79629

ГОСУДАРСТВО И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Научная статья

Мировая экономика и международное право

Тем самым, идея местного самоуправления в зарубежных государствах, зародившись и развиваясь теоретически, практически смогла воплотиться лишь в период буржуазных революций. Возможным объяснением этого может явиться то, что « само становление же местного самоуправления было связано с процессами перехода...

Русский

2015-02-13

84 KB

1 чел.

Сибирский юридический вестник. 2000. № 4.

ВОПРОСЫ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА

©  2000 г.    В.В. Яковлев

ГОСУДАРСТВО И МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ: ОТДЕЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ИЗ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

Прежде всего, следует несколько слов сказать о возникновении местного самоуправления. Идея местного самоуправления получила свое практическое выражение не так давно – в конце ХVIII – начале ХIХ веков. Немецкие ученые Г. Штимпфл и Х. Шоллер связывают понятие «местное самоуправление» с событиями Великой французской революции, что, по их мнению, отображает факт самостоятельности общины по отношению к государству. Они прямо утверждают, что  понятие «самоуправление» впервые стало употребляться в связи с местным самоуправлением1. Ряд авторов считает, что «понятие «самоуправление» формируется в правовой науке в 1850-е гг., а до того и законодательство, и административная наука Германии вели речь только о местном и территориальном управлении. На этот счет можно высказаться более категорично: немецкое местное самоуправление связано с именем барона фон Штейна (по другим источникам – Штайна) и проводимой им местной реформой, начало которой было положено в 1808 г.

Сведения о более раннем происхождении местного самоуправления мы находим у Л. Велихова. Характеризуя значение термина «самоуправление», он отмечает, что наиболее полно и широко его толковали еще в Англии ХVIII столетия, откуда данное понятие было заимствовано в 50-х гг. ХIХ в. Германией и в 60-х гг. Россией».2 

Тем самым, идея местного самоуправления в зарубежных государствах, зародившись и развиваясь теоретически, практически смогла воплотиться лишь в период буржуазных революций. Возможным объяснением этого может явиться то, что « само становление же местного самоуправления было связано с процессами перехода от феодальной организации к современному индустриальному обществу. Оплотом нарождавшейся буржуазии являлись города, требовавшие самостоятельности в управлении местными делами, свободы общинного управления от надзора и вмешательства со стороны центральных властей. С середины ХIХ в. подобного рода управление на местах стало именоваться местным самоуправлением, что отражало определенные реалии того времени».3 

Аналогично в решении вопроса о местном самоуправлении в тот период развивается и правовая научная мысль. Исследуя вопрос о сущности местного самоуправления, решается, прежде всего, два основных аспекта: во-первых, какова природа общественных дел, каковыми ведает местное самоуправление и в чем отличие их от дел государственных. Попутно определяется и происхождение этих дел – обобщенно: установлены ли они самим государством, либо возникли независимо от него. Во-вторых, в этой связи определяется особый характер взаимоотношений возникающих между государством и общинными самоуправляемыми единицами. В этом основное значение общественной теории местного самоуправления, государственной теории местного самоуправления, хозяйственной теории местного самоуправления и иных. Целью настоящей работы не является определение основных моментов этих и иных теорий местного самоуправления, однако, их объединяет общность критерия исследования природы местного самоуправления – отношение к государственным институтам. И лишь в последующем с возникновением теории социального обслуживания населения, социал-реформистскими теориями изменился и  угол исследования этого вопроса. За основу была взята качественная характеристика их полномочий.

Важно заметить, что в литературе и законодательстве разных стран употребляются различные термины: «местное управление», «местное самоуправление». Во многом характер взаимоотношений органов государственной власти и органов местного самоуправления прослеживается именно через содержательное наполнение этих институтов. Следует признать, сто «…до сих пор четко не определено соотношение этих понятий между собой, степень их сходства или различия. Поэтому одинаковые по сущности явления определяются различными терминами»4. Можно привести следующие определения этих понятий.

«Местное управление – это управленческая деятельность в местное территориальной единице, осуществляемая центральной властью или администрацией вышестоящего уровня управления»5. Как проявление отличительных свойств этой системы, следует констатировать: а) реальность назначения должностных лиц вышестоящим государственным органом; б) включение органов местного управления в систему государственного управления; в) общегосударственный характер решаемых местным управлением вопросов. Кроме этого данная система «во-первых, …должна существовать как организованное целое, наделенное такими корпоративными полномочиями, как право выступать истцом и ответчиком в суде, заключать контракты, иметь собственность; во-вторых, единица должна носить управленческий характер; в-третьих, единица должна обладать значительной автономией, проявляющейся в финансовой и административной независимости, подчиняясь только требованиям закона штата и надзору»6.

Европейская Хартия о местном самоуправлении7 определяет местное самоуправление как «право и реальную способность органов местного самоуправления регламентировать значительную часть государственных дел и управлять ею, действуя в рамках закона, под свою ответственность и в интересах местного самоуправления». Тем самым, среди отличительных признаков местного самоуправления следует выделять: а) относительную самостоятельность местного самоуправления, по отношению, прежде всего, к органам государственной власти. Обладая собственной компетенцией местное самоуправление, его органы являются самостоятельными и независимыми, но в пределах установленных компетенцией местного самоуправления; б) избираемость органов и должностных лиц местного самоуправления как проявление самостоятельности в решении местных вопросов; в) органы и должностные лица местного самоуправления выступают от имени населения соответствующей муниципальной территориальной единицы;   г) отсутствует соподчиненность между муниципалитетами, но в то же самое время и между органами государственной власти и органами местного самоуправления. Безусловно, деятельность органов местного самоуправления контролируется со стороны иногда специально создаваемых государственных органов, но в данном случае определяющим критерием их взаимоотношений является как раз осуществление именно контроля, но не руководство государственных органов за деятельностью органов местного самоуправления.

Следует указать на некоторую неоднородность и разнообразие местного самоуправление в различных государствах. Это определяется сущностью и формами его практической реализации. В частности, существует точка зрения о необходимости выделения еще одного института – муниципального управления. В качестве базового, определяющего его момента выступает административно- территориальное устройство государства. В этом случае следует выделять исторически сложившиеся административно-территориальные единицы, представляющие собой по сути места компактного проживания населения и «искусственные» единицы, создаваемые преимущественно из административных социально-политических соображений.

Именно в этих «искусственных» единицах мы сталкиваемся с элементами муниципального управления в различных формах его проявления. В данном случае необходимо учесть, что деятельность органов местного управления в данном случае определяется сочетанием приоритетности государственных интересов наряду с местными интересами. И поэтому органы муниципального управления, непосредственно реализующие нужды населения в социально-экономической сфере, решая иные вопросы, представляют собой своеобразную администрацию, построенную на началах самоуправления.

Тем самым, можно сказать, что общим, что объединяет понятия «местное управление», «местное самоуправление» и «муниципальное управление» является то, что эти институты функционируют на местном уровне и в той или иной степени призваны решать вопросы местного значения. Отличия же кроятся в вопросах их внутренней организации, взаимоотношениях с государственными органами и характере их компетенции.

В настоящий период времени в стабильных в политическом и социально-экономическом плане государствах сложилась своя собственная модель местного самоуправления. Вследствие того, что большинство этих государств прошли в целом схожие этапы своего развития, исходя из общности их целей, задач и интересов, следует сказать, что все эти модели имеют множество сходных черт, но, тем не менее, не лишены и определенной индивидуальности. В частности, мы можем наблюдать схожие моменты закрепления характера полномочий местного самоуправления, схожие механизмы взаимоотношений, возникающих между государственными и муниципальными органами в процессе осуществления местного самоуправления и многое другое. Принципиальным остается то, что во всех случаях государство оставляет за собой право контролировать осуществление полномочий местными органами, это выступает как существенный элемент в целом государственного механизма и подтверждает, тем самым, определенное единство деятельности государства и местного самоуправления.

Существующие модели взаимоотношений местного самоуправления и государства условно можно обобщить в три основные концепции, выражающие разные формы взаимосвязи этих явлений.

1. «Модель партнерства» рассматривает «отношения местных и центральных властей как отношения партнеров и равноправных товарищей (по определенной аналогии с гражданским правом), преследующих общие цели и оказывающих определенные услуги населению. В рамках данной концепции местное самоуправление понимается в первую очередь как «органический элемент самовыражения соответствующего местного сообщества» благодаря которому местные жители имеют возможность «организовать в своих интересах необходимые им службы»8. На взгляд А. Черкасова, данная модель характерна, прежде всего, для таких государств, как США, Швейцария, Голландия, которые строились в политико-правовом  отношении «снизу вверх», путем объединения множества местных сообществ.

2. «Агентская модель» предполагает совершенно иной характер взаимоотношений. Главенствующая роль в отношениях между государственными и местными органами принадлежит государству. Органы местного самоуправления рассматривается как агенты центральной власти на территориальном уровне, тем самым,  они выступают как естественное продолжение структуры государственного аппарата призванного, тем не менее, решать не только государственные вопросы, но и исходить из определенных интересов, проблем местного населения. Государство в этой связи выступает как определенный гарант эффективности деятельности местных органов и как определенный фактор стабильности политической, социально-экономической жизни того или иного региона. Тем самым, «подчеркивается, что местное управление является «всего лишь административным средством осуществления управленческих функций на местах», нацеленным «не столько на обеспечение местного представительства, сколько на предоставление услуг».9 

3. «Концепция взаимосвязи». В отличие от вышеприведенных, абсолютно полярных точек зрения, эта модель исходит из иных базовых моментов, определяющих характер взаимоотношений органов государственной власти и органов местного самоуправления. Во-первых, констатируется тот факт, что каким бы ни был в целом характер деятельности, они, тем не менее, характеризуются определенной степенью самостоятельности и независимости по отношению друг к другу. Во-вторых, с другой стороны, существует определенная взаимозависимость в деятельности как органов местного самоуправления, так и органов государственной власти. Это определяется наличием властных полномочий у обеих сторон, в частности их финансовыми ресурсами. Это и вынуждает их взаимодействовать друг с другом, находя точки соприкосновения на основе переговоров, достижения компромисса.

Необходимость возложения ответственности на органы местного самоуправления была осознана законодателями многих государств и была закреплена нормами права. При этом следует учитывать, что ответственность органов и должностных лиц местного самоуправления традиционно рассматривается как определенное следствие осуществления надзора и контроля со стороны, прежде всего, государственных органов, не исключая при этом контроля со стороны местного населения. Представленные выше теории обосновывающие характер взаимоотношение центральных и местных органов, не смотря на их принципиальные расхождения, тем не менее, едины в одном – необходимости установления эффективного контроля центра над местными органам. Осуществление этого контроля обычно не подвергается сомнению. Подобная уверенность базируется на ряде моментов, определяющих внутреннюю специфику осуществления соответственно государственной власти и власти местного самоуправления. В частности, можно говорить о том, что ряд функций осуществляемых органами местного самоуправления носит жизненоважный характер не только для местного сообщества, и связан с существованием органов местного самоуправления и их деятельности, но и с тем, что отдельные функции носит общегосударственное, общенациональное значение. Именно поэтому в ряде случаев возможно и необходимо установление минимальных государственных требований, касающихся вопроса реализации этих функций, одновременно необходимо установление эффективного механизма государственного контроля в части реализации их. В тоже время государственный контроль за деятельностью органов местного самоуправления позволяет решать вопросы обеспечения эффективности местного самоуправления, защиты граждан от злоупотреблений и способствует проведению единой  государственной политики в отдельных областях государственной и общественной жизни.

Формами реализации ответственности в таком случае является применение конкретных санкций. Такими санкциями являются роспуск муниципалитетов в установленных случаях и передача их функций органам, назначаемым правительством, а также принудительная отставка муниципальных служащих, лишение субсидий и т.п. Возможность роспуска советов предусмотрена в законодательстве Франции, Италии, Японии, Португалии, Венгрии, Индии и др. Право роспуска представительного органа общины имеют и правительства ряда германских земель (Северный Рейн-Вестфалия, Рейнланд-Пфальц и др.). В других же землях Германии (например, Шлезвиг-Гольштейн) министр внутренних дел может лишь существенно сократить или вообще прекратить финансирование той или иной общины.

Например, во Франции в случае конфликта между мэром и советом, когда он наносит чувствительный урон местным делам, в этот конфликт вмешивается комиссар республики. Если и подобная мера не дает результата, комиссар вправе внести предложение о роспуске Совета, которое вступает в силу после соответствующего акта Совета Министров. В таких случаях, крайне редко, комиссар назначает специальную делегацию, уполномоченную взять на себя административные функции, которые сводятся  к поддержанию – до проведения новых выборов – управления районом и решению каких-либо срочных вопросов. Выборы производятся  не позднее двух месяцев с момента роспуска  Совета10. В Японии центральное правительство, а в США – правительство штатов могут изымать из ведения муниципалитетов и поручать своим чиновникам дела, с которыми муниципалитет, по мнению вышестоящих властей, не справляется.

В Великобритании же крайней мерой наказания местного представительного органа за неисполнение тех или иных обязанностей является лишь передача его определенных полномочий и служб соответствующему министерству и назначаемым им чиновникам, а в качестве предварительной стадии – издание самим министром распоряжений, не сделанных муниципалитетом11.

 В Ирландии министр по охране окружающей среды может распустить местный совет в следующих случаях:

  1.  Если после проведения соответствующего расследования он посчитает, что местный совет не осуществляет свои функции надлежащим образом;
  2.  Если местный совет отказывается действовать в соответствии с распоряжением суда;
  3.  Если местный совет действует вразрез с недвусмысленно выраженными требованиями того или иного закона;
  4.  Если местный совет отказывается предоставить свои счета для аудиторской проверки;
  5.  Если количество членов совета стало меньше кворума, необходимого для ведения его заседаний.

В Латвии муниципальный совет может быть распущен парламентом в случае, если он нарушает Конституцию, законы, постановления правительства и решения суда или же пытается  совершать действия, относящиеся к юрисдикции центрального правительства. Кроме того, латвийский местный совет может быть распущен и в случае, если он оказывается неспособным набрать рабочий кворум на трех заседаниях подряд.12 

В Польше в случае явной неспособности органов гмины (местной общины) надлежащим образом осуществлять возложенные на них функции, председатель Совета министров по предложению соответствующего воеводы вправе приостановить деятельность органов гмины и установить правление правительственного комиссара сроком до двух лет. Подобному шагу, однако, должны предшествовать предварительные замечания и предложения о разработке органами гмины программы, направленной на улучшение ситуации в гмине13.

Еще одной формой осуществления контроля за деятельностью органов местного самоуправления в зарубежных странах является судебный контроль. Он связывается с определенными основаниями, субъектами осуществления, особой процедурой осуществления, но, и в том числе и специфическими санкциями, применяемыми как результат этого контроля. «В ряде государств осуществляется достаточно жесткий судебный контроль за деятельностью местных властей, законностью принимаемых ими решений. Наиболее развит такой контроль в Великобритании и других странах с англосаксонской системой местного самоуправления, важнейшим источником муниципального права которых выступает судебный прецедент. Суды, однако, не могут рассматривать решения местных властей по собственной инициативе. Соответствующая просьба (жалоба) должна поступить в суд от лиц или же органов, интересы которых были затронуты конкретным действием (или бездействием) местных властей. В ходе рассмотрения таких дел суды вправе толковать акты местных органов и объявлять их незаконными.

Судебные санкции против местных властей могут включать отмену решений последних, признание их ничтожными, а также иные меры принудительного свойства. Суд, в частности, вправе издавать предписание mandamus (что дословно означает приказ), обычно предусматривающее осуществление определенных активных действий органом или должностным лицом местного управления, которому оно адресовано. Mandamus, таким образом, чаще всего представляет собой требование к органу или должностному лицу о выполнении предусмотренных законом, но невыполненных обязанностей, которые не могут быть осуществлены в принудительном порядке каким-либо иным предусмотренным законом способом. В Великобритании данная форма защиты прав используется  не так уж часто, поскольку большинство актов публичного права предусматривает санкции за невыполнение своих предписаний (т.е. предписывает конкретные средства защиты). В определенной ситуации суд может также издать предписание mandamus, обязывающее органе или должностное лицо местного самоуправления воздержаться от осуществления того или иного действия, нарушающего права граждан»14.

Применяя аналогию с регулированием вопроса об ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления в РФ, следует сказать о том, что присутствуют определенные сходные моменты, связанные с наступлением ответственности перед местным сообществом. Однако ответственность в этом случае носит, прежде всего морально-политический характер, и применяется на стадии формирования тех или иных местных органов. Формами реализации этой ответственности в этом случае выступает сам факт не избрания конкретного лица в местные органы управления, тем самым, дается оценка его деятельности на конкретной должности либо в целом оценка его моральных и профессиональных качеств. С другой стороны, и после избрания эти лица ощущают своеобразный контроль со стороны общественности за особенностями реализации задач, стоящих перед населением конкретной территории и, как следствие этого, вынуждены строить свою деятельность с учетом мнения общественности. Наконец, еще раз хочется указать на то, что основной объем ответственности органов и должностных лиц местного самоуправления перед гражданами наступает на основании решений суда, либо конкретных государственных органов. В этом случае государство реагирует на факты злоупотреблений в деятельности местных органов либо их деятельность, не связанную с решением местных вопросов. В таком случае, как правило, констатируется факт ущемления  прав граждан и возлагается ответственность, которая по основания ее наступления может являться одновременно ответственностью перед населением, т.к. эти действия нарушают права представителей местного сообщества, но и ответственностью перед государством в виду нарушения предписаний государственных органов.

               

1 Штимпфл Г., Шоллер Х. Местное самоуправление. М., 1995. С.17.

2 Выдрин И.В. Местное самоуправление в Российской Федерации: от идеи к практике (конституционно-правовой аспект): Монография. Екатеринбург, 1998. С.14.

3 Местное самоуправление в зарубежных странах (информационный обзор)/ Под общ. ред. Н.П. Медведева, А.И. Ракитова, А.Ю. Федорова, В.В. Бенкевича, С.И. Жупанова. М., 1994. С.5.

4 Шишкина Н.Э. Местное самоуправление в зарубежных странах: сущность и современные проблемы развития. Иркутск, 1995. С.10.

5 Конституционное (государственное) право зарубежных стран. М., 1995. С.394.

6 Шишкина Н.Э. Местное самоуправление в зарубежных странах: сущность и современные проблемы развития. Иркутск, 1995. С.13.

7 Европейская Хартия о местном самоуправлении от 15 октября 1985 г. Страсбург; Совет Европы: отдел изданий и документов. 1990.

8 Черкасов А. Контроль центральных властей над местным управлением и его разновидности (сравнительный анализ зарубежной практики)// Муниципальное право. 1998. №3. С.82.

9 Черкасов А. Указ. соч. С.82.

10 См., например: Харлоф Э. Местные органы власти в Европе. М., 1992.

11 Органы местного самоуправления в зарубежных странах: сравнительное исследование: Научно-аналитический обзор. М., 1994. С.65-66.

12 Черкасов А. Указ. соч. С.86.

13 Андреева И.А. Реформа местных органов власти и территориального самоуправления в Польше (1990). Реформы местного самоуправления в западной Европе. М., 1993. С.109-110.

14 Черкасов А. Указ. соч. С.88.

PAGE  26


 

А также другие работы, которые могут Вас заинтересовать

40297. Параклинические методы исследования 36 KB
  Методы психологического исследования традиционно подразделяются на методы исследования психических процессов восприятия ощущения внимания памяти мышления и т. и методы исследования личности. Для исследования переключаемости внимания часто используется двухцветная таблица Горбова где изображены в случайном порядке черные числа от 1 до 25 и красные от 1 до 24.
40298. Параноидная форма шизофрении 38.5 KB
  В стереотипе развития бредовых синдромов в типичных случаях наблюдаются этап бреда не сопровождающегося галлюцинациями и явлениями психического автоматизма паранойяльный синдром этапы параноидного бреда синдром Кандинского Клерамбо и фантастического бреда парафренный синдром. Манифестация болезни проявляется развитием интерпретативного бреда с большей или меньшей степенью систематизации бредовых идей. При бредовом варианте параноидной шизофрении манифестный период болезни характеризуется формированием интерпретативного...
40299. Аналіз роботи підприємства, стану і перспектив розвитку міжнародної економічної діяльності на підприємстві 495 KB
  За таких умов підприємствам надані широкі права і можливості у реалізації своїх економічних інтересів, виборів способів організації виробництва, збуту продукції. При цьому підприємство виходить із власних ресурсних можливостей
40300. Показания к недобровольной госпитализации 32.5 KB
  Основания для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке: Лицо страдающее психическим расстройством может быть госпитализировано в психиатрический стационар без его согласия или без согласия его законного представителя до постановления судьи если его обследование или лечение возможны только в стационарны условиях а психическое расстройство является тяжелым и обусловливает: а его непосредственную опасность для себя или окружающих или б его беспомощность то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные...
40301. Показания к помещению и выписке 29 KB
  Основания для госпитализации: 1 Основаниями для госпитализации в психиатрический стационар являются наличие у лица психического расстройства и решение врача психиатра о проведении обследования или лечения в стационарных условиях либо постановление судьи. 3 Помещение лица в психиатрический стационар за исключением случаев предусмотренных статьей 29 настоящего Закона осуществляется добровольно по его просьбе или с его согласия. 4 Несовершеннолетний в возрасте до 15 лет помещается в психиатрический стационар по просьбе или с...
40302. ПОМРАЧЕНИЕ СОЗНАНИЯ 30.5 KB
  дезориентировка аллопсихическая амнестическая аутопсихическая бредовая ложные представления об окружающем соматопсихическая двойная ориентировка амнезия на период нарушенного сознания тотальная или частичная симптомы расстройства сознания: анозогнозия неузнавание или отрицание собственной болезни невозможность правильно оценить собственный дефект. СИНДРОМЫ ПОМРАЧЕНИЯ СОЗНАНИЯ Оглушение характеризуется повышением порога ко всем раздражителям и обеднением психической деятельности. ДЕЛИРИЙ это иллюзорногаллюцинаторное...
40303. Прогрессивный паралич 34 KB
  Неврологические симптомы: синдром Аргайла Робертсона отсутствие прямой и содружественной реакции зрачков на свет при сохранении реакции на конвергенцию и аккомодацию; сужение миоз реже расширение мидриаз зрачков их неравномерность анизокория и деформация. Формы: экспансивная маниакальная форма; эйфорическая форма; простая дементная; депрессивная форма; циркулярная форма. Стационарный паралич форма с особенно медленным течением.
40304. ПСИХООРГАНИЧЕСКИЙ СИНДРОМ 25 KB
  Снижение интеллекта снижение уровня суждений. Снижение дисфория злобная раздражительность эйфорический апатический.
40305. РАССТРОЙСТВА АССОЦИАТИВНОГО ПРОЦЕССА 27 KB
  Ускорение мышления ускоренное течение ассоциативных процессов мысли очень быстро сменяют друг друга их много больной не успевает их высказывать. Замедление мышления бедность ассоциаций замедленное течение мысли. Патологическая обстоятельность мышления чрезвычайная вязкость тугоподвижность мыслительных процессов трудность переключения невозможность отделить главное от второстепенного. Персеверация мышления патологическое застревание задержка на одних и тех же представлениях что выражается в повторениях.