78688

Управление рисками инвестиционных проектов в пищевой промышленности

Диссертация

Экономическая теория и математическое моделирование

В третьей главе диссертации Методические аспекты управления рисками инвестиционных проектов в пищевой промышленности выявлены методы защиты от рисков; разработаны механизмы оптимизации защитных мероприятий реализуемых при...

Русский

2015-02-09

2.75 MB

1 чел.

Опубликовано на нашем сайте: 15 декабря 2003 г.

Московский государственный университет

пищевых производств

На правах рукописи

Теребулин Сергей Сергеевич

Управление рисками инвестиционных проектов

в пищевой промышленности

Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством

(экономика, организация и управление предприятиями,

отраслями, комплексами: промышленность

и

управление инновациями и инвестиционной деятельностью)

Диссертация на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Научный руководитель -

кандидат экономических наук,

профессор Тульская Н.С.

Москва, 2002


СОДЕРЖАНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Опыт развития рыночных отношений показал, что инвестирование является важнейшим источником экономического роста, финансовой основой прогресса. Объективный подход к инвестициям предполагает необходимость использования научно обоснованных механизмов управления, обеспечивающих максимальный учет действующих рисков, анализ эффективности реализуемых мероприятий и принятие оптимальных решений при осуществлении инвестиционных проектов.

Современные тенденции развития российской экономики показывают, что, несмотря на позитивные сдвиги последних лет, задача привлечения инвестиций стоит перед предприятиями пищевой промышленности по-прежнему остро. Возрастание рисков инвестирования затрудняет выбор наиболее доступных и целесообразных способов финансирования, определяет потребность в использовании нетривиальных схем и механизмов и требует реализации эффективных защитных мероприятий.

Несмотря на значительный отечественный и особенно зарубежный опыт риск-менеджмента инвестиционных проектов, в настоящее время отсутствует научно обоснованная система управления проектными рисками. Кроме того, возрастающая динамичность экономических процессов определяет необходимость разработки и применения новых эффективных механизмов риск-менеджмента. Именно поэтому теоретическое обоснование методических подходов, разработка научно-практических рекомендаций по управлению рисками инвестиционных проектов являются актуальным и значимым для предприятий пищевой промышленности исследованием.

Степень разработанности проблемы. Отдельным аспектам проблемы управления рисками инвестиционных проектов посвящены научные труды многих ученых. Среди зарубежных авторов можно выделить Александера Г., Брейли Р., Бэйли Дж., Хьюса С., Рэдхэда К., Шарпа У. и др. В отечественной экономической науке данная проблематика рассматривалась в исследованиях Глущенко В.В., Глущенко И.И., Грачевой М.В., Деевой А.И., Катасонова В.Ю., Качалова Р.М., Клейнера Г.Б., Колтынюка Б.А., Лимитовского М.А., Майерса С., Масленниковой О.А., Морозова Д.С., Разу М.Л., Райзберга Б.А., , Саркисяна А.М., Тамбовцева В.Л., Фатхутдинова Р.А., Шапиро В.Д. и др.

Проблемы, связанные с риск-менеджментом инвестиционных проектов в пищевой промышленности, исследованы недостаточно. В настоящее время требуется научное обоснование методических подходов к анализу рисков инвестиционных проектов, построение эффективной аналитической системы, разработка механизмов оптимизации защитных мероприятий и критерия принятия решений о реализации защитных мероприятий.

Целью исследования является разработка эффективных методов риск-менеджмента инвестиционных проектов в пищевой промышленности.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

  •  систематизация рисков инвестиционных проектов в пищевой промышленности;
  •  разработка методологических основ анализа рисков инвестиционных проектов;
  •  разработка методов анализа рисков инвестиционных проектов;
  •  определение методов управления проектными рисками с учетом отраслевой специфики;
  •  разработка критерия принятия решений при осуществлении риск-менеджмента инвестиционных проектов;
  •  формализация процедур риск-менеджмента на основе разработанных методических подходов к анализу и управлению рисками инвестиционных проектов на предприятиях пищевой промышленности.

Предмет исследования составляют методические аспекты риск-менеджмента инвестиционных проектов на предприятиях пищевой промышленности с учетом особенностей современного этапа их развития.

Объект исследования – риски инвестиционных проектов в пищевой промышленности.

Теоретико-методологической основой диссертационной работы являются научные труды отечественных и зарубежных ученых. В качестве научного инструментария при проведении исследования использовались методы математического, системного и статистического анализа, в том числе фундаментального и технического, теории оптимизации, экономико-математического моделирования, абстрактно-логического и монографического исследования.

В качестве исходной информации использовались законодательные акты и нормативно-правовые документы органов государственного управления; официальные информационно-статистические данные Госкомстата РФ, Минфина РФ, Минэкономразвития РФ, Минсельхоза РФ; монографии и статьи российских и зарубежных авторов; статистические данные предприятий пищевой промышленности.

Научная новизна исследования заключаются в следующем:

  •  предложен методологический подход к анализу рисков инвестиционных проектов, основанный на сочетании элементов фундаментального анализа и анализа рыночных циклов и тенденций;
  •  разработана аналитическая система идентификации рыночной ситуации, обеспечивающая высокую вероятность правильного прогноза;
  •  предложены механизмы оптимизации мероприятий по защите от рисков инвестиционных проектов в пищевой промышленности (в том числе резервирования и хеджирования) на основе разработанной аналитической системы идентификации рыночной ситуации;
  •  обоснован критерий принятия решений о реализации защитных мероприятий и способ оценки эффективности риск-менеджмента;
  •  предложена комплексная система риск-менеджмента инвестиционных проектов, охватывающая совокупность мероприятий от идентификации риска до итоговой оценки эффективности управления риском.

Практическая значимость результатов исследования состоит в том, что разработанные в диссертации механизмы оптимизации защитных мероприятий, основанные на предложенной аналитической системе идентификации рыночной ситуации, могут быть применены предприятиями пищевой промышленности при реализации инвестиционных проектов и это позволит существенно снизить проектные риски (в частности, риски экономического окружения).

Разработанные в диссертации методические подходы к анализу и управлению рисками, а также предложенная комплексная система риск-менеджмента используются, в частности, компанией «ТК Дискомп», осуществляющей оптовые поставки зерновых культур на внутренний рынок Российской Федерации и на экспорт.

Результаты диссертации используются в учебном процессе МГУПП при проведении лекционных и практических занятий, курсового и дипломного проектирования по дисциплинам «Управление проектами», «Экономика предприятия» и «Риски», которые являются общепрофессиональными в системе подготовки высококвалифицированных специалистов АПК.

Апробация работы. Основные положения, разработанные в диссертации, были представлены:

  1.  на научно-практической конференции «Экономические проблемы выхода из кризиса предприятий пищевой промышленности», МГУПП, 1999г.;
  2.  на  научно-практической конференции «Пищевая промышленность на рубеже веков: состояние и перспективы экономического роста», МГУПП, 2000г.;
  3.  на юбилейной международной научно-практической конференции «Пищевые продукты XXI века», МГУПП, 2001г.;
  4.  на заседании кафедры «Организация производства и маркетинг», МГУПП, 2002 г.

Публикации. Основное содержание диссертации опубликовано в 5 статьях и 2 учебных пособиях общим объемом 11,4 п. л. (в том числе авторских – 4,6 п. л.).

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, выводов и предложений, списка использованной литературы (132 наименования) и 9 приложений. Основной текст диссертации представлен на 165 страницах, включая 13 таблиц, 3 рисунка, 7 схем, 13 графиков и 1 диаграмму.

Во введении диссертации обосновывается актуальность темы, раскрывается общее состояние проблемы и степень ее изученности, определяются цель и задачи исследования, представлена научная новизна, излагаются методические подходы к рассмотрению проблемы, практическая значимость и апробация полученных результатов.

В первой главе диссертации «Инвестиционные проекты как объект управления» проанализированы тенденции развития инвестиционной сферы и инвестиционного климата в пищевой промышленности РФ, охарактеризованы причины сложившейся ситуации в отрасли, уточнено экономическое содержание и понятийный аппарат в области инвестиций и проектов, а также предложена их классификация, учитывающая отраслевую специфику.

Во второй главе диссертации «Методологические подходы к анализу и оценке рисков инвестиционных проектов в пищевой промышленности» определены элементы системы управления рисками, обоснована целесообразность идентификации рисков инвестиционных проектов на всех стадиях их реализации, предложена классификация рисков, научно обоснован методологический подход к анализу рисков экономического окружения инвестиционных проектов, разработана аналитическая система идентификации рыночной ситуации, являющаяся составляющей риск-менеджмента инвестиционных проектов.

В третьей главе диссертации «Методические аспекты управления рисками инвестиционных проектов в пищевой промышленности» выявлены методы защиты от рисков; разработаны механизмы оптимизации защитных мероприятий, реализуемых при использовании статических и динамических методов управления проектными рисками, основанные на применении аналитической системы идентификации рыночной ситуации; разработан критерий принятия решений о реализации защитных мероприятий и способ оценки эффективности риск-менеджмента; предложена комплексная система риск-менеджмента инвестиционных проектов в пищевой промышленности; доказана эффективность применения предложенных защитных мероприятий на примере конкретного инвестиционного проекта.

В выводах и предложениях содержатся научные результаты, полученные в ходе выполнения исследования и апробации основных положений диссертационной работы, даны рекомендации по их реализации в практической деятельности предприятий пищевой промышленности.


ГЛАВА 1. ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ КАК ОБЪЕКТ УПРАВЛЕНИЯ

1.1. Анализ развития инвестиционной сферы и инвестиционного климата в пищевой промышленности РФ

В последние годы наметились положительные тенденции развития российской экономики. За период с 1999 по 2001 гг. валовой внутренний продукт увеличился на одну пятую (для сравнения: по данным Международного валютного фонда [130], мировой объем ВВП за 1999-2001 гг. возрос на 11%, в т.ч. в странах с развитой экономикой – на 9%). Промышленное производство увеличилось на треть, выйдя на уровень 1994 года, продукция машиностроения – в полтора раза [69]. Динамика основных макроэкономических показателей представлена на таблице 1.1.1 [69, 124, 125].

Таблица 1.1.1

Макроэкономические индикаторы развития России (темпы прироста, %)

1999

2000

2001

(оценка)

Валовой внутренний продукт

5,4

8,3

5,5

Продукция промышленности

11,0

11,9

5,8

топливно-энергетические отрасли

1,1

3,9

3,9

сырьевые отрасли

15,7

14,4

3,1

машиностроение

17,2

20,0

8,0

потребительские отрасли

4,4

15,1

6,8

продукция сельского хозяйства

4,1

7,0

7,0

реальные располагаемые денежные доходы населения

-14,2

9,3

6,5

оборот розничной торговли

-7,7

8,7

10,0

инвестиции в основной капитал

5,3

17,4

8,0

Положительные сдвиги отмечаются и в сфере государственных финансов. По предварительной оценке Министерства Финансов РФ, доходы федерального бюджета за январь-сентябрь 2001 г. составили 1108.4 млрд. руб., или 16.8% ВВП (январь-сентябрь 2000 г. – 15.3% ВВП). Профицит федерального бюджета за тот же период, по предварительной оценке, составил  179,1 млрд. руб., или 2,7% ВВП [65]. При этом крайне важной тенденцией является рост доли расходов на промышленность, энергетику, строительство, сельское хозяйство, транспорт и связь в общей структуре расходов федерального бюджета. В январе-августе 2001 года она составила 6,3% расходов федерального бюджета по сравнению с 3,2% и 3,5% за соответствующие периоды 1999 и 2000 гг.

Отмеченные положительные сдвиги подтверждаются и другими исследованиями. Анализ двухсот крупнейших предприятий России, проведенный специалистами рейтингового агентства Эксперт-РА [126], показал, что в 2000 г. по сравнению с 1999 г. их суммарная капитализация выросла более чем вдвое (с 30 до 64,4 млрд. долларов США). Одновременно упала концентрация российского бизнеса. Так, на долю первых 10% крупнейших компаний в 2000 г. пришлось менее 72% общей реализации, что ниже аналогичного показателя 1999 г.

Основными причинами оживления экономической конъюнктуры и положительной динамики макроэкономических показателей являются:

  1.  Импортозамещение, вызванное девальвацией рубля после августа 1998 года и ослаблением затратообразующих факторов (снижением относительных цен на продукцию естественных монополий и др.).
  2.  Увеличение реальных располагаемых расходов населения, составивший за 2001 год 5,9% [69].
  3.  Рост потребления и инвестиционной активности. По различным данным, рост объема инвестиций за 9 месяцев 2001 года составил 7,5-7,8% [10, 65].
  4.  Наличие свободных промышленных мощностей. Уровень их использования (без учета добывающих отраслей) вырос с 39% в 1997-1998 гг. до 44% и 50% в 1999 и 2000 гг. соответственно [69].
  5.  Рост доходов предприятий. Если в 1998 году промышленность в целом была убыточна, то уже в первом квартале 1999 года норма прибыли составила 11-13%, а во втором квартале – 14-18% [69]. По данным Министерства Финансов РФ, в январе - августе 2001 года сальдированный финансовый результат предприятий и организаций в целом составил +752,9 млрд. рублей, в том числе по промышленности - +407,0 млрд. рублей [65].

Одной из важнейших причин роста российской экономики стал рост инвестиционной активности [29]. По некоторым оценкам, вклад внутренних факторов (потребления и инвестиций) в расширение конечного спроса на товары, обусловившего подъем производства, вырос с 46% в период с декабря 1999 по август 2000 года до 69% в феврале – августе 2001 года [69].

За январь – август 2001 года объем инвестиций за счет всех источников финансирования составил 872,7 млрд. руб., что на 7,5% больше, чем в соответствующем периоде 2000 года, в том числе в августе – 153,3 млрд. руб., или 108,4% по отношению к соответствующему периоду прошлого года [10]. Сложившаяся структура инвестиций проиллюстрирована таблицей 1.1.2 [10].

Из таблицы 1.1.2 видно, что в I полугодии 2001 года набольшая доля инвестиций приходилась на электроэнергетику, нефтедобывающую, газовую, пищевую промышленность и цветную металлургию. При этом в I квартале 2000 года доля инвестиций в пищевую промышленность уступала только нефтедобывающей промышленности и электроэнергетике.

Значительный интерес представляет анализ инвестиций в основной капитал по источникам финансирования. Соответствующие данные представлены на таблице 1.1.3 [59, 60, 93, 94, 95, 96, 97, 116].

Из таблицы 1.1.2 видно, что в 1999-2001гг. в структуре источников инвестиций доля привлеченных средств возросла с 40,3% до 50,4%. Ее динамика проиллюстрирована графиком 1.1.1.


График 1.1.1. Динамика доли привлеченных средств в структуре источников инвестиций (%)


Таблица 1.1.2

Структура инвестиций в основной капитал по отраслям промышленности

(без субъектов малого предпринимательства)

I полугодие 2001 г.

(в % к итогу)

I полугодие 2000 г.

(в % к итогу)

Промышленность

45,1

46,0

  из нее:

электроэнергетика

4,1

4,9

топливная

24,2

22,3

  из нее:

нефтедобывающая

15,5

15,5

нефтеперерабатывающая

2,3

1,4

газовая

5,2

4,2

угольная

1,0

1,1

Черная металлургия

2,5

2,2

Цветная металлургия

3,3

3,3

Химическая и нефтехимическая

1,9

1,9

Машиностроение и металлообработка

2,9

3,8

Лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно-бумажная

1,2

1,9

Промышленность строительных материалов

0,6

0,6

Стекольная и фарфоро-фаянсовая

0,2

0,2

Легкая

0,2

0,1

Пищевая

3,3

4,2

Мукомольно-крупяная и комбикормовая

0,2

0,2

Медицинская

0,2

0,2

Полиграфическая

0,2

0,1


Таблица 1.1.3

Инвестиции в основной капитал по источникам финансирования (в % к итогу)


Таким образом, предприятия смогли расширить спектр источников финансирования капитальных вложений, что крайне важно для дальнейшего экономического развития.

Другим важным обстоятельством является значительная доля бюджетных средств в структуре финансирования инвестиций (см. диаграмму 1.1.1).

Диаграмма 1.1.1

Структура источников финансирования инвестиций в основной капитал на 01.04.2001г. (в % к итогу)

За период с 1999 по 2001гг. удельный вес бюджетных средств вырос с 34,8 до 37,3% при среднем уровне 32,5%. Таким образом, государственная поддержка инвестиционного процесса явилась одним из важнейших факторов экономического роста.

Вместе с тем, положительная динамика, наметившаяся в 1999 – 2001гг., наблюдается на фоне длительного спада в предшествующие годы. Так, в 1995 – 1997 гг. доля ресурсов национальных сбережений, используемых на цели инвестирования в основной капитал, снизилась до 68 – 75% [111], что значительно ниже уровня экономически развитых стран.

Развитие инвестиционного кризиса в предшествующие годы привело к снижению уровня валового накопления в ВВП, сопровождавшемуся оттоком капитала из страны [123]. Согласно официальным статистическим данным, к 1998 г. доля валового накопления основного капитала в ВВП снизилась с 28,7% (в докризисный период) до 18,6%.

За 1990 – 1997 гг. более чем в 2 раза сократилась доля инвестиций в ВВП (с 16,8 до 6,8%). В динамично развивающихся странах данный показатель достигает 40% [32]. В кризисном 1998 году общий объем инвестиций в основной капитал снизился по сравнению с 1997 годом на 12,4% (по крупным и средним предприятиям и организациям) [42].

Негативное влияние на инвестиционные ресурсы в российской экономике оказала мобилизация значительной части сбережений государственными заимствованиями для финансирования дефицита бюджета. В 1995 г. объемы первичного размещения ГКО и ОФЗ составили 8,9% ВВП страны, в 1996 г. – 18,2%, в 1997 г. – 17,4%. При этом в 1996 – 1997 гг. вложения в государственные долговые обязательства обеспечивали инвесторам номинальную доходность на уровне 100 – 180% годовых, что соответствует реальной доходности 60 – 80% в год. Такая доходность существенно превышала прибыльность производства в реальном секторе экономики. Так, в пищевой промышленности рентабельность продукции снизилась в 1995 – 1997 гг. с 16,3% до 7,7%, а рентабельность активов – с 13,2% до 3,9% [111]. В этих условиях инвестирование в производственные проекты в сравнении с инвестированием в финансовые активы представлялось нецелесообразным.

Итогом жесткой денежной политики явилось ухудшение ликвидности и финансового положения реального сектора экономики, рост масштабов убытков и числа убыточных предприятий, в том числе и в АПК.

По данным Госкомстата РФ, убыток предприятий и организаций пищевой промышленности по состоянию на 1 декабря 1998 г. составил 566 млн. рублей против прибыли в 8877 млн. рублей в 1997 г., 9925 млн. рублей в 1996 г. и 14812 млн. рублей в 1995 г. Ухудшение финансовых результатов деятельности было зафиксировано практически во всех сегментах пищевой промышленности (за исключением маслосыродельной и молочной промышленности). Количество убыточных предприятий и организаций пищевой промышленности увеличилось с 35,7% от общего количества в 1996 г. до 41,6% в 1997 г. и 43,6% по состоянию на 1 декабря 1998 г. По отдельным сегментам этот показатель на 1 декабря 1998 г. составил:

Сахарная промышленность

48,0%

Кондитерская промышленность

46,7%

Винодельческая промышленность

46,0%

Плодоовощная промышленность

65,5%

Мясная промышленность

61,4%

Рыбная промышленность

66,7%

Доля убыточных предприятий мукомольно-крупяной и комбикормовой отраслей в общем их количестве на 01.12.99г. составила 31,4% [101].

Ограниченными в этот период оказались и возможности инвестиционного финансирования за счет амортизации. Ресурсы начисляемой амортизации из-за неплатежей были жестко «связаны» оборотом огромной дебиторской задолженности и их вынужденным использованием на финансирование оборотного капитала и текущих (неинвестиционных) потребностей действующего производства.

Ограниченными для инвестиций предприятий являлись и ресурсы кредитного рынка. В силу дороговизны кредитов они в подавляющей части были недоступны для предприятий, а из-за высоких рисков долгосрочного вложения средств в производство банки практически не кредитовали инвестиционные проекты реального сектора. Так, в 1997 году активы Сбербанка России, аккумулирующего основную долю вкладов населения, на 60% состояли из вложений в государственные ценные бумаги, а доля кредитов экономике равнялась лишь 18% [30].

Низкий уровень инвестиционной активности и постоянное недофинансирование реального сектора экономики привели к накоплению в действующем производстве значительной массы морально и физически изношенного капитала, ухудшению воспроизводственных параметров основных фондов и производственных мощностей (см. таблицу 1.1.4) [124, 125].

Таблица 1.1.4

Состояние основных фондов в российской экономике

1996

1997

1998

1999

Износ основных фондов

в % от общей стоимости основных фондов на конец года

40,9

51,5

53,6

55,6

Коэффициент обновления

ввод в действие основных фондов в % от общей стоимости основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах

1,2

1,0

0,9

1,0

Коэффициент выбытия

ликвидация основных фондов в % от общей стоимости основных фондов на конец года, в сопоставимых ценах

1,1

1,5

1,5

1,5

Как видно из таблицы 1.1.4, критическое состояние производственного аппарата и его интенсивное старение привели к ускоренному выбытию основного капитала производственного сектора. Коэффициент обновления основного капитала в промышленности снизился с 7,5% в 1985 г. и 6,0% в 1990 г. до 1,0% в 1999 г. [111, 124, 125]. При этом в 1999 году доля производственного оборудования в возрасте свыше 15 лет составила 46% [31]. Инвестиционная активность в большинстве отраслей снизилась до уровня, не обеспечивающего даже простое воспроизводство основного капитала.

Аналогичная ситуация сложилась и в агропромышленном комплексе РФ.

По данным Минсельхоза РФ, в 1997 г. обеспеченность хозяйств основными видами техники от нормативной составила: по тракторам – 56%, зерноуборочным и кормоуборочным комбайнам – соответственно 61% и 66,5%. При этом практически половина машинотракторного парка выработала свой срок службы и требовала значительных затрат на поддержание его в работоспособном состоянии.

В 1998 году в сравнении с 1997 годом закупки техники сократились на 70%; в сравнении же с 1992 годом приобретение тракторов уменьшилось в 10, а зерноуборочных комбайнов – в 25 раз [22].

По итогам 1997 г. в 22 регионах России снизилось по сравнению с предыдущим годом производство зерна при сокращении посевной площади сельскохозяйственных культур во всех категориях хозяйств.

Несмотря на тяжелое финансовое положение агропромышленного комплекса, бюджетное финансирование являлось неудовлетворительным. Так, в  1997 г. предприятиям и организациям Минсельхоза РФ из федерального бюджета по статье «Сельскохозяйственное производство» было выделено 6,9 трлн. Рублей, или 52% от годового лимита (без учета секвестра). Особенно большая задолженность федерального бюджета  сложилась по финансированию дотаций, компенсаций и лизинговых операций. Так, в 1997 г. целевые дотации и субсидии были профинансированы на 24%, а лизинговый фонд сформирован лишь на 30%.

Ухудшение финансового состояния предприятий и организаций АПК, снижение государственной поддержки и другие негативные факторы парализовали инвестиционную деятельность в аграрной сфере, в результате чего резко снизились объемы строительства и ввода в действие производственных мощностей и объектов социальной инфраструктуры.

По оценке Минсельхоза РФ, общий объем инвестиций в АПК за счет всех источников финансирования сократился в 1997 г. по сравнению с 1991 г. в 17 раз (по Российской Федерации в целом – только в 4 раза). Удельный вес АПК в общем объеме инвестиций РФ за этот период снизился с 31 до 7%.

Отмеченные тенденции и процессы, свойственные экономике России в целом и АПК в частности, нашли свое отражение и в пищевых отраслях, являющихся одним из главных звеньев в структуре АПК России [87].

К 1998 году 70% оборудования, производимого для мясной промышленности, устарело и подлежало замене. Почти 1000 предприятий молочной промышленности были размещены в зданиях с износом более 70%. В среднем по 95 российским сахарным заводам износ основных фондов составил 50% при сроке эксплуатации многих зданий и сооружений 80-100 лет [45, 110].

До 1999 года наблюдалось падение производства практически всех основных видов продовольствия (см. таблицу 1.1.5) [79, 80].

В целом индекс производства пищевой промышленности снизился с 76,0 в 1992 году до 49,0 в 1998 году (1990 год принят за 100,0) [84]. Как следствие, к 1999 году самообеспеченность России продовольствием составила примерно 65-70%, а 30-35% продукции на продовольственном рынке были импортными [12]. По отдельным продуктам питания (например, по сахару, растительному маслу, рыбе и рыбопродуктам) доля импорта в общем объеме потребления превысила 40% [112].

Анализ рассмотренных выше тенденций показывает, что к августу 1998 года российская промышленность в целом и пищевой подкомплекс АПК в частности находились в состоянии глубокого системного кризиса. Особенно острой являлась проблема нехватки инвестиций.

После финансового кризиса августа 1998 г. в пищевой промышленности наметились позитивные сдвиги. Многократная девальвация рубля резко снизила эффективность импорта продуктов питания и стимулировала насыщение потребительского спроса за счет импортозамещения (в 1999 году объем импорта продовольствия снизился на


Таблица 1.1.5

Производство основных видов продукции пищевой промышленности

1990г.

1991г.

1992г.

1993г.

1994г.

1995 г.

1996 г.

1997 г.

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Мясо, тыс. т.

6496

5700

4686

3970

3224

2370

1905

1510

1315

1113

1150

Колбасные изделия, тыс. т.

2256

2077

1547

1493

1545

1293

1296

1146

1113

948

1058

Масло животное, тыс. т.

833

729

761

732

488

421

323

292

276

262

265

Цельномолочная продукция, тыс. т.

20800

18600

9800

8400

7200

5500

5305

5198

5574

5700

6000

Сыр жирный, тыс. т.

458

394

299

312

285

218

193

174

185

185

210

Сахар-песок, всего, тыс. т.

3758

3425

3923

3918

2736

3146

3285

3778

4812

6808

5550

Сахар-песок из сахарной свеклы, тыс. т.

2630

2052

2248

2497

1655

2064

1711

1337

1274

1520

1450

Кондитерские изделия, тыс. т.

2869

2641

1825

1746

1497

1339

1262

1370

1403,5

1508

1580

Папиросы и сигареты, млрд. ед.

150,5

144,4

148,5

146,9

136,4

140

137

176,1

211

270

285

Пищевые концентраты, тыс. т.

226

201

142

85

48

34

26,2

24,7

46,6

36,2

34,1

Пиво, млн. дал

336

333

279

247

194

177

208

252,5

335

446

547

Безалкогольные напитки, млн. дал

288

228

79

77

65

80

154,4

116,2

215

189

219

Минеральные воды, млн. полулитров

884

752

432

308

398

538

606

821

1019

1377

1867,2

Масло растительное, всего, тыс. т.

1159

1165

994

1127

909

773

880

687

782

881

1200

Маргариновая продукция, тыс. т.

808

627

560

429

277

198

200

222

238,7

379

400

Мыло хозяйственное, тыс. т.

326

259

226

174

116

99

88

80

50

73

80

Мыло туалетное, тыс. т.

190

151

114

82

56

61

51

52,8

51

91

100

Спирт-сырец из пищевого сырья, млн. дал

76

73

75

86

69

74

46

53

48

63

62

Водка и ликеро-водочные изделия, млн. дал

138

154

152

157

123

121

71

82,2

87

134

117

Вино виноградное, млн. дал

76

65

40

25

17

12

11

11,8

13

18,3

23,5

Шампанское, млн. дал

8,3

7,4

7,6

8,6

8,5

8,2

9,2

9,7

9,2

7,3

7

Коньяк, млн. дал.

5,9

3,7

1,8

1,7

1,2

1,2

0,6

0,9

1,1

1,4

1,75

Плодоовощные консервы, муб

4449

3821

2950

2500

1031

785

798

896

938

965

1457

Продукты из картофеля, тыс. т.

26,9

24,3

13

8,8

6,5

5,3

4,1

5,1

5,5

5,7

8,2

Макаронные изделия, тыс. т.

1038

1115

1102

836

680

603

444

454

554

706

680

Мука, млн. т.

20,7

20,5

20,4

18,2

16

14

11,8

12,2

12,04

12,7

12,5

Крупа, тыс. т.

2854

2700

2000

1900

1600

1400

988

992

1089

900

900

Хлебобулочные изделия, млн. т.

18,2

18,8

16,8

15

12

11,1

9,8

8,8

8,34

9,05

8,8


19% [78]). Кроме того, дестабилизация финансовых рынков (прежде всего рынка государственных долговых обязательств) привела к значительному повышению привлекательности инвестиций в производство.

В январе-ноябре 1999г. был зафиксирован рост промышленного производства в пищевой промышленности на 10,1% по отношению к аналогичному периоду 1998 г. [16]. По итогам 1999 года  прирост производства составил 107,5% к 1998 году [33].

В 2000 году рост физического объема производства продукции продолжился и составил по пищевой и перерабатывающей промышленности в целом 7,1% [63]. При этом по отдельным позициям было зафиксировано еще более существенное увеличение производства. Так, по сравнению с 1999 годом рост производства масла растительного составил 53,6%, сыра жирного – 15,2%, молочных консервов – 15,2%, пива – 22,6% [28, 79].

Двадцать предприятий пищевой промышленности вошли в рейтинг 200 крупнейших компаний России по объему реализации продукции в 2000 г. [126], в том числе кондитерский концерн «Бабаевский», кондитерское объединение «Россия», Лианозовский молочный комбинат, пивоваренная компания «Балтика» и др. Из этих двадцати компаний две («Красный Октябрь» и «Петмол») вошли в рейтинг 200 крупнейших компаний по рыночной капитализации (71 и 109 места соответственно). При этом в 1999 г. одна из компаний (Царицынский молочный комбинат) входила в число 10 компаний-лидеров по темпам роста. Наконец, в 2002 году компания «Вимм-Билль-Дан – продукты питания» разместила свои ценные бумаги (американские депозитарные акции – ADS) на Нью-Йоркской фондовой бирже [50].

Ряд отраслей пищевой промышленности продемонстрировал темпы роста, превышающие средние для экономики России показатели. Так, по данным Госкомстата РФ, в январе-сентябре 2000 г. выпуск пива увеличился на 21,4% по сравнению с аналогичным периодом 1999 г. и составил 427,4 млн. дал (притом, что, по оценкам Минэкономразвития РФ, физический объем ВВП России увеличился за тот же период на 7,3%, а объем промышленной продукции вырос на 9,7%).

Ряд предприятий отрасли провел полную реконструкцию производства. Наиболее заметные темпы роста продемонстрировали компания «Балтика» с дочерними предприятиями, комбинат «Очаково», заводы международной компании Sun Interbrew, «Красный Восток» и некоторые другие.

Крайне высокие темпы роста были отмечены в производстве йогуртов. Объемы продаж йогурта за первые 6 месяцев 2000 г. увеличились на 33% [62]. Быстрый рост потребления данного продукта в России обусловил заметный приток инвестиций в отрасль. В 2000 г. были реализованы проекты по строительству заводов соответствующего профиля такими признанными лидерами европейского рынка, как немецкая компания Ehrmann (завод в г. Раменское), голландская компания Campina (завод в г. Ступино) и французская компания Danone (завод в Чеховском районе Московской области). При этом данные компании параллельно осуществляют инвестиции в сельскохозяйственное производство с целью стабилизации поставок молока. Так, только Ehrmann к 2001 г. осуществил инвестиции в сельскохозяйственное производство в размере 20 млн. долларов США [62]. Аналогичные по размеру инвестиции на эти цели планирует произвести компания «Вимм-Билль-Данн».

Приведенные примеры инвестирования в смежные отрасли являются отражением наметившейся тенденции глобализации и межотраслевой интеграции бизнеса. Моноотраслевые предприятия все чаще становятся объектами поглощения со стороны крупных (в том числе транснациональных) корпораций. Так, в последнее время заметно увеличился объем инвестиций нефтяной компании «ЛУКойл» в сельское хозяйство, осуществляемых путем приобретения его дочерним подразделением «ЛУКойл-маркет» колхозов, фермерских хозяйств и т.п. [6]

Отмеченные процессы наряду с внедрением новых информационных технологий обусловливают значительное возрастание мобильности капитала и скорости его перемещения между отраслями экономики. Инвесторы заметно оперативнее реагируют на изменения условий хозяйствования, которые, в свою очередь, демонстрируют все более динамичные колебания. В результате сокращаются периоды определенности, т.е. неизменности существенных параметров, влияющих на предпринимательскую деятельность. Увеличивается неопределенность инвестиционных процессов и, следовательно, возрастают риски, сопутствующие инвестированию.

Указанные обстоятельства значительно усложняют задачу привлечения инвестиций, которая, несмотря на позитивные сдвиги 1999-2001гг, по-прежнему остро стоит перед предприятиями пищевой промышленности. Затрудняется выбор наиболее доступных и целесообразных способов финансирования, возникает потребность в использовании нетривиальных схем и механизмов. Кроме того, возрастание рисков инвестирования (при одновременном увеличении их количества) требует реализации эффективных защитных мероприятий.

Основой успешного решения данных задач является глубокое понимание сущности многообразных видов инвестиций и сопутствующих им рисков с учетом отраслевой специфики.

К настоящему времени не сформировалась общепризнанная классификация указанных экономических категорий применительно к особенностям пищевой промышленности на современном этапе развития российской экономики. Таким образом, возникает необходимость проведения соответствующего комплексного анализа с целью дальнейшего построения эффективной системы защиты от инвестиционных рисков.


1.2. Экономическое содержание и классификация инвестиций

Как было отмечено в предыдущем параграфе, одной из основных проблем российской экономики, остро стоящих перед предприятиями пищевой промышленности, является нехватка инвестиционных ресурсов.

Привлечение капитала и обеспечение приемлемого уровня сопутствующих рисков представляют собой важнейшие задачи финансового менеджмента и требуют глубокого понимания сущности инвестиций [8]. Данная проблематика широко освещена в экономической литературе; как зарубежными авторами (в частности, У. Шарпом, Г. Александером, Дж. Бэйли и др.), так и отечественными исследователями, среди которых выделяются подходы Е.В. Тарасовой, О.И. Волкова, Б.А. Райзберга, Р.А. Фатхутдинова, О.А. Масленниковой, Е.В. Ульянова, Б.А. Колтынюка.

Вместе с тем, особенности современного этапа развития пищевой промышленности России, связанные с противоречивостью законодательных актов, сложностью финансового состояния многих предприятий, высокой степенью изношенности основных фондов, недостаточностью государственной поддержки и др., накладывают значительные ограничения на инвестиционную активность хозяйствующих субъектов. Указанные обстоятельства обусловливают необходимость обобщения и анализа существующих теоретических подходов к сущности инвестиций. Такой анализ имеет целью построение единой систематизированной классификации, являющейся методологической базой для определения наиболее доступных и эффективных способов привлечения капитала и применения усложненных финансовых схем и механизмов.

Автор проанализировал ряд известных определений инвестиций (см. Приложение 1) и сделал вывод, что, несмотря на существующую полемику, взгляды некоторых исследователей достаточно близки. Так, определение Б.А. Райзберга и Р.А. Фатхутдинова практически полностью повторяет подход У. Шарпа, Г. Александера и Дж. Бэйли. Аналогичную точку зрения высказывают Кныш М.И., Перекатов Б.А. и Тютиков Ю.П.

Сходных позиций придерживаются Б.А. Колтынюк, О.А. Масленникова, О.А. Волков, Т.Ф. Рябова и Е.В. Стрелков. Вместе с тем, автор не может полностью согласиться с их трактовкой инвестиций как долгосрочного вложения капитала с целью получения прибыли, так как инвестиции могут быть и краткосрочными, на что справедливо указывают в своих трудах российские и зарубежные авторы.

Учитывая наличие в литературе различных взглядов на содержание инвестиций, автор считает необходимым уточнить это понятие путем подробного исследования и синтеза сущностных черт данной экономической категории.

Выполненный автором сравнительный анализ указанных выше определений позволил выделить следующие сущностные черты инвестиций, в той или иной степени находящие свое отражение в большинстве исследованных подходов:

  1.  Цель вложений (инвестирования);
  2.  Наличие временного лага между моментом вложения средств и получения отдачи на сделанные вложения;
  3.  Объект вложений.

В качестве доминирующей цели вложений (инвестирования) многие исследователи рассматривают получение прибыли [41, 83, 103, 121, 122].

Автор считает данный подход несколько односторонним. В ряде случаев инвестирование может преследовать своей целью не получение прибыли на вложенный капитал, а достижение социального, научного или иного эффекта. Это происходит, к примеру, при финансировании некоторых проектов из государственного бюджета на безвозвратной основе. Производимые при этом вложения являются по своей сущности инвестициями, хотя и не направлены на прирост капитала. Кроме того, получение прибыли как цель деятельности свойственно не только инвестированию, но и предпринимательству в целом.

Данный подход также не в полной мере учитывает специфику пищевой промышленности. Одной из важнейших задач отрасли является бесперебойное обеспечение населения необходимыми продуктами питания, а также повышение их качества. В этой связи автор пришел к выводу, что стремление к получению прибыли, хотя и является в большинстве случаев доминирующей побудительной мотивацией инициаторов и участников инвестиционного процесса, не раскрывает исчерпывающим образом сущность инвестиций как экономической категории применительно к пищевой промышленности.

Наличие временного лага между моментом вложения средств (инвестирования) и получения отдачи на сделанные вложения связано с характером протекания экономических процессов во времени [83]. Любой экономический процесс представляет собой преобразование ресурсов в экономический продукт и протекает по схеме «ресурсы – факторы производства – продукт экономической деятельности». Различные виды ресурсов, объединенные предпринимательской инициативой, под воздействием управления вовлекаются в производство и постепенно становятся его факторами. Протекающий в результате действия факторов производственный процесс приводит к образованию экономического продукта в виде продукции, товаров, работ, услуг.

Преобразование экономических ресурсов в действующие факторы производства обладает определенной продолжительностью во времени. Аналогично сам производственный процесс имеет некоторую длительность, обусловленную особенностями технологии, организации и иными факторами, определяющими параметры производственного цикла. Следовательно, возникает временной лаг между созданием условий и предпосылок протекания производственных процессов и получением желаемого результата.

Результаты проведенного автором сравнительного анализа различных трактовок инвестиций (рассматриваемых как в узком, так и в широком [118] смысле слова) позволили сделать вывод о том, что наличие временного лага между моментом инвестирования и получением отдачи на сделанные вложения представляется основополагающей сущностной чертой инвестиций как в узком, так и в широком их толковании. Это справедливо и для пищевой промышленности. В частности, в хлебопечении срок окупаемости инвестиций составляет 6-7 лет при производстве массовых сортов и порядка 3 лет при ориентации на выпуск эксклюзивных сортов продукции [120].

Ряд авторов определяет инвестиции через материальные и финансовые ценности, выступающие объектами инвестиционных вложений. Несомненным достоинством такого подхода является конкретизация рассматриваемой предметной области с той или иной степенью детализации. Вместе с тем, автор считает, что предлагаемая трактовка является несколько односторонней, а иногда и  не вполне корректной.

Так, к примеру, в случае ведения организацией посреднической деятельности на товарном или финансовом рынке она может периодически осуществлять вложения собственных или заемных средств в те или иные финансовые активы с немедленной их передачей конечному приобретателю. При этом с формальной точки зрения указанная организация будет инвестором, хотя по своему содержанию рассматриваемая операция является арбитражной, а вложение средств носит исключительно технический характер. По мнению автора, такой подход не в полной мере раскрывает сущность инвестиций как экономической категории.

Автор согласен с определением инвестиций как отказа от определенной ценности в настоящий момент за (возможно, неопределенную) ценность в будущем, данное У. Шарпом, Г. Александером и Дж. Бэйли [118].

В рамках такого подхода к сущности инвестиций становится возможным определение наиболее доступных и эффективных способов их привлечения. Методической основой при решении данной задачи является классифицирование.

Сравнив существующие подходы к классификации инвестиций (предложенные такими исследователями, как А.И. Деева, Е.В. Тарасова, О.И. Волков, Б.А. Райзберг, Р.А. Фатхутдинов, Б.А. Колтынюк и др.), автор пришел к выводу, что все они объединяются недостаточным с точки зрения изучаемой проблемы охватом возможных критериев классификации. По всей видимости, данное обстоятельство объясняется зависимостью рассматриваемых каждым исследователем критериев от их трактовки инвестиций.

Задача построения развернутой классификации с уточнением сущности наиболее значимых для настоящего исследования видов инвестиций была решена автором методами системного анализа и монографического исследования. При этом вследствие широкого понимания автором рассматриваемой экономической категории предлагаемая ниже классификация характеризует инвестиции во всех существенных для целей диссертации аспектах и не содержит видимых ограничений с точки зрения предметной области.

В этой связи автор выделяет следующие наиболее важные классификационные признаки:

  1.  Направленность действий (цель инвестирования);
  2.  Способ влияния альтернативных инвестиций на доходы от данного проекта;
  3.  Отрасль, в которую осуществляется инвестирование;
  4.  Степень обязательности осуществления инвестиций;
  5.  Срок окупаемости и жизненный цикл инвестиций;
  6.  Вид имущественных вложений;
  7.  Объект приложения инвестиций;
  8.  Период инвестирования;
  9.  Источники и схемы финансирования.

С точки зрения направленности действий (цели инвестирования) автор выделяет:

  •  Начальные инвестиции, осуществляемые при образовании или покупке предприятия. Их частным случаем являются инвестиции в создание новых производств, обеспечивающие появление совершенно новых предприятий, которые будут выпускать ранее не изготавливавшиеся организацией товары (или оказывать новый тип услуг), либо позволят организации предпринять попытку выхода с ранее уже выпускавшимися товарами на новые для нее рынки. В пищевой промышленности к этому виду инвестиций можно отнести строительство в России новых заводов крупными международными компаниями Ehrmann, Nestle, Danone, Campina и др.;
  •  Инвестиции на расширение (экстенсивные инвестиции), направляемые на увеличение производственного потенциала, т.е. возможностей выпуска товаров для ранее сформировавшихся рынков в рамках уже существующих производств. Инвестиции данного вида в настоящее время, в частности, осуществляются в хлебопекарной отрасли (в частности, Агропромышленной группой ОГО [120]);
  •  Реинвестиции, т.е. связывание свободных инвестиционных средств посредством их направления на приобретение или изготовление новых средств производства с целью поддержания состава основных фондов предприятия и создания условий для снижения затрат организации за счет замены оборудования, обучения персонала или перемещения производственных мощностей в регионы с более выгодными условиями производства. К ним относятся:
  1.  инвестиции на замену объектов новыми;
  2.  на рационализацию, направляемые на модернизацию технологического оборудования или процессов;
  3.  на изменение программы выпуска;
  4.  на диверсификацию, связанные с изменением номенклатуры выпускаемой продукции и освоением новых рынков сбыта;
  5.  на поддержание конкурентоспособности предприятия в перспективе, направляемые на НИОКР, подготовку кадров, рекламу и т.п.;

В пищевой промышленности подобные инвестиции в последние годы были реализованы многими российскими пивоваренными предприятиями.

  •  Инвестиции ради удовлетворения требований государственных органов. Эта разновидность инвестиций становится необходимой в том случае, когда организация оказывается перед необходимостью удовлетворить требования властей в части либо экологических стандартов, либо безопасности продукции, либо иных условий деятельности, которые не могут быть обеспечены только за счет совершенствования менеджмента.

По способу влияния альтернативных инвестиций на доходы от данного проекта автор выделяет зависимые и независимые инвестиции.

Инвестиции являются независимыми, если денежные потоки, ожидаемые от реализации первого проекта, не изменятся независимо от того, будет ли осуществлен второй проект.

Экономически зависимые инвестиции могут быть дополняющими и взаимоисключающими.

Дополняющие экономически зависимые инвестиции связаны с синергетическим эффектом [23], т.е. осуществление иного инвестиционного проекта оказывает положительное влияние на поток денежных доходов по совместно осуществленным инвестициям. При этом общий доход от реализации двух или нескольких проектов значительно превышает денежные доходы от каждого из них, осуществленных раздельно.

Взаимоисключающие инвестиционные проекты связаны с технической невозможностью осуществления обоих проектов или же осуществление одного из них уменьшит возможные денежные доходы от другого или полностью сведет их к нулю.

В пищевой промышленности в равной степени возможна реализация как зависимых, так и независимых инвестиций. Вместе с тем, до настоящего времени они носили в большей степени независимый характер.

В разрезе отраслей экономики автор выделяет инвестиции:

  •  В промышленность;
  •  В сельское хозяйство;
  •  В транспорт;
  •  В строительство;

и т.д.

Следует отметить, что хотя объектом настоящего исследования являются предприятия пищевой промышленности, углубляющаяся интеграция различных отраслей экономики требует включения данного критерия. Кроме того, в ряде случаев инвестиции моноотраслевых предприятий могут носить межотраслевой характер.

По степени обязательности осуществления автор различает:

  •  Обязательные инвестиции (без их осуществления останавливается вся производственная деятельность);
  •  Инвестиции, не являющиеся обязательными (без их осуществления производственная деятельность не останавливается).

В настоящее время инвестиции, осуществляемые предприятиями пищевой промышленности, преимущественно не являются обязательными.

По сроку окупаемости (т.е. времени, в течение которого доходы от инвестиций достигают размера первоначальных капиталовложений) и жизненному циклу (т.е. периоду, за который предприятие получает доход от инвестиций) инвестиции различаются в зависимости от длительности указанных характеристик. Автор полагает, что детальная классификация инвестиций по данному критерию нецелесообразна вследствие многообразия возможных подходов к определению границ соответствующих временных интервалов.

Инвестиции, осуществляемые в пищевой промышленности, преимущественно имеют средний срок окупаемости, равный нескольким годам. В частности, в хлебопечении, как отмечалось выше, он равен 3-7 годам.

По виду имущественных вложений автор считает необходимым выделить инвестиции:

  •  реальные (капиталообразующие);
  •  портфельные;
  •  венчурные;
  •  аннуитеты.

Реальные (капиталообразующие) инвестиции обеспечивают создание и воспроизводство фондов. Они определяются как сумма средств, необходимых для строительства (расширения, реконструкции, модернизации) и оснащения оборудованием инвестируемых объектов, расходов на подготовку капитального строительства и прироста оборотных средств, необходимых для нормального функционирования предприятий [23, 41]. В целом данные инвестиции представляют собой вложение средств в уставный капитал хозяйствующего субъекта с целью извлечения дохода и получения прав на участие в управлении данным субъектом.

Портфельные инвестиции представляют собой помещение средств в финансовые активы, т.е. формирование портфеля как совокупности различных инвестиционных ценностей.

Особняком стоит венчурный капитал, представляющий собой инвестиции в форме выпусков новых акций, произведенных в новых сферах деятельности, связанных с большим риском. Венчурный капитал инвестируется в не связанные между собой проекты в расчете на быструю окупаемость вложенных средств и сочетает в себе различные формы капитала: ссудного, акционерного, предпринимательского.

Также специфическую форму инвестиций представляет аннуитет, т.е. инвестиции на длительный срок, предоставляющие инвестору возможность получать фиксированный доход через регулярные промежутки времени, обычно ежегодно [83]. Примером данной формы инвестиций является вложение средств в страховые и пенсионные фонды.

Нехватка инвестиционных ресурсов, которую испытывают предприятия пищевой промышленности, определяет приоритет реальных (капиталообразующих инвестиций). Портфельные инвестиции являются эпизодическими и в основном связаны с управлением ликвидностью. Венчурные инвестиции и аннуитеты для предприятий пищевой промышленности в настоящее время не характерны.

Относительно объекта приложения автор классифицирует инвестиции следующим образом.

  •  Инвестиции в имущество (материальные инвестиции), т.е. инвестиции, которые прямо участвуют в производственном процессе. К ним относятся инвестиции в оборудование, здания, запасы материалов и т.п. [23].
  •  Нематериальные инвестиции – инвестиции в подготовку кадров, исследования и разработки, рекламу, получение лицензий и др.;
  •  Финансовые инвестиции, т.е. вложения в ценные бумаги и производные финансовые инструменты. Детализированная классификация объектов финансовых инвестиций представлена в Приложении 2.

В последние годы роль инструментов, являющихся объектами финансовых инвестиций, заметно возрастает. Выпуск ценных бумаг является одним из наиболее распространенных в мировой практике способов привлечения денежных средств. Так, в США компании финансируют свои потребности в размере 30% – за счет кредитов банков и 70% – за счет размещения разного рода долговых обязательств; в Европе данное соотношение: 70% – кредиты, 30% – долговые обязательства [25].

Хотя осуществление в пищевой промышленности финансовых инвестиции в значительной мере сдерживается дефицитом инвестиционных ресурсов, по мнению автора, их значение для предприятий отрасли в перспективе будет возрастать. В частности, они могут стать значимым механизмом финансирования пищевых предприятий, входящих в отраслевые холдинги, со стороны материнских компаний (в первую очередь, международных). Кроме того, как будет показано в главе 3, многие из описанных финансовых инструментов могут с успехом использоваться при реализации системы защиты от рисков инвестиционных проектов в отраслях пищевой промышленности.

В зависимости от длительности периода инвестирования автор подразделяет:

  •  Краткосрочные инвестиции (в российской практике обычно сроком менее 1 года);
  •  Среднесрочные инвестиции (от 1 до 3-10 лет в различных трактовках);
  •  Долгосрочные инвестиции (сроком более 3-10 лет).

С учетом отмеченного выше значительного срока окупаемости инвестиций, осуществляемых в пищевой промышленности, большая их часть относится к категории долгосрочных. Кроме того, вложение средств в производство пищевых продуктов зачастую носит стратегический характер и практически никогда не имеет своей целью получение прибыли от быстрой перепродажи.

Разделение инвестиций с точки зрения источников и схем их финансирования достаточно разнообразно. В наиболее общем виде автор выделяет:

  •  Государственные инвестиции;
  •  Частные инвестиции;
  •  Иностранные инвестиции.

Государственные инвестиции представляют собой часть национального дохода в виде средств государственного бюджета, местных бюджетов, вкладываемых в развитие экономики, отвлекаемых от текущего государственного потребления в целях обеспечения поддержания производства, социальной сферы и экономического роста. Инвестиции из средств государственного федерального бюджета, бюджетов субъектов Федерации и местных бюджетов называют бюджетными, тогда как инвестиции из других источников (внебюджетных фондов) – внебюджетными.

Частные инвестиции – это негосударственные вложения средств, принадлежащих юридическим и физическим лицам.

Иностранными называют инвестиции, осуществляемые зарубежными государствами, юридическими и физическими лицами, а также международными фондами и транснациональными корпорациями. Более конкретизированная трактовка иностранных инвестиций дается в Федеральном законе от 09.07.1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации». Согласно данному закону, иностранная инвестиция – это вложение иностранного капитала в объект предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации в виде объектов гражданских прав, принадлежащих иностранному инвестору, если такие объекты гражданских прав не изъяты из оборота или не ограничены в обороте в Российской Федерации в соответствии с федеральными законами, в том числе денег, ценных бумаг (в иностранной валюте и валюте Российской Федерации), иного имущества, имущественных прав, имеющих денежную оценку исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную собственность), а также услуг и информации [113].

В.Д. Шапиро предлагает более детальную по сравнению с изложенной выше классификацию (см. Приложение 3) [117]. Следует отметить, она была разработана В.Д. Шапиро применительно к реализации проектов. Вместе с тем, учитывая, что проектное финансирование является одной из форм инвестирования, автор считает, что она может быть распространена и на инвестиции в целом.

Р. Брейли и С. Майерс выделяют такие источники финансирования, как:

  1.  Акционерный капитал, получаемый либо за счет нераспределенной прибыли, либо посредством эмиссии акций;
  2.  Заемный капитал. Разнообразие используемых видов долговых обязательств практически бесконечно. Они разделяются на категории по срокам, условиям погашения, старшинству, надежности, рискованности, характеру процентных ставок (фиксированные, плавающие), порядку выпуска (публичное или частное размещение) и валюте, в которой выражаются долговые обязательства;
  3.  Привилегированные акции (предусматривают выплату фиксированных дивидендов, осуществляемую по решению руководства компании). Привилегированные акции являются частью акционерного капитала компании, но играют особую роль;
  4.  Производные финансовые инструменты, к которым относятся опционы, варранты, конвертируемые облигации, фьючерсные и форвардные контракты и свопы;
  5.  Собственные денежные средства (сумма чистой прибыли и амортизации за вычетом дивидендов акционерам);
  6.  Кредиторская задолженность [8].

По результатам анализа автор пришел к выводу, что классификация Р. Брейли и С. Майерса ориентирована на англо-американскую модель финансирования, отдающую приоритет заимствованиям на финансовых рынках в форме выпуска различных ценных бумаг и иных обращающихся финансовых инструментов. Как следствие, она не охватывает или недостаточно подробно описывает ряд источников финансирования, характерных для российской практики. В этой связи автором были систематизированы и обобщены подходы указанных выше исследователей. По результатам данного исследования автор пришел к выводу, что классификацию инвестиций по рассматриваемому критерию целесообразно представить следующим образом:

  1.  Инвестиции, финансируемые за счет внутренних источников:
    1.  Чистой прибыли;
    2.  Амортизационных отчислений.
  2.  Инвестиции, финансируемые за счет внешних источников:
    1.  Выпуска ценных бумаг и иных обращающихся финансовых инструментов:
      1.  Обыкновенных и привилегированных акций;
      2.  Облигаций;
      3.  Производных финансовых инструментов.
    2.  Банковских кредитов;
    3.  Займов некредитных организаций;
    4.  Лизинга;
    5.  Кредитов и ассигнований федерального, региональных и местных бюджетов и внебюджетных фондов;
    6.  Средств иностранных (в том числе международных) инвесторов в различных формах;
  3.  Инвестиции, финансируемые на принципах долевого участия;
  4.  Инвестиции, финансируемые с использованием смешанных форм инвестирования.

Следует отметить, что все приведенные источники финансирования инвестиций являются укрупненными, общими и не охватывают всего их многообразия, которое может быть потенциально бесконечным. Кроме того, классификация инвестиций с точки зрения источников финансирования в значительной степени перекликается с их классификацией по видам финансовых инвестиций, что является закономерным отражением двух сторон инвестиционного процесса (привлечения и осуществления инвестиций).

В России подавляющее большинство инвестиций в пищевую промышленность являются частными национальными и финансируются за счет внутренних источников (т.е. собственных средств предприятий). Вместе с тем, в последнее время наблюдается увеличение объемов иностранных инвестиций (в частности, со стороны крупных международных корпораций – Nestle, Coca-Cola, PepsiCo и др.). Кроме того, по мнению автора, с развитием российского рынка капиталов в структуре финансирования отрасли будет возрастать доля заемных средств.

В обобщенном виде рассмотренная выше классификация инвестиций проиллюстрирована схемой 1.2.1.

Предложенная классификация, на наш взгляд, в достаточной мере систематизирует основные виды инвестиций и может служить методической основой при проведении соответствующих аналитических исследований, составлении бизнес-планов инвестиционных проектов, разработке инвестиционных стратегий и в иных организационно-управленческих и финансово-экономических процессах.

Несмотря на многообразие возможных форм и видов финансирования, в целом объем инвестиций в пищевую промышленность, как отмечалось в параграфе 1.1., остается недостаточным.

В этой связи возникла необходимость выявления особенностей инвестиционных потребностей предприятий пищевой промышленности на современном этапе их развития с целью определения наиболее доступных и    эффективных способов организации финансирования. Автором было проведено соответствующее статистическое исследование, результаты которого представлены в таблице 1.2.1. В качестве исходных данных использовались как общедоступные материалы, опубликованные в


Схема 1.2.1

Классификация инвестиций по различным признакам


периодических печатных изданиях и сборниках статистических органов, так и сведения, полученные непосредственно от предприятий отрасли.

Таблица 1.2.1.

Актуальность и доступность различных видов инвестиций для предприятий пищевой промышленности

№ п/п

Критерий классификации

Вид инвестиций

Актуальность и доступность для предприятий пищевой промышленности в современных условиях

I

Объект приложения

1. Инвестиции в имущество (материальные инвестиции);

2. Нематериальные инвестиции;

3. Финансовые инвестиции

1. Высокая

2. Низкая

3. Крайне низкая. Финансовые инвестиции совершаются преимущественно для оптимизации управления денежными потоками

II

Направленность действий (цели инвестирования)

1. Начальные инвестиции;

2. Инвестиции на расширение (экстенсивные инвестиции);

3. Реинвестиции:

3.1. инвестиции на замену объектов новыми;

3.2. на рационализацию;

3.3. на изменение программы выпуска;

3.4. на диверсификацию;

3.5. на поддержание конкурентоспособности предприятия в перспективе;

3.6. Инвестиции ради удовлетворения требований государственных органов.

1. Средняя, с тенденцией к повышению

2. Относительно низкая

3.1. Очень высокая

3.2. Достаточно высокая

3.3. Средняя

3.4. Средняя

3.5. Очень высокая

3.6. Низкая. Инвестиции этого вида чаще всего связаны с защитой окружающей среды, что не характерно для предприятий пищевой промышленности

III

Способ влияния альтернативных инвестиций на доходы от данного проекта

1. Зависимые инвестиции:

1.1. Дополняющие;

1.2. Взаимозаменяющие;

2. Независимые инвестиции.

С точки зрения экономической стабильности предприятия более актуальными являются независимые инвестиции

IV

Период инвестирования

  1.  Краткосрочные;
  2.  Среднесрочные;
  3.  Долгосрочные.

Доминируют краткосрочные и отчасти среднесрочные, хотя наиболее актуальны долгосрочные

V

Степень обязательности осуществления

  1.  Обязательные;
  2.  Не являющиеся обязательными.

1. Достаточно высокая

2. Относительно высокая

VI

Вид имущественных вложений

  1.  Реальные (капиталообразующие);
  2.  Портфельные;
  3.  Венчурные;

  1.  Аннуитеты.

1. Очень высокая

2. Крайне низкая

3. Не характерно для предприятий пищевой промышленности

4. Не характерно для предприятий пищевой промышленности

VII

Срок окупаемости и жизненный цикл

Инвестиции различаются в зависимости от длительности указанных характеристик

Доминируют инвестиции с высоким сроком окупаемости и длительным жизненным циклом, хотя наиболее актуальными являются инвестиции с противоположными характеристиками

VIII

Источники и схемы финансирования

1. Инвестиции, финансируемые за счет внутренних источников:

1.1. Чистой прибыли;

1.2. Амортизационных отчислений.

2. Инвестиции, финансируемые за счет внешних источников:

2.1. Выпуска ценных бумаг и иных обращающихся финансовых инструментов:

2.2. Банковских кредитов;

2.3. Займов некредитных организаций;

2.4. Лизинга;

2.5. Кредитов и ассигнований федерального, региональных и местных бюджетов и внебюджетных фондов;

2.6. Средств иностранных (в том числе международных) инвесторов в различных формах;

3. Инвестиции, финансируемые на принципах долевого участия;

4. Инвестиции, финансируемые с использованием смешанных форм инвестирования.

1.1. Практически не доступно

1.2. Малодоступно

2.1. Практически не доступно

2.2. Доступно

2.3. Практически не доступно

2.4. Малодоступно

2.5. Получение бюджетного финансирования крайне затруднено

2.6. Доступно с тенденцией к повышению

3. Доступно, с тенденцией к повышению

4. В настоящее время доступ затруднен, но будет облегчаться по мере развития финансовых рынков

IX

Отрасли экономики

  1.  В промышленность;
  2.  В сельское хозяйство;
  3.  В транспорт;

и др.

Инвестиции в пищевые предприятия являются инвестициями в промышленность. Вместе с тем, возрастает роль и масштабы межотраслевых инвестиций

Проведенный автором анализ представленных в таблице 1.2.2. данных, осуществленный с использованием предложенной выше классификации инвестиций в качестве методической основы, позволил сделать следующие выводы.

В современных условиях приоритетными для предприятий пищевой промышленности являются реинвестиции материального характера, направленные на модернизацию и увеличение производственных мощностей.

Начальные инвестиции пока не приняли массового характера (такие примеры, как строительство новых заводов компаниями Ehrmann, Nestle, Danone, Campina и др., являются скорее единичными, хотя данная тенденция и развивается).

Финансовые инвестиции пока не выступают в качестве самостоятельного направления вложений предприятий пищевой промышленности и совершаются преимущественно для оптимизации управления денежными потоками. Вместе с тем их значение неуклонно возрастает. Как будет показано ниже, многие финансовые инструменты могут с успехом использоваться при реализации системы защиты от рисков.

Важной задачей остается увеличение сроков инвестирования. Финансирование капиталообразующих инвестиций за счет краткосрочных ресурсов оказывает крайне негативное воздействие на ликвидность предприятия и заметно снижает его устойчивость.

Существенное влияние на состояние инвестиционной активности      продолжают    оказывать    сохраняющиеся     высокие политические и экономические риски. Как следствие, многие предприятия не имеют возможности воспользоваться традиционными источниками финансирования капитальных вложений (банковским кредитом, заимствованиями на рынках капиталов и др.). Кроме того, ограниченным остается финансирование, осуществляемое за счет средств федерального, субфедеральных и муниципальных бюджетов.

По мнению автора, в таких условиях для предприятий пищевой промышленности оптимальной с точки зрения доступности и эффективности является реализация схем финансирования, предусматривающих разделение рисков между участниками инвестиционного процесса, а также применение механизмов защиты от этих рисков. Кроме того, такие схемы должны в максимальной степени учитывать перечисленные особенности инвестиционных потребностей предприятий пищевой промышленности.

Выполненный автором анализ международного опыта организации инвестиционных процессов [34] показал, что одной из наиболее перспективных и поэтому широко используемых схем, удовлетворяющих указанным критериям, является проектное финансирование. В этой связи автор считает необходимым проведение углубленного исследования сущности инвестиционных проектов применительно к особенностям пищевой промышленности в современных условиях.


1.3. Методологические подходы к анализу и классификации проектов

Как было отмечено в предыдущем параграфе, современные особенности инвестиционных потребностей предприятий пищевой промышленности и условия инвестирования, характеризующиеся высокими рисками, определяют возрастающее значение финансирования в форме реализации проектов.

Различным вопросам, связанным с реализацией проектов, посвящены труды многих российских и зарубежных ученых, в частности Х. Решке, Х. Шелле [74], М.Л. Разу [81], В.В. Позднякова [74], Блачева Р., Гусева В.[5], Б.А. Райзберга,  Р.А. Фатхутдинова [83], В.Д., Шапиро [117], Ю. Малышева, А. Оленева [58] и др.

Проведенный автором анализ ряда известных определений проектов показал, что единства мнений в данном вопросе не существует. Кроме того, проекты рассматриваются исследователями преимущественно обособленно, без учета особенностей пищевой промышленности. В этой связи автор считает необходимым обобщить и проанализировать существующие теоретические подходы к сущности проектов в интересах более точного формулирования рассматриваемого понятия и построения единой систематизированной классификации. Такая классификация является методической базой для определения тех видов проектов, которые, с одной стороны, в наибольшей степени соответствуют особенностям современного этапа развития предприятий пищевой промышленности и, с другой стороны, в наибольшей степени подвержены влиянию различных рисков, т.е. требуют применения специальных процедур управления.

Перечень наиболее известных определений проектов приведен в Приложении 4. Вместе с тем, автор не может полностью согласиться ни с одним из этих определений. Каждый исследователь рассматривает лишь часть проблемы (при этом не всегда корректно выделяя сущностные черты), не рассматривая все принципиальные особенности проектов в совокупности. Обобщенное определение проектов (в широком понимании), данное Б.А. Райзбергом и Р.А. Фатхутдиновым, на наш взгляд, также не дает достаточного представления о содержании этой экономической категории.

В этой связи автор считает необходимым уточнить понятие «проект» путем подробного исследования и синтеза его сущностных черт.

Проведенный автором сравнительный анализ упомянутых выше определений позволил выделить следующие сущностные черты проектов, в той или иной степени находящие свое отражение в исследованных подходах:

  1.  Цель проекта;
  2.  Сроки выполнения проекта;
  3.  Ограниченные ресурсы;
  4.  Специфичность организации и координации проекта.

1. Цель проекта.

Цель как сущностная черта понятия «проект» характеризует его с точки зрения результатов, которые должны быть получены по окончании проекта. Цель проекта – это желаемый результат деятельности, достигаемый в пределах установленного интервала времени [81].

В пищевой промышленности основными целями проектов являются экономические, направленные на технологическое и материально-техническое обновление производства, а также на проникновение на рынок. Такие проекты, в частности реализуются компанией Nestle [36].

Цель проекта в значительной степени определяет механизм его осуществления, а также проводимые в его рамках мероприятия. Данные механизмы должны быть оптимально настроены на достижение требуемого результата с учетом имеющихся ресурсов и воздействий макро- и микросреды.  В противном случае проект не будет эффективным вследствие дополнительных потерь времени и средств. Таким образом, автор считает, что цель проекта является одной из его существенных характеристик и важным классификационным критерием.

2. Сроки выполнения проекта.

Проект по своей сути является конечным процессом, имеющим четко определенные исходные параметры (ресурсы, начальное состояние объекта) и конечные цели. Он не может характеризоваться такими параметрами, как длительность производственного цикла, срок оборачиваемости и т.п., свойственными потенциально бесконечным циклическим процессам. По мнению автора, временной характеристикой проекта является срок его выполнения.

Под сроком выполнения проекта автор понимает временной интервал, предусмотренный условиями и параметрами проекта, необходимый для достижения всех поставленных целей с учетом заложенной в проект степени риска.

Приведенное выше определение характеризует нормативный срок проекта, рассматриваемый автором как срок, определенный проектной документацией. В отличие от нормативного, автор выделяет фактический срок выполнения проекта – период времени, в действительности затраченный на его осуществление.

По мнению автора, срок реализации проекта является одной из наиболее значимых его характеристик и важным критерием классификации. Это подтверждается, в частности тем, что одним из важнейших показателей, оцениваемых Минэкономразвития РФ при конкурсном отборе инвестиционных проектов, относящихся к агропромышленному комплексу, является срок их окупаемости [7].

3. Ограниченные ресурсы.

Ряд исследователей (М.Л. Разу, Х. Решке, Х. Шелле) выделяет ресурсы проекта как его сущностную черту [74, 81]. Ресурсы проекта представляют собой совокупность финансовых и материальных средств, организационных, кадровых, технологических, технических и иных возможностей, необходимых для осуществления данного проекта.

Как показали проведенные автором статистические исследования, ресурсная база проекта (в отличие от целей) подвержена влиянию неопределенности. В пищевой промышленности это влияние особенно заметно, так как урожай сельскохозяйственных культур в значительной степени зависит от погодных условий.

В этом смысле целесообразно говорить лишь о некотором наборе возможных состояний ресурсной базы в целом и ее отдельных элементов, каждый из которых имеет свою вероятность реализации. Это определяет необходимость разработки многовариантных проектов, предусматривающих допустимость корректирующих воздействий.

Из сказанного следует, что проект не является статичным явлением, раз и навсегда определенным и обусловленным ресурсной базой. Вместе с тем, хотя изменения ресурсной базы и провоцируют корректирующие воздействия, сущность проекта остается неизменной. Исключение могут составлять те случаи, когда глубина изменений ресурсной базы делает принципиально невозможным дальнейшее осуществление проекта без значительной корректировки его ключевых параметров. Как следствие, автор считает, что ресурсы не могут рассматриваться как сущностная черта понятия «проект».

4. Специфичность организации и координации проекта.

Координация проекта подразумевает согласование и соподчинение ресурсов, целей и действий, осуществляемых в рамках проекта. Организация и координация проекта имеют своей целью обеспечение выполнения поставленных задач и использования имеющихся ограниченных ресурсов в предусмотренные сроки наиболее рациональным и эффективным способом.

По мнению автора, специфика организации и координации во многом определяет уникальность осуществляемого проекта. Проект не является разрозненной совокупностью различных составляющих (целей, ресурсов, мероприятий и т.п.). В зависимости от выбранного способа организации проект может характеризоваться различными свойствами, в том числе существенными. Так, например, неэффективная последовательность осуществляемых мероприятий может привести к увеличению срока выполнения проекта, т.е. к изменению одной из важнейших его характеристик.

Кроме того, организация и координация представляют собой, по сути, отражение методологии осуществления проекта, т.е. являются сущностной чертой понятия «проект».

Остальные характеристики, выделяемые исследователями в качестве отличительных признаков проекта, являются, с точки зрения автора, преимущественно конкретизирующими основные, рассмотренные выше. Так, стоимость проекта [81] может трактоваться как количественная оценка задействованных финансовых ресурсов; исполнители проекта [81] входят в категорию «трудовые (кадровые) ресурсы»; внутренние и внешние взаимосвязи операций, задач, ресурсов [74] являются содержанием координации проекта и т.д.

С учетом всего вышесказанного автор считает целесообразным определить категорию «проект» следующим образом: проект – это совокупность документов и соответствующих им действий по реализации проектного замысла, характеризуемая четко определенными целями, сроками и методами организации.

В рамках такого подхода к сущности проектов становится возможным определение тех их видов, которые, с одной стороны, в наибольшей степени соответствуют особенностям современного этапа развития предприятий пищевой промышленности и, с другой стороны, в наибольшей степени подвержены влиянию различных рисков, т.е. требуют применения специальных процедур управления.

По результатам сравнительного анализа существующих подходов к классификации проектов, предложенных такими исследователями, как Б.А. Райзберг, Р.А. Фатхутдинов, М.Л. Разу (см. Приложение 5), В.Д. Шапиро и др., автор пришел к выводу, что все они объединяются недостаточным с точки зрения изучаемой проблемы охватом возможных критериев классификации.

Задача построения развернутой классификации с уточнением сущности наиболее значимых для настоящего исследования видов проектов была решена автором методами системного анализа и монографического исследования. Мы полагаем, что предлагаемая ниже классификация характеризует проекты во всех существенных для целей диссертации аспектах.

Автор выделяет следующие наиболее важные классификационные признаки:

  1.  Масштабность проекта;
  2.  Длительность проекта;
  3.  Состав и структура проекта и его предметной области;
  4.  Сфера деятельности, в которой осуществляется проект;
  5.  Направленность проекта;
  6.  Характер предметной области проекта;
  7.  Сложность проекта.

По масштабности, т.е. по размерам самого проекта, количеству участников и степени влияния проекта на окружающий мир автор выделяет следующие проекты:

  •  Мелкие;
  •  Средние;
  •  Крупные;
  •  Очень крупные.

Учитывая важность анализа проектов с точки зрения влияния результатов их реализации на внешние или внутренние рынки (финансовые, материальных продуктов и услуг, труда), а также на экологическую и социальную обстановку, автор считает необходимым представить классификацию по критерию масштабности следующим образом:

  •  Глобальные проекты;
  •  Крупномасштабные проекты;
  •  Региональные и проекты городского или отраслевого масштаба;
  •  Локальные проекты.

Глобальными являются проекты, реализация которых существенно влияет на экономическую, социальную и экологическую ситуацию на Земле.

Крупномасштабные проекты – это те, реализация которых существенно влияет на экономическую, социальную и экологическую ситуацию в стране и не оказывает существенного влияния на ситуацию в других странах.

Региональными и проектами городского или отраслевого масштаба являются те из них, реализация которых существенно влияет на экономическую, социальную и экологическую ситуацию в определенном регионе, городе, отрасли и не оказывает существенного влияния на ситуацию в других регионах, городах, отраслях.

Реализация локальных проектов не оказывает существенного влияния на экономическую, социальную и экологическую ситуацию в регионах или городах, на уровень и структуру цен на товарных и иных рынках.

Необходимо отметить, что приведенные выше классификации проектов по критерию масштабности отражают различные аспекты данного понятия и являются взаимодополняющими.

Специфика пищевой промышленности заключается в том, что масштабы производства являются относительно небольшими по сравнению с другими отраслями экономики (например, металлургией, машиностроением и т.п.). Кроме того, производство носит преимущественно локальный характер, хотя предприятия, находящиеся в разных регионах, могут входить в один холдинг (в качестве примера можно привести «Роспром» [44]).

По длительности, т.е. продолжительности периода осуществления автор подразделяет проекты на:

  •  Краткосрочные (от 1 до 3 лет);
  •  Среднесрочные (3-5 лет);
  •  Долгосрочные (более 5 лет).

Проекты, реализуемые в пищевой промышленности, носят преимущественно среднесрочный и долгосрочный характер. В частности,  исследования Кузнецова В.В., Маркина С.Ю. и Голуба П.П. показали, что в перерабатывающей промышленности АПК оптимальными являются проекты общей продолжительностью 4-5 лет [47].

По составу и структуре проекта и его предметной области автор выделяет:

  •  Монопроект – отдельный проект различного типа, вида и масштаба;
  •  Мультипроект – комплексный проект или программа, состоящая из ряда монопроектов и требующая применения особого управления;
  •  Мегапроект – целевые программы развития регионов, отраслей и других образований, включающие в свой состав ряд моно- и мультипроектов.

Для пищевой промышленности характерны преимущественно монопроекты. Реже реализуются мультипроекты, спонсорами которых выступают обыкновенно крупные международные корпорации. Так, швейцарский пищевой концерн Nestle в рамках комплексной стратегии развития на российском рынке инвестировал средства в производство конфет (самарская шоколадная фабрика «Россия»), безалкогольных напитков («Святой источник»), сухих завтраков и др. [36]. Мегапроекты для пищевой промышленности не характерны.

По сферам деятельности, в которых осуществляется проект, автор различает социальные, экономические, организационные, технические и смешанные проекты.

Смешанными являются сложные проекты, включающие подпроекты и элементы различных типов проектов. Примером смешанных проектов могут служить технико-экономические проекты, которые в зависимости от их направленности (генеральной цели) автор разделяет на 3 группы:

  •  Проекты технологического и материально-технического обновления производства, замены основных средств, модернизации оборудования в целях повышения качества производимой продукции и роста эффективности производства;
  •  Проекты увеличения объемов производства и номенклатуры производимой продукции данного вида с целью более полного удовлетворения запросов, расширения рынков сбыта, повышения дохода;
  •  Проекты освоения производства новых видов продукции, товаров, услуг для проникновения на рынок, создания новых сегментов рынка, получения доходов, прибыли, удовлетворения изменившихся потребностей.

По характеру предметной области автор выделяет:

  •  Учебно-образовательные проекты;
  •  Проекты исследования и развития;
  •  Инновационные проекты;
  •  Инвестиционные проекты;
  •  Комбинированные проекты.

К инновационным относятся любые типы проектов, главной целью которых является разработка и применение инноваций: новых технологий, ноу-хау и других нововведений, обеспечивающих развитие различных систем: технических, экономических, производственных, социальных и др. [77, 122].

Инвестиционные проекты будут подробнее рассмотрены ниже. Комбинированные проекты представляют собой сочетание (комбинацию) различных видов проектов.

Как отмечалось в параграфе 1.1, в целом пищевая промышленность характеризуется крайне высокой степенью износа основных фондов. Это определяет приоритетное значение для предприятий отрасли проектов, направленных на технологическое и материально-техническое обновление производства. Эти проекты относятся к категории инвестиционных. Кроме того, в отличие от других отраслей экономики предприятия пищевой промышленности исторически не являлись системо- и градообразующими  (как, скажем, ОАО «Северсталь», ОАО «Газпром», РАО «ЕЭС России»). Как следствие, пищевые предприятия не имеют прямых обязательств по развитию объектов социальной сферы.

По степени сложности автор выделяет простые, сложные и сверхсложные проекты.

Критериями сложности проекта могут быть такие показатели, как трудоемкость, многообразие внутренних взаимосвязей и т.п. В пищевой промышленности (как и в любой другой отрасли экономики) могут реализовываться проекты любой степени сложности.

Как отмечалось выше, особое значение для предприятий пищевой промышленности имеют инвестиционные проекты.

В самом общем смысле в отечественной литературе инвестиционным проектом называется план вложения капитала в целях получения прибыли (такой точки зрения придерживается, например, Б.А. Колтынюк [41]). При этом автор согласен с мнением, что важным отличительным признаком, выделяющим инвестиционные проекты среди прочих их видов, является необходимость относительно крупных вложений в проект [83].

Высокий уровень затрат, характерный для инвестиционных проектов, определяет важность их всестороннего анализа. В этой связи автор считает необходимым выделить следующие основные критерии классификации собственно инвестиционных проектов (в дополнение к общим критериям классификации проектов, рассмотренным выше):

  1.  Инвестиционные цели;
  2.  Направление проектирования;
  3.  Сфера применения;
  4.  Отрасль, в которой реализуется инвестиционный проект;
  5.  Потребители;
  6.  Расположенность к риску;
  7.  Тип развития предприятия;
  8.  Объект инвестирования.

С учетом того, что понятие «проект», помимо прочего, охватывает совокупность определенной документации, отдельно следует выделить классификацию инвестиционных проектов по критерию необходимости составления бизнес-плана (см. схему 1.3.1.).

Схема 1.3.1.

Классификация инвестиционных проектов с точки зрения необходимости составления бизнес-плана

Необходимо отметить, что приведенная классификация инвестиционных проектов с точки зрения необходимости составления бизнес-плана достаточно условна. Так, к примеру, некоторые проекты по улучшению условий труда и быта работающих могут сопровождаться составлением бизнес-плана, в то время как ряд проектов, относимых к высокорискованным, зачастую реализуется без его составления (при сверхмалых масштабах проекта). Тем не менее, в большинстве случаев указанная классификация соблюдается.

В обобщенном виде предложенная выше классификация проектов по всем рассмотренным критериям проиллюстрирована схемой 1.3.2. Развернутая классификация инвестиционных проектов представлена на схеме 1.3.3.

Предложенная классификация, на наш взгляд, в достаточной мере систематизирует основные виды проектов и может служить методической основой при проведении соответствующих аналитических исследований, составлении бизнес-планов инвестиционных проектов, разработке инвестиционных стратегий и в иных организационно-управленческих и финансово-экономических процессах.

Несмотря на многообразие возможных видов проектов, особенности инвестиционных потребностей пищевой промышленности, отмеченные в параграфе 1.2, обусловливают различную степень актуальности разных видов проектов в современных условиях. Кроме того, проекты дифференцируются по степени подверженности рискам. В этой связи возникла необходимость определения тех видов проектов, которые, с одной стороны, в наибольшей степени соответствуют особенностям современного этапа развития предприятий   пищевой   промышленности   и,   с  другой  стороны, в наибольшей степени подвержены влиянию различных рисков, т.е. требуют  применения  специальных  процедур управления. В этой связи автором было проведено системное исследование с использованием предложенной выше


Схема 1.3.2.

Классификация проектов


Схема 1.3.3.

Классификация инвестиционных проектов


классификации проектов в качестве методической основы [105], результаты которого представлены в Приложении 6.

Сравнительный анализ данных, приведенных в Приложении 6, позволил автору сделать следующие выводы, представленные в таблице 1.3.1.

Таблица 1.3.1

Степень рискованности проектов, имеющих наибольшую актуальность для предприятий пищевой промышленности

Критерий

классификации

Вид проектов

Степень

рискованности

Проекты в целом

Масштабность

Средние

Средняя

Крупные

Повышенная

Локальные

Обычно высокая

Длительность

Среднесрочные

Высокая

Долгосрочные

Очень высокая

Состав и структура проекта и его предметной области

Монопроект

Высокая

Сфера деятельности

  1.  Экономические проекты;
  2.  Организационные проекты;
  3.  Технические проекты;

В значительной степени зависит от проекта

Направленность

Проекты технологического и материально-технического обновления производства, замены основных средств, модернизации оборудования в целях повышения качества производимой продукции и роста эффективности производства;

Очень высокая

Проекты освоения производства новых видов продукции, товаров, услуг для проникновения на рынок, создания новых сегментов рынка, получения доходов, прибыли, удовлетворения изменившихся потребностей.

Очень высокая

Характер предметной области

Инновационные проекты

Высокая

Инвестиционные проекты

Очень высокая

Инвестиционные проекты

Направление проектирования

Инжиниринговый проект

Обычно высокая.

Сфера применения

  1.  Финансовое оздоровление деятельности;
  2.  Развитие новых направлений предпринимательской деятельности (в перспективе)

1. Высокая;

2. Очень высокая;

Инвестиционные цели

Экономические цели

Зависит от проекта. Обычно высокая

Потребители результатов

  1.  Для отечественных предприятий-инвесторов;
  2.  Для иностранных инвесторов

Зависит от проекта

Тип развития предприятия

Проекты, направленные на интенсификацию производственного процесса.

Обычно высокая

Влияние на производство продукции

Направленные на инвестиции в основное производство

Обычно высокая

Необходимость составления бизнес-плана

Бизнес-план обязателен

Высокая

Данные таблицы 1.3.1. наглядно демонстрируют, что отличительной чертой практически всех наиболее актуальных для предприятий пищевой промышленности проектов (особенно инвестиционных) является присущая им высокая степень риска. Более того, наблюдаемые тенденции развития отрасли, характеризующиеся усилением инновационной активности, определяют смещение инвестиционных приоритетов в область проектов повышенной рискованности.

Указанные обстоятельства обусловливают первостепенное значение применения механизмов защиты от рисков при реализации инвестиционных проектов. С учетом того, что эффективный риск-менеджмент базируется на понимании сущности рисков и применении на этой основе аналитических процедур, обеспечивающих высокую степень достоверности прогнозов, автор считает необходимым проведение комплексного исследования данных вопросов.


ГЛАВА 2. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К АНАЛИЗУ И ОЦЕНКЕ РИСКОВ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

2.1. Идентификация рисков проекта в системе риск-менеджмента

Как было показано в параграфе 1.3., важнейшей характеристикой инвестиционного проекта является риск. Данная экономическая категория рассматривалась различными зарубежными и отечественными исследователями, в частности А. Смитом [98], А. Маршаллом [61], Й. Шумпетером [119], Дж. Нейманом и О. Моргенштерном [24], Б. Райзбергом [82], С. Грядовым, [20, 21] И.А. Стрельцом [49], В. Абчуком [1, 2], М.Г. Лапустой и Л.Г. Шаршуковой [51], В.М. Гранатуровым  [18] и др.

Автор понимает риск как вероятность неблагоприятного исхода, т.е. возникновения убытков или недополучения доходов по сравнению с прогнозируемым сценарием вследствие присущей проекту неопределенности. При этом автор согласен с широко распространенным в литературе мнением, что инвестиционная привлекательность и эффективность любого проекта тем выше, чем меньшему количеству рисков он подвержен и чем лучше он защищен от имеющихся рисков. Это предопределяет необходимость рассмотрения вопросов, связанных с управлением проектными рисками (риск-менеджментом).

Применение тех или иных механизмов управления рисками в значительной степени зависит от конкретного набора рисков, которым подвержен реализуемый инвестиционный проект, а также от степени их влияния на результаты проекта. Риски могут быть как общими для всех проектов, так и специфическими, зависящими от конкретных характеристик и особенностей каждого инвестиционного проекта. Как следствие, первостепенное значение имеет идентификация проектных рисков. Ниже будет рассмотрена система управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, показано место процедуры идентификации в этой системе и дана классификация рисков, являющихся объектом управления.

Управление рисками инвестиционных проектов понимается автором как совокупность процессов, связанных с идентификацией, анализом рисков и принятием решений, которые включают максимизацию положительных и минимизацию отрицательных последствий наступления рисковых событий.

Проведенное автором монографическое исследование показало, что одним из наиболее точных является подход, изложенный в исследовании A Guide to the Project Management Body of Knowledge [127] авторитетного американского Института управления проектами (Project Management Institute), согласно которому выделяются шесть процедур, составляющих систему управления рисками:

  1.  Планирование управления рисками;
  2.  Идентификация рисков;
  3.  Качественная оценка рисков;
  4.  Количественная оценка;
  5.  Планирование реагирования на риски;
  6.  Мониторинг и контроль рисков.

Все эти процедуры взаимодействуют друг с другом, а также с другими процедурами. Каждая процедура выполняется, по крайней мере, один раз в каждом проекте. Несмотря на то, что процедуры, представленные здесь, рассматриваются как дискретные элементы с четко определенными характеристиками, на практике они могут частично совпадать и взаимодействовать.

В зависимости от отрасли, в которой реализуется инвестиционный проект, относительная значимость упомянутых процедур может варьироваться. Так, например электроэнергетика и транспортировка нефти являются объектами жесткого государственного тарифного регулирования, что обусловливает значительно более высокую определенность их деятельности по сравнению с другими отраслями. Напротив, специфика пищевой промышленности, как отмечалось в параграфе 1.3, заключается в высокой рискованности соответствующих инвестиционных проектов, что позволяет сделать предположение о высокой значимости идентификации проектных рисков. В интересах проверки этой гипотезы проанализируем указанные выше процедуры.

1. Планирование управления рисками.

Под планированием управления рисками в литературе понимается процесс принятия решений по применению и планированию управления рисками для конкретного проекта [127]. Автор согласен с мнением, что этот процесс должен включать в себя решения по организации, кадровому обеспечению процедур управления рисками проекта, выбор предпочтительной методологии, источников данных для идентификации риска, временной интервал для анализа ситуации. На стадии планирования необходимо обеспечить адекватность управления рисками как уровню и типу риска, так и значимости проекта для организации.

В целом автор рассматривает планирование как предварительный этап риск-менеджмента, имеющий важное, но не определяющее значение с точки зрения обеспечения необходимого уровня защиты. Данное обстоятельство объясняется тем, что ни один план объективно не может предусмотреть все возможные варианты изменения существенных факторов. Таким образом, приоритет имеют механизмы оперативного реагирования, а план может лишь с определенными допусками регламентировать правила и порядок их применения.

2. Идентификация рисков.

В рамках процедуры идентификации рисков определяются риски, способные существенно повлиять на проект, и документируются характеристики этих рисков [127].

Выполненное автором статистическое исследование показало, что одной из важнейших особенностей современного этапа развития российской пищевой промышленности является постоянно повышающимся динамизмом хозяйственных процессов. Данный вывод подтверждается заметно возросшей в последнее время волатильностью цен на сельскохозяйственную продукцию, проиллюстрированной графиками 2.1.1 и 2.1.2. (в качестве исходных данных использованы цены реальных сделок).

График 2.1.1. Динамика цен на пшеницу (по месяцам, руб. за тонну)

График 2.2.2 Динамика цен на рожь (по месяцам, руб. за тонну)

Отмеченное обстоятельство, с одной стороны, служит причиной перманентного изменения состава и характеристик проектных рисков и, с другой стороны, значительно увеличивает подверженность практически любого проекта влиянию рисков, постоянно изменяющих свои характеристики.

В этой связи автор считает, что при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности идентификация рисков является одной из важнейших процедур управления. При этом необходимым условием эффективности идентификации рисков, выражающейся в адекватности определения рисков, оказывающих влияние на проект (т.е. конкретизации объекта управления), является ее регулярное проведение в ходе реализации проекта.

3. Качественная оценка рисков.

Автор согласен с определением качественной оценки рисков как процесса осуществления качественного анализа идентифицированных рисков и выделения тех из них, которые требуют быстрого реагирования [127].

Качественный анализ предполагает оценку условий возникновения рисков и определение их воздействия на проект стандартными или нестандартными методами и средствами. По нашему мнению, выбор инструментария анализа определяется спецификой рисков, влияющих на реализуемый проект. Как показал проведенный автором сравнительный анализ различных общеизвестных методов анализа, применение универсальных методик в большинстве случаев не позволяет обеспечить приемлемую степень достоверности результатов.

Задачей качественной оценки является определение степени важности каждого риска для последующего выбора на этой основе способа реагирования. Ошибки и неточности в результатах приводят к значительному снижению эффективности управляющих воздействий и оказывают негативное влияние на результаты проекта. С учетом отмеченной выше высокой динамичности рисков инвестиционных проектов в пищевой промышленности, автор пришел к выводу, что адекватная система качественного анализа должна основываться на постоянной переоценке рисков в ходе реализации проекта и, следовательно, основываться на результатах их непрерывной идентификации.

4. Количественная оценка рисков.

В литературе под количественной оценкой рисков понимается определение вероятности возникновения рисков и влияния последствий рисков на проект [127].

По нашему мнению, количественный анализ, хотя он в ряде случаев и является самостоятельным этапом процесса управления рисками, должен использоваться в тесной взаимосвязи с качественным анализом. При этом для сложных проектов более эффективным будет применение методик, сочетающих элементы этих двух направлений оценки рисков без их выделения в отдельные стадии.

В рамках такого подхода автор считает необходимым проведение количественной оценки рисков инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности, с максимальным учетом состава, специфики и взаимного влияния анализируемых рисков. Кроме того, как и при проведении качественного анализа, принципиально важным является постоянное осуществление переоценки рисков в ходе реализации проекта.

5. Планирование реагирования на риски.

В литературе под планированием реагирования на риски понимается разработка методов и технологий снижения отрицательного воздействия рисков на проект, включающая в себя распределение идентифицированных рисков по категориям с учетом используемой методологии анализа [127].

По мнению автора, данная трактовка требует уточнения. Мы полагаем, что планирование не ограничивается исключительно разработкой методов и технологий защитных мероприятий и включает также установление последовательности предпринимаемых действий, определение механизмов обратных связей и алгоритма реагирования на экстраординарные события.

Планирование является одной из важнейших функций риск-менеджмента. Отсутствие четкой формализации процедур и механизмов защиты приводит к снижению общего качества управления и негативным последствиям для финансовых результатов проекта.

Вместе с тем, автор считает, что при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности, характеризующихся, как отмечалось выше, повышенной изменчивостью характеристик внешних воздействий, эффективным может быть только динамическое планирование. Таким образом, стратегия планирования реагирования должна в максимальной степени учитывать типы рисков, влияющих на проект, т.е. основываться на результатах процедуры идентификации рисков.

6. Мониторинг и контроль.

Автор согласен с подходом, согласно которому в рамках процедуры мониторинга и контроля осуществляется отслеживание стабильности состава идентифицированных рисков, определение остаточных рисков, обеспечение выполнения плана защиты от рисков и оценка его эффективности [127].

Отмеченная выше специфика инвестиционных проектов, реализуемых предприятиями пищевой промышленности, обусловливает необходимость постоянного сбора информации, являющейся базой для принятия эффективных решений в целях предотвращения возникновения рисков и защиты от негативных последствий воздействия неустранимых рисков.

Результатом проведения процедуры контроля является аккумулирование информации, необходимой для реализации альтернативных стратегий, принятие корректив, а также внесение изменений в проект для достижения поставленных целей. При этом такая информация подлежит постоянной оценке качественными и количественными методами.

Сделанные выше выводы относительно различных процедур системы управления рисками инвестиционного проекта показывают, что процедура идентификации рисков (в том числе реализуемая в рамках процедуры мониторинга и контроля) имеет ключевое значение, генерируя необходимую информацию для их дальнейшего анализа и реализации эффективных защитных мероприятий. Результатом идентификационных процедур является формирование максимально полного перечня рисков, оказывающих влияние на результаты проекта. При этом идентификации рисков в значительной степени способствует четкое позиционирование проекта с точки зрения видов инвестиций, рассмотренных в параграфе 1.2., а также с применением предложенной в параграфе 1.3. классификации проектов.

Различные виды проектных рисков обладают разными характеристиками. Как следствие, возникает необходимость выделения тех рисков, которые являются наиболее сложными с точки зрения управления, в целях разработки эффективных механизмов защиты.

Методической базой при решении данной задачи является классификация рисков. По результатам сравнительного анализа подходов, предложенных различными исследователями (М.А. Лимитовским [53], К. Рэдхэдом и С. Хьюсом [86], экспертами Международной Финансовой Корпорации [132], Т.Х. Гизатуллиным [14], М.Н. Багиевой [3], А.С. Трошиным [109], Б.В. Лукьяновым [56], Е.В. Максимчуком [57], А.А. Спиваком [100] и др.), автор пришел к выводу, что наиболее важными критериями классификации рисков являются:

  1.  Стадия проявления;
  2.  Источники возникновения.

Автор считает необходимым более подробно охарактеризовать те риски, которые, как показало выполненное исследование, являются наиболее существенными для инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности.

Автор согласен с подходом М.А. Лимитовского, согласно которому по стадиям проявления риск классифицируется на предоперационный и операционный [53].

Анализ в разрезе стадий осуществления проекта позволяет выяснить риск, присущий конкретному проекту и своевременно устранить или минимизировать его путем обеспечения тех или иных гарантий.

Изучение предоперационного риска предполагает определение распределения обязанностей и прав между учредителями и между директорами, оценку наличия у компании всех необходимых прав (на оборудование, здания и др.), проверку защищенности авторских прав, оценку укомплектованности предприятия квалифицированной рабочей силой. Кроме того, на этой стадии проект в наибольшей степени подвержен рискам задержек строительства, превышения запланированной сметы расходов и риску полноты и своевременности выполнения обязательств инвесторами проекта [132].

Систематизировав различные экспертные оценки, автор сделал вывод, что указанные предоперационные риски преимущественно являются типовыми для всех проектов, реализуемых в любых отраслях экономики, и не имеют ярко выраженной специфики применительно к пищевой промышленности. В целом на предоперационной стадии уровень рисков достаточно высок.

При исследовании операционного риска одни исследователи (например, М.А. Лимитовский [53], Д. Ендовицкий [26] и др.) считают необходимым оценивать:

  •  Вероятность падения объема производства до уровня точки безубыточности;
  •  Стабильность налогообложения, обменного курса валюты (в случае осуществления валютных операций);
  •  Законодательные ограничения, связанные с ввозом-вывозом товаров, капитала и прибыли (таможенные барьеры, налоги, формирование спецфондов);
  •  Возможность отклонения от проектных условий при использовании инвестированных средств (закупка альтернативного сырья, оборудования и т.п.);
  •  Стабильность и ритмичность снабжения производства необходимыми ресурсами;
  •  Уровень гарантий по кредитам (оценка производится с целью установления надежности организации, осуществляющей инвестиционный проект).

С другой стороны, по оценке специалистов Международной Финансовой Корпорации (International Finance Corporation), на стадии реализации проекта существенными являются риски технологического характера, доступности финансовых ресурсов, качества менеджмента и рабочей силы, рыночные и экономические (финансовые) риски [132].

Отсутствие в литературе единства взглядов на указанную проблему обусловило необходимость построения классификации рисков по источникам возникновения.

В зависимости от источников возникновения риски инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, можно разделить на следующие основные виды:

  1.  Технологический риск;
  2.  Рыночный и операционный риск;
  3.  Финансовый риск;
  4.  Риск политической и регулятивной нестабильности;
  5.  Законодательный и правовой риск;
  6.  Экологический риск;
  7.  Риск воздействия обстоятельств непреодолимой силы.

При реализации инвестиционных проектов предприятиями пищевой промышленности существенное влияние оказывает технологический риск. Нарушение технологии производства продуктов питания может повлечь крайне серьезные последствия вплоть до нанесения вреда здоровью потребителей. Кроме того, многие виды продуктов (например, молочная продукция, хлебобулочные изделия) относятся к категории скоропортящихся, что предъявляет дополнительные  требования к качеству упаковки и т.п.

Технологический риск может проявляться в разных аспектах, таких как квалификация рабочей силы, качество сырья и запасов, безопасность производства, ритмичность и т.п. При этом воздействие этого риска возможно как на стадии проработки проекта (вследствие совершения ошибок при планировании, выборе технологии производства, определении сырьевой базы и т.п.), так и на стадии его реализации.

Рыночный и операционный риск связан с рыночными условиями, в которых реализуется проект, и охватывает платежную дисциплину покупателей и заказчиков, изменение спроса на продукцию, а также риск неблагоприятного изменения цен сырья.

Окупаемость и иные показатели эффективности проекта напрямую зависят от его денежных потоков. Эти потоки, в свою очередь, определяются выручкой от реализации продукции и затратами на приобретение сырья для ее производства, т.е. динамикой соответствующих цен.

Проведенные автором статистические исследования ценовой конъюнктуры на рынках основных сельскохозяйственных культур и  продукции пищевой промышленности показали, что цены демонстрируют крайне высокие колебания. Причиной этих колебаний выступают различные факторы, в частности, ярко выраженная сезонность сельскохозяйственного производства, возможные неурожаи (вследствие засухи и т.п.) либо сверхвысокий урожай. Так, по оценке Минсельхоза, урожай зерна в 2002 году превысит 80 млн. тонн, что привело к падению цены продовольственной пшеницы на 14,9% только за 1 месяц (с середины июля по середину августа 2002 года) [90].

Приведенный выше график 2.1.1. наглядно демонстрирует, что диапазон колебаний цен на пшеницу в 2001 – 2002 гг. составлял от 1600 до 3000 рублей за тонну. С другой стороны, как видно из характеристик инвестиционного проекта расширения производства путем приобретения мельницы, приведенного в Приложении 7, за тот же период цены на муку также менялись в значительном диапазоне (4500 – 2500 рублей за тонну); при этом данные колебания не совпадали по времени. Анализ денежных потоков рассмотренного проекта показывает, что эти факторы (т.е. составные части рыночного риска) имели определяющее влияние на показатели эффективности инвестиций.

На основании полученных результатов анализа цен автор сделал вывод о том, что рыночный риск оказывает крайне высокое воздействие на инвестиционные проекты, осуществляемые предприятиями пищевой промышленности. При этом действие данного риска проявляется на стадии реализации проекта.

Основными источниками финансового риска являются недоступность необходимых финансовых ресурсов, инфляция, динамика процентных ставок и валютного курса.

Как было отмечено в параграфе 1.1., предприятия пищевой промышленности испытывают значительный недостаток собственных средств для финансирования инвестиций, что определяет возрастание потребности осуществлении заимствований.

Инвестиционные проекты, реализуемые предприятиями отрасли, имеют срок окупаемости, равный нескольким годам. До последнего времени российские коммерческие банки практически не предоставляли кредиты на срок более 1 года. В частности, в Центрально-Черноземном районе возможность выдавать 5-летние кредиты имеет только Сбербанк России [99].

Вместе с тем, объем банковского кредитования АПК и предприятий пищевой промышленности неуклонно возрастает. Так, по состоянию на июнь 2002 года около 50% ресурсов Центрально-Черноземного банка Сбербанка России сосредоточено в агропромышленном комплексе [99]. Коммерческие банки также расширяют объемы операций с пищевыми предприятиями. Особенность среднесрочного и долгосрочного кредитования ими инвестиционных проектов состоит в том, что средства предоставляются преимущественно в иностранной валюте (чаще всего в долларах США или в евро) на условиях плавающей процентной ставки. Так, один из московских банков выделил среднесрочный кредит региональной компании, занимающейся производством подсолнечного масла, в долларах США по ставке, на несколько процентных пунктов превышающей ставку LIBOR. На аналогичных условиях предоставляются займы международными финансовыми организациями (Международным банком реконструкции и развития, Европейским банком реконструкции и развития и др.).

Следует отметить, что инвестиции, осуществляемые за счет собственных средств, также могут быть подвержены действию валютного риска. Так, в 2002 году компания «Вимм-Билль-Дан» вложила средства в приобретение расположенного в Санкт-Петербурге молочного завода «Роско» проектной мощностью 500 тонн в сутки за 11,7 млн. долларов США [46].

Указанные выше особенности финансирования инвестиционных проектов, реализуемых российскими предприятиями пищевой промышленности, позволили автору сделать вывод о высокой подверженности этих проектов финансовому риску.

Остальные виды риска, а именно законодательный и правовой риск, экологический риск и риск воздействия обстоятельств непреодолимой силы характерны для всех отраслей экономики, хотя и имеют определенную специфику применительно к пищевым предприятиям. Так, негативное воздействие на ресурсную базу предприятий пищевой промышленности оказывает сохраняющаяся неопределенность в отношении законодательного регулирования оборота земель сельскохозяйственного назначения (другие отрасли экономики испытывают воздействие этого риска в значительно меньшей степени). Среди форс-мажорных обстоятельств наибольшее воздействие на деятельность пищевых предприятий оказывают засухи, ливни и наводнения, влияющие на урожай сельскохозяйственных культур. Напротив, воздействие таких обстоятельств, как оползни, лавины и т.п. минимально.

В обобщенном виде предложенная автором классификация рисков по источникам их возникновения проиллюстрирована схемой 2.1.1.

Обобщив сделанные выше выводы, автор пришел к заключению,  что в современных условиях важнейшими рисками проектов, реализуемых российскими предприятиями пищевой промышленности, являются:

  •  Изменение цен на производимую в рамках проекта продукцию;
  •  Изменение цен на сырье, используемое в рамках проекта для производства продукции;
  •  Динамика валютного курса;
  •  Динамика процентных ставок.

В литературе данные риски принято называть рисками экономического окружения [132]. Выше было отмечено, что их характерная особенность состоит в крайне высокой изменчивости существенных характеристик. Кроме того, указанные факторы подвержены влиянию государственного регулирования. Так, в августе 2002 года Правительство РФ приняло решение об осуществлении торговых закупок в качестве меры по организации зернового рынка [76]. Контроль динамики валютного курса и процентных ставок является составной частью денежно-кредитной политики, осуществляемой Центральным банком РФ. В этой связи автор пришел к заключению, что другая особенность рисков экономического окружения состоит в тесной взаимосвязи с другими видами рисков, и в первую очередь с политическими рисками.


Схема 2.1.1.

Классификация рисков инвестиционных проектов по источникам их возникновения


С учетом тенденций развития российской экономики в целом и пищевой промышленности в частности (распространение биржевой торговли, секьюритизация заимствований, либерализация валютного законодательства, государственные интервенции на рынке зерна и др.) данная группа рисков приобретает ключевое значение в прогнозировании и разработке механизмов защиты от неблагоприятных последствий при реализации инвестиционных проектов.

Отмеченные выше особенности рисков экономического окружения позволили автору сделать вывод, что они являются наиболее сложными в управлении. Их воздействие проявляется преимущественно на стадии реализации  инвестиционного проекта, хотя должно учитываться и на других стадиях (например, в ходе оценки рисков на стадии проработки проекта). В этой связи рассмотрение в диссертации защиты от проектных рисков будет сконцентрировано применительно к стадии осуществления проектов.

В отличие от других видов рисков, защита от которых чаще всего состоит в единовременном использовании таких методов, как страхование, получение гарантий и т.п., риски экономического окружения требуют проведения непрерывного анализа на всех стадиях реализации проекта и внесения необходимых корректирующих воздействий в систему управления рисками по мере появления существенных изменений. Применение же статичных методов управления не позволяет учесть постоянно возникающие изменения и приводит к крайне негативным для проекта последствиям.

Ниже будут рассмотрены общие методы анализа и конкретные аналитические процедуры, выполнение которых необходимо для построения эффективной системы защиты от рисков экономического окружения, оказывающих влияние на результаты инвестиционных проектов в пищевой промышленности.


2.2. Методологические основы комплексного анализа рисков экономического окружения инвестиционных проектов

Как было отмечено в параграфе 2.1, риски экономического окружения в силу своих особенностей и важности для проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, требуют проведения углубленного анализа.

Процедура анализа признается исследователями (например, М.Х. Месконом, М. Альбертом, Ф. Хедоури, И.Н. Герчиковой и др.) одним из важнейших процессов управления в целом и риск-менеджмента в частности [13, 72]. Свою практическую реализацию указанная процедура находит в комплексной аналитической системе, применяемой в рамках управления рисками конкретных инвестиционных проектов в пищевой промышленности. В этой связи одной из основных задач, решаемых автором в диссертационном исследовании, является построение такой системы, обеспечивающей формирование обоснованного и достоверного прогноза рыночной ситуации и других существенных с точки зрения риск-менеджмента факторов в целях реализации своевременных и эффективных защитных механизмов (хеджирования; определения благоприятных моментов для приобретения сырья, продажи продукции, осуществления альтернативных вложений временно свободных средств, совершения иных необходимых для успешного завершения проекта действий и т.п.).

Система управления рисками, предложенная американским Институтом управления проектами и проанализированная автором в параграфе 2.1, предполагает проведение двух видов анализа: качественного и количественного. В рамках данного подхода качественный анализ состоит в оценке условий возникновения рисков и определении их воздействия на проект, а задача количественного анализа заключается в численном измерении влияния факторов риска на эффективность проекта.

Традиционными методами количественного анализа, широко освещенными в экономической литературе, являются анализ чувствительности, выявление точки безубыточности, имитационное моделирование методом Монте-Карло, анализ сценариев и др. [8, 19, 89, 117]. Вместе с тем, проведенное автором исследование показало, что наблюдаемая в последнее время особенность рисков экономического окружения, особенно ярко проявляющаяся при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности и выражающаяся в высокой скорости изменения их характеристик, значительно снижает эффективность применения указанных процедур.

Так, анализ чувствительности (sensitivity analysis) предполагает построение зависимости выбранных результирующих показателей от исходных параметров при изменении последних [19]. Такая процедура позволяет определить ключевые (с точки зрения устойчивости проекта) параметры, а также рассчитать их критические (предельно допустимые) значения. Вместе с тем, данный метод не содержит инструментария оценки вероятности изменения того или иного параметра, т.е. не позволяет с приемлемой достоверностью исчислить величину риска. В равной степени этот вывод справедлив и для метода определения точки безубыточности (breakeven point analysis), отражающей минимально допустимый объем производства, при котором прибыльность проекта равна нулю [41].

Имитационное моделирование методом Монте-Карло (Monte-Carlo Simulation) позволяет построить математическую модель для проекта с неопределенными значениями параметров и, зная вероятностные распределения параметров, а также связь между изменениями параметров (корреляцию), получить распределение доходности проекта [19]. В условиях повышенной изменчивости важных с точки зрения проекта параметров существенным недостатком данного метода является практическая невозможность учесть их постоянно меняющиеся характеристики и взаимосвязи (вследствие трудоемкости расчетов, сложной природы взаимосвязей и т.п.), что значительно снижает достоверность результатов.

Метод анализа сценариев (scenario analysis) предполагает прогнозирование вариантов развития внешней среды и расчет оценок эффективности инвестиций для каждого сценария [27]. Существенным недостатком данного метода является ограниченный набор аналитических сценариев, что не позволяет разработать оптимальный механизм защиты от рисков (вследствие неточности прогнозов). Построение же полного множества сценариев практически невозможно.

В связи с этим автор пришел к выводу, что эффективный подход к оценке рисков экономического окружения состоит в использовании комплексной аналитической системы, сочетающей в себе черты качественного и количественного анализа.

Выше было отмечено, что наиболее важными и сложными с точки зрения управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых предприятиями пищевой промышленности, являются риски экономического окружения. При этом их особенность заключается в тесной взаимосвязи с другими видами рисков и, в первую очередь, с политическими.

Методы анализа данных видов рисков достаточно подробно описаны в экономической литературе (наиболее известными являются труды У. Шарпа, Г. Александера, Дж. Бэйли, Дж. Мерфи и др. [71, 118]). В целом исследователями предлагаются два основных подхода: фундаментальный анализ и анализ рыночных циклов и тенденций (т.е. анализ ценовых рядов).

С учетом сделанных выводов относительно специфики рисков, которым подвержены инвестиционных проекты в пищевой промышленности, а также комплексного характера разрабатываемой в диссертации аналитической системы, автор считает, что она должна базироваться на сочетании двух указанных подходов к исследованию. В той связи ниже анализируется каждый из этих подходов.

В рамках фундаментального анализа оцениваются явления политической и экономической жизни как отдельных стран, так и мирового сообщества в целом; сообщения о финансовых и иных событиях, которые могут оказать влияние на осуществление реализуемого инвестиционного проекта; состояние различных отраслей экономики [118].

На макроуровне одной из важнейших групп фундаментальных факторов являются политические факторы:

войны, конфликты, восстания и любые высказывания политических деятелей по поводу возможности подобных обстоятельств;

отставки или смена правительства, выборы. Любая смена правительства неминуемо ведет к возможности смены как политического, так и экономического курса страны и привлекательности капиталовложений в ее экономику. Отставка главы Центрального банка или смена кого-либо из занимающих важные политические или финансовые посты чиновников вызывают немедленную реакцию рынка;

угроза национализации и т. д.

Указанные факторы не являются «в чистом виде» рисками экономического окружения в трактовке, используемой в настоящем исследовании. Как отмечалось выше, защита от политических рисков чаще всего выражается в единовременном использовании таких методов, как страхование, получение гарантий и т.п. Вместе с тем, выявленная автором особенность рисков экономического окружения заключается в их тесной взаимосвязи с другими видами рисков, и в первую очередь с политическими рисками.

Приведенный комплекс фундаментальных факторов оказывает непосредственное воздействие на сырьевые рынки и рынки сельскохозяйственных товаров, значительно повышая изменчивость цен, а значит и риск неблагоприятной с точки зрения проекта динамики цен соответствующих товаров. При этом цены на сельскохозяйственную продукцию (особенно оптовые) зачастую демонстрируют повышенную чувствительность вследствие сверхвысокой важности данной товарной группы в кризисных ситуациях. Таким образом, в отраслях пищевой промышленности отмеченная взаимосвязь рисков проявляется особенно остро.

Действию фундаментальных факторов в значительной степени подвержены также динамика валютного курса и процентных ставок, контроль которой является составной частью денежно-кредитной политики, осуществляемой Центральным банком РФ. При высокой волатильности этих показателей существенно возрастают риски проектов, связанных с экспортно-импортными операциями, равно как и финансируемых при участии иностранных инвесторов и/или с использованием механизма «плавающей» процентной ставки.

С учетом указанных обстоятельств автор считает необходимым проведение фундаментального анализа в целях определения благоприятности условий, в которых осуществляется реализация проекта и степени влияния фундаментальных факторов на риски экономического окружения проекта.

Автор согласен с подходом, согласно которому наряду с оценкой непосредственно политических факторов фундаментальный анализ предполагает изучение общей экономической ситуации (так называемый анализ первого уровня), основанное на рассмотрении показателей, характеризующих динамику производства, уровень экономической активности, потребление и накопление, развитость инфляционных процессов [8, 118]. При этом должна решаться задача установления конкретных механизмов воздействия на положение дел в экономике важнейших политических и социальных событий.

Выявление факторов, определяющих хозяйственную ситуацию в целом и непосредственно отражающихся на рынке, позволяет определить общие условия, на фоне которых реализуется инвестиционный проект, и строить прогнозы относительно перспектив их изменения. Поскольку макроэкономическая обстановка является предметом пристального внимания со стороны широких кругов экономистов, а также различных органов государственной власти, при проведении ее фундаментального анализа имеется возможность использования наработок и выводов, сделанных ведущими отечественными и зарубежными экспертами в данной области.

После изучения макроэкономической конъюнктуры осуществляется анализ отдельных сфер рынка (анализ второго уровня). Несмотря на то, что общеэкономическая ситуация в целом отражает состояние в большинстве сфер хозяйства, тем не менее каждая из этих сфер подчиняется не только общим, но и частным, внутренним закономерностям, следовательно, выводы, сделанные на макроуровне, нуждаются по отношению к ним в конкретизации и корректировке.

В ходе отраслевого анализа должно проводиться сопоставление показателей, отражающих динамику производства, объемы реализации, величину товарно-сырьевых запасов и ресурсного обеспечения, уровень цен и заработной платы, прибыли, накоплений как в разрезе отраслей, так и в сравнении с аналогичными показателями в целом по национальному хозяйству [8, 118].

В теории управления инвестициями основной целью анализа отдельных сфер рынка признается выявление тех из них, которые в сложившихся общеэкономических условиях наиболее благоприятны для помещения средств с точки зрения выбранных инвестиционных целей и приоритетов [71, 118]. С учетом того, что цели, приоритеты и сфера реализации управляемого проекта определены на предынвестиционной стадии (хотя и могут корректироваться в ходе выполнения проекта), приведенный выше подход, по мнению автора, не может быть использован в чистом виде. При осуществлении риск-менеджмента в рамках конкретного проекта акцент смещается в сторону выявления отраслевых особенностей, способных существенно повлиять на фундаментальные факторы риска.

Выше было отмечено, что важной особенностью российского агропромышленного комплекса на современном этапе его развития является усиление интеграции с другими отраслями экономики. Так, в последнее время заметно увеличился объем инвестиций нефтяной компании «ЛУКойл» в сельское хозяйство, осуществляемых путем приобретения его дочерним подразделением «ЛУКойл-маркет» колхозов, фермерских хозяйств и т.п. [6]. Кроме того, динамика цен на сельскохозяйственную продукцию в значительной степени зависит от изменения цен на топлива и энергоносители.

Указанные обстоятельства позволили автору сделать вывод о том, что применительно к управлению рисками инвестиционных проектов в пищевой промышленности фундаментальный анализ второго уровня должен отличаться от классического (при использовании того же инструментария). Автор считает, что этот анализ не должен ограничиваться исключительно рассмотрением положения отраслей агропромышленного комплекса, хотя данное направление имеет первостепенную важность при прогнозировании цен на сельскохозяйственную продукцию. Необходимо проведение комплексного анализа различных отраслей экономики с учетом:

  1.  Структуры себестоимости производимой в рамках проекта продукции;
  2.  Номенклатуры используемых при производстве продукции сырьевых ресурсов;
  3.  Межотраслевых связей, играющих значительную роль при производстве продукции предприятиями отраслей пищевой промышленности (в том числе в странах, лидирующих по производству важных с точки зрения реализуемого проекта видов продукции).

Масштаб и география проводимого исследования определяются размером инвестиционного проекта и степенью его зависимости от динамики международных цен на сырье и продукцию пищевой промышленности.

Выявление степени подверженности реализуемого проекта действию комплекса фундаментальных факторов производится на третьем уровне анализа (локальном). Такая направленность фундаментального анализа на локальном уровне, по мнению автора, также является его особенностью при решении рассматриваемых задач в отличие от классической трактовки, устанавливающей в качестве цели анализа третьего уровня выявление наиболее предпочтительных направлений размещения средств для выбора в их рамках конкретных видов вложений, инвестиции в которые обеспечили бы наиболее полное выполнение инвестиционных задач [118]. По сути, фундаментальный анализ третьего уровня в определенной степени представляет собой развитие процедуры идентификации проектных рисков и использует методы качественного анализа.

Результатом проведенного на всех уровнях фундаментального анализа является обобщенная характеристика условий, в которых реализуется инвестиционный проект, и факторов, оказывающих существенное влияние на риски экономического окружения проекта. Более детальный анализ предполагает применение методов анализа ретроспективной динамики цен производимой продукции, используемого сырья, валют и т.п. (т.е. ценовых рядов) в целях выявления и прогнозирования господствующих на соответствующих рынках циклов и тенденций.

Несмотря на то, что изучение ценовых рядов представляет собой самостоятельное направление анализа, автор считает целесообразным его комплексное использование в тесной взаимосвязи с фундаментальным анализом. Так, аномалии, зафиксированные на ценовых графиках, обусловливают необходимость более тщательного анализа общеэкономической ситуации. Кроме того, результаты анализа ценовых рядов (в частности, динамики цен на сельскохозяйственную продукцию, динамики валютного курса и т.п.) могут использоваться в качестве «фильтров» достоверности интерпретации фундаментальных факторов.

Анализ ценовых рядов выделяет определенные закономерности движения цен и объемов сделок на товарных и финансовых рынках. Прогнозирование цен призвано показать, в какую сторону будет двигаться рынок в дальнейшем. Это принципиально важный шаг, предшествующий принятию решения по применению тех или иных механизмов защиты от рисков экономического окружения проекта.

Различные аналитические методики требуют разных видов представления исходных данных. Так, наглядность статических методов, результатом которых является исчисление каких-либо коэффициентов и т.п., не предъявляют каких-либо особых требований в этом отношении. Динамические методы, предполагающие построение каких-либо меняющихся во времени индикаторов, наоборот, крайне чувствительны к правильности оформления (в противном случае значительно повышается вероятность ошибок при интерпретации результатов анализа).

Как показало проведенное автором сравнительное исследование, при анализе ценовых рядов наиболее удобной формой их представления является график, или чарт (chart). Другие формы (например, табличная) существенно усложняют применение соответствующих методик, так как не отвечают указанному выше требованию наглядности.

Наиболее полная информация о состоянии рынка отражается на графике, состоящем из двух компонент: графика движения цены и объема торговли, хотя в практическом анализе чаще всего используют только динамику цены товара (валютного курса, процентной ставки и т.п.). В настоящее время разработано большое количество информационных систем, работающих в режиме реального времени, со встроенными функциями автоматического построения чартов по мере поступления данных (в России наибольшее распространение получила программа MetaStock for Windows Professional компании Equis International). В целях определение области наиболее эффективного применения четырех наиболее часто используемых типов чартов автор провел их сравнительный анализ, результаты которого представлены в таблице 2.2.1.

Таблица 2.2.1

Характеристики различных видов графиков движения цены

Тип чарта

Линейный

Line

Гистограмма

Bar

Крестики-нолики

Point & Figure

Японские свечи

Candlesticks

1. Исходные данные для построения

Любые однородные цены (открытие, закрытие, средняя за период)

Цена открытия, закрытия, минимум и максимум за определенный период

Любые однородные цены

(открытие, закрытие, средняя за период)

Цена открытия, закрытия, минимум и максимум за определенный период

2. Ось абсцисс (единичный отрезок)

Время (минуты, часы, дни, месяцы, годы)

Время (минуты, часы, дни, месяцы, годы)

Нет

Время (минуты, часы, дни, месяцы, годы)

3. Ось ординат (шкала цены)

Арифметическая или логарифмическая

Арифметическая или

логарифмическая

Арифметическая

Арифметическая или

логарифмическая

4. Составной элемент графика

Точка

Вертикальный столбец с отмеченными ценами открытия и закрытия

Крестик или нолик

Свеча (вертикальный столбец с закрашенным диапазоном открытие – закрытие)

5. Область наиболее эффективного применения

Прогнозирование в условиях неполной информации

Прогнозирование ценовых уровней и целей движения

Фиксация поворотных движений

Прогнозирование рынков с явно выраженной сессионной торговлей (например, товарных)

Вследствие того, что рыночные тенденции находят различное отражение на разных типах графиков, по мнению автора, наиболее целесообразным является комплексное использование всех четырех видов для получения наиболее полной и разносторонней информации о состоянии анализируемого рынка.

В основе анализа ценовых рядов (вне зависимости от выбранной  формы  представления   данных)  лежат  две  концепции, использование которых, как показало проведенное автором исследование, необходимо для эффективного прогнозирования.

Первой крайне важной в анализе динамики цен на товарных и финансовых рынках концепцией является принцип ценовой коррекции. Так как развитие тенденции происходит зигзагообразно, то после определенного движения рынка неизменно происходит частичная корректировка, после которой цены возобновляют свое развитие в прежнем направлении. Подобные движения цен в направлении, противоположном господствующей тенденции, можно описать и в какой-то мере предсказать с помощью процентных соотношений. Наиболее известны классические правила коррекции на 33%, 50% и 66% [71] (см. график 2.2.1).

График 2.2.1. Коррекция ценовой тенденции

Максимальная коррекция обычно составляет 66%. Именно этот уровень часто является критическим. Если предыдущая тенденция сохраняется, то коррекция составит не более двух третей предшествующего движения цен. Если  же возвратное движение цен превышает 66%, то это, скорее всего, уже не коррекция, а перелом тенденции. В таких случаях возвратное движение может превысить 100% от предыдущей тенденции.

Сторонники теории волн Эллиота и коэффициентов Фибоначчи пользуются несколько иными параметрами: 38 и 62% [71]. С учетом подверженности цен практически любых товаров определенным искажающим воздействиям (последствия краткосрочных спекуляций и др.), наиболее эффективным представляется сочетание обоих подходов. В результате следует рассматривать следующие "вилки": минимальная зона коррекции составляет 33–38%%, а максимальная - от 62–66%%.

У. Ганн "дробил" структуру тенденции на восемь частей: 1/8, 2/8, 3/8, 4/8, 5/8, 6/8, 7/8, 8/8. Однако даже У. Ганн указывал на особую важность отношений 3/8 (38%), 4/8 (50%) и 5/8 (62%) для определения длины коррекции. Он также указывал на актуальность разделения тенденции именно на три части: 1/3 (33%) и 2/3 (66%) [71].

Хотя приведенные классические соотношения наблюдаются достаточно часто, особенности движения цен сельскохозяйственных товаров, выражающиеся, прежде всего, в их повышенной изменчивости, обусловливают необходимость проведения более детального исследования рыночных тенденций. Подробнее данный вопрос будет рассмотрен в параграфе 2.3.

Другой важной концепцией является принцип подтверждения и расхождения, который находит применение практически во всех аспектах анализа ценовых рядов. Данный принцип состоит в сравнении различных данных: динамики фьючерсных контрактов на сельскохозяйственные или иные изучаемые товары с разными сроками поставки (месяцами исполнения), сходных рынков, технических сигналов и индикаторов с целью определения, указывают ли они одинаковое направление движения рынка (то есть подтверждают друг друга) или наблюдается расхождение сигналов. Несмотря на то, что понятие расхождения используется в отрицательном смысле, оно является ценным компонентом анализа рынка, заблаговременно сигнализируя о приближающемся переломе тенденции.

В контексте работы с ценовыми моделями под подтверждением понимается сравнение графических моделей анализируемого рынка по всем месяцам исполнения фьючерсных контрактов с целью проверки их соответствия. Например, «бычья» (повышательная) или «медвежья» (понижательная) модель, образовавшаяся на графике фьючерсного контракта с одним месяцем исполнения, должна быть подтверждена соответствующими моделями других месяцев. Однако этим проверка на подтверждение не исчерпывается. Необходимо изучить по тем же критериям все сходные рынки, поскольку группы сходных рынков имеют тенденцию двигаться в одинаковом направлении.

Итак, выше были охарактеризованы общие подходы к комплексному анализу рисков экономического окружения инвестиционных проектов в отраслях пищевой промышленности. С учетом высокой степени неопределенности, присущей рискам экономического окружения, автор считает необходимым одновременное использование рассмотренных концепций и аналитических приемов в целях получения подтверждений сделанным выводам и минимизации вероятности ошибок. Кроме того, эти базовые концепции (принцип ценовой коррекции и принцип схождения и расхождения) лежат в основе построения более сложных и эффективных аналитических методик (в частности, рассмотренной в следующем параграфе).

Высокая зависимость результатов значительного количества проектов от динамики цен на сельскохозяйственную продукцию определяет значимость анализа ценовых рядов, базовые принципы которого, вообще говоря, универсальны и применимы при прогнозировании на любых товарных и финансовых рынках.

Вместе с тем, рынки сельскохозяйственных товаров имеют ряд особенностей, в связи с чем автор считает необходимым использование усложненных аналитических инструментов и методик. К примеру, важнейшим свойством указанных рынков является их ярко выраженная сезонная цикличность при одновременном наличии значительных несезонных колебаний, что проиллюстрировано графиком 2.2.2.

Не меньшую важность при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности имеет проведение углубленного анализа динамики


График 2.2.2. Динамика цен на зерно в 2001 – 2002 гг. (руб. за тонну)

тонкая линия на графике – цена зерна;

толстая линия – индикатор, характеризующий цикличность цены.


валютного курса (а в ряде случаев курсов нескольких валют) и процентных ставок.

В этой связи первостепенное значение имеет применение процедуры обработки рыночных цен различных существенных для проекта активов, направленной на  информационное обеспечение алгоритмов принятия управленческих решений. Такая процедура реализуется в рамках аналитической системы идентификации рыночной ситуации, являющейся, по мнению автора, одним из ключевых элементов комплексной системы управления рисками инвестиционных проектов в отраслях пищевой промышленности.


2.3. Методические аспекты построения аналитической системы идентификации рыночной ситуации

Как отмечалось в параграфе 2.2, одним из ключевых элементов комплексной системы управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, является аналитическая система идентификации рыночной ситуации.

Формально такая система представляет собой процедуру обработки изменяющейся во времени цены актива C(t) (здесь и далее термин «актив» означает анализируемый сельскохозяйственный или иной товар, фьючерс на него и т.п., являющийся объектом торговли), применение которой позволяет выбрать одно из следующих решений [104]:

  •  Рынок развивается в благоприятном направлении;
  •  Рынок изменяет направление развития с благоприятного на неблагоприятное;
  •  Рынок развивается в неблагоприятном направлении;
  •  Рынок изменяет направление развития с неблагоприятного на благоприятное.

С точки зрения управления рисками, критерием эффективности указанной системы является вероятность правильной идентификации.

В зависимости от задач, решаемых в рамках конкретных проектов, благоприятными могут оказаться диаметрально противоположные сценарии развития рыночной ситуации. Поэтому ниже (для определенности) благоприятной будет считаться повышательная динамика изменения цены актива.

В параграфе 2.2 были рассмотрены существующие методы анализа товарных и финансовых рынков. Однако выполненная автором проверка возможности использования наиболее известных аналитических систем в качестве системы идентификации рыночной ситуации продемонстрировала их недостаточно высокую эффективность. Так, для основных торгуемых зерновых культур вероятность правильной идентификации, полученная по результатам тестирования автором указанных систем, не превышала 0,6 (тестирование выполнено средствами аналитического пакета MetaStock 6.51 Professional for Windows). Видимо, это объясняется спецификой сырьевых рынков, а также резко возросшей в последнее время их волатильностью.

Таким образом, актуальной является задача разработки новой системы идентификации рыночной ситуации, отличающейся более высокой вероятностью правильной идентификации.

Основополагающим свойством всех без исключения товарных и финансовых рынков, не вызывающим полемики среди исследователей, является свойство цикличности [71]. Концепция цикличности утверждает, что цена произвольного рыночного актива C(t) формируется суммой циклов , i=1, 2, …, отличающихся друг от друга периодами, амплитудами и фазами (см. рис. 2.3.1 и 2.3.2). Изучению цикличности рыночных цен посвящено много исследований (например, Э. Дьюи [128], Дж. Херст [129]), в результате которых, в частности, было установлено, что для прогностических целей реальной ценностью обладают только так называемые доминирующие циклы, описывающие действующие на рынке тенденции (т.е. рыночную ситуацию). При этом в каждый момент   времени     на    большинстве   рынков наблюдается пять доминирующих циклов , , , , , проявление которых искажается непрогнозируемыми возмущениями. Таким образом, цена C(t) может быть записана в виде

C(t) = S(t) + N(t) ,                                           (1)

                         S(t) =, где                     (2)

S(t) – сумма доминирующих циклов;

N(t) – случайные возмущения.


Рисунок 2.3.1. Долгосрочный, среднесрочный и краткосрочный рыночные циклы

  •  верхняя линия - среднесрочный цикл;
  •  средняя линия – долгосрочный цикл;
  •  нижняя линия – краткосрочный цикл

Рисунок 2.3.2. Сумма долгосрочного, среднесрочного и краткосрочного элементов ценового движения


Для удобства циклам с более длительным периодом присвоен меньший индекс, т.е. самым длинным циклом в выражении (2) является ; цикл  короче цикла  и т.д. При этом значения как амплитуд, так и периодов входящих в (2) циклов, вообще говоря, неизвестны.

Известно, что такие состояния произвольной гладкой функции, как возрастание и убывание, а также точки экстремумов описываются поведением ее производной [43]. Поэтому описанная выше задача идентификации рыночной ситуации сводится к необходимости по наблюдаемой функции C(t) оценить производную  функции S(t): положительному значению производной соответствует благоприятное, отрицательному – неблагоприятное, а =0 означает изменение направления развития рыночной ситуации.

При разработке системы идентификации в контексте этой задачи автором учитывались следующие особенности:

  1.  Функция , описывающая сверхдлинные периоды, на отрезках времени, в течение которых необходимо выполнить идентификацию, практически не меняется. Следовательно, .
  2.  Как отмечалось в параграфе 2.2, наблюдения за ценой C(t) представлены ее значениями в дискретные моменты времени , , …, вследствие чего вычисление производных может быть выполнено лишь приближенно в виде конечных разностей.
  3.  Устранение негативного влияния случайных возмущений становится возможным при использовании механизма сглаживания ценового ряда. Наиболее известным методом сглаживания является применение скользящей средней (Moving Average), рассчитываемой по одной из следующих формул [52]:

1. Простая (simple) скользящая средняя

, где

– текущее значение скользящей средней;

;

– фиксированный интервал между моментами наблюдений;

n – количество наблюдений;

2. Взвешенная (Weighted) скользящая средняя

, где

– текущее значение скользящей средней;

– весовые коэффициенты. Обычно ;

3. Экспоненциальная (exponential) скользящая средняя

, где

– текущее значение  (экспоненциальной скользящей средней);

– предыдущее значение ;

SF – сглаживающий фактор (smoothing factor). Наиболее распространенным сглаживающим фактором является ;

n – количество наблюдений.

Основным достоинством метода скользящей средней является его простота. Вместе с тем, данный метод представляется недостаточно точным для целей достоверного прогнозирования.

Одним из наиболее современных методов приближенного описания любой регулярной (неслучайной) составляющей наблюдаемого в дискретные моменты времени процесса является метод скользящей линейной регрессии [43, 71], в соответствии с которым для каждого момента времени при надлежащем выборе «окна» вычислений формируется наилучшая по критерию наименьших квадратов оценка указанной составляющей (под «окном» наблюдений понимается число подряд идущих выбранных для вычислений моментов наблюдения). Вследствие этого метод скользящей линейной регрессии обеспечивает значительно более высокую точность по сравнению, например, с методом скользящей средней, что крайне важно при идентификации рыночной ситуации. Сложность расчетов не представляет существенного препятствия для его применения, так как большинство современных аналитических программных продуктов (MetaStock, CQG и т.п.) содержит необходимые стандартные процедуры. Более детально о методе скользящей линейной регрессии применительно к решаемой задаче сказано ниже.

  1.  Эффективным вспомогательным приемом, используемым при построении аналитических систем, являются последовательные снятия направленности [71]. Заложенный в его основу принцип состоит в следующем: на первом этапе наблюдаемый процесс C(t) аппроксимируется функцией известного вида  и вычисляется их разность =-, представляющая собой нескомпенсированные остатки аппроксимации. На втором этапе процесс , в свою очередь, аппроксимируется функцией  и вычисляются нескомпенсированные остатки =- и т.д. В результате, после применения, например, четырех итераций исходный процесс может быть представлен в виде: =+.

При этом если для построения аппроксимирующих функций используется метод скользящей линейной регрессии, то имеет место затухание (снижение уровня) нескомпенсированных остатков с ростом числа итераций.

  1.  Для соотношения

                                      ,     (3)

описывающего  благоприятное направление развития рынка, более жестким является требование одновременного выполнения любой комбинации следующих пар неравенств:

                                      (4)

, , , ,

В свою очередь, ослаблением условия (3) является требование выполнения какого-либо одного из входящих в (4) неравенств.

Анализ перечисленных особенностей позволяет сделать вывод о целесообразности использования в комплексной системе управления рисками инвестиционных проектов аналитической системы идентификации рыночной ситуации, теоретической основой которой является метод скользящей линейной регрессии. Поэтому прежде чем приступить к описанию непосредственно процедуры, дадим необходимые пояснения.

Для произвольной функции C(t), представленной своими выборками , взятыми в дискретные равноотстоящие друг от друга моменты времени , i = 0, 1 ,2, …, линейной регрессией называется линейная функция LR(t) = a + b*t, удовлетворяющая по отношению к функции C(t) критерию наименьших квадратов [43]. Для построения линейной регрессии используется n подряд идущих выборок функции C(t). Параметр n называют длиной регрессии или размером «окна»; временной интервал, состоящий из используемых при вычислениях моментов времени, называют «окном»; полученную в результате вычислений линейную функцию  называют линейной регрессией длины n, , в которой коэффициенты  и  определяются по формулам:

                                                                                 (5)

где

,

,

,

Суть метода скользящей линейной регрессии состоит в том, что для выбранного размера «окна» циклически повторяются построения линейной регрессии  с тем отличием, что для каждого последующего построения «окно» «сдвигается» на один временной отсчет. При этом каждое построение завершается вычислением значения функции  для последней точки «окна». В результате для дискретных моментов времени , , … определяется новая, вообще говоря, нелинейная функция . В дальнейшем построенную таким образом функцию будем называть функцией линейной регрессии длины  n процесса C(t).

Отметим одно характерное для сырьевых рынков и важное для настоящего изложения свойство функции . Обозначим

 ,    (6)

– среднеквадратическое отклонение цены актива от его функции линейной регрессии длины n.

Тогда для любого момента времени вероятность

                                                                           (7)

отклонения рыночной цены актива C(t) от его функции линейной регрессии длины n с ростом  стремится к 1; при этом надлежащим выбором размера «окна» n обеспечивается для растущего рынка тяготение цены актива  к линии , называемой верхней границей коридора, а для падающего рынка – к нижней границе коридора . Сказанное иллюстрируется графиком 2.3.1, на котором жирной линией показана цена актива, средней тонкой линией – ее функция линейной регрессии, а крайними тонкими линиями – границы коридора.

График 2.3.1

Закончив необходимые пояснения, можно приступить к рассмотрению разработанной автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации.

Описание аналитической системы

Предлагаемая аналитическая система представляет собой многоэтапную процедуру, базирующуюся на отмеченных выше особенностях и состоящую в осуществлении определенных операций с приближенно вычисленными методом конечных разностей производными от функции линейной регрессии цены исследуемого актива с последующим наложением фильтров, повышающих точность прогноза.

На первом этапе процедуры задаются оптимизируемые параметры , , ,  и в каждый из моментов наблюдения , , для цены актива C(t) , используя формулы (5), определяются функции , , , . При этом выбором начальной точки отсчета  по отношению к последнему (т.е. текущему) моменту наблюдения  должно обеспечиваться выполнение условия .

На втором этапе методом конечных разностей осуществляется вычисление производных полученных функций:

                          ,                                 (8)

где

;

На графике 2.3.2 построены графические отображения синхронно изменяющихся во времени значений цены актива  (верхняя часть рисунка) и производной ее функции линейной регрессии  (нижняя часть рисунка).

График 2.3.2

График 2.3.2 показывает, что любая из определенных выражением (8) последовательностей визуально представляет собой линию, колеблющуюся относительно нулевого значения.

Точка пересечения этой линией нуля из области отрицательных значений вверх интерпретируется как локальный минимум цены (с учетом сдвига, обусловленного длительностью выбранного для расчета временного интервала), а из области положительных значений вниз – как локальный максимум.

Отметим, что выполненное автором тестирование показало, что система идентификации рыночной ситуации, основанная на построении лишь одной последовательности , при надлежащем выборе параметра k обладает хотя и недостаточными, но все же более высокими характеристиками по сравнению со многими известными методами.

На третьем этапе с учетом соотношений (3) и (4) осуществляется построение идентификатора локальных экстремумов, который обеспечивает проверку условий:

 AND                           (9)

где AND – логическая операция «и» (одновременное выполнение обоих условий).

Выполнение условий (9) предварительно интерпретируется как благоприятное развитие рыночной ситуации. В свою очередь, решение о неблагоприятном развитии рыночной ситуации принимается в случае выполнения хотя бы одного из следующих условий:

 OR                    (10)

где OR – логическая операция «или» (выполнение любого из двух условий).

При этом точки на временной оси, в которых происходит изменение условий (9) на (10) и обратно, считаются моментами соответствующих изменений направления развития рынка.

Попарное сложение производных функций линейной регрессии разной длины и сравнение полученных сумм с нулем обеспечивает уменьшение величины задержки результата вычислений по отношению к реально зафиксированному на рынке экстремуму. При сложении «длинной» и «короткой» производных вблизи локальных минимумов и максимумов их встречные движения уравновешиваются (очевидно, что более «длинная» производная дает более поздний сигнал изменения направления развития рынка). Таким способом обеспечивается более высокая точность и своевременность прогноза.

Одновременное применение двух пар просуммированных производных различной длины, по существу, является фильтром искажающих возмущений.

Значительное повышение характеристик идентификации рыночной ситуации при использовании описанного идентификатора локальных экстремумов объясняется, видимо, следующими соображениями. Проведенный автором графический анализ показал, что на рынках сырьевых товаров, сельскохозяйственной продукции и валют понижательная тенденция (после достижения ценой локального максимума) в большинстве случаев развивается опережающими темпами по сравнению с повышательной (после достижения ценой локального минимума). Как следствие, идентификация понижательной тенденции требует применения более оперативных механизмов. С другой стороны, более длительный и неустойчивый характер зарождения повышательной ценовой тенденции обусловливает необходимость выполнения более жестких условий.

Наконец, на четвертом этапе с учетом соотношений (6) и (7) формируется дополнительный фильтр, для которого в качестве оптимизируемых параметров задаются размер «окна»  и входящий в выражение (7) коэффициент доверия .

Процедура фильтрации состоит в построении еще одной функции линейной регрессии  длины , вычислении среднеквадратического отклонения  (см. формулу (6)) и проверке неравенства

                            (11)

Знак «>» в (11) подтверждает вывод о прохождении локального минимума, а знак «<» – локального максимума рыночной ценой исследуемого актива.

Из описания предложенной аналитической процедуры видно, что ее характеристики существенно зависят от конкретных значений шести параметров: , , , , , . В соответствии с определенным выше критерием эффективности, оптимальными следует считать такие индивидуальные для каждого анализируемого рынка и рассматриваемого горизонта исследования значения указанных параметров, которые обеспечивают максимальную величину вероятности правильной идентификации рыночной ситуации. Выбор оптимальных значений параметров осуществляется по результатам математического моделирования описанной процедуры на исторически сложившейся базе рыночных цен исследуемого актива. При этом следует иметь в виду необходимость периодического повторения оптимизации по мере обновления информации о состоянии рынка.

Последовательность выполняемых в рамках предлагаемой автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации процедур проиллюстрирована схемой 2.3.1.

На указанной схеме присвоение вычисляемой переменной  значения 1 или –1 отражает факт принятия решения о благоприятном () или неблагоприятном () направлении развития рынка. При этом момент изменения ее значения от  до  интерпретируется как локальный минимум, и наоборот, переход от  к  соответствует локальному максимуму.


Схема 2.3.1. Последовательность процедур, выполняемых в рамках аналитической системы идентификации рыночной ситуации


Практическое использование рассмотренной системы идентификации рыночной ситуации иллюстрируется графиком 2.3.3.

График 2.3.3

Этот рисунок, на котором построены графики изменения во времени цены  зерна и вычисляемой для нее переменной , позволяет визуально оценить качество прогноза, получаемого с помощью предлагаемой аналитической процедуры (взяты цены реальных сделок 2001-2002гг., использованные при анализе проекта расширения производства путем приобретения мельницы мощностью 250 тонн зерна в сутки, описанного в Приложении 7).

В свою очередь, количественный анализ эффективности системы в соответствии с определенным выше критерием заключается в оценке вероятности правильной идентификации. Для ее вычисления автором выполнено математическое моделирование системы средствами аналитического пакета MetaStock 6.51 Professional for Windows. В результате тестирования, проведенного методом пошаговой оптимизации, установлено, что вероятность правильной идентификации, обеспечиваемая рекомендуемой системой для основных торгуемых зерновых культур, при надлежащем выборе оптимизируемых параметров оказалась не хуже 0,75 [104, 106].

Таким образом, проведенные исследования позволяют сделать вывод о целесообразности использования в качестве элемента комплексной системы управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, разработанной автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации.

Результатом проводимого аналитического исследования является прогноз развития рыночной ситуации (т.е. направления движения рынка). На основе сделанного прогноза принимается решение о необходимости применения того или иного управленческого воздействия, а именно о хеджировании соответствующего риска, о моменте приобретения или продажи необходимого актива и т.п. При этом анализ должен осуществляться непрерывно с целью оперативного реагирования на возникающие изменения и своевременного внесения корректирующих воздействий в систему управления рисками проекта. Подробнее механизмы управления рисками экономического окружения рассматриваются в Главе 3.


ГЛАВА 3. МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ РИСКАМИ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ В ПИЩЕВОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

3.1. Статические методы управления проектными рисками и их оптимизация

Как было показано в параграфе 2.1., рассматриваемые нами риски инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, можно разделить на две укрупненные группы:

  1.  Риски, не требующие активного управления;
  2.  Риски, управление которыми требует постоянного применения усложненных методик (т.е. подразумевает активное управление).

По результатам проведенного исследования автор пришел к выводу, что ко второй группе относятся риски экономического окружения, включающие:

  1.  Изменение цен на производимую в рамках проекта продукцию;
  2.  Изменение цен на сырье, используемое в рамках проекта (как основное, так и вспомогательное);
  3.  Динамику валютного курса;
  4.  Динамику процентных ставок.

Как первая, так и вторая группы рисков нуждаются в определении оптимальных механизмов защиты. Однако самым сложным и одновременно особенно важным с точки зрения успеха проекта является управление рисками именно второй группы, что обусловливает наибольший их интерес для исследования. При этом, с точки зрения автора, нивелированием рисков первой группы обеспечиваются базисные условия для дальнейшей реализации мер по защите проектов от более сложных рисков.

С учетом данного обстоятельства необходимо дать общую характеристику методов защиты от рисков в целях определения наиболее приемлемых для проектов, реализуемых в пищевой промышленности, а также определения механизмов управления рисками экономического окружения.

По результатам сравнительного анализа известных подходов к управлению рисками (см. Приложение 8) автор пришел к выводу, что взгляды многих исследователей достаточно близки. Так, практически идентичны подходы М.В. Грачевой, Г.Б. Клейнера, В.Л. Тамбовцева, Р.М. Качалова и Р.А. Захарова. Вместе с тем, предлагаемый инструментарий управления рисками достаточно многообразен. Каждый из методов имеет свою область и границы применения. Кроме того, эффективность использования того или иного инструмента может значительно варьироваться в зависимости от условий его использования. В этой связи возникла необходимость выявления тех методов, которые в наибольшей степени соответствуют специфике рисков, характерных для инвестиционных проектов, реализуемых предприятиями пищевой промышленности.

По результатам проведенного анализа [107,108] автор пришел к выводу, что в общем виде все методы управления рисками инвестиционных проектов можно разделить на динамические (активные) и статические (пассивные).

Под динамическими автор понимает такие методы управления рисками, которые требуют постоянного (или достаточно частого периодического) вмешательства со стороны субъекта управления. При этом такое вмешательство, как правило, носит характер уточняющей корректировки.

Под статическими автор понимает методы управления рисками, не требующие частого вмешательства субъекта управления.

Различия в содержании инструментов риск-менеджмента, относящихся к этим двум группам, по мнению автора, обусловлены различной природой управляемых рисков. Принципиально важным обстоятельством при этом является скорость изменения факторов риска, а также его сложность для управления. Как следствие, автор пришел к выводу, что динамические методы управления целесообразно использовать применительно к рискам экономического окружения, определение которых было дано в параграфе 2.1. Статические методы управления с наибольшей эффективностью могут использоваться при управлении иными видами рисков, не входящих в упомянутую группу.

Проанализировав представленные в Приложении 8 инструменты риск-менеджмента, автор пришел к выводу, что наиболее эффективными при управлении рисками инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, являются следующие методы:

  1.  Динамические:
    1.  Хеджирование;
    2.  Финансовый инжиниринг;
  2.  Статические:
    1.  Страхование;
    2.  Заблаговременная закупка сырья и материалов;
    3.  Изменение размеров и/или условий предоставления займов;
    4.  Индексация цен на поставляемые участниками проекта товары и услуги;
    5.  Резервирование средств.

Как было показано в параграфе 2.1., важнейшими рисками проектов, реализуемых российскими предприятиями пищевой промышленности, являются именно риски экономического окружения. В этой связи автор полагает, что применение динамических методов риск-менеджмента может обеспечить более высокие результаты по сравнению со статическими (динамические методы управления рисками будут детально рассмотрены в параграфе 3.2.). Вместе с тем, полномасштабное применение динамических методов предполагает наличие относительно развитых финансовых рынков.  Как следствие, на современном этапе развития российской экономики их применение будет более актуальным для инвестиционных проектов, ориентированных на экспорт продукции пищевой промышленности, либо финансируемых иностранными инвесторами, хотя с учетом наблюдаемых тенденций развития российских финансовых рынков их значение в ближайшей перспективе существенно возрастет.

С учетом указанных обстоятельств автор считает необходимым проанализировать статические инструменты риск-менеджмента, которые, хотя и имеют меньшую эффективность по сравнению с динамическими, могут успешно использоваться российскими пищевыми предприятиями без видимых ограничений.

Статические инструменты риск-менеджмента, как уже отмечалось, не требуют частого вмешательства субъекта управления. Зачастую к ним прибегают единовременно, ставя своей целью по возможности более полное избежание воздействия того или иного негативного фактора. Так, разовое страхование на случай стихийных бедствий, порчи оборудования, преступлений и т.п. может осуществляться на самой ранней стадии проекта (или по мере строительства соответствующих объектов, поставки оборудования и др.). При этом договор страхования действует в течение достаточно длительного периода времени (или периодически пролонгируется), и его условия практически не подвержены корректировке.

Единовременный подход к управлению рисками в ряде случаев является единственно возможным. Типичным примером является отказ от сотрудничества с ненадежными поставщиками или от использования непроверенных технологий. Вместе с тем, возможность использования ряда статических методов способом, отличным от единовременного, ставит задачу определения путей их оптимизации.

Основным критерием при реализации системы риск-менеджмента является максимальная эффективность при достижении достаточного уровня защищенности проекта. В этой связи возникает необходимость определения критерия указанной достаточности.

Автор согласен с подходом В.В. Глущенко и И.И. Глущенко, которые выделяют следующие степени риска [15]:

  1.  Допустимый;
  2.  Критический;
  3.  Катастрофический.

Указанные авторы определяют данные степени риска следующим образом:

Допустимый риск – это риск решения, в результате неосуществления которого субъекту менеджмента грозит потеря прибыли.

Критический риск – это риск, при котором субъекту менеджмента грозит потеря выручки.

Катастрофический риск – риск, при котором возникает неплатежеспособность предприятия.

Анализ приведенных определений показывает, что они характеризуют риск функционирования предприятия в целом, а не риск реализации инвестиционного проекта. В этой связи автор считает необходимым уточнить их следующим образом.

Под допустимым риском автор понимает такой риск, который не создает угрозы реализации проекта и не может оказать существенно негативного воздействия на его ключевые параметры.

Критический риск рассматривается автором как риск, способный оказать существенное воздействие на ключевые параметры проекта, но не создающий угрозы возможности его завершения.

Наконец, катастрофическим автор называет риск, угрожающий реализации всего проекта. В предельном случае катастрофический риск способен дестабилизировать финансовое состояние предприятия, осуществляющего (или финансирующего) данный проект.

Фиксация риска на критическом либо катастрофическом уровне, очевидно, создает существенную угрозу не достижения проектом необходимых результатов. В этой связи первоочередной задачей риск-менеджмента автор считает ограничение риска на допустимом уровне (в идеале – полное нивелирование). Она может быть решена путем применения традиционного подхода, предусматривающего реализацию единовременного защитного мероприятия, полностью или частично нивелирующего некоторый фактор неопределенности на весь срок осуществления проекта (или на его часть с последующей пролонгацией). Типичным примером является страхование имущества от различных страховых случаев.

Вместе с тем, традиционный «единовременный» подход зачастую не обеспечивает достаточной эффективности защиты. Так, создание резерва на покрытие непредвиденных расходов или убытков в полном объеме в начале реализации проекта приводит к отвлечению оборотных средств и ухудшению финансовых характеристик проекта. По мнению автора, более эффективным является поэтапное создание резервов по мере возникновения факторов риска либо изменение величины резерва в зависимости от увеличения или снижения вероятности наступления неблагоприятного события [107, 108].

Существование возможности оптимизации традиционного подхода к использованию методов управления рисками, охарактеризованных автором как статические, обусловило необходимость проведения соответствующего исследования в целях выявления тех методов, к которым применима подобная оптимизация.

Ниже будет показано, что, учитывая особенности инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, с наибольшей эффективностью можно оптимизировать следующие статические методы риск-менеджмента:

  1.  Изменение размеров и/или условий предоставления займов;
  2.  Резервирование средств.

В совокупности данные методы образуют подгруппу «условно статических» инструментов риск-менеджмента.

Необходимо отметить, что заблаговременную закупку сырья и материалов (равно как и индексацию цен на поставляемые участниками проекта товары и услуги) нельзя однозначно отнести к абсолютно не оптимизируемым методам риск-менеджмента. При реализации практически любого инвестиционного проекта (как в пищевой, так и в других отраслях промышленности и экономики в целом) данные приемы находят свое применение (часто даже неоднократное). Вместе с тем, проведенное автором исследование показало, что в настоящее время в большинстве случаев использование данных инструментов направлено не на заблаговременное избежание какого-либо риска, подчиненное заданному алгоритму действий субъекта риск-менеджмента, а на корректировку параметров проекта в соответствии с изменениями условий его реализации (зарегистрированное увеличение темпов инфляции и т.п.) [107, 108].

Принципиальное отличие такого рода действий от применения динамических или «условно статических» методов управления рисками состоит в том, что они в большинстве случаев представляют собой реагирование на уже произошедшие события и не носят характер превентивной защиты.

Несмотря на это, в ряде случаев данные методы могут быть оптимизированы. Так, заблаговременная закупка товаров и услуг должна по возможности осуществляться на основе динамики их цен и прогноза дальнейших ценовых движений.

При реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности особенно хорошие результаты могут быть получены путем использования аналитической системы идентификации рыночной ситуации, подробно рассмотренной в параграфе 2.3. Данная возможность проиллюстрирована графиком 3.1.1.

График 3.1.1

Как видно из графика 3.1.1, в точке А было идентифицировано начало устойчивого повышательного тренда цены анализируемого товара. Соответственно, решение о покупке должно быть принято именно в этой точке. Получаемый при этом эффект экономии, с одной стороны, достаточно близок к оптимальному (достигаемому при закупке по минимальной цене на «дне» рынка) и, с другой стороны, является достаточно надежным, т.е. характеризуется низкой вероятностью ошибки (данная величина определяется вероятностью правильного прогноза в используемой аналитической системе идентификации рыночной ситуации).

Принятие решения о закупке без проведения предварительного анализа может привести к крайне негативным последствиям. Так, приобретение товара в точке В приведет к дополнительным затратам в размере , где  – цена товара в точке В, а  – цена товара в точке А. При осуществлении масштабных закупок эта разница может оказаться весьма существенной.

В действительности потери от нерационального выбора момента закупки товаров (или сырья) составляют еще бóльшую величину, равную , где i – ставка альтернативного вложения капитала; t – срок, равный промежутку времени между точками А и В (в днях).

Таким образом, определение максимально благоприятного момента закупки товаров имеет исключительно важное значение для оптимизации денежных потоков управляемого проекта.

Аналогичный подход, как показало выполненное автором исследование, можно применять и при принятии решения об индексации цен на поставляемые участниками проекта товары и услуги [107, 108].

Данный механизм может применяться в двух аспектах:

  1.  При защите от рисков участников проекта, осуществляющих поставки товаров или оказание услуг, необходимых для его реализации;
  2.  При защите финансовых потоков самого проекта, подверженного риску инфляционного обесценения производимой в рамках проекта продукции и т.п.

Защита от рисков участников проекта предполагает реализацию усложненного анализа, направленного на одновременное достижение двух целей:

  1.  Определение оптимального момента индексации цен на поставляемые для проекта товары/услуги;
  2.  Смягчение негативного воздействия на проект, вызванного повышением цен на поставляемые для него товары и услуги.

Достижение первой цели представляется сравнительно простым и может быть реализовано путем использования описанного выше механизма (для наглядности все прочие факторы, влияющие на ценообразование, не рассматриваются). Оптимальным моментом начала индексации цен на товар (услугу) является точка идентификации повышательного ценового тренда (что может означать возможное начало инфляционного процесса). Аналогичным образом осуществляется индексация цены производимой в рамках проекта продукции (второй из указанных выше аспектов применения механизма индексации).

Решение второй задачи является гораздо более сложным. С ней непосредственно связано определение масштабов индексирования, а также окончательное позиционирование момента реализации защитного мероприятия.

Так, если анализ показывает возможность одновременной (и соразмерной) индексации цен на товары, поставляемые для проекта, и на производимую в рамках проекта продукцию, оба этих мероприятия могут быть реализованы одновременно и в необходимых масштабах.

В том случае, если циклы изменения цен указанных товарных групп сдвинуты относительно друг друга, следует рассмотреть вопрос либо о задержке индексации соответствующей цены, либо о частичной индексации с последующей компенсацией образовавшегося отставания. Критерием принятия решения в данном случае является максимизация интегрированного денежного потока, исчисляемого с поправкой на корреляцию его составляющих.

Необходимо отметить, что описанный механизм оптимизации рассматривался с позиций инвестора проекта, получающего выгоду как от осуществления поставок для проекта, так и от реализации самого проекта. Данный подход особенно актуален для пищевой промышленности, так как именно в ней в последнее время укрепляется тенденция к формированию вертикально интегрированных производственных групп (ярким примером являются компании по производству йогуртов, активно инвестирующие средства в приобретение молокозаводов).

Итак, выше было показано, что статические механизмы защиты от рисков инвестиционных проектов в пищевой промышленности, заключающиеся в заблаговременной закупке сырья (товаров) и индексации цен на поставляемые в рамках проекта товары (услуги), могут быть успешно оптимизированы с использованием предложенной автором и описанной в параграфе 2.3. системы идентификации рыночной ситуации.

Вместе с тем, указанные механизмы защиты от проектных рисков по своей природе не являются гибкими. Как следствие, в условиях крайне динамичного изменения условий реализации проектов в пищевой промышленности они не могут быть признаны достаточно эффективными (хотя их использование, безусловно, необходимо). Как показало выполненное автором исследование [107, 108], гораздо лучшие результаты могут быть получены при реализации механизмов резервирования и изменения условий заимствований.

Резервирование представляет собой создание запаса денежных средств в целях покрытия непредвиденных расходов или убытков либо заблаговременное создание складских запасов сырья в объеме, необходимом для покрытия соответствующей потребности предприятия на достаточно длительный период.

Чаще всего резервирование рассматривается как единовременное действие, призванное смягчить последствия возможного неблагоприятного события в течение всего срока реализации проекта (в вариантах – в течение какой-либо стадии его реализации, периода выполнения каких-либо работ и т.п.).

Такой подход, несомненно, обеспечивает достижение поставленной цели по снижению риска, так как предприятие на протяжении всего периода реализации проекта имеет источник покрытия дополнительных расходов. Вместе с тем, он приводит к отвлечению значительных денежных средств, что существенно увеличивает нагрузку на финансовые потоки проекта. По результатам проведенного исследования [107, 108] автор пришел к выводу, что более эффективным является динамическое управление величиной резерва, основанное на анализе и прогнозировании соответствующего риска. Проанализируем этот механизм подробнее.

Динамическое управление, по мнению автора, призвано ответить на три вопроса: а) когда?; б) в каком количестве резервировать средства? и в) куда направлять зарезервированные (высвобожденные) средства. Рассмотрим в качестве примера резервирование средств на покрытие дополнительных затрат, связанных с увеличением цены сырья, потребляемого в рамках проекта (см. график 3.1.2).

График 3.1.2. Прогнозирование динамики цены потребляемого в рамках проекта сырья

Как видно из графика 3.1.2, в точках A, B, C, D, E, F и G с помощью описанной в параграфе 2.3 аналитической системы идентификации рыночной ситуации выявляются точки смены ценовой тенденции. Фиксация таких точек позволяет с достаточно высокой вероятностью сделать прогноз дальнейшего движения цены и принять на его основе решение о формировании резерва.

Оптимальной моделью поведения в данном случае является формирование резерва в точках A, C, E и G. При этом в точках B, D и F должно приниматься решение о высвобождении ранее зарезервированных средств. Необходимо отметить, что никакая аналитическая система не может дать стопроцентного прогноза. В этой связи должна устанавливаться минимальная постоянно поддерживаемая величина резерва, которая может быть исчислена на основе вероятности остаточного риска.

Очевидным положительным результатом динамического управления величиной резерва является снижение нагрузки на финансовые потоки проекта. Значительная часть денежных средств отвлекается только на период действия соответствующего риска, что, с учетом значительных ценовых колебаний на многие виды сельскохозяйственного и иного сырья и продукции пищевой промышленности, обеспечивает получение значительного экономического эффекта.

Другим позитивным следствием реализации рассмотренной выше концепции является оптимизация управления созданным резервом. Применение упомянутой аналитической системы идентификации рыночной ситуации, а также ряда дополнительных аналитических приемов позволяет с высокой вероятностью спрогнозировать направление, масштабы и продолжительность циклов движения цен изучаемых активов. Это справедливо как для анализа цен сельскохозяйственного сырья и продукции пищевой промышленности, так и различных финансовых инструментов, в которые могут инвестироваться зарезервированные денежные средства.

Следствием отмеченного обстоятельства является возможность построения оптимальной схемы управления резервом, обеспечивающей максимальную прибыльность его размещения при необходимом уровне надежности и ликвидности. Это, в свою очередь, обеспечивает дополнительный приток денежных средств, которые могут быть использованы для достижения целей проекта. Учитывая существующий в настоящее время дефицит инвестиционных ресурсов в пищевой промышленности, а также значительные риски, определяющие необходимость создания достаточно крупных резервов, автор полагает, что применение описанного выше подхода к резервированию является крайне важным и актуальным.

Проиллюстрируем эффективность предложенного подхода на примере инвестиционного проекта расширения производства путем приобретения мельницы мощностью 250 тонн зерна в сутки, описанного в Приложении 7.

Первоначальные расчеты эффективности проекта, осуществленные до принятия компанией «Мельник и Со» решения о приобретении мельницы, базировались на следующих исходных данных, принятых по состоянию на момент расчета в декабре 2000 года:

  1.  Цена зерна с НДС составляет 1,9 тыс. руб. за тонну;
  2.  Цена муки высшего, 1 и 2 сортов составляет 5,084, 4,674 и 4,100 тыс. руб. за тонну соответственно;
  3.  Дисконтирование осуществляется по ставке рефинансирования Банка России (25% годовых).

Как видно из таблицы 8 Приложения 7, плановый Чистый денежный поток проекта составил 73 501,28 тыс. руб. При первоначальных затратах 59 046,37 тыс. руб. проект, безусловно, можно отнести к числу высокорентабельных и эффективных.

Вместе с тем, зафиксированная в 2001 и 2002 гг. (т.е. в период реализации проекта) реальная динамика цен на зерно и продукцию, производимую мельницей, заметно отличалась от прогнозных значений. Соответствующая динамика цен представлена в таблице 3.1.1 и на графике 3.1.3 (автором использованы цены реальных сделок, заключенных в рассматриваемый период).

Таблица 9 Приложения 7 содержит расчет эффективности проекта в реальных ценах 2001 и 2002 годов. Значительные ценовые колебания оказали крайне негативное влияние на денежные потоки – Чистый денежный поток оказался отрицательным и составил  - 2 565,29 тыс. руб. Таким образом, планово прибыльный проект превратился в убыточный.

Денежные потоки проекта, реализуемого в реальных условиях, но с применением предложенных автором механизмов защиты, представлены в


Таблица 3.1.1

Динамика цен производимой мельницей продукции

(без НДС, руб. за тонну)

2001 год

2002 год

январь

Февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

сентябрь

октябрь

ноябрь

декабрь

январь

февраль

март

апрель

май

июнь

июль

август

мука в/с

5088

5088

5099

5110

5121

5144

5076

4005

3993

3982

3982

3982

3982

3982

3982

3982

3960

2922

2899

2899

мука I сорта

4664

4664

4675

4685

4695

4716

4654

3671

3661

3651

3651

3651

3651

3651

3651

3651

3630

2679

2658

2658

мука II сорта

4100

4100

4109

4118

4127

4145

4091

3227

3218

3209

3209

3209

3209

3209

3209

3209

3191

2355

2336

2336

Отруби

737

737

738

740

742

745

735

580

578

577

577

577

577

577

577

577

573

423

420

420


График 3.1.3. Динамика цены зерна


таблице 10 Приложения 7. Защита заключается в том, что при идентификации повышательной тенденции цен на зерно (т.е. в точках A, C и E, отмеченных на графике 3.1.3) осуществляется закупка резервного запаса, обеспечивающего полугодовое непрерывное функционирование мельницы (данный период соответствует отмеченной цикличности цены зерна). Финансирование данных закупок осуществляется за счет привлекаемого кредита. При идентификации понижательной тенденции (т.е. в точках B и D, отмеченных на графике 3.1.3) остатки складских запасов продаются.

Как видно из таблицы 10 Приложения 7, при такой стратегии защиты чистый денежный поток проекта составит 2984,33 тыс. руб., т.е. проект снова становится прибыльным. Еще большая эффективность может быть достигнута при одновременной защите как от риска роста цен на зерно, так и от риска падения цен на муку. Соответствующие расчеты представлены в таблице 11 Приложения 7.

Сравнительная характеристика дисконтированных чистых денежных потоков проекта при различных вариантах его реализации представлена в таблице 3.1.2.

Таблица 3.1.2.

ПЛАН

ФАКТ (без защиты)

ФАКТ (с защитой)

ФАКТ (с комплексной защитой)

ЧДП проекта (тыс. руб.)

73 501,28

- 2 565,29

2 984,33

9 160,40

Анализ данных, приведенных в таблице 3.1.2, позволяет сделать вывод о том, что реализация предложенных автором механизмов защиты от ценовых рисков позволила сохранить прибыльность рассматриваемого проекта в условиях крайне неблагоприятного изменения условий его реализации.

Другим «условно статическим» методом защиты от рисков, оптимизация которого может обеспечить высокий уровень эффективности, является изменение условий заимствований.

Наблюдаемый в настоящее время у предприятий пищевой промышленности недостаток собственных средств для финансирования инвестиционных проектов обусловливает необходимость осуществления масштабных заимствований. Это, в свою очередь, приводит к возникновению рисков двух различных типов:

  1.  Риск увеличения процентной ставки по ранее привлеченным кредитам (может реализоваться в том случае, если кредитным договором установлена плавающая ставка или право кредитора на односторонне изменение процентной ставки);
  2.  Риск привлечения нового кредита (например, на покрытие кассовых разрывов) в момент, когда на рынке сложились высокие процентные ставки.

Как показало проведенное автором исследование, управление рисками обоих видов может быть с высокой эффективностью осуществлено на основе вышеупомянутой аналитической системы идентификации рыночной ситуации [107, 108].

В каждом случае базой для реализации защитных мероприятий является прогноз динамики процентных ставок (в некоторых случаях может анализироваться динамика денежного предложения, но такие исследования имеют второстепенное значение, так как уровень процентной ставки почти всегда отражает соответствующие изменения).

При защите от риска первого вида при прогнозировании увеличения ставок должно приниматься одно (или несколько) из следующих решений:

  1.  Проведение переговоров с банком на предмет изменения условий кредитного договора (фиксация процентной ставки, изменение графика выплаты процентов и т.п.);
  2.  Досрочное погашение кредита (или его части) за счет иных средств проекта;
  3.  Фиксация процентной ставки методами хеджирования или финансового инжиниринга (подробнее данный механизм защиты будет рассмотрен в следующем параграфе).

После идентификации понижательного тренда на рынке процентных ставок могут быть предприняты действия по возврату параметров кредитования в исходное состояние (или приведению их в соответствие новому состоянию рынка).

Защита от риска второго вида (привлечение кредита по повышенным процентным ставкам) является более сложной в реализации. В случае идентификации повышения процентных ставок в период потребности в кредитовании (например, возникновения кассовых разрывов) должно приниматься одно из следующих решений:

  1.  Видоизменение денежных потоков проекта в целях сдвига во времени возникающего кассового разрыва (например, ограничение расходов в соответствующем периоде);
  2.  Заключение «форвардного» соглашения о кредитовании, фиксирующего процентную ставку на приемлемом уровне.

Оба этих пути сопряжены со значительными сложностями, но при определенных условиях могут быть успешно реализованы. Кроме того, управляющий проектом может провести предварительные переговоры о привлечении финансирования из иных источников (например, со спонсорами проекта о краткосрочной ссуде).

Следует отметить, что эффективность описанного метода защиты от рисков значительно повышается, если имеющаяся задолженность носит характер заимствования на рынке капиталов (например, облигационного займа), а не прямого банковского кредита. В этом случае возможности по управлению долгом значительно увеличиваются (может быть осуществлен временный выкуп облигаций и т.п.).

Итак, выше было показано, что предлагаемые автором методы управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, позволяют в значительной степени оптимизировать применение методов защиты, названных «условно статическими». Вместе с тем, как показало проведенное автором исследование, наибольшая эффективность достигается при защите проекта от наиболее динамичных и сложных в управлении рисков экономического окружения с помощью динамических методов управления – хеджирования и финансового инжиниринга. Подробнее данный вопрос рассматривается в следующем параграфе.


3.2. Динамические методы управления проектными рисками и их оптимизация

Как было отмечено в параграфе 3.1, при защите проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, от рисков экономического окружения наибольшая эффективность достигается при применении динамических (активных) методов управления. В этой связи важной задачей диссертационного исследования является определение путей их оптимизации.

К динамическим методам управления проектными рисками автор относит:

  1.  Хеджирование;
  2.  Финансовый инжиниринг.

Хеджирование (hedging) рассматривается многими исследователями как один из наиболее действенных способов защиты от риска. Автор согласен с подходом А.Н. Буренина, который понимает под хеджированием нейтрализацию неблагоприятных колебаний конъюнктуры рынка для инвестора (производителя) или потребителя того или иного актива [9]. Аналогичного взгляда придерживаются А.М. Саркисян, определяющий хеджирование как покупку или продажу финансового инструмента срочного рынка с целью снижения (частичное хеджирование) или устранения (полное хеджирование) риска неблагоприятного изменения ставки процента или цены актива [92], а также Уильям Ф. Шарп, Гордон Дж. Александер и Джеффри В. Бэйли, характеризующие хеджирование как покупку или продажу фьючерсов в целях исключения рисковой позиции на спотовом рынке [118] (под рынком «спот» в литературе понимается рынок с условием немедленной поставки).

Цель хеджирования заключается в переносе риска изменения цены с одного лица на другое; при этом первое лицо именуют хеджером, а второе – спекулянтом [9]. Это достигается путем открытия противоположной к позиции спот позиции по тому же финансовому инструменту или товару с последующим ее зачетом [86]. Так, если хеджер владеет каким-либо активом (например, пшеницей), хеджирование будет заключаться в продаже производного инструмента. Напротив, если хеджер является покупателем какого-либо товара или сырья, для защиты необходимо приобрести срочный контракт.

Описанный выше механизм позволяет зафиксировать цену сырья или товара [86]. Это справедливо также для валютного курса и уровня процентной ставки. Таким образом, хеджирование в теории представляет собой действенный инструмент защиты от рисков экономического окружения. Вместе с тем, до сих пор не было проведено комплексного исследования, посвященного применению хеджирования при риск-менеджменте инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности в современных условиях. В этой связи автор считает необходимым рассмотреть данный вопрос более подробно.

Исследователи (например, А.Н. Буренин [9], А.М. Саркисян [92], Уильям Ф. Шарп, Гордон Дж. Александер и Джеффри В. Бэйли [118], Р. Колб [40]) выделяют следующие классические инструменты хеджирования:

  1.  Форвардный контракт;
  2.  Фьючерсный контракт;
  3.  Опцион;
  4.  Своп.

Форвардный контракт (forward contract) представляет собой контракт на покупку или продажу финансового инструмента или товара на срок, т.е. с поставкой и расчетом в будущем [86].

Фьючерсный контракт (futures contract) – это обязательство купить или продать определенное число финансовых инструментов или товаров по цене, согласованной в свободном биржевом торге. При этом все условия контрактов унифицированы, а сроки исполнения сделок колеблются от нескольких недель до нескольких месяцев [86].

Опцион, или опционный контракт (option contract) – соглашение, по которому одна из сторон (продавец) выписывает и продает опцион за денежную премию (т.е. принимает на себя обязательство), а другая (покупатель) покупает и получает право в течение оговоренного в условиях опциона срока либо купить, либо продать предмет сделки. При этом опцион на покупку принято называть опционом «колл» (call option), а опцион на продажу – опционом «пут» (put option) [92].

Наконец, своп – это операция по обмену обязательствами или активами с целью улучшения их структуры, снижения рисков и издержек, получения прибыли [86]. Подробнее свопы будут рассмотрены ниже при описании механизмов финансового инжиниринга.

Форвардные и фьючерсные контракты во многом похожи. Их принципиальное различие состоит в том, что фьючерс может быть объектом только биржевой торговли, в то время как форвардные контракты свободно заключаются между хозяйствующими субъектами. Кроме того, условия фьючерсных контрактов, в отличие от форвардов, всегда стандартизованы.

Использование фьючерсов и форвардов в качестве инструментов хеджирования имеет свои преимущества и недостатки. Так, своевременность и полнота расчетов по фьючерсным контрактам гарантируется той биржей (а точнее – расчетной палатой), на которой заключена сделка. Как следствие, контрагенты не несут кредитного риска, что увеличивает эффективность хеджирования. Недостатком фьючерсов является их ограниченная гибкость в отношении сроков и иных условий контрактов. Кроме того, объектом (базисным активом) фьючерсных контрактов всегда выступают стандартизованные товары (например, пшеница определенного сорта и т.п.). Таким образом, хеджер не всегда может найти контракт, полностью отвечающий его потребностям.

В отличие от фьючерсов, форвардные контракты предоставляют значительно бóльшую свободу выбора. Стороны определяют условия форвардов по своему усмотрению и имеют возможность заключить сделку, в полной мере соответствующую своим интересам. Обратной стороной данного преимущества является сложность поиска контрагента для заключения уникального по своим параметрам контракта. Кроме того, форвардным контрактам присущ кредитный риск, не характерный  для фьючерсов.

Проведенный автором анализ современных тенденций развития российского рынка форвардных и фьючерсных контрактов показал, что оба этих вида производных инструментов имеют хорошие перспективы. Так, Министерство по налогам и сборам прорабатывает возможность введения частичной обязательной биржевой продажи определенных видов сырья и продукции (в том числе сельскохозяйственной) через механизм срочных сделок, что даст заметный импульс дальнейшему развитию российских товарно-фьючерсных бирж. В значительной степени преимущества фьючерсных и форвардных контрактов могут быть использованы именно в сегменте сельскохозяйственных товаров и продукции пищевой промышленности [107].

Продукция сельского хозяйства и пищевой промышленности во многих случаях относится к товарам первой необходимости, что обеспечивает наличие стабильного спроса. Вместе с тем, цены данной группы товаров зачастую претерпевают значительные изменения, порождающие существенные риски участников рынка (в первую очередь, производителей).

Указанные обстоятельства позволили автору сделать вывод об актуальности использования фьючерсов и форвардов (равно как и иных производных инструментов) при управлении рисками инвестиционных проектов, реализуемых предприятиями пищевой промышленности. Ниже для простоты будет рассматриваться только фьючерсы, хотя сделанные выводы распространяются и на использование форвардов (с поправкой на описанные выше различия механизмов их функционирования).

В целях определения путей оптимизации хеджирования при управлении рисками инвестиционных проектов рассмотрим данный механизм риск-менеджмента подробнее.

Исследователи (например, А.Н. Буренин [9]) разделяют хеджирование на два вида: хедж производителя и хедж потребителя.

Под хеджем производителя понимается защита от риска падения цены на производимую продукцию или поставляемое сырье. Он осуществляется в том случае, если хозяйствующий субъект планирует продать в будущем некоторый актив [9]. Технически это осуществляется путем продажи соответствующего количества фьючерсных контрактов со сроком исполнения в предполагаемую дату поставки.

Хеджем потребителя называют защиту от риска повышения цен на приобретаемые хозяйствующим субъектом материалы и т.п. К нему прибегают, если хозяйствующий субъект планирует в будущем приобрести какой-либо актив [9]. В этом случае осуществляется покупка необходимого количества соответствующих фьючерсов.

Задача максимизации эффективности защитных мероприятий решается путем нахождения коэффициента хеджирования (hedge ratio), т.е. соотношения между фьючерсной и наличной (спот) позициями, обеспечивающего оптимальное хеджирование [86]. При практическом использовании коэффициент хеджирования представляет собой количество фьючерсных контрактов, которое в зависимости от ситуации должен купить или продать хеджер.

Классический подход к исчислению данного коэффициента базируется на анализе ретроспективной динамики значений доходности базового актива и фьючерса. При этом коэффициент хеджирования определяется следующим образом [92]:

, где

– коэффициент корреляции значений доходности базового актива и фьючерса;

– дисперсия доходности базового актива;

– дисперсия доходности фьючерсного контракта.

Данный подход базируется на допущении, что оптимальным является полное хеджирование, целиком покрывающее риски по всему объему хеджируемого актива. Такой подход действительно обеспечивает необходимый уровень защиты. Вместе с тем, по мнению автора, он не является максимально эффективным, так как сама процедура хеджирования сопряжена с определенными затратами.

Основные издержки, связанные с хеджированием, складываются из:

  1.  Комиссионного вознаграждения биржи, на которой торгуется используемый при хеджировании фьючерс;
  2.  Комиссионного вознаграждения брокера;
  3.  Залога (первоначальной маржи), который должен быть внесен в качестве обеспечения открываемой фьючерсной позиции;
  4.  Вариационной маржи, списываемой при движении рынка в направлении, противоположном открытой фьючерсной позиции (т.е. при падении рынка в случае покупки фьючерса и наоборот).

Первые три вида расходов представляют собой прямые затраты, которые, как правило,  прямо пропорциональны количеству открытых позиций. Исключение составляют комиссионные, которые могут быть привязаны к количеству совершаемых сделок, а не к объему купленных или проданных деривативов.

В целом данная группа затрат составляет относительно небольшую величину. Так, при совершении операций на биржах США (CBOT, CME и др.) размер комиссионных равен в среднем $40 за round trip (под round trip понимается операция по открытию и последующему закрытию контракта). Эта сумма покрывает комиссионные биржи и брокера. Величина первоначальной маржи по фьючерсам на сельскохозяйственные товары колеблется в интервале от $52 (ячмень, Winnipeg Commodity Exchange) до $2700 (масло, Chicago Mercantile Exchange) за контракт [64]. На российских биржах величина первоначальной маржи также невелика. К примеру, для фьючерсов на доллар США, торгуемых на Московской межбанковской валютной бирже, она составляет от 360 до 660 рублей (в зависимости от месяца исполнения фьючерса) [66].

Вариационная маржа является специфическим видом затрат. Она представляет собой сумму, которая начисляется в случае, если рынок двигается в направлении открытой фьючерсной позиции и списывается при противоположном развитии ситуации. При этом размер вариационной маржи прямо пропорционален масштабу движения цены.

Так, к примеру, если некоторая компания продала 10 фьючерсов на 1000 тонн пшеницы каждый по цене 2500 рублей за тонну, после чего цена выросла на 200 рублей за тонну, она должна будет уплатить вариационную маржу в размере (2700-2500)*1000*10= 2 000 000 рублей.

По правилам, одинаковым на всех биржах, вариационная маржа рассчитывается и начисляется (списывается) в конце каждого торгового дня. В том случае, если на счете участника торгов нет достаточных средств для оплаты вариационной маржи, его позиции подлежат принудительному закрытию. Данное обстоятельство обусловливает необходимость поддержания участниками торгов по фьючерсам значительных денежных резервов на биржевом счете для покрытия неблагоприятных ценовых колебаний.

Специфика вариационной маржи заключается в том, что она может как начисляться, так и списываться в зависимости от результатов торгов. В этой связи ее нельзя однозначно отнести к прямым затратам на хеджирование. Вместе с тем, задача хеджа состоит в защите от риска, связанного с неблагоприятным движением цены сырья, товара, валютного курса и т.п. В том случае, если риск реализуется, хеджер несет потери по базовому активу (например, мельзавод получит меньшую выручку от продажи упавшей в цене муки), но компенсирует их за счет начисленной ему вариационной маржи по фьючерсу. Если риск не реализуется, итоговый финансовый результат операции остается тем же (выигрыш по базовому активу компенсируется потерями по фьючерсу), но предприятие должно будет постоянно проплачивать вариационную маржу, а значит нести затраты, связанные с отвлечением этих средств из оборота (или с их заимствованием).

Указанные соображения позволили автору сделать вывод о том, что наиболее эффективное хеджирование должно базироваться на прогнозе движения рыночных цен. Как показало проведенное исследование, при защите от рисков экономического окружения инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, хорошие результаты могут быть получены при использовании предложенной в параграфе 2.3. аналитической системы идентификации рыночной ситуации [107].

Проиллюстрируем данный вывод следующим примером.  Предположим, некоторый мельзавод «Русский мельник» реализует проект, направленный на повышение объема продаж. В соответствии с планом ему будет необходимо через 9 месяцев закупить дополнительно 1000 тонн пшеницы. Риск повышения цен на зерно может быть захеджирован путем покупки фьючерсов со сроком поставки 9 месяцев (в целях упрощения принимается, что каждый фьючерсный контракт заключается на 1 тонну пшеницы). Динамика движения цены фьючерса представлена на графике 3.2.1.

График 3.2.1. Динамика движения цены фьючерса на зерно

Цены зерна на графике 3.2.1 соответствуют ценам реальных сделок 2001-2002гг., использованным при анализе проекта расширения производства путем приобретения мельницы мощностью 250 тонн зерна в сутки, описанного в Приложении 7.

Текущая цена фьючерса равна 2900 рублей, залог составляет 300 рублей по каждому контракту. Решение о необходимости защиты от риска принимается в точке А; закупка пшеницы должна производиться в точке D.

При следовании классическому подходу, подразумевающему полное хеджирование, «Русский мельник» должен в точке А купить 1000 фьючерсов по цене 2900 рублей, т.е. внести залог 1000*300=300 000 рублей (в целях упрощения комиссионные и иные расходы приняты равными нулю).

После понижательного движения рынка в точке В совокупная величина уплаченной вариационной маржи составит (2900-1900)*1000=1.000.000 рублей. Эта сумма будет компенсирована только после возврата цен на уровень 2900 рублей.

Иная картина будет наблюдаться при использовании аналитической системы идентификации рыночной ситуации, которая обеспечивает вероятность правильного прогноза, равную 80%. С учетом того, что в точке А идентифицирован понижательный тренд, хеджированию подлежит только остаточный риск, составляющий 20%. Таким образом, «Русский мельник» должен купить всего 200 фьючерсов, а залог составит 200*300= 60 000 рублей. Совокупная уплаченная маржа в точке В будет равна (2900-1900)*200= 200 000 рублей.

После того, как в точке С идентифицируется повышательный тренд, «Русский мельник» должен докупить недостающие 800 фьючерсов, внеся дополнительный залог в размере 800*300= 240 000 рублей. Эти затраты носят временный характер, т.к. по мере роста цены и начисления положительной вариационной маржи средства могут постепенно возвращаться в оборот.

Рассмотренные выше варианты хеджирования дадут мельзаводу «Русский мельник» следующие результаты:

Таблица 3.2.1

Классический подход

Использование аналитической системы

Максимальный размер отвлекаемых из оборота средств

1 000 000 рублей

240 000 + 200 000 =

= 440 000 рублей

Прямая экономия (+) / дополнительные расходы (-) при покупке зерна

(2500-2900)*1000= -400 000 рублей

(2500-2100)*1000 =

= +400 000 рублей

Из таблицы 3.2.1 видно, что в рассматриваемом примере использование аналитической системы обеспечило бы прямой выигрыш в размере 800 000 рублей, а также привело бы к необходимости отвлечения из оборота «Русский мельник» суммы, на 560 000 рублей меньшей, нежели при классическом подходе (результаты приведены без учета выигрыша от размещения средств по ставке альтернативного вложения и затрат на привлечение кредитных ресурсов). Таким образом, предлагаемый автором механизм оптимизации позволяет существенно повысить эффективность хеджирования, осуществляемого с использованием фьючерсных контрактов.

Другим распространенным способом защиты от рисков является хеджирование с помощью опционов. Существенное достоинство данного вида производных инструментов заключается в меньших по сравнению с фьючерсами начальных затратах при совершении опционной сделки. Так, покупатель опциона должен уплатить лишь некоторую премию, которая часто составляет незначительную долю стоимости хеджируемого актива. Напротив, продавец опциона при заключении сделки получает премию, уплаченную покупателем.

Недостатком опционов являются потенциально неограниченные убытки, которые несет их продавец. Вместе с тем, при защите от рисков данное обстоятельство не играет сколько-нибудь существенной роли, т.к. хеджирование покупкой опционов обеспечивает значительно более высокий уровень защищенности, чем хеджирование продажей опционов.

Рассмотрим возможные стратегии хеджирования с использованием опционов. Предположим, что некоторый мельзавод «Российская мука» хочет защититься от возможного падения цен на муку. В этом случае он может поступить двумя способами: купить опцион «пут» или продать опцион «колл». Результаты данных операций представлены на рисунке 3.2.1.

Как видно из рисунка 3.2.1, хеджирование путем продажи опциона «колл» позволит мельзаводу «Российская мука» снизить риски только на величину премии, полученной при продаже опциона. Таким образом, по мнению автора, предпочтительной является защита от рисков, осуществляемая посредством покупки опционов.

При хеджировании различных рисков следует использовать разные типы опционов. Так, при защите от возможного падения цен на производимую в рамках проекта продукцию необходимо осуществлять покупку опционов «пут», дающих право продать ее по определенной цене. Напротив, при хеджировании риска роста затрат на потребляемое сырье необходимо покупать опционы «колл». В обоих случаях максимальные потери хеджера будут ограничены величиной уплаченной при покупке опционов премии.

При реализации данной стратегии количество приобретаемых опционов должно равняться отношению суммы хеджируемого актива к номиналу опционного контракта [9, 92]. Так, если необходимо обеспечить защиту от риска роста цены на 1000 тонн пшеницы, а каждый опцион заключается на 10 тонн, количество приобретаемых контрактов равняется 1000:10=100 штук.

Описанный выше механизм опционного хеджирования предполагает заключение контрактов со сроком исполнения, равным существующему или прогнозируемому сроку обязательств по поставке продукции или закупке сырья. Альтернативой является динамическое хеджирование, при котором опционные контракты не исполняются, а перепродаются. Защита в данном случае основана на компенсации изменения цены актива  соответствующим изменением цены опциона , где  – период хеджирования [92]. Необходимое количество опционных контрактов в данном случае определяется по формуле

где n – число опционных контрактов, а Δ – коэффициент хеджирования [92].

При таком механизме хеджирования количество купленных опционов должно корректироваться пропорционально фиксируемому изменению коэффициента Δ.

Принципиально важными моментами при хеджировании с помощью опционов являются:

  1.  Выбор страйка (цены исполнения опциона);
  2.  Выбор срока опционного контракта;
  3.  Определение момента заключения опционной сделки.

По результатам проведенного исследования автор пришел к выводу, что выбор страйка покупаемого опциона должен осуществляться на основе анализа денежных потоков реализуемого проекта [107]. При таком подходе в качестве страйка выбирается критическое значение цены продукции, сырья, значение валютного курса и т.п. (в зависимости от хеджируемого риска), при котором денежные потоки проекта останутся сбалансированными.

Выбор срока заключаемого опциона в общем случае определяется зафиксированными или планируемыми сроками обязательств по закупке сырья, поставке продукции, осуществлению выплат и т.п. В том случае, если на рынке торгуется опцион, совпадающий по сроку исполнения с периодом хеджируемых обязательств, принимается решение о его покупке (с последующим исполнением).

Вместе с тем, как показало проведенное автором статистическое исследование, сроки торгуемых на биржах опционов вследствие стандартизации часто не совпадают с необходимыми периодами хеджирования. В этой связи автор пришел к выводу, что в большинстве случаев более эффективным является динамическое (Δ-нейтральное) хеджирование. Его реализация позволяет заключать сделки с опционами, имеющими наиболее близкую дату исполнения (с дальнейшей покупкой следующего по дате исполнения опциона при приближении срока истечения имеющегося). Это, в свою очередь, обеспечивает экономию средств, затрачиваемых на хеджирование, т.к. премия по опциону тем ниже, чем меньше его срок.

Третьим важным моментом является выбор момента хеджирования (т.е. приобретения опциона). При классическом подходе хеджирование должно осуществляться в момент возникновения соответствующего риска и покрывать весь период его действия. Как показало проведенное автором исследование [107], значительно лучшие результаты могут быть получены при применении описанной в параграфе 2.3. аналитической системы идентификации рыночной ситуации (см. график 3.2.2).

График 3.2.2. Динамика цены на зерно

Цены зерна на графике 3.2.2 соответствуют ценам реальных сделок 2001-2002гг., использованным при анализе проекта расширения производства путем приобретения мельницы мощностью 250 тонн зерна в сутки, описанного в Приложении 7.

Предположим, мельзавод «Российская мука» хочет захеджироваться от возможного повышения цен на зерно. Приемлемой ценой является 2150 рублей за тонну. Оптимальная стратегия опционного хеджирования в этом случае состоит в следующем:

  1.  Решение о покупке опциона «колл» со страйком 2150 рублей за тонну принимается в точке А (в момент идентификации повышательного ценового тренда). Сумма уплачиваемой при этом премии незначительна, т.к. рынок находится вблизи своего минимума;
  2.  В точке В (при идентификации понижательного тренда) принимается решение о продаже опционов. Разница полученной в точке В и уплаченной в точке А премий представляет собой чистый дополнительный доход проекта;
  3.  В точке С (при повторной идентификации повышательного тренда) принимается решение о приобретении опционов (т.е. о восстановлении хеджирования).

Таким образом, применение разработанной автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации позволяет существенно повысить эффективность хеджирования за счет:

  1.  Уменьшения величины уплачиваемой премии;
  2.  Уменьшения срока, на который отвлекаются средства, необходимые для уплаты премии;
  3.  Дополнительного дохода в виде разницы премий при покупке и продаже опционов.

При реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности отмеченное обстоятельство является особенно важным, т.к. обеспечивает не только снижение нагрузки на денежные потоки, но и дополнительный приток средств при достаточном уровне защиты от риска.

Далее рассмотрим третий вид производных инструментов, с помощью которых может осуществляться риск-менеджмент инвестиционных проектов, – это свопы.

Как было отмечено выше, своп – это операция по обмену обязательствами или активами с целью улучшения их структуры, снижения рисков, получения прибыли [86]. Наиболее известными и распространенными видами свопов являются валютный и процентный [40].

Процентный своп представляет собой замену обязательств по уплате процентов, исчисляемых на основе плавающей процентной ставки, на обязательства по выплате фиксированных процентов. Согласно валютному свопу денежный поток, деноминированный в одной валюте, заменяется денежным потоком в другой валюте [40].

Важное достоинство свопов заключается в том, что у операций с ними в значительной степени отсутствуют ограничения, свойственные рынкам фьючерсов и биржевых опционов. Так, стороны по свопу произвольно устанавливают его параметры и сроки истечения обязательств, руководствуясь исключительно своими потребностями. Подобная гибкость дает возможность значительно более полного учета особенностей реализуемого инвестиционного проекта и, следовательно, повысить степень его защищенности.

Другое достоинство свопов состоит в возможности конструирования нестандартных финансовых продуктов, в максимальной степени учитывающих специфику реализуемого проекта (т.е. осуществление финансового инжиниринга). Так, к примеру, некоторый мельзавод «Русская мука», имеющий обязательства по поставке муки по твердым ценам, но вынужденный приобретать зерно по плавающим ценам, может заключить своп, по условиям которого он будет получать зерно по твердой цене в обмен на выплату определенных сумм при изменении цены муки (такой своп будет иметь смысл в случае, если цена муки более стабильна, нежели цена зерна).

Существенным недостатком свопов является их внебиржевой характер и возникающие вследствие этого риски невыполнения  контрагентом своих обязательств. В этой связи автор считает, что использование свопов при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности целесообразно именно в рамках финансового инжиниринга при защите от специфических рисков (или в том случае, когда все остальные способы защиты по каким-либо причинам неэффективны). Вместе с тем, по мере развития российских финансовых рынков и укрепления финансового состояния предприятий пищевой и иных отраслей промышленности сфера применения свопов будет, по мнению автора, неуклонно расширяться.

Итак, выше были рассмотрены основные инструменты хеджирования и даны предложения по оптимизации их использования. Вместе с тем, применение данного механизма защиты от рисков при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности имеет определенные особенности.

Как указывалось выше, при классическом подходе к хеджированию обычно выделяют две его разновидности: либо хедж производителя, либо хедж потребителя. Соответственно, рекомендуемые исследователями стратегии хеджирования в большинстве случаев ориентированы либо на первичных производителей (чаще всего на предприятия сырьевых отраслей), либо на конечных потребителей какого-либо актива.

Как показало проведенное автором исследование, такой подход не является оптимальным при управлении рисками проектов в пищевой промышленности [107]. В отличие от отраслей, на примере которых чаще всего исследуются механизмы хеджирования (например, добыча полезных ископаемых и, в первую очередь, нефти), данная отрасль экономики относится к перерабатывающей промышленности. Как следствие, пищевые предприятия подвержены рискам изменения цен как на производимую ими продукцию, так и на потребляемое сырье. Таким образом, действенная защита от рисков инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности возможна только при одновременном использовании обоих видов хеджирования.

Другим направлением успешного использования хеджирования при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности является защита от так называемых остаточных рисков. Выше было показано, что ни один из прогнозов рыночной конъюнктуры не может обеспечить стопроцентного результата. Как следствие, всегда существует определенный риск развития ситуации в направлении, противоположном прогнозируемому (указанный риск тем ниже, чем выше вероятность правильной идентификации). Как показало проведенное автором исследование, наиболее эффективным способом защиты от таких «остаточных» рисков является хеджирование [107]. Таким образом, данный механизм можно использовать при защите от рисков, остающихся после применения пассивных методов защиты, рассмотренных в параграфе 3.1.

Необходимо отметить, что ни один из методов защиты (включая хеджирование) не обеспечивает полного устранения риска. Так, любая процедура защиты сама по себе порождает определенные риски (например, риск банкротства страховщика, риск нерасчетов по производным инструментам и т.п.). Данные риски (преимущественно кредитные или инфраструктурные по своей природе) в общем случае тем ниже, чем надежнее используемый механизм расчетов. В этой связи, по мнению автора, приоритет должен отдаваться инструментам биржевой торговли (и, в первую очередь, деривативам, расчеты по которым гарантируются надежными и устойчивыми биржевыми палатами).

До недавнего времени развитие в России рынка производных инструментов в значительной степени сковывалось вследствие особенностей нормативной базы, трактующей операции с ними как сделки «пари». Вместе с тем, в данной сфере происходят заметные позитивные сдвиги. Так, Минэкономразвития РФ предпринимает определенные шаги по внесению изменений в действующее законодательство. Кроме того, Министерство по налогам и сборам прорабатывает возможность введения частичной обязательной биржевой продажи определенных видов сырья и продукции (в том числе сельскохозяйственной) через механизм срочных сделок, что даст заметный импульс дальнейшему развитию российских товарно-фьючерсных бирж.

Таким образом, хеджирование, по мнению автора, является одним из наиболее эффективных и наиболее перспективным механизмом риск-менеджмента инвестиционных проектов, осуществляемых в пищевой промышленности. При этом классический подход к хеджированию может быть успешно оптимизирован путем применения предложенной автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации. Вопросы, связанные с критериями принятия решений о реализации защитных мероприятий и оценкой их эффективности, будут рассмотрены в параграфе 3.3.


3.3. Критерии принятия решений о реализации защитных мероприятий и оценка эффективности риск-менеджмента 

В параграфах 3.1 и 3.2 было показано, что при защите от рисков инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности, наибольшая эффективность достигается путем использования механизмов активного риск-менеджмента. Такие механизмы подразумевают необходимость периодической реализации тех или иных защитных мероприятий (в случае «пассивной» защиты) либо корректировки их параметров (например, объемов хеджирования). Вместе с тем, риск-менеджмент сопряжен с определенными затратами (уплата комиссионных вознаграждений и т.п.), причем в некоторых случаях эти затраты могут превысить потенциальный ущерб от наступления неблагоприятного события. Как следствие, важной задачей является определение критериев принятия решений о реализации защитных мероприятий, а также определение способов оценки их эффективности.

Другой существенный аспект риск-менеджмента инвестиционных проектов, осуществляемых в пищевой промышленности, состоит в необходимости построения комплексной системы управления рисками, охватывающего всю последовательность действий от идентификации до реализации защитного мероприятия, последующего внесения необходимых корректив и оценки эффективности защиты. Важность такой системы обусловливается необходимостью оперативного реагирования на изменения экономического окружения проекта, которые, как было показано в параграфе 2.1, отличаются крайне высокой динамичностью.

Проведенное монографическое исследование позволило автору сделать вывод о недостаточной изученности данных вопросов применительно к специфике инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности в современных условиях. Кроме того, даже в общетеоретических вопросах оценки инвестиций взгляды различных исследователей не совпадают. В этой связи автор считает необходимым подробнее рассмотреть проблемы, связанные с критериями и алгоритмом принятия решений о реализации защитных мероприятий.

Общепризнанным методологическим подходом, на котором базируется большинство методик определения эффективности инвестиций, является концепция дисконтирования, детально изученная в трудах У. Шарпа, Г. Александера, Дж. Бэйли, Р. Брейли, С. Майерса, П.Л. Виленского, В.Н. Лившица, Е.Р. Орловой, С.А. Смоляка и др. Согласно данной концепции, разрозненные во времени потоки денежных средств при оценке должны дисконтироваться по некоторой ставке, характеризующей альтернативные издержки в виде неполученной прибыли от инвестирования в другие проекты с такой же степенью риска [8, 11, 118]. Отдельные показатели эффективности, исчисляемые без использования механизма дисконтирования (например, «простой» срок окупаемости [11]), не представляют интереса для настоящего исследования вследствие своей ограниченной информативности.

На базе описанного выше методологического подхода исследователями были предложены две основные методики оценки эффективности инвестиций, целесообразность использования которых вызывает жаркую полемику:

  1.  Метод чистой приведенной стоимости (Net Present ValueNPV);
  2.  Метод внутренней нормы доходности (Internal Rate of ReturnIRR).

Ряд авторов (например, Р. Брейли и С. Майерс [8]) полагают, что метод NPV является более предпочтительным по сравнению с методом IRR. В пользу данной точки зрения высказываются следующие основные аргументы:

  1.  Метод NPV адекватно учитывает альтернативные издержки;
  2.  Метод NPV достаточно прост и практически исключает возможность его неверного применения;
  3.  Использование метода NPV позволяет корректно оценить денежные потоки, связанные с привлечением заемных средств в ходе реализации проекта;
  4.  Метод NPV не дает множественных результатов;
  5.  Методом NPV можно корректно оценивать взаимоисключающие проекты;
  6.  Метод NPV характеризуется свойством слагаемости, что обеспечивает простоту оценки одновременной реализации нескольких проектов;
  7.  Метод NPV позволяет корректно оценивать проекты в условиях множественности значений альтернативных издержек для разных стадий проекта.

Другие исследователи полагают, что при оценке эффективности инвестиционных проектов необходимо использовать метод IRR, а не NPV. Так, В.Б. Киселев считает, что NPV обладает следующими недостатками:

  •  Результат расчетов не дает представления о сумме реального дохода, поскольку в процедуре дисконтирования реальные деньги заменяют условными. Соответственно, чем дальше горизонт дисконтирования, тем менее сопоставимыми становятся масштабы реальных и расчетных денег, и менее информативной – сумма расчетного дохода.
  •  Относительные показатели, характеризующие соотношение результатов и инвестиций, в случае использования метода NPV также носят условный характер и не позволяют осуществить сравнение с реальными показателями рентабельности производства, ставки дисконта и т.п. [37, 38].

Сравнительный анализ обоих вышеуказанных подходов позволяет сделать следующие выводы. При корректном применении альтернативный метод IRR обеспечивает те же результаты, что и оценка чистой приведенной стоимости. Вместе с тем, множественность значений IRR, возникающая в случае чередования положительных и отрицательных чистых денежных потоков на промежуточных стадиях реализации проекта, представляет собой существенное затруднение и требует дополнительного анализа. Аргументация же В.Б. Киселева в пользу метода IRR не представляется убедительной, так как сравнение с альтернативными нормами рентабельности и т.п. может быть проведено и методом NPV (для этого необходимо рассмотреть NPV денежных потоков «проекта», представляющего собой вложение заданной суммы средств под эту норму рентабельности). С учетом вышеизложенного, автор сделал вывод, что целесообразно использовать метод NPV.

В условиях неопределенности, свойственной практически всем инвестиционным проектам (реализуемым как в пищевой промышленности, так и в иных отраслях экономики), задача оценки эффективности инвестиций методом NPV может быть решена одним из двух способов:

  1.  Путем корректировки дисконтируемых денежных потоков;
  2.  Путем увеличения ставки дисконтирования.

Практически всеми исследователями, изучающими инвестиции, приводятся различные аргументы в пользу каждого из этих подходов, поэтому данный вопрос требует более детального рассмотрения.

Корректировка денежных потоков может осуществляться одним из двух способов:

  1.  Путем исчисления на каждом отрезке времени различных значений денежного потока при разных возможных вариантах развития ситуации с последующим нахождением и использованием в расчетах его математического ожидания;
  2.  Посредством уменьшения величины денежного потока на сумму расходов на ликвидацию последствий неблагоприятного исхода с учетом вероятности такого неблагоприятного исхода.

Второй подход, по мнению автора, менее оправдан. Его реализация сопряжена со значительными трудностями, связанными со сложностью определения затрат на возмещение возможного ущерба, а также с многообразием действующих на проект рисков. Как следствие, возникает необходимость использования экспертных оценок, не поддающихся формализованной проверке.

Первому подходу в меньшей степени присущи эти недостатки. Данное обстоятельство определяется тем, что в рамках процедуры идентификации, входящей в состав комплексной системы риск-менеджмента, риски проекта описываются достаточно полно. Как следствие, в большинстве случаев есть возможность определения вероятностей наступления рисковых событий и их влияния на денежные потоки проекта. Таким образом, задача учета риска может быть решена посредством использования формализованных математических процедур.

Альтернативой корректировке величины денежных потоков является метод увеличения ставки дисконтирования путем включения в нее премии за риск [11]. Исследователями было предложено два подхода к учету риска: пофакторный (каждый риск рассматривается в отдельности) и агрегированный (риск учитывается целиком).

В рамках пофакторного подхода производится классификация факторов риска и оценка каждого из них. Принимается, что каждый фактор увеличивает норму дисконта на определенную величину и общая премия получается путем сложения «вкладов» отдельных факторов [11]. Несмотря на то, что некоторые исследователи (например, П.Л. Виленский, В.Н. Лившиц и др.) рассматривают данный подход как наиболее корректный, автор полагает, что его использование может привести к существенным ошибкам. Вклад каждого фактора в увеличение ставки дисконтирования может быть определен только путем  экспертного заключения. Как следствие, велика вероятность неадекватных оценок вследствие субъективности мнений экспертов, неочевидности рассматриваемых взаимосвязей и т.п.

Более распространенным является агрегированный подход, реализуемый бета-методом или методом средневзвешенной стоимости капитала [4, 11, 53, 54, 118].

В рамках бета-метода норма дисконта определяется на базе модели оценки капитальных активов (Capital Asset Pricing Model) [8, 11, 118]:

, где

– норма дисконта;

– доходность безрисковых инвестиций;

– доходность рыночного портфеля ценных бумаг;

– коэффициент относительной рискованности данного проекта по сравнению с инвестициями в рыночный портфель ценных бумаг.

Метод средневзвешенной стоимости капитала (Weighted Average Cost of CapitalWACC) предполагает исчисление нормы дисконта по следующему правилу [11]:

, где

– норма дисконта;

– стоимость собственного капитала (требуемая отдача на обыкновенные акции);

– стоимость заемного капитала (ставка процента по займу);

– доля собственного капитала в общем капитале проекта;

– доля заемного капитала в общем капитале проекта.

В том случае, если действующим налоговым законодательством предусмотрено право на исключение процентов по займу при налогообложении прибыли, формула расчета  принимает вид [8, 11]:

, где

– ставка налога на прибыль.

Проанализировав бета-метод и метод средневзвешенной стоимости капитала применительно к особенностям российских предприятий пищевой промышленности на современном этапе их развития, автор сделал вывод, что оба метода обладают существенными недостатками, делающими нецелесообразным их применение в данной области.

Бета-метод изначально был разработан в связи с вопросами приобретения предприятий и их акций [11]. В его основе лежит использование ретроспективных данных о доходности безрисковых инвестиций (обычно в государственные ценные бумаги), вложений в рыночный портфель (т.е. совокупность всех ценных бумаг, обращающихся на рынке) и инвестиций в проект (либо предприятие), аналогичный исследуемому. Такие расчеты могут дать корректные результаты, позволяющие принимать инвестиционные и иные решения, только в условиях достаточно развитого и ликвидного рынка ценных бумаг. Несоблюдение данного требования может привести к ошибкам, способным поставить под угрозу реализацию всего проекта.

В настоящее время российский фондовый рынок, хотя и демонстрирует хорошие темпы развития, не может быть отнесен к категории развитых. Так, на крупнейшей в РФ Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ) в 2001 году ежедневный объем торгов акциями колебался в диапазоне от 13 до 259 млн. долларов США [67] (для сравнения – в конце 2001 года ежедневный объем торгов на Нью-Йоркской фондовой бирже (New York Stock Exchange) колебался на уровне 30-45 млрд. долларов США [131]). При этом 79% торгового оборота фондовой секции ММВБ в 2001 году пришлось на операции с акциями всего одного эмитента - РАО "ЕЭС России", что является крайне высоким уровнем концентрации. Это означает, что рыночные индексы не обеспечивают необходимой информативности, так как сделки с акциями большинства входящих в их расчет эмитентов практически не заключаются.

Аналогичная ситуация складывается и на рынке государственных ценных бумаг. Совокупный оборот вторичного рынка на ММВБ за декабрь 2001 года составил 10,4 млрд. рублей, при этом 19,25% оборота пришлось на операции с облигациями 6 выпусков [66], что говорит о достаточно высокой концентрации. В этой связи определение ставки безрисковых вложений крайне затруднительно. Использование в этом качестве ставки рефинансирования Центрального банка РФ также не имеет смысла, так как ее уровень не отражает реальную конъюнктуру денежного рынка. Так, хотя на протяжении 2001 года ставка рефинансирования составляла 25% и ни разу не пересматривалась, фактические ставки по предоставлению межбанковских кредитов (Moscow InterBank Actual Credit RateMIACR) сроком от 91 до 180 дней варьировалась в интервале от 1,5 до 28% годовых [70].

Еще бóльшую проблему для предприятий пищевой промышленности представляет исчисление коэффициента β, который рассчитывается по формуле [8]:

, где

– ковариация между доходностью акции i анализируемого (или аналогичного) предприятия и доходности рыночного портфеля;

– дисперсия доходности рыночного портфеля.

К началу 2002 года на организованном рынке ценных бумаг обращались акции следующих предприятий пищевой промышленности [66, 67, 68]:

Таблица 3.3.1

№ п/п

Предприятие

Торговая площадка*

1

ОАО « Петмол»

РТС, СПВБ

2

АО «Красный Октябрь»

РТС, ММВБ

3

ОАО «Пивоваренная компания «Балтика»

РСТ

4

ОАО «Самсон»

РТС

5

ОАО КФ «Волжанка»

РТС

6

Уфимский мясокомбинат

ММВБ

* РТС – Фондовая биржа РТС (Российская торговая система)

ММВБ – Московская межбанковская валютная биржа

СПВБ – Санкт-Петербургская валютная биржа

Кроме того, в рамках совместного проекта ММВБ и Департамента государственного имущества города Москвы осуществляется подготовка к проведению аукционов на ценные бумаги следующих предприятий пищевой промышленности, пакеты акций которых находятся в собственности города Москвы [66]:

Таблица 3.3.2

№ п/п

Предприятие*

1

Московский дрожжевой завод ОАО «Дербеневка»

2

ОАО «Москворецкий пивоваренный завод»

3

ОАО «Московский молочный комбинат №1»

4

ОАО «Мосхлеб»

5

ОАО «РОТ ФРОНТ»

6

ОАО «Черкизовский молочный завод»

7

ОАО «Царицыно»

8

ОАО «Экспериментальный кондитерско-булочный комбинат «Звездный»

* по состоянию на начало 2002 года акции данных предприятий не имели биржевой котировки

Таким образом, количество предприятий пищевой промышленности, акции которых являются объектом биржевой торговли, крайне ограничено. Как следствие, в подавляющем большинстве случаев при анализе инвестиционных проектов, реализуемых в данной отрасли, определение коэффициента β (а значит и использование бета-метода) не представляется возможным.

Применение альтернативного способа увеличения ставки дисконтирования – метода средневзвешенной стоимости капитала – также сопряжено со значительными трудностями. По рассмотренным выше причинам практически невозможно определение стоимости собственного капитала (требуемой отдачи на обыкновенные акции). Аналогичные проблемы возникают и при установлении стоимости заемного капитала.

По результатам анализа вышеуказанных обстоятельств автор сделал вывод о том, что при реализации инвестиционных проектов в пищевой промышленности для оценки эффективности наиболее целесообразно использование метода корректировки денежных потоков путем нахождения математического ожидания их величин на каждом этапе реализации проекта.

В параграфах 3.1 и 3.2 были рассмотрены пути оптимизации пассивных и активных методов управления проектными рисками с применением аналитической системы идентификации рыночной ситуации. Ключевым вопросом реализации предложенных механизмов является определение эффективности защитных мероприятий.

Автор рассматривает эффективность риск-менеджмента в двух аспектах. С одной стороны, эффективность должна служить критерием принятия решения о реализации того или иного защитного мероприятия. Так как соответствующий анализ осуществляется до совершения управленческого действия, такую эффективность можно условно назвать «потенциальной». С другой стороны, существует необходимость в определении результата, получаемого по итогам риск-менеджмента. Такую эффективность можно назвать «итоговой».

При оценке «потенциальной» эффективности субъект риск-менеджмента должен произвести сравнение двух альтернативных вариантов проекта – без реализации защитного мероприятия и с реализацией такового. С учетом сделанных выше выводов относительно методической базы подобных оценок соответствующая процедура должна, по мнению автора, выглядеть следующим образом.

Чистая приведенная стоимость денежных потоков проекта до реализации защитных мероприятий рассчитывается по формуле:

, где

r – ставка дисконтирования;

– величина первичных вложений в проект;

– расчетный чистый денежный поток (т.е. сальдо притоков и оттоков денежных средств) в период i. Так как  представляет собой математическое ожидание соответствующего чистого денежного потока, то

, где

– чистый денежный поток в период i при j-ом варианте развития событий (изменения рыночной конъюнктуры и т.п.);

– вероятность j-ого варианта развития событий ().

Как было продемонстрировано в параграфе 2.3, предложенная автором аналитическая система идентификации рыночной ситуации позволяет обеспечить достаточно высокую точность прогноза. При этом вероятность правильной идентификации (представляющая собой, по сути, значение  для благоприятного исхода) устанавливается по результатам ее тестирования на историческом массиве данных. Кроме того, в параграфах 3.1. и 3.2 было показано, что механизмы защиты от рисков экономического окружения инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности, преимущественно сводятся к фиксации будущих денежных потоков (путем заблаговременного установления цен и др.). Таким образом, чистую приведенную стоимость денежных потоков проекта после реализации защитного мероприятия следует исчислять по следующей формуле:

, где

– расходы, связанные с реализацией защитных мероприятий в 0-м и i-ом периодах соответственно;

– расчетный чистый денежный поток в i-ом периоде, изменившийся после реализации защитного мероприятия (без учета затрат на защиту). При этом

, где

– защищенный денежный поток;

– оценочный денежный поток i-го периода в случае, если реализуется остаточный риск, не устраненный защитными мероприятиями;

– вероятность благоприятного исхода, достигнутая при защите от риска (равняется вероятности правильной идентификации рыночной ситуации).

В том случае, если защитное мероприятие охватывает не весь срок жизни проекта, а только определенное количество периодов k, формула расчета  приобретает вид:

Отметим, что при определенных условиях денежные потоки  на отрезке [t+k+1;n] не будут в точности равняться исходным (до защиты от рисков) денежным потокам этих периодов. Расхождения могут быть вызваны возможным косвенным влиянием риск-менеджмента, осуществляемого на промежуточных стадиях проекта, на дальнейший ход его реализации. Чаще всего это влияние будет позитивным вследствие дополнительных прибылей или экономии проектных ресурсов. При существовании  такого влияния соответствующие денежные потоки должны быть скорректированы.

По результатам рассмотренного выше анализа субъект риск-менеджмента принимает решение о целесообразности реализации того или иного защитного мероприятия. Критерием принятия положительного решения является соблюдение следующего условия:

Если , должно быть принято решение об отказе от реализации защитного мероприятия.

Заметим, что если защитное мероприятие осуществляется на какой-либо промежуточной стадии проекта, то при расчете чистых приведенных стоимостей следует учитывать только денежные потоки, возникающие после реализации такого мероприятия. Дисконтирование при этом осуществляется не на дату начала проекта, а на дату принятия решения о защите.

Определенной проблемой, способной исказить результаты оценки эффективности защитных мероприятий, является неточность прогнозов, лежащих в основе расчета денежных потоков. В настоящем исследовании неоднократно отмечалось, что никакой анализ не может дать стопроцентного результата. Как следствие, существуют остаточные риски, защита от которых должна производиться в обязательном порядке (в параграфе 3.2 было показано, что такая защита должна осуществляться в масштабах, пропорциональных вероятности остаточного риска, которая равна , где р – вероятность правильной идентификации, обеспечиваемая аналитической системой идентификации рыночной ситуации). Соответственно, данное обстоятельство следует учитывать при оценке «потенциальной» эффективности риск-менеджмента.

С учетом вышеизложенного автор сделал вывод о том, что защита от рисков инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности,  должна осуществляться следующим образом.

Изначально в безусловном порядке осуществляется защита от остаточных рисков, при этом такая защита поддерживается в течение всего срока действия риска. Впоследствии решения о дополнительной реализации защитных мероприятий принимаются на основе предложенного выше критерия. Для обеспечения корректности выполняемых сравнений расчет значения базового NPV осуществляется с учетом соответствующих корректировок:

, где

– расходы по защите от остаточных рисков в 0-м и i-ом периодах соответственно (включая расходы по поддержанию данной защиты);

– математическое ожидание чистого денежного потока в i-м периоде, изменившегося по сравнению с первоначальным после защиты от остаточных рисков (без учета затрат на защиту).

Как показало проведенное автором исследование, предложенный метод оценки потенциальной эффективности риск-менеджмента инвестиционных проектов, реализуемых в отраслях пищевой промышленности, должен также использоваться для оптимизации параметров защитных мероприятий (например, объемов хеджирования). Для этого необходимо проанализировать функцию , где  - оптимизируемые параметры, по критерию . При необходимости могут использоваться различные ограничения. Так, к примеру, если на промежуточных этапах реализации проекта денежные потоки из-за его особенностей не должны снижаться ниже определенных уровней, следует использовать ограничение , где – минимально допустимая величина чистого денежного потока i-го периода.

Таким образом, решение о реализации защитного мероприятия принимается при соблюдении условия , а параметры  выбираются так, чтобы  с учетом заданных ограничений.

Второй аспект, в котором необходимо рассматривать эффективность риск-менеджмента инвестиционных проектов – это оценка результата, полученного по итогам реализации защитных мероприятий («итоговой» эффективности). По результатам проведенного анализа автор сделал вывод о целесообразности использования в этих целях следующего коэффициента:

, где

– фактический чистый денежный поток периода i, полученный по итогам реализации проекта с применением механизмов риск-менеджмента;

– оценочный чистый денежный поток периода i, который был бы получен в случае отказа от риск-менеджмента;

abs – означает, что при расчетах используется абсолютное значение (модуль) показателя.

Дисконтирование при расчете  не осуществляется, так как оценка производится по окончании проекта. В случае необходимости  может рассчитываться и на промежуточных стадиях проекта (для этого следует рассматривать денежные потоки соответствующего периода или периодов).

Предложенный коэффициент  позволяет наглядно оценить эффективность реализованных защитных мероприятий, так как он показывает, как сильно денежные потоки проекта, реализуемого с применением механизмов риск-менеджмента, превышают денежные потоки в случае отказа от риск-менеджмента. В отличие от альтернативных показателей (например, соотношения прибылей и т.п.) он не подвержен влиянию искажающих факторов (привила бухгалтерского учета, порядок налогообложения и др.). По нашему мнению, коэффициент  следует использовать для принятия решений о необходимости модификации системы защиты от рисков при реализации предприятием последующих инвестиционных проектов, для оценки эффективности работы менеджеров проекта и в иных необходимых случаях.

Результаты проведенного исследования позволили автору построить комплексную систему риск-менеджмента инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности. Эта система представляет собой совокупность управленческих процедур, включающих планирование управления рисками, идентификацию, анализ риска, принятие решения о защите, последующий мониторинг риска и оценку итоговой эффективности. В общем виде она представлена на схеме 3.3.1.

Предложенная система должна применяться в отношении каждого из идентифицированных рисков реализуемого проекта в течение всего срока действия соответствующего риска. Если проект подвержен нескольким рискам одновременно, управление ими осуществляется параллельно.

Использование комплексной системы риск-менеджмента позволяет существенно повысить его качество за счет формализации процедур принятия решений, устранения субъективности оценок и снижения вероятности ошибок в управлении. Как следствие, это позволяет значительно улучшить финансовые результаты инвестиционного проекта, что особенно актуально для предприятий пищевой промышленности в современных условиях.


ВЫВОДЫ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

В результате проведенных в диссертации научных исследований автором сделаны следующие выводы и разработаны предложения.

  1.  Для решения одной из важнейших задач, стоящих перед российскими предприятиями пищевой промышленности на современном этапе их развития, – привлечения инвестиций – целесообразна реализация схем проектного финансирования, предусматривающих разделение рисков между участниками инвестиционного процесса. В диссертации предложены авторские определения понятий «инвестиции» и «проект».
  2.  Высокая степень риска, присущая многим проектам в пищевой промышленности, обусловливает первостепенное значение применения механизмов защиты от рисков. Наиболее сложными для управления являются риски экономического окружения, которые требуют проведения непрерывного анализа на всех стадиях реализации проекта и оперативного реагирования на возникающие изменения.
  3.  Эффективный риск-менеджмент базируется на применении аналитических процедур, обеспечивающих высокую степень достоверности прогнозов.
  4.  В качестве основы принятия решений о необходимости применения управленческих воздействий целесообразно использование разработанной автором аналитической системы идентификации рыночной ситуации. Ее использование позволяет повысить эффективность защитных мероприятий, реализуемых при использовании как статических, так и динамических методов защиты от рисков, среди которых одними из наиболее перспективных являются резервирование и хеджирование.
  5.  В качестве объективного и действенного критерия принятия решений о реализации защитных мероприятий целесообразно использовать разработанную автором методику оценки потенциальной эффективности риск-менеджмента, которая также позволяет оптимизировать параметры воздействий.
  6.  Предложенная в диссертации методика оценки итоговой эффективности риск-менеджмента рекомендована пищевым предприятиям для принятия решений о необходимости модификации применяемой предприятием системы защиты от рисков, а также для адекватной оценки эффективности работы менеджеров проекта.
  7.  Использование разработанной автором комплексной системы риск-менеджмента инвестиционных проектов в пищевой промышленности позволяет существенно повысить его качество за счет формализации процедур принятия решений, устранения субъективности оценок и снижения вероятности ошибок в управлении. Как следствие, значительно снижается нагрузка на денежные потоки проекта, а также  улучшаются его финансовые результаты.
  8.  Выполненная в диссертации проверка предложенных методов риск-менеджмента на примере конкретного инвестиционного проекта, осуществленного мукомольным предприятием, показала их высокую эффективность. По результатам реализации защитных мероприятий чистая приведенная стоимость денежных потоков проекта стала положительной (вместо отрицательного значения в случае отказа от риск-менеджмента), при этом величина разработанного коэффициента эффективности составило 280,56%.
  9.  Разработанные автором методики анализа и управления рисками, а также предложенная комплексная система риск-менеджмента внедрены и находят практическое применение в практической деятельности инвестиционной компании «ТК ДискомП», а также используются в учебном процессе МГУПП.
  10.  В целом предложенные в диссертационной работе подходы и механизмы оптимизации защитных мероприятий направлены на повышение надежности и эффективности инвестиционных проектов в пищевой промышленности что, в свою очередь, позволяет:
  •  повысить инвестиционную привлекательность предприятий пищевой промышленности;
  •  расширить спектр источников и схем финансирования инвестиционных проектов за счет привлечения новых инвесторов;
  •  снизить затраты на привлечение капитала и издержки, связанные с реализацией проектов,

тем самым способствуя дальнейшему развитию отраслей пищевой промышленности.


БИБЛИОГРАФИЯ

  1.  Абчук В.А. Лекции по менеджменту: Решение. Предвидение. Риск. – СПб.: Союз, 1999. – 336с.
  2.  Абчук В.А. Предприимчивость и риск. – СПб.: ВИПК РП, 1994, - 64с.
  3.  Багиева М.Н. Комплексная оценка рисков коммерческого предприятия: Дис. к.э.н.: 08.00.05. – СПб., 1999. – 170с.
  4.  Бирман Г., Шмидт С. Экономический анализ инвестиционных проектов. – М.: Банки и биржи, 1997.
  5.  Блачев Р., Гусев В. Оптимизация схемы финансирования инвестиционных проектов // Инвестиции в России. – 1999. – №12. – с. 34-38.
  6.  Борисова Е. Передел возможного // Профиль. – 2001. – №18. – с. 57.
  7.  Борисова Е., Масленникова Е., Синягина М. Инвестиционные проекты для предприятий агропромышленного комплекса: типовые ошибки и недочеты // Инвестиции в России. – 2000. – №9. – с. 23-29.
  8.  Брейли Р., Майерс С. Принципы корпоративных финансов: Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 1997. – 1120с.
  9.  Буренин А.Н. Рынки производных финансовых инструментов. – М.: ИНФРА-М, 1996. – 368 с.
  10.  Вестник экономики / Бюллетень Министерства экономического развития и торговли РФ и РИА «Новости». – 2001. – №9. – с. 23-29.
  11.  Виленский П.Л., Лившиц В.Н., Орлова Е.Р., Смоляк С.А. Оценка эффективности инвестиционных проектов. Серия «Оценочная деятельность». Учебно-практическое пособие. – М.: Дело, 1998. – 248 с.
  12.  Гаппаров А.М. Внешнеэкономическая зависимость продовольственного рынка России // Пищевая промышленность. – 2001. – №6. – с. 10-11.
  13.  Герчикова И.Н. Менеджмент: Учебник. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 1995. – 480 с.
  14.  Гизатуллин Т.Х. Минимизация риска в малом и среднем бизнесе: Дис. к.э.н.: 08.00.05. – СПб., 1999. – 141с.
  15.  Глущенко В.В., Глущенко И.И. Финансы. Финансовая политика, маркетинг, менеджмент. Финансовый риск-менеджмент. Ценные бумаги. Страхование. – г. Железнодорожный, Моск. обл.: ТОО НПЦ «Крылья», 1998. – 416 с.
  16.  Головачев В. Российская промышленность на «американских горках». Куда теперь? // Экономика и жизнь. – декабрь 1999. – №52.
  17.  Гражданский кодекс РФ (Части первая и вторая).
  18.  Гранатуров В.М. Экономический риск: сущность, методы измерения, пути снижения. – М.: Издательство «Дело и Сервис», 1999. – 112с.
  19.  Грачева М.В. Анализ проектных рисков: Учеб. пособие для вузов. – М.: ЗАО «Финстатинформ», 1999. – 216 с.
  20.  Грядов С.И. Предпринимательство в АПК. – М.: Колос, 1997. – 351с.
  21.  Грядов С.И. Риск и выбор стратегии в предпринимательстве. – М.: МСХА, 1994. – 42с.
  22.  Гумеров Р. Инвестиционный кризис в АПК: причины, последствия, пути преодоления // Российский экономический журнал. – 2000. – №2. – с. 45-56.
  23.  Деева А.И. Организация и финансирование инвестиций: Учебное пособие. – М.: МАЭП, ИИК «Калита», «Собрание», 1999. – 160с.
  24.  Дубров А.М., Лагоша Б.А., Хрусталев Е.Ю. Моделирование рисковых ситуаций в экономике и бизнесе. – М.: Финансы и статистика, 1999. – 176с.
  25.  Елшин О. Синдикаты и инновации // Эксперт. – 2001. – №11. – с. 105.
  26.  Ендовицкий Д. Оценка проектного риска: аналитические подходы и процедуры // Инвестиции в России. – 2000. – №9. – с. 35-46.
  27.  Ендовицкий Д., Коменденко С. Систематизация методов анализа и оценка инвестиционного риска // Инвестиции в России. – 2001. – №3. – с. 39-46.
  28.  Иванова Т.Н., Елисеева Н.П., Завьялова Е.В. Итоги работы пищевой промышленности в 2000 году и задачи на 2001 год // Пищевая промышленность. – 2001. – №3. – с. 6-12.
  29.  Ивантер А. Инвестиционный бум // Эксперт. – 2000. – №36. – с. 76-77.
  30.  Игонина Л.Л. Проблемы финансирования инвестиционной деятельности // Финансы. – 1998. – №9. – с. 11-14.
  31.  Инвестиционный климат в России // Вопросы экономики. – 1999. – №12. – с. 4-33.
  32.  Инвестиционный рынок АПК России: Учебное пособие / Под ред. проф. Масленниковой О.А. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2002. – 95с.
  33.  Кайшев В.Г. Пищевая и перерабатывающая промышленность в новом тысячелетии // Пищевая промышленность. – 2001. – №1. – с. 9-14.
  34.  Катасонов В.Ю., Морозов Д.С. Проектное финансирование: организация, управление риском, страхование. – М.: «Анкил», 2000. – 272 с.
  35.  Кирсанов К.А., Малявина А.В., Попов С.А. Инвестиции и антикризисное управление: Учебное пособие. – М.: МАЭП; ИИК «Калита», 2000. – 184 с.
  36.  Кирьян П. Кто продает «Россию» // Эксперт. – 2002. – №32. – с. 38-41.
  37.  Киселев В.Б. Обобщающий показатель экономической эффективности производства (ОПЭПП) в системе оценок эффективности инвестиций // Пищевая промышленность. – 1997. – №9. – с. 38-39.
  38.  Киселев В.Б. Обоснование системы оценки эффективности инвестиционных проектов // Пищевая промышленность. – 1997. – №8. – с. 40-41.
  39.  Клейнер Г.Б., Тамбовцев В.Л., Качалов Р.М. Предприятие в нестабильной экономической среде: риски, стратегии, безопасность. – М.: Экономика, 1997. – 286 с.
  40.  Колб Р. Финансовые деривативы. Учебник. Издание 2-е / Перевод с англ. – М.: Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997. – 360с.
  41.  Колтынюк Б.А. Инвестиционные проекты: Учебник. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2000. – 422 с.
  42.  Комплексный прогноз развития отраслей пищевой и перерабатывающей промышленности с учетом преобразований сельского хозяйства в условиях рыночных отношений. – М.: АгроНИИТЭИПП, 2001.
  43.  Корн Г., Корн Т. Справочник по математике для научных работников и инженеров. – М.: 1968. – 720 с.
  44.  Корнеев В., Кузнецов Г. Инвестиционная политика в АПК // Экономист. – 1997. – №1. – с. 83-88.
  45.  Костенко Ал.В., Даеничева В.А., Костенко Ан.В., Теребулин С.С. Организация производства на предприятиях сахарной промышленности: Учебное пособие. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2001. – 107с.
  46.  Костина Г. Питерцам придется пить московское молоко // Эксперт. – 2002. – №32. – с. 26.
  47.  Кузнецов В.В., Маркин С.Ю., Голуб П.П. О разработке инвестиционных предложений и проектов в перерабатывающей промышленности АПК // Экономика строительства. – 1998. – №4. – с. 2-14.
  48.  Кузьмин В., Губенко А. Организация инвестиционного проектирования в условиях неопределенности // Маркетинг. – 2000. – №5 (54). – с. 14-23.
  49.  Курс экономической теории / М.Н. Чепурин, Е.А. Киселева, С.Н. Ивашковский и др.; под. ред. М.Н. Чепурина, Е.А. Киселевой. – Киров: Издательство «АСА», 1995. – 624с.
  50.  Ладыгин Д. «Домик в деревне» понравился иностранным инвесторам // Коммерсантъ. – 11 февраля 2002. – №23/П. – с. 4.
  51.  Лапуста М.Г., Шаршукова Л.Г. Риски в предпринимательской деятельности. – М.: ИНФРА-М, 1996. – 224с.
  52.  ЛеБо Ч., Лукас Д.В. Компьютерный анализ фьючерсных рынков: Пер. с англ. – М.: Издательский Дом «АЛЬПИНА», 1998. – 304 с.
  53.  Лимитовский М.А. Основы оценки инвестиционных и финансовых решений. – М.: ООО Издательско-Консалтинговая Компания «ДеКа», 1998. – 232 с.
  54.  Липсиц И.В., Коссов В.В. Инвестиционный проект. – М.: БЕК, 1996.
  55.  Логовинский Е. Алгоритм управления риском // Ведомости. – 2001. – №57 (380). – с. Б6.
  56.  Лукьянов Б.В. Информационные риски в управлении сельскохозяйственным производством (Методология, исследование и пути снижения): Дис. к.э.н.: 08.00.05. – М., 1996. – 264с.
  57.  Максимчук Е.В. Управление экономическими рисками на предприятии: Дис. к.э.н.: 08.00.05. – Белгород, 2000. – 162с.
  58.  Малышев Ю., Оленев А. Виды финансирования инвестиционных проектов // Инвестиции в России. – 2001. – №3. – с. 47-48.
  59.  Марковская В., Шкуренко А. Инвестиционный рынок: конъюнктура I квартала 2000 года // Инвестиции в России. – 2000. – №8. – с. 15-25.
  60.  Марковская В., Шкуренко А. Инвестиционный рынок: конъюнктура I полугодия 2000 года // Инвестиции в России. – 2000. – №10. – с. 21-27.
  61.  Маршалл А. Принципы экономической науки. 2 том. – М.: Прогресс, Универс, 1993. – 310с.
  62.  Матвеева А., Селиванова В. Йогуртовое кольцо сжимается // Эксперт. – 2000. – №31. – с. 16-18.
  63.  Материалы V съезда Союза товаропроизводителей пищевой и перерабатывающей промышленности России // Пищевая промышленность. – 2001. – №11. – с. 4-11.
  64.  Материалы Банка «Церих» (http://bank.zerich.ru).
  65.  Материалы Министерства финансов РФ (www.minfin.ru).
  66.  Материалы Московской межбанковской валютной биржи (www.micex.ru).
  67.  Материалы Системы комплексного раскрытия информации НАУФОР (www.skrin.ru).
  68.  Материалы Фондовой биржи РТС (www.rtsnet.ru).
  69.  Материалы Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (http://www.forecast.ru).
  70.  Материалы Центрального банка Российской Федерации (www.cbr.ru).
  71.  Мерфи Джон Дж. Технический анализ фьючерсных рынков: теория и практика. – М.: Сокол, 1996. – 592 стр.
  72.  Мескон М.Х., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента: Пер. с англ. / Под ред. Л.И. Евенко. – М.: Дело, 1994. – 701 с.
  73.  Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов: (Вторая редакция) / М-во экон. РФ, М-во фин. РФ, ГК по стр-ву, архит. и жил. политике; рук. авт. кол.: Коссов В.В., Лившиц В.Н., Шахназаров А.Г. – М.: ОАО «НПО «Изд-во «Экономика», 2000. – 421 с.
  74.  Мир управления проектами. Под редакцией Х. Решке, Х. Шелле. Пер. с английского. – М.: «Аланс», 1993. – 304с.
  75.  Миркин Я.М. Ценные бумаги и фондовый рынок. – М.: Издательство «Перспектива», 1995. – 532с.
  76.  Опять опоздали // Эксперт. – 2002. – №32. – с. 5.
  77.  Основы управления инновациями в пищевых отраслях АПК: наука, технология, экономика / Тужилкин В.И., Масленникова О.А. Ульянов Е.В. и др. (Учебник) – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 1998. – 844 с.
  78.  Петров А.М. Внешняя торговля России продовольственными товарами и сырьем // Пищевая промышленность. – 2001. – №6. – с. 14-15.
  79.  Петров А.М. Состояние пищевой промышленности на рубеже веков // Пищевая промышленность. – 2001. – №5. – с. 30-31.
  80.  Пищевая промышленность Российской Федерации в условиях рынка / Под. общей ред. акад. Сизенко Е.И. – М.: 1997. – 188 с.
  81.  Разу М.Л. и др. Управление программами и проектами: 17-модульная программа для менеджеров «Управление развитием организации». Модуль 8. – М.: «Инфра-М», 1999. – 392с.
  82.  Райзберг Б.А. Предпринимательство и риск. – М.: Знание (Серия « Экономика» №4), 1992. – 64с.
  83.  Райзберг Б.А., Фатхутдинов Р.А. Управление экономикой. Учебник. – М.: ЗАО «Бизнес-школа «Интел-синтез», 1999. – 784с.
  84.  Ревенков А.Н. Роль и место пищевой отрасли в промышленном комплексе России // Пищевая промышленность. – 2001. – №6. – с. 12-13.
  85.  Розенберг Д.М. Бизнес и менеджмент: Терминолог. словарь. – М.: Инфра-М, 1997.
  86.  Рэдхэд К., Хьюс С. Управление финансовыми рисками. Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 1996. – 288 с.
  87.  Рябова Т.А., Теребулин С.С., Лаврентьев А.А. Динамика инвестиций в основной капитал в пищевой промышленности за 1991-1998 гг. // Экономические проблемы выхода из кризиса предприятий пищевой промышленности: Тезисы докладов / МГУПП. – М.: 1999.
  88.  Рябова Т.Ф., Стрелков Е.В. Маркетинг: словарь-справочник (для работников пищевой промышленности). – М.: Агентство массовой информации, 1992. – 167с.
  89.  Савчук В.П., Прилипко С.И., Величко Е.Г. Анализ и разработка инвестиционных проектов. – Учебное пособие. – Киев: Абсолют-В, Эльга, 1999. – 304 с.
  90.  Сагдиев Р. Интервенции ничего не изменят // Ведомости. – 2002. – №159 (722). – с. Б6.
  91.  Самочкин В.Н., Тимофеева О.А., Калюкин А.А., Захаров Р.А. Учет риска при принятии управленческих решений на этапе формирования бюджета // Менеджмент в России и за рубежом. – 2000. – №3. – с. 52-58.
  92.  Саркисян А.М. Производные финансовые инструменты. Хеджирование, спекуляция, арбитраж. – М.: Издательская группа «Прогресс», 1998. – 196с.
  93.  Сафронов Б., Марковская В. Инвестиционный рынок: конъюнктура 1999 года // Инвестиции в России. – 2000. – №5. – с. 6-14.
  94.  Сафронов Б., Марковская В. Инвестиционный рынок: конъюнктура 2000 года // Инвестиции в России. – 2001. – №4. – с. 21-29.
  95.  Сафронов Б., Марковская В. Инвестиционный рынок: конъюнктура I квартала 2001 года // Инвестиции в России. – 2001. – №7. – с. 3-10.
  96.  Сафронов Б., Марковская В. Инвестиционный рынок: конъюнктура января-сентября 1999 года // Инвестиции в России. – 2000. – №1. – с. 12-19.
  97.  Сафронов Б., Марковская В., Афанасьева И. Инвестиционный рынок: конъюнктура I полугодия 1999 года // Инвестиции в России. – 1999. – №10. – с. 9-18.
  98.  Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов (книги 1-3). – М.: Наука, 1993. – 572с.
  99.  Соловьев А. Развитие экономики невозможно без Сбербанка // Известия.  – 19 июня 2002. – с. 3.
  100.  Спивак А.А. Оценка рисков производственной деятельности хлебопекарных предприятий потребительской кооперации: Дис. к.э.н.: 08.00.05. – Белгород, 1999. – 184с.
  101.  Статистическое обозрение. Ежеквартальный журнал. – М.: Госкомстат, 2000. – №2 (33).
  102.  Стратегическое планирование инвестиционной деятельности: Учеб. Пособие/ Кныш М.И., Перекатов Б.А., Тютиков Ю.П. – СПб.: Изд. дом «Бизнес-Пресса», 1998. – 315 с.
  103.  Тарасова Е.В. Инвестиционное проектирование: конспект лекций. – М.: «Издательство «ПРИОР», ИВАКО Аналитик, 1998. – 64с.
  104.  Теребулин С.С. Аналитическая система идентификации рыночной ситуации как важнейшая составляющая риск-менеджмента инвестиционных проектов в пищевой промышленности // Инвестиции в России. – 2002. – №1. – с. 39-42.
  105.  Теребулин С.С. Методические аспекты управления проектами в пищевой промышленности. // Пищевая промышленность на рубеже веков: состояние и перспективы экономического роста: научно-практическая конференция. Тезисы докладов. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2000.
  106.  Теребулин С.С. Методологические подходы к анализу рисков экономического окружения инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности. // Сборник докладов Юбилейной международной научно-практической конференции «Пищевые продукты XXI века». В 2 т. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2001. – 255 с. Т. 2.
  107.  Теребулин С.С. Оптимизация механизмов риск-менеджмента инвестиционных проектов // Пищевая промышленность. – 2002. – №6. – с. 30-32.
  108.  Теребулин С.С. Оптимизация статичных методов управления рисками инвестиционных проектов, реализуемых в пищевой промышленности. // Сборник докладов Юбилейной международной научно-практической конференции «Пищевые продукты XXI века». В 2 т. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2001. – 255 с. Т. 2.
  109.  Трошин А.С. Управление экономическими рисками в условиях неопределенности: Дис. к.э.н.: 08.00.05. – Н. Новгород, 1999. – 146с.
  110.  Тужилкин В.И., Дасковский В.Б. Эффективность инвестиций в пищевую промышленность // Пищевая промышленность. – 1998. – №6. – с. 4-7.
  111.  Ульянов Е.В. Взаимодействие инвестиционной, инновационной и производственной сфер пищевого подкомплекса АПК: теория, методология, практика / Под ред. д.э.н., проф. Масленниковой О.А. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 2000. – 200 с.
  112.  Ульянов Е.В., Масленникова О.А., Теребулин С.С., Бровко Е.И. Продовольственная безопасность и виды экономических угроз // Пищевая промышленность. – 2002. – №2. – с. 12-14.
  113.  Федеральный закон от 09.07.1999 г. № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации».
  114.  Федеральный Закон от 22 апреля 1996 г. №39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».
  115.  Федеральный закон от 25.02.1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений».
  116.  Халин Д. Взялись править – учите правила // Экономика и жизнь. – июнь 1999. – №25. – с. 1.
  117.  Шапиро В.Д. и др. Управление проектами. – СПб.: ДваТри, 1996. – 610с.
  118.  Шарп У., Александер Г., Бэйли Дж. Инвестиции: Пер. с англ. – М.: ИНФРА-М, 1998. – XII, 1028с.
  119.  Шумпетер Й. Теория экономического развития (исследование предпринимательской прибыли, капитала, кредита, процента и цикла конъюнктуры). – М.: Прогресс, 1982. – 456с.
  120.  Щербакова А. Концентрация будет быстрой // Ведомости. – 2002. – №159 (722). – с. А5.
  121.  Экономика предприятия / Под ред. проф. О.И. Волкова. Учебник. – М.: ИНФРА-М, 1998. – 344 стр.
  122.  Экономика предприятия пищевой промышленности: Учебное пособие / Под ред. д.э.н. Масленниковой О.А. – М.: Издательский комплекс МГУПП, 1998. – 516с.
  123.  Экономическая безопасность: производство, финансы, банки / под ред. В.К. Сенчагова. – М.: ЗАО «Финстатинформ», 1998. – 621 с.
  124.  Экономическая политика России: итоги 2000 года // Инвестиции в России. – 2001. – №3. – с. 3-9.
  125.  Экономическая ситуация и инвестиционный климат в России. – М., 2001. – 23 с.
  126.  Эксперт 200: ежегодный рейтинг крупнейших компаний России // Эксперт. – 2000. – №37. – с. 54-115.
  127.  A Guide to the Project Management Body of Knowledge (www.pmi.org).
  128.  Dewey E. and Mandino O. Cycles – The Mysterious Forces that Trigger Events, NY, Hawthorne, 1971.
  129.  Hurst J.M. The Profit Magic of Stock Transaction Timing, Prentice Hall, Englewood Cliffs, NJ, 1970.
  130.  International Monetary Fund (http://www.imf.org).
  131.  New York Stock Exchange (www.nyse.com).
  132.  Project Finance in Developing Countries. IFC Lessons of Experience No. 7. International Finance Corporation, the World Bank Group. 1999. 112 pages. (www.ifc.org).


ПРИЛОЖЕНИЯ


Приложение 1

Определения инвестиций, предлагаемые различными исследователями

Автор

Определение инвестиций

Е.В. Тарасова [103]

Инвестиции – это вложение денежных средств в реализацию проектов, которые будут обеспечивать получение организацией выгод в течение определенного периода времени.

Б.А. Колтынюк [41]

Инвестиции – это долгосрочные вложения экономических ресурсов в целях создания и получения чистой прибыли в будущем, превышающей общий начальный вложенный капитал.

О.А. Масленникова [122]

Инвестиции – это долгосрочные вложения капитала в различные сферы экономики с целью его сохранения и увеличения.

О.А. Волков [121]; Т.Ф. Рябова и Е.В. Стрелков [88]

Инвестиции – это долгосрочное вложение капитала с целью получения прибыли.

Б.А. Райзберг и Р.А. Фатхутдинов [83]

Инвестиции – это любые имеющиеся средства, облеченные, призванные служить удовлетворению будущих потребностей, для чего они отвлекаются от текущего использования и для чего вкладываются в определенное дело, приносящее выгоду.

У. Шарп, Г. Александер и Дж. Бэйли  [118]

Инвестиции – это отказ от определенной ценности в настоящий момент за (возможно, неопределенную) ценность в будущем.

Федеральный закон от 25.02.1999 г. № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» [115]

Инвестиции – это денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта.

Виленский П.Л., Лившиц В.Н., Орлова Е.Р. и Смоляк С.А. [11]

Инвестиции – это поток вложений средств, отвлеченных с определенной целью от непосредственного потребления.

Розенберг Д.М. [85]

Инвестиции – это капиталовложения, вклады, совокупность затрат. Вложение денег с целью получения прибыли для роста дохода или капитала либо в обеих этих целях.

Кирсанов К.А., Малявина А.В., Попов С.А. [35]

Инвестиции – управление ограниченными ресурсами организации для достижения конкретной цели, выражающейся в конечном итоге в увеличении реального капитала организации (либо ее интегрального потенциала), имеющий ограниченную протяженность во времени, достаточную для того, чтобы временной фактор приобрел решающее влияние на получаемые результаты.

Кныш М.И., Перекатов Б.А., Тютиков Ю.П. [102]

Инвестиции – это вложение капитала с целью последующего его увеличения. При этом прирост капитала должен быть достаточным для того, чтобы скомпенсировать инвестору отказ от использования имеющихся средств на потребление в текущем периоде, вознаградить его за риск, возместить потери от инфляции в предстоящем периоде.


Приложение 2

Детализированная классификация основных объектов финансовых инвестиций

  1.  Акция – эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации [114]. При этом:
    1.  Обыкновенная акция – это акция, дающая право голоса на собрании акционеров и на дивиденд нефиксированного заранее размера после выплаты дивидендов по привилегированным акциям;
    2.  Привилегированная акция – это акция, дающая в ряде случаев (нарушение прав акционеров, невыплата дивидендов и т.п.) право голоса на собрании акционеров и право на фиксированный дивиденд (до выплаты дивидендов по обыкновенным акциям);
  2.   Облигация – эмиссионная ценная бумага, закрепляющая право ее держателя на получение от эмитента облигации в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости и зафиксированного в ней процента от этой стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигация может предусматривать иные имущественные права ее держателя, если это не противоречит законодательству Российской Федерации [114]. Исследователи (например, Я.М. Миркин [75]) выделяю следующие виды облигаций в зависимости от их характеристик:
    1.  Государственные (эмитентом являются органы государственной власти), муниципальные (эмитентом являются органы местного самоуправления) и корпоративные (эмитентом являются предприятия и негосударственные организации);
    2.  Бессрочные, долгосрочные, среднесрочные и краткосрочные;
    3.  С возмещением в денежной форме и натуральные облигации (с погашением товарами);
    4.  Свободно обращающиеся и с ограниченным кругом обращения (с ограниченной возможностью перепродажи или при отсутствии таковой);
    5.  С фиксированной или плавающей (изменяющейся в зависимости от определенных факторов) процентной ставкой;
    6.  Купонные (с регулярной выплатой определенного процента), дисконтные (доход от владения которыми определяется как разница между номиналом и ценой размещения) и выигрышные облигационные займы (процент или иной платеж выплачивается на основе тиражей выигрышей, проводящихся между облигациями);
    7.  Номинированные в рублях, твердой или мягкой валюте и мультивалютные (например, с купоном, номинированным в одной валюте, и номиналом, зафиксированным в другой);
    8.  Именные и на предъявителя;
    9.  прочие виды облигаций;
  3.  Депозитный (для юридических лиц) и сберегательный (для физических лиц) сертификаты – ценные бумаги в документарной форме, выпускаемые банками и представляющие собой свидетельство о денежном вкладе;
  4.  Вексель – ничем не обусловленное обязательство векселедателя (простой вексель) либо иного указанного в векселе плательщика (переводной вексель) выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока определенную сумму владельцу векселя (векселедержателю) [17, 75];
  5.  Чек – документ установленной формы, содержащий письменное поручение чекодателя плательщику произвести платеж указанной денежной суммы. Плательщиком по чеку выступает банк (кредитная организация);
  6.  Производный финансовый инструмент – финансовый контракт, цена которого определяется ценой ставки по пари относительно срочной цены актива, лежащего в основе контракта [92]. Основными видами производных финансовых инструментов являются [40]:
    1.  Форвардный контракт – соглашение, достигнутое в какой-то момент времени, в соответствии с которым необходимо произвести поставку некоторого товара в указанный день в будущем по цене, которая устанавливается в момент заключения контракта;
    2.  Фьючерсный контракт – форвардный контракт, который заключается на бирже, при этом условия контракта четко определяются правилами ведения операций на соответствующей бирже;
    3.  Опцион – право (но не обязанность) купить или продать на определенный ограниченный срок какой-то конкретный товар или иную ценность по указанной цене;
    4.  Своп – соглашение между двумя или более сторонами о проведении обмена рядом денежных потоков за определенный период времени в будущем.


Приложение 3

Классификация инвестиций по источникам финансирования, предложенная В.Д. Шапиро [117]

Формы финансирования

Источники финансирования

Внутрихозяйственные резервы

  1.  Прибыль;
  2.  Амортизационные отчисления;
  3.  Накопления и сбережения граждан и физических лиц

Собственные финансовые ресурсы

  1.  Прибыль;
  2.  Амортизационные отчисления;
  3.  Страховые выплаты при стихийных бедствиях;
  4.  Дополнительная эмиссия акций;
  5.  Эмиссия производных ценных бумаг.

Лизинговое финансирование

  1.  Финансовый лизинг;
  2.  Оперативный лизинг;
  3.  Возвратный лизинг.

Заемные финансовые средства

  1.  Облигационные займы;
  2.  Банковские кредиты;
  3.  Бюджетные кредиты

Инвестиционные ассигнования

  1.  Государственный бюджет РФ;
  2.  Бюджеты субъектов РФ;
  3.  Местные бюджеты;
  4.  Внебюджетные фонды.

Международные инвестиции

  1.  Кредиты Всемирного банка, ЕБРР и других международных финансовых организаций;
  2.  Средства международных фондов, агентств, крупных страховых компаний.

Иностранные инвестиции

Капитал иностранных юридических и физических лиц


Приложение 4

Определения проектов, предложенные различными исследователями

Автор

Определение проекта

М.Л. Разу [81]

Проект – это ограниченное по времени, целенаправленное изменение отдельной системы с установленными требованиями к качеству результатов, возможными рамками расхода средств и специфической организацией.

В.В. Поздняков [74]

Проект – это одноразовая совокупность действий и задач, обладающих такими отличительными признаками, как четкие цели, внутренние и внешние взаимосвязи операций, задач и ресурсов, определенные сроки начала и конца проекта, ограниченные ресурсы и т.п.

Б.А. Райзберг и Р.А. Фатхутдинов [83]

Проект – это замысел, идея, образ объекта в виде его описания, расчетов, схем, изображений, раскрывающих сущность замысла и иллюстрирующих возможность его практической реализации. С другой стороны, в экономическом смысле проект – это программа действий, мер по практическому осуществлению конкретного, предметного социально-экономического замысла.

При этом в термин «проект» вкладывается двойной смысл. Проект, понимаемый в узком смысле слова, есть просто проектная документация, т.е. совокупность технической, экономической, организационной документации, необходимой для осуществления проектного замысла, идеи проекта. В этом смысле проект – это результат разработки проектной документации, т.е. полный комплект проектных документов, включая чертежи, расчеты, обоснования, планы проведения работ по реализации проекта.

Проект, понимаемый в широком смысле слова, включает всю совокупность документов, мер, действий по претворению проектного замысла в жизнь, вплоть до полного завершения, достижения конечного результата.


Приложение 5


Приложение 6

Актуальность различных видов проектов для предприятий пищевой промышленности и степень их рискованности

№ п/п

Критерий классификации

Вид проектов

Актуальность

Степень

рискованности

Проекты в целом

I

Масштабность

  1.  Мелкие;
  2.  Средние;
  3.  Крупные;
  4.  Очень крупные.

Кроме того:

  1.  Глобальные проекты;
  2.  Крупномасштабные проекты;
  3.  Региональные и проекты городского или отраслевого масштаба;
  4.  Локальные проекты.

1. Средняя;

2. Высокая;

3. Относительно высокая;

4. Низкая.

1. Крайне низкая;

2. Низкая;

3. Высокая;

4. Очень высокая.

1. Низкая;

2. Средняя;

3. Повышенная;