79412

Движущие силы и условия развития личности. Развитие как способ существования личности в представлениях отечественных исследователей

Доклад

Психология и эзотерика

Развитие как способ существования личности в представлениях отечественных исследователей. Проблема постоянства и изменчивости личности Асмолов: Факторы развития личности: органические предпосылки – среда – сама личность. Двухфакторная детерминация развития личности наследственность – среда определяет постановку проблемы о соотношении биологического и социального в человеке.

Русский

2015-02-13

44.04 KB

1 чел.

Движущие силы и условия развития личности. Развитие как способ существования личности в представлениях отечественных исследователей. Личностная зрелось. Проблема постоянства и изменчивости личности

Асмолов:

Факторы развития личности: органические предпосылки – среда – сама личность.

Двухфакторная детерминация развития личности (наследственность – среда) определяет постановку проблемы о соотношении биологического и социального в человеке.

Два наиболее распространенных варианта двухфакторной теории:

1.теория конвергенции двух факторов (Штерн) – компромиссный вариант между теорией «среды» и теорией «наследственности». Штерн считал, что личность выступает как продукт социальной сферы.

2.теория конфронтации двух факторов (Фрейд) – вопрос о взаимодействии биологического и социального, их противоборства. Фрейд считал, что любая динамика и развитие жизни могут быть поняты, исходя из изучения двух принципов душевной деятельности – принцип стремления к удовольствию (избегание неудач) и принципа реальности.

Подходы к изучению движущих сил развития личности:

- Гомеостатический адаптивный либо стремление к напряжению: Фрейд, Адлер, Левин, Фестингер, Маслоу, Олпорт. Существование первоисточника развития личности, запрятанного в глубинах индивида. Понимание человека как преимущественно адаптивного существа.

- Принцип саморазвития личности как исходный. Выделение двух положений: 1. борьба противоположностей как движущая сила развития личности и 2. существование источника саморазвития деятельности в самой деятельности. Узнадзе: функциональная тенденция как источник развития поведения. Божович: потребность во впечатлениях как движущая сила развития личности. Лисина: потребность в общении как движущая сила для человека. Асеев: условием инициации развития является наличие некоторой неиспользованной резервной зоны функциональных возможностей, которые потенциально содержат в себе источник развития личности. Петровский: человеку присуща неадаптивная тенденция ставить «сверхзадачи», и противоречие между этой активностью и установкой есть механизм развития деятельности личности.

Социально-исторический образ жизни – источник развития личности в системе общественных отношений.

Образ жизни как «социальная ситуация развития» (ЛСВ). Л.С.Выготский: среда не есть «обстановка развития», а представляет собой именно условие осуществления деятельности человека и источник развития личности. Материалом для развития личности служат те конкретные общественные отношения, которые застаёт индивид, появляясь на свет. Развитие личности происходит на пересечении двух осей в одной системе координат: оси исторического времени жизни личности (в какое время родился, протяжённость детства, режим смены игры учёбой и работой, % времени досуга) и оси социального пространства её жизни («институты социализации»: семья, школа; большие и малые социальные группы). Только в том случае человек становится личностью, если он с помощью социальных групп включится в поток деятельностей и через их систему усвоит экстериоризированные в человеческом мире «значения».

В схеме системной детерминации развития личности выделяют три следующих момента: индивидные свойства человека как предпосылки развития личности, социально-исторический образ жизни как источник развития личности и совместная деятельность как основание осуществления жизни личности в системе общественных отношений.

В отечественной психологии существует проблема соотношения психического развития и развития Личности.

Божович не разделяет эти два пути.

Теория Ананьева основана на принципе разведения на онтогенез:

- развитие человека как индивида – генетическая персоналистика, формой которой является жизненный путь человека;

- развитие как субъекта – производственная Деятельность. Этапы: игра, обучение, высшие достижения, финиш. Феномен инфантильности – пример гетерохронности.

Петровский. Личность – системное (социальное) качество, приобретаемое индивидом в предметной Деятельности и общении, и характеризующее меру представленности общественных отношений в индивиде. Общее психическое развитие – развитие как Личности. Источник развития и утверждения Личности – возникающее в системе межиндивидуальных отношений (в группах того или иного уровня развития) противоречие между потребностью Личности в персонализации и объективной заинтересованностью данной общности, референтной для индивида, принимать лишь те проявления ее индивидуальности, которые соответствуют задачам, нормам и условиям функционирования и развития этого общества.

В контексте этого необходимо включить этапы вхождения в группу:

1. Адаптация.

2. Индивидуализация.

3. Интеграция.

Весь период от рождения до института – эра восхождения к социальной зрелости: эпоха детства, эпоха отрочества, эпоха юности.

Периоды эпох (макрофазы):

1. ранний детский, дошкольный, младший школьный;

2. средний школьный;

3. старший школьный.

Микрофазы: адаптация, индивидуализация, интеграция.

Динамика постоянства и изменчивости личности и ее свойств — одна из старейших философско-психологических проблем. Ее рассмотрение в плоскости современной психологической науки предполагает расчленение и уточнение следующих вопросов;

 

1. Постоянство, стабильность и устойчивость чего имеется в виду — идет речь о структурах поведения или каких-то психических процессах, способностях, диспозициях, установках, смысловых образованиях?

 

2. Что является индикатором постоянства (изменчивости) соответствующих качеств? Имеем ли мы в виду: а) дименсио-нальную стабильность (от англ, dimension — измерение), т. е. совпадение тестовых показателей индивида, б) фенотипическую последовательность, т. е, постоянство и преемственность поведения, или в) генотипическое постоянство, подразумевающее наличие каких-то неизменных, глубинных качеств, которые могут по-разному проявляться (не проявляться) на различных стадиях жизненного пути («отсроченный эффект»), но устойчиво детерминируют психические реакции и поведение индивида в течение всей его жизни?

 

3. Каковы количественная мера, степень подразумеваемого постоянства (изменчивости)? Это могут быть: а) полное тождество, неизменность явления или относительное, условное постоянство его качества, не исключающее определенных количественных изменений; б) частичное сходство или логическая преемственность сравниваемых показателей, позволяющая считать их фазами развития одного и того же процесса.

 

4. Каковы его временные рамки — сохраняется оно месяцы, годы, на протяжении определенных стадий жизненного пути или в течение всей жизни?

 

5. Как протекает процесс развития, является он непрерывным, постепенным, эволюционным или прерывистым, скачкообразным, кризисным? Диалектику прерывности—непрерывности часто смешивают с диалектикой постоянства—изменчивости, но это совершенно разные проблемы.

 

В отечественной психологии эти вопросы рассматривались главным образом на философско-методологическом уровне или в связи с проблемой моральной устойчивости личности. В данной статье они будут рассмотрены на материале зарубежных лонгитюдных исследований.

 

Проблема постоянства, самосохранения личности в процессе развития — часть более общего вопроса о внутреннем единстве и последовательности личности. Наличие такого постоянства — один из главных постулатов психологии личности. Но в конце 1960-х годов известный американский психолог У. Мишел (W. Mishel, 1968), критически оценив наличный экспериментальный материал, сделал вывод о необоснованности данного тезиса.

Во-первых, так называемые «черты личности», устойчивость которых измеряли психологи, — не особые онтологические сущности, а условные конструкты, за которыми нередко скрываются весьма расплывчатые поведенческие или мотивационные синдромы. Различение устойчивых «черт» и изменчивых, текущих психических «состояний» (например, застенчивость — устойчивая черта личности, а смущение или спокойствие — временные состояния) весьма проблематично.

Вопрос о способах разграничения черт и состояний и сегодня вызывает споры. Обычно указывают, что измерения состояний а) менее надежны при повторных испытаниях, б) теснее связаны с другими измерениями того же конструкта в данный момент времени и в) больше зависят от ситуативных факторов. Однако это не всегда можно проверить.

Во-вторых, если принять во внимание условность психологических измерений, влияние ситуативных факторов, фактор времени и другие моменты, то постоянство большинства «личностных черт», за исключением разве что интеллекта, выглядит весьма сомнительным. Возьмем ли мы отношение к авторитетным старшим и к сверстникам, моральное поведение, когнитивный стиль, зависимость, агрессивность, ригидность мышления, внушаемость, терпимость к противоречиям или самоконтроль — всюду изменчивость превалирует над постоянством. Статистические корреляции между поведением одного и того же индивида в двух различных ситуациях большей частью низки — около 0,30; они позволяют объяснить меньше 10 % существенных вариаций, да и то не всегда (Mischel W., 1969). Их прогностическая ценность значительно меньше, чем ролевого или ситуационного анализа.

Нет оснований считать, что настоящее и будущее поведение личности полностью детерминировано ее прошлым. Традиционная психодинамическая концепция видит в личности беспомощную жертву своего детского опыта, закрепленного в виде жестких, неизменных свойств. Признавая на словах сложность и уникальность человеческой жизни, эта концепция фактически не оставляет места для самостоятельных творческих решений, которые индивид принимает с учетом особенных обстоятельств своей жизни в каждый данный момент. <... >

Своеобразным итогом развития лонгитюдных исследований явилось возникновение особого предметно-методологического направления — психологии развития человека на всем протяжении жизненного пути (life-span developmental psychology). Ей специально посвящены две многотомные серии публикаций — «Психология развития на всем протяжении жизни» («Life-Span Developmental Psychology», 1970, 1973, 1975) и «Развитие и поведение на протяжении всей жизни» (выходит ежегодно с 1978 г.: «Life-Span Developmental and Behavior», 1978-1980). Хотя труды, объединенные под этим названием, весьма разнообразны, их роднят три принципиальных момента: 1) интерес к диалектике постоянства и изменения в процессе развития человека; 2) акцент на взаимосвязи этапов жизненного пути, которые не могут быть поняты отдельно друг от друга; 3) понимание того, что развитие человека существенно зависит от социально-исторических условий, в которых оно протекает.

Наиболее общие выводы этих исследований можно свести к четырем тезисам: 1) существует достаточно высокая степень постоянства личности на протяжении всей ее жизни; 2) мера этого постоянства разных личностных свойств неодинакова; 3) разным типам личности соответствуют разные типы развития; 4) тип развития личности зависит как от ее индивидуально-типологических черт, так и от многообразных исторических условий, в которых протекает ее жизнедеятельность. <...>

Дихотомия постоянства—изменчивости относительна на всех этапах жизненного пути. В частности, 7-летнее лонгитюдно-последовательное изучение динамики постоянства—изменчивости 19 разных личностных черт {нескольких факторов теста Р. Кэттела, а также честности, интереса к науке, психологической гибкости, гуманитарных интересов, общественной активности и т. д.) у взрослых испытуемых от 20 до 80 лет, разбитых на восемь возрастных групп, показало, что «постоянство личностных черт — скорее правило, чем исключение, но это постоянство нельзя приписать отсутствию изменений по окончании юношеского возраста, как могли бы подумать многие теоретики личности» (Schaie К. W., Parham J. А., 1976, р. 156).

Конкретная степень изменчивости каждого из этих факторов тесно связана с их природой и предполагаемой детерминацией. При этом биологически стабильные черты, обусловленные генетически или возникшие на ранних стадиях онтогенеза, устойчиво сохраняются на протяжении всей жизни и теснее связаны с полом, чем с возрастом. Культурно обусловленные черты, напротив, более изменчивы, причем сдвиги, которые в сравнительно-возрастных исследованиях кажутся зависящими от возраста, на самом деле, как показывает лонгитюд, отражают скорее когортные или исторические различия. Наконец, биокультурные черты, подчиненные двойной детерминации, варьируют в зависимости как от биологических, так и от социально-культурных условий.

 

По данным многих исследований, наибольшей дименсио-нальной стабильностью обладают когнитивные черты, в частности так называемые первичные умственные способности, и свойства, связанные с типом высшей нервной деятельности, включая темперамент, экстраверсию-интроверсию, эмоциональную реактивность и невротизм.

 

С мотивационными и поведенческими синдромами дело обстоит уже сложнее. На эмпирическом, описательном уровне многолетнее постоянство многих поведенческих и мотивационных синдромов также не вызывает сомнений. Например, описание тремя разными воспитательницами поведения одних и тех же детей в 3, 4 года и 7 лет показало его весьма высокую возрастную стабильность. В другом исследовании от 3 до 10«судей»-одноклассников оценивали степень агрессивности (склонность затевать драки и т.д.) каждого из 200 мальчиков-шестиклассников; когда через 3 года опыт повторился, оценки оказались весьма близкими. Высокое поведенческое постоянство, а также совпадение оценок сверстников, учителей и самооценок по этому признаку продемонстрировало и изучение 85 тринадцатилетних подростков. <...>

 

Особенно информативен калифорнийский лонгитюд. Из 114 «личностных переменных», обработанных Блоком, статистически высокую степень постоянства от младших классов средней школы к старшим сохранили 58 % измерений, а от юности до 30 лет — 29 %. Из 90 переменных, по которым сравнивались 13-14-летние подростки и 45-летние взрослые, статистически значимые корреляции у мужчин обнаружены по 54 % измерений, а у женщин — по 62 %, Наиболее устойчивыми у мужчин оказались такие черты, как «пораженчество, готовность примириться с неудачей» (коэффициент корреляции 0,46), высокий уровень притязаний (0,45), «интеллектуализм» (0,58), изменчивость настроений (0,40), а у женщин — «эстетическая реактивность» (0,41), жизнерадостность (0,36), настойчивость, желание дойти до предела возможного (0,43) и т. п.

 

Разной мерой изменчивости обладают, однако, не только «черты», но и сами индивиды. Нужно спрашивать, не «остаются ли люди неизменными», а «какие люди изменяются, а какие — нет и почему». Сравнивая 31-38-летних людей с тем, какими они были в 13-14 лет, Блок статистически выделил пять мужских и шесть женских типов развития личности, различия между которыми сохранились и позже, когда испытуемым исполнилось 42-49 лет.

 

Некоторые из этих типов отличаются большим фенотипиче-ским постоянством. Например, мальчики, обладающие упругим самовосстанавливающимся «я» (Ego resilients), в 13-14 лет отличались от сверстников надежностью, продуктивностью, честолюбием, хорошими способностями, широтой интересов, самообладанием, прямотой, дружелюбием, интроспективностью, философскими интересами и сравнительной удовлетворенностью собой. Эти свойства они сохранили и в 45 лет, утратив часть былого эмоционального тепла и отзывчивости. Такие люди высоко ценят независимость и объективность и имеют высокие показатели по таким шкалам Калифорнийского психологического вопросника, как доминантность, принятие себя, чувство благополучия, интеллектуальная эффективность и психологическое умонастроение.

 

Столь же устойчивы черты «беспокойных со слабым самоконтролем» (unsettled under-controllers) мужчин, характеризующихся импульсивностью и непостоянством. В подростковом возрасте эти мальчики отличались бунтарством, болтливостью, любовью к рискованным поступкам и отступлением от привычного образа мышления, раздражительностью, негативизмом, агрессивностью, слабой дисциплиной и самоконтролем. Пониженный самоконтроль, мятежность, склонность драматизировать свои жизненные ситуации, непредсказуемость и экспрессивность характеризуют их и взрослыми. Высокие показатели по шкалам доминантности, социальндй контактности и принятию себя сочетаются у них с низкими оценками по шкалам социализации, самоконтроля, способности бороться за достижение цели (в противоположность приспособлению) и фемининности. За последние 10 лет перед опросом они чаще, чем остальные мужчины, меняли место работы.

 

Третий мужской тип — «ранимые, с избыточным самоконтролем» (vulnerable over-controllers) в подростковом возрасте отличались повышенной эмоциональной чувствительностью, «тонкокожестью», интроспективностью и склонностью к рефлексии; эти мальчики плохо чувствовали себя в неопределенных ситуациях, не умели быстро менять роли, легко отчаивались в успехе, были зависимыми и недоверчивыми. После 40 лет они остались такими же ранимыми, склонными уходить от потенциальных фрустраций, испытывать жалость к себе, напряженными и зависимыми. Высокие показатели по шкалам гипертрофированного самоконтроля и производимого хорошего впечатления сочетаются у них с низкими баллами по социальной контактности, по принятию себя и чувству благополучия. Среди них самый высокий процент холостяков.

 

Среди женщин высоким постоянством свойств обладают представительницы «воплощенной фемининности» (female prototype) — уравновешенные, общительные, теплые, привлекательные, зависимые и доброжелательные; «ранимые с пониженным самоконтролем» (vulnerable under-controllers) — импульсивные, зависимые, раздражительные, изменчивые, болтливые, мятежные, склонные драматизировать свою жизнь и исполненные жалости к себе, тревожные; «гиперфемининные заторможенные» (hyperieminine repressives) — эмоционально мягкие, постоянно озабоченные собой, своей внешностью и т. д. Некоторые другие типы, напротив, сильно меняются от юности к зрелости. Например, мужчины с поздней адаптацией (belated adjusters), у которых бурная, напряженная юность сменяется спокойной, размеренной жизнью в зрелые годы; женщины - «интеллектуалки» (cognitive copers), которые в юности поглощены умственными поисками и кажутся эмоционально суше, холоднее своих ровесниц, но позже преодолевают коммуникативные трудности, становятся мягче, теплее и т. д. <...>

 

Типы, о которых пишет Блок, выведены чисто эмпирически, путем факторного анализа, но тем не менее они в значительной степени совпали с типами развития, которые теоретически постулировала Д. Левинджер (Loevinger J., 1977). Однако однозначное объяснение их едва ли возможно. В них могут проявляться как психофизиологическая индивидуальность, так и со- . циально-психологические факторы (например, насколько стиль поведения, нормативно одобряемый и, следовательно, социально-адаптивный в детстве, приемлем для взрослого человека).

 

Это касается, в частности, половых различий. Хотя лонги-тюдных данных о развитии женщин значительно меньше, чем о мужчинах, складывается впечатление, что женщины отличаются большим постоянством черт. Но объясняется ли это имманентно большей консервативностью женского начала (как следует из теории полового диморфизма В. А. Геодакяна), или тем, что у них нет такого резкого разрыва в нормативных предписаниях на разных этапах социализации, как у мужчин (от мальчика ждут послушания, а от мужчины — самостоятельности и решительности), или тем и другим вместе, — вопрос открытый.

Личностная зрелость человека есть феномен общественно-исторический, поскольку понятие зрелости в разных общественных условиях имеет различное содержание. Каждая историческая эпоха включает в него новые моменты. Исследования этнографов, изучавших жизнь, быт и уклад народностей и племен ряда районов Азии, Африки и Америки, которые по уровню своего хозяйства, характеру межплеменных связей и культуры находятся на разных ступенях социально-экономического развития, показывают, что к зрелой личности в разных культурах предъявляются разные требования. Требования могут также резко различаться для представителей мужского и женского рода. <...>

 

Под зрелостью личности понимается прежде всего социальная зрелость, выражающаяся в том, насколько адекватно понимает человек свое место в обществе, каким мировоззрением или философией руководствуется, каково его отношение к общественным институтам (нормы морали, нормы права, законы, социальные ценности), к своим обязанностям и своему труду.

 

Социальная зрелость включает в себя зрелость: гражданскую, т. е. осознание своего долга перед родиной, народом, обществом, ответственность за свой труд; идейно-политическую; моральную — понимание, принятие и реализацию норм морали, наличие развитой совести, готовность действовать в соответствии с установленными нормами отношений людей друг к другу, способность любить и чувствовать ответственность в любви, в построении семьи и ее будущего; эстетическую — достаточно развитую способность воспринимать прекрасное в тех или других его проявлениях и формах: в быту, искусстве, природе.

 

Социальная зрелость обусловливает и предполагает наличие психологической зрелости. Не может быть полной психологической зрелости у социально незрелой личности, характеризующейся инфантильностью суждений и действий, непониманием требований общества и т.д. В каком возрасте начинается зрелость? Нельзя очень точно «привязать» начало зрелости к определенному возрасту. <...>

 

Всесторонность развития личности в психологическом плане означает не столько многообразные и глубокие знания о различных аспектах социальной и природной действительности, наличие достаточно богатой сферы умений и навыков, сколько широту интересов человека, его способность отнестись с нужным вниманием, заинтересованностью ко всему тому, что значимо для людей, для общества. Всестороннее развитие предполагает внутреннюю затронутость, живой отклик на важные явления социальной жизни, понимание отношений людей, их внутренней жизни. В этом плане приобретает определенный психологический смысл девиз Маркса «ничто человеческое мне не чуждо», характеризующий его представления о том, каким должен быть человек, живущий полной жизнью.

 

Способность проявить достаточно широкие интересы и способность к насыщенному чувствами отклику на многое в жизни только тогда характеризует полноценную личность, когда она обладает умением остановить внимание на главном и отдать ему основную энергию, активность, творческое отношение. Не разбросанность интересов, не податливость на всевозможные впечатления, а именно широта интересов и откликов выступает психологическим фоном для активного осуществления деятельности человека в сфере главных интересов. Всестороннее и гармоничное развитие личности предполагает взаимное согласование не только интеллектуальных, эмоциональных и волевых качеств, но и ее содержательно-смысловых и динамически-энергетических характеристик, сознательных и неосознаваемых уровней. Формируется иерархическое соподчинение потребностей, побуждений, мотивов и целей человека. А это значит, что руководящее ядро, олицетворяющее начало сознательности, используя силу активности, заложенной в потребностях и побуждениях человека, придает всей жизнедеятельности индивида определенное направление, реализуя тем самым высшие цели личности, связанные с ее внутренним ростом. Этот внутренний рост, выражающийся в большей глубине и зрелости различных проявлений психической жизни, связанный с процессом самовоспитания и самосовершенствования, выступает не самоцельно. Он включается в контекст более широких социальных целей, связанных с глубокой общественной направленностью человека, который находит смысл своей активности в творческом отношении к различного рода жизненным задачам, в потребности обогащать жизнь людей, человеческую культуру, человеческие отношения. <...>

 

Полноценно развитая зрелая личность характеризуется хорошо интегрированной, цельной психологической организацией, единство которой обеспечивается единством изменяющихся и развивающихся, но достаточно значительных жизненных целей. Они наполняют смыслом жизнь человека и осознаются им не просто как личностно значимые, но и как объективно значительные, общественно важные.

 

Побудительная сфера характеризуется наличием иерархии мотивов и устремлений. Основанием ее выступает система целей, дорогих для человека, — эта система целей сопровождается сознанием ответственности своей миссии как личности, переживанием внутреннего по своей природе обязательства перед самим собой в осуществлении собственного признания. На этой основе строится иерархия ценностей человека и в соответствии с ней иерархия целей и мотивов. Зрелость личности предполагает определение ею своего места в мире, в обществе, обладание стойким мировоззрением. Для такой личности характерно отчетливое проявление жизненных и социальных установок, отвечающих прогрессивным тенденциям развития общества. Человек осознает себя лично ответственным не только за свой участок деятельности, он озабочен судьбой общего дела. Психологические черты зрелой личности:

 

— выраженное стремление к творчеству, проявление творческого начала в самых разнообразных сферах жизни; тонкая восприимчивость к достаточно широкому кругу явлений социальной жизни (к искусству в его различных жанрах и формах, к жизни людей в ее разнообразных проявлениях; к миру идей, относящихся к сфере научного познания, нравственности, морали и т. д.; к человеческой экспрессии; к природе в ее многообразии и богатстве и т. д.);

 

— хорошая интеллектуальная активность в смысле постановки жизненных проблем, готовности их вдумчиво понять и пытаться настойчиво решать;

 

— достаточная эмоциональная чувствительность, которая носит избирательный характер, но широка по кругу вызывающих ее явлений; способность при этом проявлять особенно высокий уровень эмоциональной восприимчивости к определенной области явлений окружающего мира, социальных феноменов, человеческих отношений;

 

— мобильность способностей, т. е. умение реализовать в соответствующих действиях присущие человеку потенции, которые он хотел бы раскрыть;

 

— рефлексия на свой духовный облик, служащая задачам самоорганизации. Цели такой самоорганизации достаточно разнообразны и широки — тут и нравственное самосовершенствование, и интеллектуальный рост, и эстетическое развитие и т. д.

 

У нас нет оснований говорить об одном-единственном облике всесторонне развитой личности. Необходимо помнить, что реально существуют несколько полноценных социально-психологических типов личности.

 

Определяясь конкретными общественно-историческими условиями жизнедеятельности личности, эти типы находят свое выражение в следующих ее характеристиках:

 

1) в содержании и направлении доминирующих потребностей и мотивов, определяющих действия, деятельность, поведение;

 

2) в диапазоне всех устремлений и интересов человека и в сфере главных интересов;

 

3) в характере соотношения между интеллектуальной и эмоционально-волевой сферой, связанного не только с различным местом и ролью интеллектуального и эмоционально-волевого начала в личности, но и с особенностями интеллектуальной деятельности, а также со своеобразием ведущих эмоциональных откликов на воздействия окружающей жизни;

 

4) в специфике ведущих жизненных установок, выявляющих тип общего отношения к социальной действительности, к людям и их отношениям, к жизни в целом, характеризующих выбор определенного сектора в круге основных социальных ценностей.

 

Каким же образом можно представить диалектику формирования типической в социально-психологическом смысле личности? В разных исследованиях раскрывается роль семьи, школы, ближайшего окружения в процессе формирования личности. Но следует подчеркнуть, что ни сама по себе семья, ни школа и ни одно лишь ближайшее социальное окружение не могут сформировать фундаментальные, стержневые черты личности растущего человека. Процесс формирования личности не происходит в изолированной узкой среде (даже при стремлении таковую создать), он осуществляется в контексте более или менее развитого общения с людьми, общественными институтами, различными проводниками массовой коммуникации. В результате вольно или невольно в той или иной мере растущий человек улавливает, осваивает тенденции эпохи, характер господствующего восприятия и понимания жизни. И этот «дух времени» накладывает печать на развитие личности. Поэтому исследования вскрывают некоторые функциональные зависимости между, например, своеобразием семьи и некоторыми психологическими особенностями личности, но не дают оснований для заключения о том, будто семья, скажем, в отличие от другого типа социальных институтов, предопределяет появление каких-то фундаментальных черт личности. Мы, таким образом, проводим разграничение между стержневыми, фундаментальными чертами (свойствами) личности и чертами, достаточно важными для характеристики конкретного облика личности, но не определяющими основную направленность ее поведения в целом. Судя по материалам исследований, и семья, и школа, и ближайшее социальное окружение, и массовые коммуникации (радио, телевидение и т. д.), взятые по отдельности, влияют на возникновение важных и характерных свойств личности (известные привычки и представления о вещах и социальных явлениях, определенный круг жизненных ценностей, некоторые социальные установки и т. д.), но не порождают стержневые, фундаментальные черты личности. Их формирует не совокупность отдельных факторов, а система таковых, преломляющаяся через свойства и особенности самой растущей личности.


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

16064. Адвокатура в Российской Федерации 2.01 MB
  Происходящая в России демократизация политической и экономической системы, конституционное провозглашение правового социального государства вызывает необходимость коренной реорганизации форм и методов деятельности...
16065. Основи ораторського мистецтва 320 KB
  ББК 83. 079 Стец В.А. Стец І.І. Костючик М.Ю. Основи ораторського мистецтва. Навчальний посібник. Економічна думка Тернопіль 1998. 60 с. Посібник дає систематичне уявлення про ораторське мистецтво як прикладну і теоретичну дисципліну. Всебічно проаналізований процес о
16066. Сущность исполнения наказания 1.12 MB
  В монографии освещаются вопросы становления науки уголовно-исполнительного права, излагаются основы теории уголовно-исполнительного права, анализируется уголовно-исполнительная деятельность...
16067. Кримінально-виконавче право України 1.79 MB
  Навчальне видання Кримінальновиконавче право України Підручник За редакцією професора А. X. Степанюка Видання друге виправлене і доповнене Редактор А. В. Єфименко Комп'ютерна верстка і дизайн В. М. Зеленька Підписано до друку з оригіналмакета 01.11.2005. Формат ...
16068. Відповідальність юридичних осіб за податкові правопорушення 1.02 MB
  В книзі розглянуто види відповідальності за порушення податкового законодавства суб'єктами підприємницької діяльності. Зміст книги побудований на власному адвокатському досвіді автора, публікаціях фахівців з податкового права та чинному законодавстві. Акцент при викладенні матеріалу і при розгляді тих чи інших питань свідомо робиться з позицій платників податків.
16070. риміналістична характеристика злочинів 250.5 KB
  Старушкевич А.В. Криміналістична характеристика злочинів: Навч. посібник. К. 1997. 44 с. Вступ Боротьба зі злочинністю е одним із головних державних завдань на будь якій стадії суспільного розвитку. Особливого значення вона набуває в умовах реформування діяльності
16071. Біржова справа 20.06 MB
  Підручник складається з трьох частин і двадцяти розділів. Кожен розділ завершується коротким резюме, контрольними запитаннями, переліком посилань і рекомендованої літератури, тестами для перевірки знань (усього 300), ситуаційними задачами
16072. Біржове право 1.85 MB
  Біржовий ринок у світі давно вже став центром ринкової економіки. Нагромаджено великий досвід роботи бірж, що пройшли історичний розвиток від торгівлі наявною сільськогосподарською продукцією до торгівлі фючерсами й опціонами на всі види товарів і фінансових інструментів. Це сприяло перетворенню бірж з одного із головних каналів оптової торгівлі товарами на центри ціноутворення і страхування ризику.