79334

ФОРМИРОВАНИЕ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ПОЗИЦИИ КУРСАНТОВ ВУЗОВ МВД РОССИИ СРЕДСТВАМИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Диссертация

Педагогика и дидактика

Цель исследования: выявить и обосновать социально-педагогические условия, способствующие эффективному формированию антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

Русский

2015-02-11

1.48 MB

6 чел.

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

«КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВ»

На правах рукописи

РЫБАЛКИН ДМИТРИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ

ФОРМИРОВАНИЕ АНТИКОРРУПЦИОННОЙ ПОЗИЦИИ КУРСАНТОВ ВУЗОВ  МВД  РОССИИ  СРЕДСТВАМИ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

13.00.05 - теория, методика и организация социально-культурной деятельности

Диссертация

на соискание ученой степени

кандидата педагогических наук

Научный руководитель:

доктор педагогических наук, профессор

Терехов П.П.

Казань - 2014


СОДЕРЖАНИЕ

Введение……………………………………………………..................................4

Глава I. Формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России как педагогическая проблема…………………………..………………17

1.1 Состояние разработанности проблемы формирования антикоррупционной позиции личности в психолого-педагогической литературе………………………………………………………………………..17

1.2 Содержание и структура антикоррупционной позиции личности…………………………………………………………………….……39

1.3 Сравнительный анализ формирования антикоррупционной позиции представителей закона в США, Европе и России …………………………….57

1.4 Педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России ……...........................71

Выводы по первой главе………………………………………………….89

Глава II. Социально-педагогические условия формирования  антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности ……...……………………...…………...92

2.1 Организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских…………………………………………………………...92

2.2 Использование технологии социокультурного проектирования антикоррупционной позиции курсантов ………………………..………..…..107

2.3 Разработка и реализация авторских программ антикоррупционного воспитания курсантов вузов МВД России в процессе социально-культурной деятельности……………………………………………………………………124

2.4 Результаты экспериментальной работы по формированию  антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности ……………..……………………….…136

Выводы по второй главе.……………………………………………..…149

Заключение ……………………………………………………………………151

Библиография …….………………………………………………………..….154

Приложения …………………………………………………………………...177


Введение

Проблема коррупции чрезвычайно актуальна в современном российском обществе, о чем свидетельствуют многочисленные публикации в научной литературе и периодической печати, выступления представителей общественности, обсуждения в СМИ и т.д. Социально-экономические преобразования 90-х годов прошлого столетия, которые привели к крупным социальным потрясениям, способствовали тому, что в современной российской действительности коррупция стала одной из ключевых характеристик социальных отношений.

В мировом рейтинге коррупции Россия занимает 154 позицию из 178 возможных, соседствуя с такими государствами, как Кения, Конго, Новая Гвинея и Папуа, причем в этом рейтинге еще в 2000 г. она находилась на 82 месте, за истекшее десятилетие вдвое ухудшив свои позиции. Негативная динамика наблюдается и по другим параметрам [61, с. 8].

Данная проблема не обошла стороной и сотрудников правоохранительных органов России. По исследованиям ученых на одну тысячу сотрудников милиции приходится один преступивший закон, из-за противоправной деятельности которого положительный образ сотрудников милиции в глазах населения России снижается [42, с. 64].

Многообразие причин возникновения и распространения коррупции в правоохранительных органах, а также необходимость разработки эффективных мер ее профилактики, актуализирует  вопрос о профессиональной воспитательной работе с сотрудниками полиции.

В соответствии с приказами МВД России от 11 февраля 2010 г. № 80, от 01 февраля 2007 г. № 120, первостепенной задачей Министерства внутренних дел Российской Федерации является комплексное реформирование системы воспитательной работы в органах внутренних дел. Соответствующая задача ставилась Правительством России перед Министерством внутренних дел и ранее. Но только в настоящее время наблюдается кардинальное изменение самой организации работы с личным составом в целях повышения эффективности воспитательного процесса в правоохранительных органах.

Антикоррупционное воспитание в данном контексте предполагает формирование у сотрудника правоохранительных органов антикоррупционных знаний, а также соответствующих моральных потребностей, убеждений, качеств и чувств, выражающихся в устойчивых нормах поведения, отвечающих антикоррупционному идеалу, которые в целом можно обозначить термином антикоррупционная позиция. Воспитание антикоррупционной позиции сотрудника полиции представляет собой длительный и непрерывной процесс, осуществление которого ведется в ходе профессиональной деятельности полицейского. Однако гораздо продуктивнее начинать антикоррупционное воспитание еще на ступени профессиональной подготовки будущих полицейских непосредственно в стенах образовательных учреждений МВД России, неразрывно связывая ценности антикоррупционного поведения личности с профессиональными компетенциями сотрудников правоохранительных органов.

Не случайно ситуация именно в сфере профессионального  образования вызывает серьезную озабоченность Совета при Президенте РФ по противодействию коррупции в РФ. Результатом этого стало директивное письмо «О подготовке образовательных программ с использованием зарубежного опыта по формированию антикоррупционного мировоззрения у школьников и студентов» № ИБ-16412, в котором нашли отражение обязательные  требования: о внедрении в учебный процесс антикоррупционных форм обучения; о формировании профессорско-преподавательского состава для участия в преподавании дисциплин, развивающих указанные компетенции; о  подготовке учебно-методического обеспечения данного процесса.

Проведенный анализ научных работ по проблеме отражает общую обеспокоенность общества в необходимости формирования антикоррупционной позиции личности. Однако в педагогических исследованиях не нашли достаточного отражения вопросы, связанные с рассмотрением социально-педагогических условий формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России. Следует также констатировать, что образовательные учреждения МВД России в целом слабо отреагировали на постоянно увеличивающийся уровень коррупции и в известной мере продолжают индифферентно относиться к проблеме антикоррупционного воспитания.

Кроме того, при решении проблемы воспитания антикоррупционной позиции курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России практически невостребованными остаются ресурсы досуговой деятельности, обладающей безграничным воспитанным потенциалом. Анализ планов и программ воспитательной работы ряда образовательных учреждений МВД России позволяет сделать вывод о том, что, как правило, воспитание курсантов и слушателей в ходе досуга сводится лишь к культурно-массовой работе, связанной с организацией и проведением праздников различной направленности. Безусловно, и такая форма работы имеет определенную эффективность, однако необходимо четко понимать ее дискретный характер, связанный с календарной периодичностью государственных и ведомственных праздников. В тоже время практически не используются, в том числе в целях формирования антикоррупционной позиции личности, значительные ресурсы ежедневного свободного времени курсантов, большая часть которого затрачивается на самообразование и дополнительную физическую подготовку.

Необходимость изучения проблемы формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России подтверждают следующие противоречия:

- между современным социальным заказом системы образования МВД России на подготовку полицейских с выраженной антикоррупционной позицией, соответствующей реалиям жизни, и недостаточной адаптированностью самих образовательных учреждений к произошедшим изменениям в современном мире;

-между высокой социально-правовой значимостью формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России и слабой теоретико-методологической и практической разработанностью этой проблемы;

- между необходимостью осуществления педагогами образовательных учреждений МВД России работы по формированию антикоррупционной позиции курсантов средствами социально-культурной деятельности и недостаточным использованием основных форм и методов воспитательной работы в ходе досуга для развития антикоррупционных личностных качеств будущих полицейских в современных условиях.

На основании выявленных противоречий была определена проблема исследования: каковы социально-педагогические условия, способствующие эффективному формированию антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности?

Цель исследования: выявить и обосновать социально-педагогические условия, способствующие эффективному формированию антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

Объект исследования: процесс формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

Предмет исследования: социально-педагогические условия формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

Предварительное изучение проблемы позволило сформулировать гипотезу исследования: формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности будет эффективным при реализации следующих социально-педагогических условий:

- организации социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских;

- использовании технологии социокультурного проектирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России;

- разработке и реализации авторских программ антикоррупционного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России в процессе социально-культурной деятельности.

В соответствии с целью, объектом, предметом и гипотезой исследования были поставлены следующие задачи:

1.Определить состояние изученности проблемы формирования антикоррупционной позиции личности в научной литературе.

2.Выявить содержание и структуру антикоррупционной позиции личности.

3.Определить особенности формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.

4.Разработать педагогическую модель формирования антикоррупционной позиции курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России.

5.Выявить, теоретически обосновать и экспериментально проверить социально-педагогические условия формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России в досуговой деятельности. 

Методологическую основу исследования составили работы по теории деятельностного (В.И. Андреев, П.Я. Гальперин, А.Н. Леонтьев, С.Я. Рубинштейн и др.), компетентностного (В.И. Байденко, Ф.Э. Зеер, И.А. Зимняя, В.Ш. Масленникова, П.П. Терехов и др.), личностно-ориентированного (Н.А. Алексеев, В.А. Белков, В.А. Петряско и др.) подходов, а также совокупность идей системно-целостного (Ю.А. Конаржевский, В.В. Краевский, Т.А. Ильин и др.), ценностного (В.П. Бездухов, A.B. Бездухов, Л.В. Вершинина, A.B. Милеев и др.), контекстного (A.A. Вербицкий и др.) подходов к проектированию учебно-воспитательного процесса. Кроме того, исследование базируется на идеях классической педагогики о значимости воспитания человека (Я.А. Коменский, Д. Локк, Ж.-Ж. Руссо, К.Д. Ушинский); философских и психолого-педагогических концепциях личности (А. Адлер, Л.С. Выготский, В.В. Давыдов, А.Н. Леонтьев, К.К. Платонов, В.Н.Мясищев и др.).

Теоретическую основу диссертационного исследования составляют:

- концепции диалогической природы и многообразия культурных практик (М.М. Бахтин, В.В. Ильин, И.К. Кучинский, Д.А. Леонтьев, Ю.М. Лотман, М.С. Каган и др.);

- научные исследования особенностей социализации современной российской молодежи (О.И. Карпухин, В.Т. Лисовский, А.Л. Маршак, К.Г. Мяло, В.Н. Орлов, Б.А. Ручкин, В.В. Скороходов, Б.А. Трегубов, А.П. Файн и др.); организации воспитательной работы с молодежью (Н.Ф. Басов, А.В. Волохов, Б.З. Вульфов, С.Н. Иконникова, В.Т. Лисовский, А.Н. Лутошкин, М.И. Рожков, И.И Фришман, С.Е. Хозе, Л.И. Уманский, М.М. Ященко и др.) и специфики молодежной культуры (А.С. Запесоцкий, В.Я. Суртаев и др.);

- концепция личностно-ориентированного подхода в воспитании личности молодого человека (Е.В. Бондаревская, И.А. Зимняя, А.К. Колеченко, Н.В. Кузьмина, А.К. Маркова, А.А. Реан, Н.Ф. Талызина, А.П. Тряпицына, И.С. Якиманская, В.А. Якунин и др.).

- научные исследования по взаимосвязи профессионально-трудовой и культурно-досуговой деятельности (А.Д. Жарков, Н.Ф. Максютин, В.Ш. Масленникова, П.П. Терехов, Д.В. Шамсутдинова и др.); обоснование путей и средств духовно-нравственного и эстетического обогащения свободного времяпрепровождения людей (Л.А. Волович, А.М. Новиков и др.).

Решение поставленных задач осуществлялось с использованием следующих методов исследования:

- теоретические: сравнительно-сопоставительный анализ психолого-педагогической и социокультурной литературы по проблеме исследования, конкретизация и обобщение, универсализация и унификация, методы аналогии, моделирования, проектирования и др.

- эмпирические: психолого-педагогические методы сбора информации (педагогическое наблюдение, метод экспертных оценок, интервьюирование, анкетирование, изучение опыта реализации воспитательного потенциала социально-культурной деятельности в учреждениях дополнительного образования физкультурно-спортивной направленности, диагностические методики), констатирующий и формирующий эксперименты;

- статистические: статистический анализ и содержательная интерпретация результатов исследования, их математическая обработка, группировка и др.

Организация исследования. Исследование проводилось в три этапа.

На первом этапе (2009-2010 гг.) - подготовительный этап - проводилось изучение проблемы в теории и практике, осуществлялось ее теоретическое осмысление; определялся выбор методов теоретико-методологического анализа научной литературы, конкретизировались научные идеи исследуемой проблемы, формировалась гипотеза исследования, определились цель, задачи, предмет, объект исследования; разрабатывались теоретические основания воспитания антикоррупционной позиции курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России.

На втором этапе (2010-2013 гг.) - основной этап - проводилась опытно-экспериментальная работа по апробации социально-педагогических условий формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России средствами социально-культурно деятельности.

На третьем этапе (2013-2014 гг.) - заключительный этап - осуществлялись систематизация, обобщение и педагогическая интерпретация эмпирических результатов исследования; разрабатывались соответствующие методические рекомендации; осуществлялось оформление диссертации, подготовка и издание статей, определялись перспективы дальнейшего изучения исследуемой проблемы.

Экспериментальная база исследования: основная научно-исследовательская и опытно-экспериментальная работа осуществлялась на базе Казанского юридического института МВД России и Учебного центра профессиональной подготовки сотрудников полиции МВД России по Республике Татарстан. На разных этапах экспериментальной работы в исследовании участвовало 349 курсантов и 17 преподавателей Казанского юридического института МВД России.

Научная новизна исследования заключается в следующем: впервые в теории, методике и организации социально-культурной деятельности поставлена проблема формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности. При этом:

  1.  Уточнено и конкретизировано содержание понятия «антикоррупционная позиция личности», представляющее собой интеграцию доминирующих избирательных опосредованных отношений человека, возникающих в ходе антикоррупционной деятельности, в виде психологической связи с различными сторонами коррупции, выражающейся в его действиях, реакциях и переживаниях.
  2.  Раскрыты основные особенности формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, среди которых выделяем: жесткую регламентацию воспитательного процесса, установление субъект-объектных отношений между педагогами и курсантами, а также преобладание учебных компонентов в антикоррупционном образовательном процессе.
  3.  Разработана педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, состоящая из концептуальной, организационно-методической, эмпирической подсистем, каждая из которых соответствует подготовительному, формирующему и оценочному этапам процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России.
  4.  Обоснованы и экспериментально апробированы социально-педагогические условия формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности: организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, использование технологии социокультурного проектирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, разработка и реализация авторских программ антикоррупционного воспитания курсантов вузов МВД России в процессе культурно-досуговой деятельности.

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что представленные  в  диссертации  материалы  дополняют  теорию  социально-культурной деятельности путем осуществления систематизации и расширения исследовательских подходов к проблеме формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности. В работе уточнена сущность понятия «антикоррупционная позиция курсантов образовательных учреждений МВД России» в контексте исследуемой проблемы и определены основные особенности формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России. Теоретически обоснована и экспериментально доказана эффективность социально-педагогических условий формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

Практическая значимость исследования заключается в том, что основные результаты исследования могут использоваться при разработке программ воспитательной работы в образовательных учреждениях МВД России. Материалы исследования могут быть использованы при разработке спецкурсов по формированию антикоррупционной позиции студентов российских вузов средствами социально-культурной деятельности. Выводы и основные научные положения диссертации, экспериментальный материал, педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов внедрены в образовательный процесс образовательных учреждений МВД России.

Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечены методологической обоснованностью исходных теоретических положений, использованием адекватных методов исследования; корректной реализаций исходных теоретических положений и понятийно-терминологического аппарата исследования; проведением научного исследования в единстве с практической деятельностью автора; корректным применением аппарата математической статистики для обработки экспериментальных данных; тщательной проверкой гипотезы исследования.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись на всех этапах работы над диссертацией, в ходе процесса опытно-экспериментальной работы в Казанском юридическом институте МВД России, докладывались и обсуждались на рабочих совещаниях, круглых столах, семинарах Казанского юридического института МВД России и Учебного центра профессиональной подготовки сотрудников полиции по Республике Татарстан, заседаниях кафедры социально-культурной деятельности Казанского государственного университета культуры и искусств. Были опубликованы статьи и материалы исследования в сборниках международных, республиканских и городских научно-практических конференций: XI Международной научно-практической конференции «В мире научных открытий» (г. Москва), Международной научно-практической конференции «Тенденции формирования науки нового времени» (г. Уфа), материалах круглого стола «Совершенствование деятельности правоохранительных органов по противодействию коррупции, (г. Казань), Международной научно-практической конференции «Психология и педагогика: теоретический и практический взгляд» (г. Уфа), Международной научно-практической конференции «Модернизация российского общества и подготовка кадров для отрасли культуры и искусств» (г.Казань) и др., в выступлениях перед воспитанниками учреждений дополнительного образования физкультурно-спортивной направленности.

На защиту выносятся положения:

  1.  Антикоррупционная позиция личности представляет собой интеграцию доминирующих избирательных опосредованных отношений человека, возникающих в ходе антикоррупционной деятельности, в виде психологической связи с различными сторонами коррупции, выражающейся в его действиях, реакциях и переживаниях.
  2.  Основными особенностями формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России являются жесткая регламентация воспитательного процесса, решение задачи формирования антикоррупционной позиции курсантов на всех этапах учебно-воспитательного процесса, установление субъект-объектных отношений между педагогами и курсантами, а также преобладание учебных компонентов в антикоррупционном образовательном процессе.
  3.  Педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России содержит следующие взаимосвязанные и взаимодействующие подсистемы: концептуальную, организационно-методическую и эмпирическую, каждая из которых соответствует подготовительному, формирующему и оценочному этапам процесса воспитания антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.
  4.  Социально-педагогическими условиями формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности являются: организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских; использование технологии социокультурного проектирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России; разработка и реализация авторских программ антикоррупционного воспитания курсантов в процессе социально-культурной деятельности.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографии, приложений.

Во введении раскрывается актуальность темы, определяются цель, объект, предмет, гипотеза и задачи исследования, определяются методологические основы и методы исследования, представлена научная новизна и практическая значимость диссертации, а также сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России как педагогическая проблема» обосновываются теоретические положения, составляющие исходные позиции автора; раскрываются сущностные характеристики процесса формирования антикоррупционной позиции личности, его содержание и особенности; анализируется опыт решения проблемы в практике отечественных и зарубежных систем образования.

Во второй главе «Социально-педагогические условия формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности» содержится обоснование разработанных условий, описание организации и проведения педагогического эксперимента по проверке их эффективности, а также представлена математическая обработка и интерпретация результатов исследования.

В заключении излагаются основные выводы работы и перспективные направления дальнейших исследований проблемы формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности.

В приложениях представлены образцы анкет, исследовательские методики и другие практические материалы.


Глава I. Формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов  МВД России как педагогическая проблема

1.1 Состояние разработанности проблемы формирования антикоррупционной позиции личности в психолого-педагогической литературе

Коррупция – одна из серьезных проблем государства, затрагивающая все стороны жизни общества, которая может поражать даже правоохранительную систему, сотрудники которой призваны противостоять и бороться с этим явлением. Коррупционное поведение сотрудников полиции дискредитирует органы внутренних дел, подрывает авторитет всей службы в целом. Коррупционные преступления, которые совершают сотрудники органов внутренних дел в связи со своей служебной деятельностью, довольно распространены и представляют повышенную общественную опасность, так как не только нарушают нормальную работу правоохранительных органов, подрывают авторитет государственной власти, но и существенно нарушают права, свободы и законные интересы граждан страны. Как отмечает Н.А. Сторчилова, преступник, наделенный знаниями закона, в том числе уголовного, обладающий властными полномочиями и имеющий в силу этого возможности применения различных средств принуждения к рядовым гражданам, вдвойне опасен [158, с. 5].

Предупреждение проблемы всегда предпочтительнее ее решения. Комплекс мер по профилактике коррупции во многих странах включает в себя педагогическую составляющую и, прежде всего, воспитательные меры по формированию высокой морали в полицейской и милицейской среде [117, с. 143-146]. Одна из главных причин сложившегося положения - это недостаточная профессиональная подготовка сотрудников.

Рассмотрение коррупции как одного из самых серьезных препятствий для экономического и политического развития России, осознание того факта, что она представляет собой угрозу национальной безопасности, порождает необходимость в создании системы антикоррупционного воспитания как отдельного компонента системы воспитания [10, с. 5].

Именно поэтому антикоррупционное воспитание является важной частью как антикоррупционной политики России в целом, так и системы морально-психологического обеспечения органов внутренних дел.

В широком педагогическом смысле антикоррупционное воспитание – это специально организованное, целенаправленное и управляемое воздействие с целью формирования в обществе неприятия коррупции, в том числе и при осуществлении учебно-воспитательного процесса. В узком педагогическом смысле – это процесс и результат специализированной учебно-воспитательной работы, направленной на организацию противодействия коррупции [114, с. 159-162].

Антикоррупционное воспитание является составной частью нравственного воспитания. Это целенаправленный процесс формирования у человека антикоррупционных знаний, соответствующих моральных потребностей, убеждений, качеств и чувств, устойчивых норм поведения.

Тесную связь коррупции и нравственности личности можно проследить уже в переводе слова «коррупция». Так, латинско-русский словарь наряду с указанными значениями приводит и такие, как «совращение, упадок, превратность (мнения или взглядов), а также губить, разрушать, обольщать, искажать, фальсифицировать». В этой связи существует мнение, что латинский термин «corruptio» происходит от двух корневых слов «cor» (сердце, душа, дух, рассудок) и «ruptum» (портить, разрушать). Поэтому суть коррупции не в подкупе, продажности публичных и иных служащих, а в нарушении единства (разложении, распаде) той или иной социальной системы, в том числе системы государственной власти [78, с. 68-70].

В современный период общепринятым является понимание коррупции как использования должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащих уставленным правилам [85, с. 6–10.]. Федеральный закон определяет коррупцию как «противоправную деятельность (действие или бездействие), заключающуюся в использовании должностным лицом предоставленных полномочий с целью незаконного достижения личных и (или) имущественных интересов» [118].

По своей направленности и механизмам реализации коррупционное поведение – это разновидность социального поведения, оно представляет собой совокупность поступков и действий должностного лица, которые по своим результатам затрагивают интересы отдельных людей, социальных групп, социальных общностей или общества в целом. Именно в таком поведении проявляются индивидуально-психологические и социальные качества человека. С точки зрения социальной нормы коррупционное поведение можно рассматривать как один из видов девиантного поведения, которое определяется соответствием или несоответствием тех или иных поступков профессиональным нормам и социальным ожиданиям. Граница между нормой и отклонением от нее может быть размытой в зависимости от позиции того, кто дает оценку тому или иному поведенческому акту, а также от того, в контексте каких общественных норм производится эта оценка. Кроме того, существует постоянное расхождение между декларируемыми моральными нормами и принципами, с одной стороны, и реальной мотивацией поступков индивида, с другой [61, с. 154-160].

По мнению большинства юристов и юридических психологов, «никакие внешние обстоятельства не могут являться определяющими причинами противоправного деяния, если они не положены одновременно на внутренние детерминанты человеческой активности» [48, с. 42-46].

Здесь возникает вполне закономерные вопросы о том, что есть норма и отклонение в социальном развитии человека, каким образом институты социализации могут влиять на освоение социально одобряемых способов поведения и отношений личности? Норма – это то, что типично, что общепринято, что соответствует доминирующим общественным представлениям о должном в социальном поведении индивида и его отношениях с людьми. Норма – и есть стандарт одобряемого поведения человека. Если этот стандарт подвергается деформации, искажению, если он расплывчат, тогда возникает дезориентация личности в социальном пространстве, тогда исчезают внятные границы долженствования, определяющие нравственную и гражданскую позицию человека в системе социальных связей. Логика воспитания социальности, гражданственности, высокой нравственности в растущем человеке предстает вполне понятной: от чувств – к образам, к эталонам, образцам, к идеальным представлениям, а от них – уже к практической деятельности, к поступкам, к повседневному поведению, проявляющему и закрепляющему формирующееся отношение личности к важным социальным феноменам – гражданственности и нравственности. В конечном счете, как считает А.В.Репринцев, преимущественно эти качества определяют всю социальность взрослеющего человека, его гражданскую, его жизненную позицию, всю систему смысложизненных координат [140, с. 36-41].

Следовательно, антикоррупционное просвещение общества должно быть неотъемлемой частью нравственного и гражданского воспитания молодежи, формирования антикоррупционной культуры, осознания своих прав и обязанностей перед обществом [67, с. 219].

В настоящее время перед вузами ставится задача по целенаправленному антикоррупционному воспитанию, что способствует на начальной стадии образовательного процесса формировать у студентов антикоррупционное мировоззрение [   ].

Необходимо отметить, что научный поиск предпосылок коррупционного поведения и личностных качеств, препятствующих осуществлению коррупции, ведется очень давно, причем в рамках определенного научного знания исследуются свои специфические аспекты коррупции. В юриспруденции изучаются правовые последствия коррупции, в психологии – детерминанты коррупционного поведения и факторы, препятствующие его осуществлению, в социологии исследуются отношение людей к этому социальному явлению и т.д. Использование результатов данных исследований в педагогике позволяет осуществлять педагогическую деятельность, направленную на формирование личности чуждой к коррупции.

Однако в настоящее время решение большинства как методологических, так и организационных, а также методических вопросов педагогического процесса, направленного по профилактику коррупционного поведения, далеко от своего завершения. Более того, до конца пока не ясно, как охарактеризовать личность, для которой деятельность по предложению и получению взятки была бы неприемлемой. Так, например, в научной литературе при исследовании данной проблемы встречаются формулировки, связанные с использованием терминов нетерпимость, неприемлемость, резистентность, устойчивость личности к коррупции и т.п., которые сами по себе не имеют однозначного толкования и не всегда предполагают четкий и однозначный отказ личности от возможных коррупционных действий. При этом необходимо понимать, что даже безразличное отношение человека к взяточничеству является стимулирующим фактором развития коррупции.

Поэтому здесь целесообразнее использовать термины, ясно указывающие на невозможность осуществления личностью коррупционного поведения. Такой характеристикой личности может явиться ее антикоррупционность, предполагающая однозначно негативное отношение к коррупции, поскольку приставка «анти-» толкуется, например, в словаре С.И. Ожегова как образующая существительные и прилагательные со значением противоположности, враждебности, направленности против кого-нибудь или чего-нибудь [121-, с. 968].

Однако использование выражения «антикоррупционная личность» также сопряжено с рядом трудностей. Личность любого человека настолько сложное и многостороннее образование, что многие психические процессы и состояния, в которых она находится, не имеют прямого отношения к коррупции. В противном случае вполне приемлемыми бы оказались выражения антикоррупционные ощущения или антикоррупционная память личности, что представляется пока достаточно абсурдным. Очевидно, что антикоррупционной может явиться лишь какая-то часть, элемент целостной личности, обусловливающий деятельность антикоррупционного характера.

При этом можно заметить значительную вариативность в понимании различными авторами основных результатов воспитательного процесса, направленного на противодействие коррупции (см. Табл. 1). Как и многие другие понятия, связанные с антикоррупционным воспитанием, его результаты на сегодняшний день не имеют однозначно закрепленного определения и рассматриваются учеными с разных точек зрения, согласуясь с темой исследования и личной приверженностью авторов. Однако каждая интерпретация вносит вклад в определение сущности этого понятия и потому нуждается в сравнительном анализе.

Таблица 1

Результаты антикоррупционного воспитания в трудах отечественных ученых

Авторы

Результат

Содержательные характеристики результата антикоррупционного воспитания

Ибрагимова Е.М., Хамдеев А.Р.

антикоррупционная культура

качество личности, включающее знания о пагубности коррупции для благосостояния и безопасности общества; состояние индивида, который не просто не желает мириться с проявлениями коррупции, а стремится к устранению этого явления.

Безубяк Т. М.

антикоррупционное поведение

разновидность социального поведения, отличительными чертами которого являются действия и поступки, направленные на решение повседневных проблем в рамках законности и нравственноэтических устоев общества, без злоупотребления должностным положением при выполнении профессиональных и административных функций, без стремления к перераспределению денежных и иных выгод в свою пользу за счет других членов общества

Печенкин В.А.

антикоррупционная компетентность

системное социально-психологическое качество субъекта профессиональной деятельности, которое определяется специальными знаниями, умениями рационально организовать профессиональную деятельность, актуализированными практическими навыками, необходимыми для принятия и реализации корректного правового решения в условиях коррупционных рисков, коррупционного давления

Горбунов Н.М.

антикоррупционное правосознание

реализация права граждан на получение достоверной информации, повышение независимости СМИ, создание системы контроля госслужащих

Николаев С.М.

человеческие ценности

личность,  наделенная знаниями об опасности,            

которую представляет собой коррупция для благосостояния общества и безопасности

государства, не желающая мириться с проявлениями коррупции, способная и желающая

их устранять

Анализ приведенных в таблице 1 точек зрения различных авторов позволяет сделать вывод о том, что в современной отечественной науке подходы к определению результатов антикоррупционного воспитания остаются неоднозначными, процесс уточнения терминологической научной базы продолжается. По нашему мнению, определения указанных исследователей недостаточно четко выделяют главный существенный признак этой категории, сущностные характеристики ее размыты, в результате чего понятие не отличается четкостью и конкретикой, а значит, на практике может быть затруднен процесс антикоррупционного воспитания.

Так, в научной литературе встречаются такие понятия как антикоррупционная культура личности (Ибрагимова Е.М., Хамдеев А.Р.), антикоррупционная компетентность (Печенкин В.А.), антикоррупционное сознание личности (Рукина И.М., Петросян Д.С.), антикоррупционное поведение личности (Безубяк Т.М.) и др., так или иначе отражающие интересующий нас элемент личности. И здесь очевидно, что не все предложенные вышеуказанными авторами обозначения антикоррупционной составляющей личности являются удачными и отражают именно эту составляющую, тем более, что существуют термины, характеризующие личность в той или иной сфере жизнедеятельности. Одним из таких терминов, давно устоявшихся в науке, является категория «позиция личности» получившая широкое распространение в философской, психологической и педагогической научной литературе 60-х - 80-х гг. XX в.

В настоящее время наблюдается настоящий бум исследований, посвященных различным аспектам позиции личности, большинство из которых, к сожалению, не привносит ясности в понимании данного термина. Анализ современных публикаций по проблеме термина «позиция личности», позволил сделать вывод о том, что сегодня различными исследователями изучаются такие виды позиции личности, как: рефлексивная позиция (В.Ю. Грязнова, А.Ю. Ряховская, Н.А. Бологова), активная гражданская позиция (Н.Н. Волобоева), гражданская позиция (Е.Р. Корниченко, А.М. Андресюк, С.В. Гладченкова, О.В. Гороховцев, Т.А. Михейкина), педагогическая позиция (Т.И. Боровкова), профессионально-творческая позиция (Е.Б. Анфимова), активная познавательная позиция (Е.А. Меньшикова), профессиональная субъектная позиция (Ф.И. Блиева, С.Н. Бегидова, Т.И. Поддубная), внутренняя позиция (Ф.В. Мельчинский), мировоззренческая позиция (М.Р. Плотницкая), профессиональная позиция (С.С. Коровин, А.М.Кузькин), антинаркотическая позиция (В.А. Багулина, А.А. Зайцев), субъектная позиция (В.А. Петьков), исследовательская позиция (И.А. Романовская), аксиологическая позиция (Т.Д. Скуднова) и др. Изучение данных публикаций выявило значительную вариативность в понимании различными авторами сущности термина «позиция личности».

Тем не менее, данные исследования показывают, что проблема формирования антикоррупционной позиции личности имеет междисциплинарный и многоаспектный характер. Кроме того, сам термин «антикоррупционная позиция» до настоящего времени не был предметом специального исследования, но к которому обращались представители различных сфер научного знания в связи с раскрытием изучаемых ими проблем.

В различных видах позиции в явном или неявном виде реализуются социальные, психологические и нравственные характеристики личности. Поэтому в научный обиход были введены такие понятия, как социальная позиция (Б.Г. Ананьев, И.С. Кон, И.Д. Аванесян), жизненная позиция (Л.М. Архангельский), общественно активная позиция (К.А. Абульханова-Славская, Т.Н. Мальковская, Ф.П. Судентайте), внутренняя позиция (Л.И. Божович), нравственная позиция (А.И. Титаренко, Л.Б. Волченко, В.А. Блюмкин), активная жизненная позиция (В.И. Бакштановский, В.И. Пирогов) [66, с. 400-403].

С целью определения сущности термина «антикоррупционная позиция личности» представляется необходимым осуществить сравнение ряда понятий, образующих следующие семантические ряды: а) «антикоррупция», «антикоррупционность», где антикоррупционная позиция выступает одной из составляющих личности специалиста; б) «позиция», «деятельность», «отношение», где антикоррупционная позиция является ориентировочной основой профессиональной деятельности специалиста.

Слово «антикоррупция» можно толковать как деятельность, направленную против коррупции [174, с. 189-193].

Под «антикоррупционностью» следует понимать совокупность личностных качеств человека, позволяющих ему выполнять властные полномочия или взаимодействовать с представителями властных структур на правовой основе, избегая подкупа, взяточничества и других неправовых действий. Антикоррупционная наполняемость позиции личности в системе общественных отношений является консолидирующей основой и выступает, как своеобразный психологический «регулятор» по отношению к событиям окружающей действительности, к собственной деятельности, к объектам труда и к другим членам общества (активность, целеустремленность, видение перспективы будущей профессиональной деятельности, ответственность, убежденность в социально-нравственной оправданности своих действий).

Переходя к раскрытию понятия «позиция личности», необходимо констатировать, что этот термин получил широкое распространение в философской, психологической и педагогической научной литературе 70-х - 80-х гг. XX в.

По Б.Г. Ананьеву «позиция личности как субъекта общественного поведения и многообразной социальной деятельности представляет сложную систему отношений личности (к обществу в целом и общностям, к которым она принадлежит, к труду, людям, самой себе), установок и мотивов, которыми она руководствуется в своей деятельности, целей и ценностей, на которые направлена эта деятельность» [7, с. 242].

А.Н. Леонтьев рассматривает позицию как процесс самостоятельной деятельности личности, суть которой проявляется в моральном выборе. Позицию, как личность в целом, образует деятельность. Позиция — это условие развития личности. Осознав свою позицию, личность поднимается на новый уровень развития. С помощью позиции А. Н. Леонтьев объясняет механизм формирования личности как субъекта общественных отношений (деятельность – позиция – сознание – личность) [92].

Анализ данного определения, которое не вызывает возражений у ученых, изучающих проблему позиции личности, указывает на многогранность и многоаспектность данного понятия. Понятие «позиция личности» объемлет социальные и мировоззренческие ее характеристики. Это объективные условия ее существования: условия труда, характер деятельности, права и обязанности, вытекающие из социального статуса, социальные роли (функции), социальное положение (место), определяющее принадлежность к конкретной социальной группе [142, с. 73].

А.Г. Асмолов рассматривает позицию человека как систему общественных связей, общений, которые открываются ему, как то, что ради чего и как использует человек врожденное и приобретенное им (даже черты своего темперамента и, конечно, приобретенные знания, умения, навыки... мышление). То же относится и к внешним условиям, к объективным возможностям удовлетворения потребностей человека. Позиция человека есть некоторая система, имеющая объективно-субъективный характер, считает Н.Ф. Родионова [66, с. 400-403]. Она объективна, поскольку детерминирована общественным бытием, а содержание ее предопределено характером общественных отношений. Она субъективна, так как складывается при непосредственном участии людей, под влиянием их сознания.

Е.С. Зорина считает, что понятие «позиция» носит междисциплинарный статус, отражает интегральную наиболее обобщенную характеристику личности человека, его деятельности и поведения в контексте выполнения общественных функций и социальной ситуации развития.

Как отмечает Е.С. Зорина, каждый вид позиции имеет свои, свойственные только ей характеристики, присущую только ей систему отношений, образующих ее содержание [66, с. 400-403].

В общеупотребительном значении позиция (от лат. positio — положение) — это «положение, расположение чего-либо», «точка зрения, мнение в каком-либо вопросе, отношение к чему-либо, а также действия, поведение, обусловленные этим отношением», полоса, участок местности или акватории, занимаемые для подготовки и ведения боя [153, с. 61].

Отношения, а, следовательно, и позиция как система отношений, рассматриваются как ядро субъектности, выступают не только условием развития человека, но и важным показателем его зрелости. Позиция характеризует «место» человека в его жизнедеятельности: является ли он истинным ее субъектом или живет, влекомый обстоятельствами. Позиция определяет субъективные отношения, ценностные ориентации, интересы, мотивы, установки и т. д.); устойчивые типичные для субъекта способы осуществления своей жизни, отношений с окружающими людьми (уходит ли он от противоречий, сглаживает их или, наоборот, заостряет) и направленность личности как «отношение того, что личность получает и берет от общества, <…> к тому, что она ему дает, вносит в его развитие» [27, с. 15].

Позиция – это целостное духовно-практическое проявление человека, имеющее свои количественные и качественные параметры измерения. Другими словами, жизненная позиция личности выступает как феномен, раскрывающий меру участия человека в разрешении общественных противоречий и степень опосредования этой активности для собственного действительно всестороннего развития [17, с. 197-206].

Позиция личности занимает важное место и в структуре личности, и в структуре деятельности. В личности человека выделяют две группы психических образований: те, которые выступают как побудители его поведения, и те, которые составляют исполнительский компонент в психической регуляции этого поведения [22]. Это обстоятельство позволяет считать, что позиция выступает как активность, реализуемая в проведении ценности; в ней ценность не декларируется, не просто заявляется, а живет, реализует свой потенциал, либо — противоположный случай — уходит от самовыражения. Позиция личности — это категория, отражающая ценностное отношение к окружающей действительности и реализуемая в деятельности, линии поведения, в общении с другими людьми [19, с. 17-24].

Заметим, что в трактовке категории «позиция» выделяются два аспекта проблемы – содержательный (внутренний), рассматривающий знания, жизненный опыт, систему взглядов человека, основные ценности личности, и процессуальный (поведенческий), направленный на изучение решения субъектом определенных задач [16, с. 197-206]. Поэтому личностная позиция всегда выражается в определенном виде деятельности.

Поскольку личность - это совокупность общественных отношений (К. Маркс, А.Н. Леонтьев и др.), видный отечественный психолог В.И.  Мясищев определяет позицию личности как «интеграцию доминирующих избирательных отношений человека в каком-либо существенном для него вопросе» [111, c. 155]. Анализ данного определения, которое не вызывает возражений у ученых, изучающих проблему позиции личности, указывает на многогранность и многоаспектность данного понятия [138, с. 73].

Личность характеризуется, прежде всего, как система отношений человека к окружающей действительности. Самое главное и определяющее личность — ее отношения к людям, являющиеся одновременно и взаимоотношениями. Отношения человека представляют сознательную, основанную на опыте, избирательную психологическую связь его с различными сторонами жизни. Она выражается в его действиях, реакциях и переживаниях. Отношения характеризуют степень интереса, силу эмоций, желания или потребности. Поэтому они и являются движущей силой личности [110].

Согласно этой концепции ядром личности является индивидуально-целостная система ее субъективно-оценочных, сознательно избирательных отношений к действительности, представляющая собой интериоризованный опыт взаимоотношений с другими людьми в условиях социального окружения. Система отношений определяет характер переживаний человека, особенности восприятия действительности, характер поведенческих реакций на внешние воздействия. Все составляющие психической организации человека — от самых низших до высших ее подструктур — связываются так или иначе с отношениями, причем функциональные возможности человека в организации деятельности могут быть определены лишь на уровне положительного отношения к ее задаче.

Опыт взаимоотношений с людьми однозначно формирует и соответствующую систему внутренних отношений человека [27, с. 30].

Следуя этой логике, можно утверждать, что антикоррупционная позиция личности охватывает все виды антикоррупционных отношений личности и выступает структурным элементом целостной личности человека наряду с такими видами позиции личности, как субъектная, гражданская, мировоззренческая и др.

Опираясь на выводы основателя психологии отношений В.Н. Мясищева, можно утверждать, что отношение человека к коррупции представляет сознательную, основанную на опыте, избирательную психологическую связь его с различными сторонами антикоррупционной деятельности, выражающуюся в его действиях, реакциях и переживаниях. В свою очередь, они образуются и формируются в процессах деятельности [111, с. 22]. Наряду с непосредственным отношением существует опосредствованное. Непосредственное отношение определяется отношением к процессу, к цели и обстановке деятельности; оно также определяется тем психофизиологическим состоянием, которое характеризуется как состояние активное или пассивное. Из всего этого складывается непосредственное активно-положительное отношение потребности. Опосредствованное отношение определяется местом ожидаемого результата деятельности в системе целей личности [111, с. 11].

Прожить отношение — это значит прочувствовать, осмыслить, ощутить в действии связь своего «Я» и объекта действительности. Установить отношение — значит принять, понять, оценить эту связь, осознавая личностный смысл ее для жизни «Я». Устойчивые отношения к действительности, постоянно проявляя себя, выступают качественными характеристиками личности. В обыденной жизни их называют качествами личности. Например: человек, считающий чистоту обязательным условием своей жизни и прилагающий постоянные усилия, чтобы обеспечить такие условия жизни для себя, считается чистоплотным, а его любовь к чистоте называется качеством его личности; человек, бережно относящийся к другому человеку, удостаивается качества деликатного.

Именно отношение, как центральная категория воспитания, придает воспитательному процессу наивысочайшую сложность и чрезвычайную тонкость. Отношение не имеет прямой разовой и однолинейной формы своего выражения, оно либо проявляет себя в речах, либо в эмоциональных реакциях, либо в действиях, поступках. 

В повседневной жизни под отношением понимается «взаимная связь разных предметов, действий, явлений, касательство между кем или чем-нибудь, … связь между кем-нибудь, возникающая при общении, контактах». [121, с. 282] «Отнестись» в этом смысле, означает «составить своё представление, отношение о ком или чём-нибудь, внутренне оценить, проявить свое чувство по отношению к кому или чему-нибудь, симпатию или антипатию» или «иметь касательство к кому или чему-нибудь», а также «входить в число кого или чего-нибудь, в какой-нибудь разряд, множество» [там же].

Понятие психического отношения представляет внутреннюю сторону связи человека с действительностью, содержательно характеризующую его как активного субъекта с его избирательным характером внутренних переживаний и внешних действий, направленных на различные стороны объективного мира.

Основываясь на многочисленных исследованиях психологического отношения, В.П. Позняков предлагает обобщающее определение: «Психологические отношения – это феномены или характеристики сознания личности, т. е. осознаваемые психические явления. Это особые состояния сознания, которые предшествуют реальному поведению и выражают готовность к этому поведению (мотивационная и поведенческая сторона отношения). Они включают наряду с готовностью к определенному поведению когнитивный аспект, выражающийся в знании об объектах отношения, и эмоциональный аспект, выражающийся в эмоциональной оценке объектов отношения. Для психологических отношений характерно сочетание стабильности и одновременно динамичности. Мы считаем, что психологические отношения выступают специальным, самостоятельным классом психических явлений» [161, с. 133].

Деятельность и поведение одного и того же человека в каждый данный момент определяются ее отношениями к различным сторонам действительности.

Психическое отношение выражает активную избирательность субъекта, определяющую индивидуальный характер деятельности и отдельных поступков.

Чем богаче индивидуальность, тем активнее она перестраивает действительность, тем шире ее опыт, тем более опосредованы ее реакции, тем более они утрачивают зависимость от непосредственных условий и становятся как бы внутренне обусловленными. Активность субъекта характеризуется, прежде всего, полярным отношением интереса или безразличия; в свою очередь избирательно направленная активность определяется положительным отношением — стремлением, любовью, увлечением, уважением, долгом или отрицательным отношением — антипатией, антагонизмом, враждой [28, с. 32].

Раскрывая сущность понятия «отношение» в психологии, В.Н. Мясищев указывал на то, что психологический смысл отношения состоит в том, что оно является одной из форм отражения человеком окружающей его действительности [111]. Формирование отношений в структуре личности человека происходит в результате отражения им на сознательном уровне сущности тех социальных объективно существующих отношений общества в условиях его макро- и микробытия, в которых он живет. Включение студентов в систему отношений предполагает формирование адекватной данным отношениям позиции, которая проявляется в деятельности.

Оно определяется рядом признаков: избирательностью, активностью, целостно-личностным характером, сознательностью. Важнейшими видами отношений В. Н. Мясищев считал потребности, мотивы, эмоциональные отношения (привязанность, неприязнь, любовь, вражда, симпатия, антипатия), интересы, оценки, убеждения, а доминирующим отношением, подчиняющим себе другие и определяющим жизненный путь человека, направленность [99, с. 518].

Таким образом, в конкретных случаях отношение человека выступает как своеобразная интеграция более частных, так сказать, парциальных отношений к различным объектам, ситуациям, событиям, состояниям окружающей его действительности и т. д., объединяемым им по каким-то признакам в одну категорию. Система таких более общих отношений составляет структуру характера человека [22].

Говоря об отношениях, входящих в антикоррупционную позицию личности, необходимо отметить, что они многоаспектны и не поддаются количественному описанию, настолько беспредельны отношения человека к окружающей действительности. При этом в каждом индивидуальном случае система антикоррупционных отношений субъективна и уникальна.

Однако лишь немногие отношения, входящие в антикоррупционнную позицию личности, могут быть названы доминирующими. Так, например, можно испытывать определенное отношение к одежде, прическе, половозрастным характеристикам человека, предлагающего вступить в коррупционные взаимоотношения, к месту и времени, где это произошло и проч., но маловероятно, что решение, связанное с выбором или отказом от коррупционного поведения, будет основано только на таких отношениях.

Однако содержание воспитания оказалось бы безбрежным, если бы педагог избрал своим вниманием всю беспредельность отношений человека к окружающей действительности. Поэтому необходимо ограничение: очертить лишь ту совокупность отношений, которая исчерпывает значимые для человеческой жизни отношения, ценностные отношения [126, с. 427].

В окружающей нас действительности мало явлений, безразличных для людей, явлений, к которым они не выражают ценностного отношения. Поэтому ценностей так же много, как явлений природы, общества, человеческих мыслей и чувств. Однако это справедливо, если мы имеем в виду не отдельного человека, а все человечество. У отдельного же человека диапазон его ценностей, т. е. интересующих его явлений, может быть и очень узким, ограниченным. Ограниченность личности выражается в ограниченном числе и характере ее жизненных ценностей, жизненных интересов.

В.П. Тугаринов полагает, что этимологический смысл слова ценность весьма прост и вполне соответствует самому термину: ценности суть то, что люди ценят [166, с. 257]. Отнесение к ценностям и понятие ценности возникают при взаимодействии человека с окружающими его объектами (в указанном многообразном значении). Человек оценивает способность того или иного объекта удовлетворять его потребности, желания, интересы или цели [166, с. 258]. Для понятия ценности не существует другого понятия, вполне адекватного ему, поэтому правильнее и яснее всего было бы определить ценности как то, что люди ценят. Но такое определение найдут тавтологическим. В этой связи понятие ценности придется определять через другие понятия, близкие ему, в качестве его признаков. Из таких признаков следует выбрать самый общий: ценности — это то, что нужно людям для удовлетворения их потребностей и интересов [166, c. 259].

Л.Н. Харченко и О.В. Березовская сопоставив и проанализировав подходы различных авторов к обозначенной нами проблеме, удалось обнаружить, что ценность предстаёт и значимостью, и идеалом, и нормой, и объектом всякого интереса. Исследователи полагают, что изученные понятия и формулировки не противоречат друг другу, а, скорее, взаимно дополняют, обогащая тем самым представления об исследуемом феномене. Большое значение в расстановке акцентов в процессе формулировки определения, безусловно, играет та научная специальность, в рамках которой оно разрабатывается. Так, с философских позиций в процессе разработки определения доминирующими являются понятия значимости и идеала, социология во главу угла ставит источник мотивации, установку, средство удовлетворения потребностей, культурология, в свою очередь, характеризует ценности через эталон, идеал, не подлежащий сомнению (убеждения людей, выражающиеся в их поведении) [177, с. 298].

Ценность предполагает особое отношение к объекту, отличное от познавательного, — ценностное отношение. Тот умственный акт, которым люди осуществляют выбор между объектами, относя часть из них к ценностям, называется отнесением к ценностям. Отнесение к ценностям отличается положительным знаком («это есть ценность»), в отличие от оценки, которая может быть как положительной, так и отрицательной [166, c. 263].

На основе анализа вышеперечисленных понятий представляется возможным обозначить основное видение термина «антикоррупционная позиция личности», под которым понимается интеграция доминирующих избирательных опосредованных отношений человека, возникающих в ходе антикоррупционной деятельности, в виде психологической связи с различными сторонами коррупции, выражающейся в его действиях, реакциях и переживаниях.

При этом, если антикоррупционные отношения являются доминирующими в деятельности, можно говорить об антикоррупционной направленности личности в целом. 

Основными функциями антикоррупционной позиции личности выступают:

- познавательная функция, которая характеризуется осмыслением индивидом коррупционных явлений в правовой практике. В процессе реализации данной функции происходят изучение и объяснение антикоррупционных процессов, протекающих в различных системах общества (например: образовательная, политическая и экономическая системы). Познавательная функция не ограничивается только определением или объяснением причинно-следственных связей различных антикоррупционных явлений, что нисколько не приближает нас к познанию антикоррупционной культуры. Она нацелена на вскрытие глубинных процессов, в основе которых лежат проблемы, являющиеся сутью, первопричиной возникновения коррупционных проявлений;

- функция моделирования служит средством формирования соответствующей модели антикоррупционного поведения. В процессе реализации данной функции происходит создание некого образа или стандарта антикоррупционного поведения индивида, соответствующего правовым нормам;

- регулирующая функция дает возможность сопоставлять свое антикоррупционное поведение с правовыми требованиями.

Антикоррупционная позиция личности, как воспитательный результат, связана и включена в систему однородных процессов — социализации, социальной адаптации молодежи, образовательного процесса и воспитания как его части, наряду с обучением и развитием личности. Антикоррупционная позиция личности формируется в сложном процессе, где одновременно участвуют различные общественные институты, начиная с государства и заканчивая семейными, образовательными, религиозными и т.п.

Государственные установления, семейные, религиозные и другие нормы и ценности являются основой антикоррупционной позиции личности. Однако они усваиваются личностью избирательно. В условиях демократии индивид самостоятельно выбирает ценностные ориентации, свою антикоррупционную позицию. Здесь нет единой общей модели антикоррупционности, установленной государством или другими институтами общества в качестве обязательной, а многообразие форм антикоррупционного поведения отражает индивидуальность личности. Поэтому особое место в формировании антикоррупционной позиции личности принадлежит системе непрерывного образования, которая латентно или открыто формирует заданные обществом и государством нормы, ценности, роли, функции антикоррупционного поведения личности. Иначе говоря, образовательные институты искусственно, т.е. специальными педагогическими технологиями, внедряют стандарты антикоррупционности в сознание личности, формируя ее антикоррупционную позицию.

Антикоррупционное воспитание личности, формирующее нравственные качества, находит свое выражение в активной педагогической деятельности, предполагающей активизацию субъектов образовательного процесса; наличие положительной эмоционально-окрашенной антикоррупционой позиции самого педагога; обеспечение возможности личностного выбора и присвоения антикорупционых ценностей и идей.

Для формирования антикоррупционой позиции личности важно, чтобы убежденность личности в неприемлемости коррупции непосредственно была связана с объективным проявлением общественного сознания и образа жизни социума. Эта форма связи личности и общества имеет для индивида как минимум три ряда отношений: убежденность в истинности познанного (как общего знания, так и профессионального); убежденность в соответствии этого знания общественным потребностям; убежденность в значимости усвоенных общественных норм, идей и идеалов для собственной жизни [17, с. 199].

Необходимость формирования антикоррупционной позиции личности предполагает самоопределение, осознание внутренней свободы, ответственности за собственный выбор и деятельность. Это требует от человека наличия таких специфических морально-нравственных качеств как: гражданское мужество, смелость, честность, порядочность. Воспитывая субъекта - личность в различных ее аспектах, необходимо помнить, что он будет жить и действовать в определенном государстве и обществе, что человек в разнообразных проявлениях своей жизнедеятельности должен быть честным. Следовательно, процесс формирования антикоррупционной позиции является не обособленной категорией воспитательного процесса, а есть его неотъемлемая часть и основа.

Таким образом, целью системы воспитания, формирующей антикоррупционную позицию, является необходимость формирования личностных качеств, ориентированных на общепринятые нормы и нравственные ценности и включающих высокие общечеловеческие и профессиональные свойства, широкие коммуникативные и адаптационные возможности.

Сенситивным периодом формирования антикоррупционной позиции личности следует считать юношеский возраст, в ходе которого осуществляется профессиональное образование, постепенное включение в трудовые отношения, позволяющие осознать проблему коррупции.

Анализ показал, что в высших профессиональных учебных заведениях антикоррупционное воспитание личности осуществляется в ходе разработки методических рекомендаций, введение отдельных тем в юридических дисциплинах и разработка спецкурсов [10].

Представляется, что антикоррупционное воспитание в вузе целесообразно реализовывать формальными и неформальными способами. Так, формальное воспитание представляет собой включение антикоррупционного воспитания в общеобразовательные программы, реализуемые вузом. Что касается неформального воспитания, то оно реализуется в свободное от учебы время и включает в себя мероприятия, конференции, экскурсии, различные формы внеучебной практики. В практике организации учебного процесса вуза можно применять различные формы антикоррупционного воспитания. Так, можно внести дополнения в учебно-тематические планы преподаваемых дисциплин и в выбор специальных курсов. Темы дополнений должны быть напрямую связаны с коррупцией. Это легко организуется, не занимает много времени на занятии, однако без систематизации указанные нововведения будут выглядеть как отдельные, ничем не связанные акции.

Другая форма антикоррупционного воспитания состоит в том, чтобы на основе анализа определить, с какими базовыми ценностями и понятиями связано явление коррупции, и внести некоторые дополнения в учебно-тематические планы [114, с. 160].

Таким образом, логика формирования антикоррупционной позиции личности строится: от чувств – к образам, к эталонам, образцам, к идеальным представлениям, а от них – уже к практической деятельности, к поступкам, к повседневному поведению, проявляющему и закрепляющему формирующееся отношение личности к коррупции. Как считает В.А. Репринцев, в конечном счете, преимущественно эти качества определяют всю социальность взрослеющего человека, всю систему смысло-жизненных координат [140, с. 38].

Воспитание – процесс многофакторный. При организации и проведении процесса воспитания субъекты воспитательной работы должны учитывать огромное количество объективных и субъективных причин. Многофакторность объясняет эффект неоднозначности результатов воспитания, приводящий к тому, что в одних и тех же условиях результаты воспитательных воздействий могут существенно различаться.

1.2 Содержание и структура антикоррупционной позиции личности

Проведенный в предыдущем разделе работы анализ показал, что антикоррупционная позиция личности представляет собой совокупность доминирующих отношений личности к коррупции. Мы убедились, что личность может проявлять бесконечное количество отношений к коррупции, большинство из которых не являются доминирующими и не характеризуют общее отношение личности к коррупции. Поэтому, раскрывая вопрос о содержании и структуре антикоррупционной позиции личности, необходимо, прежде всего, вычленить из всей совокупности отношений, возникающих в ходе антикоррупционной деятельности те, которые носят доминирующий характер и преобладают над остальными. При этом важно понять, насколько те или иные доминирующие отношения личности являются устойчивыми, как в случае уверенного преобладания какого-либо одного отношения, так и в ситуации одновременного проявления нескольких существенных для личности отношений. Очевидно, что отношение (в том числе и доминирующее отношение) не является константной категорией и существенным образом изменяется в ходе социализации, либо образовательного процесса в его той или иной форме. Будучи тесно и неразрывным образом связанными с ценностной сферой личности, ее отношения, скорее всего, изменяются по мере изменения иерархии ценностей. Так, например, у большинства взрослых людей часто можно наблюдать динамику ценностей здорового образа жизни, когда отношение к физической культуре и спорту становится доминирующим, преобладает в определенные периоды, а затем сводится к безразличному и даже к отрицательному отношению.

В целом, вопрос о доминирующих отношениях личности на сегодняшний день остается открытым. Проведенный нами анализ трудов по психологии личности позволяет говорить о том, что понятие «доминирующие отношения личности» практически не встречается в психолого-педагогической литературе. При этом, на наш взгляд, в трудах отечественных психологов, оперирующих термином «отношение», эти понятия являются синонимичными, поскольку говоря об этих отношениях, они имеют в виду именно ту их часть, которая является существенной и важной для характеристики личности. Понятно, что не доминирующие отношения, являющиеся неустойчивыми и зависимыми от других более «сильных» отношений не могут явиться сколь либо прочной основой для характеристики личности. Тем не менее, важно подчеркнуть, что в трудах большинства отечественных психологов термин «доминирующее отношение» не используется. Лишь в исследованиях В.Н. Мясищева дается краткое описание доминирующих отношений личности, который отмечает, что «доминирующие отношения образуют первый план характеристики личности. С вопросом о доминирующих отношениях связаны вопросы о том, для чего живет данный человек, что для него является смыслом жизни: руководят ли им социальный идеал блага или цели личного преуспевания, или человек вообще не ставит перед собой отдаленных задач и целей, еле справляясь с захлестывающими его повседневными заботами» [111, с. 21]. Понятно, что такое описание доминирующих отношений личности является неудовлетворительным и сводится, главным образом, к философскому вопросу о смысле жизни человека, не образующему предмет собственно психолого-педагогического исследования. Согласно этому описанию доминирующих отношений можно также судить лишь о направленности человека либо на достижение «социального идеала блага», либо «целей личного преуспевания», о направленности процесса целеполагания на постановку долгосрочных либо краткосрочных задач деятельности. При этом обозначенные В. Н. Мясищевым вопросы смысла жизни, социального идеала блага, либо целей личного преуспевания и др. сами по себе доминирующими отношениями личности не являются и лишь определяются ими.

В то же время необходимо отметить, что отражение категории «направленность» в высказывании выдающегося психолога не является случайным и отражает сущность доминирующих отношений, по которой в первую очередь необходимо характеризовать личность. Более того, В.Н. Мясищев отмечал, что направленность часто применяется как эквивалент «отношения», и давал следующую трактовку этой категории - «направленность выражает доминирующее отношение или его интеграл» [111, c. 21]. Тем самым именно направленность личности выступает основным элементом позиции личности, в целом характеризуя отношение человека в различных видах деятельности. Однако сам В. Н. Мясищев отрицательно высказывался об использовании словосочетания «направленность личности», считая этот термин не вполне удовлетворительным, очень общим и не до конца определенным. В то же время понятие личности несоизмеримо шире. Оно охватывает не только психические свойства личности, но и обусловливает индивидуальные отличия протекания психических процессов, применение к которым термина направленность представляется некорректным, поскольку приходится говорить о направленности памяти, эмоций, восприятия и т.д. Направленностью могут характеризоваться не все элементы структуры личности, поэтому к понятию личности в целом направленность не может быть применима. «Так, говорят о направленности вкусов, взглядов, желаний, мечтаний, интересов, симпатий, склонностей и т.п.» [111, с. 148]. В целом В.Н. Мясищев понимал под направленностью обусловленные всей общественной практикой отношения личности, т.е. ее взгляды, убеждения, оценки, вкусы, интересы, цели, мотивы отдельных поступков и всей деятельности [111, с.73]. Рассматривая всю совокупность вышеуказанных отношений, важно понимать, что каждое из них, безусловно, может характеризоваться направленностью, которая одновременно не может быть тождественной направленности всех интересов либо оценок, вкусов и т.д. личности. Так, в музыке человек может тяготеть как какому-либо жанру, например, к рок-музыке и здесь его направленность может четко прослеживаться. Однако это вовсе не означает, что в целом такой человек может быть охарактеризован как «рокер» и вести соответствующий этому понятию образ жизни, поскольку рок-музыка интересна представителям совершенно различных социальных категорий. Другими словами, направленность отношений в каком-либо виде деятельности не может явиться основной характеристикой человека и его личности, поскольку в бесконечном многообразии других видов деятельности она может и не проявляться вовсе.

Каждая личность располагает бесконечным количеством отношений, направленность которых характеризуется положительной или отрицательной избирательностью. При этом положительно либо отрицательно характеризуются какие-либо конкретные взгляды, либо убеждения и др. виды отношений. Именно из этих характеристик частных (парциальных) обусловленных всей общественной практикой отношений складывается затем общее, доминирующее отношение личности, которое позволяет судить об общей направленности того или иного вида отношений в целом. Таким образом, можно говорить о доминирующих взглядах, убеждениях, мотивах и т.д.

А.Г. Ковалев отмечал, что при образовании доминирующего отношения (потребности, интереса, социальной установки) начинается соответствующее по качеству формирование и группирование вокруг доминанты других свойств и черт личности. Благодаря этому складывается вполне определенная цельная положительная или отрицательная личность (коллективист, индивидуалист, эгоист и т. п.) [75, с. 227].

Сложное сочетание видов отношений В.Н. Мясищев определял как структуру отношений; в ней он особо выделял сознательные отношения человека к окружающему, к самому себе и к деятельности, считая их результатом социальных влияний, воспитания человека и признаком высшей степени развития личности. Такое четкое видение трех основных векторов направленности отношений личности разделяется большинством отечественных ученых.

Так, В.А. Сластенин и В.П. Каширин при описании особенностей характера личности также видят среди направленности отношений личности отношение к себе, миру, труду, дополняя их векторами направленности на других людей и на вещи, которые в известной степени являются составляющими отношения к миру [153, с. 114].

В.С. Мерлин отмечает, что направленность личности может проявляться в трех типах отношений, а именно отношения к себе, к другим людям и к обществу [77, с. 148]. Этой же точки зрения придерживаются в своей работе К.К. Платонов и Г.Г. Голубев [133].

Дальнейшее развитие концепция отношений В.Н. Мясищева получила в трудах М.Г. Ярошевского. Согласно М.Г. Ярошевскому, в категории отношения доминирует значимая для субъекта направленность на объект, в качестве которого могут выступать и предметы материального мира, и природа, и другой человек. «Категории  отношения, – пишет исследователь, – присущи такие признаки, как заданная субъектом векторизованность психического акта, избирательность, установка на оценку (позитивную, негативную, выражающую безразличие), предрасположенность и готовность к определенному образу действий и др.» [46, с. 16].

Применяя полученные выводы к определению позиции личности, становится возможным описание ее элементов с помощью категории направленности. При этом позицию личности составляет направленность всех обусловленных общественной практикой отношений личности. Позиция личности интегрирует направленность всех этих отношений и представляет собой, по сути, доминирующую направленность отношений личности. Таким образом, можно поставить знак равенства между терминами «позиция личности» и «направленность отношений личности». Как указывал В. Н. Мясищев, «примененный Адлером (A. Adler, 1930) термин позиции, хотя и противопоставляется им диспозиции, но очень близок понятию направленности» [111, с. 47]. Но, поскольку отношения личности реализуются в различных областях жизнедеятельности человека, ведется речь о профессиональной, гражданской, исследовательской и др. видах позиции личности, понимая под этим положительную направленность отношения к деятельности в этих областях. Если же направленность отношений личности носит отрицательный характер, то такие виды позиции личности сопровождаются приставкой «анти-». Так, различают антиобщественную, антинаркотическую, антикоррупционную и другие виды позиции личности.

Таким образом, вопрос о структуре антикоррупционой позиции личности переходит в вопрос о структуре направленности отношений личности в области антикоррупционой деятельности.

В.Н. Мясищев в своих работах не рассматривал понятие направленность, дав ему лишь общее структурное описание, куда входят взгляды, убеждения, оценки, вкусы, интересы, цели, мотивы, названные отношениями личности, обусловленными общественной практикой [111, с. 73].

Тем не менее, в трудах других российских и зарубежных психологов категория направленности раскрывается достаточно подробно, что может явиться основанием для разработки структурных компонентов антикоррупционой позиции личности.

Анализ исследований А.Г. Ковалева, Б.Ф. Ломова, Л.И. Божович, К.К. Платонова и др. приводит к выводу о том, что рассматриваемое этими учеными понятие направленности, так или иначе, связывается с потребностно-мотивационной сферой личности.

Так, А.Г. Ковалев понимает под направленностью систему потребностей, интересов и идеалов [75, с. 41], Л.И. Божович - устойчиво доминирующую систему мотивов [23], Б.Ф. Ломов - цели, во имя которых действует личность, ее мотивы, ее субъективные отношения к различным сторонам действительности [94, с. 311], В.В. Богословский - систему побуждений, определяющую избирательность отношений и активность человека [20].

В работах других исследователей также содержатся небольшие упоминания о направленности, однако наиболее полно и содержательно этот термин описывается в трудах К.К. Платонова и Г.Г. Голубева, понимавших под направленностью социально обусловленные особенности, формируемые путем воспитания которые определяют моральные качества личности [133, с. 126].

Центральное место в системе направленности личности занимают потребности человека, играющие ведущую роль, как в сложном психическом свойстве личности, включающем в себя систему побуждений, которая и определяет активность личности и избирательность ее отношений к действительности [153, с. 73]. Важен в понимании развития направленности личности переход потребности в мотив, подмеченный К.К. Платоновым. «Стойкие потребности (начиная со смутных влечений и до осознанных активных убеждений) являются свойствами личности - формами ее направленности. Но эти же отношения, потребности и свойства направленности, будучи включенными в структуру деятельности, становятся ее мотивами» [132, с. 152]. Таким образом, потребностью является нужда человека в чем либо, для преодоления которой не осуществляется никаких актов деятельности. При этом эти же потребности превращаются в мотивы, если они находят свое отражение в деятельности.

Иерархическая  система  потребностей  человека  по  Маслоу  отражает эволюционный взгляд на развитие личности по мере удовлетворения ее потребностей.

От физиологически детерминированных потребностей к трансцендентным (нуминозным). Маслоу были выделены следующие виды потребностей, представленных в виде пирамиды:

  •  Физиологические потребности;
  •  Безопасность и защищенность;
  •  Социальные потребности (принадлежность к группе);
  •  Уважение и признание;  
  •  Духовные (потребность в самовыражении);
  •  Трансцендентные потребности (нуминозные) [195].  

Согласно А.Маслоу, основная потребность человека — это самоактуализация, стремление к самосовершенствованию и самовыражению. На главный вопрос его теории — Что такое самоактуализация? — А. Маслоу отвечает: «Самоактуализирующиеся люди все без исключения вовлечены в какое-то дело... Они преданы этому делу, оно является чем-то очень ценным для них — это своего рода призвание». Все люди такого типа стремятся к реализации высших ценностей, которые, как правило, не могут быть сведены к чему-то еще более высокому. Эти ценности (среди них — добро, истина, порядочность, красота, справедливость, совершенство и др.) выступают для них как жизненно важные потребности.

К.К. Платоновым была предложена иерархия форм направленности личности. Это, прежде всего, влечение как наиболее примитивная биологическая форма направленности. Она четко выражена по своей специфичности, но нечетка по содержанию, это смутная потребность в чем-то. Генетически наиболее ранняя и по своим физиологическим механизмам наиболее простая эта форма входит в структуру всех последующих.

Желание - это уже вполне осознанная потребность и влечение к чему-то вполне определенному. Оно может быть и пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента становится стремлением.

Интерес - это познавательная форма направленности на предметы. Генетически в его основе лежит безусловный ориентировочный рефлекс, связанный с эмоцией, но у человека интересы развиваются всегда на базе условного рефлекса второй сигнальной системы и комплексно, становясь любознательностью. Интерес может быть пассивным, но при включении в его структуру волевого компонента направленности - стремления, он становится склонностью, которую можно определить как интерес и стремление к определенной деятельности.

Конкретизированная в образе или представлении предельная цель склонности есть идеал. Эта цель может проявляться в нескольких формах: нравственного, эстетического, познавательного (гностического) и праксического идеала.

Мировоззрение - система усвоенных человеком представлений и понятий о мире и его закономерностях, об окружающих человека явлениях, природе и обществе. Оно может быть смутным или принявшим форму познавательного идеала; пассивным миросозерцанием или становиться убеждением.

Убеждения - это высшая форма направленности, в структуру которой входят ее низшие формы и в которой мировоззрение связано со стремлением к достижению идеалов.

В направленности личности в целом надо различать ее уровень, широту, интенсивность, устойчивость и действенность. Эти же качества направленности, суть которых ясна из их названий, присущи и ее указанным отдельным формам [133, с. 126-127].

В зависимости от вектора направленности, о котором мы говорили выше, все вышеперечисленные мотивы могут дифференцироваться.

Дифференцируя влечение как наиболее примитивную форму мотивов личности согласно вектору направленности, необходимо отметить, что она наименее всего исследована в психологии. При этом большинство исследователей в своих работах, как правило, лишь упоминают об этой форме направленности и характеризуют ее низким уровнем осознанности потребности. Более не изучен вопрос о видах влечений. Поскольку дифференциация всех влечений человека на влечение к продолжению рода и влечению к смерти, предложенная З. Фрейдом, признается большинством отечественных ученых крайне неубедительной, не имеет смысла опираться на нее при решении данного вопроса. В то же время Э. Кречмер предлагает группировать все влечения человека вокруг трех главных жизненных пунктов: принятия пищи, охранения от опасности и размножения. Сравнивая их с различными векторами направленности отношений личности, нетрудно заметить их взаимосвязь. Так, отношению человека к себе соответствует влечение к пище, отношению человека к окружающему – влечение охранения от опасности и размножения. При этом, (что более интересно для нашего исследования) согласно Э. Кречмера «на узкое пространство влечения к пище налагается более широкий круг родственных влечению установок, которые связаны с обладанием и с приобретением денег, но все еще там и здесь имеют подобные влечению компоненты, которые, как, например, скупость, страсть к собиранию и т.п., по своей темной непреодолимой аффективной силе, по своей индивидуальной неподвижности и бессмысленности, т.е. по слабой приспособленности к некоторым единичным ситуациям, очень мало отличаются от настоящих влечений и встречаются особенно часто в пограничных психопатологических областях». [84, с 269].

Применяя эти выводы к понятию антикоррупционной позиции личности, необходимо отметить, что именно влечение к пище (точнее совокупность близких к нему влечений) в отличие от других влечений, как предпосылок формирования мотива, является потенциальной основой коррупционной деятельности. Однако, поскольку влечения представляют собой смутно осознаваемый вид мотивационных образований личности, когда человек осознает потребность, но не представляет своих действий по ее удовлетворению, преодоление и профилактика влечений, связанных с коррупционной деятельностью (влечение к деньгам, легкой наживе и т.п.) входящих в группу влечения к пище, может явиться неразрешимой задачей.

Рассматривая следующий вид мотивационных образований личности согласно вектору направленности, важно отметить, что вопрос о видах желаний человека практически не поднимался в научной литературе, в связи с чем нет возможности рассуждать о наиболее потенциально опасных в плане детерминации коррупционного поведения личности видах желаний. Однако можно отметить, что желания по сравнению с влечением менее эмоционально окрашены и, поэтому, менее устойчивы. Даже когда человек говорит о большом желании чего-либо, это не означает, что желаемая цель будет достигнута. В этом смысле желания человека, способные детерминировать коррупционное поведение личности, не представляют реальной угрозы, поскольку сила таких мотивов невысока.

В отличие от желаний, интересы человека представляют собой гораздо более устойчивое положительное эмоциональное отношение личности к объекту. Интересы людей чрезвычайно разнообразны, как разнообразна человеческая деятельность. Интересы, прежде всего, различают по их содержанию или направленности. В этом плане можно выделить материальные, общественно-политические, профессионально-трудовые, познавательные, эстетические, читательские, спортивные и др. [75, с. 102]. Проявляясь в деятельности, каждый из этих интересов может придавать поведению человека как положительную, так и отрицательную окраску. Так, например, материальный интерес может проявляться в стремлении к жилищным удобствам, в интересе к одежде и т.п., либо носить формы стяжательства, стремления к роскоши, накоплению имущества, провоцирующие коррупционные действия. Поэтому, будучи устойчивыми, любые интересы личности могут явиться потенциальными причинами коррупции. Тем более, что «интерес порождает склонность или переходит в нее» [142]. Так неоднократно выраженный в коррупционном действии материальный интерес может перейти в склонность личности к коррупции.

Важно подчеркнуть, что абсолютно все из вышеперечисленных каких-либо интересов являются потенциальными детерминантами коррупции. Так, например, желание удовлетворить профессионально-трудовые интересы может быть тесным образом связано с такой разновидностью коррупционных преступлений как превышение должностных полномочий и злоупотребление должностными обязанностями, когда руководитель стремиться всеми силами завершить тот или иной интересный проект. Удовлетворение познавательных интересов также может явиться основой коррупции, когда человека интересует, например, какая-либо запрещенная информация и т.д. Поэтому в целях обеспечения  антикоррупционной устойчивости крайне важным является удовлетворение  интересов личности в социально приемлемых формах, либо отказ от таких идеалов, которые не могут быть удовлетворены такими способами.

Следующая по значимости форма направленности отношений личности – идеалы - формируются под непосредственным общественным влиянием. Наличие идеала означает высокий уровень развития личности, характеризует благородство ее помыслов и целеустремленности. А поскольку идеалы формируются под непосредственным общественным влиянием, они представляют собой моральные представления о долге, о лежащих на нас обязанностях, которые также регулируют наше поведение. Тем самым, наличие идеалов в структуре мотивов личности выступает залогом формирования антикоррупционной позиции личности в обществе, осуждающем коррупцию как социальное явление.

Убеждения, как дальнейшая ступень в иерархии мотивационно-потребностной сферы человека, основываются на знаниях и включают личностное отношение к этим знаниям, представляя собой синтез объективного и субъективного [62, с. 33]. Вопрос о видах убеждений личности является открытым, однако некоторые исследователи предлагают варианты, созвучные с идеей об основных векторах направленности отношений. Так, В.В. Савчук в своем диссертационном исследовании рассматривает личные и общественно-значимые убеждения [144], диссертация С.А. Гогуновой посвящена изучению профессионально-значимых убеждений [49]. При этом все эти виды убеждений могут быть как ложными, так и истинными, в зависимости от истинности знания, выступающего предпосылкой убеждения. Так, профессионально-значимое убеждение об отрицательном влиянии коррупции на качество профессиональной деятельности, является истинным, поскольку основано на истинном знании о том, что в ходе коррупционных действий задачи профессиональной деятельности не выполняются полностью или частично. Таким образом, истинные убеждения личности всегда носят антикоррупционный характер, поскольку истинные знания о коррупции всегда указывают на отрицательный и разрушительный эффект данного вида деятельности, как для социума в целом, так и для профессиональной деятельности и отдельно взятого человека.

Наконец, мировоззрение личности, также основанное на знаниях, может приобретать три основные формы в зависимости от типа используемых знаний: научных, обыденных и религиозных (вера), причем недостаток тех или иных знаний об одной области действительности легко компенсируется за счет знаний о другой [79, с. 156-160]. Разделение типов мировоззрения согласно рассматриваемым векторам направленности будет крайне условным, поскольку каждый из них содержится как знания о мире, так и самом себе. 

Обыденное мировоззрение происходит на уровне ощущений. Здесь фиксируются лишь отдельные, внешние проявления бытия, мир явлений, а не сущностей. На следующем по глубине уровне отражения – религиозном мировоззрении - создается уже целостная картина мира, обозначается взаимосвязь процессов и явлений, происходит фиксация их тождества и различия. Однако на этом уровне мировоззрение ограничено больше чувственным опытом, нежели рациональным мышлением, здесь чувства и рассудок еще преобладают над разумом. И только тогда, когда происходит отражение посредством понятий, формируется научное мировоззрение, способное вскрыть закономерности и сущность явлений и процессов. Понятийное отражение — это самый глубинный уровень отражения, связанный с абстрактным мышлением и теоретическим познанием. Таким образом, обыденное мировоззрение личности более всего способствует мотивации коррупционной деятельности, поскольку человек, наблюдая коррупционные явления в различных жизненных ситуациях, формирует к ним положительное отношение, глубоко не задумываясь о разрушительном действии коррупции. На уровне религиозного мировоззрения человек может позволять себе осуществлять поступки коррупционного характера изредка, понимая на чувственном уровне их вред и, в тоже время, успокаивая себя возможностью искупления этого греха. Поэтому только научное мировоззрение может выступать гарантом антикоррупционного поведения личности.

Таковы основные виды мотивов, выступающих структурными элементами антикоррупционной позиции личности (см. Рис. 1). Очевидно, что в каждом конкретном случае набор мотивов, образующих антикоррупционную позицию, зависит от индивидуальных особенностей личности, и в каждую из рассмотренных выше групп мотивов может входить бесконечное число частных мотивов.

«Они укладываются в широкий спектр между двух полярных величин: от «индивидуализма» до «альтруизма», от «скупости» до «щедрости», от «жестокости» до «любви», от «пессимизма» до «оптимизма», от «анархии» до «пунктуальности», от «разнузданности» до «пуританства» и т.д.» [126, с. 435].

Рисунок 1. Структура антикоррупционой позиции личности

Тем не менее, важно понимать, что все мотивы личности, а соответственно и их группы, находятся в строгой иерархии, предполагающей четкий выбор нижележащих мотивов в зависимости от более вышестоящих. Так, очевидно, что большинство убеждений человека, обладающего научным мировоззрением должны быть истинными, чего не скажешь о человеке с обыденным мировоззрением, знание на котором богато своими неточностями.

Таким образом, структурируя всю совокупность описанных групп мотивов, представляется возможным выявить такую их часть, которая больше всего способствует возникновению коррупционной деятельности. Далее следует отобрать такую часть мотивов личности, которая делает коррупционную деятельность возможной, но и обладает альтернативными вариантами развития других видов деятельности. Наконец необходимо определить группу мотивов, которые не в состоянии побудить коррупционную деятельность. При этом доминирование одной из этих трех групп мотивов в личности будет образовывать ее антикоррупционную позицию, которая в первом случае будет отсутствовать, во втором случае будет слабой, а в третьем – устойчивой.

Так неустойчивую антикоррупционную позицию личности образуют влечение к пище, ярко выраженные интересы личности, носящие антиобщественный и эгоистический характер, преобладание ложных убеждений и как следствие обыденное мировоззрение. Слабая антикоррупционная позиция личности образована следующими группами мотивов: наличие многих (в том числе социально неодобряемых) интересов, одинаковое соотношение ложных и истинных убеждений, религиозное мировоззрение. Наконец, устойчивая антикоррупционная позиция характеризуется преобладанием следующих мотивов: разносторонностью интересов личности, наличием идеалов, преобладанием истинных убеждений, научным мировоззрением.

Таким образом, в целом именно мировоззрение определяет уровень развития антикоррупционной позиции личности. З.И. Васильева обращает внимание на то, что направленность при высоком уровне ее сформированности характеризуется социально значимыми личностными образованиями — научным мировоззрением и идейностью, ценностными ориентациями. Эти отношения выражаются в действиях и поступках, в суждениях, оценках и самооценках. Репрезентативным показателем воспитанности школьника З. И. Васильева признает наличие социально-нравственных качеств. С этой целью она предлагает изучать как отдельные качества личности, так и их комплексы и совокупности [189, с. 11]. При этом именно мировоззрение и убеждения человека, согласно точке зрения К. К. Платонова и Г.Г. Голубева, определяют его моральные качества. Моральные свойства личности, моральные убеждения, моральные чувства – это отражение нравственных норм и вместе с тем регулятор нравственных поступков данной личности.

Моральные качества весьма отчетливо проявляются в совести личности. Совесть - нравственная самооценка человеком своих поступков с принятыми им нравственными принципами и нормами поведения. Но у человека в отношении некоторых его поступков может не быть необходимого знания норм поведения. В других случаях эти знания могут быть неглубокими, не ставшими убеждениями. О таких людях говорят как о морально невоспитанных [133, с. 129-132]. Однако назвать современных коррупционеров морально невоспитанными людьми нельзя, поскольку проблема коррупции и ее нравственная характеристика постоянно поднимается в СМИ, научной печати и др., поэтому практически все люди достаточно осведомлены о безнравственности коррупционных действий. Напротив, большинство коррупционеров отлично представляют себе нравственные нормы общества, в котором они живут, но считают их правильными только для других, а не для себя, не испытывают угрызений совести при самооценке своих поступков и поэтому могут характеризоваться как бессовестные люди.

Совесть тесно связана со стыдом. Стыд — это моральное чувство, переживаемое как унижение, тягостное беспокойство, неудовлетворенность собой, сожаление о совершенном поступке и осуждение его. Стыд может возникнуть и при воспоминании о содеянном, причем как «за себя», так и «за других» [133, с. 129-132]. 

Большинство ученых отождествляют мораль и нравственность. Такого мнения придерживаются философы, психологи и педагоги (Н.М. Борытко,  А.А.  Лагунов, Д.В.  Мастеров, И.В.  Троицкая и др.). Философские, педагогические словари, словари по этике трактуют понятия «нравственность» и «мораль» как синонимы [119, c. 18].

Исходя из этого, вопрос становления и развития антикоррупционной позиции личности и ее наиболее важных отдельных элементов тесным образом связан с понятием нравственности. Для нашего исследования интересно определение нравственности, предложенное Л.Н.Овиновой в русле идей теории отношений В.Н.Мясищева, которая понимает под нравственностью свойство человека, базирующееся на знаниях норм морали, которое проявляется в его отношении к себе, к окружающей действительности в образовательном процессе и в других аспектах жизнедеятельности [189, с.19]. При этом очевидно, что нравственного человека, способного испытывать муки совести и стыд за совершение коррупционных действий, коррупционная деятельность в целом оказывается невозможной.

Таким образом, проведенный анализ содержания и структуры антикоррупционной позиции личности позволяет сделать ряд выводов:

- антикоррупционная позиция личности представляет собой совокупность мотивов личности объединенных своей направленностью, векторами которой может выступать сам человек, его профессиональная деятельность, либо окружающий мир;

- поскольку мотивы личности находятся в иерархическом подчинении, мировоззрение личности главным образом обусловливает уровень развития антикоррупционной позиции личности;

- мировоззрение и убеждения составляют мораль личности и ее нравственность, воспитывая которые можно переводить антикоррупционную позицию на более высокий уровень.

1.3 Сравнительный анализ формирования антикоррупционной позиции представителей закона в США, Европе и России

Изучение сущности и структуры антикоррупционной позиции личности позволило выявить тесную взаимосвязь и взаимообусловленность терминов, образующих единый понятийный ряд: позиция – отношение – направленность – мотивы – нравственность. Таким образом, мы убедились, что именно нравственные качества, выступающие мощным барьером для совершения действий коррупционного характера, обусловливают антикоррупционную позицию личности в целом. В связи с этим уместно предположить, что развитие и расширение спектра нравственных качеств личности детерминирует развитие ее антикоррупционной позиции. Верификация этого предположения потребовала изучения особенностей формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, для чего анализу подвергались как нормативно-правовые акты, регламентирующие воспитательную деятельность в вузах МВД, так и результаты воспитательной работы в этих образовательных учреждениях, описываемые в периодической и научной печати. Кроме того, изучался наиболее удачный зарубежный опыт формирования антикоррупционной позиции у будущих полицейских, позволяющий говорить о том, что во многих зарубежных странах проблеме профилактики коррупции в полиции уделяется достаточно серьезное внимание, а сама профилактическая работа носит системный и более глубокий характер. При этом необходимо отметить, что как в отечественных, так и в зарубежных образовательных учреждениях задача формирования антикоррупционной позиции курсантов целенаправленно не ставится. Однако эта задача в некоторых случаях успешно решается опосредованным способом, например, в ходе разработки и внедрения этических стандартов деятельности сотрудника полиции.

Цель кадровой политики полиции зарубежных стран – рекрутирование и отбор на службу достойных кандидатов, отвечающих не только моральным, но и специальным требованиям, обладающих компетенциями необходимыми для выполнения ими полицейских функций [56, с.76].

Так, в США основной упор в преодолении полицейской коррупции делается на ее профилактику. Во-первых, в качестве организационного барьера против проникновения в государственные органы США нравственно нечистоплотных и некомпетентных людей проводятся специальные проверки. В отношении лиц, назначаемых на руководящие должности, она проводится силами ФБР. Проверка начинается с запросов в учетные службы ФБР и полиции (включая дактилоскопическое досье), по телексным и факсимильным каналам связи рассылаются запросы в территориальные органы ФБР по месту рождения, проживания, учебы и работы кандидата. Устанавливается, не значится ли он в регистрационных учетах кредитных организаций. Если кандидат проходил военную службу, то запрашивается и военный архив.

При проведении специальной проверки особое внимание уделяется изучению: материального положения кандидата, состоянию его психического здоровья, негативных моментов в образе жизни (гомосексуализм, конфликты и т.д.), все контакты с представителями иностранных государств, а также участию в организациях, членство в которых ограничено полом, расой, убеждениями и т.д. Кандидаты на службу подвергаются также полиграфным обследованиям.

После зачисления на службу сотрудник остается под пристальным контролем. Ежегодно он обязан заполнять анкеты различного вида и содержания, включающие также вопросы об имеющейся недвижимости, о перечислении всех акций на 1 тыс. долларов и более, зарегистрированных на имя служащего, его жены (мужа) и детей, каждую дополнительную статью дохода на сумму свыше 100 долларов, каждый подарок стоимостью 35 долларов и больше.

Наиболее важным компонентом концепции, направленной на создание, развитие и внедрение этических стандартов, является подготовка молодых сотрудников полицейских ведомств США. Эта подготовка предусматривает всестороннее изучение проблемы коррупции. Курс по предупреждению коррупции в учебных учреждениях полиции включает исторические и социальные аспекты проблемы коррупции в полиции, практические занятия, формирование ответственности перед сотрудниками полицейского подразделения, обзор Кодекса профессиональной этики и перечня недопустимых видов деятельности в полиции [3, с. 12-16].

При этом в отличие от Российской Федерации, правовая наука США разграничивает понятия «подготовка полицейского» и «образование полицейского». Под подготовкой (первоначальной подготовкой) понимается получение офицером полиции теоретических и практических знаний по профессии «полицейский» в сертифицированной полицейской академии штата, по окончании которой полицейский может приступать к выполнению своих профессиональных обязанностей. Первоначальная подготовка является обязательной для всех офицеров полиции. Под образованием полицейского (высшим или средним специальным) понимается обучение в гражданском вузе (после обучения в полицейской академии) с получением диплома по любой специальности: уголовное правосудие, бухгалтерия, экономика, компьютерные технологии и т.д. При этом гражданин может получить среднее специальное или высшее образование, а затем поступить в органы полиции, но он все равно будет направлен на обучение в полицейскую академию. В отличие от Российской Федерации, в США отсутствуют специальные средние или высшие полицейские учебные заведения, поэтому офицер полиции для получения высшего образования обращается к услугам гражданских учебных заведений [33, с. 37].

В целях предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы Франции в 60-е годы XX в. было принято решение обязать всех избранных государственных служащих и кадры общественной службы, функции которых подвержены риску коррупции (поскольку от них зависит принятие решений), сообщать о своем имуществе и доходах в независимые инстанции. Помимо этого созданы правовые и организационные основы, обеспечивающие широкую гласность деклараций о доходах и имуществе высокопоставленных работников государственного аппарата [152, с. 67].

В Литве, согласно ст. 10 «Закона о предупреждении коррупции», в целях воспитания в личности нравственности и гражданственности, во всех уровнях и типах учреждений осуществляется антикоррупционное воспитание общественности. В высших учебных заведениях вводятся специальные антикоррупционные курсы как самостоятельные предметы или как составная часть криминологии или других наук [141, с. 92].

Опыт Германии показывает, что рост коррупции в сопредельных с Германией государствах и предметное разбирательство фактов коррупции внутри страны обусловили принятие в 1997 году Закона «О борьбе с коррупцией». В соответствии с вышеназванным законом, администрация государственных органов Германии обязана вести регулярный мониторинг ситуации, выявлять наиболее уязвимые в коррупционном плане должности государственной службы и принимать своевременные меры по предупреждению возможных правонарушений. Предусматривается набор на такие должности специально подготовленных сотрудников, устойчивых в морально-психологическом плане. Причем через пять лет их обязательно меняют [152, с. 68-69].

В ФРГ основой подготовки полицейских кадров является принцип пожизненного найма, поэтому обучение и профессиональная деятельность сотрудника осуществляется в расчете на перспективу. Постоянное повышение квалификации выступает неотъемлемой частью карьерного роста. Нехарактерной для нашей страны особенностью является практика обучения кадров для полиции ФРГ, при которой ни одно образовательное заведение не выдает своим выпускникам документов, соответствующих какому-либо государственному образовательному стандарту. По окончании учебных заведений выпускники получают только ведомственные образовательные документы, дающие право работать лишь в полиции и в порядке исключения – в некоторых других государственных учреждениях [88, с. 54].

С апреля 1995 г. в полиции Нидерландов существует отдел по работе с личным составом. В его функции входит решение следующих задач: проведение тестов на служебное соответствие и эффективность; организация проверок знания основных служебных процедур; разработка новых мероприятий, способных удовлетворить потребности общества в обеспечении безопасности; анализ жалоб граждан на действия полицейских; представление на рассмотрение полицейского руководства рекомендаций по совершенствованию правовых норм, регулирующих служебную деятельность; проведение оперативных мероприятий по профилактике коррупции в полицейских рядах [197].

«Политика национальной честности» в сфере подбора кадров для нидерландской полиции предусматривает жесткий отбор кандидатов на конкурсной основе (особенно на руководящие должности), интенсивную профессиональную подготовку и воспитательное воздействие со стороны руководителей полицейских органов и наставников, установление для полицейских служащих достойного денежного содержания, широких социальных льгот и привилегий, в том числе, при получении пенсионного обеспечения, создания благоприятных условий для карьерного роста, объективных критериев при применении мер поощрений и взысканий независимо от пола и национальности сотрудника полиции [57, с. 16-18].

Таким образом, зарубежный опыт воспитания антикоррупционной позиции кадров полиции зарубежных стран многообразен, имеет свою специфику. Учитывая, что формирование антикоррупционной позиции представителей закона в зарубежных странах осуществляется в специфических условиях, существенно отличающихся от российских, в настоящее время нет бесспорных оснований рассматривать какую- то одну из них либо некую комбинированную, эталонную систему, как модель для обновления российской системы профессионального образования сотрудников органов внутренних дел России.

В России в последнее время проблема антикоррупционного воспитания будущих сотрудников ОВД только начинает активно обсуждаться общественными деятелями и учеными. Однако уже сегодня перед вузами МВД ставится задача по целенаправленному антикоррупционному воспитанию, что способствует формированию антикоррупционной позиции курсантов. Важность этой задачи отразилась и в ведомственном нормативном правовом акте Федеральной службы по образованию – специальном письме «О введении в программы дополнительного профессионального образования антикоррупционной составляющей, предусматривающей изучение правовых и морально-этических аспектов управленческой деятельности», направленном в образовательные учреждения, осуществляющие дополнительное профессиональное образование, в том числе и в системе МВД России.

Кроме того, в п. 28, раздела III приказа министра МВД «О морально-психологическом обеспечении оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации», посвященного воспитательной работе, подчеркивается необходимость выработки у сотрудников ОВД, в ходе профессионально-нравственного воспитания, устойчивых навыков соблюдения профессионально-этического стандарта антикоррупционного поведения.

Как подчеркивает П.А. Кабанов, дополнительным аргументом необходимости формирования антикоррупционного образования в органах внутренних дел является и недавно принятый Министерством образования и науки России федеральный образовательный стандарт высшего профессионального образования по направлению подготовки «Юриспруденция», предусматривающий формирование навыков антикоррупционной деятельности обучающихся. В частности, этим документом предусмотрено формирование антикоррупционного поведения как в рамках профессиональной компетенции (выявлять, давать оценку коррупционного поведения и содействовать его пресечению (ПК-12); принимать участие в проведении юридической экспертизы проектов нормативных правовых актов, в том числе в целях выявления в них положений, способствующих созданию условий для проявления коррупции (ПК-14)), так и общекультурной компетенции (иметь нетерпимое отношение к коррупционному поведению, уважительно относится к праву и закону (ОК-6)) [70, с. 49].

Таким образом, в России нет недостатка в предложениях о том, как противостоять коррупции в ОВД РФ, как ее предупредить. Причем предложения охватывают практически весь комплекс проблем, обусловливающих данное явление. Обоснованно утверждение, что предупреждение коррупции должно иметь приоритет перед другими мерами, в частности, репрессивными. Эффективная борьба с коррупцией возможна только при использовании системы экономических, политических, правовых и психологических мер. Реальной целью такой борьбы должно быть снижение распространенности коррупции до уровня, не препятствующего развитию общества [172, с. 76].

В то же время проведенный анализ позволяет вести речь о специфических особенностях формирование антикоррупционной позиции курсантов в образовательных учреждениях МВД России, обусловленных как их будущей профессиональной деятельностью, так и сложившейся практикой учебно-воспитательного процесса.

Одной из таких особенностей выступает то, что процесс обучения и воспитания курсантов, осуществляемый в рамках закрытой организации, детально урегулирован нормами права [124, с. 65]. Все это приводит к образованию в стенах образовательных учреждениях МВД России особой образовательной среды, принципиально отличающейся от гражданских вузов.

Основными нормативными правовыми актами, регламентирующими вопросы воспитательной работы в образовательных учреждениях системы МВД России и формирования антикоррупционной позиции курсантов являются: Руководство по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации: утверждено приказом МВД России от 11 февраля 2010 г. № 80, Кодекс профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации: утвержден приказом МВД России от 24 декабря 2008 г. № 1138, Положение об организации наставничества в органах внутренних дел Российской Федерации: утверждено приказом МВД России от 24 декабря 2008 г. № 1139, Концепция воспитательной работы с курсантами и слушателями образовательных учреждений МВД России: утверждена приказом МВД России от 10 декабря 1996 г. № 651 и др.

Создаваемая на основе этих документов образовательная среда вуза МВД России эффективно влияет на профессионально-нравственное воспитание и становление курсантов, когда в процессе её развития синтезируются в единое целое влияния внешней (по отношению к высшему учебному заведению) среды, требования, предъявляемые обществом, к профессиональной подготовленности сотрудников органов внутренних дел и личностные потребности будущих полицейских [58, с. 47].

Так, например, «Руководство по морально-психологическому обеспечению оперативно-служебной деятельности органов внутренних дел Российской Федерации» полностью детализирует организационные аспекты, формы и методы и др. воспитательной и психологической работы отделов по работе с личным составом. Этому документу близко содержание Концепции воспитательной работы с курсантами образовательных учреждений МВД России, подробно описывающее деятельность профессорско-педагогического состава образовательных учреждений МВД.

На основе этих документов образовательными учреждениями МВД России разрабатываются и реализуются мероприятия с курсантами, направленные на координацию и мобилизацию усилий руководства, профессорско-преподавательского состава, воспитательного аппарата, сотрудников учебно-строевых подразделений, общественных организаций и актива курсантских подразделений в проведении воспитательной работы с курсантами и слушателями на всех этапах обучения.

Анализ программы воспитательной работы Казанского юридического института МВД России показал, что задача формирования антикоррупционной позиции курсантов решается на всех этапах учебно-воспитательного процесса в ходе реализации различных направлений воспитательной работы.

Так, на первом периоде обучения (1-2 курсы), программа воспитательной работы КЮИ МВД России предусматривает оказание помощи обучаемым в период адаптации к новым условиям учебной и служебной деятельности в ходе формирования четкой позиции в оценке явлений окружающей действительности, понимания государственной политики и патриотического воспитания, являющегося одним из направлений воспитательной работы, осуществляется формирование мировоззрения в процессе изучения гуманитарных и юридических наук, подкрепление проводимых занятий мероприятиями воспитательного характера.

На втором периоде обучения (3-4 курсы) продолжается воспитание уважения к своей профессии, сознательного отношения к служебному долгу и учебе, а также совершенствование культуры поведения, этики служебных и внеслужебных взаимоотношений. Так, в ходе формирования у курсантов культуры профессионального общения и взаимодействия, осуществляется привитие чувства гордости курсантам за принадлежность к органам внутренних дел, к Казанскому юридическому институту МВД России посредством проведения бесед, встреч, пропаганды истории и традиций органов внутренних дел, героизма и мужества военнослужащих и сотрудников, проявленных при выполнении служебного долга, проведении мероприятий, связанных с профессиональными праздниками, встреч с ветеранами и практическими работниками, посещение музеев МВД по РТ и института.

При этом все вышеперечисленные мероприятия находятся в соответствующих планах воспитательной работы, как всего института, так и конкретной кафедры и учебного курса.

Другой важной особенностью формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России выступает то, что субъектами обучения и воспитания выступают офицеры, профессорско-преподавательский состав, которые по своему положению наделены определенными полномочиями по отношению к курсантам. Как справедливо подметил В.Н. Устюжанин, с одной стороны, доминанта внешне заданного управленческого и организационного начал в вузах МВД России, предполагающая жесткую регламентацию учебно-воспитательного процесса, всех видов деятельности и отношений, способствует повышению эффективности работы по формированию мировоззрения курсантов, а с другой - существенно ограничивает развитие творчества, инициативы, активности, заинтересованности, тормозит становление неповторимого индивидуального мировоззрения курсанта. Поэтому не способствуют установлению равноправных субъект-субъектных отношений курсантов с педагогическими работниками и отношения жесткой субординации, установленные в вузах МВД России и характеризующиеся как преимущественно субъект-объектные, определяющие курсанта как подчиненного [169, с. 156].

Подобная организация учебно-воспитательного процесса, основанная на субъект-объектных отношениях, является мощным фактором формирования высокой дисциплинированности курсантов, но в то же время предъявляет значительные требования к уровню профессионально-педагогической подготовки преподавателей, выступающих образцами поведения. Очевидно, что требовательность, предъявляемая к курсантам, должна подкрепляться как безупречным знанием учебной дисциплины, так и высоким уровнем общекультурного развития педагога.

Как отмечает Е.В. Бурцева, если сотрудники по определению «объекты», то о каком «субъектном» поведении по отношению к своим обязанностям, а также к гражданам может идти речь. В этом как раз и состоит противоречие: от сотрудника требуется быть субъектом, а отношение к нему как к объекту. Добавим сюда противоречие между наделенностью властными полномочиями с одной стороны, и необходимостью подчиняться приказам, с другой, а также выстраивание сотрудниками психологических защит ввиду общего негативного отношения населения, которое в последнее время от опасения перешло к откровенному неуважению [31, с.27]. Поэтому существует необходимость разработки и внедрения методов обучения и воспитания, развивающих личностное самоуправление сотрудников, способность быть субъектом ситуации, нести персональную ответственность за свои действия, преодолевать негативное деперсонализирующее воздействие системы.

Таковы основные особенности формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждениях МВД России, обусловленные как их будущей профессиональной деятельностью.

В то же время анализ отечественного опыта педагогов образовательных учреждений МВД России позволил определить ряд особенностей формирования антикоррупционной позиции курсантов, обусловленных сложившейся практикой учебно-воспитательной работы.

Прежде всего, необходимо отметить, что задача формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждениях МВД России решается главным образом в ходе их учебной работы, для чего осуществляется активная разработка методических рекомендаций, введение отдельных тем в юридических дисциплинах и разработка спецкурсов.

Так, например, в Санкт-Петербургском университете МВД России в целях профилактики противоправных действий сотрудников правоохранительных органов в университете разработаны: специальная программа антикоррупционной направленности «Коррупция как социально-правовое явление и меры борьбы с ней»; специальный курс из 7 тем в количестве 56 часов «Теневая экономика»; в тематические планы дисциплин по всем реализуемым специальностям введены дополнительные темы, обеспечивающие реализацию мер профилактики правонарушений со стороны сотрудников и повышение уровня их антикоррупционной устойчивости [86, с. 5].

В Тюменском институте повышения квалификации сотрудников МВД России разработан и внедрен в учебно-воспитательный процесс курс лекций «Предупреждение коррупции в ОВД». Курс лекций предназначен для методического обеспечения занятий, посвященных темам профилактики коррупционного поведения сотрудников ОВД. В курсе лекций раскрываются как общие вопросы предупреждения коррупции, выполнения обязанностей и соблюдения запретов для сотрудников, так и проблемы, относящиеся к компетенции кадровых подразделений, имеющих особые функции в сфере противодействия коррупции [152].

Этот курс лекций методически обеспечивает ведение занятий по дисциплине «Профессиональная этика сотрудника органов внутренних дел» в рамках первоначальной подготовки сотрудников, а также может быть использован на занятиях курсов повышения квалификации, учебных сборов по занимаемой и по новой должности, так как во все примерные и рабочие программы включены темы, связанные с профилактикой коррупции среди сотрудников. В ходе занятий осуществляется изучение 8 учебных тем, среди которых коррупционные риски в деятельности различных служб ОВД, профессионально-этический антикоррупционный стандарт поведения сотрудников ОВД, декларирование доходов как мера предупреждения коррупции и др.

При этом, как подчеркивает автор, в данном курсе лекций подробно описаны существующие правовые процедуры, направленные на борьбу с коррупцией, однако, процессуальная «отладка» правовых норм противодействия коррупции еще впереди, а определяющим аспектом предупреждения данных негативных явлений должна стать профессиональный подбор кадров, серьезная их проверка.

На кафедре методологии и методики расследовании экономических преступлений Академии экономической безопасности МВД России разработана и внедрена учебная дисциплина «Противодействие коррупции в государственной службе». Имея большой опыт практической работы по расследованию преступлений различной категории и направленности, специалисты кафедры применяют его в своей педагогической деятельности, сочетая классическую методику преподавания с применением нетрадиционных и малоиспользуемых форм. Указанное обстоятельство, в конечном счете, способствует выработке у курсантов и слушателей навыков и умений, необходимых для противодействия коррупционным преступлениям [96, с. 249].

В целом на сегодняшний день наиболее известными и распространенными образовательными антикоррупционными программами, реализуемыми в высших учебных заведениях МВД России, являются:

1) «Предупреждение коррупции в органах внутренних дел и формирование антикоррупционного поведения сотрудников и служащих органов внутренних дел», учебная программа, разработанная специалистами Московского университета МВД России;

2) «Противодействие коррупционной преступности в государственной службе», учебная программа, разработанная сотрудниками Академии экономической безопасности МВД России;

3) «Основы антикоррупционного поведения сотрудников органов внутренних дел», учебная программа, разработанная преподавателями Уральского юридического института МВД России;

4) «Правовые основы противодействия коррупции», рабочая учебная программа, разработанная сотрудниками Сибирского юридического института МВД России [70, с. 50].

Таким образом, мы видим, что во многих образовательных учреждениях МВД России формирование антикоррупционной позиции курсантов связывается с изучением соответствующих правовых норм. В строгом смысле такую деятельность следует отнести к обучению. Однако вполне понятно, что для того, чтобы сотрудник поступал должным образом, он должен знать, что именно является коррупционно-опасным поведением, каковы его виды, что представляет собой этический конфликт и этическая неопределенность и т.д. В то же время эти меры представляют собой лишь необходимое, но не достаточное условие профилактики коррупционного поведения личности, связанное лишь с овладением определенного объема антикоррупционных знаний, являющихся основной формирования антикоррупционных убеждений личности. Однако в дальнейшем, как показало наше исследование, эти антикоррупционные убеждения и мировоззрение курсантов в целом должны выражаться в соответствующих нравственных качествах личности, формируемых, главным образом, в ходе воспитательной работы.

В этом плане значительный интерес представляет курс лекций «Формирование навыков и умений антикоррупционного поведения у сотрудников и государственных гражданских служащих органов внутренних дел», разработанный в 2011 году сотрудниками Восточно-Сибирского института МВД России, предназначенный для преподавателей, курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России, сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации [172]. В издании подробно рассказывается о специальных мерах профилактики коррупции, а также об особенностях воспитательной работы по формированию антикоррупционного поведения в служебной деятельности сотрудников ОВД. В разделе «Содержание антикоррупционного воспитания и его задачи» приводится важный тезис, созвучный со сделанными нами ранее выводами о том, что антикоррупционное воспитание является составной частью нравственного воспитания вообще. Здесь же приводится достаточно подробно описание содержания, принципов, методов и форм воспитания антикоррупционного поведения, которые, однако, являются общеизвестными для воспитательной работы в целом и не всегда излагаются авторами в привязке к основной тематике работы. Тем не менее, этот курс лекций крайне важен хотя бы тем, что является первой попыткой решения проблемы коррупции в ОВД на уровне воспитательной работы.

Таким образом, проведенный анализ позволил сделать следующие выводы:

- зарубежные и отечественные образовательные системы подготовки будущих полицейских располагают обширным опытом антикоррупционного воспитания, позволяющим значительно снизить риск коррупционных преступлений в правоохранительных органах;

- основными особенностями формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России являются жесткая регламентация воспитательного процесса, формирование антикоррупционной позиции курсантов на всех этапах учебно-воспитательного процесса, установление субъект-объектных отношений между педагогами и курсантами, а также преобладание учебных компонентов в антикоррупционном образовательном процессе.

1.4 Педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России

Проведенный в предыдущих разделах настоящего исследования анализ показал, что решение задачи формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России осуществляется многоаспектно, но, как правило, бессистемно. При этом в педагогической практике предпочтение уделяется учебным компонентам образовательного процесса, формирующим определенный объем антикоррупционных знаний. Все это обусловливает необходимость построения целостной педагогической системы, позволяющей комплексно осуществлять формирование антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.

Анализ научной литературы показал, что в современных педагогических исследованиях широко используется метод моделирования. Этот универсальный метод познания способствует исследованию сложных педагогических систем, отражая в модельных представлениях их сущностные характеристики, структуру, основные компоненты и взаимосвязи.

Структура процесса моделирования, по мнению ученых Б.Г. Глинского, Б.С. Грязнова, Б.С. Дынина, Е.П. Никитина, включает следующие этапы: актуализация знаний накопленных об оригинале и констатация на этой основе факта невозможности изучения непосредственным образом интересующего исследователя объекта для получения определенных знаний; выбор модели из числа известных в научной литературе; исследование модели; перенос полученных данных на оригинал; проверка истинности полученных данных и включение их в систему знаний об оригинале.

Следуя данной логике и опираясь на проведенный теоретический анализ психолого-педагогической литературы, в рамках проводимого нами исследования была предпринята попытка моделирования такой педагогической системы, которая позволила бы с учетом современных реалий осуществлять формирование антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России.

Модель воспитания антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России рассматривается нами как совокупность закономерных функционально связанных, относительно однородных элементов, составляющих определенную целостность.

Поскольку формирование антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России представляет собой целенаправленный процесс, уместно, прежде всего, определить его важнейшие этапы. Из педагогической теории нам известно, что любой образовательный процесс предполагает следующие виды педагогической деятельности: проектировочную, организаторскую и диагностическую предполагающие соответственно определение педагогических целей и задач,  организацию учебно-воспитательной деятельности обучаемых и диагностику полученных результатов. При этом каждый из перечисленных этапов распадается на множество подпроцессов, операций и действий, как педагогов, так и студентов. Следовательно, реальный процесс и система формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России представляют собой сложную иерархическую структуру образованную компонентами педагогической деятельности.

В связи с этим процесс формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России можно представить в виде ряда этапов: планирование и проектирование, преобразовательная деятельность, различные виды контроля и оценки.

На этапе планирования и проектирования в ходе анализа проблем формирования антикоррупционной позиции, специфики учебного заведения и др., определяются наиболее приоритетные аспекты воспитательной деятельности, на которых следует сосредоточить наибольшее внимание. Таким образом, планирования и проектирования образуют подготовительный этап, предполагающий действия, направленные на выявление проблемных аспектов воспитательной деятельности и формирование на их основе перспектив дальнейшей педагогической деятельности.

На этапе преобразовательной деятельности осуществляется внедрение принятых решений в образовательный процесс, реализуются запланированные мероприятия в ходе использования различных форм, методов, средств воспитательной деятельности, которые могли бы способствовать достижению оптимального результата в конкретных условиях и обстоятельствах.

Наконец, на этапе контроля и  оценки осуществляется сравнение полученных результатов процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.

Все вышеперечисленные этапы составляют завершенный цикл процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, который определенным образом повторяется в зависимости от полученных результатов.

Раскрывая процесс воспитания антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России, мы выстраиваем педагогическую систему (см. Рис. 2), которая состоит из концептуальной, организационно-методической, эмпирической подсистем соответствующих вышеобозначенным этапам.

Концептуальная подсистема служит основанием модели и обеспечивает научность всех этапов педагогической деятельности по формированию антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России. В данной подсистеме актуализировано применение деятельностно-отношенческой концепции нравственного воспитания, разработанной И. С. Марьенко, Г. Ю. Ксензовой О. С. Богдановой и др.

Основные положения деятельностно-отношенческой концепции нравственного воспитания заключаются в следующем:

  1.  Нравственное воспитание есть процесс формирования у учащихся нравственных отношений.
  2.  В процессе формирования нравственных отношений происходит развитие учащихся.
  3.  Нравственные отношения определяют социальную сущность личности.
  4.  Источником формирования нравственных отношений выступают объективные отношения, которые складываются между учащимися в процессе деятельности и общения.
  5.  В процессе воспитания нравственные отношения переходят в нравственные качества личности [180, с. 14-15].

Концепция деятельностно-отношенческого подхода к воспитанию исходит из того, что внутренние психические изменения в личностных характеристиках человека (как позитивные, так и негативные) происходят только в процессе деятельности, а содержание этих изменений определяется характером задаваемых при её организации отношений.  Отношения играют определяющую роль в воспитании характера человека. Основной характеристикой воспитанности является уровень проявляемых человеком отношений к себе, другим людям, предметам, явлениям, фактам и событиям окружающего мира. Таким образом, управление развитием воспитания понимается как управление развитием отношений воспитанников к окружающему миру, что достигается в процессе последовательного развития деятельности воспитанников, обогащения их отношений, социальных чувств и связей с миром вместе с их ростом и развитием.

На основе деятельностно-отношенческой концепции в концептуальной подсистеме конкретизированы цель и задачи формирования  антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.

Целью формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России является воздействие на их сознание, чувства и поведение, формирующие нравственные качества, черты характера и привычки антикоррупционного поведения.

В связи с этим основными задачами формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России являются:

- формирование нравственных понятий и убеждений, предусматривающее знание курсантами образовательных учреждений МВД России моральных норм, правил и требований. Решение этой задачи создает предпосылки для критической и объективной самооценки курсантами своих поступков и поведения в целом;

- выработка навыков и привычек антикоррупционного поведения на основе организации личного опыта антикоррупционной деятельности. Решение данной задачи позволяет преодолеть разрыв между сознанием и поведением личности, поскольку, как показывает практика, только антикоррупционные знания не обеспечивают антикоррупционного поведения;

- воспитание чувств офицерской чести и личного достоинства, не допускающих возникновение ситуаций коррупционного характера, позорящих всех сотрудников полиции в целом. Решение этой задачи будет обеспечивать антикоррупционное поведение курсантами образовательных учреждений МВД не только по приказу, но и в силу внутренней убежденности личности.

Организационно-методическая подсистема обеспечивает процесс формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России. Процесс формирования антикоррупционной позиции в образовательных учреждениях МВД России включает в себя организацию жизни и деятельности курсантов и воздействие на их сознание в целях формирования у них нравственных качеств, черт характера и выработки навыков и привычек антикоррупционного поведения. Поэтому, чтобы достигнуть успеха в формировании антикоррупционной позиции, необходимо, прежде всего, организовать деятельность курсантов вузов МВД России, позволяющую получать определенный нравственный опыт, с учётом специфики профессиональной подготовки.

Этот процесс наиболее успешно протекает при условии сочетания различных видов антикоррупционной деятельности курсантов с развитием их сознания в результате планомерного и систематического воспитательного воздействия на них педагогов, кураторов учебных групп, ветеранов и др.

Такая организация антикоррупционной деятельности курсантов образовательных учреждений МВД России предполагает соблюдение ряда научно обоснованных требований к процессу формирования  антикоррупционной позиции, представляющие собой основные принципы антикоррупционного воспитания, созвучные принципам нравственного воспитания.

Целеустремлённость антикоррупционного воспитания. Этот принцип означает, что все воспитательные мероприятия образовательных учреждений МВД России, все действия педагогов должны способствовать антикоррупционному воспитанию курсантов. Все частные задачи воспитательной работы надо подчинять этой основной цели. Воспитание, лишённое этой цели, не может дать нужных результатов.

Последовательное осуществление данного принципа обеспечивает повышение идейно-политического уровня воспитательной работы и предохраняет от стихийности и самотёка в отборе содержания, форм и методов антикоррупционного воспитания.

Воспитание в коллективе. Задачи антикоррупционного воспитания более эффективно решаются в учебной группе курсантов, предполагая формирование и влияние общественного мнения на проблемы нравственного характера, поскольку мысль о том, как отнесутся коллеги к тому или иному поступку будет предостерегать от коррупционных действий. Опираясь на товарищеские и дружеские отношения, которые создаются в учебной группе, преподаватель может ослаблять вредное и усиливать положительное влияние курсантов друг на друга.

Деятельностный характер антикоррупционного воспитания. Нормы и правила антикоррупционного поведения приобретают определенный смысл и значение лишь когда они выражены в конкретных действиях и поступках курсантов. Особенностью юношеского возраста является постоянное стремление к деятельности, стремление применить силы и энергию в различных занятиях. Поэтому в основе формирования антикоррупционной позиции должны быть положены деятельность и упражнения курсантов вузов МВД России в антикоррупционных поступках.

Принцип единства требований и воспитательных воздействий приобретает в современных условиях особую актуальность, когда преподаватели и наставники, призванные согласно занимаемой должности пропагандировать антикоррупционное поведение, сами оказываются вовлеченными в коррупционные преступления.

Принцип преемственности и последовательности антикоррупционного воспитания предполагает непрерывное и постепенное усвоение и закрепление новых знаний, навыков и привычек антикоррупционного поведения. Более сложные требования к антикоррупционному поведению курсантов должны следовать за элементарными, более доступными.

Следующим элементом организационно-методической подсистемы формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России являются методы антикоррупционного воспитания, представляющие собой совокупность приемов воспитательного воздействия. Они являются основным инструментом преподавателя, при помощи которого формируется антикоррупционная позиция курсантов образовательных учреждений МВД России.

Вопрос о методах в теории социально-культурной деятельности по-прежнему актуален. Дать их четкую классификацию трудно, да и вряд ли в этом есть практическая необходимость. Важно уяснить сущность понятия «метод», зависимость методов от содержания работы, необходимость творческого подхода к выбору методов и приемов в социально-культурной деятельности, так как накоплен большой опыт использования различных средств, форм и методов в зависимости от обстановки и решаемых задач [87, с. 220].

Основными методами в нашем исследовании стали убеждение и упражнение. Убеждение - это воздействие на сознание, чувства и волю воспитуемых в целях формирования и закрепления у них положительных моральных качеств и устранения отрицательных черт в их характере и поведении. В процессе убеждения у курсантов формируются этические понятия, вырабатываются нравственные критерии и принципы, являющиеся идейным руководством в их практической деятельности.

Упражнение — это приучение к выполнению норм и правил морали. Оно обеспечивает выработку и закрепление у обучающихся в процессе их разнообразной деятельности необходимых навыков и привычек антикоррупционного поведения [24, с. 47].

Другие методы – поощрение и наказание - играют вспомогательную роль в антикоррупционном воспитании. Каждый из этих методов реализуется на практике совокупностью определенных воспитательных приемов. Поэтому наряду с термином «метод» употребляется термин «методический прием».  В социально-культурной деятельности каждый метод представляет собой определенную систему приемов. Иными словами, каждый метод - это совокупность приемов, объединенных общностью задачи и единым подходом к их решению [87, с.220]. Так, убеждение в антикоррупционном воспитании может осуществляться с помощью беседы, доклада, лекции, личного примера преподавателя. Приемами поощрения являются похвала и награда и др.

Прием - это элемент, деталь метода, вспомогательное средство. Каждый из методов применяется с помощью различных приемов. Прием по отношению к данному методу при решении других, более частных задач может стать методом со своими приемами его применения.

Как считают А.Д. Жарков и В.М. Чижиков, методические приемы используются как самостоятельные методы и, в свою очередь, реализуются с помощью определенных методических приемов. Так, использование в ходе лекции фрагмента из кинофильма - это методический прием, прослушивание аудиозаписи на семинаре - тоже методический прием.

Методы и средства формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России получают свою логическую и конструкционную завершенность в формах антикоррупционного воспитания. Как известно, формы работы - один из необходимых компонентов культурно-досуговой деятельности. Термин «форма» употребляется в различных смыслах. Форма (вообще) - устройство, структура, внешнее выражение чего-либо, система организации чего-либо. Форма является одной из философских категорий, рассматриваемых в неразрывной связи с содержанием. Форма - организация, структура содержания, его выражение. Форма не может существовать изолированно от содержания [87, с. 218].

В зависимости от характера аудитории и средств воздействия формы культурно-досуговой деятельности делятся на массовые, групповые и индивидуальные. Формы - программы культурно-досуговой деятельности - не существуют сами по себе. Их выбор обусловливается содержанием и средствами. По отношению к содержанию форма-программа носит зависимый характер.

Каждое средство воздействия требует соответствующих форм организации людей. Отмечая зависимость форм - программ культурно-досуговой деятельности - от содержания и средств воздействия, следует иметь в виду, что выбор форм и их правильное использование, в свою очередь, имеют большое значение. Формы-программы обладают известной самостоятельностью, они могут оказать и оказывают обратное влияние на содержание деятельности. От выбора форм часто зависит результат деятельности [87, с 218].

Как отмечает Р.Г. Салахутдинов, традиционные формы информационно-просветительной деятельности имеют целый ряд разновидностей вследствие превращения базовой модели в модифицированную методическую модель: устный журнал (информационная панорама, слайд-обозрение, инфомационно-публицистическая программа и т.п.); вечер вопросов и ответов (деловая встреча, день открытого письма, пресс-конференция и т.п.); лекция (лекция - концерт, кинолекция, лекция - экскурсия, лекция - дискуссия и т.п.); конкурс (викторина, аукцион знаний, КВН, музыкальный ринг, брейн-ринг и т.п.) [145, с.157].

Для определения форм антикоррупционного воспитания нами была использована классификационная схема, состоящая из пяти групп, выделенных в зависимости от организации и методики проведения воспитательного процесса, предложенная И. С. Марьенко: формы организации и руководства жизнью и деятельностью коллектива; информационно-массовые формы; действенно-практические формы; синтетические формы; формы индивидуальной работы [100, с. 54-55].

Однако сами по себе методы и формы антикоррупционного воспитания не позволяют формировать у курсантов определенное отношение к коррупции, поскольку предполагают реализацию соответствующего содержания. Отношенческий подход к отбору содержания антикоррупционного воспитания предполагает рассматривать его как подбор необходимых видов деятельности, вызываемых ими отношений и условий их реализации, на основе которых происходит формирование положительного поведения воспитанников.

Как отмечают авторы монографии «Основные технологии культурно-досуговой деятельности», содержательный компонент включает в себя наличие определенных знаний, сформированность специального профессионального сознания, обогащающего представления специалистов об их возможной перспективной деятельности. Использование профессиональных знаний в культурно-досуговой деятельности предполагает формирование процессуальных умений (навыков моделирования методики воздействия на человека в условиях культурно-досуговой деятельности, анализа ситуации, планирования и оценки результатов воздействия, сравнения реальных результатов с планируемыми, возможными в итоге внедрения новшества, методики и др.) [123, с. 91].

Содержание реализуется через функции и принципы социально-культурной деятельности. Оно раскрывает проблему, обеспечивает решение задач, являясь одним из основных условий эффективности деятельности учреждений культуры.

Содержание культурно-досуговой деятельности, как бы оно ни было умело определено и воплощено в соответствующие формы, останется мертвым капиталом, если не будет донесено до человека. Вот почему большое значение имеет вопрос о способах реализации содержания, а также о путях доведения его до потребителя [87, с. 217] .

Н.Е. Щуркова считает, что «проживание» личностью социально значимых объективных отношений решает исход воспитательного дела, делая личность их носителем [191, с. 144]. Когда идёт речь о содержании антикоррупционного воспитания, то имеется в виду формирование морального облика человека в целом. А отдельные моральные качества рассматриваются как взаимосвязанные отношения цельной личности. Разумеется, эти качества неравноценны. Решающее влияние на антикоррупционное поведение человека оказывают отношение к труду, отношение к людям и отношение к себе. Рассмотрим в общих чертах эти основные отношения личности.

Воспитание у курсантов образовательных учреждений МВД России отношения к труду предполагает выработку у них готовности трудиться с полной отдачей сил, выработку умения творчески, добросовестно выполнять порученную работу, воспитание трудолюбия, деловитости трудовой дисциплины, культуры труда, любви и уважения к труду.

Воспитание у курсантов отношения к людям предполагает выработку у них патриотизма, коллективизма, дружбы, товарищества и общей культуры поведения.

Коллективизм курсантов является  одним из проявлений их морального единства, выражающийся принципом «один за всех, а все за одного». Воспитать курсантов в духе дружбы и товарищества, значит научить их жить и работать в коллективе и сочетать личные интересы с общественными интересами.

Воспитание у курсантов образовательных учреждений МВД России отношения к себе предполагает выработку у них дисциплинированности и организованности, гуманизма и оптимизма, высокой принципиальности, правдивости, честности и умения критически оценивать свое поведение.

Сущность дисциплины заключается в том, что она основана на сознательном отношении личности к своим обязанностям, на понимании норм и правил поведения, принятых в обществе. Она характеризуется тем, что люди сознательно и добровольно выполняют возложенные на них обязанности.

Принципиальный человек непримиримо относится к недостаткам в работе и в поведении окружающих его людей. Он не боится обидеть, кого бы то ни было прямым и честным указанием на промахи и недостатки в труде и в быту. Вместе с тем он сам правильно воспринимает критику и показывает пример честного и добросовестного отношения к критическим замечаниям других людей [24, с. 21].

Эмпирическая подсистема выполняет функцию анализа результатов процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России. В ней представлены критерии, показатели и уровни формирования антикоррупционной позиции курсантов, а также прогнозируется результат данной системы как переход на более высокий антикоррупционной позиции.

Мы пришли к выводу: результат процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России - сформированная личность. Этот результат в литературе обозначается при помощи интегративных характеристик «антикоррупционное сознание», «антикоррупционная культура», «антикоррупционные свойства и качества», определяющие степень готовности человека к антикоррупционной деятельности. Как сложный социально-педагогический феномен, антикоррупционная позиция курсантов образовательных учреждений МВД России, представляет собой динамическую целостность устойчивых структур, требует адекватных средств определения её сформированности, что имеет важное значение для оценки эффективности организации воспитательного процесса в целом. Оценка антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России требует особого выделения критериев, показателей и диагностических признаков.

Теория и практика воспитания подтверждают, что сложно со всей определенностью установить уровень воспитанности человека, сформированности у него всего комплекса качеств личности, степень воздействия на сознание личности воспитательной среды, деятельности различных категорий педагогов и т.д. Эта сложность вызвана тем, что данные эффекты пролонгированы во времени, и результаты воспитательного воздействия проявятся уже в профессиональной деятельности специалиста. Некоторые авторы считают, что возможно оценить только эффективность организации процесса воспитательной деятельности, которая, безусловно, связана с ее результатами [97].

Поскольку педагогическая оценка включает в себя другие оценки, то и критерии оценки воспитанности по своему содержанию также должны иметь соответствующие признаки: психические, нравственные, эстетические, правовые, физические и другие, т.е. критерий не должен быть только нравственным, правовым или иным.

В педагогическом плане он выступает как сложный, комплексный. На практике это означает, что к оценке воспитанности личности нужно подходить комплексно, всесторонне, целостно.

На основе экспертных оценок выделены когнитивный, нормативно-оценочный, эмоционально-психологический и установочно-поведенческий критерии сформированности антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России.

Когнитивный критерий - наличие у курсантов антикоррупционных знаний – характеризуют следующие показатели, являющиеся его диагностическими признаками:

- знания в области антикоррупционного законодательства;

- знания в области норм и правил антикоррупционного поведения;

- знания в области современных тенденций борьбы с коррупцией.

Нормативно-оценочный критерий - умение действовать в соответствии с антикоррупционным воспитанием - также имеет ряд показателей:

- умение проникать в сущность коррупционных явлений, определять истинные мотивы в действиях должностных лиц;

- способность к выработке своего аргументированного выбора заключающегося в отказе от коррупционных действий;

- готовность к предотвращению коррупционных правонарушений;

- способность к самоограничению и самодисциплине.

Основными показателями эмоционально-психологического критерия выступают:

- нетерпимость к коррупционным действиям;

- умение убеждать в безнравственности коррупционной деятельности;

- сформированное чувство офицерской чести и личного достоинства.

Установочно-поведенческий критерий уровня сформированности антикоррупционной позиции - наличие соответствующих моделей поведения, усвоенные курсантов образовательных учреждений МВД России в процессе антикоррупционного воспитания и реализуемых ими в жизни. Здесь мы выделили следующие показатели (см. рис.2):

- участие в митингах, собраниях, конференциях по антикоррупционной направленности;

- пропаганда антикоррупционного поведения;

- участие в дискуссиях, диспутах на антикоррупционные темы.

Таким образом, антикоррупционная позиция личности отражает степень и характер развития личности в целом, что и выражается в уровне правомерности его деятельности. Это говорит в пользу того тезиса, что никто не бывает, как правило, лишен антикоррупционной культуры, просто она бывает либо очень низкой, либо высокой. Опираясь на исследования К.А. Абульхановой-Славской, Т.Н. Мальковской, В.И. Пирогова, можно выделить

Рисунок 2. Педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России

различные уровни активности антикоррупционной позиции личности. Обобщенное мнение указанных авторов классифицируется следующим образом:

  •  активная антикоррупционная позиция (личности с такой позицией присущи социальная инициатива, творческая деятельность);
  •  антикоррупционная позиция среднего уровня (характеризуется отношением личности ко всему как к должному, реализацией себя в рамках положительной нормы, но не больше);
  •  негативная и антиобщественная антикоррупционная позиции (возникают тогда, когда человек в определенных условиях использует формы деятельности и общения негативного и антиобщественного содержания).

Технология реализации спроектированной модели предполагает:

- разработку диагностического инструментария (анкета для курсантов  «Ваше отношение к проблеме коррупции в ОВД РФ»);

- подготовку преподавателей на курсах повышения квалификации (краткосрочные курсы обучения, направленные на овладение слушателями теории и практики формирования антикоррупционной позиции);

- программы спецкурсов и факультативов.

Таким образом, все компоненты педагогической модели формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России взаимосвязаны и представляют собой целостность. Так, цель воспитания антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России определяет ее содержание; цель и содержание, требует реализации определенных методов, средств и форм организации воспитательного процесса; необходим контроль и оценка его результатов.

Каждая подсистема присутствует на всех этапах процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, соответствует этапам развития антикоррупционной позиции курсантов и в определенный момент становится ведущей, основной.

Концептуальная подсистема будет доминировать на первом этапе воспитательного процесса, когда у курсантов формируется установка на формирования антикоррупционной позиции.

Организационно-методическая подсистема станет приоритетной на втором этапе, когда интенсивно закладывается база теоретических знаний, необходимых для формирования антикоррупционной позиции, формируются необходимые качества личности.

Эмпирическая подсистема будет включаться по окончании каждого этапа экспериментальной работы, когда возникает необходимость произвести диагностику уровня сформированности антикоррупционной позиции.


Выводы по первой главе

Антикоррупционное воспитание является важной частью как антикоррупционной политики России в целом, так и системы морально-психологического обеспечения органов внутренних дел.

Анализ научной литературы показал, что специального исследования по проблемам формирования антикоррупционной позиции личности до настоящего времени не проводилось. Однако изучались такие смежные и близкие понятия, как антикоррупционная культура, антикоррупционное сознание и т.д. При этом родовое понятие «позиция» используется, как в отечественной, так и в зарубежной науке. В настоящий период понятие «позиция» активно используется и в педагогической науке, но значительное число современных исследований не вносят ясности в понимание сущности данного термина.

Основой изучения антикоррупционной позиции в нашем  исследовании явилось богатое психолого-педагогическое наследие видного отечественного психолога В.Н. Мясищева, работы которого содержат важные предпосылки  определения сущности и структуры позиции личности. Именно на основе теории отношений этого ученого уточняется ключевое понятие нашего исследования и выявлена структура антикоррупционной позиции личности.

Под антикоррупционной позицией личности понимается интеграция доминирующих избирательных опосредованных отношений человека, возникающих в ходе антикоррупционой деятельности в виде психологической связи с различными сторонами коррупции, выражающейся в его действиях, реакциях и переживаниях. Антикоррупционная позиция личности представляет собой совокупность мотивов личности, объединенных своей направленностью, векторами которой может выступать сам человек, его профессиональная деятельность, либо окружающий мир. Согласно разработанной К.К. Платоновым и Г.Г. Голубевым структуры мотивов личности, антикоррупционную позицию личности образуют влечения, желания интересы, идеалы мировоззрение и убеждения. При этом каждый из этих видов мотивов может дифференцироваться в соответствии с определенным вектором направленности на себя, общество и труд. Но поскольку мотивы личности находятся в иерархическом подчинении, главным образом мировоззрение личности обусловливает уровень развития антикоррупционной позиции личности. Мировоззрение и убеждения составляют мораль личности и ее нравственность, воспитывая которые можно переводить антикоррупционную позицию на более высокий уровень.

Зарубежные и отечественные образовательные системы подготовки будущих полицейских располагают обширным опытом антикоррупционного воспитания, позволяющим значительно снизить риск коррупционных преступлений в правоохранительных органах. При этом, как в нашей стране, так и за рубежом в ходе воспитательной работы не делается акцент именно на формирование антикоррупционной позиции личности. Так, в зарубежных странах сделан значительный упор на профилактику антикоррупционной деятельности будущих полицейских, которые проходят всевозможные проверки, регулярно отчитываются о своих доходах, расходах и т.д. Кроме того, активно используется институт поручительства.

В нашей стране формирование антикоррупционной позиции преимущественно связано с образовательным процессом. Основными особенностями формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России являются жесткая регламентация воспитательного процесса, решение задачи формирования антикоррупционной позиции курсантов на всех этапах учебно-воспитательного процесса, установление субъект-объектных отношений между педагогами и курсантами, а также преобладание учебных компонентов в антикоррупционном образовательном процессе.

На основе отношенческо-деятельностной концепции нравственного воспитания, разработанной И.С. Марьенко, Г.Ю. Ксензовой О.С. Богдановой и др., разработана педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, состоящая из концептуальной, организационно-методической, эмпирической подсистем. Каждая подсистема присутствует на всех этапах формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, соответствует этапам развития антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России и в определенный момент становится ведущей, основной.


Глава
II. Социально-педагогические условия формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности

  1.  Организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских

Проведенный в предыдущем разделе исследования анализ показал, что нравственные качества будущих полицейских, такие, как честность, порядочность, альтруизм, толерантность и др., определяют в целом уровень развития их антикоррупционной позиции. В связи с этим была разработана педагогическая модель образовательного процесса, направленного на развитие нравственности будущих полицейских, предусматривающая аудиторные занятия, связанные с овладением курсантами образовательных учреждений МВД России определенного объема антикоррупционных знаний.

Однако, как показал анализ опыта формирования антикоррупционной позиции у курсантов  образовательных учреждений МВД России, существует преобладание учебных компонентов образовательного процесса над воспитательными. Поэтому решающее значение в реализации разработанной педагогической модели имеют внеаудиторные занятия и целенаправленная воспитательная работа с будущими полицейскими, как группового, так и индивидуального характера, связанная с постановкой и решением задач морального и нравственного характера. При этом даже систематическая и последовательная воспитательная работа, направленная на формирование антикоррупционной позиции будущих полицейских, будет малопродуктивной, если воспитываемые нравственные ценности не соответствуют внутренним условиям образовательного учреждения МВД России.

Очевидно, что формирование антикоррупционной позиции окажется невозможным, если педагоги образовательного учреждения МВД России, используя субъект-объектные отношения, взаимодействуют с курсантами исключительно в приказно-назидательном тоне, либо сами совершают безнравственные поступки, ведут себя нечестно и др. К низким результатам формирования антикоррупционной позиции будущих полицейских может привести и «мероприятийная педагогика», предполагающая достижение лишь количественных показателей плана воспитательной работы образовательного учреждения и проведение воспитательных мероприятий лишь декларирующих нравственные ценности.

Нравственность является одной из систематизирующих категорий личности, детерминирующей уровень развития не только ее антикоррупционной позиции, но и других отношений личности, проявляющихся в деятельности: доброжелательность, правопорядочность, трудолюбие и др. Поэтому воспитательная работа по развитию нравственных качеств будущих полицейских не может ограничиваться лишь разделом плана воспитательной работы образовательного учреждения МВД России и проведением ряда воспитательных мероприятий. Нравственность должна явиться ключевой идеей всего воспитательного процесса в вузах МВД России, пронизывающей все другие направления воспитательной работы. Таким образом, была выявлена необходимость организации такой социокультурной среды образовательного учреждения, которая способствовала бы, прежде всего, формированию нравственных качеств будущих полицейских. Как указывает в своем докторском исследовании Ф.К. Зиннуров, «…в настоящее время убедительно доказано, что социокультурная среда является важным условием формирования и социализации личности, эта среда часто определяет деятельностную активность человека по освоению и формированию его жизненного пространства….» [65, с. 34]. При этом, под социокультурной средой образовательных учреждений МВД России понимается совокупность факторов и условий, способствующих формированию нравственных качеств будущих полицейских, их приобщению к моральным и нравственным ценностям, осознания принадлежности к российскому культурному сообществу, содержащихся в пространственно-предметном, социальном и деятельностном окружении.

В психологии среда рассматривается как субъективно переживаемая человеком объективная реальность, как множество внешних возможностей для реализации внутренних потребностей личности, как совокупность индивидуально избираемых средств реализации внутреннего содержания личности через внешние формы ее поведения и деятельности. В.И. Слободчиков считает, что среда, понимаемая как совокупность условий и обстоятельств для образования, не существует как нечто однозначное и данное заранее. Среда начинается там, где происходит встреча образующего и образующегося, где они совместно начинают ее проектировать и строить как предмет и ресурс своей совместной деятельности и где между субъектами образования начинают выстраиваться определенные связи и отношения. Особо подчеркивается, что к среде человека можно отнести лишь те из окружающих условий, которые он способен переживать [2, c. 36].

Она представлена совокупностью различных (макро- и микро-) условий жизнедеятельности и социального поведения субъекта: его случайными контактами и взаимодействием с другими людьми; конкретным природным, вещным и предметным окружением, представленным как открытая к взаимодействию часть социума. Социокультурная микросреда предполагает наличие у курсантов свободного, внеслужебного времени, которое затрачивается на отдых, развлечения, общение, общественную работу, культурную (духовную), досуговую деятельность, самообразование (за пределами служебного времени), творчество и другие занятия восстанавливающего и развивающего характера [58, с. 45].

Социокультурную среду можно охарактеризовать такими свойствами, как: многофакторность (культурные, социальные, учебные, воспитательные и др. факторы); ресурсность, так как каждый из факторов среды имеет или может иметь воздействие на объект образования; структурированность;  конструированность;  управляемость; многослойность образовательной среды существует как группировка и перегруппировка факторов среды по отношению к объекту образования в процессе конструирования и управления, которые создают новые среды в образовательном пространстве.

Социокультурная среда вуза является конкретной средой образовательного пространства данного вуза, культурно и социально целесообразно организованной, окружающей субъектов и объектов образования вуза и воздействующей на них [170, с. 60].

Как указывают В.Д. Васильева и Р.М. Петрунева, понятие «социокультурная среда» достаточно широко распространено в современной литературе, однако еще не получило серьезного обоснования в отношении студенческой молодежи: имеющийся педагогический опыт вузов носит, к сожалению, по большей части фрагментарный характер. Нам представляется, что такое положение обусловлено недостаточной разработанностью характеристик социокультурной среды вуза и недооценкой ее роли в становлении личности будущего специалиста [35, с. 114].

Социокультурная среда составляет основу жизнеспособности любого высшего учебного заведения. В ней формируются условия для воспитания и формирования личности, для  создания защищенности и удовлетворенности основных потребностей всех участников образовательного процесса, для их профессионального развития и для профилактики асоциального и уголовного поведения.

Социокультурная среда современного вуза представляет собой развивающийся пространственно-временной комплекс, аккумулирующий в себе целенаправленно создаваемые условия, обстоятельства взаимодействия субъективного мира развивающейся личности с его уникальными характеристиками (избирательность переживаний, поиск смыслов, потребность в самореализации) и объективного мира (другие личности, научно-педагогические школы, предметно-пространственное окружение материально-технического, учебно-методического обеспечения, наличие правил, традиций, ценностных установок, корпоративных норм, состояние морально-психологического климата, отношений), оказывающих прямое или опосредованное влияние на формирование конкурентоспособной личности специалиста через создание студентам возможностей для развития способностей и профессиональных компетенций и стимулирование к использованию этих возможностей. Как правило, воспитательный потенциал социокультурной сферы образовательного учреждения принимается многими педагогами как данность, функционирующая на принципах самоорганизации, стихийности, синергии. Однако такое понимание процесса становления и развития социокультурной сферы образовательного учреждения является недостаточно верным. Безусловно, социокультурная сфера любого образовательного учреждения формируется в том числе и в результате случайных факторов, каковыми могут явиться смена лидера органа самоуправления учебной группы в связи с заболеванием или отчислением курсанта, неожиданное знакомство членов будущего самодеятельного или спортивного коллектива и др. Но смысл педагогического управления развитием социокультурной сферы образовательного учреждения предполагает не только нивелирование таких случайных факторов, но и выстраивание определенной линии предполагаемых педагогических событий, придающих воспитательному процессу целенаправленность и системность.

Одним из путей повышения эффективности и целенаправленности воспитательных влияний социокультурной среды вуза является педагогическое моделирование этой среды, как пространства личностного и профессионального становления студента, суть которого видится в целенаправленной и эффективной организации взаимодействий, трансляции и воспроизводстве социального и культурного опыта, а также в создании условий личностного становления студента в процессе активной деятельности и общения [29, с. 107].

Наш опыт показывает, что организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, основывается как на используемых, так и потенциальных возможностях вуза, а также предполагает анализ и учет как внешних, так внутренних факторов. Говоря об используемых возможностях, имеется в виду количественно-качественные характеристики учебно-материальной базы образовательного учреждения, половозрастная структура и квалификация профессорско-преподавательского состава и др. Потенциальными возможностями организации социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, могут явиться приказы и распоряжения, регламентирующие воспитательную деятельность вуза, получение курсантами дополнительного образования и др.

Внешними и внутренними факторами организации социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, выступают различные условия осуществления образовательного процесса, обусловленные как специфическими особенностями конкретного вуза, так и влиянием внешних субъектов.

Модельное представление социокультурной среды Казанского юридического института МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, позволило выделить три основных блока взаимосвязанных компонентов: пространственно-предметное окружение, социальное окружение, деятельностное окружение.

Как правило, претворение в жизнь принципов организации предметно-пространственной среды определяется воспитательной концепцией, материальным ресурсом и уровнем профессиональной подготовки кадров в образовательном учреждении [155, с. 49].

Пространственно-предметное окружение социокультурной среды Казанского юридического института МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, рассматривается нами как совокупность материальных объектов, представляющих собой наглядно воспринимаемую форму существования социальной культуры. Такими материальными объектами являются архитектурные особенности здания вуза, учебные помещения, используемое оборудование и т.п. Иначе говоря, пространственно-предметное окружение представляет собой архитектурно-эстетическую организацию жизненного пространства студентов (архитектура вузовского здания и дизайн интерьера, пространственная структура учебных и рекреационных помещений и др.), а также символическое пространство вуза (различные символы  и атрибуты – герб, гимн, традиции и др.).

Поскольку курсанты Казанского юридического института МВД России постоянно пребывают на территории закрытого образовательного учреждения, необходимо, чтобы окружающая пространственно-предметная среда была привлекательной и обеспечивала комфортное времяпровождение. Очевидно, что слабая учебно-материальная база может выступить мощным фактором снижения эффективности воспитательной работы, направленной на формирование нравственных качеств курсантов. Так, например, испачканные стены учебной аудитории и исписанные учебные парты наносят вред образовательному процессу не столько тем, что снижают эстетическую ценность помещения, а в большей мере тем, что они сами по себе являются живым примером безнравственного поведения людей. Принимая и ориентируясь на такие примеры, курсанты вузов МВД России реализуют их в своей учебной, а впоследствии профессиональной деятельности. Кроме того, устаревший вид учебного корпуса и жилых помещений, нуждающихся если не в капитальном, то, как минимум в косметическом ремонте, создает общую атмосферу унылой и безрадостной перспективы. Только современная архитектура и дизайн образовательного учреждения в сочетании с объектами живой природы могут образовать пространственную среду вуза МВД России, способствующую формированию нравственных качеств будущих полицейских. Именно чистый и убранный вид учебных аудиторий, их достаточная оснащенность учебной мебелью и необходимым оборудованием способствуют более серьезному отношению курсантов образовательного процесса, формируя и развивая такие нравственные качества, как ответственность, дисциплинированность и др.

Поэтому в развитии пространственно-предметного окружения социокультурной среды Казанского юридического института МВД России основными тенденциями являются обеспечение высокого уровня оснащенности материально-технической базы образовательного процесса и ее систематическое обновление. Для организации и ведения образовательного процесса в настоящее время институт располагает четырьмя учебными корпусами общей площадью более 15000 кв.м. В 2005 г. для расширения учебных и учебно-вспомогательных помещений факультетов повышения квалификации и подготовки кадров, очного и заочного обучения институт получил в оперативное управление 8-этажное здание общей площадью 6470,9 кв.м. и 2-этажный корпус общей площадью 5393,3 кв.м. После капитального ремонта и перепланировки помещений в новом здании осуществлялось обучение слушателей двух факультетов – заочного и повышения квалификации и переподготовки кадров. Для организации учебного процесса на современном уровне здесь имеются все условия: 16 просторных лекционных залов, 13 аудиторий для групповых занятий, компьютерный мультимедийный класс, библиотеки с читальными залами, ситуационный криминалистический центр, зал ученого совета, общежитие гостиничного типа на 124 места, столовая, буфет. Здесь же располагается музей института, актовый зал. Особое внимание в Казанском  юридическом институте МВД России уделяется организации библиотечного обслуживания курсантов и слушателей. Всего в институте 7 читальных залов, общая площадь библиотек - 315 кв.м., библиотечный фонд составляет более 160 тысяч экземпляров книг. Здесь представлены не только традиционные источники информации, но и файлы учебных видеофильмов. В библиотеках ведется электронный каталог, имеется выход в интернет, установлены и регулярно пополняются базы данных справочно-правовых систем.

Организация пространственно-предметного окружения социокультурной среды Казанского юридического института МВД России предполагает также формирование социокультурной структуры вуза, включающей клубы, секции, научно-практические студенческие лаборатории, библиотеки и др. В институте разработана и действует целевая программа по повышению культурного и интеллектуального уровня курсантов, предусматривающая создание социально-психологических установок на добросовестное отношение к учебе и службе, всестороннее развитие, творческое использование нравственно-духовных ценностей. На ее реализацию ориентированы учебные и внеучебные формы и методы воспитательной работы: лекции, беседы, семинары, конференции, деловые игры, встречи с представителями органов власти, руководителями служб МВД по Республике Татарстан, общественных организаций, с творческой интеллигенцией и выдающимися личностями. На сегодняшний день в институте функционирует 6 художественных кружков различной направленности, в которых осуществляется в том числе духовно-нравственное воспитание курсантов.

Однако все это пространственно-предметное окружение социокультурной среды Казанского юридического института МВД России не может самостоятельно обеспечивать формирование нравственных качеств будущих полицейских, поскольку является лишь средством нравственного воспитания и предполагает педагогическое управление процессом их использования. Поэтому более важным компонентом социокультурной среды Казанского юридического института МВД России является социальное окружение, образованное профессорско-преподавательским составом института. В нашем исследовании под социальным окружением понималось определенное пространство, создаваемое в ходе межличностного взаимодействия педагогов и курсантов, способствующее интериоризации нравственных ценностей. В ходе бесед с преподавателями, а также заместителем начальника Казанского юридического института МВД России по кадровому обеспечению, было выявлено, что часть профессорско-преподавательского состава института испытывает определенные затруднения по организации и проведению внеаудиторной работы с курсантами по направлению нравственного воспитания. В связи с этим был разработан и апробирован спецкурс «Педагогические средства нравственного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России» (см. Прил. 1).

Программа спецкурса определила приоритеты повышения квалификации педагогов Казанского юридического института МВД России по проблемам нравственного воспитания курсантов: опора на нравственные ценности в работе с курсантами; внедрение в повседневную практику работы методов и средств нравственного воспитания; стимулирование самоконтроля воспитательной деятельности и др.

Цель спецкурса состоит в ознакомлении педагогов образовательных учреждений МВД России с современными подходами к нравственному воспитанию курсантов, а также порядком организации и проведения воспитательной работы по формированию нравственных качеств.

Задачи спецкурса:

– актуализировать проблему нравственного воспитания курсантов;

– раскрыть роль педагогов в реализации системы нравственного воспитания;

– изучить и освоить современные формы нравственного воспитания;

познакомиться с методиками мониторинга нравственных качеств личности.

Спецкурс рассчитан на 18 аудиторных часов, в том числе 12 часов – лекции, 6 часов – практические занятия. В ходе разработки программы спецкурса были определены три его основных раздела, посвященные теоретико-методологическим основам, организации процесса нравственного воспитания, а также диагностики нравственных качеств воспитанников.

Апробация спецкурса происходила в ходе еженедельных трехчасовых занятий с группой педагогов Казанского юридического института МВД России, куда вошли 11 преподавателей кафедры государственно-правовых дисциплин, уголовного процесса, оперативно-розыскной деятельности.

При изучении первого раздела спецкурса - «Теоретико-методологические основы нравственного воспитания» - педагоги знакомились с многообразием теорий нравственного воспитания личности. В ходе лекционных занятий изучались понятие нравственности, ее взаимосвязь с моралью, роль нравственности в поведении человека. Кроме того, в структуру данного раздела спецкурса также была включена тема, связанная с взаимосвязью нравственности и антикоррупционной позиции личности, предложенная в §1.2. При этом особое внимание уделялось проблеме нравственных переживаний в становлении антикоррупционной позиции личности, поскольку именно они выступают главным признаком становления отношения личности. На лекционных занятиях также рассматривались содержание и структура процесса нравственного воспитания.

Практические занятия по первому разделу были направлены на закрепление полученных теоретических знаний и способствовали укреплению понимания важности нравственного воспитания будущих полицейских. Они проходили в форме семинарских занятий проблемного типа, когда в условиях групповой дискуссии проводилось обсуждение проблем, возникающих в воспитательной деятельности каждого преподавателя. 

В целом, изучение первого раздела спецкурса позволило педагогам Казанского юридического института МВД России сформировать общее видение о роли и значении формирования нравственных качеств в профессиональной подготовке полицейского, а также выявить необходимость изучения методических основ нравственного воспитания.

В связи с этим, в структуру программы спецкурса был включен второй раздел, посвященный организационным вопросам процесса нравственного воспитания. На занятиях по этому разделу раскрывались принципы, содержание, формы методы и средства нравственного воспитания. Отдельное занятие было отведено изучению технологических основ нравственного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России. Другим важным вопросом данного раздела являлось изучение приемов нравственного воспитания и их взаимосвязь с формами и методами воспитательной работы.

Для проведения практических занятий по второму разделу спецкурса были разработаны тестовые задания на предмет усвоения понятийно-терминологического аппарата по изучаемой проблеме.

В ходе изучения третьего раздела спецкурса педагоги знакомились с рядом методик диагностики нравственных качеств человека. Изучались как сами диагностические методики, так и технология их использования и обработки первичных данных. Особый интерес преподавателей вызвала методика диагностики уровня воспитанности М.И. Шиловой, отражающая пять основных показателей нравственной воспитанности. Кроме того, при изучении данного раздела программы проводилась разъяснительная работа по разрешению этических вопросов осуществления диагностической деятельности.

В качестве практических занятий педагогам было предложено провести диагностику нравственных качеств курсантов и слушателей КЮИ МВД России в курируемых группах. Полученные в ходе анкетирования данные также были использованы при анализе результатов опытно-экспериментальной работы в нашем исследовании.

Апробация спецкурса «Педагогические средства нравственного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России» показала, что эффективность его реализации, кроме оптимального его содержания и организации, во многом зависела от личной заинтересованности самих педагогов. Поэтому среди важнейших требований к названному процессу в ходе экспериментальной работы были выделены такие, как добровольность участия педагога в организованных образовательных мероприятиях, разнообразие методов учебной деятельности, взаимосвязь и взаимодополнение различных ее форм, дифференцирование слушателей по возрасту, стажу работы, уровню и характеру образования, профилю деятельности. В свою очередь, эти требования определяли своеобразие методики работы с преподавателями, которая была ориентирована на субъект-субъектные отношения, то есть, постоянно ставила специалиста-практика в позицию активного участника учебной деятельности. Этому способствовали учёт индивидуальных потребностей преподавателей, постановка в ходе занятий творческих образовательных задач, использование диалогических форм общения, интерактивных методов учебных занятий, постоянная обратная связь в процессе обучения (текущий и итоговый контроль).

Однако, как пространственно-предметное окружение без социального окружения, так и социальное окружение без деятельностного окружения социокультурной среды не может в полной мере способствовать формированию нравственных качеств будущих полицейских, поскольку без выполнения деятельности у курсантов не будут формироваться соответствующие отношения.

Поэтому на базе досуговых самодеятельных коллективов института проводится большая работа по развитию творческих возможностей курсантов. В целях развития самодеятельного музыкального творчества курсантов, сотрудников органов внутренних дел и членов их семей, усиления его роли в культурно-эстетическом воспитании личного состава и повышения престижа службы в органах внутренних дел, ежегодно в Москве проходит фестиваль музыкального творчества МВД России «Щит и Лира», в котором сотрудники и курсанты нашего института регулярно принимают участие. В институте созданы и функционируют духовой оркестр и вокально-инструментальный ансамбль, которыми руководит старший лейтенант милиции Соколов Александр Юрьевич. При поддержке начальника КЮИ МВД РФ создано творческое объединение «Академия 02», в которое входят и выпускники института, ставшие сотрудниками ОВД РТ, и курсанты института. Ребята принимают участие в уральской лиге КВН, проводят фестиваль команд КВН силовых структур «Золотой щит - 2000», в котором приняло участие более десяти команд стран СНГ. На теплоходе участники фестиваля проехали с концертами по волжским и камским городам. Тогда же была срежиссирована концертная программа «Жизнь без наркотиков», с которой ребята выступили практически во всех районах республики; принимали участие в акции «МВД: мир вашему дому». Преемницей уже легендарной «Академии 02» стала новая команда «Поколение 02». Уже в первом своем сезоне курсанты дошли до финала, стали вторыми, уступив лишь маститым КВНщикам, и опять лучшим актером республики стал наш курсант Ришат Гималтдинов, получивший специальный приз из рук выдающегося татарского музыканта Салавата Фатхутдинова. В сентябре 2012 года команда получила приглашение на фестиваль «Виктория» в г. Москве, где получила диплом лауреата. Команду заметили в столице, и в ноябре 2012  г. «Поколение 02» представляет Казанский юридический институт МВД России.

На территории института ежегодно проводятся спортивные праздники. В 2013 году 5 мая курсанты с разных курсов принимали участие в спортивном празднике, посвящённом 68-летию победы над немецко-фашистскими захватчиками.

C 17 по 19 июня 2012 г.  на базе Казанского юридического института МВД России было проведено межвузовское оперативно-тактическое учение, целью проведения которого было усиление практической направленности и формирование у курсантов профессиональных умений и навыков, необходимых для оперативных действий в служебной деятельности. В нём принимали участие команды из 22 вузов МВД России. Наша команда заняла первое место.

Весь комплекс проводимой воспитательной работы способствует успешному освоению программ обучения, положительно влияет на морально-психологический климат, состояние служебной дисциплины в учебных коллективах и помогает процессу формирования личности офицера полиции новой формации.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

- социокультурная среда образовательных учреждений МВД России,  выступает мощным фактором становления и развития нравственных качеств будущих полицейских;

- основными компонентами социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующими формированию нравственных качеств будущих полицейских, являются предметно-пространственный, социальный и  деятельностный компоненты;

- все компоненты социокультурной среды образовательных учреждений находятся в состоянии взаимообусловленности и соподчиненности, поэтому изменение любого из этих компонентов оказывает существенное влияние на результат нравственного воспитания курсантов и слушателей.

2.2 Использование технологии социокультурного проектирования антикоррупционной позиции курсантов

В ходе реализации педагогической модели формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России была выявлена необходимость не только ориентации учебно-воспитательной работы на ценности нравственного воспитания, но и приближение его содержания к реальной жизни через рассмотрение ситуаций и поисков путей решения проблем коррупции в МВД. В связи с этим осуществлялся поиск активных и интерактивных методик и технологий формирования антикоррупционной позиции личности, наиболее полно отвечающих современных требованиям образовательного процесса, позволяющих не ограничиваться просветительской деятельностью в рамках конкретного образовательного учреждения, но и распространять в обществе стандарт антикоррупционного поведения сотрудников МВД. Необходимость пропаганды антикоррупционного поведения сотрудников МВД была обусловлена многими факторами, важнейшим из которых явилось недостаточность связей образовательного процесса с жизнью, что противоречит основным принципам дидактики. В ходе нашей работы мы убедились, что декларируемые в ходе учебных занятий и внеурочной работы с курсантами идеи о необходимости бескорыстного служения сотрудников полиции, часто наталкивались на распространенный в нашем обществе образ полицейского-коррупционера, существенно снижающий результативность антикоррупционного воспитания. Это противоречие неоднократно подтверждалось и в ходе многих инструктивно-методических совещаний с членами актива курсантов Казанского юридического института МВД России, когда обсуждалась низкая мотивация организации и проведения воспитательных мероприятий антикоррупционной направленности.

В связи с этим важным условием формирования антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России было выбрано использование технологии социокультурного проектирования пропаганды антикоррупционного поведения сотрудников МВД.

Под технологией культурно-досуговой деятельности понимается научно обоснованная система знаний об условиях, формах и методах и приемах создания материальных и духовных ценностей, практическое использование которых обеспечивает направленное воздействие на духовный мир личности [87, с. 100-101].

Рассматривая технологию культурно-досуговой деятельности как целостный процесс, связанный единством целей, разнообразием методов, приемов, средств, форм, как взаимодействие организации и методики культурно-досуговой деятельности, выявляем основу, на которой происходит их взаимопроникновение друг в друга. Их слияние обусловливает не только рациональное расходование сил, средств, фондов, их наиболее полное использование, но и обеспечивает концентрированность воздействии на аудиторию, наибольшую планомерность и целенаправленность. Технология - это деятельность, но опредмеченная и трансформированная специфическими средствами в определенную форму. Поэтому, функционируя по законам природы, она подчинена закономерностям общественной жизнедеятельности [87, с. 100-101]. Из этого следует, что технология культурно-досуговой деятельность имеет следующие черты: целостность, целесообразность, функциональное единство составляющих ее компонентов. Как целостная система технология культурно-досуговой деятельности имеет соответствующую структуру, элементы которой функционируют согласно общему ее назначению, подчиняясь при этом определенным принципам и объективным закономерностям общественного развития [87, с. 100-101].

Поэтому технология культурно-досуговой деятельности и выступает одним из важнейших средств приобщения людей к культуре, порождает у них новые духовные потребности, и, прежде всего, потребность в творчестве.

Анализ результатов педагогического эксперимента показал, что социокультурное проектирование, осуществляемое, как на занятиях, так и во внеучебной деятельности, может явиться одной из наиболее интересных педагогических технологий формирования антикоррупционной позиции личности. Социокультурное проектирование предполагает не только решение какой-либо частной социальной проблемы, значимой для определенного круга лиц, но что было более важно для нашего исследования, предполагает повышение статуса в обществе какой-либо культурной ценности. Поэтому, прибегнув к технологии социокультурного проектирования, мы стремились, прежде всего, поднять статус антикоррупционного поведения как ценности современного сотрудника МВД.

Как известно, термин «проектирование» происходит от лат. «projectus» — брошенный вперед; это процесс создания прототипа, прообраза предполагаемого или возможного объекта, состояния, специфическая деятельность, результатом которой является научно-теоретически и практически обоснованное определение вариантов прогнозируемого и планового развития новых процессов и явлений. Проектирование — составная часть управления, которая позволяет обеспечить осуществление управляемости и регулируемости некоторого процесса.

Метод проектов зародился во второй половине XIX века в сельскохозяйственных школах США и основывался на теоретических концепциях «прагматической педагогики», основоположником которой был американский философ-идеалист Джон Дьюи [84, с. 7].

Социально-культурный проект представляет собой систему практических мероприятий, направленных на вариативное решение социокультурных проблем. Это специфическая технология, конструктивная, творческая деятельность, предполагающая решение социокультурных целей и задач, разработку путей и средств достижения конкретных результатов.

Поэтому чрезвычайно важны исходные положения, которые определяют общие ориентиры и мировоззренческие рамки проектной деятельности. В основе разработки условий и способов реализации социокультурного проекта лежит система принципов, т.е. основных исходных положений, теоретико-мировоззренческих оснований [99, с. 39].

К числу ведущих принципов социокультурного проектирования относятся:

– принцип соразмерности (соответствие проекта физиологической, психической, экологической и социокультурной природе человека);

– социальной и личностной целесообразности (соответствие ожидаемых результатов и личностных потребностей);

– комплексности (учет основных направлений и форм взаимосвязи человека с его природным, социальным и культурным окружением);

– реалистичности (использование имеющихся в культуре конструктивных способов решения аналогичных проблем; позитивное отношение к инновациям);

– оптимальной ориентации на сохранение и изменение традиционной культуры;

– проблемно-целевой ориентации (проблемно ориентированный анализ социокультурной ситуации) [142, с. 79].

Наш опыт показал, что в процессе социокультурного проектирования у курсантов Казанского юридического института МВД России формируется комплекс знаний об отличительных признаках коррупционных действий, уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений, реальных ситуаций в профессиональной деятельности полицейского, сопряженных с получением взятки и т.п.; происходит развитие следующих умений: анализ коррупционной ситуации и моделирование собственного поведения, рассмотрение стратегии и вариантов поведения в случае предложения взятки, принятие ответственного и осознанного решения, отделение фактов от мнений, умение работать с документами и др.

При этом обеспечивается тесная взаимосвязь учебно-воспитательного процесса по формированию антикоррупционной позиции личности с жизнью курсантов, поскольку социокультурный проект предполагает разработку и реализацию как в рамках учебных дисциплин, так и вне стен вуза – в общественных, студенческих и молодежных мероприятиях.

Разрабатывая социокультурный проект «Нет коррупции в МВД!», мы стремились разработать комплексную программу реальных действий субъектов образовательного процесса, в основе которой лежит актуальная социальная проблема, носящая системный характер и требующая разрешения. При этом реализация этого проекта должна была предполагать активное участие курсантов КЮИ МВД России не только в воспитательной работе внутри стен вуза, но и в общественной жизни, путем налаживания взаимодействия будущих полицейских с населением, социальными учреждениями и властными органами, способствуя улучшению социальной ситуации в конкретном регионе, социуме.

Проектный подход в освоении культуры состоит, прежде всего, в органическом сочетании управленческих, с одной стороны, и культурных, с другой стороны аспектов деятельности управления. Идея социокультурного проектирования подразумевает, что набор управленческих инструментов должен быть соразмерен конкретному культурному материалу и типу региональной или местной ситуации. Содержание проектной деятельности состоит из компетентного анализа конкретной ситуации, разработки и реализации проектов и программ, оптимизирующих основные составляющие человеческой жизнедеятельности [157, с.284].

В связи с этим основной целью социокультурного проектирования выступало создание условий, способствующих формированию у курсантов собственной точки зрения на проблему коррупции путем создания системы реальных антикоррупционных отношений. Участие курсантов Казанского юридического института МВД в социокультурном проекте «Нет коррупции в МВД!» требовало от них осуществления определенной последовательности действий. Таковыми действиями явились: осознание цели проекта, концентрация усилий на выполнение личных и групповых задач, самоорганизация в распределении своего времени и последовательности действий, самоконтроль, умение оценивать собственные решения путем индивидуальной или коллективной рефлексии.

Осуществление социокультурного проектирования требовало кропотливой и трудоемкой работы, а порой и определенных материальных затрат. Вот почему для успешной реализации нашего проекта исключительно была важна поддержка администрации. Предоставление аудиторий и технического оборудования для работы над проектом, материалов для оформления стендов, поощрение педагогов и курсантов, активно участвующих в проектной деятельности – лишь некоторые из использованных форм поддержки проекта со стороны администрации Казанского юридического института МВД России.

Разработка и реализация социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!», направленного на пропаганду антикоррупционного поведения сотрудников полиции, осуществлялась в ходе последовательного прохождения ряда этапов, каждый из которых предполагал решение специфических задач.

На первом этапе осуществлялась подготовка курсантов Казанского юридического института МВД России к работе над социокультурным проектом. Основными задачами на данном этапе явились отбор актива курсантских подразделений и формирование у них интереса к теме проекта. Для решения этой задачи применялись сложившиеся в Казанском юридическом институте формы самоуправления учебных групп, предполагающие информирование курсантов через институт старостата. Затем, в ходе первых рабочих встреч с активистами, было очерчено проблемное поле, предлагались и обсуждались различные варианты решения проблемы формирования антикоррупционной позиции будущих полицейских. В результате чего были определены название и задачи проекта, сформулировано видение основных результатов проектной деятельности.

Наряду с этим выяснялось желание курсантов Казанского юридического института участвовать в проекте, в какой роли они видят себя (организаторов, социологов, оформителей и др.). Таким образом, была сформирована рабочая группа проекта, состоящая из 11 курсантов Казанского юридического института МВД России, преимущественно третьего года обучения. Кроме того, были определены временные рамки реализации проекта и график встреч участников рабочей группы. Согласно начальным расчетам, реализация социокультурного проекта должна была придти в завершающую стадию к апрелю 2013 года, при этом рабочая группа должна была собираться не реже одного раза в неделю на период планирования, и по мере необходимости на период проведения ключевых мероприятий.

На втором этапе разработки и реализации социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» было проведено 2 встречи с рабочей группой курсантов, итогом которых стала конкретизация направлений реализации социокультурного проекта. На этом этапе совместно с курсантами анализировался широкий спектр вопросов, связанных с формированием антикоррупционной позиции личности. В ходе дискуссий участники рабочей группы пришли к важному выводу о том, что поскольку проблема коррупции носит системный характер, решать ее необходимо комплексно. Поэтому необходимо было предусмотреть такие направления деятельности, которые сочетали бы в себе различные виды занятий и носили бы массовый характер. Для отбора основных направлений социокультурного проекта использовался метод мозгового штурма, являющийся наиболее оптимальным способом поиска и обсуждения различных идей. Анализ 18 предложенных курсантами вариантов развития социокультурного проекта позволил конкретизировать 3 основных направления дальнейшей деятельности: художественное, просветительское и культурно-массовое (см. Рис. 3). Каждое из этих направлений предполагало организацию и проведение ряда мероприятий на последующих этапах реализации социокультурного проекта.

Дальнейшая разработка вышеуказанных направлений социокультурного проекта потребовала проведения определенной аналитической работы, связанной с изучением и обобщением имеющегося в других вузах МВД опыта антикоррупционного воспитания, для чего была создана отдельная группа курсантов. Другая группа курсантов Казанского юридического института занималась изучением материалов средств массовой информации по проблеме коррупции в МВД. При этом конкретизировались основные тенденции обсуждения проблемы коррупции в СМИ, рассматривалась реакция властей и населения на эти передачи или публикации. Участниками третьей группы курсантов Казанского юридического института был проведен социологический опрос среди различных категорий населения г.Казани по проблеме коррупции МВД. При этом также выяснялась как личная точка зрения респондентов на данный вопрос, так и то, насколько он важен и злободневен для этой местности.

Рисунок 3. Структура социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!»

Сбор, анализ и обсуждение полученной информации позволили перейти к следующему этапу социокультурного проекта, связанного с разработкой собственного варианта решения проблемы. В нашем случае под таким вариантом понимался комплекс мероприятий различного уровня и содержания, проведение которых способствовало бы укреплению ценности антикоррупционного поведения сотрудников МВД. При этом предполагалось, что каждое мероприятие должно представлять собой основу формирования антикоррупционных отношений курсантов Казанского юридического института МВД, поэтому должно носить массовый характер и вызывать значительный общественный резонанс в микросоциуме нашего вуза. Был составлен подробный план подготовки и проведения каждого из таких мероприятий, а затем все эти планы были объединены в общий план подготовки социокультурного проекта. Согласно общего плана художественное направление социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» предусматривало организацию и проведение конкурса плакатов среди курсантов Казанского юридического института МВД России «Искусство против коррупции». Просветительское направление социокультурного проекта - «Сообщи о коррупции» - предполагало проведение разъяснительной и агитационной работы не только среди курсантов, но и среди населения г.Казани. Наконец, реализация культурно-массового направления социокультурного проекта было связано с организацией митинга курсантов Казанского юридического института МВД России «Сотрудники МВД против коррупции», а также проведение фестиваля самодеятельности курсантов и слушателей вузов МВД «Остановим коррупцию». Разработка и согласование консолидированного плана рабочей группой курсантов Казанского юридического института МВД России заняла более двух месяцев, поскольку ряд организационных вопросов необходимо было решать со многими должностными лицами как внутри, так и вне стен вуза. Кроме того, по каждому из вышеперечисленных мероприятий разрабатывалось соответствующее положение, в котором отражены порядок проведения мероприятия и правовой статус, права и обязанности исполнителей и порядок их взаимодействия со структурными подразделениями вуза. Подробная детализация плана социокультурного проекта и достаточно долгая подготовка к его реализации во многом позволили предвосхитить и нивелировать большинство организационных проблем. Для более оперативного исполнения разработанного плана рабочая группа социокультурного проекта была разделена на три отдела, курировавших соответствующие направления проекта.

На следующем этапе социокультурного проекта осуществлялась реализация разработанного плана действий. Хронологически первым мероприятием нашего плана явился конкурс плакатов среди курсантов Казанского юридического института МВД России «Искусство против коррупции», на проведение которого отводилось чуть больше двух недель (см. Прил. 2). Основной целью проведения этого конкурса было привлечение внимания курсантов института к проблеме коррупции, формирование в общественном сознании значимости антикоррупционного поведения. Задача конкурса – художественными средствами формировать твердую убежденность курсантов в преступном и аморальном характере коррупционных действий.

С целью информирования об этом конкурсе были оповещены все без исключения учебные группы Казанского юридического института МВД. Участвовать в конкурсе плакатов могли как отдельные авторы, так и творческие коллективы, но, как оказалось впоследствии, все принявшие участие в мероприятии работы были результатом групповой работы курсантов.

Каких-либо существенных ограничений в оформлении плакатов не предусматривалось, однако каждая из представленных на конкурс работ должна была содержать как текстовой, так и иллюстративный материал. При этом плакат мог быть нарисован в любой графической программе или вручную художественными материалами.

Через две недели после объявления на конкурс было подано 28 работ, оценивая которые члены жюри учитывали художественное решение, лаконичность, общую идею плаката, а также новизну в раскрытии заданной темы. В жюри конкурса, куда входили педагоги Казанского юридического института МВД России, также были приглашены преподаватели Казанского художественного училища им. Н.И. Фешина. Как подчеркивали приглашенные члены жюри, тема конкурса плакатов является очень сложной с художественной точки зрения, поэтому большинство курсантов КЮИ МВД России выражали свое отношение к коррупции в гротескной форме. Основными критериями при оценке представленных на конкурс плакатов явились:

- соответствие содержания плаката целям и задачам конкурса;

- оригинальность идеи;

- качество выполнения работы, информативность;

- эстетическая ценность работы и др.

Победителем конкурса стал авторский коллектив курсантов 1 года обучения (2012-2013 уч.г.), работа которых была признана жюри наиболее креативной. На плакате «Коррупционерами не рождаются, ими становятся» изображен сотрудник дорожно-постовой службы, берущий взятку. Тень, падающая от него, невероятно жуткая, ужасная, как и действия полицейского, если он выберет неверный путь. Безусловно, большинство представленных работ имели незначительную художественную ценность, однако основной идеей проведенного конкурса было привлечение курсантов КЮИ МВД России к проблеме коррупции, поэтому после подведения итогов конкурса плакат - победитель был выставлен в вестибюле главного здания нашего вуза. С целью лучшего восприятия тематики мероприятия было принято решение о награждении всех, принявших участие в конкурсе, «Дипломами участника», а победители получили ценные и памятные подарки.

Следующее мероприятие социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» носило просветительский характер, и было направлено на идентификацию в общественном сознании образа полицейского и образа человека, борющегося с коррупцией. Для нас здесь самым важным было задействовать курсантов в такой работе, где бы они сами выступали пропагандистами антикоррупционного поведения и соответственно получали бы опыт антикоррупционных отношений, выступающих основной антикоррупционной позиции личности. В связи с этим была организована и проведена социальная акция «Сообщи о коррупции», в которой приняли участие более 50 курсантов КЮИ МВД. В ходе этой социальной акции курсанты, осуществляя патрулирование закрепленной территории, встречались с жителями микрорайона и проводили с ними разъяснительные беседы о борьбе с коррупцией в МВД. Было принято решение о том, что каждый наряд, совершающий патрулирование за время дежурства и в соответствии с обстановкой, проводит не менее 3 разъяснительных бесед с гражданами, проживающими на территории патрулирования. Таким образом, было проведено не менее 150 разъяснительных бесед. Рабочей группой социокультурного проекта была подготовлена памятка, в соответствии в которой курсанту поручалось проводить беседу. В ходе таких бесед курсанты раскрывали своим собеседникам пути возможных действий граждан при склонении их сотрудниками МВД к даче взятки. После каждой беседы гражданину вручался буклет с одноименным социальной акции названием, в котором были указаны телефоны служб, в которые можно обратиться с вопросами противодействия коррупции в МВД. При этом подчеркивалось, что любой, кто располагает информацией о фактах коррупции, может обратиться по телефону доверия или оставить заявление на специальном сайте. Гражданам разъяснялось, что информация о подобных фактах позволит оперативно отреагировать и пресечь совершаемые преступления, привлечь виновных к установленной законом ответственности. Как позднее указывали в своих дневниках курсанты, у большинства участвовавших в социальной акции граждан, проведенные беседы изначально вызывали удивление и недоверие. Однако, видя искреннюю заинтересованность будущих полицейских в решении проблемы коррупции, граждане начинали более активно участвовать в диалоге. В целом, проведение этой социальной акции позволило не только повысить уровень доверия к правоохранительным органам у определенной части населения, но, и что более важно, курсантам Казанского юридического института МВД России выступить в роли проводников идеи противостояния коррупции, т.е. приобрести в определенном смысле опыт антикоррупционной деятельности.

К этому же направлению была отнесена деятельность рабочей группы социокультурного проекта, связанная с организацией выпуска периодического издания, посвященного борьбе с коррупцией. Таким изданием явилась стенгазета под символичным названием «Антикоррупционер», в которой анонсировались основные мероприятия социокультурного проекта, раскрывались его итоги, а также приводились выдержки из других периодических изданий, содержащих информацию о борьбе с коррупцией. Всего в ходе реализации социокультурного проекта было подготовлено шесть выпусков стенгазеты «Антикоррупционер», каждый из которых создавался активистами из разных учебных групп курсантов Казанского юридического института МВД России. Чтобы вовлечь большее количество курсантов в работу над социокультурным проектом, позволяющим получить опыт антикоррупционной деятельности, было принято решение о передаче редакционных полномочий каждой из учебных групп, заинтересовавшихся выпуском стенгазеты сроком на месяц. Чтобы сделать все номера издания похожими друг на друга, на каждом из листов ватмана, выступающего основой будущей стенгазеты, сверху в едином стиле было написано ее название, а первая колонка всегда была закреплена за социокультурным проектом. Тематика и содержание остальных 3-4 колонок стенгазеты подбирались и утверждались совместно с куратором учебной группы. У дежурной редакционной учебной группы, как правило, подбор материалов в выпуск не вызвал каких-либо проблем, поскольку в СМИ и научных изданиях сегодня содержится бесконечное множество разнообразной информации по вопросам противодействия коррупции. Потому главной задачей редакторов являлось не столько поиск информации, сколько ее отбор и структурирование. Сразу после первого выпуска стенгазеты «Антикоррупционер» были отмечены наиболее ее удачные разделы, ставшие традиционными и для последующих номеров издания. Прежде всего, это была правовая колонка, где помещались материалы, содержащие обсуждение правовых последствий коррупции. Другой основной раздел стенгазеты составили материалы судебной практики, содержащие вводную и резолютивную части судебных решений по делам, связанным с коррупционными преступлениями. Последняя колонка стенгазеты традиционно носила юмористический характер. Здесь размещались анекдоты и карикатуры, высмеивающие коррупционеров.

Для размещения стенгазеты был выделен специальный стенд, закрепленный неподалеку от гардероба в месте с высокой проходной способностью. Как показали дальнейшие наблюдения, стенгазета пользовалась определенным интересом у курсантов, поскольку содержала различную информацию. Некоторые курсанты интересовались новостями социокультурного проекта, другим были интересны «жареные» факты поимки и осуждения коррупционеров и т.д. Несмотря на различную мотивацию чтения стенгазеты, ее материалы служили основой для формирования антикоррупционной позиции курсантов в виде определенных эмоциональных переживаний, формирующих отношение к коррупции.

Культурно-массовое направление социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» также было связано с организацией и проведением митинга курсантов КЮИ МВД России «Сотрудники МВД против коррупции». Подготовка к этому мероприятию заняла около месяца, поскольку для участия в митинге были приглашены не только руководство Казанского юридического института МВД России, но и руководители городских органов власти, учащиеся школ и высших учебных заведений, а также представители общественных организаций. В связи со значительным количеством приглашенных участников мероприятия было решено провести митинг на плацу территории института. Для проведения мероприятия было выбрано наиболее удобное для всех участников время (митинг начался в 12:00 в будний день), поэтому практически все приглашенные гости смогли выступить на трибуне.

Для мероприятия курсантами были подготовлены лозунги и плакаты с призывами «Коррупция касается тебя лично!», «Тебе еще не надоело платить взятки?» и др. Также в целях большей наглядности использовались работы, представленные на конкурсе плакатов. Вступительное слово произнес начальник института Ф.К. Зиннуров, который проинформировал собравшихся о мотивах проведения митинга.

Большинство участников митинга, выступавшие с небольшими докладами, как правило, выражали обеспокоенность проблемой коррупции в МВД. В адрес участников митинга поступили многочисленные приветствия, свидетельствующие о том, что митинг получил значительный общественный резонанс. Курсанты нашего института также убедились, что коррупция воспринимается различными слоями общества только отрицательно. В связи с этим резолюцией митинга прозвучало объявление непримиримой борьбы против коррупции и коррупционеров в правоохранительных органах. 

Таким образом, реализация всех вышеописанных мероприятий позволила привлечь внимание курсантов Казанского юридического института МВД России к проблеме коррупции и формировать ценности антикоррупционного поведения.

Для закрепления полученного результата было принято решение провести заключительное мероприятие в форме фестиваля самодеятельности курсантов вузов МВД «Остановим коррупцию». Была разработана программа фестиваля, предусматривающая 8 вокально-инструментальных номеров, а также 3 отчетных видеоролика о проведенных антикоррупционных мероприятиях. Основной целью данного фестиваля была презентация хода и результатов проектной деятельности, позволяющая испытать участвующим в социокультурном проекте курсантам чувство законченности и завершенности проделанной работы.

Несмотря на то, что проведенная работа чаще всего была нацелена на изготовление конкретного продукта: плакатов, листовок и проч., был получен интересующий нас результат проектной деятельности — это, прежде всего, опыт антикоррупционных отношений, выражающийся в конкретных действиях и переживаниях курсантов. Поэтому, проводя в рамках фестиваля самодеятельности презентацию нашего социокультурного проекта, мы стремились показать, что даже небольшая группа энтузиастов может организовать важную и заметную работу по восстановлению в обществе образа полицейского, борющегося с коррупцией. В перерывах между художественными номерами, каждому участнику рабочей группы предоставлялось небольшое время для рассказа о его работе над социокультурным проектом.

В целом, около трети всех курсантов Казанского юридического института МВД России приняли непосредственное участие в тех или иных мероприятиях социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» в роли исполнителей. При этом практически все курсанты и слушатели института побывали в качестве зрителей на митинге и фестивале.

После проведения фестиваля рабочей группой социокультурного проекта был проведен анализ всей работы, как отдельных участников, так и микрогрупп. В ходе этой беседы важно было сформировать у курсантов позитивное восприятие приобретенного опыта проектной деятельности, поэтому в ходе рефлексии обращалось внимание не только на трудности и недостатки, но и на новые знания, навыки, ценности, приобретенные в ходе работы над проектом.

Практика показала, что реализация социокультурного проекта выводит курсантов не столько на решение насущных проблем, сколько формирует у них определенные идеалы и убеждения, составляющие основу антикоррупционной позиции личности.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

- технология социокультурного проектирования является важным средством формирования антикоррупционной позиции будущих полицейских, поскольку проектировочная деятельность предполагает возникновение антикоррупционных отношений, а социокультурный характер проекта не сводит эту деятельность к решению какой-либо проблемы, но прежде всего, позволяет пропагандировать ценности антикоррупционного поведения сотрудников МВД;

- в ходе реализации технологии социокультурного проектирования пропаганды антикоррупционного поведения сотрудников МВД важно предусмотреть широкий спектр направлений деятельности (художественное, просветительское, культурно-массовое и др.), позволяющих придать эмоциональную окраску конкретным действиям курсантов.

2.3 Разработка и реализация авторских программ антикоррупционного воспитания курсантов вузов МВД России в процессе социально-культурной деятельности

Реализация педагогической модели формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России выявила необходимость переориентации на антикоррупционные ценности не только учебного, но и воспитательного процесса. В связи с этим рассматривались различные педагогические условия, способствующие антикоррупционному воспитанию курсантов образовательных учреждений МВД России в ходе внеаудиторной работы.

Анализ возможных путей совершенствования воспитательной работы показал, что наиболее перспективным направлением оптимизации антикоррупционного воспитания курсантов является использование потенциала социально-культурной деятельности. Именно социально-культурная деятельность, основанная на принципах добровольности, интереса, самоорганизации, может явиться основой интериоризации различных ценностей, в том числе антикоррупционных. Общеизвестно, что содержательно и эмоционально насыщенные разнообразные индивидуальные и групповые культурно-досуговые занятия и массовые мероприятия культурно-досугового характера запоминаются гораздо сильнее, и полученная на них информация усваивается глубже. Таким образом, была поставлена задача интеграции антикоррупционного воспитания и социально-культурной деятельности, решение которой было сопряжено с разработкой и организацией специфических культурно-досуговых занятий, содержательно наполненных антикоррупционными ценностями. В ходе планирования, разработки и систематизации этих занятий была создана программа антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России средствами социально-культурной деятельности, выступающая дополнением к принятой в институте основной программе воспитательной работы.

Разработке программы антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России предшествовал анализ основных видов культурно-досуговой деятельности, среди которых отдых, развлечения, праздники, самообразовательная деятельность курсантов и др. Безусловно, все эти виды культурно-досуговой деятельности всегда использовались в ходе воспитательной работы в вузах МВД России, однако их содержанием выступали, как правило, ценности профессионального, физического, трудового и др. направлений воспитательного процесса. Так, например, достаточно традиционным для вузов МВД России является участие курсантов в фестивалях художественной самодеятельности, спортивных соревнованиях и проч., однако не всегда участие в этих мероприятиях предполагает решение задач антикоррупционного воспитания. Поэтому крайне важным для нашего исследования являлась организация таких занятий курсантов, форма которых соответствовала бы каким-либо видам культурно-досуговой деятельности, а содержание было бы наполнено ценностями антикоррупционного воспитания. Анализ показал, что все вышеперечисленные виды культурно-досуговой деятельности, так или иначе могут применяться в ходе антикоррупционного воспитания. Так, рассматривая отдых как вид культурно-досуговой деятельности, можно выявить высокий потенциал активного отдыха в антикоррупционном воспитании, предполагающий занятия гимнастикой, физической культурой, подвижные игры и проч.

Более высоким потенциалом антикоррупционного воспитания обладают развлечения, как вид культурно-досуговой деятельности, вызывающие радостные чувства и эмоции, поднимающие настроение и жизненный тонус.

Рассматривая многообразные виды развлечений, мы пришли к выводу, что в ходе антикоррупционного воспитания курсантов могут использоваться группы театрализованных и познавательных развлечений, предполагающие организацию театральных постановок, игр «Что, где, когда», «Брейн ринг» и др.

Определенным потенциалом антикоррупционного воспитания обладают и праздники, как вид культурно-досуговой деятельности, большинство из которых связанно с какими либо памятными датами.

Наконец, самообразование как вид культурно-досуговой деятельности предоставляет безграничные возможности для антикоррупционного воспитания, постепенно переходя в наиболее высокую форму воспитательной работы.

Все эти основные виды культурно-досуговой деятельности, предполагающие множество различных занятий, стали основой разработки программы антикоррупционного воспитания курсантов и слушателей Казанского юридического института МВД России, основными направлениями которой явились: спортивное, развлекательное, праздничное, научное.

Были сформированы следующие разделы программы антикоррупционного воспитания: паспорт программы, пояснительная записка, содержание программы, мониторинг программы и ожидаемые результаты.

В паспорте программы отражены ключевые аспекты предполагаемой деятельности, включающие вопросы, связанные с назначением программы, временными параметрами ее реализации, финансовым и кадровым обеспечением.

Так, целью программы антикоррупционного воспитания курсантов КЮИ МВД явилось создание оптимальных условий для развития, саморазвития антикоррупционной позиции личности. Основными задачами программы были избраны организация социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, развитие самоуправления курсантов, предоставление им реальной возможности участия в управлении деятельностью творческих объединений различной направленности, содействие формированию сознательного отношения  курсантов к коррупции и др. Сроки реализации программы предполагали осуществление воспитательной работы антикоррупционной направленности в течение первых двух лет обучения курсантов Казанского юридического института МВД России. Поскольку данная программа явилась дополнением к основной программе воспитательной работы Казанского юридического института МВД России, на ее финансирование отдельных средств не было предусмотрено. Кадровое обеспечение программы составили заместители деканов по воспитательной работе и кураторы учебных групп.

В пояснительной записке программы, предназначенной, прежде всего, педагогам, участвующим в воспитательной работе, раскрывались актуальность данной программы для подготовки будущих полицейских, отличительные особенности программы, связанные с ее реализацией в культурно-досуговой деятельности. Кроме того, здесь же дано описание
принципов и подходов к формированию и реализации программы антикоррупционного воспитания и управлению образовательным процессом.

Так, среди принципов реализации программы основными явились:

- принцип гуманистической направленности воспитательного процесса, предполагающий создание условий, направленных на раскрытие и развитие способностей курсантов,  их позитивную самореализацию;

- принцип самоактуализации, побуждающий и поддерживающий стремление курсантов к проявлению и развитию своих природных возможностей;

- принцип сотрудничества и сотворчества, способствующий открытию перед курсантами перспектив роста, помогает добиваться радости успеха, а также реализовать одну из главных задач – помочь осознать свои возможности и поверить в себя, в свои силы.

В содержании программы приводится план-сетка мероприятий согласно выбранных направлений антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России.

Спортивное направление программы антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России было реализовано в ходе организации и проведения занятий физической культурой в форме спортивных секций и спортивных соревнований.

Проведение таких занятий составляет основу физического воспитания курсантов в нашем институте во внеучебное время, где традиционными являются секции бокса, легкой атлетики, пулевой стрельбы.

Как известно, физическая культура как вид социокультурной деятельности характеризуется совокупностью полезных для общества результатов её использования и культивирования её предметных ценностей в обществе. К таким результатам можно отнести физическую подготовленность (как результат физической деятельности), достигнутую на её основе степень совершенства двигательных умений и навыков, повышенный уровень развития жизненных сил, спортивные достижения и другие полезные для личности и общества результаты приобщения к физической культуре.

Физическая культура может существовать и существует не только в ферме деятельности, но и в качестве внутреннего состояния человека, воплощенного в его умениях, навыках, способностях (в персонифицированной форме) [74, С. 219].

В Казанском юридическом институте МВД России регулярно проводятся спортивные соревнования различной направленности. Поэтому для нас основной задачей было не создание новых спортивных секций и организация новых спортивных соревнований, а обогащение уже существующих форм спортивного воспитания в вузе антикоррупционной составляющей. При этом информация антикоррупционного характера должна быть ненавязчивой и дозированной, не подменяющей рекреационный характер культурно-досуговой деятельности. Более того, было важно, чтобы антикоррупционная информация подавалась в сатирическом виде, формируя у курсантов брезгливое и презрительное  отношение к коррупционным преступлениям.

Для решения этой задачи было избрано несколько направлений деятельности. Во-первых, для спортивных секций нашего вуза были разработаны, созданы и  внедрены в занятия физической культурой специальные средства антикоррупционного воспитания курсантов, способствующие формированию отрицательного отношения к  коррупции. Для секции пулевой стрельбы было сделано 100 мишеней, в центре которых была изображена рука с пачкой денег, символизирующая процесс дачи взятки, а  сверху была размещена надпись «Взятке нет!». Таким образом, стреляющий по этой мишени человек выполнял обычные для пулевой стрельбы действия, т.е. стремился точнее выполнить выстрел. В то же время он, незаметно для себя, в игровой форме уничтожая взятку, осуществлял антикоррупционную деятельность. Такая мишень обрела достаточную популярность среди  курсантов, занимающихся в секции пулевой стрельбы, поэтому подобные средства антикоррупционного воспитания были внедрены в секцию бокса и легкой атлетики. Для секции бокса были изготовлен чехол для боксерской груши с надписью «удар по взятке», по бокам которого также размещены мишени с изображением руки, предлагающей пачку денег. В секции легкой атлетики подобные лозунги были размещены на снарядах, используемых для метания. Так, на дисках для метания также была изображена взятка, сопровождающая надписью «Избавься от меня». Таким образом, использование таких средств антикоррупционного воспитания, с одной стороны, в шутливой форме заставляло бороться с проблемой коррупции, а с другой стороны, никоим образом не влияло на ход и содержание занятий физической культурой.

Однако в этом случае приходилось вести речь лишь о косвенном формировании антикоррупционной позиции курсантов. Поэтому спортивное направление программы антикоррупционного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России в процессе культурно-досуговой деятельности было расширено спортивными праздниками антикоррупционной направленности. Всего за два года реализации программы было организовано и проведено 2 спортивных праздника для курсантов первых курсов 2011-2012 и 2012-2013 уч. гг.  под названием «Спортом по коррупции!».

По своему содержанию эти спортивные праздники оставались традиционными для подобных мероприятий соревнованиями и предполагали как командные, так и индивидуальные состязания в различных видах спорта. В то же время всем этим соревнованиям была придана особая форма борьба с коррупцией. В начале праздника ведущий мероприятия сообщал курсантам Казанского юридического института МВД России о том, что сегодня по итогам конкурсов, среди курсантов будет определен лучший борец с коррупцией. Затем по ходу соревнований проблема взяточничества и коррупции связывалась со спортивными упражнениями  таким образом, что спортсмены должны были ее всячески преодолеть или избежать. Так, бег с препятствиями был организован таким образом, что на барьерах, преодолевать которые приходилось спортсменам, были укреплены изображения взятки. При этом участникам соревнований сообщалось, что бегун, сбивший барьер и тем самым «получивший взятку», будет немедленно дисквалифицирован. Такой же принцип был положен и при организации соревнований по прыжкам в длину, где на линии отталкивания было размещено изображение взятки, а зона 4 метров после этой линии была объявлена зоной коррупции. Такая организация спортивных соревнований заметно стимулировала интерес курсантов КЮИ МВД России к мероприятию в целом, поскольку никто из спортсменов не хотел быть объявлен как «коррупционер», а к признанию курсанта лучшим спортсменом добавлялось, хотя и шутливое, но все же заслуженное звание «антикоррупционера».

Сатирическое отношение к коррупции всячески подчеркивалось ведущими не только в момент самих соревнований, но и в перерывах между ними и подготовки к новым состязаниям. Так, комментируя соревнования по бегу, ведущий спортивного праздника подшучивал над фальстартами, связывая их с «происками коррупционеров». Спортсмены, выходящие на площадку для соревнований по гиревому спорту, также готовились не меряться силой, а «выжать коррупцию из полиции». Таким образом, в ходе организации и проведения спортивного праздника осуществлялось сочетание физического и антикоррупционного воспитания, где первое выступало содержанием мероприятия, а второе – формой. По итогам спортивного праздника победителям выдавались «двойные» почетные грамоты, с указанием спортивных и «антикоррупционных» достижений.

Однако ресурс интеграции физического и антикоррупционного воспитания, связанный с высмеиванием коррупции невысок, поскольку подшучивание над проблемой может быть адекватно воспринято не более одного-двух раз, после чего эта шутка, а, следовательно, и воспитательная деятельность становятся неинтересными.

Реализация развлекательного направления программы антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД осуществлялось двумя способами. Первый способ был связан с театрализацией художественных произведений, изобличающих коррупционеров. Второй способ предполагал организацию и проведение традиционных для вузовского образования познавательных развлечений в виде игр «Что, где, когда» и «Брейн ринг».

Для театрализации художественных произведений, изобличающих коррупционеров, в Казанском юридическом институте МВД России из курсантов, занимающихся в КВН, была создана небольшая труппа, состоящая из 5 юношей и 2 девушек 2-3 курсов. Поскольку ребята уже имели определенный опыт публичных выступлений и уже владели некоторыми навыками театрального искусства, решено было поставить известную комедию Н.В. Гоголя «Ревизор». При этом участвующие в постановке курсанты Казанского юридического института МВД России серьезно переработали основную сюжетную линую этого художественного произведения, стараясь придать комедии не только современный вид, но и увязать ее с будущей профессиональной деятельностью. Поэтому в нашей постановке  главный герой выдавал себя не за чиновника, а за начальника отделения полиции, к которому после его представления начали обращаться граждане с коррупционными предложениями. Как и у Н.В. Гоголя, скоро герой уже сам стал верить в  свое могущество и вседозволенность, а последующее его разоблачение показывало, что все обязательства, которые брал на себя коррупционер, разрешались сами собой без какого-то либо его участия. Тем самым подчеркивалась как бессмысленность взяточничества, так и ее мошеннический характер.

Кроме этой пьесы ребятами разыгрывались небольшие сценки, изображающие ежедневную деятельность сотрудников полиции, и потенциально опасные для возникновения коррупции ситуации. При подготовке этих сценок курсанты консультировались с преподавателями кафедры философии, политологии, социологии и психологии, читающими курсы профессиональной этики и ведущими социально-психологический  тренинг  профессионального  общения на предмет оптимального ведение диалога в подобных ситуациях. Затем эти фразы дословно использовались в постановках, демонстрируя возможность полного снижения риска возникновения ситуаций, сопряженных с дачей взятки сотруднику полиции. Такие сценки, продолжавшиеся 5-10 минут, разыгрывались курсантами с различными вариациями сюжета раз в квартал на праздничных концертах, проводимых в институте.

Организуя познавательные развлечения курсантов в свободное время, мы также стремились наполнить эти занятия антикоррупционным содержанием. Поэтому, организуя интеллектуальные игры  «Брейн ринг»,  мы стремились подобрать в качестве заданий вопросы, наиболее близкие антикоррупционной тематике. Как правило, эти вопросы носили также и правовой характер, соответствующий профессиональной подготовке курсантов. Так, например, среди задаваемых курсантам вопросов были следующие:

- какие государственные органы наделены полномочиями по борьбе с коррупцией ?;

- какова ответственность за коррупционные правонарушения ?;

- каков порядок обращения граждан по фактам коррупции ?;

- какую ответственность несет лицо, сообщившее о факте коррупции, если этот факт не будет доказан ? и др.

Первый интеллектуальный турнир в формате «Брейн-ринг», посвященный проблемам коррупции, был проведен в нашем институте в ноябре 2012 г. При этом в  составе команд были курсанты и  преподаватели Казанского юридического института МВД России. В материальном плане организация этой игры не создала никаких затруднений и была связана лишь с размещением на сцене актового зала института двух столов с необходимым количеством стульев и покупкой двух светодиодных ламп, включение которых сигнализировало о готовности команды к ответу. Проведение первого турнира показало жизнеспособность и востребованность мероприятий такого формата среди курсантов. Всего за период реализации программы антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России было проведено 4 таких турнира, сопровождавшихся значительным интересом, как курсантов, так и преподавателей института.

В целом, развлекательное направление антикоррупционного воспитания, также как и спортивное направление, было связано с игрой. Однако здесь этими играми были актерская и интеллектуальная  игра, связанные с творчеством и позволяющие формировать антикоррупционную позицию курсантов с помощью художественных и познавательных средств.

Реализация праздничного направления программы антикоррупционного воспитания предполагала организацию и проведение международного дня борьбы с коррупцией. Этот день является будничным днем и, как правило, проходит незаметно в образовательных учреждениях системы МВД, а потому не несет никакой воспитательной функции. Именно поэтому  празднование 9 декабря в Казанском юридическом институте МВД России должно было не только привлечь внимание курсантов и слушателей к данному событию, но и показать, что этот день имеет особое значение в череде других общеизвестных праздников. Поскольку этот день является учебным днем, основные мероприятия по празднованию дня борьбы с коррупцией были перенесены на вечернее время. Подготовка к этому празднику включала размещение информационных баннеров и украшение учебных корпусов плакатами, подготовленными курсантами в ходе проведения  конкурса плакатов. Сценарий предстоящего праздника состоял из торжественной части, предполагающей поздравления начальника института и его заместителей, и культурно-развлекательную часть, состоящая из выступлений различных танцевальных коллективов и вокалистов. По завершению концерта во дворе института было сожжено чучело коррупции в виде фигурки из соломы, а затем произведено несколько выстрелов салюта.

Наконец, реализация научного направления в реализации программы антикоррупционного воспитания заключалась в организации самообразовательной деятельности антикоррупционного характера курсантов института. Для этого научным обществом курсантов Казанского юридического института МВД России проводились специализированные заседания, посвященные различным аспектам коррупции. Подготовка к таким заседаниям требовала как дополнительной работы с учебной литературой, так и анализа правоприменительной практики. Кроме того, обязательным стало участие педагогов и курсантов института в научно-практических конференциях и семинарах различного уровня по проблемам коррупции.

Таким образом, разработка и реализация авторской программы антикоррупционного воспитания в процессе культурно-досуговой деятельности позволила посредством досуговых занятий различного вида осуществлять формирование антикоррупционной позиции личности курсантов.

2.4 Результаты экспериментальной работы по формированию антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России средствами социально-культурной деятельности

Опытно-экспериментальная работа, в ходе которой апробировались социально-педагогические условия эффективности процесса формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, проводилась в 3 этапа.

Первый этап – констатирующий, когда определялись степень развития социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, степень участия курсантов в антикоррупционной деятельности и уровень развития их антикоррупционной позиции.

Второй этап – формирующий. На данном этапе проводилась работа по внедрению разработанных в результате анализа процесса формирования антикоррупционной позиции социально-педагогических условий, проводилась диагностика.

Третий этап – итоговый. На данном этапе подводились итоги проведенной работы, изучалась эффективность практического внедрения выявленных социально-педагогических условий, анализировались (математическая обработка, сравнение) полученные в ходе анкетирования данные.

В качестве базы исследования был отобран Казанский юридический институт МВД России. Всего по теме исследования опытно-экспериментальной работой было охвачено 436 курсантов 1 и 2 курсов 2009-2013 гг. обучения. Предметом экспериментального исследования явилось изучение эффективности выявленных социально-педагогических условий формирования антикоррупционной позиции курсантов вузов МВД России в ходе реального эксперимента в естественных для испытуемых условиях.

Целью опытно-экспериментальной работы выступало повышение уровня антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России путем внедрения выявленных социально-педагогических условий. На основании цели экспериментального исследования были сформулированы следующие задачи, стоящие перед экспериментом:

1) определить начальный уровень антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России;

2) апробировать реализацию эффективности выявленных социально-педагогических условий формирования антикоррупционной позиции курсантов;

3) провести мониторинг уровня сформированности антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института.

На констатирующем этапе эксперимента, под которым мы понимаем определение (измерение) актуальных параметров объекта или предмета исследования, имеющихся в данных условиях или обстоятельствах, работа велась в нескольких направлениях.

Прежде всего, осуществлялся отбор контрольных и экспериментальных групп участвующих в опытно-экспериментальной работе. Поскольку предметом исследования явились социально-педагогические условия эффективности антикоррупционного воспитания, реализация которых предполагала осуществление воспитательной работы со всеми учащимися института, было принято решение о включении всех курсантов Казанского юридического института 2011-2013 уч. гг. в экспериментальную группу. При этом контрольной группой послужили курсанты предыдущего набора. Такая выборка была обусловлена тем, что большинство курсантов набора 2011-2013 уч. гг. участвовали в реализации тех или иных социально-педагогических условий эффективности формирования антикоррупционной позиции личности. Кроме того, реализация первого социально-педагогического условия, предполагающего организацию социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, предусматривало оказание воспитательного воздействия на всех без исключения участников образовательного процесса в Казанском юридическом институте МВД России.

Кроме того, как показали наши наблюдения, сам процесс профессиональный подготовки сотрудника МВД обладает определенным эффектом антикоррупционного воспитания. Поэтому для обеспечения «чистоты» опытно-экспериментальной работы важно было сравнить динамические характеристики уровня развития антикоррупционной позиции в разных учебных группах. При этом важной задачей являлось обеспечение точного подбора соответствий исследуемых характеристик. Так, для каждого участника контрольной группы подбирался участник экспериментальной группы, имеющий то же самое сочетание релевантных характеристик. В результате были созданы две группы, тождественные с точки зрения характеристик, которые могли бы повлиять на их реакцию в ходе опытно-экспериментальной работы. Поэтому полученные первичные диагностические данные контрольной и экспериментальной групп были очень близки, и мы можем использовать эту степень близости, реально установленную в ходе предварительного теста,  чтобы характеризовать эти группы как идентичные.    

Таким образом, был получен следующий состав контрольной и экспериментальной групп, участвующих в опытно-экспериментальной работе (см. Табл. 2).

После определения выборки, на констатирующем этапе эксперимента осуществлялся подбор методик диагностики различных показателей воспитанности антикоррупционной позиции личности. Поскольку антикоррупционную позицию личности в целом детерминируют ее нравственные качества, оказывается возможным путем диагностики нравственности  определять степень развития антикоррупционных

Таблица 2

Состав контрольной и экспериментальной групп

Курсанты (чел.)

Контрольная группа

Экспериментальная группа

2009-2010 уч.гг.

-

100

2010-2011 уч.гг.

-

100

2011-2012 уч. гг.

115

-

2012-2013 уч. гг.

121

-

отношений личности. В связи с этим нами использовалась методика диагностики нравственной воспитанности М.И.Шиловой, позволяющая определить следующие пять основных показателей нравственной воспитанности личности:

  •  Отношение к обществу, патриотизм;
  •  Отношение к умственному труду, любознательность;
  •  Отношение к физическому труду, трудолюбие;
  •  Отношение к людям (проявление нравственных качеств личности);
  •  Саморегуляция личности (самодисциплина).

Поскольку данная методика разрабатывалась для учащихся общеобразовательных школ, текст вопросника был скорректирован для более старшей возрастной группы. По каждому показателю сформулированы признаки и уровни формирующихся качеств (от 3-го уровня до нулевого уровня). Полученные в ходе диагностики баллы суммируются по каждому показателю и делятся на два (вычисляем средний балл).  Полученные средние баллы по каждому показателю вносятся в сводный. Затем средние баллы по всем показателям суммируются. Полученное числовое значение определяет уровень  нравственной воспитанности (УНВ) личности:

Низкий уровень - невоспитанность (от 0 до 10 баллов) характеризуется отрицательным опытом поведения обучающегося, которое с трудом исправляется  под влиянием педагогических воздействий, неразвитостью самоорганизации  и саморегуляции.

Уровень воспитанности  ниже среднего (от 11 до 20 баллов) представляется слабым, еще неустойчивым опытом положительного поведения, которое регулируется в основном требованиями старших и другими внешними стимулами и побудителями, при этом саморегуляция и самоорганизация ситуативны.

Средний уровень воспитанности (от 21 до 30 баллов) характеризуется самостоятельностью, проявлениями саморегуляции и самоорганизации, хотя активная общественная позиция еще не вполне сформирована.

Высокий уровень воспитанности (от 31 до 40 баллов) определяется устойчивой и положительной самостоятельностью в деятельности и поведении на основе активной общественной, гражданской позиции.

Кроме того, на основе метода экспертной оценки нами была разработана матрица критериев, показателей и диагностических признаков сформированености антикоррупционной позиции личности (см. Табл. 3).

Затем, на основе данной матрицы был разработан тест, позволяющий определить уровень сформированности антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России. Тестовые задания предусматривают 4 блока вопросов, соответствующих количеству критериев сформированности антикоррупционной позиции личности, ответы на которые позволяют диагностировать антикоррупционные знания, поведение, и эмоциональное отношение личности к коррупции.

Для анализа развития пространственно-предметного окружения социокультурной среды КЮИ МВД России использовались данные отчета о

результатах самообследования деятельности КЮИ МВД России.

Первичная диагностика нравственной воспитанности курсантов и слушателей КЮИ МВД позволила определить, что уровень нравственной воспитанности у большинства первокурсников находится в пределах средней зоны (см. Рис. 4).

Таблица 3

Матрица критериев, показателей и диагностических признаков  сформированности антикоррупционной позиции личности

Критерии

Показатели

Диагностические признаки

когнитивный критерий

знания в области антикоррупционного законодательства

знание федерального закона «О противодействии коррупции»

знание ответственности за коррупционные преступления

знания в области норм и правил антикоррупционного поведения

знание о том, какие подарки может получать служащий

знания действий при совершении коррупционных преступлений

знание признаков коррупции

знания в области современных тенденций борьбы с коррупцией

знание современных методов борьбы с коррупцией

знание проводимых в МВД мероприятий по борьбе с коррупцией

знание национального плана и стратегии противодействия коррупции

нормативно-оценочный критерий

умение понимать сущность коррупционных явлений

умение определять коррупционные риски различных профессий

знание признаков различных коррупционных преступлений

знание способов обнаружения латентной коррупции

способность к выработке своего аргументированного выбора заключающегося в отказе от коррупционных действий

способность отстаивать неприемлемость коррупционной деятельности

знание причин отказа от коррупционной деятельности

готовность к предотвращению коррупционных правонарушений

готовность обращаться с заявлениями о совершенных коррупционных преступлениях

уверенность в своих силах в борьбе с коррупцией

способность к самоограничению и самодисциплине

готовность к проживанию в плохих жилищных условиях

умеренность в пище

исполнительность

эмоционально-психологический критерий

нетерпимость к коррупционным действиям

отвращение к коррупции

готовность к пресечению коррупционных преступлений

эмоциональный отклик на коррупционные преступления

умение убеждать в безнравственности коррупционной деятельности

готовность отстаивать точку зрения о вреде и безнравственности коррупционных действий

аргументация несостоятельности коррупции как социального явления

способность к переубеждению коррупционеров

сформированное чувство офицерской чести и личного достоинства

актуальность понятий офицерская честь, честь мундира и т.п.

ассоциация себя с государственным служащим

отношение к насмешкам и неуставным отношениям в свой адрес

установочно-поведенческий критерий

участие в митингах, собраниях, конференциях по антикоррупционной направленности

наличие опыта участия в митингах, собраниях, конференциях по антикоррупционной направленности

готовность к организационной работе по подготовке конференции по антикоррупционной направленности

участие в агитационной работе на митингах или  собраниях антикоррупционной направленности

пропаганда антикоррупционного поведения

осознание необходимости пропаганды антикоррупционного поведения сотрудников МВД

пропагандирование антикоррупционного образа жизни

обладание достаточными знаниями и способностями к пропаганде антикоррупционного поведения

участие в дискуссиях, диспутах на антикоррупционные темы

готовность к участию в дискуссиях, диспутах на антикоррупционные темы

опыт бесед с кем либо на антикоррупционные темы

инициация  бесед на с кем либо на антикоррупционные темы

Сравнительный анализ данных первичной диагностики позволял сделать вывод о том, что на начальном этапе опытно-экспериментальной работы состав контрольных и экспериментальных групп по уровню нравственной воспитанности был примерно одинаков. При этом небольшие различия в 5-7%  одного уровня компенсируются более высокими или низкими значениями другого уровня.

Тестирование антикоррупционной позиции личности на начальном этапе опытно-экспериментальной работы показало в целом сходные результаты (см. Рис. 5)

Рисунок 4. Результаты первичной диагностики уровня нравственной воспитанности курсантов

 

Рисунок 5. Результаты первичной диагностики уровня воспитанности антикоррупционной позиции курсантов

Здесь также наблюдаются небольшие расхождения уровня сформированности антикоррупционной позиции курсантов различных годов поступления.

Таким образом, констатирующий этап опытно-экспериментальной работы позволяет сделать вывод о том, что антикоррупционная позиция личности у большинства первокурсников Казанского юридического института находится на среднем уровне развития. Однако, как показывают наши исследования, этот уровень является недостаточным для будущего полицейского, деятельность которого связана, в том числе и борьбой с коррупционными преступлениями. Кроме того, от 7% до 12% курсантов имеют низкий уровень развития антикоррупционной позиции личности при поступлении в вуз. Таким образом, была выявлена необходимость внедрения разработанных в результате анализа процесса воспитания антикоррупционной позиции социально-педагогических условий, составляющих содержание формирующего этапа опытно-экспериментальной работы.

Первое социально-педагогическое условие было связано с организацией предметно-пространственного, социального, деятельностного окружения социокультурной среды Казанского юридического института, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских.

Развитие пространственно-предметного окружения курсантов было связанно с улучшением материально-технической базы института. Социальное окружение курсантов улучшалось в ходе чтения спецкурса «Педагогические средства нравственного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России». Деятельностное окружение курсантов совершенствовалось в ходе создания самодеятельных творческих коллективов в институте.

Реализация второго социально-педагогического условия была связана с проектированием и внедрением социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД», все мероприятия которого были направлены на пропаганду антикоррупционного поведения сотрудников МВД.  

При реализации третьего социально-педагогического условия была разработана и апробирована авторская программа антикоррупционного воспитания курсантов в процессе культурно-досуговой деятельности. На основе данной программы был проведен комплекс воспитательных мероприятий антикоррупционной направленности в различных сферах досуга: спортивной, развлекательной, праздничной, научной.

В ходе реализации формирующего этапа опытно-экспериментальной работы также проводилась промежуточная, а по его завершению – итоговая  диагностика с использованием вышеуказанных методик.

На итоговом этапе опытно-экспериментальной работы осуществлялся сравнительный анализ полученных в ходе диагностики данных, изучалась динамика исследуемых показателей сформированности антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России.

С этой целью подсчитывались усредненные показатели, рассчитываемые для респондентов  контрольной и экспериментальной групп  независимо от года поступления в институт. Рассматривая данные, полученные по результатам исследования уровня нравственной воспитанности курсантов Казанского юридического института МВД России, следует, прежде всего, отметить определенную положительную динамику показателей (см. Рис. 6).

Рисунок 6. Динамика изменения уровня нравственной воспитанности курсантов в ходе первичной, промежуточной и итоговой диагностики

Так в экспериментальной группе по окончанию опытно-экспериментальной работы наблюдается переход большей части курсантов со среднего на высокий уровень по таким показателям, как отношение к обществу, патриотизм, отношение к физическому труду, трудолюбие и отношение к людям. К окончанию 1 курса повысились и остались на среднем уровне до завершения опытно-экспериментальной работы  показатели   саморегуляции личности (самодисциплина). При этом отношение к умственному труду, любознательность у курсантов экспериментальной группы остались практически без изменений, что свидетельствует о том, что предложенные социально-педагогические условия не стимулируют положительной мотивации к интеллектуальной деятельности.

Рассматривая данные мониторинга контрольной группы, можно наблюдать иную динамику развития исследуемых показателей. Прежде всего, необходимо отметить переход большей части курсантов на уровень ниже среднего по показателю отношение к физическому труду, трудолюбие. Это очень тревожный сигнал, свидетельствующий о том, что в сфере интересов испытуемых могут появиться мотивы получения нетрудовых доходов. Не изменилось на протяжении мониторинга отношение курсантов контрольной группы к людям. Однако, поскольку индикаторы этого показателя находились на среднем уровне на этапе первичной диагностики, отсутствие положительной динамики в этом случае не несет негативного эффекта. По остальным показателям наблюдается устойчивая положительная динамика.

Анализ данных мониторинга уровня развития антикоррупционной позиции личности, как и ожидалось, в целом выявил сходные с предыдущей методикой результаты. Рассматривая изменение уровня сформированности антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России, можно наблюдать ожидаемую положительную динамику, доминирующую среди респондентов экспериментальной группы (см. Рис. 7).

В экспериментальной группе повышение уровня наблюдается по таким показателям, как антикоррупционные знания и эмоциональное отношение к антикоррупционной деятельности, где по итогам опытно-экспериментальной работы отмечаются наилучшие данные. При этом в контрольной группе по показателю эмоциональное отношение к антикоррупционной деятельности наблюдается «плавающая» динамика, когда к концу первого года обучения отмечается снижение показателя со среднего до низкого уровня, а к концу второго году обучения – обратная тенденция. По показателю антикоррупционное поведение в контрольной группе отмечается отрицательная динамика, что объясняется отсутствием у респондентов опыта антикоррупционной деятельности.

 

Рисунок 7. Динамика изменения уровня сформированности антикоррупционной позиции курсантов Казанского юридического института МВД России в ходе первичной, промежуточной  и итоговой диагностики

В целом динамика показателей антикоррупционной позиции курсантов экспериментальной группы является положительно направленной. В контрольной группе у курсантов  снизилось умение распознать и оценить антикоррупционную деятельность, однако повысились антикоррупционные знания..

Таким образом, на заключительном этапе эксперимента результаты, полученные в экспериментальных группах, показали существенное влияние разработанных нами социально-педагогических условий на эффективность формирования антикоррупционной позиции личности.


Выводы по II главе

Социокультурная среда образовательных учреждений МВД России, представляющая собой окружение курсантов, выступает мощным фактором становления и развития нравственных качеств будущих полицейских. Основными компонентами социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующими формированию нравственных качеств будущих полицейских, являются предметно-пространственный, социальный, деятельностный. Все компоненты социокультурной среды образовательных учреждений находятся в состоянии взаимообусловленности и соподчиненности, поэтому изменение любого из этих компонентов оказывает существенное влияние на результат нравственного воспитания курсантов.

Технология социокультурного проектирования является важным средством формирования антикоррупционной позиции будущих полицейских, поскольку проектировочная деятельность предполагает возникновение антикоррупционных отношений, а социокультурный характер проекта не сводит эту деятельность к решению какой-либо проблемы, но прежде всего, позволяет пропагандировать ценности антикоррупционного поведения сотрудников МВД.

В ходе реализации технологии социокультурного проектирования пропаганды антикоррупционного поведения сотрудников МВД важно предусмотреть широкий спектр направлений социально-культурной деятельности (художественное, просветительское, культурно-массовое и др.), позволяющих придать эмоциональную окраску конкретным действиям курсантов.

Наш опыт показал, что в процессе социокультурного проектирования у курсантов Казанского юридического института МВД России сформировался комплекс знаний об отличительных признаках коррупционных действий, уголовной ответственности за совершение коррупционных преступлений, реальных ситуаций в профессиональной деятельности полицейского, сопряженных с получением взятки и т.п.; происходит развитие следующих умений: анализ коррупционной ситуации и моделирование собственного поведения, рассмотрение стратегии и вариантов поведения в случае предложения взятки, принятие ответственного и осознанного решения, отделение фактов от мнений, умение работать с документами и др.

Дальнейшее решение задачи интеграции антикоррупционного воспитания и социально-культурной деятельности было сопряжено с разработкой и организацией специфических культурно-досуговых занятий, содержательно наполненных антикоррупционными ценностями. В ходе планирования, разработки и систематизации этих занятий была создана программа антикоррупционного воспитания курсантов Казанского юридического института МВД России в процессе социально-культурной  деятельности, выступающая дополнением к принятой в институте основной программе воспитательной работы. Разработка и реализация авторской программы антикоррупционного воспитания в процессе культурно-досуговой деятельности позволила посредством игр и развлечений осуществлять формирование антикоррупционной позиции личности курсантов института.

Результаты опытно-экспериментальной работы и данные мониторинга, полученные в экспериментальных группах, показали существенное влияние разработанных нами социально-педагогических условий на эффективность формирования антикоррупционной позиции личности. Так, в целом динамика показателей антикоррупционной позиции курсантов экспериментальной группы является положительно направленной. При этом динамика показателей антикоррупционной позиции курсантов контрольной группы практически отсутствует.


Заключение

Антикоррупционное воспитание является важной частью как антикоррупционной политики России в целом, так и системы морально-психологического обеспечения органов внутренних дел.

Под антикоррупционной позицией личности понимается интеграция доминирующих избирательных опосредованных отношений человека, возникающих в ходе антикоррупционой деятельности в виде психологической связи с различными сторонами коррупции, выражающейся в его действиях, реакциях и переживаниях. Антикоррупционная позиция личности представляет собой совокупность мотивов личности, объединенных своей направленностью, векторами которой может выступать сам человек, его профессиональная деятельность, либо окружающий мир. Поскольку мотивы личности находятся в иерархическом подчинении, мировоззрение личности, главным образом, обусловливает уровень развития антикоррупционной позиции личности. Мировоззрение и убеждения составляют мораль личности и ее нравственность, воспитывая которые можно переводить антикоррупционную позицию на более высокий уровень.

Зарубежные и отечественные образовательные системы подготовки будущих полицейских располагают обширным опытом антикоррупционного воспитания, позволяющим значительно снизить риск коррупционных преступлений в правоохранительных органах. Основными особенностями воспитания антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России являются жесткая регламентация воспитательного процесса, установление субъект-объектных отношений между педагогами и курсантами, а также преобладание учебных компонентов в антикоррупционном образовательном процессе.

На основе отношенческо-деятельностной концепции нравственного воспитания, разработанной И.С. Марьенко, Г.Ю. Ксензовой О.С. Богдановой и др., разработана педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, состоящая из концептуальной, организационно-методической, эмпирической подсистем. Каждая подсистема присутствует на всех этапах формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, соответствует этапам развития антикоррупционной позиции курсантов и в определенный момент становится ведущей, основной.

Социокультурная среда образовательных учреждений МВД России, представляющая собой окружение курсантов, выступает мощным фактором становления и развития нравственных качеств будущих полицейских. Основными компонентами социокультурной среды образовательных учреждений МВД России, способствующей формированию нравственных качеств будущих полицейских, являются предметно-пространственный, социальный, деятельностный. Все компоненты социокультурной среды образовательных учреждений находятся в состоянии взаимообусловленности и соподчиненности, поэтому изменение любого из этих компонентов оказывает существенное влияние на результат нравственного воспитания курсантов.

Технология социокультурного проектирования является важным средством формирования антикоррупционной позиции будущих полицейских, поскольку проектировочная деятельность предполагает возникновение антикоррупционных отношений, а социокультурный характер проекта не сводит эту деятельность к решению какой-либо проблемы, но, прежде всего, позволяет пропагандировать ценности антикоррупционного поведения сотрудников МВД.

В ходе реализации технологии социокультурного проектирования антикоррупционного поведения сотрудников МВД важно предусмотреть широкий спектр направлений деятельности (художественное, просветительское, культурно-массовое и др.), позволяющих придать эмоциональную окраску конкретным действиям курсантов.

Разработка и реализация авторской программы антикоррупционного воспитания в процессе культурно-досуговой деятельности позволила посредством игр и развлечений осуществлять формирование антикоррупционной позиции личности курсантов.

Результаты опытно-экспериментальной работы и данные мониторинга, полученные в экспериментальных группах, показали существенное влияние разработанных нами социально-педагогических условий на эффективность формирования антикоррупционной позиции личности.

Однако проведенное нами исследование не исчерпывает все аспекты рассматриваемой темы. Необходимо продолжить разработку педагогических и социокультурных технологий, позволяющих наиболее эффективно осуществлять формирование антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России. Также существует необходимость провести стандартизацию показателей разработанного нами диагностического комплекса, что, безусловно, может явиться основой для дальнейших исследований.


БИБЛИОГРАФИЯ

  1.  Абульханова-Славская, К. А. Деятельность и психология личности

[Текст] / К. А. Абульханова-Славская.  - Москва: Наука, 1980. - 375 с.

  1.  Авдиенко, Г. Ю. Психологическое понятие образовательной среды вуза [Текст] / Г.Ю. Авдиенко // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 2010. - № 4. - С. 36 - 38.
  2.  Ажирбаева, О. Р. Противодействие коррупции в полицейских ведомствах США и Европы [Текст]   / О. Р. Ажирбаева // Вестник ЮУрГУ.- № 13. - 2006. – С. 12 - 16.
  3.  Акатова, В. В. Студенческое самоуправление [Текст] / В. В. Акатова // Среднее профессиональное образование. - 2001.- №10. – С. 35 - 38.
  4.  Алехин, И. А., Низиков, М. А. Духовность и нравственность русского офицера: история и современность [Текст] / И. А. Алехин, М. А. Низиков // Мир образования - образование в мире. - 2013. - № 4. - С. 16 - 24.
  5.  Аминов, С. Р. К вопросу о культурно-досуговой деятельности как социологической категории [Текст] / С. Р. Аминов //  Вестник ВЭГУ. - 2012.-№ 2.- С. 11 - 15.
  6.  Ананьев, Б. Г. Человек как предмет познания. [Текст] / Б. Г. Ананьев.   - М.: Педагогика, 1980.- 242 с.
  7.  Андреев, В.И. Педагогика творческого саморазвития (инновационный курс). [Текст] / В. И. Андреев.   - Казань: КГУ, 1998. – Кн.2.- 318 с.
  8.  Андреев, О. В., Алексеева, М. И. Формирование нравственности будущих сотрудников уголовно-исполнительной системы как важнейшее направление подготовки специалистов ФСИН России [Текст] / О. В. Андреев, М.И. Алексеева // Вестник Владимирского юридического института. - 2008. -№ 3. - С. 14 - 17.
  9.  Антикоррупционное воспитание: система воспитательной работы по формированию у учащихся антикоррупционного мировоззрения в образовательном учреждении: методические рекомендации [Текст] / Под ред. Е. Н. Барышникова. – СПб.: СПбАППО, 2010. – 56 с.
  10.   Ариарский, М. А. Прикладная культурология [Текст] / М. А. Ариарский. / - 2-е изд., спр. и доп. СПб.: Издательство «Эго», 2001. – 288 с.
  11.  Бабанский, Ю. К. Педагогика. [Текст] / Ю. К. Бабанский. - М: Педагогика, 1988. - 234 с.
  12.  Бабешко, О. А. Особенности репродуктивного досуга студентов [Текст]  / О. А. Бабешко //  Аналитика культурологии. - 2013. - № 26. - С. 130-135.
  13.  Бакаева, А. Г. Правовые вопросы обеспечения общественной безопасности полицейскими органами Великобритании [Текст] / А.Г. Бакаева // Информационная безопасность регионов.- 2012. - № 1. - С. 51 - 55.
  14.  Барболин, М. П. Смысл жизни как основа формирования нравственности человека [Текст] / М. П. Барболин // Человек и образование. -2011. - № 2. - С. 46 - 49.
  15.  Барышникова, С. В. Технология создания программы патриотического воспитания [Текст] / С. В. Барышникова // Мир науки, культуры, образования. - 2009. - № 6.- С. 141 - 143.
  16.  Басюк, С. В. Воспитание гражданско-правовой позиции личности старшеклассника [Текст] / С.В. Басюк // Педагогический журнал Башкортостана. - 2010. - № 4 - 2. - С. 197 - 206.
  17.  Бахтизина, Д. И., Крымгужина, З. З. Роль учителя музыки в пропаганде искусства [Текст]  / Д. И. Бахтизина, З З. Крымгужина //  Проблемы и перспективы развития образования в России. - 2013. - № 23. - С. 224 - 228.
  18.  Бегидова, С. Н., Поддубная, Т. Н. Профессиональная субъектная позиция как составляющая профессионального развития студента [Текст] / С.Н. Бегидова, Т. Н. Поддубная // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 3: Педагогика и психология / - 2012. - №2. - С. 17 - 24.
  19.  Бездухов, В. П., Жирнова, Т. В. Нравственно-ценностная сфера сознания студента: диагностика и формирование. [Текст] / В. П. Бездухов, Т.В. Жирнова //  - М.: МПСИ, 2008. - 202 с.
  20.  Бодалев, А. А. Нравственность и гражданственность современного российского общества [Текст] / А. А. Бодалев // Социальная политика и социология. - 2010. - № 1. - С. 6 - 12.
  21.  Бодалев, А. А. Психология личности. [Текст] / А. А. Бодалев.  - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1988. - 188 с.
  22.  Божович, Л. И. Проблемы формирования личности. [Текст] / Л. И. Божович: под ред. Д. И. Фельдштейна  / Вступительная статья Д. И. Фельдштейна. / 2-е изд. - М.: Издательство «Институт практической психологии», Воронеж: НПО «МОДЭК», 1997. - 352 с.
  23.  Болдырев, Н. И. Воспитание коммунистической морали у школьников. [Текст] / Н. И. Болдырев.  – М.: Учпедиз, 1965. - 47 с
  24.  Боловацкая, Ю. И. Особенности организации воспитательных мероприятий в культурно-досуговой деятельности педагогического вуза [Текст]  / Ю. И. Боловацкая // Вестник Академии знаний. - 2013. - № 3 (6). - С. 95-98.
  25.  Бондаревская, Е. В. Формирование нравственного сознания старших школьников [Текст] / Е. В. Бондаревская.  – Ростов- н/Дону: Педагогический институт, 1976. – 191 с.
  26.  Борытко, Н. М., Мацкайлова, О. М. Становление субъектной позиции учащегося в гуманитарном пространстве урока: Монография [Текст] /  Н. М. Борытко, О. М. Мацкайлова. / Науч. ред. Н. К. Сергеев. - Волгоград: Изд-во ВГИПКРО, 2002. - 132 с.
  27.  Бочегуров, А. И. Роль гражданского общества в противодействии коррупции [Текст] / А. И. Бочегуров //  Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. - 2011. - № 5. - С. 123 - 126.
  28.  Бурдуковская, Е. А. Информационное обеспечение воспитательной деятельности в социокультурной среде вуза [Текст]  / Е. А. Бурдуковская // Теория и практика общественного развития. - 2012. - № 6. - С. 105 - 108.
  29.  Бурухин, С. В. Спорт как специфическое социально-культурное явление [Текст] / С. В. Бурухин // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств.- 2012. - №1. – С.121 - 124.
  30.  Бурцева, Е. В. Проблема субъектности сотрудников в системе органов внутренних дел [Текст] / Е. В. Бурцева // Психология и право. - 2013. - № 1. - С. 22 - 32.
  31.  Буткова, Т. А. Педагогические аспекты воспитательной работы по формированию антикоррупционного поведения сотрудников полиции [Текст] / Т. А. Буткова // Юристъ - Правоведъ. - 2013. -№ 1 (56). - С. 97 - 99.
  32.  Бялт, В. С., Богданов, С. Д. Особенности профессиональной подготовки полицейских в США [Текст]  / В. С. Бялт, С. Д. Богданов // Сборники конференций НИЦ Социосфера. - 2013. - № 50.  - С.37.
  33.  Валеев, Ф. Г., Азизова, И. Н., Гарева, Г. А. Планирование воспитательной и оздоровительно-спортивной работы в летнем студенческом лагере [Текст]  / Ф. Г. Валеев. И. Н. Азизова, Г. А. Гареева / в кн.: Актуальные проблемы педагогики и психологии: Казань, 2003. - С.168 – 169.
  34.  Васильева, В. Д., Петрунева, Р. М. Социокультурная среда вуза - условие формирования профессиональной культуры специалиста [Текст] / В. Д. Васильева, Р. М. Петрунева //  Высшее образование в России. - 2011. - № 6. - С. 113 - 117.
  35.  Вайсеро, К. И., Осташкин, В. Н. Социально-культурная деятельность: учебник [Текст] / К. И. Вайсеро, В. Н. Осташкин. – М.: Московский государственный университет управления Правительства Москвы, 2009. – 272 с.
  36.  Векленко, С. В., Панов, С. Л. Принципы противодействия коррупции [Текст] / С. В. Векленко, С. Л. Панов // Вестник Воронежского института МВД России. - 2010. - № 3. - С. 20 - 24.
  37.  Вишневская, В. П. Высокий уровень развития антикоррупционного самосознания - значимый психологический фактор противодействия коррупции [Текст] / В. П. Вишневская // Евразийский юридический журнал. -2014. - № 3 (70). - С. 206 - 209.
  38.  Вишневская, В. П. Развитие антикоррупционного самосознания личности для обеспечения безопасности общества [Текст] / В. П. Вишневская //  Прикладная юридическая психология. - 2010. - № 3. - С. 124 - 125.
  39.  Воловик, А. Ф. Педагогика досуга [Текст] / А. Ф. Воловик. - М.: Арни, 1998. - 232 с.
  40.  Воробьева, И. В. Социально-культурная деятельность: [Текст]  / И. В. Воробьева /  учеб. - метод. комплекс. - Минск: ГИУСТ БГУ, 2009. - 106 с.
  41.  Гаврина, Е. Е. Специфика проявления коррумпированного поведения сотрудников правоохранительных органов [Текст] / Е. Е. Гаврина // Прикладная юридическая психология. - 2010. - № 3. - С. 64 - 69.
  42.  Галева, М. З. Клубные объединения как фактор самореализации студентов в современных условиях :дис. … канд. пед. наук [Текст]: / М. З. Галева.  – Казань, 2010. – 195 с.   
  43.  Гарифуллина, Р. С. Аксиологический потенциал социально-культурной деятельности как ресурс духовно-нравственного воспитания: Дис… д-ра пед. наук [Текст]  / Р. С.Гарифуллина.  // - Спб, 2007. – 458 с.
  44.  Гартвиг, О. Б. Специфика социализации курсантов высших военных учебных заведений [Текст] / О. Б. Гартвиг // Психолого-педагогические основы духовно-нравственного воспитания личности: Казань, 2001. - С. 397 - 398.
  45.  Гасанов, Н. В., Козынченко, В. Г., Малахов, В. В. Педагогическая позиция тренера в организации культурно-досуговой деятельности воспитанников [Текст] / Н. В. Гасанов, В. Г. Козынченко, В. В. Малахов // Наука и школа. - 2012. - Т. 5. - № 5. - С. 123 - 124.
  46.  Гатальский, В. Д. Формирование нравственно-эстетической культуры военнослужащих средствами культурно-досуговой деятельности: Дисс..канд.пед.наук [Текст]:  / В. Д. Гатальский.   – Москва, 2001. - 176 с.
  47.  Гладких, В. И. Коррупция в России: генезис, детерминанты и пути преодоления [Текст]  / В. И. Гладких  // Российский следователь. – 2001. –№ 3. – С. 42 - 46.
  48.  Гогунова, С. А. Формирование профессионально значимых убеждений студентов исторических факультетов педагогических вузов: Дис. ... канд. пед. наук [Текст]: / С. А. Гогунова. // 13.00.08 : Тольятти, 2003. - 198 c.
  49.  Головина, Г. В. Функции досуговой деятельности как наиболее значимые ее характеристики в аспекте соответствия потребностям членов общества [Текст]  / Г. В. Головина // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. - 2011. - № 4. - С. 173 - 179.
  50.  Городинец, Ф. М., Стебенева, Е. В. Противодействие коррупционным преступлениям сотрудников органов внутренних дел России [Текст] / Ф. М. Городинец, Е. В. Стебенева // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. - 2012. - Т. 53. - № 1. - С. 139 - 144.
  51.  Григорьев, С. Ю. Технологии социально-культурной деятельности как фактор формирования духовно-нравственных качеств личности курсантов военных училищ: дис. … канд. пед. наук. [Текст] / С. Ю. Григорьев.  – Тамбов, 2008. – 181 с.
  52.  Гусейнов, А. А. Культура и нравственность [Текст] / А. А. Гусейнов // Вестник МГИМО. - 2014. - № 2 (35). - С. 221 - 223.
  53.  Досуг: вопросы теории и социальной технологии: сб. ст. / под ред. В. В. Туева. [Текст] – Кемерово: КГИК, 1995. – 106 с.
  54.  Дуликов, В. З. Организационный процесс в социокультурной сфере: учеб. пособие [Текст]  / В. З. Дуликов.  - М.: МГУКИ., 2003. - С. 20 - 21.
  55.  Душкин, А. С. Специфика профессионального психологического отбора и обучения кадров полиции королевства Бельгия [Текст] / А. С. Душкин // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. - 2013. - № 29. - С. 76 - 80.
  56.  Елсинга, Г. Комплектование личного состава сотрудниками из числа меньшинств в Нидерландах [Текст] / Г. Елсинга. // Проблемы прав человека и этнических меньшинств / под ред. О.Д. Нациевского. –Челябинск, 2006. - С. 16 - 18.
  57.  Ерошенков, Н. В. Образовательная среда вуза МВД России как фактор профессионально-нравственной подготовки курсантов [Текст]  / Н. В. Ерошенков // Вестник Белгородского юридического института МВД России. - №1 - 2014. – С. 45.
  58.  Журавлев, А. Л., Юревич, А. В. Психологические факторы коррупции [Текст] / А. Л. Журавлев, А. В. Юревич // Прикладная юридическая психология. - № 1. - С. 8 - 21.
  59.  Зайнутдинова, А. Р. Теоретическое обоснование проблемы формирования досуговых интересов современной молодежи [Текст] / А. Р. Зайнутдинова // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. - 2010. - № 4. - С. 32 - 36.
  60.  Закирова, Л. М., Добротворская, С. Г. Оценка склонности к риску лиц с коррупционным поведением [Текст] / Л. М. Закирова, С. Г. Добротворская // Образование и саморазвитие. - 2012. - Т. 4. - № 32. - С. 154 -160.
  61.  Залесский, Г. Е. Психология мировоззрения и убеждений личности. [Текст] / Г. Е. Залесский. — М.: Изд-во МГУ, 1994. – С. 33.
  62.  Заманская, В. В., Самошин, В. А. Полицейский в гражданском обществе: этические аспекты юридической педагогики [Текст] / В. В. Заманская, В. А. Самошин // Вестник Казанского юридического института МВД России. - 2012. - № 4 (10). - С. 4 - 13.
  63.  Захарчук, Д. В. Мораль и нравственность как базовые духовные ценности [Текст]  / Д. В. Захарчук // Система ценностей современного общества. - 2011. -№ 19. - С. 22 - 26.
  64.  Зиннуров, Ф. К. Педагогическая профилактика и коррекция девиантного поведения подростков в условиях социокультурной среды [Текст]  / Ф. К. Зиннуров // автореф. дис…. докт. пед. наук. 13.00.05. – Казань, 2012. – 34 с.
  65.  Зорина, Е. С. Позиция личности в философско-социологических и психолого-педагогических исследованиях 70-80-х гг. xx в [Текст] / Е. С. Зорина // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2008. - № 61. - С. 400 - 403.
  66.  Ибрагимова, Е. М., Хамдеев, А. Р. Cущность понятия антикоррупционная культура и ее функции [Текст] / Е. М. Ибрагимова, А. Р. Хамдеев // Современные проблемы науки и образования. - 2013. - № 3. - С. 219.
  67.  Ильин, Е. П. Мотивация и мотивы. [Текст] / Е. П. Ильин. – СПб: Питер, 2002. – 512 с.
  68.  Истомин, П. А. Роль современного российского общества в борьбе с коррупцией [Текст] / П. А. Истомин  // Криминология: вчера, сегодня, завтра. - 2012. - № 26. - С. 58 - 60.
  69.  Кабанов, П. А. Антикоррупционное образование в органах внутренних дел Российской Федерации: современное состояние и перспективы развития [Текст] / П.А. Кабанов // Следователь - 2011.- №2. – С. 47-52.
  70.  Кабанов, Ю. Н. Тенденции реализации концепции спортивно-оздоровительного досуга подростков и молодежи [Текст] / Ю. Н. Кабанов // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств.- 2012. - №5. – С.111 - 117.
  71.  Калужских, Е. В. Социально-культурное развитие молодежи в деятельности студенческой театральной студии: автореф.  дис. ... канд. пед. наук [Текст]  / Е. В. Калужских. - M,  2009. – 22 с.
  72.  Капитонов, А. И. Социально культурная деятельность в системе адаптации молодежи в воинских коллективах: автореф.  дис. … канд. пед. наук [Текст]  / А. И. Капитонов. – СПб, 2002. – 24 с.
  73.  Киселева, Т. Г., Красильников, Ю. Д. Социально-культурная деятельность: [Текст]  / Т. Г. Киселева, Ю. Д. Красильников. / Учебник – М: МГУКИ, 2004 - 539 с.
  74.  Ковалев, А. Г. Психология личности. [Текст] / А. Г. Ковалев. - М: Изд-во «Просвещение», 1965. - С. 41
  75.  Ковальчук, А. С. Социально-культурная деятельность: учебное пособие [Текст] / А. С. Ковальчук. 2-е изд. - Орёл: Орловский государственный институт искусства и культуры, 2000. - 172 с.
  76.  Ковалевская, Е. В. Направленность личности как фактор устойчивости в трудной жизненной ситуации [Текст]  / Е. В. Ковалевская // Вестник Псковского государственного университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. - 2009. - № 7. - С. 148 -154.
  77.  Козельская, Н. Л. Влияние коррупции на экономику. Понятие и сущность коррупции [Текст]  / Н. Л. Козельская // Право и экономика. – 2011. - №4. – С. 68 - 70.
  78.  Колесников, М. А. Экзистенциально-личностное мировоззрение: проблемы типологии [Текст]  / М. А. Колесников. // Педагогическое образование: вызовы XXI века: Материалы Международной научно-практической конференции, посвященной памяти выдающегося российского ученого-педагога В. А.Сластенина, 16-17 сентября 2010 года, МПГУ. Часть 2 - М.: МАНПО, 2010. – 747 с. - С. 156 - 160.
  79.  Котков, В. М. Социально-культурная деятельность в Российской армии [Текст]: Учеб.пособие / В. М. Котков.   - СПб.: Воениздат, 1999. - 240 с.
  80.  Кочкаров, Р. М. Ценностный анализ единства права и нравственности [Текст] / Р. М. Кочкаров // Научные проблемы гуманитарных исследований. - 2011. - № 12. - С. 238 - 245.
  81.  Краля, Н. А. Метод учебных проектов как средство активизации учебной деятельности учащихся: Учебно-методическое пособие [Текст] / Н. А. Краля. // Под ред. Ю. П. Дубенского. - Омск: Изд-во ОмГУ, 2005. – C. 7.
  82.  Красноперова, Н. А. Ориентация студента на здоровый образ жизни в процессе профессионального становления: автореф…канд.пед.наук [Текст] / Красноперова Н. А.   – Красноярск, 2004. - 21  с.
  83.  Кречмер, Эрнст. Медицинская психология [Текст] / Кречмер, Эрнст.   -  СПб. : Союз, 1998. – с. 269.
  84.  Кудашкин, А. В., Козлов, Т. Л. Еще раз о правовом понятии коррупции [Текст] / А. В. Кудашкин, Т. Л. Козлов // Современное право. -2010. - № 6. - С. 6 –10.
  85.  Кудин, В. А. Совершенствование подготовки полицейских кадров в Санкт-Петербургском университете МВД России на основе использования в учебном процессе инновационных образовательных технологий [Текст] / В. А. Кудин  // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД. - 2013.- № 2 (58). – С. 5.
  86.  Культурно-досуговая деятельность [Текст]: Учеб./ Под науч. ред.: А. Д. Жаркова, В. М. Чижикова. - М.: Изд-во Моск.гос. ун-т культуры, 1998.- 461с.
  87.  Куркина, И. Н. Базовые стандарты и модели подготовки полицейских кадров за рубежом [Текст] / И. Н. Куркина // Ведомости уголовно-исполнительной системы. - 2012. - № 10 (125). - С. 51 - 55.
  88.  Кыверялг, А. А. Методы исследования в профессиональной педагогике [Текст]  / А. А. Кыверялг.  – Таллин: Варгус, 1980. – 334 с.
  89.  Лагунов, А. А. Нравственность и правосознание в контексте русской религиозной философии [Текст] / А. А. Лагунов // Вестник Северо-Кавказского федерального университета. - 2007. - № 1. - С. 86 - 89.
  90.  Лазарева, И. Ю. Культурно-досуговая деятельность в органах внутренних дел [Текст]  / И. Ю. Лазарева // Психопедагогика в правоохранительных органах. - 2012. - № 1 (48). - С. 42 - 45.
  91.  Леонтьев, А. Н. Деятельность, сознание, личность / А. Н. Леонтьев. - М.: Политиздат, 1975. – 302 с.
  92.  Литвинцева, Г. Ю. Исследовательское пространство социально-культурной деятельности [Текст] / Г. Ю. Литвинцева // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств. - 2012.-  № 1. - С. 90 - 102.
  93.  Ломов, Б. Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии. [Текст] / Б. Ф. Ломов.  – М.: Наука, 1984. – 311 с.
  94.  Макаренко, А. С. Коллектив и воспитание личности [Текст] / А. С. Макаренко.   - М.: Педагогика, 1977. -  С. 300.
  95.  Макаренко, М. М. 9.1. О необходимости разработки и апробации специализированных образовательных антикоррупционных программ для служащих правоохранительной службы [Текст] / М. М. Макаренко // Пробелы в российском законодательстве. - 2010. - № 4. - С. 248 - 250.
  96.  Макарова, О. Ю. Уровень воспитанности студентов как критерий эффективности функционирования воспитательной системы вуза [Текст]  / О. Ю. Макарова // Известия Алтайского государственного университета. - 2013. - Т. 2. - № 2 (78). - С. 30 - 34.
  97.  Максютин, Н. Ф. Культурно-досуговая деятельность [Текст]: / Н. Ф. Максютин.  -  Казань: Медицина, 1995. – 140 с
  98.  Марков, А. П., Бирженюк, Г. М. Основы социокультурного проектирования [Текст]: / А. П. Марков. – СПб.: СПбГУК, 1997. – 230 с.
  99.  Марьенко, И. С. Процесс нравственного воспитания в советской школе: автореф. дис. ... д-ра пед. наук. [Текст]: / И. С. Марьенко.   – М., 1970. - C. 54 - 55.
  100.  Масленникова, В. Ш. Современная идеология воспитания социально-ориентированной личности. [Текст] / В. Ш. Масленникова.  – Казань: РИЦ Школа, 2004. – 176 с.
  101.  Мастеров, Д. В. Различие морали и нравственности: к постановке проблемы [Текст]  / Д. В. Мастеров // Теория и практика общественного развития. - 2012. - № 9. - С. 32 - 34.
  102.  Мащенко, Т. А., Сидоров, А. В. Формирование социокультурной среды вуза [Текст] / Т. А. Мащенко, А. В. Сидоров // Современное развитие экономических и правовых отношений. Образование и образовательная деятельность. - 2012. - Т. - 2012. - С. 157 - 160.
  103.  Медведенко, В. В. Празднично-игровые технологии формирования культуры корпоративного досуга: автореф. дис. ... канд. пед. наук [Текст]  / В. В. Медведенко.   – Тамбов, 2008. – 24 с.
  104.  Методические рекомендации по организации воспитательной работы в органах внутренних дел МВД, ГУВД, УВД субъектов Российской Федерации, УВДТ, УВД (ОВД) УРО, образовательных учреждениях МВД России (утверждены Министром внутренних дел Российской Федерации 28 сентября 2000 года. №1/18470).
  105.  Моисеев, М. И. Адаптация школьников в социокультурную среду средствами нестандартных занятий [Текст]  / М. И. Моисеев // Амурский научный вестник. - 2007. - № 1. - С. 116 - 133.
  106.  Мударисова, А. А. Досуг как фактор формирования ценностно-смысловых компетенций молодежи [Текст] / А. А. Мударисова // Наука и современность. - 2013. - № 23. - С. 66 - 72.
  107.  Мудрик, А. В. Социальная педагогика [Текст]: / А. В. Мудрик. // Учеб. для студ. пед. вузов / Под ред. В. А. Сластенина. – М.: ИЦ Академия, 2000. – С. 8 - 33.
  108.  Мухаметзянова, Г. В. Гуманизация и гуманитаризация средней и высшей технической школы. [Текст] / Г. В. Мухаметзянова.   – Казань: ИССО РАО, 1996. – 328 с.
  109.  Мясищев, В. Н. Основы общей и медицинской психологии. [Текст]  / В. Н. Мясищев. - Л.: Медицина, 1968. - 106 с.
  110.  Мясищев, В. Н. Психология отношений [Текст] / В. Н. Мясищев. -  М.: МПСИ, 2005. - С. 155.
  111.  Научный вестник Московского государственного технического университета гражданской авиации. - 2006. - № 101. - С. 112-119.
  112.  Нефедова, Л. А. Работа с родителями по пропаганде здорового образа жизни [Текст]  / Л. А. Нефедова // Начальная школа. - 2011. - № 1. - С. 30 - 32.
  113.  Николаев, С. М. Понятие и сущность антикоррупционного воспитания [Текст] / С. М. Николаев // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. - 2011. - № 7 - 2. - С. 159 - 162.
  114.   Николаев, С. М. Направления антикоррупционного воспитания в вузе [Текст]  / С. М. Николаев // Высшее образование в России. 2012. - №1. – С. 91.94.
  115.  Новикова, Г. Н. Технологические основы социально-культурной деятельности [Текст]: / Г. Н. Новикова. // Учебное пособие. - М.: МГУКИ, 2004. - 175 с.
  116.  Нурлыбаева, Г. К. Нравственное воспитание руководящих кадров полиции в европейских полицейских вузах как педагогическая профилактика коррупции в полицейской среде [Текст] / Г. К. Нурлыбаева // Вестник Академии права и управления. - 2010. - № 19. - С. 143 - 146.
  117.  О противодействии коррупции: Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ // Российская газета. - 2008. - 30 декабря.
  118.  Овинова, Л. Н. Нравственность как педагогическое понятие [Текст] / Л. Н. Овинова // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Образование, здравоохранение, физическая культура. -2006. - № 16 (71). - С. 18 - 21.
  119.  Овинова, Л. Н. Образовательно-досуговый процесс - предпосылка воспитания нравственности студентов [Текст] / Л. Н. Овинова // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. - 2008. - № 29. - С. 133 - 139.
  120.  Ожегов, С.  И. Словарь русского языка [Текст] / С. И. Ожегов. // Гл. ред. С. П. Обнорский. 50000 слов. - М.: Гос. изд. иностр. и нац. словарей. - 1949. – 968 с.
  121.  Ольхова, Т. Г. Интегративный подход к спортивно-гуманистическому воспитанию студентов: автореф. дис. … канд. пед. наук / Т. Г. Ольхова. – М., 2000. – 26 с.
  122.  Основные технологии культурно-досуговой деятельности / Р.З.Богоудинова, Ю Н.Дрешер, Г.Х.Калимуллина [и др.]; науч. ред. Р.З.Богоудинова, Ю.Н.Дрешер, Д.В.Шамсутдинова; сост. Д.В Шамсутдинова.— Казань: Изд-во Казанск. ун-та, 2005.—268 с.
  123.  Остапенко, В. С. Модель процесса формирования научного мировоззрения курсантов образовательных учреждений МВД России [Текст]  / В. С. Остапенко // Вестник Воронежского института МВД России. - 2007. -№ 3. - С. 65 - 67.
  124.  Педагогика. Учебное пособие для студентов педагогических вузов и педагогических колледжей / Под ред. П.И. Пидкасистого. - М: Педагогическое общество России, 1998. - 640 с.
  125.  Педагогика: Учебное пособие для студентов педагогических учебных заведений / В. А. Сластенин, И. Ф. Исаев, А. И. Мищенко, Е. Н. Шиянов. - М.: Школа-Пресс, 1998. - 512 с.
  126.  Педагогические ресурсы досуга / Каз. гос. акад. культуры и искусств; Н .Ф. Максютин, Р. Г. Салахутдинов, А. Н. Тихомиров и др. - Казань: Медицина, 1996. -140 с.
  127.  Перетягина, Н. Н. Социокультурная среда образования: предпосылки моделирования, модель [Текст] / Н. Н. Перетягина // Историческая и социально-образовательная мысль. - 2011. - № 5. - С. 103 -111.
  128.  Петрищева, Н. С. Алгоритм формирования социокультурной компетенции студентов специальности «Юриспруденция» посредством учебных интернет-проектов [Текст]  / Н. С. Петрищева // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. - 2010. - № 10. - С. 34 - 40.
  129.  Петров, А. В., Горбатова, М. К. Подготовка юридических кадров: воспитательная и антикоррупционная составляющие [Текст] / А. В. Петров, М.К. Горбатова // Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского. - 2009. - № 6 - 1. - С. 263 - 269.
  130.  Писанко, В. А. Культурно-досуговая деятельность как сфера социализации человека и гуманизации общества [Текст] / В. А. Писанко // Человек и образование. - 2008. - № 2. - С. 64 - 68.
  131.  Платонов, К. К. О системе психологии [Текст].  / К. К. Платонов. - М., «Мысль», 1972. – C.152.
  132.  Платонов, К.К., Голубев, Г.Г. Психология. Учебник для индустриально-пед. техникумов. [Текст] / К.К. Платонов, Г.Г. Голубев.   – М.: «Высшая школа», 1973 . – 195 с.
  133.  Погодаев, С. М. Социально-педагогические условия обеспечения развития творческой личности в условиях досуга [Текст]  / С. М. Погодаев // Мир науки, культуры, образования. - 2012. - № 3. - С. 37 - 41.
  134.  Подзорова, С. В. К вопросу о сущности понятия «нравственность» [Текст]  / С. В. Подзорова // Современная наука. - 2011. - № 2. - С. 51 - 55.
  135.  Подласый, И. В. Педагогика. Новый курс: Учебник для студ. педвузов: В 2 кн. / И. В. Подласый.  – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1999. – Кн. 1: Общие основы. Процесс обучения. – С. 229 - 279.
  136.  Попова, О. С. Программа нравственного воспитания студентов профессиональных образовательных учреждений [Текст] / О. С. Попова // Мир образования - образование в мире. - 2010. - № 2. - С. 158 - 164.
  137.  Пупков, С. В. Мировоззренческие основания позиции студента - будущего социолога [Текст] / С. В. Пупков // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. - 2010. - № 5. - С. 73.
  138.  Рафалюк, Е. Е., Власова, Н. В. Юридическая наука в поиске правовых механизмов противодействия коррупции [Текст] / Е. Е. Рафалюк, Н. В. Власова  // Журнал российского права. - 2012. - № 7 (187). - С. 43 - 68.
  139.  Репринцев, А. В. Социальное воспитание молодежи как фактор формирования антикоррупционного стандарта поведения личности [Текст]  / А. В. Репринцев // Вестник Костромского государственного университета им. Н. А. Некрасова. Серия: Педагогика. Психология. Социальная работа. Ювенология. Социокинетика. - 2010. - Т. 16. - № 2. - С. 36 - 41.
  140.  Римкус, В. Опыт Литвы по борьбе с коррупцией на законодательном уровне [Текст] / В. Римкус // Вестник Сибирского юридического института МВД России. 2008.-№1. - С. 92.
  141.  Родевич, Т. Н. Социокультурное проектирование и моделирование культурно-досуговой деятельности [Текст] / Т. Н. Родевич // Веснік Беларускага дзяржаўнага універсітэта культуры і мастацтваў. - № 5. - 2005. – С. 79.
  142.  Рябков, В. М. Антология информационно-просветительных форм культурно-досуговой деятельности в России (вторая половина ХХ века) [Текст] / В. М. Рябков.  - Челябинск, ООО Полиграф-Мастер, 2007. – 568 с.
  143.  Савчук, В. В. Теоретический анализ формирования убеждений :дисс... кандидата философских наук [Текст]: / В. В. Савчук. // 09.00.01 - Ленинград, 1984. - 194 c.
  144.  Салахутдинов, Р. Г. Организационные и педагогические основы социально-культурного творчества детей и молодежи. [Текст] / Р. Г. Салахутдинов.   – Казань: ГранДан, 1999. - 462 с.
  145.  Салахутдинов, Р. Г. Традиционная народная культура - педагогические и досуговые технологии [Текст] / Р. Г. Салахутдинов.  – Казань: Гран-Дан, 2005. – 376 с.
  146.  Санатин, В. П. Проблемы формирования антикоррупционного сознания и правовой культуры населения [Текст] / В. П. Санатин // Актуальные проблемы экономики и права. - 2010. - № 4. - С. 124 - 126.
  147.  Селевко, Г. К. Современные образовательные технологии [Текст]: / Г. К. Селевко // Учебное пособие. – М.: Народное образование, 1998. – С. 11 - 15.
  148.  Семеновских, Т. В. Социокультурная среда как фактор личностного развития ребенка [Текст]  / Т. В. Семеновских // Математическое и программное обеспечение систем в промышленной и социальной сферах. - 2011. - № 1 - 3. - С. 46 - 50.
  149.  Сироткин, Л. Ю. Многомерная личность как субъект межкультурного диалога [Текст] / Л. Ю. Сироткин // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. - 2012. - № 2. - С. 63 -66.
  150.  Сироткин, Л. Ю. Образовательные ресурсы мультикультурализма [Текст] / Л. Ю. Сироткин // Вестник Чувашского государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева. - 2011. - № 4 - 2. - С. 152 -156.
  151.  Скобелина, А. В. Предупреждение коррупции в ОВД [Текст]: / А. В. Скобелина. //  курс лекций. - Тюмень: Тюменский институт повышения квалификации сотрудников МВД России, 2012. - 67 с.
  152.  Сластенин, В. А., Каширин, В. П. Психология и педагогика [Текст]: / В. А. Сластенин, В. П. Каширин // Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. - М.: Издательский центр «Академия», 2001.- 114 с.
  153.  Смирнов, В. Я. Преодоление асоциального поведения подростков средствами культурно-досуговой деятельности: автореф. дис. … канд. пед. наук [Текст]:  / СПб гос. акад. Культуры / В. Я. Смирнов. - СПб., 1998. - 21 с.
  154.  Смирнова, П. В. Предметно-пространственная среда детского сада глазами дошкольника [Текст] / П. В. Смирнова // Вестник Московского городского педагогического университета. Серия: педагогика и психология. -2011. - №3.- С. 49.
  155.  Соломин, В. П. Формирование антикоррупционной культуры как фактор воспитания нетерпимости к коррупции в гражданском обществе [Текст]  / В. П. Соломин // Universum: Вестник Герценовского университета. -2013. - № 4. - С. 110 - 116.
  156.  Стенина, Т. Л. Социокультурное проектирование как педагогическая технология социализации молодежи [Текст] / Т. Л. Стенина // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. 2008. - №3. - C. 284.
  157.  Сторчилова, Н. А. Коррупция в органах внутренних дел и ее предупреждение : автореф. дисс… канд. юрид. наук. [Текст]  / Н. А. Сторчилова.  – М., 2010. – 25 с.
  158.  Стрельцов, Ю. А., Стрельцова, Е. Ю. Педагогика досуга [Текст]: / Ю.А. Стрельцов, Е. Ю. Стрельцова. // Учебное пособие - М.: МГУКИ, 2008. - 272 с.
  159.  Суртаев, В. Я. Молодежный досуг как социально-педагогичекое явление: автореф. дисс…. д-ра пед. наук  СПбГАК [Текст]  / В. Я. Суртаев.  - СПб., 1995. - 33 с.
  160.  Тарасова, Л. Н. Субъективная реальность в свете субъект-объектных отношений [Текст] / Л. Н. Тарасова  // Гуманитарий: актуальные проблемы науки и образования. 2009. - С. 133.
  161.  Терехов, П. П. Методологические аспекты развития профессионального социокультурного образования [Текст] / П. П. Терехов // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. – 2011.- № 1. – С. 38 - 41.
  162.  Терехов, П. П. О роли творческого потенциала преподавателей вуза культуры и искусств в профессиональной подготовке студентов [Текст] / П. П. Терехов. // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. – 2013.- № 4 - 1. – С. 68 - 70.
  163.  Терехов, П. П. Педагогическая компетентность специалиста социокультурной сферы и ее формирование в вузе [Текст] / П. П. Терехов // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. – 2009.- № 3. – С. 119 - 124.
  164.  Титов, Б. А. Социализация детей, подростков и юношества в сфере досуга [Текст]  / Б. А. Титов.   - СПб.: СПбГАК, 1997. - 276 с.
  165.  Тугаринов, В. П. Избранные философские труды. [Текст] / В. П. Тугаринов. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1988.—344 с.
  166.  Ураева, Л. В. Проектная деятельность как средство становления социокультурной компетентности школьников [Текст] / Л. В. Ураева // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. - 2011. - № 129. - С. 215 - 220.
  167.  Устинов, А. А. Формирование антикоррупционного сознания сотрудника уголовно-исполнительной системы как мера профилактики коррупции [Текст]  / А. А. Устинов // Вестник Пермского института ФСИН России. - 2013. - № 3 (10). - С. 23 - 25.
  168.  Устюжанин, В. Н. Мировоззрение как личностный феномен и его формирование у курсантов и слушателей в вузе МВД России [Текст] / В. Н. Устюжанин // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД. - 2013. - № 2 (58). – С. 156.
  169.  Филатова, М Н. Социокультурная среда вуза как основа образовательного пространства [Текст]  / М. Н. Филатова // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Социология. - 2007. - № 4. - С. 54 - 61.
  170.  Федоров, В. В. Правовая социализация учащейся молодежи России: факторы формирования и ценностные ориентиры: дисс…канд.соц.наук [Текст]: /  В. В. Федоров.   – Ростов-на Дону, 2005. - 154 с.
  171.  Формирование навыков и умений антикоррупционного поведения у сотрудников и государственных гражданских служащих органов внутренних дел: Курс лекций. [Текст] – М.: ДГСКМВД России, 2011. – 248 с.
  172.  Хабриева, Т. Я. Научно-правовые проблемы противодействия коррупции [Текст]  / Т. Я. Хабриева // Журнал российского права. - 2012. - № 7 (187). - С. 7 - 14.
  173.  Хамдеев, А. Р. Особенности к вопросу о формировании антикоррупционной культуры обучающихся [Текст] / А. Р. Хамдеев // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. - 2012. - № 2 [76]. - С. 189 - 193.
  174.  Ханмурзина, Р. Р. Формирование социальной активности студентов в процессе культурно-досуговой деятельности: мотивация и новые вызовы [Текст]  / Р. Р. Ханмурзина  // Казанский педагогический журнал. -2013. - № 1 (96). - С. 86 - 90.
  175.  Харламова,  Н. Н.  Социально-культурные условия профилактики профессиональной деформации сотрудников внутренних дел: автореф. дис. … канд. пед. наук [Текст]: / Н. Н. Харламова.  - М, 2009. -  22 с.
  176.  Харченко, Л. Н., Березовская, О. В. Понятие «ценность» в отечественной научной литературе: к постановке проблемы [Текст] / Л. Н. Харченко, О. В. Березовская // Вестник Иркутского государственного технического университета. - 2013. - № 5 (76). - С. 294 - 299.
  177.  Хитарова, И. Ю. Формирование нравственных потребностей старшеклассников средствами культурно-досуговой деятельности: автореф. дис. … канд. пед. наук [Текст]: / И. Ю. Хитарова.  // СПбГУКИ. - СПб.,2000. - 22 с.
  178.  Хрулева, В. В. Нравственность как основа правоохранительной деятельности полиции [Текст] / В. В. Хрулева // Вестник Воронежского института МВД России. - 2013. - № 4. - С. 29 - 32.
  179.  Чекина, Е. В. Теория нравственного воспитания: история развития и современное состояние: монография [Текст]  / Е. В.Чекина.  – Гродно: ГрГУ, 2008. – С. 14 - 15.
  180.  Черник, В. Э. Досуг - время достижений и профессионального становления [Текст]  / В. Э. Черник // Среднее профессиональное образование. - 2009. - № 3. - С. 32 - 34.
  181.  Чернилевский, Д. В., Сиранчук, Н. З. Компетентность педагога - основа социокультурной среды вуза в интересах конкурентоспособности выпускников [Текст]  / Д. В. Чернилевский, Н. З. Сиранчук // Педагогическое образование и наука. - 2012. - № 7. - С. 41 - 46.
  182.  Чижиков, В. М., Чижиков, В. В. Введение в социокультурный менеджмент [Текст]:  / В. М. Чижиков, В. В. Чижиков. // Учебное пособие. - М.: МГУКИ, 2003. – 382 с.
  183.  Шадриков, В. Д. Введение в психологию: эмоции и чувства. [Текст]  / В. Д. Шадриков.  - М.: Логос, 2002. - 156 с.
  184.  Шамсутдинова, Д. В. Социально-культурная интеграция личности в сфере досуга [Текст]  / Д. В. Шамсутдинова.  – Казань, 2001. – 256 с.
  185.  Шамсутдинова, Д. В., Турханова, Р. И. Социально-культурная и культурно-досуговая деятельность как самостоятельная область общественной практики [Текст] / Д. В. Шамсутдинова, Р. И. Турханова // Вестник Казанского государственного университета культуры и искусств. -2012. - № 3 -1. - С. 76 - 78.
  186.  Швачко, Е. В. Культурно-досуговая деятельность как средство преодоления социальной апатии студенческой молодежи [Текст]: монография. / Е. В. Швачко. – Челябинск: Челяб. гос. акад. культуры и искусств, 2012. - 190 с.
  187.  Шекультиров, Б. И. Коррупция в России: право, власть и нравственность [Текст] / Б. И. Шекультиров // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. - 2011. -№ 4. - С. 226 - 233.
  188.  Шилова, М. И. Учителю о воспитанности школьников. [Текст] / М. И. Шилова  - М.: Педагогика, 1990. - 144 с.
  189.  Шигапова, И. И. Патриотическое воспитание молодежи средствами театрального творчества [Текст]: дис. … канд. пед. наук / И. И. Шигапова. -  Казань, КГУКИ, 2006. - 203 с.
  190.  Щуркова, Н. Е. Прикладная педагогика воспитания [Текст]: учеб.пособие / Н. Е. Щуркова. – СПб.: Питер, 2005. – С. 144.
  191.  Юревич, А. В., Ушаков, Д. В. Нравственность в современной России [Текст]  / А. В. Юревич, Д. В. Ушаков // Социологический журнал. -2009. - № 1. - С. 70 - 86.
  192.  Яковенко, Е. В. Критерии интегрированности студентов в социокультурную среду учебного заведения [Текст]  / Е. В. Яковенко // Азимут научных исследований: педагогика и психология. - 2013. - № 1. - С. 46 - 48.
  193.  Ярошенко, Н. Н. Социально-культурная деятельность в контексте формирования новых качеств социального взаимодействия [Текст] / Н. Н. Ярошенко // Вестник МГУКИ. - 2001. – Вып. 23. - С. 39 - 43.
  194.  Maslow, A. H. A Theory of Human Motivation, Psychological Review, 1943. – 50(4). – P.370.
  195.  Pilkington, Н. Russia's Youth and its Culture: A nation's constructors and constructed. London and New York, Routledge, 1994.
  196.  Sengers D. Мее met de baas // KLPD Magazine. 2008. № 20. BIzl 12-13.
  197.  Welch S. The Concept of Political Culture / S. Welch. L., 1993.

199. Перевертов,  И. А. Изучение ценностных ориентаций учащихся старших классов и студентов на здоровый образ жизни.- ПЕДСОВЕТ (информационно-образовательный портал) - Режим доступа: http://pedsovet.org/component/option,com_mtree/task,viewlink/56932 (2835814 байт)

200. Сидоров, С. В. Создание благоприятной предметно-пространственной среды воспитания [Электронный ресурс] // Сидоров С. В. Сайт педагога-исследователя. – Режим доступа: http://sv-sidorov.ucoz.com/publ/4-1-0-19

201. Сударенко, А. А., Климова, Т. В. [Электронный ресурс] // Сударенко А. А., Климова Т. В.Социализация студентов посредством предметно-пространственной среды университета / Сайт «Ученые Росс /Режим доступа: http: WWW.RUSSIAN-SCIENTISTS.RU


Приложение 1

Программа спецкурса «Педагогические средства нравственного воспитания курсантов образовательных учреждений МВД России»

1.Пояснительная записка.

Актуальность проблемы. Во все века люди высоко ценили нравственную воспитанность. Глубокие социально-экономические преобразования, происходящие в современном обществе, заставляют нас размышлять о будущем России, о её молодёжи. Перед профессиональной  школой ставится задача подготовки ответственного гражданина, способного самостоятельно оценивать происходящее и строить свою деятельность в соответствии с интересами окружающих его людей. Актуальность проблемы нравственного воспитания определяется следующими положениями.

Во-первых, наше общество нуждается в подготовке широко образованных, высоконравственных людей, обладающих не только знаниями, но и прекрасными чертами личности.

Во-вторых, само по себе образование не гарантирует высокого уровня нравственной воспитанности, так как воспитанность – это качество личности, определяющее в повседневном поведении человека его отношение к другим людям на основе уважения и доброжелательности.

Цель предлагаемого курса состоит в ознакомлении педагогов образовательных учреждений МВД России с современными подходами к нравственному воспитания курсантов, а также порядком организации и проведения воспитательной работы по формированию нравственных качеств.

Задачи спецкурса:

- актуализировать проблему нравственного воспитания курсантов;

- раскрыть роль педагогов в реализации системы нравственного воспитания;

- изучить и освоить современные формы нравственного воспитания;

- познакомиться с методиками мониторинга нравственных качеств личности.

Соотношение и выбор форм конкретных занятий определяется преподавателем курса. В целях сознательного усвоения учебного материала предпочтительными являются активные методы обучения: мозговые штурмы, деловые игры, конференции, дискуссии.

Курс рассчитан на 26 часов, из которых 12 часов отводятся на лекционные занятия, 6 часов на семинарские и 8 часов на самостоятельную работу.

Предложенная структура курса может по усмотрению лектора, читающего курс, меняться и совершенствоваться. Набор тем и степень глубины раскрытия проблематики могут варьироваться в зависимости от интереса, уровня подготовленности слушателей и степени профессионализма руководителя курса. Педагогам в качестве источника получения необходимых знаний рекомендуется использовать психолого-педагогическую литературу научного характера, периодическую печать. Список рекомендуемой литературы и вопросы по темам прилагаются.

2. Содержание дисциплины.

Учебно-тематический план

П№ п/п

2

Наименование тем

Кол-во аудит. часов

Кол-во часов на СРП

Лекц.

Сем.

Раздел 1 «Теоретико-методологические основы нравственного воспитания»

1

Понятие нравственного воспитания

1

-

1

2

История развития нравственного воспитания

1

1

1

3

Основные методологические подходы и концепции нравственного воспитания

2

1

-

Раздел II «Организация нравственного воспитания»

4

Методы и приемы  нравственного воспитания

1

-

1

5

Формы и средства нравственного воспитания

2

1

1

6

Содержание нравственного воспитания

1

1

1

7

Формирование антикоррупционной позиции личности

2

-

-

Раздел III «Диагностика нравственных качеств человека»

8

Критерии и показатели нравственной воспитанности личности

1

-

1

9

Методика определения нравственной воспитанности М.И.Шиловой

1

1

1

10

Обработка диагностических данных и их сравнение

1

1

1

Итого

13

6

8

2.1. Лекции – 13 часов

Тема 1. Понятие нравственного воспитания

Сущность терминов нравственность, нравы, мораль, воспитание. Роль нравственного воспитания в становлении личности. Разнообразие точек зрения на результаты нравственного воспитания.

Тема 2. История развития нравственного воспитания

Взгляды  И.-Г. Песталоцци К.Д. Ушинского, А.И. Пирогова, В.Я. Стоюнина, И.А. Ильина, А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинского и др. на нравственное воспитание дошкольников.

Тема 3. Основные методологические подходы и концепции нравственного воспитания

Психологический подход. Рассмотрение нравственного развития в рамках индивидуального сознания: представлений о добре и зле, о нормах морального поведения, о правильных и неправильных поступках (Ж.Пиаже, представители когнитивной психологии).

Нормативно-ориентированный подход. Усвоение нравственных норм, существующих в общественном сознании. Моральное и нравственное развитие личности как процесс усвоения норм и правил общественного поведения в условиях активного общения и совместной деятельности. Моральная регуляция поведения как требование человека к самому себе. Формирование адекватной самооценки.  Конфликтное поведение, осуществляемое вопреки непосредственным желаниям человека. Формирование произвольного и опосредованного моральными нормами поведения.

Эмоционально-ориентированный подход. Развитие социальных эмоций и нравственных чувств: сопереживание, сочувствие и др. Осознание и понимание переживаний других людей, распознавание эмоций. Формирование нравственного миропонимания: возможность понять другого, усмотреть в определенных действиях нравственный поступок, дать ему объяснение с точки зрения норм и правил, самому почувствовать переживания другого. Умение решать социально-нравственные, смысловые задачи.

Тема 4. Методы и приемы  нравственного воспитания

Методы, направленные на формирование нравственных представлений, суждений и оценок: беседа на этические темы; чтение художественной литературы; рассматривание и обсуждение картин; метод убеждения, метод поощрений и наказаний. Методы формирования нравственных чувств и моральных оценок – создание проблемных ситуаций, постановка социально-нравственных, смысловых задач, игры-драматизации.  Методы, обеспечивающие создание практического опыта общественного поведения: воспитание нравственных привычек; пример; организация совместной деятельности; совместная игра.

Тема 5. Формы и средства нравственного воспитания

Индивидуальные и массовые формы нравственного воспитания. Понятие и виды средств нравственного воспитания. Взаимосвязь форм и средств нравственного воспитания.

Тема 6. Содержание нравственного воспитания

Содержание нравственного воспитания: формирование нравственных качеств студентов: уважение к старшим, дружеские отношения со сверстниками, умение соответственно отзываться на горе и радость других людей, добиваться действенного проявления гуманных чувств и отношений, их общественной направленности, воспитание начал ответственности. Воспитание дружеских взаимоотношений и сотрудничества со сверстниками. Условия развития самостоятельности, сотрудничества, эмоциональной отзывчивости и творчества в совместной деятельности. Воспитательные возможности общения студентов.

Тема 7. Формирование антикоррупционной позиции личности

Понятие и сущность антикоррупционной позиции личности. Структура антикоррупционной позиции личности. Особенности воспитания антикоррупционной позиции личности представителей закона в США, Европе и России. Педагогическая модель формирования антикоррупционной позиции курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России.

Тема 8. Критерии и показатели нравственной воспитанности личности

Понятие критериев нравственной воспитанности. Показатель нравственной воспитанности как средство оценки нравственности личности. Многообразие критериев и показателей нравственной воспитанности личности

Тема 9. Методика определения нравственной воспитанности М.И.Шиловой

Общая характеристика методики определения нравственной воспитанности М.И.Шиловой. Пять основных показателей нравственной воспитанности изучаемых при помощи методики М.И. Шиловой. Текст вопросника и ключ методики М.И. Шиловой

Тема 10. Обработка диагностических данных и их сравнение

Понятие динамики уровня развития нравственных качеств личности. Способы обработки первичных диагностических данных. Получение усредненных показателей по группе. Сравнение диагностических данных на разных этапах мониторинга.

Литература к курсу:

  1.  Горелов И.Н. Умеете ли вы общаться? Книга для учащихся. – М.: Просвещение, 1991.
  2.  Маленкова Л.И. Воспитание в современной школе. Книга для учителя-воспитателя. - М.: Педагогическое общество России, Издательский Дом “Ноосфера”, 1999.
  3.  Маленкова Л.И. Человековедение: Программа и методические материалы для школьного педагога. – М.: Педагогическое общество России, 2000.
  4.  Щуркова Н.Е., Рагозина Л.Д. Классное руководство. Формирование жизненного опыта у учащихся. М.: Педагогическое общество России, 2002.
  5.  Щуркова Н.Е., Павлова Е.П. Воспитание счастьем, счастье воспитания. Педагогическая технология воспитания счастливого человека в школе (Феликсология воспитания: как воспитывать счастливого). - М.: Центр «Педагогический поиск», 2004.
  6.  Янушкявичус Р.В., Янушкявичус О.Л.. Основы нравственности. Беседы по этике для старшеклассников. - М.:ПРО-ПРЕСС, 1998.


Приложение 2

Положение

о конкурсе плакатов среди курсантов КЮИ МВД России «Искусство против коррупции»

1.1. Конкурс плакатов «Искусство против коррупции» проводится в рамках выполнения плана социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!» в КЮИ МВД России.

2.Цели и задачи конкурса.

2.1. Конкурс проводится с целью антикоррупционной пропаганды и воспитания нетерпимого отношения к коррупции; поддержки талантливой, творчески одаренной и неравнодушной к социальным проблемам молодежи.

2.2. Для достижения цели конкурс решает следующие задачи:

- привлечение к конкурсу как можно больше курсантов КЮИ МВД России;

- содействие становлению гражданственности, патриотизма и формированию правовой культуры курсантов КЮИ МВД России;

- организация выставки плакатов антикоррупционной направленности;

- награждение победителей, продвижение авторских творческих коллективов и антикоррупционная пропаганда.

3. Участники конкурса.

3.1. Участниками конкурса являются творческие коллективы авторов и индивидуальные авторы.

3.2. К участию в конкурсе принимаются плакаты антикоррупционной направленности, предпочтительно выполненные на одном листе формата А1.

3.3.При оценке поступивших материалов принимаются во внимание следующие критерии:

1) соответствие обозначенной тематике;

2) стиль;

3) техническое качество;

4) соответствие этическим принципам;

5) внешнее оформление.

4. Порядок проведения конкурса.

4.1. Конкурс проводится в период с 14 по 29 сентября 2011 года в два тура.

4.2. В рамках первого тура осуществляется сбор и передача в жюри конкурса заявки и плакатов конкурса, с указанием ФИО автора (ов), номера учебной группы.

4.3. В рамках второго тура осуществляется оценка членами жюри работ, представленных на конкурс, а также определение и награждение победителей конкурса.

4.4. Итоги конкурса освещаются в СМИ КЮИ МВД, работа победителей конкурса выставляется для публичной демонстрации.

4.5.Общее методическое руководство конкурсом плакатов осуществляет координатор социокультурного проекта «Нет коррупции в МВД!».

Приложение 3

Тест по изучению уровня развития антикоррупционной позиции личности

Уважаемый курсант!

Казанский юридический институт проводит исследование проблем формирования антикоррупционной позиции курсантов образовательных учреждений МВД России, направленное на повышение качества воспитательной работы.

Просим Вас принять участие в исследовании и ответить на ряд следующих вопросов, выбрав и отметив (галочкой, крестиком) один из вариантов ответа

Анкета анонимная, фамилию указывать не обязательно.

Заранее благодарим Вас.

1. Знакомы ли Вы с Федеральным законом  N 273-ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции»?

- да, мне подробно известны  структура и содержание этого документа;

- я знаю, что есть такой документ, но не очень четко представляю себе его содержание;

- я не знаю о существовании этого федерального закона и содержащихся в нем норм.

2. Несут ли граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства за совершение коррупционных правонарушений равную уголовную, административную, гражданско-правовую и дисциплинарную ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации?

- иностранные граждане несут ответственность в соответствии с нормами международного права;

- иностранные граждане несут ответственность в соответствии с нормами российского права;

- несут равную ответственность.

3. Назовите статьи  Уголовного кодекса РФ, содержащие признаки состава преступлений коррупционных преступлений?

_____________________________________________________

4.  Имеет ли право сотрудник полиции получать какие-либо подарки от граждан?

- да, конечно;

- в порядке исключения, например,  по праздникам;

- никогда.

5. Четко ли Вы себе представляете свои действия, в случае возникновения коррупционных преступлений?

- да, я четко представляю себе алгоритм своих возможных действий в этом случае;

- я обращусь за чьим-либо советом в этом случае;

- я не знаю, что мне нужно будет сделать.

6. Можно ли считать антикоррупционером человека, не берущего и не предлагающего взятки?

-да, конечно;

-не знаю;

- возможно, но я не уверен в своем ответе.

7. Известны ли Вам, используемые сегодня меры борьбы с коррупцией?

- да, я интересуюсь этим вопросом;

- не могу точно ответить на этот вопрос, возможно, что борьба с коррупцией ведется;

- нет, я не слышал об этих мерах.

8. Знаете ли Вы, какие мероприятия проводятся в МВД для борьбы с коррупцией в настоящее время?

- да, я могу рассказать о них;

- слышал о том, что в МВД ведется борьба с коррупцией;

- я не знаю, какие это мероприятия.

9. Известны ли Вам Национальный план и стратегия противодействия коррупции ?

- ничего не слышал о них;

- имею определенное представление об этих документах;

- да, я даже знаю, когда эти документы обновлялись.

10. Можете ли Вы определять коррупционные риски той или иной профессии ?

- я знаю о коррупционных рисках некоторых профессий;

- да, я представляю себе коррупционные риски многих профессий;

- считаю, что коррупционные риски не присущи профессиональной деятельности.

11. Знаете ли Вы основные признаки таких коррупционных преступлений как превышение должностных полномочий и использование должностного положения в личных целях?

- да;

- не всегда;

- сложно ответить на этот вопрос.

12. Известны ли Вам способы обнаружения латентной коррупции, не связанной с непосредственной передачей и получением взятки?

- не известны;

- имею о них общее представление;

- да, известны.

13. Сможете ли Вы аргументировано объяснить другим гражданам, например школьникам на классном часе,  неприемлемость коррупционной деятельности ?

- да;

- нет;

- возможно.

14. Готовы ли Вы публично отстаивать необходимость отказа всех граждан от коррупционных действий

- да;

- нет;

- возможно.

15. Можно ли говорить о том, что  отказ от коррупционной деятельности может быть вызван неотвратимостью последующего наказания

- возможно;

- нет;

- да.

16. Обратитесь ли Вы с заявлением в органы власти о случаях коррупции?

-да, не анонимно;

-  возможно;

- нет.

17. Важно ли для Вас не допустить совершения коррупционных преступлений

- возможно;

- нет;

- да.

18. Уверены ли Вы в своих силах которые могут понадобиться для предотвращения коррупционных преступлений

- да;

- нет;

- не совсем уверен.

19. Является ли для Вас приемлемым проживание в «спартанских» условиях?

- да,  это нормально;

- возможно, иногда;

- нет, никогда.

20. Можете ли Вы придерживаться диеты или поститься?

- никогда не буду этим заниматься;

- считаю что это возможно;

- да, регулярно этим занимаюсь.

21. Считают ли Вас пунктуальным и исполнительным человеком?

- думаю что это так;

- иногда про меня такое могут говорить;

- не уверен в этом.

22. Всегда ли коррупционные преступления вызывают у Вас чувство отвращения?

- да;

- нет;

- не всегда.

23. Готовы ли Вы к пресечению коррупционных преступлений

- да;

- нет;

- возможно.

24. Могут ли Вас вывести из себя новости о совершении коррупционных преступлений

- возможно;

- да;

- нет.

25. Можете ли Вы четко и последовательно отстаивать точку зрения о вреде и безнравственности коррупционных действий?

- да;

- нет;

- лишь в некоторых случаях.

26. Сможете ли Вы найти 15-20 аргументов, убедительно доказывающих несостоятельность коррупции как социального явления?

- возможно;

- да;

- нет.

27. Как Вы считаете, возможно ли переубедить коррупционера?

- да;

- нет;

- иногда возможно.

28. Как Вы считаете, актуальны ли сегодня такие понятия как офицерская честь, честь мундира и т.п.?

- возможно;

- да;

- нет.

29. Ассоциируете ли Вы себя с человеком, состоящим на государственной службе?

- да;

- нет;

- не всегда.

30. Как Вы воспринимаете ситуации, в которых вы становитесь объектом насмешек или  каких-либо неуставных отношений со стороны начальствующего состава?

- стараюсь немедленно пресечь их;

- считаю их неотъемлемым компонентом службы в правоохранительных органах;

- никак не реагирую.

31. Участвовали ли Вы в митингах антикоррупционной направленности ?

- да;

- нет;

- нет, но готов участвовать.

32. Готовы ли Вы к организационной работе по подготовке конференции по антикоррупционной направленности ?

- да;

- нет;

- лишь в некоторых случаях.

33. Можете ли Вы выступать агитатором митингов или  собраний антикоррупционной направленности ?

- не уверен, что смогу;

- нет;

- да.

34. Нужно ли пропагандировать антикоррупционное поведение сотрудников МВД?

- да;

- нет;

- возможно.

35. Занимаетесь ли Вы пропагандой антикоррупционного образа жизни ?

- да;

- иногда;

- нет.

36. Обладаете ли Вы достаточными знаниями и способностями к пропаганде антикоррупционного поведения ?

- нет;

- возможно;

- да.

37. Сможете ли Вы принять участие в дискуссиях, диспутах на антикоррупционные темы?

- да;

- нет;

- в некоторых случаях.

38. Как часто Вы беседуете с кем-либо на антикоррупционные темы?

- достаточно часто;

- изредка беседую;

- практически никогда.

39. Являетесь ли Вы лично инициатором бесед с кем-либо на антикоррупционные темы?

- достаточно часто;

- изредка;

- практически никогда.

Ключ к тесту

Номер вопроса

Количество баллов за ответ

1

2

3

  1.  

3

2

1

  1.  

1

2

3

  1.  

1 балл за каждую названную статью 201, 204, 285, 286, 290,291

  1.  

3

2

1

  1.  

3

2

1

  1.  

3

1

2

  1.  

3

2

1

  1.  

3

2

1

  1.  

1

2

3

  1.  

2

3

1

  1.  

3

2

1

  1.  

1

2

3

  1.  

3

1

2

  1.  

3

1

2

  1.  

2

1

3

  1.  

3

2

1

  1.  

2

1

3

  1.  

3

1

2

  1.  

3

2

1

  1.  

1

2

3

  1.  

3

2

1

  1.  

3

1

2

  1.  

3

1

2

  1.  

2

3

1

  1.  

3

1

2

  1.  

2

3

1

  1.  

3

2

1

  1.  

2

3

1

  1.  

3

1

2

  1.  

2

1

3

  1.  

3

1

2

  1.  

3

1

2

  1.  

2

1

3

  1.  

3

1

2

  1.  

3

2

1

  1.  

1

2

3

  1.  

3

1

2

  1.  

3

2

1

  1.  

3

2

1

Подсчет баллов:

  •  38-57 баллов - негативная и антиобщественная антикоррупционная позиция;
  •  58-76 баллов - антикоррупционная позиция среднего уровня;
  •  77-105 баллов – активная  антикоррупционная позиция.

PAGE   \* MERGEFORMAT 175


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

35153. Сетевое администрирование. Основные понятия. Сетевые ОС 26.5 KB
  Компьютерные сети – это совокупность компьютеров связанных коммуникационной системой необходимым программным обеспечением позволяющей пользователям и приложениям получить доступ к ресурсам компьютеров сети. клиентская часть средство запроса на доступ к удаленным серверам транспортные средства сетевой ОС обеспечивающие передачу доступных между компьютерами Среди компонентов сети выделяют сетевые службы – это программные модули работающие в установленном режиме которые предоставляют доступ к конкретным ресурсам компа через сеть....
35154. Модели управления доступом к ресурсам 27 KB
  Основными компонентами ролевой модели разрешения права пользователя Разрешение – определяет тип доступа к объекту или его свойству дается пользователям или группам . разрешения применяются к защищенным объектам Рекомендуется назначать разрешения группам. Существуют группы разрешений которые являются основными или обязательными чтение разрешения смена разрешения смена владельца удаление разрешения Существует специальный вид разрешения – владения которое назначается при создании объектов. Какие бы разрешения не были установлены для...
35155. Администрирование сетей Microsoft. Средства анализа состояния сети в Windows 29 KB
  Средства анализа состояния сети в Windows. Базовые принципы: 1 необходимо иметь точную схему и документацию сети: текущая топологическая схема подробная информация обо всем его сетевом оборудовании его конфигурации и использующихся протоколах IPадресах каналах связи WU сервера и сегментах пользовательских локальных сетей. 2 перед изменениями в сети а так же после этих изменений необходимо оценивать работу в сети для того чтобы делать выводы об отрицательном или положительном влиянии внешних изменений . В Windows отдается приоритет...
35156. Службы каталогов. Пространство имен X.500 и протокол LDAP 30 KB
  Службы каталогов. Основная цель объединения компов в вычислительную сеть это обеспечение совместного использования ресурсов при администрировании вычислительной сети 1 из основных задач это реализация оптимального метода организации общих ресурсов одним из методов эффективного управления множеством ресурсов и множеством потребителей вычислительной сети является разветвленная служба каталогов Служба каталогов – это сетевая служба позволяющая получать доступ без знания точного местоположения ресурса При использовании службы каталогов вся...
35157. Active Directory. Доменная модель службы каталогов. Контроллеры домена. Возможные типы серверов в домене 33.5 KB
  Возможные типы серверов в домене. D помогает управлять как принтерами так и крупными специализированными серверами работающими одновременно в нескольких сетях С помощью D осуществляют манипулирование многими компонентами службы каталогов. В D каждый сервер содержит не менее 3 КИ: 1 КИ – это логическая структура 2 КИ – конфигурация 3 КИ – 1 или несколько пользовательских контейнеров Это поддеревья объединенные в катало объектов Доменная модель служб каталогов В D 1 из важных вещей домен – это совокупность компонентов характеризующихся...
35158. Active Directory. Схема каталога. Репликация данных. Управление службой Active Directory 34 KB
  Схема каталога. Управление службой ctive Directory Любой объект каталога принадлежит к некоторому классу объектов со своей структурой атрибутов. Определения всех классов объектов и совокупности правил позволяющих управлять структурой каталога хранится в специальной иерархической структуре – схеме каталога. Схема каталога хранится в отдельном разделе и допускает возможность расширения.
35159. Службы имен. DNS, WINS 29.5 KB
  Службы имен. Помимо IPадреса для сетевых подключений и подключений удаленного доступа в сети TCP IP может потребоваться средство сопоставления имен компьютеров с IPадресами. Существует четыре механизма разрешения имен: служба DNS служба WINS широковещательное разрешение имен и использование файлов Hosts и Lmhosts. В небольших сетях где IPадреса не изменяются сетевые подключения и подключения удаленного доступа могут пользоваться для разрешения имен файлами Hosts и Lmhosts.
35160. Службы имен. Администрирование DNS 28 KB
  Администрирование DNS. DNSсервер представляет собой дополнительную компоненту операционной системы Windows Server 2003. Управление серверами DNS выполняется с помощью соответствующей оснастки Microsoft Mngement Console mmc. Выполнив команду меню Действие – Подключение к DNSсерверу необходимо указать имя компьютера где установлена служба DNS.
35161. Политики безопасности в домене Windows. Понятие групповой политики. Использование групповых политик 30 KB
  Политики безопасности в домене Windows. Понятие групповой политики. Групповые политики создаются в домене и реплицируются в рамках домена. Объект групповой политики Group Policy Object GPO – основной элемент групповой политики выступающий в качестве самостоятельных элементов каталога.