78323

ПСИХИКА И ОРГАНИЗМ. МОЗГ И ПСИХИКА

Реферат

Психология и эзотерика

Кеннона является неспецифическая структура головного мозга – таламус. Возникновение эмоции есть результат одновременного возбуждения через таламус симпатической нервной системы и коры головного мозга. Собственно с эмоциями из всех структур головного мозга связан больше не таламус а гипоталамус и центральная часть лимбической системы. Таким образом теория КеннонаБарда связывает психические явления не только с физиологическими процессами в организме но и с особенностями функционирования центральной нервной системы – структурами головного...

Русский

2015-02-07

118.5 KB

1 чел.

Тема 2. ПСИХИКА И ОРГАНИЗМ. МОЗГ И ПСИХИКА

1. Психика и организм

2. Мозг и психика

3. Психофизиологическая  проблема и пути ее решения

1. Психика и организм

В психологии с давних пор отмечали существование тесной связи между психикой  и организмом. Существует целое направление психологических исследований в этом направлении – психосоматика. Особое внимание в этих исследованиях занимало установление связи между типом телосложения и психикой человека, роль наследственности в формировании психических различий, зависимость психической деятельности от различных физиологических процессов в организме человека, влияние половой дифференциации на психику, взаимозависимость между особенностями нервной системы и психики человека и т.д.

На определенную связь между морфологическими особенностями тела индивида и его психикой указывал еще древнегреческий врач Гиппократ. В современной психологии наибольшую известность приобрели конституциональные типологии человеческой психики немецкого психолога Э.Кречмера и американского психолога У.Шелдона. Э.Кречмер в своей работе «Строение тела и характер» стремился обосновать положение, что тип телосложения предопределяет основные характерологические особенности личности.

Типология соматотипов Э.Кречмера. Э.Кречмер выделил три основных «соматотипа» - т.е. основных моделей строения человеческого тела: 1) астенический тип – люди со слабым развитием скелетных мышц и жировой прослойки, с узкими плечами и тонкими руками, с плоской грудной клеткой и бледной кожей;

2) атлетический тип характеризуется сильным развитием скелета и мускулатуры, упругой кожей, мощной грудной клеткой, широкими плечами и уверенной осанкой;

3) пикнический тип – отличается развитием внутренних полостей (головы, груди, живота) и склонностью торса к ожирению.(См.рис.1).

На основе морфологических особенностей строения тела Э.Кречмер пытался осуществлять диагностику психических заболеваний, предсказывать характерологические особенности того или иного индивида.

Типология соматотипов У.Шелдона. Система Э.Кречмера была развита У.Шелдоном. У.Шелдон также выделяет три  основных соматотипа: Первый эндоморфный тип отличается круглой головой, крупными размерами внутренних органов, сферической формой тела, легкостью тканей, тонкими руками и ногами, неразвитыми костями  и мышцами, ярко выраженными отложениями жира.

Второй – мезаморфный тип характеризует мощная голова, широкие плечи и грудная клетка, мускулистые руки и ноги, минимальное количество подкожного жира.

Третий эктоморфный тип олицетворяет худой человек с вытянутым лицом, тонкими длинными руками и ногами, слабой мускулатурой.

По мнению У.Шелдона, каждый конкретный индивид в той или иной степени тяготеет к одному из этих трех типов. Степень адекватности облика конкретного человека к каждой из этих моделей телосложения оценивается по семибалльной системе : единица – минимум, семерка – максимум их выраженности у конкретного индивида. Например 1-1-7 – следовательно данный индивид можно уверенно назвать эктоморфным.

Трем основным соматотипам соответствуют, по У.Шелдону, три варианта психической конституции человека. Эндоморфному типу телосложения соответствует висцеротонический характер (от лат. viscere – внутренности, т.е. функциональное преобладание органов пищеварения), мезаморфному – соматотипический характер (от греч. soma – тело), эктоморфному типу – церебротонический характер (от лат. cerebrum – мозг). Психологические особенности висцеротоника, соматотоника и церебротоника сопоставлены в следующей таблице:


Висцеротоник

Соматотоник

Церебротоник

1.

Чрезмерное развитие внутренних органов тела, сложение относительно слабое, с избытком жировой ткани

Стройное и крепкое, хорошее развитие мускульной системы

Организм хрупок и тонок, грудная клатка уплощена. Конечности длинные, тонкие со слабой мускулаторой

2.

Расслабленность в осанке и движениях

Уверенность в осанке и движениях

Заторможенность, скованная осанка

3.

Любовь к комфорту

Склонность к физической деятельности

Чрезмерная физиологическая чувствительность

4.

Реакции медлительные

Энергетическая реакция

Повышенная реактивность (скорость реакции)

5.

Пристрастие к еде

Потребность в физических нагрузках

Интеллектуализированные потребности (театр, книги)

6.

Любовь к компаниям, дружеским излияниям. Приветливость со всеми. Социофилия (склонность к общественной жизни)

Потребность в доминировании. Решительные манеры. Храбрость. Сильная агрессивность. Склонность к риску, игре случая

Склонность к уединению. Скрытность чувств, эмоциональная заторможенность. Социофобия (страх перед общественными контактами)

7.

Ориентация на других. Жажда любви и одобрения окружающих. Терпимость

Психологическая неустойчивость. Отсутствие сострадания

Заторможенность в общении. Непредсказуемость и нестандартность

8.

Хороший сон. Эмоциональная ровность. Отсутствие взрывных эмоций и поступков

Шумное поведение. Громкий голос

Плохой сон. Хроническая усталость. Тихий голос, плохо переносит шум. Юношеская живость

9.

Стереотипный характер мышления

Объективное и широкое мышление, направленное вовне (экстравертивн. типа)

Концентрированно-скрытое и субъективное мышление

10.

Общительность и расслабленность под воздействием алкоголя

Самоуверенность, агрессивность под воздействием алкоголя

Устойчивость к действию алкоголя

11.

Потребность в людях в тяжелую минуту

Потребность в действиях в тяжелую минуту

Потребность в уединении в тяжелую минуту

Влияние на психику генетических и физиологических факторов. Значительное внимание в психологии уделяется выяснению роли врожденных, генетических факторов, определяющих особенности психики того или иного индивида. Определение генетических детерминант поведения и психологии человека осуществляется различными методами. Среди них особую роль играет близнецовый метод, предполагающий единовременное сравнительное исследование монозиготных (однояйцовых) и дизиготных (разнояцовых) близнецов. Первые в соответствии с данными генетики обладают одинаковым набором генов и, следовательно, идентичной наследственностью. Вторые – различным набором генов, а, значит и различной наследственностью. Поскольку те и другие, взятые попарно, живут и развиваются примерно в одинаковых условиях среды, то можно предположить, что межиндивидуальное сходство и различие внутри пар близнецов свидетельствует соответственно о значимости или генетического (сходств) или средового (различие) факторов. Датский психогенетик К.Жуел-Нильсон на основе исследования двух пар разлученных близнецов показал, что, несмотря на то, что монозиготные близнецы жили в различных условиях окружающей среды, у них выявилось сходство по ряду психологических характеристик: мимике, походке, интонациям голоса и т.д. Вместе с тем им были отмечены большие индивидуальные различия в высокоспециализированных психических процессах и формах поведения (познавательных интересах, стиле межличностного общения и т.д.). Таким образом исследования Жуел-Нильсона и других психогенетиков свидетельствуют, что биологические характеристики индивида оказывают определенное влияние на развитие особенностей психики индивида, но это влияние значительно в сфере низших психических функций  и наименьшее в сфере высших психических функций.

Большой интерес вызывает и вопрос о влиянии на психику половой дифференциации. Наличие существенных психологических различий между мужчинами и женщинами само по себе не вызывает сомнений. В какой-то мере стали стереотипными выражения «мужской характер», «женский характер». Однако для рассмотрения нашей темы принципиально важно установить какова причина этих различий: биологическая или социокультурная. К сожалению, достоверных научно установленных фактов, указывающих на биологические детерминанты «мужского» и «женского» характеров чрезвычайно мало. Эти факты в большей мере определяют кратковременные, ситуативные особенности состояния психики женщин и мужчин и их поведения на протяжении всей их жизни. Поэтому более обоснованной выглядит позиция К.Хорни и других близких ей по духу исследователей, которые особенности психики женщин и мужчин связывают, главным образом, с влиянием половых ролей и культуры.

Наиболее развитой областью психосоматики является та, в которой устанавливается зависимость психической деятельности от различных физиологических процессов. Как указывает американский психолог У.Маслоу, между психикой и здоровьем человека существует тесная синергетическая связь. По его словам, большинство психиатров, а также многие из психологов и биологов сейчас вынуждены признать, что практически все болезни, а может статься, все без исключения, можно отнести к разряду психосоматических или организмических, то есть, если серьезно и глубоко заняться изучением «соматического» заболевания, то неизбежно всплывут его интрапсихические, интраперсональные и социальные детерминанты.

Для доказательства этого весьма кардинального заявления У.Маслоу ссылается на исследования доктора Н.Ф.Донбера. В своих исследованиях причин травматизма доктор Н.Ф.Донбер решила использовать группу больных с переломами в качестве контрольной, полагая, что в случае переломов психологические факторы не играют абсолютно никакой роли. Но в процессе исследования она, к своему изумлению, обнаружила и в этой группе следы психологического влияния. На основании этих исследований, по мнению У.Маслоу, мы можем говорить о существовании особого типа людей, склад личности которых увеличивает риск получения травмы. Если посмотреть на проблему под этим углом зрения, то даже перелом кости можно интерпретировать как психосоматическое заболевание.

Существует и обратная связь между состоянием организма, характером протекающих в нем физиологических процессов, гормональной активности и психики человека. Врачебной практикой установлено, что любое хроническое заболевание приводит к повышению раздражительности, утомляемости, эмоциональной нестабильности, т.е. влечет изменение психологического тонуса. Изменения химического состава крови, появление в ней в тот или иной период различных ферментов будет способствовать возбуждению или торможению психики.

Установлению взаимосвязи между психикой и эмоциональным состоянием человека посвящены теории Джемса-Ланге и Кеннона-Барда. Крупнейший американский философ и психолог У.Джемс утверждал, что первопричиной возникновения эмоциональных состояний являются изменения физиологического характера, происходящие в организме. Возникнув под влиянием внешних и внутренних стимулов, они затем отражаются в голове человека через систему обратных нервных связей и порождают ощущения определенного эмоционального тона.

Датский ученый К.Ланге это положение попытался обосновать на основе эмпирических исследований. Он показал, что в ответ на воздействие стимулов сначала должны произойти соответствующие изменения (прежде всего, изменения в составе крови), и только затем как их субъективное отраженное следствие возникает эмоция.

Однако У.Кеннон подверг сомнению выводы К.Ланге. Он обратил внимание на то обстоятельство, что телесные реакции, возникающие при различных эмоциях, весьма похожи друг на друга и как таковые недостаточны для того, чтобы вполне удовлетворительно объяснить качественное многообразие существующих у человека эмоций. Кроме того, У.Кеннон указал, что внутренние органические структуры, в частности, кровеносные структуры, очень медленно приходят в состояние возбуждения. В результате У.Кеннон предложил альтернативную теорию происхождения эмоций, в которой утверждается, что эмоциональные переживания и соответствующие им органические изменения порождаются одновременно и возникают из единого источника. Таким источником, эмоциональным центром, по мнению У.Кеннона, является неспецифическая структура головного мозга – таламус. Возникновение эмоции есть результат одновременного возбуждения через таламус симпатической нервной системы и коры головного мозга.

Исследования У.Кеннона скорректировал П.Бард. Он показал, что в действительности как телесные изменения, так и связанные с ним эмоциональные переживания возникают почти в одно и то же время. Собственно с эмоциями из всех структур головного мозга связан больше не таламус, а гипоталамус и центральная часть лимбической системы. П.Барду в экспериментальных исследованиях удалось доказать, что электрическими воздействиями на эти структуры в определенной степени можно управлять эмоциональными состояниями, такими как, например, страх и гнев. Таким образом теория Кеннона-Барда связывает психические явления не только с физиологическими процессами в организме, но и с особенностями функционирования центральной нервной системы – структурами головного мозга. Связь мозга с психикой это большая самостоятельная проблема и мы ее специально рассмотрим в следующем вопросе.

2. Мозг и психика

Еще в прошлом веке выдающийся русский физиолог И.М.Сеченов писал, что физиология располагает данными о родстве психических процессов с нервными процессами в теле. Последующими исследованиями было установлено, что так называемая психическая энергия представляет собой сумму полученной извне информации и физиологической активности мозга. В современной науке мозг рассматривается как центр управления жизнедеятельностью высокоразвитых животных и человека.

Сознание и мышление человека, его идеалы и духовные потребности, планы и образы окружающей действительности, какие бы возвышенные чувства у нас не вызывали, прозаически связаны с функционированием вещественного, материального органа – мозга. Мозг имеет очень сложную структуру. Структурно-функциональной единицей мозга, как и всей нервной системы, является нейрон. Мозг человека представляет собой 1011 связанных между собой и взаимодействующих нейронов. В нейроне выделяются следующие основные части: тело, отростки и окончания. Тело нейрона представляет собой скопление клеточной плазмы (цитоплазмы), в которой располагается ядро – носитель генетической информации и митохондрии – универсальные генераторы энергии, необходимые для обеспечения деятельности клетки. Поверхность ядра закрыта оболочкой, которая называется мембраной. Мембрана является структурой, в которой происходят сложные биоэлектрические процессы, обеспечивающие обмен нервной клетки с окружающей средой.

Отростки нервных клеток являются выростами цитоплазмы выполняют функции проводящих путей. Отростки существуют в двух разновидностях: 1) дендритов – коротких древовидно ветвящихся, постоянно истончающихся и заканчивающихся в окружающих тканях и 2) аксонов – крупных, древовидных менее ветвящихся заканчивающихся синапсом, при помощи которых они функционально взаимодействуют с иннервируемыми структурами.

В составе рефлекторной дуги по своей функциональной значимости различают три вида нейронов:

  •  рецепторные (чувствительные, афферентные), имеющие чувствительные нервные окончания, которые способны воспринимать раздражения из внешней и внутренней среды;
  •  эффекторные (эфферентные) окончания аксонов которых передают первый сигнал на рабочий орган;
  •  ассоциативные (вставочные, центральные), являющиеся промежуточными в составе рефлекторной дуги и передающие информацию с чувствительного нейрона на эффекторные.

С точки зрения нейрофизиологии все процессы в мозге могут быть описаны как сложные биохимические реакции, носящие биоэлектрический характер. Исследованиями установлено, что ни один поведенческий акт невозможен без возникновения на клеточном уровне отрицательных потенциалов, которые сопровождаются электрическими и химическими изменениями и деполяцией двух видов: возбуждения и торможения.

По топографическому принципу нервную систему подразделяют на центральную и периферическую. Центральная нервная система состоит из головного мозга и спинного мозга. В состав периферической нервной системы входят все нервные структуры, расположенные за пределами головного и спинного мозга. Головной мозг расположен в полости черепа, в черепной коробке. Объем черепной коробки у современного человека в среднем 1450 см3. Вес мозга колеблется от 1100 до 3000 граммов. Головной мозг является высшим отделом центральной нервной системы. При внешнем осмотре в нем выделяют мозговой ствол, большой мозг, мозжечок. В свою очередь мозговой ствол подразделяют на продолговатый мозг, мост, средний мозг и промежуточный мозг. Большой мозг представлен двумя полушариями правым и левым, которые связываются друг с другом мозолистым телом. Наружная часть большого мозга покрыта плащом, который в физиологии обозначается как кора больших полушарий. Кора составляет важнейшую часть головного мозга, являясь материальным субстратом высшей нервной деятельности, главным регулятором всех жизненных функций организма. В промежуточном мозгу выделяют две важные структуры: таламус и гипоталамус. Таламус представляет собой коллектор почти всех сенсорных путей, которые здесь имеют переключения на пути в соответствующие отделы мозга. Гипоталамус является важным центром, обеспечивающим поддержание постоянства внутренней среды организма (межклеточной жидкости).

Физиология считает мозг материальным субстратом психики человека. Связь психики с мозгом не вызывает ни у кого сомнения. Эта связь обнаруживается как в медицинской практике, так и специальными исследованиями. Так, в случае инсульта, ранений в голову, при поражении той или иной части головного мозга у человека выпадают различные психические функции: зрения, слуха, движения, памяти, речи и т.д. Так, например, нарушения зрения связано с поражением затылочных отделов коры головного мозга, поражения органов слуха – с поражением височных долей больших полушарий и т.д. Помимо наблюдений за поражением мозга в естественных условиях, современная нейрофизиология располагает техническими возможностями экспериментального исследования мозга. Широко применяется метод электрического раздражения определенных участков мозга посредством вживления туда электродов, а также воздействие на мозг различными психотропными препаратами: кофеином, ЛСД и т.д. Воздействуя на определенные области мозга можно искусственно вызвать ощущение голода, света и удовольствия или другие эмоции и чувства: вражду, страх, тревогу, галлюцинации и т.д.

Специализация различных областей мозга может носить очень тонкий характер. Об этом свидетельствует, например, один медицинский факт, зафиксированный итальянскими врачами. В одной из больниц г.Болонья они наблюдали двух больных, у которых левое полушарие  мозга пострадало от инсульта. Из-за закупорки кровеносных сосудов отключились какие-то клетки мозга. В результате оба больных испытывали большие затруднения с гласными в устной и письменной речи. Один из них пропускал все гласные, оставляя вместо них свободные места. Например, название своего родного города он писал вместо Bologna - Blgn . Другой больной путал одни гласные с другими или переставлял их местами. Так, вместо Caro (по-итальянски «дорогой») он писал Cora. Итальянский психолог Роберто Кумбелла предположил, что при обработке слов в мозгу гласные и согласные попадают как бы в разные хранилища. У первого больного пострадала способность извлекать гласные из их «ящика», а у второго – способность правильно выбирать их.

На базе таких медицинских фактов и экспериментов в физиологии высшей нервной деятельности развернулись исследования по локализации психических функций в определенных мозговых структурах. В психофизиологии возникло течение локалиционизма. Его представители считают, что каждая, даже самая элементарная психическая функция, каждое психическое свойство или состояние человека однозначно связано с работой ограниченного участка головного мозга. А это значит, что все психические явления как на карте можно расположить на поверхности и в глубинных структурах мозга на вполне определенном месте. В результате такой установки в психофизиологии были предприняты попытки создания более или менее детализированных карт локализации психических функций мозга.

Как развитие установки локалиционизма следует рассматривать предложение известного отечественного психофизиолога А.Р.Лурия выделения трех анатомически относительных автономных блока головного мозга, обеспечивающих нормальное функционирование соответствующих психических процессов. В первый блок мозговых структур, поддерживающих общий уровень активности и избирательные активизации отдельных подструктур, необходимых для нормального осуществления психических функций, он включил: неспецифические структуры различных уровней: структуры среднего мозга, глубинные его отделы, лимбическую систему, медио-базальные отделы коры лобных и височных долей мозга.

Второй блок связан с познавательными психическими процессами, восприятием, переработкой и хранением разнообразной информации, поступающей от органов чувств: зрения, слуха, осязания и т.д. Структуры этого блока в основном расположены в задних и височных отделах больших полушарий.

Третий блок связан с мышлением, программированием, регуляцией поведения, сознательным контролем психических функций. Этот блок локализован в передних отделах коры головного мозга.

Крупнейшим достижением в психофизиологии явилось открытие асимметрии больших полушарий головного мозга, сделанное в 50-х годах профессором Калифорнийского технологического университета Роджером Сперри. Американский ученый экспериментально доказал, что при почти полной идентичности анатомии левое и правое полушарие играют различную роль в функционировании психики.

Функциональная асимметрия полушарий была известна и раньше. Подавляющее большинство людей делятся на правшей и левшей, почти у всех людей имеется ведущий (доминантный) глаз, ухо и т.д. Однако после того, как были разработаны методы разобщения полушарий (лоботомия) и созданы особые  приемы исследования мозга, выяснилось что традиционное деление полушарий на доминантное (скажем, левое, у правшей) и субдоминантное  (правое у левшей) неверно. Полушария не делятся на доминантное и подчиненное, а у каждого из них свой круг обязанностей..

Во-первых, оказалось, что левое и правое полушарие работают относительно автономно. Первые исследования Р.Сперри были связаны с поиском «следов» памяти. У кошек и обезьян проводили операцию лоботомии: рассекали мозолистое тело мозга (толстый пучок нервных волокон, соединяющих правое и левое полушария) и смотрели, может ли навык, заученный одним полушарием, перейти в другое. Кошке завязывали один глаз и учили распознавать квадрат. Потом с «необученного» глаза снимали повязку и надевали ее на «обученный» глаз. Кошка не узнавала квадрат: необученный глаз так и оставался необученным. Зато теперь его можно было научить распознавать круг и тогда в одном полушарии появлялся один навык, а в другом – другой. Отсюда следовал вывод, что правое и левое полушария можно научить двум противоположным навыкам.

Функциональная специализация полушарий. Во-вторых, была установлена определенная функциональная специализация полушарий. Установлено, что у правшей левое полушарие связано с аналитическими, рациональными функциями. Оно ведает речью, письмом, счетом, вербальной памятью, логическими рассуждениями. С правым же полушарием связаны синтетические, целостные, интуитивные функции. Правое полушарие обладает музыкальным слухом, легко воспринимает пространственные отношения, различает формы и структуры, умеет опознавать целое по частям.

Позднейшими исследованиями была установлена специализация полушарий в восприятии и формировании образа. Для правого полушария характерна высокая скорость работы по опознанию, его точность и четкость. Такой способ опознания можно определить как интегральный, синтетический, целостный, по преимуществу структурно-смысловой. С помощью же левого полушария осуществляется аналитический подход к формированию и распознаванию образа: классификация явлений, отнесение их к определенной категории через обозначение словом и т.д.

Эти исследования позволили сделать вывод, что даже одну и ту же задачу оба полушария решают с разных точек зрения, а при выходе из строя одного из полушарий нарушаются и функции. за которые оно отвечает. Вместе с тем, было установлено, что относительная автономия двух полушарий не отрицает, а, напротив, предполагает их тесное взаимодействие друг с другом. Каждое из полушарий вносит свой вклад в функционирование психики, взаимообогащая друг друга. Отсюда также следует вывод, что функциональная асимметрия полушарий, связанная со специализацией их функций имеет для психики большое положительное значение. Она позволяет человеку рассматривать мир как бы с двух различных точек зрения, осваивать его объекты пользуясь не только инструментами, зафиксированные словом, но и интуицией с ее пространственно-образным подходом к явлениям и моментальным охватом целого. Специализация полушарий как бы порождает в мозгу двух собеседников и создает физиологическую основу для творчества.

Исследование функциональной асимметрии полушарий в определенной степени подтвердили установки локалиционизма. Однако в ходе этих исследований было установлено, во-первых, то, что в каждом из этих полушарий можно сформировать такие навыки, выполнение которых ему не присуще. Например, в правом полушарии можно сформировать речевую функцию психики. Во-вторых, что контроль за частью какой-то функции осуществляется в одном полушарии, а другой частью этой же функции в другом полушарии. В третьих, исследования показали, что одни и те же нарушения психических процессов нередко связаны с одними и теми же мозговыми структурами, и, наоборот, поражение одних и тех же участков мозга часто приводят к выпадению различных функций.

Эти факты в конечном счете подорвали установки жесткого локалиционизма и привели к возникновению в психофизиологии альтернативного течения - функционализма. Сторонники последнего утверждают, что с каждым психическим явлением практически связана работа всего мозга в целом, всех его структур. По мнению представителей функционализма, мозг представляет собой целостный функциональный орган – прижизненно формирующуюся систему взаимных связей между отдельными участками мозга, обеспечивающую функционирование соответствующего свойства, процесса или состояния психики. Различные звенья такой системы могут быть взаимозаменяемы. Поэтому устройство функциональных органов у разных людей могут быть разными. Однако определенная привязка тех или иных психических функций к каким-либо конкретным структурам мозга все же существует. Таким образом функционализм стремится учесть новые достижения в исследовании мозга и преодолеть  крайности локалиционизма.

3. Психофизиологическая  проблема и пути ее решения

Медицинской практикой, научными исследованиями была установлена определенная взаимозависимость между физиологическими и психическими процессами. Однако необходимо дать более конкретное решение вопроса: как соотносятся физиологические и психические процессы. Этот вопрос получил в науке наименование психофизиологической проблемы. В решении этой проблемы отчетливо проявилось два варианта: физиологический редукционизм и психофизиологический параллелизм.

Физиологический редукционизм сводит психологические процессы к физиологическим. Его сторонники утверждают, что любой психический процесс может быть описан и объяснен в рамках физиологических процессов. Для сторонников физиологического редукционизма характерно описание связи мозга и психики в таких терминах: физиологические процессы обеспечивают определенные психические процессы; физиологические процессы реализуют психические процессы; физиологические процессы лежат в основе психических процессов, физиологические процессы составляют механизм психических процессов и т,д. Например, процесс внимания сторонниками этого подхода объясняется прежде всего влиянием на кору больших полушарий со стороны неспецифической структуры мозга – ретикулярной формации. В коре создается очаг повышенного возбуждения (доминанта), при определенном уровне которого обеспечивается ясность и четкость соответствующего воспринимаемого содержания. Исходя из этих же представлений, избирательность внимания объясняется локальностью неспецифического воздействия, а отвлеченность внимания – возникновением другого очага возбуждения, вызванного новыми стимулами.

При таком подходе получается, что течение физиологических процессов не зависит от психических процессов. Ну а если дело обстоит подобным образом, то вся жизнедеятельность человека может быть описана и объяснена средствами физиологии. Психика же оказывается в роли безработного, пассивного, созерцающего эпифеномена.

Однако исследования в области псхофизиологии убедительно показывают ограничения чисто физиологического объяснения механизмов функционирования психики даже в самых простых ее функциях. Электрические раздражения областей мозга, отвечающих за движение, не способно вызвать точных и ловких движений, присущих человеку. Следовательно существуют более тонкие и сложные механизмы, отвечающие за движение. Отечественный психофизиолог Н.А.Бернштейн экспериментально доказал, что даже простое движение, приобретенное при жизни, не говоря уже о сложной человеческой деятельности и поведении в целом, не может быть выполнено без участия психики. «Формирование двигательного акта, - писал он, - есть на каждом этапе активная психомоторная деятельность… Для каждого двигательного акта, потенциально доступного человеку, в его центральной нервной системе имеется адеквативный уровень постижения, способный реализовать основные сенсорные коррекции этого акта, соответствующие ее смысловой сущности. Чем сложнее движение, тем многочисленнее и разнообразнее требующиеся для его выполнения сенсорные коррекции». Наивысший уровень регуляции вновь осваиваемых  сложных движений обязательно связан с сознанием человека и является ведущим для этого движения. Подчиненные ему нижележащие уровни называются фоновыми. Эти компоненты обычно остаются за порогом сознания. Как только движение превращается в автоматизированный навык и переключается с ведущего условия на фоновый, процесс управления им, его контроля уходит из поля сознания. Однако в самом начале освоения нового движения сознание присутствует всегда. Исключение составляют только наиболее простые движения, для которых в организме уже имеются готовые врожденные или приобретенные механизмы. Экспериментальными исследованиями показано, что тот же эффект внимания непосредственно связан со структурами и динамикой деятельности. В поле внимания всегда оказывается содержание, соответствующее цели действия. Объектом повышенного внимания становятся особо значимые для личности объекты.

Таким образом возникает дилемма, какой объяснительный принцип является  более верным физиологический или психологический. В примере с вниманием он формируется следующим образом: индивиды внимательны потому что в таком-то участке мозга  создался очаг возбуждения или же индивиды внимательны потому, что в отношении данного содержания поставлена цель и индивид начинает действовать в направлении поставленной цели.

Психифизиологический параллелизм. Абсолютизация первого объяснительного принципа, как показано ранее, приводит к позиции физиологического редукционизма. Стремление учесть специфику и самостоятельную роль психологического фактора способствовало формированию концепции  психифизиологического параллелизма. Суть психофизиологического параллелизма состоит в утверждении, что физиологические и психические процессы протекают параллельно  и независимо друг от друга. С точки зрения этого подхода между психическими и физиологическими процессами не существует причинно-следственных отношений. То, что происходит в психике, сознании человека соответствует, но не зависит от того, что происходит в мозговых структурах и наоборот, процессы в мозгу соответствуют, но не зависят от того, что происходит в психике, сознании. Основанием для такого подхода является то. что пока наука не располагает убедительными исследованиями, которые бы показали как физиологические процессы превращаются в психические, в факт сознания. Иначе говоря, в современной психофизиологии отсутствует убедительная физико-химическая модель сознания. А если невозможно представить себе процесс перехода одного состояния в другое, то как можно говорить об их взаимодействии и взаимопереходе друг в друга. Психофизиологический параллелизм существует в двух разновидностях: дуалистического и монистического параллелизма. Эти разновидности различаются по характеру аргументации. Дуалистический параллелизм исходит из признания самостоятельной сущности духовного и материального начала. Классические представители такого взгляда на соотношение психического и физиологического является концепция Р.Декарта, о которой шла речь в предыдущей теме. 

Монистический же параллелизм видит в психических и физиологических процессах головного мозга две стороны единого материального процесса жизнедеятельности человека.

Сторонники монистического параллелизма выступают с позиций единства психического и физиологического. Они отрицают возможность сведения психических процессов к нейрофизиологическим. По их мнению, из того факта, что нейрофизиологический, мозговой процесс сопровождает любые даже самые тонкие движения души, не следует, что эти движения могут быть адекватно описаны на физиологическом языке. Они считают, что психологическая составляющая жизнедеятельности имеет определенное самостоятельное значение. А в сфере высших форм жизнедеятельности роль психологических факторов является определяющей. Признание же важной активной роли сознания и психики вообще означает, что процессы жизнедеятельности в целом не могут осуществляться раздельно, что психические процессы, в том числе и процессы сознания «вставлены» в процесс жизнедеятельности в качестве необходимого звена, что они являются главной причиной поведения.

Анализ жизнедеятельности человека с позиции, определяющей роли психологических факторов, таких как цель, мотив, волевой акт, субъективное «Я» и др. в нашем примере с вниманием позволяет объяснить не только само содержание объекта внимания, но также и физиологическую составляющую этого процесса: почему данный очаг возбуждения вообще возник и возник именно в данном участке мозга и как сделать так, чтобы возбуждение достигло оптимального уровня. Для этого необходимо только проанализировать  конкретные обстоятельства деятельности человека.

Сторонники концепции монистического параллелизма утверждают, что психические и нейрофизиологические процессы возникают одновременно, но они качественно различные. При этом психические процессы соотносятся не отдельными нейрофизиологическими процессами, а с организованной совокупностью таких процессов. Психика, сознание это системное качество работы мозга, результат особой организации, сложность которой создает новые так называемые эмержентные свойства, которых нет у составных частей. Это новое системное качество реализуется через многоуровневые системы мозга, которые формируются у человека в процессе жизни и овладения им исторически сложившихся форм  деятельности и опыта человечества, через собственную активную деятельность индивида.

Разделение же единого процесса жизнедеятельности  на нейрофизиологический и психологический условно и связано с тем углом зрения, под которым изучается этот яркий процесс, с теми методами, при помощи которых он изучается. Физиологическая сторона этого процесса изучается методами биохимии, погружения электродов в мозговое вещество и т.д., психологическая сторона, в частности сознание, методами интроспекции, изучением поведения, тестами и т.д.

Интересное обоснование позиции монистического параллелизма представила Ю.Б.Гиппенрейтер. Она использовала пример, заимствованный у Э.Титчинера, сравнивающего то, что видит физиология мозга и то, что открывается сознанию психолога с разными видами на один и тот же город – с запада и с востока. Очевидно, что вид города с запада не может взаимодействовать с видом города с востока, поскольку это разные точки зрения. Вид города с запада не может быть также и причиной вида города с востока. Но если изменить общие условия, то изменится как первый вид, так и второй. Например, вид города с запада при солнечном свете и при луне будут различны. Но город будет выглядеть различно при солнце и при луне также и с востока.

Подставим в эту последнюю часть сравнения какой-нибудь пример. Предположим, картина города с запада при лунном свете – это течение мозговых процессов в нормальном состоянии. А вид с той же западной стороны при солнце – при принятии какого-либо возбуждающего средства, например, кофеина. Тогда нормальное состояние психики можно сравнить с восточным видом города при луне, а состояние повышенного возбуждения психики – с видом с востока при солнечном освещении. При этом примере хорошо видно, что видимые случаи взаимодействия души и тела могут быть истолкованы совершенно иначе – просто как два разны проявления одной общей причины. Стоит только осознать, что нейрофизиологические и психические процессы существуют не как онтологически самостоятельные, а разные стороны одного и того же процесса.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

60940. Основные свойства материалов. Отделочные строительные работы 111.5 KB
  Цели обучения: организовать деятельность учащихся по восприятию осмыслению и первичному запоминанию новых знаний и способов деятельности что позволит им...
60947. Редактирование объектов в 3d studio max 23.5 KB
  Редактирование объектов-сплайнов Для правки сплайна или двухмерной формы следует выделить объект и перейти на панель Modify. Если появится свиток Edit Object параметры можно корректировать входящими в него средствами