79588

Значимые аспекты журналистского расследования

Дипломная

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Актуальность темы. Сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую вас информацию.

Русский

2015-02-13

369 KB

0 чел.

PAGE  79

       АННОТАЦИЯ:

Актуальность темы. Сам жанр журналистского расследования предполагает всестороннее и подробное исследование некой мало изученной, закрытой или тщательно скрываемой темы, в процессе работы над которой приходится преодолевать нежелание определенных структур предоставить интересующую вас информацию. Понятно, что зачастую это просто невозможно сделать, будучи в лайковых перчатках. И тогда метод поиска материала становится не менее захватывающим, чем сама тема расследования. Впрочем, для относительно благополучного и развитого в материальном смысле этого слова общества интерес может предоставлять даже расследование неких особенностей производства корма для кошек. Дело не в теме, а в способах ее изучения и общественной значимости сделанных выводов.

Цель работы: наиболее  полно осветить все значимые аспекты журналистского расследования.

Задачи, поставленные при написании работы и помогающие раскрыть цель:

1. Показать сущность журналистского расследования;

2.Рассмотреть безопасность журналистов занимающихся журналистскими расследованиями;

3. Проанализировать результаты журналистского расследования по  делу Георгия Гонгадзе.

В дипломной  работе даются ответы на следующие вопросы:

-Что нужно уметь и знать, чтобы провести настоящее расследование?

-Что есть цель расследования — правда? истина? торжество справедливости? удовлетворение собственной неуемной любознательности?

-Где в расследовании проходит грань между можно и нельзя? между Законом и беззаконием?

Структура работы. Дипломная работа состоит из: аннотации, введения, 3-ех глав, заключения. Имеет количество страниц-78, источников литературы-17.

В основу работы положена следующая ГИПОТЕЗА: Дорогу к хорошему журналистскому расследованию преграждают многочисленные препятствия. Все их можно преодолеть, и старания не пропадут даром.

                                                    СОДЕРЖАНИЕ:

Введение………………………………………………………………………….4

ГЛАВА I. Сущность журналистского расследования

             1.1 Что такое журналистское расследование?........................................7

             1.2 Барьеры на пути к журналистским расследованиям………………11

             1.3 Качества необходимые в работе……………………………………16

             1.4 Как избежать ошибок в материале…………………………………32

             1.5 Специальные люди “для связей с общественностью”…………….33

ГЛАВА II. Безопасность журналистов занимающихся журналистскими расследованиями

            2.1 Как сберечь свою психику …………………………………………..37                            

            2.2 Как себя защищать……………………………………………………40

            2.3 Как защитить “интеллектуальную собственность” и имущество…43

ГЛАВА III. Результаты журналистского расследования по  делу Георгия Гонгадзе……………………………………………………………………………48

Заключение………………………………………………………………………...73

Список литературы……………………………………………………………......78

    ВВЕДЕНИЕ:

Некоторые из нас утверждают, что любой журналистский материал основан на расследовании. Эта точка зрения, делающая излишним термин журналистское расследование, кажется правомерной до того момента, как мы раскроем первую попавшуюся под руки газету. Или посмотрим вечерний выпуск новостей по телевидению.

Почему-то метеопрогноз, рассказ о том, как плести декоративные шторы в темноте, и статья о расстановке сил в законодательном собрании штата не представляются слишком "расследовательскими". Наше сомнение увеличивается, когда мы сравниваем эти статьи (и все остальные в этом номере) с забойной статьей на первой полосе о махинациях мэра с командировочными расходами, которые возмещались ему из казны, в то время как его поездки с лекциями оплачивались частными организациями. В статье раскрывается, как мэр присвоил таким образом 22 тыс. долларов.

Очевидно, чтобы написать такую статью, потребовалась определенная квалификация и гораздо большие затраты времени, чем для написания остальных.

Другими словами, если все журналистские материалы можно отнести к категории расследований, почему же существует такое различие между тем, что называется журналистским расследованием, и почти всеми остальными материалами?

С другой стороны, без журналистского расследования — одной из фигур высшего пилотажа — и газета становится пресной и телевидению не хватает соли и перца. Но вот беда: количество этой соли с перцем в наших СМИ вроде бы растет, но со страниц газет, с телевизионных экранов резко и неприятно пахнет от них сливом, заказухой, подтасовкой и откровенным непрофессионализмом. “Расследованием” именуют все подряд: публикацию подслушанных телефонных разговоров, всенародную демонстрацию бандитской видеозаписи, подборку подметных писем, свалку компромата, добытого усилиями конкурирующего ведомства, — словом, все, что не проверено, не осмыслено, не требует ни ума, ни усилий, а нуждается лишь во взволнованной обаятельности тембра или легкости журналистского пера, чтобы придать куче лежалого товара съедобный вид.

Большинство газет публикуют и журналистские расследования, и аналитические материалы в области государственной политики. Последние появляются чаще, чем первые.

Почему это происходит? Квалификация, необходимая для подготовки обоих этих видов журналистских материалов, по большей части сходна. Сюда относятся: исследовательская работа, установление и разработка источников, связанных с предметом расследования; способность распутывать и объяснять сложные материи; строить гипотезы (на основе подсказок или внимательного наблюдения) и проверять их на известных фактах и мнениях.

Журналистское расследование включает дополнительное требование к его автору - раскрыть злоупотребления, выявить нарушения законов, установлений, норм поведения или даже правил приличия. Здесь наше внимание должно быть сосредоточено не только на пороках институтов, таких, например, как неэффективность отношений государства с фермерами, плохая подготовка студентов в сравнении с другими странами, но и на лицах, повинных в этих пороках.

Сугубо криминальная или правовая тема становится сегодня предметом многих журналистских расследований не случайно. Это специфическое, национальное отношение к закону, во многом является причиной тех социальных, экономических и даже политических проблем, которые переплелись в нашем обществе. И если, как свидетельствуют социологические опросы, украинцы ставят на первое место вопросы безопасности, то естественно, что журналистика как инструмент общественного мнения этому предмету и придает особое значение. Другое дело, что специфика работы с “острыми” темами такова, что она порой просто оказывается не каждому по душе или по силам.

Однако чтобы начать журналистское расследование нужно иметь основание полагать, что что-то неладно, кто-то совершил злоупотребление. Темы таких расследований приходят с улицы. Это может быть намек, обвинение или серия наблюдений, которые подталкивают активного журналиста к началу работы.

Журналистское расследование — задача чрезвычайно сложная и, случается, опасная для человека неподготовленного. Даже корифею от криминальной журналистики она не всегда по плечу, если действовать приходится в одиночку. Зато результаты могут превзойти все ожидания, если за дело берется целый коллектив. Именно тогда становится возможным полномасштабный сбор информации, ее грамотная обработка и проверка.

                  ГЛАВА I. Сущность журналистского расследования.

                           1.1 Что такое журналистское расследование?

Журналистское расследование не может появиться на свет без инициативы, идеи и усилий со стороны журналиста. Это материал, обладающий высокой новостной ценностью и большой значимостью для общества. Расследование основывается на множестве источников информации — людях, документах и личном наблюдении. Во многих случаях на поверхность выплывают материалы, которые власти предпочли бы не раскрывать. Но иногда в материалах содержится информация, полученная непосредственно от представителей власти.[1;56]

Любой журналист может заниматься расследованием. Для этого требуется любознательность, желание бороться с несправедливостью и скептицизм, граничащий с цинизмом или нигилизмом.

Основными орудиями репортера являются:

— Люди как источники информации

— Разного рода документы и умение работать с ними

— Терпеливо и умело проведенные интервью

— Высокая мораль и чувство социальной ответственности. Репортеры должны уметь хорошо делать свое дело. Особенно важны аккуратность и здравый смысл, так как расследования порождают противников, готовых зацепиться за малейшую фактическую неточность, чтобы дискредитировать все расследование.

Где проводятся расследования?

Везде. На самом верху и внизу. В правительстве, в коммерческих структурах, в таких учреждениях, как школы, полиция, суды, больницы и университеты, в столице и в провинции.

Приемы журналистского расследования

Предварительное расследование. Читайте увлекательные книги, газеты, журналы, смотрите документальные фильмы. Используйте библиографии, другие библиотечные источники и компьютеризированные базы данных как местные, так и международные, фотографии или электронные носители. Возможно, в России и трудно достать официальные документы, но иногда их можно скопировать вручную с архивных подшивок документов, различных ведомостей, если вы убедите соответствующих чиновников в том, что вы имеете право смотреть документы и что вы не причините им вреда, или если они симпатизируют вашей работе.

Наблюдение. Наблюдение за тем, сколько времени служащие проводят на рабочих местах, какой политик бывает в компании директора такой-то фирмы, как содержатся заключенные в тюрьме, и другие подобные наблюдения могут быть полезны для статьи. Возможно, вы пожелаете проследить за автомобилем, побывать на строительном объекте и сделать фотографии, которые превратят ваше наблюдение в документ. Интервью. Некоторые расследования начинаются с документов, а затем проходят с привлечением людей, другие начинаются с людей, а затем переходят на документы. В любом случае интервью должны быть хорошо спланированы. Журналист должен знать, какие он задаст вопросы, какой психологический подход лучше использовать, как добиться расположения интервьюируемого. Лучше всего брать интервью лично, а не по телефону, так как в ходе личного общения журналист помимо слов получает информацию, наблюдая за выражением лица человека и его поведением. Всегда пользуйтесь магнитофоном. Это поможет вам проследить ход мыслей человека и избежать в дальнейшем проблем, если свидетель откажется от своих слов. Некоторых раздражает и сковывает, когда при них делаются заметки. При записи на пленку свидетель, который согласился на беседу, сначала смущается, но затем забывает о магнитофоне. Если вы не можете записать интервью на магнитофон, попробуйте пригласить еще одного журналиста и дублируйте записи для дальнейшей сверки. Работая с нетерпеливым свидетелем, лучше всего задавать общие вопросы, способствуя естественному потоку информации и заинтересованно слушать, даже если его заносит на рассказы о своих несчастьях. Не заполняйте паузы в разговоре новыми вопросами. Пусть человек добровольно продолжит свою историю. И только, когда он выговорится, начинайте задавать вопросы, поворачивая разговор в нужное вам русло. [4;68]

Когда люди, с которыми вам нужно поговорить, не хотят сотрудничать или боятся, попытайтесь помочь им расслабиться, выражая им свою симпатию, польстите им, гарантируйте защиту и анонимность. Если вы почувствовали, что кто-то желает поговорить, но боится, то попробуйте встретиться с этим человеком случайно или в гостях. Например, в магазине, у него в доме или по дороге с работы домой. Когда человек настроен неприязненно или не настроен на разговор, попытайтесь создать атмосферу нормальной дискуссии, чтобы он забыл, что дает интервью, и попытайтесь логически поддержать его позицию. Поправляйте ложные заявления, используя факты, но беззлобно (здесь важна кропотливая подготовка к разговору).

Самым важным и самым деликатным делом является последнее интервью, в котором, после того как информация собрана и готова к изложению, предмету вашего расследования предоставляется возможность отреагировать на представленные свидетельства.

Выбор предмета расследования

Иногда идея о проведении расследования подсказывается кем-то. Иногда агентства по расследованиям привлекают к работе журналистов. А иногда репортер просто задает себе вопрос: Почему было принято такое решение? Оно не справедливо! Почему данное учреждение (школа, суд, больница, служба по уборке мусора) не работает так, как положено? Не всегда ответ на эти вопросы содержит информацию о коррупции или злоупотреблениях. Но это не значит, что о подобных вещах не стоит писать. Если виновна система, а не люди, то это не менее важно. Иногда в ходе расследования требуется восстановить ход важных событий после того, как они уже произошли, и с большей точностью, чем они были описаны источником. Фактов, заслуживающих расследования, всегда больше, чем времени и людей, которые могли бы этим заняться. В предварительном порядке начните с изучения сразу нескольких аспектов дела пока не убедитесь, что выполнение задачи реально и стоит затраченных усилий. На следующем этапе заручитесь поддержкой редакторов.

Написание статьи

Репортер должен построить собранный материал в сюжет так, чтобы показать читателям направление удара, квинтэссенцию расследования. Сюжет определяет, как журналист ПОКАЖЕТ главное. После построения сюжета неизменно обнаруживаются пробелы в логической последовательности событий. Для заполнения этих пробелов потребуются дополнительные исследования, новые интервью и документы. Дальнейшее — дело репортерского ума, пера, фантазии, “архитектурного” дара. Сюжет раскопанной истории вовсе не обязательно станет сюжетом журналистского материала. “История” должна работать на идею статьи,на поставленную проблему, а не наоборот.

Как получать и излагать информацию[6;121]

За исключением тех случаев, когда ваш собеседник сам крайне заинтересован в том, чтобы его информация или комментарий появились в прессе, поиски достоверных сведений и “выуживание” их из различных источников — самая, пожалуй, трудная часть журналистского расследования. И здесь очень важно сделать все для того, чтобы заставить человека общаться с вами и предоставить необходимые данные даже тогда, когда он сам не очень хочет этого делать. В отличие от сотрудника правоохранительных органов, журналист ничем, кроме закона о средствах массовой информации, в данном случае не вооружен и правом официально вести дознание не обладает. Поэтому, в первую очередь, ему надо научиться правильно задавать вопросы и быстро определять, искренен с ним человек или лукавит.

В каком-то смысле это — часть детективной работы. Поэтому тот, кто хочет освоить ее в совершенстве, узнает немало интересного, если посетит соответствующие лекции на юридическом и психологическом факультетах. Юристы научат методам следствия и дознания, тактике допроса. Психологи помогут овладеть тонкостями общения. Есть, наконец, специальная литература. Многое зависит еще и от вашей начитанности, умения быстро и четко формулировать свои мысли. Но здесь лекции не помогут. Филологи советуют для развития речи больше читать классику и следить за своим языком. Перейти в случае необходимости на уголовный сленг вы всегда сможете, его освоить нетрудно, да и молодежная речь насыщена “феней” до предела. А вот изъясняться правильно для некоторых оказывается невыполнимой задачей.

                      1.2 Барьеры на пути к журналистским расследованиям

К сожалению, на пути к журналистским расследованиям вас подстерегает множество барьеров, которые надо преодолеть.

Доступ к информации. Действительно, нелегко найти людей, которые будут говорить с вами о злоупотреблениях открыто или оставаясь в тени. К тому же трудно или вообще невозможно получить письменные документы. Иногда на это требуются месяцы, а цена превышает наши ожидания или возможности.

Необходимость освоения новейших приемов. Некоторые приемы журналистики, которые до того считались роскошью, фактически стали стандартом в работе над аналитическими статьями и в журналистском расследовании. Журналист, не овладевший компьютерными технологиями, не научившийся использовать закон о свободе доступа к информации для затребования скрываемого документа, не умеющий собрать и организовать огромный массив документов и записей, будет испытывать все возрастающие трудности в работе.

Незнание существа предмета. Приобретение знаний о предмете вашего исследования или расследования может серьезно затруднить работу. Приступая к работе, мы обычно мало знаем о предмете, основных действующих лицах, принятых нормах, способах их нарушения и даже не представляем, по каким критериям определить, достоин ли сюжет расследования. [9]

Давление. На журналиста обычно оказывается давление в одном из двух направлений - прекратить расследование или быстрей его закончить. Лица и организации, оказавшиеся в поле зрения журналистского расследования, имеют обыкновение жаловаться редакторам, издателям, руководителям телестанций. Я говорил с сотнями авторов журналистских расследований, и они подтвердили, что в ходе работы находились в поле повышенного внимания и что от них попеременно требовали прекратить работу, прекратить немедленно, опубликовать, пустить в эфир.

Время. Время - враг любого серьезного журналистского материала. Помимо того, что журналистов, как всегда, поджимают сроки сдачи материалов в редакцию, события вне редакции, неподконтрольные журналисту, могут ее более придвинуть срок окончания работы. Такими событиями могут стать: конкуренция со стороны другой газеты; действия законодательного собрания штата или других органов власти, которые ставят под вопрос целесообразность продолжения работы над материалом; обвинение, официально предъявленное объекту расследования или созываемая им пресс-конференция о ведущемся вами расследовании, рассчитанная на то, чтобы смазать его эффект. Все это особо относится к журналистам ежедневных газет, радио и телевидения, аудитория которых ожидает новости. Этот вид журналистики не повторяет новости за другими, а требует своевременности и эксклюзивности.

Юридические проблемы. Журналисты, проводящие расследования, и их редакторы работают под постоянной угрозой судебного преследования за пасквиль, клевету, вторжение в частную жизнь. И всегда надо помнить, что каждый раз, когда вы проигрываете дело в суде, публикуете опровержение или отказываетесь от своих слов, это понемногу подрывает свободу ваших коллег журналистов и доверие к ним. [6;121]

Все эти пункты будут подробно освещены в последующих главах. Читателю будут предложены конкретные советы и рекомендации по интервьюированию, компьютерным технологиям в журналистике, организации времени и информации, подготовке результатов расследования к публикации в оптимальном варианте и в сжатые сроки, взаимоотношениям с начальством и юристами.

Но есть одна преграда, о которой следует рассказать более подробно.

Препоны, чинимые начальством

Большинство газет не приспособлено для работы над аналитическими материалами. Проблема, в частности, состоит в том, что газета живет событиями и озабочена выпуском сегодняшнего номера. Это обусловливает нерасположенность редакторов к предлагаемым журналистами проектам, требующим долговременной подготовки.

Рассмотрим гипотетический пример отношения редактора отдела городских новостей к идее проведения журналистского расследования. Подобные проблемы возникают в каждой редакции, но, к счастью, редко встречаются в одно и то же время.

Первый этап. Журналистка, специализирующаяся по вопросам образования, принимает участие в научной конференции в Сан-Франциско за свой счет и в отпускное время, поскольку газета не посчитала целесообразным оформить командировку. Ее заинтересовали приведенные в одном из докладов данные исследования, показывающие, что в школах, где учатся лишь белые или черные дети, успеваемость выше, чем в тех школах, которые под давлением были вынуждены ввести у себя смешанный состав учащихся. Журналистка решает, что это интересный материал для статьи.

Второй этап. Возвратившись домой, журналистка предлагает заместителю редактора отдела городских новостей проверить выводы исследователей на местном материале и подготовить серию статей, оживив ее историями педагогов, родителей, учеников и цитатами из докладов ученых, услышанных на национальной конференции. Заместитель редактора несмотря на скептическое отношение к этой идее сообщает о ней редактору на утренней летучке. Редактор также без энтузиазма обещает доложить главному и через некоторое время действительно докладывает. После этого заместитель редактора городских новостей сообщает журналистке, что редакция не может выделить ей время для работы над серией в ущерб исполнению повседневных обязанностей. [6;122]

Третий этап. Упорная журналистка в течение трех недель урывает время для работы над статьей. Ей повезло. В ходе работы она встречается с тремя исследователями, которые работали над той же темой в течение двух лет и намерены опубликовать результаты своих изысканий на материалах штата. Она просит в редакции две недели для завершения статьи, зная, что потребуется четыре. Полная энтузиазма, в понедельник утром она подает заявку заместителю редактора, который, сохраняя скептическое отношение к проекту, передает ее редактору, который настроен враждебно, но обещает доложить главному, что и делает.

Четвертый этап. Редактор отдела городских новостей приглашает журналистку на обед, заметив, что в силу занятости может "обговорить" вопрос только в обеденный перерыв. В ожидании официантки он задает дюжину вопросов (ответы на 10 из которых даны в заявке на статью, а остальные - не по делу). Затем он объясняет, что газета не может позволить себе роскошь освобождения журналистки от ее основных обязанностей. Весь разговор в ходе часового перерыва занимает 8 минут. По пути в редакцию заместитель редактора отдела благодарит журналистку за энергию и инициативу и высказывает мысль, что такие встречи за обедом надо бы проводить регулярно, так как они придают ему силы. Он сокрушается, что перешел с журналистской работы на редакторскую.

Пятый этап. Расстроенная и разочарованная журналистка складывает на полку подготовленные материалы и готовится освещать очередную сессию городского школьного совета. [7;94]

Шестой этап. Месяц спустя три упомянутых выше исследователя докладывают о своих выводах на заседании комитета по образованию законодательного собрания штата. Газета публикует сообщение об этом своего корреспондента в столице штата, который допустил фактические ошибки и не понял возможных последствий опубликования результатов исследования. Двумя днями позже группа граждан пикетирует офис местного инспектора школ, который в телеинтервью поставил под сомнение выводы исследователей. Газета публикует сообщение об этом дежурного редактора, который не удосужился проконсультироваться с единственной в редакции журналисткой, знающей суть проблемы, и свел свой репортаж к падению популярности инспектора по школам. О выводах, к которым пришли ученые, говорилось в двух последних абзацах, один из которых был вырезан, чтобы статья легла в полосу.

Седьмой этап. Регулярные источники, с которыми обычно работает журналистка, освещающая проблемы образования, укоряют ее за неряшливое, полное ошибок и вводящее читателей в заблуждение освещение проблемы газетой. Возмущенная журналистка переписывает свою старую заявку и снова подает его заместителю редактора отдела, который не без испуга обещает передать ее главному. [1;57]

Восьмой этап. Отругав предварительно заместителя редактора отдела, главный редактор отвечает журналистке по электронной почте: "Мы уже опубликовали две статьи на эту тему, возможно, на одну статью больше, чем нужно нашим читателям. Вы пишете не для ваших источников. Думаю, что достаточно понятно объяснил на совещании в прошлом месяце, что у нас нет денег и времени на подобные проекты и в любом случае читателей больше интересуют вопросы, которые им более близки - например, падающая популярность инспектора по школам. Давайте оставим эту тему и вернемся к статьям вроде тех, которые были вам интересны, когда шесть лет назад мы поставили вас на участок образования. Конечно, я готов выслушать вас. Общеизвестно, что дверь моего кабинета всегда открыта".

Девятый этап. В том же году журналистка переходит на работу в управление инспектора по школам, чья популярность, как сообщалось, падает. Это предательство приводит в изумление главного редактора и другое газетное начальство. Они не могут понять, что еще можно было для нее сделать. Ведь ее поставили на образование, лакомый кусок для каждого журналиста, где можно проявить свое мастерство.

Вы найдете конкретные советы, касающиеся редакторов, которые слишком заняты, чтобы одобрительно взглянуть на вашу идею, в главах 6 и 7.

Вооружайтесь

Важным фактором успешного осуществления ваших идей является знание того, что барьеры существуют и с ними приходится иметь дело. Игнорирование этого факта может дорого обойтись. А умелое преодоление барьеров принесет огромную награду вам, вашей редакции, а главное - читателям, радиослушателям и телезрителям.

Журналистским расследованиям принадлежит важная роль в нашем демократическом обществе. Их исторический предшественник - движение "разгребателей грязи" - привело к тому, что в нашу повседневную жизнь встроены многие предохранительные механизмы. Оно сыграло важную роль в становлении регулятивных ведомств - государственных структур, изобретенных в Соединенных Штатах. [3;37]

И до сего дня многим из наших представлений о том, что работает и не работает, мы обязаны предприимчивости и многотрудной работе журналистов, которые преодолевают границы официальных заявлений и докапываются до сути вещей.

                                  1.3 Качества необходимые в работе

Большинство качеств, которые нужны вам в работе, - наблюдательность, умение задавать вопросы, слушать и даже думать, могут быть еще более усовершенствованы. В этой главе предлагается несколько способов развития ваших детективных способностей.

Все детективы занимаются расследованием, но не все, кто занимается расследованием, являются детективами. Человек, ведущий расследование, должен построить цепочку важных для расследования фактов, которая приведет его к следующей цепочке фактов, и так - до успешного завершения расследования. Но если фактов нет, расследование рассыпается.

Тогда в игру вступает детектив - человек, способный нарисовать пейзаж, которого никогда ранее не видел, не выходя из темной комнаты. В этом разница между ремеслом и искусством.

Успех многих расследований, не исключая журналистских, зависит от того, что в конце концов находится некто, решивший выложить вам всю правду. Иногда ответ на задачу, решаемую расследованием, кроется в документах. Но все-таки обычно надо, чтобы кто-то "раскололся".

Ну, а если не расколется?

Или, предположим, начали говорить все, но ни один не представляет себе полную картину. Можно ли ее восстановить по обрывочным сведениям?

Секрет искусства детектива - это умение обнаружить множество фактов и, сопоставив их, прийти к выводу. Так, для постройки хижины нужно 180 бревен. 180 бревен, сваленные во дворе, так и останутся бревнами, пока не появится некто, кто хочет построить дом и знает, как должным образом сложить бревна.

Думать и делать выводы

Приходить к выводам - нелегкая задача для журналиста. Прежде всего нас этому почти не учили. Мы опрокидывали пирамиду на уроках репортажа, водружали ее на место, тренируясь на проблемных статьях, запоминали имена первопечатников и другие вехи истории журналистики, проявляли фотографии и разбирали по косточкам образцы печатной или электронной журналистики, чтобы доказать, как плохо средства массовой информации служат укреплению общества.

Начнем с опубликованной в 1952 году книги Уильяма Динстайна. Я уверен, что, когда он писал эту книгу, он имел в виду журналистов, так как к трем главным качествам детектива относит настойчивость, ум и честность. В понятие честности он включает то, что человек, занимающийся расследованием, должен "искренне стремиться прийти к выводам, основанным на фактах, …должен быть честным по отношению к себе и к людям". Еще одним необходимым качеством Динстайн называет знание людей - способность понять их мотивацию и искусство внушать к себе доверие. Наконец, Динстайн предупреждает, что даже обладание всеми этими качествами еще не гарантирует успех расследования. "Человек, проводящий расследование, должен полностью отдаваться работе, и если он предпочитает работать от и до, то может попрощаться с надеждой стать хорошим детективом".[7;96]

Итак, мы знаем, что нам надо. Мы должны быть честными, много работать и тренировать атрофированную способность думать.

Существуют прекрасные советы, предлагаемые специалистами и практиками. И все они сводятся к необходимости оттачивать уже доступное нам мастерство - больше читать, внимательнее глядеть и слушать, тщательнее собирать факты, совершенствовать их организацию и на всех этапах думать, думать, думать.

Читать, чтобы получить доказательства

Одну из лучших "расследовательских" книг написали представители исторической науки Джеймс Дэвидсон и Марк Литл, которые показали, как историки выходят за рамки привычных представлений, докапываясь до реально происходивших событий и объясняя их.

Попробуем заглянуть через плечо авторов и познакомиться с их методами, которым позавидовал бы любой журналист, занимающийся расследованиями. Возьмем один из основополагающих документов нашей страны - Декларацию независимости, о которой ничего нового не скажешь. Ан нет! На 25 с лишним страницах Дэвидсон и Литл показывают, как скептический и дотошный анализ документа и событий, предшествующих его подписанию, могут привести к новым толкованиям и заключениям. [7;96]

Несмотря на то, что День независимости отмечается 4 июля, это вовсе не тот день, когда колонисты провозгласили независимость от Англии. Независимость была провозглашена двумя днями раньше, 2 июля, и только к 4 июля Декларация была окончательно оформлена.
Континентальный конгресс голосовал не за проект Декларации, выставленный для обозрения в здании Национального архива США. Он голосовал за предложение, выдвинутое еще 7 июня. Декларация независимости только зафиксировала причины, по которым колонии решили отделиться.

Вспомните известную картину Джона Трамболла, на которой изображены все члены Континентального конгресса, собравшиеся для подписания Декларации. Этого никогда не было. Эти хитрые политики, вероятно, ни разу не собирались все вместе в одном помещении. В любом случае похоже на то, что Декларация была подписана не 4 июля, а 2 августа.

Проект Декларации, предложенный Джефферсоном, подвергся существенному редактированию. Около четверти первоначального текста было выброшено и внесено 86 поправок, в том числе самим Джефферсоном.

Дэвидсон и Литл предлагают четыре "подхода к интерпретации" при работе с важными документами.

Прочтите документ поверхностно, оценив его общее содержание. Как отмечают авторы, специалист в области истории дипломатии будет искать в документе совершенно другие детали, чем политолог, и оба могут пропустить что-то важное, так как рассматривали документ под углом своей специализации. Поэтому имеет смысл сделать шаг назад и подойти к документу с позиций равнодушного читателя. "Начав изучение документа с элементарного его прочтения, историк менее склонен будет выхватить из контекста какой-то пассаж, преувеличивая его важность в ущерб остальному тексту".

В качестве одного из способов установления контекста можно поставить вопрос: что могло бы быть в документе, но на самом деле отсутствует? Например, в одном из ранних проектов Декларации Джефферсон ставил рабовладение в Америке в вину английскому королю. Этот абзац был исключен. Нет в документе выпадов и в адрес парламента Англии, который в конечном счете породил большинство проблем у колонистов. Вопрос "что отсутствует?" может способствовать проникновению в суть документа и характеры людей, которые писали, редактировали и ратифицировали его. [3;38]

Пониманию документа может способствовать воссоздание интеллектуальных миров и сил, навязывающих свою волю составителям документа.

Документ может интерпретироваться в связи с тем, какие конкретные функции ему придавались. Для чего и в каких формулировках включены отдельные пункты Декларации? Анализ текста и изучение обстановки, в которой он создавался, помогает найти реальных адресатов отдельных частей документа. Так, в Декларации есть абзацы, адресованные французам ("сейчас нам можно помочь"), гражданам Англии ("мы по-прежнему любим вас, но ваше правительство вынуждает нас к этому"), законникам ("вот юридическое обоснование незаконной акции"), королю Англии ("если вы не думаете, что мы уходим, можете отсчитывать дни, как мы ушли") и т.п.

В общем и целом документ может содержать море информации, если мы будем основываться не только на его тексте. Журналистам, которые тужились, чтобы выудить материал из отчета генерального инспектора за полгода, этот совет вряд ли потребуется.

И, как указывают Дэвидсон и Литл в другой части книги, одних фактов недостаточно. Вам нужно установить и осмыслить связи между фактами. Интерпретация и анализ имеют решающее значение. (В этом отличие журналиста от регистратора.)

А теперь перейдем к другим аспектам искусства расследования.

Сохраняйте ясность мысли

Есть много книг о том, как думать быстрее, глубже, дольше, более творчески и прочее, но вам достаточно обратиться к изданной в 1951 году книге Рудольфа Флеша "Искусство ясного мышления".

Этот же автор создал "тест Флеша", на котором каждый писатель может проверить с помощью простой формулы, насколько его творения не доходят до умов читателей (результаты тестирования показывают, что это происходит всегда).

Книга, о которой идет речь, - небольшой, великолепный (хотя и немного беспорядочный) трактат на тему о ясном мышлении.

Флеш сторонится формальной логики, так же как и большинство из нас, окончивших колледж (но по мере сил продвигает булеву логику), и утверждает, что все сбои в логическом построении можно распознать с помощью двух формул: "ну и что?" или "конкретизируйте".
Приведу ниже пример использования этого метода для анализа отрывка из статьи, ставящей под вопрос определенные случаи применения Закона о справедливых нормах труда, запрещающего использовать труд детей до 16 лет, особенно поблизости от тяжелых машин. Автор статьи - печатник и издатель из небольшого городка, обвиненный в нарушении закона. Он жалуется, что его вынудили заменить детский труд на дорогое оборудование.

Для наглядности в нужных местах будут вставлены формулы Флеша.

"Недавно ко мне зашел человек с орлиным носом (ну и что?) и с пузатым портфелем (ну и что?). Он явился из Министерства труда, чтобы проверить…

Дверь в контору распахнулась, и с шумом ворвалась толпа детей и подростков в возрасте от девятнадцати до семи лет… Он спросил, кто это?

Я начал рассказывать ему… Группа школьников обычно забегает после занятий, и мы приглашаем пять или шесть (конкретизируйте количество, возраст и как часто это происходит) на участок фальцовки (конкретизируйте их заработок), где они могут выпить сидра с печеньем, послушать радио и поболтать (ну и что?) по два-три часа два раза в неделю (конкретизируйте).

"Это вроде частной молодежной программы, - объяснила моя жена (конкретизируйте, в чем она заключается). Если бы они не оставались у нас, они шатались бы по улицам и ввязывались во всякие неприятности (ну и что?). Здесь они могут подработать и хорошо проводят время (ну и что?)".

Не всегда представляется возможность заменить "Ну и что?" и "Конкретизируйте" на отсутствующие факты. Но в данном случае факты мне известны, и можно переписать эту статью, убрав все, не имеющее отношение к делу и вставив недостающие факты. Теперь статья выглядит так:

"Недавно ко мне зашел человек из Министерства труда, чтобы проверить…

Дверь в контору распахнулась, и с шумом ворвались 26 детей и подростков в возрасте от девятнадцати до семи лет. Он спросил, кто это?

Я начал рассказывать ему, что группа школьников обычно забегает после занятий, и мы регулярно нанимали десять мальчиков в возрасте до 16 лет для фальцовки газет. Одному из них было 11 лет, двум - 12, трем - 13 и четырем - 14. Их заработок составлял от 16 до 35 центов в час. Один четырнадцатилетний работал во вторую смену до 11-30, а еще один тринадцатилетний - до 11 ночи".

Возможно, сев за свою статью, вы захотите сохранить все прилагательные, с которыми боролся Флеш. Но все-таки чрезвычайно полезно ставить под вопрос каждое из них, когда мы пытаемся выяснить важные и второстепенные обстоятельства происшедшего. [1;57]

Подмечайте детали

Почему полисмены и частные охранники так хорошо описывают приметы, а мы - нет? Может быть, они умнее?

Нет, просто они затратили время на овладение мастерством, которого нет у большинства журналистов.

Описывая подозреваемого, полицейский сообщает, что ростом он пять футов и два дюйма, шатен с голубыми глазами, весит около 110 фунтов, на нем синие джинсы и рубаха в красно-черную клетку, поношенные коричневые ботинки, а особые приметы… Вы так сможете?

Проведем тест. На листке бумаги опишите комнату, в которой находитесь, с такой степенью подробности, чтобы каждый, кто впервые попадет в нее, сразу же ее узнал бы. Но, описывая комнату, не глядите по сторонам.

Довольно жалкое получается описание, не так ли?

А теперь попробуйте описать, также не глядя, как выглядит важный для вас человек, в частности, в чем он сегодня одет.

Те же результаты? Но это легкие задания, поскольку речь идет о знакомых вам обстановке или личности.

Наблюдательность - это благоприобретенная способность, вроде чтения или езды на велосипеде, и ее надо развивать, практикуясь, ошибаясь, снова практикуясь, анализируя ошибки, практикуясь, практикуясь, практикуясь.

Когда к вашему рабочему месту подойдет коллега похвастаться своей последней статьей, отвлекитесь от компьютера и хорошо рассмотрите его. Когда он отойдет, смущенный пристальным вниманием, опишите его на дисплее компьютера, а затем сравните ваше описание с оригиналом.

Делайте это по меньшей мере раз в день, и ваши описания будут становиться все лучше. А люди перестанут отвлекать вас от работы.

Более того, важно думать о том, что находится перед вашими глазами. Как указывают Флеш и другие авторы, ключом к решению задач является обнаружение и использование очевидных зацепок, которые находятся на виду и считаются общеизвестными. Но чтобы найти эти зацепки, надо увидеть их там, куда смотрят все, не замечая их. [1;58]

Флеш предлагает читателям такую задачу. На вашем письменном столе три картонных коробочки - с маленькими именинными свечками, кнопками и спичками. Кроме того на столе находятся газетные вырезки, скрепки, карандаши и прочие мелочи. Ваша задача - разместить на двери три свечки рядышком на уровне глаз. "Ответ очень прост, если вы его знаете, - пишет Флеш. - Освободите коробочки и прикрепите их кнопками к двери. Теперь на эти платформы можно поставить свечки на уровне глаз".

Флеш подсказывает два способа действия: посмотрите на то, что с первого взгляда не кажется имеющим отношение к ситуации; найдите какую-либо вроде бы неподходящую модель.

Улучшайте память

Возможно, нечто подобное случалось и с вами. В сопровождении двух коллег вы приходите к начальству, чтобы представить совместный скромный труд - серию статей на 450 дюймов газетной колонки.

Редактор терпеливо втолковывает вам, что "Война и мир" издавалась как книга, а не серия газетных статей, а ваш материал следует урезать на две трети, если не больше. Затем минут на 40 следуют советы, что и как сокращать.

После совещания вы с соавторами собираетесь за чашкой кофе, чтобы поворчать по поводу принятого решения и распределить между собой работу. Вскоре выясняется, что авторский коллектив не может прийти к согласию о том, что было сказано, особенно если это касается сокращения лично вашего текста.

Избирательное и неточное запоминание случается все время и, возможно, является причиной большинства разногласий на работе и дома.

Как и наблюдательность, умение слушать и слышать - это искусство, а слышать не то, что говорится - свойственно нам всем.

Конечно, конец спорам может положить магнитофон. Его можно использовать также для тренировок памяти. [1;58]

После того, как вы провели и записали интервью, возвратитесь в редакцию и попытайтесь воспроизвести его, не включая записи и не заглядывая в блокнот. Попытайтесь даже привести запомнившиеся вам цитаты дословно. А теперь сравните ваш текст с магнитной записью.

Несколько таких тренировок - и вы поразитесь, насколько улучшилась ваша память.

Для журналиста процесс интервьюирования состоит не только в выслушивании собеседника, точной записи и воспроизведении сказанного. Интервью - это направляемая беседа, а направляете ее вы. Магнитофонная пленка поможет вам проверить, насколько вы справились со своей ролью и наилучшим образом использовали общение с собеседником. [3;38]

Прерывали ли его, когда и так все шло хорошо? Смогли ли отличить реакцию на вопрос от ответа? Переходили ли к следующей теме, когда продолжение первоначальной могло пролить свет на интересующий вас вопрос?

Это упражнение можно проделать с помощью коллеги-журналиста.

Направляясь на интервью, прихватите с собой хорошего друга, у которого нет оснований кривить перед вами душой. Пусть он тоже задаст пару вопросов. Но главная его задача - следить за тем, как вы проводите интервью, и делать заметки. По возвращении в редакцию обсудите достоинства и недостатки.

Думайте крупномасштабно

Идея проблемной статьи приходит в голову, когда вы - самостоятельно или вместе с коллегами - пробираетесь к решению задачи. Многие нашумевшие материалы были порождены простыми, но важными вопросами, но мой самый любимый пример - это расследование, которое провел Дэвид Бернхэм из "Нью-Йорк Таймс".

В 1976 году он задал вроде бы простой вопрос, а в результате появилась статья, затрагивающая огромную проблему.

Одним из главных аргументов противников развития АЭС была вероятность хищения ядерного топлива террористами в целях шантажа или, еще хуже, производства ядерной бомбы. Представители правительства отрицали возможность хищения.Бернхэма заинтересовал вопрос, а были ли в действительности случаи пропажи ядерного материала? Он позвонил в Комиссию по атомной энергии (предшественница Агентства ядерного регулирования) и задал вопрос. В ответ он получил: "Не ваше дело".

Но Бернхэм не сдался и направил официальный запрос в соответствии с Законом о свободе доступа к информации, чем положил начало долгому процессу, включившему повторные запросы, возмущенные звонки, давление на Комиссию и апелляции. Его настойчивость увенчалась успехом.

При том, что Бернхэм предполагал, что пропавшее ядерное топливо исчисляется унциями, он был поражен действительными масштабами потерь. Они исчислялись даже не фунтами, а тоннами.

Думайте перспективно

Наиболее частый рефрен в американских газетах - сделаем газету удобной для читателя. Под этим редакторы обычно подразумевают, что статьи на 20 дюймов газетного столбца надо сократить вдвое. Статьи не должны переноситься с одной полосы на другую, в общем - всем правит краткость.

Но давайте вспомним 1992 год. Барлетт и Стил опубликовали в газете "Филадельфия инквайрер" серию длиннющих статей под общим заглавием "Америка: что пошло не так?" Тираж газеты подскочил на 10 000 экземпляров, авторы получили более 200 000 писем. О чем были статьи? О политике налогообложения в США. Этот пример раз и навсегда перечеркивает утверждения, что читатель не приемлет глубокие и обширные материалы. Очень даже приемлет. Но надо выбирать тему, которая затрагивает жизнь людей, и подать ее так, чтобы она приковала к себе внимание. [3;38]

Газеты существуют для читателей. Объем статьи не является главным мерилом ее читаемости. Важно о чем и как она написана.

Журналисты, работающие в условиях, где все определяется размерами, живут в атмосфере, закрывающей простор мысли. Редакторам, придерживающимся подобных взглядов, следовало бы по здравом размышлении отказаться от электронных ножниц, чтобы их журналисты снова начали думать.

Журналисту надо использовать каждый удобный момент, чтобы тренировать те качества, о которых говорилось в этой главе, - наблюдательность, память, ясное мышление. Мы не можем позволить себе упускать возможности совершенствования квалификации, которые предоставляются нам ежедневно и даже ежечасно.

Построение гипотезы

Подготовка лучших аналитических статей мало чем отличается от работы ученого. Строится гипотеза, просматриваются базы данных в целях обнаружения опубликованных материалов, проводятся интервью, изучаются источники, сравниваются положительные и отрицательные стороны гипотезы, вырабатываются и публикуются выводы, подтверждаемые доказательствами.

Аналитическая статья начинается и кончается точкой зрения. Иначе говоря, журналистское расследование начинается с посылки, гипотезы, идеи или намека, что что-то неладно и должно быть проверено. Мы можем дурить только себя, а не читателей и, естественно, не адвокатов истцов, когда говорим, что не имеем собственной точки зрения или - еще хуже - что наши статьи вроде бы нейтральны. Конечно, они не нейтральны и не должны быть такими. Мы исходим из идеи расследования. Мы сообщили о своих заключениях и потрудились над тем, чтобы дать им объяснения. Это хорошая научная работа и хорошая журналистская работа. Ее не надо стесняться.

Когда редакторы заявляют общественности, что их газеты не сообщают ничего, кроме фактов, они не оправдывают ожиданий даже в короткой заметке о заседании библиотечного совета, которая может оказаться перегруженной личными позициями репортера, так называемыми "мнениями". Так, репортаж не соответствует по объему длительности заседания, цитаты не воспроизводят выступления полностью, значение встречи, подчеркнутое в начале заметки, может не совпадать с мнением ее участников. Каждая корреспонденция проходит через процесс дистилляции и пропускается через ценностные суждения присутствующего при событии репортера.

Это не значит, что мы не должны быть правы в аналитических статьях. Мы должны быть правы в освещении фактов и прилагать равные усилия к освещению противоположных точек зрения. [3;39]

Проверка гипотез.Проверка гипотезы осуществляется в три этапа - умственной гимнастикой на рабочем месте, сопоставлением с мнениями людей на улице и изучением документов, которые либо подтверждают гипотезу, либо опровергают ее.

Все это требует попросту тяжелой работы, чтобы установить имеющиеся основания верить или не верить сказанному. Это длительная часть расследования, сократить которую мы можем только на свой страх и риск.

Искать сомневающихся

Два отличных способа проверить в редакции, насколько ценны наши изыскания, это устный и письменный обмен мнениями.

Среди авторов аналитических статей (особенно - новичков) существует тенденция избегать разговоров о выводах, к которым они пришли, почти до полного окончания работы над статьей. Это ошибка. Полезнее было бы регулярно обсуждать ваши выводы с редактором или коллегами по вашему выбору, что может помочь по-новому взглянуть на проблему, избежать ошибок и пропусков.

Нашей журналистике всегда помогала конфронтация с интеллигентным скептицизмом и даже явным, сердитым и односторонним негативизмом. Всегда полезно знать отрицательную реакцию до того, как материал опубликован, а не после его выхода в свет. Еще лучше, если вы успеете внести нужные поправки до опубликования.

Начинайте писать раньше

Еще одна распространенная ошибка состоит в том, что автор затягивает написание статьи до тех пор, пока, по его мнению, расследование подходит к концу. Именно в процессе написания часто обнаруживаются отсутствующие звенья. К тому же суть журналистики состоит в том, чтобы передавать мысли словами, и оттягивать этот процесс неправильно.

Кроме того, ранние наброски помогают определить, насколько читатель разделяет ваши взгляды на важность проблемы и насколько его удовлетворяет характер изложения. [3;40]

Как делать выводы

По существу журналистика строится на посылке: "Нас там не было, и мы ничего не видели. Значит, мы должны сложить картину по кускам".

Слишком часто мы предлагаем в наших статьях якобы единственный вариант истины. Но мы должны работать на таком уровне, чтобы любой профессиональный следователь, имеющий доступ к тем же документам и источникам, что и мы, обнаружил бы то же, что и мы, убедился, что ничего не было пропущено, и пришел бы к тем же выводам, что и мы.

Но выводы не всегда бесспорны.

Иногда одни и те же факты могут привести к взаимоисключающим выводам, и хорошие журналисты признают за ними право на существование и разъясняют читателю, что их можно активно поддерживать или не принимать во внимание.

Проявляйте смелость

И, наконец, еще одна составляющая - смелость.

Надо быть достаточно смелым, чтобы видеть истинное положение дел в то время, как многие силы заинтересованы в том, чтобы вы и все остальные видели вещи в другом свете. Надо быть достаточно смелым, чтобы повернуть свое журналистское мастерство и технические приемы к нормам, описанным в этой главе. И надо быть достаточно смелым, чтобы опубликовать полученные результаты.

Информационное интервью

На первый взгляд, термин информационное интервью - явная тавтология. Ведь интервью для того и проводится, чтобы получить информацию.

Но в данном случае это умышленная тавтология, чтобы выделить этот особый вид интервью в процессе журналистского расследования.

В общих чертах информационное интервью мало чем отличается от обычного - так же журналист усаживается с собеседником или звонит ему по телефону и задает вопросы.

Но есть важные различия.

Журналистские расследования по определению имеют чувствительный характер и часто подвергают интервьюируемых определенному риску. Вполне понятно, что человек, знающий о злоупотреблениях в верхних эшелонах власти, не испытывает охоты делиться своими познаниями с журналистом. Некоторые готовы говорить открыто, другие, опасаясь возмездия, ищут защиты. Правила проведения интервью с последними надо установить для себя заранее.

Будет ли это интервью "не для печати"? Если так, что это значит конкретно? Можно ли использовать информацию, не называя источника? Или же данные сообщаются журналисту для сведения без права упоминания? Что если те же данные просочатся в другом месте? Можно ли их использовать после этого?

Прежде чем ответить на все эти вопросы, надо свериться с принципами, принятыми в вашей газете. Поговорите с редактором. Некоторым опытным журналистам предоставляется право самим принимать подобные решения. Но это темная зона. Будьте осторожны. [8;88]

Какого рода информацией владеют причастные к делу люди? Являются ли они непосредственными свидетелями факта или знают о нем понаслышке? Имеются ли у них документы или доступ к документам? Насколько они склонны предоставить документы журналисту? Если у них нет такой возможности, могут ли они назвать эти документы и указать, где они находятся?

В большинстве случаев решение о том, позволить ли свидетелям говорить "не для прессы", зависит от степени их причастности к расследуемой проблеме. Если они центральные фигуры и их действия подлежат разоблачению, интервью с ними следует отложить напоследок.

Лучшими кандидатами на анонимное интервью являются второстепенные персонажи, которые что-то знают, но не несут ответственности за расследуемые правонарушения. В любом случае вы не станете строить ваш материал вокруг них.

Надо готовиться

Прежде чем журналист приступает в ходе расследования к беседам с людьми, он должен хорошо ориентироваться в предмете расследования.

Как правило, это не представляет особых сложностей. Вы просмотрели электронные базы данных. Вы познакомились с документами и составили хронологию основных событий. Таким образом, вы выстроили в уме картину того, что и когда случилось. Вы изучили также применимые к данному делу законы и другие нормативные документы, регулирующие функционирование системы. Этим вы установили сбои в системе. [8;88]

С началом интервью приходит озарение, подсказывающее правильные вопросы.

Имеются веские причины для того, чтобы на ранних стадиях расследования пользоваться в беседах выражениями, не вызывающими у собеседника тревоги. Во-первых, это развязывает им языки. Во-вторых, малейший запах скандала, который можно почувствовать в ваших вопросах, чреват распространением слухов о ведущемся расследовании. В этом случае вполне возможно, что слухи докатятся до объекта вашего расследования. К этому времени ваши вопросы, передаваемые из уст в уста, настолько преобразятся, что совпадения могут произойти только случайно.

Проверка ответов

Планируя порядок вопросов, поставьте несколько ловушек, чтобы убедиться, что собеседник говорит правду или хотя бы знает правду.

Был ли ваш собеседник очевидцем события или знает о нем с чужих слов? Если это сведения из вторых рук, что именно слышал или видел собеседник? Существуют ли документы, подтверждающие его слова? Если да, где и как их достать?

Обычно ваши собеседники сообщают вам те или иные сведения, поскольку придают важное значение опубликованию статьи. Но если они не первичные свидетели, их информации для этого недостаточно - нужно выйти на более надежный источник. Часто вам удается объяснить это людям, которых вы интервьюируете, и заручиться их поддержкой для подтверждения данных.

Помогут, например, такие вопросы: Кто был в комнате, когда это случилось? Как вы думаете, станут ли они говорить? Кто из них? Как к ним подступиться? Не могли бы вы помочь в этом?

Примерно такие же вопросы могут помочь выйти на нужные документальные свидетельства.

О ваших манерахОт манер и тона журналиста зависит успех или провал интервью. Бывают случаи, когда интервьюер должен быть твердым, даже жестким. Но журналист, который с самого начала настраивается на такой тон, рискует закончить интервью там, где он его начал.

Смысл интервью в том, чтобы побудить человека заговорить, открыться, предоставить вам информацию. Журналисты, поднаторевшие в расследованиях, расскажут вам, что для достижения этой цели лучше всего быть вежливым, обходительным, показывать хорошие манеры.

Оставайтесь самим собой. Не пытайтесь что-то изобразить из себя. Проводя интервью в ходе расследования, вы должны внушить к себе доверие. Лучшее средство для этого - быть честным в отношении себя и целей интервью.

Это особенно относится к интервью с людьми, находящимися на периферии темы расследования, - служащими и бывшими служащими, которые знакомы с тем, как велась работа и почему она велась подобным образом. Представляя вам информацию, они часто идут на риск и вряд ли станут откровенничать, если не убеждены, что журналисту можно доверять. [8;89]

На первом этапе ваши вопросы должны быть простыми, без подтекста, они не должны отражать ваше собственное мнение или носить угрожающий характер. Прощупайте своего собеседника. Узнайте, откуда он, насколько готов к сотрудничеству и что может предложить.

Такой подход имеет важное значение в информационных интервью, когда вы имеете дело с человеком, который, возможно, много знает, но еще не решил, чем можно с вами поделиться.

Умение услышать

Иногда говорят, что у каждого журналиста имеются маленькие хитрости для выуживания информации у людей, которых они интервьюируют. Возможно, это так. Но лучше забыть о хитростях, ибо они могут обернуться против вас.

Чтобы хорошо начать и провести интервью, лучше всего действуют честность, открытость и простота. Однако для решающего интервью журналист должен обладать даром психолога.

                                1.4 Как избежать ошибок в материале

Несколько способов, как избежать ошибок в материале, рекомендует Лоуренс К. Бопре, вице-президент и исполнительный редактор группы газет “Уэстчестер Роклэнд ньюспейперз” из Нью-Йорка:

Будьте скептически настроены к любой информации. Проверяйте все дважды. Номера телефонов, фамилии и имена, названия улиц и наименования учреждений легко уточнить по справочникам. [3;51]

Будьте осмотрительны в работе с источниками. Убедитесь в том, что информатор знает, о чем говорит. Даже если еще кто-то подтвердит полученную информацию, она не обязательно будет правдивой. Следуйте правилу: цитировать только того, кто действительно может знать о случившемся. Например, полицейский-регулировщик, находившийся недалеко от места происшествия, мог и не иметь достоверной информации о самом преступлении.

В сложном материале пройдитесь по фактам и даже цитатам второй раз, сверяясь с первоисточником, чтобы убедиться, что вы их поняли правильно. Другой способ достижения понимания: во время интервью перескажите ответ интервьюируемого, чтобы он убедился, правильно ли вы его поняли. Это позволит вам лишний раз проверить точность фактов до публикации материалов, а не после нее.

Не допускайте предположений. Не “догадывайтесь”, какие инициалы могут стоять рядом с этой фамилией. Не просите журналиста из соседнего кабинета восполнить пробел ваших знаний — он также может этого не знать.

Совершенствуйте умение делать записи. Множество ошибок случается из-за пропусков в записях или из-за того, что автор не смог в них разобраться. “Прикройте” себя с помощью диктофона.

Пользуйтесь редакционной и другими библиотеками, но к газетным вырезкам относитесь с осторожностью — и 10 лет назад репортер мог ошибиться! Держите поблизости от себя часто используемые справочники — телефонные книги, словари и прочее.Внимательно перечитайте окончательный вариант материала. Выправляйте ошибки в содержании, расстановке акцентов, пропорциональности представления различных точек зрения так же тщательно, как грамматические и другие обычные ошибки. [15]

Самое главное: если вы не правы — признайте это. При обнаружении грубых ошибок подумайте о написании еще одной статьи, в которой признавались бы упущения, сделанные в первой. Это может быть и статья, рассказывающая о том, как была допущена ошибка, и какие в результате ее были последствия.

Иногда журналисты по невнимательности затемняют истинный источник информации неясными заявлениями. Это создает впечатление, что настоящий источник информации — сам автор публикации, возможно, отражающий собственное мнение. Таких ситуаций надо избегать.

                 1.5 Специальные люди “для связей с общественностью”

Самые различные пресс-центры и пресс-службы, специальные отделы для связей с общественностью — вот те основные источники информации, которые открыты практически всем журналистам. Любая организация, будь то банк, страховая компания, общественный фонд или главное управление внутренних дел, заинтересованы в том, чтобы поддержать имидж своей фирмы. Подчас в их задачу даже не входит подготовка рекламных материалов, поскольку их функция гораздо тоньше — налаживать связи со средствами массовой информации. Казалось бы, что может быть лучше: интересы журналистов и сотрудников пресс-служб, как будто, совпадают, и им остается только наладить канал от поступления материалов до их публикации. Однако надо отличать официальные сообщения пресс-служб от авторских текстов журналистов. Кроме того, цель сотрудников какой бы то ни было фирмы — соблюдение ее собственных интересов, а отнюдь не помощь журналисту в написании статьи. Более того, подчас эти задачи становятся противоположными, когда сотрудник газеты, к примеру, интересуется в ГУВД преступлениями, совершенными милиционерами. Разумеется, пресс-служба стремится выдать как можно меньшую информацию, чтобы осложнить ее сбор и не способствовать появлению публикации, компрометирующей органы внутренних дел. Тем не менее, эти сложности должны быть учтены журналистом еще перед началом сбора материалов, в связи с чем стоит подумать, к каким именно источникам в данном случае стоит прибегнуть, а какие не трогать, чтобы не испортить с ними отношений. Если же поставленная цель стоит того, бояться поссориться с тем или иным чиновником не имеет смысла.

С зависимости от сфер деятельности, пресс-службы, обычно, делятся на несколько основных групп, и именно в таком виде удобно хранить их координаты в картотеке. Существуют:

— пресс-службы законодательной и исполнительной власти, различных партий и общественных движений (политика),

— пресс-службы коммерческих структур, акционерных обществ, различных экономических и транспортных учреждений и предприятий (экономика),

— пресс-службы иностранных дипломатических представительств, посольств и консульств (дипломатия),

— пресс-службы банков, фондов и бирж (финансы),

— пресс-службы театров, концертных залов, музеев, киностудий (культура),

— пресс-службы различных конфессий (религия),

— пресс-службы средств массовой информации (СМИ),

— пресс-службы общеобразовательных и медицинских учреждений (социум).

Этот список может быть продолжен, углублен или расширен в зависимости от специализации того или иного журналиста. [15]

Какой реальной помощи можно ждать, к примеру, от сотрудников пресс-служб правоохранительных органов? Они подскажут телефон интересующего вас отдела и фамилию работника, отвечающего за нужное вам направление. Возможно, уже существует и готова к распространению аналитическая справка на заданную вам для исследования тему. Не исключено также, что вам могут предложить какой-то материал для глубокой проработки, если в такого рода стороннем расследовании заинтересована сама силовая структура. Через пресс-службу можно уточнить время и обстоятельства того или иного происшествия и преступления, а также выяснить, в какой стадии находится официальное расследование. Однако, надо помнить, что пресс-служба заинтересована в том, чтобы предназначенная для распространения информация разошлась как можно большим тиражом. Поэтому не стоит рассчитывать на то, что для вас все время будут придерживать эксклюзив, особенно, если вы не всегда можете его оперативно реализовать.

Обмен информацией в той или иной форме между журналистами и силовиками — самое рядовое явление. Нередко сотрудники правоохранительных органов черпают интересные сведения прямо из газетных публикаций или телерепортажей. Подчас журналисты добровольно делятся с силовиками добытыми ими сведениями из криминальных структур, с тем, чтобы впоследствии также получить в эксклюзивном порядке какую-то информацию для печати. Случается, работники милиции или прокуратуры сознательно осуществляют утечку информации, например, о ходе какого-то уголовного дела, чтобы проследить последующие действия заинтересованных в его исходе лиц.

В последние годы распространился еще один вариант добровольного сотрудничества силовиков и прессы. Из-за нерешительности начальства, нежелания ссориться с властями или личной заинтересованности руководители подразделений силовых структур подчас намеренно тормозят решение вопроса о проведении каких-то проверок или возбуждении уголовных дел. И тогда некоторые дознаватели, оперативные сотрудники и другие работники низового звена тайно обращаются за помощью к представителям средств массовой информации, чтобы предать огласке хотя бы часть криминальных фактов. Как правило, публикации такого рода уже бывает достаточно для того, чтобы дело получило ход, а не легло под сукно. [15]

Крупные правоохранительные органы, в основном, имеют собственные пресс-службы или специального представителя для связей с общественностью. К примеру, пресс-служба органов внутренних дел ежедневно рассылает сводку преступлений и происшествий, зарегистрированных в предыдущие сутки. Но в этот пресс-релиз обычно не вносится информация о некоторых преступлениях, расследование которых ведется по горячим следам, и следствие заинтересовано в том, чтобы никто никоим образом не помешал оперативным действиям. На пресс-службу также трудно рассчитывать, если надеешься своевременно получать сообщения о только что произошедших происшествиях. К сожалению, руководители этих подразделений не всегда умеет наладить тесные контакты с дежурной частью, и сами подчас получают информацию о чрезвычайных события на улицах города из уст журналистов.

     ГЛАВА II. Безопасность журналистов занимающихся журналистскими расследованиями

С недавних пор безопасность журналистской работы — излюбленная тема некоторых политических и общественных деятелей. Но зачастую они эксплуатируют ее вовсе не потому, что так беспокоятся о сохранении свободы слова в стране. Скорее эта забота носит сугубо комплиментарный характер и демонстрируется ради завоевания симпатий у снимающей, пишущей и говорящей братии. На самом деле за десять постперестроечных лет практически ни одна государственная структура всерьез и на деле не занялась тем, чтобы научить журналистов самостоятельно заботиться о собственной безопасности. К сожалению, ни публичность этой профессии, ни ее общественная значимость не гарантируют им сегодня физическую и морально-психологическую неприкосновенность. [13;90]

                                 2.1 Как сберечь свою психику

Как известно, социологические исследования показывают: журналистика как специальность занимает третье место в так называемом рейтинге смертности среди других мирных профессий. Чаще других умирают разве что шахтеры и актеры. Суперактивный образ жизни, когда “свеча палится с двух концов” и колоссальные психологические нагрузки сводят журналистов в могилу намного раньше отпущенного природой срока.

Журналистика, бесспорно, среда агрессивная. Вы можете не заниматься расследованиями и не отслеживать криминальную хронику, а писать, к примеру, о балете или о жизни животных. Но и тут настигнут вас и сложности сосуществования творческих личностей внутри редакции, и подстегивание редактора, стремящегося в погоне за тиражами любой ценой обойти конкурентов. Журналистика — это всегда гонка за лидером. В качестве последнего могут выступать и имя, и деньги, и статус, и независимость.

Не обсуждая достоинств ни одной из этих целей, скажем лишь, что в стремлении к их достижению важно не переусердствовать.

Итак, чем придется пожертвовать. Для кого-то, может быть, семьей. Не всякая супруга станет терпеть ваш ненормированный рабочий день и даже ночь. Подчас трудно объяснить, почему ваш третий, пятый, десятый совместный уик-энд срывается, потому что надо куда-то бежать или садиться за компьютер и работать. Не всякий супруг способен воспринимать спокойно частые отлучки жены, незнакомые мужские голоса по телефону. Не всякий человек вообще может понять, что ваш светский образ жизни не самоцель, а способ сбора информации. И потом, кто сказал, что вас ждут только розы на презентациях? Первые шаги криминального репортера — на ночной улице или в подъезде возле трупа какого-нибудь бомжа или наркомана. А придется еще и по помойкам полазить. И женщине, если она выбирает себе такую профессию, придется испытывать на себе все эти нагрузки наравне с мужчинами. Впрочем, в стране, где женщины кладут шпалы, эта тема не актуальна. [14;51]

Говорят, что реальный способ решения проблемы — браки между представителями одной профессии. Берегитесь, правда, чтобы в ваши отношения не вмешалось стремление к профессиональному лидерству. Женщина в таком случае легче перенесет свое поражение. Для мужчины оно может окончиться плохо — он потеряет веру в себя, сломается.

Брак между журналистами подразумевает также, что их детей будут воспитывать бабушки и дедушки. Ваше амплуа — папаши и мамаши на воскресенье.

Заранее готовьтесь и к проблемам со здоровьем. Ваши больные места — желудок и легкие. Журналист без сигареты — явление почти исключительное. Кроме того, как утверждают медики, все творческие личности, к коим вы, безусловно, относитесь, склонны к нарушениям в сексуальной сфере. Что ж, природа редко может обеспечить человека зарядом энергии на все двести процентов, чтобы хватило и на вдохновенье, и на полноценную интимную жизнь. И именно на ней сказываются все ваши постоянные стрессы, неврозы, беспокойная работа.

Хороший метод противостоять напастям — здоровый образ жизни. Боритесь за себя сами. Алкоголь лишь ненадолго уведет вас из действительности, чтобы потом вырвать из нее навсегда. Не пытайтесь забыться. Очищайте свой организм от психо-шлаков так, как это делают любители разного рода очисток кишечника, печени, крови. Вам нужно расслабиться — идите на прогулку в лес или в поле, подальше от чужих глаз. Слушайте птиц, разожгите костер. Если активный образ жизни вам по плечу, идите в поход, живите в палатке, ловите рыбу, собирайте грибы. Если любите комфорт, то путешествуйте с удобствами. Оторвитесь хотя бы не надолго физически от того места, которое связано с проблемами. Постарайтесь почувствовать, что ваши проблемы на самом деле — частность, а вся жизнь гораздо богаче и важнее. Ищите новых впечатлений, они имеют свойство скрашивать неприятности. [12;56]

Еще один способ помочь своей психике — дебрифинг, своего рода коллективный психотреннинг. Для шведских полицейских дебрифинг — обычное явление в их повседневной жизни. Впервые необходимость поставить психическую разгрузку сотрудников правоохранительных органов на “поток” возникла в Швеции несколько лет назад после гибели парома “Эстония”. Тогда несколько полицейских чуть не сошли с ума оттого, что им пришлось буквально за сутки обзвонить несколько сотен абонентов и сообщить, что “ваш муж, сын, отец трагически погиб в катастрофе”. Среди того огромного числа полицейских, которые работали при обеспечении порядка во время расследования этой трагедии, лишь несколько десятков потом остались на службе. И государство сделало выводы. Теперь после какого-либо происшествия, в ходе которого сотрудник полиции получил сильную психическую нагрузку — стрелял в человека, в преступника, к примеру, — он приглашается на дебрифинг. В кругу своих коллег, также страдающих от какой-то “занозы” в своей душе, человек должен высказаться, объяснить, что его тревожит, буквально “разжевать” свою проблему с помощью опытных психологов. В подавляющем большинстве случаев после дебрифинга состояние его участников значительно улучшается.

Журналисту, конечно, в чем-то сложнее. Государство ему не помогает и психологами не обеспечивает. Но почти всегда есть заслуживающие доверия коллеги или друзья. Главное, не держать свою “занозу” в себе, не дать ей “загноиться”.

Но, к сожалению, не только о своем душевном здоровье надо сегодня беспокоиться серьезному журналисту. За стремление работать на торжество правосудия и справедливости, за разоблачение пороков и недостатков общества журналистов преследуют во всем мире. Их бьют, запугивают, шантажируют, арестовывают и убивают. Одна перуанская журналистка назвала это “цензурой смерти”. И с каждым годом эта цензура ужесточается. Наша страна — не исключение.

                                        2.2 Как себя защищать

Сначала о некоторых общих принципах, которые являются, скорее, профилактикой от чьей-либо агрессии в адрес журналиста.

Держите свое слово. Если обещали кому-то не упоминать его имени в материале, сдержите обещание. Если договорились показать текст статьи до ее публикации, не прикрывайтесь свободой слова, выполняйте обещанное.

Нет ничего такого, что оправдало бы откровенную и заведомую ложь в вашем материале. Подтасовка фактов, передергивание, фальсификация — за это можно поплатиться головой. [10;75]

Не торгуйте собранным компроматом. Самое беспокойное время для журналиста — период между сбором, подготовкой материала и его публикацией. На этом этапе вы — опасный носитель информации для тех, кому ее реализация, предание гласности, невыгодно. Вы ничего из себя не представляете, пока еще не нашли ничего секретного и вас бесполезно преследовать, когда это секреты стали известны широкой общественности. Но перед оглаской с вами могут попробовать “договориться”. Даже если очень хочется продаться, не торопитесь. Дело даже не в этических нормах. С продающимся “писакой” обычно не церемонятся, он того не заслуживает. Журналиста с честным именем уважают не только в правоохранительных органах, но и в бандитских кругах.

Все угрозы в адрес журналиста можно классифицировать по трем условным направлениям как угрозы ему лично, его интеллектуальной собственности и его имуществу.

Сам журналист представляет собой интерес для криминального мира в первую очередь как информатор. От репортера, например, можно услышать немало интересного о деятельности правоохранительных органов по конкретному уголовному делу. При этом он может даже не осознавать, что из попавших в его руки косвенных и обрывочных сведений заинтересованные лица без труда составят общую, являющуюся тайной следствия картину. Если человек невоздержан на язык, то подкупать или вербовать его даже не придется. За бутылкой вина на дружеской вечеринке он все разболтает сам.

Чтобы вывести журналиста из игры или поставить под жесткий контроль, его, обычно, покупают. Если это не удается, применяется шантаж, физическая расправа или захват в качестве заложника. Начинается все, как правило, с угроз по телефону.

Здесь вам поможет техника. По возможности, определите номер абонента и постарайтесь записать его речь. Впоследствии, если возникнет необходимость, пленку можно будет передать криминалистам, которые на специальном оборудовании составят нечто вроде отпечатка речи (как отпечатки пальцев) говорившего. Особая аппаратура делит слова на звуки и рисует график произносимых слов — для каждого человека он индивидуален.

Сообщите о неприятных звонках в свое отделение милиции и попросите дать вам номер телефона, по которому можно будет обратиться, если вас по-прежнему будут беспокоить. Если у вас нет определителя номера, не вешайте трубку после разговора. С другого телефона позвоните на АТС и попросите установить номер абонента. [7;35]

Во всех обстоятельствах сразу же собирайте всю возможную информацию о человеке или людях, которые вам угрожают. Для этого специалисты советуют прислушиваться, как человек произносит слова — медленно или быстро, нет ли акцента, дефектов речи. Обратите внимание на голос — громкий или тихий, звонкий или хриплый. Чем отличается манера говорить — спокойная или агрессивная, уверенная или тревожная. Нет ли каких-нибудь посторонних шумов, сопровождающих разговор — звук проходящего поезда, автострады. Лучше всего, конечно, если вы договоритесь, чтобы номер вашего телефона был внесен в особый список, засекречен. Тогда его нельзя будет установить по справочнику.

Если вас взяли в заложники, не сопротивляйтесь. Противодействие вызовет ожесточение похитителей, и вам здорово достанется, прежде чем вы осознаете всю бесполезность предпринятой попытки. Лучше просто будьте внимательны и запоминайте людей, обстановку, дорогу, по которой вас везут. Но не афишируйте своей бдительности. Если узнали кого-то из похитителей, не признавайтесь, иначе живым вас не выпустят. При первой же возможности постарайтесь дать знать о себе — передайте с кем-нибудь или выбросьте в окно записку, позвоните по телефону. На всякий случай хорошо иметь номер телефона дежурной части вашего ГУВД, где о вашем звонке такого рода могут быть предупреждены заранее. Когда начнется штурм места вашего заточения, не пытайтесь помогать сотрудникам милиции. Ложитесь на пол и закройте голову руками. Специалисты справятся без вас. Если помощи ждать неоткуда, а приходится совсем туго, привлеките внимание окружающих — разбейте окно табуреткой, выбросите что-нибудь крупное на улицу. Есть надежда, что кто-то, подумав про семейную драку у соседей, хотя бы вызовет милицию.

Вообще, нестандартная манера поведения нередко выручает в самых неожиданных ситуациях. Рассказывают такой случай. Две подруги возвращались поздно вечером домой. В подъезде на одну из них напал неизвестный мужчина и потащил в подвал. Она громко закричала. Подруга вдруг захохотала, а нападавший бросился бежать. Когда испуг прошел, жертва поинтересовалась, что было смешного в случившемся, и почему это, как очумелый, сбежал злоумышленник. Оказалось, что кричала она не “Караул” или “Помогите”, а “Ура!”. [12;56]

Также рекомендуется, если нападение происходит в закрытом помещении, кричать “Пожар”, поскольку так легче заставить соседей выскочить на лестницу и спугнуть злодеев, а вам, может быть, спасти жизнь.

                     2.3 Как защитить “интеллектуальную собственность” и имущество

Периодически осматривайте жизнеобеспечивающие узлы своего рабочего места. Электрощитовую, телефонную распределительную коробку, подсобки, чердак и подвал. Будьте готовы к тому, что утечка информации производится по различным каналам. К вашему рабочему столу или компьютеру могут проникнуть тайно и похитить или копировать необходимые материалы. Ваша почта может перехватываться. Ни телефон, ни факс, ни электронная почта, ни радиосвязь не защищены от прослушивания и сканирования. Хакеры взламывают защиты компьютерных информационных систем и получают доступ к базе данных. Необходимые сведения, при желании, можно получить даже через секретаря или уборщицу, исследуя при этом мусорную корзину с черновиками и отработанными документами. [13;90]

Если служба безопасности вашего издания солидна, то большую часть мероприятий по защите от утечки информации она возьмет на себя. Во всяком случае, лично вам не придется измерять “интенсивность паразитных излучений от аппаратуры, связанной с обработкой конфиденциальной информации”. Однако на некоторые вещи неплохо и самому обращать внимание. Например на то, что кто-то из сотрудников редакции или посетителей пытается получить закрытую информацию, расспрашивает коллег о вашем расследовании.

Самый распространенный способ слежения за интересующим кого-то объектом — это перехват его телефонных или телефаксных сообщений. Кроме того практикуется подключение к радиотрансляционным сетям, сетям внутренней селекторной связи, а также внедрение на линии сети силового питания и охранно-пожарной сигнализации. Этот способ относится к так называемым проводным каналам.

По американским данным, вероятность утечки информации по телефонным каналам составляет от 5 до 20 процентов. Однако для анализа записываемых сведений обычно требуется большое количество специалистов и хорошая спецтехника. К тому же, для организации прослушивания телефонных переговоров требуется санкция прокурора. Теоретически это делает ничтожной вероятность того, что ваши беседы будут отнюдь не тет-а-тет, но практика показывает обратное. Те сотни типов устройств перехвата телефонных сообщений, которые представлены на российском рынке, свидетельствуют о том, что спрос на них весьма велик. И не только к телефонным аппаратам, линиям, АТС, кабельным и радиоканальным зонам бизнесменов, политиков и общественных деятелей подключаются сегодня злоумышленники — конкуренты, недруги и заказные убийцы. Осенью 1999 года подслушивающее устройство было обнаружено в распределительном телефонном щитке возле квартиры известной петербургской журналистской семьи. “Слухач”, судя по всему, был неважным специалистом, потому что, присоединяясь к телефонной линии, задел систему вневедомственной охраны, под защитой которой находилось жилье. Он даже не успел закончить свою работу, как был задержан нарядом милиции, прибывшим по сигналу тревоги.

Вы можете как угодно относиться к правоохранительным органам, но если собираетесь заняться журналистскими расследованиями, общаться с ними вам придется. И не раз, не два, а очень часто и подолгу. Причем, ваши личные симпатии или антипатии придется убрать с глаз долой и, хотите вы того или нет, но сделать все для того, чтобы заслужить доверие силовых структур.

Во-первых, милиция, прокуратура, служба безопасности, налоговая полиция и иже с ними, — это, безусловно, весьма компетентные и официальные источники информации. Если вам не удастся установить с их представителями нормальное взаимовыгодное сотрудничество, о криминальном расследовании как о жанре лучше забыть. [6;127]

В свою очередь это деловое партнерство поможет вам не только оказаться первым в нужном месте в нужное время, но и в какой-то мере застрахует от ошибок.

Во-вторых, правоохранительные органы не зря называют структурами силовыми. Можно долго дискутировать по поводу того, являются ли они “карающими рычагами” властей или нет, но безопасность сотрудничающему с ними журналисту они обеспечат. И вовсе не потому, что он гений, “золотое перо” или что-то в этом роде. Просто люди рисковых, опасных профессий, как правило, отзывчивы на доброе отношение, ценят дружбу и ей очень преданны. Они знают массу способов, как легальными и весьма эффективными методами оградить человека от назойливых телефонных звонков, буйных соседей, агрессивных читателей и героев ваших разоблачительных материалов.

В-третьих, сама сущность правоохранительных органов — охрана правопорядка, законности, безопасности граждан и государства, обеспечение покоя, справедливости и благополучия в обществе. Разве это не те самые цели, ради которых вы сами начинаете свое собственное расследование? И чем больше союзников приобретете вы для достижения своей цели, тем быстрее ее достигнете.

Наименее защищен журналист, когда дело касается его имущества. Здесь всегда трудно установить, был ли объектом нападения сам человек, а целью — желание напугать, уязвить его, или имеет место случай вполне банальный, каких тысячи. Наиболее распространены, как известно, квартирные кражи, ограбления и разбойные нападения на улицах, угоны автомобилей. В каждом из этих преступлений налицо корысть преступника, который не интересуется вашим удостоверением и не спрашивает перед тем как ограбить в подъезде, не журналист ли вы. Поэтому рекомендации по безопасности в данном случае ничем не отличаются о тех, которые даются всем без исключения гражданам.

Квартиру хорошо укрепляют металлические двери, окна первых и последних этажей — решетки. Не помешает и сигнализация, выведенная на пульт вневедомственной охраны. Если звонят в дверь, надо интересоваться, кто за ней находится, и не лениться перепроверить, действительно ли посылала жилконтора в вашу квартиру сантехника Тютькина для профилактического осмотра труб, которые за последние десять лет ни разу не проверялись.

Особая проблема — журналист и автомобиль. Для него машина не только не роскошь, но и не просто средство передвижения. Это такая же неотъемлемая часть его технического обеспечения, как диктофон и компьютер. Автомобиль также — тот защитный панцирь, который в некоторых экстремальных ситуациях может спасти его владельцу жизнь. [15;136]

О защите, которая должна предотвратить угон вашей машины, особенно распространяться нет смысла. Это — конек специалистов. Стоит упомянуть лишь, что профессионалы советуют для надежности ставить три разные средства защиты — электрическое, механическое и “изюминку”. Это последнее средство — ваш собственный секрет, ваша хитрость. Может быть, какой-то контакт, блокиратор, приспособленный в необычном месте и работающий на разъем. Хитрость невелика, но выигрыш достигается за счет оригинальности.

Не идти на поводу у злоумышленников советуют специалисты и в случае дорожно-транспортного происшествия. Не поддавайтесь на уговоры “разобраться по-хорошему”, вызывайте сотрудников госавтоинспекции. Соблазн рассчитаться без лишних проблем может привести к тому, что вы останетесь без машины вообще. После одного мелкого ДТП водитель пострадавшей — слегка поцарапанной — “семерки” согласился тут же поехать следом за виновниками инцидента в ремзону с тем, чтобы ему отремонтировали машину. Заманив простофилю в глухое место, злодеи просто отобрали у него автомобиль и скрылись.

Оружие, даже если вы имеете на то право, лучше не носить. Практика показывает, что быстро и правильно пользоваться пистолетом может лишь тот, кто делает это постоянно. Всех прочих он только соблазняет пустить оружие в ход, что обычно кончается плачевно для его же владельца.

К сожалению, российским журналистам не приходится пока рассчитывать на помощь государства в обеспечении их безопасности. А вот министерство обороны Германии предложило журналистам, которые специализируются на информации из кризисных регионов и районов военных конфликтов, что-то вроде курсов “молодого бойца”. В ходе занятий добровольцы окажутся в ситуациях, максимально приближенных к действительности. Не будут забыты внешние эффекты: взрывы гранат и даже встречи с агрессивно настроенными злоумышленниками. При этом устроители мероприятия вовсе не собираются организовывать нечто вроде школы военных репортеров — это, скорее, школы выживания. Основная задача курсов — выработать у журналистов поведение, которое поможет им правильно действовать в критической ситуации. Первые занятия представителей различных немецких средств массовой информации уже состоялись на одном из полигонов Баварии. [17;83]

 

 

ГЛАВА III. Результаты журналистского расследования по  делу Георгия Гонгадзе

16 сентября в Киеве исчез журналист, руководитель интернет-проекта "Украинская правда" Георгий Гонгадзе. Два месяца спустя в новейшую историю Украины вошло странное для непосвященных понятие "Таращанское тело", а еще через две недели были обнародованы записи разговоров действующего президента, якобы высказывающего министру внутренних дел - теперь уже бывшему - пожелание устранения неугодного борзописца.

Это основные этапы "Кучмагейта" - без сомнений, самого громкого криминально-политического скандала из серии тех, что время от времени сотрясают государства постсоветского пространства. В "Кучмагейте" есть полный джентльменский набор, необходимый для лихо закрученного сюжета. Исчезновение оппозиционного журналиста, обнаружение трупа в лесу, записи "прослушки" и честный офицер спецслужбы, разоблачающий главу государства.

Нынешние события на Украине по масштабам и накалу страстей превосходят даже знаменитый американский "Уотергейт", за которым последовала отставка президента Никсона. Та история кажется теперь невинной шалостью увлекшихся предвыборной борьбой соперников. [16]

На этом фоне украинская оппозиция, в чьих рядах причудливо сомкнулись самые разные политические силы - от националистов из УНА-УНСО до социалистов (представьте альянс "Яблока" и РНЕ), - выводит на улицы толпы своих сторонников, скандирующих "Кучму геть", и добивается смены власти. Власть, как ей и подобает, действует как слон в посудной лавке, лишь подогревая аппетит своих оппонентов. В результате на Украине уже появились по крайней мере три новых национальных героя. Первый - это Юлия Тимошенко - непосредственный участник громких коррупционных скандалов, говоря по нашему, олигарх... до недавнего времени вице-премьер, один из лидеров антикучмовского движения, вероятный кандидат в будущие президенты, наконец, главное - просто симпатичная женщина. Уголовное дело, заключение под стражу и последующее освобождение лишь добавили популярности Юлии Владимировне. Второй герой - Николай Мельниченко, майор управления охраны президента, якобы записывавший своего босса. В настоящее время находится где-то в Европе. И наконец, Георгий Гонгадзе. Журналист, пропавший в Киеве 16 сентября прошлого года.

Эту дату можно принять за точку отсчета публичной части последовавших перипетий, за которыми обстоятельства пропажи Георгия и сопутствующие эпизоды как-то сами собой отошли на второй план. Эти обстоятельства стали предметом журналистского расследования, которое на протяжении полугода вели сотрудники Агентства журналистских расследований.

Что знал Георгий Гонгадзе?

Как нам удалось узнать, в начале июля Георгия Гонгадзе предупредили о том, что ему грозит серьезная опасность, со ссылкой на разговоры, которые вел в то время в своем рабочем кабинете президент Украины Леонид Кучма. Кроме того, по поступившей к нам информации, уже тогда Георгию сообщили о существовании скандальных записей, сделанных майором Мельниченко, и не исключено, что дали несколько фрагментов в целях их дальнейшей публикации.

Депутат Верховной Рады, руководитель Соцпартии и один из лидеров антикучмовского движения Александр Мороз частично подтвердил эту информацию, официально заявив нам, будто майор Мельниченко говорил ему, что предупреждал Гонгадзе о грозившей тому опасности. Это еще раз подтверждает наши сведения о том, что Гонгадзе мог знать о содержании разговоров, которые велись о нем в кабинете президента и были обнародованы в конце ноября. [16]

Тогда же, в первой половине июля, Георгий Гонгадзе предположил, что за ним следят. В июне-июле прошлого года он обнаружил пристальное внимание к себе со стороны крепко сложенных незнакомых мужчин, сидевших в салонах нескольких автомобилей. Автолюбители в штатском попадались Георгию около подъезда его дома, около офиса, в разных других местах. 14 июля Георгий написал по этому поводу открытое письмо генеральному прокурору Украины Михаилу Потэбенько. Автолюбители исчезли.

Существование слежки за журналистом косвенно подтверждает один из обнародованных фрагментов "прослушки", датируемый примерно этим же временем. Министр внутренних дел Украины г-н Кравченко якобы говорит президенту Кучме о случившемся прокольчике в работе по Гонгадзе.

Следить и убить - не одно и то же

В принципе, только из этого следует, что министр внутренних дел Украины Кравченко воспринял словесную несдержанность Кучмы, почему-то вдруг обратившего пристальное внимание на одного из журналистов, как руководство к действию. Но у нас нет оснований делать выводы о том, насколько далеко зашла исполнительность министра.

Более того, санкционированная слежка (а по нашим сведениям за Георгием следили именно сотрудники правоохранительных органов, действовавшие на основании приказа) - официальное литерное мероприятие. Безусловно, сотрудники МВД могут выполнить такое распоряжение. Но следить и убить - не одно и то же. [16]

О слежке за собой говорит еще один киевский журналист, Олег Ельцов. Позже Олег узнал, что в сентябре за ним велось наружное наблюдение силами сотрудников "семерки" - специального подразделения украинской милиции. Еще Олег узнал, что за Георгием Гонгадзе следили сотрудники того же милицейского подразделения в рамках исполнения своих служебных обязанностей. Наружное наблюдение происходило в июне-июле и в сентябре - непосредственно перед исчезновением. В сентябре Гонгадзе наблюдения за собой не заметил...

Впоследствии сотрудники украинской милиции, принимавшие участие в слежке за Гонгадзе, были уволены и допрошены следователем Генеральной прокуратуры.

Ельцова связывает с Гонгадзе еще одно обстоятельство. 5 сентября "Украинская правда" перепечатала с российского интернет-издания "FLB" статью Олега, нанесшую серьезный удар по имиджу влиятельного депутата Верховной Рады Александра Волкова. И сразу после исчезновения Георгия некто приложил огромные усилия к тому, чтобы в глазах общественного мнения за похищением Гонгадзе стоял именно Волков. Это - возможный "след": за похищением Гонгадзе стоит человек, взаимоотношения которого с Александром Волковым на тот момент можно характеризовать как жесткую конкуренцию. Учитывая уровень пана Волкова - одного из крупнейших украинских олигархов, - можем предположить, что заказ на похищение Гонгадзе был сформулирован человеком или группой лиц с очень серьезными финансовыми и властными амбициями.

Цель - депутат Волков?

Депутат Верховной Рады Украины Александр Михайлович Волков очень обаятельный человек. Он хорошо относится к журналистам, даже к тем, кто пишет про него всякие гадости. В таких случаях Александр Михайлович никогда не пытается оправдываться и старается не вникать в подробности выдвинутых в его адрес обвинений. Дескать, ну и что, да, я такой, уж извините, что выросло, то выросло, да, друг моего детства - преступный авторитет, вернее, теперь уже депутат какого-то райсовета. Вы там чего-то пишете - ну, работа у вас такая... Сказав что-то в этом роде, Александр Михайлович загружается в шикарный "мерседес" и уезжает. Сзади следует подчеркнуто строгий джип с охраной.

После исчезновения Георгия Гонгадзе у Александра Михайловича наступили черные дни. Сначала сама "Украинская правда" недвусмысленно намекнула на то, что, дескать, без пана депутата тут явно не обошлось, потом кто-то позвонил в киевское посольство Грузии, чтобы сообщить о том, что к исчезновению Гонгадзе наверняка причастен Волков. После этого на Волкова ополчились почти что все средства массовой информации и, как оказалось, неспроста. "Я не завидую тем, для кого Волков - проблема. В жизни таких людей всегда есть место подвигу, но другим лучше держаться подальше от этого места!" - эта дипломатичная аллегория Александра Михайловича после 16 сентября стала на Украине самой популярной. [16]

4 сентября прошлого года российское интернет-издание "FLB" опубликовала огромных размеров статью Олега Ельцова, в которой было собрано в единое целое все плохое про депутата Волкова. 4 же сентября подруга Георгия, главный редактор "Украинской правды" Алена Притула, испросила у руководителей "FLB" разрешение перепечатать этот материал. Разрешение было получено, и 5 сентября благодарные читатели "Украинской правды" увидели страшный, можно сказать, звериный лик народного депутата.

Говорят, Георгий Гонгадзе был очень удивлен, когда Алена проявила такую стремительность. Тем более что, по свидетельству очевидцев, незадолго до этого Георгий имел неформальные контакты с Волковым и вряд ли в его планы входила ссора с влиятельным депутатом. [16]

А еще говорят, будто нашумевшая публикация "Украинской правды" - не случайность, а один из этапов информационной войны, объявленной Волкову очаровательной Юлией Тимошенко. По слухам, в конце июня - начале июля люди пани Тимошенко передали Георгию Гонгадзе 2000 долларов - безвозмездно, естественно, в качестве спонсорской помощи, а 4 сентября, сразу же после выхода материала про Волкова на "FLB", Алена Притула поспешила повесить его на сайт своей "Украинской правды"...

После этого люди Волкова не пустили Гонгадзе на организованный Александром Михайловичем пресс-коктейль. Гонгадзе обиделся и 14 сентября 2000 года на страницах "Украинской правды" обозвал пана депутата "совком". А 16 сентября Гонгадзе исчез, причем сразу же нашлись люди, которые попытались связать это событие с депутатом Волковым. Уже в утренней публикации "Украинской правды", выложенной на сайт 17 сентября около 11 часов, содержалось предположение о связи между пропажей Георгия, и антиволковскими публикациями "УП".

Сейчас уже нет сомнений в том, что первым следствием пропажи журналиста стала кампания по дискредитации Александра Волкова. В то время это могло быть выгодно в равной степени олигарху и политику Григорию Суркису, имевшему влияние даже на президента Украины, и вице-премьеру Юлии Тимошенко. А истинный размах этой кампании можно оценить только с учетом событий, произошедших с человеком, с которого, собственно, и началась "волковская" часть этой истории, - с автором скандальной статьи про Волкова Ельцовым. Эти события происходили как раз 15 и 16 сентября, но на фоне шума, связанного с исчезновением Гонгадзе, остались почти не замеченными.

Около 8 часов вечера 15 сентября некто позвонил домой Олегу и сказал примерно следующее: "Олег Дмитриевич, закрой рот и слушай. Ты своей писаниной мешаешь очень влиятельным людям. Завязывай со своими статьями в Интернете. Твои эсбэушные штучки уже надоели. А для начала мы тебя поставили на счетчик, и ты всю жизнь будешь работать на хозяина". [16]

Ельцов связал этот звонок с публикацией про Волкова по одной простой причине: ничего другого он в тот момент не опубликовал. Но вот что интересно: Олегу угрожали не после публикации статьи 4 или 5 сентября, а 15 сентября - перед исчезновением Гонгадзе. А ровно через три часа после того, как Гонгадзе вышел из дома Алены Притулы, вещи Олега Ельцова тщательно дважды обыскали в вагоне поезда, на котором Олег направлялся из Киева в Москву.

Борьба со спонсором

Возьмемся утверждать, что, независимо от обстоятельств исчезновения Гонгадзе, маленькая "Украинская правда" практически с момента своего возникновения оказалась вовлеченной в большие политические игры. И ситуация с Волковым - лишь одно из проявлений серии странных интриг, в которые оказалась втянута газета. Мы бы вряд ли остановились на этих событиях, если бы не одно "но": каждое из этих событий так или иначе могло сказаться на судьбе Георгия.

Официально "Украинская правда" появилась в Интернете весной прошлого года. Без преувеличения можно сказать, что своим выходом в свет газета обязана не только энергии Георгия, но и спонсору, которого удалось найти руководителю проекта. Спонсор у еще не родившегося издания появился в конце марта. Гонгадзе в разговорах с друзьями называл этого человека Петровичем и описывал грозный вид его личного охранника. Впрочем, для сотрудников "УП" не было секретом, что спонсор имеет непосредственное отношение к секретарю Совета безопасности, бывшему шефу КГБ Украины и экс-кандидату в президенты Евгению Марчуку.

28 марта случился еще один, не очень заметный, но весьма характерный эпизод. Георгий с несколькими соратниками наведался в интернет-кафе и создал в сети анонимный сайт, на котором разместил материалы о зарубежных счетах Леонида Кучмы и причастности вице-спикера парламента Медведчука к торговле детьми. Может быть, эта акция была одним из условий "спонсорского пакета"?

Спонсор предоставил газете помещение и оргтехнику. В апреле-мае те же люди передали руководителю проекта 2000 и 500 долларов соответственно на зарплату сотрудникам и текущие платежи. Эти средства вполне достаточны для финансирования небольшого интернет-проекта. Альянс распался совершенно неожиданно. [16]

Редакции не хватало журналистских материалов. Поэтому многим журналистам предлагалось на безвозмездной основе размещать свои материалы на сайте "Украинской правды". Но технология работы СМИ не позволяет рассчитывать только на добрую волю журналистов, поэтому Гонгадзе заключил устную договоренность с руководством газеты "Грани", в соответствии с которой "Украинской правда" могла перепечатывать публикации из "Граней" в любых количествах. При этом Гонгадзе просил всех своих сотрудников обратить особое внимание на публикации корреспондента "Граней" Татьяны Коробовой в связи с тем, что она неоднократно как журналист демонстрировала свою неприязнь к Марчуку. На этом совещании Гонгадзе еще раз обратил внимание всех, что их спонсирует Марчук, а потому порицающие его публикации на сайте "УП" невозможны. На этом совещании, по имеющимся у нас свидетельствам, присутствовала и редактор "Украинской правды" Алена Притула.

Через несколько дней после совещания Гонгадзе уехал в Винницу в целях организации предвыборной кампании местного мэра. Гонгадзе проводил там практически все время, а Притула на выходные ездила к нему. Как правило, она уезжала в пятницу вечером, а возвращалась в понедельник. "Грани" выходят по понедельникам, на сайте "Украинской правды" перепечатывавшиеся с этой газеты материалы размещались по вторникам-средам. Материал Татьяны Коробовой "Претенденты в президенты, расслабьтесь!", содержавший негативные выпады в адрес Марчука, вышел в газете за 15-21 мая и на следующий день был перепечатан "УП". В день публикации этого материала на сайте, буквально через час после его размещения, Гонгадзе звонил в офис "Украинской правды" из Винницы, чтобы выразить свое возмущение этим фактом. Он потребовал снять этот материал с сайта как можно быстрее. Материал сняли в тот же день. Между тем в электронном архиве "УП" этот материал остался.

"Ну как там таз срастается у пострадавшего в автокатострофе Евгения Марчука, слава тебе, господи, его газета регулярно рассказывает. А вот не состоится ли бракосочетание Марчука с его новой де-факто супругой, с которой он сошелся под общую крышу в январе, развелся ли уже секретарь Совбеза со старой женой, которая успела рассказать в газетах, как хорошо и дружно они прожили 33 года - об этом нам не известно и европейский стандарт не действует... Конечно, народ вправе порассуждать на тему: рвался ли 60-летний генерал во власть, предавая всех и вся, чтобы порешать народную долю и озаботиться судьбами Украины - или он искал вариант любой ценой присесть на такое место, которое давало бы ему возможность содержать новую жену с новоукраинскими запросами, которые потрясают даже самую крутую киевскую тусовку, полушепотом обсуждающую волнительный вопрос: какие заработки (не зарплата же!) должны быть у спонсора, чтобы молодая дама его сердца запросто могла потратить за один визит в фешенебельный магазин 15 - 20 тысяч долларов..." [16]

Из материала Татьяны Коробовой "Претенденты в президенты, расслабьтесь!"

Чем руководствовалась Алена - нам не ведомо. Вполне возможно, г-же Притуле просто не понравился спонсор. Однако ее действия представляются из ряда вон выдающимися для всех, мало-мальски знакомых с кухней как российских, так и украинских СМИ. Позвонивший в редакцию Георгий потребовал снять статью, что и было исполнено. Однако последствия отчаянного шага главного редактора не замедлили дать о себе знать.

В редакции появились вежливые ребята, которые вынесли оттуда выданные Петровичем компьютеры и предложили сотрудникам освободить офис. Деньги, заработанные Гонгадзе на выборах, пошли на покупку новой техники и зарплату.

Чужая игра

Примерно в это время в кругу общения Георгия появился журналист Лаврентий Малазония, предложивший Гонгадзе работать на телеканале "ТЭТ". Георгий отказался, но Малазония стал регулярно наведываться в "Украинскую правду". Следует заметить, что Лаврентий Малазония принадлежит к команде Григория Суркиса, одного из самых известных на Украине финансистов, политиков, владельца знаменитого футбольного клуба "Динамо-Киев". Даже сотовый телефон Малазонии оформлен на Суркиса, да и сам он не скрывает своих отношений с олигархом.

В начале августа Лаврентий свел Георгия со своим шефом, предложившим спонсорскую помощь на содержание "Украинской правды". По словам супруги Георгия Мирославы, ее мужу показалось, что Суркис хочет его нейтрализовать и поэтому готов платить.

Нельзя утверждать, что Георгий был излишне щепетилен в выборе источников финансирования. После разрыва с "людьми Марчука" газета оказалась не в лучшем финансовом положении, и Гонгадзе вынужден был одалживать или брать деньги у различных кредиторов. Это тоже характерная деталь из биографии "Украинской правды". Впрочем, из нескольких источников, в том числе от тех, кто давал Георгию ссуды, мы знаем, что эти суммы не превышали 1 - 2 тысяч долларов и их невозврат не мог бы послужить причиной исчезновения журналиста. [16]

Откровенно говоря, не прослеживается таких причин ни в публикациях "Украинской правды", ни в творчестве лично Георгия. Гонгадзе был яркой и заметной личностью, но не рыцарем без страха и упрека. А публикации интернет-газеты даже в отношении конкретных персон носили весьма общий характер и не могли представлять какой-либо серьезной угрозы. Любой желающий может и сегодня ознакомиться с ними на сайте "Украинской правды" и сделать самостоятельные выводы.

Не говоря уже о том, что круг читателей "Украинской правды" был очень узок и ограничивался главным образом депутатами парламента, их помощниками и партийными деятелями - на сентябрь общее число посетителей сайта с момента его создания не превышало десятка тысяч. Между прочим, мы уверены, что сам Леонид Данилович Кучма Интернетом не пользуется и в лучшем случае знал о существовании такого издания понаслышке. (Остается открытым вопрос: от кого он услышал об "Украинской правде"?)

С другой стороны, Георгий являлся фигурой, так или иначе вовлеченной в политический процесс. Помощник депутата Верховной Рады, участник избирательных кампаний в качестве политтехнолога - сфера его деятельности параллельно с журналистикой. Увы, сегодня это путь многих талантливых коллег.

На первый взгляд устранение Гонгадзе абсолютно бессмысленно. Однако запоминающаяся фамилия и известность в политической тусовке делали его идеальной кандидатурой в жертвы.

От предложенных Суркисом 2,5 тысяч долларов Гонгадзе предпочел отказаться. В то же время Георгий собирался вести переговоры с конкурентом Суркиса Александром Волковым. Любые идеи по этой линии потеряли смысл после 5 сентября, когда "Украинская правда" перепечатала еще одну статью. На этот раз - про Волкова...

После исчезновения Гонгадзе в редакции "Украинской правды" Лаврентий Малазония стал появляться чуть ли не ежедневно. По его словам, именно он придумал акцию "Найдите Гонгадзе", получившую широкий отклик в украинских СМИ. Посвященные в процесс считают, что этот человек оказывает существенное влияние на политику газеты. В январе число заходов на сайт газеты перевалило за миллион.

И еще один нюанс: по имеющейся у нас информации основные контакты Малазонии с "Украинской правдой" до 16 сентября приходились не на Георгия, а как раз на Алену Притулу. Очевидно, что в играх вокруг "УП" ей вольно или невольно довелось сыграть не последнюю роль. И если Алена оказалась орудием в чужой игре, то она могла осознать это в ночь с 16 на 17 сентября, когда первой забила тревогу по поводу исчезновения Георгия.

День исчезновения

Мы потратили несколько недель, чтобы буквально по крупицам восстановить ход тех часов. Но сделать это было необходимо, хотя бы потому, что каждый из тех, кто так или иначе оказался причастен к событиям, обладал лишь частью сведений, весьма приблизительно ориентируясь даже во временных промежутках. Между тем картина в целом могла содержать существенные детали. [16]

Утром 16-го супруга Гонгадзе Мирослава уехала из Киева на конференцию и предполагала вернуться на следующий день. Дети были с ней в сопровождении няни и, скоре всего, Георгий не предполагал быть дома в ночь на 17-е. Однако в 14.00 Мирослава позвонила в офис "Украинской правды" и сообщила, что вернется домой вечером. В 16.00 она звонила еще раз, обнаружив, что забыла ключи от квартиры. Георгий подтвердил, что будет ждать ее дома около 23 часов.

Примерно в 19.30 Гонгадзе и Притула вышли из редакции. Они поужинали в ресторане и около 21 часа были дома у Притулы. По словам Алены, минут сорок Георгий находился в ванной. Однако нам известно, что в 21.19 по домашнему телефону Притулы звонил Лаврентий Малазония. Разговор продолжался примерно 7 минут. Малазония говорит, что обсуждал с Георгием предполагаемую поездку на шашлыки 17 сентября.

В 21.47 Георгий звонил в офис "Украинской правды" и обсуждал со своим коллегой Кобой Алания возможность создания спортивного сайта. Через 15 минут Гонгадзе вновь разговаривал с Кобой. Скорее всего, предупреждал, что выходит домой, на случай если будет перезванивать Мирослава.

Около 22.05 Георгий, по словам Притулы, выходил в находящийся поблизости магазин, чтобы купить корм для кота Алены. Сразу оговоримся, что нам так и не удалось найти этому подтверждение. Минут десять - пятнадцать спустя Гонгадзе принес "Кити-кет" и почти сразу направился домой, прихватив пакеты с мусором, чтобы выбросить их по дороге. Об этом опять же известно только со слов Алены. Дежурившая в подъезде консьержка не видела уходящего Георгия ни в первый, ни во второй раз. Не исключено, что как раз в это время ее отвлекли те, кто планировал похищение.

Не исключено и то, что, уходя от Алены, Георгий планировал некую встречу, потому что у него оставалось в запасе около получаса.

Около 23.45 Мирослава с детьми подъехала к дому. Увидев темные окна квартиры, она поняла, что Георгий еще не пришел. С сотового телефона Мирослава набрала офис "Украинской правды". Трубку снял Алания, который, как и договаривался с Гонгадзе, сообщил, что тот уже вышел и удивился, узнав, что его еще нет дома. У Кобы были ключи от квартиры Гонгадзе, и Мирослава попросила его приехать и открыть дверь. Алания перезвонил Притуле. В ее голосе он не помнит ничего необычного.

Притула сказала, что Георгий ушел, но Алания подумал, что Георгий еще на самом деле сидит у нее. Алания пошел к Мирославе, которая встретила его с двумя дочерьми на улице. Уже через пятнадцать минут он открывал дверь в квартиру. Буквально в те же секунды - на часах было 0.11 - раздался телефонный звонок. Мирослава сняла трубку и услышала голос Притулы, которая попросила позвать Кобу. Алена заявила, что с Георгием что-то произошло, его надо срочно искать и надо обзванивать больницы, морги и прочие подобающие такому случаю заведения. [16]

Заметим, что с момента исчезновения Гонгадзе прошло менее двух часов и делать предположения о каком-то несчастье было по крайней мере преждевременно.

Затем с интервалом в 15 минут Алена звонила еще дважды, видимо, выясняя, не пришел ли Георгий. В это же время пыталась дозвониться до Малазонии, но его телефон не отвечал. По словам самой Притулы, она решила поехать в офис, где у нее остались необходимые телефоны. Об этом она в целях безопасности сообщила в Симферополь своей знакомой. Было около часа ночи. Судя по всему, у Алены не нашлось более близкого человека.

Притула была в офисе примерно в 1.20 и сразу же набрала номер Мирославы. Из офиса она сделала еще несколько звонков, в том числе говорила с пресс-секретарем президента Кучмы и трижды - с Симферополем.

Кроме того, по сведениям, которые мы получили из двух независимых источников, тогда же Алена работала с электронной почтой.

Около 2.50 она вернулась домой и вновь звонила Малазонии, Мирославе и в Симферополь.

В половине четвертого Притула набрала "02", после чего принялась обзванивать отделы внутренних дел...

А уже в 11.07 на сайте "Украинской правды" появилась статья о пропаже Гонгадзе, которую Алена надиктовала Алании, хотя он отговаривал ее от поспешных решений. [16]

Напрашивается предположение, что в ту ночь Алена Притула была изрядно напугана. В отличие, например, от Мирославы, которая говорила нам, что не испытывала какого-то серьезного беспокойства по поводу внезапного отсутствия супруга, потому как случалось, что он и раньше не ночевал дома.

Вероятно, Алена, будучи человеком информированным и весьма близким к Георгию, действительно имела причины бояться не только за него, но и за себя. Например, если Гонгадзе знал о разговорах в кабинете президента, то о них могла знать и Притула.

Своими страхами Алена, скорее всего, поделилась с симферопольским абонентом - по телефону и с помощью электронной почты.

По нашему ощущению, похитители были осведомлены о планах Гонгадзе на тот вечер. Время похищения было выбрано так, чтобы Георгия не начали искать сразу, то есть был выбран тот редкий случай, когда Георгия никто не должен был ждать дома - Мирослава до 14 часов никому не говорила о том, что собирается провести эту ночь в Киеве.

Оперативные мероприятия, проведенные по линии правоохранительных органов в последующие дни, не дали каких-либо существенных результатов.

В ходе расследования уголовного дела, возбужденного по факту убийства Гонгадзе, граждане неоднократно сообщали сотрудникам правоохранительных органов номера автомобилей, на которых, с их точки зрения, было совершено похищение. В частности, 29 сентября в дежурную службу СБУ поступило анонимное телефонное сообщение (аноним звонил с таксофона) о том, что Гонгадзе увезли на автомобиле с номерным знаком "21508КА". Под этим номером числится джип "Тойота-Ландкрузер" полка милицейского спецназа "Беркут". Этот джип - один из тех, что были приобретены МВД Украины специально для оснащения "Беркута". В ходе проверки выяснилось, что джип с данным номером в ночь на 17 сентября находился в режиме обычного патрулирования в одном из районов города Киева. Свидетели, которые могли бы подтвердить факт нахождения этого джипа где-либо в момент исчезновения Гонгадзе, обнаружены не были. [16]

Таращанская находка

В "деле Гонгадзе" было несколько узловых моментов, представлявшихся очевидными. Уже упоминавшееся исчезновение, затем обнаружение 2 ноября в лесу в 120 километрах от Киева тела без головы, в котором вскоре коллеги Георгия опознали своего друга, и, наконец, обнародование 28 ноября скандальных аудиозаписей разговоров президента со своим окружением, датируемых прошлым летом, и накрепко привязывающих Кучму к трагедии с журналистом.

На Украине некоторые склонны считать, что лесная находка требует дополнительного изучения.

2 ноября прошлого года у скромного деревенского парня Сергея Шушко сломалась бензопила. Отремонтировать столь сложный агрегат можно было лишь в районном центре - тихом городке под названием Тараща. Кстати, место это довольно странное: на десять с лишним тысяч населения приходится около полутора тысяч особо опасных рецидивистов! Дело в том, что денежные отношения в Тараще пока не освоены - ввиду отсутствия денежных знаков. Люди живут огородами и натуральным обменом, а также мелким воровством. Зато штатный состав таращанской милиции укомплектован полностью, за показатели раскрываемости там борются не жалея себя - как и на всей территории бывшей страны Советов. Украл мешок муки - сел, снова украл - снова сел. Вот вам и рецидивист, а после третьего раза - уже особо опасный. При этом воруют там друг у друга и друг на друга за это сильно не обижаются. Такой вот круговорот милицейских показателей, основанный на почти что стопроцентном безденежье.

Из родного для Сергея Шушко села Чернин до Таращи ехать часа два, если, конечно, пользоваться самой современной скоростной подводой, запряженной чуть-чуть покормленной лошадью. А чтобы лошади дорога казалось приятнее, Сергей и его отец Володя решили поехать не по асфальту, а по прямой дороге через лес. Метрах в ста от трассы эта лесная дорога пересекается с еще двумя такими же, а прямо на месте пересечения находится маленькая лужайка. На этой-то лужайке Сергей соскочил с подводы, потому как обнаружил явно свежий земляной холмик. Сбоку холмика располагалась нора, Сергей поковырял в ней палкой и обнаружил... человеческую руку! От удивления он сделал шаг в сторону, наступил на холмик и услышал, как под ним что-то противно булькнуло. Отец Сергея Владимир оказался менее впечатлительным, он взял палочку и тщательно очистил ею торчавшую из земли руку. Отметим, что и несколько месяцев спустя Владимир уверенно говорит: рука была правая, и никаких украшений на ней не было. Этот нюанс является весьма существенным в дальнейшем повествовании.

По нашим подсчетам, эту историю Володя рассказывал как минимум 13 раз. Самая эмоциональная беседа состоялась у него с сотрудниками СБУ. Он добросовестно повторил все то же самое, офицеры вежливо выслушали, после чего попросили рассказать, как все было на самом деле. Володя растерялся, а офицеры - нет. Раз не хочешь, говорят, признаваться, пошли на задний двор, придется тебя расстрелять. Представьте себе сцену: на грязном дворе Володиного хозяйства стоят два офицера Службы безопасности Украины с пистолетами в руках, затравленно озирающийся Володя и его невестка Мирослава. Ну что, спрашивают офицеры, нам тебя убить или все-таки расскажешь, как Гонгадзе закапывал?! "Да я вас, гадов, сама поубиваю!" - психанула Мирослава. "Пожалуйста, попробуй", - сказал наиболее сообразительный из офицеров и протянул ей заряженный пистолет. Мирослава выстрелила, но, к счастью, промахнулась. Дальше - немая сцена: Володя и Мирослава трясутся на своем участке, бледные офицеры СБУ быстро сматываются на служебном автомобиле.

Когда Володя Шушко рассказывал нам об этом, из глаз его лились слезы. Украшений на торчавшей из земли правой руке, по его словам, все равно не было.

Василий Андреевич Беспалько - человек солидный и обстоятельный. Эти качества полностью соответствуют занимаемой им должности: Василий Андреевич возглавляет сельсовет, в административном подчинении которого находится, в частности, деревня Чернин. 3 ноября его пригласили присутствовать при эксгумации обнаруженного Шушками тела. Только прибыв на место, Василий Андреевич подошел к злополучному холмику, чтобы повнимательнее рассмотреть, что же там такое торчит. Торчало все то же - правая рука без единого украшения. Председатель сельсовета уверенно рассказал нам об этом. Для упрочения контакта мы приняли с ним грамм по триста домашней горилки, и Василий Андреевич твердо стоял на своем: на торчавшей из земли правой руке украшений не было. [16]

Игорь Воротынцев, судмедэксперт таращанской районной больницы, в морг которой привезли неопознанный и, как оказалось, обезглавленный труп, сказал нам, что связал его с исчезнувшим за полтора месяца до того журналистом Георгием Гонгадзе по украшениям. Игорь даже показал милицейскую ориентировку, где эти самые украшения были описаны с особым тщанием. Не объяснил нам Игорь только одного: откуда эти украшения взялись. Вернее, объяснил, будто бы они были с самого начала: браслет и перстень соответственно на кисти и пальце правой руки. Впрочем, до конца доверять пану Воротынцеву все же не стоит, и вот почему.

15 ноября прошлого года к моргу таращанской больницы подкатил джип "Тойота-Ландкрузер". Кроме Алены Притулы и Лаврентия Малазонии в нем сидели друг Георгия Гонгадзе Коба Алания и подруга Малазонии журналистка Людмила Добровольская. С поразительной легкостью Игорь Воротынцев согласился отдать им тело, которое, как они тогда решили, принадлежит несчастному Гонгадзе. К этому факту стоит присмотреться: тело предполагалось отдать коллеге и любовнице при живых жене и матери. Для человека, должность которого называется "судмедэксперт", поступок, прямо скажем, беспрецедентный.

Кстати, говорят, будто Игорь Воротынцев впоследствии подвергся политическим преследованиям, выразившимся в возбуждении в отношении него уголовного дела (потом благополучно забытого). Однако, возможно, за такие вещи просто необходимо привлекать к уголовной ответственности. [16]

Впрочем, 15 ноября справедливость восторжествовала: сотрудники таращанской милиции выкрали (!) тело из морга и отправили в Киев как раз в тот момент, когда Притула с товарищами искали гроб. Представляете, какой шок испытали пассажиры "Ландкрузера", обнаружившие пустое место там, где вроде бы только что лежало тело! Однако Алена с коллегами тоже уехали не с пустыми руками. Осматривая опустевший морг, они обнаружили лежавшие на картонке фрагменты тела. Воротынцев подтвердил, что деталь принадлежит исчезнувшему трупу. Часть руки, в которой должны были оставаться осколки, доставшиеся Георгию во время абхазской войны, эксперт заранее отделил для производства рентгеновской съемки. Эти фрагменты, упакованные в полиэтиленовые пакеты, Притула, по свидетельству очевидцев, положила к себе в сумку.

В общем, определенная интрига в этой истории явно присутствует, но и это - не все.

Вернемся на место происшествия. На дереве, растущем в непосредственной близости от злополучного перекрестка трех лесных дорог, сразу бросается в глаза расположенная метрах в двух от земли большая корявая ветка. На одном из изгибов этой ветки была укреплена бутылка из-под шампанского "Черный принц" - совсем не свойственного этой местности напитка. Горлышко бутылки указывало прямо на место захоронения, из чего следует простой вывод: труп привезли чужие, местные эту развилку нашли бы без всяких указателей. Правда, только местному могла прийти в голову мысль о том, что пересекшиеся в этом месте лесные дороги активно используются. Городской житель ни за что б не догадался, что на развилке трех дорог труп быстро найдут. Так что без местных тут не обошлось, только молчат участники этой зловещей истории - совсем не в их интересах что-нибудь говорить сейчас.

Правда, по окрестным деревням ходят странные слухи. Рассказывают, например, будто за несколько дней до обнаружения трупа около поворота с трассы на ту самую развилку остановился классный джип, из которого два страшных дяди потащили в лес что-то тяжелое, а страшная тетя осталась у джипа с автоматом в руках. Мимо якобы проезжали местные жители, и автоматчица встала в такую позу, чтобы закрыть ягодицами (пардон!) от посторонних глаз номерной знак джипа! Такой вот голливудский боевик в украинском исполнении...

Кстати, в пользу того, что труп закопали не чтобы спрятать, а чтобы, наоборот, побыстрее найти, свидетельствует не только закрепленная на дереве бутылка из-под шампанского. Тело захоронили на глубине 58 сантиметров - как раз, чтобы рука в вертикальном положении из земли торчала. Другая немаловажная деталь: в теле, смерть которого наступила 1,5 - 2 месяца назад, отсутствовали личинки насекомых. [16]

Практически с полной уверенностью можно сказать, что обнаруженное в Тараще тело до захоронения где-то хранили в герметичной упаковке. По характеру разложения специалисты, с которыми мы беседовали, делают вывод о том, что большую часть времени тело пролежало при температуре близкой к комнатной. Кроме того, есть серьезные основания полагать, что принадлежавшие Гонгадзе украшения подбросили в морг таращанской больницы уже после того, как туда привезли обезглавленное тело, чтобы ускорить идентификацию. Еще можно предположить, что голову отрубили для того, чтобы спрятать пулю, выпущенную из табельного оружия.

Иначе говоря, труп готовили для того, чтобы в нужный момент (простите за цинизм) использовать. Местные жители говорят, что захоронение, появись оно, допустим, в сентябре, было бы быстро обнаружено. Если не селянами, то грибниками, которых прошлом году в здешних местах было предостаточно.

Нужный момент наступил где-то 1 ноября - труп в земле таращанского леса пролежал около суток.

Почему именно 1 ноября? И кстати, чей все-таки труп? На 99,9 процентов - Георгия Гонгадзе, как сказали в лаборатории МВД в России, где проводили экспертизу по просьбе Генпрокуратуры Украины, или никакого отношения к Гонгадзе не имеющий, как сочли в частном институте в Германии, где осуществлялась экспертиза по направлению временной комиссии Верховной Рады, ведущей параллельное расследование?

Генпрокуратура Украины фактически признала принадлежность тела, несмотря на то что сперва правоохранительные органы наотрез отрицали, что это Гонгадзе, ссылаясь на то, что труп пролежал в земле якобы не меньше года. Материал для немецких экспертов, решивших, что это - не Гонгадзе, предоставила Алена Притула. Полученный у эксперта Воротынцева фрагмент она, оказывается, около полутора месяцев хранила... у себя дома в холодильнике.

Вопреки ожиданиям, Мюнхенская экспертиза только еще больше запутала этот и без того замысловатый сюжет. [16]

В Германию были направлены образец крови матери Гонгадзе, материал, полученный от Притулы, и медкарта Георгия, на которой, предположительно, остался след его крови. Молекулярно-биологическая экспертиза подтвердила, что на медкарте действительно кровь Гонгадзе, и при этом начисто отвергла возможность принадлежности представленного Притулой материала Георгию Гонгадзе.

Согласно сопроводительному заявлению, написанному Аленой Притулой в парламентскую комиссию, взятый в морге фрагмент некоторое время спустя был разделен другом Гонгадзе (имеется ввиду Малазония) на две части. Одна из них досталась депутатам, а другая и поныне находится в надежном месте. Теперь Притула не исключает, что остававшиеся в холодильнике образцы могли быть подменены злоумышленниками в ее отсутствие. А членам временной парламентской комиссии, ведущим собственное расследование, не остается ничего, кроме как настаивать на новой комплексной экспертизе.

Впрочем, у нас все же нет оснований не доверять выводу российской экспертизы, почти на 100 процентов уверенной, что в Тараще было найдено тело Гонгадзе. Этот вывод подтверждается и косвенными данными. Во-первых, это украшения, которые, несмотря на все вопросы по их появлению в Таращах, тем не менее принадлежат Гонгадзе. Во-вторых, предварительные исследования тела, проведенные Воротынцевым. Дело в том, что во время войны в Абхазии Гонгадзе получил осколочные ранения, осколки остались и в кисти руки. Рентгеновский снимок, сделанный в таращанской больнице, выявил наличие таких осколков. В-третьих, анализ содержимого желудка тела подтвердил наличие остатков пищи, аналогичной той, которую принимал Георгий накануне исчезновения.

И все же нельзя не признать, что трагедия с Гонгадзе постепенно превращается в фарс. Не без участия близких к нему людей. [16]

Кто слушал президента?

Страшную находку с чьей-то нелегкой руки на Украине называют "Таращанским телом". Само определение допускает различную трактовку его принадлежности. Напомним и то, что европейская экспертиза уже заявила о невозможности стопроцентной аутентичности записей президента Кучмы, якобы сделанных майором Мельниченко.

Практически все, что мы знаем про Миколу Мельниченко, - со слов сотрудников украинских правоохранительных органов. По их словам, до начала августа прошлого года за этим офицером не замечалось ничего неожиданного. Его характеризуют как человека скромного, в чем-то закомплексованного и неразговорчивого. Говорят, Николай Иванович увлекался всякими манипуляциями с диктофонами и пару раз даже приносил своему начальнику тайно записанные разговоры своих коллег. Еще говорят, будто Мельниченко был неплохим техническим специалистом, но страдал от неразвитой коммуникабельности, от неумения, если можно так выразиться, преподносить себя. Отсюда - плохие перспективы карьерного роста и, может быть, даже что-то похожее на комплекс неполноценности. Таким, напомним, сотрудники правоохранительных органов Украины описали нам этого человека. Таким, с их слов, он был до конца июля 2000 года...

В начале августа Микола Иванович вернулся из отпуска, который он провел вместе с членами своей семьи в Крыму. С этого момента в поведении Мельниченко что-то изменилось. В его словах появилась патриотическая риторика, чего никогда раньше коллеги не замечали. Кроме того, возрос материальный уровень жизни офицера. В начале сентября он обзавелся собственным сотовым телефоном, зарегистрированным по анонимной карте, а как-то раз вынул из сейфа вполне увесистую пачку стодолларовых купюр и продемонстрировал ее коллегам. Некоторые странности появились и в работе нашего героя. [16]

В обязанности майора Мельниченко входило техническое обследование кабинета президента Кучмы на предмет обнаружения там средств несанкционированного доступа. В каждом таком обследовании обязательно принимают участие четыре человека, в том числе сотрудник службы технической защиты информации, коим был Мельниченко. Мельниченко осуществлял проверку при помощи сканера-металлоискателя.

По словам общавшихся с нами сотрудников правоохранительных органов, Мельниченко периодически стал задерживаться в кабинете президента Кучмы после проведения плановых обследований. Теперь можно допускать, что в это время он менял источник питания или носитель информации в диктофоне. Мельниченко утверждает, что делал записи на цифровой диктофон, спрятанный под диваном.

Несколько раз Микола Иванович даже просил своих коллег поменяться с ним сменами, чтобы попасть в кабинет президента именно в нужный момент. Иногда наш герой сразу после осмотра президентского кабинета под каким-нибудь благовидным предлогом отпрашивался у своего начальника на час-полтора.

Все изложенное позволяет сделать лишь одно предположение: ориентировочно в июле прошлого года майора Мельниченко кто-то завербовал. Кто и при каких обстоятельствах - мы, наверное, не узнаем никогда. Также о том, когда конкретно Мельниченко начал производить записи в кабинете президента, мы можем судить лишь с его слов, то есть не можем судить вовсе, потому как Мельниченко избегает говорить об этом сколько-нибудь конкретно. Если верить, что это происходило не менее года и общий объем записей превышает 300 часов, значит, произошедшая в июле вербовка позволила ее организаторам реализовать все то, что пан майор наработал.

С помощью знакомого офицера Службы безопасности Украины Мельниченко оформил себе загранпаспорт без указания подлинного места своей работы и 16 октября написал рапорт об увольнении, ссылаясь на семейные обстоятельства и предложение работы в некой инофирме. Заметим, что офицеры украинских спецслужб, намеревающиеся отправиться за рубеж, обязаны согласовать этот вопрос с начальством. [16]

4 ноября Микола Иванович уволился из Службы государственной охраны, 21 ноября он обратился в консульство Чехии с просьбой о получении визы, получил ее и 26 ноября благополучно покинул Украину. Через два дня, когда депутат Рады Александр Мороз обнародовал содержание некоторых аудиозаписей, в Киеве разгорелся кассетный скандал.

Если верить Александру Морозу, Мельниченко сам впервые вышел на него 10 - 15 октября, позвонив по телефону правительственной связи. Сперва депутат отказался от встречи, но Мельниченко перезвонил через несколько дней и сказал, что дело касается пропавшего журналиста.

Мороз рассказывает, что офицер принес ему цифровой диктофон с чипом, содержавшим запись разговоров одного дня президента, в том числе эпизод о Гонгадзе. Бывший спикер парламента и кандидат в президенты не усомнился в подлинности, услышав хорошо знакомые ему голоса.

Александр Мороз взял на себя все контакты с Мельниченко, обеспечение его отъезда за рубеж и говорит, что даже его коллеги узнали обо всем за десять минут до пресс-конференции 28 ноября. По его словам, он отговорил майора от решимости остаться на Украине и принять участие в расследовании.

Мы не ставим под сомнение эти сведения, но обращаем внимание на то, что Мельниченко заранее начал подготовку к отъезду. Кроме того, мы имеем неподтвержденную информацию, согласно которой майор общался с помощниками Мороза еще до того, как состоялась его встреча с самим депутатом. Общение шло по сотовому телефону, которым обзавелся Мельниченко. Наконец, у нас есть свидетельства того, что существование записей не было секретом для ряда зарубежных организаций еще в октябре.

И еще. По некоторым сведениям Мельниченко и Мороз могли быть знакомы задолго до октября 2000 года. С тех пор, как Мороз был спикером парламента и его кабинет также подлежал техконтролю. [16]

(Многие наблюдатели полагают, что рассказы про диктофон под диваном - отвлекающий маневр, а производство записей требовало хорошей организации и более совершенных устройств для съема информации. Возможно, Мельниченко в этой истории - лишь фигура легализации. Отметим и еще одну деталь: если Мельниченко действительно предупреждал Гонгадзе, значит, по мере производства записей он должен был заниматься их расшифровкой. Этот процесс весьма трудоемкий, и, скорее всего, у майора были помощники в его увлечении.)

Так или иначе, с конца ноября прослушивание записей разговоров в президентском кабинете стало одним из модных развлечений на Украине. Новые фрагменты диалогов высокопоставленных особ появляются не реже раза в месяц, и этот процесс чем-то напоминает мыльную оперу.

Без всяких комментариев расскажем еще одну историю. 28 августа прошлого года в 10.31 из села Потоки Таращанского района Киевской области некто позвонил домой Алене Притуле. Разговор длился не больше минуты, после чего абонент из Потоков практически сразу позвонил по похожему номеру - на Бессарабский рынок. Позже с этого телефона в Потоках на Бессарабский рынок звонили неоднократно. Алене с этого номера больше не звонили ни разу. Обычная, в общем, ситуация - человек ошибся номером. От дома в Потоках, где установлен этот телефон, до места, где впоследствии обнаружили обезглавленное тело, километра три. Этот дом расположен на окраине того самого таращанского леса.

4 октября прошлого года Гонгадзе уже вовсю искали - с момента его исчезновения прошло более двух недель. В тот день в 10.48 произошло еще одно странное событие. Некто позвонил на работу Алене Притуле (в офис "Украинской правды") из приемной Моторного завода, расположенного в Тараще. В 10.49 (ровно через минуту!) этот человек перезвонил по похожему киевскому номеру, после чего еще пару раз в течение месяца этим номером воспользовался. Похоже, человек опять ошибся номером.

От Моторного завода до места обнаружения трупа всего несколько минут езды на автомобиле.

Чтобы блюдце секретов было совсем полным, добавим, что как раз в те два дня, когда сотрудники чешского консульства оформляли визу для не всеми признанного героя Украины Миколы Мельниченко, из приемной таращанского Моторного завода некто звонил в Чехию. Через три дня после этих звонков Мельниченко с семьей выехал в Чехию. [16]

"Дело Гонгадзе" - тот редкий случай, когда речь идет о действительно политическом убийстве - политическом как по замыслу, так и по последствиям.

Строить версии - в целом занятие бесполезное, потому что жизнь часто оказывается сложнее даже самых изощренных схем. И все же рискнем высказать несколько соображений.

Проще всего было бы предположить, что с Гонгадзе расправились по заданию злопамятного Кучмы. Возможно, в "верхах" и были такие планы. Но в процесс вмешалась, как сейчас принято говорит, третья сила.

Скорее всего, в июле-августе 2000 года о наличии записей "прослушек" узнали третьи, которые перехватив инициативу грамотно воспользовались ситуацией. Не исключено, что узнали они об этом от самого Гонгадзе - лично или через общих знакомых.

Кому это было выгодно: Москве, Вашингтону (две весьма популярные на Украине версии), противникам Кучмы или местным олигархическим структурам, нанесшим таким образом удар по руководителям силовых ведомств, - эти выводы каждый может сделать сам, проанализировав изменения во внешней политике Украины и расстановку сил внутри страны за последние месяцы.

Финал этой истории еще не наступил.

Из интервью с депутатом Верховной Рады Александром Волковым:

Создается впечатление, будто организаторы похищения Гонгадзе пытались перевести стрелки на вас?

У меня такое ощущение тоже создается, причем уже давно. Вы знаете, если бы я таким образом расправлялся со всеми журналистами, которые обо мне плохо пишут, то получилось бы очень много трупов. А они все - живые и продолжают писать обо мне всякие гадости. [16]

Из интервью с депутатом Верховной Рады Александром Морозом:

Не кажется ли вам, что ваша роль в истории с похищением Георгия Гонгадзе и роль Николая Мельниченко неоднозначны: вы не только не предотвратили произошедшую с журналистом трагедию, но и сделали на этом политический капитал...

Это не так. Мельниченко предупреждал Гонгадзе о грозившей ему опасности, он сам говорил мне об этом. Он же не виноват в том, что Гонгадзе не отнесся к его словам серьезно. А что касается моей роли в этой истории, что касается того, будто я создаю на этом политический капитал... Понимаете, такое обвинение обязательно прозвучало бы в адрес того человека, который озвучил бы эти злополучные пленки. Мельниченко выбрал меня, а я сделал то, что считал себя обязанным сделать: я дал людям возможность узнать правду о выбранном ими президенте. Я просто выполнил свой долг, как, кстати, и майор Мельниченко, по-другому мы поступить не могли. [16]

                                                    ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

Итак, что такое журналистское расследование? Классические примеры мы можем найти в Соединенных Штатах Америки, где оно собственно и зародилось. В отличие от Украины, в США никогда не было такого несовпадения ожиданий. Даже если в определенные моменты истории уровень жизни и уровень коррупции этой страны оставлял желать лучшего, перед этим никто не обещал рая. Демократический кич формировал миф о стране больших возможностей, где только от личных качество каждого зависело, кем он станет в жизни. Мифологическое поле предполагало абсолютную демократию – всемирный образец для подражания. Целью журналистского расследования было вскрыть кич в отдельном месте. Доказать, что хоть везде чиновники честны и неподкупны, где-то кто-то все же взял взятку, злоупотребил служебным положением. Такое доказательство вызывает общественный резонанс – несовпадение поданной информации с мифологическим полем страны. Может быть суд, дополнительные расследования, а журналисту дают Пулитцеровскую премию, и он на краткий миг становится всенародным героем, избавившим белое полотно кича от очередного черного пятна.

Но если полотно кича полностью черное? Кого удивит взятка чиновника, если все знают, что в Украине все чиновники берут взятки? Стандартное журналистское расследование в украинском мифологическом поле просто теряет смысл, украинский кич исключает его. Именно поэтому, а не потому, что у нас жесткая цензура или несвобода слова, в Украине нет настоящих эффектных журналистских расследований.

Служба обществу и сильное желание журналистов бороться за правду и справедливость являются основными мотивами журналистского расследования. Привлекательными сторонами в расследовании являются для журналиста возможность завоевать хорошую репутацию, получить повышение по службе, а также возможная финансовая выгода, например, от издания книги по результатам расследования. Для СМИ — это репутация защитника общественных ценностей, возможность завоевать доверие своих читателей.

Журналист никогда не должен высказывать в материалах собственного мнения. Вместо того чтобы заявить, что кто-то берет взятки, или является жертвой, или разбазаривает общественное добро, журналист должен построить солидную и, основанную на фактах структуру, чтобы ПОКАЗАТЬ читателю весь процесс нарушений и указать на источник проблем. Журналист, занимающийся расследованием должен действовать в рамках законности и соблюдать нормы этики — иначе он ничем не будет отличаться от тех, чью деятельность он расследует. Никаких краденых документов. Никаких взяток за информацию. Никаких незаконных проникновений на частную территорию, за исключением тех случаев, когда журналист готов нести за это судебную ответственность.

Рассмотренные случаи журналистских расследований показывают, что просеивание собранных доказательств выводит на новую стадию расследования. На этой стадии некоторые вопросы приобретают большее значение, важность других уменьшается. Но при этом выбор проблем для освещения в газете мало зависит от масштабных реальностей общества. Вместо этого на первое место выходят наиболее яркие факты, хорошо вписывающиеся в ткань повествования. Начав расследование конкретных злоупотреблений, по мере выхода на новые категории нарушений журналисты смакуют наиболее впечатляющие факты, обнаруженные в ходе расследования. Этот феномен можно назвать "логикой приверженности".

Каждый из фактов, оставшихся после просеивания, как правило, точно отражает действительность. Журналистские нормы дотошности делают их внутренне обоснованными. Однако их генерализация, их внешнее обоснование могут быть под вопросом.

Я не хочу сказать, что в процессе просеивания фактов журналисты не видят леса из-за деревьев. Дело в том внимании, которое они уделяют отдельным фактам в ущерб категориям. Роль рассказчика становится преобладающей, поскольку журналист думает прежде всего о читательской аудитории.

Содружества журналистов и редакторов свидетельствует о том, что техникой журналистского расследования овладевает профессиональная журналистская масса. Сокращение времени расследований может привести к более тесному сотрудничеству журналистов с людьми, определяющими политику. Журналисты будут вступать с ними в партнерские отношения, поскольку им нужно быстро получить информацию, а времени на длительные расследования для обеспечения результата не хватает. К тому же освоение методов расследования рядовыми журналистами, привыкшими к общению с должностными лицами, еще более подтолкнет журналистику к коалициям.

Для тех, кто делает политику, эти тенденции представляют дополнительные возможности создания себе положительной репутации. Институционализация расследовательской журналистики направляет луч прессы на их деятельность по наведению порядка. Политики смогут в меньшей степени полагаться на кучку журналистов, некоторые из которых рассматривают себя как противники власти, и увеличат возможности результативной деятельности через расширение партнерства с прессой.

Такое развитие событий должно оказать значительное воздействие на политические процессы. Усиление связи между СМИ и властями означает, что журналисты смогут в большей степени влиять на политические решения. Конкретное содержание статей может быть при этом менее важным, чем различного рода альянсы между СМИ и властями.

Во-вторых, долговременное воздействие журналистских расследований может быть ограничено тем обстоятельством, что энтузиазм крестовых походов против социальных зол идет на убыль. "Разгребатели грязи" из средств массовой информации могут продолжать добиваться определенных перемен от тех, кто делает политику. Но покуда они переходят от одного расследования к другому, программа действий - существо реформы - остается под контролем сил, выражающих интересы политиков.

Наконец, существующие тенденции показывают, что общественность будет играть все меньшую роль в формировании политики. Американская народная демократия пала жертвой процессов в СМИ и обществе, которые принес XX век. В научной литературе американское общество называют "призрачным", "плененным", "отстраненным". Наша эпоха, по выражению одного исследователя, произвела "демократию без граждан". Другие называют этот феномен "сфабрикованным согласием".

Знакомство с журналистскими расследованиями в средствах массовой информации оставляет горький осадок. При их характеристике в научной литературе встречаются такие определения как "преследовательская журналистика", "черный пиар" и пр. .

Журналистские расследования отражают современную действительность на срезе острейших политических, экономических и нравственных потрясений, обусловленных интенсивным становлением рыночных отношений, радикальной демократизацией всех сторон нашей жизни. Как правило, все они посвящены поискам решения актуальных проблем: преступность, коррупция, наркомания, экология и др. При всем разнообразии тематики их объединяет наличие "кричащих" фактов, аналитический взгляд на происходящее, открытость авторской позиции. По мере развития цивилизованных форм демократии, улучшения экономического и нравственного состояния общества, стабилизации мирной жизни россиян проблематика журналистских расследований войдет в иное русло, исчезнут с авансцены политическое киллерство и "грязные технологии" пиара.

Вместе с тем нынешнее состояние жанра позволяет выявить некоторые позитивные тенденции его дальнейшего существования. Для этого целесообразно обратиться к анализу текстов, их жанрово-стилистического своеобразия.

Разработка темы и литературная отделка журналистского расследования предполагают учет, по меньшей мере, двух существенных моментов. Во-первых, публицист показывает весь путь и механизм проведенного им расследования, а не только результаты, тем самым вовлекая читателя в исследовательский процесс, добиваясь его заинтересованного соучастия. Репортер выражает свое отношение к конфликту с помощью изобразительно-выразительных средств и литературных приемов, эмоционально воздействует на читателя, слушателя, зрителя.

Читатель должен увидеть весь объем проделанной журналистом работы, оценить полноту и достоверность собранного им фактического материала, весомость аргументации, справедливость заключений и на этой основе выработать собственную позицию, которая, если репортер успешно решил поставленные задачи, совпадает с выводами автора. Благодаря наглядности проведенного журналистом расследования, прозрачности механизма деятельности автора, очевидными становятся как сильные, так и слабые стороны публикации, выявляется ее эффективность. [11]

                                          СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

1.Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е.,. Психология преступника и расследования преступлений М.,2000

2.Каретников М.К., Лобашев А.К., Технические средства, применяемые сотрудниками личной охраны (учебное пособие). М., 2001

3.Образцов В.А.Криминалистика. Курс лекций., М., 2002.

4.Справочник для журналистов стран Центральной и Восточной Европы. 5.Малькольм Ф. Мэллет, М.,Журналистское расследование 2003.

6.Поздняков Е. Н., Защита объектов. М., 2000

7.Дэвид Рэндалл .Универсальный журналист., М.,2001.

8.Дж. Симонсон, Г. Маккол., Санкт-Петербург Как защитить вашего ребенка от преступников., 1995.

9.Журналистские расследования: современные методы и техника, 2004 года

10.Женские организации Санкт-Петербурга. СПб., 2000.

11.Журналистское расследование: поиски жанра (№20 28.10.2001) www.relga.ru

Автор: Александр Станько  

12.Оружие шпионажа. 1993-1994. Серия “Безопасность”. М.: Империал, 1994.

13.Средства персональной и коммерческой безопасности (специальная техника). М.: Knowledge Express Inc., 1991.

14.Секреты коммерческой безопасности. Агентство коммерческой безопасности. М.: ИНФОАРТ, 2002.

15.Судебные новости. Обозрение. Хроника регионального правосудия. М.2003.

16.Тайный советник,05.06.2001

17.“Шпионские штучки” и устройства для защиты объектов и информации (справочное пособие). Санкт-Петербург, 2004.

   ПРИЛОЖЕНИЕ:

Из записей разговоров в кабинете Кучмы, обнародованных Морозом

Разговор якобы Кучмы с неизвестным:

-"Кучма": Ты давай мне этого самого по "Украинской правде" и... будем решать, что с ним делать. Он просто оборзел уже.

-Завели дело.

-"Кучма": Нет, для меня дело не обязательно... "Украинская правда", ну совсем уже, бля, оборзели. Подонок, бля. Грузин, грузин, блин, Гонгадзе, или как?

-Гонгадзе.

-"Кучма": Ну кто-то же его финансирует...

-Ну, он активно сотрудничает с этим, с Морозом, с "Гранями"...

-"Кучма": Просто, бля ... есть какая-то мера, сука, бля... Депортировать его, блядь, в Грузию и выкинуть там на хуй. Отвезти его в Грузию и оставить там, надо чтоб чеченцы его украли...

Разговор якобы Кучмы с Кравченко:

-Я хотел бы попросить вас насчет такой формы. Ну, использовать, чтобы я не забыл.

-"Кучма": Этот грузин.

-А я, мы работаем.

-"Кучма": Я и говорю, вывезти его, бросить. Отдать чеченцам (неразборчиво), а потом выкуп.

-Мы продумаем. Мы сделаем так, чтобы...

-"Кучма": Значит, отвезти его, раздеть, бля, без штанов оставить, пусть сидит.

-Я бы сделал просто, бля, мне сегодня докладывали. Мы обстановочку изучаем: где он ходит, как ходит. Там у нас на связи сидит... Еще немножко, немножко изучить, мы сделаем. У меня сейчас команда боевая, такие орлы, все что хочешь сделают. Значит, вот такая ситуация.

-"Кучма": Что-то вы про Гонгадзе молчите?

-Молчим (неразборчиво)... открыто. Ну, я вам докладываю. Мы там немного прокололись.

-"Кучма": У него там команда, во главе которой стоит - фамилию мне сказали, бля. Ну, чтобы оно не шло, так как грязь кидают в Россию через Интернет. Ну, в Интернет через Россию.

-Ясно. Я Гонгадзе не отпускаю. Просто у нас возник вопрос, я тоже это... Хотя уже есть контакты... Ну, было...из наружного наблюдения. Хочу его контакты подызучить. Что из себя представляют...

-"Кучма": И узнать, есть ли там команда. Говорили про какие-то фамилии. Которые строчат эту грязь...

-Их три человека. У меня есть они. У меня все они есть. Но я хочу с него начать. Как это...Генеральная отреагирует. Номеров, насколько я знаю, у них нет.

-"Кучма": А при чем Генеральная в связи с Гонгадзе?

-Есть их заявление. Это же официально.

-"Кучма": Ну и что?

-Заявление-то официальное.

-"Кучма": И чего это каждая срань должна писать на генерального прокурора.