79606

О НЕКОТОРЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ИЗУЧЕНИЯ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ СИСТЕМ СУБЪЕКТОВ РФ В СВЕТЕ ПРОБЛЕМ ФЕДЕРАЛИЗМА

Научная статья

Государство и право, юриспруденция и процессуальное право

При изучении нормативно-правовых систем субъектов РФ по нашему мнению необходимо учитывать следующие моменты: отечественная доктрина не редко отрицает деление права в рамках федерации на федеральное право и право субъектов.

Русский

2015-02-13

81 KB

0 чел.

Сибирский юридический вестник. 2003. № 4.

НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ

© 2003 г.  Ю. Г. Хамнуев  

О НЕКОТОРЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ ИЗУЧЕНИЯ

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ СИСТЕМ СУБЪЕКТОВ РФ

В СВЕТЕ ПРОБЛЕМ ФЕДЕРАЛИЗМА

При изучении нормативно-правовых систем субъектов РФ, по нашему мнению, необходимо учитывать следующие моменты:

  •  отечественная доктрина не редко отрицает деление права в рамках федерации на федеральное право и право субъектов1. Взамен имеет место признание двухуровневого строения законодательства РФ. Статья 5 Конституции РФ гласит, что республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство. Другие субъекты РФ имеют свои уставы и законодательство.
  •  Является неопределенным и сам термин «законодательство». Это касается как доктринального, так и его легального толкования.
  •  В отечественной юридической науке нередко ставится под сомнение системность нормативных правовых комплексов субъектов РФ на основании противоречивости имеющихся правовых предписаний.
  •  Решающим мотивом при изучении вопросов формирования и функционирования нормативных правовых комплексов субъектов РФ является вопрос о единстве правового пространства РФ.

Развивая изложенные доводы, необходимо указать следующее.

Полагаю возможным согласиться с утверждениями о том, что «в федеративном государстве право представляет собой более сложную систему, поскольку формируется как федеральной властью, так и властями субъектов федерации. В результате в федерации переплетаются несколько правовых уровней, условно именуемых федеральным правом и правом субъектов федерации»2. Однако, в сложившемся в отечественной теории права представлении о системе права нет указаний на иное структурное деление права, кроме как деление на отрасли и институты. Исследования этого вопроса на сегодняшний момент не достаточны.

Признание зависимости структуры законодательства от федеративного устройства государства (выделение федеративной структуры законодательства) является еще одним аргументом в пользу выделения двух уровней права в федеративном государстве. Несмотря на аксиоматичное утверждение о несовпадении системы права и системы законодательства, а так же о субъективном характере формирования системы законодательства и определяющей роли системы права в отношении системы законодательства, мы не можем отрицать определенной обратной связи между существующей системой законодательства и системой права. Так же, как мы не можем игнорировать существующие объективные внешние предпосылки (в первую очередь, структура власти в федеративном государстве и распределение полномочий, в т.ч. правотворческих) формирования системных связей нового уровня в существующей структуре права.

В дополнение следует отметить, что понятие «система права» не ограничивается только внутренним разделением норм права на институты и отрасли. Системность права, как одно из его основных черт, не исчерпывается группировкой норм по предмету и методу в отрасли права. Общепризнанным является положение «…о наличии многих системообразующих факторов, действующих по разному… как самостоятельно, так и в совокупности, в комплексе»3. «Для права каждой страны… характерны внутренняя расчлененность, дифференциация на относительно автономные, устойчивые и в тоже время связанные между собой части – институты, отрасли, которые образуют, в свою очередь ассоциации, группы, объединения и, кроме того, могут проявляться во вторичных структурах»4.

Именно поэтому являются элементами системы права такие образования как публичное и частное право, материальное и процессуальное право, в консолидации, которых главную роль играют отнюдь не «предмет и метод».

Кроме того, как уже сказано, система законодательства есть во многом отражение системы права. Да, говорить о полном совпадении системы права и системы законодательства нельзя. В то же время, нельзя отрицать и тесную связь между формой и содержанием права, выраженные в системе законодательства и системе права. Кроме того, существует и обратная связь, когда посредством системы законодательства, формируя и совершенствуя её, законодатель влияет и на систему права, способствуя формированию новых подразделений в системе права. В этом свете, выделение в системе законодательства субъектов и федерального законодательства неизбежно влечет за собой необходимость выявления и анализа объективных предпосылок и последствий такой систематизации.

Отдельным вопросом является вопрос о толковании термина «законодательство». Общей тенденцией, как в теории, так и на практике является сужение содержания законодательства до системной совокупности законов как нормативных правовых актов высшей юридической силы. Такая трактовка законодательства является на сегодняшний момент приоритетной и объясняется необходимостью последовательной реализации принципов правового государства. Вместе с тем, при изучении нормативных правовых систем субъектов РФ такое понимание законодательства нередко бывает недостаточным, поскольку законодательство (в этом смысле) не охватывает всей совокупности норм, действующих на территории субъекта РФ. И речь идет не только о совокупности законов, но и о совокупности всех нормативных правовых актов. Поскольку и в этом случае законодательство может не охватить всей совокупности норм, действующих на территории субъекта РФ, так как нормативный правовой акт хотя и основной источник права в российской правовой системе, но он не является единственным.

Таким образом, налицо две тенденции. С одной стороны, усиливающаяся роль закона, как ядра нормативного регулирования и связанная с этим тотальная реализация принципа верховенства закона, как нормативного правового акта высшей юридической силы, необходимость освобождения от «ведомственной» урегулированности, т.е. фактическая необходимость рассматривать термин «законодательство» в узком смысле. С другой стороны необходимость научного обобщения и анализа всей системы источников права (внешнего выражения права), а не только законов и иных нормативных правовых актов, т.е. фактическая необходимость рассмотрения термина «законодательство» в самом широком смысле.

На первый взгляд эти тенденции носят совершенно противоположный характер. На самом деле это не так. Два изложенных видения проблемы определения термина «законодательство» находятся в разных плоскостях. Первое видение носит во многом сугубо прагматичный характер, связано с конкретной правотворческой и правоприменительной деятельностью и нацелено на повсеместное практическое внедрение принципов правового государства. Второе же является явным теоретическим продуктом, не носит такого яркого принципиального характера и выполняет в основном категориальную функцию.

Другими словами, вероятно, необходимо разделять два существующих подхода к определению термина «законодательство». В первом случае, назовем его условно нормативный подход, речь идет о специальном юридическом термине, который имеет огромное практическое значение и посредством которого устанавливается баланс законов и подзаконных нормативных правовых актов. Именно в рамках нормативного подхода идет дискуссия об объеме и юридической силе нормативных правовых актов. Во втором же случае, назовем его условно формальный подход, речь идет о термине, обозначающем совокупность всех источников права, внешнюю форму выражения правовых норм. И в рамках этого подхода дискуссия об объеме законодательства вестись не может, т.к. задачей этого подхода является максимально возможный охват всех существующих источников права.

Еще один вопрос, который мы затронули — это вопрос о системности нормативных правовых комплексов субъектов РФ.

Неразрывная связь с правом предопределяет системный характер законодательства. Однако в отличие от системы права в юридической литературе нет устоявшихся взглядов на структуру законодательства. Как уже сказано некоторые авторы ставят под сомнение системный характер законодательства субъектов РФ, в связи с противоречивостью содержащихся в нем правовых предписаний5.

В современной юридической литературе уделяется достаточно много внимания методологии системного подхода. Система рассматривается как абстрактная конструкция, являющаяся в первую очередь результатом изучения объекта посредством системного подхода.

«Системный подход, — отмечает Л.Б. Тиунова, — это аспект, ракурс исследования, предполагающий рассмотрения объекта как сложного многогранного, многокачественного явления, состоящего из элементов, связи между которыми образуют его относительно неизменную структуру и обеспечивают его целостность. При этом вся данная система (видовая), находящаяся в непрерывном движении и развитии, обладает определенной автономией по отношению к окружающей среде, которая служит для данного объекта родовой системой, и т.д.»6.

Еще одним важным моментом, отмеченным Л.Б. Тиуновой, и являющимся принципиальным для нашего исследования, является то обстоятельство, что «… понятие "система" синтезирует в себе все аспекты системности объекта, представляя его как единство элементов, находящихся в определенных связях и отношениях, предопределяющих существование объекта как целого и относительно независимого вовне явления. Иначе говоря, объект, пропущенный через призму системного восприятия, предстает перед нами как система. Любое явление… с точки зрения его целостности может быть рассмотрено в виде системы. …все признаки, характеризующие объект как систему, являются его реальными свойствами и качествами. Тем не менее они не относятся к области конкретной эмпирики, …Системность как всеобщее свойство объектов реального мира выявляется лишь в процессе мыслительной деятельности человека на её абстрактном уровне, в результате его субъективного восприятия объективных связей,7 а сам термин "система" отражает сугубо общие, основные, сущностные типические черты явлений и предметов, абстрагируясь от тысячи частностей с целью проникновения в суть законов их внутреннего и внешнего развития»8.

С этих позиций любые утверждения о том, что противоречивость нормативных предписаний, содержащихся в различных нормативных правовых актах и иных источниках права, ставит под сомнение системность законодательства, являются, своего рода, методологической ошибкой. Необходимо четко представлять, что система законодательства, рассматриваемого как объективация права, есть в первую очередь система источников права в их общей массе, а не самих норм. Мы далеки от того, чтобы отрицать значение содержательного момента в данном случае, бесспорным является утверждение о  взаимозависимости формы и содержания права, однако с методологической точки зрения утверждения о несоблюдении принципа системности по отношения к системе законодательства субъектов РФ, да и к любым другим комплексам нормативных правовых актов и иных источников права, противоречит очевидному.

Изложенное еще раз подчеркивает значимость скорейшего признания существования федерального права и права субъектов, поскольку именно такая трактовка системных взаимоотношений нормативных правовых комплексов в рамках федеративного государства во многом поможет избежать указанных противоречий.

           

1 См. например: Федерализм: теория, институты, отношения (сравнительно-правовое исследование)/ Отв. ред. Б. Н. Топорнин. М., 2001. С.154–164; Кутафин О. Е. Предмет конституционного права. М., 2001. С. 61–62.; Гошуляк В. В. Теоретико-правовые проблемы конституционного и уставного законодательства субъектов Российской Федерации. М., 2000. С. 8–9.

2 Федерализм: теория, институты, отношения. С. 154.

3 Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. М., 1998. С. 449.

4 Алексеев С. С. Право: азбука – теория – философия: Опыт комплексного исследования. М., 1999. С. 248.

5 См. напр.: Потапов М. Г. Система норм права и система нормативных правовых актов субъекта РФ// Журнал рос. права. № 12. С. 64.

6 Тиунова Л. Б. Системные связи правовой действительности: Методология и теория. СПб., 1991. С.12.

7 Право. Свобода. Демократия (Материалы «круглого стола»)// Вопросы философии. 1990. № 6. С. 24–26.

8 Тиунова Л. Б. Указ. соч. С. 13.

PAGE  90


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

72336. Курение и его влияние на здоровье человека 13.39 KB
  Одна из самых опасных болезней химической зависимости относимая к вредным привычкам – табакокурение. Курение особо опасно в определенные возрастные периоды –- юность старческий возраст. Курение в интенсивном режиме вызывает переутомление и явления острого отравления: головную боль бледность...
72337. Криминогенная опасность 30.55 KB
  Очевидно что несмотря на несовпадение угла зрения той или иной науки на преступника должен быть общий методологический подход к решению проблемы о сущности и понятии его личности. Традиционно в структуре личности выделяют следующие элементы: 1 социальный статус включающий в себя...
72338. Классификация вредных веществ по степени воздействия на организм человека 15.18 KB
  Эффект токсического воздействия зависит от количества попавшего в организм АХОВ аварийные химически опасные вещества их физико-химических свойств длительности и интенсивности поступления взаимодействия с биологическими средами кровью ферментами.
72339. Защита от вредных веществ и обеспечение параметров микроклимата 79.25 KB
  По мере увеличения величины тока организм человека отвечает соответствующими реакциями. Можно выделить 3 основные реакции: Ощущение тока. В электроустановках за смертельный порог берется значения фибрилляционного тока.
72340. Вредные привычки и их социальные последствия 13.03 KB
  Преступность агрессивность поведения пагубное влияние на потомство - вот социальные последствия алкоголизма наркомании токсикомании. Алкоголизм –- серьезное заболевание обусловленное пристрастием к употреблению алкоголя. В социальном аспекте алкоголизм является причиной разводов в семье.
72341. Влияние на человека электромагнитных полей и (неионизирующих) излучений 20.7 KB
  Действие ЭМП радиочастот на центральную нервную систему при плотности потока энергии ППЭ более 1 м Вт см2 свидетельствует о ее высокой чувствительности к электромагнитным излучениям. Сила тока в участке цепи прямо пропорциональна разности потенциалов т.
72342. 2 вида эффекта облучения: пороговые и беспороговые 16.14 KB
  Пороговый эффект облучения это биологические эффекты облучения в отношении которых предполагается существование порога выше которого тяжесть эффекта зависит от дозы. Пороговые эффекты облучения радиационные поражения: 1 острые поражения острая лучевая болезнь ОЛБ наступает при облучении...
72343. Защитные сооружения гражданской обороны 85 KB
  По защитным свойствам: убежища; противорадиационные укрытия далее ПРУ; простейшие укрытия. Под убежища и противорадиационные укрытия далее –- ПРУ можно приспосабливать естественные и искусственные подземные горные выработки.
72344. Приборы радиационной, химической разведки и дозиметрического контроля 356.5 KB
  Для измерения величин характеризующих синтезирующие излучения используют следующие внесистемные единицы: Рентген единица экспозиционной дозы рентгеновского или гамма-излучения под воздействием которого в 1 см3 сухого воздуха при t=00С и давлении 760 мм рт.