79026

Философские проблемы социально-гуманитарных наук

Доклад

Логика и философия

В то же время его деятельность в том числе познавательная обусловлена объектом познания – идеей. Субъект оценивается как познающий ум субъект познания и как субъект действия ответственный за него. Отсюда следует специфика человеческого познания социального познания. Таким образом с одной стороны имеются общие закономерности познания а с другой – его специфика хотя каждый вид познания имеет социальный характер.

Русский

2015-02-10

36.5 KB

3 чел.

50.Философские проблемы социально-гуманитарных наук.

В целом познание есть процесс освоения действительности, приобретения знания. Само познание выступает как взаимодействие субъекта (того, кто познает) и объекта (то, что познается). Способы взаимосвязи этих структурных элементов познавательного процесса различны.

В гегелевской традиции познание предстает как активный процесс, осуществляемый деятельным, саморазвивающимся субъектом. В то же время его деятельность (в том числе познавательная) обусловлена объектом познания – идеей. В современной философии большее внимание уделяется структуре самого субъекта. Субъект оценивается как познающий ум (субъект познания) и как субъект действия, ответственный за него. Само различие и связь субъекта и объекта предполагают наличие рефлексии (процесс осмысления при помощи изучения и сравнения) как научной, так и философской. Отсюда следует специфика человеческого познания, социального познания. Таким образом, с одной стороны, имеются общие закономерности познания, а с другой – его специфика, хотя каждый вид познания имеет социальный характер.

Специфика заключается в том, что объектом здесь выступает деятельность самого субъекта познания. Субъект познания соотносится с субъектом действия (человек является и субъектом познания, и реально действующим лицом). Объектом познания становится и взаимодействие между субъектом и объектом познания. Кроме того, в объекте социально-гуманитарного познания, как правило, присутствует и его субъект.

Включение в поле изучения и обучения таких социальных объектов, как общество, история, человек, актуализирует особые познавательные процессы – понимание, интерпретацию, описание, где в коммуникативных процедурах наряду с субъект-объектными взаимодействиями значительную роль играют и субъект-субъектные отношения. Все это стимулирует изучение природы и структуры самого субъекта (познания и действия).

Качественное многообразие, сложно-системный характер общественной жизни обусловливают адекватную сложность социально-гуманитарного познания. Сложная специфика объектов социального познания дополняется сложной структурой субъекта социального познания.

Проявление ценностных начал в научном познании многоаспектно и многопланово. Их специфика во многом зависит от предмета и процесса познания. Предметом социально-гуманитарного знания является общество, человек, культура. Существенная особенность социально-гуманитарных наук в том, что сердцевиной объекта их исследования выступает человек, обладающий свободой и целеполагающей способностью, преобразующий мир природы, социум и самого себя, создающий материальные и духовные ценности, мир культуры.

Ценностные ориентации в науке проявляются в пристрастиях, целях, интересах, мотивах, эмоциях, идеалах и т.п., присущих познающему субъекту. Ценностные факторы выражаются в любых формах значимости для исследователя: и предмета, и процесса, и результата познания. Эта значимость может быть познавательной, практической, технической, духовной, методологической, идеологической, социальной и т.п.

Социально-гуманитарное познание в значительно большей степени подвержено влиянию ценностных факторов, чем естественно-научное. Исследователь социогуманитарной сферы живет в социальном и ценностном мире. Этот мир формирует его самого, его пристрастия и антипатии. Будущий исследователь, как говорится, с молоком матери впитывает ценности общества и культуры, которые ему потом придется познавать с «объективной точки зрения». Его социальное происхождение и положение, воспитание и имущественное состояние, партийная и групповая принадлежность оказывают прямое или косвенное, осознанное или неосознанное воздействие на его познавательную деятельность. Здесь возникает вопрос: возможно ли беспристрастное исследование того, что само собой в той или иной степени является пристрастным?

Какими же ценностными ориентациями должен руководствоваться исследователь? С точки зрения Вебера, «в исторической проблематике единственно возможной основой, определяющей выбор при отнесении к ценности, может быть только значимая для нас ценность истины». В этом главным образом и выражается «исследовательская честность» ученого.

Ценностные факторы в научном познании могут выступать как позитивными, так и негативными компонентами научного поиска. В целом они организуют и упорядочивают познавательную деятельность, служат основой для взаимодействия науки, общества, исследователя. Без ценностных факторов функционирование науки невозможно. Ценностные начала выражают интересы, устремления общества и ученого, выступая мотивационной стороной науки.

Вебер следующим образом формулирует сущность данного принципа: «Объективность» познания в области социальных наук характеризуется тем, что эмпирически данное всегда соотносится с ценностными идеями, только и создающими познавательную ценность указанных наук, позволяющими понять значимость этого познания, но не способными служить доказательством их значимости, которое не может быть дано эмпирически».

Немецкий мыслитель — за строгую объективность и в сфере социального познания, ибо он считает, что данное требование не есть благое пожелание, а оно само объективно обусловлено. Это ближайшим образом означает, что «в решении каждой профессиональной задачи вещь как таковая заявляет о своих правах и требует уважения ее собственных законов. При рассмотрении любого специального вопроса ученый должен ограничить свою задачу и устранить все, непосредственно не относящееся к делу, прежде всего свою любовь или ненависть».

Вебер твердо убежден в том, что вносить личные мотивы в специальное объективное исследование противоречит самой сущности научного мышления, в какой бы сфере (в том числе и социальной) ни применялись его принципы. Конечно, человеку не удается полностью исключить свои субъективные пристрастия, но лучше всего, если он будет все-таки держать их при себе. А основное внимание сосредоточит на выполнении своего главного долга — искать истину, «нести в массы» специальные знания.

Итак, антиномия (противоречие). С одной стороны, Вебер считает, что человек (будь он ученый, политик и т. д.) не может «выкинуть за борт» свои субъективные интересы и пристрастия. С другой стороны, он полагает, что надо полностью их отвергнуть именно в чисто научном аспекте. Вебер убежден, что там, где исследователь приходит со своим сугубо личным ценностным суждением по тому или иному вопросу, то здесь уже нет места полному беспристрастному пониманию фактов, а значит, и строго объективной социальной науки. Но как же разрешить эту антиномию? Судя по всему, она всегда будет неразрешенной в целом, хотя в отдельных своих аспектах может быть преодолена.

Таким образом, для успешной и последовательной реализации требований принципа «свободы от оценки» необходимо различать две принципиально разные вещи: проблему свободы от суждений в строгом смысле и проблему соотнесения познания и ценностей. В первом случае речь идет о необходимости четко разделять эмпирически установленные факты и закономерности с точки зрения мировоззрения исследователя, их одобрения или неодобрения. Во втором случае речь идет о возможности и необходимости строго научного исследования ценностных компонентов всякого (и прежде всего социального) познания.

2