79321

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Диссертация

Иностранные языки, филология и лингвистика

Цель работы состоит в исследовании и описании формальных и семантических особенностей процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, в установлении закономерностей взаимодействия формы и семантики анализируемых фразеологических единиц.

Русский

2015-02-11

1.28 MB

5 чел.

276

КУРГАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

ЖАКИНА ЮЛИЯ СЕРГЕЕВНА

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ФРАЗЕОЛОГИЗМЫ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Специальность 10.02.01 – Русский язык

 

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент

Н.Б. Усачева

Курган

2003

Содержание

Введение                                                                                                         5

ГЛАВА I. ВНЕШНЯЯ ФОРМА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ                   14              

  1.  Понятие о внешней форме процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                                   15                    
    1.  Количественная характеристика процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                        16  
    2.  Структурная организация процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                                   20
      1.  Структурная организация двухкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                              28
      2.  Структурная организация трехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, имеющих структуру простого словосочетания                                                                                    34
      3.  Структурная организация трехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, имеющих структуру сложного словосочетания                                                                                      46
      4.  Структурная организация четырехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                              52
      5.  Структурная организация многокомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                              59
    3.  Система предикативных и непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                      62

1.4.1. Парадигматические и классификационные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                              65

1.4.2. Непредикативные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                    92

1.4.3. Фразообразовательные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                         100

1.5. Функционирование формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                                 104

Выводы к главе I                                                                                               113                    

ГЛАВА II.  СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ                 119       

2.1. Категориальное значение процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                                        120

2.2. Субкатегориальное значение деятельности                                               124

2.3. Семантические типы, группы и подгруппы  процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                    145                 

2.3.1. Фразеологизмы, обозначающие абстрактную деятельность         149

2.3.1.1. Фразеологизмы, обозначающие речемыслительную          

деятельность                                                                                         150

2.3.1.2. Фразеологизмы, обозначающие поведение                          158                                                                                                                     

2.3.2. Фразеологизмы, обозначающие конкретную деятельность          164

2.3.2.1.  Фразеологизмы, обозначающие социальную деятельность

                                                                                                               165

2.3.2.2.  Фразеологизмы, обозначающие движение                          177

2.3.2.3. Фразеологизмы, обозначающие жестово-мимическую деятельность                                                                                               180

2.3.2.4. Фразеологизмы, обозначающие физическую деятельность

                                                                                                               182

2.4. Роль компонентов в формировании семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                      187

2.4.1. Роль глагольного компонента в процессе формирования семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                                                      190    

2.4.2. Имя существительное как компонент процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                            205

2.4.3. Имя прилагательное как компонент процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                 224

2.4.4. Местоимение как компонент процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности                                                                              231

    

Выводы к главе II                                                                                      242   

Заключение                                                                                                 247

Библиография                                                                                             255

Введение

Развитие фразеологии как самостоятельной лингвистической дисциплины началось с признания за фразеологизмом статуса особой единицы языка, качественно отличной от слова. Фразеологический фонд русского языка стал объектом исследования многих выдающихся ученых-лингвистов, сформировавших основные понятия фразеологии, определивших наиболее важные направления в исследовании фразеологических единиц (В.В. Виноградов, В.Л. Архангельский, В.П. Жуков, Н.М. Шанский, В.М. Мокиенко, А.М. Мелерович, А.М. Чепасова, В.А. Лебединская и другие).

В последние десятилетия идет активный процесс системного изучения фразеологизмов русского языка в разных аспектах.

Семантические свойства и отношения фразеологизмов, формирование семантической структуры фразеологических единиц исследуются в работах В.А. Архангельского, В.П. Жукова, Ю.А. Гвоздарева, В.М. Мокиенко, А.М. Мелерович, А.М. Чепасовой, В.А. Лебединской, н.Ф. Алефиренко, Е.Р. Ратушной и других.

Проблемы грамматических свойств фразеологизмов освещаются в трудах А.М. Чепасовой, В.А. Лебединской, Ф.И. Никоновайте, Г.И. Михайловой, А.П. Окуневой, Г.И. Лебедевой, В.Н. Хмелевой, Н.Б. Усачевой и других.

Во фразеологии появилось понятие «форма фразеологизма», противопоставленное понятию «фразеологическое значение».

Предметом исследования стали формальные и семантические свойства фразеологических единиц разных семантико-грамматических классов (предметных, процессуальных, призначных и др.), субкатегорий и групп.

Пристальное внимание уделяется особенностям структурной организации, компонентного состава, системы морфологических категорий, функционирования грамматических форм, взаимодействия внешних формальных и внутренних семантических свойств фразеологизмов, объединенных категориальным, субкатегориальным или групповым значением.

Так, в диссертационной работе Туркиной Б.В. проведено подробное исследование формальных и семантических свойств процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния [Туркина 2002].

Актуальность исследования обусловлена необходимостью получения знаний о формальных и семантических свойствах процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Существует потребность в определении специфики структурной организации, компонентного состава, функционирования морфологических категорий, взаимодействия формы и семантики исследуемых фразеологических единиц; в построении семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности и в описании механизма формирования целостного значения фразеологизмов.

Вслед за В.А. Лебединской, под фразеологизмом мы понимаем самостоятельную номинативную единицу языка, качественно отличную от слова, обладающую признаками устойчивости, семантической целостности, сверхсловности, раздельнооформленности и воспроизводимости [Лебединская 1987:3].

Фразеологический фонд так же, как и лексический, организован в семантико-грамматические классы, которым присуща четкая внутренняя иерархичность.

Исследуемые фразеологизмы относятся к семантико-грамматическому классу процессуальных фразеологических единиц. Процессуальными фразеологизмами считаются фразеологизмы, имеющие категориальное процессуальное значение, выраженное морфологическими категориями лица, времени, наклонения, вида и залога.

В.А. Лебединская выделила 3 семантические субкатегории процессуальных фразеологизмов: деятельности, состояния и отношения.

Субкатегория – это семантико-грамматический разряд процессуальных фразеологизмов, объединенных на основе общей субкатегориальной семы – деятельности, состояния или отношения, характеризуемый особыми, типичными для всей субкатегории грамматическими и семантическими признаками.

Под субкатегорией деятельности мы понимаем семантико-грамматический разряд процессуальных фразеологизмов, обозначающих деятельность и выражающих это значение определенной совокупностью формальных средств.

Деятельность – это один из процессуальных признаков мира предметов, выделяемый наряду с состоянием и отношением. Содержанием деятельности являются процессы, осознанно, целенаправленно осуществляемые активным субъектом-лицом.

Объектом исследования являются процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности как системно организованное объединение процессуальных фразеологических единиц, характеризующееся особыми структурными и семантическими свойствами.

Предметом исследования являются особенности внешней формы и семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности.

Материалом исследования послужила оригинальная картотека употреблений процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, собранная методом сплошной выборки из произведений русской художественной и публицистической литературы XIX-XXI веков, из передач радио и телевидения, периодической печати; использовались также записи разговорной речи.

Авторская картотека насчитывает 1889 фразеологических единиц в 10200 употреблениях.

Методы исследования. Основным методом исследования формальных и семантических свойств процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является описательный.

Специфика описываемого материала определила выбор частных научных методов исследования: сопоставительный метод используется при исследовании компонентного состава, многозначности, синонимии, антонимии фразеологизмов. Метод количественно-симптоматический применяется при обнаружении количественной представленности структурных моделей субкатегории деятельности. Наряду с указанными методами используется метод семантической идентификации – при отождествлении значений отдельной единицы, семантической группы, субкатегории.

Для выявления особенностей семантики процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности использовались также разные приемы: построение семантической структуры субкатегории и групп, описание групп и подгрупп, семный анализ фразеологического значения.

Цель работы состоит в исследовании и описании формальных и семантических особенностей процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, в установлении закономерностей взаимодействия формы и семантики анализируемых фразеологических единиц.

Достижению указанной цели служит решение следующих задач:

- определить сущность и границы семантической субкатегории деятельности в подсистеме процессуальных фразеологизмов;

- выявить особенности строения и функционирования внешней формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности;

- дать описание структурных моделей и компонентного состава исследуемых фразеологизмов;

- определить закономерности взаимодействия и взаимообусловленности грамматических и семантических свойств процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности;

- исследовать и описать семантическую структуру субкатегории деятельности;

- представить семантическую классификацию процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, выделив типы, группы и подгруппы исследуемых фразеологических единиц;

- изучить механизм формирования семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, определив роль компонентов в создании категориального, субкатегориального, группового и индивидуального значений фразеологизмов.

Научная новизна исследования состоит в том, что:

- впервые предпринимается научный анализ процессуальных фразеологизмов, относящихся к одному из семантико-грамматических разрядов – субкатегории деятельности; выявляется сущность субкатегориального значения деятельности, определяются его интегральные и дифференциальные признаки;

- выявляются признаки закономерного взаимодействия формальных и семантических свойств процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности;

- устанавливаются особенности строения и функционирования внешней формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности; производится анализ структурной организации и компонентного состава исследуемых фразеологизмов;

- производится описание семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, дается классификация исследуемых фразеологизмов по типам, группам и подгруппам; исследуется объектная характеристика фразеологизмов каждой группы;

- выявляются системные отношения синонимии и антонимии между фразеологизмами каждой группы и подгруппы;

- исследуется механизм формирования семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности; устанавливается степень семантического влияния компонентов на образование целостного значения исследуемых фразеологических единиц;

Теоретическая значимость диссертации. В результате проведенного исследования определена сущность субкатегориального значения деятельности, установлен статус процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности как одного из разрядов семантико-грамматического класса процессуальных фразеологизмов; получены знания об элементах внешней формы и семантической структуры исследуемых фразеологизмов; о взаимодействии и взаимообусловленности их грамматических и семантических признаков; интерпретируется роль фразообразующих компонентов анализируемых фразеологических единиц в формировании целостного фразеологического значения.

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы в системных исследованиях и учебных пособиях по проблемам фразеологии, в преподавании курсов современного русского языка, в спецсеминарах и спецкурсах, а также при подготовке курсовых и дипломных работ.

Описание семантических свойств процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности может быть использовано для исправления и уточнения словарной интерпретации значений исследуемых фразеологизмов во фразеологических словарях современного русского языка.

Апробация работы.

Основные положения диссертационного исследования изложены в 10 публикациях. О результатах исследования сообщалось на научно-практической конференции «Сергеевские чтения» (Курган, 2000, 2002, 2003), на международном симпозиуме «Переходные явления в сфере лексики и фразеологии русского и других славянских языков» (Великий Новгород, 2001), на научно-практической конференции №Новые горизонты – 2002» (Курган, 2002), на региональной научно-практической конференции «Проблемы филологического образования в вузе и школе» (Шадринск, 2002), на Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные вопросы русистики» (Тюмень, 2003), на Всероссийской научной конференции «Семантика и форма фразеологических знаков языка» (Курган, 2003).

Положения, выносимые на защиту:

1. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности – это один из семантико-грамматических разрядов процессуальных фразеологизмов, который объединяет фразеологизмы, обозначающие деятельность и  выражающие это значение определенной совокупностью грамматических, формальных средств. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности обладают интегральными и дифференциальными признаками, выделенными по отношению к двум другим разрядам (состояния и отношения).

Интеграция с процессуальными фразеологизмами других субкатегорий (состояния и отношения) осуществляется на основе следующих признаков: категориального значения процессуальности, грамматических категорий лица, времени, наклонения, вида и залога, системы предикативных и непредикативных форм.

К дифференциальным признакам относятся специфика субкатегориального значения деятельности, особенности структурной организации, компонентного состава исследуемых фразеологизмов; особое функционирование морфологических форм, определяемое взаимодействием грамматических категорий и субкатегориального значения деятельности; механизм формирования семантической структуры субкатегории деятельности, который представляет собой преобразование отдельных сем входящих во фразеологизм компонентов в семы целостного фразеологического значения, особые субъектно-объектные характеристики.

2. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности имеют оригинальную внешнюю форму. Элементом внешней формы исследуемых фразеологизмов является их структурная организация. Подавляющее большинство процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности построено по структуре простого словосочетания (84% от общего числа).  Значительно меньше фразеологизмов, структурно равных сложному словосочетанию и сочинительному сочетанию слов. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут состоять из 2-х, 3-х, 4-х, 5-ти, 6-ти, 7-ми компонентов. Преобладают двухкомпонентные фразеологизмы (65% от общего числа). Обязательным, грамматически стержневым компонентом во всех процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности является бывший глагол, который создает систему предикативных и непредикативных форм анализируемых фразеологических единиц.

3. Парадигма предикативных и непредикативных форм исследуемых фразеологизмов формируется под влиянием семантических свойств субкатегории деятельности, вследствие чего система форм анализируемых фразеологических единиц имеет ряд особенностей  в построении и функционировании. Предикативные формы фразеологизмов позволяют наиболее полно и разносторонне представить процессуальное значение  деятельности, поэтому их употребительность в речи превышает употребительность непредикативных форм. Среди непредикативных форм предпочтение в речи отдается инфинитивным формам, которые являются самой нейтральной номинацией деятельности.

4. Семантическая структура процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности представляет собой иерархию сем разного уровня абстракции: категориальных, субкатегориальных, групповых и индивидуальных. Классификация исследуемых фразеологизмов по семантическим типам, группам и подгруппам осуществляется на основе общих сем в семантической структуре фразеологических единиц. Все исследуемые фразеологизмы делятся на два типа: фразеологические единицы, обозначающие абстрактную деятельность, и фразеологизмы со значением конкретной деятельности. Фразеологизмы абстрактной деятельности преобладают почти в 2 раза. Внутри каждого типа происходит объединение фразеологизмов в группы на основе общих групповых сем. Фразеологизмы абстрактной деятельности подразделяются на две группы: «речемыслительная деятельность» (665) и «поведение как деятельность» (613). Фразеологизмы конкретной деятельности делятся на группы: «социальная деятельность» (465), «движение» (94), «жестово-мимическая деятельность» (26), «физическая деятельность» (26). Внутри некоторых групп выделяются подгруппы на основе более конкретных семантических признаков.

Фразеологизмы каждой группы и подгруппы имеют особые объектные характеристики. Внутри каждой группы устанавливаются синонимические и антонимические отношения, свидетельствующие о системном характере анализируемых семантических объединений.

5. Значительную роль в формировании семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности играет глагольный компонент. Глагольный компонент создает категориальное значение процессуальности и участвует в образовании субкатегориального, группового и индивидуального значений исследуемых фразеологических единиц. Большое количество процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности (около 1/4 всех фразеологизмов) образовано при помощи глагольного компонента делать. Этот глагол обладает высоким фразообразовательным потенциалом, так как в свободном употреблении выражает деятельность в самом общем виде и имеет возможность сочетаться с широким кругом отвлеченных имен существительных, обозначающих какой-либо вид деятельности.

Семантическая структура процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности формируется под большим воздействием именных компонентов (существительных, прилагательных, местоимений), независимо от того, является или нет имя семантическим центром. Имена существительные вносят наиболее весомый вклад в семантику исследуемых фразеологизмов, формируя, главным образом, групповое и индивидуальное значения фразеологических единиц. На формирование субкатегориального значения деятельности оказывают большое влияние абстрактные существительные со значением какого-либо вида деятельности, которые входят в состав большинства исследуемых фразеологизмов.

В соответствии с поставленными целью и задачами диссертация имеет следующую структуру: введение, две главы, заключение, список использованной литературы. Основной текст насчитывает 268 стр.

ГЛАВА 1. ВНЕШНЯЯ ФОРМА ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Форма и значение языкового знака существуют в тесном единстве. Фразеологизм, представляя собой номинативную единицу языка, следовательно, языковой знак, обладает своей оригинальной формой и уникальным значением.

Изучению формы фразеологизма посвящены труды В.Л. Архангельского, В.П. Жукова, А.И. Федорова, Н.М. Шанского, В.М. Мокиенко, Н.Н. Амосовой и др. Форма фразеологических единиц является предметом исследования представителей челябинской фразеологической школы: А.М. Чепасовой, В.А. Лебединской, Л.Д. Игнатьевой, Г.Г. Шумиловой, В.Н. Хмелевой, Г.С. Иваненко, А.В. Свиридовой, Л.Ю. Нестеровой, Л.П. Гашевой. Любое изучение фразеологического материала ученые начинают с описания синтаксической организации фразеологизмов.

А.М. Чепасова утверждает, что «форма фразеологизма – это всегда синтаксическая конструкция, это всегда синтаксическая модель» [Чепасова 2001: 132].

Особенности формы процессуальных фразеологизмов изучались А.М. Чепасовой, В.А. Лебединской, Ф.И. Никоновайте, Г.И. Лебедевой, А.П. Окуневой, И.Г. Казачук, Л.П. Гашевой, Н.Б. Усачевой, Б.В. Туркиной.

Необходимо различать внешнюю и внутреннюю форму процессуальных фразеологизмов.

А.А. Потебня отмечал, что слово как творческий акт речи и мысли включает в себя, кроме звучания и значения, еще представление (или внутреннюю форму), «представление – необходимая (для быстроты мысли и для расширения сознания) замена соответствующего образа или понятия», … «способ объективации мысли в слове». [Потебня 1958: 12]

В.В. Виноградов считал внутренней формой «образ, лежащий в основе значения или употребления слова, который может уясниться лишь на фоне той материальной и духовной культуры, той системы языка, в контексте которой возникло или преобразовалось данное слово или сочетание слов». [Виноградов 1972: 20]

Изучению внутренней формы посвящены работы В.П. Жукова [Жуков 1967], А.И. Ройзензона, который соотнес понятие внутренней формы с целостным значением фразеологизма [Ройзензон 1965], В.Н. Телии [Телия 1981].

А.М. Мелерович определяет внутреннюю форму фразеологизма как «смысловое содержание, положенное в основу фразеологического значения и объективированное по отношению к нему в звуковой форме фразеологической единицы» [Мелерович 1979:30].

Внутренняя и внешняя формы фразеологизма гармонично взаимодействуют друг с другом: изменение внутренней формы языкового знака влечет за собой изменение его внешней формы. Под внутренней формой процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности мы понимаем способы организации семантической структуры фразеологической единицы, семный характер построения ее индивидуального значения.

Термин «внешняя форма» фразеологизма используется в работах В.А. Лебединской, которая отмечает, что «процессуальные фразеологизмы имеют особенно много проявлений изменчивости внешней формы, начиная от преобразований синтаксической структуры и компонентного состава и кончая формальными метаморфозами каждого компонента» [Лебединская 1999: 42].

  1.  Понятие о внешней форме процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Внешняя форма процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности состоит из определенного количества слов-компонентов, которые принадлежат к разным частям речи.

Элементом внешней формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является их структурная организация, которая имеет свои особенности, отличающие данные фразеологические единицы от процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения и субкатегории состояния.

Обязательным компонентом процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, как всех процессуальных фразеологизмов, является глагол, который создает систему морфологических форм и грамматических категорий фразеологизма. Внешняя форма процессуального фразеологизма субкатегории деятельности – это еще и одна из его морфологических модификаций в пределах присущих ему морфологических категорий лица, времени, наклонения, вида, залога.

Грамматические категории процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности выражены системой предикативных и непредикативных форм.

Парадигма форм у процессуальных фразеологизмов всех трех субкатегорий одинакова, однако процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности обладают своими особенностями в построении форм и функционировании их в речи.

Исследование внешней формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, особенностей ее формирования и функционирования является начальным этапом изучения фразеологизмов данной субкатегории, предваряющим рассмотрение семантических свойств анализируемых фразеологических единиц.

1.2. Количественная характеристика процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Компонентный состав процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является элементом внешней формы исследуемых фразеологических единиц.

Под компонентом фразеологизма мы понимаем слово, знаменательное или незнаменательное, которое в составе фразеологической единицы, сохраняя формальную отдельность слова, перестает быть фактом автономной номинации, утрачивает грамматические свойства свободного слова, преобразуя отдельные элементы своего бывшего значения в элементы целостного значения фразеологической единицы.

Слово, ставшее компонентом процессуального фразеологизма субкатегории деятельности, участвует в создании внешней формы и семантической структуры фразеологической единицы.

По внешнему, формальному признаку – количеству компонентов – можно выделить следующие разновидности формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности:

  •  двухкомпонентные (брать барьер);
  •  трехкомпонентные (бить в набат, посмотреть своими глазами);
  •  четырехкомпонентные (облекать плотью и кровью);
  •  многокомпонентные (идти по пути наименьшего сопротивления);

О фразообразующей активности каждой разновидности дает представление следующая таблица

Разновидности ПФСД

Количество фразеологизмов

%

двухкомпонентные

1220

65

трехкомпонентные, имеющие структуру простого словосочетания

374

19

трехкомпонентные, имеющие структуру сложного словосочетания

94

5

четырехкомпонентные

161

9

многокомпонентные

40

2

Всего

1889

100

Значительно преобладают двухкомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности 1220 (65 % от общего числа) фразеологизма, например: брать/взять перо, брать/взять слово, вертеть вола, валять ваньку, городить чепуху, городить огород, давать/ дать ход, делать дело, задирать/задрать нос, закладывать/заложить фундамент, заводить/завести пластинку, навострить лыжи, нести вздор, наполнять/наполнить кубышку, бросаться словами, молоть языком, чесать языком, давать/дать маху, забегать/забежать вперед и т. п.

Двухкомпонентные формы предрасположены к образованию процессуальных фразеологизмов, т. к. являются наиболее компактными. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности не стали исключением.

Меньшим количеством исследуемых фразеологизмов представлены трехкомпонентные формы - 468 (24 % от общего числа) фразеологизмов. Трехкомпонентные фразеологизмы деятельности могут иметь структуру простого или сложного словосочетания.

Преобладают фразеологизмы, восходящие к простому словосочетанию, - 374 (19 % от общего числа) единиц, например: брать/взять в расчет, выпускать/выпустить в свет, глядеть в оба, держать за хвост,  выбрасывать/выбросить из головы, выдавливать/выдавить из себя (слова), вытаскивать/вытащить из ямы, высасывать/высосать из пальца, вычеркивать/вычеркнуть из памяти, держать на прицеле, держать на уме, глядеть по верхам, гоняться за смертью  и т. п.

Значительно меньше трехкомпонентных фразеологизмов, имеющих структуру сложного словосочетания, - 94 (5% от общего числа) фразеологизм, например: беречь каждую копейку, взвешивать/взвесить каждое слово, обходить/обойти острые вопросы, грызть гранит науки, носить воду решетом, огребать деньги лопатой и т. п.

Большая фразообразовательная активность трехкомпонентных форм, структурно равных простому словосочетанию, обусловлена их большей компактностью. Слитность предложно-падежных форм служит еще одним фактором образования данных фразеологизмов.

Четырехкомпонентные формы обладают небольшой фразообразующей продуктивностью, т. к. они более громоздки по сравнению с двухкомпонентными и трехкомпонентными формами. Четырехкомпонентную форму имеет 161 (9% от общего числа) фразеологизм: брать/взять в руки оружие, брать/взять ноги в руки, бросать/бросить слова на ветер, бить себя в грудь, бросать/ бросить на чашу весов, всходить/взойти на вершину власти, вызывать/вызвать огонь на себя, валить через пень колоду, держать баранку в руках, держать рот на замке, играть жизнью и смертью и т. п.

Многокомпонентные формы некомпактны, поэтому проявляют низкую фразообразовательную активность - 40 (2% от общего числа) фразеологизмов.  Среди многокомпонентных фразеологизмов можно выделить  пятикомпонентные, шестикомпонентные и семикомпонентные фразеологические единицы. К пятикомпонентным относятся 33 (1,7% от общего числа) процессуальных фразеологизма суцбкатегории деятельности, например: знать все ходы и выходы, идти по пути наименьшего сопротивления, не оставить камня на камне, найти свою дорогу в жизни, переворачивать с ног на голову, переливать из пустого в порожнее и т. п.; к шестикомпонентным - 4 фразеологизма (делать/сделать хорошую мину при плохой игре, ладить одну и ту же песню, носиться как дурак с писаной торбой, идти (и) в огонь и в воду); к семикомпонентным – 3 фразеологические единицы (нести и с Дона и с моря, приводить к одному и тому же знаменателю, лезть с суконным рылом в калашный ряд).

Громоздкость структуры многокомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегоии деятельности служит причиной сокращения компонентного состава фразеологизмов, например: носиться как с писаной торбой (носиться как дурак с писаной торбой), ладить одну песню (ладить одну и ту же песню), делать хорошую мину (делать хорошую мину при плохой игре) и т. п.

1.3. Структурная организация процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности характеризуются разнообразной структурной организацией. Структурная организация фразеологических единиц является предметом исследования многих направлений и школ.

Первая попытка проникнуть в структуру фразеологизмов принадлежит С.И. Абакумову. Он рассматривает «этимологический состав» фразеологизмов, подразумевая под ним «компонентный состав». С.И. Абакумов выделяет «парные словосочетания», в основе выделения которых лежит не синтагматическая связь и даже не «этимологический состав», а чисто механические принципы «парности». Остальные идиомы лингвист группирует исключительно по компонентному составу [Абакумов 1936:56].

В.Л. Архангельский выделял 2 типа «фразем»: единицы-минимум и единицы-максимум. Первые структурно равны словосочетанию, вторые – предложению.

В.Л. Архангельский утверждал, что между разными уровнями языка в структуре фразеологизма существуют закономерные соотношения и взаимодействия. По мнению ученого, «фразеологическое значение неотделимо от морфолого-синтаксического построения фразеологических единиц» [Архангельский 1972:184].

Н.М. Шанский выступил со своей структурной классификацией, в которой весь фразеологический материал делится на 2 больших разряда: фразеологические единицы, структурно равнозначные предложению, и фразеологизмы, представляющие собой то или иное сочетание слов [Шанский 1957:].

А.М. Чепасова, рассматривая структурную организацию фразеологизмов, первым выделяла «синтаксический тип объединения всех знаменательных частей речи со служебными. Этот синтаксический тип моделей называется сочетаниями слов…Второй тип – модели словосочетаний. Он характеризуется тем, что входящие в него модели фразеологизмов построены в соответствии с правилами согласования, управления или примыкания… Третий тип модели – простые предложения. В отличие от первых двух типов третий характеризуется тем, что по внешнему виду его единицы всегда представляют собой грамматическую основу, которую составляет объединение двух главных членов – подлежащего и сказуемого или наличия только одного состава, чаще всего сказуемого» [Чепасова 1998:32-36].

Исследованию структурной организации фразеологизмов разных классов посвящен сборник статей «Синтаксические модели фразеологизмов», который был выпущен в 1989 году членами челябинской фразеологической школы. В сборнике исследуется структурная организация класса качественно-обстоятельственных и призначных фразеологизмов (статьи Т.Е. Помыкаловой, Н.А. Павловой, Г.Г. Шумиловой, А.А. Соловьевой, Н.К. Костиной), процессуальных фразеологизмов (статьи В.А. Лебединской, Г.И. Михайловой, Л.П. Гашевой, Т.В. Алейниковой, В.Н. Хмелевой).

Материалом для анализа служат фразеологизмы, имеющие разную синтаксическую организацию: равные словосочетанию, сочетанию незнаменательного слова со знаменательным, сочинительному сочетанию слов, а также предложению. Необходимо отметить, что свойства структурной организация рассматриваемых в сборнике фразеологических единиц не связываются исследователями с семантическими субкатегориями фразеологизмов.  

В сборнике «Фразеологизм: семантика и форма», посвященном юбилею профессора кафедры русского языка Курганского государственного университета В.А. Лебединской, вышедшем в 2001 году, рассматриваются проблемы взаимодействия семантики и формы фразеологических единиц. В данном издании нашли отражение результаты изучения структурной организации процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения (статья Б.В. Туркиной). Фразеологизмы с субкатегориальным значением отношения могут иметь структуру подчинительного словосочетания, предложения и сочетания слов.

Исходным материалом для построения процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут быть структуры подчинительных словосочетаний (брать/взять в руки, грызть гранит науки) и сочинительных сочетаний слов (судить и (да) рядить).

Отсутствуют процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, структурно равные предложению или сочетанию незнаменательного слова со знаменательным.

Существуют процессуальные фразеологизмы, имеющие такую структуру, но субкатегориального значения деятельности они не выражают. В них присутствуют компоненты, которые вносят во фразеологическое значение семы состояния, отношения, но не деятельности. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности подразумевают наличие активного субъекта-лица, производителя деятельности. Субъект фразеологизмов, равных предложению, как бы «закован» в эту предложенческую структуру,  не может выражать активного деятеля, он пассивен.

Так, процессуальные фразеологизмы зло берет, сердце заныло, рука не поднимается, имеющие структуру предложения, обозначают состояние, ср.:

Гоша, пойми, не могу я про тебя писать. У меня просто рука не поднимается. Л. Жуковицкий. Остановиться, оглянуться.

Процессуальные фразеологизмы не разгуляешься, не разбежишься, не заржавеет, структурно равные сочетанию незнаменательного слова со знаменательным, также не способны выражать субкатегориальную семантику деятельности, они обозначают состояние.

Подавляющее большинство процессуальных фразеологических единиц субкатегории деятельности имеет структуру подчинительного словосочетания – 1887 (99,8% от общего числа), например: брать/взять в толк, брать/взять на абордаж, брать/взять в (свои) руки, брать/взять (себе) в голову, воротить гору, вламываться/вломиться в амбицию, грести под себя, городить огород, делать/сделать дело, делать/сделать из мухи слона, доходить/дойти своим умом, жечь (свои) корабли, забирать/забрать (себе) в голову, зарубить (себе) на носу, заехать не туда, играть в игру, иметь представление, ловить/поймать себя и т. п.

Словосочетанием, по утверждению В.В. Виноградова, следует считать такое соединение слов, которое «организуется около одного знаменательного слова, являющегося его стержнем; это обнаруживается как в формальной, так и в смысловой стороне словосочетания. Конструктивные свойства словосочетания чаще всего определяются морфологическим строем его господствующего, стержневого слова» [Виноградов 1972:11].

Согласно учению В.В. Виноградова, словосочетание, как и слово, выполняет номинативную функцию, лишено предикативности и интонации сообщения, которые свойственны предложению. Коммуникативную функцию словосочетание выполняет только в составе предложения и через предложение. Словосочетание строится из знаменательных слов, на основе подчинительных связей, состоит из стержневого и зависимых слов, образует систему форм, опирающихся на формы стержневого слова, выражает определенные синтаксические отношения. Словосочетание может быть простым или сложным в зависимости от количества синтаксических связей между словами.

Из числа словосочетаний В.В. Виноградов исключает предикативные сочетания, которые формируют предложение, сочинительные сочетания, которые выражают ряд понятий с грамматически равноправными компонентами, связанными сочинительной связью, а также полупредикативные сочетания с обособленными членами, которые выражают добавочное сообщение. К словосочетаниям также не относятся предложно-падежные и аналитические формы слов [Виноградов 1972:243].

Отечественными учеными-лингвистами разработана классификация структурных типов словосочетаний на основе характеристики стержневого слова как части речи: субстантивные, адъективные, глагольные, наречные.

В.В. Виноградов отмечал, что «в русском языке особенно богаты и разнообразны типы глагольных словосочетаний, т. е. таких словосочетаний, в которых стержневым, главным или управляющим словом является глагол. Разнообразие грамматических форм сочетающихся слов, форм предложного и беспредложного управления, виды взаимодействий свободных синтаксических связей в современном русском языке очень велики и выразительны» [Виноградов 1954:54].

Ученые исследовали взаимодействие лексических значений слов и их синтаксических связей в свободных словосочетаниях, однако В.В. Виноградов отмечал, что «отдельно должны быть рассмотрены правила, которыми охватываются фразеологически замкнутые связи. Этого рода связи ограничены не столько способами лексического распространения значения того или иного слова, сколько семантически замкнутыми синтаксико-фразеологичесикими схемами построения устойчивых оборотов» [Виноградов 1954:56].

Свободные словосочетания и фразеологические единицы представляют собой разные типы номинации.

Свободные глагольные словосочетания являются дифференцированным обозначением процесса и его объекта или процесса и различных признаков этого процесса.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности являются целостной номинацией процесса.

Свободные словосочетания и фразеологические единицы отличаются содержанием синтаксических отношений. У свободных словосочетаний синтаксические отношения живые, обусловлены описанием процессов, происходящих в реальной действительности. В процессе образования процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности синтаксические отношения в исходном словосочетании подвергаются редукции, иными словами, ослабевают.

В свободных глагольных словосочетаниях выделяется грамматически стержневой и зависимый компоненты, как в любом словосочетании. В процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности мы различаем генетически главный и зависимый компоненты, которые сохраняют только внешнюю форму словосочетания.

Компонентами свободных глагольных словосочетаний считаются только знаменательные слова, выступающие в роли грамматически главного и зависимого компонентов. В процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности компоненты выделяются по числу лексем, входящих в состав этого фразеологизма, следовательно, в качестве компонента фразеологической единицы может выступать и незнаменательная часть речи.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут иметь структуру сочинительного сочетания слов. Наша картотека располагает только 2 (0,02 % от общего числа) такими фразеологизмами: думать и (да) гадать, судить и (да) рядить. Структура сочинительного сочетания непродуктивна для образования процессуальных фразеологизмов в целом и процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в частности.

Свободные сочинительные сочетания слов, по теории В.В. Виноградова, не являются словосочетаниями, т. к. они не основаны на подчинительной связи главного и зависимых слов. В.А. Белошапкова расширяет понятие словосочетания, определяя его как непредикативное соединение на основе синтаксической связи формы слова с формой слова. На этом основании к словосочетаниям относятся и сочинительные сочетания слов.

Сочинительное сочетание слов характеризуется грамматически равноправными синтаксическими отношениями, грамматической самостоятельностью компонентов. Средствами связи в сочинительных сочетаниях слов являются сочинительные союзы и интонация перечисления. Слова в исследуемых конструкциях занимают одинаковую синтаксическую позицию, характеризуются однофункциональностью.

Синтаксические отношения между компонентами в процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности, образованных на основе свободных сочинительных сочетаний, подвергаются редукции. В исследуемых фразеологизмах имеются два генетически равноправных глагольных компонента и третий компонент – бывший сочинительный союз.

Во фразеологизмах, образованных на основе подчинительного словосочетания, первым, грамматически стержневым компонентом является глагол. Глагольный компонент создает систему форм и морфологических категорий исследуемых фразеологизмов.

Генетически зависимые компоненты фразеологизмов, структурно равных подчинительному словосочетанию, не влияют на создание системы форм и грамматических категорий исследуемых фразеологизмов, они участвуют в формировании семантики фразеологических единиц.

В процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности, имеющих структуру сочинительного сочетания слов, глагольные компоненты генетически равноправны, поэтому они вносят общий вклад в создание системы форм и морфологических категорий исследуемых фразеологизмов, ср.:

Соседи стали судить да рядить: кому передать посылку. Н. Овсянников. Дороги.

Пока собирались, судили да рядили, отделка всего дома была уже готова. С. Ковалевская. Автобиографические очерки.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут быть образованы на основе простого или сложного словосочетания. Преобладают фразеологизмы, имеющие структуру простого словосочетания – 1594 (85% от общего числа) фразеологических единиц, например: брать/взять перо, вертеть вола, валять ваньку, городить огород, городить чепуху, делать/сделать дело, делать/сделать ноги, вбивать/вбить (себе) в (свою) голову, выбивать/выбить из головы, грести под себя, зарубить (себе) на носу,  играть в игру,  идти по пути, идти в ногу т. п.

К процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности, структурно равным сложному словосочетанию, относятся 295 (15% от общего числа) фразеологизмов: беречь каждую копейку, грызть гранит науки, делать/сделать большие глаза, носить воду решетом, класть/положить на чаши весов, ломиться в открытую дверь, идти по пути наименьшего сопротивления, давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов, нести и с Дона и с моря и т. п.

Простые словосочетания обладают большей фразообразовательной продуктивностью, т. к. редукция одной синтаксической связи протекает легче, чем редукция нескольких синтаксических связей. 

Фразеологизмы, образованные на основе простого словосочетания, могут состоять из двух или трех компонентов.

Наибольшим количеством фразеологизмов представлены двухкомпонентные формы – 1220 (67%) фразеологических единиц (брать/взять перо, брать/взять слово, вертеть вола, валять ваньку, городить чепуху, городить огород, давать/ дать ход, делать дело, задирать/задрать нос, закладывать/заложить фундамент, заводить/завести пластинку, навострить лыжи, наполнять/наполнить кубышку, бросаться словами, молоть языком, чесать языком, давать/дать маху, стоять насмерть.

Трехкомпонентные формы фразеологизмов, имеющих структуру простого словосочетания, отмечены меньшей фразообразовательной активностью, т. к. их структура усложняется третьим компонентом. К ним относятся 374 (19% от общего числа) фразеологических единиц (брать/взять в расчет, выпускать/выпустить в свет, глядеть в оба, держать за хвост,  выбрасывать/выбросить из головы, выдавливать/выдавить из себя (слова), вытаскивать/вытащить из ямы, высасывать/высосать из пальца, вычеркивать/вычеркнуть из памяти, держать на прицеле, держать на уме, заехать не туда).

К трехкомпонентным процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности, структурно равным сложному словосочетанию, относится значительно меньше фразеологических единиц (5% от общего числа), т. к. еще одна синтаксическая связь усложняет структуру исходного словосочетания (грызть гранит науки, давать волю языку, заложить душу дьяволу, рисовать мрачными красками и т. п.).

Четырех-, пяти-, шести- и семикомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности образованы на основе сложных подчинительных словосочетаний (искать топор под лавкой, делить шкуру неубитого медведя, идти по пути наименьшего сопротивления, искать свет в конце тоннеля, нести и с Дона и с моря).

1.3.1. Структурная организация двухкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Двухкомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности имеют структуру простого подчинительного словосочетания с генетической синтаксической связью управления или примыкания.

Преобладают фразеологизмы, образованные на основе словосочетаний с синтаксической связью управления. К таким фразеологическим единицам относятся 1186 (96% от всех двухкомпонентных форм) фразеологизмов, например: брать/взять реванш, бить отбой, вкладывать/вложить силы, вертеть вола, валять дурака, греть руки, городить чепуху, делать/сделать дело, держать речь, держаться рамок, драть рот, добывать хлеб, жевать мочалку, заводить/завести пластинку, закладывать/заложить фундамент, играть роль, кривить душой и т. п.

Всего 34 (4% от всех двухкомпонентных форм) фразеологизма деятельности построены на основе словосочетаний с синтаксической связью примыкания, например: бить наверняка, биться насмерть, выходить/выйти вчистую, выворачиваться/вывернуться наизнанку, выставлять/выставить наружу, держаться насмерть, идти дальше, идти напрямую, идти вперед, идти наперекор, идти напролом, играть ва-банк и т. п. Синтаксическая связь примыкания не предрасположена к созданию исследуемых фразеологизмов.

Анализируемые фразеологические единицы в качестве второго компонента могут включать генетические имена существительные или местоименные существительные, например: брать/взять моду, брать/взять тон, брать/взять перо, вертеть вола, валять ваньку, городить чепуху, давать/дать маху, заваривать/заварить кашу, забивать (себе) голову (с компонентом-существительным), брать/взять свое, вести себя, выдавать/выдать себя, гнуть свое, изменять/изменить себе, держать себя (с компонентом-местоимением).

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, созданные на базе примыкания, содержат в качестве второго компонента бывшее наречие, например: биться насмерть, выворачивать/выворотить наизнанку, выворачиваться/выворотиться наизнанку, идти дальше, идти напролом, идти наперекор, играть ва-банк и т. п.

Двухкомпонентные фразеологизмы деятельности построены по разным моделям подчинительных словосочетаний.

Представление о фразообразующей продуктивности этих моделей дает следующая таблица.

Модель

Примеры

Кол-во единиц

%

«глагол + сущ. в вин. пад.»

городить огород

1036

85

«глагол + сущ. в твор. пад.»

бросаться словами

92

7.5

«глагол + сущ. в род. пад.»

давать маху

24

2

«глагол + сущ. в дат. пад.»

изменять правилу

9

0.5

«глагол + мест. в косвен. пад.»

гнуть свое

25

2

«глагол + наречие»

играть ва-банк

34

3

Всего

1220

100

Наибольшее количество двухкомпонентных форм восходит к простому подчинительному словосочетанию модели «глагол + имя существительное (субстантивированное числительное) в косвенных падежах» – 1161 (94% от всех двухкомпонентных) фразеологизмов, например: брать/взять перо, брать/взять слово, выбирать/выбрать момент, вести линию, выдерживать/выдержать характер, взвешивать/взвесить слова, выводить ноты, городить огород, держать курс, держать речь, зарядить одно; брать/взять штурмом, бряцать оружием, бросаться словами; давать/дать деру, давать/дать  маху, держаться рамок, добиться высот, достигать/достичь  цели; изменять/изменить правилу и т. п.

Максимальной продуктивностью среди анализируемых двухкомпонентных форм обладают фразеологизмы, построенные по модели «глагол + имя сущ. в вин. пад.» - 1036 (89 % от всех фразеологизмов анализируемой формы) фразеологизмов, например: брать/взять реванш, бросать слова, бросать якорь, бить язык, вертеть/крутить вола, выбирать/выбрать момент, вести линию, выдерживать/выдержать характер, взвешивать/взвесить слова, держать курс, держать речь, делать/сделать дело, делать/сделать выбор, драть глотку, заметать/замести следы, задирать/задрать носзапутывать/запутать следы,  изобретать/изобрести велосипед, играть комедию и т. п. Синтаксическая связь переходного глагола с именем в форме прямого винительного падежа является сильной, предрасположенной к фразеологизации.

В образовании фразеологизмов анализируемой модели участвовали разнообразные объектные значения генетической формы прямого винительного падежа.

Генетический винительный падеж мог обозначать объект, который создается в результате какой-либо физической деятельности (выметывать петли, выписывать кренделя, вить/свить (свое) гнездо, городить огород, прокладывать/проложить (себе) дорогу и т. п.); объект, который испытывает на себе то или иное физическое воздействие (бить язык, вертеть вола, гонять собак, гнуть линию, драть глотку, жечь/сжечь (свои) мосты, жевать мочалку, зашибить муху и т. п.); объект рече-мыслительной деятельности (выбирать/выбрать момент, выбирать/выбрать слова, выяснять/выяснить вопрос, думать думу, изобретать/изобрести велосипед, принимать/принять решение); объект, который передается в пользование кому-либо (отдавать/отдать честь, отдавать/отдать дань, платить дань, сдавать/сдать позицию) и др.

Преобладают фразеологизмы, включающие бывший винительный падеж со значением объекта, который испытывает на себе какое-либо физическое воздействие – 375 фразеологизмов. Объект мог подвергаться уничтожению (жечь/сжигать (свои) корабли, стирать/стереть грань, убивать/убить время, убивать/убить бобра), расположению в пространстве (поворачивать/повернуть оглобли, поднимать/поднять знамя, ставить/поставить карту, ставить/поставить крест), перемещению (сбрасывать/сбросить маску, тянуть воз), физической обработке (гнуть горб, греть руки, мозолить язык, оттачивать перья, отмывать деньги) и др. Эти значения винительного падежа участвуют в создании образного фразеологического значения.

Меньшей фразообразовательной продуктивностью обладает модель «глагол + имя сущ. в твор. пад.» - 92 фразеологизма, например: брать/взять штурмом, бряцать оружием, бросаться словами, верить (своим) ушам, вилять хвостом, вопить благим матом, ворочать мозгами, выслужить кровью, валить валом, грести лопатой, добывать/добыть горбом, жертвовать собой и т. п. Синтаксическая связь глагола с именем в творительном падеже является слабой, она не способствует образованию целостности формы.

В создании процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности принимали участие объектные и обстоятельственные значения беспредложной формы творительного падежа.

Большинство исследуемых фразеологизмов включают бывшую форму творительного падежа с разнообразными объектными значениями: орудия действия (бряцать оружием, грести лопатой), объекта, на который направлено физическое действие (бросаться деньгами, бросаться словами) – всего 55 фразеологических единиц.

Среди этих фразеологизмов преобладают единицы, включающие генетическую форму творительного падежа, указывающего на объект физического воздействия -  32 фразеологических единицы: бросаться деньгами, вскидывать/вскинуть глазами, трепать языком, тряхнуть мошной, тряхнуть карманом; ворочать мозгами, кривить душой, пораскинуть умом, раскидывать/раскинуть мыслями и т. п.

Меньшей фразообразовательной продуктивностью обладает творительный падеж со значением орудия действия – 30 фразеологизмов деятельности, например: впиваться/впиться глазами, грести лопатой, держаться зубами, добывать/добыть горбом, измерять/измерить глазами, сучить языком, плести языком и т. п.

Небольшой фразообразующей продуктивностью обладает форма творительного падежа с обстоятельственными значениями – 26 фразеологизмов, например: валить валом, держаться гоголем, заливаться соловьем, идти войной, извиваться ужом, обходить/обойти молчанием, идти стезей, идти дорогой и др.

Среди этих фразеологизмов преобладают единицы, включающие бывший творительный падеж со значением образа действия – 23 фразеологизма, например: брать/взять штурмом, валить валом, держаться гоголем, заливаться соловьем, идти войной, извиваться ужом, отвечать/ответить головой, обходить/обойти молчанием и т. п.

Генетические значения творительного падежа участвуют в формировании образного значения исследуемых фразеологизмов.

Малая фразообразовательная продуктивность отмечена у модели «глагол + имя сущ. в род. пад.» - 24 фразеологических единицы, например: давать/дать деру, давать/дать  маху, держаться рамок, добиться высот, достигать/достичь  цели, задавать/задать трезвону, касаться/коснуться вопроса, набираться/набраться ума/разума и т. п. Связь глагола с именем в форме родительного падежа является слабой, поэтому она не предрасположена к созданию большого количества исследуемых фразеологизмов.

В процессе образования двухкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности наиболее активно участвуют объектные значения родительного падежа - 20 фразеологизмов, например: давать/дать стрекача, давать/дать деру, давать/дать маху, задавать/задать трезвону, задавать/задать драпа, наделать дел, набираться/набраться ума/разума, достигать/достичь цели, достигать/достичь высот, добиваться/добиться высот. Эти значения родительного падежа преобразовались в элементы образного значения фразеологических единиц.

Процессу образования фразеологизмов этой модели способствует также выражение объектного  значения архаизующимся окончанием родительного падежа у существительных мужского рода: деру, маху, трезвону, туману.

Небольшим количеством двухкомпонентных фразеологизмов деятельности представлена модель «глагол + имя сущ. в дат. пад.» - 9 фразеологических единиц, например: верить (своим) ушам, изменять/изменить правилу, кланяться пулям, предаваться/предаться занятию, подвергать/подвергнуть сомнению и т. п. Исследуемые фразеологизмы создаются на основе свободных словосочетаний с разнообразными объектными значениями.

Двухкомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут включать компонент-местоимение (себя, свой, сам). Наибольшей фразообразовательной продуктивностью обладает бывшее возвратное местоимение себя в форме того или иного косвенного падежа, например: делать/сделать себя, жертвовать собой, изменить/изменять себе, овладевать/овладеть собой, превозмогать/превозмочь себя, показывать/показать себя, позволять/позволить себе и т. п. В данных фразеологизмах местоименный компонент себя сохраняет присущее ему возвратное значение, которое указывает на совпадение субъекта и объекта деятельности.

Наиболее продуктивной является модель словосочетания с сильной синтаксической связью - «глагол + мест. в вин. пад.», на основе которой образованы 20 фразеологизмов, например: брать/взять свое, гнуть свое, знать свое, делать/сделать себя, вести себя, держать себя, искать себя, ловить себя, найти (самого) себя, показывать/показать себя  и т. п.

Низкой продуктивностью отмечены модели: «глагол + мест. в дат пад.» - 3 единицы (доходить (до всего) самому, позволять/позволить себе, представлять/представить себе) и «глагол + мест. в твор. пад.» - 2 фразеологизма (жертвовать собой, овладевать/овладеть собой).

Наименее продуктивной среди двухкомпонентных форм является модель «глагол + имя числит. в вин. пад.» (1 фразеологизм): зарядить одно. В состав этого фразеологизма в качестве именного компонента входит субстантивированное имя числительное один. Имена числительные обладают низкой фразообразовательной продуктивностью.

Небольшое количество двухкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности построено по модели «глагол + наречие» - 34 фразеологизмов, например: биться насмерть, бить наверняка, выворачивать/выворотить наизнанку, выставлять/выставить наружу, держаться насмерть, забегать/забежать вперед и т. п. Эта модель малопродуктивна, т. к. связь примыкания является слабой, не способствующей созданию целостности формы фразеологизмов. В образовании данных фразеологических единиц участвовали 18 наречий.  Среди них преобладают наречия со значением образа действия: насмерть, наверняка, вчистую, наизнанку, наперекор, ва-банк, напролом, вполуха, сплеча, свысока. При образовании исследуемых фразеологизмов значение образа действия преобразуется в элемент целостного значения фразеологизма, создающий качественную характеристику  деятельности.

1.3.2. Структурная организация трехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, имеющих структуру простого словосочетания

Трехкомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут иметь структуру простого и сложного словосочетания. Преобладают фразеологические единицы, структурно равные простому словосочетанию - 374 (80% от всех трехкомпонентных фразеологизмов) фразеологизма, например: брать/взять в расчет, выпускать/выпустить в свет, держать за хвост,  выбрасывать/выбросить из головы, выдавливать/выдавить из себя (слова), вытаскивать/вытащить из ямы, вычеркивать/вычеркнуть из памяти, доводить/довести до конца, держать на прицеле, держать на уме, заехать не туда и т. п.

Исследуемые трехкомпонентные фразеологизмы образованы на основе одной синтаксической связи: управления или примыкания. Значительно преобладают фразеологические единицы, созданные на базе управления – 368 фразеологизмов: брать/взять в толк, брать/взять в расчет, выпускать/выпустить в свет, глядеть в оба, держать за хвост,  играть в игру, выбрасывать/выбросить из головы, выдавливать/выдавить из себя (слова), не подавать/подать виду и т. п.

Всего 4 фразеологизма построены на основе примыкания: заехать не туда, отрезать как ножом, щелкать как орехи, щелкать как (будто) семечки.

Среди трехкомпонентных фразеологических единиц, созданных на базе управления, наиболее продуктивна модель «глагол + предлог + сущ. в косв. пад.», которая количественно представлена 345 фразеологизмами.

Фразообразующая продуктивность этой модели отражена в следующей таблице:

Модели

Примеры

Кол-во

%

«глагол + предлог + сущ. в вин. пад.»

брать в расчет

224

61

«глагол + предлог + сущ. в род. пад.»

выходить из игры

54

16

«глагол + предлог + сущ. в пред. пад.»

выступать в роли

30

9,3

«глагол + предлог + сущ. в дат. пад.»

глядеть по верхам

28

8,7

«глагол + предлог + сущ. в твор. пад.»

гоняться за смертью

19

5

Всего

345

100

Максимальной фразообразовательной продуктивностью обладает модель «глагол + предлог + сущ. в вин. пад.» (61% от общего числа трехкомпонентных фразеологизмов), например: брать/взять на заметку, возводить/возвести в культ, идти на маневр, брать/взять на себя, вступать/вступить на путь, вводить/ввести в русло, выводить/вывести за скобки, входить/войти в жизнь, возводить/возвести в квадрат, грести под себя, глядеть в корень, держать за хвост, заглядывать/заглянуть в будущее, идти на самопожертвование и т. п. Генетическая связь глагола с предложной формой винительного падежа является сильной, предрасположенной к фразеологизации.

В создании фразеологических единиц анализируемой формы участвовали предлоги в/во, за, на, под, о/об, через, сквозь.

Наиболее продуктивным является предлог в/во, который вошел в состав 116 фразеологизмов (брать/взять в расчет, брать/взять в рассуждение, вступать/вступить в командование, вламываться/вломиться в амбицию), при помощи предлога на образуется 59 фразеологизмов (брать/взять на карандаш, выходить/выйти на арену, выходить/выйти на дорогу), предлог за образует 23 фразеологических единицы (выходить/выйти за рамки, выводить/вывести за скобки, ловить за хвост). Меньшей фразообразовательной продуктивностью отмечены предлоги под –  10 фразеологизмов (пускать/пустить под нож, класть/положить под сукно), через – 3 фразеологизма (перешагивать/перешагнуть через барьер), сквозь –  2 фразеологические единицы (смотреть сквозь пальцы). Предлог о/об образует 1 фразеологизм (биться об заклад).

Некоторые глаголы требуют определенной падежной формы с соответствующим предлогом.

Так, глаголы входить/войти, вдаваться/вдаться, вламываться/вломиться, влезать/влезть, вступать/вступить требуют винительного падежа с предлогом в/во. В таких словосочетаниях наблюдается корреляция приставки и предлога, что является одним из грамматических факторов образования процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности: вступать/вступить в жизнь, вступать/вступить в командование, вступать/вступить в действие, вдаваться в детали, вдаваться в подробности, влезать в мелочи, входить/ войти в курс и т. п.

Выбор предлога и падежа с определенным значением зависит от генетического значения глагольного компонента. Так, глаголы движения требуют аналитическую падежную форму с разнообразными пространственными значениями. Такие словосочетания обладают большой фразообразовательной продуктивностью.

Так, фразеологизм бросать/бросить за борт образован на основе сочетания глагола движения бросать/бросить и конкретного существительного борт в предложной форме винительного падежа с пространственным значением. В процессе образования фразеологизма значение словосочетания бросать/бросить за борт подвергается метафоризации. Генетическое значение предлога и падежа преобразуется в элемент образного значения фразеологической единицы.

Рассмотрим фразообразовательные возможности грамматических значений предлогов, ставших компонентами процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности анализируемой модели.

Предлог-компонент в/во, входящий в состав 116 фразеологизмов, генетически мог иметь обстоятельственные значения: место направления действия (выходить/выйти в море, втягиваться/втянуться в лямку, залезать/залезть в дебри, затоптать/затаптывать в грязь), образ действия (вытягиваться/вытянуться в нитку, идти в ногу, облекать/облечь в форму, расшибаться/расшибиться в лепешку), а также объектные значения (бить в набат, ввязываться/ввязаться в войну, ударять/ударить в колокола). Наибольшую фразообразовательную активность проявляют обстоятельственные значения предлога в/во - 113 фразеологизмов. Из них более активно во фразообразовательный процесс вовлекается пространственное значение, указывающее на место направления действия – 90 фразеологических единиц, например: брать/взять в руки, брать/взять в голову, втягиваться/втянуться в лямку, залезать/залезть в дебри, забирать/забрать (себе) в голову, затоптать/затаптывать в грязь, лезть в петлю, идти в гору,  вступать/вступить в командование, входить/войти в рассуждение и т. п. 

Небольшой фразообразующей продуктивностью обладает компонент-предлог в/во, обозначающий образ действия – 23 фразеологизма, например: вытягиваться/вытянуться в нитку, возводить/возвести в квадрат, идти в ногу, играть в молчанку, облекать/облечь в форму, расшибаться/расшибиться в лепешку и т. п. 

Следующее место по фразообразовательной продуктивности занимает предлог на, при помощи которого образованы 59 фразеологизмов анализируемой формы, например: брать/взять на храпок, брать/взять на абордаж, брать/взять на карандаш, брать/взять на заметку, бросать/бросить на счеты, вступать/вступить на поприще, вступать/вступить на путь, идти на хитрость и т. п.

В образовании фразеологизмов участвуют разные обстоятельственные значения предлога-компонента на: значение образа действия (брать/взять на храпок, брать/взять на карандаш, брать/взять на зуб, брать/взять на вооружение), значение места, на которое направлено действие (бросать/бросить на счеты, вступать/вступить на путь, вступать/вступить на поприще, наматывать/намотать (себе) на ус,  накрывать/накрыть на стол).

Наибольшей фразообразовательной продуктивностью обладает пространственное значение исследуемого предлога – 32 фразеологизма,  например: бросать/бросить на счеты, вступать/вступить на путь, вступать/вступить на поприще, выходить/выйти на рубежи, наматывать/намотать (себе) на ус,  накрывать/накрыть на стол, поднимать/поднять на щит  и т. п. 

Меньшее количество фразеологизмов деятельности образовано при помощи предлога на со значением образа действия – 25 фразеологических единиц, например: брать/взять на храпок, брать/взять на карандаш, брать/взять на зуб, поднимать/поднять на ноги, пробовать на зубок, пускать/пустить на самотек, размениваться/разменяться на мелочи и т. п.

Только 2 фразеологизма образованы при участии предлога на с объектным значением: смотреть/посмотреть на дело, смотреть/посмотреть на вещи.

Предлог-компонент за проявляет невысокую фразообразовательную активность, он вошел в состав 23 фразеологизмов деятельности, например: брать/взять за рога, браться/взяться за оружие, браться/взяться за перо, браться/взяться за ум, выбрасывать/выбросить за борт, выходить/выйти за рамки, держать за хвост, ловить/поймать за хвост и т. п.

В образовании исследуемых фразеологических единиц могут принимать участие разнообразные генетические значения предлога за: объектные (брать/взять за рога, браться/взяться за оружие, браться/взяться за перо, браться/взяться за ум), пространственное значение (бросать/бросить за борт, выбрасывать/выбросить за борт, закладывать/заложить за галстук), значение образа действия (относить/отнести за счет).

Чаще всего в процесс фразообразования вовлекаются объектные значения предлога  – 17 фразеологизмов: брать/взять за рога, браться/взяться за оружие, браться/взяться за перо, браться/взяться за ум, браться/взяться за разум.

Меньшей фразообразовательной активностью обладает пространственное значение бывшего предлога за – 5 фразеологических единиц: бросать/бросить за борт, выбрасывать/выбросить за борт, выводить/вывести за рамки, выводить/вывести за скобки, закладывать/заложить за галстук.

Небольшой  фразообразовательной продуктивностью отмечен предлог под – 10 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, например: брать/взять под прицел, брать/взять под удар, брать/взять под сомнение, пускать/пустить под нож, ставить/поставить под удар и т. п. В образовании фразеологизмов анализируемой формы принимали участие обстоятельственные значения этого предлога: значение образа действия (брать/взять под прицел, брать/взять под сомнение пускать/пустить под нож, разделывать/разделать под орех), пространственное значение (класть/положить под сукно, становиться/встать под знамена).

Остальные предлоги, участвующие в создании процессуальных фразеологизмов анализируемой формы, малопродуктивны.

Второе место по фразообразовательной продуктивности занимает модель «глагол + предлог + сущ. в род. пад.» (16 % от всех фразеологизмов анализируемой формы), например: брать/взять с бою, начинать/начать с нуля, выходить/выйти из (всех) рамок, выкинуть из головы, вычеркивать/вычеркнуть из памяти, идти до конца, ломать из себя, рассчитывать/рассчитать до мелочей и т. п. В создании фразеологизмов, построенных по данной модели, участвуют предлоги из, с/со, до, от, из-под, без, мимо, выше, против, для.

Наибольшей фразообразовательной активностью обладает  предлог с/со,  который образует 15 фразеологизмов (брать/взять с боя, начинать/начать с нуля, сбрасывать/сбросить со счетов и т. п.) Предлог из участвует в образовании 14 фразеологизмов (выходить/выйти из (всех) рамок, выходить/выйти из игры, выкинуть из головы, рвать из рук). Меньшей продуктивностью обладает предлог от – 10 фразеологизмов (косить от армии, отходить/отойти от деятельности, отходить/отойти от дел). Малопродуктивен предлог до, образующий 8 фразеологизмов: доходить/дойти до цели, доводить/довести до ума и т. п. Предлоги из-под, без, выше, против, мимо, для образуют по 1 фразеологизму (доставать/достать из-под земли, пролезть без мыла, стоять выше (всяких) соображений, идти против совести, пропускать/пропустить мимо ушей).

В создании исследуемых фразеологизмов принимали участие разные значения генетических предлогов.

Предлог-компонент из, входящий в состав 14 фразеологизмов, генетически обозначает место, которое покидают или заставляют покидать  (вылезать/вылезть из кожи/шкуры; выкидывать/выкинуть из головы, выбрасывать/выбросить из головы, вычеркивать/вычеркнуть из памяти и т. п.).

В образовании 14 фразеологизмов участвовали обстоятельственные значения предлога с/со. Наиболее активно в процесс образования фразеологизмов вовлекаются пространственные значения предлога – 11 фразеологических едини (посмотреть со стороны, подходить/подойти с позиций, сдвинуться с места, спихивать/спихнуть с плеч, сходить/сойти с арены и т. п.).  

Предлог-компонент от, входящий в состав 10 фразеологизмов, генетически указывает на объект, которого избегают (отбиваться/отбиться от дома, косить от армии, отходить/отойти от деятельности, отходить/отойти от дел, уходить/уйти от наказания), на место как исходную точку действия (танцевать от печки). Наибольшую активность проявляет  объектное значение предлога – 9 фразеологизмов.

В образовании 8 фразеологизмов принимал участие предлог до с объектным и обстоятельственным значениями. Преобладают фразеологизмы, включающие в свой состав бывший предлог, указывающий на объект достижения (доходить/дойти до предела, доходить/дойти до мысли, доходить/дойти до сути, идти до конца).

Небольшое количество трехкомпонентных фразеологизмов деятельности включает в свой состав генетическую форму родительного падежа без предлога. К таким фразеологизмам относятся 4 единицы, построенных по модели «не + глагол + сущ. (мест.)»: не спускать глаз, не подавать/подать вида/виду, не разгибать спины, не упускать/упустить своего. Данные фразеологизмы включают в свой состав бывшую отрицательную частицу не, которая является обязательным компонентом анализируемых фразеологических единиц Отсутствие компонента-частицы не в составе фразеологизма приводит к нарушению тождества фразеологического значения, ср.:  не спускать глаз – спускать глаз (?), не подавать/подать вида/виду – подавать/подать вид (?), не разгибать спины – разгибать спину (?). Низкая фразообразовательная активность этой модели объясняется тем, что компонент-частица не создает отрицательную модальность всей фразеологической единицы, что противоречит выражению  субкатегориального значения деятельности.

Невысокими фразообразовательными возможностями обладает модель «глагол + предлог + сущ. в предл. пад.» - 28 (9,3%) фразеологизмов, например: держать на уме, зарубить (себе) на носу, иметь в виду, перебирать/перебрать в уме, перебирать/перебрать в мыслях, раскидывать/раскинуть в уме, стоять на страже, стоять на платформе и т. п.

Наиболее продуктивным в образовании анализируемых фразеологизмов является предлог на – 16 фразеологизмов (держать на уме, зарубить на стенке, зарубить (себе) на носу, стоять на платформе, стоять на страже и др.). Меньшее количество фразеологизмов образовано при участи  предлога в/во – 12 фразеологических единиц (держать в голове, иметь в виду, плевать в потолок, перебирать/перебрать в уме, раскидывать/раскинуть в уме).

В образовании фразеологизмов деятельности активно принимают участие пространственные значения предлога-компонента на (11 фразеологизмов): значение, указывающее на место расположения чего-либо или кого-либо (висеть на телефоне, держать на (своих) плечах, держать на высоте, стоять на часах, строить/построить на песке и т. п.), или место, на поверхность которого направлено действие (зарубить на стенке, зарубить (себе) на носу).

Предлог-компонент в/во генетически мог иметь обстоятельственные значения: пространства (держать в голове, ковырять в носу, перебирать/перебрать в голове) и образа действия (выступать/выступить в роли, иметь в виду). Преобладают фразеологизмы, образованные при участии пространственных значений исследуемого предлога: значения, указывающего на место, в пределах которого совершается действие (ковырять в носу, перебирать/перебрать в голове, перебирать/перебрать в памяти, раскидывать/раскинуть в уме), значения, указывающего на место нахождения чего-либо (держать в голове, держать в уме).

Небольшими фразообразовательными возможностями характеризуется модель «глагол + предлог + сущ. в дат пад.» - 30 (8,7 %) фразеологизмов, например: глядеть по верхам, идти по пути, лазить по карманам, пойти по дорожке, пускать/пустить по ветру, разбирать/разобрать по нитке, раскладывать/разложить по полочкам и т. п.

Самым продуктивным у фразеологических единиц этой модели является предлог-компонент к – 16 фразеологизмов (единицах идти к цели, приходить/прийти к результату, приходить/прийти к выводу), менее продуктивен во фразообразовании предлог-компонент по – 14 фразеологических единиц (глядеть по верхам, лазить по карманам, пойти по дороге, пойти по пути).

В создании исследуемых фразеологизмов принимали участие разнообразные значения предлога-компонента к: объектные значения (прикладываться/приложиться к рюмке, прибегать к сравнению, приходить/прийти к руководству и т. п.), обстоятельственное значение образа действия (принимать/принять к сведению). Наиболее активно объектное значение исследуемого предлога-компонента.

В процесс образования фразеологизмов вовлекаются обстоятельственные значения предлога-компонента по: пространственные (идти по пути, лазить по карманам, пойти по дороге, пойти по (кривой) дорожке, скользить по поверхности и т. п.); образа действия (пускать/пустить по ветру, разбирать/разобрать по косточкам, разбирать/разобрать по нитке).

Малопродуктивна модель «глагол + сущ. в твор. пад.» - 19 (5 %) фразеологических единиц, например: биться со смертью, вырвать с корнем, выходить/выйти с честью, гоняться за смертью, держать под прицелом, идти с сумой, играть с огнем, собираться/собраться с духом, собираться/собраться с силами и т. п.

Фразеологизмы анализируемой модели образованы при участии предлогов с/со, за, под, перед, между.

Самой большой продуктивностью обладает предлог-компонент с/со – 13 фразеологических единиц, например: биться со смертью, выходить/выйти с честью, вырвать с корнем, идти с сумой, играть с огнем и т. п. Наиболее активно в процессе образования фразеологизмов участвует значение образа действия – 10 фразеологизмов (выходить/выйти с честью, рвать с руками, собираться/собраться с силами, собираться/собраться с мыслями и т. п.).

Малопродуктивны во фразообразовании предлоги-компоненты за – 2 фразеологизма (гоняться за длинным рублем, гоняться за смертью), под – 1 фразеологизм (держать под прицелом), перед – 1 фразеологизм (отступать/отступить перед трудностями), между – 1 фразеологизм (читать между строк/строчек/строчками).

Генетическая форма творительного падежа без предлога входит в состав 1 трехкомпонентного фразеологизма деятельности – не вести ухом, построенного по малопродуктивной модели «не + глагол + сущ. в твор. пад.».

Трехкомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, соответствующие модели «глагол + предлог + сущ.», отличаются закрепленным расположением компонентов, предлог в синтаксической структуре фразеологизмов выполняет как бы закрепляющую функцию, прочно связывает все компоненты между собой.

Следующими по продуктивности среди трехкомпонентных форм являются фразеологические единицы модели «глагол + предлог + местоим.» – 17 фразеологизмов, например: держать при себе, жить для себя, знать про себя, идти на все, ломать из себя, отрывать/оторвать от себя, поглядеть на себя, пойти на все, работать над собой и т. п.

Наиболее продуктивен компонент-местоимение себя – 14 фразеологизмов. Малопродуктивны местоименные компоненты весь – 2 фразеологизма (идти на все, пойти на все), свой – 1 фразеологизм (стоять на своем).

Исследуемая модель процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности имеет 4 разновидности.  Наибольшая фразообразовательная продуктивность отмечена у подмодели «глагол + предлог + мест. в вин. пад.» – 8 фразеологизмов, например: знать про себя, идти на все, напускать/напустить на себя, поглядеть на себя и т. п.

Малопродуктивны подмодели «глагол + предлог + мест. в род. пад.» – 4 фразеологизма (жить для себя, ломать из себя, отрывать/оторвать от себя, строить из себя); «глагол + предлог + мест. в предл. пад.» - 3 фразеологизма (держать при себе, оставлять при себе, стоять на своем); «глагол + предлог + мест. в твор. пад.» – 1 фразеологизм (работать над собой).

При формировании фразеологизмов анализируемой модели значительную роль играют грамматические значения компонентов-предлогов и падежных форм. Как правило, в создание исследуемых фразеологических единиц вовлекаются объектные значения падежей и предлогов.

Так, в образовании  фразеологизмов брать/взять на себя, напускать/напустить на себя, поглядеть на себя, принимать/принять на себя участвует объектное значение винительного падежа с предлогом на.

Фразеологизмы  держать при себе, оставлять при себе образовались при участии объектных значений предложного падежа и предлога при.

В создании фразеологизмов ломать из себя, строить из себя участвовали объектные значения родительного падежа с предлогом из. 

Остальные модели процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности анализируемой трехкомпонентной формы малопродуктивны.

Незначительной фразообразовательной продуктивностью отмечена модель «глагол + как + сущ. в косвен. пад.» - 3 фразеологизма: щелкать как орехи, щелкать как (будто) семечки; отрезать как ножом. Генетически в этих фразеологических единицах глагол распространялся сравнительным оборотом с союзом как, включающим существительное в винительном или творительном падеже.  

Модель «глагол + не + наречие» представлена 1 фразеологизмом деятельности: заехать не туда. Генетически в этом фразеологизме имело место примыкание. Эта синтаксическая связь не предрасположена к образованию исследуемых фразеологизмов.

1.3.3. Структурная организация трехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, имеющих структуру сложного словосочетания

К трехкомпонентным процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности, восходящим к сложным словосочетаниям, относится 91 (20% от всех трехкомпонентных) фразеологизм, например: брать голыми руками, беречь каждую копейку, биться смертным боем, взвешивать каждое слово, держать высоко знамя, держать порох сухим, давать себе отчет, жить своим умом, жить чужим умом, знать свое место, огребать деньги лопатой, отдавать дань традиции, обходить острые вопросы и т. п.

Первым, грамматически стержневым компонентом в исследуемых фразеологизмах является глагольный компонент. В качестве зависимых компонентов могут выступать бывшие имена существительные, имена прилагательные, имена числительные, местоимения, а также наречия.

Все исследуемые фразеологические единицы образованы на основе словосочетаний с двумя синтаксическими связями, одной из которых является приглагольное управление, предложное или беспредложное. Второй синтаксической связью в исходных словосочетаниях может быть управление, приименное или приглагольное, (грызть гранит науки, давать/дать волю языку), согласование (беречь каждую копейку, гнуть свою линию) или примыкание (разбрасывать даром деньги/рубли).

Таким образом, трехкомпонентные формы образуются по нескольким синтаксическим моделям.

Наиболее активно в процесс образования исследуемых фразеологизмов деятельности вовлекается модель «глагол + определительный компонент + сущ.» – 49 фразеологизмов, например: беречь каждую копейку, биться смертным боем, взвешивать каждое слово, внести свою лепту, держаться обеими руками, доходить своей головой, придерживаться другой точки зрения, рисовать мрачными красками, сознавать свои ошибки, смотреть другими (иными) глазами, сглаживать острые углы,  и т. п.

Генетическую позицию согласованного определения в исследуемых фразеологизмах могут занимать бывшие имена прилагательные (биться смертным боем, давать задний ход, жить чужим умом, избирать благую часть, открывать новую страницу), местоимения (беречь каждую копейку, беречь свою шкуру, взвешивать каждое слово, делать все возможное).

Фразообразовательная продуктивность компонентов-местоимений выше, чем компонентов-прилагательных и компонентов-числительных. Компоненты-местоимения участвуют в образовании 29 фразеологизмов, например: беречь свою шкуру, беречь каждую копейку, взвешивать каждое слово, внести свою лепту, гнуть свою линию, делать все возможное, делать свое дело, знать свое место, идти своим путем, сознавать свои ошибки, увидеть своими глазами и т. п. Наиболее продуктивным является местоимение свой, которое представлено 23 фразеологизмом: беречь свою шкуру, внести свою лепту, гнуть свою линию, делать свое дело, доходить/дойти своей головой, жить своим трудом, показать свое лицо, сказать свое слово, увидеть своими глазами и т. п.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности анализируемой структуры могут быть построены по разным моделям сложных словосочетаний. Наибольшее количество фразеологизмов образовано по модели «глагол + мест. в вин. пад. + сущ. в вин. пад.» - 18 фразеологических единиц  (беречь свою шкуру, беречь каждую копейку,  внести свою лепту, гнуть свою линию, делать свое дело, показать свое лицо, переходить/перейти всякие границы, сказать свое слово, сознавать свои ошибки и т. п.). Грамматической основой образования этих фразеологизмов стала тесная синтаксическая связь переходного глагола с именем в форме прямого винительного падежа. В образовании исследуемых фразеологизмов участвовали разные объектные значения винительного падежа: объект, который испытывает на себе физическое воздействие (гнуть свою линию), объект, который перемещают (везти свой воз, приносить/принести свою лепту), объект речемыслительной деятельности (знать свое место, сказать свое слово) и т. п.

Компонент-прилагательное входит в состав 17 фразеологизмов, например: биться смертным боем, делать большие глаза, жить чужим умом, обходить острые вопросы, открывать новую страницу, петь/запеть другим голосом, придерживаться другой точки зрения, рисовать мрачными красками и т. п.

Анализируемые фразеологизмы деятельности построены по нескольким моделям сложных словосочетаний. Наиболее продуктивна модель «глагол + прил. в вин. пад. + сущ. в вин. пад.» - 9 фразеологических единиц (делать/сделать большие глаза, обходить/обойти острые вопросы, открывать новую страницу, пускать красного петуха, сглаживать/сгладить острые углы и т. п.). В образовании фразеологизмов участвовали объектные значения винительного падежа: объект, который создается в результате деятельности (делать/сделать большие глаза),  объект физического воздействия (сглаживать/сгладить острые углы), объект мыслительной деятельности (избирать/избрать благую часть) и т. п.

Менее продуктивна модель «глагол + прил. в твор. пад. + сущ. в твор. пад.», которая представлена 7 фразеологическими единицами (биться смертным боем, жить чужим умом, петь/запеть другим голосом, рисовать мрачными красками, смотреть/посмотреть иными (другими) глазами и т. п.). В образовании исследуемых фразеологизмов участвовал генетический творительный падеж со  значением образа действия.

Компонент-числительное  входит в состав 4 исследуемых фразеологизмов: держаться обеими руками, кончать/кончить одним разом, подписываться обеими руками, схватиться/ухватиться обеими руками.

Определительный компонент во фразеологизмах анализируемой структуры может быть обязательным или факультативным.

Так, допустим пропуск компонента-местоимения в следующих фразеологизмах: вносить/внести вклад – вносить/внести свой вклад, воплощать/воплотить мечту – воплощать/воплотить свою мечту, совать/сунуть нос – совать/сунуть свой нос и т. п. В этих фразеологизмах факультативный компонент-местоимение выполняет усилительно-экспрессивную функцию: подчеркивает отношение действий, совершаемых субъектом, к самому субъекту.

Компонент-прилагательное также может быть факультативным, ср.: допускать/допустить ошибку – допускать/допустить досадную ошибку, нести чепуху – нести несусветную чепуху, разрубать/разрубить узел –разрубить сложный узел, ставить точку – ставить последнюю точку и т. п. Компонент-прилагательное усиливает экспрессивность фразеологического значения, но не изменяет его. На наш взгляд, эти фразеологические единицы представляют собой варианты, отличающиеся количеством компонентов, ср.:

Рихард не верил в чудеса. Не верил также тому, что барон Хиранума в состоянии разрубить этот узел. М. Колесников, М. Колесникова. Рихард Зорге.

Подумал, - почему, собственно, не доказать бы и отцу, и всем прочим, что он может, способен разрубить такой сложный узел. И. Шамякин. Возьму твою боль.

Включение определительного компонента может привести к изменению фразеологического значения, в результате появляется новая фразеологическая единица, ср.: вести дело – вести уголовное дело, давать/дать ход – давать/дать задний ход, пускать/пустить петуха – пускать/пустить  красного петуха и т. п.

Среди трехкомпонентных фразеологизмов выделяются единицы, состоящие из глагольного компонента и двух компонентов, занимающих две самостоятельные позиции, выраженных компонентами-существительными, числительными, местоимениями, наречиями.

Наиболее продуктивны модели «глагол + сущ. (субстантив. прил.) + сущ. (субстантив. прил.)» и «глагол + мест. + сущ. (субстантив. прил.)»  Фразеологизмы, соответствующие этим моделям, имеют в своем составе два генетически управляемых компонента, связанных с глаголом.

Самой продуктивной является модель «глагол + сущ. (субстантив. прил.) + сущ. (субстантив. прил.)» – 13 фразеологизмов: давать/дать волю языку, дела/сделать черту поминки, делать/сделать пальцы веером, заметать/замести хвостом следы, заложить дьяволу душу, быкам хвосты крутить, называть/назвать белое черным/черное белым, носить воду решетом и т. п.

Эта модель представлена двумя разновидностями. По модели «глагол + сущ.(субстантив. прил.) в вин. пад. + сущ. (субстантив. прил.) в твор. пад.» образовано 8 фразеологизмов (делать/сделать пальцы веером, делать/сделать ход конем, называть/назвать белое черным/черное белым, носить воду решетом и др.). По модели «глагол + сущ. в вин. пад. + сущ. в дат. пад.» образованы 5 фразеологических единиц: давать/дать волю языку, делать/сделать черту поминки, заложить дьяволу душу, быкам хвосты крутить, отдавать/отдать дань традиции. В образование фразеологизмов вовлечены объектные значения генетических падежных форм.

Модель «глагол + мест. + сущ. (субстантив. прил.)» представлена 11 фразеологизмами: давать/дать себе волю, давать/дать себе отчет, давать/дать себе труд, знать себе цену, прокладывать/проложить себе дорогу, развязывать/развязать себе руки, рыть себе могилу и др. Большая часть этих фразеологизмов соответствует модели «глагол + мест. в дат. пад. + сущ. в вин. пад» - 8 фразеологических единиц (давать/дать себе волю, давать/дать себе отчет, давать/дать себе слово, знать себе цену, прокладывать/проложить себе дорогу и др.). В образовании исследуемых фразеологических единиц принимали участие объектные значения дательного и винительного падежей.

Меньшей продуктивностью отмечена модель «глагол + сущ. + наречие» – 7 фразеологизмов: брать/взять (свое) слово назад/обратно, держать высоко знамя, есть даром хлеб, идти вперед грудью, разбрасывать/разбросать даром деньги и т. п. Эти фразеологические единицы имеют в своем составе генетически управляемый компонент-существительное и примыкающий компонент-наречие. Большая часть этих фразеологизмов образована при участии существительного в форме винительного падежа без предлога (брать/взять (свое) слово назад/обратно, держать высоко знамя, держать ухо востро, есть даром хлеб разбрасывать/разбросать даром деньги).

Малопродуктивной является модель «глагол + числит. + сущ.» – 5 фразеологизмов: делать/сделать (…) километров, делать/сделать (…) лье, проливать/пролить семь потов, убивать/убить двух зайцев и т. п. Эти фразеологизмы включают бывшие количественно именные синтаксически неразложимые сочетания слов, наличие которых служит грамматическим фактором  образования фразеологических единиц.

Небольшим количеством процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности представлена модель «глагол + сущ. + сущ.» – 4 фразеологизма: грызть гранит науки, делать/сделать выражение лица, заглушать/заглушить голос совести, опускать/опустить завесу секретности. Генетически компоненты в таком сложном словосочетании последовательно подчинялись друг другу: «глагол + сущ. в вин. пад. + сущ. в род. пад.».

Низкой продуктивностью отмечены модели «глагол + мест. + наречие» – 1 фразеологизм ((слишком) много позволять/позволить себе) и «глагол + сущ. + прил.» – 1 фразеологическая единица (держать порох сухим).

Таким образом, трехкомпонентные фразеологизмы деятельности анализируемой структуры образуются на основе сложных словосочетаний с двумя синтаксическими связями, одной из которых является приглагольное управление. Наибольшей фразообразовательной продуктивностью обладает сильная синтаксическая связь переходного глагола с именем в прямом винительном падеже.

В создании исследуемых процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности принимали участие разнообразные значения косвенных падежей. Наиболее активно в процесс образования фразеологизмов вовлекаются объектные значения падежных форм, которые преобразуются в элементы образного фразеологического значения.

1.3.4. Структурная организация четырехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

К четырехкомпонентным процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности относятся 156 (9% от общего числа) фразеологизмов, например: брать/взять в руки оружие, брать/взять грех на совесть, брать/взять себя в руки, бросать/бросить слова на ветер, биться головой о стену, вызывать/вызвать огонь на себя, выводить/вывести на широкую ногу, гадать на кофейной гуще и т. п. Четырехкомпонентные фразеологизмы количественно уступают двух- и трехкомпонентным формам, т. к. обладают менее компактной структурой, что затрудняет процесс фразеологизации.

Все четырехкомпонентные фразеологизмы имеют структуру сложного словосочетания. Фразеологизмы деятельности анализируемой формы могут быть образованы на основе сложных словосочетаний с двумя или тремя синтаксическими связями.

Значительно преобладают фразеологизмы, восходящие к словосочетаниям с двумя синтаксическими связями, - 149 единиц (95% от всех четырехкомпонентных фразеологизмов), например: брать/взять в руки оружие, брать/взять грех на совесть, бросать/бросить на чашу весов, бросать/бросить слова на ветер, биться головой о стенку, биться изо всех сил, бить в одну точку и т. п.

Меньшим количеством фразеологических единиц представлены словосочетания с тремя синтаксическими связями – 7 фразеологизмов (5% от всех четырехкомпонентных фразеологизмов), например: грудью пролагать/проложить себе дорогу, делить шкуру неубитого медведя, называть вещи своими именами и т. п.

Функцию первого, стержневого компонента в четырехкомпонентных фразеологизмах деятельности выполняет глагол, в качестве зависимых компонентов выступают бывшие существительные, прилагательные, числительные, местоимения, а также наречия.

Четырехкомпонентные фразеологизмы построены по нескольким синтаксическим моделям сложных словосочетаний. Рассмотрим фразеологизмы, построенные по моделям словосочетаний с двумя синтаксическими связями.

Наиболее продуктивной среди анализируемых форм является модель «глагол + предлог + сущ. + сущ.», которая представлена 69 фразеологизмами, например: брать/взять грех на душу, бросать/бросить деньги на ветер, выбивать/выбить дурь из головы, вбивать/вбить (осиновый) кол в могилу, держать баранку в руках, делать/сделать руки по швам, делать/сделать из мухи слона и т. п.

Большая часть этих фразеологизмов образована на основе словосочетаний, в которых имело место параллельное управление: глагол управлял двумя именами - 57 фразеологических единиц, например: брать/взять грех на душу, выбивать/выбить дурь из головы, валить через пень колоду, держать баранку в руках, искать топор под лавкой, хоронить/схоронить концы в воду и т. п.

Анализируемые фразеологизмы представляют несколько моделей сложных словосочетаний. Наибольшей фразообразовательной продуктивностью обладает модель «глагол + предлог + сущ. в вин. пад. + сущ. в вин. пад.» - 23 фразеологических единицы (брать/взять грех на душу, валить через пень колоду, класть деньги на бочку, променять кукушку на ястреба, надевать/надеть хомут на шею и др.). Грамматической основой образования данных фразеологизмов служат две сильные синтаксические связи: переходного глагола с именем в прямом винительном падеже и глагола с именем в форме винительного падежа с предлогом.

В создании анализируемых фразеологических единиц участвуют разнообразные значения падежных форм.

Генетическая форма беспредложного винительного падежа в значении фразеологизмов реализует объектные значения (валить через пень колоду, класть деньги на бочку, променять кукушку на ястреба; брать/взять грех на душу, выбрасывать/выбросить слова на ветер, пролагать/проложить путь в космос и др.).

Активно вовлекаются в процесс образования исследуемых фразеологизмов пространственные значения предлогов и винительного падежа. Так, фразеологизмы брать/взять в руки бразды правления, брать/взять ноги в руки, вкладывать/вложить меч в ножны, совать/сунуть голову в петлю и др. включают генетический предлог в/во со значением места, куда направляется кто-, что-либо. В состав фразеологизмов бросать/бросить деньги на ветер, бросать/бросить слова на ветер, надевать/надеть хомут на шею, класть деньги на бочку входит бывший предлог на со значением места, на которое направлено действие.

Следующей по продуктивности является  модель «глагол + сущ. в вин. пад.+ предлог + сущ. в пред. пад.» - 9 фразеологизмов (держать рот на замке, держать баранку в руках, держать язык на привязи, купить кота в мешке, поймать журавля в небе и др.). Одним из грамматических факторов создания данных фразеологизмов является связь глагола движения с существительным в форме предложного падежа с пространственным значением.

Остальные модели словосочетаний малопродуктивны.

У небольшого количества фразеологизмов компоненты последовательно подчинялись друг другу: глагол управлял именем, которое управляло другим именем, - 12 фразеологизмов, например: бросать/бросить на чашу весов, всходить/взойти на вершину власти, ехать на край земли, класть/положить на чашу/чаши весов, стереть/ снести/ смести с лица земли, ходить по острию/ лезвию ножа и т. п. Фразеологизмы анализируемой структуры построены по разным моделям сложных словосочетаний. Большим количеством фразеологизмов представлена модель «глагол + предлог + сущ. в вин. пад. + сущ. в род. пад.» - 5 фразеологизмов (бросать/бросить на чашу весов, всходить/взойти на вершину власти, класть на чашу весов, стереть/смести/снести с лица земли, скидывать/скинуть с чаши весов).

Средней фразообразовательной продуктивностью обладает модель «глагол + определительный компонент + сущ. (мест., субстантивированное прилагательное)» - 50 фразеологизмов, например: бить изо всех сил, бить во все колокола, бороться с самим собой, вызывать/вызвать в своем воображении, выпрыгивать/выпрыгнуть из собственных штанов, выносить/вынести на  своих плечах, выводить/вывести на чистую воду, выводить/вывести на широкую ногу, дудеть в свою дуду, идти по старому кругу, переступать/переступить через нравственный закон, пускаться/пуститься во все тяжкие и т. п.

В сложном словосочетании, на основе которого образовались анализируемые фразеологизмы, этимологически имело место управление и согласование. Эти синтаксические связи послужили фразообразующей грамматической основой для создания фразеологизмов.

В качестве генетически управляемого компонента во фразеологических единицах анализируемой структуры может выступать имя существительное (бить во все колокола, бороться с самим собой, вызывать/вызвать в своем воображении, выводить/вывести на чистую воду и др.), местоимение (бороться с самим собой), субстантивированное прилагательное (пускаться/пуститься во все тяжкие). Значительно преобладают фразеологизмы, включающие компонент-существительное.

В качестве определительного компонента может выступать прилагательное (вытягиваться из последних сил, выводить/вывести на чистую воду, вылететь из родного гнезда, гадать на кофейной гуще) или местоимение (выворачивать/выворотить на свой лад, дудеть в свою дуду и т. п.).

Количественно преобладают фразеологизмы, включающие компонент-местоимение – 27 фразеологизмов (выворачивать/выворотить на свой лад, глядеть со своей колокольни, дудеть в свою дуду, попадать/попасть в самую точку и др.). Большинство анализируемых фразеологических единиц построено по модели «глагол + предлог + мест.в вин. пад. + сущ. в вин. пад.» - 16 фразеологизмов (выворачивать/выворотить на свой лад, дудеть в свою дуду, попадать/попасть в самую точку, склонять на все лады и др.). Грамматической основой создания фразеологизмов служит сильная синтаксическая связь глагола и имени в форме винительного падежа с предлогом.  В образовании исследуемых фразеологических единиц активное участие принимали обстоятельственные значения аналитического винительного падежа.

Имя прилагательное в качестве определительного компонента входит в состав 23 фразеологизмов (вытягиваться из последних сил, выводить/вывести на чистую воду, гадать на кофейной гуще, откладывать/отложить в долгий ящик, переступать/переступить через нравственный закон и т. п.). Преобладают фразеологизмы, построенные по модели «глагол + предлог + прил. в вин. пад. + сущ. в вин. пад.» – 10 единиц (выводить/вывести на чистую воду, откладывать/отложить в долгий ящик, переступать/переступить через нравственный закон, уходить/уйти на заслуженный отдых и т. п.). Наиболее активно в образовании исследуемых фразеологизмов участвовали пространственные значения генетической формы винительного падежа с предлогом.

Определительный компонент может быть обязательным или факультативным. В состав некоторых трехкомпонентных форм может входить четвертый факультативный компонент-прилагательное, причастие или местоимение. Факультативный компонент-прилагательное во фразеологизмах может варьироваться, изменяя фразеологическое значение, ср.: выходить/выйти на арену – выходить/выйти на международную арену – выходить/выйти на всесоюзную арену, пойти по пути – пойти по верному пути – пойти по неверному пути и т. п. В некоторых случаях факультативный компонент усиливает экспрессивность фразеологизма, но не вносит существенных изменений в индивидуальное фразеологическое значение, ср.: выходить/выйти из положения – выходить/выйти из создавшегося положения.

Факультативные компоненты-местоимения выполняют во фразеологизме усилительно-экспрессивную функцию, не нарушая тождества фразеологической единицы, ср: брать/взять в руки – брать/взять в свои руки, брать/взять в голову – брать/взять в свою голову, попадать/попасть в точку – попадать/попасть в самую точку  и т. п.

Невысокой фразообразовательной продуктивностью отмечена модель «глагол + мест + предлог + сущ..» – 12 фразеологизмов, например: брать/взять себя в руки, бить себя в грудь (кулаком), вбивать/вбить себе в голову, держать себя на вожжах, держать себя в руках и т. п. Расположение компонентов может быть несколько другим – «глагол + предлог + мест. + сущ.» – 3 фразеологизма: брать/взять на себя ответственность, выдавливать/выдавить из себя слова, вызывать/вызвать огонь на себя.

Во фразеологизмах, образованных по этим моделям, компонент-местоимение себя является обязательным, его утрата приводит к разрушению фразеологической единицы или к появлению фразеологизма с другим субкатегориальным значением, ср.: вбивать/вбить в голову кого-нибудь, держать в узде кого-нибудь, держать в руках кого-нибудь (фразеологизмы субкатегории отношения) – вбивать/вбить себе в голову, держать себя в узде держать себя в руках и т. п. (фразеологизмы субкатегории деятельности).

Малопродуктивна модель «глагол + предлог + числ. + сущ.» – 9 фразеологизмов: бить в одну точку, выбирать/выбрать из двух зол (меньшее), гоняться за двумя зайцами, мерить на одну меру, насыпать с три короба, ставить/поставить на одну доску. Фразообразующим грамматическим фактором в этих фразеологических единицах является количественно-именное синтаксически неразложимое сочетание слов.

Небольшой продуктивностью обладает модель «глагол + сущ. + союз + сущ» – 5 фразеологизмов: держаться руками и ногами, играть жизнью и смертью, облекать плотью и кровью, предавать огню и мечу, чтить букву и дух. В исходных сложных словосочетаниях генетически имели место две синтаксические связи: подчинительная (между глаголом и двумя именами) и сочинительная (между именами), которые послужили фразообразующей грамматической основой создания фразеологизмов анализируемой структуры.

Малой продуктивностью обладает модель «не + глагол + имя в род. пад. + имя в род. пад.» - 1 фразеологизм: не жалеть своей жизни.

Небольшое количество четырехкомпонентных фразеологизмов деятельности имеет структуру сложного словосочетания с тремя синтаксическими связями. К таким фразеологизмам относятся 7 единиц: брать/взять одну сторону медали, делить шкуру неубитого медведя, называть вещи другими именами, называть вещи своими/собственными именами, называть вещи настоящими именами, грудью проложить себе дорогу, ставить последнюю копейку/грош ребром. 

Эти фразеологизмы образованы по малопродуктивным моделям: «глагол + сущ. + прил. + сущ.» - 3 единицы (делить шкуру неубитого медведя, называть/назвать вещи другими именами, называть/назвать вещи настоящими именами); «глагол + числ. + сущ. + сущ.» - 1 фразеологизм (брать/взять одну сторону медали); «глагол + сущ. + мест. + сущ.» - 1 единица (называть/назвать вещи своими (собственными) именами); «сущ. + глагол + мест. + сущ.» - 1 фразеологизм (грудью пролагать/проложить себе дорогу), «глагол + прил. + сущ. + сущ.» – 1 фразеологизм (ставить/поставить последнюю копейку/грош ребром).

Таким образом, большая часть четырехкомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности образована на основе сложных словосочетаний с двумя синтаксическими связями, в которых глагол генетически управлял именем или двумя именами в разных падежных формах. Грамматической основой создания большинства фразеологизмов является сильная синтаксическая связь переходного глагола и имени в форме винительного падежа без предлога.

Исследуемые фразеологизмы образованы при участии разнообразных значений падежных форм. Наиболее активно в процессе фразообразования участвовали объектные и обстоятельственные значения падежей.

1.3.5. Структурная организация многокомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

К многокомпонентным процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности относятся 40 фразеологизмов, например: дать/давать поворот на сто восемьдесят градусов, играть не в свою игру, лезть не в свой хомут, лезть в зубы к черту, находить/найти свою дорогу в жизни, не в свои сани лезть, переворачивать/перевернуть с ног на голову, посмотреть на себя со стороны, приводить/привести к одному и тому же знаменателю и т. п.

Многокомпонентные фразеологизмы имеют структуру сложных словосочетаний с двумя, тремя или четырьмя синтаксическими связями.

Преобладают фразеологические единицы, образованные на базе словосочетаний с двумя синтаксическими связями – 35 фразеологизмов (играть не в свою игру, лезть не в свой хомут, лезть в зубы к черту, не в свои сани лезть, переворачивать/перевернуть с ног на голову, посмотреть на себя со стороны). Малопродуктивны словосочетания с тремя и с четырьмя синтаксическими связями (давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов, идти по пути наименьшего сопротивления, найти свою дорогу в жизни; лезть с суконным рылом в калашный ряд). Низкая продуктивность этих словосочетаний объясняется некомпактностью их структуры.

Многокомпонентные фразеологизмы деятельности могут состоять из пяти, шести и семи компонентов.

Преобладают пятикомпонентные формы исследуемых фразеологизмов, которые составляют 33 единицы: давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов, играть не в свою игру, лезть не в свой хомут, лезть в зубы к черту, находить/найти свою дорогу в жизни, не в свои сани лезть, переворачивать/перевернуть с ног на голову, посмотреть на себя со стороны и т. п.

Большинство пятикомпонентных фразеологизмов деятельности имеет структуру словосочетания, в котором глагол управлял двумя именами в косвенных падежах – 13 фразеологизмов, например: лезть за словом в карман, не оставить камня на камне, переворачивать/перевернуть с ног на голову, ставить/поставить с ног на голову и т. п.

Преобладают фразеологизмы, построенные по модели «глагол + предлог + имя в род. пад. + предлог + имя в вин. пад.» - 9 фразеологизмов: переворачивать/перевернуть с ног на голову, переливать из пустого в порожнее, перескакивать с одного на другое, перескакивать с пятого на десятое, ставить с ног на голову. Генетически в этих фразеологизмах глагол движения требует две предложно-падежные формы (родительного и винительного падежей) с пространственным значением. Эти две синтаксические связи служат грамматической основой создания фразеологических единиц.

Остальные модели образуют по 1 фразеологизму: «глагол + предлог + имя в твор. пад. + предлог + имя в вин. пад.»  (лазить за словом в карман); «частица + глагол + предлог + имя в вин. пад. + имя в твор. пад.» (не ударить в грязь лицом); «частица + глагол + имя в род. пад. + предлог + имя в вин. пад.»  (не дать охулки на руку); «частица + глагол + имя в род. пад. + предлог + имя в предл. пад.» (не оставить камня на камне).  

Для 4 фразеологизмов фразообразующей грамматической основой послужили две тесные синтаксические связи – управление и согласование: играть не в свою игру, лезть не в свой хомут, не в свои сани лезть, садиться не в свои сани. Все анализируемые фразеологизмы построены по модели «глагол + частица + предлог + мест. в вин. пад. + имя сущ. в вин. пад».

Фразообразующую функцию выполняет в данных фразеологических единицах местоимение свой. Отсутствие этого компонента в составе  фразеологизма приводит к разрушению последнего, ср.: играть не в свою игру – играть не в игру, лезть не в свой хомут – лезть не в хомут, не в свои сани лезть – не в сани лезть, садиться не в свои сани – садиться не в сани.

Пятикомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, имеющие структуру словосочетаний с тремя синтаксическими связями, построены по нескольким малопродуктивным моделям: «глагол + имя сущ. в вин. пад. + предлог + мест. в предл. пад. + глагол» - 2 единицы (пилить сук, на котором сидишь, подрубать сук, на котором сидишь); «глагол + сущ. + предлог + числ. + сущ.» – 2 фразеологизма (давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов, делать/сделать поворот на сто восемьдесят градусов). Остальные модели словосочетаний с тремя синтаксическими связями образуют по одному пятикомпонентному фразеологизму.

К шестикомпонентным фразеологизмам, имеющим структуру сложного подчинительного словосочетания, относятся 4 фразеологические единицы: делать/сделать хорошую мину при плохой игре, ладить одну и ту же песню, носиться как дурак с писаной торбой, идти (и) в огонь и в воду.

Семикомпонентные формы представлены 3 процессуальными фразеологизмами субкатегории деятельности: нести и с Дона и с моря, приводить/привести к одному и тому же знаменателю, лезть с суконным рылом в калашный ряд.

Пятыми, шестыми и седьмыми компонентами в исследуемых фразеологизмах, как правило, выступают бывшие незнаменательные части речи: предлоги, союзы и частицы.

Структура многокомпонентных процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности может подвергаться усечению, которое не приводит к нарушению тождества фразеологизма, ср.: носиться как дурак с писаной торбой – носиться как с писаной торбой, делать/сделать хорошую мину при плохой игре – делать/сделать хорошую мину, ладить одну и ту же песню – ладить одну песню и т. п.:

Удивительный ты субъект, Матвей! …Напустил на себе какую-то мизантропию и носишься с нею как дурак с писаной торбой. А.Чехов. Иванов.

Он говорил, что Акимов заносчив, груб и носится со своим морским прошлым как «с писаной торбой». Э. Казакевич. Сердце друга.

В результате такого изменения структуры фразеологическое значение утрачивает определенную долю экспрессивности.

  1.  Система предикативных и непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Предикативные и непредикативные формы процессуального фразеологизма субкатегории деятельности представляют собой систему морфологических модификаций, выражающих значения грамматических категорий лица, числа, времени, наклонения, вида и залога.

Система предикативных и непредикативных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, как и у всех процессуальных фразеологизмов, создается глагольным компонентом, который является грамматическим центром исследуемых фразеологических единиц.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности образуются при участии 575 глаголов (брать/взять, вести, городить, грести, делать/сделать, забивать/забить, играть, иметь, класть/положить, ловить/поймать, молоть, нести, открывать/открыть, переливать/перелить, решать/решить, сметать/смести, трепать, уходить/уйти и т. п.).

Исследуемые глаголы, создавая процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, либо полностью сохраняют присущую им систему морфологических форм, либо утрачивают те или иные формы.

Так, глагол делать/сделать, образуя фразеологизм делать/сделать дело, сохраняет всю систему грамматических форм лица, времени, наклонения, вида и залога.

Глагол переливать/перелить, создавая фразеологизм переливать из пустого в порожнее, утрачивает форму совершенного вида (перелить из пустого в порожнее- ?).

Парадигмы форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности образуют сложный синтез фразеологического значения с разнообразными морфологическими модификациями. Грамматические значения вторичны, они сопутствуют и подчиняются семантике фразеологических единиц.

Парадигма предикативных и непредикативных форм исследуемых фразеологизмов формируется под влиянием семантических свойств субкатегории деятельности, вследствие чего система форм анализируемых фразеологических единиц имеет ряд особенностей  в построении и функционировании, отличающих ее от грамматических форм глаголов и процессуальных фразеологизмов других субкатегорий.

Картотека, состоящая из 1889 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в 10200 употреблениях, содержит 5814 предикативных и 4386 непредикативных форм, т. е. частотность употребления предикативных форм в 1, 3 раза выше, чем непредикативных.

Сравним функционирование предикативных и непредикативных форм по материалам нашей картотеки и картотеки В.А. Лебединской, представляющей функционирование форм процессуальных фразеологизмов в целом:

Виды форм

Кол-во употр. по нашей картотеке

% употр.

Кол-во употр. по картотеке В.А. Лебединской

%

употр.

Предикативные формы

5814

57

36444

70,7

Непредикативные формы

4386

43

15086

29,3

Всего

10200

100

49510

100

В употреблениях процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности наблюдается значительное (почти в 2 раза) увеличение непредикативных форм и уменьшение (на 20%) предикативных форм.

Представляется возможным сравнить функционирование предикативных и непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности и процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния по материалам нашей картотеки и картотеки Б.В. Туркиной:

Виды форм

Кол-во употр. по нашей картотеке

% употр.

Кол-во употр. по картотеке Б.В. Туркиной

% употр.

Предикативные формы

5814

57

11276

88,3

Непредикативные формы

4386

43

1494

11,7

Всего

10200

100

12770

100

Можно наблюдать существенную разницу в соотношении количества употреблений предикативных и непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности и процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния.

Употребительность непредикативных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности намного (почти в 4 раза) превышает число употреблений аналогичных форм у фразеологизмов субкатегории состояния.

Частотность употреблений предикативных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности уступает количеству употреблений анализируемых форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния.

По мнению Б.В. Туркиной, «для субкатегории состояния является более естественным функционирование в личных и безличных (предикативных) формах, т. к. носитель состояния в контексте грамматически и лексически должен быть выявлен…» [Туркина 2002: 17]

С нашей точки зрения, отсутствие в контексте субъекта деятельности не препятствует полноценному выражению субкатегориального значения деятельности, что, очевидно, является одной из причин высокой частотности употребления процессуальных фразеологизмов соответствующей субкатегории в непредикативных формах.

Предикативные формы представляют собой центр полной парадигмы исследуемых фразеологизмов. Они подразделяются на парадигматические и классификационные формы.

  1.  Парадигматические и классификационные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Предикативные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности можно разделить на парадигматические (формы лица, наклонения, времени (рода), вида (частично), залога (частично) и классификационные (формы вида и залога).

Парадигматические формы образуют парадигмы, т. е. объединения форм, не нарушающих тождества фразеологизма.

Классификационные формы не образуют парадигм, т. к. выражают значение постоянного грамматического признака фразеологизма.

Парадигматические и классификационные формы выполняют разные функции  в предложении, отличаются степенью и характером связи грамматических значений с фразеологическими.

Парадигматическая категория лица выражает субъектно-объектные отношения. Эта категория у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности представлена парадигмой лично-числовых форм.

Наибольшей частотой употребления отмечена форма 3 лица настоящего и прошедшего времени:

Опираясь на  волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берет власть в свои руки. В. Ленин. Т. 35, с.11.

Когда бьют часы, Андрей Ефимыч откидывается на спинку кресла и закрывает глаза, чтобы немножко подумать. И невзначай, под влиянием хороших мыслей, вычитанных из книги, он бросает взгляд на свое прошедшее и на настоящее. А. Чехов. Палата № 6.

Да будь я на месте этих попов, я бы в два счета пинками тебя вышиб – ты ведь такой даже им и то не нужен. Они ведь в старые игры играют, а ты все взаправду, все всерьез. Ч. Айтматов. Плаха.

[Карачунский] обладал величайшим секретом работать незаметно. Есть такие особенные люди, которые целую жизнь гору воротят, а их считают чуть ли не шалопаями. Д. Мамин-Сибиряк. Золото.

Нас было четверо. Но Мариенгоф говорил только о двух биографиях! Значит, мою и свою он совершенно правильно вывел за скобки. Новый мир, №5, 2000.

- Темкин, секретарь партийной организации, окончательно подменит собой начальника участка. Он почувствовал твою поддержку и сегодня взял руководство в свои руки. В. Ажаев. Далеко от Москвы.

Скоро Воропаев поймал себя на том, что он повторяет эту бессмыслицу. П. Павленко. Счастье.

Цель жизни нашей для него [Ленского] Была заманчивой загадкой, Над ней он голову ломал и чудеса подозревал. А. Пушкин. Евгений Онегин.

В три-четыре недели он уже так набил руку в таможенном деле, что знал решительно все: даже не весил, не мерил, а по фактуре узнавал, сколько в какой штуке аршин сукна или иной материи; взявши в руку сверток, он мог сказать вдруг, сколько в нем фунтов. Н. Гоголь. Мертвые души.

Высокая употребительность в форме 3 лица характерна для всех процессуальных фразеологизмов. «Эта форма наиболее естественно и органично сочетается с фразеологическим значением, в котором чрезвычайно сильны элементы оценочности, отрицательной экспрессивности и эмоциональности. Эти элементы делают неэтичным употребление фразеологизма в формах 1-го и 2-го лица изъявительного наклонения, 2-го лица единственного и множественного числа повелительного наклонения…» [Лебединская 1987: 46].

Употребительность процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в форме 1 лица превышает количество употреблений исследуемых фразеологизмов в форме 2 лица, что обусловлено возрастанием в форме 1 лица активности субъекта:

Не стану час за часом следить за своими воспоминаниями, но брошу быстрый взгляд на главнейшие из них. Л. Толстой. Отрочество.

В. Новодворская: «Мы ведем себя как недоросли». Литературная газета, №45, 1999.

Когда окончательно кладу надуманное на бумагу, бывает уже поздно; поправить, выпрямить не удается: поправить лень да и жар простыл. П. Вяземский. Автобиографическое введение.

Я вел тогда дело о крупных хищениях на трикотажной фабрике, директором ее был бывший инструктор админотдела обкома партии. Г. Глазов. Новый поворот запрещен.

Затем я закусывал удила и начинал доказывать. Доказывал горячо, с огоньком и в то же время основательно. М. Салтыков-Щедрин. Убежище Монрепо.

Я должен, однако же, решительно сказать, что мы зашли далеко. Мой долг, моя обязанность сказать тебе это. – Что сказать? … - Что мы делаем дурно. А. Гончаров. Обломов.

- Ты по-прежнему крутишь свою шарманку, приятель. Говори прямо, что накипело на сердце, а нечего канителить. Ф. Гладков. Старая секретная.

- Вы живете, как дикие звери, газет не читаете, не обращаете никакого внимания на гласность, а в газетах так много замечательного. А. Чехов. Радость.

Категория лица приспособлена для выражения деятельности – процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, имеющие полную парадигму, обладают возможностью выразить деятельность субъекта формой 1, 2, 3 лица:

Мы делаем свой журнал «Скептикал инквайерер», который весьма уважаем в обществе, среди ученых, интеллигенции, словом, мы делаем нужное дело, и люди прислушиваются к нам, пытаясь понять то или иное явление. Наука и жизнь, №12, 2001.

Вы Федру-то облагодетельствовали, родная моя! Это доброе дело вы сделали, друг мой; это вы очень хорошо сделали. Ф. Достоевский. Бедные люди.

Вы думаете, они дело делают, либо богу молятся? Нет, сударь. Не от воров они запираются, а чтоб люди не видали, как они своих домашних едят поедом да семью тиранят. А. Островский. Гроза.

Необходимо отметить, что почти все процессуальные фразеологизмы исследуемой субкатегории имеют полную парадигму личных форм. Это связано с тем, что субкатегориальное значение деятельности выражает действия активного субъекта-лица, которым может быть говорящий, слушающий, а также лицо, не участвующее в речевом общении.

Морфологическая категория наклонения является одной из необходимых категорий процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Она участвует в выражении процессуальности как общеграмматического значения.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности имеют три формы наклонения: изъявительную, сослагательную и повелительную. Функционирование этих форм определяется взаимодействием семантических и грамматических факторов в исследуемом языковом материале.

Формы наклонения у процессуальных фразеологизмов исследуемой субкатегории, как и у процессуальных фразеологизмов в целом, не одинаковы в функциональном отношении. Самой сильной, активной является форма изъявительного наклонения. Активность этой формы характерна для всех процессуальных фразеологизмов, т. к. наиболее полно и объективно выражает процессуальность [Лебединская 1987:73].

В пределах изъявительной формы функционируют формы времени.

Форма времени – одна из необходимых для формирования субкатегориального значения деятельности, т. к. она характеризует протекание деятельности относительно момента речи.

Самыми частотными, актуальными для выражения процессуального значения деятельности следует считать формы прошедшего времени. Они позволяют наиболее этично, уместно выразить оценку действий субъекта, совершенных до момента речи:

Вдруг откуда ни возьмись в бабьем кругу тетка Арина и понесла околесную. Уши развесив, бабы ее слушают, набираются от закусочницы сказов и пересудов, и пошла про Герасима худая молва, да не одна. Д. Мельников-Печерский. На горах.

А чтоб тебе пусто было! Ты вбил себе в голову эту чушь лишь  затем, чтобы еще больше жалеть себя. Отверженный, презираемый,  всеми  гонимый  - ах, какой  необъятный  простор  для  самоуничижения! О. Авраменко. Королевы не плачут.

Я буду, кроме того, употреблять во всех видах тепло (горячий кофе с коньяком, горячие матрасики, горячие ванны и проч.) и вначале вместе с нафталином, буду давать сантонин, который непосредственно действует на паразитов кишечника. До сантонина я дошел своим умом. А. Чехов. Письмо Н.М. Линтваревой.

Я помню, с какою робостью он писал ее и потом так высоко задирал  свой кавказский нос.  А. Чехов Письмо А.С Суворину.

Менее активны в употреблении формы настоящего времени. Как правило, фразеологизмы в этих формах обозначают деятельность, которая не привязана к моменту речи, т. е. может совершаться в любое время:

Каждая идея делит людей на оптимистов и пессимистов. Пессимисты скрипят, оптимисты засучивают рукава. Легче опровергать, чем браться за дело. М. Григорьев. Обстоятельства образа действия.

- Потому что он сумасброд, каких еще свет не видел. Пока мы с ним просто друзья, он держит себя в рамках приличия, но когда наша дружба перерастает в нечто большее… О. Абрамов. Принц Галлии.

Процессуальные фразеологизмы в форме будущего времени употребляются редко, т. к. обозначают еще не совершенные действия, оценка которых не всегда уместна:

- А вот, как сделаем несчастье Катеньке, как она в самом деле заберет в головуЛ. Толстой. Анна Каренина.

Потом Прохор засучит рукава, и пусть посмотрит народ, что он сделает с этим краем, пусть почувствуют люди, тот же Шапошников, на что способен настоящий, большого размаха человек. В. Шишков. Угрюм-река.

Вот и пришел начальник цеха спросить, посоветоваться: не получиться ли так, что вместе с водой вдруг выплеснем и ребенка? Не лучше ли сначала взвесить все «за» и «против»? А. Золин. Не взял под козырек.

Сослагательная и повелительная формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности пассивны в функциональном отношении. Это можно объяснить тем, что потребности коммуникативного процесса в этих формах невелики.

Повелительные формы исследуемых фразеологизмов употребляются чаще, чем сослагательные. Повелительные формы способствуют выражению субкатегориального значения деятельности. Они содержат приказ, просьбу или совет, что подразумевает активность субъекта-лица, способного к целенаправленному, осознанному, волевому действию:

- Да, ружье недурное, - похвалил я: - Ведь оно старинное, фабрики Гастин-Реннета, я его в прошлом году на центральное переделал. Вы обратите внимание на стволы. А. Куприн. Олеся.

Представьте себе, что мы подводили бы итоги президентства Ельцина после первого года его избрания президентом. Литературная газета, №14, 2001.

- Ты не бреши! У меня документ есть. – Какой документ? Может, поддельный? – Кум Илья! Тебе говорю, прикуси язык. А. Эртель. Смена.

- Добро, паренек! Государеву тайну береги пуще своего глаза, - приветливо кивнул головой Игнатию Шуйский. – Служить надобно верно. Держи себя на вожжах! В. Костылев. Иван Грозный.

Смотри, матери не проговорись. А то заругается. Скажет, с безбожником спутался, старый хрыч. Так что держи язык на привязи, сынок! Ф. Наседкин. Великие голодранцы.

- Уйти от родного мужа нелегко, да и не к чему. Пораскинь умом – сама увидишь. М. Шолохов. Тихий Дон.

    Станция Лопасня Московско-Курской дороги. Это мой новый адрес, сударь. Намотайте его себе на ус. А. Чехов. Письмо В. А. Тихонову.

Некоторые процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности не могут иметь формы повелительного наклонения, т. к. она не соответствует фразеологическому значению. Как правило, это фразеологизмы, содержащие негативную оценку деятельности, ср.: хватить лишку – хвати лишку (?), нести чушь – неси чушь (?), маяться дурью – майся дурью (?), ладить одну и ту же песню – ладь одну и ту же песню (?) и т. п.

Такие фразеологизмы, как мотать/намотать (себе) на ус, зарубить (себе) на носу, выбивать/выбить из головы, выкидывать/выкинуть из головы, переменить пластинку и др. употребляются преимущественно в форме повелительного наклонения, т. к. эта форма способствует выражению индивидуального значения названных фразеологизмов:

Совсем выкиньте из головы, что кто-то может на репетиции составить о вас какое-то мнение. Думать об этом недостойно и мелко. Самое важное – это роль, будущий спектакль. С. Образцов. По ступенькам памяти.

И еще заруби себе на носу: школа парня на выучку старухам не отдает. В. Тендряков. Чудотворная.

- Как все меняется, - заметил я. – Раньше говорили «чахотка», а теперь «туберкулез»… - Кстати сказать, «воспаление легких» тоже…- Перемени пластинкуЮ. Нагибин. Как трудно быть учителем.

Сослагательная форма  процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности характеризуется низкой частотой употребления в речи:

- Хорошая была оплеуха. До сих пор забыть ее не смею. И слов, какими она сопровождена была… «Оборони бог, - говорил начальник стройки, - дойти нам тут до грудков! Только того и ждут враги мировой революции» Без таких, как он, мы наломали бы тут дров. В. Астафьев. Кража.

Если бы такие угодья, как лесная дача при усадьбе «Заводное», попали в его руки, он положил бы на нее всю душу, завел бы рациональное хозяйство с правильными порубками. Н. Боборыкин. Василий Теркин.

Но без этой до крайности обедненной информации миллионы людей имели бы еще более превратное представление о квантах, генах и лоренцевых сокращениях. Литературная газета, №8, 1997.

Большинство процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности имеют неполную в каком-либо отношении парадигму форм (если в парадигме фразеологизма невозможны или реально отсутствуют какие-либо фразеологические формы).

К классификационным грамматическим категориям относятся категории переходности/непереходности, вида (частично), залога (частично). Категория вида является классификационной у одновидовых процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности и парадигматической - у двувидовых фразеологизмов.

Формальным показателем грамматической категории вида процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является глагольный компонент.

Процессуальные фразеологизмы исследуемой субкатегории можно разделить на два разряда: фразеологизмы, имеющие видовую пару (брать/взять за рога, вкладывать/вложить деньги, делать/сделать дело, заводить/завести речь, отдавать/отдать дань, разрывать/разорвать цепь и т. п.), и единицы, употребляющиеся только в одном виде – совершенном (закусить язык, загубить (свою) душу, зарубить (себе) на носу, покрутить баранку, махнуть рукой, наломать дров и т. п.) или несовершенном (выбирать слова, городить огород, жить своим умом, знать все ходы и выходы, ломать из себя, нести околесицу, молоть ерунду и т. п.).

Преобладают двувидовые процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности – 1282 единицы. Такие фразеологизмы представляют собой чисто видовую оппозицию, т. е. не содержат в себе никакого фразеологического противопоставления, а только грамматическое, например:

В это время на палубе появился артиллерийский офицер лейтенант Грязнов и поспешил взять в свои руки управление огнем. Командиры, увидев своего офицера, поспешно начали успокаиваться. А. Степанов. Порт- Артур.

А уборку все же целиком бери в свои руки. И покрепче. Да и вообще – действуй, Тихон Семенович. А. Иванов. Повелитель.

Потянуло его пошататься по Руси, повыведывать… чем простой народ дышит и «смыслит ли народ свое счастье за хвост ловить». В. Шишков. Емельян Пугачев.

Системами дорожат только те, которым вся правда в руки не дается, которые хотят ее за хвост поймать. И. Тургенев. Письмо Л.Н. Толстому, 15 января, 1857.

Можно ли при такой жизни рожать медленно и болезненно, позволять себе слабости и нежности. Октябрь, №3, 2001.

Циник Дмитрий, человек более пылкий и откровенный, позволил себе выходки против Нерона. Д. Писарев. Ап. Тианский.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, содержащие глаголы-компоненты, генетически отличающиеся не только видовым значением, но и способом действия, являются разными фразеологическими единицами.

Так, фразеологизмы рубить сплеча (несовершенный вид) и рубануть сплеча (совершенный вид) представляют собой два разных фразеологизма, т. к. с изменением способа действия видоизменяется фразеологическое значение. Фразеологизм рубить сплеча обозначает постоянно совершаемую деятельность, а фразеологизм  рубануть сплеча – однократно совершенное действие, ср.:

- Тентетников со мной разговор жестокий имел. Ты, говорит, можешь меня возненавидеть, но у меня на жизнь собственный взгляд: ничего нельзя от друзей таить. Вот потому-то я тебе правду скажу…. – И сказал? – У него слова грубые, рубит сплеча. В. Саянов. Небо и земля.

Он не жаловал Петра и, когда тот пришел делать предложение, рубанул сплеча: - А зачем тебе жениться? У тебя, небось, в каждом доме по жене! Е. Андреева. Зимний вечер.

Следует считать новыми фразеологическими единицами такие фразеологизмы: делать дело – постоянно совершаемая деятельность, доделать дело – деятельность, доведенная до конца; вилять хвостом, стрелять глазами – постоянно совершаемая деятельность, вильнуть хвостом, стрельнуть глазами – однократно совершенное действие; идти своим путем, идти напролом, висеть на телефоне – постоянно совершаемая деятельность, пойти своим путем, пойти напролом, повиснуть на телефоне – начальная фаза деятельности; звонить во все колокола – постоянно совершаемая деятельность, раззвонить во все колокола – интенсивно совершенное, доведенное до определенного результата действие и т. п., ср.:

Как же оставлять дело, которое только что началось? Если уж избрана цель, так тут уже нужно идти напролом. Н.Гоголь. Мертвые души.

Показалось в тот миг, что увидел я сразу и отчетливо границу между правдой и ложью, между злом и добром, чувствуя себя человеком! И когда почувствовал в себе это, то пошел напролом к своему будущему, как когда-то шел от него. В. Болохов. Путь к себе.

До сумерек бегал Никита Петрович по руднику, а больше всего «висел» на телефоне. Н. Ляшко. Яма и разутый «Битюг».

- Чего повис на телефоне? Опять, верно, в служебное время Капитолине Фоминичне названиваешь. В. Тендряков. Среди лесов.

Тонок, как спичка, а глазами так везде и стреляет, как коршун. Н. Златовратский. Между старой и новой правдой.

Мальчишка, стрельнув глазами по бумажке, весело подмигнул Павлу. Н. Островский. Как закалялась сталь.

Окружной начальник сначала храбрился..., но потом, пошептавшись о чем-то с исправником, вдруг побледнел и с этой минуты начал звонить во все колокола, что это ни на что не похоже. М. Салтыков-Щедрин. Сатиры в прозе.

Поеду в Тамбов и там во все колокола раззвоню, что он тут наделал! Н. Вирта. Вечерний звон.

Так, способность индивидуального фразеологического значения сочетаться с разными грамматическими значениями вида приводит к созданию видовых пар фразеологизма или к образованию разных фразеологических единиц, отличающихся способами действия.

Изменение видовой формы чаще всего приводит к образованию коррелятивных пар одного фразеологизма, т. к. фразеологические единицы в видовых парах тождественны по индивидуальному значению.

Так, процессуальный фразеологизм субкатегории деятельности брать быка за рога имеет видовую пару взять быка за рога; в этих формах сохраняется тождество индивидуального значения («действовать энергично, решительно и сразу с самого главного»), грамматические значения вида противоположны. Это разные формы процессуального фразеологизма субкатегории деятельности, создающие парадигму вида.

Способность глаголов иметь в свободном употреблении видовую пару не всегда сохраняется во фразеологических единицах, образованных этими глаголами: выписывать/выписать, но выписывать кренделя; валить/свалить в одну кучу/ в одно, но валить валом, валить через пень колоду; есть/ съесть, но есть даром хлеб; зарубать/зарубить, но зарубить (себе) на носу; ломать/сломать (себе) голову - ломать дурака/ дурочку и др. Вероятно, это можно объяснить тем, что грамматическое значение совершенного или несовершенного вида не соответствует определенному фразеологическому значению. Например, деятельность, обозначаемая фразеологизмом валить валом («идти, ехать и т. п. толпой, сплошной массой»), может быть представлена только как непрекращающийся процесс, не имеющий предела в своем развитии.

Видовые пары процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности создаются глагольными компонентами, которые образуются разными способами.

Наиболее часто коррелятивные пары исследуемых фразеологизмов образуются при помощи суффиксов:

1) -ва-  (набивать/набить деньгу, давать/дать волю языку, задавать/задать трезвону, отдавать/отдать дань, сдавать/сдать в архив и др.)

2) -ыва-/-ива- (выдерживать/выдержать роль, выбрасывать/выбросить за борт, завязывать/завязать глаза, нащупывать/нащупать почву и др.);

3) - а-/-и- (бросать/бросить взгляд, выступать/выступить в роли, заступать/заступить на караул, приступать/приступить к делу и др.);

4) –ну- (выдвигать/выдвинуть средство, выкидывать/выкинуть колена/коленца, касаться/коснуться вопроса, перегибать/перегнуть палку и т. п.).

Префиксы неактивны в образовании видовых пар процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности: делать/сделать дело, играть/сыграть роль, ломать/сломать (себе) голову, ставить/поставить во главу угла и др.

Отмечается частотность видовых пар исследуемых фразеологизмов с чередованием: возводить/возвести в квадрат, впадать/впасть в грех, изобретать/изобрести велосипед, набираться/набраться ума, поднимать/поднять вопрос и т. п.

У некоторых процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности видовые пары образуются супплетивно: брать/взять в руки оружие, брать/взять на заметку, браться/взяться за разум, доходить/дойти своей головой, класть/положить в основу, ловить/поймать за хвост.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, имеющие видовые пары, чаще употребляются в речи в форме совершенного вида, например:

Во многом этому способствовал и образ жизни Клина. Как и его герои, он воплотил в жизнь Большую американскую мечту: купил в окрестностях Калифорнийского городка Кармель большое ранчо, устроил там отель и стал разводить скаковых лошадей. Московский комсомолец, 27 декабря, 2001.

- Мы избрали своих делегатов, - утром говорили на площади. – Делегаты предъявили фабрикантам требования. Мы свое дело сделали. Ответ теперь не за нами. Д. Фурманов. Талка.

[Чичиков] где подействовал приятностью оборотов, где трогательностью речи, где покурил лестью, ни в коем случае не портящую дела, где всунул деньжонку, словом – обработал дело. Н. Гоголь. Мертвые души.

Он хотел открыть дорогу зауральской крупчатке туда, на Волгу, чтоб обеспечить сбыт надолго. Д. Мамин-Сибиряк. Хлеб.

Семантика совершенного вида более приспособлена для выражения результата деятельности, а деятельность как субкатегориальное значение почти всегда имеет результат. Фиксирование результата деятельности гораздо важнее, чем выражение протекания деятельности.

К одновидовым процессуальным фразеологизмам субкатегории деятельности относятся 606 фразеологических единиц (в 2 раза меньше, чем двувидовых). Среди них преобладают фразеологизмы, имеющие форму только несовершенного вида – 462 фразеологизма (валять ваньку, грести под себя, городить огород, держать рот на замке, драть горло, жить своим умом, идти по пути наименьшего сопротивления, ломиться в открытую дверь, махать кулаками после драки и т. п.). К фразеологизмам, употребляющимся в форме только совершенного вида, относятся 144 фразеологические единицы (закусить язык, загубить (свою) душу, зарубить (себе) на носу, покрутить баранку, махнуть рукой, наломать дров, нагреть руки, отряхнуть от ног/с ног прах, переменить пластинку и т. п.).

Индивидуальное значение одновидовых процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности согласуется либо со значением совершенного вида, либо со значением несовершенного вида. Это не случайно, т. к. формирование видового значения исследуемых фразеологизмов происходит одновременно с формированием фразеологического значения у всего словосочетания, включающего в свой состав глагол.

Преобладание фразеологизмов, имеющих только форму несовершенного вида, объясняется, на наш взгляд, высокой фразообразовательной продуктивностью глаголов несовершенного вида: бить, вести, городить, гнуть, держать, идти и др.

Так, глагол идти образует 40 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, например: идти дорогой, идти дальше, идти напролом, идти по пути, идти по дороге, идти в ногу, идти на трудности, идти на преступление, идти на хитрость, идти с сумой, идти своим путем, идти по старому кругу, идти по пути наименьшего сопротивления и т. п., например:

Прежде всего, современные гомеопаты всеми силами стремятся убедить в том, что идут в ногу с прогрессов современной медицинской науки, что они далеко ушли от Ганемана и на многое в своей истории смотрят критически. Наука и жизнь, №1, 1990.

Руководители федерации, ее глава, председатель М. Шмаков, идут дорожкою прямою, вымощенной лет полсотни назад. Литературная газета, №21, 2000.

Откуда ты взял, что я льщу Рылееву? Очень знаю, что я учитель в стихотворном языке – но он идет своею дорогою. А. Пушкин. Письмо А.А. Бестужеву, 24 марта, 1925.

Так почему же мы опять, впадая в беспамятство, начинаем идти по старому кругу? Литературная газета, №48, 1999.

На самом деле он шел по пути наименьшего сопротивления. Не он строил жизнь – на нем играли, как на пустой дудочке. Комсомольская правда, 20 апреля, 1986.

Но надо идти дальше, добиваясь не только научно-методического, но и организованного руководства. Правда, 23 октября, 1987.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности образуют два семантико-грамматических разряда – переходные и непереходные фразеологические единицы.

Значительно преобладают фразеологизмы, относящиеся к разряду непереходных – 1704 (90%) фразеологических единиц. К непереходным фразеологизмам деятельности относятся все единицы, образованные компонентом-непереходным глаголом (всходить/взойти на вершину власти, выходить/выйти в отставку, идти против совести, лезть в зубы к черту, махнуть рукой и т. п.). Непереходностью характеризуются и фразеологизмы, включающие глагольный компонент с постфиксом –ся (браться/взяться за ум, бороться с собой, впрягаться/впрячься в ярмо, задаваться/задаться вопросом и т. п.).

Огромное количество процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, у которых обязательным компонентом внешней формы является имя в прямом винительном падеже, относится к разряду непереходных (воротить гору/горы, валять ваньку, вести себя, городить огород, делать/сделать дело, нести ответственность, давать/дать себе отчет, держать порох сухим, грызть гранит науки, искать топор под лавкой, делить шкуру неубитого медведя, делать/сделать поворот на сто восемьдесят градусов и т. п.). В этом случае следует различать внутреннюю и внешнюю переходность процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Фразеологизмы, включающие генетическую форму прямого винительного падежа, характеризуются внутренней, этимологической переходностью.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности с внутренней переходностью проявляют способность к образованию формы страдательного залога (ср.: вести огонь – огонь ведется, закладывать/заложить основу – основа закладывается, разрешать/разрешить проблему – проблема разрешается др.), ср.:

…Он и [Пушкин – Ж.Ю.]  первый в русской литературе указал путь преодоления пустого духа и «пророчески разрешил» онтологическую проблему России. Литература в школе,  №3, 2000.

Наиболее ярко проблема нигилизма отражена поэтом в образах Алеко и Онегина. При этом очевидно, что проблема нигилизма разрешается Пушкиным на двух уровнях: эмпирическом и метафизическом. Литература в школе,  №3, 2000.

Собственно переходными следует считать процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, имеющие внешнюю синтаксическую сочетаемость с прямым винительным падежом, обозначающим объект какой-либо деятельности (доводить/довести до ума что-либо, доводить/довести до конца что-либо, держать в уме что-либо, выводить/вывести на широкую дорогу что-либо, вбивать/вбить в голову что-либо, ловить/поймать на лету что-либо и т. п.) – 186 (10% от общего числа) фразеологизмов.

Переходные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности образованы при помощи переходных глаголов: брать/взять – брать/взять за рога, вбивать/вбить – вбивать/вбить себе в голову, выпускать/выпустить – выпускать/выпустить в свет, доводить/довести - доводить/довести до конца, схватывать/схватить – схватывать/схватить на лету и т. п.:

- Слушай, Семираев, - как всегда Иван Матвеевич берет проблему за рога, - здесь мы подумали, посоветовались, и, в общем, есть мнение, чтобы фреску в Русском зале Института языка в Париже поручить тебе. С. Есин. Имитатор.

Он раньше всех схватывал на лету, ловил за хвост ту тему, которая еще не сделалась сегодня, но сделается завтра всеобщей злобой дня. А. Куприн. По заказу.

А Нора по крайней мере не ломала из себя ни святую, ни скромницу, была сама собой. М. Чулаки. Приключенец.

- Потом явился некто Карепанов из Удмуртии – помесь бесцветного вотяка с дебелой русской бабой. Мама, конечно же, пригрела «сироту», доводила до ума толстенный его роман про современную передовую деревню, прописала его в своей квартире. В. Астафьев. Сон в белых горах.

Процессуальные фразеологизмы с внешней переходностью также способны к образованию формы страдательного залога, ср.: брать/взять под сомнение – берется под сомнение что-либо, брать/взять на вооружение – берется на вооружение что-либо, высасывать/высосать из пальца – высасывается из пальца что-либо и т. п., ср.:

Брать на вооружение чужой опыт всегда полезно. Труд, №15, 1990.

Сия гуманитарная интервенция пришлась по сердцу в особенности стихослагающей части нашего мыслящего населения, тексты понемногу осваивались, брались на вооружение нашими … «лакеями модной мысли», по выражению одного персонажа Достоевского, и результат не заставил себя долго ждать. Литературная газета, №38, 1999.

Значение направленности деятельности на прямой объект обусловливается присутствием во фразеологизме переходного глагола, однако не всегда это свойство глагольного компонента реализуется у фразеологизма. Так, непереходными, несмотря на переходный глагольный компонент, являются такие фразеологизмы, как переливать из пустого в порожнее, отрезать как ножом и др. Очевидно, сформировавшиеся на базе этих глаголов фразеологические значения не нуждаются в сочетаемости с прямым винительным падежом, т. к. деятельность, обозначаемая ими, не имеет направленности на прямой объект, ср.:

[Глумов:] Переливать из пустого в порожнее, считать это службой и получать отличия – я не согласен. А. Островский. На всякого мудреца довольно простоты.

- Она так решительно объявила вам свое нежелание выйти за господина Клюбера? – спросил Санин после небольшого молчания. – Как ножом отрезала! Она вся в отца. И. Тургенев. Вешние воды.

В понятие залога вкладывалось и вкладывается разнообразное и противоречивое лексико-грамматическое содержание.

В грамматиках первой половины 19 века учение о залоге сводилось к лексико-синтаксической классификации глаголов по характеру отношения действия к объекту.

Буслаев Ф.И. слил лексико-синтаксическое учение о переходности и непереходности глагола с учением о залоге. Залог, по Буслаеву, прежде всего означал деятельность предмета или переходящую на другой предмет, или непереходящую. Эти два класса глаголов (переходящих и непереходящих)  по залоговым различиям одинаково распадались на группы действительных, страдательных, средних и возвратных глаголов [Буслаев 1959].

Согласно концепции Фортунатова Ф.Ф.,  формами залога являются глагольные формы, которые обозначают различия в отношении признака, выражаемого глагольной основой, к его субъекту. Ученый выделил две формы залога – возвратные и невозвратные. Фортунатов обособляет от теории залога вопрос об активных и пассивных оборотах [Фортунатов 1956-57].

Шахматов А.А. выделял три залога: действительный, страдательный и возвратный. Лингвист расширил и видоизменил само понятие залога. В русском языке, по Шахматову, формами залога выражается или отношение субъекта к объекту действия, или же невозможность сочетать данный глагол с объектом. Шахматовым различаются три группы глаголов действительного залога: переходные с прямым дополнением, переходные с косвенным дополнением и непереходные, не имеющие при себе дополнения [Шахматов 1954].

Теория залога, предложенная Виноградовым В.В., является наиболее распространенной. Она характеризуется следующими признаками: 1) выделяется три залога - действительный, возвратно-средний и страдательный; 2) залог образуется только от переходных глаголов; 3) непереходные глаголы находятся вне категории залога. Показателем действительного залога является переходность глагола и наличие прямого дополнения или его эквивалента. Показателем возвратно-среднего залога является возвратность глагола, образованного от переходного глагола с постфиксом –ся. Страдательный залог определяется возвратностью глагола, образованного от переходного с помощью постфикса –ся, и наличием в форме творительного падежа дополнения со значением субъекта действия [Виноградов 1972:476].

Мы придерживаемся новой концепции залога, предложенной А.М. Чепасовой. Эта концепция базируется на учении о субъектных и объектных глаголах (работы Л.М. Васильева, Э.В. Кузнецовой, А.А. Уфимцевой, Р.М. Гайсиной, Д.Н. Шмелева, А.М. Мухина).

«Субъектными называются глаголы, обозначающие действия, движения, состояния, замыкающиеся в самом субъекте и не предполагающие объекта, глаголы семантически самодостаточные…Объектными называют глаголы, которые обозначают действия, поступки как направленные на второй предмет, как релятивные (относительные), как семантически несамодостаточные. Второй предмет, восполняющий семантический глагол, может быть выражен любым косвенным падежом с предлогом или без предлога» [Чепасова, Казачук 2000:77].

По концепции Чепасовой, понятие объектности, релятивности шире понятия переходности. Переходность – это частный случай объектности.

Таким образом, условием существования залога у глагола или процессуального фразеологизма является объектный, релятивный характер их семантики.

Согласно концепции А.М. Чепасовой, возвратно-средние глаголы не обозначают действий, направленных на объект. Многие из этих глаголов вообще не образуют конструкций с расположением, т. е. залоговых.

Аффикс –ся выполняет в глаголах и процессуальных фразеологизмах формо - и словообразовательную функцию. Результатом выполнения этих функций могут стать как субъектные, так и объектные глаголы и фразеологизмы.

При новом понимании форм залога, объектности и роли –ся по-другому решается вопрос о количестве форм залога.  Так как объект при глаголе может быть выражен любым косвенным падежом имени, а косвенных форм у русского существительного пять, то и форм залога пять.

У процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, как у глаголов и других процессуальных фразеологизмов, существуют пять залоговых форм.

Необходимо отметить, что фразеологизмы представляют собой словосочетание, и глагольный компонент уже реализовал одну синтаксическую связь внутри единицы. В случае образования объектного фразеологизма глагольный компонент изначально является двухобъектным. В многообъектном фразеологизме глагольный компонент трехобъектный.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут быть объектными (сочетаться с прямым или косвенным объектом) и субъектными (не иметь направленности на объект).

186 (10% от общего числа) процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности характеризуются сочетаемостью с прямым объектом, например: брать/взять на абордаж что-л., бросать/бросить на ветер что-л., выводить/вывести на широкую ногу что-л., класть/положить на чашу весов что-л. и т. п.

828 (44% от общего числа) процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут быть направлены на косвенный объект, например: давать/дать анализ чего-л., не оставлять/не оставить камня на камне от чего-л., задавать/задать тон чему-л.,  прилагать/приложить усилия к чему-л., вкладывать/вложить силы во что-л., забивать (себе) мозги чем-л., одерживать/одержать победу над чем-л. и т. п.

Анализируемые фразеологизмы реализуют объектность во всех косвенных падежах.

Сочетаемостью с родительным падежом с предлогом и без предлога характеризуется 329 фразеологических единиц, например: давать/дать анализ чего-л., пойти на нарушение чего-л.. проходить/пройти мимо чего-л., производить/произвести обыск чего-л.; доходить/ дойти своей головой до чего-л.,  идти в атаку против чего-л., извлекать/извлечь урок из чего-л. и т. п.

Среди них преобладают фразеологизмы, сочетающиеся с предложной формой родительного падежа  (234 фразеологизма), которая выражает  разнообразные объектные значения:  объект мысли (находить/найти выход из чего-л., доходить/дойти своим умом до чего-л, приводить/привести довод в пользу чего-л, преследовать цель в отношении чего-л.. принимать/принять решение относительно чего-л.), объект речи (заводить/завести речь с чего-л., поднимать/поднять шум по поводу чего-л., трепать языком по поводу чего-л.), объект уничтожения (не оставлять/оставить камня на камне от чего-л.), объект противодействия (вести кампанию против чего-л., идти в атаку против чего-л., идти в наступление против чего-л.) и др., например:

Чтобы облегчить работу научно-исследовательских комплексов. Сообщаю свою экологию, до которой дошел своим умом. Литературная газета, 15 июня, 1988.

Здесь Чичиков почел долгом ввернуть и от себя слово. Н. Гоголь. Мертвые души.

95 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности сочетаются с родительным падежом без предлога, который имеет следующие объектные значения: объект мысли (вести наблюдение чего-л., решать/решить загадку чего-л., вести учет чего-л., подводить/подвести итог чего-л.), объект желания (утолять/утолить жажду чего-л., удовлетворять/удовлетворить желание чего-л.), объект нарушения (допускать/допустить нарушение чего-л., пойти на нарушение чего-л.), объект, который преобразуется в результате деятельности (проводить/провести реформу чего-л, делать/сделать исправление чего-л, делать/сделать ремонт чего-л.) и др. У большинства анализируемых фразеологизмов залоговая модель предопределяется требованиями именного компонента:

В работе необходимо дать анализ проблемы инфекционных заболеваний в своем городе, в стране, сравнить с мировой ситуацией и предложить сове видение путей ее решения. Литературная газета, №49, 2000.

Новая власть допускает грубейшие нарушения законодательства, не испытывая потребности хоть как-то оправдать себя. Российская газета, № 35, 2002.

109 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности сочетаются с  дательным предложным и беспредложным падежом (давать/дать ход чему-л., задавать/задать тон чему-л., делать/сделать обзор чему-л., отдавать/отдать предпочтение чему-л.; давать/ дать заключение по чему-л., вести огонь по чему-л., идти дальше к чему-л.).

Большая часть исследуемых фразеологизмов сочетается с дательным беспредложным падежом – 67 фразеологических единиц.  Дательный падеж может иметь следующие объектные значения: объект мысли (делать/сделать обзор чему-л., уделять/уделить внимание чему-л., глядеть в глаза чему-л.), объект речи (давать/дать имя чему-л., придавать/придать огласку чему-л.), объект уничтожения (положить конец чему-л., рыть могилу чему-л.), объект, вводимый в действие (давать/дать ход чему-л., давать/дать начало чему-л., открывать/открыть дорогу чему-л.) и другие, например:

Угрозам внемлем хладным ухом, опасности глядим в глаза. П. Вяземский, 1854-й год.

Вождь должен дать имя движению, и если имя, полученное при рождении, противоречит функции борьбы, он находит себе другое. Литературная газета, № 16, 2000.

Оно [слово] объединяет всех людей Земли, делает их родными и близкими. Именно такое значение придал этому слову поэт Степан Щипачев в стихотворении «Моя точка зрения». В.Иванова. Тайны родного языка.

Меньшее количество процессуальных фразеологизмов субкатекгории деятельности имеет направленность на объект в форме дательного падежа с предлогом (42 единицы), которая  может иметь следующие значения: объект мысли (принимать/принять решение по чему-л., проявлять/проявить интерес к чему-л., приложить голову к чему-л.), объект восприятия (обращать/обратить взор к чему-л., поднимать/поднять глаза к чему-л.), объект стремления (делать/сделать первый шаг к чему-л., идти путем к чему-л., идти напрямую к чему-л.), объект, который создается в результате деятельности (прилагать/приложить усилие к чему-л., прикладывать/приложить руку к чему-л.), например:

- Он отказался дать заключение по делу и смертный приговор направил на ваше утверждение, - объяснил секретарь. М. Булгаков. Мастер и Маргарита.

Научный поиск позволил начать эксперименты и сделать первый шаг к освоению индустриальной пустыни. Правда, 17 июля, 1976.

141 процессуальный фразеологизм субкатегории деятельности имеет сочетаемость с предложной формой винительного падежа: брать/взять курс на что-л., брать/взять ответственность за что-л., бросать/бросить взгляд на что-л., вкладывать/вложить (всю), (свою) душу во что-л., махнуть рукой на что-л. Винительный падеж может иметь разнообразные объектные значения: объект мысли (брать/взять курс на что-л., проливать/пролить свет на что-л., глядеть со своей колокольни на что-л.), объект восприятия (бросать взгляд на что-л., смотреть во все глаза на что-л.), объект речи (делать/сделать доклад про что-л., заводить/завести волынку про что-л.), объект, который создается в результате деятельности (вкладывать/вложить (всю), (свою) душу во что-л., вкладывать/вложить труд во что-л.), объект финансовой деятельности (вкладывать/вложить средства во что-л., делать/сделать вложение во что-л.) и другие:

А ведь как хочется взглянуть на подводную часть громады, чтобы через раннее творчество великана народной поэзии, этого поистине Сыпражирау – легендарного сказителя, пролить свет на смутную страницу ушедшей жизни казахов. Литературная газета, 9 июня, 1976.

В ее избирательную кампанию были вложены гигантские средства (по неофициальным данным, около 40 миллионов долларов), одних только звонков было сделано около 8 миллионов, что стоит громадных денег. Аргументы и факты, №44, 2000.

199 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности имеют связь с творительным предложным и беспредложным падежом, например: выписывать кренделя чем-л., зарабатывать (свой) хлеб чем-л., приходить/прийти к руководству чем-л., вести наблюдения над чем-л., идти в ногу с чем-л., иметь дело с чем-л., делать/сделать выбор между чем-л., приподнимать/приподнять завесу над чем-л. и т. п.

Большая часть исследуемых фразеологических единиц сочетается с беспредложной формой творительного падежа (141 фразеологизм), обозначающей: орудие действия (выделывать вензеля чем-л., выписывать кренделя чем-л., держаться насмерть чем-л., затыкать/заткнуть дыры чем-л., полоскать желудок чем-л.), объект мысли (забивать (себе) голову чем-л., забивать (себе) мозги чем-л.), объект управления (вступать/вступить в командование чем-л., приходить/прийти к руководству чем-л.), например:

Когда в конце апреля я вступил в командование полком, он готовился к выходу из лагеря. Г. Жуков. Воспоминания и размышления.

Батальонам держаться насмерть своими огневыми средствами – этого требовали сложившиеся обстоятельства. Ю. Бондарев. Батальоны просят огня.

58 фразеологизмов сочетаются с предложной формой творительного падежа, которая имеет следующие объектные значения: объект противодействия (биться насмерть с чем-л., биться смертным боем  с чем-л., вести борьбу с чем-л., одерживать/одержать победу над чем-л.), объект мысли (вести наблюдение над чем-л., приоткрывать/приоткрыть завесу над чем-л., иметь в виду под чем-л., прибегать к сравнению с чем-л., ставить/поставить точку над чем-л.), объект преклонения (преклонять/преклонить колени перед чем-л.) и другие:

Каждый год я веду изнурительную борьбу с колорадским жуком. Аргументы и факты, №16, 2000.

В управлении национальных парков сейчас ломают головы над тем, как ограничить число автотуристов. Б. Стрельников, И. Шатуновский. Америка – справа и слева.

С предложным падежом сочетаются 215 процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, например: выяснять/выяснить вопрос о чем-л., входить/войти в рассуждение о чем-л., вести речь о чем-л., делать/сделать доклад о чем-л., допускать/допустить ошибку в чем-л., набивать/набить (себе) руку на чем-л., чесать зубами о чем-л. и т. п. Форма предложного падежа выражает следующие объектные значения: объект мысли (выяснять/выяснить вопрос о чемп-л., входить/войти в рассуждение о чем-л., набивать/набить руку в чем-л., отдавать себе отчет в чем-л.), объект речи (вести речь о чем-л., делать/сделать доклад о чем-л., чесать зубами о чем-л.), объект финансовой деятельности (зашибать/зашибить деньгу на чем-л., сколачивать/сколотить барыши на чем-л.):

Сообщить генерал-губернатору Восточной Сибири для объявления Выгодовскому, дабы последний на будущее время не осмеливался в письмах своих входить ни в какие рассуждения о предметах, до него не относящихся. В. Чивилихин. Память.

Речь я веду, понятное дело, не только о делах сугубо литературного свойства. Литературная газета, №17, 2000.

В три-четыре недели он уже так набил руку в таможенном деле, что знал решительно все: даже не весил, не мерил, а по фактуре узнавал, сколько в какой штуке аршин сукна или иной материи; взявши в руку сверток, он мог сказать вдруг, сколько в нем фунтов. Н. Гоголь. Мертвые души.

710 (38% от общего числа) процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности не имеют направленности на прямой или косвенный объект, например: брать/взять в руки оружие, брать/взять грех на душу, бить отбой, бить в набат, ворочать мозгами, дудеть в свою дуду, делить шкуру неубитого медведя, ломиться в открытую дверь, махать кулаками после драки, отмачивать/отмочить штуку, рвать себя и т. п.

Безобъектность исследуемых фразеологизмов обусловлена тем, что объектные потенции глагольного компонента используются на построение внешней формы и индивидуального значения фразеологизма. Так, глагол давать/дать требует распространения прямым винительным падежом и дательным падежом без предлога.  Эти объектные потенции глагола затрачены на создание структуры и индивидуального значения фразеологизмов давать/дать себе волю,  давать/дать волю языку, например:

Я приказал никого не принимать и сижу в своей комнате, как бугай в камышах - никого не вижу и меня никто не видит. Этак лучше, а то публика и звонки оборвет и кабинет мой превратит в курильню и говорильню. Скучно так жить, но что делать? Подожду лета, тогда дам себе волю. А. Чехов. Письмо Н.М. Линтваревой.

Безобъектные фразеологизмы бить в набат, бить во все колокола образованы на основе значения многозначного глагола бить («ударами производить звуки»), в котором данный глагол может сочетаться только с объектом в форме винительного падежа с предлогом в/во. Эта объектность глагола использована на построение внешней формы анализируемых фразеологизмов:

Родители били во все колокола, обращались в разные инстанции, где равнодушные чиновники обещали разобраться, а чаще просили не поднимать лишнюю панику – такое, мол, часто встречается. Первое сентября, №7, 2001.

В некоторых безобъектных фразеологизмах объектность глагола, на первый взгляд,  реализована не полностью, например: переливать из пустого в порожнее, отрезать как ножом, рубить сплеча. Отсутствие направленности на объект усиливает абстрактность значения этих фразеологизмов. Они обозначают деятельность, замкнутую в самой себе. На первый план в семантической структуре таких фразеологизмов выступает оценка деятельности, ср.:

Хозяин и гости вели дружественную, но пустую беседу, иначе сказать – переливали из пустого в порожнее. Ф. Решетников. Свой хлеб.

Чаще всего безобъектными являются многокомпонентные фразеологизмы, в которых объектность глагольного компонента почти полностью затрачивается на образование внешней формы и индивидуального значения, например: брать/взять в руки бразды правления, зарывать (свой) талант в землю, кривить душой перед самим собой, менять кукушку на ястреба, наводить/навести тень на плетень/на ясный день и т. п.

Количественное и процентное соотношение описанных залоговых характеристик процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности показано в таблице.

Фразеологизмы

Кол-во единиц

%

Не имеющие залога

710

38

Имеющие залог

1179

62

ПФСД + род. падеж с предлогом и без предлога

329

17,4

ПФСД + дат. падеж с предлогом и без предлога

109

5,5

ПФСД + вин. падеж с предлогом и без предлога

327

17,3

ПФСД + твор. падеж с предлогом и без предлога

199

10,5

ПФСД + предл. падеж

215

11,3

Итого

1889

100

Предикативные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в предложении выполняют роль сказуемого. В двусоставном предложении они обозначают признак субъекта-подлежащего:

- С дедушкой этим, Минаем, Я уж лет тридцать знаком: Оба мы хлеб добываем Литературным трудом. Н. Некрасов. Песни о свободном слове.

В Булычеве, как типе, Горький сращивает в единство и облекает в буйную плоть ценнейшие качества одаренности русского купца с отравою его морального распада, с ядром саморазложения. К. Федин. Егор Булычев.

Порой только кажется, что подчиненный виляет хвостом, на самом же деле он заметает следы. Крокодил, № 30, 1989.

Девушка не выходила у меня из головы. Мне захотелось ее снова увидеть, и я держал под прицелом улицу… Но девушка не появлялась. Ф. Искандер. Созвездие Козлотура.

Анфим был такой человек, что если раз заберет он что-нибудь себе в голову, так уж чего бы то ни стало, а пойдет добиваться задуманного до последней крайности. Д. Мельников-Печерский. Очерки поповщины.

[София Марковна:] Ну, я еду. Держите себя в руках, милый! Завтра увидимся. М. Горький. Старик.

«Оборони бог, - говорил начальник стройки, - дойти нам тут до грудков! Только того и ждут враги мировой революции». Без таких, как он, мы наломали бы тут дров. В. Астафьев. Кража.

Предикативные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности позволяют наиболее полно и разносторонне представить процессуальное значение  деятельности, поэтому употребительность этих форм в речи превышает количество употреблений непредикативных форм.

1.4.2.  Непредикативные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Непредикативные формы находятся на периферии расширенной парадигмы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Эти формы имеют свои особенности в употреблении.

Представление о функционировании непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в речи дает следующая таблица:

Виды непредикативных форм

Примеры

Кол-во употр.

% употр.

1. Инфинитивные формы

брать/взять в руки

3377

76,9

2. Причастные формы

мелющий языком

526

12,1

3. Деепричастные формы

сделав дело

483

11

Всего

4386

100

Сравним данные о функционировании непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности и процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния (по материалам нашей картотеки и картотеки Б.В. Туркиной):

Виды форм

Кол-во употр. по материалам нашей картотеки

% употр.

Кол-во употр. по материалам картотеки Б.В. Туркиной

% употр.

1. Инфинитивные формы

3377

76,9

920

61,6

2. Причастные формы

526

12,1

230

15,4

3. Деепричастные формы

483

11

344

23

Всего

4368

100

1494

100

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности чаще, чем фразеологизмы субкатегории состояния, употребляются в инфинитивных формах, которые в большей степени соответствуют выражению субкатегориального значения деятельности, чем состояния.

Количество употреблений причастных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности почти совпадает с числом употреблений соответствующих форм у фразеологизмов субкатегории состояния. Уменьшение процента употребительности на 3 единицы можно считать незначительным.

Деепричастные формы у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности употребляются в 2 раза реже, чем у фразеологизмов с субкатегориальным значением состояния. На наш взгляд, это объясняется тем, что в деепричастных формах процессуальность фразеологизма «затухает», уступая место обстоятельственному значению, которое не способствует полноценному выражению субкатегориального значения деятельности, ср.:

По-моему, здесь автор «выплеснул с водой ребенка». Наука и жизнь, №1, 2002.

«Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку», - с таким негодованием он (Галилей – Ю.Ж.) отметал всякую возможность космического влияния на Землю («выплеснув» при этом «с водой ребенка»). Наука и жизнь, №11, 2000.

Наиболее употребительными из непредикативных форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности являются инфинитивные – 4188 (76, 9% от общего числа) употреблений.

Инфинитивные формы исследуемых фразеологических единиц могут функционировать в качестве самостоятельного и зависимого инфинитива.

Инфинитивные формы могут выполнять разнообразные синтаксические функции: подлежащего, сказуемого и второстепенных членов, ср.:

Внести свой вклад в родную литературу – было моим долгом русского писателя. М. Куприна-Иорданская. Годы молодости. – Подлежащее.

Здесь можно хорошо провести время, познакомиться с историческим прошлым нашей страны. Октябрь, № 10, 2001. – Сказуемое безличного предложения.

Наш корреспондент решил приоткрыть завесу над тайной «невидимок» и встретился с лидером группы – Василием – в одном столичном клубе. Московский комсомолец, 16-22 декабря, 2001. – Часть составного сказуемого в двусоставном предложении.

Вспомните: спектакль завершается словами: «Я не дамся». В них суть характера гароя, и недостаток сценического времени дает, на мой взгляд, автору инсценировки право многое оставить за скобками. М. Ульянов. Театр – то, чего нельзя больше увидеть нигде. – Несогласованное определение.

(Попова:) Да как вы смеете говорить со мной таким образом?.. (Смирнов:) Позвольте мне называть вещи настоящими именами. Я привык высказывать свое мнение прямо! А. Чехов. Медведь. – Дополнение.

У Борщова в тесной хате собирался кулацкий актив. Приходил Гаев Давыд и прожженный плут Лапшинов,…изредка являлся Яков Лукич нащупывать почву. М. Шолохов. Поднятая целина. – Обстоятельство.

Инфинитивные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут употребляться в инфинитивном придаточном предложении.

Характерно употребление этих форм в функции сказуемого безличного предложения, например:

Перехватив кое-что, чтобы, как говорится, червячка заморить, и выпив одну рюмочку водки, господин Голядкин уселся в креслах. Ф. Достоевский. Двойник.

- Представьте смету на ремонт. И не так ремонтировать, чтобы главные дыры заткнуть, - добавил он, а так, как вы бы отремонтировали собственную квартиру. В. Панова. Кружилиха.

Не спит чекист Сандро, его мучает забота – он обдумывает, как ему теперь быть, как лучше достичь своей цели, как осуществить возмездие. Ч. Айтматов. Плаха.

Чируса я, естественно, сама я никогда не ловила и, чтобы не допустить в рассказе ошибок, в которых меня потом будут яростно упрекать черноморцы, решила посоветоваться со знающим человеком. Наука и жизнь, №5, 1983.

Зависимые инфинитивные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут выступать как часть составного глагольного сказуемого с разнообразными лексическими связками.

Как правило, в роли лексической связки выступает модальный или фазовый глагол. Высокая частотность такого употребления инфинитива связана, очевидно, с тем, что форма инфинитива наиболее естественно передает номинативно-оценочное содержание фразеологизма, а вспомогательный глагол позволяет выразить модальные и фазовые модификации процесса, например:

И решили мы с ним в тот вечер не бить набата, а следить за служащими и выжидать событий. Ф. Гладков. Головоногий человек.

Правительство пытается найти выход, устанавливая балансовые задания, т. е. не давая экспертам доступа к трубе до тех пор, пока они не обеспечат поставку нефти и нефтепродуктов на внутренний рынок. Литературная газета, №38, 2000.

Те только произведения изящной словесности ценятся высоко и долго переживают век, авторы которых, по мере своих сил, старались возвести их в перл создания, как выразился Гоголь. Д. Григорович. Литературные воспоминания.

«Все кончено», - я слышу твой ответ. Обманывать себя не стану вновь, Тебя тоской преследовать не буду. А. Пушкин. Все кончено.

[Он] начинал нести длинную галиматью об Онегине, Печорине, байроновском Каине, Базарове. А. Чехов. Дуэль.

Характерным для выражения субкатегориального значения деятельности является употребление инфинитивных форм фразеологизмов в сочетании со словами категории состояния, которые имеют модальные значения долженствования, необходимости, возможности, невозможности. На наш взгляд, эти слова помогают представить деятельность как процесс, который порождается волей активного субъекта-лица, является результатом целенаправленных усилий субъекта, ср.:

В работе необходимо дать анализ проблемы инфекционных заболеваний в своем городе, в стране, сравнить с мировой ситуацией и предложить свое видение путей ее решения. Литературная газета, №49, 2000.

Надо каждому идти своим особенным и всегда новым путем. Л. Толстой. Письмо С.А. Толстой, 28 января, 1894.

А Власу, который думал, что на Юксе золото можно грести лопатой, стало ясно, что браться ему за это дело невыгодно, лучше сидеть в лавке и околачивать по копейкам верные барыши. Г. Марков. Строговы.

Все знают, какая нужна точность, аккуратность и исполнительность, когда работают на конвейере. Тут зевать, в носу ковырять, в затылке чесать нельзя – надо работать. С. Киров. Статьи и речи, 1934.

Высокая употребительность инфинитивных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности объясняется тем, что эти формы являются самой нейтральной номинацией деятельности. Именно в инфинитивных формах субкатегориальное значение деятельности может быть выражено без вмешательства грамматических категорий времени и лица.

Употребительность процессуальных фразеологизмов в причастных и деепричастных формах значительно уступает количеству употреблений фразеологизмов в инфинитивных формах. Это можно объяснить тем, что не все процессуальные фразеологизмы исследуемой субкатегории имеют причастные и деепричастные формы и они меньше востребованы в речи.

Причастные формы занимают второе место по частотности употребления (12,1 %). Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности имеют две морфологические разновидности причастных форм - действительного и страдательного залога.

Полная парадигма причастных форм связана с видовой принадлежностью и переходностью фразеологизма и составляет 6 парадигматических форм, если фразеологизм имеет видовую пару и является переходным.

Одновидовые процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности не имеют причастных форм соответствующего парного вида, например: наломать дров – наломавший дров, держать в уме – держащий в уме, державший в уме.

Отмечается невысокая частотность употребления процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в форме причастий страдательного залога прошедшего и настоящего времени:

Печальный опыт учит нас: новые разработки, не то что поисковые, но даже доведенные до конца, к сожалению, не скоро становятся предметом крупносерийного производства, огромный маховик промышленности не быстро переводится на новый режим. Наука и жизнь, №3, 1987.

Он обыкновенно сидит в своей караулке, что-нибудь тачает или штопает, или жует свою печеную картошку, кровью выслуженную на войне. Г. Успенский. Новые времена, новые заботы.

Причастные формы страдательного залога у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, включающих именной компонент в форме винительного падежа без предлога, могут подвергаться трансформации, в результате которой глагольный компонент, приобретая форму страдательного причастия, перестает выполнять функцию грамматически главного компонента. В результате такой трансформации фразеологизм утрачивает категориальное значение процессуальности и приобретает предметное значение, функционируя в предложении в роли подлежащего или дополнения, ср.:

Брошенные на ветер слова: «читайте, учитесь!» составляют двойное кощунство. Д. Писарев. Роман кисейной девушки.

Именно поэтому энтузиасты «космических пришельцев» должны прежде всего детально исследовать информацию о появлении в небе загадочных объектов, беспристрастно стремясь найти подтверждение своим гипотезам или обнаружить допущенную ошибку. Наука и жизнь, №8, 1989.

Формы страдательных причастий прошедшего времени процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут быть полными и краткими. Краткие формы функционируют в предложении в роли сказуемого, например:

Опыт Пенелопы взят на вооружение и используется даже в психиатрических клиниках. Литературная газета, №23, 2000.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, содержащие компонент-имя в винительном падеже без предлога, при образовании кратких форм претерпевают семантическую и грамматическую трансформацию, аналогичную той, которую испытывают полные причастные формы. В результате этого преобразования фразеологизм приобретает структуру простого предложения. Именной компонент функционирует как подлежащее, а глагольный – как сказуемое, ср.:

Был сделан вывод – грибники ночью проходили мимо НЛО, совершившего посадку. Наука и жизнь, №8, 1989.

   Собственными руками, за счет сна («А чтобы не проспать, полешко под голову») возвел Михаил дом, создал прочное личное благосостояние («На изобилие курс взят», - замечает он), чем законно гордится. Литература в школе, № 3, 2000.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности очень редко употребляются в форме страдательного причастия настоящего времени, что обусловлено, во-первых, непереходностью большинства исследуемых фразеологизмов, во-вторых, невозможностью многих глаголов-компонентов образовывать данные причастные формы в связи с их неблагозвучностью.

Низкая употребительность причастных форм у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности объясняется, на наш взгляд, тем, что в анализируемых формах категориальное значение процессуальности уступает место призначному значению, которое препятствует полноценному выражению субкатегориального значения деятельности.

Деепричастные формы у процессуальных фразеологизмов исследуемой субкатегории характеризуются самой низкой употребительностью в речи – 599 (11%) употреблений.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут иметь форму деепричастия совершенного или несовершенного вида. Чаще употребляются фразеологические единицы в форме деепричастий несовершенного вида (валя в одну кучу, валяя ваньку, вдаваясь в подробности, делая дело, затрагивая вопрос, называя вещи своими именами, обходя вниманием и т.п.) – 347 употреблений. Фразеологизмы в форме деепричастий совершенного вида встречаются реже (взяв на себя ответственность, прибрав к рукам, придя к власти, раскинув умом, сбросив с плеч и т. п.) – 252 употребления.

Деепричастные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности выступают в предложении в функции обстоятельства, например:

Нельзя, опасно для дела имитировать братское единомыслие и литературное благополучие, потакая литсановничеству, амнистируя бездарность, как и закрывая глаза на просчеты талантливых писателей. Литературная газета, 20 марта, 1985.

Вдруг, как-то весь изогнувшись, кашляя и торопясь, быстро глотая слова, учитель зачастил: - Вы не понимаете... Я не мог… Я.. М. Горький. Тоска.

А парламенты его [документ – Ю.Ж.] с восторгом ратифицировали, взяв на себя полную ответственность за совершившееся. Литературная газета, № 51 – 52, 1999.

1.4.3. Фразообразовательные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности можно разделить на фразообразовательные и фразоизменительные.

Фразоизменительные формы представляют собой парадигматические преобразования одного и того же фразеологизма (подробно они рассматривались в предыдущих разделах).

Фразообразовательные формы представляют собой разные фразеологизмы (переливать из пустого в порожнее – переливание из пустого в порожнее).

Существует несколько способов фразообразования. Одним из них является деривация фразеологизмов.

Фразеологической деривацией называется «образование новых фразеологических единиц на базе имеющихся с полным семантическим и грамматическим изменением природы деривата» [Ермакова 1997:92].

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности вступают в различные деривационные отношения.

Преобразование фразеологической единицы может привести к функционированию в речи части фразеологизма, из которого изъят глагольный компонент. С утратой глагольного компонента изменяется категориальное значение фразеологизма: процессуальная семантика заменяется на непроцессуальную, происходит полное исчезновение всех глагольных признаков.

В нашей картотеке содержится 61 фразеологизм, образованный анализируемым способом, например: бразды правления (брать/взять в руки/на себя бразды правления), быка за рога (брать/взять быка за рога), любимый конек (садиться/сесть на своего (любимого) конька), гордиев узел (разрубать/разрубить гордиев узел), чистая монета (принимать/принять за чистую монету), вверх дном (переворачивать/перевернуть вверх дном), в точку (попадать/попасть в точку), в ногу (идти в ногу) и т. п., например:

  •  Правильно! – подал реплику Куропавин. – Быка надо прямо за рога! Б. Горбачев. Белые воды.

Нашу гору застроят дачами, - Палисадниками стеснят. Говорят, на таких окраинах Воздух чище и легче жить. И пойдут лоскуты выкраивать, перекладинами рябить, Перевалы мои выструнивать, Все овраги мои вверх дном! Ибо надо ведь – хоть кому-нибудь Дома счастье, и счастье в дом! М. Цветаева. Поэма горы.

Роман был не настолько прост, чтобы принимать все это за чистую монету. Да к тому же он отлично знал всех своих работников, знал, что иные из них ни с чем не посчитаются, лишь бы брякнуть языком. Но что же это было, если не чистая монета? А. Блинов. Счастья не ищут в одиночку.

Почти в точку! – похвалил нас режиссер через неделю. Литературная газета, №15, 1976.

Евлампий Лыков, не спуская ощупывающего взгляда, спросил: - Значит, Ванька Снегов горой за народ?… Сама жизнь поворот указывает. Ты- за! Ты – в ногу с жизнью! Я, выходит, поперек? В. Тендряков. Кончина.

В результате утраты глагольного компонента могут получаться окказиональные фразеологизмы с предметным (бразды правления, зеленая улица, любимый конек, белка в колесе, кот в мешке, воздушные замки) или качественно-обстоятельственным значением (вверх дном, с три короба, в ногу, на лету, вверх тормашками).

В некоторых случаях невозможно в синхронии установить, что появилось в языке раньше, предметный или процессуальный фразеологизм. Возможно, фразеологические единицы воздушные замки, точка зрения, зеленая улица, длинный рубль, красный петух, первый шаг и др. послужили исходным материалом для образования процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности строить воздушные замки, придерживаться точки зрения, давать/дать зеленую улицу, гоняться за длинным рублем, пускать/пустить красного петуха, делать/сделать первый шаг.

К фразообразовательным формам относятся и субстантивные формы, образованные в результате субстантивации глагольного компонента процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Наша картотека располагает 131 фразеологизмом, образованным исследуемым способом: битие себя в грудь кулаком, вступление в новую жизнь, восхождение на вершину власти, воплощение в жизнь, вложение денег, гадание на кофейной гуще, игра жизнью и смертью, наведение порядка, отмывание денег, перемена декораций, переливание из пустого в порожнее, сгущение красок, попадание в яблочко, претворение в жизнь и т. п.

Субстантивные образования отличаются от процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности категориальным значением предметности, обусловливающим определенные грамматические свойства (оформление значения предметности категориями рода, числа, падежа; выполнение синтаксических функций, свойственных предметным фразеологизмам). Объединяет их с процессуальными фразеологизмами субкатегории деятельности общее вещественное значение, общий понятийный фундамент.

В процессе образования фразеологизма с предметной семантикой меняется характер фразеологического значения: оно становится еще более абстрактным, название деятельности совмещается в нем с названием предмета-явления, поэтому такие образования используются для обозначения типичных ситуаций-характеристик, ср.:

Без шума. Грома, без ужимок и бития себя в грудь кулаком упрямо прокладывали свой путь в литературу вчерашние бойцы. В. Астафьев. Наши большие заботы.

Если разговор идет о грандиозных замыслах, поймите, что для воплощения плана в жизнь потребуются огромные энергетические силы, которые вы серьезно подорвете, в подробностях смакуя детали. Домашний очаг, №10, 2000.

Усманов встретился с главным геологом промысла и вручил ему чертеж, на который легли границы воды и нефти. Это были верные вести с того участка фронта, откуда никак не удавалось получить надежной информации. – Кончилось гадание на кофейной гуще, - сказал Усманов. И. Осипов. Гадалка.

То есть вы не собираетесь сворачивать сотрудничество со швейцарскими коллегами, у которых вроде бы есть серьезные документы об отмывании денег российскими гражданами, о коррупции в наших верхах? Литературная газета, №34, 2000.

Большое количество процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности не способно к образованию параллельного субстантивного варианта, например: брать/взять в рассуждение, беречь каждую копейку, допускать/допустить промашку, идти вперед, класть/положить на чаши весов, показать себя, рвать на части и т. п.

Препятствует субстантивации, в основном, два фактора: неблагозвучность субстантивного образования и особый характер фразеологического значения, не развивающийся по пути дальнейшей абстрактивации.

Процесс субстантивации, приводящий к образованию окказиональных фразеологизмов с предметной семантикой, активен в современном русском языке.

  1.  Функционирование формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности в речевом применении могут подвергаться различным структурно-семантическим преобразованиям: расширению компонентного состава, инверсии компонентов, контаминации и т. п. Названные приемы характерны для индивидуально-авторских употреблений фразеологизмов и выполняют разнообразные   семантические и стилистические функции.

Полную функционально-семантическую характеристику фразеологизмов, которая включает детальное истолкование значений и разнообразных употреблений фразеологических единиц в современном русском литературном языке, определение основных типов трансформаций и стилистических приемов преобразования фразеологических единиц в тексте дает словарь «Фразеологизмы в русской речи» под редакцией А.М Мелерович и В.М. Мокиенко, вышедший в 2001 году.

Словарь содержит около 1000 фразеологических единиц, из которых 107 являются процессуальными фразеологизмами субкатегории деятельности (мутить воду, открывать/открыть Америку, бросать/бросить за борт, сдавать/сдать в архив, толочь воду в ступе и т. п.). Словарь отражает разновидности структурно-семантических трансформаций, происходящих с исследуемыми фразеологизмами в авторском употреблении.

Разновидностью индивидуально-авторских преобразований фразеологизмов деятельности является расширение компонентного состава фразеологических единиц.

Форма процессуального фразеологизма субкатегории деятельности характеризуется проницаемостью, т. е. наличием компонентов, не входящих в состав фразеологизма, но позволяющих дать более конкретную характеристику деятельности (вступать на сложный, тернистый путь, вступать на путь авторства и т. п.).

На наличие подобных слов-сопроводителей указывал А.В. Жуков, подразумевая под ними «слова свободного употребления, находящиеся в тесной грамматической связи с фразеологизмом и способствующие реализации его значения» [Жуков 1984:39].

Е.А. Добрыднева, применяя к таким словам термин «слова-конкретизаторы», отмечает, что их употребление в речи «сужает объем используемого образно-ассоциативного понятия с целью достижения максимального понимания и сопереживания» [Добрыднева 2000:238].

Разновидностью слов-сопроводителей (слов-конкретизаторов) служат слова-определители, стоящие между компонентами фразеологизма и связанные с именным компонентом. Они не разрушают цельного значения фразеологизма, а уточняют, конкретизируют его, например: выходить/выйти на арену – выходить/выйти на международную арену, выходить/выйти на всесоюзную арену, брать/взять тон – брать/взять серьезный тон, брать/взять неискренний тон,  вести дело – вести серьезное дело, вести хозяйственное дело и т. п., ср.:  

Конечно, Мария в таких беседах была не бескорыстна – она ведь собиралась обосноваться здесь, в Тунизии, надолго, собиралась вести серьезные дела, а Хадижа хорошо знала тунизийское высшее общество, все его пружины, была, что называется, принята в лучших домах. В. Михальский. Весна в Карфагене.

Самому надо было успеть сдать грязное белье, отчитаться, звонить, организовывать дезинфекцию. Словом, вести так называемые хозяйственные дела. В. Астафьев. Кража.

Но когда требовалось разрубить какой-нибудь запутанный узел, люди шли прежде всего именно к нему. А. Чаковский. Невеста.

Подумал, - почему, собственно, не доказать бы и отцу, и всем прочим, что он может, способен разрубить такой сложный узел? И. Шамякин. Возьму твою боль.

Слова-определители могут выполнять усилительно-экспрессивную функцию во фразеологизме, например: ставить/поставить точку – ставить/поставить жирную точку, ставить/поставить последнюю точку, нести чепуху – нести несусветную чепуху и т. п., например:

Теперь я думаю, что тогда он не сумел сделать дело до конца. Тогда никто не делал ничего до конца, потому что мало было большевиков. Большевик – тот всегда поставит точку, и такую жирную, что ее ничем не сотрешь. К. Паустовский. Черное море.

Ей уже все ясно, я же вижу. И пора все рассказать как есть, пора кончать эту глупую игру. Но она молчит. И тогда последнюю точку ставлю я сам…Тот ключ у вас украли. Не сами же вы его отдали? А. Адамов. Злым ветром.

Ну как «Три сестры»? Судя по письмам, вы несете чепуху несусветную. А.  Чехов. Письмо О.Л. Книппер.

Функцию слова-определителя часто выполняет местоимение «свой», которое усиливает экспрессивность фразеологического значения, ср.:

Онисимов смотрит на две общие тетради. Он заставит себя вложить душу и страсть в это свое новое дело. А. Бек. Новое назначение.

Шутки в сторону, он (Жуковский – Ю.Ж.) вложил свою душу даже в грамматику и свое небо перенес в систему мира, которую объясняет своему малютке. Москва, №11, 2001.

Может быть, Вера несет крест какой-нибудь роковой ошибки; кто-нибудь покорил ее молодость и неопытность. А. Гончаров. Обрыв.

Другое дело, что  этого испытания он (Березовский) не выдержал сам. Как бы «красиво ушел», обидевшись, но я думаю, что он просто не сумел нести свой крест до конца. Московский комсомолец, №48, 2001.

Дездемонов придержал язык, но язык не слушался и продолжал:

    — Я слышал, что ее —ство разыгрывают в лотерею карету... Билетик, ваше —ство... Кгм... ваше —ство...А. Чехов. Депутат, или повесть о том, как у Дездемонова 25 руб. пропало.

- И рогатый, - неожиданно съязвил Габриель. Он не  имел  обыкновения, подобно остальным, подтрунивать над  Симоном,  но  сейчас,  доведенный  до белого каления его расспросами, не смог придержать свой язык. О. Авраменко.  Маргарита  Наваррская.

Включение слов-определителей в интерпозицию между глагольным и именным или между именным и глагольным компонентами способствует восстановлению аналитичности фразеологической единицы, т. к. сохраняется аналитичность функционирования компонентов.

Возникшие трехчленные или многочленные образования вполне разложимы на простые сочетания слов, например: выходить/выйти из создавшегося положения – создавшееся положение, выходить/выйти на международную арену – международная арена, вступать/вступить на тернистый путь – тернистый путь, делать/сделать доброе дело – доброе дело и т. п.

Расширению компонентного состава за счет слов-определителей подвергаются, как правило, фразеологические сочетания, в которых семантическая связь между компонентами ослаблена. Значения фразеологических сочетаний характеризуются обобщенностью, поэтому они чаще, чем значения сращений и единств,  нуждаются в конкретизации. Некоторые фразеологические сочетания требуют обязательного распространения словом-определителем или несогласованным определением, например: приводить/привести в (должный, божеский, пристойный) вид, идти по (неверному, прямому) пути, идти по пути (ряда других стран) и т. п., например:

Она сняла квартиру неподалеку от станции метро «Академическая»,  привела ее в пристойный вид, ехидно думая о том, что делает это на  деньги, которые дает Дербышев. А. Маринина. Светлый лик смерти.

Я помню, как мы писали «Гадких лебедей». Вначале пошли по неверному пути. Студенческий меридиан, №11, 1988.

Думается, нам надо идти по пути ряда других стран, в том числе социалистических, где судей не избирают, а назначают. Правда, №10, 1988.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, представляющие собой фразеологические единства, в индивидуально-авторских употреблениях значительно реже, чем фразеологические сочетания, расширяют свой компонентный состав за счет слов-определителей. Распространение согласованными определениями приводит к конкретизации и развитию смыслового содержания, усиливает экспрессивность, видоизменяет эмотивно-оценочный план таких фразеологических единиц.

Так, фразеологизм ставить/поставить крест в речи автора может распространяться согласованными определениями, которые вносят дополнительные смысловые оттенки во фразеологическое значение, ср.:

Все участники собрались вместе и друг на друга  посмотрели, всем им была выдана определенная информация, и если спектакль не  удается, на быстром и успешном завершении  следствия  можно  ставить  большой жирный крест. Больше от этих людей уже ничего не добьешься. А. Маринина А. Б. Светлый лик смерти.

Фразеологизм мерить на свой аршин в тексте может быть распространен определением «предлинный», которое усиливает негативную оценку деятельности, обозначаемой фразеологизмом:

Был молод сердцем и душой… И на аршин предлинный свой людскую честь и советь мерил. М. Лермонтов. Эпиграммы.

Распространение этого фразеологизма определением «большой» в другом индивидуально-авторском контексте приводит к смягчению негативной оценки, ср.:

Поразительно, что этот Никифор Петрович мог тебе насоветовать? Знаем мы этих стариков. Живут прошлым багажом… Другое дело – советы великого старца из Ясной Поляны. Да и то этот великан все меряет на свой большой аршин. С. Бабаевский. Приволье.

Фразеологизм принимать/принять за чистую монету может расширять свой компонентный состав за счет включения местоимения «самый», которое усиливает экспрессивность фразеологического значения:

Эта барыня слыла за покровительницу литераторов и ученых… Но покровительство литераторам было в ней такого же рода манией, как пышно одеваться… И вот все-то это общество князь принял за самую чистую монету, за чистейшее золото, за лигатуры. Ф.  Достоевский. Идиот.

Расширение компонентного состава фразеологических единств может происходить и за счет распространения именного компонента несогласованными определениями, которые во фразеологизме выполняют те же функции, что и согласованные определения, например:

Прочел твой ответ на мое письмо. Частию удивлен. Ты, братец, местами недопонял, местами перепонял. Никто не просил тебя выбрасывать себя за борт парохода. Зная, как плохо ты плаваешь, мог ли я, не свихнувшись с разума, дать тебе этот пагубный совет? А. Чехов. Письмо А.П Чехову.

Кроткий глобус по щеке потрепав заранее И, как столб заявочный, В землю вбив приклад, Свил поэзии гнездо В той смертельной ране, Что рукою зажимал рядовой солдат. Н. Матвеева. Песни Киплинга.

«Успокойтесь, я подумаю, я не отказываюсь, но ваше предложение так неожиданно»… Эти слова совершенно успокоили его и, как потом оказалось, он принял их за согласие. Счастию его не было границ, и с этого дня он начал строить воздушные замки нашего будущего. М. Савина. Горести и скитания.

Соблюдение компактности формы способствует синтетичности фразеологизма. Преимущественно соблюдают компактность формы многокомпонентные процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности: брать/взять себя в руки, бить в одну точку, вложить меч в ножны, давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов, делать хорошую мину при плохой игре, лезть с суконным рылом в калашный ряд и т. п.

Одним из стилистических приемов авторских преобразований фразеологизмов является инверсия – нарушение закрепленного в языке порядка следования компонентов фразеологизма. Согласно исследованию, процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в речи часто подвергаются инверсии – 5107 (51% от общего числа) употреблений.

Изменение порядка компонентов в процессуальном фразеологизме субкатегории деятельности используется как средство усиления экспрессивности, смыслового выделения компонентов. Инверсия может придавать соответствующий стилистический оттенок контексту, выявлять те или иные акценты семантического плана, ср.:

Устьевский получил от заказчиков запросы. На широкую дорогу выводили завод. Начались совещания в наркоматах. На них распределяли работы. С. Марвич. Сыновья идут дальше.

Может, ты где какой колхоз из ямы вытащила или хотя бы на одной ферме порядок навела? Е. Мальцев. Войди в каждый дом.

  •  Хороший человек был поручик. С нами на каторге-то некоторые офицеры горб гнули, кто за солдат был и рук не распускал. Их тоже на каторгу упекли. А. Соболев. Алтайский француз.

Всю-то жизнь в узде себя держал, все горбатился да надсаживался, а радость на потом оставлял – не до нее было. Л. Скорик. «..Ко христову дню».

  •  Представьте смету на ремонт… И не так ремонтировать, чтобы главные дыры заткнуть, - добавил он, … а так, как бы вы ремонтировали собственную квартиру. В. Панова. Кружилиха.
  •  Казенное дело, - сказал он, оттого дорого, что всяк человек глядит на казну, что на свою мошну: лапу запускает в нее по-хозяйски. П. Мельников-Печерский. Медвежий угол.

- Деньги теперь прямо лопатой будут огребать, а другие-то поглядывай на него да ожигайся. Д. Мамин-Сибиряк. Хлеб.

Одним из видов трансформации процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в речи является контаминация.

А.М. Бабкин рассматривает контаминацию как «образование новой фразеологической единицы на основе совмещения двух семантически близких фразеологических единиц». [Бабкин 1970:30]. Ученый выделил несколько типов контаминации фразеологизмов.

В нашем материале представлен один тип контаминации процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, при котором соединяются части двух фразеологических единиц, не совпадающих по лексическому составу, но сходных по синтаксической структуре или функции. Во всех случаях поводом для контаминации служит смысловая близость контаминируемых фразеологизмов и тождество их экспрессии.

Так, в результате контаминации фразеологизмов брать/взять в руки бразды правления и брать/взять на себя появилась фразеологическая единица брать/взять на себя бразды правления:

Они продолжали разговор, бразды правления которым Данилов не замедлил взять на себя. П. Редькин. Повесть о любви.

Контаминация фразеологизмов покривить душой и идти против совести приводит к образованию фразеологической единицы покривить душой против совести:

Все признавали, что нет такой силы, которая заставила бы судью покривить душой против совести и законаВ. Короленко. История моего современника.

В данном примере осуществляется еще один вид трансформации фразеологизма – расширение компонентного состава.

Контаминированный фразеологизм брать/взять на себя крест создан на основе совмещения фразеологических единиц брать/взять на себя и нести (свой) крест:

Правда в том, что человек настолько велик, что может взять на себя крест, предназначенный Христу, правда и в том, что тот же самый человек бывает настолько ничтожен, что может оседлать крест, который несет Христос. И еще много места останется. Литературная газета, № 17, 2000.

Контаминация фразеологизмов заваривать кашу и тянуть волынку приводит к созданию фразеологизма заваривать волынку:

Из крайнего кабинета раздавался истошный, завывающий голос Грабителя Васьки Колдяги, симулирующего эпилептический припадок. Я был еще в дежурной части, когда привезли Колдягу, и он начал заваривать волынку. А. Вайнер, Г. Вайнер. Эра милосердия.

Контаминация процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности позволяет использовать стертую образность давно известных фразеологических единиц на образование нового, более экспрессивного фразеологического значения.

ВЫВОДЫ К ГЛАВЕ 1

  1.  Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности обладают внутренней и внешней формой, которые находятся в гармоническом взаимодействии между собой. Исследуемые фразеологизмы имеют оригинальную внешнюю форму, закономерности построения которой диктуются такими факторами, как компонентный состав, количество компонентов в составе фразеологизма, структурная организация фразеологизмов.
  2.  Внешние формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности различаются по количеству компонентов, что позволяет выделить двух-, трех-, четырех- и многокомпонентные фразеологические единицы. Значительно преобладают двухкомпонентные фразеологизмы (1220, или 65% от общего числа), они имеют структуру простого подчинительного словосочетания.

Трехкомпонентные фразеологические единицы представлены тремя структурами: простыми и сложными подчинительными словосочетаниями и сочинительным сочетанием слов. Среди них наибольшей фразообразовательной продуктивностью обладают трехкомпонентные формы, структурно равные простому подчинительному словосочетанию.

Многокомпонентные формы исследуемых фразеологизмов (четырех-, пяти-, шести- и семикомпонентные) характеризуются небольшой фразообразовательной активностью, т. к. большое количество синтаксических связей и громоздкость структуры препятствуют формированию целостности индивидуального фразеологического значения. Не способствует процессу фразообразования и перегруженность этих форм незнаменательными компонентами: предлогами, союзами, частицами.

Самой большой фразообразовательной продуктивностью отмечены простые подчинительные словосочетания, на основе которых образовано 1602 (84% от общего числа) процессуальных фразеологизма субкатегории деятельности. Простые словосочетания наиболее приспособлены для формирования целостности фразеологического значения. Они лаконичны, компактны, значения их компонентов легко соединяются в целостное процессуальное фразеологическое значение.

Сложные словосочетания образуют меньшее количество процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, т. к. увеличение числа разнообразных синтаксических связей затрудняет процесс фразеологизации.

Малопродуктивны во фразообразовании формы, представляющие собой сочинительные сочетания слов.

  1.  В качестве первого, обязательного компонента во всех процессуальных фразеологизмах субкатегории деятельности выступает глагольный компонент. Он является генетически стержневым компонентом в бывшем подчинительном словосочетании или одним из грамматически равноправных в бывшем сочинительном сочетании слов.

Глагольный компонент как элемент внешней формы фразеологизма выполняет функцию формального показателя морфологических категорий процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности.

  1.  В качестве второго компонента в двухкомпонентных фразеологизмах исследуемой субкатегории могут выступать имена существительные, местоимения, субстантивированные имена числительные в разных падежных формах без предлога, а также наречия (брать/взять слово, позволять/позволить себе, зарядить одно, биться насмерть).

Вторым компонентом в трех-, четырех- и многокомпонентных фразеологизмах может являться бывшее имя существительное или местоимение в косвенных падежах с предлогом или без предлога (брать/взять на заметку, грызть гранит науки, давать/дать себе волю, бросать/бросить слова на ветер, давать/дать поворот на сто восемьдесят градусов).

В качестве третьего компонента в трехкомпонентных фразеологизмах могут выступать незнаменательные части речи (предлоги, союзы, частицы), которые позволяют сохранить структуру простого словосочетания, и знаменательные части речи – второе существительное (грызть гранит науки) или местоимение (давать/дать себе волю) в косвенных падежах, наречие (разбрасывать/разбросать даром деньги) или определительный компонент, выраженный именем прилагательным (жить чужим умом), местоименным прилагательным (жить своим умом). Знаменательное слово в качестве третьего компонента создает структуру сложного словосочетания.

5. Компоненты внешней формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности могут характеризоваться обязательностью или факультативностью.

Обязательные компоненты создают новый фразеологизм, факультативные лишь усиливают экспрессивность индивидуального фразеологического значения.

Наиболее часто в качестве факультативных выступают местоименные компоненты «себе» и «свой», которые выполняют усилительно-экспрессивную функцию в таких фразеологизмах, как зарубить (себе) на носу, ломать (себе) голову; отдавать/отдать (свой) голос и т. п.

6. Глагольный компонент процессуального фразеологизма субкатегории деятельности создает систему морфологических форм исследуемых фразеологических единиц. Каждая форма представляет одну из морфологических модификаций фразеологизма в пределах присущих ему грамматических категорий лица, числа, времени, наклонения, вида и залога.

Система морфологических форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности состоит из предикативных и непредикативных форм, которые характеризуются разной степенью употребительности в современной речи.

Преобладание предикативных форм над непредикативными является закономерным  для всех процессуальных фразеологизмов и процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности в частности.

7. Предикативные формы являются центром расширенной парадигмы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, так как служат выражением морфологических категорий лица, времени, наклонения и образуют парадигмы форм соответствующих категорий. Необходимо различать парадигматические и классификационные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности. Парадигматические формы тождественны по индивидуальному значению и различаются грамматическими значениями лица, времени, наклонения, вида (частично), залога (частично).

К классификационным относятся формы, выражающие грамматические категории вида (частично), переходности-непереходности, залога (частично).

8. Классификационными являются частично категория вида (фразеограмматические разряды одновидовых процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности), а также категория переходности-непереходности (фразеограмматические разряды переходных и непереходных фразеологизмов), залога (частично).

9. Вид как грамматическая категория может быть представлен парадигматическими (у процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, образующих видовые пары) и классификационными формами (у фразеологизмов, употребляющихся только в совершенном или несовершенном виде).

Процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности с парадигматическими формами почти в два раза больше, чем с классификационными, что объясняется возможностью двувидовых фразеологизмов выражать протекание деятельности и фиксировать ее результат.

Парадигматические формы вида, обнаруженные у 2/3 всех процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, образуются видовыми парами глагольных компонентов, которые имеют видовые различия, выражаемые фонетическими, морфемными и супплетивными средствами.

10. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности образуют два фразеограмматических разряда: переходные и непереходные фразеологизмы. Значительно преобладают фразеологические единицы, относящиеся к разряду непереходных, т. к. непереходность процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности обусловлена двумя факторами: наличием в составе фразеологизма компонента-непереходного глагола, в том числе возвратного, а также наличием во фразеологизме компонента-существительного в форме прямого винительного падежа. Собственно переходными являются процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, имеющие внешнюю синтаксическую сочетаемость с прямым винительным падежом.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут обладать внутренней и внешней переходностью. Фразеологизмы с внутренней, генетической,  переходностью в качестве компонента внешней формы содержат имя существительное в прямом винительном падеже. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, характеризующиеся внешней переходностью, могут употребляться как в действительных, так и в страдательных конструкциях. Чаще всего исследуемые фразеологизмы используются в форме действительного залога, сохраняя потенциальную возможность употребления в страдательных конструкциях.

11. Среди непредикативных форм наибольшей частотой употребления характеризуется инфинитивная форма. Инфинитивные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности употребляются в самостоятельном и зависимом положении. Самостоятельные инфинитивные формы фразеологизмов функционируют в качестве разнообразных членов предложения, что позволяет выразить процессуальность деятельности без модальных оттенков и дифференциации грамматических категорий лица, времени, наклонения.

Зависимые инфинитивные формы употребляются как часть составного сказуемого в сочетании с разнообразными лексическими связками, которые выражают грамматические значения лица, времени, наклонения, а также модальные оттенки процессуального значения деятельности. Фразеологизмы в форме инфинитива могут употребляться в сочетании со словами категории состояния, которые служат выражением модальных значений долженствования, необходимости, возможности и т. п.

Низкой употребительностью отмечены причастные и деепричастные формы процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, что характерно для всех процессуальных фразеологизмов. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности в форме причастий и деепричастий используются преимущественно в книжной речи.

12. Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут иметь фразообразовательные и фразоизменительные формы, которые отличаются характером связи грамматического значения с индивидуальным фразеологическим значением.

Фразоизменительные формы представляют собой парадигматические преобразования того или иного фразеологизма, сохраняющие тождество индивидуального фразеологического значения. Фразообразовательные формы являются разными фразеологизмами, используемыми как единицы языка или как окказиональные образования. Они образуются в результате субстантивации глагольного компонента фразеологизма (переливание из пустого в порожнее) или изъятия глагольного компонента из состава фразеологической единицы (делать/сделать первый шаг – первый шаг).

13. Функционирование форм процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности проявляется в разнообразных трансформациях исследуемых фразеологических единиц: в расширении компонентного состава за счет включения слов-сопроводителей, инверсии компонентов, контаминации фразеологизмов. Наиболее характерным преобразованием процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является инверсия компонентов, служащая средством экспрессивности, смыслового выделения компонентов.

ГЛАВА 2. СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА  ПРОЦЕССУАЛЬНЫХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ СУБКАТЕГОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Семантические свойства и отношения фразеологизмов давно привлекают внимание лингвистов. В современном языкознании семантика фразеологических единиц остается предметом всестороннего исследования.

Семантическая структура и семантические свойства фразеологизмов, механизм формирования фразеологического значения изучаются в работах В.П. Жукова [Жуков 1972], Н.Ф. Алефиренко [Алефиренко 1993], А.М. Чепасовой [Чепасова 1974], В.Н. Телии [Телия 1981], В.А. Лебединской [Лебединская 1987], Л.П. Гашевой [Гашева 1973], Н.А. Павловой [Павлова 1992], Е.Р. Ратушной [Ратушная 2000].

Семантическая структура процессуальных фразеологизмов исследуется в трудах А.М. Чепасовой [Чепасова 1983], В.А. Лебединской [Лебединская 1999], Л.П. Гашевой [Гашева 1999], Н.Б. Усачевой [Усачева 1999], Б.В. Туркиной [Туркина 2002].

Многолетнее изучение процессуальных фразеологизмов позволило выделить несколько семантических субкатегорий внутри семантико-грамматического класса процессуальных фразеологических единиц. Семантическая субкатегория представляет собой более ограниченное, чем семантико-грамматический класс, семантическое объединение, характеризующееся только ему присущими свойствами, и свойствами, объединяющими его вместе с другими субкатегориями в один тип категориального значения.

А.М. Чепасова делит все процессуальные фразеологизмы на две субкатегории: субъектные и объектные процессуальные фразеологизмы. Внутри каждой субкатегории выделяются семантические группы фразеологических единиц.

В.А. Лебединская выделяет три семантические субкатегории процессуальных фразеологизмов: деятельности, состояния и отношения. Каждая субкатегория делится на семантические группы [Лебединская 1999].

В данной главе рассматривается семантическая структура процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности, которую можно представить в виде иерархии сем разного уровня абстракции: категориальных, субкатегориальных, групповых и индивидуальных.

2.1. Категориальное значение процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности

Процессуальность - широкая понятийная категория, выражающая в языке понятие о процессуальном признаке предмета.

Предмет имеет разнообразные процессуальные признаки, которые отражают динамику, изменчивость, развитие этого предмета.

Процессуальность находит разнообразные способы выражения в языке.

На лексико-фразеологическом уровне процессуальность может быть выражена: глаголами и процессуальными фразеологизмами (делать/сделать, стоять, играть; делать/сделать дело, стоять насмерть, играть в бирюльки), существительными и предметными фразеологизмами (бег, прыжок, исследование; переливание из пустого в порожнее, выход из положения), атрибутивно-предикативными фразеологизмами (на кривой козе не объедешь).

Во всех этих случаях процессуальность выступает как вещественное значение. Такое процессуальное значение присуще в русском языке однокоренным словам (бежать, бег). Одинаковое вещественное процессуальное значение свойственно фразеологизмам отмывать деньги и отмывание денег, гадать на кофейной гуще и гадание на кофейной гуще.

На морфологическом уровне процессуальность выражается морфологическими категориями лица, времени, наклонения, вида и залога. Данные морфологические категории с разных сторон характеризуют, уточняют те или иные оттенки процесса, но только объединение этих категорий в одном глаголе или фразеологизме создает морфологическую семантику процессуальности.

Утрата этих категорий приводит к исчезновению семы «процессуальность», в результате чего глаголы и фразеологические единицы изменяют свое категориальное значение, приобретая предметное (гадать на кофейной гуще - гадание на кофейной гуще) или модальное значение (давать/дать словодаю слово).

Таким образом, процессуальность может быть выражена на различных языковых уровнях, однако ее ядром являются процессуальные номинативные единицы языка – глагол и процессуальный фразеологизм.

Все процессуальные фразеологизмы имеют в структуре своего значения общую категориальную сему «процессуальность». На ее основе выделяется семантико-грамматический класс процессуальных фразеологизмов.

В процессуальных фразеологизмах значение процессуальности сложным образом переплетается с характеристикой основных процессуальных признаков мира предметов: деятельности, состояния и отношения.

Выделение внутри семантико-грамматического класса процессуальных фразеологизмов трех субкатегорий  (деятельности, состояния и отношения) позволяет стратифицировать все исследуемые фразеологические единицы по степени яркости категориального процессуального значения [Усачева, Лебединская 1999:105].

Степень проявления процессуальности во фразеологизмах разных субкатегорий зависит от активности процесса, обозначаемого фразеологическими единицами. Активность процесса определяется активным характером субъекта.

Максимальную степень процессуальности проявляют фразеологизмы субкатегории деятельности, например: брать/взять за рога, биться насмерть, воротить гору/горы, грести под себя, делать/сделать дело, играть ва-банк, класть/положить на чаши весов, перескакивать с пятого на десятое, решать/решить вопрос, ставить/поставить вопрос ребром и др. Субъектом исследуемых фразеологизмов всегда является человек, который активно, целенаправленно, осознанно, прилагая волю, совершает какую-либо деятельность. Следовательно, процесс деятельности не возникает спонтанно, он подчинен воле субъекта, поэтому характеризуется высокой степенью интенсивности, динамичности, например:

- А ты заметил, что с некоторых пор Дана взяла все  бразды  правления двором в свои руки? Командует, как настоящая королева в отсутствие короля. О. Авраменко. Путь к источнику.  

- Не спорь, Даня, у моей жены должно быть все самое лучшее, даже если это всего на несколько дней. И потом, я должен посмотреть  товар  и  понять, имеет ли смысл вкладывать в него деньги, поэтому мне  будет  нужен совет. Вот ты мне и посоветуешь. А. Маринина.   Смерть и немного любви.

- Но им-то хоть был смысл бежать, а тебя-то куда черт дернул?

  - Ладно, надоело! - обозлился Степан. - Делай свое дело, я ж тебе  не мешаю. В. Шукшин.   Рассказы.

Разгрузить вагон, перебрать сто тонн в  овощегноилище... Распив бутылку, ловить пьяных в добровольной народной дружине...Благонравно вести себя в быту и на работе, чтоб ни-ни... В. Владимиров. Колония.

Еду, путь ужасный. Да, непростительно безобразна Ваша дорога, и как Вы грешите, что не ругаете ее вдоль и поперек. Иркутск - хороший город. Почитываю Ваши стихи. У Вас хорошая душа и стихом владеете, но язык недостаточно прост; надо воли себе давать больше. Надеюсь с Вами увидеться в России. А.Чехов. Письмо В.А. Долгорукому.

А если не получается - тогда, конечно, кража. Только  с  одной  оговоркой: нужно было хорошо представлять себе  характер  следователя  Бакланова  и быть уверенным, что он не начнет звонить во все колокола по поводу украденных дел. А. Маринина. Смерть ради смерти.

- Муж даст ей развод, и тогда я опять уеду в свое уединение, а  теперь я могу быть полезна и исполню свой долг, как мне это ни тяжело,  не  так как другие. И как ты мила, как хорошо сделала, что приехала!  Л. Толстой. Анна Каренина.

— Я думаю, что несчастнее его человека и вообразить теперь трудно.

    — Ты думаешь? Напрасно... Это такой негодяй, такая шельма, что я нисколько его не жалею. Шельма никогда не может быть несчастлива, она всегда найдет себе выход... А. Чехов. Драма на охоте.

Активный характер процессуального значения деятельности подразумевает обязательное наличие субъекта деятельности, поэтому среди исследуемых фразеологических единиц нет бессубъектных.

Субъект процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения характеризуется прежде всего отношением  к другому субъекту, он более пассивен, чем субъект фразеологизмов деятельности. Следовательно, процессуальное значение отношения выражает менее активный процессуальный признак предмета, например:

Софья запретила даже называть ее имя и не знала, как зажать рот Райскому, когда он так невпопад догадался о «тайне». А. Гончаров. Обрыв.

Был он к тому же прекраснейший актер и изящный красавец, манерам которого завидовали великосветсткие денди. Весь Петербург носил его на руках. В. Вересаев. Невыдуманные рассказы о прошлом.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории состояния характеризуются максимальной пассивностью субъекта. Они обозначают процесс, который протекает спонтанно, без участия воли и сознания субъекта. Следовательно, во фразеологизмах состояния степень проявления процессуальности минимальна, например:

- Дикость-то свою надо бросить, а то все мы тут мохом обросли. Д. Мамин-Сибиряк. Хлеб.

Ночью больная нога не позволяла мне сомкнуть глаз, и я несказанно был рад, когда стало светать. В. Арсеньев. По Уссурийскому краю.

Пассивность процесса, обозначаемого фразеологизмами субкатегориии состояния, наиболее отчетливо проявляется в бессубъектных фразеологических единицах (живот подводит, бросает в жар, сосет под ложечкой), например:

- Вот говорили, что у немцев совсем живот подвело. А между прочим, коров и свиней тут чертова уйма. Э. Казакевич. Весна на Одере.

Степень проявления процессуальности в бессубъектных фразеологизмах минимальна.

Таким образом, процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности, выражая наиболее яркий процессуальный признак, являются центром семантико-грамматического класса процессуальных фразеологизмов.

2.2. Субкатегориальное значение деятельности

Категория деятельности всесторонне исследуется в разных науках: философии, психологии, языкознании.

В философии деятельность понимается как «специфически человеческая форма активного отношения к окружающему миру, содержание которой составляет целесообразное изменение и преобразование этого мира на основе освоения и развития наличных форм культуры… Деятельность предполагает возможность свободного целеполагания, перманентного конструирования целей…Деятельность – тип отношения к миру, который позволяет преодолевать давление любых внешне заданных факторов и условий путем преобразования налично данного бытия… Деятельность не ограничивается только субъектно-объектными отношениями, когда активность субъекта связывается только с преобразованием объекта в соответствии со своими программами, целями и установками. Преодолевая детерминации налично данной ситуации предполагает, конечно, и способность самоизменения, саморазвития субъекта, его самовоспитания» [Деятельность: теории, методология, проблемы 1990: 15].

В психологии понятие деятельности определяется как «динамическая система взаимодействий субъекта с миром, в процессе которых происходит возникновение и воплощение в объекте психического образа и реализация опосредованных им отношений субъекта в предметной действительности» [А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский 1990:101].

В лингвистике понятие «деятельность» часто заменяется понятием «действие». Термин «действие» имеет широкое и узкое толкование.

Согласно «Русской грамматике» под ред. Н.Ю. Шведовой, «глагол представляет как процесс (процессуальный признак) и действия (бежать, грузить, рыть), и состояния (спать, страдать), и отношения (иметь, преобладать, принадлежать)… При определении значения глагола можно использовать понятия «процесс» и «действие». В первом случае понятие «действие» трактуется в грамматически обобщенном смысле (в отличие от более конкретного содержания понятия «действие», когда имеется в виду различие между активным действием и пассивным состоянием)» [Русская грамматика 1980:582].

Таким образом, понятие «действие» трактуется, во-первых, как категориальное значение глагола, во-вторых, как обозначение одного из процессуальных признаков, противопоставленного двум другим – отношению и состоянию, в-третьих, как обозначение активного процесса, противопоставленного пассивному процессу (состоянию).

В современном языкознании для обозначения категориально-грамматического значения глаголов принят термин «процессуальность» [Диброва 2001: 80].

По данным энциклопедии «Русский язык», общее категориальное значение процессуальности глаголов членится на два лексико-грамматических разряда: действия и состояния. Действие понимается как процесс, осуществляемый активным субъектом. Под состоянием, соответственно, понимается процесс, субъект которого пассивен, не влияет на осуществление процесса. Отношение не вычленяется как отдельный лексико-грамматический разряд. Глаголы с этим значением относятся к разряду «действие». [Энциклопедия «Русский язык» 1997: 82].

Р.М. Гайсина в общекатегориальном значении глаголов выделяет 3 лексико-грамматических разряда: действия, состояния и отношения. «Действие – это нечто, что кто-то делает,…нечто такое, что какая-то активная сила совершает (читать, рычать, прыгать, рвать, руководить и т. п.)» [Гайсина 1981: 48].

Понятие «деятельность» в лингвистике также получает разнообразную трактовку.

В ряде исследований «деятельность» понимается как активное действие, ему противопоставляется пассивное действие – состояние.

Так, Харлова Н.М., рассматривая фразеологические единицы модели «глагол + зависимый субстантивный компонент со значением прямого объекта», выделяет среди них фразеологизмы предикативного, признакового и релятивного типов. Фразеологические единицы предикативного типа (по нашей терминологии «процессуальные фразеологизмы») делятся на два семантических разряда: деятельности и состояния.

К разряду деятельности относятся фразеологические единицы, обозначающие активное действие. Они делятся на две группы: со значением воздействия на объект (пудрить мозги кому-л.), а также со значением действия, не направленного на объект (тянуть лямку). К фразеологизмам деятельности лингвист относит такие, как дать березовой каши кому-л., поднять руку на кого-л., снимать маску с кого-л. и др., которые, на наш взгляд, обозначают отношения между лицами. Как отдельную группу исследователь выделяет фразеологизмы, совмещающие в себе семантику деятельности и состояния, например, фразеологические единицы, обозначающие интеллектуальное состояние (ловить себя на чем-л.) [Харлова 1999: 128-150].

Согласно концепции Лебединской В.А., деятельность – это один из основных процессуальных признаков мира предметов, наряду с состоянием и отношением. Основной характеристикой деятельности является ее отнесение к активному субъекту-лицу (человеку), который является производителем деятельности. Все процессуальные фразеологизмы, обозначающие деятельность человека, исследователь относит к семантической субкатегории деятельности, которая противопоставляется двум другим субкатегориям: состояния и отношения [Лебединская 1999: 4, 98].

Таким образом, понятия «действие» и «деятельность» в разных лингвистических работах имеют одно и то же содержание. На наш взгляд, это два разных понятия.

Термин «действие» может служить обозначением любого процессуального признака предмета или явления (деятельности, состояния и отношения).

Термин «деятельность» получил более четкое толкование в лингвистике. Понятийный объем этого термина меньше по сравнению с объемом понятия «действие». «Деятельность» обозначает один из процессуальных признаков мира предметов, наряду с состоянием и отношением. Содержанием деятельности являются процессы, осознанно, целенаправленно осуществляемые активным субъектом-лицом.

В языке «деятельность» выражается лексическими и фразеологическими единицами разных семантико-грамматических классов:

  1.  глаголами и процессуальными фразеологизмами субкатегории деятельности (бежать, смотреть, делать/сделать; бросать/бросить слова на ветер, делать/сделать из мухи слона, смотреть со своей колокольни);
  2.  существительными и предметными фразеологизмами со значением деятельности (бег, обход, осмотр; решение вопроса, претворение в жизнь).

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности являются одним из способов выражения деятельности как процесса, например: брать/взять на карандаш – «записывать что-либо, делать запись, заметку о чем-либо», валить через пень колоду – «делать медленно, неповоротливо, неумело или кое-как», давать/дать ход – «содействовать, способствовать осуществлению чего-либо, продвигать что-либо», знать себе цену – «правильно оценивать свои возможности, достоинства».

Изучению семантики процессуальных фразеологизмов со значением деятельности посвящены работы А.М. Чепасовой, В.А. Лебединской, Н.Б. Усачевой и др.

А.М. Чепасова выделяет субкатегорию субъектных процессуальных фразеологизмов со значением мыслительной деятельности (браться/взяться за ум), движения (показывать пятки), поступков и поведения (вставать на дыбы), речевой деятельности (брать/взять слово), безделия (палец о палец не ударить), а также субкатегорию объектных процессуальных фразеологизмов со значениями активной социальной деятельности, осуществляемой по отношению к другому лицу (сживать со света кого-л.), мыслительной деятельности (иметь виды на кого-л.), речевой деятельности [Чепасова 1983:35-36].

В.А. Лебединская, выделяя процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности,  перечисляет семы, образующие семантическую структуру этих фразеологических единиц: «субъект-лицо (человек), который производит деятельность, объект как результат деятельности, цель деятельности, волеизъявление, материал, который превращают в продукт деятельности, виды деятельности…» [Лебединская 1999: 96-97].

Исследование семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности позволяет выделить основные семы, из которых складывается субкатегориальное значение деятельности: «субъект-лицо (человек), который производит деятельность», «неодушевленный объект как результат этой деятельности», «цель деятельности», «волеизъявление», «осознанность».

Субъектом процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности всегда является человек, который активно, осознанно, целенаправленно, прилагая волю, производит какие-либо действия, которые направлены на неодушевленный объект или не имеют объектной направленности, например:

     - Не дело,  товарищ Кравченко.  Здесь вы не добьетесь  успеха.  Может быть, попробовать хоккей? Клюшку можете сделать сами. Или баскетбол? Это идея - баскетбол! Вопросы тактики я беру на себя. В. Аксенов. Сборник повестей.

Все участники собрались вместе и друг на друга  посмотрели, всем им была выдана определенная информация, и если спектакль не  удается, на быстром и успешном завершении  следствия  можно  ставить  большой жирный крест. А. Маринина. Светлый лик смерти.

- Ну конечно, - испуганно взмахнул руками Автаев, - ты вложишь деньги в такой огромный тираж, а вдруг он не разойдется? Никто тебе никаких гарантий не даст. А. Маринина. Стилист.

Десяток считанных голов    еще в народе бродит  и к отрицанию основ своим умом доходит,   а мы не ходим далеко -    иных других попроще мы -    все мысли новые легко  берем со Старой площади. В. Владимиров.  Колония.

Хищники, тупицы прибрали к рукам его страну. Придет ли на них управа? Должна прийти. Он верил в это. К. Паустовский. Повесть о лесах.

Мы дисциплину ставили во главу угла практики нашей работы. С. Киров. Статьи и речи 1934.

Брат Александр берется за ум. По-видимому. Его фельетон о ночлежном доме ничего себе, даже весьма. А.Чехов. Письмо А.С.Суворину.

Как можно терпеть Гришу рядом больше двадцати минут, он  не  понимал.  И решил, что Женя просто валяет дурака и набивает себе цену. А. Маринина. Смерть ради смерти.

Двенадцать женщин я бросил, девять бросили меня, но ни одну из них я не любил так, как вас... Разлимонился, рассиропился, раскис... стою на коленях, как дурак, и предлагаю руку... Стыд, срам! Пять лет не влюблялся, дал себе зарок, и вдруг втюрился, как оглобля в чужой кузов! Руку предлагаю. Да или нет? Не хотите? Не нужно! А. Чехов. Медведь.

В сущности понимавшие, по мнению Вронского, "как должно" никак не  понимали этого, а держали себя вообще, как  держат  себя  благовоспитанные люди относительно всех сложных и неразрешимых вопросов, со  всех  сторон окружающих жизнь, - держали себя прилично, избегая намеков и  неприятных вопросов. Л. Толстой. Анна Каренина.

- Хорошо! - воскликнул Чередниченко.- Не надо мне  верить  на  слово. Хорошо. Возьмите на неделю отпуск за свой счет, поедемте со мной -  посмотрите. Посмотрите, поговорите с соседями, сходите на работу... Если  я хоть в чем-нибудь обманул вас, я беру свои слова назад. Расходы - туда и обратно - беру на себя. В. Шукшин.   Рассказы.

Субъект процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности может быть выражен местоимениями и одушевленными существительными со значением лица.

Местоимения в позиции субъекта исследуемых фразеологизмов указывают на лицо, совершающее деятельность, например:

Я знал, что ревнивые мужья часто убивают жен-изменниц, знал в то же время, что Урбенины не убивают людей... И я отгонял мысль о возможности убийства Ольги мужем, как абсурд. А. Чехов. Драма на охоте.

Анфим был такой человек, что если раз заберет он что-нибудь себе в голову, так уж чего бы то ни стало, а пойдет добиваться задуманного до последней крайности. П. Мельников-Печерский. Очерки поповщины.

- Дежурный сделал запись и передал ее оперативнику, который  вел розыскное дело. А тот на следующий день выехал в Калугу  на  задержание  и был тяжело ранен. А.Маринина. Стилист.

Те, кто заморил червячка, сплеснув, передавали посудину и огрызок сахара дальше. А. Серафимович. Среди ночи.

Субъект процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности может быть выражен собственным именем существительным, обозначающим имя, отчество, фамилию или прозвище человека, например:

Теодор, относя канцеру бумаги, очень ловко ввернул словцо о том,  что по  городу  ходят  слухи,  будто  гетман  собирается  приехать  к  супруге литовского секретаря в надежде встретиться там с канцлером. И. Крашевский. Гетманские грехи.

Вот он поворачивающий  реки  минводхоз, вот они винтики Системы, никто из них не отвечает за, как слезами, солями пропитанную, заболоченную, утопленную землю, подумал Горин  и поймал себя на неожиданной мысли, а ведь вот она, правда, неоном в  ночи горящая: МЕЛИОРАЦИЯ - ДЕЛО ВСЕНАРОДНОЕ! То есть и его, Горина, дело. В. Владимиров.         Колония.

Смирнов со слезами на глазах обнял его, поцеловал три раза, перекрестил и назвал его  голубчиком, ангелом, душой... Балабайкин тоже обнял и поклялся в вечной дружбе — и только после целого ряда излияний, самых чувствительных, трогательных, Попов спустился с насыпи и направил стопы свои к темневшей вдали деревеньке. А. Чехов. Бумажник.

Амурчик  удовольствовался  тем, что сел напротив, но так стрелял глазами, что Тодя часто не понимал  ровно ничего из обращенных к нему слов спасенной им сентиментальной вдовы. И. Крашевский. Гетманские грехи. 

В роли субъекта исследуемых фразеологизмов может выступать нарицательное имя существительное со значением лица. Личные существительные в позиции субъекта фразеологизмов деятельности могут обозначать человека по профессии, занимаемой должности, социальному статусу и т.д., например:

Старший офицер клал всю свою добрую, бесхитростную душу на то, чтобы [судном] …мог любоваться всякий понимающий дело моряк. К. Станюкович. Куцый.

С линии приходили слухи, что железнодорожники начинают бастовать. На соседней большой станции деповские рабочии заварили кашу. Н. Островский. Как закалялась сталь.

Когда банкир понял, что ему угрожает, то дал показания, которые сыграли важную роль в раскрытии этого преступления. Аргументы и факты, №33, 1999.

Владельцы дачи наезжали в конце недели, благоустраивали дом, доводили его, как говорится, до ума. И. Овчинникова. Король Лир из кооператива «Поляна».

В редких случаях в роли субъекта фразеологизмов деятельности выступает существительное человек/люди, например:

Наблюдая за увеличением числа беженцев из Чечни, здравомыслящий человек задается вопросом: что же это за бандиты такие, если против них проводят полномасштабные войсковые операции, применяя тактику выжженной земли, а страдают мирные жители? Литературная газета, №48, 1999.

Я в этих местах обитаю еще с той поры, когда люди и в уме не держали, что тут будет канал или орошение. К. Паустовский. Рождение моря.

Невысокая употребительность существительного человек в позиции субъекта исследуемых фразеологизмов объясняется, вероятно, обобщенным значением этого слова, не позволяющим определить социальную роль производителя деятельности.

В роли субъекта процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности может выступать грамматически неодушевленное существительное, содержащее в семантической структуре сему «одушевленность» и служащее обозначением группы лиц, например:

Собрание открыл губернатор, который сказал речь дворянам, чтоб они выбирали должностных лиц не по лицеприятию, а по заслугам и для блага отечества, и что он надеется, что кашинское благородное дворянство, как и в прежние выборы, свято исполнит свой долг и оправдает высокое доверие монарха. Л. Толстой. Анна Каренина.

Ему вечно грезится, что его служебный персонал без него набивает себе рты и карманы самым бессовестным образом. Павел Егорович на этот счет не составлял исключения, и всегдашней его поговоркою было:

  — Без хозяина товар плачет... Свой глаз всегда нужен... Ал. Чехов. Из детских лет А.П. Чехова.

Представьте мое удовольствие. Я был в палате депутатов, как раз в том заседании, когда от министра внутренних дел требовались объяснения по поводу беспорядков, какие позволило себе правительство при усмирении бунтующих рабочих в Фурми (много убитых и раненых). Заседание было бурное и в высшей степени интересное. А. Чехов. Письмо Чеховым. 1891.

Сибирское купечество, так сказать, валом валило в Нижний на ярмарку. Ф. Решетников. Очерки обозной жизни.

В приведенных примерах субъект, выраженный неодушевленным существительным, мыслится как коллектив личностей.

Субъектные характеристики процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния и субкатегории отношения разнообразнее, т. к. в роли субъекта этих единиц может выступать как лицо, так и предмет:

Во всех трех томах красной нитью проходит голлистская идея нации как абсолютной ценности. Н. Молчанов. Генерал Де-Голль. Мамочка, за свидетельством попросите зайти в училище Олю, а деньги перешлите мне сюда, а то к первому я весь выйду и сяду на мель. В. Маяковский. Письмо А.А. Маяковской. (Процессуальные фразеологизмы субкатегории состояния).

В Ленинграде я думал быть между 5-10 июля, но грипп спутал мои карты, и уже не знаю, когда попаду к вам. М. Горький. Письмо К. Федину. Не ошибся ли следователь, не возвел ли напраслину на людей, проявивших принципиальность и твердость? Литературная газета, 19 января, 1977. (Процессуальные фразеологизмы субкатегории отношения).

Субъект  процессуальных фразеологических единиц субкатегории деятельности – это всегда производитель действия. В отличие от него субъект процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения – это член какого-либо отношения. Он не является активным производителем действия, направленного на создание какого-либо объекта, а характеризуется прежде всего отношением к какому-либо лицу или предмету. Поэтому процесс, обозначаемый этими фразеологизмами, носит более абстрактный и пассивный характер по сравнению с тем процессом, который обозначают фразеологизмы субкатегории деятельности. Пассивность субъекта особенно отчетливо проявляется в  процессуальных фразеологизмах субкатегории отношения, субъектом которых является неодушевленный предмет, например:

Личное стало государственным, тревога за судьбу родины вошла в сердца советских людей, спаяла их ряды. Н. Тихонов. Сорок третий ленинградский. Они [рассказы о святых мучениках] действовали мне на нервы; я плохо спал по ночам. М. Куприна-Иорданская. Годы молодости.

Субъект процессуальных фразеологизмов субкатегории состояния – это носитель состояния, т. е. он не является активным производителем действия. Процесс протекает независимо от его воли, цели и сознания [Туркина 2002: 121]. Таким образом, субъект фразеологизмов с субкатегориальным значением состояния максимально пассивен, что определяет пассивность самого процесса. Этим можно объяснить существование бессубъектных фразеологических единиц субкатегории состояния, ср.:

Сначала она наотрез отказалась от предложенной роли и согласилась только после долгих упрашиваний. На репетициях я ее почти не видал, но догадывался издали, что Лидочку задело за живое. А. Куприн. К славе.  

В отличие от фразеологизмов субкатегории состояния, фразеологические единицы субкатегории деятельности не могут быть бессубъектными.

Таким образом, активность субъекта позволяет отграничить процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности от процессуальных фразеологизмов двух других субкатегорий.

Характер объекта является еще одним дифференциальным признаком фразеологизмов деятельности.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут обозначать деятельность, направленную на прямой объект, например: выводить/вывести на широкую дорогу что-либо, выпускать/выпустить в свет что-либо, грести под себя что-либо, доставать/достать из-под земли что-либо, иметь в виду что-либо, прибирать/прибрать к рукам что-либо, стереть с лица земли что-либо и т. п.:

И насколько был слаб и далек от дела прежний хозяин, настолько быстро новый прибрал дело к рукам, извел старые и завел новые порядки, занялся беспощадной сводкой лесов. И. Соколов-Микитов. На теплой земле.

- Вот что. Мне нет дела до ваших взглядов. Но вы их обязаны держать при себе. К. Федин. Необыкновенное лето.

У большинства процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности прямой объект является частью синтаксической структуры, поэтому объектная отнесенность таких фразеологических единиц оказывается снятой, включенной в семантическую структуру индивидуального фразеологического значения. Такие фразеологизмы имеют более абстрактное значение, чем фразеологические единицы, направленные на прямой объект. Они, как правило, служат обозначением поведения человека или речемыслительной деятельности, например:

— После всего, что здесь произошло, вы свободны! — говорит он Феде, с достоинством закидывая назад голову. — Я больше в ваше воспитание не вмешиваюсь. Умываю руки! Прошу извинения, что, искренно, как отец, желая вам добра, обеспокоил вас и ваших руководительниц. Вместе с тем раз навсегда слагаю с себя ответственность за вашу судьбу... А.Чехов. Отец семейства.

- Вы поедете с инспекцией на сорок шестую фабрику смерти. Проверите выполнение плана ликвидации. Учтите, что на территории этой фабрики находится один особо важный секретный объект, в который вы не должны совать свой нос. А. Ромаданов. Плоть, прах и ветер.

- Ничей я не сторонник. Меньше всего в  этой  жизни  меня  интересует политика. Вам  наверняка  известно,  что  я  передал  управление  Шампанью Маргарите и, подобно Пилату, умыл руки. Сейчас ее люди наводят  порядок  в моих владениях, но это уже меня не касается, благо я  не  сомневаюсь,  что Маргарита будет прекрасно справляться с обязанностями хозяйки  Шампани. О. Авраменко Королевы не плачут.

Прекрати, Гастон! - рявкнул Эрнан. -  Тебя  же  по-хорошему  просят попридержать свой язык. Еще одно слово, и я надаю тебе по лбу.  Продолжай, Филипп. О. Авраменко. Королевы не плачут.

    - Неужели мы так кончим?  Я  не  хочу,  Клем.  Ну,  что  ты  молчишь? Пошевели мозгами! О. Акимочкина. Парк аттракционов.

В семантической структуре фразеологизмов, не направленных на прямой объект, на первый план выступают коннотативные семы, выражающие отношение говорящего к обозначаемой деятельности.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут иметь при себе косвенный объект, например:

Настя пронеслась через холл, успев на бегу бросить взгляд на  крыльцо и убедиться, что Чистяков добросовестно несет  вахту,  что-то  терпеливо объясняя только что подъехавшей очередной брачующейся паре и  их  сопровождающим. А. Маринина.   Смерть и немного любви.

Я готовлю для Эриксона индивидуальную преисподнюю, там  он  познает  такие муки при жизни, что после смерти, после медленной и мучительной смерти  ад ему раем покажется. Я предлагаю тебе участвовать в этом.  У  тебя  богатое воображение, так что, надеюсь, ты внесешь свою лепту в  наше  общее  дело, подашь мне идею еще нескольких, особо изощренных пыток. О. Авраменко. Путь к источнику.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности обозначают действия субъекта-лица, направленные на неодушевленный объект. В роли объекта деятельности может выступать конкретный предмет, вещество или отвлеченное понятие.

Фразеологизмы, объектом которых является конкретный предмет или вещество, обозначают, как правило,  трудовую или конкретную физическую деятельность, например:

На окружающих город шахтах патриоты не давали немцам выдать на-гора ни одной тоны угля, выводили из строя восстановленные клети и насосы, откачивающие воду… В. Попов. Сталь и шлак. (Фразеологизм со значением трудовой деятельности).

Оставшись одна, Анна дообеденное время употребила на то, чтобы присутствовать при  обеде сына (он обедал отдельно) и чтобы привести в порядок свои вещи, прочесть и ответить на записки и письма, которые у нее скопились на столе. Л. Толстой. Анна Каренина. (Фразеологизм со значением трудовой деятельности).

Когда он [Кузнецов – Ю.Ж.] двигатели еще сделает, когда доведет до ума? Литературная газета, №47, 1999. (Фразеологизм со значением трудовой деятельности)

- Так. – Она пожала плечами и сделала большой глоток кофе. А. Маринина. Мужские игры. (Фразеологизм, обозначающий физическую деятельность).

- Важно кушанье! – похвалил дядя Онуфрий, уписывая крошево за обе щеки. П. Мельников-Печерский. В лесах. (Фразеологизм, обозначающий физическую деятельность).

Некоторые фразеологизмы, обозначающие абстрактную деятельность, также могут быть направлены на конкретный объект, например:

Девушка не выходила у меня из головы. Мне захотелось ее снова увидеть, и я держал под прицелом улицу. Ф. Искандер. Созвездие Козлотура.

Пока герольды оглашали  имена  высоких  гостей  и  их  многочисленные титулы, Филипп, как и прочие зачинщики,  сидел  на  табурете  под  навесом возле входа в свой  шатер  и  внимательным  взглядом  обводил  близлежащие холмы, где на наспех сколоченных деревянных трибунах  расположилось  около двадцати тысяч зрителей. О. Авраменко. Маргарита Наваррская.

В приведенных примерах конкретные предметы являются объектами зрительного восприятия человека.

Фразеологизмы, направленные на отвлеченный объект, обозначают абстрактную деятельность. К ним относятся фразеологические единицы со значением речемыслительной деятельности или поведения, например:

Мария заставила себя лечь пораньше и выкинуть из головы все страхи и сомнения. В. Михальский. Весна в Карфагене. (Фразеологизм со значением речемыслительной деятельности).

Наш корреспондент решил приоткрыть завесу над тайной «невидимок» и встретился с лидером группы – Василием – в одном столичном клубе. Московский комсомолец, №48, 2001. (Фразеологизм со значением речемыслительной деятельности).

Иногда я начинаю храбриться и кричать: ведь могу же я за свой каторжный труд позволить себе эту роскошь, эту блажь! и мне ужасно хочется, чтоб мне поддакивали, но когда я слышу „конечно, это другое дело, об этом и речи нет", я начинаю злиться, ибо в этих фразах чувствую, что ко мне только снисходят. А. Чехов. Письмо Ал.П.Чехову. (Фразеологизм со значением поведения).

В роли объекта процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения может выступать как лицо, так и предмет, в зависимости от групповой семантики фразеологизма. Если фразеологическая единица обозначает отношения между лицами, то объектом является лицо. В том случае, если фразеологизм служит обозначением отношений между предметом и другими предметами, в качестве объекта выступает предмет.

- Я што-то не верю, - Семка кивнул на казенную бумагу. – По-моему, они вам втерли очки, эти ваши специалисты. В. Шукшин. Мастер.

Обсудить, надо сказать, есть что. Во-первых, заявление ставит крест на готовом проекте Союзного договора, позволяя каждой республике самой определить форму своего участия в Союзе. Комсомольская правда, № 32, 1991.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории состояния могут обозначать процессы, направленные на объект-лицо или на объект-предмет, например:

Чего трусите-то? Уж Анке что в голову войдет – колом не выбить. Н Телешева. Меж крутых берегов.

Смог ли фашизм пустить корни в обильно политую кровью горькую землю, опутать цепкой паутиной душу испанца. Ф. Бурлацкий. Испания: коррида и каудильо.

Невозможность сочетания с объектом, обозначающим лицо, отличает процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности от фразеологизмов состояния и отношения.

Объект фразеологизмов с субкатегориальным значением деятельности испытывает разнообразное воздействие со стороны субъекта-лица, который целенаправленно создает, изменяет, разрушает, использует объект или избавляется от него.

Так, фразеологизм вырвать с корнем служит обозначением деятельности, направленной на избавление от объекта:

Наследие гнусного старого режима мы вырвем с корнем. С. Сергеев-Ценский. Искать, всегда искать.

Фразеологические единицы пускать/пустить в ход, пускать/пустить в дело обозначают деятельность, направленную на использование объекта:

В морозильнике она обнаружила давно забытый пакет с мороженой клюквой. Отлично, и ее можно пустить в дело. А. Маринина. Смерть ради смерти.

Эта женщина никогда не делала вопросов прямых, а всегда пускала в ход улыбки, потирание рук, а потом. Если надо было что-нибудь узнать непременно и верно, то… начинала любопытнейшими и почти жадными вопросами о Париже. Ф. Достоевский. Преступление и наказание.

Фразеологизм стереть с лица земли обозначает целенаправленное разрушение объекта:

Собирались господа стереть Ленинград с лица земли, прорубили в смелых планах дорогу аж на Урал. И. Науменко. Грусть белых ночей.

Фразеологизм вбивать/вбить (осиновый) кол в могилу служит обозначением уничтожения объекта:

В могилу загнан миф о непобедимости немецкой армии. Красная Армия … вбила крепкий осиновый кол в могилу этого мифа. Н. Тихонов. Победа, какой еще не знал мир.

Фразеологические единицы добывать/добыть с боя, доставать/достать из-под земли служат обозначением деятельности, направленной на приобретение объекта:

Наша жизнь вся пропахла железом и хлебом, тяжким трудовым хлебом, который надо добывать с боя! Нам дороже всего хлеб. В. Астафьев. Последний поклон.

Фразеологизмы воплощать/воплотить в жизнь, выпускать/выпустить в свет, класть/положить начало и т. п. обозначают деятельность, направленную на создание объекта:

У мамы был непочатый запас энергии и жизненной силы. И всякую мечту она сейчас же стремилась воплотить в жизнь. В. Вересаев. В юные годы.

Он положил начало местному «музыкально-драматическому кружку» и сам принимал участие в спектаклях. А. Чехов. Учитель словесности.

Таким образом, объект процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности – это продукт деятельности. В отличие от него, объект фразеологизмов субкатегории отношения является членом отношения, ср.:

Правда, наука сделала великие успехи, но еще слишком мало имеет влияния на жизнь. Н. Чернышевский. Заметки о журналах. 

Объект фразеологизмов субкатегории состояния – это носитель какого-либо состояния, ср.:

- Спирт свалил их, непривычных к вину, с ног, и они заснули. И. Бунин. Крик.

Таким образом, характер объекта процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности является еще одним отличительным признаком этих единиц, позволяющим отграничить данные фразеологизмы от процессуальных фразеологических единиц двух других субкатегорий.

Активность субъекта определяет наличие в семантической структуре процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности сем: «осознанность», «целенаправленность», «волеизъявление». Наиболее яркому проявлению этих семантических признаков способствует употребление фразеологизма в форме повелительного наклонения, например:

Знай и заруби себе на носу, что человек живет мечтой и родится он для творчества. А. Гладков. Мятежная юность.

Фамусов: Эй, завяжи на память узелок: Просил я помолчать, не велика услуга. А. Грибоедов. Горе от ума.

А ну-ка, возьми себе на заметку: двадцать пятого октября на бюро райкома. Посмотрим, какие у тебя артистические данные! Ф. Абрамов. Две зимы и три лета.

- Загляните в завтра, ребята, - взволнованно говорил Рябинин. – Завтра мы, комса, будем хозяевами мира. Б. Горбатов. Мое поколение.

- Смотри, сынок, - говорил старый пескарь, умирая, - коли хочешь жизнью жуировать, так гляди в оба. М. Салтыков-Щедрин. Премудрый пескарь.

Так все равно с ним [Дудаевым] надо было работать: пригласить, поговорить, пообещать дать самые широкие полномочия. Командуй, мол, в своей республике, наводи порядок. Аргументы и факты, №20, 2000.

В приведенных примерах форма повелительного наклонения обозначает побуждение субъекта к совершению каких-либо волевых усилий, направленных на достижение определенной цели.

Семантическая структура процессуальных фразеологизмов субкатегории отношения также может содержать семы «волеизъявление», «целенаправленность», «осознанность», если субъектом фразеологизмов является лицо. Однако определяющим семантическим элементом, формирующим субкатегориальное значение отношения, служит сема «объект-лицо», которая отсутствует в структуре значения фразеологизмов деятельности, ср.:

У одной убили мужа, на руках осталось двое малолетних детей. У другой – на скамье подсудимых сын, которого она знает как доброго, ласкового, но вот он поднял руку на человека. Правда, №35, 1975. (Отношение).

Показания манекенщицы Оксаны Бойко, искренние и подробные,  не  могли ни в чем уличить Устинова. И даже ее рассказ о том, как и когда он  планировал прибрать издательство к рукам, оставался пустым сотрясением воздуха, потому что Устинов этого не подтверждал. А. Маринина. Стилист. (Деятельность).

Процессуальные фразеологизмы субкатегории состояния не содержат в структуре своего значения сем «осознанность», «целенаправленность», «волеизъявление», т. к. субъект этих единиц максимально пассивен.

Наблюдение за семантикой процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности показывает, что изменение субъектно-объектной характеристики процесса может стать основой для развития многозначности исследуемых единиц. Так, если субъектом действия у фразеологизма разрубать/разрубить узел является лицо, то реализуется значение фразеологизма, относящееся к субкатегории деятельности. В том случае, если в роли субъекта выступает предмет, фразеологическая единица становится обозначением состояния, ср.:

Подумал, - почему, собственно, не доказать бы и отцу, и всем прочим, что он может, способен разрубить такой сложный узел? И. Шамякин. Возьму твою боль. (Процессуальный фразеологизм субкатегории деятельности).

- Формообразующая роль среды! Минута, ради которой я собрал вас. Великая минута! Сейчас вы получите ответ, кому еще не ясно. Мать природа, она одним махом разрубает все узлы. В. Дудинцев. Белые одежды. (Процессуальный фразеологизм субкатегории состояния).

В зависимости от характера объекта многозначная фразеологическая единица может реализовать значение, относящееся к субкатегории деятельности, если объектом является предмет, или значение, принадлежащее субкатегории отношения, если в роли объекта выступает лицо, ср.:

Учителя на первых порах с надеждой и упованием прислушивались к этим утешительным речам, но потом вскоре убедились в их бесплодности, махнули на все рукой. В. Лидин. Тутовое дерево. (Процессуальный фразеологизм субкатегории деятельности).

Нам вообще свойственно видеть в человеке прежде всего доброе, а открыть его в том, на кого все махнули рукой, совсем заманчиво. А. Калинин. Лунные ночи. (Процессуальный фразеологизм субкатегории отношения).

Таким образом, многозначность процессуальных фразеологизмов может развиваться на основе изменения субкатегориальной принадлежности фразеологизма, которая зависит от субъектно-объектной характеристики процесса.

Необходимо отметить, что фразеологические словари (Фразеологический словарь русского языка, под ред. А.И. Молоткова, словарь «Фразеологизмы в русской речи», под ред. А.М. Мелерович и В.М. Мокиенко, Фразеологический словарь русского языка, под ред. А.И. Федорова) при выделении значений многозначных процессуальных фразеологизмов не учитывают различий в субъектно-объектной характеристике каждого значения. В результате происходит совмещение разных по субкатегориальной принадлежности значений в одном толковании.

Так, во Фразеологическом словаре русского языка под ред. А.И. Молоткова фразеологизм валить /свалить в (одну) кучу/в одно имеет следующую трактовку: «путать, смешивать без разбора кого-л. или что-л., несмотря на различия, разнородность и т. п.». Примеры, приведенные после толкования значения, иллюстрируют направленность процесса, обозначаемого фразеологизмом, на объект-лицо и на объект-предмет:

Эта кличка («нигилизм») …дала возможность людям толпы сваливать в одну кучу все лично для них неприятное. М. Салтыков-Щедрин. Круглый год.

- О каждом человеке нужно иметь свое мнение, необходимо видеть его не в общей массе…, нельзя валить всех в одну кучу. С. Бабаевский. Свет над землей.

В первом примере употребление фразеологизма отражает его принадлежность к субкатегории деятельности, во втором – к субкатегории отношения, т. е. иллюстрируются два разных значения многозначной фразеологической единицы.

В этом же словаре дается трактовка нескольких значений фразеологизма играть роль. Первое значение определяется следующим образом: «иметь то или иное значение». Примеры употреблений, приводимые далее, иллюстрируют разные по субкатегориальной принадлежности значения:

По данным Чека, он [предатель – Ю.Ж.] играл немалую роль в белом заговоре. Н. Островский. Как закалялась сталь.

Как бы ни зависели слова от музыки, их качество играет и свою самостоятельную роль. И чем выше это качество, тем лучше для песни. М. Исаковский. О советской массовой песне.

В первом примере реализуется значение, относящееся к субкатегории деятельности – «совершать деятельность, обусловленную определенными обстоятельствами; исполнять свою миссию, предназначение»; во втором примере иллюстрируется значение, принадлежащее к субкатегории состояния -  «иметь какое-л. значение».

В словаре «Фразеологизмы в русской речи» под ред. А.М. Мелерович, В. М. Мокиенко приводится следующее толкование первого значения многозначного фразеологизма отдавать/отдать дань: « кому-, чему-. Оценивать в полной мере, по заслугам, по достоинству кого-, что-л.». Далее приводятся примеры, иллюстрирующие возможность фразеологизма сочетаться с объектом-лицом и с объектом-предметом, т. е. разные по субкатегориальной принадлежности значения.

Таким образом, при выделении разных значений многозначного процессуального фразеологизма необходим анализ субъектно-объектной характеристики процесса, который позволяет определить принадлежность каждого значения к одной из трех семантических субкатегорий.

2.3. Семантические группы и подгруппы процессуальных фразеологиззмов субкатегории деятельности

В современной фразеологии существуют разные семантические классификации процессуальных фразеологизмов со значением деятельности

А.М. Чепасова разделяет все процессуальные фразеологизмы на две субкатегории: субъектные и объектные. Субъектные делятся на два разряда, обозначающие деятельность и состояние. В  свою очередь фразеологизмы со значением деятельности делятся на несколько семантических групп - единицы, обозначающие 1) мыслительную деятельность (браться/взяться за ум), 2) движение (показать пятки), 3) поступки, поведение (вставать/встать  на дыбы), 4) речевую деятельность (брать/взять слово), 5) безделие (палец о палец не ударить).

Объектные фразеологизмы образуют несколько групп: группы 1) со значением отрицательного или положительного воздействия (брать/взять в оборот кого-л.), 2) со значением активной социальной деятельности, осуществляемой по отношению к другому лицу (развязывать/развязать руки кому-л.), 3) со значением мыслительной деятельности (решать вопрос о ком-, чем-л.), 4) со значением речевой деятельности (вести переговоры с кем-л.) [Чепасова 1983:35-36].

На наш взгляд, данная классификация имеет некоторые недостатки.

Во-первых, процессуальные фразеологизмы со значением деятельности представлены как отдельные семантические группы, не объединенные в одну субкатегорию деятельности.

Во-вторых, вторая группа объектных фразеологизмов состоит из единиц, обозначающие отношение между предметами, но не деятельность, как указано в названии.

В-третьих, внутри семантических субкатегорий объектных и субъектных фразеологизмов обнаруживаются повторяющиеся семантические подгруппы (процессуальные фразеологизмы, обозначающие мыслительную деятельность, речевую деятельность).

В.А. Лебединская внутри процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности выделяет следующие семантические группы:

1) фразеологизмы, обозначающие социальную деятельность человека (бежать впереди прогресса);

2) фразеологизмы, обозначающие военную деятельность человека (брать в клещи);

3) фразеологизмы со значением мыслительной деятельности человека (шевелить мозгами);

4) фразеологические единицы, обозначающие коммуникативно-речевую деятельность человека (напеть в уши);

5) фразеологизмы, обозначающие поступки, поведение человека (гнуть свое);

6) фразеологические единицы со значением перемещения в пространстве (делать шаг);

7) фразеологизмы, обозначающие игровую деятельность человека (ставить на кон)  [Лебединская, Усачева 1999:98].

С нашей точки зрения, в эту классификацию можно внести некоторые коррективы.

Во-первых, группы со значением мыслительной и коммуникативно-речевой деятельности следует рассматривать как подгруппы внутри одной группы со значением речемыслительной деятельности.

Во-вторых, фразеологические единицы, обозначающие игровую и военную деятельность правильнее представить в виде подгрупп внутри группы со значением социальной деятельности.

Н.Б. Усачева, классифицируя процессуальные фразеологизмы с компонентом иметь, выделяет 5 групп внутри семантической субкатегории деятельности:

1) фразеологические единицы, обозначающие мыслительно-речевую деятельность (иметь решение);

2) фразеологизмы со значением финансово-экономической деятельности (иметь долг);

3) фразеологизмы, обозначающие поведение человека (иметь амбиции);

4) фразеологизмы, обозначающие способность субъекта-лица к произведению какой-либо деятельности (иметь подготовку);

5) фразеологизмы, связанные с учебной деятельностью человека (иметь задание) [Лебединская, Усачева 1999: 131-133].

А.Д. Коваль, исследуя процессуальные фразеологизмы модели аналога словосочетания, предлагает свою классификацию фразеологических единиц субкатегории деятельности. Эти фразеологизмы лингвист объединяет в 3 семантические группы:

1) фразеологические единицы, обозначающие мыслительную деятельность лица (ломать/сломать голову);

2) фразеологизмы, передающие психофизическое состояние лица через коммуникативно-речевую деятельность человека (давать волю языку);

3) фразеологические единицы, передающие психофизическое состояние лица через поступки, поведение человека (держать себя) [Коваль 2000: 16-17].

На наш взгляд, названия второй и третьей групп сформулированы некорректно, т. к. указывают на совмещение двух разных субкатегориальных значений – деятельности и состояния.

Исследование семантической структуры процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности позволяет сделать вывод о том,  что все анализируемые фразеологические единицы можно разделить на два больших типа: фразеологизмы, обозначающие абстрактную деятельность (брать/взять в толк, вести себя), и фразеологические единицы со значением конкретной деятельности (делать/сделать дело, зарабатывать/заработать (свой) хлеб).

Абстрактная (или духовная) деятельность подразумевает «процесс целенаправленного систематизированного отражения действительности».  Конкретная (или практическая) деятельность представляет собой «преобразование природы и всей предметной и социальной среды, в которой протекает жизнедеятельность человека» [Буева 1978:82].

В семантике процессуальных фразеологизмов, обозначающих абстрактную деятельность, отражена сфера духовной жизни человека. Значение фразеологизмов конкретной деятельности не отражает связь обозначаемых действий со сферой сознания, с системой нравственных ценностей человека.

Представление о количественном составе этих типов процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности дает следующая таблица:

Типы фразеологизмов

Примеры

Количество

%

Фразеологизмы со значением абстрактной деятельности

Брать/взять в толк, городить чепуху, вламываться/вломиться в амбицию

1278

67,4

Фразеологизмы со значением конкретной деятельности

зарабатывать/заработать (свой) хлеб, уносить ноги, строить рожу

611

32,4

Всего

1889

100

Количество фразеологических единиц, служащих обозначением абстрактной деятельности, почти в 2 раза превышает количественный объем фразеологизмов со значением конкретной деятельности.

Преобладание фразеологизмов, обозначающих абстрактную деятельность, вероятно, можно объяснить тем, что фразеологизмы, являясь фактом вторичной номинации, как правило, служат выражением отвлеченных процессов, более сложных по своей сути, чем конкретные действия.

Представляется возможным внутри каждого из рассматриваемых типов процессуальных фразеологизмов субкатегории деятельности выделить несколько семантических групп на основе общих групповых сем в структуре значения фразеологизмов. Каждая групповая сема содержит информацию об определенном виде деятельности, существующем в реальной действительности.

2.3.1. Процессуальные фразеологизмы, обозначающие абстрактную деятельность

К типу «абстрактная деятельность» относятся процессуальные фразеологизмы, которые обозначают процессы, происходящие в сфере сознания человека (доходить/дойти своей головой, приводить /привести к общему знаменателю, держать в голове, раскидывать/раскинуть умом), относящиеся к сфере общения, коммуникации (вести речь, брать/взять слово, болтать языком, травить баланду), а также разнообразные поведенческие действия человека (заложить душу дьяволу, нести (свой) крест, искать топор под лавкой, играть ва-банк).

Исследуемые фразеологизмы имеют более обобщенное значение по сравнению с фразеологическими единицами, относящимися к типу «конкретная деятельность». Как правило, фразеологизмы со значением отвлеченной деятельности сочетаются с абстрактным объектом, например:

А все-таки статья славная – когда ты будешь писать Дружинину, передай ему мое искреннее спасибо. Многое из того, что он говорит, нужно нынешним литераторам мотать на ус. И. Тургенев. Письмо В. П. Боткину.

Денис, ободренный относительным успехом сегодняшнего поиска, решил не откладывать дела в долгий ящик и сразу же попытать счастья на большой столбовой дороге. Н. Задонский. Денис Давыдов.

Тогда он [Горький – Ю.Ж.] вернулся из эмиграции на родину, в Россию, в Советский Союз. И этим поставил точку над всеми своими исканиями и раздумьями. К. Паустовский. Поток жизни.

Процессуальные фразеологизмы, обозначающие абстрактную деятельность, могут быть разделены на две группы:

  1.  фразеологизмы, обозначающие речемыслительную деятельность;
  2.  фразеологизмы со значением поведения как деятельности.

Данные о продуктивности каждой группы представлены в следующей таблице:

Группа

Примеры

Количество

%

Речемыслительная деятельность

делать/сделать вывод, иметь в виду, вести речь

665

52

Поведение как деятельность

вести себя, валять дурака, давать/дать себе волю

613

48

Всего

1278

100

Процессуальные фразеологизмы, обозначающие речемыслительную деятельность, преобладают. Внутри этой группы можно выделить две подгруппы, объединяющие фразеологизмы на основе более конкретных семантических признаков: фразеологизмы, обозначающие мыслительную деятельность, и фразеологические единицы, обозначающие речевую деятельность.

2.3.1.1.Фразеологизмы, обозначающие речемыслительную деятельность

Фразеологизмы со значением речемыслительной деятельности образуют самую большую семантическую группу – 665 (35,2% от общего числа) единиц: брать/взять в толк, вбивать/вбить (себе) в (свою) голову, держать в уме, делать/сделать вывод, иметь понятие, брать/взять слово, вести речь, держать речь, делать/сделать выписку и т. п.

Внутри группы фразеологических единиц, обозначающих речемыслительную деятельность, выделяются две подгруппы:

  1.  фразеологизмы, обозначающие мыслительную деятельность (брать/взять в толк, делать/сделать вывод, забирать/забрать (себе) в голову, приходить/прийти к пониманию);
  2.  фразеологизмы со значением речевой деятельности (брать/взять слово, бросаться словами, вести речь, держать речь).

Подгруппа, обозначающая мыслительную деятельность, включает большее количество фразеологических единиц – 448 (68,3%) фразеологизмов.

«Мышление – процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением действительности» [Петровский, Ярошевский 1990:223].

Процесс мышления – высшая форма человеческой деятельности. Именно способность к мышлению является одним из неотъемлемых свойств человека, позволяющих отделить его от остальных живых существ. Любая деятельность человека начинается как мыслительный процесс, первоначально существуя в виде ментального образа.

Преобладание среди процессуальных фразеологизмов исследуемой субкатегории фразеологических единиц со значением мыслительной деятельности отражает приоритетное значение мыслительных процессов в жизни человека.

Поскольку «…мышление – это анализ, синтез, обобщение условий и требований решаемой задачи и способов ее решения» [Петровский 1985:266], постольку процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности создают языковую картину, репрезентирующую типы, способы мыслительной деятельности и многообразные умственные операции, которые порождают мышление.

Процессуальные фразеологизмы субкатегории деятельности могут обозначать общие логические понятия мыслительной деятельности, например: делать/сделать вывод («понимать, осознавать»), ломать голову («напряженно, усиленно думать»), думать и (да) гадать («размышлять»), иметь представление («представлять, мысленно производить»), иметь понятие («знать что-л., как-либо усвоить знания о чем-л.»), отдавать/отдать себе отчет («понимать, осознавать») и т. п.:

Недостаточно подготовленный и сведущий для решения тех вопросов, в которых сам признал себя компетентным, делают вывод историки, он «с присущей ему самонадеянностью» решал их кратко, губительно и бесповоротно. Наука и жизнь,  №3, 2002.

Музыка истории, такая всесильная музыка. Думал я и гадал, когда же гении подают знак, что они – гении. В. Летов. «Анастасия – вальс».

В холле дома отдыха дежурная передала мне телеграмму, в которой было написано: "Выезжаю, поезд такой-то, вагон такой-то, встречай, скоро будем вместе". Нечего было долго ломать голову - телеграмма от Ники.  Вернее,  от Веры. В. Аксенов. Сборник.

Продавцом, сказал я, быть в наше время трудно без знания бухгалтерии, вы имеете хоть какое-то представление об этой науке? А. Ким. Белка.

Маргарита  и  Филипп  разразились  громким  хохотом;  вскоре  к   ним присоединился и Тибальд. А  Бланка,  помимо  своей  воли,  улыбалась.  Она отдавала себе отчет в том, что грех смеяться над чужим  горем,  однако  не могла сдержать улыбки. О. Авраменко. Королевы не плачут.

Фразеологизмы анализируемой подгруппы могут обозначать более конкретные, узкие, специальные операции интеллектуального, познавательного процесса, например: приходить/прийти к выводу, приходить/прийти к умозаключению («заключить, подытожить»), делать/сделать из мухи слона («придавать чему-л. незначительному, ничтожному большое значение»), разбирать/разобрать по косточкам (изучать, рассматривать подробно что-л., не пропуская, подмечая все детали, мелочи»):

Перестань дурить, любезная Соня, успокойся и не делай из мухи слона. Не стыдно ли принимать к сердцу самые обыкновенные неудачи. Т. Кузминская. Моя жизнь дома и в Ясной поляне.

Мы поставили себе твердым правилом не интересоваться прошлым наших ребят. С точки зрения так называемой педагогики это абсурд: нужно, якобы, обязательно разобрать по косточкам все похождения мальчика, выявить и назвать все его преступные наклонности, добраться до отца с матерью, короче говоря, вывернуть наизнанку всю ту яму, в которой копошился и погибал ребенок. А. Макаренко. Педагогическая поэма.

Фразеологизмы подгруппы «мыслительная деятельность» могут быть направлены на объект (брать/взять в рассуждение что-л., раскладывать/разложить по полочкам что-л., обращать/обратить внимание на что-л.) или не иметь объектной направленности (изобретать/ изобрести велосипед, открывать/открыть Америку, грызть гранит науки, набираться/набраться ума).

В роли объекта фразеологизмов анализируемой подгруппы чаще всего выступают отвлеченные существительные. Они могут обозначать философские понятия (идея, красота, проблема, общность), речемыслительные процессы (мысль, вывод, загадка, познание, речь), например:

Одаренный редкими способностями, на лету схватывал он познания и в 16 лет был таким начетчиком, что старообрядцы только дивились. П. Мельников-Печерский. Очерки поповщины.

Вы не бросили на счеты главное – духовное родство, общность интересов, красоту и обаяние жены. В. Круговов. Последнее построение.

Отвлеченный характер объекта подчеркивает абстрактность значений исследуемых фразеологизмов.

Значение безобъектных фразеологизмов характеризуется большей абстрактностью, обобщенностью, например: раскидывать/раскинуть умом («обдумывать, мысленно рассчитывать, прикидывать»), собираться/собраться с мыслями («сосредоточиться на чем-л., пытаться обдумать, решить что-л.»), пошевелить мозгами («начать соображать, думать, размышлять») и другие, ср.:

Где-то с минуту они оба молчали. Матильда  собиралась  с  мыслями,  а Габриель  не  сводил  с  нее  исполненного   нежности   взгляда.   Немного успокоившись, она решительно покачала головой. О.Авраменко. Королевы не плачут.

- Неужели мы так кончим?  Я  не  хочу,  Клем.  Ну,  что  ты  молчишь? Пошевели мозгами! О. Акимочкина. Парк аттракционов.

Внутри подгруппы «мыслительная деятельность» фразеологизмы могут вступать между собой в синонимические отношения, образуя ряды  синонимов, например: вбивать/вбить в голову, брать/взять в голову, забирать/забрать (себе) в (свою) голову – «укрепляться в каком-либо мнении, убеждении, намерении, упрямо держаться его»; держать в голове, держать в уме, держать в памяти, хранить в памяти – «постоянно помнить, думать о чем-либо»; приходить/прийти к выводу, приходить/прийти к мысли, приходить/прийти к умозаключению, делать/сделать вывод – «путем обдумывания заключить что-либо»; доходить/дойти до сути, приходить/прийти к пониманию – «путем обдумывания найти верную мысль»; вдаваться в подробности, вдаваться в детали, влезать в мелочи, разбирать/разобрать по косточкам – «изучать, рассматривать что-либо, не пропуская, подмечая все детали, мелочи» и другие, ср.:

[Новый сотрудник – Ю.Ж.] дотошен, охотно влезает во всякие мелочи, особенно агрономические. Литературная газета, №47, 1988.

Венецианскую жизнь они [моряки – Ю.Ж.] разбирают по косточкам, анализируют, как опытные хирурги, и приходят к выводу, что город прекрасный, что жизнь на наши деньги чрезвычайно дешевая, а на итальянские как раз хватит, чтобы не спеша умереть. К. Паустовский. Приазовье.

Ученый не вдавался в детали, только отметил, что наряду с неоспоримыми достоинствами (простота конструкции, низкий расход топлива, большой ресурс) эти движки ведут себя весьма капризно в некоторых погодных условиях. Литературная газета, №13, 2000.

В составе исследуемой подгруппы фразеологизмы могут вступать в антонимические отношения, образуя антонимические пары, например: обращать/обратить внимание («замечать, отмечать что-либо») – упускать/упустить из вида/виду («не принимать во внимание, не учитывать что-либо»); держать в памяти, хранить в памяти («постоянно помнить о чем-либо») - выбрасывать/выбросить из головы, вычеркивать/вычеркнуть из памяти («избавляться от навязчивого воспоминания о чем-либо»), ср.:

Не все соотечественники хранили в памяти обожженные порохом черные дни войны – работали, растили детей, смеялись, ссорились, поглощенные суетой вернувшихся мирных будней. О. Сапрунов. Без войны.

- Простите, что я вспоминаю. Эти годы нужно вычеркнуть из памяти. В. Гаршин. Надежда Николаевна.

Подгруппа фразеологизмов со значением речевой деятельности насчитывает 217 (33, 7%) фразеологических единиц (вести речь, брать/взять слово, бросать/бросить слова на ветер, делать/сделать доклад, делать/сделать надпись, держать речь, чесать языком и др.).

Фразеологизмы речевой деятельности могут обозначать устную и письменную речь: вести речь, брать/взять слово, держать речь, вворачивать/ввернуть слово, нести чепуху/ахинею/вздор/чушь (устная речь); делать/сделать надпись, делать/сделать запись, ставить/поставить подпись (письменная речь).

Фразеологизмы речевой деятельности могут быть объектными (молоть языком что-л., трещать языком о чем-л., чесать язык о чем-л., нести галиматью о чем-л., понести муть о чем-либо, делать/сделать заявление о чем-л.) и безобъектными (давать/дать волю языку, взвешивать каждое слово, перескакивать с одного на другое).

Объектные фразеологизмы обозначают речевую деятельность, которая имеет какую-либо тему обсуждения, ср.:

Он [москвич – Ю.Ж.] и  сейчас был почти piastered, когда молол своим могучим, но не очень  послушным  языком  какой-то  вздор  о  правительственном оздоровительном  центре,  где  он  плавает  ежедневно  с  самим Рублискаускасом и прыгает с трамплина в  воду  вслед  за  самим Пельмешко... В. Аксенов. Сборник.  

Завел похвальную речь о Рэе Бредбери,  о Станиславе Лемме… Потом понес какую-то муть насчет того, что в фантастике должны действовать самые обыкновенные люди и что вякая хорошая фантастика в какой-то мере всегда автобиографична. В. Шефнер. Лачуга должника.

Убийца немедленно отправился в милицию делать заявление о пропаже супруги. Н.Фадеев. Милицейские байки.

[Рудаков:] И рекомендую не бросаться словами относительно планирования. Н. Погодин. Поэма о топоре.

В роли объекта исследуемых фразеологизмов выступает, как правило, отвлеченное существительное.

Безобъектные фразеологизмы характеризуются более обобщенным значением, они обозначают речевую деятельность вне темы обсуждения, ср.:

Тут Верстак толкнул локтем рассказчика, давая ему знать, вероятно, чтоб он не слишком давал волю языку при постороннем. Д. Григорович. Переселенцы.

Но, говоря, взвешивай каждое слово, если не хочешь не только неизбежной, но и мучительной смерти. М.Булгаков. Мастер и Маргарита.

Диктатура слово большое, жесткое, кровавое, слово, выражающее беспощадную борьбу не на жизнь, а на смерть двух классов. Двух миров, двух всемирно-исторических эпох. Таких слов на ветер бросать нельзя. В. Ленин, т. 40, с. 132.

В значении безобъектных фразеологизмов на первый план выступает оценка речевой деятельности.

Фразеологизмы речевой деятельности могут вступать друг с другом в синонимические и антонимические отношения.

Представляется возможным выделить несколько синонимических рядов фразеологизмов исследуемой подгруппы. Наибольшим по количеству членов является ряд синонимов, объединенных общим значением – «говорить, писать и т. п. впустую, заниматься пустыми разговорами, болтать»: трепать языком, трепать язык, чесать языком, чесать зубы, точить лясы, бросать слова на ветер, бросать слова, колебать воздух, болтать языком, бить язык, переливать из пустого в порожнее, толочь воду в ступе и другие, ср.:

- Языка моего не поймете, совета моего не послушаете, жизни своей  не будете в состоянии изменить, зачем же попусту бросать  слова, которые  не принесут никому пользы. И. Крашевский. Гетманские грехи.

Нет, вы только поглядите, какая защитница  нашлась!  -  с  издевкой произнесла Маргарита. - Так что же ты  здесь  сидишь  и  попусту  треплешь языком? О. Авраменко. Маргарита Наваррская.

Из слабого пола - только русские бабы да хохлушки привыкли дома  работать,  а тут делать нечего, вот они целыми днями вяжут да языками чешут. В. Владимиров.  Колония.

Среди фразеологических единиц анализируемой подгруппы можно выделить ряд синонимов, имеющих общее значение «воздержание от речевой деятельности»: закусывать/закусить губу/губы, держать язык за зубами, держать язык на привязи, прикусывать/прикусить язык/язычок, придерживать/придержать язык, сдерживать/сдержать язык и т. п.:

Я решительно не хочу выносить сору из Михайловской избы – и ты, душа моя, держи язык на привязи. А. Пушкин. Письмо Л.С. Пушкину. 1-10 ноября. 1824.

Правда, весь  этот  план мог рассыпаться как карточный домик, если старушка соседка  окажется  уж слишком добросовестным помощником и будет держать язык за зубами. А. Маринина. Игра на чужом поле.

Дездемонов придержал язык, но язык не слушался и продолжал:

    — Я слышал, что ее —ство разыгрывают в лотерею карету... Билетик, ваше —ство... Кгм... ваше —ство...

    А. Чехов. Депутат, или повесть о том, как у Дездемонова 25 руб. пропало.

- Это мне-то... - с неожиданным пылом начал было  Эрнан,  но  тут  же прикусил свой язык. - Мне-то как раз и не положено этого понимать. Ведь  я дал обет целомудрия. О. Авраменко. Королевы не плачут.

- У меня в Ленинграде…человек…жена…может быть, она уже умерла. – Я закусил губы. Мне было трудно говорить. А. Чаковский. Это было в Ленинграде.

В подгруппе «речевая деятельность» можно выделить следующие антонимические пары: держать язык за зубами («воздерживаться от речи») – распускать/распустить язык («позволять себе говорить лишнее»), бросать слова на ветер («произносить, говорить что-л. впустую») – выбирать слова, взвешивать каждое слово («говорить, тщательно обдумывая свое высказывание»), жевать мочалку, тянуть канитель, тянуть кота за хвост («нудно и бестолково говорить, писать и т. п. об одном и том же») – заливаться/залиться соловьем («говорить с увлечением, красноречиво»), ср.:

Говорил он [председатель – Ю.Ж.] медленно, делая значительные паузы. Все слушали, знали, что бросать слова на ветер – не в его характере. Советская Россия, №32, 2000.

Мы привыкли к тому, что римский прокуратор выбирает слова, прежде чем что-нибудь сказать. М. Булгаков. Мастер и Маргарита.

- Да ты что – мочалку жуешь? – багровея закричал Волошин. – Говори толком. М. Бубеннов. Белая береза.

- Теперь Девяткин зальется соловьем, - засмеялся Степа. – Мать родную продаст, другом-приятелем прикинется. А. Мусатов. Стожары.

Наличие синонимических и антонимических отношений в подгруппах «мыслительная деятельность»  и «речевая деятельность» свидетельствует о системном характере этих семантических объединений.

2.3.1.2. Фразеологизмы, обозначающие поведение

Семантическая группа, обозначающая поведение человека, включает 613 (32,4%) фразеологизмов: брать/взять на себя, брать/взять быка за рога, вести себя, вести образ жизни, держать себя, делать/сделать хорошую мину при плохой игре, делать/сделать поступок, допускать/допустить промах, играть роль, искать вчерашний день, показывать/показать вид, строить из себя, ходить гоголем, чистить перышки и т. п.:

В этом смысле даже Белинский допустил ошибку, наставляя Гоголя на путь истины и упрашивая его вернуться к прежней художественной работе. М. Зощенко. Возвращенная молодость.

Фомич ликовал: только теперь он понял, что там, в конторе, дали промашку – распорядились причалить плоты возле клубного крутояра. Б. Можаев. Живой.

Ему приходилось гулять одному, без пары. Он чуть не плакал, но... нужно было покориться судьбе. А тут еще каждое утро прибегал Бугров и, шипя, сообщал никому не нужный бюллетень о здоровье маленького отца Петра. А. Чехов. Живой товар.

Хватит. Хорошо еще, что институт закончил,  пока  валял  дурака,  у других хуже бывает. Он верил, что начнет теперь жить крупно - самое время, весна: начало всех начал. Отныне берем  все  в  свои  руки,  хватит. В. Шукшин.  Рассказы.

Фразеологизмы исследуемой группы могут обозначать поведение человека в разных ситуациях (бытовой, официальной, профессиональной и т. п.). Поведение может определяться социальной ролью человека, его возрастными особенностями, характером.

Как правило, анализируемые фразеологические единицы содержат в семантической структуре оценочные семы, выражающие негативную или позитивную оценку поведения человека.

Так, фразеологизмы делать/сделать зло, идти против совести, совершать/совершить преступление, брать/взять грех на душу, загубить (свою) душу и т. п. обозначают негативное поведение человека, которое не соответствует нормам морали:

Среди  Властелинов  выражение  "залезть  в  душу"   употребляется   не   в переносном, а в самом прямом смысле; сделать это сознательно -  все  равно что совершить преступление, и, прежде всего - против себя. О. Авраменко. Жертвы источника.

Если бы так, сынок. Беда-то вся в том, что успокоения это не приносит. Берут грех на душу, страшный грех, а легче не становится. И понимают они, что все напрасно было, а поправить уже  ничего  нельзя. А. Маринина.    Стилист.

Вот тот, что мордастый в кумачовой рубахе, атаман ихний, подходит к бабе и говорит:

    — Ну, жена, только даром душу загубили. Нынче, — говорит, — в обед мы человека убили. Убить-то убили, а денег ни гроша не нашли. А.Чехов. Происшествие.

Фразеологизмы делать/сделать доброе дело, выполнять/выполнить (свой) долг, приносить/принести в жертву, брать/взять быка за рога, брать/взять на себя ответственность, совершать/совершить подвиг и т. п. содержат в значении позитивную оценку поведения человека:

И в жизни Чехова было все, все было пережито им — и большое, и ничтожное. И если полноте переживаний часто мешали его осторожность и как бы боязнь взять на себя всю ответственность, то причиной этого был талант, который требовал от него большой службы и ревновал его к жизни. И. Потапенко. Несколько лет с А.П. Чеховым.

Разумеется, в отделе автомобильных ссуд банка "Перпечьюэл"  сидела  другая  Кимберли Палмер, если так можно сказать о вечно жующей халде из Западной Вирджинии, однако банк-конкурент почти немедленно  пригласил  к себе местную знаменитость, что выполнила свой долг американской христианки в столь далекой и опасной  стране,  и  этим  привлек новых  клиентов  к  своим  источникам  финансирования. В. Аксенов. Сборник.

    - Наш Симон разгулялся вовсю, - заметил он. - Но, надеюсь, хоть  одно доброе дело он сделает... вернее, не дело, а будущего графа де Монтальбан. И у меня появится еще один племянник - сын мужа моей сестры. О. Авраменко. Королевы не плачут.

Такие фразеологизмы, как вести образ жизни, вступать/вступить на путь, держать себя в зависимости от контекста могут содержать в семантической структуре семы, выражающие позитивную или негативную оценку поведения, ср.:

- Я не только с одним этим делом пришел к вам -  я  долго  молчал,  я долго ждал, совесть моя не чиста. Кто же вам скажет правду, если не я, ваш духовный руководитель? Вы ведете плохой образ жизни,  я вынужден  повторить вам те же слова, которыми когда-то Станислав попрекал Щедрого,  вы  ведете гадкий  образ  жизни.  И. Крашевский. Король холопов.

Зарубежные деловые связи по линии семьи мужа в сочетании с фамильными драгоценностями рода Берсеневых позволили Тамиле Бартош вести достаточно приятный и необременительный образ  жизни,  блистая  на приемах и деловых обедах, сопровождая мужа в поездках  сначала  якобы  к живущим за границей родственникам, а потом - по вполне  легальным  делам бизнеса. А. Маринина.  Смерть и немного любви.

В первом примере фразеологизм распространяется прилагательным гадкий, которое выражает негативную оценку поведения человека. Во втором примере семантика прилагательных приятный и необременительный указывает на позитивную оценку поведения.

Базовым в группе фразеологических единиц со значением поведения является фразеологизм вести себя, который выражает наиболее общее представление о поведении человека. Исследуемый фразеологизм может называть широкий круг разнообразных поведенческих действий. Конкретизирующую роль в каждом случае выполняет семантика контекста, ср.:

Сергей ударил меня ногой под столом.  Я несколько опешил: что тут будешь делать,  если человек начинает себя вести таким естественным  образом? В. Аксенов. Сборник. Она бывает у него каждый день, картина продвигается быстро… Как она себя ведет? Скромно, с достоинством. Всегда молчит. В. Гаршин. Надежда Николаевна. (В этих примерах фразеологизм обозначает поведение человека в конкретной бытовой ситуации).

- Почему, Катя? Пожалуйста, не заставляйте меня  вытаскивать  из  вас ответы клещами. Совершено преступление, я собираю необходимую для  раскрытия информацию, а вы ведете себя как ребенок. А. Маринина.   Смерть и немного любви. (Фразеологизм обозначает поведение человека в официальной обстановке)

  За все это время его так никто и не узнал потому  что  он  вел себя как самый обычный гражданин, и никто не обратил на  него  ни малейшего внимания. А. Азимов. Основание. (Фразеологизм обозначает поведение человека как гражданина общества в целом ряде ситуаций).

Печорину – 25, Грушницкому – всего 21 год, но ведут они себя как люди серьезного возраста, решительно ни под чьей опекой не состоящие. Октябрь, №7, 2000. (Фразеологизм служит обозначением поведения, определяемого возрастными особенностями человека).

Лектор так себя вести не имеет права, ибо завтра аудитория его слушать уже не будет. Наука и жизнь, №8, 1999. (Фразеологизм обозначает поведение человека, определяемое особенностями его профессии).

Фразеологизмы группы «поведение» могут быть объектными (держать на высоте что-л., глядеть в глаза чему-л., идти в ногу с чем-л.) и безобъектными (брать/взять быка за рога, беречь свою шкуру, носить воду решетом).

В качестве объекта фразеологизмов исследуемой группы чаще всего выступают отвлеченные существительные, обозначающие философс