78093

Нефтегазовая промышленность и загрязнение атмосферы

Реферат

Экология и защита окружающей среды

Не случайно высказывание о том что обеспеченность запасами нефти более весомый аргумент в международной политике чем наличие ядерного оружия. Добыча нефти и связанного с ней газа составляющая единую нефтегазовую отрасль является не только основой мощного...

Русский

2015-02-07

300 KB

37 чел.

Введение

Нефть и газ — фундамент экономики современной России. Но это и источник значительно повышенной опасности для окружающей природной среды.

Нефтегазовый комплекс был и остается крупнейшим загрязнителем атмосферного воздуха в стране. Он дает до 30% загрязняющих веществ, выбрасываемых промышленностью. Многие водоемы, соседствующие с разрабатываемыми месторождениями, до чрезвычайности загрязнены нефтепродуктами (до 100–300 ПДК).

На балансе нефтяников и газовиков находится 158 тыс. га нарушенных земель — и это только по официальным данным нефтедобывающих компаний. По другим данным, эта цифра в 10 раз больше. Более половины промышленных отходов — это тоже продукт жизнедеятельности топливного комплекса. Тысячи «бесхозных» скважин, сотни тысяч километров внутрипромысловых и магистральных трубопроводов — это постоянная угроза аварий с тяжелыми экологическими последствиями. Справедливости ради нужно признать, что крупные нефтегазовые компании немало делают для уменьшения негативных экологических последствий производственной деятельности. Но это, скорее, жест доброй воли. Усилия компаний-энтузиастов не подкреплены целенаправленной государственной политикой.

Актуальность темы реферата. Проблемы, связанные с нефтью и газом, значительны и многообразны. Попытки определения их роли в биосфере, жизни общества, мировой и региональной политике, экономике и финансах, науке и технологиях постоянно присутствуют в мировом информационном пространстве. Не случайно высказывание о том, что обеспеченность запасами нефти - более весомый аргумент в международной политике, чем наличие ядерного оружия. Научные вопросы разрабатываются в НИИ и других специализированных организациях, во многих вузах. Вместе с тем обладатели этого природного богатства сталкиваются с множеством экологических проблем, о которых на примере России, и прежде всего Западной Сибири, пойдет речь в предлагаемом реферате.

Добыча нефти и связанного с ней газа, составляющая единую нефтегазовую отрасль, является не только основой мощного топливно-энергетического комплекса (ТЭК) России, но и главным источником валютных поступлений, ведущим компонентом бюджета страны. Не секрет, что нефтегазодобывающие регионы больше получают от этого источника, но и платят они за это высокую цену в виде разрушения экосистем и объемного загрязнения природных сред.

Нефтегазовая промышленность получила в наследство от прошлых времен множество экологических проблем. Особенно серьезный ущерб природе и экономике наносится при разливах нефти. В качестве наиболее яркого примера масштаба нефтяных разливов в России в результате неудовлетворительного состояния инфраструктуры приводят утечку нефти в Республике Коми, когда на протяжении 6 месяцев в окружающую среду поступило, по разным оценкам, от 50 до 100 тыс. т сырой нефти. Причиной тому послужили различные повреждения эксплуатируемого трубопровода — многочисленные трещины, пробоины и разрывы.

Опубликованные данные о запасах нефти в России различаются довольно значительно. По российским источникам, у нас более 10% мировых подтвержденных запасов, неразведанные извлекаемые ресурсы оцениваются в несколько десятков млрд т, газового конденсата — более 10 млрд т. По данным Мирового банка, подсчитанные запасы нефти оцениваются в 12 млрд т (8-е место в мире). Материалы подготовленного "Бритиш петролеум" обзора свидетельствуют, что доказанные запасы нефти составляют 6,7 млрд т, а это 7-е место в мире. По различным оценкам объема годовой добычи нефти, которую ведут около 200 компаний, Россия в 2005 г. приблизилась к 1-му месту в мире, сравнявшись с лидером — ОАЭ, или даже обойдя его. В стране действуют 27 нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ) общей мощностью около 280 млн т/год, система магистральных, внутри- и межпромысловых нефтепроводов. В виде сырой нефти и продуктов ее переработки экспортируется 60% добытых углеводородов. Экспорт нефтепродуктов в 2002 г. составил 75 млн т.

Особое внимание при рассмотрении нефтегазодобычи в России следует уделять Западной Сибири, в первую очередь Ханты-Мансийскому автономному округу (ХМАО, или Югра), отмечавшему в 2003 г. 50-летие начала освоения Западно-Сибирской нефтегазовой провинции. Во-первых, здесь сосредоточены крупнейшие месторождения России: Самотлорское (запасы 6,7 млрд т), Приобское (2,0), Федоровское (1,8), Мамонтовское (1,3), Лянторское (2,0). Во-вторых, его изученность в эколого-природоохранном отношении меньше, чем у других, староосвоенных нефтяных районов. В-третьих, он дает больше половины нефти России (57%, это 209,9 млн т в 2002 г.) и является лидером по нефтезагрязнениям — суммарные потери нефти за весь период добычи оцениваются в 100 млн т. Здесь ожидается дальнейший устойчивый рост добычи нефти. В 2004 г. на территории округа разрабатывалось 186 месторождений нефти. В 2004 г. объем добытой с 1964 г. в округе нефти превысил 8 млрд т.

Как указывает губернатор ХМАО А.В. Филипенко, Югра останется на период до 2020 - 2030 гг. стратегической базой нефтедобычи страны. Всего по округу выявлено 2634 залежи, и прогнозируется открытие еще нескольких тысяч месторождений.

Что касается экологических аспектов освоения этих месторождений, то следует учитывать, что более половины территории округа занимают природоохранные земли различных видов (заповедники, заказники, родовые угодья, водоохранные зоны). Под ними находится от 40 до 55% запасов и ресурсов нефти разных категорий, и это налагает ограничения на геологоразведочные работы, разработку месторождений, порождает проблемы во взаимоотношениях хозяйствующих субъектов и владельцев родовых угодий из числа коренных малочисленных народов.

Разработанная и одобренная российским правительством Энергетическая стратегия РФ на период до 2020 г. наряду с идеями энергосбережения и эффективного использования ресурсов нефти и газа предусматривает еще большее увеличение добычи основных энергоносителей: производство нефти к 2010 г. должно возрасти до 445 — 490 млн т и до 450 — 520 млн т.

При таких темпах роста и реальных оценках современного экологического состояния в регионах говорить о снятии остроты "нефтегазовых" экологических проблем не приходится. Нефтегазовая отрасль - одна из самых экологически опасных, землеемких, с высокой пожаро- и взрывоопасностью, загрязняющей способностью. Большинство химических реагентов, применяемых при бурении скважин, добыче и подготовке нефти, сами добываемые углеводороды и примеси к ним являются веществами, вредными для органического мира и человека.

Цели и задачи реферата. Основной целью данного реферата является детальное рассмотрение и попытка систематизации огромного комплекса экологических проблем, связанных с нефтегазодобычей в России, и, в первую очередь, в Западной Сибири. В постановку задачи не входило рассмотрение таких глобальных, общеземных проблем, как накопление парниковых газов в атмосфере, связанное с резким увеличением в течение последнего столетия сжигания углеводородов как основного источника энергии цивилизации. Также мы не будем рассматривать здесь катастрофические экологические последствия аварий транспортных нефтяных танкеров, поскольку танкерные перевозки углеводородов не характерны для России. Основными задачами данного реферата было рассмотрение комплекса экологических проблем, связанных с локальным (внутрироссийским) загрязнением воздушной, водной и почвенно-ландшафтной среды, вызванных нефтегазодобычей, а также связанных с этими загрязнениями падениями численности и видового разнообразия разрабатываемых по нефти и газу экотопов.

При рассмотрении экологических проблем нефтегазодобычи в Западной Сибири не следует забывать, что эти области исстари заселены коренными народностями Сибирского севера, основными источниками жизнеобеспечения которых являются оленеводство и рыболовство. В результате деятельности нефтегазовых компаний только в 2004 году только на полуострове Ямал было изъято из официального реестра пастбищных (оленеводческих) земель более 2 млн га! Эти земли были отданы углеводорододобывающим компаниям. В районе Обской и Тазовской губ загрязнение воды нефтепродуктами сейчас стабильно превышает 10-15 ПДК. Не говоря уже о резком сокращении поголовья оленей, даже рыбу местные коренные жители сейчас едят пополам с нефтью.

На нефтепромыслах работают те же люди. Процветает браконьерство сотрудников нефтекомпаний, вырубка лесов в лесотундровой зоне. Тяжелые машины, которые используют сотрудники нефтекомпаний, оставляют в тундре незарастающий в течение 20-30 лет след. Последствия такого следа непредсказуемы — он может вызвать целую цепь эрозионных процессов, приводящих к образованию талых оползней, подтоплению части участков тундры и даже к размораживанию подпочвенного слоя мерзлоты, что далее может привести к селевым потокам и новому катастрофическому нарушению рельефа.

Масса людей работают на нефтегазокомпаниях, и получают от них единственные средства к существованию. Это газонефтяники, которым, чаще всего, чужды экологические проблемы отрасли, это люди, которые пытаются заработать себе «северные» деньги. Но, кроме всего прочего, эти люди неизбежно уничтожают среду, в которой очутились — это и охота, и бесконтрольная вырубка редколесья, и уничтожение тундры следами тяжелых траков.

Таким образом, экологическая проблема нефтегазодобычи перерастает в социально-экологическую, и даже скорей в эколого-социально-экономическую. Возникает целый клубок проблем — экологических, социальных и экономических. Дело в том, что эффективные меры защиты среды по своей себестоимости почти перекрывают доходы нефтекомпаний. Восстановить среду всегда оказывается дороже, чем ее не портить. И прирост дохода от продажи нефтепродуктов не всегда покрывает эту статью нефтекомпаний.

Загрязнение атмосферы

Нефтегазовый комплекс был и остается крупнейшим загрязнителем атмосферного воздуха в стране. Он дает до 30% загрязняющих веществ, выбрасываемых промышленностью. Причем, вклад нефтегазового комплекса в загрязнение воздуха в течение последних лет стабильно растет, за последние 5 лет он вырос примерно в 1,7 раза.

Две трети атмосферных выбросов, генерируемых нефтегазовым комплексом, приходится на нефтедобычу. Активность нефтедобывающих компаний дорого обходится окружающей природной среде.

Ежегодно на месторождениях нефти в России сжигается, по разным оценкам, от 7 до 3,5 млрд м3 природного газа (для ХМАО эта величина в 2003 г. составила 6,1 млрд м3), и это имеет значение для всей окружающей природной среды. Предприятиями нефтедобывающей отрасли России в атмосферу выбрасывается около 2 млн т вредных веществ, в числе которых на долю углеводородов приходится 48%, окиси углерода — 33% и на твердые вещества (сажу) — 2%. Суммарный выброс загрязняющих веществ предприятиями отрасли составляет 9 — 10% от валового выброса по стране. Выбросы газовой отрасли еще больше — 2 — 3 млн т, это прежде всего сероводород, диоксиды серы и азота, метилмеркаптан и др. Страдает прежде всего воздушная среда — улавливается и обезвреживается лишь 10 — 20% загрязнителей.

За 7 последних лет выбросы загрязняющих веществ в атмосферу выросли у нефтедобывающих предприятий в 2,2 раза. То есть каждый процент прироста добычи оплачен 3%-ным увеличением вредных атмосферных выбросов.

По темпам загрязнения воздуха нефтяники оставили далеко позади представителей других секторов экономики. Соответственно, с 1995 года доля нефтедобывающих предприятий в суммарных промышленных выбросах загрязняющих веществ в атмосферу выросла с 7,8% до 1 9,7%. По этому показателю нефтедобывающие компании вплотную приблизились к традиционным «лидерам» — электроэнергетике (21,2%) и цветной металлургии (20,8%). Тревожная тенденция, даже если принять во внимание, что за последние 5 лет улучшилась система учета с включением в статистические сводки источников вредных выбросов, ранее остававшихся вне поля зрения экологов.

Главная проблема — низкий уровень утилизации попутного нефтяного газа (для месторождений Западной Сибири этот показатель, в среднем, не превышает 80%). Сжигание больших объемов попутного нефтяного газа по-прежнему является основным источником загрязнения окружающей среды в районах нефтедобычи. Ситуация не улучшается, хотя нефтяники, хорошо зарабатывающие на экспорте, могут позволить себе тратить на природоохранные мероприятия много больше представителей других горных отраслей.

Более половины отраслевых выбросов (59%) приходится на оксид углерода, примерно поровну — на углеводороды (16%) и летучие органические соединения (15%). В отрасли самая низкая степень улавливания вредных веществ, отходящих от стационарных источников (менее 1%), поскольку источники выбросов на предприятиях нефтедобычи в основном неорганизованные.

В среднем по России на тонну добытой нефти приходится 8.2 кг вредных атмосферных выбросов. «Лидером» по объему выбросов загрязняющих веществ в атмосферу на протяжении последних лет является «Варьеганнефтегаз» («СИДАНКО»). В 2002 году на долю этого предприятия пришлось почти 10% отраслевых выбросов, при том, что вклад предприятия в общероссийскую нефтедобычу составил всего 0,7%. Получается, что на тонну добытой нефти на этом предприятии приходится более центнера вредных выбросов. Столь вопиющий экологический результат хозяйственной деятельности предприятие объясняет отказом газоконденсатных заводов принять газ на переработку. Впрочем, по итогам 2005 года предприятия «СИДАНКО» вдвое сократили объем вредных выбросов в атмосферу.

Верхние строчки «черного списка» экологов занимают также два НГДУ «ЮКОСа» — «Лугинецкнефть» и «Васюганнефть», а также входящее в состав ТНК-ВР НГДУ «Талинскнефть». В сумме три этих предприятия дали в 2003 году 7,6% общеотраслевых выбросов загрязняющих веществ в атмосферу.

Лидером отрасли по уровню использования попутного газа является ОАО «Сургутнефтегаз». В 2004 году было утилизировано 94,8% попутного газа. Годом ранее этот показатель был еще выше — 95,5%. Снижение объясняется значительным ростом добычи и вводом новых месторождений.

В 2004 году «Сургутнефтегаз» продолжал строительство и ввод в эксплуатацию объектов утилизации попутного нефтяного газа, затратив на это без малого 2 млрд рублей.

Утилизация попутного нефтяного газа повышается за счет увеличения использования газа на отопление, в установках предварительного сброса воды и подготовки нефти. Расход газа на собственные нужды в 2004 году у компании вырос до 1,54 млрд м3 (в 2003 году- 1,39 млрд м3).

Большие надежды «Сургутнефтегаз» связывает с состоявшимся вводом в эксплуатацию в 2004 году пяти ГТЭС на Лукьявинском, Лянторском, Русинском. Бит-темском месторождениях и газотурбинного привода компрессорной станции на Федоровском месторождении. По расчетам, эти объекты позволят снизить выбросы загрязняющих веществ в атмосферу на 118,44 тыс. тонн в год (с парниковыми газами — на 942,2 тыс. тонн в год). В 2004 году было начато строительство ГТЭС на Западно-Каминском месторождении и также перевод на газотурбинный привод еще одной компрессорной станции на Федоровском месторождении. Оба объекта были введены в эксплуатацию в 2005 году.

Валовой сброс загрязняющих веществ в атмосферу в целом по компании в 2004 году составил 231,8 тыс. тонн. Увеличение валового выброса загрязняющих веществ в атмосферу по сравнению с предыдущим годом на 15 тыс. тонн обусловлено увеличением объемов добычи нефти. Но при этом удельный выброс в атмосферу (который и без того почти вдвое ниже среднеотраслевого) снижен с 4,41 до 4,29 кг на тонну нефти.

Однако рекордсменом борьбы с вредными выбросами можно назвать «Башнефть». В 2004 году по объектам компании выбросы вредных веществ в атмосферу снижены на 6,9 тыс. тонн, или на 26,3%, по сравнению с 2003 годом и составили 26,2 тыс. тонн. Удельные выбросы: 2,17 кг на тонну добычи в 2004 году против 2,75 кг на тонну в 2003 году. Снижение выбросов вредных веществ в «Башнефти» произошло благодаря внедрению природоохранных (работа 9 установок улавливания легких фракций углеводородов) и организационно-технических мероприятий.

Существенно повысили в 2004 году уровень утилизации попутного нефтяного газа предприятия НК «ЛУКОЙЛ»: с 73,8% в 2003 году до 81,4% в 2004-м. Как следствие, за год объем выбросов в атмосферу по предприятиям компании сократился на 17,7%.

На предприятиях НК «Славнефть» удельные выбросы в атмосферу — одни из самых высоких в отрасли. Но заметны старания компании изменить ситуацию к лучшему. В 2004 году удельные выбросы уменьшены до 10,57 кг на тонну добычи против 11,15 кг в 2003 году. Правда, суммарный объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу предприятиями геологоразведки и нефтедобычи «Славнефти» в 2004 году вырос на 16,7%. до 191,3 тыс. тонн. Но нужно и учесть, что добыча за год выросла на 23.1%. Уровень использования попутного газа на предприятиях «Славнефти» в 2004 году достиг 74,8% (в 2003 году- 69,2%).

Недавно в ОАО «Славнефть-Мегионнефтегаз» завершено строительство ГТЭС для утилизации газа с Ново-Покурского и Покамасовского месторождений. Ввод в эксплуатацию этого объекта позволит довести уровень утилизации до 95% и обеспечит дополнительной энергией местную энергосистему.

В результате уменьшения объема природного газа, сжигаемого на факелах, ввода второй очереди дожимной станции «Такат» и сокращения количества источников загрязнения ОАО «Роснефть-Сахалинморнефтегаз» снизило объемы выбросов вредных веществ в атмосферу на 40%. Помогла и такая, казалось бы, мелочь, как покраска резервуаров светоотражающей краской.

Более чем вдвое сократила вредные атмосферные выбросы «Славнефть-Мегионнефтегазгеология». В ОАО «Татнефть» работают более 30 установок улавливания легких фракций углеводородов из резервуаров. С начала их внедрения уловлено более 950 тыс. тонн углеводородов.

НК «ЮКОС» еще в 2004 году планировала довести к концу 2006 года утилизацию попутного газа на месторождениях «Томскнефти» и «Юганскнефтегаза» до 90%. Тем не менее, в связи с глобальной реорганизацией этой компании, данная программа может быть не выполнена. В рамках этой программы уже были введены в строй Лугинецкая газокомпрессорная станция и газотурбинная электростанция на Приразломном месторождении. Построен 60-километровый газопровод высокого давления от газокомпрессорной станции «Приобская-1» к Южно-Балыкскому газоперерабатывающему заводу.

Загрязнение атмосферы нефтеперерабатывающими заводами (НПЗ)

Крупными источниками загрязнения окружающей среды остаются практически все нефтеперерабатывающие предприятия. Правда, наращивая объемы производства, НПЗ последовательно уменьшают объемы вредных выбросов — к настоящему времени примерно на треть по сравнению с 1995 годом. Реконструируемые производства менее опасны для окружающей среды, чем старые предприятия.

В результате доля нефтепереработки в промышленных выбросах снижена за последние 10 лет с 5% до 3,4%. а в рейтинге отраслей, загрязняющих атмосферу, нефтепереработчики сместились с 5-го на 6-е место.

За год НПЗ выбрасывают в воздух более 600 тыс. тонн загрязняющих веществ. Более половины выбросов (58%) приходится на летучие органические соединения. Еще 20,8% выбросов — диоксид серы. Далее идут углеводороды (10%) и оксид углерода (6%).

На НПЗ страны улавливается и обезвреживается менее половины вредных веществ. Наиболее эффективно организована борьба с выбросами твердых веществ (94%), углеводородов (78%) и летучих органических соединений (22%). Практически не улавливаются диоксид серы (эффективность — 0,9%) и оксиды азота (0.4%).

Самыми вредными для атмосферного воздуха остаются Омский НПЗ (причем, на этом предприятии выбросы увеличиваются), Новоуфимский НПЗ, «Уфанефтехим», Рязанский НПЗ и «Ярославнефтеоргсинтез». На долю этих предприятий приходится 35% отраслевых объемов выбросов.

В результате выполнения природоохранных мероприятий на ряде НПЗ вертикально интегрированных компаний к началу 2004 года сокращен выброс загрязняющих веществ в атмосферу: в НК «ЮКОС» - на 20,7 тыс. тонн (на 12%), в ОАО «Сургутнефтегаз» — на 16,4 тыс. тонн. Удельные показатели выбросов предприятий нефтепереработки ОАО «ЛУКОЙЛ» снизились на 19%. На Московском НПЗ в 2004 году атмосферные выбросы снизились на 3 тыс. тонн, до 34 тыс. тонн.

Предприятия «Транснефтепродукта» уменьшили в 2004 году валовые выбросы вредных веществ в атмосферу на 22,7%. до 4,74 тыс. тонн.

На долю предприятий химической и нефтехимической промышленности приходится 2,7% суммарных промышленных выбросов в атмосферу. Уровень выбросов относительно стабилен — в пределах 420-440 тыс. тонн в год. Отсутствие выраженной динамики может свидетельствовать об отсутствии мероприятий, нацеленных на решительное оздоровление воздушной среды.

В структуре выбросов преобладают оксид углерода (30%) и летучие органические соединения (21%). Далее — диоксид серы (14%), оксиды азота и твердые вещества (по 10%), углеводороды (9%).

Для предприятий химии и нефтехимии характерен довольно высокий уровень улавливания и обезвреживания вредных веществ — 92%. Практически полностью решена проблема выбросов твердых веществ, в воздух их попадает немногим более 1%. Высок уровень утилизации оксидов азота (81%), углеводородов (77%) и летучих органических соединений (73%). Но более половины выделяемых производством объемов диоксидов серы попадает в атмосферу.

Больше всего претензий у экологов к ОАО «Нижнекамскнефтехим», на долю которого приходится более 11 % отраслевых выбросов.

Атмосфера газодобычи

С 1999 года отмечается рост вредных выбросов в атмосферу со стороны газодобывающих предприятий. В 2003 году выбросы достигли уровня 537 тыс. тонн, но это значительно ниже результата 1995 года. Доля выбросов невелика относительно масштабов отрасли и ее вклада в экономику страны. На газодобывающие предприятия приходится порядка 3,5% промышленных выбросов в атмосферу.

Характерными загрязняющими веществами, образующимися на объектах газовой промышленности, являются оксид углерода (2002 год — 56% суммарных выбросов), а также углеводороды (16%) и диоксид серы (14%). По сравнению с 2000 годом вдвое снизился уровень улавливания и обезвреживания вредных веществ. К началу прошлого года этот показатель составил 20%.

На предприятиях газовой отрасли обезвреживается более половины объема диоксида серы, в прошлом этот показатель достигал 70%. Уровень улавливания оксида углерода — 1 5-16%. В наименьшей степени очистке и обезвреживанию подвергаются выбросы углеводородов (3,4%) и твердых веществ (5,1%).

Крупнейшими в отрасли загрязнителями атмосферного воздуха являются два газодобывающих предприятия — «Астраханьгазпром» (18% отраслевых выбросов) и «Оренбурггазпром» (9%) и два подразделения «Пермтрансгаза» (в сумме - 1 9%).

Загрязнение водной среды

В сфере водопользования нефтегазовый комплекс, если исключить из него химические и нефтехимические производства, является далеко не самым главным загрязнителем. Суммарный вклад предприятий нефтегазодобычи и нефтепереработки составляет порядка 2,6% и постепенно снижается. Тем не менее, внимание к практике водопользования достаточно велико как со стороны природоохранных организаций, так и самих компаний.

Особенно привлекают внимание экологоохранные достижения самих нефтедобывающих предприятий. По сравнению с серединой 1990-х годов они снизили сброс сточных вод в поверхностные водоемы в 7,5 раз. За 7 лет и без того незначительный вклад нефтедобывающих предприятий в загрязнение водоемов промышленностью снизился с 0,4% до 0,1 %.

Тем не менее, стоит задача защиты водоносных питьевых горизонтов от поступления в них загрязненных и засоленных нефтепромысловых вод. Сосуществование и взаимодействие вод с нефтяными и газовыми флюидами в течение геологической истории обусловливает специфические гидрогеологические условия недр нефтегазовых регионов, в том числе и состав их подземных вод. Эти воды выделяются большей изолированностью от земной поверхности, значительной минерализацией, повышенной концентрацией таких элементов, как хлор, натрий, кальций, бром, йод. Для приконтурной зоны месторождений характерно присутствие в воде никеля, молибдена, кобальта, радия, урана. У этих подземных вод увеличена газонасыщенность метаном, чаще встречаются гидрохимические аномалии. Закачка технических вод нефтегазодобычи в пласты только усугубляет состав подземных вод и делает их окончательно непригодными в качестве питьевых источников.

Использование свежей воды нефтедобывающими предприятиями в последнее время стабилизировалось на уровне 520 млн м3 в год. Растущие потребности в воде удовлетворяются преимущественно за счет повторного использования воды, объемы которой в 3 раза выше нового водозабора и стабильно увеличиваются (с 1,37 млрд м3 в 2001 году до 1,52 млрд м3 в 2003-м).

В водоемы нефтяники сливают порядка 19 млн м3 использованной воды, что не сопоставимо с общими объемами водопользования. Причем, 78% этого объема сточных вод относится к нормативно чистым и нормативно очищенным.

Неожиданные результаты были получены при оценках фонового содержания нефтепродуктов в поверхностных и подземных водах охраняемой территории - природного парка "Кондинские озера". Здесь с 2002 г. в реках и озерах наблюдается рост содержания нефтяных углеводородов по всем изучаемым объектам в 2 — 3, а в подземных водах в 3 — 5 раз. Растет и концентрация их в снеге — до 5–10 ПДК. При этом нет явных загрязнений нефтью, все продукты бурения вывозятся за пределы парка. Не исключено, что на территорию парка происходит поступление метана, связанное с перераспределением потоков флюидов по всему геологическому профилю, инициированное отбором нефти из нефтегазоносных пластов за счет промысловых кустов скважин, тогда как ранее нефть шла в сеть трубопроводов самотеком. Если это так, то функционирование нефтяного комплекса в любом случае ведет к загрязнению природной среды нефтепродуктами, даже если соблюдаются все экологические требования и параметры. Вряд ли решит эту проблему и минимизация негативного воздействия строительства поисково-разведочных скважин на особо охраняемых природных территориях.

Таким образом, конфликтов с окружающей средой у нефтяников еще немало. Так, самой загрязненной рекой Сахалина остается Охинка, на всем протяжении которой расположены нефтедобывающие предприятия «Сахалинморнефтегзза», которые сбрасывают сточные воды в реку. Вода реки у города Оха, по терминологии экологов, «чрезвычайно грязная», концентрация нефтепродуктов превышает уровень экстремально высокого загрязнения, их среднегодовое содержание достигает 755 предельно допустимых концентраций, максимальное зарегистрированное — 1890 ПДК.

Среднегодовое содержание нефтепродуктов в низовьях реки Обь достигло 15 ПДК. В то же время, как утверждают природоохранные организации, нефтегазовым комплексом не принимаются меры по компенсации ежегодного ущерба, наносимого нефтегазодобычей рыбным запасам бассейна. Особую опасность для рыбных запасов представляет загрязнение Обской и Тазовской губ.

В докладе научно-аналитического центра института имени В. Шпильмана (Тюмень) «Гидрохимическое обследование основных водоводов ХМАО в 2003 году» отмечено, что содержание нефтепродуктов в основных промысловых водоемах Ханты-Мансийского автономного округа в среднем превышает показатель предельно допустимой концентрации в 3,3 раза, а в отдельных случаях в десятки раз. В ходе исследования отдельных рек, которые протекают по территории лицензионных участков нефтяных компаний, было обнаружено превышение ПДК по наличию нефти в сотни раз. В ряду «проблемных» водоемов отмечено превышение ПДК в р.Конда в районе Урая в 18 раз, р. Тромьеган — в 12,2 раз, р.Кирилл-Высьягун — в 11 раз, р. Черная и Северная Сосьва — в 7,4 раза, р. Малая Обь — 5,6 раз.

Но есть много примеров и иного рода. В 2004 году предприятия «ЛУКОЙЛа» сократили объем водопо-требления на 4,6% и на 1 2,6% уменьшили сброс загрязненных сточных вод. «Роснефть» в 2003 году увеличила объем оборотной и последовательноиспользуемой воды на 4%. При этом удельные показатели по водопотреблению и водоотведению несколько улучшились.

В связи с бурным ростом добычи ухудшились объемные показатели водопотребления и у нефтедобывающих и геологоразведочных предприятий «Славнефти». Водозабор вырос на 16.3%, до 4,7 млн м3. Объем оборотного и повторного водоснабжения у «Славнефть-Мегион-нефтегаза» вырос незначительно (на 3,7%) и достиг 1 06 млн м3. Весь объем добываемых пластовых вод на предприятии утилизируется путем закачки в пласты с целью поддержания пластового давления. "Сброс загрязненных сточных вод сократился в 2004 году на 300 тыс. И составил 1 1,4 млн м3.

«Сургутнефтегаз» с 2000 года отказался от сброса сточных вод в природные водоемы и направляет их после очистки в систему поддержания пластового давления (ППД). За счет закачки сточных вод в систему поддержания пластового давления сэкономлено 331,3 млн м3 свежей воды. В 2003 году текущие затраты компании на очистку и утилизацию промстоков составили 2,75 млрд рублей.

В строительство водоохранных объектов «Сургутнефтегаз» вложил в 2004 году 210,78 млн рублей. В 2005 году компания планировала потратить на строительство объектов водоохранного значения (канализационные очистные сооружения, насосная станция очищенных стоков, УПСВ) еще 283,9 млн рублей.

Предприятия бывшего «ЮКОСа» в 2004 году уменьшили сброс загрязненных сточных вод на 1,5%, до 40.2 млн м3. Сброс загрязненных вод по предприятиям «СИДАНКО» составил в 2004 году 11,78 млн мз и снизился на 3,6%.

Потребление свежей воды на производственные нужды у «Башнефти» в 2003 году составило 15.2 млн м3 и уменьшилось за год на 2,2 млн м3 (на 12,6%). Снижение водопотребления произошло за счет уменьшения объемов закачки свежей воды для поддержания пластового давления.

Постепенно улучшается ситуация с водопользованием на НПЗ России. С 1995 года вклад нефтедобывающих предприятий в загрязнение водоемов снизился с 3,7% до 2,3%. Но масштабы загрязнения водоемов в нефтепереработке много больше, чем у нефтяников. На протяжении последних лет на НПЗ практически не менялись показатели экономии свежей воды в результате использования систем оборотного и повторно-последовательного водоснабжения (96%).

В поверхностные водоемы сливается более 360 млн м3 сточных вод. 40% этого объема — загрязненные воды. В то же время за последние годы сброс загрязненных сточных вод снизился в 2,2 раза.

Все производства нефтепереработки имеют локальные сооружения очистки сточных вод, многие предприятия имеют на своем балансе биологические очистные сооружения и осуществляют очистку городских сточных вод. Однако это недостаточные меры. Со сточными водами НПЗ в поверхностные водные объекты поступают сульфаты (в 2002 году — 42,1 тыс. тонн), хлориды (27.7 тыс. тонн), нитраты (5,4 тыс. тонн), взвешенные вещества (1.5 тыс. тонн), общий азот (1,1 тыс. тонн), фосфор (205 тонн), железо (43 тонны), магний (128 тонн).

Бессменным лидером отрасли по сбросу загрязненных сточных вод на протяжении ряда лет остается ОАО «Ангарская нефтехимическая компания» (57% отраслевого загрязнения поверхностных водоемов). На второй и третьей строчках «черного списка» находятся «Салаватнефтеоргсинтез» и «Орскнефтеоргсинтез».

Предприятия ищут собственные решения проблемы загрязнения водоемов. Например, ОАО «Уфимский нефтеперерабатывающий завод» очищает сточные воды на собственных очистных сооружениях, после чего часть воды возвращает в оборот, остальную воду передает на доочистку другим предприятиям. В результате предприятие не имеет сброса сточных вод в поверхностные водоемы. ООО «Стрежевской НПЗ» направляет свои сточные воды на объекты НГДУ «Стрежевойнефть» для закачки в подземные горизонты с целью поддержания пластового давления в системе добычи.

Химия и нефтехимия занимает по объему загрязнения сточных вод второе — после деревообработки — место в промышленности (вклад — 21 %). Тенденция к снижению объема сброса загрязненных сточных вод в природные водные объекты была нарушена в 2002 году, когда сброс вырос на 119 млн м3 по сравнению с предыдущим годом. В структуре сброса сточных вод в поверхностные водные объекты превалируют загрязнённые сточные воды (75,9%), далее следуют нормативно чистые (14,4%) и нормативно очищенные (9,8%) сточные воды.

Со сточными водами в водные объекты поступают хлориды (в 2002 году — 1175 тыс. тонн), сульфаты (188 тыс. тонн), взвешенные вещества (19 тыс. тонн), нитраты (14 тыс. тонн), магний (7,1 тыс. тонн), аммонийный азот (4,4 тыс. тонн), фтор (766 тонн), бор (424 тонны), карбамид (384 тонны), нитриты (244 тонны), натрий (1 72 тонны), ртуть (141 тонна), кальций (107 тонн), формальдегид (90 тонн).

Из числа нефтехимических предприятий наибольший объем загрязненных сточных вод характерен для таких предприятий, как «Воронежсин-тезкаучук», «Нижнекамскнефтехим», «Тольяттикаучук». Ярославский шинный завод. Новокуйбышевская нефтехимическая компания.

Предприятия газовой отрасли в течение последних лет снижают использование свежей воды (в 2003 году — 38,7 млн м3). но одновременно сокращают и объем оборотной воды (683,1 млн м3). В 2000 году произошел резкий рост сброса загрязненных сточных вод, в последующие годы также продолжалось ухудшение этого показателя.

В 2004 году «Газпром» продолжил реконструкцию и развитие мощностей по водоподготовке и очистке сточных вод с целью обеспечения нормативного качества питьевых и сточных вод на объектах отрасли.

Негативное влияние на гидробионтов. О роли нефтепродуктов в ухудшении качества воды и нарушении условий жизни гидробионтов хорошо известно: даже небольшое содержание нефти (0,2 — 0,4 мг/л) придает воде специфический запах, не исчезающий после хлорирования и фильтрации. Зоопланктон и бентос гибнут при концентрации нефтепродуктов более 1,2 мг/л, а рыба при этом приобретает неустранимый нефтяной привкус. Ее гибель наступает при концентрации более 0,5 мг/л. Например, степень загрязнения р. Пур и водных объектов бассейна этой реки нефтепродуктами и поллютантами такова, что с каждым годом снижается поголовье ценных сиговых рыб, периодически наблюдаются критические концентрации некоторых загрязнителей. По некоторым данным, в 2001 г. на реке Пур наблюдалось 12-кратное превышение ПДК (для рыбохозяйственных водоемов) по нефтепродуктам и фенолу, 100 ПДК по марганцу. В бассейне р. Пур действует более 15 нефтепромыслов, но пока разрабатывается лишь четверть месторождений, и прогнозируется дальнейшее ухудшение качества водных ресурсов. Здесь уместно напомнить, что самоочищение водотоков от нефтепродуктов в средних широтах возможно на отрезках 200 - 300 км, а в условиях Крайнего Севера - 1500 — 2000 км.

Загрязнение почвы и земельных угодий

Ежегодные потери нефти в России в результате утечек и аварий оцениваются в 5% от объема добычи, что при 360 млн т составит 18 млн. Только в 1999 г., по данным департамента экологии Министерства энергетики, количество утечек составило более 29 тыс., а в ХМАО официально за этот год признано около 2 тыс. Комитет экологии Государственной думы на парламентские слушания по экологической безопасности в нефтегазовой промышленности представил данные о ежегодных потерях в 17-20 млн т., причем наиболее загрязненными являются территории нефтедобычи Западной Сибири. По данным экспертов голландской независимой консалтинговой компании IWACO, в настоящее время в Западной Сибири нефтью загрязнено от 700 тыс. до 840 тыс. га земель, что в 7 раз превышает территорию Москвы. Госгортехнадзор сообщает о 40 тыс. аварий, по неофициальным данным, в Ханты-Мансийском округе ежегодно на землю выливается до 2 млн т нефти.

Нарушение земель

Следующую проблему экологи называют нарушением земель. К началу 2003 года общая площадь нуждающихся в рекультивации земель составила 1.14 млн га. Более половины этих площадей (54,6%) были нарушены при проведении геологоразведочных работ, разработке месторождений полезных ископаемых и их переработке. В число регионов с наиболее высоким уровнем нарушенных земель входят Ямало-Ненецкий и Ханты-Мансийский автономные округа (112,5 и 53,1 тыс. га. соответственно).

Непосредственно на балансе нефтяников около 80 тыс. га нарушенных земель, газовиков — 78 тыс. га. Это высокий, но не рекордный уровень. Нефтяников и газовиков намного опережают труженики села, предприятия цветной металлургии и шахтеры. Однако максимальная площадь нарушения — 21 7,0 тыс. га — в течение ряда лет приходится на земельные участки, принадлежность которых не установлена, и которые находятся в запасе.

Серьезной проблемой остается нарушенность ландшафтов в сфере влияния многокилометровых трасс нефте- и газопроводов в Западной Сибири. С ними связаны механические нарушения почв и вечной мерзлоты, химическое загрязнение, трансформация условий стока, барьерные эффекты, вызывающие процессы переувлажнения и подтопления, прежде всего в полугидроморфных местоположениях, а также глеегенез.

Среди других опасных природотрансформирующих инфраструктурных элементов отрасли следует назвать прежде всего шламовые амбары, число которых исчисляется тысячами. Шламовый амбар представляет собой накопитель бурового шлама, буровых сточных вод и отработанного бурового раствора в виде "земляного" сооружения на территории площадки бурения или рядом с ней, при условии обеспечения его конструктивным исполнением для экологически безопасного хранения отходов бурения. Буровой шлам состоит из измельченной горной породы, вынесенной на поверхность раствором, отработанного бурового раствора, буровых сточных вод с остатками раствора и других загрязнителей, талых и дождевых вод, загрязненных блоками технологического оборудования. Твердая фаза бурового шлама представляет собой пластичное тело из отстоя претерпевших физико-химические изменения отходов бурения, а жидкая представляет собой многокомпонентную систему устойчивых суспензий на основе дождевых и талых вод, бурового раствора, минеральных и органических солей и нефтепродуктов. В среднем при строительстве скважины глубиной 4500 — 5200 м образуется до 6 — 8 тыс. м3 отходов, которые собираются и хранятся в шламовых амбарах.

Изучение шламовых амбаров как характерных техногенных новообразований привлекает все больше внимания в силу их специфических свойств. Установлено, что для условий Западной Сибири время самореабилитации природной среды даже после однократного нефтяного загрязнения может превышать 20 лет, а загрязнений от шламовых амбаров — 40–60 лет.

Среди техногенных факторов, возникающих в процессе эксплуатации нефтегазовых месторождений, наиболее опасными, агрессивными и разрушительными для природной среды являются химические загрязнения, связанные с разливами нефти. А они, в свою очередь, прямо зависят от протяженности сети трубопроводов: на территории ХМАО. На 1.01.2002 г. она составляет 72157 км, из них 8743 км это магистральные трубопроводы. За 1989 — 2000 гг. в округе на них было зарегистрировано 24217 аварий.

Нефтяные компании практически в 90% случаев аварийных разливов не сразу приступают к ликвидации последствий аварий, и в настоящий момент на территории ХМАО (за 40 лет эксплуатации месторождений) накопилось, по самым скромным подсчетам, более 100 тыс. га нефтезагрязненных земель (официальная цифра — 70 — 80 тыс. га). Все знают об отрицательном влиянии нефтяных разливов на экосистему, видят высохшие леса и безжизненные болота, однако комплексных исследований и моделирования поведения нефтяного разлива в течение длительного периода (месяцы, годы) не проводилось (какой объём легких фракций улетучился, сколько нефти впиталось в почву, сколько ушло с водами в реки, озера и т. д.), и конечный экологический и экономический ущерб, нанесенный экосистеме, полностью не известен.

В этом плане весьма поучительным был бы анализ истории освоения, экономического, технологического и экологического разграбления уникального месторождения Самотлор, которое принесло в казну страны астрономические доходы — порядка 250 млрд долларов. К Самотлору в те времена слово "эксплуатация" было применимо не только в техническом смысе, но и в чисто житейском — как жестокое, хищническое использование. Тогдашние руководители губили Самотлор, как загоняют лошадь — безудержно наращивали валовый объем нефтедобычи, заодно сделав Нижневартовский район, точнее Нижневартовско-Самотлорский промышленный узел, всероссийским лидером по нефтезагрязнению территории.

В нефтяных компаниях и природоохранных органах округа отсутствует единая информационная программа по расчету объёма вылитых нефтепродуктов при порывах. нефтетранспортных цепей. Нет общего учета площадей замазученности, нанесенного экологического и экономического ущерба в результате аварийных разливов нефтепродуктов. Официально обнародованная величина загрязнения почв в ХМАО составляет более 40 тыс. га. Эта смешная цифра из уст официального чиновника, председателя комитета по экологии Государственной думы В.А. Грачева совпадает с реальными данными по одному району — Нижневартовскому, где только на Самотлорском месторождении происходит в среднем 10 аварий в день.

Высокие уровни загрязнения почв нефтепродуктами, превышающие фоновые в 10-100 раз и более, наблюдаются в районах добычи, транспортировки, распределения и переработки нефти. Рекультивацией земель официально занимаются все вертикально интегрированные компании.

В 2003 году «Роснефть» провела рекультивацию на площади 1,99 тыс. га, почти вдвое превысив планируемы объемы. Зона особого внимания компании — Чеченская республика. В ОАО «Грознефтегаз» в 2004 году проведена реабилитация нефтезагрязненных земель на площади 361,5 га.

«Славнефть» в 2004 году снизила темпы рекультивации вдвое. Но задолженности перед землепользователями нет, в 2003 году им возвращено 736,6 га земель временного пользования.

Очень активно подчищают собственные «хвосты» предприятия «Транснефтепродукта». В 2003 году ими было рекультивировано свыше 660 га нарушенных при строительстве и проведении капитального ремонта трубопроводов (в 2002 году - 630 га).

Много скромнее результаты у «Транснефти». В 2004 году компания рекультивировала более 4,5 тыс. га нарушенных и 37 га нефтезагрязненных земель.

Отходы производства

В 2001 году МПР России утвердило новые критерии отнесения отходов к пяти классам опасности. По этой шкале почти 90% всех образовавшихся отходов отнесены к V классу (практически неопасные). К настоящему времени в целом по стране накоплено 44 млрд тонн отходов. Из этого количества использовано и обезврежено 1,21 млрд тонн (около 60% образовавшихся за год) отходов. Иначе говоря, горы отходов продолжают накапливаться. Исключением являются лишь отходы IV класса, объем которых сокращается.

Более половины образующихся за год промышленных отходов (1.06 млрд тонн, или 52%) приходится на топливную промышленность. Отрасль лидирует по уровню отходов двух крайних категорий — I и V (50% и 58%, соответственно).

Предприятия химической и нефтехимической промышленности вырабатывают за год 116 млн тонн отходов (около 6% общероссийского объема). Но уровень опасности этих отходов довольно высок — 27,5% российских отходов V категории и 40,6% отходов IV категории.

В 2004 году большинство предприятий отрасли увеличили объемы формирования токсичных отходов: «СИДАНКО» - до 8.14 тыс. тонн (рост на 2%), «Башнефть» — до 8,9 тыс. тонн (на 1,8%). Имея в виду высокую динамику роста добычи, можно говорить о снижении удельных показателей образования отходов.

Есть и другой критерий. В 2004 году предприятия нефтедобычи увеличили отходы на 4%, а уровень их утилизации - на 20%.

Для снижения образования отходов при бурении скважин внедряется безамбарная технология бурения (по традиционной технологии вокруг скважины сооружалось по 3-4 амбара, при применении новой — один специализированный амбар). Уменьшению количества жидких и твердых отходов при строительстве скважин способствует широкое внедрение кустового бурения, а также повторное использование технологических растворов для бурения.

Для приема отходов, образовавшихся в результате проведения работ по разведке углеводородного сырья на шельфе Каспийского моря, на базе Астраханского филиала ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефтепродукт» создан специализированный участок, оснащенный центрифугой и флокуляционной установкой.

На Правдинском месторождении ОАО «Юганскнефтегаз» (НК «ЮКОС») введен в действие полигон нефтесодержащих и буровых отходов, на котором смонтированы две установки по обезвреживанию буровых шламов и переработке нефтезагрязненного грунта. На Приобском месторождении буровой шлам используется для производства кирпича. «Томскнефть» («ЮКОС») успешно провела испытания плазмо-каталитической установки по утилизации нефтешламов, разработанной специалистами местного университета. В результате объем переработки отходов на предприятиях НК «ЮКОС» вырос с 2,9 тыс. тонн в 2001 году до 15,3 тыс. тонн в 2003-м.

В 2003 году «Сургутнефтегазом» закуплено и внедрено 18 передвижных установок «Факел» по обезвреживанию методом сжигания нефтесодержащих отходов. На них обезврежено 156,3 тонн отходов III класса. Параллельно проводится ликвидация шламовых амбаров: 347 в 2003 году, 382 амбара в 2004 году.

«Славнефть» существенно снизила темпы работ по ликвидации шламовых амбаров (50 в 2003 году против 79 годом ранее). Уровень токсичных отходов, образовавшихся на добывающих и геологоразведочных предприятиях этой компании, снизился на 1 7% и составил 65 тыс. тонн.

Всего за 2002 год в отрасли было ликвидировано более 600 шламовых амбаров.

На предприятиях нефтепереработки образовалось в 2002 году 767 тыс. тонн отходов. На НПЗ. имеющих сооружения биологической очистки, накапливается отработанный активный ил. В ООО «ЛУКОИЛ-Пермнефтеоргсинтез» и ОАО «ЛУКОЙЛ-Ухтанефтепереработка» отработанный ил используется для рекультивации сернокислотного отстойника и шламовых амбаров. Однако в целом существующие способы его утилизации недостаточно эффективны, что не позволяет кардинально решить эту проблему.

На Уфимском НПЗ к началу 2003 года количество накопленных отходов снизилось на 39%. В 2004 году «ЮКОС» решал задачу полной утилизации шлама производства присадок, прекратив его размещение на полигоне промышленных отходов. С этой целью запущена в эксплуатацию установка на Новокуйбышевском заводе масел и присадок.

Летом 2003 года «Транснефть» закупила для ОАО «Северо-западные магистральные нефтепроводы» мобильную высокопроизводительную установку по отмыву внутренней полости резервуаров и утилизации нефтешламов. Уникальная технология, примененная в установке, позволяет обеспечить размыв и удаление нефтешламов из резервуаров при помощи роботизированного комплекса с дистанционным управлением.

Радиоактивное загрязнение земель. Радиоэкологическая обстановка на нефтегазовых промыслах Западной Сибири, к сожалению, оставляет желать лучшего. Проблема радиоактивного загрязнения окружающей среды при разработке месторождений нефти и газа объективно существует, и пути ее решения лежат в создании радиационно-гигиенических паспортов нефтегазопромысловых объектов. В последнее время разработаны санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.6.1169-02 для обеспечения радиационной безопасности при обращении с производственными отходами с повышенным содержанием природных радионуклидов на объектах нефтегазового комплекса Российской Федерации.

В литературе можно встретить утверждение, что нефтедобыча в Западной Сибири со временем может стать добычей радиоактивных отходов. В ХМАО, по подсчетам специалистов, 4% месторождений могут дать аномальные выбросы природных радионуклидов; проблему могут составить любые шламы. Более того, в результате многолетних работ на территории округа по разным причинам в эксплуатационных и разведочных скважинах оставлено более 200 радиоизотопных плутоний-бериллиевых источников с активностью более 6–10 Кюри (!!), а они представляют собой в высшей степени радиоактивные и, конечно, совершенно несанкционированные могильники, за которыми надо тщательно наблюдать. Отсутствие централизованного учета источников, оставленных в скважинах, может привести к радиоактивному загрязнению пластовых вод, продуктивных нефтеносных толщ и водоносных горизонтов, используемых для водоснабжения.

В 2001 - 2002 гг. группе ученых-ядерщиков пришлось проводить обследование места подземного ядерного взрыва "Ангара" (взрыв мощностью 15 килотонн в 1980 г.), поскольку на поверхность до тех пор все еще выносился продукт ядерного взрыва —тритий. В процессе технологической операции по изоляции скважины, произведенной нефтяниками, концентрация радионуклидов в пруде поднялась до 52000 Бк/л, и высокорадиоактивный раствор пришлось утилизировать в цементный мост — своего рода радиомогильник. Эти работы обошлись ХМАО более чем в 50 млн руб., но некоторые горячие головы из Минатома по-прежнему твердят об эффективности подземных ядерных взрывов в повышении нефтедобычи и необходимости продолжения их использования в "мирных целях".

По поводу ядерного усиления нефтедобычи хорошо высказался профессор Ю. Осипов: "Что касается эффективности применения промышленных ядерных взрывов для интенсификации нефтедобычи, метод этот внушает сомнения. Дело в том, что из-за столь мощного воздействия можно вообще потерять месторождение. Ведь известны случаи, когда даже неудачно заложенная разведочная скважина провоцировала такой переток нефти, что уже найденное месторождение исчезало в неизвестном направлении. А уж когда недра сотрясает ядерный взрыв, случиться могут вещи и более удивительные".

Аварии на скважинах и нефтепроводах

Объекты нефтегазового комплекса являются источниками повышенной опасности. Интенсивное вовлечение в разработку месторождений со сложными горно-геологическими условиями создает предпосылки к возникновению аварий с серьезными экологическими последствиями.

Снабжение России и зарубежья нефтегазовым топливом и сырьем осуществляется магистральными трубопроводами. Отечественные трубопроводы диаметром 1020 и 1220 мм равноценны мировым образцам и считаются достаточно надежными. Тем не менее средневзвешенная частота аварий с объемом разлива более 1000 т составляет величину 1 авария на 30 — 40 лет в расчете на 1000 км трассы. В настоящее время эксплуатируется 49,5 тыс. км нефтемагистралей компании "Транснефть" и 13 тыс. км концерна "Роснефтепродукт", по которым транспортируется более 98% добываемой нефти.

Перекачивающая способность сети магистральных трубопроводов Западной Сибири превышает 400 млн т нефти в год. Однако более 40% трубопроводов служат уже более 30 лет, а сравнительно молодых, работающих менее 10 лет, всего около 10%. Все больше обостряются проблемы повышения эффективности транспорта нефти, обновления технологий обслуживания и ремонта трубопроводов, обеспечения их надежности и экологической безопасности в условиях объективного "старения" и разрушения в силу влияния активных внешних сред и разнообразных внутренних физико-химических процессов.

Остается неудовлетворительным состояние эксплуатационного фонда нефтяных скважин в большинстве нефтегазодобывающих районах России. Отчасти в этом повинно и государство, проводящее налоговую политику, которая препятствует расширению эксплуатации малодебитных скважин.

Хронической проблемой нефтегазодобывающей отрасли является наличие «бесхозных» скважин, представляющих серьезную опасность для населения и окружающей среды. Большая часть таких скважин (всего около 7 тыс.) находится на территориях Тюменской и Архангельской областей, Ненецкого автономного округа и Республики Коми. Наибольшую опасность в случае развития аварийных ситуаций представляют скважины (до 10% общего числа), расположенные в болотистой местности и поблизости от водных объектов

На территории Российской Федерации эксплуатируется более 350 тыс. км внутрипромысловых трубопроводов, на которых ежегодно отмечаются массовые случаи инцидентов, связанных с повреждением трубопроводов и локальной разгерметизацией.

Вызывает тревогу возрастной состав магистральных нефтепроводов: преобладают трубопроводы со сроком эксплуатации более 20 и свыше 30 лет (по 34%). лишь 7% трубопроводов эксплуатируются менее 10 лет.

Основной проблемой предупреждения аварийности на магистральных газопроводах большого диаметра ОАО «Газпром» является развитие разрушительных процессов коррозионного растрескивания стенок труб под напряжением. Для повышения уровня промышленной безопасности на объектах Единой системы газоснабжения необходимо кратно увеличить объемы реконструкции сети газораспределительных и компрессорных станций, а также газопроводов, эксплуатируемых с 1960-1970-х годов. Наиболее тревожная обстановка сложилась на газопроводах Ставрополь — Москва, Шебелинка — Курск — Белгород, Северный Кавказ — Центр, Краснодарский край — Серпухов, а также на участках сближения с населенными пунктами в субъектах Российской Федерации в Центральном и Южном федеральных округах.

За последние годы резко выросло количество несанкционированных врезок в трубопроводы с целью хищения нефти и нефтепродуктов. По данным АК «Транснефтепродукт», в 2003 году на магистральных нефтепродуктопроводах обнаружено 437 таких врезок. По сведениям АК «Транснефть», на магистральных нефтепроводах ликвидировано 220 врезок, две из них привели к авариям. Наибольшее число таких случаев отмечается на территориях Самарской, Челябинской, Нижегородской, Орловской. Московской, Брянской областей и Краснодарского края.

Из общего числа аварий, регистрируемых на промышленных объектах, более половины (55-60%) приходится на объекты нефтегазового комплекса. Внутри нефтегазового комплекса картину аварийности определяет магистральный трубопроводный транспорт: только в 2003 году на его объектах произошла 51 авария, или каждая четвертая из регистрируемых Госгортехнадзором РФ.

Значительная доля аварий приходится на объекты газоснабжения и нефтегазодобычи. Причем, на объектах газодобычи ситуация более спокойна и стабильна, чем у нефтяников.

В течение двух последних лет на объектах газодобычи происходило по три аварии. А у нефтяников в 2004 году произошло 24 аварии против 16 годом ранее. При этом в перечень регистрируемых Госгортехнадзором не попадают регулярные порывы в трубопроводах, количество которых исчисляется тысячами.

Современнные методы устранения и уменьшения нефтезагрязнений

Выше уже отмечалось, что нефтегазовый комплекс является одним из наиболее мощных природотрансформирующих хозяйственных формирований России, и проблема принятия по нему экологических решений существует постоянно. Добыча нефти за счет применения современных технологий в ХМАО составляет всего 20%. Недостаточно используются разработки ученых для нефтегазового комплекса. Многие недропользователи ведут разработку с большими отклонениями от проектных решений как по уровням добычи нефти, закачке воды, так и по объемам бурения, действующему фонду скважин, исследовательским работам. Качество проектной документации часто низкое, она быстро стареет и не соответствует горно-геологическим условиям. Не предусмотрены санкции за нарушение проектных показателей и условий лицензионных соглашений, не эффективен механизм госконтроля. В обобщенном виде все эти вопросы можно рассматривать в рамках проблемы комплексной технологии повышения эффективности эксплуатации и экологической безопасности нефтепромысловых систем.

В последнее время интенсивное развитие получили бактериальные методы интенсификации добычи нефти: введение в пласты через нагнетательные скважины углеводородокисляющих и газообразующих микроорганизмов и питательных субстратов для них, активизация естественных аэробных и анаэробных биоценозов бактерий прежде всего рода Clostridium, образующих на дешевых питательных субстратах значительные количества СН4, СО2, Н2, N2. Методы бактериального воздействия, снижающие вязкость и повышающие подвижность нефти в коллекторе, наиболее эффективны в условиях истощенных месторождений, число которых непрерывно растет.

Среди других направлений научных разработок можно назвать новые бактериальные методы очистки окружающей среды, анализ сравнительной эффективности деструкции нефтепродуктов различными биопрепаратами при разных уровнях загрязнения торфогрунтов, использование отходов производства фтора на нефтяных месторождениях, оценку роли микроорганизмов в преобразовании состава нефти и в нефтяных биотехнологиях. Сфера деятельности экологической биотехнологии быстро расширяется, она формирует и биологическую рекультивацию, в том числе биорекультивацию технологических отходов. ООО "Новая экология" разработана и успешно осваивается новая технология детоксикации токсичных водных глинистых отработанных буровых растворов и буровых шламов с помощью гумино-минерального концентрата с последующей их утилизацией в качестве мелиоранта при рекультивации нарушенных земель. В НПЦ "Вектор" (Кольцово, Новосибирск) создана коллекция штаммов микробов и грибов из древних торфов и мерзлотных почв Якутии, активно разрушающих нефтяные пленки и не боящихся соленых вод, часто сопутствующих буровым работам.

В противовес достаточно пессимистическим рассуждениям о "жизни после нефти" появляются лозунги "Превратим все в нефть!". Это сообщение о "процессе термической деполимеризации" — переработке мусора и отходов жизнедеятельности, остатков производства продовольственной продукции, прежде всего животноводства, в нефть, газ, другие органические материалы, воду. Если мужчина массой в 175 фунтов в результате несчастного случая попадет в приемное устройство такой установки, то на другом конце выйдет 38 фунтов нефти, 7 фунтов газа и неорганических веществ и 123 фунта дистиллированной воды. В связи с указанной публикацией появились утверждения о новой технологии XXI века и революции в углеводородной энергетике.

В условиях высокой аварийности возрастает значение экологии мелиорации и реабилитации нефтезагрязненных территорий. В числе важнейших мероприятий срочного действия можно назвать использование специальных средств ликвидации разливов нефти на поверхности воды и почвы. В качестве примера назовем адсорбент Института химии нефти СО РАН с такими параметрами: сорбционная емкость 15 — 20 кг нефти на 1 кг адсорбента, при 10 циклах его использования общий объем сбора может составить до 150 кг, конструкция адсорбента позволяет использовать его с малых плавучих средств /153/.

Проводятся эксперименты по очистке малых рек от нефтяного загрязнения с помощью биоконвейеров "Вия", при которых текущая вода фильтруется через микробоценоз, имммобилизованный на природных волокнах. Иммобилизированная углеводородоокисляющая микрофлора волокнистых насадок полностью разлагает нефтепродукты. Эксперимент проведен на р. Парки на производственной территории НГДУ "Мамонтовнефть".

Рекультивация шламовых амбаров является важной составной частью активной природоохранительной деятельности нефтегазодобывающих компаний. Прежде всего ставится задача обезвреживания буровых сточных вод и шламов до экологически безопасных нормативов. Это достигается физико-химической нейтрализацией жидкой фазы с помощью специальных химических реагентов и отверждением твердой, осветлением воды путем флокуляции (образования хлопьев) и декантации (отстаивания). Последующие действия связаны с утилизацией воды, очищенной от масел, нефти, взвешенных частиц, ПАВ, с нормализованным уровнем рН, и нейтрализацией инертной твердой массы со связанными в ней загрязнителями. Практикуется создание нейтрального микрорельефа — трапециевидных песчаных невысоких холмов с укрепленными склонами, небольших водоемов на болотах, выровненных рекультивированных площадок на лесных землях, которые быстро заселяются растительностью. А еще лучшие результаты дает применение безамбарной технологии бурения.

Как показали биоиндикационные исследования, восстановление почв и биоценозов после рекультивации и без нее идет быстрее на суходолах, рекультивация на свежих разливах малоэффективна. В качестве биоиндикатора при этом использовались микробоценозы. Для изучения процессов детоксикации шламовых амбаров и естественных водоемов хорошим индикатором является зоопланктон.

Современные научные разработки позволяют произвести поиск оптимальных и адаптированных к конкретным условиям методов в рамках существующего ландшафтного разнообразия и с учетом стоимости мероприятий по восстановлению земель и очистке природных объектов. Перспективны комплексные технологии ликвидации нефтяных загрязнений с дальнейшей рекультивацией почвы. Они подтверждены реальными результатами работы по лесовосстановлению и ускоренной биоремидиации природной среды с помощью фитомелиоративных культур.

В сжатом виде можно назвать такие направления реабилитации территорий: защита и восстановление земель, ландшафтов при разработке месторождений; рекультивация земель и почв, загрязненных нефтью, и ее совершенствование; зональные аспекты восстановления посттехногенных земель с учетом  динамичности биоразнообразия основных биоценотических структур и восстановительных сукцессии; экономические основы использования нарушенных и загрязненных земель; очистка окружающей среды от углеводородных загрязнений; использование торфяных мелиорантов и гуминовых препаратов, торфоминеральных композиций; своевременная ликвидация отработанных скважин; методы ликвидации последствий аварийных разливов нефти; разработка эколого-микробиологических основ рекультивации почв, загрязненных нефтью и нефтепродуктами, применение нефтеокисляющих биопрепаратов на основе микромицета Fusarium; методы очистки нефтезагрязненных грунтов; биорекультивация технологических отходов при нефте- и газодобыче; подбор растений-мелиорантов для нефтезагрязненных и засоленных почв.

Как показывает практика, средства, выделяемые на рекультивацию, расходуются нефтекомпаниями преимущественно на землевание, засыпку песком загрязненных нефтью участков, что объективно снижает пожароопасность и создает видимость устранения последствий аварийных разливов. Этот дорогостоящий, но по сути косметический метод имеет весьма существенный недостаток — в погребенной в анаэробных условиях нефти приостанавливается процесс ее аэробного разложения. В результате в почве и грунтовых водах накапливаются токсичные закисные соединения, канцерогенные ПАУ и создаются вторичные очаги загрязнения. Научные дискуссии по этим проблемам продолжаются, но отсыпанные участки, своего рода бомбы замедленного действия, считаются рекультивированными.

В 2000 г. предприятиями нефтяной отрасли было таким способом рекультивировано (!) около 150 тыс. га земли. Например, в Нижневартовском районе было; рекультивировано за год 1013 га. Но статистика показывает, что увеличение площадей, залитых нефтью в результате аварий, превышает прирост площадей, рекультивированных хотя бы частично. Целесообразно создание региональных центров по ликвидации нефтяных загрязнений, которые обладали бы специальным оборудованием, транспортом, средствами доставки и контроля, химическими реагентами и бактериальными штаммами. Следует объединить усилия различных ведомств и самих нефтяных компаний. Основные недостатки и причины низкой эффективности рекультивации нефтезагрязненных земель в Среднем Приобье заключаются в следующем:

Отсутствие научно обоснованных и утвержденных государственных стандартов на допустимое содержание нефти и ее компонентов в почвах (ПДК, ОБУВ); несовершенство действующих региональных требовании к качеству рекультивированных земель; проведение сдачи и приемки рекультивированных участков с грубым нарушением даже действующих требований; проведение рекультивационных работ без детальных проектных решений, получивших положительное заключение государственной экологической экспертизы; ущербность сложившегося механизма организации и финансирования рекультивационного процесса; несовершенство применяемых агротехнических рекультивационных технологий в силу их региональных биотопических (ландшафтных) особенностей.

Влияние нефтяных загрязнений на биологические популяции

Функционирование нефтегазового комплекса создало большие проблемы для охотничье-промыслового хозяйства. Имеются оценки значительного ущерба охотничьим животным и ресурсам дикорастущих растений в районах строительства объектов нефтегазодобычи Тюменского Севера. Наблюдается резкое снижение уловов и серьезные качественные изменения состава ихтиофауны Средней Оби как следствие интенсивной добычи нефти и аварий на нефтяных промыслах. Резко ухудшается состояние популяции ценных видов рыб, происходят существенные изменения в сообществах позвоночных животных территорий нефтяных месторождений.

Освоение новых месторождений в лесных районах способствует облегчению доступа браконьеров и лесоперерабатывающих предприятий к нетронутым уголкам природы. В Сибири и на Дальнем Востоке сеть автомобильных и железных дорог и портов, сооруженных нефтегазовыми компаниями, широко используется предприятиями, занимающимися коммерческой, порой незаконной вырубкой леса. Совокупность этих факторов превращает нефтегазовую промышленность в лидера (среди секторов, не связанных напрямую с переработкой древесины) по объему ущерба, наносимого российской тайге.

По некоторым оценкам, площадь уничтоженной растительности в северо-западной части Сибири составляет 2500 км2, и это только на территории нефтегазовых месторождений и по маршрутам основных трубопроводов. Из Экологического досье России следует, что за 35-летний период деятельности нефтедобывающего комплекса техногенному воздействию подверглось более 15% земель гocлесфонда. По экспертным оценкам, в округе может быть загрязнено нефтью и нефтеотходами не менее 800000 га.

Проблема взаимоотношения лесного воспроизводства и добычи нефти рассматривается прежде всего в аспекте изменений лесного фонда, изменения флоры и фауны лесов, восстановления лесов в районах нефтедобычи. С появлением нефтяников частота пожаров в лесах увеличивается в 2 — 3 раза /595/. На деятельность нефтяников накладываются определенные лесоводственные ограничения по ведению сейсморазведочных работ, размещению, строительству и эксплуатации объектов нефтедобычи. Имеются технические указания по особенностям проведения лесоустроительных работ в районах интенсивной добычи нефти и газа. Применяются аэрокосмические методы выявления и прогнозирования изменений в лесном фонде под влиянием разведки и добычи нефти и газа.

Анализируя экологические проблемы лесного хозяйства Западной Сибири, д-р биол. наук В.Н. Седых (Институт леса СО РАН) обращает внимание на необходимость особых условий ведения лесного хозяйства и мониторинга лесов на территориях, подверженных сильному воздействию нефтегазового комплекса. Он положительно оценивает образование техногенного рельефа, изменение им условий гидроморфизма, нетрадиционно оценивает роль пожаров в возобновлении лесов. На основании многолетних исследований сделан вывод о том, что созданная несколько десятилетий назад нормативная база отстала, а лесоводственное требование, предписывающее строительство промобъектов только в низкобонитетных и низкополнотных лесах, привело к сплошному загрязнению болотных комплексов и водоемов, что уже создало опасность для человека. Этому же способствует приказ бывшего Комитета по лесу СССР № 13 от 19.01.1990 г. о запрещении рубок кедра и размещения в них промобъектов. Автор резко критикует ведомственные "Лесоводственные требования".

Социально-экологические проблемы нефтезагрязнения

Проблема добычи нефти и сохранения условий проживания на нефтегазоносных территориях приобрела небывалую остроту в связи с освоением Севера в его широком циркумполярном значении. Арктика и Субарктика, Аляска и Сибирь, Республика Коми и Прибайкалье дают примеры решения экологических и гуманитарных задач, связанных с совпадением ареалов проживания малочисленных народов и нефтегазодобычи.

Интенсивное промышленное развитие Севера, по существу, разрушило среду обитания и сложившуюся практику развития традиционных отраслей хозяйствования, основной формы деятельности коренных малочисленных народов Севера. Идет масштабная деградация ландшафтов, выведение их из стабильного природного состояния. Под разработку залежей постоянно резервируется около 50 тыс. га земли в расчете на месторождение, а в целом по Ханты-Мансийскому автономному округу под лицензионными участками добычи зарезервировано более 11 млн га земельных участков, или около 21% от его общей площади. Расчеты, выполненные по 235 участкам нефтедобычи, свидетельствуют, что к категории нарушенных земель следует отнести территорию 10885,8 км2, что составляет 2,04% площади округа. В соседнем, Ямало-Ненецком, округе данные по нарушенности близки к названным. Все это порождает значительные этносоциальные проблемы.

Кроме того, 60% объектов нефтедобывающего комплекса являются объектами повышенного риска, официально сообщается лишь о малой части аварий, скрывается реальный ущерб, наносимый природе. Искажение информации о действительных размерах аварийных разливов загрязняющих веществ и сокрытие самих аварий имеет массовый характер и препятствует объективной оценке воздействия нефтедобывающего комплекса на окружающую среду.

Можно с уверенностью утверждать, что именно ухудшение экологии, а не экономические и социальные факторы в первую очередь влияют на разрушение культуры коренных народов Обского Севера. Сейчас, как никогда, необходим экологический аудит в интересах коренных малочисленных народов Севера.

Правовые и тесно связанные с ними экономические проблемы недропользования при геологическом изучении и освоении месторождений нефти и газа заслуживают особого внимания. Многие из них, базируясь на федеральном законодательстве, несут региональную специфику, отражают динамику развития системы управления, этапы становления и совершенствования лицензионной политики, оценку геолого-экономической эффективности освоения месторождений нефти и газа. Специального рассмотрения заслуживает "особое" отношение нефтяных компаний, как зарубежных, так и российских, к природоохранному законодательству и экологическим стандартам.

Требуется срочный пересмотр законодательной базы по разрешению экологических проблем в нефтяном комплексе, по правовому обеспечению сырьевой безопасности, правовых основах проведения работ по восстановлению нефтезагрязненных объектов. Для ХМАО будет иметь первостепенное значение принятие федерального закона "О статусе зон экологического бедствия и регулировании хозяйственной и иной деятельности на их территории", разрабатываемого в Государственной думе.

Особое внимание заслуживает вопрос о реализации политики нефтяных компаний в области охраны окружающей среды и совершенствовании систем управления, а также распространенная практика противопоставления пользователей недр и коренного населения. Она не решает и не может решить экологические и экономические проблемы, а лишь усугубляет социальное напряжение. Ее решение может быть найдено в новых формах хозяйственных взаимоотношений.

В последние годы значительно усилилось экологическое образование. Оно затрагивает не только студентов вузов, но и разные категории обслуживающего персонала, рабочих-бурильщиков, помощников бурильщиков, подготовителей буровых растворов, лаборантов, машинистов насосов, персонала насосных станций, операторов обезвоживающих, обессоливающих и стабилизационных установок. Для звена управления одной из задач является овладение научно обоснованной концепцией мониторинга объектов нефтегазодобычи и окружающей среды, эффективных ресурсосберегающих инженерных решений. Этим целям служат "Лекции по рекультивации нефтезагрязненных земель в ХМАО". Есть мнение, что современные технологии образования — основа реализации нефтегазового потенциала ХМАО.

Не секрет, что одной из причин тяжелой природоохранной ситуации в отрасли является недостаточный уровень подготовки проектировщиков, строителей и эксплуатационников, и в первую очередь руководителей предприятий, в сфере рационального природопользования и прикладной экологии. Поэтому не случайно создание особых, своего рода эталонных, технологий разработки месторождений. Примером является Приобское месторождение ХМАО, которому в 1998 г. решением губернатора округа присвоен статус "Территория особого порядка недропользования". Это сделано с учетом труднодоступности запасов и хрупкости экосистемы (пойма Оби), необходимости использования новейших, уникальных технологий добычи. Сокращение техногенного воздействия достигнуто созданием подводного перехода туннельного типа длиной 1220 м (ниже ложа Оби на 20 м), созданием ЛЭП через Обь, пролет которой 1020 м, с использованием специальных проводов, подготовкой экологически чистых кустовых оснований, исключающих попадание в окружающую среду нефти и буровых растворов, применением безамбарного бурения, использованием только коррозионностойких труб и т. д.

Активно развивается экологическая информатика. Создаются корпоративные банки данных недропользования, картографо-информационные базы данных о загрязнении окружающей среды.

Эколого-экономические проблемы нефтезагрязнения

Современное состояние экономических проблем освоения месторождений свидетельствует, прежде всего, о необходимости совершенствования экономического механизма управления недропользованием, новых оценок эффективности геолого-разведочных работ и освоения месторождений, более рационального налогообложения. Наряду с дискуссиями о ренте, соглашениях о разделе продукции, о необходимости проведения институциональных преобразований в нефтегазовом комплексе эти вопросы составляют значительную часть содержания экономики природопользования. Сюда же входит формирование механизма и нормативно-правовой базы для компенсации негативных последствий промышленной деятельности малочисленным народам в местах их проживания. Оно включает, как минимум, возмещение ущерба, связанного со снижением продуктивности оленьих стад, охотничьих угодий, рыбохозяйственных водоемов (принцип компенсационных платежей, варианты экономических соглашений). К сожалению, до сих пор недостаточно объективных данных по экономической оценке накопленного экологического ущерба от хозяйственной деятельности, например, на основе импактных загрязнений почв нефтью. Учет экономического ущерба окружающей среде должен начинаться на стадии обоснования инвестиционного проекта.

При геологическом изучении и освоении месторождений нефти и газа экологические аспекты сложно переплетены с правовыми и экономическими проблемами недропользования. Это вопросы совершенствования законодательства, развития систем управления, лицензионной политики, налогового регулирования, геолого-экономической эффективности и экологической безопасности, имеющие целью рациональное использование и охрану недр и окружающей среды, утилизацию и захоронение отходов. Сюда же включают разработку нормативов вредных выбросов и сбросов, производственный экологический контроль, ликвидацию и консервацию нефтепромысловых объектов и скважин. В условиях интенсивной эксплуатации природных ресурсов важным фактором устойчивого развития выступает сохранение и возрождение традиционной культуры коренных малочисленных народов Севера. Ставится вопрос об экологическом аудите в их интересах.

Системы экологического менеджмента и аудита неразрывно связаны и реализуются на ряде нефтегазодобывающих предприятий. Экологический аудит, понимаемый как объективный независимый анализ, оценка, разработка рекомендаций по фактическим результатам любой экологически значимой деятельности, способен сыграть исключительную роль в развитии экомониторинга и основ экологического управления в рамках тенденции к переходу к интегрированной системе управления на предприятиях нефтегазовой отрасли. К этим направлениям близко по целям и экологическое страхование. Для определения экономической величины ущерба на объектах нефтедобычи возможно использование прогнозных матричных моделей.

Существующая нормативно-правовая база регулирования в нефтегазовой отрасли не решила основных вопросов, важных для ее устойчивого развития: стабильности правовых и налоговых условий, необходимых для сильно инерционных, с большим периодом окупаемости, отраслей минерально-сырьевого комплекса; создания гибкой и прозрачной налоговой системы, дифференцирующей горную ренту и снижающей налоговое бремя в период низких мировых цен на нефть и справедливо распределяющей сверхприбыли в период высоких цен между Федерацией, регионом и компаниями; создания климата инвестиционной привлекательности; обеспечения перспектив развития сырьевой базы нефтяной и газовой отраслей. Поэтому сейчас не случайно указывается на необходимость эволюционного подхода к формированию системы государственного регулирования нефтегазового сектора экономики, большего внимания к условиям устойчивого (сбалансированного) развития, его экологической составляющей и ландшафтно-экологическому обеспечению природопользования.

Экология природопользования, отражающая тенденции экологизации современного экономического развития, отмечает, например, возрастающую роль экологического фактора в теории и практике принятия экономических решений нефтяными компаниями. Идеи экологизации нефтегазового комплекса с учетом региональных особенностей развиваются в последнее время весьма интенсивно. Ставится вопрос о внедрении систем экологического управления на базе международных стандартов, освещаются проблемы размещения нефтяной промышленности в связи с экологическим фактором и охраной окружающей среды. Для отбора экологических приоритетов научно-технического развития нефтяных компаний существует разработанная система экономических моделей.

В условиях Севера экономические отношения представлены двумя типами абсолютно не ассоциированных производств: интенсивно ведущейся эксплуатации природных богатств и экстенсивной, основанной на использовании воспроизводимых природных благ, традиционной хозяйственной деятельности. Их связывает только пространство, причем рост первого сокращает второй. Совершенно не сбалансированы и чрезвычайно слабо изучены также природно-ресурсные и социальные отношения, имеющие характерные региональные особенности.

Сложное переплетение эколого-экономических механизмов в природопользовании иллюстрирует рационализация управления эксплуатации нефтепроводов на основе геоинформационного мониторинга эколого-экономических показателей. Мониторинг добычи нефти может рассматриваться как анализ эффективности реализации нефтегазового потенциала регионов, а экономическая оценка и прогнозирование экологических последствий разработки нефтяных месторождений становятся нормой деятельности. И, конечно, не забыто хрупкое равновесие Севера: концептуальные основы экологически сбалансированного освоения природно-ресурсного потенциала Российской Арктики должны быть в центре внимания. Ставится вопрос об эколого-экономической оптимизации и сбалансированном развитии природопользования регионов, эколого-экономической оценке земельных ресурсов в районах развития нефтегазового комплекса, оптимальной последовательности обустройства и проектирования. Рекомендуется больше уделять внимания разливам нефти, необходимости создавать реестры загрязненных территорий и водных объектов с целью определения размеров ущерба, разрабатывать принципы эколого-экономической оценки ущерба природной среде.

Проблема аварийных разливов нефти на протяжении ближайших лет останется весьма актуальной. При этом экономически выгодной является профилактика аварийных ситуаций. Она требует комплекса мероприятий по автоматизации контроля за состоянием трубопроводов, выявления и замены ненадежных участков. ОАО "АК-Транснефтепродукт" и ОАО "АК-Транснефть" осуществляют внутрикорпоративные программы предупреждения и ликвидации аварийных разливов нефти, используют коррозионностойкие, гибкополимерные и металлопластиковые трубы. Это деятельность экономически обоснована, так как штрафные санкции за одну тонну разлитой нефти соответствуют стоимости 80 т добытой нефти, а затраты на ее сбор эквивалентны 0,8 — 1,3 т добытой нефти. Экономический эффект проведения мероприятий по профилактике аварийных разливов нефти будет значительно выше затрат на их ликвидацию. Концепция основных направлений в решении экологических проблем до 2010 г. разработана компанией "Сибнефть".

Необходим экологический мониторинг всех предприятий нефтегазовой отрасли. Контроль необходим за основными загрязнителями: при строительстве — за нефтепродуктами, СО, NOX, SO2, при эксплуатации — за NOX, SO2, H2S, CO, метаном, метанолом, нефтепродуктами, летучими органическими соединениями, в газовой промышленности — за сероводородом. Необходимо контролировать возможность аварийных и взрывоопасных ситуаций, уровень шума в рабочей зоне. По данным мониторинга прогнозируется величина потенциального ущерба от техногенного воздействия предприятия, от уровня вероятности аварийности и степени риска зависят и размеры затрат и издержек на обеспечение необходимых условий функционирования предприятия. Особый аспект связан с проблемой эксплуатации и мониторинга природно-технических систем Севера в связи с нестабильностью климата и криолитозоны. Экологический мониторинг здесь выступает как фактор обеспечения промышленно-экологической безопасности.

Оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) является важнейшим элементом анализа природопользования, обязательным элементом научно-технических работ при обустройстве любого нефтегазового месторождения. В приложении к рассматриваемой отрасли ОВОС многокомпонентна, включает функционирование ГТС, анализ цепей воздействий на геосистемы, обоснование размещения объектов разведки и нефтегазодобычи и завершается эколого-экономическими оценками. Сбор, обработка и анализ информации о состоянии и функционировании природной среды является сложной и трудоемкой работой. Имеются методические указания по составлению раздела "Оценка воздействия на окружающую среду" в схемах размещения и проектах разработки месторождений и строительства объектов нефтегазовой промышленности. В сфере интересов ОВОС комплексные оценки и способы снижения экологической нагрузки, опасность воздействия трубопроводного транспорта, исследование возникновения, распространения и экологических последствий от низовых лесных пожаров и очагов горения нефти и нефтепродуктов на различных типах подстилающей поверхности, воздействие объектов нефтегазовой промышленности на северные экосистемы и экологическая стабильность геотехнических комплексов в криолитозоне.

Разработка ОВОС требует геоинформационной базы, опыта исторических исследований, использования космических снимков, привлечения к работе ученых и специалистов разных областей, разработки новых подходов и оценок отжига нефти, токсичности буровых растворов, засыпки грунтом шламовых амбаров, создания микрорельефа из торфяных залежей. Полученные данные становятся обосновывающими материалами и для проведения экологической экспертизы.

Изучение экологических рисков реализуется из оценок воздействия на экосистемы, анализа предпосылок экологических катастроф, в том числе с учетом специфики Севера, экологически опасных факторов. Поэтому актуальны оценка геологических и экономических рисков для нефтяных объектов на разных стадиях изученности, анализ экологического состояния глубоких геолого-разведочных скважин, пробуренных десятки лет назад, уменьшения риска при эксплуатации трубопроводов и обсадных колонн скважин путем снижения природообусловленной аварийности, управления рисками с использованием систем экологического мониторинга в нефтегазодобыче. Разработан методический аппарат оценки экологического риска при транспортировке нефти и нефтепродуктов, авариях на нефте- и нефтепродуктопроводах. Издано методическое руководство по оценке степени риска аварий на магистральных нефтепроводах, разработана методика определения ущерба природной среде при авариях на них. Управление экологическим риском рассматривается как способ обеспечения экологической безопасности при эксплуатации объектов нефтегазодобычи.

О связи экологического риска и ренты можно привести следующие соображения. Экологический риск — следствие рентоискательства в областях, вторжения в которые недостаточно изучены, поэтому последствия вторжения в неизведанное часто несоизмеримы с объемами ренты, извлекаемой обществом. Потенциальные потери оцениваются весьма приблизительно, опасности умозрительны и интуитивны, альтернативы невозможны. Экологический риск является безадресно-абстрактным, так как сложно установить как пострадавший объект, так и тяжесть последствий. Например, трудно подсчитать экономические последствия попадания нефти в водоток, потому что основная тяжесть последствий придется на его обитателей и потом, по цепи воздействий и реакций, — людям.

Важными элементами регулирования нагрузки на экосистемы и человека являются экологическая стандартизация, сертификация и нормирование. Разработаны биогеохимические основы экологического нормирования. Обсуждаются возможности соблюдения природоохранный нормативов в Среднем Приобье, методика по разработке удельных нормативов водопотребления и водоотведения для производственных объектов ОАО "АК-Транснефть", оценки потерь нефти, регламентация и токсичность химреагентов, используемых в технологических процессах нефтегазового комплекса, нормы естественной убыли нефтепродуктов при приемке, транспортировке, хранении и отпуске на объектах магистральных нефтепроводов, нормы естественной убыли нефтепродуктов при железнодорожных перевозках, нормы отвода земель для магистральных нефтепроводов, нормативы образования отходов производства и потребления при строительстве и эксплуатации производственных объектов отрасли.

Как пример руководящего нормативного документа со многими эколого-природоохранными элементами может быть назван регламент строительно-промышленного освоения нефтегазовых месторождений севера Тюменской области. На примере нефти идет разработка нормативов загрязняющих веществ в донных грунтах и региональных нормативов допустимого остаточного содержания нефти в почвах.

Вопрос о проблемах экологической безопасности при развитии нефтегазового комплекса был впервые масштабно поставлен в 1995 г. на заседании Комиссии по экологической безопасности Совета безопасности Российской Федерации. В материалах заседания приведен детальный анализ ситуации на тот период, в частности, указывается, что на территории Российской Федерации находится в эксплуатации 350 тыс. км внутрипромысловых трубопроводов, на которых отмечается ежегодно около 60 тыс. случаев прорывов, "свищей" и других некатегорируемых аварий. В факелах сжигается около 7 млрд м3 нефтяного газа, около 20% извлекаемого. На 1 января 1993 г. в пользовании нефтедобывающих предприятий находилось около 387 тыс. га земли, многие из которых загрязнены нефтепродуктами, высокоминерализованными сточными водами, химическими реагентами. Согласно экспертным оценкам, на нефтепромыслах теряется в общей сложности до 3,5% всей добываемой сырой нефти (с учетом нефтяных газов, в пересчете на нефтяной эквивалент). Если говорить о площадях месторождений на примере Тюменской области, а это 39728 км2, то доля их с минимальной нарушенностью составляет 42,7%, средней — 26,5%, сильной — 23,1% и максимальной — 7,7%. Одной из серьезнейших проблем остается наличие пробуренных и неликвидированных разведочных скважин в этих районах, их число более 7 тыс., число бесхозных скважин исчисляется десятками тысяч.

Исследование, разработка и внедрение методов повышения уровня экологической безопасности нефтегазодобычи и переработки углеводородов, проектных работ являются приоритетным направлением науки и практики Это касается повышения эффективности и экологической безопасности эксплуатации и капитального ремонта объектов инфраструктуры — трубопроводов, нефтяных и газовых скважин, очистки трасс нефтегазопроводов, добычи и вывоза нефти с шельфа Арктики, утилизации нефтеотходов. 

Заключение

Современные технологии позволяют практически полностью очищать сточные воды, улавливать вредные выбросы в атмосферу, рекультивировать замазученные земли, использовать попутный нефтяной газ.

По мнению заместителя начальника департамента экологии Минэнерго РФ Элеоноры Реут, обеспечить экологическую безопасность — задача вполне выполнимая. Вопрос упирается лишь в затраты, которые для этого требуются. Важно добиться разумного баланса между экономической и экологической эффективностью в деятельности предприятий нефтегазового комплекса.

Еще в начале XX столетия Люис Фишер писал: "Мы живем в век Нефти. В седле сидит Нефтяной Империализм!". Эти слова в начале XXI века для богатой нефтью России, становящейся капиталистической страной, весьма симптоматичны, а имена тех, кто сидит в седле, публикуются в списках богатейших и влиятельнейших граждан. Но мы не ведем расследования того, как они оказались в седле, это дело специальных органов, определяющих кому, сколько и где сидеть. Напомним, что в Конституции записано: "природные ресурсы являются государственной собственностью". А, по экспертным оценкам, рента, присваиваемая сегодня владельцами нефтяных компаний, сопоставима с федеральным бюджетом и составляет порядка 50 млрд дол. в год.

Тем не менее, сегодня ситуация как никогда благоприятна. С одной стороны, компании, добывающие и экспортирующие углеводородные ресурсы, могут позволить себе больше тратить на природоохранные программы. С другой стороны, российские компании, выходящие на мировые рынки, должны заботиться о собственной экологической репутации. Это не только престижно, но и жизненно необходимо — экологическое досье играет не последнюю роль и при получении на внешних рынках крупных кредитов, и при формировании международных альянсов. Не случайно российские компании внедряют в экологический менеджмент систему управления охраной окружающей среды ISO 14000 и получают соответствующие международные сертификаты. Такие документы уже получили «ЛУКОЙЛ» и «Транснефть». Кстати, в 2004 году во всех производственных дочерних предприятиях «Транснефти» был проведен независимый экологический аудит.

Все вертикально интегрированные компании имеют долгосрочные природоохранные программы и вкладывают немалые средства в их реализацию. По данным Госкомстата РФ, в 2003 году текущие затраты нефтедобывающих предприятий России на охрану окружающей среды составили 12,8 млрд рублей, НПЗ — 5,4 млрд рублей, предприятия химии и нефтехимии инвестировали в экологию 1.2 млрд рублей. «Газпром» увеличил капиталовложения в охрану природы до 2.4 млрд рублей.

В 2004 году «Сургутнефтегаз» затратил на выполнение программы «Экология» 6,87 млрд рублей. «ЛУКОЙЛ» — 6.8 млрд. Причем, деньги вкладываются не только в решение утилитарных задач, но и в создание корпоративных систем мониторинга окружающей природной среды

Деньги у нефтегазодобывающих компаний есть, и вложения в экологию могли бы быть и выше, если бы государство озаботилось проблемой стимулирования инвестиций в охрану окружающей среды. Однако нынешняя система экологических платежей направлена не столько на организацию превентивных мер, сколько на то, чтобы собрать побольше денег в бюджет. Много нестыковок и в нормативно-правовой базе, регулирующей природоохранную деятельность.

Общеотраслевые экологические показатели выглядят вполне благополучно. Но это «средняя температура по больнице». Эффективность природоохранной деятельности даже соседних предприятий может разительно отличаться. Это означает, что движущей силой экологических программ в значительной мере являются энтузиазм и добрая воля ведущих компаний, а не целенаправленный алгоритм, сформированный государством.

Наверное, это тот вопрос, которым государство должно озаботиться в первую очередь, пока высокие мировые цены на нефть и газ еще позволяют вкладывать значительные средства в решение экологических проблем, накопившихся за прошлые годы и ожидаемых в будущем.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

44055. Изучение взаимодействия морского и железнодорожного транспорта на примере ОАО «Архангельский морской торговый порт» 566 KB
  Все это уменьшает пропускные и перевозочные возможности железных дорог ведет к росту порожнего пробега вагонов к снижению производительности их использования и к другим отрицательным последствием. [29] Перевозки грузов осуществляемые в смешанном сообщении с двумя перевалками в основном менее эффективны чем с одной и в прямом железнодорожном сообщении как по общей величине приведенных затрат так и по потребному парку вагонов и по затратам трудовых ресурсов. Навалочные и насыпные грузы отправляемые маршрутами или группами вагонов...
44056. Проект мероприятий по разработке нового турпродукта в Сысертском районе Свердловской области на примере ООО «УРАЛ ТУР» 398 KB
  Туризм экскурсии – это важная форма отдыха людей ориентации их свободного времени тем более что состояние физического и нравственного здоровья вызывает серьезные опасения и требует использования всех возможных средств по исправлению сложившийся в последние годы ситуации. в стоимость тура должна быть включена хотя бы одна из перечисленных ниже услуг: трансфер экскурсии или аренда автомобиля.; памятки о сроках подачи заявок на авиабилеты проживание питание скидки на группу; заявка бронирования тура дата № заказа...
44057. Повышение социальной компетентности подростков 15-16 лет, выпускников детских домов, средствами социально-культурной деятельности 1.04 MB
  Теоретические основы формирования социальной компетентности подростков выпускников детских домов с помощью средств социально-культурной деятельности Сущность и определение социальной компетентности. Особенности процесса формирования социальной компетентности у подростков.
44058. Проектування дорожнього СТО-А 370 KB
  Автомобілі на станції технічного обслуговування СТО приймаються відповідно до встановлених правил. Значний ріст парку легкових автомобілів що належать населенню в Україні вимагає збільшення проектування дорожніх СТОА. Виробничотехнічну базу системи технічного обслуговування автомобілів в основному складають підприємства структурні одиниці трьох видів: СТОА у тому числі майстерні і пункти ТО і ремонту; бази і склади матеріальнотехнічного постачання; гаражі і стоянки автомобілів. Сучасні СТОА здійснюють: продаж і...
44059. Разработка бизнес-плана по производству кондитерских изделий ООО «Бансес» 251.5 KB
  Важнейшей задачей разработки бизнеспланов является проблема привлечения и обоснования инвестиций и кредитов в том числе зарубежных необходимых для осуществления проектов технического перевооружения и реконструкции предприятий. – 1337580 руб. – 5788080 руб. Общая стоимость проекта по производству кондитерских изделий 936671 руб.
44060. Психологізм творчості Михайла Коцюбинського 475 KB
  Зображення процесів внутрішнього життя героїв у дитячих оповіданнях письменника За об’єкт дослідження обрано дитячу та малу прозу Михайла Коцюбинського Цвіт яблуні Сон Що записано в книгу життя В дорозі Дорогою ціною Дебют Лялечка Ft morgn Харитя Ялинка Маленький грішник Intermezzo як найпоказовішу з погляду психологічного зображення зрілості авторської концепції. Із метою ширшого обґрунтування останньої комплексного розгляду художнього психологізму залучено інформацію про особисте життя...
44061. Расчет преобразовательного агрегата 2.27 MB
  Совместно с американскими специалистами были проанализированы достоинства и недостатки электроэнергетики России и США. Специалисты отрасли умели управлять ЕЭС и знали как её оптимально приспособить к рынку.
44062. Податковий контроль 290 KB
  Визначення поняття методика податкового контролю Податковий контроль властивий будь якій державі. Податковий контроль як один із елементів державного регулювання особливо в умовах нестабільної економічної ситуації має стати об’єктивною передумовою подальшого розвитку підприємств сприяти удосконаленню податкового механізму через вияв економіко організаційного механізму оподаткування. У здійсненні податкового процесу чільне місце посідає саме контроль за формуванням і практичною реалізацією системи оподаткування в...
44063. Вплив соціально-психологічних факторів на мотивації поведінки неформальної молоді 588.5 KB
  В даній роботі виконано завдання щодо виявлення на основі тестування впливу соціальнопсихологічних факторів на мотивації поведінки неформальної молоді. Об’єкт дослідження – поведінка неформальної молоді Предмет дослідження – вплив соціально-психологічних факторів на мотивації поведінки неформальної молоді Мета дослідження – виявити соціальнопсихологічні фактори що впливають на мотивацію поведінки неформ молоді Завдання дослідження: аналіз сучасних досліджень впливу соцпсихол фактор на мотивац повед неформальн молодівизначення...