79242

Экономическое учение западно-европейских социалистов и демократическая мысль России 1-й половины XIX века

Лекция

Экономическая теория и математическое моделирование

Лучшим средством привлечь их на свою сторону будет возможно полное разъяснение этого вопроса; вот цель какую я себе ставлю обращаясь к различным группам человечества разделяемого мною на три класса: первый – это тот к которому имеем честь принадлежать мы с вами; он шествует под знаменем прогресса человеческого духа и состоит из ученых художников и всех людей разделяющих либеральные идеи. Это такое брожение когда все отношения между членами нации становятся непрочными и величайший из всех бичей – анархия – свободно производит свои...

Русский

2015-02-10

303.5 KB

0 чел.

Тема 5. Экономическое учение западно-европейских социалистов и демократическая мысль России
1-й половины XIX века
. 

ПИСЬМА ЖЕНЕВСКОГО ОБИТАТЕЛЯ К СОВРЕМЕННИКАМ

Я уже не молод. Всю жизнь я очень деятельно наблюдал и размышлял, и целью моих трудов было ваше счастье; я создал план, который, мне кажется, может быть вам полезен, и я его изложу. <...>

Какое прекрасное занятие – труд на благо человечества! Какая величественная цель! Разве человек имеет лучшее средство приблизиться к божеству? И в этом направлении он в себе самом находит наилучшее вознаграждение за перенесенные труды.

Когда я сравниваю тот возвышенный пост, на который человечество возведет гениального человека, с креслом академика, то я вижу, что избранник человечества будет находиться в гораздо более выгодном положении, чем академик; он будет пользоваться полнейшей независимостью и получит возможность развить всю присущую ему энергию, не отвлекаясь какими-либо посторонними соображениями; никакая ложная осторожность не замедлит развития его гения, не нанесет ущерба его работе и счастью. Чтобы не потерять приобретенного положения, он воодушевится, беспокойным взором окинет труды своих предшественников, захочет превзойти их, покинуть избитые пути, чтобы прокладывать новые: воодушевление его будет постоянно возрастать, и он достигнет истинной цели, будет способствовать прогрессу человеческого духа. <...>

Взгляните на историю прогресса человеческого разума, и вы увидите, что почти всеми образцовыми произведениями его мы обязаны людям, стоявшим особняком и нередко подвергавшимся преследованиям. Когда их делали академиками, они почти всегда засыпали в своих креслах, а если и писали, то лишь с трепетом и только для того, чтобы высказать какую-нибудь маловажную истину. Одна лишь независимость дает пищу любви к человечеству и стремлению к славе, этим двум сильнейшим двигателям гениального человека. Если же академик – раб, удивительно ли, что он ничего не творит? (...)

Со своим проектом я обратился непосредственно к человечеству, так как оно в целом должно интересоваться им, но я вовсе не предавался безумной надежде, что оно сразу займется его осуществлением; я всегда думал, что успех зависит от более или менее энергичных действий, на которые решатся в этом случае люди, пользующиеся наибольшим влиянием на человечество. Лучшим средством привлечь их на свою сторону будет возможно полное разъяснение этого вопроса; вот цель, какую я себе ставлю, обращаясь к различным группам человечества, разделяемого мною на три класса: первый – это тот, к которому имеем честь принадлежать мы с вами; он шествует под знаменем прогресса человеческого духа и состоит из ученых, художников и всех людей, разделяющих либеральные идеи. На знамени второго написано: никаких нововведений! К этому классу принадлежат все собственники, которые не входят в первый. Третий, объединяемый идеей равенства, заключает в себе остальное человечество.(...)

В настоящий момент в Европе действия правительств не стеснены никаким заметным противодействием со стороны управляемых; но, судя по состоянию умов в Англии, в Германии, в Италии, легко предсказать, что это спокойствие долго не продлится, если только своевременно не будут приняты необходимые меры предосторожности, ибо, господа, не надо скрывать от себя, что кризис, в котором находится человеческое сознание, является общим для всех просвещенных народов, и что симптомы, какие наблюдались во Франции во время происшедшего там взрыва, разумный наблюдатель может заметить у англичан и даже у немцев.

Господа! Приняв мой проект, вы сведете кризисы, которые эти народы должны испытать на себе и которых не может предотвратить никакая сила в мире, к простым переменам в их правительствах и финансах и избавите их от испытанного французским народом всеобщего брожения. Это такое брожение, когда все отношения между членами нации становятся непрочными, и величайший из всех бичей – анархия – свободно производит свои опустошения до тех пор, пока обусловливаемая ею среди нации нищета не возбудит в душе самых невежественных людей желания восстановить порядок.(...)

Теперь, друг мой (...) я обращусь ко всем моим соотечественникам в целом с изложением своих мыслей по поводу французской революции.

Уничтожение привилегий по праву рождения потребовало усилий, которые разрушили скрепы старой организации, и это не было препятствием к общественному переустройству; но обращенный ко всем членам общества призыв выполнять правительственные функции не принес успеха. Помимо ужасных жестокостей, являвшихся вполне естественным следствием такого применения принципа равенства, которое вручило власть невежественным людям, оно создало в конце концов форму правления совершенно не пригодную, так как число правителей, которые все были платными, чтобы дать доступ к управлению людям неимущим, настолько увеличилось, что труда управляемых едва хватало на их содержание, а это вело к результату, совершенно противоположному постоянному желанию неимущих: платить поменьше налогов.

Эта мысль мне кажется правильной. Первые жизненные потребности наиболее властны; неимущие же могут их удовлетворять лишь очень неполно. Физиолог ясно видит, что их настойчивым желанием является уменьшение налогов или, что то же, увеличение заработной платы.

Я думаю, что всем классам общества будет хорошо при таком устройстве: духовная власть в руках ученых, светская – в руках собственников; власть же выбирать людей для выполнения обязанностей великих вождей человечества – в руках всего народа; заработная плата правителям уважение. (...)

Знай, что я посадил Ньютона рядом с собой и что я поручил ему направлять просвещение и повелевать жителями всех планет.

Собрание двадцати одного избранника человечества будет названо советом Ньютона и будет представлять меня на земле; оно разделит человечество на четыре части, которые будут называться: английской, французской, германской, итальянской; каждая из них будет иметь свой совет, составленный таким же образом, как и главный.(...)

Все люди будут работать, они все будут смотреть на себя, как на работников, прикрепленных к мастерской, работы которой имеют целью приблизить человеческий ум к моему божественному провидению. Главный совет Ньютона будет управлять всеми работами; он приложит все усилия к тому, чтобы хорошо уяснить следствия закона всемирного тяготения; это единственный закон, которому я подчинил вселенную. (...)

Так говорил со мной бог: разве человек мог бы создать религию, превосходящую все существовавшие раньше? Надо было бы в таком случае предположить, что ни одна из них не была установлена божеством. Смотрите, как ясны заповеди в открытой мне религии, смотрите, как обеспечено их исполнение. На каждого возложена обязанность постоянно направлять свои силы на пользу человечеству. Руки бедняка будут по-прежнему кормить богатого, но богач получает повеление работать головой, а если его мозг неспособен к работе, то он обязан будет работать руками, ибо Ньютон, конечно, не оставит на этой планете, одной из ближайших к солнцу, работников, которые по своей прихоти отказываются приносить пользу мастерской.

Служители религии не будут людьми, которым принадлежит исключительное право избрания вождей человечества; все верующие будут сами выбирать своих вождей, а качества, по которым будут узнаваться люди, призванные богом представлять их, будут уже не ничтожные добродетели, как целомудрие и воздержание, – это будут таланты", это будет высшая степень таланта.(...)

ОЧЕРК НАУКИ О ЧЕЛОВЕКЕ

(...)Все, что было в прошлом, и все, что произойдет в будущем, образует один ряд, первые члены которого составляют прошлое, а последние – будущее. Таким образом, изучение пути, пройденного человеческим разумом до настоящего дня, укажет нам, какие полезные шаги остается сделать разуму на путях науки и счастья.(...)

Остановлюсь на кризисе, в котором мы находимся в настоящее время, и скажу, что этот кризис (крайне жестокий, так как вся Европа объята пламенем войны и армии обеих сторон составляют теперь многие миллионы людей), несомненно, обусловлен причиной величайшего значения. Причина же, могущая наиболее сильно действовать на общество, – это изменение, совершенствование общей идеи, общей веры.

Именно эта причина действует на самом деле; она заключается в переходе просвещенного класса от идеи многих частных законов, определяющих отдельные явления различных отраслей физики, к идее единого закона, управляющего всеми ими.(...)

Верование в единую причину было твердо обосновано Сократом, но это верование подлежало совершенствованию, которое человеческий разум, как видим, осуществил только после многовековых трудов. Было два способа восприятия идеи единой причины. В одном главную роль играло воображение, в другом – наблюдение и рассуждение.(...)

Вера в бога только отодвигает трудность, ибо она не избавляет от изучения природы, не выясняет сущности законов, которым подчинен мир; эта вера оказывается совершенно лишней и станет абсолютно бесполезной, как только удастся в совершенстве познать эти законы. (...)

Цицерон не верил в возможность установления новой религиозной системы; точно так же теперь многие считают невозможным создание новой системы верований. Однако вскоре после уверений, данных Цицероном и многими другими мыслителями его эпохи, место политеизма заняла другая религия, более возвышенная по своей морали; и теперь можно с уверенностью сказать, что в ближайшем будущем необходимо установится такая система веры, мораль которой будет гораздо выше христианской, и что только таким путем мы можем выбраться из болота и идти вперед: всякий попятный шаг был бы нам только бесполезен; к счастью, он для нас невозможен...

Будущее слагается из последних членов ряда, в котором первые члены составляют прошлое; таким образом, изучение развития человеческого разума в прошлом откроет нам путь, по которому он пойдет в будущем 18.(...)

Наилучшее применение, которое мы могли бы дать в настоящее время своим умственным силам, это: 1) сообщить науке о человеке позитивный характер, основывая ее на наблюдениях и разрабатывая методом, употребляемым в других отраслях физики; 2) ввести науку о человеке (построенную таким образом на физиологических знаниях) в народное образование и сделать ее главным предметом преподавания.

Для достижения этой цели нужно составить следующие ряды:

Первый ряд: сравнение между структурой неорганизованных и организованных тел. Результат этого сравнения – доказательство, что действия, производимые неорганизованными телами, и воздействие организованных тел на внешний им мир пропорциональны степени совершенства в структуре тех и других.

Второй ряд: сравнение различных организованных тел по степени их организованности. Результат этого сравнения – доказательство: 1) что из всех известных нам тел человек наилучше, т. е. наиболее организован; 2) что чем более животное организовано, тем более оно разумно.

Третий ряд: сравнение ума животных в различные эпохи их существования. Результат этого сравнения – доказательство, что все животные способны совершенствоваться пропорционально степени совершенства их первоначальной организации и что если человек является единственным животным, которое совершенствовалось, то это потому, что он мешал умственному развитию других животных, к которому они были способны.

Четвертый ряд: сравнение состояния человеческих знаний в различные эпохи. Результат этого сравнения – доказательство, что человеческий ум беспрерывно прогрессировал и никогда не делал попятных шагов.

Пятый ряд: хронологическая картина главных научных и политических событий с XV в. до настоящего дня. Результатом обсуждения фактов, отмеченных в этой картине, должно быть: объяснение причин кризиса, переживаемого ныне человеческим родом, анализ этого кризиса (...) предположение о пути его окончания, указание средств, находящихся в распоряжении ученых, для сокращения его длительности и для завершения его в согласии с интересами всех европейских народов.(...)

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Французская революция начинается немного лет спустя после издания Энциклопедии; на поверхность, как пена, всплывает чернь; невежественный класс завладевает всей властью и вследствие своей неспособности приводит к голоду среди изобилия.

Гениальный человек20 осуществляет пожелания всех просвещенных людей, реформируя монархию и дав ей Сенат и Законодательный корпус в качестве конституционных ограничений.

Англия и Франция возобновляют, каждая на свою ответственность, попытку Карла V и Людовика XIV подчинить все население Европы своему светскому игу. Соперничество, которое между ними возбуждает это намерение, приводит к войне, захватывающей все европейские народы.

О ПРОМЫШЛЕННОЙ СИСТЕМЕ

(...)Какими средствами будут пользоваться друзья человечества для преобразования общества?(...)

Единственное средство, каким будут пользоваться друзья человечества, это проповедь, как устная, так и письменная. Они будут проповедовать королям, что в силу своего христианского долга и в силу собственных интересов сохранения своих наследственных прав они должны поручить ученым положительного направления руководство общественным обучением и дело усовершенствования научных теорий, а наиболее способным в административных делах промышленникам – заботу об управлении светскими делами.

Они будут проповедовать народам, что они должны единодушно заявлять государям о своем желании, чтобы руководство общественными делами: как в духовной, так и в светской области было всецело предоставлено классам, наиболее способным руководить ими в духе общих интересов и наиболее заинтересованным в том, чтобы дать им такое направление.

Друзья человечества будут продолжать свою устную и письменную проповедь столько времени, сколько окажется необходимым, чтобы побудить государей (вследствие внутреннего убеждения либо под влиянием всемогущего общественного мнения) осуществить те перемены в организации общества, которых требуют прогресс просвещения, общий интерес всего населения, настоятельный и непосредственный интерес громадного его большинства.

Одним словом, единственное средство, которое будут применять друзья человечества, будет состоять в проповеди, и единственная цель этой проповеди – побудить королей воспользоваться предоставленной им народом властью для осуществления ставших необходимыми политических перемен. (...)

КАТЕХИЗИС ПРОМЫШЛЕННИКОВ

Вопрос. Что такое промышленник?

Ответ. Промышленник – это человек, который трудится для производства или для доставки разным членам общества одного или нескольких материальных средств, удовлетворяющих их потребности или физические склонности; значит, земледелец, сеющий зерно или разводящий домашних птиц и животных, является промышленником; каретник, кузнец, слесарь, столяр – промышленники; фабрикант обуви, шляп, полотна, сукна, кашемировой материи – также промышленник; купец, извозчик, матрос торгового судна – промышленники. Все промышленники вместе трудятся для производства или для доставки всем членам общества всех материальных средств, удовлетворяющих их потребности или физические склонности: они составляют три крупных класса, которые называются земледельцами, фабрикантами и торговцами.

Вопрос. Какое положение в обществе должны занять промышленники?

Ответ. Промышленный класс должен занять первенствующее положение, потому что он важнее всех, потому что он может обходиться без всех других классов, но никакой другой класс не может обходиться без него, потому что он существует своими собственными силами и своим личным трудом. Другие классы должны трудиться для него, потому что они являются его созданиями, и он поддерживает их существование; одним словом, так как все делается благодаря промышленности, то все должно делаться для нее.

Вопрос. Какое положение в обществе занимают промышленники?

Ответ. Промышленный класс современной общественной организацией поставлен на последнее место. Социальный строй все еще предоставляет больше уважения и влияния второстепенным трудам и даже праздности, чем самым важным трудам, трудам, приносящим прямую пользу.(...)

Вопрос. Значит, вы проповедуете в этом катехизисе восстание и возмущение? Ведь классы, облеченные по преимуществу властью и почетом, конечно, не расположены отказываться добровольно от выгод, которыми они пользуются.

Ответ. Мы далеки от того, чтобы проповедовать восстание и возмущение; наоборот, мы покажем единственный способ помешать актам насилия, которые могут угрожать обществу и которых ему будет трудно избежать, если сила промышленности останется пассивной среди тех партий, которые борются за власть.

Общественное спокойствие не может быть устойчивым до тех пор, пока на самых выдающихся промышленников не будет возложено управление государственным достоянием.

Вопрос. Объясните нам это, скажите нам, почему общественное спокойствие будет находиться под угрозой, если наиболее выдающиеся промышленники не станут во главе управления государственным достоянием?

Ответ. Причина этого очень проста: общее политическое стремление громадного большинства общества состоит в том, чтобы им управляли возможно дешевле, чтобы им управляли возможно мягче, чтобы им управляли наиболее способные люди, притом так, чтобы общественное спокойствие было вполне обеспечено. Но единственный способ удовлетворить все эти разнообразные желания большинства состоит в том, чтобы поручить наиболее значительным промышленникам руководство государственным достоянием. Ибо наиболее значительные промышленники больше всего заинтересованы в поддержании спокойствия, они наиболее заинтересованы в экономии государственных расходов, они также больше всего заинтересованы в ограничении произвола; наконец, из всех членов общества они лучше всего доказали свои положительные административные способности, так как успех их частных предприятий свидетельствует об их способностях в этой области.

При настоящем положении вещей общественное спокойствие находится под угрозой по той причине, что курс правительства находится в прямом противоречии с вполне определенными стремлениями нации. Нация желает прежде всего, чтобы управление стоило ей возможно дешевле, но никогда правительство не обходилось ей так дорого; оно стоит ей гораздо больше, чем до революции. До революции нация делилась на три класса, а именно: на дворян, буржуа и промышленников. Дворяне управляли, буржуа и промышленники их оплачивали.

Теперь нация делится только на два класса: буржуа, сделавшие революцию и направившие ее в своих интересах, уничтожили исключительную привилегию дворян пользоваться государственным достоянием. Они заставили допустить себя в класс правителей, так что теперь промышленники должны содержать дворян и буржуа. До революции нация платила 500 миллионов налогов, теперь она платит миллиард, и этого миллиарда еще недостаточно; правительство часто прибегает к значительным займам.

Общественное спокойствие будет находиться под все возрастающей угрозой, потому что налоги по необходимости будут все увеличиваться. Единственное средство помешать восстаниям, которые могут разразиться, состоит в том, чтобы поручить наиболее значительным промышленникам дело управления достоянием государства, т. е. поручить им составление бюджета.

Вопрос. То, что вы сказали, очень хорошо, чрезвычайно интересно и имеет громадную важность, но вы не даете нам прямых указаний о том, что мы желаем знать. Мы просим вас разъяснить нам вот что: возможно ли без употребления насильственных средств изъять высшее управление денежными делами общества из рук дворян, военных, легистов и рантье, одним словом, из рук непромышленных классов, чтобы передать его в руки промышленников?

Ответ. Насильственные средства годятся для того, чтобы низвергать и разрушать, но они годятся только для этого. Мирные средства – единственные, какие можно употреблять в целях созидательных, творческих, словом, в целях установления прочных учреждений. Но акт, которым наиболее значительным промышленникам будет передано высшее руководство денежными интересами нации, есть акт строительства. Это самое важное политическое мероприятие, какое могло бы быть принято; оно послужит основанием всего нового социального здания; оно завершит революцию и обезопасит нацию от всяких новых потрясений. Наиболее значительные промышленники будут бесплатно выполнять обязанности по составлению бюджета, а потому будет мало желающих выполнять эту обязанность. При составлении бюджета промышленники будут ставить себе целью экономию в управлении государственными делами; поэтому они назначат чиновникам умеренные оклады. На эти места будет мало охотников, количество их значительно уменьшится, точно так же сократится и количество претендентов, неизбежно установится такой строй, где большое количество должностей будет исполняться безвозмездно, так как праздные богачи не найдут иного средства приобрести себе уважение.(...)

Промышленники будут употреблять исключительно мирные средства, т. е. средства обсуждения, доказательства и убеждения; только опираясь на них, они возьмут высшее руководство достоянием государства из рук дворян, военных, легистов, рантье и государственных чиновников, чтобы передать его в руки наиболее значительных людей в своей среде.

Вопрос. Мы допускаем пока, что промышленники не будут стремиться прибегать к насилию для того, чтобы взять высшее руководство денежными интересами общества из рук дворянства и буржуазии и передать его в руки наиболее значительных в своей среде, но из мирных намерений промышленников еще не вытекает, что этот класс общества способен занять первенствующее положение; мы просим вас сказать, какими средствами добьются промышленники тех коренных изменений в обществе, о которых идет речь.

Ответ. Промышленники составляют больше двадцати четырех двадцать пятых нации; они, таким образом, преобладают как физическая сила. Они производят все богатства и потому владеют денежными средствами. Они превосходят других и в умственном отношении: именно их расчеты содействуют наиболее непосредственно процветанию государства.

Так как, наконец, они больше всех способны управлять денежными делами нации, то человеческая, как и божественная, мораль призывает наиболее выдающихся из них к управлению финансами.

Промышленники обладают всеми необходимыми средствами; они обладают могучими средствами для того, чтобы произвести перемену в социальной организации, которая переведет их из класса управляемых в класс управляющих. <...>

Вопрос. То, что вы нам говорите, очень интересно и увлекательно. Ряд представленных вами наблюдений очень ясен и твердо установлен; выводимые вами следствия вытекают из него вполне естественно. Одним словом, мы испытываем сильнейшее искушение принять вашу систему и, конечно, примем ее, если вы можете ответить нам на четыре следующих возражения.

Первое из этих возражений или, лучше сказать, первый пункт, который мы просим разъяснить нам, это – может ли осуществиться предлагаемая вами перемена социальной организации без ущерба для института королевской власти?

Ответ. Институт королевской власти имеет всеобщий характер, отличающий его и ставящий его выше всех других институтов. Его существование не связано ни с какой политической системой вообще. Этот институт будет подходить одинаково ко всем системам социальной организации, установления которых может потребовать прогресс цивилизации. <...>

ЗАБЛУЖДЕНИЕ РАЗУМА, ДОКАЗАННОЕ СМЕХОТВОРНЫМИ СТОРОНАМИ НЕОПРЕДЕЛЕННЫХ НАУК

ПОЛИТИКА

Грядущие поколения не перестанут удивляться тому, что этот XVIII век, поднявшийся на гигантскую высоту в области наук и искусств, остался пигмеем в области науки вполне второстепенной – политики. У людей нового времени, как и у людей древности, она никогда не открыла ничего для счастья народов. В Афинах, как и в Париже, нищенство, осаждавшее входы во дворцы, доказывало всегда ничтожество ваших социальных наук и отвержение природой ваших методов и ваших законов. Вы воображаете себя совершенством из-за того, что устранили некоторые ужасы, ставящие состояние варварства еще ниже вашего состояния. Подобно малышу, считающему себя вполне взрослым в четыре года, потому что он повалил на землю малыша, которому только три, вы оцениваете свои социальные науки путем сравнения с науками людей строя варварства, совсем не имеющих никаких наук. В области политики вы умеете лишь смотреть вспять и похваляться тем, что избегли зла до того, как достигли какого-нибудь добра. Ну, а где же вы на пути добра, когда нищенство, биржевая игра, банкротство, недобросовестность господствуют более чем когда-либо при вашем отвратительном строе цивилизации?(...)

Два порока, от которых при строе цивилизации нет средств, возвестили с незапамятных времен о бессилии политических наук: эти пороки – нищета, терзающая отдельных людей, и революции, терзающие государства.

Нищета

Каково бессилие наших общественных договоров доставить бедняку достойные и соответствующие его воспитанию средства к существованию, гарантировать ему первое из естественных прав – право на труд! Под этими словами – естественные права – я разумею не бредни, известные под наименованием свободы, равенства. Бедняк не стремится столь высоко, он не хочет быть равным богачам, он вполне довольствовался бы тем, чтобы жить столом их слуг: народ еще более благоразумен, нежели того от него требуют. Он согласен на подчинение, на неравенство, на крепостную зависимость, лишь бы только вы имели в виду средства помочь ему, когда политические превратности лишат его работы, приведут к голоду, позору и отчаянию. Тогда-то он оказывается покинутым политикой. Что сделала она, чтобы обеспечить его от превратностей судьбы – не помощью, а только осуществлением его обычного труда, от чего зависят его средства к жизни? Повсюду народ и даже образованный класс кишит несчастными, которые тщетно требуют занятия, тогда как им подобные безмятежно живут в безделии и изобилии. Почему политика насмехается над этими несчастными, давая им права на суверенитет, когда они требуют только прав на зависимое состояние, только права работать ради удовольствия бездельников?

Не скажете ли вы бедняку, что есть место в армии и на вспашке? Это ли источники для отца, отягощенного детьми, или для женщин, которые еще больше, чем мужчина, подвергаются опасности не иметь занятия и зарабатывать так мало, что у них нет никаких источников существования, кроме как в проституции? Тот, кто провел свою молодость в занятиях свободными искусствами, разве пригоден к тому, чтобы жить в лагере на снегу или тянуть лемех? Предоставлять ему плуг, ранец и ваши мастерские благотворительности, более отталкивающие образованного человека, чем сама смерть, – это значит подносить ему цикуту. Если приходится, прожив всю жизнь среди образованного класса, смешаться с грубым простонародьем, разве это не значит спуститься живым в могилу? И такой-то помощью ваши общественные договоры полагают превзойти предусмотрительность природы? Чтобы сравняться с нею, следовало бы дать нам по крайней мере то, что она дает дикарям и свободным животным, – работу, какая им нравится и к какой они привыкли на протяжении своей жизни, работу совместно с существами, чье общество им подходит. Дайте также и цивилизованному человеку работу, несменяемым обладателем которой он был бы и которой он мог бы заниматься, как ему угодно, когда ему угодно, не будучи зависим от несправедливого начальника, не смешиваясь с людьми, чьи нравы его отталкивают. Уравняйте возможности цивилизованного человека с возможностями дикаря, которого ничто не может лишить права на те же работы, какими занимаются вожди его орды, – права на охоту и рыбную ловлю, плоды которых предназначены для него, а не для какого-то хозяина. Наконец, со всеми вашими науками, сделайте для бедняка столько, сколько природа сделала для дикарей и диких зверей без помощи наук.(...)

Правда, женщины при строе дикости очень несчастливы, и этого одного было бы достаточно, чтобы доказать, что строй дикости не является требованием природы; но если принимать в соображение только мужчин строя дикости и говорить в духе философов, которые ставят ни во что несчастье женщин, то посмотрите, насколько участь дикаря предпочтительна перед долей наших бедняков.

А какой человек строя цивилизации может льстить себя надеждой, что он или его дети не впадут в нищету? Более чем когда-либо она угрожает богачам и вельможам в столь обильный революциями век.

Революции

Если политика не сумела озаботиться благополучием отдельных личностей, смятых общественным договором, то озаботилась ли она больше благосостоянием государств? Выдвинем же теперь против нее обвинения по этому пункту: когда ее упрекают в несчастьях отдельных людей, она укрывается за перспективой общего блага, опирается на этот повод для извинения за подавление отдельных личностей; но своими умозрениями принося в жертву отдельных людей, обеспечивает ли она благо массы, гарантирует ли она государства от революции? Нет, конечно. Революции следуют, все возрастая; все больше и больше видно, как они назревают вдали, при отсутствии какого-либо средства избежать их, и их неизбежность доказывает, что политика никогда не имела ни малейшего понятия о преобразованиях, которым может подвергнуться порядок цивилизации.

Революции возвещают об усталости и нетерпении природы: она находится в состоянии возбуждения, чтобы избавиться от строя цивилизации и варварства. Политические науки должны были ускорить это избавление, поднять постепенно социальный порядок к шестому и седьмому периодам, но в тех немногих успехах, каких он достиг, строй цивилизации не извлек никакой помощи из политических наук, – он подвигается вперед машинально, путем бедственных опытов или благодаря игре случая, никогда не получая никакой помощи от философии.(...)

Новый хозяйственный и социетарный мир или открытие способа привлекательного и природосообразного труда

Огромность социетарной продукции

(...) Назначение рода человеческого – либо безмерное счастье при божественном и социетарном строе, либо безмерное несчастье под властью законов человеческих, при строе раздробленного и обманного хозяйствования, которое, по сравнению с социетарным, не дает и четверти действительного дохода и одной сороковой доли наслаждения.(...)

Чем более ослепительны эти перспективы социетарного строя, тем важнее убедиться, точна ли его теория, действительно ли открыто исчисление трудового притяжения и механизма страстей. Чтобы приучить умы к этому странному новшеству, надо будет посвятить их немного в познание движения и судеб, которые почитали непостижимыми, укрытыми непроницаемой завесой. Действительно, существует завеса, одна из самых плотных катаракт, ослепляющая дух человеческий: эта катаракта состоит из пятисот тысяч томов, разглагольствующих против страстей и притяжения, вместо того чтобы заниматься изучением их.(...)

Порочный круг хозяйствования строя цивилизации

Бог создает социальные кодексы даже для насекомых, – мог ли он упустить создание такого кодекса для рода человеческого, гораздо более достойного его заботливости, чем пчелы, осы, муравьи? Разве он создал бы страсти и первоначала производства, не зная, для какого порядка он их предназначил? В таком случае он был бы более неразумен, чем даже наши рабочие; ибо архитектор, собирающий материалы для строительства, не преминет предварительно составить план сооружения, для которого он хочет их употребить.

Бог должен был предвидеть неумелость наших законодателей – Солонов, Юстинианов, Монтескье, Тарже. Если эти люди считают себя способными сочинять социальные кодексы, то бог с тем большим основанием может это сделать: у них есть в качестве опоры для их законов только принуждение, шпики и виселицы; бог имел бы опорой для своих законов притяжение, единственным распределителем которого он является. Сотня иных признаков создавала предчувствие наличия божественного кодекса, так что следовало поставить на конкурс задачу изыскания его и определить сначала метод, которого надлежит придерживаться в этом исследовании. (...)

Наши экономисты, смущенные видом устойчивости и даже развития нищеты, начинают подозревать, что их наука находится на ложном пути; спор по этому поводу завязался недавно между гг. Сэем и Сисмонди; второй, вернувшись после посещения заморских чудес, заявил, что Англия и Ирландия, с их огромной промышленностью, представляют лишь обширное скопище бедняков; что индустриализм до настоящего времени является лишь областью химер. Г-н Ж.-Б. Сэй возражал во имя чести науки; однако, говоря начистоту, политическая экономия была сбита с толку кризисом от избытка 1826 года; она старается оправдать себя. Уже видно было, как главы школы, такие, как покойный Дуголд Стюарт, говорили, что наука довольствуется пассивной ролью, что задача ее ограничена исследованием существующего зла.

Это значит действовать как врач, который сказал бы больному: «Моя услуга состоит в том, чтобы произвести анализ вашей лихорадки, а не в том, чтоб указать вам лечебные средства от нее». Такой врач казался бы нам смешным; однако именно такова роль, какую хотят взять ныне некоторые экономисты, которые, замечая, что их наука сумела лишь усугубить зло, и затрудняясь найти от него противоядие, говорят нам, как лисица козлу:

«Постарайся выбраться и приложи все свои усилия».

Если допустить эту пассивную роль, этот эгоизм, в силу которого они полагают возможным извинить несостоятельность науки, то они будут еще в очень большом затруднении сдержать слово – дать анализ зла; потому что они не хотят признать его распространенность, сознаться, что все порочно в хозяйственной системе, что она во всех отношениях являет собой мир навыворот; посудим об этом по полупризнанию, вырвавшемуся недавно у г-на де Сисмонди: он признал, что потребление совершается в обратном порядке, что оно основано на прихотях бездельников, а не на благосостоянии производителя; это уже первый шаг к искренности анализа. Но разве обратный механизм ограничивается потреблением, разве не очевидно, что обратным является обращение, производимое посредниками, именуемыми торговцами, негоциантами, которые, становясь собственниками продукта, грабят производителя и потребителя и сеют неурядицы в хозяйственной системе своими происками барышнической скупки, биржевой игры, плутни, вымогательства, банкротства и т. д.; что обратной является конкуренция, влекущая к сокращению заработной платы и ведущая народ к нищете вследствие успехов промышленности: чем больше она растет, тем больше рабочий вынужден мириться с самой отталкивающей работой по низкой цене; а с другой стороны, – чем больше возрастает число торговцев, тем более они вовлечены в плутню в силу трудностей прибылей.

Вот уже три движущие силы в хозяйственном механизме, направленные в обратном порядке; я легко насчитаю их тридцать 52, почему же признавать из них только одну – обратное потребление?

Хозяйственный строй представляет еще более выдающуюся разрушительную особенность – это противоречие двух интересов – коллективного и индивидуального. Всякий трудящийся находится в состоянии войны с массой и неблагожелателен к ней в силу личного интереса. Врач желает своим согражданам добрых лихорадок, а поверенный – добрых тяжб в каждой семье. Архитектору нужен добрый пожар, который превратил бы в пепел четвертую часть города, а стекольщик желает доброго града, который разбил бы все стекла. Портной, сапожник желают публике только материй непрочной окраски и обуви из плохой кожи с тем, чтобы их изнашивали втрое больше – ради блага торговли: это их припев. Суд считает подходящим, чтобы Франция продолжала совершать ежегодно 120000 преступлений и правонарушений, подлежащих судебному разбирательству, поскольку это число необходимо для того, чтобы кормить уголовные суды. Так в хозяйственной системе строя цивилизации каждый отдельный человек находится в состоянии преднамеренной войны с массой, – необходимое следствие антисоциетарного образа хозяйствования, или мира навыворот. Мы увидим, как это смехотворное явление исчезнет при социетарном строе, где каждый отдельный человек может найти свою выгоду только в выгоде всей массы.

МЕРОПРИЯТИЯ ОПЫТНОЙ ФАЛАНГИ МАТЕРИАЛЬНАЯ ЧАСТЬ ПРИГОТОВИТЕЛЬНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

Распределение, управление, смета

РАСХОДЫ НА ОСНОВАНИЕ ФАЛАНГИ В ПОЛНОМ МАСШТАБЕ

При сокращенном масштабе они будут достигать лишь четвертой части

Годовая арендная плата за земельные участки и сооружения.............600 000

Постройка жилищ и хлевов...…………………………………….......5 000 000

Скот, насаждения, сельскохозяйственный инвентарь ……………..1 200 000

Расходы на привлечение участников и авансы .…………………… 1 200000

Оборудование, белье, посуда..…………………………………….....1 000 000

Фабрики, мастерские, сырье....……………………………………... 1 500 000

Пропитание на шесть месяцев...…………………………………….....800 000

Сев притяжения 62........………………………………………………....800 000

Расходы на контору, правление, переговоры .………………………. 600 000

Сотрудничающие рабочие-несоциетарии..………………….………...400 000

Пересадки с массой земли......………………………………….……....400 000

Консервирование плодов и овощей..………………………………......300 000

Общественная библиотека....……………………………………….......300 000

Музыка и опера.........……………………………….…………………....300000

Ограждение и решетки......……………………………………………...200 000

Непредвиденные расходы.....…………………………………………...400 000

15000000

(...) Отвечают, что нелегко найти пятнадцать миллионов по подписке; да, потому что умы периода цивилизации недоверчивы только по отношению к делам верным и свободным от риска. Если же дело идет о какой-либо безумной затее, то находят капиталы сотнями миллионов. Разве не предлагали недавно французам безумное предприятие с приводом морских судов в Париж? б3 - пустое мелкое тщеславие, которое стоило бы триста миллионов согласно смете, а в действительности, быть может, вдвое больше, ибо при работах такого рода сметы всегда преуменьшены, а препятствия не приняты в расчет.

Здесь речь будет идти лишь о четырех миллионах, из коих для начала дела только о двух; так что, сколько капиталистов могут взять на себя самих дело основания!(...)

Основать фалангу следует вблизи большой столицы; неважно, что это будет на расстоянии десяти лье от нее, лишь бы любознательные могли прибывать из этого города в фалангу без ночевки в пути. Если слишком удалиться от больших городов, фаланге было бы затруднительно весной вовлечь богатые семьи, которые должны будут вступить в нее в это время.

В отношении зданий надо будет мало рассчитывать на прежде сооруженные строения: здание, рассчитанное на отношения строя цивилизации, не будет приспособлено для отношений строя трудового притяжения. Как бы ни переделывали нынешние строения, они всегда будут стеснительны для отношений серий по страсти. Монастыри периода цивилизации, которые можно было бы купить, все обладают тем недостатком, что они представляют собой простой корпус (один только ряд комнат), их хлевы не могли бы подойти для распределения по сериям.

Можно использовать один из тех обширных замков, какими изобилуют окрестности Парижа, и даже несколько, чтобы поселить любознательных платных посетителей, пребывающих больше одного дня; красивый дом, удаленный от фаланстера на четверть или полмили, будет равным образом весьма полезен в качестве усадьбы или сельского склада; но следует избегать окружения деревней, ибо даже, если вовлекли бы всю деревню, пришлось бы еще сносить в ней дома, что было бы делом очень дорогостоящим и дало бы земельный участок весьма неблагодарный. (...)

После этого изложения начал (...) я сейчас отмечу ряд производств, какие показались мне предпочтительными для опытной фаланги; указываю их, если не явится лучшего мнения.

ЧАСТЬ ПРИГОТОВЛЕНИЙ, ВЫРАЖАЮЩАЯСЯ В РАСЧЕТАХ

Выбор промышленных производств для расчетов и для использования

ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРОИЗВОДСТВА ДЛЯ РАСЧЕТОВ

1 – для мужчин и мальчиков 

ХУДОЖЕСТВЕННО-СТОЛЯРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

А. 

2 – для женщин и девочек 

ПАРФЮМЕРНОЕ ПРОИЗВОДСТВО . . . 

В. 

3 – для мужчин, женщин и детей 

КОНДИТЕРСКОЕ ПРОИЗВОДСТВО . . . 

С. 

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ

ПРОМЫШЛЕННЫЕ ПРОИЗВОДСТВА ДЛЯ РАСЧЕТОВ {для всех трех полов)м

4 — Сыроделие.........……………….... D.

5 — Колбасное производство......….... Е.

6 — Консервное производство......….. F.

7 — Цветочное семеноводство.......... Q.

СТЕРЖНЕВОЕ X ПРОИЗВОДСТВО МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ

МЕЖЕУМОЧНОЕ К ПТИЦЕВОДСТВО

Примечание. Я указываю здесь только постоянные промышленные производства, но не кратковременные, как, например, тепличные печи.

ВОСПИТАНИЕ ПРИ СТРОЕ ГАРМОНИИ

ВОСПИТАНИЕ РАННЕГО ДЕТСТВА

Противоречие воспитания при строе цивилизации природе и здравому смыслу

Переходя от принципов к их приложению, я должен напомнить, что видимая трудность для социетарной теории заключается в том, чтоб установить удовлетворительное распределение по трем производственным данным каждого капиталу, труду и таланту. Строй цивилизации умеет распределять справедливо только по капиталу, соразмерно вложениям; это – арифметическая задача, а не проблема для творческого духа; гордиев узел социетарного механизма – искусство удовлетворять каждого по труду и таланту. В этом-то и трудность, которая пугала все века и препятствовала исследованиям.

Чтоб увильнуть от этой двойной проблемы распределения, секта Оуэна пускает в ход общность имуществ, предоставление массе всего дохода, кроме прибыли на паи. Это значит признать, что она не решается даже рассматривать проблему ассоциации.

Достигнуть этого уравновешенного распределения можно, только распространяя на все три пола гармонию страстей. Дети, почитаемые у нас ничем в социальной механике, являются главной пружиной социетарной гармонии и трудового притяжения; поэтому придется исследовать прежде всего движущие силы, какие притяжение пускает в ход у нейтрального, или незрелого, пола, который, будучи лишен двух страстей – любви и отцовства, не обладает столькими же средствами, как достигший половой зрелости возраст, для образования серий по страсти. Способ действия, однажды изученный на детях, тем легче будет применить к двум другим полам, представляющим больше средств, больше страстей. Поэтому с воспитания и надо начинать, тем более что оно будет той отраслью механизма, какую придется наладить первой, так как дети, будучи лишь в малой степени извращены предрассудком и проявлениями недоверчивости, будут более послушны притяжению, чем отцы; они отдадутся ему полностью с первой же недели и очень скоро выявят превосходство строя серий по страсти.

Социетарное воспитание имеет целью осуществлять полное развитие физических и умственных способностей, применять их все, даже развлечения, к производительному труду. (...)

Воспитание трибы малышей менторенами и менторинами

Строй гармонии не совершит, как мы, глупости исключения женщин из области медицины и образования, сведения их деятельности к шитью и горшку. Он будет знать, что природа раздает обоим полам равными долями способность к наукам и искусствам, не затрагивая распределения их родов, поскольку вкус к наукам более специально определен мужчинам, а вкус к искусствам – женщинам в таком приблизительно соотношении:

мужчины: 2/3 к наукам, 1/3 к искусствам;

женщины: 2/3 к искусствам, 1/3 к наукам;

мужчины: 2/3 к большим земледельческим работам, 1/3 к мелким;

женщины: 2/3 к мелким земледельческим работам, 1/3 к большим;

мужчины: 2/3 к работе менторенов, 1/3 к работе бонненов;

женщины: 2/3 к работе боннин, 1/3 к работе менторин.

Так философы, тиранически желающие исключить один пол из какого-либо занятия, могут быть уподоблены тем дурным колонистам Антильских островов, которые, мучениями доведя до скотского состояния своих негров, уже отупленных варварским воспитанием, утверждают, что эти негры не стоят на уровне рода человеческого. Мнение философов о женщинах столь же справедливо, как мнение колонистов о неграх. (...)

ФАЛАНГА В КРУПНОМ МАСШТАБЕ

Распределение на 16 триб и 32 хора

Различение по полному и половинчатому характеру,
правлению и дополнениям

Примечание. От этого числа следует отклониться и довести его

в фаланге первого поколения до.....…………………………………......1800

в опытной фаланге до 1900 членов и 100 наемных работников.……...2000

в приблизительной фаланге до 300 членов и 100 наемных работников 900

Один из вариантов структуры фаланстера

ЗАМЕЧАНИЯ О ВЛИЯНИИ ПРОМЫШЛЕННОЙ СИСТЕМЫ

(...) До сих пор законодатели рассматривали промышленное производ-ство только с одной точки зрения, именно как источник национального богатства.

Другие важные последствия развития промышленности, когда оно предоставляется своему естественному ходу, не привлекали до сих пор внимания законодательных органов. Между тем важность тех политических и нравственных последствий, о которых мы сейчас говорим, вполне заслуживает внимания крупнейших и мудрейших государственных деятелей.

Широкое распространение промышленности по всей стране создает у людей новый характер; поскольку же этот характер формируется на основе принципа, в высшей степени неблагоприятного для общего благополучия и счастья отдельных людей, то это должно вызвать самые плачевные и притом бесспорно отрицательные явления, если только указанная тенденция не будет пресечена при помощи законодательного вмешательства и руководства.

Промышленная система уже настолько распространила свое влияние по всей Британской империи, что она вызывает общее серьезное изменение в характере массы населения. Процесс этот продолжает быстро развиваться, и пройдет немного времени, прежде чем простой крестьянин, занимающийся сельским хозяйством, совершенно утратит свое сравнительное благополучие. Уже теперь его трудно обнаружить где-либо в чистом виде без примеси тех навыков, какие появляются под воздействием ремесел, промышленности и торговли.

Приобретение богатства и создаваемое им естественное стремление к увеличению этого богатства породили любовь к вредной в сущности роскоши среди обширной группы людей, никогда ранее о ней не думавшей, и вместе с тем создали склонность приносить в жертву этой страсти к накоплению лучшие чувства человеческой природы. Для достижения успеха на этом пути низшие слои населения, труд которых создает эти богатства, доведены новыми конкурентами с их борьбой против тех, кто давно занимал свои позиции, до состояния подлинного угнетения; по мере того как дух конкуренции усиливался, а приобретение богатства становилось труднее, эти низшие слои населения, благодаря последовательному ухудшению их положения, оказывались в состоянии более униженном, чем могут себе представить люди, не наблюдавшие внимательно этих перемен по мере их выявления. В итоге они находятся в настоящее время в состоянии, неизмеримо более унизительном и плачевном, чем это было до возникновения указанной промышленности, от успеха которой зависит теперь самое их существование.(...)

ДОКЛАД, ПРЕДСТАВЛЕННЫЙ КОМИТЕТУ АССОЦИАЦИИ ДЛЯ ОБЛЕГЧЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЯ ПРОМЫШЛЕННЫХ
И СЕЛЬСКО-ХОЗЯЙСТВЕННЫХ РАБОЧИХ

(…) Непосредственной причиной теперешней нужды является обесценение человеческого труда; оно вызвано широким введением машин на фабриках Европы и Америки, но главным образом в Великобритании, где внесенные машинами изменения условий производства были еще ускорены изобретениями Аркрайта и Уатта 2.

Использование машин при производстве потребных обществу предметов сократило их стоимость; сокращение цены увеличило спрос на них, притом в таком масштабе, что это сопровождалось увеличением количества применяемого человеческого труда по сравнению с тем, которое применялось до введения машин.

Первым следствием введения машин был рост частного богатства и возникновение нового стимула для дальнейших изобретений.

Таким образом, одно механическое усовершенствование быстро сопровождалось другим; в течение нескольких лет машины были повсеместно введены на фабриках не только нашей страны, но были также усвоены другими народами Европы и Америки.(...)

Но при существующей сейчас системе невозможно изъять машины из производства в одной стране, не разорив ее, если они останутся в других странах. Поэтому ни один народ не согласится их изъять; подобное действие служило бы верным признаком варварства людей, решившихся на него. Но правительства, которые довели бы до голодной смерти миллионы человеческих существ вследствие применения механической энергии, были бы виновны в еще большем варварстве и в грубой тирании. Такая мысль не может даже подлежать рассмотрению, так как дальнейшая замена человеческого труда механическим неизбежно приведет к неслыханной нищете людей всех социальных категорий. Поэтому рассмотрения заслуживает лишь последняя альтернатива, гласящая, что «должны быть найдены выгодные занятия для бедных и безработных, причем механизмы должны содействовать их труду, а не заменять его как теперь».(...)

Большинство пороков и бедствий, испытываемых бедными, объясняется тем, что они поставлены в условия, в которых их мнимые интересы и мнимые обязанности находятся во взаимном противоречии, а также тем, что они окружены совершенно лишними искушениями, которые они не умеют преодолевать.

Поэтому было бы очень важно создать такие условия, при которых их реальные интересы и обязанности были бы согласованы друг с другом, а также устранить излишние искушения.

При такой точке зрения план улучшения условий жизни бедных должен предусмотреть способ предохранения их детей от приобретения дурных привычек и обеспечения им добрых навыков, он должен включать мероприятия для их хорошего воспитания и образования, предоставления соответствующей работы взрослым, правильного руководства их трудом и потреблением, которое сопровождалось бы максимальными выгодами для них самих и для общества в целом, создания условий, устраняющих ненужные искушения, и, наконец, для полного согласования их интересов и обязанностей.

Такие условия не могут быть созданы для отдельных лиц или семейств или даже для сравнительно большого числа объединившихся людей.

Они могут быть практически осуществлены только при организации такого предприятия, которое объединяло бы от 500 до 1500 или в среднем около тысячи человек.(...)

Многие из преимуществ, обеспечиваемых этим планом для общества" в целом, нельзя будет реализовать, если он не будет осуществляться в государственном масштабе.(...)

Если предложенные сегодня практические меры будут одобрены и привлекут внимание парламента, то встанет вопрос, каким образом осуществить их в кратчайший срок без причинения сейчас или в будущем ущерба ресурсам страны. Средства, необходимые для организации предприятий (...), могут быть получены путем консолидации фондов некоторых благотворительных учреждений или путем урегулирования порядка взимания налога в пользу бедных и заключения займа, обеспеченного этим налогом. Все бедные, в том числе и те, которые находятся на попечении общественных благотворительных учреждений, должны перейти на попечение государства.

Квадраты с размещенными на них зданиями достаточны для поселения 1200 человек в каждом; они окружены земельными площадями размером от 1000 до 1500 акров.

Внутри квадратов находятся общественные здания, линия расположения которых разделяет квадрат на параллелограммы. В центральном здании находятся общественная кухня, столовая и все оборудование, необходимое для того, чтобы экономно и с удобством приготовлять и употреблять пищу.

Направо от этого здания находится другое, на первом этаже которого помещается школа для малолетних, а на следующем – читальня и помещение для богослужения.

Налево находится здание, в нижнем этаже которого расположены школа для детей старших возрастов и помещение для комитета, выше – библиотека и комната для взрослых.

Свободное пространство в пределах квадрата использовано для устройства площадок для игр и развлечений; они имеют древесные насаждения.

Предполагается, что три стороны квадрата будут застроены жилыми домами, главным образом для семейных, состоящими из четырех комнат; эти комнаты должны быть достаточного размера для того, чтобы в каждой мог жить мужчина, его жена и двое детей.

Четвертая сторона предназначена для детских дортуаров, в которых будут спать все дети сверх двух в каждой семье и старше 3-летнего возраста.

В середине этой стороны квадрата будут помещения для лиц, наблюдающих за спальнями; с одного края будет больница, а с другого – здание для посторонних, которые могут приезжать, чтобы навестить друзей и родственников.

В середине двух других сторон квадрата будут помещения для администрации, священника, школьных учителей, врача и т. д., а на третьей стороне будут склады для всевозможных предметов, требующихся в поселке.

С наружной стороны квадрата и сзади домов, вдоль его сторон, будут расположены сады, связанные между собой дорогами.

Непосредственно за ними с одной стороны квадрата будут находиться здания, предназначенные для машин и для производственных целей. Бойня, конюшни и т. п. будут отделены от всего поселка насаждениями.

С другой стороны разместятся прачечная, сушильня, мельница и т. п. Еще дальше будут расположены сельскохозяйственные постройки с солодовней, пивоваренным заводом и т. д. За ними будут находиться обрабатываемые участки, пастбища и пр. с посаженными по их краям фруктовыми деревьями.

Каждая жилая комната, находящаяся в квадрате, должна быть пригодна для поселения мужчины, его жены и двух детей до 3-летнего возраста; эти помещения должны представлять гораздо больше удобств, чем современные жилища для бедных.

Предполагается, что дети старше трех лет будут посещать школу, есть в общей столовой и спать в дортуарах; родителям будет, конечно, разрешено посещать их и беседовать с ними во время еды и в другое подходящее время; при окончании школы дети должны обладать всеми нужными и полезными знаниями. Надо использовать все возможности, чтобы предохранить их от заимствования дурных навыков у родителей или других лиц. Нельзя жалеть усилий для создания у них таких привычек и склонностей, которые обеспечат им благополучие в течение последующей жизни и сделают их полезными и ценными членами общины.

Предполагается, что женщины будут заняты:

1. Уходом за младенцами и приведением в порядок жилищ.

2. Обработкой огородов для снабжения овощами общественной кухни.

3. Работой в тех частях разных производств, которые доступны женщинам, причем они не должны там работать более 4 или 5 часов в сутки.

4. Шитьем одежды для жителей поселков.

5. Поочередным наблюдением за кухней, столовой и дортуарами, а при наличии подготовки – наблюдением за воспитанием детей в школах.

Предполагается, что дети старших возрастов будут в течение части дня помогать в садоводстве и фабричном производстве в соответствии с их физическими силами; все мужчины будут заняты в сельском хозяйстве, на фабриках или на каких-нибудь других работах в интересах всего предприятия.

СХЕМА ЗАТРАТ, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ОРГАНИЗАЦИИ ТАКОГО ПРЕДПРИЯТИЯ НА 1200 МУЖЧИН, ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ, ПРИ УСЛОВИИ ПОКУПКИ ЗЕМЛИ

1. 1200 акров земли по 30 ф. ст. акр………………………..... 36 000 ф. ст.

2. Жилые помещения на 1200 чел.…………………………..... 17000  - ״ -

3. Три общественных здания в пределах квадрата .......…...... 11 000  - ״ -

4. Фабрика, бойня и прачечная……………………………….... 8 000  - ״ -

5. Обмеблирование 300 жилых комнат по 8 ф. ст. каждая....... 2 400  - ״ -

6. Обмеблирование кухни, школ и дортуаров …………………3 000  - ״ -

7. Две фермы с мельницей, солодовней и пивоварней ....…..... 5 000  - ״ -

8. Устройство внутренней части квадрата и дорог.........……... 3 000  - ״ -

9. Инвентарь для фермы при обработке земли методом
грядковой культуры..….……………………………………. 4 000  - ״ -

10. Непредвиденные случаи и экстренные расходы ..….….......6 600  - ״ -

96000 ф. ст.

Эта сумма, разделенная на 1200, дает 80 ф. ст., которые должны быть авансированы каждым членом поселка, что при 5% годовых составляет 4 ф. ст. в год на каждого.

Таким образом, при столь ничтожном расходе, как 4 ф. ст. на человека, вместо арендной платы можно дать безработным возможность содержать самих себя и при этом, как легко понять из сказанного, в случае надобности можно быстро оплатить авансированный капитал.

Но если земля будет взята в аренду, то потребуется лишь 60 000 ф. ст.

Отсюда вытекает возможность располагать избыточным количеством денег и труда.

Надо изучить местность и обеспечить для этих сельскохозяйственных и фабричных предприятий наилучшее расположение.

Найдя в различных частях королевства участки, которые легко приобрести, надо будет правильно их оценить с тем, чтобы государство их купило, взяло в постоянную аренду или приобрело иным способом, затем эти участки надо будет хорошо подготовить для предположенных целей с помощью опытных людей. Труд бедных и безработных может быть с большой выгодой применен в любой части предприятия под управлением соответствующих лиц, назначенных для надзора за различными его частями.(...)

Когда эта организация будет принята и осуществлена (а раньше или позже это должно произойти для облегчения страданий народа), тогда последуют новые и неожиданные результаты. Реальная ценность земли и труда повысится, в то время как стоимость сельскохозяйственной продукции и продукции человеческого труда понизится; механизмы окажутся более полезными и выгодными, чем теперь, и общество будет всячески способствовать их распространению; их применение будет расширяться ad infinitum (До бесконечности (лат.). Ред.), но они будут только помогать человеческому труду, а не состязаться с ним.

Общий итог всех выгод, даваемых этим планом, может быть представлен в следующем виде:

1. Несмотря на то, что осуществление этого плана может показаться поверхностному наблюдателю очень дорогим, он окажется при серьезном рассмотрении его лицами, понимающими последствия подобной организации труда, гораздо более экономным, чем до сих пор предполагалось.

2. Большое число безработных находится сейчас в состоянии величайшего невежества и воспитано в дурных привычках, причем это зло при существующей системе будет угнетать еще ряд грядущих поколений. Предложенная организация дает верное средство, удовлетворяющее все заинтересованные стороны и всех свободомыслящих людей, для преодоления как невежества, так и дурных навыков в течение одного поколения.

3. Из воспитания общества на основе принципа взаимного разобщения людей возникают величайшие беды для человечества. Предлагаемые меры приведут к объединению людей в преследовании ко взаимной выгоде общих целей; в то же время этот легко осуществимый план позволит постепенно устранить причины разногласия среди людей и создать единообразие в их интересах и обязанностях.

4. Предлагаемая система обеспечит также путем простейших и эффективнейших способов воспитание в детях безработных таких добрых навыков и чувств, которые общество признает желательными, как и вообще формирование у них должного характера.

5. Она также позволит применить самые эффективные средства для улучшения навыков и всего поведения теперешних взрослых безработных, которые находились с детства в глубочайшем пренебрежении у общества.

6. Вследствие особых мер, предлагаемых планом, он обеспечит бедным более существенные, широкие и прочные жизненные удобства за их труд, чем они имели до сих пор.

7. Он устранит в течение одного поколения необходимость как в налоге в пользу бедных, так и во всякой благотворительной помощи, ибо предупредит возможность появления самой бедности и предохранит людей от падения.

8. Он приведет к постепенному увеличению населения в малонаселенных районах Европы и Америки, в которых такой рост может считаться желательным; он даст возможность в случае надобности существовать с удобствами на данной площади гораздо большему по численности населению, чем существовало до него; коротко говоря, предлагаемый план будет содействовать росту силы и политического влияния страны, которая его осуществит, более чем в 10 раз.

9. Он настолько прост, что может быть осуществлен с меньшими трудами и усилиями, чем требуется для устройства новой фабрики. Многие люди средних способностей создавали гораздо более сложные предприятия. Действительно, в этих поселках не будет происходить ничего такого, что не наблюдается повседневно в обычных общественных условиях и что при предлагаемых мерах будет осуществляться с еще большей легкостью.

10. Он действенно поможет промышленным и сельскохозяйственным рабочим в их теперешних тяжелых страданиях, не нарушая путем насилия или посредством преждевременных мер существующего общественного устройства.

11. Он позволит использовать в самом широком масштабе механические изобретения и усовершенствования, так как при предложенной системе всякое усовершенствование механизмов будет помогать человеческому труду и содействовать ему.

12. Наконец, все слои общества извлекут существенную выгоду из такого изменения условий существования бедных. Какие-то меры, опирающиеся на приведенные здесь принципы, сейчас совершенно необходимы для, обеспечения благополучия общества и для устранения того печального положения, когда тысячи людей изнемогают в нужде среди изобилия средств, которые позволили бы дать хорошее воспитание и образование, должную работу и удобные условия существования населению, превосходящему по численности теперешнее по крайней мере в четыре раза.(...)

ДОКЛАД ГРАФСТВУ ЛЕНАРК О ПЛАНЕ ОБЛЕГЧЕНИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ БЕДСТВИЙ И УСТРАНЕНИЯ НЕДОВОЛЬСТВА ПУТЕМ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ ПОСТОЯННЫХ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНЫХ ЗАНЯТИЙ БЕДНЫМ И ТРУДЯЩИМСЯ,

притом в таких условиях, при которых значительно усовершенствуются их личные свойства, улучшатся условия их жизни, сократятся издержки производства и расходы и создадутся рынки, соответствующие уровню производства

(1820)

(...) Введение парового двигателя и прядильной машины в огромной степени увеличило мощь человека. Вследствие их применения производительные силы населения нашего острова, или, иначе, средства для создания богатства, выросли за полвека больше чем в 20 раз, не говоря о стимулировании роста богатств в других странах.

Однако паровой двигатель и прядильная машина вместе с бесчисленными механическими усовершенствованиями, к появлению которых они дали толчок, обрушили ряд бедствий на общество, причем последние значительно перевешивают извлеченные из этих изобретений выгоды. Они вызвали накопление богатства в руках немногих, которые с его помощью продолжают поглощать богатства, создаваемые трудом многих. Таким образом, масса населения обратилась в рабство и зависит от невежества и капризов монополистов; она гораздо более беспомощна и несчастна, чем была до того, как имена Уатта и Аркрайта стали вообще известны. И тем не менее изобретения этих знаменитых и талантливых людей служат орудием подготовки общества для важных и полезных перемен, которые должны вскоре произойти.

Все знают и чувствуют, что те великие блага, которые эти изобретения должны были дать обществу, до сих пор не осуществились. При новых обстоятельствах, к которым они привели, условия жизни общества вместо того, чтобы улучшиться, ухудшились. И теперь общество совершает попятное движение.<...>

Этот принцип индивидуальной заинтересованности, противостоящий, как это всегда бывает, общественному благу, рассматривается всеми известнейшими политико-экономами как краеугольный камень всей социальной системы, без которой общество не могло бы существовать. Но когда люди познают самих себя и обнаружат, какие изумительные результаты дает сочетание и объединение частных интересов, они признают, что теперешнее устройство человеческого общежития – антиобщественно, неблагоразумно и нерационально; они поймут, что под воздействием этого устройства все самые лучшие и ценные свойства человеческой природы подавляются с самого детства и применяются самые противоестественные средства, чтобы возбудить вредные наклонности; коротко говоря, они согласятся, что. люди с величайшими усилиями превращают все свои свойства, способные созидать благополучие и счастье, в нечто нелепое, глупое и гибельное. (...)

Желанное изменение должно основываться на простом воплощении великого и универсального принципа и привести к согласованию всех мелких дисгармонирующих интересов, вследствие которых человеческая природа оставалась до сих пор в непримиримой вражде сама с собой. Не только обширными, но и универсальными должны быть те мероприятия, которые освободят общество от подавляющих его трудностей, но они осуществятся мирным путем при общем спокойствии, при доброжелательном и искреннем содействии всех партий и всех народов. Вследствие представляемых ею выгод эта перемена начнется почти одновременно среди всех культурных народов и будет затем осуществляться во все ускоряющемся темпе, без всякого противодействия, преодолевая на своем пути все существующие общественные системы. Удивляться будут только тому, что наша система вообще могла так долго существовать.<...>

Практическое применение всего нового, как бы оно ни было ничтожно, требует для своего усовершенствования времени и опыта. Поэтому нельзя ожидать, чтобы система, охватывающая все стороны жизни и осуществляющая на практике всю науку политической экономии, была сразу разработана и осуществлена наилучшим способом. Сначала будет допущено много ошибок; как и во всякой попытке доступными человеку средствами объединить многообразные части и достигнуть большого общего результата, нужно ожидать много частичных неудач.

По всей вероятности, при первом опыте многие отдельные части будут не соответствовать целому и практика подскажет множество усовершенствований. Никакое сочетание умов не может до начала практического осуществления заранее согласовать такое множество функций, какое будет сочетаться в этом новом механизме, выполняющем столь важные для общества задачи. Этот механизм, который удивительным образом упростит и облегчит все функции человека, умножит разумные и желанные удовольствия до такого предела, который обычный ум не может охватить. Если изобретение разных машин в ряде случаев умножило силу труда с видимой выгодой для отдельных людей, ухудшив в то же время условия жизни многих других, то это изобретение сразу не исчислимым образом умножит физические и умственные силы всего общества. <...>

О РАЗВИТИИ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ИДЕЙ В РОССИИ 

(...) Община не спасла крестьянина от закрепощения; далекие от мысли отрицать значение общины, мы дрожим за нее, ибо, по сути дела, нет ничего устойчивого без свободы личности. Европа, не ведавшая этой общины или потерявшая ее в превратностях прошедших веков, поняла ее, а Россия, обладавшая ею в течение тысячи лет, не понимала ее, пока Европа не пришла сказать ей, какое сокровище скрывала та в своем лоне. Славянскую общину начали ценить, когда стал распространяться социализм. Мы бросаем вызов славянофилам, пусть они докажут обратное.

Европа не разрешила противоречия между личностью и государством, но она все же поставила этот вопрос. Россия подходит к проблеме с противоположной стороны, но и она ее не решила. С появления перед нами этого вопроса и начинается наше равенство. У нас больше надежд, ибо мы только еще начинаем, но надежда – лишь потому надежда, что она может не осуществиться.

Не надобно слишком доверяться будущему – ни в истории, ни в природе. Не каждый зародыш достигает зрелости, не все, что живет в душе, осуществляется, хотя при других обстоятельствах все могло бы развиться. (...)

(...) После 1830 года, с появлением сенсимонизма, социализм произвел в Москве большое впечатление на умы. Привыкнув к общинам, к земельным разделам, к рабочим артелям, мы видели в этом учении выражение чувства, более нам близкого, чем в учениях политических. Нас, свидетелей самых чудовищных злоупотреблений, социализм смущал меньше, чем западных буржуа.

Мало-помалу литературные произведения проникались социалистическими тенденциями и одушевлением. Романы и рассказы, даже писания славянофилов, протестовали против современного общества с точки зрения не только политической. Достаточно упомянуть роман Достоевского «Бедные люди».

В Москве социализм развивался вместе с гегелевской философией. Союз новой философии с социализмом представить себе не трудно, но лишь в последнее время немцы признали тесную связь науки и революции, и не потому, чтобы они прежде не понимали ее, а потому, что социализм, как все практическое, их не интересовал. Немцы могли быть глубоко радикальными в науке, оставаясь консервативными в своих поступках, поэтами – на бумаге и буржуа – в жизни. Нам же, напротив, дуализм противен. Социализм нам представляется самым естественным философским силлогизмом, приложением логики к государству.

Нужно отметить, что в Петербурге социализм принимал иной характер. (...)

Петербургской учащейся молодежи больше подходит фурьеризм, нежели сенсимонизм. Фурьеризм, который стремился к немедленному претворению в жизнь, требовал практического приложения, который тоже мечтал, но основывал свои мечты на арифметических выкладках и скрывал свою поэзию под именем промышленности, а любовь к свободе – под объединением рабочих в бригады, – фурьеризм должен был найти отклик в Петербурге. Фаланстер – не что иное, как русская община и рабочая казарма, военное поселение на гражданский лад, полк фабричных. Замечено, что у оппозиции, которая открыто борется с правительством, всегда есть что-то от его характера, но в обратном смысле. И я уверен, что существует известное основание для страха, который начинает испытывать русское правительство перед коммунизмом: коммунизм – это русское самодержавие наоборот …. (...)

В 1849 году новая фаланга героических молодых людей отправилась в тюрьму, а оттуда на каторжные работы и в Сибирь1. (...)

КРЕЩЕНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ

(...) Деревенские мещане-собственники составляют на Западе слой народонаселения, который тяжело налег на сельский пролетариат и душит его, по мелочи и на чистом воздухе, так, как фабриканты душат работников гуртом в чаду и смраде своих рабочих домов.

Сословие сельских собственников почти везде отличается изуверством, несообщительностью и скупостью; оно сидит назаперти в своих каменных избах, далеко разбросанных и окруженных полями, отгороженными от соседей. Поля эти имеют вид заплат, положенных на земле. На них работает батрак, бобыль, словом, сельский пролетарий, составляющий огромное большинство всего полевого населения.

Мы, совсем напротив, государство сельское, наши города – большие деревни, тот же народ живет в селах и городах; разница между мещанами и крестьянами выдумана петербургскими немцами. У нас нет потомства победителей, завоевавших нас, ни раздробления полей в частную собственность, ни сельского пролетариата; крестьянин наш не дичает в одиночестве – он вечно на миру и с миром, коммунизм его общинного устройства, его деревенское самоуправление делают его сообщительным и развязным. (...)

(...) Говорят, что община поглощает личность и что она несовместима с ее развитием. В этом мнении есть доля правды. Всякий неразвитой коммунизм подавляет отдельное лицо. Но не надобно забывать, что русская жизнь находила сама в себе средства отчасти восполнять этот недостаток. Сельская жизнь образовала рядом с неподвижной, мирной, хлебопашенной деревней подвижную общину работников – артель и военную общину казаков.

Артель – лучшее доказательство того естественного, безотчетного сочувствия славян с социализмом, о котором мы столько раз говорили. Артель вовсе не похожа на германский цех, она не ищет ни монополии, ни исключительных прав, она не для того собирается, чтоб мешать другим, она устроена для себя, а не против кого-либо. Артель – соединение вольных людей одного мастерства на общий прибыток общими силами. (...)

Само собою разумеется, что ни в коммунизме деревень, ни в казацких республиках мы не могли бы найти удовлетворения нашим стремлениям. Все это было слишком дико, молодо, неразвито, но из еще безумнее уничтожить общинное начало, к которому стремится современный человек, за то, что оно не развило еще свободной личности в России. (...)

О ПОЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

(...) Дух гражданских учрежде-ний, отношения сословий, порядок администрации, – все это гораздо ближе касается каждой отрасли материальных успехов, нежели думают многие. (...)

(...) Общинное владение, обеспечивающее каждому земледельцу обладание землею, гораздо лучше частной собственности упрочивает национальное благосостояние. Частная земледельческая собственность необходимо ведет к тому, что бóльшая половина возделываемого пространства возделывается не собственниками, имеющими прямой интерес в улучшениях, а другими людьми, которые, производя прочные улучшения, доставляют тем выгоду не себе, а иным людям, и, следовательно, приводятся к наивозможно меньшему интересу в производстве улучшений. Потому общинное владение, обеспечивающее возделывателю несравненно большую долю выгоды от прочных улучшений, более благоприятствует успехам сельского хозяйства, нежели частная поземельная собственность. (...)

Та форма поземельной собственности есть наилучшая для успехов сельского хозяйства, которая соединяет собственника, хозяина и работника в одном лице. Государственная собственность с общинным владением из всех форм собственности наиболее подходит к этому идеалу. (...)

Мы заговорили об идеалах. Мы защищаем факт, у нас существующий, – государственную собственность с общинным владением, именно потому, что она всего ближе всех других форм собственности подходит к идеалу поземельной собственности.

Вся выгода от улучшений и от труда должна принадлежать лицу, трудящемуся и улучшающему.

Каждый земледелец должен быть землевладельцем.

Первая черта идеала относится к успехам сельского хозяйства, вторая к национальному благосостоянию. Чем полнее осуществляются они в действительности, тем при равных условиях быстрее успехи сельского хозяйства и национального благосостояния. Но форма владения не есть единственное основание того и другого: нужны другие условия, о них-то и должны хлопотать в каждой земле люди, желающие успехов сельскому хозяйству. Из этих условий от человеческой воли зависит водворение законности, справедливости и правосудия, водворение хорошей администрации, предоставление каждому простора для законной деятельности, (предоставление каждому трудящемуся обязанности содержать своими трудами только себя и своих близких, а не паразитов, ему чуждых или враждебных).

За осуществлением этих условий следует и все остальное, нужное для успехов земледелия: пробуждение промышленной деятельности, развитие городов, увеличение удобств сообщения производителей с рынком.

Мы защищаем факт, у нас сохранившийся, потому что он из всех возможных на земле форм наиболее соответствует идеалу поземельной собственности.

Но факт сам по себе есть уже всегда до некоторой степени уклонение от идеала и нуждается постоянно в некоторых изменениях и исправлениях для соответствия с ним. (...)

КРИТИКА ФИЛОСОФСКИХ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ ПРОТИВ ОБЩИННОГО ВЛАДЕНИЯ

(...) Повсюду высшая степень развития представляется по форме возвращением к первобытной форме, которая заменялась противоположною на средней степени развития; повсюду очень сильное развитие содержания ведет к восстановлению той самой формы, которая была отвергаема развитием содержания не очень сильным. (...)

Неужели в самом деле правдоподобно, чтобы один только факт поземельных отношений был противоречием общему закону, которому подчинено развитие всего материального и нравственного мира? Неужели вероятно, чтобы для этого одного факта существовало исключение из закона, действующего столь же неизменно и неизбежно, как закон тяготения или причинной связи? Неужели при одной фразе «общинное владение есть первобытная форма поземельных отношений, а частная собственность вторая, последующая форма», – неужели при одной этой фразе не пробуждается в каждом, кто знаком с открытиями великих немецких мыслителей 10, сильнейшее, непреоборимое предрасположение к мнению, что общинное владение должно быть и высшею формою этих отношений?

Действительно, норма, изложенная нами и несомненная для каждого, хотя несколько знакомого с современным положением понятий об общих законах мира, неизбежно ведет к такому построению поземельных отношений:

Первобытное состояние (начало развития). Общинное владение землею. Оно существует потому, что человеческий труд не имеет прочных и дорогих связей с известным участком земли. Номады не имеют земледелия, не производят над землею никакой работы. Земледелие сначала также не соединено с затратою почти никаких капиталов собственно на землю.

Вторичное состояние (усиление развития). Земледелие требует затраты капитала и труда собственно на землю. Земля улучшается множеством разных способов и работ, из которых самою общею и повсеместною необходимостью представляется удобрение. Человек, затративший капитал на землю, должен неотъемлемо владеть ею; следствие того – поступление земли в частную собственность. Эта форма достигает своей цели, потому что землевладение не есть предмет спекуляции, а источник правильного дохода.

Вот две степени, о которых толкуют противники общинного владения, но ведь только две, где же третья? Неужели ход развития исчерпывается ими?

Промышленно-торговая деятельность усиливается и производит громадное развитие спекуляции; спекуляция, охватив все другие отрасли народного хозяйства, обращается на основную и самую обширную ветвь его – на земледелие. Оттого поземельная личная собственность теряет свой прежний характер. Прежде землею владел тот, кто обрабатывал ее, затрачивал свой капитал на ее улучшение (система малых собственников, возделывающих своими руками свой участок, также система эмфитеозов и половничества по наследству, с крепостною зависимостью или без нее); но вот является новая система: фермерство по контракту; при ней рента, возвышающаяся вследствие улучшений, производимых фермером, идет в руки другому лицу, которое или вовсе не участвовало, или только в самой незначительной степени участвовало своим капиталом в улучшении земли, а между тем пользуется всею прибылью, какую доставляют улучшения. Таким образом личная поземельная собственность перестает быть способом к вознаграждению за затрату капитала на улучшение земли.
С тем вместе обработка земли начинает требовать таких капиталов, которые превышают средства огромного большинства земледельцев, а земледельческое хозяйство требует таких размеров, которые далеко превышают силы отдельного семейства и по обширности хозяйственных участков также исключают (при частной собственности) огромное большинство земледельцев от участия в выгодах, доставляемых ведением хозяйства, и обращают это большинство в наемных работников. Этими переменами уничтожаются те причины преимущества частной поземельной собственности перед общинным владением, которые существовали в прежнее время. Общинное владение становится единственным способом доставить огромному большинству земледельцев участие в вознаграждении, приносимом землею, за улучшения, производимые в ней трудом. Таким образом общинное владение представляется нужным не только для благосостояния земледельческого класса, но и для успехов самого земледелия; оно оказывается единственным разумным и полным средством соединить выгоду земледельца с улучшением земли и методы производства с добросовестным исполнением работы. А без этого соединения невозможно вполне успешное производство.

Таково сильнейшее, непреоборимое расположение мысли, к которому приводит каждого знакомого с основными воззрениями современного миросозерцания именно та самая черта первобытности, которую выставляют к решительной невыгоде для себя в общинном владении его противники. Именно эта черта заставляет считать его тою формою, которую должны иметь поземельные отношения при достижении высокого развития; именно эта черта указывает в общинном владении высшую форму отношений человека к земле.

Действительно ли достигнута в настоящее время нашею цивилизациею та высокая ступень, принадлежностью которой должно быть общинное владение, – этот вопрос, разрешаемый уже не помощью логических наведений и выводов из общих мировых законов, а анализом фактов, был отчасти рассматриваем нами в прежних статьях об общинном владении. (...)

Итак (...): 1. Высшая степень развития по форме совпадает с его началом. 2. Под влиянием высокого развития, которого известное явление общественной жизни достигло у передовых народов, это явление может у других народов развиваться очень быстро, подниматься с низшей степени прямо на высшую, минуя средние логические моменты. (...)

КАПИТАЛ И ТРУД

(...) Личный интерес вполне удовлетворяется поступлением вещи в собственность. Поэтому энергия труда, то есть энергия производства, соразмерна праву собственности производителя на продукт. Из этого следует, что производство находится в наивыгоднейших условиях тогда, когда продукт бывает собственностью трудившегося над его производством. Иными словами, – работник должен быть собственником вещи, которая выходит из его рук. (...)

(...) Основною идеею учения о производстве мы находим полное совпадение идеи труда с правом собственности над продуктом труда; иначе сказать, полное соединение качества собственника и работника в одном и том же лице. Основной идеей учения о распределении ценностей мы находим стремление к достижению, если можно так выразиться, такого порядка, при котором частное число (количество ценностей, принадлежащих лицу) определялось бы посредством арифметического действия, где делителем ставилась бы цифра населения, а делимым, – цифра ценностей. (...)

(...) Между состоянием невольника и наемного рабочего существует огромная разница в нравственном и в юридическом отношениях; но специальной экономической разницы в их отношениях к производству нет никакой. Если труд свободного наемного работника производительней, нежели труд невольника, – это зависит от того, что свободный человек выше невольника по нравственному и умственному развитию; потому и работает несколько умнее и несколько добросовестнее. Но эта причина превосходства, как видим, совершенно чужда экономическому его отношению к производству; потому мы и говорим, что если нравственная философия и юриспруденция удовлетворяются уничтожением невольничества, то политическая экономия удовлетворяться этим никак не может; она должна стремиться к тому, чтобы в экономической области была произведена в отношениях труда к собственности перемена, соответствующая перемене, производимой в нравственной и юридической области освобождением личности. Эта перемена должна состоять в том, чтобы сам работник был и хозяином. Только тогда энергия производства поднимется в такой же мере, как уничтожением невольничества поднимается чувство личного достоинства. (...)

(...) В политической жизни простой народ до сих пор служил только орудием для высшего и среднего сословий, не имея прочного самостоятельного значения; точно так и господствующая экономическая теория 15 смотрит на труд, принадлежность простого народа, только как на орудие, которым пользуются для своего увеличения собственность и оборотный капитал (...). Эта теория выражает взгляд и интересы капиталистов, ведущих промышленные и торговые дела и отчасти уже сделавшихся владельцами недвижимой собственности, а вообще проникнутых снисходительностью к побеждаемому врагу, феодальному сословию, которое оказывается их союзником в вопросе о распределении ценностей. Теория самих феодалов выражала интересы людей, совершенно чуждых производству и понятию обмена; потому мало найдется в ней пригодного для экономических потребностей общества, и мы совершенно согласны с отсталыми экономистами в том, что меркантильная система была ошибочна в своих основаниях. Этого нельзя сказать о теории отсталых экономистов. В ней есть элементы совершенно справедливые, и для того чтобы получить теорию, удовлетворяющую истинным условиям общественного благосостояния, нужно только со всею точностью развить основные идеи, из которых выходит господствующая система, но которые или не хочет она развивать, или подавляет примесью враждебных с ними понятий.

Мы видели, что господствующая теория соответствует потребностям среднего сословия, существенную принадлежность которого составляет оборотный капитал и которое источником своих богатств имеет участие в производстве. При таком основании теория капиталистов должна была начать анализом понятий производства и капитала. Результатом анализа был вывод, что всякая ценность создается трудом и что самый капитал есть произведение труда. Нужно не бог знает какое глубокое знакомство с философскими приемами, чтобы видеть, к чему приводит развитие этих положений. Если всякая ценность и всякий капитал производятся трудом, то очевидно, что труд есть единственный виновник всякого производства, и всякие фразы об участии движимого или недвижимого капитала в производстве служат только изменениями мысли о труде, как единственном производителе. Если так, то труд должен быть единственным владельцем производимых ценностей. Вывода, нами представленного, конечно, не хотят принять отсталые экономисты, но он необходимо следует из основных понятий о ценности, капитале и труде, найденных Адамом Смитом. (...)

(...) Открытая ненависть между простолюдинами и средним сословием во Франции произвела в экономической теории коммунизм. Английские писатели утверждают, что после Овена коммунизм не находил значительных представителей в их литературе, и это отсутствие смертельной вражды между теоретиками соответствует отсутствию непримиримой ненависти между английскими работниками и средним сословием. Но если английские экономисты не находят в своей литературе современных мыслителей, подобных Прудону, то в практике промышленные союзы (Trade's Unions) работников представляют очень много соответствующего теориям, которые у французов называются коммунистическими. В Англии, где не любят давать громких имен вещам, эти союзы подвергаются упреку в коммунистических стремлениях только при особенных случаях, каковы, например, колоссальные отказы от работы для принуждения фабрикантов к повышению заработной платы. (...)

Теория трудящихся имеет полное право говорить, что не принимает возражения о выгодах одиночного хозяйства, как возражения, не применяющегося к сущности данных положений. При каком порядке дел производство идет успешнее: при рабстве или при свободе? Я этого не знаю и не хочу знать; я знаю только, что рабство противно врожденным стремлениям раба, что свобода соответствует им, и потому я говорю, что производство должно иметь форму свободы. На какой фабрике больше производится продуктов: на фабрике, принадлежащей одному хозяину-капиталисту, или на фабрике, принадлежащей товариществу трудящихся? Я этого не знаю и не хочу знать; я знаю только, что товарищество есть единственная форма, при которой возможно удовлетворение стремлению трудящихся к самостоятельности, и потому говорю, что производство должно иметь форму товарищества трудящихся.

Мы говорим: все равно, увеличивается или уменьшается успешность производства через заменение рабства свободой и одиночного хозяина товариществом трудящихся, – все равно, потребности человека заставляют утверждать, что самостоятельность трудящихся, даваемая только формою товарищества, выгоднее для общества, нежели хозяйство отдельного капиталиста, как свобода выгоднее рабства для общества. Но как при свободе успешнее идет и самое производство, точно так же при форме товарищества оно должно идти успешнее, нежели при хозяйстве отдельного капиталиста.

Одну из причин этого мы видели, когда говорили об общем принципе производства, указываемом самою теориею капиталистов: успешность производства пропорциональна энергии труда, а энергия труда пропорциональна степени участия трудящегося в продуктах; потому наивыгоднейшее для производства положение дел то, когда весь продукт труда принадлежит трудящемуся. Форма товарищества трудящихся одна дает такое положение дел, потому должна быть признана формою самого успешного производства.

Другая причина заключается в направлении производства, в характере продуктов, на которые будет обращен труд. Мы видели, что производительным трудом должен называться только тот, который обращен на производство предметов нужных, – таких предметов, потребление которых одобряется расчетливостью и благоразумием. С точки зрения трудящихся, такие продукты – вещи, удовлетворяющие необходимейшим потребностям человеческого организма. (...)

Есть еще третья причина большей успешности труда при форме товарищества. Мы видели, что мерилом производства для трудящегося служит не сбыт продуктов, а надобность собственного потребления. Потребление имеет в себе элемент постоянства, которого лишен сбыт. Вы можете наверное рассчитывать, сколько хлеба нужно для известного семейства на неделю, на месяц, на год; обед должен быть и ныне, и завтра. Не то в вопросе о сбыте: ныне на бирже требуются сотни тысяч четвертей хлеба или тюков хлопчатой бумаги, через неделю не потребуется, быть может, ни одной четверти, ни одного тюка. Сбыт не идет размеренным шагом, как потребление; он вечно находится в лихорадочных пароксизмах, и крайняя энергия сменяется в нем совершенным бессилием. К довершению гибельности, невозможно заблаговременно предусматривать ни времени, ни продолжительности этих перемен, ни интенсивности каждой из них. Потому производство капиталиста подвержено беспрерывным застоям, а весь экономический порядок, основанный не на потреблении, а на сбыте, подвержен неизбежным промышленным и торговым кризисам, из которых каждый состоит в потере миллионов и десятков миллионов рабочих дней. Эти кризисы, эта насильственная утрата рабочего времени невозможна при производстве, мерилом которого служит потребление. (...)

Если мы сообразим все эти обстоятельства, дающие перевес производству под формою товарищества трудящихся над производством отдельного капиталиста, если мы вникнем в громадную силу каждого из этих обстоятельств и подумаем, в какой громадной пропорции должна «возрастать она от дружной помощи двух» других обстоятельств, то мы должны будем сказать, что степень возвышения, которую должна произвести в благосостоянии общества эта форма, далеко превосходит все ожидания, к каким мы способны теперь, при нашем рутинном понятии об идеале общественного благосостояния (...).

(...) Прежняя теория провозглашала товарищество между народами, потому что благосостояние одного народа нужно для благосостояния других. Новая теория проводит тот же принцип товарищества для каждой группы трудящихся. Прежняя теория говорит: все производится трудом; новая теория прибавляет: и потому все должно принадлежать труду; прежняя теория говорила: непроизводительно никакое занятие, которое не увеличивает массу ценностей в обществе своими продуктами; новая теория прибавляет: непроизводителен никакой труд, кроме того, который дает продукты, нужные для удовлетворения потребностей общества, согласных с расчетливою экономиею. Прежняя теория говорит: свобода труда; новая теория прибавляет: и самостоятельность трудящегося. (...)

1  Мы имеем в виду общество Петрашевского. У него собирались молодые люди, чтобы обсуждать социальные вопросы. Этот клуб существовал уже несколько лет, когда, в начале венгерской кампании, правительство решило объявить его широким заговором и усилило аресты.


Оно нашло лишь мнения там, где искало преступный сговор, это не помешало ему осудить всех обвиняемых на смертную казнь. Чтобы придать себе ореол милосердия, царь заменил это наказание каторгой, ссылкой или солдатчиной. Среди осужденных называют Спешнева, Григорьева, Достоевского, Кашкина, Головинского, Момбелли и др.

PAGE  82


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

33968. Пенетрация язвы 25 KB
  Пенетрация язвы В развитии пенетрации язвы различают три стадии: внутристеночную пенетрацию язвы стадию фиброзного сращения завершенную пенетрацию в соседний орган. Наиболее часто пенетрация язвы происходит в малый сальник в головку поджелудочной железы в печеночнодвенадцатиперстную связку. Возможна пенетрация язвы в печень в желчный пузырь в поперечную ободочную кишку и ее брыжейку. Появление боли в спине боль опоясывающего характера наблюдаются при пенетрации язвы в поджелудочную железу.
33969. Дудоденальная непроходимость. Пилородуодунальній стеноз 23.5 KB
  или пилорического отдела желудка. воспалительным инфильтратом обтурацией просвета отеком слизистой пилороспазмом или опухолью желудка. Декомпенсация гастростаз атония желудка многократная рвота рвотные массы зловонные многодневной давности. Пальпаторно контуры растянутого желудка шум плеска .
33970. Полипы желудка 25.5 KB
  Полипы желудка. Полипы желудка представляют собой патологические разрастания эпителиальной ткани. 7090 всех полипов желудка cоставляют гиперпластические полипы. Остальные 1030 приходится на долю аденоматозных полипов железистых полипов дна желудка и гамартомных полипов.
33971. Брюшина. Перитонит: классификация по клин. течению, распространнённостью процеса, характером выпота 37 KB
  Брюшина представляет собой тонкую серозную оболочку покрывающую внутреннюю поверхность брюшной стенки и расположенные в брюшной полости внутренние органы. Выделяют париетальную брюшину покрывающую внутреннюю поверхность брюшной стенки и висцеральную покрывающую большую часть внутренних органов. В брюшной полости в нормальных условиях находится небольшое количество прозрачной жидкости увлажняющей поверхность внутренних органов и облегчающей перистальтику желудка и кишечника. Богатая васкуляризация брюшинного листка обусловливает его...
33972. НЕПРОХОДИМОСТЬ КИШЕЧНАЯ 29.5 KB
  Классификация По этиологии Динамическая Спастическая заболевания нервной системы истерия спазмофилия дискинезия глистная инвазия полипы толстой кишки Паралитическая воспалительный процесс в брюшной полости флегмона гематома забрюшинного пространства состояние после лапаротомии рефлекторные влияния патологических состояний внебрюшинной локализации например пневмонии плеврита ИМ тромбоз брыжеечных сосудов инфекционные заболевания токсические парезы Механическая Обтурационная: интраорганная глистная инвазия...
33973. Тактика хирурга при лечении кишечной непроходимости. Особенности 35.5 KB
  Тактика хирурга при лечении кишечной непроходимости. Перед началом лечения необходимо четко представлять с каким видом непроходимости приходится иметь дело. При странгуляционной непроходимости или обоснованном подозрении на нее показана экстренная операция ибо задержка хирургического вмешательства может привести к некрозу кишки и разлитому перитониту. При обтурационной кишечной непроходимости можно попытаться использовать консервативное лечение с целью ликвидации кишечной непроходимости с последующим устранением вызвавшей .
33974. Неспецифический язвенный колит 34 KB
  Это заболевание представляет собой хронический воспалительный процесс с развитием язвеннонекротических изменений в слизистой оболочке прямой и ободочной кишки. В сыворотке крови больных неспецифическим язвенным колитом можно обнаружить специфические антитела к слизистой оболочке толстой кишки. Слизистая оболочка толстой кишки продуцирует антиген образуются антитела. Далее присоединяется вторичная инфекция кишечная микрофлора поражение нервного аппарата кишки алиментарная недостаточность.
33975. Болезнь Крона 32 KB
  Болезнь Крона Болезнь Крона хроническое неспецифическое воспалительное заболевание которое может поражать любой отдел пищеварительного тракта от пищевода до прямой кишки. наблюдавшими его в терминальном отделе подвздошной кишки и назвавшими терминальным илеитом. В патогенезе заболевания основным считают поражение лимфатической системы приводящее к поражению стенки кишки и развитию гранулематозного воспаления. Патологическая анатомия: стенка кишки отечна утолщена рубцово изменена.
33976. Дифузный полипоз. (Полипы толстой кишки. Ворсинчатые опухоли.) 26 KB
  Полипы толстой кишки. Полипы доброкачественное новообразование исходящее из эпителия склонное к малигнизации. Хирургическое: одиночные полипы ворсинчатые опухоли с хорошо выраженной ножкой электрокоагуляция через ректо и колоно скоп при малигнизации ворсинчатой опухоли радикальная операция право и левостороняя гемиколэктомия резекция сигмовидной. Множественные полипы ограниченная резекция пораженного отдела кишки.