменьшилась плеченогие мшанки морские ежи офиуры аммоноидии наутилусы остракоды губки фораминиферы как и их разнообразие вплоть до полного вымирания целых классов трилобиты эвриптериды бластоидеи палеозойские группы морских лилий тетракораллы. В этот период вымерло 96 всех морских видов и 70 наземных видов позвоночных.
74168. Органический мир мезозоя 12.01 KB
  Органический мир мезозоя В мезозое вымирают гигантские папоротники древесные хвощи плауны. В юрском периоде вымирают семенные папоротники и появляются первые покрытосеменные растения тогда представленные только древесными формами постепенно распространившиеся на все материки. Вымирают растительноядные за ними хищные динозавры. В морях вымирают многие формы беспозвоночных и морские ящеры.
74169. Суть Теории Большого Взрыва 13.4 KB
  Суть Теории Большого Взрыва Теория Большого взрыва строится на том что материя и энергия из которых состоит все сущее но Вселенной ранее находились в сингулярном состоянии т. Изначально теория Большого взрыва носила название динамическая эволюционирующая модель. На данный момент теория Большого взрыва разработана настолько хорошо что ученые берутся описать процессы которые начали происходить во Вселенной через 10 43 с после Большого взрыва. Существует несколько доказательств теории Большого взрыва одним из которых является реликтовое...
74171. Области байкальской складчатости (образованы в среднем и позднем протерозое) 11.61 KB
  Области байкальской складчатости образованы в среднем и позднем протерозое: БайкалоЕнисейская СевероТаймырская ТиманоПечорская БайкалоЕнисейская складчатая область объединяет с востока на запад Байкальскую ВосточноСаянскую и Енисейскую области складчатости. На востоке граничит с Алданским щитом на северозападе с ЗападноСибирской платформой. СевероТаймырская складчатая область включает север полуострова Таймыр и острова Северная Земля. ТиманоПечорская складчатая область включает крайний северовосток европейской России.
74172. Эпигерцинские платформы (плиты) РФ и сопредельных территорий (название, расположение) 1.14 MB
  С юга Туранская плита ограничена молодыми горными сооружениями Копет-Дага и альпийским предгорным прогибом, а с юго-востока - глыбово-складчатыми структурами эпиплатформенного подвижного пояса Средней Азии.
74173. Состав и строение пород карбона Подмосковья Восточно-Европейской платформ 3.47 KB
  Нижний отдел представлен загипсованными глинами турнейского яруса с маломощными прослоями бурых углей и известняков затем песками песчаниками и глинами визейского возраста с отдельными пластами известняка а также пластами бурого угля и наконец карбонатными породами известняками и доломитами и глинами намюрского яруса общей мощностью до 100 м на севере области и до 250 м на юге. Средний отдел карбона слагают в Подмосковье осадки московского яруса представленные также карбонатноглинистой толщей и подразделяющиеся на четыре горизонта....
74174. СОСТАВ И СТРОЕНИЕ ПОРОД АРХЕЯ И РАННЕГО ПРОТЕРОЗОЯ СИБИРСКОЙ ПЛАТФОРМЫ 10.96 KB
  Докембрийская Сибирская платформа занимает пространство между реками Енисей и Лена. Породы архея и протерозоя слагающие фундамент платформы имеют выходы в пределах Алданского щита Анабарского массива Байкальской складчатой зоны Енисейского массива и Туруханского поднятия.