79604

НОВОЕ В РАЗВИТИИ РОССИЙСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

Поводом для написания настоящей статьи послужило участие в семинаре организованном Российским авторским обществом при финансовой поддержке Tcis проходившем в г. Широкий и представительный состав участников этого мероприятия позволил сделать ряд выводов о тенденциях современного авторского права...

Русский

2015-02-13

74 KB

0 чел.

Сибирский юридический вестник. 2001. № 3.

ВОПРОСЫ ЧАСТНОГО ПРАВА И ЦИВИЛИСТИКИ

©  2001 г.    С.В. Усольцева

НОВОЕ В РАЗВИТИИ РОССИЙСКОГО АВТОРСКОГО ПРАВА

Поводом для написания настоящей статьи послужило участие в семинаре, организованном Российским авторским обществом при финансовой поддержке Tacis, проходившем в г. Москве 27 июня 2001 г.  Широкий  и представительный состав участников этого мероприятия позволил  сделать ряд выводов о тенденциях  современного авторского права и перспективах развития отечественного законодательства в этой сфере. Непосредственной целью указанного семинара было обсуждение двух законопроектов, внесенных в Государственную Думу РФ инициативными депутатскими группами (ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон РФ “Об авторском праве и смежных правах”). Анализируя содержание данных законопроектов и учитывая состоявшийся на семинаре обмен мнениями, можно выделить следующие направления совершенствования действующего российского законодательства об авторском праве: 1) принимая во внимание, что законодательство РФ об авторском праве является частью гражданского законодательства РФ, должны быть устранены нормы, дублирующие, противоречащие или иным образом не соответствующие друг другу; 2) должна быть развита и уточнена терминология, используемая при нормативной регламентации авторских правоотношений, в том числе в связи с международно-правовыми обязательствами РФ; 3) подлежат совершенствованию правовые нормы, обеспечивающие авторам право на справедливое (“достойное и пропорциональное”) вознаграждение; 4) получают дальнейшее развитие нормы, регламентирующие содержание авторского договора; 5) совершенствуется правовой механизм защиты авторских прав; 6) корректируются правовые нормы, посвященные субъективным авторским правам (сроки охраны, круг прав, условия и способы их реализации); 7) развивается система норм, регламентирующих смежные права; 8) уточняются особенности правового регулирования отношений по коллективному управлению имущественными правами авторов.

Указанные направления можно отнести к основным: они прослеживаются в содержании обсуждавшихся законопроектов, несмотря на различную “политико-идеологическую” направленность последних, вследствие чего целесообразно рассмотреть эти направления более подробно.

  1.  Действующий Закон РФ “Об авторском праве и смежных правах” (далее – Закон) был введен в действие до принятия Конституции РФ и ГК РФ, в связи с чем неизбежны некоторые терминологические и содержательные расхождения между упомянутыми нормативно-правовыми актами. Такие расхождения носят различный характер и, соответственно, могут быть устранены различными способами. Например, ст.17 Закона неоправданно сужает круг наследников автора, исключая из него по непонятной причине наследников по завещанию. Такого рода казусы, по существу, и ранее могли квалифицироваться как “юридическая нелепость”, которая легко устранялась путем системного толкования авторского и гражданского законодательства в целом. Тем не менее, приведение Закона в надлежащий вид в этом отношении является естественным и необходимым. Не менее важным, чем устранение конкретных несоответствий между авторским и общегражданским законодательством, на наш взгляд, является констатация принципиального единства последних. Значимость этого утверждения объясняется участившимися попытками  “отделить” сферу авторского права от гражданского права. Такие попытки предпринимаются по различными мотивам: от желания ограничить гражданско-правовую сферу “чисто имущественными” (а точнее – материально-вещественными) отношениями до намерения создать некую самостоятельную отрасль, регулирующую отношения в области интеллектуальной собственности. Какими бы благими целями  не руководствовались авторы таких идей, результат, по нашему мнению, отрицательно скажется на развитии авторско-правовой сферы в современных российских условиях. Исследование различных аспектов права интеллектуальной собственности убедило нас в том, что цивилистическая природа соответствующих правоотношений бесспорна, а наличие объективно оправданных целями правового регулирования публично-правовых элементов нисколько не отличает право интеллектуальной собственности от иных, традиционных, гражданско-правовых подотраслей и институтов. Речь не идет о законодательном оформлении соответствующих общественных отношений, которое может быть различным; отнесение авторского права к гражданскому праву предполагает подчинение их общим принципам и правилам, единую направленность их правового регулирования. Такое единство  необходимо для адекватного регулирования многих конкретных вопросов.
  2.  Совершенствование понятийного аппарата является абсолютно закономерным явлением для любой развивающейся сферы правового регулирования. Здесь можно отметить два основных направления. Первое связано с  «механическим» перенесением в текст российского законодательства терминов, общепринятых в мировой практике и закрепленных в международно-правовых нормах. Тенденция к унификации вообще характерна для современного права, и право интеллектуальной собственности не представляет исключения. В этом ряду могут быть названы изменения, связанные с заменой терминов  («изготовитель» на «производитель», «кадров» – на  «изображения», «передачи» - на «программы» и т.п.). Второе направление вызвано потребностями практики в широком смысле слова. Иначе говоря, за прошедшие семь лет применение Закона выявило самые разнообразные проблемы, требующие немедленного решения посредством переосмысления на новом уровне существа регулируемых отношений и применяемых для этого юридических конструкций. Именно новеллы из этого второго ряда неоднозначно оцениваются специалистами. В качестве одного из примеров можно привести известную в юридической науке дилемму: считать одним из личных неимущественных прав автора право на защиту его  репутации или право на неприкосновенность произведения? В отечественном авторском законодательстве указанные формулировки периодически сменяли друг друга; действующий Закон закрепляет право на защиту репутации автора, сейчас вновь предлагается вернуться ко второму варианту, причем принципиально новых аргументов в этой дискуссии не прозвучало. Ссылки в этой связи на Бернскую Конвенцию вряд ли могут быть приняты как решающий довод, равно как и спор по поводу правильности перевода соответствующей нормы указанной Конвенции на русский язык (официальный перевод этого международного документа в РФ до сего времени отсутствует). Как нам представляется, в Бернской Конвенции имеет место своеобразный синтез двух вышеуказанных формулировок, а именно: защищается не просто «неприкосновенность произведения» и не просто “репутация автора” вообще; преследуются лишь такие посягательства на произведение (объект), которые могут нанести ущерб автору (субъекту). Формулировки, которыми оперировало отечественное законодательство, таким образом, отражали проблему либо только с точки зрения объекта, либо только субъекта. Полагаем, что разумный компромисс в данном случае не только возможен, но и неизбежен.
  3.  Право автора на вознаграждение, несомненно, является важной составляющей имущественных авторских правомочий, а реальное его обеспечение позволяет судить об эффективности авторско-правовой системы в целом. В данном случае обсуждается не столько необходимость юридического закрепления различных аспектов этого права, сколько экономические возможности реализации соответствующих правовых норм в современных российских условиях. Однако и здесь имеются правовые проблемы, выявившиеся в ходе применения Закона: например, трактовка «домашнего использования», проблема выплаты вознаграждения за использование аудиовизуальных произведений в личных целях, распределение вознаграждения между авторами, исполнителями, производителями фонограмм и (или) изготовителями аудиовизуальных произведений. Указанные проблемы обострились во многих странах в связи с постоянным развитием технических средств, которые делают возможным воспроизведение объектов авторских прав на весьма высоком уровне. Поскольку выявление каждого отдельного лица, осуществляющего такие домашние записи, невозможно, была выдвинута идея о своеобразном «сборе», который взимается с покупателей оборудования и (или) чистых носителей, с помощью которых могут производиться записи. Иначе говоря, часть цены, по которой приобретаются указанные товары, является как бы платой за возможное в последующем воспроизведение объектов авторских прав, принадлежащих другим лицам. Несмотря на то, что в действующем Законе была предпринята попытка установить определенный порядок сбора вознаграждения за воспроизведение охраняемых произведений в личных целях (ст.26), в 1998 году потребовалось принятие специального Указа Президента «О мерах по реализации прав авторов произведений, исполнителей и производителей фонограмм на вознаграждение за воспроизведение в личных целях аудиовизуального произведения или звукозаписи произведения» № 1471. Однако, как отмечали участники семинара, соответствующий механизм до сих пор не работает. В предложенных изменениях и дополнениях Закона изложена следующая схема: воспроизведение без согласия автора произведения, исполнителя и производителя фонограммы в личных целях допускается при условии обязательной выплаты им вознаграждения. Сумма, составляющая данное вознаграждение, взимается с лиц, изготавливающих или импортирующих оборудование и материальные носители, используемые для такого воспроизведения (ст.26). При этом Правительство РФ должно определить перечень такого оборудования и материальных носителей, а также утвердить ставки вознаграждения. Деятельность по сбору вознаграждения возлагается на организации, управляющие имущественными авторскими правами на коллективной основе. В отношении порядка распределения вознаграждения предлагается следующее: 40 % выплачивается авторам, 30 – исполнителям, 30 – производителям фонограмм и (или) изготовителям аудиовизуальных произведений (иное может быть определено соглашением между организациями, управляющими имущественными правами на коллективной основе).               
  4.  Более тщательная правовая регламентация отношений, связанных с авторскими договорами, необходима; на это указывали многие специалисты. Однако, думается, что не все предлагаемые в этой связи изменения и дополнения Закона могут быть расценены как позитивные. В ряде случаев, пытаясь защитить авторов, разработчики законопроектов стремятся к максимальному ужесточению соответствующих норм; результат же может быть обратный ожидаемому. Так, предлагается зафиксировать, что несоблюдение формы авторского договора влечет его недействительность. При отсутствии такой формулировки, как известно, факт заключения договора и его конкретные условия могут быть доказаны с помощью любых доказательств, кроме свидетельских показаний. При существующем уровне правовой грамотности признание авторского договора ничтожным вследствие несоблюдения его формы может нанести серьезный  ущерб интересам обеих сторон. Далее, предлагается рассматривать как существенное условие авторского договора размер вознаграждения и (или) порядок его определения, причем это положение приобретает императивный характер и специально подчеркивается отдельной нормой. Сомнения относительно возможности или невозможности заключения безвозмездного авторского договора и ранее высказывались как теоретиками, так и практиками. Исходя из частно-правовой природы рассматриваемых отношений, думается, было бы правильнее оставить этот вопрос на усмотрение сторон.
  5.  Эффективная защита авторских прав была и остается важнейшей целью правовой регламентации соответствующих общественных отношений. С этой точки зрения многие предлагаемые изменения и дополнения так или иначе способствуют достижению указанной цели. Здесь рассматриваются только правовые нормы, прямо связанные с защитой нарушенных или оспариваемых авторских прав. Так, впервые предлагается закрепить нормы об ответственности лиц, деятельность которых может способствовать нарушению авторских и смежных прав. Речь идет о своего рода соучастии в нарушении указанных прав: при этом устанавливается солидарная ответственность указанных лиц с непосредственными нарушителями авторских и смежных прав. Субъективная сторона таких деяний характеризуется наличием умысла. Необходимость в существовании подобных мер очевидна, учитывая масштабы так называемого «пиратства». На международно-правовом уровне сходные формулировки закреплены в Договоре Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) 1996 г. по авторскому праву (ст.12) и Договоре ВОИС по исполнениям и фонограммам 1996 г. (ст.19) соответственно (на данный момент не вступили в силу). Интересны нормы, которые предлагается закрепить в пп.2-3 ст.48 Закона: если в результате принятия каким-либо лицом мер, необходимых для предотвращения или пресечения нарушений авторских прав, на основании информации, содержащейся в судебном решении или полученной от соответствующей организации, осуществляющей коллективное управление имущественными авторскими и смежными правами, имущественные потери понесут третьи лица, последним убытки должны быть возмещены за счет нарушителя авторских или смежных прав. Такие нормы, хотя и направлены на достижение благой цели, должны быть еще раз продуманы с точки зрения их юридического изложения. Новыми для российского авторского законодательства являются также нормы, устанавливающие ответственность за обход технических средств защиты авторских и смежных прав и за устранение или изменение информации об управлении авторскими и смежными правами. Соответствующие положения также закреплены  в вышеупомянутых договорах  ВОИС и, несомненно, нужны для надлежащего обеспечения защиты авторских прав в условиях развития новых информационных технологий. За указанные действия может быть установлена не только гражданская, но и уголовная либо административная ответственность. Ряд новелл предлагается внести в ст. 49 действующего Закона, регламентирующую ответственность за нарушения авторских и смежных прав. На наш взгляд, предлагаемые изменения сформулированы не лучшим образом и нуждаются в пересмотре.
  6.  В отношении сроков охраны авторских прав (ст.27) предусматривается увеличение их продолжительности с 50 до 70 лет, что соответствует принятым на сегодня «европейским стандартам». Совершенствуется перечень исключительных прав автора на использование произведения (п.2 ст.16) – по нашему мнению, несколько «односторонне».

Вносится ясность в вопрос о механизме выплаты вознаграждения за воспроизведение объекта авторских или смежных прав в личных целях (ст.26). Вопрос этот, давно обсуждаемый специалистами, и, безусловно, важный для правообладателей, закономерно вызывает дискуссию среди заинтересованных лиц и еще будет уточняться. Ряд изменений предложен в отношении одной из категорий объектов: аудиовизуальных произведений, под которыми понимаются кинематографические и выраженные средствами, аналогичными кинематографическим, произведения (ст.4). В частности, предлагается закрепить норму, согласно которой «авторы произведений, вошедших  составной частью в аудиовизуальное произведение, как существовавших ранее, так и созданных в процессе работы над ним, пользуются авторским правом каждый на свое произведение» (п.4 ст.13). Указанная норма также вызвала дискуссию, на наш взгляд,     порожденную во многом непониманием  юридической стороны вопроса отдельными представителями аудиовизуальной индустрии, что, разумеется, преодолимо, но еще раз свидетельствует о низком уровне правовой культуры в сфере авторского права и интеллектуальной собственности  вообще. В п.5 ст.14 предлагается закрепить своего рода «норму-гарантию» на случай не использования работодателем без уважительных причин прав на служебное произведение. В отмеченном случае эти права переходят к автору произведения или его наследникам без какой-либо компенсации работодателю. В целом данную норму можно оценить положительно.

7. Так называемые “смежные права” («neighboring rights») -  права, смежные с авторскими, – относительно новая область правового регулирования для РФ. Вследствие этого, а также, учитывая бурное развитие сферы шоу-бизнеса, где в основном находят применение указанные права, включающие права исполнителей, производителей фонограмм, организаций эфирного и кабельного вещания, совершенствуется и соответствующая нормативно-правовая база. Вполне естественно, что в рассматриваемых законопроектах уделено большое внимание этой области правового регулирования. Оценивая предлагаемые изменения и дополнения, можно отметить, что нормативная регламентация смежных прав становится сопоставимой с авторскими правами как по объему, так и по содержанию (mutatis mutandis).   

8. Организации, осуществляющие коллективное управление имущественными правами, – особый субъект авторских правоотношений, обладающий самостоятельным правовым статусом, определенным в действующем Законе. Аналогичные структуры имеются и в зарубежных странах.  Отечественная практика выявила немало проблем в осуществлении такими организациями своих функций. Так, неупорядоченность деятельности указанных структур породила своеобразное «дублирование», параллельное управление одними и теми же правами со стороны различных организаций. В связи с этим, а также в целях ужесточения контроля за их деятельностью, предлагается ввести лицензирование последней. У этого подхода имеются противники, полагающие, что подобное решение будет противоречить тенденции к сокращению видов лицензируемой деятельности, которая должна быть присуща нормально развивающейся рыночной экономике. В качестве альтернативного варианта предлагается ввести обязательную регистрацию в Российском агентстве по патентам и товарным знакам. Полагаем, что этот «участок» правового регулирования, бесспорно, требует наличия публично-правового элемента, но необходимо найти оптимальные способы его реализации с тем, чтобы не нарушить надлежащее соотношение между публичными и частными интересами в авторско-правовой сфере.         

               

PAGE  50


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

62609. Урок русского языка в современной школе 5.52 MB
  В учебно-методическом пособии много практического материала который конкретизирует основные теоретические положения и разные подходы к построению уроков; в нем показываются способы внедрения в урок различных нововведений отражены особенности функционирования отдельных структурных элементов урока...
62610. Словарь ошибок вокальной педагогики 861.51 KB
  Эта школа за последние столетия вобрала в себя все наиболее эффективные способы и приемы постановки и развития певческого голоса. в Парижской консерватории был создан первый учебник где присутствовало ошибочное направление болонской итальянской школы утверждавшее в частности что самая удобная гласная – А самая трудная – У; низкие мужские и женские голоса имеют 2 регистра. А у начинающих певцов нет своего взгляда на вокал; себя они не слышат не ощущая изнутри своего голоса. Как же быть Даже определить тип голоса...